Одна дома и Фанфикшн

17 Декабря 2017, 22:19:39
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру Гарри Поттера » Гет (Модератор: naira) » [RG-13] [макси] И после смерти мне обрести покой, ГП/ТР(ЛВ), ГГ/БЗ, Adventure ч1 гл 1-2 14.03.14

АвторТема: [RG-13] [макси] И после смерти мне обрести покой, ГП/ТР(ЛВ), ГГ/БЗ, Adventure ч1 гл 1-2 14.03.14  (Прочитано 5389 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Название: И после смерти мне обрести покой
Автор: Cederus.
Соавтор: Aonna заявка №489
Бета - мама.
Персонажи (пейринг): Гарри Поттер/Том Риддл(ЛВ), Гермиона Грейнджер/Блейз Забини, и др.
Рейтинг:  RG-13, возможно, повысится.
Тип: гет.
Жанр: приключение (на деле, небось, выльется жуткая смесь).
Размер: макси.
Статус: в работе.
Дисклаймер: Героев и мир - исходник одолжила, вроде как обещала вернуть…
Аннотация: Заявка №489
Победив Волдеморта, Гарри прожил долгую и счастливую жизнь (читай канон - про это можно написать всего пару абзацев). В глубокой старости он тихо умирает во сне. НО проснувшись, он оказывается в другой реальности. Все просто прекрасно. Мама жива, папа жив, Сириус жив. НО опять существует это проклятое НО. Мама - слизеринка из древнего, чистокровного, НО обедневшего рода, члены которого профессиональные убийцы. Всё это у них в крови и в десять лет память крови просыпается. (Петунья - сквиб от которого отреклись, в истории не несёт никакой роли) Отец - Джеймс Поттер, НО он учился на Слизерине, как и его мать Дореа Блек-Поттер. Сириус не убегал из дома и ТОЖЕ учился в Слизерине. Семья поддерживает идеалы чистокровных, ненавидит маглов и равнодушны к маглорождённым. Лучшие друзья семьи - Малфои, Блеки (Сириус женился на чистокровной ведьме, и имеет старшего сына и дочь), Ленстриджи (у Беллы есть сын, Рабастан тоже женился - есть два сына), Эйвери (Андромеда вышла замуж за Эйвери, НЕ за Тонкса. Есть дочь Нимфадора (ей НРАВИТСЯ своё имя и она ПРИМЕРНО ОДНОГО возраста с остальными детьми), Лонгботтомы (их не сводили с ума, на стороне Волди). И ещё раз НО. В мире правит Волдеморт. Маглорождённые забираются у родителей маглов и отдаются в семьи магов, где их учат традициям маг мира, а так же частично принимают в род. НО это еще не всё. Самоё главное у Джеймса и Лили Поттер родилась ДЕВОЧКА.
Теперь Гарри Поттеру нужно научиться быть ЛЕДИ. НЕ выдать себя НИКОМУ. НЕ придушить своих друзей в лице Малфоя, трёх Ленстридж, двух Эйвери, Лонгботтома и двух Блеков. Противостоять оппозиции в лице Ордена Феникса и ПЛОХОГО Дамби, выбрав сторону по принципу меньшего зла (Волди - КРАСИВЫЙ и АДЕКВАТНЫЙ ... (министр, король, ...). А поможет ей её умная сестра Гермиона Поттер, бывшая Гренджер. Младший брат - наследник рода ... Поттер, и оставшаяся память от старой жизни (за лет 150 можно узнать мнооогое) и от десятилетней девочки, принявшей наследие матери и жившей в этом мире с рождения.
Предупреждение: ООС, АУ…  НЖП на НМП сидит и НЖП погоняет, Дамбигад.
Разрешение на размещение: есть

Обсудить фик

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Пролог.
- Огласите завещание, пожалуйста! – просит Лили работника министерства.
Сегодня в её семье траур, умер их отец Гарри Джеймс Поттер. Джеймс с женой и Альбус сидели неподалеку и были мрачнее тучи. Мать – Джинерва Поттер уже который день не находила себе места. Умереть в сто пятьдесят лет - это очень даже хорошо, долго ж прожил, но кто сказал, что это сможет унять горечь семьи.
- Я Гарри Джеймс Поттер… - дальше прозвучало само завещание, Лили его, практически, не слушала.
Вчера были похороны… В память усопшему, говорили много, и все, а, значит, в основном врали. Ну да, жалко человека, пожалеют, забудут, пойдут дальше, трагедия-то не в их семье.
Лили с отцом была особо близка. И его потеря, возможно, полностью перевернёт её жизнь. Но речь пойдёт не о ней.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 1.
Если вы - мальчик-который-выжил и вы умерли, не расстраивайтесь, вы умерли не с концами, вы же - мальчик-который-выжил, кто ж вам даст спокойно умереть, по крайней мере, так сразу? Именно с этой простой истиной и предстояло, вскоре ознакомится Гарри Поттеру, а пока, а пока он видел что-то типа света в конце туннеля.
В параллельной вселенной находящейся под углом девяносто градусов к канону происходили такие события…
- Вы уверены, что она не очнётся? – спросил обеспокоенный женский голос.
- Леди Поттер, я уже который раз вам повторяю, мы удивленны как после такого удара она вообще умудрилась выжить, а то, что она пока в коме для неё же лучше! Магия мисс Поттер восстанавливает нормальное функционирование тела, а это должно происходить в бессознательном состоянии… - устало отвечает доктор, эта женщина уже три месяца не оставляет его в покое.
Она уже успела стать его ночным кошмаром. Он уже не удивится, если богарт начнёт становиться ею.
- А то, что я чувствую, что она медленно угасает, вас не волнует? – не сдавалась Леди Поттер.
- Я уже говорил, что это нереально!.. – в лоб ответил ей лекарь.
- Да что вы вообще понимаете в магии!? Если я чувствую, значит, оно так! То, что вы проходили обучение до начала правления его превосходительства, не может оправдать вашу халатность! – вконец, вспылила Лили.
Леди Поттер была, практически на последней точке кипения. Её глаза сверкали и разве, что не метали молнии.
- Ну, и забирайте дочку домой, раз я - некомпетентен! – раздражение врача тоже достигло предела. Его уже какой месяц мучают, не обязан же он это терпеть!
Ох, уж эти чистокровные! Чувствуют они! Вы сначала объясните, как вы чувствуете, а потом уже обвиняйте остальных, что они не могут так же!
- А вот и заберу, мистер!..
Вечером того же дня Лилия Поттер вся на нервах вернулась в поместье. Дочь из Мунго она решила всё же забрать, попутно разругавшись с главврачом вдрызг.
- Дорогой, забери Яшмайн из Мунго!
Джеймс стоял у окна их спальни и наблюдал за заходом солнца, но как только он услышал голос жены, всё его внимание обратилось к ней.
- Она очнулась?
Яшмайн Поттер пребывала в коме уже три месяца. Лекари Мунго лишь разводили руками. А альтернатива больнице не была найдена. Девочка впала в кому, после падения с пятидесяти метров. Если бы отец её вовремя не подхватил магией, она бы и вовсе разбилась.
В квиддич Яшмайн играть умела и любила. Но в данном случае сглазили её метлу. Виновник был найден и огрёб по полной программе, но обеспокоенным родителям это мало помогло.
- Нет, но лекари Мунго ничего не делают! – крайне раздражённо сказала Лили.
- Не ново… - пробормотал Джеймс, - Хорошо, заберу.
На следующий день в Поттер меноре состоялось нечто сродни собранию. Присутствовали лишь близкие и друзья семьи.
- Что же делать? Что вообще можно сделать? Я чувствую, как она медленно умирает… - Лилия вот уже три месяца, буквально, не отходила от постели Яшмайн.
Леди Поттер сидела в кресле, уткнувшись головой в плечо Джеймса, и нервно качала ногой. Она уже несколько раз порывалась идти мстить тому идиоту, благодаря которому её дочь оказалась без сознания. Но муж её вовремя останавливал, ссылаясь на то, что есть проблемы поважнее. Сам он примостился на подлокотнике кресла жены и тоже был не в лучшем состоянии.
- Знаете, есть у меня одна идея, - вдруг подала голос Белла, - Только с её осуществлением могут возникнуть проблемы…
- Ты уж говори, не томи! – отчаянно попросила Лили.
- Есть один ритуал, который может поспособствовать скорейшему выздоровлению Яшмайн. Вот только проводить его должен самый сильный маг общины, - неуверенно начала Лейнстранж, - Я, конечно, могу попробовать уговорить милорда… но не знаю, получиться ли…
Белла не любила давать ложную надежду, и поэтому сразу указала на маловероятность такого события. Ведь у Вольдеморта сейчас, и так было множество проблем. Да, война выиграна, но оппозицию в лице Дамблдора и Ордена Феникса никто не отменял. Да и с приходом к власти Тёмного Лорда началась Холодная война с Францией. Но в то же время вышел неожиданный союз с… вы не поверите, с Русью. Это во многом облегчало переговоры, да и всю внешнею политику, в магическом мире у Московии был огромный авторитет, всё же страна, избежавшая святой инквизиции, всё же страна, в которой не было гонения ведьм. Но ведь Франция тоже занимает не последние место в Магическом Мире. 
- Но попробовать-то можно! – в глазах Лили загорелась надежда.
Вольдеморта уговорить получилось. О потерях в столь нелёгком деле мы повествовать, разумеется, не будем.
Тёмный Лорд сидел посреди ритуальной комнаты. Перед ним в середине пентаграммы лежала Яшмайн.
Вольдеморт согласился на это не сколько ради девочки, сколько ради практики,  ритуалы, созданные ещё до нашей эры, он ни разу не проводил. И ему было интересно, получиться ли? А если нет – то, что из этого выйдет.
Для начала надо было обмочить полынь в кипарисовом масле, а потом её поджечь, разложив траву на вершины звезды. После необходимо нанести руну жизни на лоб Яшмайн, а руну смерти на тыльные стороны ладони. Когда все приготовления будут закончены, надо зачитать длиннющее заклинание-стихотворение на кельтском. Вот здесь-то всё и пошло не так…
Трактат, из которого было взято заклинание, не раз переписывался и переписывался от руки. Не мудрено сделать ошибку. Собственно, была утеряна одна единственная буква, но смысл слова резко поменялся…
Магия - наука тонкая, дилетантства не терпит. Один неверный звук, одно ударение не в том месте, одна слишком длительная пауза и всё, исход ритуала предсказать нереально.
                        ***
Всё тело ломило. Голова раскалывалась. Было чувство тошноты. Одним словом, человеку хреново.
Гарри Поттер делает усилие и открывает глаза, потом резко приподнимается на локти. Спина отзывается болью, воздух давит на грудную клетку, трудно дышать. Ощущения приотвратные, он и не догадывался, что это всё может болеть сразу.
Перед глазами всё ещё плывет, реальность не хочет складываться в чёткую картину. Когда хоть как-то проясняется, становиться понятно – он не дома.
Незнакомая комната, кровать под балдахином нежно салатового цвета. В помещение витает запах полевого клевера.
Гарри опять ложится на кровать, лучше не становится, а в таком состоянии хоть в чём-то разбираться будет весьма проблематично. И он впадает в забытье – о, сладкий сон.
Перед глазами мелькают смутно знакомые видения. Он помнит эти события, но не помнит, как он в них участвовал, они все для него будто прочитанная книга: ты знаешь сюжет и будто это происходило и с тобой, но в то же время отчётливо понимаешь, что это всего лишь игра воображения.
 
В следующий раз он проснулся, когда за окном стемнело.
- Яшмайн, я так волновалась, что ты больше не проснёшься! – раздался знакомый, и в то же время не знакомый, женский голос прямо над его ухом.
«Яшмайн? Это же она не ко мне? – подумал Поттер, осматриваясь.
В комнате, кроме него и женщины, никого не было. Да и её внешность была до безумия знакома. Длинные рыжие кудри, собранные в тугую косу, переброшенную через плечо, спускались к животу. Ещё одной яркой чертой женщины являлись глаза невероятно зелёного цвета, сравнимого разве что с изумрудом, такие же, как у него самого. Мама! А это, значит, он умер и попал в рай.
- Мама! – это было первое слово, произнесённое Поттером в этой реальности, и оно его испугало.
Его голос был мало того, что детским, так ещё и девичьим. От шока и потрясения Поттер заорал.
«Ну, вот и после смерти мне не обрести покой!» - подумалось ему.
Ор прекратился лишь тогда, когда сел голос, а мать начала его успокаивать.
- Яшмайн, всё хорошо, всё хорошо, - приговаривала Лили, гладя, как она думала дочь, по голове.
- Да, мамочка, да, - охрипшим голосом и, не веря своим словам, отозвался Гарри.
- Доченька, как ты себя чувствуешь? – озабоченно спрашивает Лили.
- Спасибо – плохо.
А как ещё можно себя чувствовать в подобной ситуации? Ему сто пятьдесят лет! А он в теле десятилетней… девчонки! Это – маразм, галёники, наркотические вещества… и всё что ещё может привести к такому эффекту.
Гарри не отрываясь, смотрит в одну точку, ему страшно, он даже близко не представляет, что делать.
Лили состояние дочери списывает на последствия комы. Она гладит её по голове, шепчет ласковые слова, старается успокоить. А на душе Лилии так тепло, так хорошо и радостно. Её дочь очнулась! Что может быть лучше?
Гарри закашлялся… Всё это хорошо, то есть совсем наоборот, но естественные потребности ещё никто не отменял. А у Поттера пересохло в горле и невероятно сильно хотелось пить.
- Мам, воды можно?
- Ах, да, конечно, - Лили хлопает в ладоши и посреди комнаты с громким хлопком появляется домовой эльф, - Воды принеси.
Уже через несколько секунд эльф появляется снова со стаканом воды.
- Молодая госпожа, - эльф кланяется и преподносит Поттеру стакан воды.
Ошарашенный Гарри её залпом выпивает. Чем дальше в лес, тем третий вылез! Он ещё и госпожа. Что бы на это сказала основательница профсоюза домовых эльфов, то бишь Гермиона Уизли? Ладно, лучше не думать об этом, и без того плохо.
Сейчас надо разбираться с более насущными проблемами типа: где он и как дальше быть? А вообще… есть универсальный способ под названьем: «амнезия». Допустим, во сне стукнулся о спинку кровати. Чего в жизни не бывает?
Ой, блин! Он же ещё и девочка, а это предвещает, что во много раз больше проблем всплывет. Другой род в речи и так далее…
- Мам, я плохо помню, что вообще было, практически, не помню, кто я… отрывочные воспоминания есть, но картина не вяжется, - хрипит Гарри. Так, кстати, голос больше похож на мужской, что, несомненно, радует.
- Яшмайн, это, наверное, последствия удара, вряд ли амнезия будет долгой, - отвечает мать, - Ладно, ты подожди, я сообщу семье радостную новость.
Лили встаёт с кровати и уходит, оставляя Гарри наедине со своими мыслями. Коих много…
Хотелось завыть и помереть. Второе даже больше первого. Что он даже умереть спокойно не может, без эксцессов? Он чёрт знает где!.. Нет, что мать жива, это хорошо никто не спорит, но то, что он девочка, это ни в какие ворота не лезет! Может, это… отравиться? Хотя, ладно, шанс на вторую жизни даётся не каждому. И надо использовать его с умом. Главное примириться сейчас к новой роли – роли десятилетней девочки. Ужас-то какой!
- Джеймс, Джеймс, Яшмайн очнулась! – Лили врывается в гостиную.
Джеймс просматривает отчёт по работе. Однако, эти слова враз заставляют его поднять голову. Этой замечательной новости он ждёт уже долго. И вот наступил тот самый момент!
- Дорогая, это прекрасно!
- Я пойду, сообщу Риннону и Гермионе!
Дети нашлись в библиотеке. Жажда знаний Гермионы поражала, но самое  замечательное в этом было то, эта жажда передавалась окружающим. А-то сына явно было бы не вытащить с квиддичной площадки. А так Гермиона его можно сказать вдохновляла на подвиг и труд.
Девочка изучала всё, что попадало ей под руку. И чем-то напоминала Лили её в этом же возрасте. У приёмной матери Гермиона переняла много черт. Возможно, поэтому Лили относилась к ней, как к своему ребёнку. Ведь в таком вопросе не важно, кто биологический родитель, важно, кто воспитал.
Риннон же, напротив, хоть и являлся кровным сыном Лили, от неё унаследовал мало.  Интересами он был очень похож на отца в этом возрасте. Игры, квиддич…
Сказав детям о том, что Яшмайн очнулась, Леди Поттер вернулась к дочери. В её спальне уже был Джеймс.
Гарри недоверчиво наблюдал за родителями. Конечно, что после смерти никому неизвестно, но что б так!?
- Яшмайн, милая как ты себя чувствуешь? – спросил Джеймс.
- Папочка, кроме того, что я амнезию заработал…а мне тебе сказать нечего, - запинаясь в роде, ответил Гарри.
- Яшмайн, Яшмайн, ты очнулась! – в комнату вбежал мальчик, - Я так волновался!
У него были чёрные кудряшки на голове и карие, такие же, как у Джеймса глаза. Из этого всего Гарри заключил, что он его брат.
Мозги соображали вяло и отказывались понимать действительность, потому как следующую фразу «брата» он не понял:
- Сюда даже император приходил! Тебя лечил!
Когда Гарри пытался понять, какой собственно император приходил его лечить, в комнату вошла та, кого Поттер уж точно не ожидал тут увидеть. В комнату вошла… Гермиона Грейнджер. Правда, на саму себя она была не очень похожа. Длинные каштановые волосы красиво убраны. Одета она была в лёгкое хлопковое платье нежно сиреневого цвета, подпоясанное голубой лентой.
- Яшма, я так рада!

