Одна дома и Фанфикшн

29 Мая 2020, 01:30:47
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру Гарри Поттера » Джен (Модератор: naira) » [G] [Макси] Чудовище, НП,БЛ,ГП,ЛВ, Darkfic/AU/Deathfic/Drama +26-27 гл. 24.09.14

АвторТема: [G] [Макси] Чудовище, НП,БЛ,ГП,ЛВ, Darkfic/AU/Deathfic/Drama +26-27 гл. 24.09.14  (Прочитано 8595 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3032/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
19. Наследник Слизерина   
Одной из причин крайнего нежелания Воробья учиться на Слизерине была одна из версий — абсолютно нелепая — того, почему Гарри Поттер выжил, в то время как его родители и Темный Лорд — нет. Согласно ей, мальчик остался в целости и относительной сохранности, потому что он сам по себе являлся изначально сильным природным темным магом. Бред, конечно, но чем бредовей слух, тем охотнее в него верят. Если бы ребенок отправился туда, куда хотела запихнуть его Шляпа, то это было бы расценено как стопроцентное подтверждение: Мальчик-Который-Выжил — темный маг. Однако даже учеба на Гриффиндоре порой не спасала мелкого от слухов об его причастности к темным. Сразу после обнаружения кошки Филча по Хогварсту, особенно среди младших курсов, поползли слухи о том, что Гарри Поттер — Наследник Слизерина. Сам Воробей на это и внимания не обращал: с первого его появления в школе о нем вечно шептались и шушукались. Если на все слухи реагировать, никакого успокоительного не хватит.
  Так что то, что произошло во время первого — и последнего собрания Дуэльного клуба, легло в благодатную почву. После дуэли с Малфоем кроме Рона, Невилла и Гермионы в то, что Поттер не имеет никакого отношения к Салазару Слизерину, не верили разве что сами слизеринцы, да и то, за всех поручиться было нельзя. Сам мелкий, рассказывая о произошедшем, был зол на себя за то, что так по-глупому подставился. А вот моя паранойя, наоборот, утверждала, что подставили как раз Воробья.
  Судите сами: когда Моль и шкет в первый раз встали друг напротив друга, они обменялись вполне детскими заклинаниями, вроде Таранталлегры. Каждый из них остлся при своем: мелкий увернулся от оглушающего, но не ушел от танцующего сглаза (мог бы и уйти, но не решился продемонстрировать знание щитового заклятия). Малфой избежал подножки, но попал под щекочущее. Формально Воробей эту учебную дуэль выиграл: он остался стоять на ногах, а, пока слизеринец валялся в корчах безудержного смеха, обычным Фините прервал действие насланного Молью сглаза. Невилл, кстати, тоже показал себя молодцом, отправив только что продемонстрированным Снейпом Экспеллиармусом в нокаут своего оппонента (за что, вот бедолага, получил уничижительную реплику от зельевара об остолопах, способных убить простейшими заклинаниями).
  Пусть и условная, но победа, видимо, разозлила белобрысого: как же, магловский выкормыш и тут оказался впереди, будто пойманного снитча ему мало! Уж не знаю, почему он решил, что змея напугает Воробышка (а, может, и посоветовал кто, любимый декан, например), но Малфой, когда их с Поттером пригласили в центр зала для показательной дуэли, вызвал змею, длинную, с темной, почти черной чешуей и, судя по повадкам, ядовитую. Мелкий, естественно, замер, дабы не пугать и так напуганное животное. И тут, Локхарта, cloch ar a charn, решил всем показать, кто тут кавалер ордена Мерлина и, вообще, борец со злом. (п/а: ирл. Чтоб он сдох, досл. Камень на его могилу) От его заклятия бедную рептилию подбросило на месте, и она оказалась в опасной близости от других учеников. Реакция Воробышка была быстрой и, в принципе, правильной: в единый миг он взмахнул палочкой и отбросил опасное животное в сторону преподавателей (вернее, в сторону Локхарта), понимая, что хотя бы Снейп способен быстро ее уничтожить. Но шкет не учел одного: когда он отбрасывал змею, он смотрел на нее, а потому заклятие прозвучало на серпентаго.
  Реакция зрителей была весьма красноречивой: все просто замерли, как жена Лота. Первыми, как это ни странно, очнулись Снейп, до этого явно на автомате заставивший змею просто и безо всяких эффектов исчезнуть, и Лонгботтом, цапнувший мелкого за рукав и вытащивший прочь из зала. Следом опомнилась Грейнджер, тем же макаром выволокшая из помещения рыжего. Сам Воробушек понял, как и где он лопухнулся, только в гостиной факультета. Так что его недоумение по поводу реакции окружающих было абсолютно искренним, а потому те, кто ее видел, отказались считать его тем, кто открыл Тайную комнату, в крайне категорической форме.
  О способности Гарри болтать с ползучими гадами мы знали год полтора как, с тех самых пор, как мелкий неожиданно зашипел на какую-то экзотическую гадину в зоопарке, но у нас просто вылетело из головы, что при взгляде на змею птах самопроизвольно перескакивает на змеиную речь. Если честно, мы вообще как-то запамятовали, что малыш — змееуст, нам слегка не до того было. К тому же ни я, ни тем более птах не видели в этом ничего темного, просто редкий врожденный дар, тем более что, как и всякий язык, парселтанг можно выучить. Я тогда еще многого не знала о магическом мире, но неожиданная радость Твари заставила меня насторожиться. Спешно найденная литература по поводу способности говорить со змеями заставила меня крайне серьезно поговорить на эту тему с Воробышком, малыш пообещал не демонстрировать свое умение, и все, больше мы эту тему не поднимали. И на тебе, такая подстава, léach is léir orm! (п/а: ирл. Черт возьми)
  Весть о том, что на собрании Дуэльного клуба Поттер вызвал змею и приказал ей напасть не то на какого-то из барсуков, не то на самого Локхарта, разнеслась по школе со скоростью лесного пожара, обрастая по пути совсем уж невероятными подробностями. Воробышку мигом припомнили все: и хоть и редкие, но нелицеприятные отзывы о своих опекунах-маглах, и презрительное фырканье в разговорах о Локхарте. Заметили и то, что после дуэли Локхарт отменил свои уроки и почти не показывался на люди (на самом деле Мечта домохозяек не выходил за пределы своих комнат потому, что кто-то — в очках и со шрамом, я полагаю — подсказал Пивзу, что за приколы над новым преподавателем никто полтергейсту ничего не сделает, и даже поделился подручными средствами). Не забыли и кошку Филча, и то, что именно Поттера доставал Криви. Все это уже на следующий день шкет услышал в беседе двух второкурсников с Хаффлпаффа. Умничка мой мигом вспомнил наш разговор накануне о том, чем это ему грозит, и ввязался в разговор. Дело было в библиотеке, и за громкий спор мальчишек оттуда выперли в коридор, где они его и продолжили. Естественно, на шум мигом собралась толпа. Гарри яростно спорил со своим оппонентом, понимая, что после следующего же нападения шепотки перерастут в полновесные обвинения, от которых уже не отмоешься, даже если поймают настоящего Наследника. Мы это уже проходили в начальной школе.
  Очень скоро на крики примчались учителя в лице Макгонагалл. Очень кстати: в пылу спора мальчик, который обвинял Воробушка невесть в чем в пылу спора, Макмиллан, кажется, заявил следующее:
  — Ты самый настоящий темный маг, Поттер. Ты — Наследник Слизерина! Это ты все устроил! Тебя на могилы родителей в Хэллоуин не отпустили, вот ты и заколдовал со зла кошку Филча.
  — Во-первых, Макмиллан, завхоз, тем более его кошка, тут совершенно не при чем, а не отпустили меня директор и профессор Макгонагалл. Они, если ты видишь, — Воробей кивнул на подходившую преподавательницу трансфигурации, — живы и здоровы.
  — Да профессор Дамблдор тебе просто не по зубам!
  — Если он мне не по зубам, то неужели ты думаешь, что он не распознал бы мою ложь? Профессор Макгонагалл, вы же присутствовали, когда директор опрашивал меня. Скажите ему, что это не я!
  Однако вместо выражения поддержки, как это бы сделали Снейп или Спраут, та просто сняла по пять баллов с Гриффиндора и Хаффлпаффа и приказала прекратить балаган и разойтись. Смешная женщина, когда это на Воробья такие меры действовали?
  — При всем уважении, профессор — уперся мелкий, — но меня обвиняют Бог знает в чем! Неужели вы считаете, что я должен молчать и не отстаивать свое честное имя?! Я не открывал Тайную комнату, не нападал на Миссис Норрис и Криви, а о том, что я говорю по-змеиному, узнал только вчера. Так почему я обязан молчать на голословные обвинения?
  За эту реплику ало-золотые лишились еще двадцати баллов, а конкретно мистер Поттер получил отработку у Филча (да, то еще наказание!). Поскольку решать степень вины мог лишь директор, а никак не учащиеся, и, следовательно, обсуждать здесь нечего.
  — То есть, и вы мне не верите, мэм? — спросил мальчик. — Знаете, чем дальше, тем сильнее мне кажется, что мои дядя и тетя были правы, когда не хотели меня отпускать в Хогвартс. Пусть тогда я бы не повстречал своих друзей, но в обычной магловской школе не было бы ни горных троллей, ни нападений на учеников, ни обвинений на пустом месте! — и с этими словами птах развернулся и ушел в библиотеку, писать эссе по травологии.