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 2.
Примечание автора: Прыгающий род показывает метание Гарри (Яшмайн) и попытки величать себя в женском роде.
Следующие несколько дней вставать с постели Поттеру не разрешали. Нет, разумеется, понятно, что после трехмесячной комы необходимо ещё прийти в себя, и так далее… Но на деле никаких ее последствий не наблюдалось.
В первые дни Поттер в основном привыкал к самому телу и, соответственно, новому имени. Всё же оно не просто другое, оно к тому же подразумевает под собой девочку и поэтому отзываться на него невероятно сложно.
Этот факт и привёл к тому, что о его интересном положении узнала Гермиона. Нет, конечно, он догадывался, что его поведение разительно отличается от поведения Яшмайн. И даже считал, что хорошо знающие его люди должны догадаться о подмене намного быстрее. Восьмой день - это как-то неестественно! Хотя раз так, коль сами не поняли, что он - не Яшмайн Поттер, то он им говорить не будет. Ведь ещё неизвестно к каким это приведёт последствиям! Предугадать реакцию родителей на замену ребёнка Гарри был не в состоянии. В его практике явно такого не было. А представить подобную ситуацию, только со своими детьми, он не мог.
Восьмой день пребывания Гарри в новом для него мире ознаменовался долгожданным разрешением встать с постели.
- Яшма, доброе утро! – Гермиона, как всегда бодрая, хотя было ещё раннее утро, часов около семи, неспешно вошла в комнату Яшмайн.
Гарри с трудом разлепил глаза. Уже который день его будят ни свет, ни заря! А всё почему? Потому что Яшма - жаворонок, а он -сова! И на заявления: «Я вообще-то спать хочу!» на него недоуменно косятся. Слава Мерлину, хоть не говорят ничего!
- Доброе… - обреченно отзывается Гарри.
- Кстати, сестричка, - этого обращения Поттер вообще не понимал, а объяснять никто не спешил, считая, видать, что хоть такие подробности Яшмайн должна помнить, мать с отцом же узнала, - Тебе мама встать разрешила!
Ну, слава Мерлину, он уже боялся, что все его мышцы атрофируются! Наконец-то, будет возможность размяться!
Не ответив ни слова, он, точнее она (называть себя в женском роде было невероятно сложно…), но ведь чтоб убедить в чем-то кого-то необходимо в этом убедить себя, хотя бы на время, свесил…а ноги с кровати и резко встал…а.
Первое, что отметил…а Поттер, было то, что мир стал как-то больше. Но, наверное, это от того, что он…а стал…а меньше. Рост-то десятилетней!
Гермиона с интересом в глазах и улыбкой на лице наблюдала за Яшмайн. Вскоре на её лице отразилось непонимание. Что-то явно было не так! Сказать точно что, девочка не могла. Но всем своим нутром чувствовала – непорядок!
- Э… Яшма с тобой всё хорошо? – забеспокоилась Гермиона. Сестра только подошла к окну, а уже для Герми было ясно, что с Яшмайн что-то не то. Мимика, походка, жесты – не ее. Амнезия не могла возыметь такой эффект!
- Да…
Вот! Гермиона только сейчас сообразила что ещё: голос чуть другой! Разумеется, сам он не изменился, но интонации и тон, явно были не под стать обычным Яшмайновским. За ними чувствовался другой человек.
- Ты - не Яшмайн! – уверенно сказала Гермиона, напряжено вглядываясь в знакомое лицо.
Поттер прошёл…а к окну и забралась с ногами на подоконник, потом грустно улыбнулся…ась Гермионе.
- Я и не отрицаю… - тихо проговорила она.
Гермиону поразил голос и вселенская усталость в глазах, будто перед тобой не девочка десяти лет, а дряхлый старец. Взгляд глаз, подобных разве что одному изумруду, был настолько старше тела, что контраст создавался неимоверный.
- А где она… моя сестра? – в испуге прошептала Гермиона.
Её собеседница лишь пожала плечами.
- А кто… ты? – осторожно поинтересовалась девочка.
- Я? Я-то?.. – тот, кто выдавал себя за Яшмайн, невесело хмыкнул, - Давай всё же не здесь! И, пожалуйста, – никому!
- Риннону я скажу, - предупредила её Гермиона, дернув плечом.
- Но лишь ему! Договорились?
Девочка кивнула. Необходимо было разобраться. А без истории главного участника это сделать невозможно!
Гарри, нет, Яшмайн хотел…а так в пижаме во двор и выйти, вот только Гермиона не позволила. Заявив, что это моветон, она повела его( тьфу! ее) к шкафу… где Поттер ждало принеприятнейшее открытие… В гардеробе Яшмайн Поттер брюк не было вовсе!
С волосами была отдельная проблема… Если во время комы, они не запутывались лишь благодаря магии, по той же причине видать, и тело слушалось, и мышцы не болели, слава Мерлину! В последние же дни действие заклятья кончилось. И в волосах Яшмайн образовался ни один колтун. Со всем этим великолепием разбиралась Гермиона. Поттер же только ругалась, заставляя девочку краснеть, и изредка втягивал…а воздух ртом и закусывал…а нижнюю губу.
И вот, наконец-то, эти экзекуции кончились! Яшмайн с Гермионой сидели в саду под ясенем перед декорированным прудом.
Фамильное поместье Поттеров было роскошнейшее… Само здание выполненное в староанглийском стиле, прекраснейший сад. За пределами владений, вплоть до горизонта, простилались холмы, сплошь покрытые молодой травой.
По прикидкам, кстати, на дворе май-месяц.
Поттер косилась на подол платья и невесело размышляла о горькой судьбе, постигшей ЕЕ под старость лет. Помимо всего прочего, она ещё рассматривала своё отражение в зеркальной глади пруда. Ну что тут скажешь, родственное сходство с Гарри Поттером было. Те же глаза, некоторые черты лица, непослушные волосы, выбивающиеся из причёски и торчащие во все стороны. На этом сходства заканчивались и начинались различия. Первое из которых, разумеется, пол! Далее - менее шокирующие, но тоже немаловажные… Рыжие волосы темнее, чем у матери и не настоль яркие, как у Уизли. Чуть другой изгиб бровей… Всё? Хотя, нет. Телосложение крепче, чем его в том же возрасте. Но, наверное, это за счет других условий жизни.
- Так всё же, кто ты? – Гермиона пристально посмотрела на Яшмайн.
- Пожалуй, начну я с самого начала… Только прошу не перебивать! Зовут меня Гарри Поттер, мне сто пятьдесят лет…
Гермиона поперхнулась воздухом. Чего на свете не бывает!..
- Сколько?!
- Сто пятьдесят, - повторил Гарри, - У меня есть (было) трое детей и восемь дней назад я… умер?..
В этом Яшмайн был..а не особо уверена. Но вроде ощущения были схожи с теми, что он испытывал на вокзале Кингс-Крос. А потом? А вот, что было потом, она помнил…а смутно. Вроде ее кто-то позвал. Голос был властный, чарующий и отчего-то знакомый. Кто бы мог быть его обладателем?
- То есть, ты хочешь сказать, что умер, а потом очнулся здесь? – подвела итог рассказу Гермиона.
Яшмайн кивнул…а, Грейнджер(хотя какая она здесь Грейнджер?) соображала быстро, сколько бы ей не было бы лет.
- Хорошо… а где тогда Яшма? Ладно, что вообще могло произойти?.. – начала рассуждать Гермиона, - Ты мог заместить её вовсе. Возможно, она попала в твой мир. Впрочем, оба исхода летальны. Наиболее хорошим для нас будет такое развитие событий… Вы с Яшмой сливаетесь на психологическом уровне; доминировать в этом союзе будешь ты, её личность растворится в твоей. Так как ты старше и воспоминаний у тебя больше, да и личность за счёт пережитых лет сильнее. От неё могут остаться некоторые черты характера, предпочтения, вкусы…
Ещё бы знать из-за чего ты здесь появился… У меня даже предположений нет!
В речи Гермионы уже чувствовались горы прочитанных книг. Хоть что-то осталось неизменным!
Объяснением девочка увлеклась так, что не заметила рассевшееся внимание Яшмайн. Та раздумывал…а над так называемым «слиянием личностей».
Мало ему (ну, вот опять… необходимо ей!) было того, что она являлась семнадцать лет крестражем Вольдеморта? Теперь он…а снова делит с кем-то тело?! Шизофрения не за горами! Излечились от раздвоения личности, спокойно пожили, и вот вам – снова!
- Гарри! Гарри, ты меня слушаешь?
- Да зови уже Яшмой, все равно к этому привыкать надо! И да – слушаю, - ответила Поттер, - Мне ж теперь знакомиться со всеми прелестями женского бытия!.. Да и… с вашим миром неплохо было бы…
Как только Поттер начинала об этом думать, душу топили волны отчаянья. Что всё тут радужно, раз родители живы, «Яшма» и не надеялась. Слишком много настораживающих факторов. Тот же Император… Кто он? Была, конечно, мысль, что глава государства – Вольдеморт, но родители о власти говорили хорошо и с почтением…
Потом ещё Гермиона, зовущая Яшмайн сестрой… Во всём надо разбираться, а так не хочется!
- Ну, в этом я тебе помогу! – глаза Гермионы загорелись в предвкушении интересного случая.
Этот блеск был известен Поттер… ещё по прежней жизни. Именно он сопровождал создание профсоюза домовых эльфов. Именно он появлялся в глазах подруги во время уничтожения или находки очередного крестража. И вот теперь… А это уже внушает некоторые подозрения…
Так и началась учёба. Первым делом решили взяться за походку и язык тела, а так же род в речи…

- Экзамен сдан!
Яшмайн села на лужайку и тяжело вздохнула. Только что она продефилировала от ворот поместья и до середины сада, на ходу рассказывая всю свою жизнь с первого по седьмой курс в женском роде.
Шёл всего лишь пятнадцатый день занятий…
- Следующий урок… - тут Гермиона прервалась, так как к ним стремительно приближалась мама.
Впервые за всё время, проведённое Поттер в этом мире, Лилия была одета не в платье. На ней была ослепительно белая рубашка, заправленная в мужские брюки. Поверх несвойственного матери наряда накинут чёрный плащ. Так же стоит отметить, что на поясе помимо волшебной палочки были закреплены два кинжала. Один продолговатый и с зазубринами, чем-то похожий на разделочный нож, другой прямой метательный.
Да даже если бы холодного оружия при Леди Поттер не наблюдалось,  можно было б заподозрить неладное. В этом мире вообще не было принято ведьме ходить в штанах. И коль мать в брюках, случилось что-то неординарное.
- Девочки, у меня на сегодня запланирован интересный заказ, - говоря это, Лили мечтательно улыбалась, - Присмотрите за Ринноном. Гермиона, я на тебя надеюсь. Яшмайн, будь осторожна! И… пока!
Лилия развернулась на каблуках и с громким хлопком аппорировала.
- Заказ? – изумленно выдохнула Яшма, - Что она имела в виду?
-А… э… - Гермиона замялась, видимо, не зная как начать, - Понимаешь, у тебя мать… принадлежит к клану наёмных убийц. Чаще всего заказ поступает от Императора… Остальные дела в основном за рубежом…
Под конец речи Гермиона совсем смутилась. Для неё это было не ново и вполне нормально, но, видя, как меняется выражение лица Яшмы в связи со сказанным, сложно было оставаться невозмутимой.
- У меня мать – киллер? – чеканя каждое слово, спросила Поттер.
- Э… да.
На это Яшма ничего не ответила, только лицо стало таким жалобным, что хотелось подать копеечку.
- И… Яшма, у нас проблема!
- Что ещё? – голос Яшмайн воплощал собой само состояние отчаянья.
- Ты наследуешь профессию… наёмной убийцы, - Гермиона прекрасно понимала, что для полного «счастья» Яшмы только этой фразы и не хватало, но врать или же недоговаривать не хотелось ещё больше.
Поттер сидела и смотрела перед собой в одну точку. Мать – убийца, ей придётся тоже стать убийцей! Это какой-то сумасшедший, абсолютно неправильный и ни в какие ворота не лезущий мир!
- А поподробней, - обречено просит Яшмайн.
- С десяти, хотя я бы сказала, с одиннадцати лет, и до пятнадцати в роду Эванс девочки обучаются этому… эм… ремеслу. На пятнадцатое день рожденье поступает первый заказ… Ну… и дальше… сама понимаешь, - сбивчиво объясняет Гермиона, - А… да ещё. Яшмайн уже ножи метать умела!
- А что нельзя «Авада Кедавра» и никаких проблем? – своё собственное предложение Поттер, разумеется, не нравится, но так было б хотя бы легче.
Гермиона фыркнула:
- Ты меня иногда поражаешь! Ты не соврала, случаем, что тебе было сто пятьдесят? – язвительно поинтересовалась Гермиона, - Это некрасиво, да и магическую подпись можно выявить!
- А отпечатки пальцев с кинжала взять нельзя? – подражая тону подруги, спросила Поттер.
- Он зачарован и возвращается к владельцу!
Таким образом пришлось учиться ещё и метанию ножей… Как ни странно, это оказалось легко… Да и получилось с первого раза! Что вообще немыслимо! Гермиона, правда, говорила что-то о памяти тела…

- Яшма, а завтра 31 июля! – радостно сообщает Риннон.
Брат стоит посреди библиотеки радостный-радостный и лукаво смотрит на сестру. Гермиона действительно ему рассказала о «подмене», но особой разницы мальчик не замечает. Может, это потому, что Яшмайн хорошо играет свою роль, а, может, возраст тела влияет на мозги. Так же вполне возможно, что Яшма, слившись с Гарри, образовала чуть иную личность, пусть и прожившую сто пятьдесят лет, но всё же остающуюся в душе ребёнком. Да и дали ли этому ребёнку побыть дитём в его изначальном мире, конечно, нет! Так почему здесь нельзя? Да, проблемы никто не отменял, но можно ж их на время и забыть, представив, что всё хорошо и мир не имеет недостатков?
- И что? – спрашивает Яшмайн, не отрываясь от книги со страшным названием «Этикет», - Постой… У меня завтра день рожденье?
- Да! А как ты догадалась?
- Да… В тот же день, - отмахнулась Яшма, углубляясь в уже успевшую насточертеть главу.
Перечитывала она её уже в пятый раз, а так ничего в титулах волшебников и не поняла. Вроде бы их давала сама магия, но в то же время они зависели от главы общины. Нюансов было море. И самый странный из них, что титулов в Магическом Мире нет вовсе! И как это понимать? Есть – или нет? Просто маглорожденные обязаны обращаться, используя титул, а чистокровные – нет. Понты?
- Завтра бал, - как бы невзначай, говорит брат, - И инициация!
Эти слова заставляют Поттер отшвырнуть книгу куда подальше. Какая ещё инициация? Такого уговора явно не было! Гермиона, как всегда, забыла о чём-то важном, посчитав его само собой разумеющимся?!
- Так!.. – Яшмайн всеми силами пытается успокоиться, правда, получается плохо, - Хорошо!.. Что это? И чего мне от ЭТОГО ожидать?
Подобные устрашающие действа, типа повышения тона и смены интонации, на Риннона не действовали. Он продолжал улыбаться и думать о совершенно посторонних вещах. Таких, как чемпионат мира по квиддичу.
- Да не знаю я! – возмутился мальчик, впрочем, его хорошего настроения от этого не поубавилось, - Загадка это! Никто не знает! А те, кто знают – молчат!
Ещё лучше! Предстоит столкнуться с чем-то неизвестным!

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 3.
Утро 31 июля выдалось мокрым, за окном моросил мелкий дождь. Хмурилась не только природа… Яшмайн просто не находила себе места. Встала она в четыре утра и больше не могла уснуть. Вчерашний день её, мягко говоря, отрезвил.
До инициации остается максимум часов шестнадцать, а она об этом мире толком ни черта и не знает. Полагаться на Гермиону хорошо… но всё же она простая девчонка десяти лет. Что она может знать о мире вокруг?! Тогда как ей полтора века! Не правда ли, забавно получается, один из самых могущественных волшебников мира не может обойтись без совета ребёнка? Нет, так дальше не пойдёт, надо брать всё в свои руки!
И первым делом необходимо справиться по поводу этой инициации. Благо, родители проснутся лишь через три часа. Значит, пока можно оккупировать библиотеку.
Найденная по теме информация не радовала. Хотя бы тем, что было её слишком много и всё немного из другой оперы. Яшмайн необходимо узнать либо о посвящении в ведьмы, либо в клан ассасинов. Не того, ни другого не наблюдалось. Эти книги, что… изъяли? Хотя вполне возможно… В большинстве описанных ритуалов инициации сказано, что посвящаемый не должен знать ход обряда. Ладно, уже хорошо, дурой выглядеть не будет. Итак, в её жизни была масса таких моментов, когда все свои роли знали, лишь она о ней и не подозревала.
Вторая проблема – история Англии, скорей всего, двадцатого столетия. Вот тут, наверное, всё же будет легче. Основания для изъятия данных книг, вроде не имелось. Но не факт, что они будут… Она, к примеру, дома не хранила историю двадцать первого века, полагаясь целиком и полностью на свою память. Так что вполне возможна та же ситуация!
Вот чёрт! Первая половина двадцатого века есть, а второй видать не предусматривалось! До пятидесятого года события те же, может, только даты чуть прыгают. Дуэль Дамблдора с Гриндевальдом происходила отчего-то не восьмого мая… а двадцать третьего июня того же года. А так в целом никаких серьезных расхождений нет.
Ладно, ещё есть городская библиотека, уж там-то эта информация обязана быть! Вот только, когда она туда попадёт?
- Яшмайн! я тебя везде ищу! – в библиотеку входит Леди Поттер, - Пойдём…
В полном недоумении Яшма следует за матерью. Они выходят из поместья, и только, отойдя на приличное расстояние от имения, Лилия что-то начинает объяснять:
- Ты только не волнуйся… Всё в моей семье это проходили, ничего страшного нет! У тебя всё получится, ты же у меня умница! Сейчас, только надо апорировать на истинный Туманный Альбион.
Туманный Альбион? Но это же и есть Англия! На сколько, Яшмайн помнила, именно так Римская империя назвала этот остров. Истинный Туманный Альбион… забавно, но прожив столько лет, она и не подозревала о существовании истинной Англии.
- Дай мне руку.
Яшма протягивает ладонь, и её пальцы смыкаются на руке матери. В этот-то момент и происходит перемещение.
Оказались они в том же месте, но мир был до неузнаваемости другим. Даже цвета и то – не те. Другая резкость, другие оттенки. Трава неестественно зелёного цвета и вьётся так, что не видно земли. Небо настолько голубое, будто на него ровным слоем разлили ведро лака. Всё окружение и естественно, девственно и ненатурально одновременно! Ну, не могут деревья обладать настолько яркой листвой, ну, не может казаться, что туман реально пощупать!
- Это же… - Поттер замолчала не в силах поверить, - Это же изнанка мира!
Что бы побывать в мире изнутри, необходимо быть не просто магом или волшебником, необходимо искренне веровать в чудо! А такое и многим чародеям не под силу. Все те фокусы, преподаваемые в Хогвартсе, ни в какое сравнение не шли с магией восприятия! Для таких чудес нужно даже смотреть на мир иными глазами, забыв про практичность и рациональность, отдав себя целиком на волю матушке-земле.  Это была не магия, это было мышление такое, о каком в ее время и помыслить не могли! Слишком от многих стереотипов пришлось бы отказаться. Мысль задавала форму реальности и это, именно это, была первозданная магия, без проводников и ограничений, просто мир, просто жизнь.
- Изнанка мира, говоришь… - Лили нахмурилась, - Но… как ты догадалась? Да и слово слишком книжное…
Возбуждение от открывшегося было настолько огромным, громадным, всепоглощающим, что полностью контролировать речь Яшма не могла. Да это ставило под угрозу всю конспирацию, ну и пусть! Открытие такого уровня  для Поттер, которая в своё время доказывала магической Англии, что палочка всего лишь проводник и в большей мере сдерживает, чем передаёт магию, было равносильно пришествию Бога для верующего. Это было подтверждение её веры, подтверждение её правоты!
- Об этом написано в стольких трактатах, свитках, многие книги весьма ярко передают это явление и… точки перехода! – восхищение в голосе передаётся смотрящей на нее во все глаза матери, настолько сильно оно, - Все эти аномальные зоны, которые известны даже маглам, Стоунхендж, Соловки… да много что! Но как реально перейти сюда без помощи Земли?
Лили пытается найти логичное обоснование происходящему. Её дочери известно столько же, сколько проходят на седьмом курсе при углубленном изучении первооснов магии. И, спрашивается, откуда? В их библиотеке, точно нет книг на подобную тему, слишком они редки и ценны. Кома преподнесла сюрприз? А вот это вполне возможно. Ритуал, проведённый над Яшмайн, подразумевал собой передачу энергии, а если вместе с энергией передались и знания? Что ж, вполне реально… Уж Милорду об этом месте точно известно! Интересно, а при таком раскладе, что ещё она узнала?
- Не представляю, откуда у тебя такие сведенья, но да – это изнанка мира! – потрясено говорит Леди Поттер.
Яшмайн, всё ещё прибывающая в состояние эйфории, но уже пришедшая в чувство, запоздало понимает, что сболтнула лишнее. Что ж сказанное не воротишь…
- И… что мы тут будем делать? – в предвкушении спрашивает Яшма.
- Ты здесь должна провести двенадцать часов.
- Всего лишь? – удивляется Яшмайн.
- Думаешь, это будет так просто? – дразня её, интересуется мать.
- Нет, не думаю, но я ожидала большего…
- Двенадцать часов полного одиночества, - Лилия знает, как его не любит дочь, поэтому и предупреждает.
- Это же… что б организм привык! а не просто копировал действия другого близ стоящего организма! Да? – озаряет Яшму.
- Да, - в недоумении подтверждает Лили. Откуда же такие знания. Нет, однозначно, нужно узнать, о том ритуале как можно больше!
- Ну, хорошо… - говорит Яшмайн, садясь на траву, - Можно приступать!
Вот те на, а Лили-то думала, что Яш расстроится! Это намёк, что она не знает своего ребёнка?
Так… и что теперь делать? По её расчетам, на адаптацию организма к местности и первозданной магии уйдёт час. А остальные одиннадцать на что?
Время терять не хотелось, а, значит, по истечению часа телепортируем отсюда в Лондон, в государственную библиотеку. Хоть польза будет.
Магическая часть Лондона изменилась до неузнаваемости. Нет, разумеется, что-то знакомое осталось, но в таких малых количествах, что с первого взгляда сразу и не приметишь.
Министерство так вообще ни на что не похоже. Таким оно не было ни в ее юность, ни при правлении Вольдеморта, ни тем более после.
В целях конспирации Яшмайн наложила на себя иллюзию. Выглядела она сейчас на сорок лет, пол, разумеется, мужской. Беспалочковую магию он освоил давно, еще лет в тридцать, а к ее шестидесяти проводниками перестали пользоваться вовсе.
                              ***
- Здравствуйте, мисс, - приветствует Гарри библиотекаршу, - Не могли бы вы мне дать историю второй половины двадцатого века и газетные вырезки, начиная с пятидесятых.
Молодая девушка отрывается, от заполнения анкеты и окидывает его хмурым взглядом.
- Ваша фамилия, мистер?..
- Э… Эстер, - сказал он первую пришедшую на ум фамилию. Вообще она принадлежала его бабушке по матери. Интересно, здесь тоже, или опять фортеля судьбы?
Теперь уже девушка разглядывает его с интересом.
- Что-то не припомню я такого рода… Вы случаем не француз? Ладно, подождите, анкету принесу, - с этими словами она удаляется куда-то вглубь и появляется лишь через пару минут с пятью листами.
- Это вам, заполните. Надеюсь предупреждать, что врать не имеет смысла, не надо? Пергамент чувствует ложь и сразу зачеркнёт написанное, и я соответственно об этом узнаю, - девушка зевнула, было сразу видно, что говорит подобное она не в первый раз и слова изрядно приелись.
Гарри удивленно принял пергаменты. Про себя недоумевая, к чему такая осторожность, они, что, интервентов ловят?
В читальном зале Поттер присел за стол и принялся заполнять анкету…
ФИО – Гарри Джеймс Эстер (слава Мерлину, фамилию не зачеркнуло, видимо, эта магия в большей степени опирается на сознание, чем на тело)
Год рождения –  31.07.80 (выкрутился Гарри)
Статус крови – полукровка (зачеркнуло), маглорожденный? (зачёркнуло), чистокровный???
Национальность – англичанин.
Образование – Хогвартс.
Факультет – Гриффиндор.
Семейное положение – женат, трое детей.
Отношение к действующей власти – нормальное. 

- Оу, вы тоже иммигрант? – к нему подсел смутно знакомый человек. У Гарри было нехорошее предчувствие, что теперь о-очень многие люди будет для него смутно… знакомы.
- Да.
- Приятно познакомиться, я Питер, - мужчина протягивает ему руку.
- Гарри, - отвечает Поттер на рукопожатие.
- Я вот тоже иммигрант. В мои пятнадцать родители решили уехать из Англии… Обстановка, сами помните, была напряженная. Теперь вот на историческую Родину потянуло. Да только все эти инстанции… Тати чёртов! – стукнув кулаком по столу, сказал Питер.
- Тати - это министр Франции? - решил уточнить Гарри.
- Как можно столь не интересоваться политикой! Особенно сейчас! - удивился его собеседник, - Конечно!
- Эстер, - пробормотал Питер, мельком просматривая его анкету, - Никогда не слышал о таком роде… Я, кстати, Петтигрю, Питер Петтигрю.
Поттер, после этих слов и думать забыл про анкету, во все глаза уставился на Петтигрю. А он всё гадал, когда его встретит. Родители-то живы…
И как тут относиться к этому человеку? По той жизни осталось призрение, но тут-то он этого не совершал… Разум понимает, только сердце противится. Хотя, возможно, ему ещё не раз придётся общаться с теми, к кому в том мире он испытывал негативные чувства. Хорошо хоть ему первым повстречался именно Хвост. Будь это, к примеру, Беллатрикс, он бы мог и не сдержаться. Да со временем чувства поутихли, но ненависть никуда не ушла. Она настоль глубоко залегла в душе, что вырывать придётся не иначе, как с кровью.
Поттер отнёс заполненную анкету библиотекарше, та её долго изучала, и чем меньше оставалось листов, тем сильнее расширялись её глаза.
- Восьмидесятый год, это тысяча восемьсот? – под конец спросила она. Гарри кивнул, - Молодо выглядите! А зачем надо было врать по поводу статуса крови, ничего же криминального нет?
- А его не знал!
- Не знали, что вы чистокровный волшебник? – опешила девушка, - Оригинально! Хорошо, я сейчас вам напишу доступ, но ИКВД уведомлю!
«Пусть уведомляет. Такого человека как Гарри Джеймс Эстер уже завтра не будет!» - подумалось Гарри.
Учебник по истории мало, что объяснил. Правление Императора началось в 79 году и длится по сегодняшний день. За время его правления было проведено множество реформ, самой знаменитой из которых реформа в образовании. Открытое изучение Темной магии в школе Хогвартс. Так же весьма интересное новшество: маглорожденных забирали у родителей в три года и принимали в семьи волшебников по достижению четырех лет. Что делалось в этот год между - не написано. Нынешний политический курс назывался: «Превосходство над маглами во всём!». С чем Поттер был не так уж и не согласен. Он уже давно задумывался над тем, что обычные люди стали обгонять волшебников семимильными шагами… И коль так дальше пойдёт, начнётся вырождение магической нации.
То, что узнал Гарри, наталкивало на определенные мысли. Император – В… Да нет, не может быть! Реформы идут на благо Англии, а с политикой отчасти, если не сказать, что практически со всем, он согласен… Император не может быть Вольдемортом! Хотя все факты говорят именно об этом…
Что ж остались газеты…
Чёрт! Он согласен с политикой Лорда Вольдеморта! Пора сдаваться в дурку! Его настиг маразм!
Его родители хорошо говорят о правительстве… Это что ж получается? Они за Тёмного Лорда? Или так же, как он были вынуждены признать, что всё это к… кхм… лучшему? Будем надеяться на второе. А то уже страшно, кто придёт к нему на день рожденья.
                        ***
В место инициации Яшмайн вернулась только под вечер. Когда до прихода Лили оставалось часа два. Решив, что перед балом, правильней будет, наверное, перед новым шоком, необходимо поспать, успокоиться,  Яшма легла на траву. И чудом уснула.
Снилась ей череда малоприятных событий: начиная концом первого курса и заканчивая битвой за Хогвартс. Последним кошмаром стал коленопреклоненный отец в мантии пожирателя. Джеймс целовал подол мантии Вольдеморта. Причём, Тёмный Лорд выглядел таким, каким его помнила Поттер – гибридом змеи и человека.
В общем, проснуться Яшмайн была рада, даже, несмотря на то, что растормошила Лили её достаточно грубо.
- Доченька, ты выдержала! – с гордостью сказала мать, - А ведь тебе всё это время должны были являться сущие кошмары разума!
- А они ко мне и являлись, во сне и наяву! – горько заключила Яшма.
- Что ж пойдем. В твою честь устроили бал! – Лилия подала дочери руку и, когда та встала, они аппорировали. 
Перемещение было точнехонько к воротам поместья.
- А да, ты ж догадываешься, что все что было, было лишь подготовкой к инициации, так сказать первой ступенью? – уточняет Лили, - Проверкой на восприимчивость к ментальной магии…
- В это время кто-то копался в моей голове? – с ужасом в глазах спросила Яшмайн.
Она, блин, таки выучила оклюменцию, да и знала её на достаточно высоком уровне, а кто-то незаметно смог побывать у неё в мыслях! Да, быть такого не может! Да для таких чудес, надо не иначе Богом  быть в лиглименции.
- И кто это был? – уже догадываясь о том, кто бы это мог быть, вопрошает Яшма.
- Император, - отвечает Лилия, с удивлением наблюдая за тем, как побелело лицо дочери.
А вот Вольдеморт, наверное, при большом желании, действительно смог бы пробить ее блок… Вот только смог бы он это сделать незаметно для неё? Вряд ли…

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 4.
- Джеймс, ну вот чует моё сердце, что что-то не так!
Разговор Лили намечала уже давно, но заговорить надумала лишь сейчас, когда до бала осталось полтора часа.
Она, муж и Сириус собрались в кабинете Джеймса кое-что обсудить…
- Яшмайн демонстрирует такие знания!.. Что… что… я даже не знаю, как сказать… в общем, такие знания для ее возраста - нонсенс, - продолжает Лилия. 
- Лили, вспомни себя в ее возрасте! Не ты ли на первом курсе с легкостью могла набрать проходной бал по СОВ по Защите? Да и, наверное, не только по ней… А кто, как не ты, к пятому курсу говорил о некомпетентности некоторых преподавателей? – с ухмылкой и явно гордясь женой и дочерью, спросил Джеймс.
На щеках Леди Поттер заиграл румянец, и она смущенно потупила взгляд.
- Ну, они не были способны ответить на все мои вопросы! – признала Лили, - Но мне казалось, Яшма не унаследовала столь рьяное стремление к знаниям…
- Ой, да ладно! Крестница взяла от вас всё самое лучшее! – подключился к разговору Сириус.
Он развалился в кресле напротив письменного стола и крутил в руках початый бокал с янтарной жидкостью, коньяком. Лили поморщилась, она не разделяла вкусовых предпочтений Блэка и вообще была против алкоголя.
- Да, но столь резкая смена приоритетов… До комы Яшмайн больше интересовал квиддич, а после она метлу в руки лишь раз взяла! И то сказала, что она слишком медленная и маневренность плохая… Это нимбус-то медленный! – возразила Лили.
- Мамина «стрела» быстрее была, но ее постоянно кренило вправо… - осторожно сказал Джеймс.
Лили закатила глаза:
- Хорошо, сдаюсь!
                           ***
Яшмайн заплетала косу. Вообще в идеале, по задумке, то бишь, коса должна была начинаться у макушки. Так не получилось вовсе. С обычной, она промаялась минут тридцать не меньше, прежде чем отдала свои волосы на растерзание Гермионе.
Итак, будь ее воля, она б подстриглась. Волосы были чуть ниже пояса, да ещё ж и густые, а это тяжесть неимоверная, голова иногда назад запрокидывается под их весом. Жаль, что срезать это всё богатство не представлялось возможным! Ох, уж эти традиции!
- Кто будет на балу из тех, кого я знаю?
Гермиона стояла за спиной Яшмы и делала нечто невообразимое. Ее руки так ловко и быстро справлялись с непослушными волосами Поттер, что казалось, будто призвание сестры – быть парикмахером.
- Я не в курсе кого ты знаешь, - рассеяно ответила Гермиона.
- Хорошо переформулирую вопрос… Кто будет из тех, кого знала Яшмайн?
- Так это… все.
- Кого близко знала Яшмайн! – чуть раздраженно уточнила Поттер. Будто с первого раза не ясно! – Кто может заметить подмену!
- А… - наконец-то пришла в чувство Гермиона, - Ты об этом. Ну… Крестные: Сириус и тетя Белла. Их семьи. Ещё Драко, Дора, возможно, Невилл… да много кто, я так сразу всех и не припомню.
- Фамилию «тети Беллы» можно? – готовясь к наихудшему, попросила Яшма.
- Лейнстранж, а что? – удивленно отозвалась Гермиона.
Знала она ее, что ли? Если знала, то явно не с лучшей стороны. Скривилась Яшмайн весьма показательно.
- Ясно! Остальная компания тоже впечатляет! – невесело усмехнулась Яшма.
Бал был шикарный. Яшме были не впервой подобные приемы, но этот  колоссально отличался. Хотя возможно дело было в том, что этот бал Яшмайн наблюдала глазами ребёнка. А ведь чьими глазами на мир мы смотрим, те мы и есть. Правда, если взять вышесказанное за прописанную истину, не ясно кто сейчас Яшма… Ребёнок или старец?.. Мальчик или девочка?..
У детей было своё культурное мероприятие. И после того, как Яшмайн с Гермионой и Ринноном освободились от своих непосредственных обязанностей на взрослом празднике, они смогли подняться на детский.
- Мисс Поттер, не могли бы вы со мной немного переговорить. А то виновница торжества уходит так и не поговорив с гостями…
Яшма поднималась по лестнице, но услышав чей-то голос, обернулась, постаравшись сделать движение наиболее плавно, Гермиона говорила, что резкость не была свойственна предшественнице Поттер в этом теле.
Перед ней стоял мужчина лет тридцати. Опять-таки смутно знакомый. Темные волосы элегантно уложены назад. Чёрные глаза смотрят пронизывающе, но ощущения дискомфорта отчего-то нет. Если, одним словом, оценивать внешность мужчины, то это будет слово – красив.
- Я бы с радостью, но меня уже ждут… - говорит Яшмайн.
У неё было чёткое ощущение, что этого человека она знает, как Гарри Поттер. Яшмайн же его можно даже сказать - не знала, видеть - видела, говорить - не говорила.  А коль так, то мужчина и Пожирателем оказаться может… А такие встречи стоит по возможности оттягивать. Уж больно неприятно их проводить.
- И все же…
- Ну, хорошо, но только, если недолго! – сдалась Яшмайн.
Как разговаривать со взрослыми людьми, она представляла плохо. Все-таки ей надо сыграть одиннадцатилетнюю девчонку. Значит, ее обычный стиль ведения разговора, будет звучать, по меньшей мере, дико. Где это видано, что б в возрасте ее тела так говорили!
Так же не ясно, кто собеседник, и если Яшма его знала… то Поттер можно вешаться! Интересно, почему Гермиона делает такие страшные глаза и так отчаянно жестикулирует? Ладно, проверим! Яшмайн чуть напряглась направляя потоки магии, что бы заглянуть в сознание подруги и сразу все поняла… Вот ведь, чёрт! Перед ней император, Вольдеморт!
«Так, главное, держаться спокойно, у тебя и после него был не один достойный враг! Перед ними же у тебя руки не потели! Глубоко вздохнули, и в бой!»
Основной разговор проистекал на балконе.
- Яшмайн… могу же я вас так звать? – Яшма кивнула, - Так вот, Яшмайн, не могли бы вы мне кое-что разъяснить.
Поттер стало как-то не по себе. Ведь перед ней именно тот человек, который копошился у неё в сознании и до конца не ясно, что он там для себя откопал. Как бы, не накрылась медным тазом вся конспирация.
- Ну, смотря что…
- Хотя бы… где вы были во время инициации? – Вольдеморт пристально смотрел в глаза Яшмайн.
 Нет, лиглименцию он не применял, но ощущения все равно были приотвратные. Будто тебя видят насквозь. Мыслей и прошлого, может, и не знают, но возможные твои действия просчитывают, как в шахматах, на два хода вперед.
Что можно ответить в таком-то случае? Если Вольдеморт это спрашивает, то понятно, что он знает, что в изнанке мира ее не было. Все эти мысли пролетали за доли секунд, формирую решение, ведь, если она будет долго думать, это заставит сомневаться в искренности ее ответа. А Яшмайн не было выгодно, что бы к ней опять применяли лиглименцию. Один блок, глюк или что там было в прошлый раз можно списать на ошибку и случайность. Но дважды… нет. Это уже будет закономерность.
- Я пыталась понять, что такое изнанка мира и… я бы сказала, путешествовала по ней, - интересно, это вообще реально, то о чем она говорит? Хотя там действительно аномалий столько, что и не поймешь, как ты вообще ещё жив.
Вольдеморт хотел было ей возразить, но неожиданно на балкон вошел ещё один человек. Женщина с гривой блестящих черных волос, смотрящая на мир карими глазами сквозь чуть прикрытые тяжелые веки. Это была… Беллатрикс Лейнстранж.
- Милорд, извините, что прерываю, но у меня важная информация.
Важную информацию Белла рассказывала Вольдеморту в саду. В столь ранний для проходящего праздника час здесь никого не было. До полуночи тут и делать-то нечего. А вот после…
- Милорд, тут такое щекотливое дело… - начинает Лейнстранж. Она переминается с ноги на ногу, не зная как продолжить. Таких проколов в ее практике не было, а немилости Императора она  боится пуще смерти.
- Да? – чтоб Беллатрикс так мялась, должно было случиться нечто экстраординарное! – Что ж, Белла, я весь во внимании.
- Понимаете, у нас из ниоткуда всплывает неизвестный род! Причём английский!
Вот это да! Английские чистокровные рода по пальцам считать можно.
- Что за род? – нахмурившись, спросил Вольдеморт.
- Эстеры какие-то… - Белле было неудобно под пристальным взглядом Императора.
Она, глава Комитета Внутренних Дел, проморгала род! Уму непостижимо! Недавно ж перепись населения была!
- Эстеры… - задумчиво повторил Вольдеморт.
Император перебирал в голове все рода. Но данная фамилия нигде не фигурировала. Ну, не с луны же человек свалился!
- И что никакого упоминания в архивах, никакой ссылки в историю? – Вольдеморту было сложно в такое поверить. Ведь даже он, будучи полукровкой с фамилией отца смог найти в магическом мире свои корни! А тут чистокровный род появляется буквально из ниоткуда! Точно фамилия отца!.. А что если и тут фамилия не имеет к роду никакого отношения? Усыновили, али ещё что… Чего в мире не бывает?
- Никаких, милорд. Я даже в Америку запрос посылала. В эмиграционной службе он не значится. Апорировать в Англию уже год как нельзя, - начала перечислять Лейнстранж, - Уж не знаю, откуда он взялся!
Да, дело обстояло плохо… Найти этого человека для Вольдеморта стало принципиально. С одной стороны чистокровный, англичанин, коих можно считать по пальцам левой руки, а вот с другой, может оказаться шпионом. И в том и в другом случае, отыскать его необходимо.
- Анкету дай, - появилась у Императора одна мысль…
Белла достала палочку, произнесла пару слов на латыни, и на ее ладони появилось несколько листов бумаги. Которые она и отдала Вольдеморту. Тот их внимательно просмотрел. Некоторые места в анкете он просматривал бегло, на других его взгляд задерживался дольше. Одну строчку он даже перечитал дважды.
- Известно как выглядел маг? 
- Библиотекарь говорит, что это был мужчина лет сорока, среднего роста… Но она же высказала предположение, что его внешность морок. Его движения были не естественными, будто тело не его и в нем ему не удобно, - Беллатрикс старалась не смотреть Вольдеморту в глаза.
Докладывать о не выполнение чего-либо, или как сейчас недосмотру за гражданами ей было стыдно. Она хотела быть лучшей, хотела, чтоб таковой ее считал милорд! А проколы, пусть даже и не по ее вине, явно не способствовали такому развитию событий.
- Что ж придётся ИКВД по почерку ВСЕХ проверять! – решил Император, - Он, слава Мерлину, не каллиграфический.
Белла позволила себе скривиться. По почерку искать человека, не проходящего не по одной инстанции! Это ж надо! Но и ослушаться приказа ее Императора она не могла. Все-таки ж надо исправлять недочеты работы ее организации!
Вольдеморт недовольство Беллатрикс заметил:
- Белла, у нас каждая чистокровная семья на счету! Да нам же вымирание грозит! Итак, из-за демографического кризиса пришлось грязнокровок в общество принимать!
После этой скандальной реформы некоторые пожиратели посчитали его окончательно свихнувшимся. Боролся за диктатуру чистокровных и истребления маглов и грязнокровок, а пришёл, пришёл к некого рода компромиссу! Сам он ничего особо критического в сложившейся ситуации в стране не видел. Но фанатики всякие бывают!
- Милорд, я понимаю, но по почерку мы можем никого и не найти. Тем более, вы же сами смотрели в отчёте, его поисковик не взял! А это говорит, что мы имеем дело с профессионалом.
То, что не сработало поисковое заклятие, было вообще на грани фантастики! Если бы просто не было б результата, тогда еще ладно! А-то выдало такую ахинею! Корнуолл, дом Поттеров!
                             
                              ***
Яшмайн обдумывала разговор с Вольдемортом. Что он ей заинтересовался – понятно, почему – тоже. Больше беспокоило его поведение. Было б все, как дома, было б легче! А так… Что ждать от народа, когда подсознательно предполагаешь их поведение, и предполагаешь не верно?   Так же необходимо обдумать, что говорить  Вольдеморту при следующей встрече. А что таковая состоится, было ясно, как божий день.
Потом еще было интересно, что же такого срочного хотела сообщить Беллатрикс. Яшма бы применила к ней лиглименцию, если бы не близ стоящий Темный Лорд, и большой риск в лице того, что Лейнстранж вполне вероятно знает оклюменцию.
Нюансов и вопросов было море… Да ещё это ИКВД, в котором она засветилась. Вот что это такое и с чем его едят? Сколько оно может, и для чего было создано? Яшмайн вообще не любила аббревиатуры, не зная, о чем идет речь, понять, практически, не реально. Ладно, завтра ей, наверняка, придется накладывать на себя что-то от поисковиков. Сегодня спохватятся вряд ли, завтра будет уже поздно.
От бального зала до малой гостиной идти было не так уж много. Так что вскоре размышления Поттер прервали:
- Яш, долго же тебя ждать пришлось! Сама понимаешь, лучше тебя ловца нет. Да и без именинницы начинать как-то странно, - кто с ней говорит, стало понятно сразу. Светлая шевелюра, серые глаза, чуть надменное выражение лица. Драко Малфой, кто ж ещё!

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
5 Глава.
Квиддич в исполнение разношерстной компании, собравшейся у Яшмы на дне рождения, больше походил на детский сад. С учётом того, что Джинни играла за женскую сборную Англии, и иногда тренировалась вместе с мужем, то нынешняя игра серьезно восприниматься не могла. Так ребячество!.. Были, конечно, проблемы приспособиться к команде, но не более того.
А компания, капитаном, которой была Яш, подобралась действительно интересная…
Она в качестве ловца. Двое Блэков: брат и сестра… Алькор и Альтаир. Алькор – загонщик, Альтаир стояла на воротах. Вторым загонщиком был Гойл, их с Кребом разлучили, так как Винсент был в команде Малфоя. Теодор Нот был охотником и, честно говоря, неплохим. Так же по части квофола были Цефей Лейнстранж и Чжоу Чанг.
Вот и получалось: полкоманды она знает, полкоманды мало знакомые люди, вид которых хоть и рождает определенный эмоциональный отклик, но все же никаких воспоминаний не находит, ни своих ни… изначально Яшмайновских.
- Яшма, если тебя не возьмут в сборную факультета сразу по приезду, я посчитаю, что декан и мадам Хук рехнулись, - торжественно возвестил Алькор Блэк.
•   Сын Сириуса унаследовал многие фамильные черты. Черные прямые волосы, правильные черты лица, вот только отчего-то серо-зеленные глаза, видимо мамины. Арахну Блэк Яш видела лишь мельком, так что сказать наверняка не могла.
- Аль, ты же знаешь, первокурсники редко играют за сборную! По-моему таких случаев в истории было всего два, ну, от силы три!.. – это выступила Гермиона. 
- Ой-ой-ой, ходячая энциклопедия заговорила! – добродушно подколол ее Блэк, - Да даже если так, кто мешает Яш стать исключением?
- Ну, не знаю привлекать внимание так сразу с первого курса… - деланно смутилась Яшмайн.
Ей действительно не очень хотелось в этом году играть в квиддич. Стоит разбираться с происходящим, а не отвлекаться на игру. Хоть квиддич и был любимым спортом Поттер, но сейчас все же есть более насущные проблемы.
- Ты и вдруг не хочешь привлекать внимание!? – вытаращила глаза Дафна Гринграсс, - Да, Яшма, сильно ж тебя приложило!..
«Что ж это такое! Надо же ещё характер Яшмайн выдерживать! Как я могла об этом забыть?»
Пришлось исправлять положение:
- То дома, а то в школе! Разные все-таки вещи! Я вообще так волнуюсь!
Так плавно разговор перетек в сторону школы. Старшие, те, кто переходил на второй курс и дальше, горделиво отвечали на вопросы. Большинство будущих первокурсников старались их хоть как-то разговорить, на более интересные темы, нежели, что делать в «Хогвартс-экспрессе» и как лучше знакомится с народом. Но «знатоки обстановки» молчали, как пленные партизаны.
Поттер старалась ничем не выделяться, но получалось далеко не так хорошо, как хотелось. Проколы все же были. Когда речь зашла о распределении и Нимфадора Эйвери начала всех пугать разномастными страшилками, Яшма не выдержала:
- Да шляпа определяет, где человек учиться будет! Считывает его характер и говорит факультет!
- А откуда ты знаешь?
Нимфадора чуть не грохнулась от неожиданности. Эйвери рассказывала очередную страшилку, попутно ходя взад-вперед. На словах Яшмы она споткнулась.
Хоть мир и родители Нимфадоры были иными, но на ее ориентацию в пространстве это никак не повлияло. Впрочем, на способности метаморфа тоже. Излюбленные ещё по тому миру розовые волосы были дополнены двумя зелеными прядями, заплетенными в две тонкие косички, обрамляющие лицо в форме сердечка.
- Да от родителей вроде бы мельком слышала, - не моргнув глазом, соврала Яш.
- Вот тебе везёт, а мои и слова не скажут: все тайна, тайна… да сюрприза не будет! – возмутился Эридан Лейнстранж, сын Рудольфуса и Беллатрикс, - Да и этот молчит!
Эридан кивнул в сторону двоюродного брата Цефея. Тот учился уже на четвёртом курсе. Цефей нахально ухмыльнулся кузену.
- Да, ладно, тебе! Это ж сволочь и мне ни о чём не рассказывает! – обиженно поддакнул младший брат Цефея, Кефей, который пойдет в Хогвартс лишь в следующем году.