  Всего через пятнадцать минут его вызвали к директору. А за пять минут до этого — нашли еще одного маглорожденного под заклятием оцепенения, над которым парил почерневший Почти Безголовый Ник. Однако своего Гарри частично добился — шепотки в полновесные обвинения после обнаружения новых жертв так и не переросли.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3032/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
20. Возвращаясь к началу   
В то время, как жизнь мелкого в школе все больше напоминала чудовищную смесь сказок Гоффмана и рассказов По, я тоже не теряла время зря. Фицсиммонс выполнил заказ на перевод трактата по магической мнемонике. Тварь спокойно себе спала внутри моего сознания, изредка ворочаясь, отчего мне начинали сниться кошмары. А аврорат заинтересовался моим скромным бизнесом. Так что пришлось на время залечь на дно. Fán fada fuar orthu! Go lagaí galar tógálach n-chroí! (п/а: ирл. Чтоб им провалиться! Пусть их поразит инфекция!) Как же не вовремя! После шестнадцатого сентября квиды были особенно нужны. (п/а: имеется в виду 16.09.1992, «Черная среда», после которой произошла девальвация фунта стерлингов и выход Британии из европейской валютной системы)
  Но нет худа без добра: я, наконец, вплотную занялась ошметками собственной памяти и воспоминаний Твари. Последние меня интересовали даже больше, потому что они могли меня вывести на того урода, благодаря которому я и оказалась в этом теле. К сожалению, интересующая меня часть памяти миссис Лестрейндж была повреждена так, что на ее восстановление ушло почти два года. Да и то, если бы не баранасская книга, фиг бы мне это удалось. С моими воспоминаниями все было гораздо интереснее. Я помнила химическую формулу дифенилбутилпиперидина, но воспоминания, связанные с моей личностью, были кем-то вытравлены с особым тщанием. Единственным моим воспоминанием были боль в коленях, холод, ветер и шум моря. Очешуеть, как много!
  Четыре года Азкабана и побег из заключения, во время которого ею едва не полакомился дементор, не прошли для Твари даром. Оказавшись на свободе, Пожирательница находилась в крайне помраченном состоянии рассудка. И старуха, вытащившая ее из-за решетки, какая-то ее родственница, то ли тетка, то ли еще кто, обратилась к какому-то колдуну, чтобы тот вылечил беглянку. И тот предпринял попытку это совершить: в один недобрый для всех день и час старая ведьма в компании с полубезумной Лестрейндж порт-ключом перенеслась к алтарю, где их ожидал полуседой горбун. В его руках была чаша из человеческого черепа, наполненная, скажем так, жидкостью, в которой метался слабосветящийся сгусток. Последнее, что мне удалось реконструировать из клубка кошмаров, видений, более ранних воспоминаний и галлюцинаций была сцена, как Беллатрикс выпивает жидкость из чаши. Все, а дальше была темнота и холод.
  Я выправила себе отпуск под Рождество до самого Нового Года, выпила вина с Петунией Дурсль, достала часть фунтов из одной из заначек и рванула в Ирландию. Мелкому в подарок от тетушки ушла открытка и зубочистка. Обычная такая маленькая деревянная палочка без капли магии, от своих двойняшек в любом кафе отличающаяся лишь материалом. Некоторые зельевары из Лютного утверждали, что если палочкой из этого вида дерева поболтать — определенным образом — в Оборотном зелье после добавления частиц объекта трансформации, то таким образом можно избавиться от некоторых побочных эффектов при приеме этого зелья. Чудненько, правда? И чего только люди не придумают... Что добавила от себя тетка Воробья, я не знала и знать не хотела, вряд ли это было что-то стоящее. Мне от моего пронырливого умницы достался вплавленный в янтарную пластинку четырехлистный клевер на шнурке из волос единорога. И когда только успел?
  Изумрудный остров приветливо встретил меня ветром и солнышком. Если бы не магия и трансгрессия, черта лысого бы я попала в тот же Ларн утром двадцать пятого декабря: Рождество — семейный праздник, в такие дни люди обычно сидят по домам. Впрочем, отсутствие людей на улицах и закрытые учреждения мне никак не мешали, а порой даже наоборот. Подумаешь, для этого пришлось рискнуть. Меня же не расщепило, я оказалась ровно там, куда намеревалась прибыть. А ведь я не испытывала ничего похожего на спокойствие.
  Словами не передать (вернее, передать, но исключительно нецензурными), как меня трусило и колбасило, когда я оказалась на родной земле. Мне кровь из носу хотелось узнать обстоятельства своего попадания в тело беглой Пожирательницы Смерти, я мечтала  услышать свое — не чужое, не придуманное, damnú orm, свое — имя, я желала, в конце концов, выяснить, как я на самом деле выглядела и насколько моя внешность схожа с той, что показало Воробышку год назад зеркало Желаний. (п/а: ирл. Чтоб меня! Проклятие!) Но в то же время я до одури боялась, что как только окажусь достаточно близко от места проведения bualadh craicinn ритуала, Тварь очнется и попытается вернуть себе тело, а я ей ни чем не смогу помешать. (п/а: ирл. Долбанного) Что повторится то, что случилось в ночь гибели Патриции О'Киф.
  Паранойя паранойей, но властвовать страхам над собой я не позволяла, и потому от идеи посетить Ирландию я не стала отказываться. На всякий пожарный я предупредила мелкого, где я буду и что могло со мной случиться. Воробей встревожился, естественно, но лучше перебдеть, чем недобдеть. К чести его надо отметить, что он не наделал глупостей, не побежал к взрослым умным дяденькам за помощью. Он просто каждый день ждал ночи, когда я с ним свяжусь через зеркало, не расставаясь с артефактом ни на минуту.
  Однако ничего такого ни в Ларне, ни в Брошейне, ни в Армое не произошло. Тварь сидела тихо-тихо. Чудненько! Я закрыла глаза, вызвала в памяти картинку усеянного черными базальтовыми камнями пустынного пляжа, сосредоточилась на ней и крутанулась на каблуках. Когда я открыла глаза, я вновь была почти на том самом месте, откуда ушла босяком, ничего о себе не помня, не осознавая себя, восемь лет назад. Почти — потому что трансгрессировала я не на сам пляж, а на вершину холма рядом с ним: Тварь тогда так настойчиво пыталась убрать меня — вернее, свою тушку — оттуда потому, что во время прилива пляж скрывался под водой. Вот и сейчас внизу пенились волны.
  Однако в эти места меня привела отнюдь не сентиментальность. Внимательно изучив собственные воспоминания, я пришла к выводу, что та зловонная куча, что валялась на камнях рядом со мной, была не чем иным, как останками того самого горбуна: вряд ли старуха, что привела Тварь к месту проведения ритуала, решилась бы напялить на себя то ожерелье из крысиных черепов вперемешку с перьями, что болталось сначала на шее у колдуна, а потом порванное лежало на черных камнях. И, вернувшись к вопросу, каким образом я и мертвый маг могли оказаться незнамо где, можно было сделать вывод, что либо где-то рядом с этим пляжем мог находиться алтарь, либо, учитывая мои единственные воспоминания до момента пробуждения здесь, где-то здесь могло быть жилище, лаборатория или временное убежище горбуна. Нет, шансы на то, что я здесь очутилась по другим причинам были, и неплохие, но версия о том, что на камнях внизу я оказалась вследствие портального перемещения, была самой легкопроверяемой.
  Я еще разок посмотрела вниз и повернулась к скалам: возможно, где-то здесь была скрыт дом или, что скорее всего, пещера (а в здешних местах их много), в которой находилась хотя бы часть ответов на мои вопросы. Я очень на это надеялась.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3032/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
21. Рождественские мистерии   
Когда я однажды — просто ради интереса — поинтересовалась у Ясмины Планкетт, может ли маглокровка двенадцати лет на коленке с первого раза правильно приготовить Оборотное зелье, та расхохоталась:
  — Да скорее магл Люмос наколдует!
  Однако вопреки уверенности не самого поганенького зельвара в Лютном Гермиона Грейнджер в своем начинании преуспела. Правда, моя любимая паранойя была почти уверена, что справилась с нелегкой задачей девчонка не в одиночку, однако никаких свидетельств в пользу моих подозрений не было. Не считать же за оное тот непримечательный факт, что зелье, сваренное на унитазе заброшенного туалета, практически ничем ни по свойствам, ни по внешнему виду не отличалось от того, что я покупала у самой Ясме за полновесные галеоны?
  Мелкий первоначально хотел саботировать затею Носорожки в своем излюбленном стиле, просто-напросто испортив зелье, но я отсоветовала: кто ее знает, эту чокнутую всезнайку, может, потерпев фиаско один раз, она решится на повтор, и так до тех пор, пока у нее не получится или пока не поймают? А если не решится, то что ей стукнет в голову дальше? Buinneach go sáil uirthi с ее идиотскими затеями: тут по школе шлялось неизвестно что, как бы не василиск, а девчонка Энид Блайтон начиталась и на рожон полезть решила! (п/а: ирл. Да пошла она (в задницу), букв. Понос до (самых) пяток на нее. Энид Блайтон — автор детских детективов, в которых подростки расследовали преступления успешнее полиции) Пусть втихушку варит свою бурду и не высовывает носу. Впрочем, когда я излагала свою мысль Воробышку, я еще не знала, что на рожон, буквально в пасть чудовищу, отправится он сам, причем абсолютно добровольно.
  А тогда, в девяноста втором птах со мной согласился. Он даже потихоньку бегал в тот туалет и проверял зелье. Судя по тому, что в результате получилась Оборотка, а не хрень в котле, бегал не только он, а преподавательский состав — по крайней мере, зельевар и директор точно — придерживался того же мнения. Нахаленыш мой совсем уж имбецилом не был, и почему та же Плакса Миртл не перевернула котел и не налила туда водички из канализации, прекрасно понял. Не менее отчетливо он понимал, что достоверно изобразить Крэбба или Гойла он не сможет, что уж там говорить о рыжем, ведь поведение слизеринцев на людях могло (да что там, должно было!) отличаться от их поведения в дружеской компании. Да и затея Грэйнджер изобразить слизеринку тоже была тем еще палевом: на Рождественские каникулы в школе из змей решили остаться лишь Малфой, Крэбб и Гойл.
  Но полностью от идеи саботажа он не отказался: так как того объема, что получился в итоге, хватало либо на две часовые, либо на три получасовые дозы, Воробышек решил «заблудиться» в бесчисленных коридорах Хогвартса. Ему на руку был тот факт, что его сообщники, где был вход в помещения Слизерина, не знали. Так оно практически и получилось, за исключением того, что Носорожка вместо человеческого ухватила кошачий волос. Мелкий, разумеется, знал, что означает ядовито-желтый оттенок Оборотки после добавления частиц объекта трансформации, но ничего не сказал: после приема такого зелья Гермиона Грейнджер оказалась бы нейтрализована на все каникулы и на часть следующего триместра. А это, вкупе с ее пунктиком по поводу «лучшей в потоке», было как нельзя кстати. Да и нефиг было вынуждать других участвовать в краже, спекулируя на их чувствах.
  Так что, оставив Грейджер предаваться унынию в обители Плаксы Миртл, Воробей утащил Рона Уизли блуждать по школе. Они бы так и проходили все отпущенное им время, но тут их в коридоре нашел сам Моль. Гарри не нужно было много времени, чтобы увидеть: Малфой в курсе, кто перед ним. То, есть, как минимум, настоящих Крэбба и Гойла нашли в том чулане, где их оставили гриффиндорцы спящими без задних ног. А раз белобрысый был в курсе и слизеринским гориллам пневмония более не грозила, то можно было расслабиться и с ним на пару доиграть в этом идиотском спектакле. А представление удалось: столько оскорблений в адрес семьи Уизли без малейшей возможности ответить на них рыжий давно не слышал. А уж деза о местонахождении каких-то темномагических артефактов в логове белобрысых индюков и о непричастности Малфоев к происходящему в школе вообще прошла идеально. На этом шоу и завершилось: у Уизли пошла обратная трансформация (весьма неприглядное, по мнению Воробышка, хоть и забавное зрелище), и он стремглав вылетел за дверь. У мелкого же благодаря моему рождественскому подарку процесс обратной трансформации происходил слегка медленнее, чем у приятеля, а потому Воробышек ретировался не так быстро, успев сказать, что пойдет посмотрит, как там Крэбб, и если что, отведет его к мадам Помфри.
  Хвала Всевышнему, произошедшее на Рождество поумерило пыл рыжего и девчонки, и они оставили Воробушка в покое, дав ему заняться учебой и своими делами! Знала бы я, что это были за «свои» дела... Хотя, даже если б и узнала, вряд ли это хоть что-то бы изменило. Все же не стоило шкету говорить, почему все остальные маги так боялись природных змееустов. Секрет был прост: да, парселтанг, как и любой другой язык, можно было выучить, да, чтобы змея тебя поняла, необходимо было определенным образом изменить голосовые связки. У природных же змееустов такие трансформации происходили автоматически. А еще природные змееусты могли то, на что другие маги практически не были способны: ни одна змея, даже такая как василиск, не могла ослушаться приказа природного змееуста. Ну и бонусом шла крайне слабая восприимчивость к змеиным ядам. Веские основания, чтобы бояться магов с таким даром, чтобы считать их темными, не так ли?
  В том, что по школе ползает василиск, мы с Воробушком были уверены процентов на восемьдесят: пусть все известные нам факты о Тайной комнате, Ужасе Хогвартса и нынешних нападениях и свидетельствовали именно об этой редкой рептилии, но всегда оставалась вероятность того, что оцепеневшие кошка и пацанята — результат заклятий какого-то не в меру умелого старшекурсника. А все остальное — антураж для отвода глаз. Не оставлял сомнений и тот факт, что директор знал об этом, равно как и, принимая во внимание обстоятельства обнаружения мелкого папарацци, где находится вход в Тайную комнату: директор слишком вовремя захотел какао, что говорило об Оповещающих чарах. Придя к этому выводу, я крайне настойчиво попросила мелкого без веских на то причин даже не соваться к входу, когда он его обнаружит. А он его обнаружит, как пить дать: Альбус Дамблдор так и не попросил о помощи природного змееуста Поттера в сложившейся ситуации. Или не он, а, к примеру, Рон или Невилл, да кто угодно — и Воробей отправится их спасать. Да, возможно, это уже слишком, но моя любимая паранойя мне уже много раз жизнь спасала.
  А пока я находилась в счастливом неведении относительно намерений Воробушка и прочесывала одну за другой скалы на Козуэй Коаст в поисках скрытой от глаз людских пещеры. Львиная доля моей заначки ушла на нелегальный Проявитель — артефакт, показывающий места, скрытые заклятием Ненаносимости, Фиделиусом и тому подобными чарами. Хорошая штука, редкая и дорогая, зараза, но хорошая. Жалко, работают такие вещи недолго. Тот Проявитель, что попал ко мне из утилизатора аврорского спецхрана, проработал всего три дня. Но мне большего и не потребовалось: я все же ее нашла, эту пещерку. Самое интересное, что я ее, судя по показаниям артефакта, не должна была видеть — на входе в нее висело что-то вроде Фиделиуса — но я ее видела. А это значило только одно: я там была. Не знаю, в каком состоянии или теле, но была.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3032/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
22. Шинейд   
Двадцать девятого декабря, примерно в четверть пятого, я стояла над собственноручно — вернее, собственнопалочно — сооруженным курганом из базальтовых камней, курила и думала о том, насколько же у меня было много общего с Тварью. Мысли были какими-то ленивыми, неспешными, холодный ветер трепал одежду, а невдалеке шумело зимнее море. В могиле передо мной лежала Шинейд Бойл. На самом деле могил там было две: я похоронила старушку рядом с ее мужем. Правда, сложись все иначе, все было бы наоборот. Я была бы мертва, и не думаю, что у меня была бы такая роскошное последнее пристанище: силы у миссис Бойл были уже не те, максимум, на что бы я могла рассчитывать — едва присыпанную парой камушков расселину. Но моя любимая паранойя была начеку, и chailleach mheabhair пришлось обломиться.  (п/а: ирл. чокнутая ведьма)
  Разумеется, обнаружив вожделенную пещеру, я не решилась войти туда безо всякой защиты, будто к себе домой. Заклинание головного пузыря мне было вполне по силе, а плотная ткать куртки и брюк (не в мантии же мне лазить по горам и пещерам!) вкупе с перчатками и обувью из драконьей кожи должны были защитить от предположительно агрессивной среды внутри пещеры. Но все равно первыми внутрь полетели обычные магловские глоустики, а первыми заклинаниями были заклинания на обнаружение живых и не очень существ. (п/а: глоустики — химические источники света) Но и даже после того, как заклинания никого не выявили, а в пещере стало светло как днем, я не сняла головной пузырь. Уж очень внутри была специфическая атмосфера. Нет, там не было никаких потрохов, костей и тому подобного, просто гладкие стены, да что-то вроде каменного лежака у дальней стены, но мне по венам будто жидкий азот пустили. И, что характерно, сильнее всего меня трясло от взгляда на тот самый каменный шезлонг, я даже к стене прислонилась, когда на него в первый раз посмотрела. Не слишком приятное место, в-общем. Большего всего мне хотелось оттуда убраться и поскорее.
  Дальше я пещеру осматривала исключительно на остатках собственного упрямства. Было довольно-таки много пыли: хозяева здесь давненько не показывались. Немногочисленные вещи (кубки, ножи и прочий хлам) не валялись, а были аккуратно сложены в нише. Будто прежде чем уйти и не вернуться, кто-то за собой тщательно прибрался.
  Но надолго меня не хватило. Хватая воздух ртом, как выброшенная на сушу рыба, я на подгибающихся ногах выбралась наружу и, не сделав и пары шагов, упала на четвереньки. Меня сильно мутило, а невесть откуда взявшаяся паника заставила забыть о палочке, и пузырь я попыталась разорвать голыми руками, но пальцы в перчатках только заскребли по поверхности с противным скрипом. Это меня несколько отрезвило, я нашарила дрожащими пальцами выпавшую палочку и со второй попытки убрала головной пузырь. Стало гораздо легче, холодный морской воздух окончательно прочистил голову, но не успокоил бунтующий желудок. Расставшись с завтраком и, судя по всему, ужином, я умывалась водой из фляги, когда откуда-то со стороны глухой старческий голос проскрипел:
  — Ишь хто пожаловал-то!
  Я резко подняла голову. На тропе, у развилки стояла завернутая в рваный балахон фигура. Понять, мужчина это или женщина, было невозможно.
  — Мы знакомы? — брякнула я.
  — Возвернулася, голуба, та, да не та... Неможется, милая? Ходим до мне, Шинейд поможет.
  Старуха — если Шинейд это она — говорила на каком-то странном гаэлике, который я понимала через слово. Однако то, что она меня (меня или Тварь, вот в чем вопрос) знала и что приглашала в гости, понять было можно.