Вечер неумолимо заканчивался. Близилась полночь. На небе уже давно горели звезды, сплетаясь в ряд созвездий, и, хороводом окружая молоденький месяц. Дети давно уже перебрались в поместья и наблюдали за сменой дня и ночи сквозь стекла гостиной комнаты, что на первом этаже.
Где-то в это время у взрослых окончился бал. А, значит, и основная часть инициации не за горами. Осталось лишь дождаться Леди Поттер.
А вот и она. Зовёт с собой всю женскую часть гостиной старше одиннадцати лет. Мальчики обиженно смотрят в спины уходящим. Ведь наблюдать посвящение кого-то другого пола считается не только великой честью, но…  это просто интересно. 
Основное действо происходило на опушке леса, в паре шагов от журчащего ручья. Природа была настолько девственно чиста, что и не верилось, что они в Англии. Но недалеко, по крайней мере, так говорит мать, находится Килбрайд. А значит, все же Англия, хоть и иная ее часть.
Так вот - на опушке у костра собралось человек тридцать. Все женщины. Старшей далеко за сотню, а вот самым молоденьким едва ли исполнилось двенадцать.
Яшмайн с матерью стремительно приближаются к этой группе людей. Они остановились только тогда, когда единственным препятствием на их пути стал костер. Леди Поттер отвесила собравшимся поясной поклон, затем села прямо на траву. Достав из складок мантии небольшой мешочек, Лилия кинула его содержимое прямо в пламя. То взвилось, чуть ли не до небес. И что примечательно, на кончиках огня отчетливо различался зеленый отблеск, будто горела медь.
Первой заговорила старшая из ведьм:
- Яшмайн, из рода Эвансов! – провозгласила она, голос ее потрескивал и был сродни пламени в костре, - Клянешься ли ты соблюдать и чтить традиции своего рода, своей земли и своей общины?
Значит, ее относят к роду Эвансов… Таки чистокровная. Но если ее действительно нарекли Эванс, то… род пресекся по мужской линии? Да даже коли так, старшая сестра обязана отдать сыну\дочери фамилию рода. А если она - чистокровная, выходит Петунья – сквиб.
Что ж необходимо ответить, это Яшма прекрасно понимала, она и так уже достаточно долго молчит, и столь длинная пауза может повредить инициации.
- Да!
Еще бы знать, какие традиции. А то подвяжешься на что-то не вполне приятное, а потом расхлебывай! Ладно, это только у африканских магов традиции включат в себя каннибализм и расчлененку. В более северных странах - это редкость, хотя бывает и такое, в случае тех же некромантов. Но будем надеяться, до этого не дойдет!   
- Да, - эхом вторила природа.
Подул сильный ветер, а месяц налился багрянцем. Шум ручья, казалось, было стих, но его всего лишь заглушил рокот птиц, решивших подхватить общий настрой природы.
- Чудно, - старуха улыбнулась и, хотя ее улыбка больше походила на оскал, это была своеобразная искренность, - А теперь!..
Все женщины на опушке сели на колени. На ногах осталась лишь верховная, да Яшмайн.
Сердце отчаянно билось о грудную клетку, будто пыталось выскочить. Воздух насквозь пропах Тьмой. Сомнений не оставалось – инициация в Темные колдуньи.
Как только гул, разыгравшегося не на шутку ветра, стих, старшая ведьма плавно провела по воздуху рукой. Движение было незамысловато, она что-то брала. И точно, в следующую секунду в ее руке возник кубок. Литое серебро. Пару драгоценных и полудрагоценных камней. Содержимого не видно.
- Выпей.
Что налито в кубок, Яшмайн не знает, и это внушает определенные опасения. Пара описанных ритуалов такого характера закреплялись человеческой кровью. Но, слава Мерлину, этот оказался не такой! Содержимое кубка было серебристым, вязким. Вкус сложно определим – ни на что не похоже. С запахом проще, но тоже - точно не скажешь. Полынь, но это не все, что-то еще, что-то до безумия знакомое!
Выпитый кубок перекочевал в руки верховной, но это было уже не важно. На первый план выплыло то, что закружилась голова. В ушах послышался звон и тихий плач. А последней мыслью перед обмороком Яш постигло осознание того, что именно она выпила. Это была кровь единорога!
А, значит, к извечному невезенью прибавилось еще одно проклятие.
                         
                             ***
Середина восьмого месяца. Побережье Ирландского моря. Недалеко стоит поместье Эйвери. По набережной Белфаста идут две леди. Одна высокая, с длинными ниже пояса темно-каштановыми волосами. Пристальным взглядом глубоких карих глаз она наблюдала за редкими прохожими. Вторая на полголовы ниже спутницы. Рыжеволосая, зеленоглазая, с легким задором и вечным упорством смотрящая на мир.
- Знаешь, Меда, - начинает Леди Поттер, - Как Яшма очнулась, так мне не удается отделаться от престранного ощущения, что что-то не так. Я уже зачитала все книги о магических комах до дыр. Я была даже в магловской библиотеке, просматривала информацию о летаргических снах. Нигде нет ничего похожего! Я вдоль и поперек зачитала все о том проведенном милордом ритуале. Нигде не сказано, что человек после него может так измениться. Такое реально, только если всю полученную информацию совместить. Но…
Андромеда не смотрела на Лилию, ее взгляд был прикован к морю. Оно беспокоилось ничуть не меньше подруги. Шторм в три бала - это вам не шутки! Меда вообще не понимала, какого черта Лилия ее вытащила гулять на побережье в такую погоду? Это скрытый комплекс, да? Необходимо, чтобы кто-то буянил больше тебя?
- А если ритуал не удался? – предложила Меда.
- Не удался! Конечно! А Верховная посчитала Яшмайн мальчиком из-за неудавшегося ритуала, да? – вспылила Леди Поттер.
- Ты этого не рассказывала! – упрекнула подругу Леди Эйвери.
- Во время инициации магия заявляет, что за всей инициацией наблюдает лицо мужского пола! Белла проводит анализ и итог указывает на то, что мальчик – Яшма! Объясни, как это реально? Хотя нет, даже не так! Яшма не просто мальчик! Она вообще у нас гермафродит! Одно заклинание говорит, что она девочка, другое, что мальчик! – Лилия чуть ли не кричит, благо, набережная уже стала безлюдна, не то бы статус секретности полетел бы ко всем чертям, хотя нет, более вероятно, что их посчитали бы сумасшедшими - Чему верить?
Андромеда задумывается. Ситуация сложная. Но ведь и магия многогранна и до конца не изучена. Если быть абсолютно честной, они ушли не дальше алхимиков в период Возрождения.
- Верь своим ощущениям, - приходит к выводу Меда, - Это твоя дочь?
- Да! – без тени сомнения отвечает Леди Поттер.
                         
                            ***
Август подходил к концу. Близился учебный год. Косой переулок пестрил вывесками и завлекаловками. Каждый старался нажиться на первом сентября.
Чета Поттер в охоте за покупками разделилась. Риннон с отцом пошли по своим делам, куда точно - не уточнялось, но поскольку глаза братца горели нездоровым огнем, Яш смела предположить, что за новой метлой. Лили вместе с девочками отправилась, прежде всего, к мадам Малкин.
У той уже были пара посетителей. Незнакомая девочка, с волосами желтыми, как мед, и орехово-зелеными глазами, и мальчик, в котором Яшмайн признала Рона Уизли.
А вот последнее было странно. Магазин Малкин не для бедных. Хотя возможно в этом мире у семьи Уизли иной доход.
Уже когда мантия Яшмы была почти готова, а Гермиона была готова идти хоть сейчас, Рон заговорил. До этого то ли стеснялся, то ли демонстративно не замечал, хотя казалось с чего бы?
- Девочки, тоже в школу? Я хочу попасть в Гриффиндор, а вы?
Яшмайн хотела было ответить, но Гермиона заговорила раньше:
- В Гриффиндор? В этот рассадник оппозиционерских настроений и революционных движений? Нет уж, увольте, лучше я в Хаффлпафф попаду! – апломба в речи было столько, что Яш почудилось, будто она вновь на школьной скамье, и они с Роном обсуждают ночную прогулку по Хогвартсу без особой надобности.
Уизли стушевался.
- Слизеринки будущие, да? – обиженно и с толикой призрения выдохнул он.
Медноволосая девочка с интересом слушала их дебаты.
- А папа говорит, что лучший факультет -Райвенкло, - вмешалась она, - Он сам хотел бы там учиться.
- А он где учился? – спросила Яшмайн, слушать извечную перепалку Слизерина с Гриффиндором как-то не хотелось.
- А он нигде не учился!
Во заява! По прочитанному в газетах и учебниках по истории, получалось, что такого быть не может. Не уследили? Вряд ли. Полукровка? Так супружество с маглами запрещено.
Видя, что Яшмайн явно не понимает, как такое может быть, девочка пояснила:
- Я – оборотень.
Рон, услышав подобное заявление, шарахнулся от девчонки, словно та прокаженная. Гермиона, напротив, смотрела на нее с интересом.
- А как тебя зовут? – спросила Гермиона.
- Фрея Грейбек, - ответила девочка.
- Мало того, что Темные маги, так вы ещё и с обортнями якшаетесь! – Рон, заплатив за покупки, выскочил из магазина.
- Инфантил! – полетело ему вслед оскорбление Гермионы.
Яшмайн, попробовав оценить ситуацию, к однозначному выводу прийти не могла. Уизли всегда был скор в суждениях. Так что нет ничего удивительного в том, что тот отреагировал подобным образом. Да, действительно, дискриминация по расовому признаку мало к чему хорошему приведёт. Но коль человек вырос на этом, как можно его обвинять, за сложившийся еще в раннем возрасте, стереотип. Вот если он будет упираться всеми руками и ногами при попытке его разрушить, когда приведены достаточно весомые аргументы, тогда, да, можно о чем-то повозбухать.
А вот реакция Гермионы для Поттер была нова, хоть и не совсем неожиданна.
После магазина мадам Малкин, Яшме хорошо запомнилась встреча со своей «родной» волшебной палочкой.
- Мисс Поттер, а я вас ждал.
- Я тоже была вся в нетерпенье… - натянуто улыбнулась Яшмайн. Еще в прошлой жизни ей казалось, что Олливандер видит ее насквозь, здесь данное ощущение не ушло, а даже обострилось.
- Какой рукой вы держите палочку?
- Правой.
Дальше проходил сам выбор палочек. Самое интересное свершилось тогда, когда Яш взяла свою собственную. Остролист и перо феникса, одиннадцать дюймов. 
Эффект нулевой! Пальцы чуть потеплели, но не более того. И как это понимать?
Примерка палочек пошла дальше…
- Хотя действительно попробовать можно!..
«Так! Что-то это уже напоминает. Мало мне было палочек близнецов!? Тогда был Вольдеморт… Сейчас будет Гриндевальд, да?»
Яшмайн взяла протянутую ей палочку… И как вы думаете, что произошло? Правильно, палочка подошла. С ее кончика вырвался сноп алых искр.
- Ну, и скока ей лет? Какие подставы она несет?
Яшмайн уже приготовилась получить ответ, что палочка чуть ли ровесница основателей, а то и Мерлина, или, не дай бог, старше их всех вместе взятых. Но правда оказалась забавней фантазии.
- По правде говоря, я ее только вчера закончил, - пожал плечами Олливандер. По нему было заметно, что малость удивлен, что палочка так быстро нашла хозяйку.
- Тис тринадцать дюймов, шерсть из хвоста сфинкса. Обычно я использую другие составляющие, а тут захотелось поэкспериментировать. И ведь, что самое интересное, именно из этого самого дерева сделана…
«Палочка Вольдеморта! – мысленно закончила Поттер, - Не в лоб, так по лбу!»
По традиции семьи Эванс, рандеву с волшебной палочкой совершалось в одиночку. А, значит, один интересующий ее вопрос все же можно задать.
- Скажите, мистер, может ли палочка сначала подходить, а через некоторое время не подходить?
Олливандер задумался, он, казалось, и не был удивлен такому вопросу.
- Только если маг перетерпел сильные внутренние потрясения, изменившие его. Такое бывает! Не скажу, что часто, но и редкостью это не является. У некоторых за, казалось бы, короткий срок и восемь палочек может смениться, а иные - однолюбы.
Из магазина волшебных палочек Яшмайн вышла в смешанных чувствах. Олливандер похоже не просто видит людей насквозь, а еще и многое о них знает, причем не ясно откуда. И вот рождается вопрос, а знает ли он об иных реальностях, знает ли он о том, что она не здешняя.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 6.
1 сентября 1991 года.
Отчёт ИКВД.
Форма – вольная.
Предоставил - зам главкома аврората Фрэнк Бернар Лонгботтом.
Погрузка детей в «Хогвартс-Экспресс» прошла успешно. Серьёзных происшествий нет.
P.S.
Сломан барьер на платформу девять и три четверти. Из-за драки пятикурсников.
                       ***
- Яшма, зачем ты их спровоцировала? – Гермиона была крайне недовольна.
Мало того, что ей порвали одну из лучших мантий, так еще и благодаря отдельным гражданам она вывихнула ногу! Но что самое обидное, так это то, что провокатор драки вышла из нее вообще, практически, без потерь. И где, спрашивается, справедливость?
- Да, что я сделала?
- Знаешь, магловскую поговорку: «Не упоминай нечистого всуе»? – Яш кивнула, - Вот так же с Дамблдором!
- Сравнения у тебя, однако! – возмутилась Поттер.
Она уже поняла, что люди как, впрочем, и нравы здесь иные. Но что б сравнивать Дамблдора с чертом!? Для Яшмайн это были б слишком крутые изменения.
- Так это не подойдет! – отмела в принципе нормальный вариант Гермиона.
Попутно с пререканьями девочки искали свободное купе. Последнее не подходило Гермионе скорее из принципа. В нём находился Рон Уизли.
- А с кем мне его сравнивать? С Богом? Так, извини, я не наивная гриффиндорка! – взбеленилась Гермиона, - И вообще я не это имела ввиду!..
Одних бесит просто его упоминанье, что он жив и так далее… Другие считают, что когда аристократия о нем заговаривает, то она издевается или же подзуживает «пролетариат»… Короче говоря, имя порождает конфликт.
Яш тяжело вздохнула. Знакомая ситуация: «Имя Вольдеморта произносить не следует!..».
Яшмайн была уверена, что Дамблдор лучше, чем о нем говорят. А подобные слухи просто способ его дискредитировать!
- Яшма, ты лучше скажи, что это было за заклинание? Ну, которое ты применила на тех пятикурсниках.
Поттер, до этого смотревшая себе под ноги, подняла голову. На ее губах расцвела улыбка. Заметно было, что она испытывает гордость.
- Альбус изобрёл! Удар 220 вольт. Аль унаследовал дедушкин пиетет к технике… И первое созданное заклинание было сродни короткому замыканию, - объяснила Яшма.
- Понятно, - пробормотала Гермиона, открывая дверь очередного купе. На этот раз им повезло, оно было пусто.
- Всё никак не пойму… Почему ты назвала его Альбусом? – присаживаясь, задала давно интересовавший ее вопрос Миона.
- А объяснение в честь Дамблдора тебя не устраивает?
- Не особо!
- Гермиона! Ты мне говоришь, о непредвзятом отношение к людям иного мира! А сама чем занимаешься? – укорила ее Яш.
- Ну, вот обидели маленькую беззащитную девочку! Да ещё кто!? Дедушка, вам не стыдно? – Гермиона надула губки, но ее глаза смеялись.
Яшмайн расплылась в улыбке. А что? Некоторые изменения в характерах ей даже нравятся.
- Нет. А должно быть?

Яшмайн менялась в спринтерском темпе. И это напрягало. Она говорила сейчас то, что в прошлой жизни ни за что бы не сказала. Или хотя бы переформулировала. А нынче она подчас говорит, как думает. Слияние характеров? Или же она расслабилась настолько, что забыла, чем порой грозит неосторожное слово?
Окончательно Поттер убедилась в своих изменениях на распределении.
- Аббот Ханна!..
- Хаффлпафф!
Вереница первокурсников медленно уменьшалась. Яшмайн лениво наблюдала за уже знакомой процедурой определения факультета.
- Алькор Блэк!..
Алькор спешным шагом пошёл к табурету. Как можно быстрее накинул на себя шляпу, что бы, не дай Мерлин, кто-нибудь не заметил его волнения.
- Райвенкло!
Следующей была Альтаир. Ее определили в Слизерин. Дальше пошло уже по написанному сценарию, пока не настала очередь Кребба и Гойла. Их с какого-то перепугу распределили в Хаффлпафф. Хотя, действительно, что они в прошлой реальности делали в Слизерине, оставалось для Поттер загадкой. Но что б Хаффлпафф!?
- Грейбек Фрея!..
И через некоторое время послышался ответ шляпы:
- Райвенкло!
Опять определенное время идёт повторение пройденного…
- Лейнстранж Эридан!..
Эридан отсалютовал девочкам. И легким пружинистым шагом пошёл, узнавать свою судьбу на ближайшие семь лет. Он, казалось, вовсе не волновался. Но глаза выдавали Эридана с головой. За столько лет Яшма научилась хорошо разбираться во взглядах. Лейнстранж боялся, что не оправдает надежд родителей.
- Слизерин!
Ну, кто бы сомневался?
В своих наблюдениях за учениками Яш отчего-то обходила взглядом преподавательский стол. А зря!.. но об этом позже…
- Поттер Гермиона!..
На этот раз, Гермиона ничего себе под нос не бормотала. Но и душевного спокойствия за ней не наблюдалось. Руки были сжаты в кулаки до того сильно, что костяшки пальцев побелели.
- Райвенкло!
Следующее имя ее… Страха, как в первый раз, не было. Все-таки, что сейчас будет, Яш прекрасно понимала. Была некоторая нервозность, но это от того, что на нее пялится так много народу.   
- Оу, даже так! Куда же мне такое чудо отправить? – только оказавшись на голове Яшмайн, завела своё шляпа.
- А что вердикт иной? – напряглась Яшма.
- А ты думала, что человек в течение жизни не меняется? – поддел ее говорящий головной убор.
- Так сильно?
Ответа не последовало. Шляпа уже вовсю обдумывала решение.
- Хотя, пожалуй, соглашусь со своей предшественницей. Такой актёрский талант пропадает!
Яшмайн выдохнула: все же Гриффиндор! Хотя, причём здесь актёрский талант, она не поняла.
- Слизерин!
Сердце ухнуло в пятки.
- Спалю! – выдохнула Яш, снимая шляпу.
- А я что говорила - Слизерин! – напутствовал головной убор.
Ругаясь себе под нос, Яшмайн побрела к столу  Салазара. Единственное, что радовало в сложившейся ситуации, так это то, что ожидания родителей она оправдала. Правда, это маленькое утешение.
- Я   нисколько в тебе не сомневался! - хлопнув Яш по плечу, возвестил Драко.
Садясь рядом с ним, Поттер впервые взглянула на стол преподавателей и обомлела…
Снейп в директорах, присутствие обоих Кэроу. Все это было несущественно по сравнению с тем, что за распределением первокурсников наблюдал сам Император.
« Вот, какого черта, ему надо в школе? В министерстве не сидится? А если он ещё и преподает на полставки? – последняя мысль заставила Яшмайн улыбнуться, - Бред!»
Яшма так хотела свести своё общение с бывшими врагами к минимуму. А тут такие подставы!
В конце пира к первокурсникам подошла староста факультета и сопроводила их вплоть до гостиной. Ее расположения Яш помнила ещё со второго курса, так что особо не заморачивалась запоминанием дороги. Прозвучал пароль, и в только что в глухой стене образовался проём. Они вошли внутрь, там их уже ждала декан.
Так как Снейп был директором, то не было ничего удивительного в том, что у Слизерина иной декан.
Удивительно было то, что Яшма ее знала… Гарри же, увидел ее впервые на балу… Что же не буду тянуть, представляю всеобщему обозрению Арахну Блэк.
   