  Идти пришлось недалеко: буквально за соседней скалой было нечто вроде хутора: старый полуразвалившийся дом, сарай и небольшой огородик. Чуть дальше сушились сети, а на камнях лежала лодка. Меня пригласили в дом и предложили настой на травах.
  Однако пользоваться гостеприимством хозяйки я не спешила. Дождавшись, когда старуха отвернется, я быстро вытащила палочку и от души приложила ее невербальным Петрификусом. Поймала падающее тело, уложила на деревянный — да, этот дом явно знавал лучшие времена — пол и на всякий случай связала ее при помощи Инкарцеро. Гоменум ревелио показало, что кроме нас со старухой в доме никого нет. Чудненько!
  Первая же попытка чтения мыслей Шинейд показала, насколько были оправданы мои действия: старуха вовсе не пыталась мне помочь, наоборот, вместо травяного настоя мне предназначался крысиный яд. Ведь фактически из-за меня восемь лет назад умер ее муж, Далвах Бойл. Впрочем, как по мне, помер — и хвала Всевышнему. Его женушка на этом свете задержалась ровно настолько, насколько мне потребовалось времени, чтобы прочесть ее воспоминания за последние десять лет.
  Причина моей кровожадности проста — это они меня убили, и умерла я не так быстро и безболезненно, как Шинейд Бойл. Вовсе нет, моя смерть растянулась на долгие трое суток непрестанной боли и мучений. А я не мать Тереза, чтобы прощать такое, и то, что я бы умерла в любом случае — с вмешательством Бойлов или без оного — совершенно не имеет значения.
  А я бы действительно умерла в любом случае: Далвах нашел меня на берегу, избитую и с простреленными коленями. Весьма характерные ранения, стоит отметить. А если добавить сюда мои неплохие, хоть несколько однобокие познания в фармацевтике, то вывод о моем прежнем занятии напрашивался сам собой, ведь именно таким способом боролись с пушерами католики из DAAD. Все же наркоторговля, вот дьявол! Loscadh is dó orm! (п/а: ирл. Чтоб мне сгореть! DAAD — организация прямого действия против наркотиков)
  Но Бойлы не были сумасшедшими садистами, и на магловские дела им было плевать. Они были магами. Все пытки, что я претерпела в той самой скрытой Фиделиусом пещерке перед тем, как Далвах Бойл отрезал мне голову, были ритуальными и имели перед собой одну определенную цель: я должна была забыть себя. Мое сознание должно было быть разрушено в достаточной степени, чтобы стать расходным материалом для лечения чистокровной английской ведьмы. Платой за это лечение была жизнь и свобода единственного непутевого отпрыска семейки ирландских темных магов. Но то ли Вальбурга Блэк переоценила влияние своей семьи, то ли просто просчиталась в чем-то, то ли имело место обычное неудачное стечение обстоятельств, но перед самым ритуалом Карбра Бойл погиб, так и не увидев воли, и его папенька об этом узнал. Он посчитал, что чертова англичанка его попыталась обмануть, и убил меня, так и не стерев окончательно мою личность. Судя по всему, я должна была проснуться много позже, когда английские обманщицы вернулись бы к себе, и доставить Блэкам немало неприятностей. Так оно и случилось, Бойл просчитался лишь в одном: я проснулась гораздо раньше, тем самым необратимо нарушив течение ритуала и убив Далваха. Правда, это лишь предположения. Шинейд осталась дома и не присутствовала на ритуале. Что там действительно случилось, она не знала, но она нашла обугленное тело мужа в месте, куда его должен был перенести порт-ключ. И пусть старуха была довольно слабенькой колдуньей, но за почти полвека с темным магом она нахваталась достаточно знаний, чтоб сделать верные выводы.
  Она умерла легко, я ей просто свернула шею. А потом я ее похоронила рядом с мужем. После смерти Далваха она жила замкнуто и одиноко, почти не бывая в большом мире. Ни родни, ни друзей у нее не было, умри она своей смертью, никто бы и не заметил. Почему я не оставила ее на прокорм птицам? В конце концов, это благодаря Бойлам я еще жива. Так что я курила над могилой Шинейд Бойл и лениво рассуждала о том, что победить одно чудовище способно лишь другое. Что победители дракона очень быстро сами превращаются в драконов. Невеселые мысли. От них горчило на языке. Поэтому я докурила сигарету, уничтожила бычок и очистила сознание: у меня было еще много дел, а времени — не очень. К черту лирику! От Бойлов осталось несколько интересных вещиц, и мне очень хотелось разобраться в своеобразном наследстве прежде, чем настанет пора вернуться в Хинчли.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3032/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
23.  Затишье перед бурей   
Новый год я встречала уже в Англии. В Хинчли все было тихо и спокойно. В Лютный я пока не рисковала соваться, разве что навестила Ясме. А поздним вечером второго января со мной связался Воробышек. При виде его сияющей физиономии мне стало нехорошо: это ликование значило лишь одно — его затея удалась. А затеи у шкета те еще.
  Я оказалась права. Едва проговорив скороговоркой приветствие, мелкий выпалил:
  — Патти, я его нашел!
  — Кого нашел? — не поняла я. — Погоди, ты чего так орешь? Запалишься же!
  — Неа, — отмахнулся Гарри. — Я в Выручай-комнате.
  Об этом во всех смыслах замечательном месте шкет проведал на кухне у домовиков. Мелкому понравилась идея с Дуэльным клубом. Но клуб после первого же занятия закрыли, и ему срочно потребовалось место для тренировок для себя и, возможно, для Невилла — тот был не настолько болтлив, как Уизли, а на Грейнджер Гарри был серьезно обижен за добычу ингредиентов из снейповой кладовки. К тому же девчонка была слишком увлечена проектом с Оборотным зельем. Не зная, где найти подходящий класс, чтоб его никто не засек, он спросил у тех, кто точно знает, что где в замке находится — у домовых эльфов. В принципе, абсолютно правильно: очень часто обслуживающий персонал о здании и о том, что в нем происходит, знает больше, чем его хозяева. Я, к примеру, как уборщица морга, знала о том, о чем главврач клиники и не догадывался. Оказывается, это правило действительно и на магов. Чудненько!
  Помимо места для тренировок Воробью еще и требовалось достаточно надежное убежище: возможно, его спор с Макгонагалл у библиотеки бы и принес результаты, но нападение на Финч-Флетчли снова взбудоражило школьников, а идиотские выходки близнецов Уизли грозили еще более ухудшить положение Гарри. Дело в том, что эти два мерзавца заимели привычку громко кричать «Дорогу Наследнику Слизерина!» при появлении Поттера. Никакие убеждения и уговоры на клоунов не действовали, как ни убеждали их отказаться от этой дурной шутки сам Воробей и их старший брат Перси, по совместительству староста Гриффиндора (и по-ходу, самый здравомыслящий отпрыск рыжих из присутствовавших в школе), но этим идиотам на все было наплевать. Мелкий был тогда слишком расстроен, чтоб не поделиться бедой со мной, а я... Я дала малышу пару советов, как убедить Фреда и Джорджа Уизли перестать дразнить гусей. В этом Воробышку должна была помочь их слава записных шутников и любителей грязных приколов. Мы со шкетом сформулировали несколько тезисов и одним прекрасным днем, когда эти шутнички хреновы опять завели шарманку с Наследником Слизерина, Поттер громко, на весь коридор, высказался:
  — Может, хватит?! Фред, Джордж, сколько вам повторять, что таким не шутят? Что это не смешно?!
  — О, горе нам! — завопили эти идиоты, падая ниц. — Наследник Слизерина разгневался на нас и нашлет на нас Ужас Хогвартса!
  — Да вы совсем ополоумели! Какой я Наследник, если меня Шляпа на Гриффиндор отправила?! Слушайте, а может это все ваши шуточки? А что, вполне в вашем стиле! Да и надпись эта идиотская! Это же вы так любите прикалываться, вон Джинни чуть ли не до истерики довели в том месяце. Нет никакого Ужаса Хогвартса, это вы заклинание какое-то раздобыли, вот и применяете. Сначала оцепенили кошку Филча, чтоб вас не спалила, потом вас Криви выследил, вот его вы тоже и заколдовали. И никто вас не поймал, вы ж школу лучше всех знаете. Только не пойму, чем вам Джастин и Почти Безголовый Ник не угодили?
  Мелкий это говорил достаточно громко, чтоб все слышали. Он говорил, что на пару секунд в коридоре стало тихо. А потом к нему с близнецами решительно подошел Перси и гневно спросил, так ли это и правду ли говорит Поттер? Потому что если это так, он немедленно известит об этом декана, директора и родителей, ибо шуточки близнецов вышли за все мыслимые и не мыслимые рамки. Близнецы, конечно, отбрехались, но косо и на них стали посматривать, и свои дурацкие вопли о Наследнике они прекратили.
  — Ну так что ты там нашел, проныра?
  — Каким образом никто не заметил василиска средь бела дня!
  О, Дева Мария, Энид Блайтон не только Грейнджер начиталась! Чудненько!
  — И каким же? — вздохнула я.
  — Помнишь, ты мне рассказывала о системе вентиляционных труб в средневековых замках? Мы еще подумали, что в волшебном замке такого быть не может. Так вот, все не так, тут есть такая же система, вот!
  А эти трубы, если я правильно помню, могут быть очень больших размеров и по ним вполне может проползти змеюка длиной приблизительно пятнадцати ярдов (если это василиск Слизерина, конечно, а не его потомка).
  — И это все, что ты нашел? — вряд ли мелкий стал бы так реагировать на какую-то систему воздуховодов. Судя по его ликующей улыбке, Воробышек вполне мог найти самого василиска.
  — Ну...
  — Только не говори, что ты салазарову змеюку отыскал, горе!
  — А если бы и так? — возмущенно засопел мальчишка.
  — Что?! — оторопела я. — Tá tú glan as do mheabhair! (п/а: ирл. Совсем спятил!) Воробей, ты... Это же не ужик! У него яд, от которого нет противоядия, и смертоносный взгляд! Да эта хрень должна быть с поезд в метро, не меньше!..
  — Да никого я не находил, блин, Патти! Дыши спокойно!
  И тут я совершила ошибку:
  — И не вздумай искать, понял?
  — Не понял, — отрезал упрямец и прервал связь.
  Когда я осознала, что я ляпнула и какие это может иметь последствия, я трижды прокляла и свой дурной язык, и не менее дурную бошку. Однако к выходным Воробышек отошел, но тема василиска больше не поднималась. Когда я аккуратно интересовалась его делами, мне рассказывали о занятиях в Выручай-комнате с Невиллом, об успехах в зельях — теперь плоды его деятельности стабильно оценивались на удовлетворительно, о прочих уроках. О том, что на ЗОТИ Локхарт отстал, наконец, от мелкого и теперь для разыгрываемых сценок вызывает Невилла, а тот, в силу врожденной интеллигентности все никак не решается валять дурака, как это делал сам шкет. Где-то ближе к середине февраля я все же решилась спросить, как там обстоят дела с нападениями.
  — А никак, — ответил мелкий. — Нападений в этом году еще не было. И мне кажется, больше не будет.
  У меня екнуло сердце.
  — В смысле? Поймали того, у кого был ключ, или директор все же вынул голову из задницы и убил василиска? — думать о том, что мелкий сам нашел рептилию и каким-то образом ее нейтрализовал, не хотелось.
  — Неа, — покачал головой Воробей. — Просто теперь ключ от Тайной комнаты у меня. И я даже знаю, где вход. А без приказа василиск ни на кого не нападет.
  Из цензурных слов в моей ответной фразе было только слово «как?»
  Но все оказалось просто: темномагический артефакт, и в самом деле напоминающий тетрадь в темном переплете, выбросили в туалете Плаксы Миртл, вызвав тем самым натуральный потоп, поскольку эта дрянь пролетела сквозь привидение, а ему, вернее ей, ведь обитала там склонная к истерикам Миртл, это абсолютно не понравилось. Само собой, мелкий не смог пройти мимо и откликнулся на просьбу Филча помочь в ликвидации стихийного бедствия. В процессе уборки шкет разговорился с призрачной плакальщицей и узнал много интересного. Например, умерла Миртл ровно пятьдесят лет назад, а перед смертью видела два больших желтых глаза. А еще что кран умывальника с выгравированной на нем змейкой никогда не работал. Мелкий, умница такой, в кои-то веки не стал куда-то лезть, а вспомнил о сигналке директора и о том, что за полвека тот просто должен был хоть разок расспросить Миртл об обстоятельствах ее гибели, кивнул и просто принял к сведению.
  С тетрадкой он никуда не пошел. Нет, он прекрасно понял, что вещица непростая, она, как он выразился, «живая и злая», но тот же Рон, который был вместе с Поттером при ее обнаружении, ничего не эдакого почувствовал. Для рыжего это была просто выкинутая кем-то тетрадь, пустая, к тому же. Поэтому внятно объяснить тому же Дамблдору, а с чего это Поттер так уверен, что магловский ежедневник полувековой давности — темномагический артефакт и ключ к Тайной комнате, он не мог. И Воробей спрятал его в своем сундуке, на самом дне, между старых дурслевских носков и парочки растянутых футболок. Каким бы то ни было образом проявлять инициативу пацан не собирался: он считал, что безопасность учащихся — геморрой учителей и, в первую очередь, директора. Вот пусть они и суетятся, а его дело, как второкурсника, — учиться, а не по канализациям скакать. Не самая здравая позиция — я бы тетрадочку прикопала где-нибудь в Запретном лесу. Радовало одно: на рожон шкет лезть не собирался, а значит, имел все шансы спокойно доучиться и приехать домой в целости и сохранности. А обо всем прочем пусть и в самом деле у директора голова болит.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3032/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
24. Полоса неудач   
В принципе, уже тогда, в феврале, мне следовало бы насторожиться: когда это Воробышек отступался от своего? Но я отчего-то посчитала, что мальчик взрослеет и учится идти на компромиссы. Ну-ну, блаженны верующие. Идиллия длилась до мая, и ее не могли нарушить ни жутчайшие стихи от какой-то экзальтированной дуры на Валентинов день, ни некоторая размолвка с Роном и Гермионой. Дело в том, что шкет категорически отказался участвовать в дальнейшем расследовании., а вот его приятели — нет: дозы благоразумия этой парочке едва хватило на полтора месяца. Кроме того, мелкий стал усиленно — и несколько демонстративно —  заниматься с Невиллом зельеварением и даже поменялся с Гермионой местами, на что рыжий предсказуемо обиделся. Снейп, конечно, не мог пройти мимо подобной рокировки, и ребята вдоволь наслушались язвительных высказываний по поводу взрывающихся котлов и криворуких бездарей. Более того, профессор даже посочувствовал мисс Грейнджер, ведь «отныне у нее на одного подопечного стало больше». Каким образом мелкий удержался и ничего не ответил своему «любимому» преподавателю, я не знаю. Гарри, кстати, тоже. Впрочем, на оценках это особо не отразилось: как перебивался птах с Удовлетворительно на Выше ожидаемого, так оно и осталось. Обстановка в школе, судя по всему, становилась все более умиротворенной: как-то раз на травологии тот самый хаффлпаффовец, что обвинял Воробья в декабре во всех грехах, не зыркнул как Рон на Малфоя, а вполне себе мирно что-то там попросил. Нападений, как и предсказывал мелкий, больше не было.
  У меня же все было не настолько радужно. Попытавшись в начале марта продать биоматериал, я была вынуждена спасаться бегством от авроров. В тот день представители магического правопорядка крепко сели мне на хвост и побегать пришлось знатно. Меня не поймали только потому, что я успела убить подсадного и уничтожить товар. Кроме того, я обзавелась парочкой лишних шрамов на своей и так пятнистой шкурке. О дальнейшем продолжении торговли на ближайшие полгода следовало забыть. Ciach orthu! Imeacht gan teacht orthu! Go dtachta an diabhal iad! (п/а: ирл. Будь они прокляты! Чтоб они провалилсь! Чтоб их черт задушил!)
  В отчаянии я даже стала подумывать о продаже тех немногочисленных вещей, чтобы достались мне от Бойлов, в первую очередь древнего, как экскремент мамонта, Омута памяти. Мне бы очень не хотелось этого делать — Омуты вот так на дороге не валяются -, но этот артефакт был самым безобидным. От набора ритуальных инструментов темными искусствами несло на лигу окрест, а потрепанный манускрипт на доисторическом гаэлике с весьма красноречивыми иллюстрациями вряд ли сошел бы за медицинский трактат. К тому же, вряд ли барыги мне много заплатили за выщербленную каменную чашу. Более-менее нормальную цену мне бы дал Боргин, но к нему обращаться я закаялась: осенью я уже продала ему материал для Руки Славы, а теперь от красноперых продыху нет. Черт меня дернул связаться с этим льстивым ублюдком!
  Так что встреча в середине марта с Фэланом мною была воспринята как благословение Небес и Святого Патрика лично. Фицсиммонс ксерокопией с нескольких листов Бойловой книжки заинтересовался. А еще через два дня он утащил меня к себе в подсобку и поинтересовался, не идут ли в комплекте с манускриптом кое-какие предметы. Реакция у меня на подобное была мгновенной: Ступефай и Легилименс.
  В тот раз моя паранойя дала маху. Фэлан с аврорами связан не был, потенциальный покупатель-чех — тоже.
  — Прости, Фэл, — не слишком терзаясь, впрочем, чувством вины, сказала я. — Сам понимаешь, товар горячий. За такое Скарлетт меня на север отдыхать отправит, а то и на свидание.
  — Ну у тебя и манеры. — проворчал торговец в ответ. — Пятнадцать процентов.
  Обычно он при посредничестве брал от трех до пяти.
  — Семь, ничего я тебе не сделала, даже синяков не наставила. Опять же, могла и память зачистить.
  — Двенадцать. Откуда богатство, если не секрет?
  — Десять. Какое там, тетка недавно померла, у нее в сарае лежало. А вот у нее откуда — только Маб и знает.
  — По рукам. Завтра в это же время у Тиль, — Матильда Ван Дер Хаас переехала на остров еще во времена Гриндевальда и держала небольшой ресторанчик. Еще ее первым мужем был чуть ли не магл, а потому у ее «Погребка» было два выхода: к магам и к маглам. Ну, официально два. Самое оно, если нужно будет рвать когти.
  — Ceart go leor. (п/а: ирл. Сойдет, ОК)Надеюсь, твой чех — все же не подсадной.
  — Ох, женщина, тебе ли сомневаться в моих деловых партнерах?!