Надменный взгляд серо-зеленных точно таких же, как у Алькора, глаз внимательно изучал первокурсников.
- Приветствую вас! На одном из самых лучших факультетов этой школы! Я – ваш декан, профессор Блэк. Преподаю зельеваренье. Но об этом непосредственно на занятиях. А сейчас несколько правил, что вам необходимо усвоить с первых дней…
Обо всех нарушениях, подходящих под статью: «Измена Родине», будь то пособничество оппозиции, али полное бездействие при обнаружение школьников или преподавателей, - на последнем слове Арахна сделала ударение, что бы показать, что, к сожалению, бывает и такое, - Противящихся власти законного, демократически избранного правительства, немедленно сообщать мне! Надеюсь, все вы сознательные люди и понимаете, к чему приведёт нарушение этого правила. Я закончила. Об остальном вам расскажут старосты.
Уже находясь в постели Яшмайн обдумывала прошедший день. Что он был на редкость информативным, сомневаться не приходилось. Наверное, из-за переизбытка сведений Яш и не могла уснуть.
Что мы собственно имеем?..
Дамблдор - вне закона и, помогая ему, можно угодить в Азкабан. Что не удивительно и вполне целесообразно. На месте Вольдеморта, она поступила бы так же. Конечно, это все при допущении, что Дамблдор - главный гад. Как на самом деле, пока что не известно. Яшмайн в такое верилось с трудом. Но для Вольдеморта он неизменно остается врагом. А, значит, его необходимо дискредитировать в глазах граждан. По крайней мере, политически данный ход был бы верен.
Статья: «Измена Родине»… Звучит весьма и весьма забавно… Но что и содержание покажется ей таковым, Поттер сильно сомневалась. А вообще это наталкивает на мысль! Статья!.. Таковой в ее мире не было и, возможно, это не единственное изменение в конституции Англии. Что ведет нас к следующему выводу: необходимо почитать хотя бы УК. Не говоря уже о том, что в Праве хотелось бы хорошо разбираться. А то попадешь под какую-нибудь статью! И что потом? Чалиться в Азкабане? Перспектива мало привлекательна!
Следующее, по возможности, не упоминать Дамблодора… Слишком уж нервно на эту фамилию реагирует народ. Даже произнесение имени Императора не вызывает таких конфликтных ситуаций. А то уже на вокзале было… Сказано одно слово! И то фамилия! А сломан барьер на платформу! Интересные, однако, последствия!..
Глаза уже слипались, ясно мыслить становилось все проблематичней. И Яшмайн погрузилась в тревожный сон, который вскоре прервался.
Подъем.
До Большого зала Поттер еле доволокла ноги. По телу будто прошлось стадо слонов. Заснула она где-то в три ночи, встала в семь утра. Это ж, сколько ушло на сон? Четыре часа… Мало!
- Что у нас первым? – Яш садиться за Слизеринский    стол и обводит мрачным взглядом однокурсников.
К завтраку она опоздала, так что, наверняка, расписание уже раздали.
- ЗОТИ, а потом они сами! – Панси мечтательно улыбнулась.
Яшма нахмурилась. Вот этого она не поняла. Из того, что уже усвоено по этому миру, ясно, что характера изначально те же, но пошли несколько по-иному пути развития. Что же должно было измениться, что бы Паркинсон полюбила учиться? Ни ЗОТИ, ни сами Темные Искусства в прошлом мире ее не привлекали.
- Паркинсон, ты втюрилась! – поддел девочку Лейнстранж.
Та на него злобно зыркнула, но спорить не стала.
Собственно, вот и объяснение! Влюбиться в преподавателя Панс могла, на втором курсе она была одной из многих, кто бегал за Локонсом. Да и Драко она, кажись, облюбовала за красивую внешность и большие связи отца. Хотя тут тоже что-то не стыкуется... Амикус не был ни красавчиком, ни влиятельной личностью. А ведь он ведёт ЗОТИ. Не уж то?.. Да нет… Маловероятно, ему, что делать нечего?
Сбылась мечта идиота! Еще в прошлом мире на шестом курсе, когда Дамблдор показывал Поттер воспоминания, связанные с крестражами, в ней родился интерес - посмотреть на Вольдеморта в качестве учителя. И вот! Чудеснейшая новость! Представился случай! Жуть-то, какая!
В общем, все и по порядку… Амикус Кэроу вел Защиту только у второго, третьего и шестого курса, остальные - взял на себя его превосходительство Темный Лорд. И то лишь на первый и последний    месяц учебного года.
- В класс!
Вольдеморт появился буквально из ниоткуда, хотя было известно достоверно точно, что здесь в Хогвартс апоррировать нельзя.
В класс дети заходили тихо. Кто с испугом, кто со смесью восхищения и уважения глядели на Императора. Поттер же, напротив, старалась не смотреть в его сторону. Может, это был своего рода протест, может, что-то иное, но ей казалось, что посмотри она в лицо врага из того мира, не нашла бы доказательств, что это он. В связи с этим она испытывала облегчение и… да, наверное, это была горечь утраты. Ведь, даже после победы над ним, воспоминания об их стычках, боях, сражениях, как не назови, стали отдушиной от серых будней. Человеку, который вырос на противостоянии, нелегко дается вынести полный штиль. Тогда она стала искать иных соперников ЕГО уровня. Находила редко, если честно, их не оказалось вовсе. И со временем она смирилась. Теперь же вот он! Но это не тот Темный Лорд, что поставил себе целью убить ненавистного Гарри Поттера. Хотя?.. Может, что-то и удастся извлечь из данной ситуации, что погреет душу?..
Начался урок… И, наверное, если бы материал не был бы хорошо известен Яшме, она слушала бы, затаив дыхание. Вольдеморт умел так говорить, что… просто дух захватывало. Воображение настолько четко рисовало картины, как и что должно происходить, что ошибку допустить было бы невероятно сложно. Интерес рождался даже у полных двоечников и лоботрясов. У них, по крайней мере, взгляд на уроке становился осмысленным.
- Вот так и началось деление магии на три типа: Светлую, Тёмную и Серую или, как ее называет нынче - Нейтральную. Третий тип - самый слабый, так как вобрал в себя две противоположности. Да и редко бывают чётко выраженные нейтралы. Чаще всё же люди хоть мало-мальски, но склоняются к какой-то определенной стороне. Серость не любит никто! Ты ни хороший и ни плохой, и не по одну из сторон баррикады у тебя нет союзников!
Однозначно сказать, какая магия сильнее Светлая или Темная невозможно. Каждая имеет свои слабые стороны, каждая, хоть в чём-то, уступает другой! Тёмная магия хороша в нападении, не уступая при этом в защите, но совершенно бессильна в лечении. Всё искусство врачевания – Светлая магия.
Так же хочу отметить, что не всегда можно сразу определить к какой стороне склоняется маг. Можно всю жизнь пробыть посредственным Светлым магом, а под конец оказаться Темным с зашкаливающим потенциалом! Это все, в первую очередь, определяет психика, характер, наследственность и среда обитания…
С задней парты послышались смешки:
- Вот вырос в Африке под пальмой, в обнимку с обезьяной, значит, все, непременно, Темный маг!
Вольдеморту было достаточно одного взгляда, что бы все стихло.
- Я имел ввиду, в каких условиях человек рос! – обводя грозным взглядом учеников, пояснил Темный Лорд, - Кто-нибудь может что-либо дополнить?
Казалось, Императору самому интересно осмелится ли кто-нибудь заявить, что его лекция была не полной.
- Может! – вскинула руку Яшмайн.
Вот так-то она и придаст красок школьным дням!
Император удивленно вскинул брови. Для него самого, заданный вопрос, уже давно стал риторическим. А тут…
- Прошу.
Яш вышла к доске. И на нее, немного некстати, накатило одно из воспоминаний о дебатах. В министерстве после 2020 года их стали проводить слишком часто. Прогресс Магловского мира достиг небывалых высот. Магический же постепенно начал застаиваться. Что-то необходимо решать, а к единому мнению люди прийти не могут. Вот тогда-то и начались «Диалоги Платона», как их называла интеллигенция магического мира. Сейчас ощущение было то же.
- Профессор, вы забыли упомянуть, что смена магического типа возможна, но ведёт к ослаблению восприимчивости к магии в целом.
- Мисс Поттер, это, конечно, весьма интересно, но таких случаев в истории не было!
- А Мерлин? Моргана?
Класс охнул. Мерлина, как впрочем, и Моргану относили лишь к одной стороне магии. Об ином взгляде на эти исторические лица, для детей, не могло быть и речи. Слишком уж многие поколения выросли на таком взгляде на этих людей.
- Этому есть некоторые подтверждения, но официально, это никто не признавал!
Спор становился все интересней для Вольдеморта. В Хогвартсе, среди учеников, редко можно было найти того, кто начнет с ним спорить. А уж, что б он делал это осмысленно, приводя аргументы, а, не упираясь, как баран, такое Император с грустью почитал невозможным.
- Ах! Ну да, тогда же надо признать, что среди Непростительных есть Светлая магия! – начала рассуждать Яш.
У них в мире они с большим трудом отказывались от привычных стереотипов.
- Вы, кстати, так же упомянули лишь мельком, что магия Света идёт от разума. Магия Тьмы же от чувств и эмоций. А Моргана, между прочим, маг разума! Это даже задокументировано! То, что Фея Моргана выступала против короля Артура и Мерлина, пользуясь при этом, весьма, сомнительными методами, не мешало ей быть магом разума, Светлым магом! Хотя, как я уже сказала, она меняла стороны, как перчатки. Этим грешил и Мерлин, - продолжила Яшмайн.
Её слушали не с меньшим увлечением, чем Императора. Гермиона, та вообще конспектировала.
- А это лишь гипотеза! И то не обнародованная, - чуть уступил Тёмный Лорд.
Прозвенел звонок. Ученики неохотно засобирались.
- Домашним заданием, постарайтесь определить свою сторону магии, и привести аргументы, почему именно она. Так же на следующий урок запланирован тест на тип магии. Какой определим, на тот под курс и пойдёте в пятом классе. Все свободны!- завершил урок Вольдеморт, - А вас, Поттер, попрошу остаться!
Яшмайн только вздохнула. Она это предвидела. Но смолчать не могла. Это было бы скучно, неинтересно, да и, вообще, гриффиндорка она или где? Что шляпа определила ее в Слизерин, мы деликатно пропустим.
- Да, профессор.
Император вышел из-за кафедры и предложил Яшме присесть рядом с собой.
- Вы не перестаете меня удивлять! – начал он, - Раскрываете на своем первом уроке тайны, над которыми Невырозимцы бьются годами.
- Подумаешь, тайны! – легкомысленно пожала плечами Поттер, - Вот то, что Магический потенциал действительно зависит от крови! Вот это была тайна! Мы же только тогда поняли значения некоторых выражений!..
Наверное, Яшмайн разгорячил их спор, а может она просто давно не встречала равного собеседника. Хотя и этим вряд ли можно оправдать, выдачу секретных сведений первому попавшемуся Императору.
Вольдеморт же в свою очередь скапливал информацию об этой вот девочке. Что с ней что-то не так, он понял ещё, по проведенному в начале лета ритуалу. Слишком уж много сил в него было вложено. Таким количеством и мертвого воскресить реально! Не то, что маленькую девочку в сознание привести!
Дальше он получил подтверждение своей заинтересованности на инициации. Что девчонка отсутствовала в изнанке мира, он был уверен абсолютно точно. Но допрос учинять не будет. Внушим ложное чувство безопасности. Хотя откуда одиннадцатилетке догадываться о подобном? Но мисс Поттер показала, что с ней ни о чем нельзя говорить наверняка.
И вот последний случай прямо сейчас. На уроке Яшмайн демонстрирует немалую осведомленность в тех вещах, что веками умалчивались и сохранили своё подтверждение лишь в недрах отдела Тайн.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 7.
Предупреждение: В главе будет мат.
Кабинет Императора было сложно найти, если точно не знать, где искать. Да и вообще, сам он поражал воображение входящего тремя вещами: скромностью, комфортабельностью, и при этом при всем, наличием вкуса.
За дубовым столом сидел Вольдеморт, напротив него зачитывала отчет о проделанной работе Беллатрикс:
- Кроме того, что наш шпион прячется в доме Поттеров, а в последствии в Хогвартсе. И ни там, ни там замечен не был, ИКВД ничего выяснить не удалось, - опустив взгляд, сказала Белла.
- А вариант, что Поттеры намеренно скрывают шпиона, ты не расматривала? - поднял голову от бумаг Тёмный Лорд.
Лейнстранж действительно не смотрела на ситуацию под таким углом. Всё же Лили и Джеймс были ее друзьями, и у нее не было повода усомниться в их преданности милорду. Да и абсурдным ей это все казалось. Предпоссылок, ну, ни каких не было!
- Раслабься! Проверял я их лиглименцией. Моё вторжение мало кто может заметить, и ещё меньшее количество народу сумеют его отразить... - успокоил Беллатрикс Вольдеморт.
Таких людей действительно можно было считать по пальцам. Разумеется, Дамблдор отразил бы ментальную атаку Темного Лорда. Но, наверное, в этом  никто и не сомневался? Так же Снейп мог ввести Императора в заблуждение. И третей в этом строю была Яшмайн! Что Вольдеморт находил поистине забавным. Девочка только-только пошла в школу, а уже разбирается в вышей магии. Напрягает, не правда ли? На вопрос, почему мисс Поттер в столь ранем возрасте обладет способностью, которая доступна далеко не всем взрослым магам, ответа не было. Маленькая поправочка, пока не было. Уж он-то дойдёт до истины!
Так же в этой ситуации была ещё одна загвоздка. Если на балу и на уроке она просто отразила атаку без эксцессов, то с изнанкой мира целая история произошла... Так как Яшмайн там не находилась, а связь была установленна. Загадка на загадке прям!
- Милорд, а что вы делаете?
Вольдеморт машинально глянул вниз и враз понял, почему в голосе Беллы столько восторга.
Он проверял домашнее задание ученицы первого курса. Почерк тот же! Почерк из анкеты!
- Милорд, чья это тетрадь? - спросила Белла.
Император проверил и только хмыкнул. Что с ней что-то не так он подозревал, но и помыслить не мог, что в таких масштабах.
- Пергамент подписан Яшмайн Поттер...
Беллатрикс ахнула, ей даже в голову не могло прийти проверять почерка школьников, не то что, на тот момент, дошколят. Во крестница учудила! Нет, она и раньше шёлковой не была, но спецслужбы на уши не ставила! Но вот что-то важное от Беллы уходило.
Вольдеморт так же обдумывал ситуацию. И она с каждой секундой нравилась ему всё меньше. То, что со шпионами Англию пронесло, было единственной хорошей новостью. А в остальном мы имеем невероятно запутанное дело...
- Беллочка, предоставь мне, не позднее сегодняшнего вечера, анкету и все сведения о Поттер, какие только можно найти! - решил Император.
За окном стремительно темнело, а Вольдеморт все никак не мог разобраться в документах на Яшмайн. Не было б анкеты и, в принципе, все было бы объяснимо. А тут... Нет, конечно, стало ясно, где Поттер была во время инициации. Но это единственное, что разъясняется, остальное лишь рождает вопросы. Например, графа про троих детей! Какие в одиннадцать дети? Это же физиологически невозможно! А уж пол мужской! Тут, вообще, все признаки на лицо! Училась в Гриффиндоре, сейчас в Слизерине. Это же у нас две половинки одного целого! Уж слишком все это невероятно! Хотя... все равно не стоит отрицать возможности, что Яшмайн Поттер - это их неуловимый Эстер. Ведь пергамент не даёт солгать, а почерк один и тот же... Совпадение маловероятно. Слишком уж много улик говорит в пользу этой теории.
Да и остается, то чёртово воспоминание, что ему удалось ухватить.
Вольдеморт в который раз за вечер достал омут памяти, решив снова проанализировать сведения, полученные из сознания Поттер.
Урок. Младшие классы. До звонка остается минуты три. И вот оно счастье любого школьника, заключенное в звуке дребезжания, сначала колокольчика, потом уже его электронного протеже.
Литература окончилась, а он наконец дочитал последнюю главу "Айвенго". Идя по коридору Гарри подозрительно косился по сторонам. Компания Дадли могла появиться в любую минуту. А у него ещё прошлые побои не сошли. Пару синяков, фингал под глазом и вывих плеча, вот чем закончилась прошлая заява Дадли: "Мне скучно!"
Гарри уже выходил за ворота школы, когда его настиг окрик, которого он так боялся:
- Обернись, тварь!
Гарри рванул по улице, что есть сил. Скрылся за близжайшим поворотом, петляя, как только можно. Вот, кажись, отарвался. Гарри пробежал ещё пару переулков и, оказавшись в сквере, присел отдохнуть.
- Бл**ь, Поттер! Ну, и заставил же ты нас побегать!
За этими словами последовала боль. И домой Гарри смог доковылять лишь к вечеру. Естественно, лечить его никто не стал. Дурсли и на открытый перелом обратили бы внимание не сразу. И то потому, что он заляпал бы кровью паркет в гостиной.

Вольдеморт высунул голову из омута памяти.Очередной просмотр ничего не дал.
Что ж пока собираем информацию, а там посмотрим.
                                                                                                          ***
- Гермиона, у меня не сходится! - заявила Яш.
Сестры сидели в библиотеке и занимались домашним заданием по Темной магии и защите от нее. Нужно было высчитать направленность своего потенциала. У Яшмайн не получалось. Она злилась и бралась снова пересчитывать в столбик.
- Да что же это такое! - Гермиона снова подошла к Яшме, - Вот объясни мне, как так получилось, что, практически, всему курсу ты определила тип магии, а себе не можешь?
Поттер лишь пожала плечами. У остальных такой белеберды не было!.. У нее в ответе выходил ноль! А нейтральная магия - это либо минус один, либо плюс один. Ноль в ответе не предусматривается. Может плюнуть на все и просто высчитать потенциал Яшмайн? А? Вместе, в слиянии, выходит полный бред. Так зачем мучиться? Ей это так насточертело, что действительно захотелось бросить и пойти по легкому пути. Но следующие слова Гермионы вселили хоть какую-то надежду.
- Нашла я твой ноль! - Гермиона пробежалась глазами по строчкам и рассмеялась, - Ты не отличиться не можешь, да? Ноль означает, что ты сама определишь свою предрасположенность, используя ту или иную магию.
Яшмайн натянуто улыбнулась. Выделялась из толпы она всегда. И это ей порядком надоело. Она надеялась, что хотя бы в этом мире подобных ситуаций станет меньше. Так нет же! Тот же Вольдеморт и те же приколы, вот только слегка отредактированные!
- И что писать? Высчитывать Яшмайн или добивать ногами? Боюсь профессор от меня после такого не отстанет.
Яшма звала Вольдеморта профессором и никак иначе, ну, по крайней мере, при нем. Император и ваше превосходительство обращаться не хотелось из чувства собственного достоинства. Обращение Вольдеморт не поймут. А то, что он - Том Риддл, она, типа, не знает. Остается безличное: профессор.
- А хотя, он все равно будет проверять и сам может высчитать... А сколько он узнал, мы не в курсе...
Вот и было решено большинством голосов писать правду.