  Может, мне и не стоило сомневаться в контрагентах Фицсиммонса, но и книготорговцу была не чужда определенная доля паранойи: свои деньги за комплект из рукописи и набора инструментов я получила в виде магловского чека на предъявителя. Я определенно была не одинока в своем недоверии коротышкам из Гринготтса. Сумма была внушительной, и теперь мне можно было не задумываться, чем платить Ясме или тому же Фэлану, вплоть до осени. Сделка прошла успешно, без сучка и задоринки. Сначала мы встретились в отдельном кабинетике у Тиль, потом порт-ключом в Бристоль, в банк, где мной была арендована ячейка. После того, как Фицсиммонс и покупатель удостоверились, что я их не надула, мне был передан чек, который я тут же и обналичила. Квиды пополнили мою изрядно уменьшившуюся кубышку, а ксерокопия всего манускрипта заняла свое место на полочке в моей скромной библиотеке в ожидании перевода на хотя бы нормальный гаэлик или же на английский. Если Бойл смог переселить меня в тело Твари, то в манускрипте мог быть описан способ, как мне заполучить собственную тушку, без соседей.
  И мне целых два месяца казалось, что полоса неудач подходит к завершению, пока однажды я не проснулась будто толкнул кто. Я так даже от кошмаров не просыпалась, к тому же у меня была железная уверенность, что что-то дурное случилось не во сне, а наяву. С Воробышком, с Гарри.
  Дрожащими руками нашарив выключатель от ночника и по пути опрокинув все, что было на тумбочке, я включила свет и бросилась к зеркальцу. И крепко, от души выматерилась, помянув всех святых, несвятых и не очень святых: крошечное — с ладонь — зеркальце, заклятое от ударов, не боящееся даже падения с пятого этажа на камни, пошло трещинами и помутнело. Хорошо, хоть не почернело и не выступила кровь. Это означало, что мелкий жив. Только это соображение и удержало меня от трансгрессии в Хогсмит.
  В ту ночь я — естественно — так и не уснула. До рассвета просидев на кухне за чашкой чая с ромашкой, я выкурила пол пачки и пообещала себе безо всякого снисхождения намять мелкому паршивцу уши так, чтоб впредь неповадно было такое устраивать. Ведь еще накануне все было нормально. Мелкий исправно посещал уроки, совершенствовался в заклятиях и зельях, изредка хамил зельевару и получал за это отработки. У него должен был состояться квиддичский матч. Никаких нападений, тишь да гладь — и на тебе! Во что он там мог вляпаться? Я всеми силами гнала от себя даже намек на мысль, что птах мой может и не вернуться. А потом вымыла чашку, собралась и ушла на работу.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3032/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
25. Наемный работник   
По возвращению со смены меня ждал сюрприз. Лопоухий такой и лупоглазый, в грязной наволочке и весь в бинтах. Я его чуть с перепугу не пришибла, когда это с громким хлопком у меня на кухне появилось.
  — Добби имеет для мисс Патти сообщение! От Гарри Поттера, сэра! — возвестил он пронзительным голосом. Мнда, тот еще вестник, так и тянет если не битой, то хоть сковородкой приголубить, чтоб не появлялся из ниоткуда сзади.
  — И что же Гарри Поттер хочет мне сообщить? — я повернулась к домовику, жалея о том, что под руками нет ни палочки, ни кинжалов.
  — Гарри Поттер, сэр, просил передать, что с ним все в порядке, он жив и здоров! А еще он дал мисс Патти это, — и эльф мне протянул кожанный мешочек, похожий на гринготтский, в котором что-то позвякивало. На проверку чем-то позвякивающим стали три закупоренных флакона из непрозрачного стекла, заполненные какой-то вязкой жидкостью.
  — Это что? — поинтересовалась я.
  — Добби не знает, — замотал ушами тот.
  — Добби, тебя твои хозяева не хватятся? — мимоходом накрыв кухонный нож — не самое удобное оружие, но сойдет за неимением иного — ладонью, поинтересовалась я.
  — Добби — свободный эльф! —  гордостью ответило недоразумение. — Гарри Поттер, сэр, сдержал слово, и сегодня днем хозяин Люциус подарил Добби носок. Добби теперь работает на Гарри Поттера, сэра!
  Так, приехали...
  — Носок? — не поняла я. Нет, если бы платок там, то было бы понятно. Но носок?! Добби с гордостью выставил вперед ногу, на которую был натянут до боли знакомый черный носок не первой свежести. Минувшим летом двадцать пар таких носков были мною приобретены для одного щуплого засранца в очках и со шрамом. Ежики стриженые! Ну, зараза! Ну, прохвост!
  — И после ты стал работать на Гарри?
  — Да! — с нездоровым энтузиазмом закивал Добби. — Гарри Поттер предложил работать на него за целых пять галеонов в месяц! Добби был согласен и за один! Добби не бездельник!
  Go n-ithe na péisteoga thú! (п/а: ирл. Чтоб тебя черви съели!) Кстати о еде. Есть хотелось неимоверно: я не успела пообедать после ударного мытья полов в морге, да и утром кусок в горло не лез.
  — Добби, ты есть хочешь?
  Ой, а глаза-то какие... большие, выразительные.
  — Курицу с картошкой будешь? Ты вообще человеческую еду ешь? — Дева Мария, сколько недоумения! — Да или нет?
  — Добби еще никогда... — зашмыгал домовик носом. Его круглые глаза налились слезами. Ну уж нет!
  — Что никогда? Никогда не пробовал человеческую пищу? Никогда не ел картошку? Не ел курицу? — дьявол их разберет, домовых эльфов вообще и этого полудурка в частности. В книгах говорилось, что они питаются тем же, что и люди, но ведь и книги могут ошибаться.
  — Добби пробовал. Добби еще никогда не звали за стол...
  Святой Патрик, дай мне сил!
  — Тогда мой руки и за стол.
  Damnú orm! (п/а: ирл. Чтоб меня! Проклятье!) Еще никогда я не видела, чтобы обычную картошку ели с таким благоговением. Пару минут полюбовавшись на сияющую неземным восторгом мордочку Добби, я тяжко вздохнула, плюнула и занялась своей тарелкой.
  Полный желудок настроил меня на более миролюбивый лад. Жгучее желание открутить кое-кому уши и дурную бошку в придачу ушло. Ну, практически.
  — Скажи-ка мне, Добби, — решила я прояснить кое-какие моменты по окончании обеда, — ты теперь работаешь на Гарри Поттера, так? Каковы тогда твои служебные обязанности?
  — Добби не бездельник, Добби может выполнять любую работу!
  Ну, кто бы сомневался! Воробей, зараза! Вечно он заваривает кашу, а расхлебывать — мне!
  — То есть Гарри Поттер тебе ничего не сказал?
  — Сказал. Добби больше не будет спасать Гарри Поттера, Добби будет ему помогать. Еще Гарри Поттер передал Добби для мисс Патти мешочек и сообщение.
  Что и требовалось доказать.
  — Ясно. Ты читать-писать умеешь? — Эльф отрицательно замотал ушами. — Тогда так, на словах. Основной твоей обязанностью будет помощь Гарри Поттеру. То есть если он что-то попросит, ты это делаешь, но только ты можешь это сделать и если помощь мелкому не подвергает тебя какой-либо опасности. В таком случае ты должен отказаться и сказать почему. Понятно? Отлично. Дальше, — я в задумчивости взлохматила короткий ежик на макушке. — Что ты конкретно можешь делать? Убирать там, еду готовить...
  — Добби может и убирать, и еду готовить.
  — А у прежних хозяев чем занимался?
  — Добби смотрел за волшебными вещами. Добби умеет сделать так, чтобы опасная вещь не причинила никому вреда.
  То есть, передо мной сидел специалист по работе с темномагическими артефактами и пытался устроиться на работу в качестве домработника, эдакого «принеси-подай». Чудненько! Давненько я не забивала гвозди микроскопом!
  — Замечательно, — пробормотала я. — С руками что? — я кивнула на его обмотанные бинтами конечности.
  — Добби помог Гарри Поттеру. Добби дал Гарри Поттеру вещь хозяев без их ведома. Так нельзя делать, и Добби наказал себя.
  — Что за вещь? Дневник Реддла? — я сначала подумала, что именно так Воробышек получил ключ от Тайной комнаты. Однако заблуждение длилось недолго.
  — Нет, — сказал эльф. — Это плохая, темная вещь. Добби никогда бы не осмелился давать Гарри Поттеру столь опасную вещь в руки. Добби дал ему другую вещь, неопасную, чтоб можно было видеть в темноте как змея, не глазами. А ту темную, дрянную вещь Гарри Поттер убил. Добби видел.
  С минуту я помолчала, переводя то, что в весьма своеобразной манере мне сказал домовик, на человеческий. Так, стоп! Артефакт, позволяющий видеть, как змея, уничтоженный темный артефакт, который не брал ни огонь, ни что иное, неизвестное вещество в склянках...
  — И когда ты дал тот неопасный артефакт Поттеру?
  — Почти месяц назад.
  — Тогда почему ты до сир пор в бинтах? — домовики — не маглы, ожог должен был уже пойти.
  — Добби не сказал ничего хозяину Люциусу. Добби наказывал себя за это каждый день.
  Чудненько! А если б рассказал? Léan is léir ort, Воробей, авантюрист фигов! (п/а: ирл. Черт тебя подери!) Этот идиот вообще соображает, что он делает?!
  Однако объект моего гнева находился за тысячу миль, и до его приезда оставалось чуть более месяца. Зато передо мной находился домовой эльф с легким (хотя, это как посмотреть) приветом, в грязной наволочке и с ожогами на руках. И если чистокровным магам наплевать, как выглядят их слуги, то моя ирландская натура не могла оставаться спокойной рядом с существом в таком состоянии. Поэтому Добби была выдана заживляющая мазь, кое-что из старых вещей мелкого и показано, как пользоваться ванной. И уже через полчаса сияющий, как новенький пенни, отмытый до скрипа домовик в полосатой футболке и старых шортах Воробышка путался у меня под ногами в кухне, уверяя, что он-де и сам справится с уборкой дома, а я могу идти отдыхать.
  — Добби получает целых пять галеонов в месяц не за то, чтобы он сидел, пока мисс Патти работает. Добби — не бездельник!
  Кстати, это милое создание знало, кто я. В смысле, что я живу не в своем теле. И кому моя тушка принадлежала раньше — тоже. Неудивительно, ведь Тварь приходилась сестрой миссис Малфой и коллегой по ордену меченных мистеру Малфою. К тому же, восприятие и магия домовиков отличаются от человеческих, и это ушастики часто могут то, на что не способны и сильнейшие колдуны. Правда, ничего дурного в том, кто я и где я, Добби не видел, ведь я «забочусь и защищаю Гарри Поттера». Чудная логика! Нет, положительно, мне везет на психов разной степени адекватности.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3032/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
26. Битва в Тайной комнате   
Хотя выглядел пацан не в пример здоровее, чем год назад, воинственной встопорщенности у него, казалось, только прибавилось. Первое, о чем меня попросил Воробей, едва переступив порог дома в Луговом тупике, научить его, как стирать чужую память. Чудненько!
  Впрочем, его желание освоить Обливиэйт было вполне оправданным. Если бы он умел затирать чужие воспоминания, то майских событий не случилось бы. Там всего-то и нужно было стереть крохотный эпизод, каких-то пару минут. Никто бы и не заметил, Рон Уизли бы уж точно. Да, стирать память нужно было Рыжему. Крохотное такое воспоминание о черной тетрадочке, что он видел в руках Гарри Поттера. Но, к сожалению, Воробышек не умел стирать память, а самостоятельно подобному научиться у него не получилось. И, когда пытливая мисс Грейнджер перебрала все источники информации о том, что могло произойти полвека назад в Хогвартсе, Рональд Уизли вспомнил о странном дневнике, что лежал без дела в сундуке у Поттера. Посчитав, что Гарри от такого самоуправства не рассердится — «Они же друзья, так!» — он вытащил его потихоньку, не спросив разрешения: в лохматую голову Носорожки пришла гениальная идея, что дневник содержит какие-то скрытые записи о прошлом открытии Тайной комнаты. Мелкий бы об этом и не узнал, ведь Рон и девчонка, перепробовав все способы обнаружить скрытое, которые только смогла разузнать Грейнджер в библиотеке, так и не добились никакого результата и вернули дневник обратно до его возврщения в гостиную Гриффиндора. Однако дневник в руках парочки заметила младшая Уизли — и через пару дней рыжая мерзавка проникла в спальню второкурсников и, устроив натуральный обыск, перевернула все, нашла тетрадь и забрала ее. Ведь это она была виновницей переполоха в том семестре. Это к ней в том августе попал опасный темномагический артефакт, способный открыть Тайную комнату.
  Девчонку мелкий подозревал в последнюю очередь. Он вообще старался держаться от мисс Уизли с ее фанатской любовью подальше. Помня то, что я ему рассказывала о темных артефактах, Гарри ничего не писал на нервущихся страницах дневника Тома Реддла. Мой сообразительный умница-то и прикасался к этой дряни кончиками пальцев. И он даже и подумать не мог, что девчонка из чистокровной семьи, чей отец по работе сталкивался со всякими зловредными артефактами, поступит как невежественная маглокровка: начнет не просто писать в случайно попавшей к ней тетради, но и охотно общаться с разумной вещью.
  Дневник Том Реддла был украден исключительно вовремя — на вечер того дня был намечен важный эксперимент. Воробышек намеревался узнать, так ли на темномагические артефакты действует яд тысячелетнего василиска, как это описано в одной из книг Хогвартской библиотеки. Я была права в своем подозрении, что птах не успокоится, пока не найдет салазарову змейку. Ведь тогда, зимой шкет обнаружил не просто наличие воздуховодов. Он нашел потайные панели, скрывавшие вход в вентиляционную систему замка. И ему потребовался всего месяц, чтоб найти там василиска. Всего четыре недели и артефакт, позволявший видеть, не задействуя зрительные рецепторы.
  Со змеей Воробей договорился быстро, достаточно было уверить василиска, что ему никого не требуется убивать. На удивление, Ужас Хогвартса (а именно так бедолагу назвал Слизерин) был весьма миролюбив: без приказа змееуста он никого бы из учеников замка и не тронул, даже недвусмысленный приказ об убийстве он ухитрился выполнить так, чтобы жертвы всего лишь оцепенели — ему совсем не понравился опыт пятидесятилетней давности, стоивший жизни Миртл. Змея, что тут скажешь! Салазар Слизерин — по утверждениям Ужаса — поселил в подземелья эту милую рептилию, чтобы она, в случае нападения на школу, защитила обитателей Хогвартса. А песенку о нечистой крови уже придумали потомки. Что-то такое шкет и подозревал: три нападения, смертоносный взгляд, несколько центнеров живого веса, убойный яд — и ни одного погибшего. Слишком много совпадений для счастливой случайности.
  К большой досаде мелкого, зрение василиска, как и всякой змеи было слабым, и змея больше ориентировалась на запах, а потому описание того, кто принес вещи Криви и Финч-Флетчли и приказал напасть на их владельцев, было крайне расплывчатым: это была девочка не слишком высокого роста с неправильным запахом. Гарри на всякий запомнил этот запах, но без особых ожиданий: все же до нюха змеи ему было ой как далеко. Впрочем, когда на следующее после кражи дневника утро за завтраком Джинни Уизли неосмотрительно села рядом, мелкий этот самый запах мигом опознал. Он не хотел повторения осеннего кошмара, а потому, поймав ее после обеда, попытался убедить рыжую писклю пойти к директору и отдать дневник, ведь эта вещица вовсе не так безопасна. Девчонка от него отшатнулась, как черт от ладана и убежала. То, что случилось дальше, птах не ожидал совершенно. Но передавшаяся от меня предусмотрительность помогла пережить последствия этого разговора с меньшими потерями: еще накануне, как только птах обнаружил у себя пропажу дневника, он едва дождался отбоя и полетел со всех ног к василиску. К счастью, в ту ночь в Тайную комнату никто не спускался, и помешать уходу гигантской рептилии в другую пещеру было некому. А чтобы у неведомого вора не получилось совсем науськать бедолагу шестнадцати ярдов длиной на очередную жертву, мелкий его усыпил, пообещав разбудить, как только виновный будет найден и обезврежен.
  Поскольку теперь у меня был Омут памяти, а ребенок умел извлекать воспоминания, процесс усыпления змеи размером с поезд щуплым мальчишкой четырех с половиной футов высотой я имела удовольствие видеть своими глазами: оказывается, стоило только приказать, и на желтые глазища василиска опускалось специальное полупрозрачное веко, нейтрализующее всю смертоносность взгляда, а потому мелкому малфоевский артефакт после первой же встречи был ни к чему. Зрелище было феерическим даже несмотря на скудность освещения. Более того, тусклый свет Люмоса создавал несколько зловещую атмосферу, а потому то, как реально огромная змея блаженно порыкивает (шипением этот звук назвать было сложно) от почесываний мальчишки основания черепа, а потом послушно засыпает под старинную колыбельную, выглядело совсем уж... специфически. Да, кстати, а василиски храпят, во всяком случае конкретно этот — уж точно.
  Так что, к тому времени, когда Джинни Уизли, одержимая духом Реддла, спустилась в Тайную комнату, громадной смертоносной змеи там уже не было, и дозваться ее было весьма и весьма нелегко. Поэтому, когда Рон убитым голосом сообщил о пропаже сестры и о надписи на стене, Воробей без колебаний отправился ее «спасать». Шкет не знал о том, что на самом деле представляет из себя дневник Тома Реддла, он посчитал, что девчонка просто сделала финт ушами, чтобы отвести от себя подозрения. Понимая, что змееуст Поттер — очень удобная фигура для «козла отпущения», он не стал уговаривать Рона и Гермиону, чтоб они оставили свои измышления взрослым, а охотно включился в дискуссию. Самое забавное, что предположение о том, где находится вход в Тайную комнату, сделала Носорожка сама, безо всяких внушений. Вчетвером — кроме парочки «юных детективов» со шкетом был еще и Невилл — они отправились в туалет Плаксы Миртл. Когда вход после простенького «Откройся!», сказанного мелким наудачу, все же появился, Гермиона и Невилл, как самые ответственные были отправлены за преподавателями, после чего Рон был оставлен дежурить у входа, а Воробей отважно прыгнул внутрь. Мелкий совершенно не рассчитывал на магическую дуэль: одиннадцатилетняя малявка никак не могла быть опасным противником —  он был намерен сделать так, чтобы рыжей паршивке даже в голову бы не пришло сваливать всю ответственность на него. Однако вышло все совсем иначе. В Тайной комнате он обнаружил лежащую без чувств Уизли, дневник и странного призрака. До этого Воробей считал, что привидения не способны держать в руках чужие волшебные палочки. И уж точно не могли бросаться Круцио, который мелкий отхватил за свой длинный ядовитый язык. К сожалению, все заклинания, которые знал шкет, на «воспоминание Тома Реддла», как этот полупрозрачный юноша представился, не действовали. Мелкий тянул время, дожидаясь кавалерии, то бишь, преподавателей, язвил, хамил, провоцировал, потом петлял между колон, уворачиваясь от заклинаний Реддла. Наконец, осознав, что еще чуть-чуть — и рыжая дура отдаст Богу душу, а преподавателей как не было, так и нет, он подобрал валявшийся в темном углу обломок клыка василиска, достал заблаговременно полученный от Ужаса яд, вылил его на клык и, выкатившись из-за колон, попытался пронзить своим оружием лежавший рядом с бесчувственным телом наивной дуры дневник. Воробей совершенно правильно расценил, что если воспоминание Реддла было полвека заключено в этот предмет, то, чтобы навредить призраку, нужно уничтожить дневник. После Непростительного координация шкета и скорость его передвижений оставляли желать лучшего, и если бы не прилетевший откуда-то феникс директора, который прикрыл мелкого, то наверняка бы получил от Реддла еще что-нибудь неприятное. Автор гримуара о редких магических животных оказался абсолютно прав, утверждая, что яд василиска, равно как и слюна нунды, крайне отрицательно действует на любые артефакты. От воплей Реддла у птаха заложило уши и потемнело в глазах, а разом ослабевшие ноги отказались стоять, и Воробышек без сил распластался на холодных камнях. В сознании его удерживала только песня феникса. Буквально через минуту после развоплощения Реддла в помещение ворвались преподаватели во главе с директором. Вовремя, bás dúbh orthu! (п/а: ирл. Чтоб они провалились!)