Яшмайн приноравливалась к школьной жизни. Из занятий ничего не вызывало сложностей. Ее даже ставили в пример, как образец стремления к знаниям. Трудно было вести себя адекватно одиннадцати годам. Она, и так, зарекомендовала себя, как великого спорщица с учителями. Да ещё по школе ходили слухи о дополнимтельных факультативах, что начнуться с ноября. Если она проявит себя и там, то, как авторитетно сказал Цефей Лейнстранж, ее возведут на педестал "Королевы Знаний". Это звание негласно было у каждого курса. Обычно его занимала райвенкловка. Сколько Яшма себя помнила, во время ее учёбы, этот титул был неизменно у Гермионы Грейнджер.
Шли недели, все было спокойно, не под стать тому, что помнила Яш о своём первом курсе. Конечно, этот своеобразный застой вызывал скуку. Хотелось аж на стенку лезть и выть волком. Да, Яшмайн продолжала спорить с Вольдемортом, но вскоре это вошло скорее в привычку и вызывало разве что улыбку. Ей нравилось устраивать с ним дебаты. И отказывать себе в подобном удовольствии она не собиралась. Первое время она терзалась сомнениями, правильно ли она поступает, что столь охотно идёт с ним на контакт. Ведь, что Тёмный Лорд изменился полностью, весьма сомнительно. Даже у других личностей, более подверженых влиянию извне, изменились лишь некоторые черты характера. А уж он!.. Но слишком сильна была тяга к нему, как к человеку.  Личности, которую здесь не уничтожило сумасшествие. И пусть он собирает на неё досье. Пусть отслеживает каждый ее шаг.  А, что он это делает, Яшма не сомневалась. Могла она где-нибудь напортачить. А это в свою очередь родило б вопросы. Уж насколько серьёзные, Яшмайн не известно, но родило бы точно. Вольдеморт такой человек, который пожелает знать о своём окружение всё. А она, в это самое окружение, своими же стараниями попала. Интересно, как ей это обернётся в будущем?
В данный момент Яшмайн сидела на опушке запретного леса под вязом и писала эссе по Истории магии. Кстати, стоит отметить, что вел её не Бинс. С должности его сместили, и он стал просто ещё одним Хогвортским приведением. Историю взялась преподавать  Медея Лейнстранж, жена Рабастана. По совместительству она же вела Магию Крови. Но данная дисциплина будет преподавться далеко не всем. По какому принципу  проистекает отбор, никто, конечно, первоклашек не просвещал.
- Мисс Поттер, а вы знаете, что завтра мой последний урок в этом году? - Вольдеморт явился, как всегда, бесшумно.
Ходил Император тихо, с поистине кошачьей грацией.
- Ну, да, завтра - двадцать восьмое сентября - логично, - произнесенно это было нехотя, с некого рода, ленцой.
Выказывать сожаление о том, что уроки с одним из самых знаменитых магов мира вот-вот закончатся, Поттер не собиралась. Она, и так, была вся в сметении от того, что не могла понять, как именно он ей интересуется. Как способной ученицей? Как умным человеком? Как кем? Да и во взгляде Тёмного Лорда читалось нечто такое, что Яш никогда не замечала во взглядах, бросаемых на нее мужчинами. Что это было, Яшмайн понять не могла, но этот блеск ей определенно нравился.
У Императора тоже не получалось до конца разобраться в своих чувствах. Перед ним девочка одиннадцати лет, а он, о чем думает он!? Было бы ей хотя бы четырнадцать, а лучше шестнадцать и больше. А в данный момент его мысли попадали под его же статью о педофилии. И вот, что хуже всего, разум Яшмайн его сбивает с толку. Смотришь ей в глаза и как-то резко понимаешь, что  тело - всего лишь оболочка. Душа же, наверняка, ему ровестница. Потому-то он и не воспринимал возраст девочки, потому-то и... хотел? Да нет, чушь все это! Она ему интересна лишь с личностной точки зрения. Таких людей нужно держать при себе. А то не, дай Мерлин,  пойдут в оппозицию к Дамблдору! Так и крах государства недалеко!
Собственно, это и была причина присутствия Императора в Хогвартсе.  Отслеживать молодые кадры необходимо при любых обстаятельствах. А уж, когда у молодого кадра есть возможность двойного дна, тут и вовсе, глаз да глаз нужен!  Убеждать себя в этом получалось плохо. С учётом того, что ему в последнее время хотелось остаться в Хогвартсе вообще на весь год. Он долго не мог найти объяснение своему желанию. Когда нашёл... решил и вовсе уйти сейчас же. Но обдумав все хорошенько, понял, что это трусость. Оставалось продержаться до конца сенября, благо, это только два дня потерпеть. А там... С глаз долой, из сердца вон! Так! Сердце... этого ещё не хватало! Такого за все его шесдесят пять с лишним лет не было! Привязался к малолетке на свою голову! Была б постарше... Одна ночь и никаких проблем! А тут!..
                                                                                                ***
Литл Хенгельтон - небольшая деревушка, можно даже сказать, пригород. В каждой населенной местности есть свои байки. Вот в Литл Хенгельтоне есть дом с дурной славой. Дом Риддлов. Но в нынешнее время его история начала забываться. Так как кто-то все же обжил это поместье. До не одна семья, после самих Риддлов, не могла прожить в доме больше месяца. Нынешний же владелец проживал в нем по меньшей мере лет пятнадцать.
Хозяин дома полулежал на диване в библиотеке и читал, просматривая газетные вырезки за прошедшую неделю. На политической арене произошло столько изменений... Слава Мерлину, это только у маглов, но немалое влияние, тот же распад СССР, оказал и на политику волшебного мира. Десять дней назад распалась Югославия, теперь это... Магический мир всегда немного притормаживал, как нередко заявлял в своих речах Лорд Вольдеморт. Но если он и в этом последует примеру магловского, то можно сразу заказывать услуги похоронного бюро. Лишиться такого союзника, как Русь, Император себе позволить не мог. Тогда у Франции и Японии будут развязаны руки...
Хлопок аппорации и встревоженный голос:
- Милорд!
 Кто это, гадать не приходилось, только один человек мог позволить себе появление у него в доме без приглашения.
- Да, Белла.
- Милорд, я по поводу крестницы...
Час от часу не легче!  Что же опять натворило всеобъемлющее чудо? Снова ИКВД на уши ставим? Или на этот раз мы пошли дальше? Вольдеморт обеспокоенно посмотрел на Лейнстранж.
- Что на этот раз?
- Я просматривала ее писменные работы и пришла к выводу, что это писал, как минимум взрослый человек, - поспешно ответила Беллатрикс.
 То, как Вольдеморт на неё посмотрел, ей не понравилось. В былые годы после такого взгляда и Круцио схлопотать можно было. Подобный взор  Императора был обычно после доклада об очередном провале. Сейчас Круциатус Темный Лорд к подданым применял редко, не хватло ещё что бы СМИ опять перевернуло все с ног на голову! Если в Англии была введена цензура, то Тати непременно воспользуется случаем.
- А, ты об этом... не раз наблюдал на своем уроке, - отозвался Вольдеморт.
- Это еще не все, у Яшмайн взгляды поменялись... Вот хотя бы... эссе по Истории магии: Статус секретности был введён в шестнадцатом веке в 1542 году. Ввели его из-за массовых репресий Святой инквизиции. Постфактум мы имеем отсталость магической нации от магловской. Тогда как у нас в руках небывалый шанс использовать и магию и магловские науки. Это маглы не способны применять магию, тогда как мы, вполне, можем освоить ту же физику или химию. Заявление что в Хогвартсе не работают магловские приборы, вызвано отнюдь не знанием происходящего, а не желанием в нём разбираться. Хогвартс находиться в аномальной зоне, этим и вызваны сбои технического оснащения...
- Милорд, это не эссе первокурсника, это на докторскую тянет. Тут все: выкладки великих волшебников... будь то Фламель или Гриндевальд, да даже несколько высказываний Дамблдора включены в текст! На последней странице приведены ссылки на используемую литиратуру. Медея говорит, что она некоторых семикурсников не может научить так писать и оформлять работу, как сделала это Яшмайн.
- Это все понятно, но что именно ты хочешь мне сказать? Что она рассуждает не как ребенок, я знаю. Ты мне объясни, почему так? Что, скорей всего, она и есть - Эстер, мы уже поняли... -  заключил Вольдеморт.
- Лили говорит, что изменения пошли после ритуала...
Вольдеморт смерил Беллу задумчивым взглядом. Ритуал, значит... А ведь, действительно, после ритуала у него началось ощущение раздвоения магической энергии Яшмайн. Одна была, однозначно, темная, другая - светлая, ближе к нейтральной. А такого быть не могло! Он в свои шестнадцать опасался, что из-за крестражей пойдёт дробление энергии. И то этого не произошло! Так что же надо было делать, что бы дробление таки было?
- А вот это, впервые за вечер, уже нужные данные. Спасибо. И ещё предоставь всю информацию, какую сможешь найти о том ритуале. Я посмотрю свою библиотеку.
                                                                                                ***
Пришёл октябрь. Было всего лишь двадцатое число, а природа уже шла на спад. Практически, завершилась пора золотой осени. Трава пожухла, листья пооблетали и один лишь запретный лес стоял в своей неизменной красе.  Гремучая ива тоже не поддавалась всеобщему угасанию, она горделиво взирала на окрестности Хогвартса, словно страж, обводивший взглядом свои владения.
Было раннее утро. Школьный колокол вот-вот возвестит о том, что пора вставать. Ученики, как впрочем и преподаватели,  ещё спят. И лишь одинокая пара гуляла у Черного озера. Мальчик и девочка. Паренек что-то упорно доказывал своей спутнице. Та не соглашалась.
- Ты не можешь этого сделать! - мальчик тряхнул головой, словно отгоняя наваждение, вызванное словами девочки.
- Драко, ну, как ты не понимаешь!? Это необходимо ему! - твердо стояла на своём Яшмайн.
- Ему? Он тебе об этом говорил? Конечно, нет! Это нужно тебе! Мне-то хоть не ври! - окончательно вышел из себя Малфой.
- Ну, ладно, мне, так мне! - спокойно отозвалась Поттер, - Но, посуди сам, что бы не вызвать подозрения, надо с раннего возраста показать, где стоят твои приоритеты!
- И ты думаешь у Императора нет там шпионов?  - ухватился за последний аргумент, как за соломенку Драко.
Упрямство Яшмайн его поражало. Вот надо ей встретится с Дамблдором, надо! А зачем, молчит. Прикрывается словами: "Нужно государству!" А сама ж, наверняка, имеет свою собственную цель никак не сочетающуюся с интересами Вольдеморта.
- И они не вызывают у Дамблдора никакого подозрения? - усомнилась Яш, - Не верю!
Драко устало вздохнул и присел на желтую, чей цвет казался неестественным в свете восходящего солнца, траву. Яшма опустилась рядом.
- Есть, конечно, у него шпионы, есть, никто не спорит, - впервые за весь разговор согласилась Поттер, - Но! Повторюсь, что бы вовсе не вызывать подозрений,  нужно с самого раннего возраста как бы склоняться к другой стороне.  От ребёнка подвоха не почувствуют!
Одновременно со словами Яшмайн принялась выводить на воде знаки непонятного происхождения. Это ее успокаивало.
- Хорошо. Раз ты все продумала, возьми меня с собой! Я, может, тоже хочу войти в историю? - Малфой горделиво встал в профиль, чем напомнил Яш Цезаря с древних монет.
- Вот именно! Я    все продумала и ты в мои планы не входил, - грубо отрезала Яшма.
Драко совсем по-девчоночьи надул губки и сел справа от Поттер по-турецки.
- И что же мне помешает? Я все-таки тоже хочу! - в данный момент Малфой, как никогда, напоминал маленького ребёнка, которому не купили дорогую игрушку.
- Драко, ты в курсе, что такое лиглименция? - уже раздражаясь, поинтересовалась Поттер.
Малфой ее порядком достал. Сначала битый час пытался отговорить ее от этой затеи, теперь же обижается, что она не берёт его с собой. А ещё говорят, что у женщин семь пятниц на неделе!
- Знаю, - недовольно протянул Драко, но тут же его губы растянулись в довольной усмешке, - А ты как ее минуешь?
Яш захотелось стукнуться головой о близжайшее дерево. Все началось сначала...
А дело было вот в чем... Поттер хотела поговорить в этом мире с Дамблдором. Для этого нужно приблизиться каким-то образом к Ордену Феникса. Но сделать это необходимо так,  что бы не навлечь на семью немилость Императора. Значит, ей придётся примерить на себя роль Снейпа того мира.
P.S. Катарина Слизерин, дуэль будет в конце года на экзамене.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 8.
Воплощать в жизнь свои планы Яшма собиралась под конец октября. Раньше смысла не было. Минимум надо морально подготовиться. Максимум… Максимум неизвестен.
Так же Яшмайн хотелось почитать литературу о надвигающихся факультативах. В библиотеке Поттер была частой гостьей. Ирма Пинс в шутку ей даже предлагала поселиться в ней насовсем.
В какое-то воскресение было так…
- На предмет чего книги смотрим? – к Яш подсела Гермиона.
Ее стопка книг была в два раза больше.
- Латаю дыры в образовании.
- Темная магия?
- В основном. Парочка о параллельных мирах. И «Традиции магической Англии», - обозревая свое богатство, ответила Яш.
- А последняя-то зачем? – удивилась Гермиона.
- В свое время внимание не уделила…
- Поттер! Что решила зачитать до дыр всю библиотеку? Ты хоть обычным людям кусочек оставь! – к ним в компании Симуса и Дина Финигана приближался Рон Уизли.
Такие выпады со стороны этой тройки не были редкостью.  Вообще стоило Рону увидеть Гермиону, как он шел на конфликт. Наблюдать за подобными ссорами было даже забавно. Ведь действительно очень похоже, Гермиона Уизли встречала мужа с очередного запоя.
- Может, хватит? Вы еще дуэль устройте! – Яшме тут же захотелось откусить себе язык.
Ну, кто просил ее открывать рот? Эта «супружеская пара» решила последовать совету Яш.
В полночь в зале наград… Знакомое место.
И вот они, как дуры, попёрлись в этот чертов зал. Гермиона, естественно, дуэлянт, Яшмайн – секундант.
Яшме идти не хотелось. Помнила она свой первый курс. Благо, Рон не Малфой, в назначенное место явится. Это и пугало. Мало того, что дуэль ставила под угрозу весь план Яшмайн, так еще и неизвестен весь арсенал боевых заклятий Гермионы. А она настроена решительно. Вот и попробуй оценить ущерб!
- О! Змейки пришли! – обрадовался Рон.
Гермиона вспыхнула. Она очень гордилась тем, что попала на факультет Ровены. А этого не замечают! Обидно!
- Ой! Велика разница! Тебя хоть в Гриффиндор запиши! Змеей все равно будешь! – это выступил Симус. Именно он был секундантом Рона.
Яшмайн начала надеяться, что все обойдется лишь словесной перепалкой. Так нет же!
- Ну, что перейдем к делу? – Гермиона засучила рукава.
Тихо застонав, Яш стала молиться, чтобы дуэль не состоялась. Это ж мало того, что все испортит, так еще и может привести к вылету из школы. Нет, что она ввязалась в эту авантюру, Поттер не жалела. Так хоть можно попробовать предотвратить последствия. Ведь если Гермиону (вы представляете, Гермиону!) вышибут из Хогвартса, это будет… во-первых - просто невероятное событие, во-вторых – Яшма будет знать, что в случившемся есть часть и ее вины. Она же, в какой-то мере, подсказала сестре, что делать.
Яшмайн уже подумывала о том, что коли так пойдет и дальше, придется накладывать на всех обливэйт. А это как-никак плохо для психики. Но все-таки чудо смилостивилось и предпочло случиться. Правда, в следующую секунду Яш захотелось убить это самое чудо! Потому что чудом оказался ни кто иной, как Северус Снейп.
- И что здесь происходит? – в своей обычной манере спросил Северус.
- Мы решили… мы решили… мы решили… - словно пластинки, которую заело, завел Уизли.
- Вы решили нарушить правила! – закончил за него директор, - Это я уже понял. Следуйте за мной!
И они всем скопом пошли за Снейпом. Кабинет директора находился там же, но вот пароль поразил Яшмайн до глубины души: «Лилии».
Так же преобразилось и содержимое кабинета. Штук непонятного происхождения не было вовсе. Яш знала, как применять любой из предметов в этой комнате. Остались неизменными портреты директоров, занимающие все стены. Но Дамблдора среди них не было. Что весьма странно. Портрет, как магия замка, появлялся либо в момент смерти, либо отстранения от должности. И никакая внешняя магия не могла заставить портрет исчезнуть. Это означало, что либо Дамблдор каким-то неведомым способом продолжает управлять школой, либо в его главенство над Хогвартсом замок его не признал. Что было бы довольно странно. Просто это означало, что Хогвартс не согласен с действиями директора. Это что же он должен был сделать? Замок даже Снейпа того мира признавал.
Северус сел за письменный стол и выжидающе посмотрел на провинившихся учеников.
- Что вы делали после отбоя в зале наград?
Гриффиндорцы, понурив головы, мрачно переглядывались. Гермиона хотела что-то сказать, но Яш ее осадила. В ее планы входило войти в доверие к Рону. Что его семья и здесь входит в Орден Феникса, Яшмайн была уверена. А, значит, при любом раскладе он нужен.
- Профессор Снейп, понимаете, - начала Поттер. Глаз она не отводила, смотрела уверенно, лиглименция ей не грозит, - Мы же в Хогвартсе недавно, а замок-то большой…
Снейп понимающе усмехнулся. Он ожидал чего-то подобного. И именно от Поттер, слизеринка все же. Северус прекрасно осознавал, что Яшмайн врет и не краснеет, но ему было интересно, как именно она оправдает их прогулку после отбоя.
- И вы заблудились? Так? – закончил за Яшму директор, - Но вы мне вот что объясните: вы заблудились все вместе, и одновременно никто не смог вспомнить дорогу?
Рон с Симусом во все глаза уставились на Яшмайн. Их выгораживала слизеринка! Немыслимо! Ей что от них что-то надо?
Гермиона смотрела в пол. Глаз поднять просто не могла. Ей было стыдно, что она втравила Яш в эту авантюру. Тем более Яшма старается хоть как-то спасти ситуацию, когда же она не может вымолвить и слово в свое оправдание.
Гермиона хотела всегда и во всем быть первой! А нарушение правил этому не способствовало. Она-то и нарушила их лишь потому, что сорвалась. Выходила из себя она долго, но как выйдет… то все ядерная война не за горами!
- Нет, - историю Поттер придумывала на ходу, - Мы с Гермионой шли из библиотеки, я хотела проводить ее до гостиной… но мы свернули куда-то ну туда, потом долго блуждали… на мальчиков наткнулись совсем недавно… Ну, а в зале наград встретили вас… Правда, мальчики?
Гриффиндорцы усердно закивали. Им не грело душу отчисление из Хогвартса.
Гермиона переводила взгляд с сестры на мальчиков. Она просчитывала варианты. Легче было бы наговорить на мальчиков, тем самым, выгородив себя. С друзьями так, конечно, не поступают, но с врагами, почему бы и нет? Яш же пытается спасти и их. Значит, какой-то резон имеет. Не уж то?..
Драко ей недавно рассказывал, что Яшма вознамерилась попасть на собрание Ордена. А она ему еще не поверила! Это, конечно, еще подтверждение слов Малфоя, но все же. Обидно было не то, что Яшмайн не доверяет традиционному взгляду на Дамблдора, а то, что Яш не потрудилась рассказать о своем намерении ей. Она тут старается, можно сказать, не покладая рук, работает над тем, что б Поттер не раскрыли, а ей не доверяют самую малость. Она же все равно узнает…
Снейп оценивающе оглядел компанию. Что они могли встретиться случайно и речи быть не могло. Что ж подыграет… Ему интересно, во что это все выльется. Яшмайн так похожа на Лили, а она всегда знала, что делает.
- Заблудились, не заблудились, это было нарушение правил! Так что по 50 баллов с каждого! – объявил свое решение директор, - Марш по постелям! И скажите спасибо, что с утра вам не придется паковать чемоданы!
Все спешно засобирались, Яшмайн выходила из кабинета последней, потому и услышала тихий шепот Снейпа:
- Не плохой блок, мисс Поттер. Не ожидал… - и уже совсем тихо еле слышно, - 50 баллов Слизерину.
А Снейп, однако, остался верен себе!
Совместный путь до гостиных сопровождался напряженным молчанием.
Гриффиндоцы не знали, что сказать. У них вообще был шок, их поймали и не исключили!
Гермиона демонстративно не обращала ни на кого внимания. На Яшму она обиделась за то, что та не посвятила ее в свои планы. Гермиона хотела ей это все высказать в открытую, в лицо, но присутствие мальчиков сильно мешало. Может, она и зла на сестру, но это не повод рушить ее планы, за такое можно и схлопотать.
Яшмайн же не горела желанием сейчас с кем-то разговаривать.
Когда Гриффиндорцы, наконец, избавили сестер от необходимости своего присутствия и свернули в противоположный коридор, Гермиона начала разборку:
- Почему ты мне не сказала, что у тебя на них планы?
- А ты меня спрашивала? – устало поинтересовалась Яшма.
День был долгий, и она уже хотела спать, тем более характер Гермионы она знала отлично. Отчитывать будет долго. Несмотря на то, что в данной конкретной ситуации виновата скорее она. Мы же это предпочли забыть, вспомнив более давнюю оплошность и почему-то не свою.
- Нет. Но не обязана же я узнавать о твоих действиях от других людей? Как я тебя смогу тогда помогать? – уперла руки в бока Гермиона.
Яшмайн усмехнулась. Никакие альтернативные реальности не могут спасти от разъяренной Грейнджер, узнавшей, что у нее недостаток информации.
- Ладно, согласна, виновата. Но ты представь свою реакцию и первые слова, а потом подумай, почему я не тебе сказала… - предложила Яшма.
Гермиона смутилась. Поняла она мотивацию сестры. У нее было четкое мнение о Дамблдоре, абсолютно противоположное мнению Яшмайн. Они часто по этому поводу ссорились. И, видимо, в попытке отложить ссору на неопределенное время, Яш ей и не сказала о намереньях.
- Хорошо, ты меня тоже извини…
На следующий день у теплиц перед уроком гербологии к Поттер подошло гриффиндорское трио.
- В общем, мы это… - замялся Рон, - Решили, сказать спасибо!
Уши Уизли покраснели. Либо он врал, либо боялся. Логичнее было бы взять за основу второе.
- Я не кусаюсь, уши не отгрызу! – слегка насмешливо, что бы разрядить обстановку, сказала Яш.
Теперь у Рона вспыхнули не только уши, горели и щеки, что смотрелось весьма комично, так как прекрасно гармонировало с его рыжими волосами.
- Я ничего не боюсь! – сказал человек, при виде паука впадающий в панику.
- Да, ладно, успокойся! Никто тебя ни в чем не подозревает! – как можно мягче сказала Поттер.
Она уже и забыла, с какой маниакальной подозрительностью они в свое время относились к слизеринцам. Это чуть усложняло дело… Но нет ничего невозможного!
- Ладно, - протянул Рон, - Чего тебе от нас надо было?
- Мне? Ничего! – искренно, ну, практически, сказала Яшмайн.
Но ей не поверили.
- Ну, тогда пока, змея подколодная! – с этими словами Уизли попытался уйти…
Ему не дали. Эридан, обидевшись за подругу, в компании Теодора Нотта принялся защищать Яшму:
- Слышь, «львенок», ты думай, когда пасть разеваешь! Как бы зубки не пообломались!
Словесная перепалка вскоре перешла в более привычный мордобой. Яшма не вмешивалась, лишь с грустью смотрела на дерущихся. Вот они, отголоски войны!
Драка прервалась, только когда появилась профессор Стебель, и полетели баллы с обоих факультетов.
Уже после уроков в гостиной Цефей Лейнстранж начал нечто сродни собранию:
- Гриффиндорцы совсем обнаглели!
- Это он всегда так… - шепотом пояснила Ярослава Долохова.
- Яра, не выступай!
Долохова лишь закатила глаза, а Цефей продолжал разоряться:
- Сегодня они нападают на наших первоклашек. А завтра что? Устроют дебош в нашей гостиной?
При этом он так выразительно смотрел на Яшму, что отпадали всякие сомнения на кого именно нападают.
- Слышь, великий Ленин! Что именно ты предлагаешь? – Яшмайн смотрела на него безо всякого интереса. Много она таких кадров на своем веку повидала.
Цефей озадачился. То ли не знал, что делать и попусту разводил болтологию, то ли не имел понятия о вождях коммунизма. В принципе, второй вариант был реальнее. Магловские науки Яш начала изучать лишь в сорок. И то только потому, что вошла в партию, которая боролась за двойное образование детей: магловское и магическое. Здесь же вроде как это было воплощено Вольдемортом. На деле – Яш иллюзий не строила – все было на начальной стадии и не спешило развиваться.
- Ленин – это кто? – выйдя из ступора, спросил Лейнстранж.
- У!.. и этот человек хвастается оценкой «Превосходно» по курсу магловеденья, - поразилась Ярослава.
- А что вообще входит в курс магловеденья? – давно зревший вопрос наконец-то пришелся к месту.
- Там много всего… в ноябре объяснят, - нахально подмигнул Поттер Цефей.
Конечно, зачем говорить? Интрига! Интрига! Яш не была столь любопытна, как, к примеру, Гермиона, но эта тайна раззадорила и ее. Ладно, в курс магловедения что входит, еще сравнительно ясно из отрывистых рассказов старшекурсников, то дополнительные факультативы нагнетали обстановку. Кроме Магии Крови прозвучал еще как-то раз ОНИР, на который будут ходить все. Причем добровольно-принудительно. Но аббревиатуру никто не спешил расшифровывать.
                   ***
Англия встретила Хеллуин резким похолоданием. Температура упала до ноля по Цельсию. Осадков не было. Зато, на улице сыро, холодно и мерзко. Нос из Хогвартса ребята высовывали с большой неохотой. Уход за магическими существами посещать начали далеко не все. Многие предпочитали отсиживаться в теплых гостиных перед камином. Нежели торчать в холодильнике, что представляла собой окружающая среда вне замка.
В пустом классе после окончания всех уроков первокурсницы четырех факультетов устроили посиделки. Присутствовали не все. Парвати уже третий день находилась в больничном крыле с острым отравлением. Она что-то нахимичила в своем котле. Получившееся варево оказалось взрывоопасно. Да еще и проникало под кожу. Падма в данный момент навещала сестру. Ханне Аббот было просто лень приходить. Дафна Гринграс предпочла полет на метле в гордом одиночестве. Короче, легче назвать тех, кто присутствовал. От Гриффиндора одна Лаванда. С Хаффлпаффа Милисента Булстроуд (никто не ожидал такого распределения). Из Райвенкло явилась лишь Фрея Грейбек и Гермиона. Слизерин, как самый многочисленный в этом году факультет, поделился Яшмайн, Пенси Паркинсон и Альтаир Блэк.
- Народ! Я праздник хочу! Тем более на носу ж! – начала ныть Лаванда.
- Ага, конечно! Преподы позволят! – усомнилась Фрея, - Был бы Император в школе, мы бы враз могли бы себе такое позволить! А щас еще и Снейп в отъезде!.. И заправляет всем МакГонагалл со своей полиэ… тьфу!.. поликэ…
Грейбек замялась, вспоминая мудреное слово.
- Политкорректность? – подсказала Яшма.
- Во-во! Оно!
- Вы хотя бы при нас, недалеких, не ругайтесь! – попросила Милисента.
Для нее все непонятные слова приравнивались к бранным.
- Обогащай словарный запас! Политкорректность – это… - тут же задумалась Гермиона.
Что это она примерно представляла. Но как собака: понимать – понимает, сказать - не может.
- Яш, помоги! – попросила Гермиона.
Яшмайн призадумалась, провела пальцами по переносице, будто поправляя очки. Здесь со зрением было все в порядке, но привычка осталась. Наконец, подобрав наиболее понятные для данного общества слова, она начала объяснять:
- Это попытка не обидеть людей выросших на иных обычаях, традициях и нравах. Вот магловская Америка, в погоне за политкорректностью, негров именует афроамериканцами. У нас под это попадают грязнокровки. Но я думаю МакГонагалл имеет в виду таких, как близняшки Патил. Мы, видите ли, свои праздники отмечаем, а их выпускаем из виду. И такой разброд и шатания будут, пока Вольдеморт не признает кельтское язычество официальной религией. Но, как мне кажется, это ему не позволяют сделать отголоски демократии.
Под рассказ приторчали все.
- Вот не пойму, почему ты не в Райвенкло? – Поттер лишь пожала плечами. Со шляпой о Райвенкло и разговор не шел, - И вот еще, а почему ты зовешь Императора по имени?
Этот вопрос задавали все и каждый, кто заговаривал с Яшмой о Темном Лорде. В этой реальности его имени никто не боялся. Но привычка обходить стороной этот псевдоним осталась.
- Ну, а зачем оно ему, если его никто не произносит? – прозвучала коронная отмазка Яш.
- Девочки, вы опять от темы ушли! – сказала Пенси.
- Ах, да! Праздники…
- И да… ждать нам их до зимнего солнцестояния! Оно всеобщее. С осенним равноденствием мы уже пролетели, - подвела итог Гермиона.
- А Хеллуин? – уточнила Яш.
- Что Хеллуин? – переспросила Фрея, - Ты ярая католичка?
- Нет.
- Ну, вот! По канонам католической церкви я ни черта праздновать не буду! Моих сородичей, между прочим, в средних веках католики эти встречали так: пулю серебряную в лоб и в осиновый гроб, – взвилась Грейбек.
За своих товарищей по несчастью, оборотней, то бишь, Фрея была готова стоять до последней капли крови. И пусть она маленькая, пусть ей только недавно – три дня назад – исполнилось двенадцать, Грейбек будет защищать их словом, делом и помыслом.
- Фрея, успокойся! – попросила Гермиона.
Ей жутко не нравилось, когда Грейбек повышала голос. До этого мягкие черты лица становились звериными. В такие моменты в Фрее просыпался волк. Глаза приобретали до того желтый оттенок радужки, что казалось будто в них плещется раскаленная лава. И это ребенок! Что же будет, когда она вырастет?
- Я спокойна, как удав, тока-тока сожравший кролика, - медленно успокаиваясь, сказала Фрея.
 - А если самим тайком отпраздновать? – предложила Лаванда.
- Ага, самим, тайком! Выходя в Запретный лес и нарушая добрую половину правил! – скривилась Яш.
- А если все-таки к учителям обратиться? Ну, к Флитвику, Лейнстранж? – продолжала стоять на своем Браун.
- Обращайся! – сказала Поттер, - Вон пятый курс уже обратился, им сказали, что они малы, что бы понять проблему ситуации! Что скажут нам?
На вопрос никто не спешил отвечать. Что скажут, понимали все.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 9.
Лаванда умела убеждать. Хотя нет, не так! Браун умела давить на мозги, что легче становилось согласиться. Чем ежедневно выслушивать ее нытье.
- Браун!  - не выдержала Яшмайн пять дней беспрерывного, ну, практически, компостирования ее разума, это слишком!
- Да, поняли тебя все! Попробую что-нибудь сделать… За результат, правда, не ручаюсь. Но попробовать, так и быть, попробую!..
И счастью Лаванды не было предела… На радостях она даже чмокнула Поттер в щеку. Та впала в кратковременный ступор. Потом опомнилась и ухмыльнулась. Этикет такого не позволял. Лаванда же будучи девочкой, любившей рисоваться, старалась в «приличном обществе» его соблюдать. Вот только страстная натура Браун то и дело рвалась наружу.  И на эмоциях Лаванда забывала обо всем на свете. Что уж какому-то этикету?
- Спасибо! Спасибо! Спасибо! - развернулась и убежала.
А что? Она же добилась своего! С чего бы тут дальше торчать?
И вот Яш осталась одна… О, чудо, наконец-то! Только головная боль прибавилась на три Лаванды… Провести праздник в узком кругу всего Хогвартса так, что бы для преподавателей это осталось тайной.
«Что ж, зато выясним, права ли была шляпа по поводу Слизерина…» - подумалось Яшме.
Эта мысль придала хоть какую-то надежду на осуществление подобной затеи. Если не ради дела, то хотя бы с целью выяснить правильность своей принадлежности к факультету Салазара, она сотворит то, что люди почитают невозможным.
Самхайн был уже на носу. До него оставалась неделя, а сделано было крайне мало… План проведения операции под кодовым названием «Ура» (название придумала Лаванда) составляла самолично Яшмайн. Проблемы было две: МакГонагалл и Филч. И если со второй при правильном подходе можно было договориться, старшекурсники поведали о слабости Филча к шотландскому виски, то с МакГонагалл приходилось лишь надеяться на прекрасную траву… валерьяну, подсунутую ей в образе кошки. Сделать это было не так-то просто. Необходимо уличить момент, когда жертва потенциально слаба, а дальше… все сделают инстинкты. И дело в шляпе. Так что все преодолимо!
Трудно было лишь на первых парах. Ведь кто доверит организацию празднества первокурснице? Поверить в осуществимость идеи они еще могут, но допустить, что одиннадцатилетка может продумать подобное мероприятие не в силах даже те, кто видел ее на уроках Вольдеморта. А ведь они знают спектр ее способностей!
- Цефей, тебе что трудно сказать, что идея твоя? – не унималась Яш.
Лейнстранж смотрел на Поттер так, как она сама совсем недавно смотрела на Браун.
- Да в ней черт ногу сломит! Как я могу преподать план, как свой, если не понимаю всех его тонкостей? А если меня спросит кто? Стоять, разинув рот? Нетушки! Ты либо доступно все напиши, либо не приставай!
Яшмайн облегченно выдохнула. Ей таки удалось его убедить! А-то все нет, да нет!
- Хорошо… вечером занесу.
Замечательно, виновника плана нашли. Теперь осталось лишь проследить за воплощением идеи. А, значит, приступим!..
                         
                                                                                                                  ***
- Милорд! Защита Хогвартса пала! - в зал врывается растрепанная Беллатрикс.
Вольдеморт досадливо морщится. Большего он себе позволить не может, ведь в зале присутствуют журналисты и дипломаты США. А они не преминут воспользоваться любой его оплошностью, да и не только его. Внутри же гнев клокочет с такой силой, что император удивлен, как тот еще не стал материален. Да за такие известия в средних веках варили в кипящем масле! А ему мало того, что со всем этим разбираться, так еще и чувства под контролем держать необходимо! Не было бы здесь столько людей, Белла бы уже извивалась под круциатусом. Хотя не было бы здесь столько людей, было бы легче, и гнев такой точки кипения не достиг бы... И ведь самое обидное, до конца собрания пять минут, ну, что ей стоило задержаться? А?
Беллатрикс, не выдержав взгляд милорда, покаянно опускает голову. А ведь пытался ей что-то Крауч при входе сказать. Вот только не успел! Ее вообще бывает очень сложно остановить, когда она хочет как можно скорее сообщить императору о ЧП. Он же просил о таких происшествиях обращаться к нему незамедлительно и напрямую... Понятно, что во всех правилах непременно найдутся исключения, но надо же уметь определять исключительный случай. А с чутьем у Беллы было всегда плохо. Да и характерная черта Блэков — импульсивность не позволяет остановиться и выделить хоть пару секунд на размышления.
Гарамонд, представитель интересов Штатов, растянул губы в довольной ухмылке. Да за такую информацию СМИ Франции с Тати на пару отвалят кругленькую сумму. А если предложить эти данные еще и японцам, то можно до конца своих дней ничего не делать, не только сам проживешь, еще и детям останется...
Вольдеморт взглянул на часы — полседьмого. В принципе конференция и так затянулась, и не будет дурным тоном закончить ее прямо сейчас. Да и он прекрасно понимал, что после такой новости все здесь собравшиеся найдут дела поинтересней. Вон по лицу Гармонда и безо всякой лиглимеции видно, что тот задумал. 
Разошлись все быстро, не прошло и пары минут, как зал опустел. Темный Лорд облегченно вздохнул, больше не было необходимости скрывать свой гнев. А вовремя наложенные заглушающие чары спасут от его последствий.
- Круцио!
Белла этого ожидала, хотя к такому заклятью  нельзя быть полностью готовым. Оно всегда неожиданность. Да и боль от него может быть разной. Заклятье-то психологическое, и все его действие основано на том, как именно ты представляешь муки. И поднаторевшее в пытках сознание Беллатрикс играет здесь злую шутку.
Через секунд тридцать император поднимает вверх палочку и действие заклятия кончается.
- Так вот, о чём это я... Что твориться в Хогвартсе? И, какого Дамблдора, пала защита?
Лейнстранж тяжело дышит, тело еще не сообразило, что экзекуция закончилась и по инерции продолжает болеть. 
- Я... я... не знаю...
- И вместо того, что бы выяснить, ты сразу побежала ко мне? Так? - Темный Лорд вздохнул.
Даже Белла, одна из лучших его пожирателей, иногда проявляла просто чудеса человеческой глупости.
- Из того... что мне удалось выяснить... В общем, я думаю, в Хогвартсе осталось меньше трех человек. Так как по-другому снять охранные чары, практически, не возможно.  Но куда делись ученики, я не представляю! Да и помимо учеников должны отсутствовать и домовые эльфы. А это, уже не в какие ворота не лезет! Я пыталась связаться с учительской, но мне никто не ответил. Там находиться только бешеная кошка, дерущая всю мебель в округе.  Да и по всему замку остались лишь животные и больше никого!
Крайне странно. Нет даже домовиков... если исчезновение учащихся можно хоть как-то объяснить, то куда делись эльфы — не понятно.
- Что ж разберемся на месте.
Беллатркс согласно кивнула, хотя на деле аппорировать в данный момент ей хотелось меньше всего. Но с милордом сейчас лучше не спорить, а то одним «круцио» не ограничиться.
В замке действительно никого не было. И это было мягко сказано, не наблюдалось даже призраков. Допрос портретов тоже не увенчался успехом. Они рассказали, что в принципе сегодня было все, как всегда. Только ученики начали расходиться по гостиным факультетов раньше, чем обычно. Оттуда они не выходили, а там странным образом испарились. Про домовых же толком никто ничего не знал. Ну, а за приведениями, зачем следить? Украсть они ничего не могут, ну а потеряются, их проблемы! В крайнем случае, неприкаянных призраков отлавливает министерство  и отправляет по месту жительства или определяет его.
- Милорд, а может, мы вызовем кого-нибудь из службы безопасности и доверим это дело им? - без особой надежды предложила Лейнстранж.
- Нет. Ты спрашиваешь, почему? А мне уже самому интересно, куда подевались дети! Найду виноватого в сложившейся ситуации — убью!
В этот момент глаза Вольдеморта так показательно блеснули, что сразу стало ясно, он абсолютно серьёзен. Белле аж стало страшно за виновника, были у неё подозрения, кто это…
Вдруг из противоположного конца коридора стало доноситься пьяное пение.  Император с Лейнстранж одновременно повернулись на звук.  И имели счастье лицезреть, что-то напевающего себе под нос Филча.  Завидев главу государства, завхоз посчитал, что пить надо завязывать. И скосил взгляд на бутылку коллекционного шотландского виски.
Так собственно и выяснилось, где же детки...
Свернув лавочку в лице несанкционированного праздника, Вольдеморт допрашивал организатора происшествия. Что это не Цефей, поняли сразу. Стоило только посмотреть в его честные глаза. Там же был найден настоящий виновник.
Яшмайн стояла посреди директорского кабинета и пыталась понять, что ж она за человек-то такой. Если любое ее неосторожное действие способно повлиять на политическую ситуацию в мире. И это притом, что сейчас она находиться в теле ребенка!
- Мисс Поттер, вы вообще способны думать прежде, чем делать? Или вам доставляет удовольствие ставить на уши спецслужбы в частности и мир в целом? Да вы хоть представляете, что вы своим праздником подложили всей Великобритании огромную свинью! Вы понимаете, что до этого никто в мире не догадывался на чем держится защита Хогвартса, а теперь вы одним махом буквально сообщили это всей планете! Им осталось лишь сопоставить данные!
Поттер ничего не говорила, она понимала, что виновата. Хотя тут и случай сыграл немаловажную роль. К примеру, то, что из Хогвартса свалили и домовики, не ее вина. Кто ж знал, что им тоже интересно? Там же большинство пришедших в Запретный лес существ были не участниками Самхайна, а наблюдателями столь интересного зрелища.
- Профессор, я и представить не могла, чем это может обернуться!  Ну, кто бы мог подумать, что у «школьной шалости» могут быть такие последствия! Да такое никто бы не спрогнозировал! Это было стечением обстоятельств, не во время сложившихся.
Вольдеморт сидел в кресле директора и слушал оправдания девочки.  Заодно он пытался понять, как у Поттер получается, проходить по миру с таким шумом.
- Дорогая моя, мисс Поттер, это все прекрасно! Вот только найдете ли вы способ возместить принесенный вами ущерб?
Яшма удивленно подняла голову и во все глаза уставилась на императора.
- Профессор, и как вы себе это представляете? Что я могу сделать?
Темный Лорд ухмыльнулся. Значит, Яшмайн считает, что ничего не может сделать? И это после того, что она учудила.
- А вот над этим вы будете думать до конца года. И что бы к лету был прорыв! - предупредил ее император.
- А если у меня не получится?
- И что бы была достаточная мотивация... Я тебе говорю так, или компенсируешь случившееся ты, или твои родители.  Мне всегда казалось, что ты не только рассуждаешь по-взрослому! 
Знает же, на что надавить! Ей, ой, как не надо, что бы еще и родители отслеживали каждый ее шаг. Мало ей ИКВД, но оно хоть не может раскусить подмену. Тогда как Лили Поттер на такое способна!
- Хорошо я буду стараться!
                                                                                                    ***
Слух о том, что Яшмайн Поттер умудрилась прогреметь на весь мир, ходил по Хогвартсу с месяц, приобретая все более ужасающие подробности.  Так, например, на первом факультативном занятии, что происходило на следующий после происшествия день, уже звучали совсем фантастические истории.
Медея Лейнстранж вела Магию Крови, но к уроку она припозднилась, и ученики принялись обсуждать последние новости. А на повестке дня  Яшмины приключения! То, что виновница в классе и слышит каждое слово, никого не смущало.
- А говорят Поттер после самого действа хамила в глаза прямо Императору!
- А сам праздник она удумала, что бы французов было чем порадовать! Ее родителей Тати подкупил, что бы его превосходительство подставить! Отец же не захотел терять должность и попросил всю грязную работу выполнить дочь!
Вторая версия была наиболее популярна, как более скандальная.
Гермиона сидела на одной парте с Яш и то и дело косилась на нее. По Яшмайн не было особо заметно, что она недовольна, но кисть, сжатая в кулак, и нервное постукивание пальцами по столу, говорили об обратном. Гермиона умела замечать мелочи, ведь из них зачастую и складывались предвестия надвигающейся бури. Как меняется мимика сестры, что она делает в момент сильных эмоций, как старается скрыть нынешнее состояние, все это сейчас пыталась запомнить Гермиона. А потом в будущем сопоставлять и решать, что делать.
- Яшма, спокойно... спокойно... да, не слушай ты их!
Поттер взглянула на сестру. Ничего она делать не собиралась. Это ж как нужно пасть, что бы нападать на малолетних идиотов?
- Ты же умная, их слова никак не могут тебя задеть! Вон как Самхайн организовала! Да семикурсники не вспомнили бы про дезиллюминационное заклятие!  А уж вылететь из гостиной на метле ни райвенкловцам, ни гриффиндорцам в голову бы не пришло!
- Гермиона, я не поняла, что именно ты пытаешься сделать: меня успокоить или попасть под горячую руку?
Гермиона обиженно надула губки. Она тут старается изо всех сил, а все старания насмарку! Еще и есть вероятность получить, ни за что ни про что, по башке! Ну, не хотите помощи — и не надо!
Сплетничать прекратили лишь к приходу преподавателя. И то, одного ее присутствия было мало!
- Что за шум?
Голос Лейнстранж хоть и был не очень громким, но не услышать его было весьма проблематично. Профессор всегда говорила тихо, но с некоторой долей угрозы в голосе, что становилось страшно, но причину страха объяснить было невозможно. Еще ни разу за свое пребывание на этом посту она никому не назначила хотя бы отработки, но боялись её так, что никому бы и в голову не пришло бы при ней нарушить правила.
- Профессор Лейнстранж, мы всего лишь... - стала оправдываться Гермиона.
- Хватит! Начнём урок!
Медея обвела взглядом учеников на предмет отсутствующих. Таковых не было. Профессор чарующе улыбнулась. Значит, на истории она произвела достаточное впечатление, чтобы не опаздывать на ее урок. Тем более она, и так, задержалась.
- И все-таки я забыла поздороваться! Так что: Здравствуйте дети! - и снова эта чарующая улыбка.
Ответа она не ждала, впрочем, его и не последовало. Все, затаив дыхание, ждали, когда же перейдут от слов к делу.
- Магия Крови — одна из самых опасных дисциплин волшебства. Любая ошибка может быть фатальна, - начала лекцию профессор Лейнстранж, - Кровь одна из важнейших составляющих человека, как, впрочем, и любого другого существа животного происхождения. Имея одну каплю крови мы имеем, практически, абсолютную власть над тем, чья это кровь. Можно убить, подавить волю, наслать недуг, изменить психическое состояние, поменять возраст тела... Вариантов тьма! И вы, конечно же, понимаете, что такая всеобъемлющая дисциплина дается далеко не всем. И дается зачастую по праву рождения.
Вот и подступили к основному вопросу.  Кто будет учиться на данном курсе? В классе повисла гробовая тишина; никто не хотел пропустить тот момент, когда, наконец, все определят.
- Те, у кого врожденный порок сердца или же биологические родители маглы, прошу выйти из класса! - попросила профессор Лейнстранж. - Остальные могут быть отчислены с моего курса за не усвоение материала или отвратительное поведение.
Урок для Яшмайн пролетел быстро. Тем более ничего из того, что рассказывала Медея, она не знала. И вот как только школьный колокол оповестил всех о конце урока, и дети вышли из класса, на Яш буквально налетела с вопросами Гермиона. Ей было обидно, что такую интересную и нужную во взрослой жизни науку, она не будет изучать. И обида на саму Яшмайн как-то плавно отошла на второй план.
- Нет, это несправедливо! Я что, по их мнению, виновата, что родилась не в той семье? Тем более, сейчас же я вхожу в род Поттеров! Почему я не способна на Магию Крови?
Яшма про себя посмеивалась над этой ситуацией. Вот это, да, это - Гермиона! Девушка,  которая считает, что какое-либо неравенство в обществе нуждается в искоренении! Значит, все же эта была одна из основополагающих черт характера! Хотя здесь, по большому счету, именно эта черта находит выход  весьма эгоистично, только для себя. Но это, может быть, только пока.
- Медея говорила, что для проведения этих ритуалов нужен определенный геном, которого у большинства маглорожденных нет. Да и не все чистокровные способны управлять кровью...
- Вот! Ты говоришь, большинства! А, значит, это надо еще выяснить, есть такая способность или нет! А не просто выгонять из класса, не удостоверившись, что человек не способен на Магию Крови! - Гермиона топнула ногой, показывая, как она зла на подобную несправедливость.
Сестра скорей всего способна проводить эти проклятые ритуалы, тогда как ей не дают даже шанса попробовать.
- А... а... Яшмачка... - Гермиона замялась, ей было неудобно о таком просить, все же это нарушение правил, хотя... - А не могла бы ты рассказывать то, что узнаешь от профессор Лейнстранж?
Вот тебе и милая законопослушная Гермиона!
- Гермиона, а если что-то пойдет не так и закончиться все твоей смертью?
- Я буду осторожна! - Гермиона умоляюще посмотрела на Яш.
Она ведь ей помогает, так почему Яш отказывается обучить ее столь необходимой магической дисциплине. Помощь-то должна быть взаимной.
- Осторожна, не осторожна... тут не в этом дело! Если ты не способна на Магию Крови, то тебе никакая осторожность не поможет! Нам Медея такие случаи рассказывала! Что аж страшно становиться! И дело там было далеко не в осторожности! Люди были просто не способны к этой науке! Вот если у тебя нет таланта к рисованию, музыке, чему-то подобному, то ты же все равно не уйдешь дальше определенной ступени... - продолжала стоять на своем Яшмайн.
Гермиона все это прекрасно понимала, но любопытство было сильнее страха смерти. Когда дело касалось знаний, крышу у нее сносило основательно.
- А это хоть как-то узнать можно? Ну... способен ты к Магии Крови или нет? Ты же говорила, большинство не способно... Значит, скорей всего есть какой-то способ это узнать! - Гермиона искала хоть какую-то лазейку.
Яшмайн глубоко задумалась. В принципе все это можно высчитать, но вот надо ли об этом сообщать Гермионе?  Она дама основательная и вспыльчивая... стоит ли при таких чертах характера давать ей в руки столь грозное оружие. Нет, она, конечно, трижды подумает прежде, чем его использовать, но только если при этом она не будет находиться на последней точке кипения. В прошлой реальности она, разумеется, не применяла непростительные и темно-магические проклятия, но в этой-то она ведет себя более раскрепощено со знаниями, находящимися за чертой дозволенного. Ладно, понадеемся на ее благоразумие.
- Хорошо... действительно есть способ вычислить предрасположенность к Магии Крови. Но, пообещай мне одну вещь! Что если у тебя не будет этой предрасположенности, то ты о Магии Крови забудешь!
Гермионе сейчас было все равно, что обещать, что бы продвинуться ближе к цели, так что она согласилась.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 10.
Сплетни о подвигах Яшмайн не затухали долго. Поттер старалась не светиться в коридорах и отличное знание замка ей в этом помогало. Вот только были и те люди, которые специально искали с ней встречи…
- А ты не так проста, как кажешься? Да?
Яшма окольными путями добиралась из Большого зала в гостиную. По сторонам она не смотрела, в данный момент ей хотелось лишь одного: скорее добраться до спальни, задернуть полог и остаться наедине со своими мыслями. Так что встреча оказалась неожиданной.
- Рон, чего тебе? Я не в настроении болтать! Видишь ли, переживаю не лучшие деньки… Постоянный стресс… - Яш была на грани.
- Угрожаешь? – тут же ощетинился Уизли.
- Да нет, предупреждаю, - как можно спокойней произнесла Яшма.
Как бы ни развивались в дальнейшем события, а невозмутимость порой ключ к успеху. Если наедине с собой можно показать гнев, то в обществе — никогда. Пусть Рон и не сможет воспользоваться слабостью, не в его это стиле. Да что уж тут таить, ума не хватит. Но подобное мастерство, мастерство сдержанности, нужно совершенствовать ежедневно.
- Рон, чего ты хочешь?
Яш было действительно интересно. Все-таки, прошлый раз ее обзывали «змеей подколодной», а тут вам нате, резкая смена линии поведения. Конечно, это было на руку, но все же вызывало некие подозрения… Чем же так сильно можно было заинтриговать Рончика? Или это так неожиданно выстрелила история с Самхайном? Ну, тогда хоть что-то хорошее она принесла...
- Говорят, ты хамила самому Императору... - как бы невзначай сказал Уизли.
Поттер смерила Рона пронзительным взглядом. Значит, она права, Уизли решил, что ей не нравится режим Вольдеморта. Вот только, похоже, он сам еще не знает, что ему с этим знанием делать.
- И что с того?
Уизли напрягся, и видимо делая над собой усилие, произнёс:
- Ты, кажется, жаждала общаться? Так вот он я!
Такому повороту событий Яшма обрадовалась, хотя и слегка удивилась. Нет, понятно, что у мальчика произошёл разрыв шаблона, но что бы так…
- Допустим, жаждала… Но мне аж интересно… с каких пор того же начал жаждать ты?
Рон смутился. Уши его налились багрянцем, а глазки забегали.
- Ну… - начал Уизли.
Рон и не знал-то толком, как объяснить проснувшийся в нём интерес.
- Я… Ты… в общем… ты доказала, что ты… не совсем обычная слизеринка… Вот!
На лице Рона появилось облегчение. Отстрелялся! Он понятия не имел, что в таких случаях говорят. Да и до сих пор относился к Яшмайн с подозрением. Всё-таки родители у неё тёмные маги, сама учиться в Слизерине… Может это какая-то уловка? Чего от них, змей, ещё ждать?
- Да ты что? – несказанно удивилась Яш, - Я польщена! Таких комплиментов мне ещё никто не делал!
При этом она не удержалась и фыркнула от смеха. До чего ж пафосное выражение лица было у Рона в тот момент!.. На лице столько эмоций, буря противоречий…
- Издеваешься? – снова завелся Уизли.
Не, ну, вы сами подумайте! Перед вами тут стоишь, буквально, через гордость переступаешь, а к вам столь не серьёзно относятся. Будто инициатор этого «пакта о ненападении» не Поттер, а сам Рон.
Яшмайн закатила глаза:
- Больно надо!.. это была всего лишь защитная реакция. Поживешь с моё… - тут Яшма поняла, что говорит что-то не то, и стала исправлять положение, - …в Слизерине и не тому научишься, и ещё не те привычки приобретёшь.
Рон ухмыльнулся:
- Тебе тоже этот гадюшник не нравится?
Кто его в этот момент потянул за язык, Уизли ответить не мог. Нет, конечно, он уже знал, что его зациклило на Слизерине. Близнецы были рады ему это сообщить, а так же ткнуть носом в то, что зациклило его после знакомства с особой, стоящей напротив. Чем она ему так приглянулась, Рон не мог ответить даже самому себе. Будучи слизеринкой, Яшмайн его откровенно бесила. Но то, что в ней слишком ярко и на всеобщее обозрение были выставлены отнюдь не черты факультета Слазара, заставляло Уизли не только задерживать на ней взгляд, но и рассматривать, с целью понять, каким же образом обладая столь гриффиндорскими качествами, она сумела затесаться к змеям. Однако эта притягательность натуры Поттер ещё сильнее раздражала Рона. Это всё представляло собой панораму под одним названием: «и хочется, и колется».
Рон с Яшмайн долго молчали, сверля друг друга выжидательными взглядами. Но ни один из них так и не решился продолжить разговор.

                        ***
Иностранцы для Вольдеморта всегда были за гранью понимания. Если предсказать действия своих соотечественников он мог с вероятность до девяноста процентов, то заграница зачастую выкидывала фортеля. Нет, что-то сказать определенно можно благодаря общему менталитету страны, но, даже учитывая это, процент будет не свыше  сорока.  И то это Европа... С Востоком Император не любил иметь дела, у них своя философия, своё какое-то абсолютно другое мышление... На последнем месте  по понятности логики действий для Вольдеморта гордо стояла Россия (СССР и все, где заправляли русские). Обладая европейскими замашками и принимая «распальцовку» Старого Света она умудрялась чудить так, что и неопознанный Восток нервно курил в сторонке.
Теперь же место Руси в этом списки осмелились попрать!  Да ещё кто! Чистокровная англичанка! Яшмайн Поттер! Эта девчонка была свыше понимания Темного Лорда... И это невероятным способом притягивало его к ней. Он не мог разобраться в её биографии, действиях, да грубо говоря, во всем, что её касалось! Ум и размах Яшмайн вызывали уважение, ведь когда человек в одиннадцать может столь многое, становиться интересно, что он сможет, когда войдёт в полную силу.
Самым непонятным моментом в его отношении и чувствах к Яшмайн было далеко не уважение... Самым непонятным было то, что он хотел её видеть подле себя. И не только в смысле использования её потенциала в нужном ему русле... Ему действительно было интересно её мнение по большинству вопросов. Что Яшмайн умеет думать, она уже доказала. Хотя бы тем, что вступить с ним в аргументированный спор решится не каждый, а уж одержать верх в споре могли единицы. Тот факт, что этим могла похвастать девочка одиннадцати лет, говорило о многом. Да только и это ещё не всё! В чувства к Поттер не понятно, с какого перепугу затесалось плотское желание, а это было уже за гранью.  Это же какой моралью надо обладать, чтоб желать ребёнка? Наверное, это была одна из главных причин, почему Вольдеморт старался оградить себя от встреч с Яшмайн. Ну, хотя бы пока... Там дальше может быть что-то бы и получилось, но на данном этапе это просто не возможно. 
Хотя все же сейчас на первом месте в чувствах к Яшмайн был гнев. Ведь так его еще никто не подставлял. Такому размаху фантазии мог позавидовать любой, в первую очередь Тати. Нет, конечно, Темный Лорд прекрасно осознавал, что Поттер сыграла лишь основополагающую роль, тогда как решающую взяла на себя Белла. Но эмоций это не притупляло. Лейнстранж свое получила... а вот к Яшмайн применять непростительные Вольдеморту совесть не позволяла. Ребёнок всё же. Правда всю предыдущую встречу у Императора язык так и чесался произнести «Круцио».
Вольдеморт  вздохнул и оторвал взгляд от окна. В последнее время его мысли уходили куда-то вдаль от насущных проблем, предпочитая прятаться от мира, обдумывая ситуацию с младшей Поттер. А это не есть хорошо! Тёмный Лорд никогда не позволял себе отвлекаться во время работы, как бы ему не хотелось. И изменения в данной области говорили о многом. Вот только о чем, Вольдеморт не хотел себе признаваться. Пока он предпочитал заниматься самообманом, хотя и понимал, что надолго его не хватит...
Тёмный Лорд постарался вернуться к первоначальной проблеме. Собственно, с которой он и перепрыгнул на обмозгование Яшмайн Поттер.
Прямо перед ним лежал ирландский аналог Ежедневного Пророка. И передовица его совсем не радовала.
                  «Диверсантка в Хогвартсе.»
Авторства Риты Скитер.
Эта журналистка с приходом к власти Темного Лорда смылась в ближнее зарубежье и оттуда радовала Англию своими опусами. Изловить её оказалось трудной задачей. То ли она обладала какой-то невероятной интуицией, то ли знала обо всех покушениях заранее, но факт остается фактом, убрать её никто так и не смог. В последний момент Рита всегда исчезала.
Так вот речь идёт о статье...

Яшмайн Иоанна Поттер, дочь Джеймса и Лилии Поттеров, прославилась на весь мир тем, что устроила на территории Хогвартса нелегальный праздник. И это-то при том, что её отец является главкомом аврората, а мать председатель Визенгомота (нелегальный бизнес матери -  наёмное убийство, об этом на стр. 6). Так вот, Яшмайн Поттер провела в Запретном лесу всей школой День осеннего равноденствия, никак при этом, не считаясь с людьми, проведывающими другие религии. В конституции Англии ясно сказано, что пока не будет объявлена государственная религия, представители никакого верования не имеют право массово отмечать религиозные праздники. А вот мисс Поттер явно с этим не согласна! Ни с кем не советуясь, она ясно указала власти об её некомпетентности в вопросах контроля населения! Чем на это ответит его превосходительство, мы узнаем в ближайшее время, а пока предлагаю вашему вниманию досье на всех членов семьи Поттер. Досье собраны в самом ИКВД, что ещё недавно считалось неприступной твердыней, как впрочем, и Хогвартс, но, как видите, со временем всё меняется. А скоро может прийти конец и тирании Императора!
Досье на Джеймса Чарльза Поттера стр. 5.
Досье на Лилию Юнонну Поттер в девичестве Эванс стр. 6.
Досье на Гермиону Церцею Поттер стр. 8.
Досье на Яшмайн Иоанну Поттер стр. 9
Досье на Риннона Икара Поттера стр. 11.

Дык, и на этом Яшмайн не остановилась, недавно Беллатрикс принесла Вольдеморту письмо от племянника. Тоже информация на грани катастрофы.
Дорогая мамочка!
У меня всё хорошо. В школе очень много интересного. И хотя я тяну не все предметы, (только папе не говори!) всё равно считаюсь одним из лучших учеников Хогвартса...

Ну, собственно ненужное опустим. Так где же было о Яшмайн? Вольдеморт не сразу отыскал глазами нужные строки.
… А Яшма собралась шпионить за Дамблдором! Меня она не берёт, в подробности не посвящает и вообще молчит, как на допросе! Так вот Поттер обхаживает Рона Уизли затем, что бы тот в будущем предложил принять её в Орден Феникса (так, кажется, она назвала шайку Дамблдора). Вот! Мам, я тоже хочу! Так что ты либо расскажи об этом её родителям, что бы она тоже в таком не участвовала, либо посоветуй, как её убедить принять в план и меня! …
Всё письмо было до жути капризным, да и кое-где граничило с наивностью, но эти строки, ой, как не понравились Вольдеморту. Какой к черту шпионаж за Дамблдором? Поттер слишком своевольна и независима для своих лет. А если она выйдет на контакт с Альбусом, то... в общем, проблем не оберёшься. Ладно, возможно у неё ничего и не получиться. В данный момент показывать свою ярую заинтересованность в делах Яшмайн, не касающихся  исправления сложивший политической ситуации, было бы не очень умно. Если девочка поймёт, что находится у Императора на особом счету (а может уже поняла?), то и вести себя будет соответственно. Это же поставит Вольдеморта в неудобное положение... По логике вся семья Поттер после таких событий должна оказаться в опале, и поблажки в отношении к Яшмайн были бы... ну, такой неадекватной реакцией, что следующая статья Скитер возможно уже будет о его психическом здоровье. То, что Тёмному Лорду как-то тяжело злиться на Поттер, было его личным делом. О котором посторонним знать не то что не обязательно, а вообще крайне не желательно.
Та мешанина чувств и эмоций, возникавших лишь при одной мысли о Поттер не давала ему спокойно жить. Она буквально стала его навязчивой идеей. Видеться с ней невозможно из-за неуместных чувств в её присутствии, тогда как не видеться тоже проблематично. Чем больше временная разница между их встречами, тем сильнее желание знать, что с ней происходит. Пока Император оправдывал данное «хочу» так: Яшмайн, как человек способный на всё, точные пределы возможностей которого неизвестны, должен находиться под пристальным присмотром со стороны действующей власти. 
Это всё хорошо. Да только он опять свернул с первоначальной темы, темы статьи...
Что же поделать, если в последнее время о ней напоминает всё? И напоминает напрямую.
Всё-таки надо проследить за девочкой  с ещё одной стороны. И он даже знает, как и с какой. Найдя столь безопасный вариант, Император довольно усмехнулся. Мы ещё посмотрим кто кого...
                        ***

Поттер всегда понимала, что отношение окружающих чем-то похоже на американские горки, никогда не знаешь, что тебя ждёт в следующий момент: вираж, падение али взлёт. Но даже Яш не могла предположить, что сможет вернуть расположение одноклассников так быстро. И всё благодаря чему? Благодаря курсу магловеденья!  Так как в него входил весь курс магловских предметов, начиная с математики, заканчивая иностранными языками (на выбор было предложено три: испанский, французский, немецкий). То народу приходилось считаться с теми, кто этот курс хоть как-то тянул.
Вообще, чтобы не загружать детей излишними предметами, было решено после первого курса делить учеников на предрасположенности к предметам. А они собственно делятся на три категории: естествознание, а так же гуманитарное и техническое направление. В первый курс преподаватели старались определить склонности ученика, так что давали всего понемногу.
Ну, а магам абстрактные предметы давались с таким трудом! В них надо было учить длиннющие формулы, которые невозможно перевести ни во что материальное, как, например, в трансфигурации. Вот и не выходило у ребят ничего путного. Благо, под магловеденье выделялся целый день. У первого курса - суббота. И предметы чередовались. Не то бы начался массовый психоз, но… Так что грех было этим не воспользоваться в своих целях.
- Ну, ничего я не понимаю с этими уравнениями! - вопил Драко, расхаживая по гостиной из угла в угол, - Яшма, помоги!
Во! Яшма помоги! А совсем недавно Малфой и подходить к ней не осмелился бы, не то бы общественность подумала бы, что он тоже в сговоре с этой «диверсанткой»! А как припекло, большинство враз забыли о гордости и побежали к ней за помощью. Нет, это, конечно, не мешало им распространять про Яшмайн слухи. Это уже месяц как являлось развлечением всего Хогвартса. Но теперь сплетники хотя бы не делали этого при ней и не косились на неё при каждом удобном случае. Жаль, это распространялось лишь на первый курс...
- Ну, так как поможешь? - в голосе послышалась мольба и на диване кто-то завозился.
Яш усмехнулась. Драко не мог справиться с тем, что она проходила ещё в том мире до Хогвартса, с обычным уравнением. С одним иксом, пусть и дублирующемся. А Чарити к третьему курсу обещала квадратные, к пятому — матан, шестой, седьмой — повторение.
- Чаво тебе, - спросила Яшма, привставая на локтях.
Она устроилась на полу перед камином и читала последние новости. Пророк вообще не обмолвился об Хеллуинском происшествии. Никак. Ни словом, ни намеком, будто его и не было. Было ясно, что Император хочет замять это дело. Но, даже не смотря на то, что английские газеты молчали, этот факт был общеизвестен.  Она из-за этого уже которую неделю игнорировала корреспонденцию из дому. И теперь оставалось надеяться, что мать дождётся каникул, а не опозорит её на весь зал громовещателем.
- У тебя в последней задаче, в ответе, целое число или дробь?
У Яшмайн округлились глаза. Какая к чёрту дробь? Дроби они начнут проходить лишь в следующем месяце. Это же, как считать надо было?
- Драко, миленький, что ты делал? Откуда дробь? Там все числа целые! - проникновенно начала Яшма.
- При делении на ноль... - начал было Малфой.
Открой учебник на двадцать пятой странице и зачти правило! В слух! - призвала Яш, - И где ты там ноль взял?
Драко насупился, но учебник всё же достал. Он что виноват, что от переизбытка информации у него каша в голове? Виноват, да? Ему, и так, на прошлом уроке математики пришлось догонять материал. В него во время урока полётов на метле врезался Невилл, и он, Драко, пролежал в больничном крыле с переломом позвоночника четыре дня. Всё-таки быстро срастить столь сложную конструкцию не по силам даже магам.
- И чё написано? - поинтересовалась Поттер, когда Малфой отложил учебник.
- На ноль делить нельзя... - грустно процитировал написанное Драко, - И как ты всё это помнишь? Мне вон даже зелье памяти не помогает!
В зельях Малфой был спец.  Ему и их магловский аналог, химия то бишь, нравилась до безумия. Но как только в этой самой химии опять же приходилось считать... Драко хотел вешаться на первом попавшемся вязе.
 - Свою иметь надо! - снова укладываясь на пол, сказала Яшма, - А от зелья у тебя скоро передоз будет! Помнишь, чем это грозит?
- Помнишь! - обиженно буркнул Малфой, - Блэйз рассказывал.
Ну, вот Забини уже усвоил, что всё хорошо в меру... - сонным голосом произнесла Яш.
- Ой! Только не читай мне нотаций! В такие минуты ты до безумия напоминаешь мне маму! - проворчал Драко, возвращаясь к своим уравнениям.
Задремать Яшме так и не удалось. Альтаир объявила, что скоро ужин и все поспешили в Большой зал. Еда Поттер не особо интересовала, а вот почта... Как уже было сказано, Яшмайн не ответила ни одно письмо от родителей за этот месяц. И что им скоро надоест стрелять в молоко, было как-то предсказуемо. Главное, что б они дотерпели до рождественских каникул. Но что так будет, Яш сильно сомневалась, так что каждый вечер с замиранием сердца ждала красный конверт. И он таки прибыл...
Выбежать из Большого зала Яшма не успела... И весь зал огласил голос Леди Поттер:
Яшмайн Иоанна Поттер! Ты мало того что устроила переполох на всю страну, так ещё и имеешь наглость не отвечать на наши с Джеймсом письма! Знаешь, как я переволновалась! К нам заявляется сам Император с новостями о том, что ты натворила!.. А ты не смотря ни на что, не обмолвилась за эти недели ни словом, ни пол словом! Как это называется? Ты хоть представляешь, что ждало отца на работе? И, дорогая моя, если ты не ответишь и на это письмо, тебе не поздоровится!..

Конверт рассыпался прахом, хотя как показалось Яшмайн, мысль в письме была не окончена...
Все, кто находился в Большом зале, уже с интересом наблюдали за Яшмайн. Она же стояла прямо в дверях и нервно улыбалась окружающим.
- Вот это да! - воскликнул какой-то райвенкловец со старших курсов, - Она  еще и родителей в известность о своей подрывной деятельности не поставила!
И обсуждение подвигов Поттер пошло по второму кругу...
Смысла оставаться у всех на обозрении Яшма не нашла, поэтому как можно скорее удалилась. Гермиона нашла ее на опушке Запретного леса. Яшмайн уселась прямо на влажную землю и невидящим взором смотрела на Гремучую иву.
- Не испачкаешься?
Ноль внимания. Яш не потрудилась даже повернуть головы в сторону собеседницы.
- Мне она тоже вдогонку прислала громовещатель... - как бы невзначай сказала Гермиона.
- Тебе-то за что? - это был явно вопрос, хотя интонация ему не соответствовала.
Гермиона села рядом плюнув на то, что любимая мантия будет безнадежно испачкана в районе поясницы.
- Ну, так я же тебя не остановила! Не вернула на путь истинный! И не заставила ответить матери! А так же в надежде, что хоть один из громовещателей ты услышишь, - объяснила сестра.
- А... ну, если так... - глубокомысленно изрекла Яшма.
- Яшмайн Поттер не замыкайся в себе!
Яш чуть насмешливо взглянула на Гермиону. Та обрадовалась, это было хоть какое-то проявление эмоций, а то до этого ей казалось, будто она стучится в закрытую дверь и разговаривает с потолком.
Да так, Герм, просто ты не понимаешь... везде одно и то же... Я думала, что хотя бы здесь избавлюсь от того, что бы быть у всех на виду, что бы обсуждался каждый мой шаг... так нет же!
Во время речи Яшмайн не отрывала взгляда от ивы. И взгляд был совершенно пустым, не выражающим ничего. И Гермионе стало бы совсем страшно, не будь в речи восклицания. А то полная пустота её явно не устраивала.
- Ты же говорила, что не обращаешь внимания на малолетних идиотов, - стала подначивать её сестра.
- Причём здесь они?
Яшмайн даже удивилась столь бредовому предположению.  И это заставило ее впервые за весь разговор взглянуть на сестру. В глазах Гермионы плескалось волнение. И это было приятно, так как знакомы они были всего ничего. И её губы чуть приподнялись в полуулыбке.
- А кто?
- Меня расстроило письмо Лили... - пояснила Яшма, - Я с самого Самхайна боялась услышать от матери укоризну... Там я её никогда не видела, но её авторитет был для меня всем... её и отца... я хотела, что бы они гордились мной. И да, они гордились, они сами мне это сказали, перед моей дуэлью с Вольдемортом! А тут, где они живы, я не могу с уверенностью сказать, будут ли они… мной гордится. Да и что делать со сложившейся ситуацией, я до сих пор не представляю!
В голосе Поттер не было отчаянья, была лишь констатация факта. Она пока не знала, как быть, да и к тому же эти ставшие за несколько недель вечностью, рассказы за её спиной полушепотом не давали ни сосредоточиться, ни чего-нибудь эдакого выдумать. Ну, ничего, она думала, на каникулах времени прибавиться.
-Ну, ты же её исправишь! Я в тебя верю!
-Исправлюсь, то исправлюсь, да только когда? И сколько я к тому времени истрачу моральных сил? 
Не зная, что сказать Гермиона приобняла сестру за плечи, та ответила тем же. Сейчас ей было сложнее проявлять некоторые эмоции, которые в ее юношество казались обыденностью. И тут не помогало даже слияние личностей. Поттер не могла себе позволить некоторые действия, так как считала их слишком детскими. И сама бы она пошла за помощью к Гермионе только в крайнем случае. Но раз сестра первой предлагает помощь, то почему бы и нет, почему бы