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3032/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
27.  Конец семестра   
Причина, по которой директор, уже во второй раз, опоздал на поле боя, была проста: всему виной была еще одна наивная идиотка. В роли оной на этот раз выступила мисс Грейнджер. Дело в том, что когда она с Невиллом отправилась за преподавателями, сразу к директору Носорожка не пошла. Она решила просто: зачем директору что-то там рассказывать и терять время, которого у Джинни нет, на объяснения, если рядом, буквально в двух шагах есть известный дипломированный борец со злом. Это она так о Локхарте думала, если что: Гарри и Рону так и не удалось ей втолковать, что все приключения смазливого преподавателя ЗОТИ в лучшем случае выдуманы. Поэтому, отправив Лонгботтома к горгулье, охранявшей вход к директорскому кабинету, она направилась к Гилдерою Локхарту и застала его собирающим вещи: отважный герой намерен был дать деру, пока цел. Увы, он опоздал: разъяренная тем, что на самом деле ее кумир — гнусный обманщик, изрядно перенервничавшая девочка отобрала у профессора палочку, наставила свою и погнала негодяя в туалет Плаксы Миртл.
  — Слушай, мелкий, а она не сказала, зачем она это сделала? — спросила я, когда Воробышек рассказывал мне эту историю.
  — Неа, — ухмыльнулся тот, — по ходу, она и сама не была в курсе.
  Ó, mo Dhia! (п/а: ирл. О, Господи!) А ведь такая умненькая девочка, лучшая ученица школы... Куда что подевалось?
  Однако в пасть к василиску Локхарт отправляться не захотел. Он улучил момент, когда Рон и Гермиона отвлекутся, и отнял у Уизли сломанную палочку рыжего. От первого пущенного Обливиэйта гриффиндорцы чудом увернулись, и заклятие попало в черный зев входа в Тайную комнату. Второй же принял на Протего кто-то из вбежавших в туалет преподавателей. И все бы ничего, но палочка Уизли и раньше чудила, а теперь, в чужих руках, показала себя во всей красе: если от первого заклятия в подземной части туннеля в Салазарову комнату случился обвал, то второе заклятие отразилось от поставленного щита и стерло Локхарту память ко всем чертям. Собственно, потому преподаватели и задержались: пока Локхарта к Помфри отправили, пока спустились, пока проход сделали, пока добрались, с опаской всматриваясь в темноту.
  Весть о том, что на зов «Тома из дневника» василиск не явился, а значит, есть вероятность того, что рептилия вот-вот может приползти, придала находившимся в Тайной комнате взрослым небывалую прыть. Мелкий и глазом моргнуть не успел, а их с Уизли уже погрузили на носилки. К выходу наверх почтенные преподаватели вообще, кажется, добежали. Искать в Хогвартских подземных катакомбах тысячелетнюю смертоносную тварь, дабы сразить ее, как Святой Георгий, с никто из них не желал, а потому они поступили просто: рассудив, что рано или поздно василиск — если он жив, конечно — вернется в свое логово, профессор Флитвик поставил в террариуме за гигантской каменной головой и в самой Тайной комнате несколько «кричалок» — специальных артефактов, воспроизводивших крик петуха. Из-за этого, кстати, сам василиск, мирно храпевший в дальней пещере, был разбужен только в сентябре, когда Добби перенес в другое место все ловушки и сигналки. Сам ход из туалета в Тайную комнату был завален и магически запечатан.
  На следующее после дуэли с воспоминанием Реддла утро, когда мелкий слегка очухался от испытанного в подземелье, он был приглашен к директору на, так сказать, подведение итогов. За проявленный героизм и догадливость Гриффиндор получил две сотни баллов, по полсотни на брата. Если б Воробей мог, он бы сказал, куда Альбус Дамблдор может засунуть эти баллы, но, увы, вернувшееся благоразумие заставило держать язык за зубами и опустить очи долу. Джинни Уизли была признана не отвечающей за свои действия, поскольку ее воля была полностью подчинена зловредному Томасу Реддлу. На то, что на обоих мальчиков напали после того, как они поссорились с самой мисс Уизли (тому, между прочим, были свидетели), директор милостиво закрыл глаза. Нет, председатель Визенгамота мне нравился все больше и больше с каждым узнанным о нем фактом!
  Благоразумие и хладнокровие оставило мелкого, когда к директору посреди разговора заявился Люциус Малфой. Испытанное на своей шкуре ночью заклятие, от которого когда-то потеряли разум родители Невилла, пусть и не такое сильное, как могло бы быть, не добавило птаху кротости и миролюбия, и тот факт, что получил Воробушек это заклятие из-за Малфоя-старшего, стерло всякие остатки доброго к белобрысому отношения. К тому же, из-за этого интригана едва не воплотился Реддл, он же Волдеморт. Последней каплей стало то, что новоприбывший начал настаивать на приглашении авроров, дабы те убедились, что Гарри Поттер и в самом деле не виновен в нападениях на учеников и в похищении мисс Уизли. А потому Люциус Малфой потерял домового эльфа самым оскорбительным образом и был публично им спущен с лестницы. Кажется, Добби давно хотел поступить так со своим бывшим хозяином.
  К слову, известие о том, какое имя носил при рождении Темный Лорд и кем на самом деле были его родители, стало для меня откровением. В памяти Твари ничего подобного не было! Она искренне считала его чистокровным. С одной стороны, конечно, стала понятна ненависть чувака к маглам: папа маму бросил с пузом, из-за чего та померла при родах, да и приюты в тридцатые годы были тем еще милым местом. Но с другой стороны, лидер радикально настроенных сторонников чистоты крови... Я даже пересмотрела все более-менее связные воспоминания Твари, связанные с Волдемортом и его организацией. Весьма занятная история, несмотря на мою нелюбовь к политике и политикам всех мастей и стремление держаться от всего этого подальше. Luí gan éirí orm, они ведь реально в прошлый раз едва не победили! (п/а: ирл. Чтоб мне лечь и не встать) В связи с этим события в канун Хэллоуна восемьдесят первого наводили на нехорошие мысли: в жизни, конечно, всегда есть место случаю, совпадениям и дурости человеческой, но чтоб так...
  По странному стечению обстоятельств, в тот же день, когда в кабинете директора происходило подведение итогов, а Люциус Малфой лишился домовика, были исцелены и  пострадавшие от непрямого взгляда василиска. Мальчишкам грозило остаться на второй год — Финч-Флетчли и Криви пропустили две из трех промежуточных аттестаций — однако мелкий натравил на них Грейнджер, и те, хоть и с трудом, но все же сдали итоговые экзамены. Избавление от удушающей опеки Носорожки на итоговые оценки самого шкета не повлияло совершенно, а вот Ронни едва не завалил зелья. Невилл же получил свое твердое Удовлетворительно и похвалу от Снейпа, больше похожую на оскорбление.
  Едкую характеристику своих знаний и способностей услышал от «любимого» преподавателя и Воробей. Однако три четверти Хогвартса не разделяли мнения декана Слизерина. Гарри Поттер из почти изгоя и «природного темного мага» вновь стал героем. То ли Грейнджер, то ли еще кто не удержал язык за зубами, и о том, кого поселил Салазар Слизерин в Тайной комнате, узнали практически все. Очень скоро по школе пошли слухи, что на самом деле Поттер убил василиска. Естественно, мелкого не могли не спросить об этом, за пару дней достали по самое немогу, и он решил поприкалываться и на вопрос о судьбе змеи убийственно-серьезно ответил:
  — Зарубил. Мечом Гриффиндора.
  Зато Поппи Помфри оказалась менее разговорчивой, и о перенесенном мальчишкой Пыточном широкая общественность не узнала. Ну да, в там случае Джинни Уизли пришлось бы несладко, ведь палочка со следом от Непростительного принадлежала ей. Да, кстати, семья Уизли за спасение дочери была так Воробью благодарна, так благодарна, в таком неоплатном долгу… что до конца августа о рыжих ничего не было видно или слышно, кроме редких писем и заметки в «Пророке»: Уизли всем табором уехали на полтора месяца в Египет. Впрочем, это было лучшим, что они могли сделать для мелкого.

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .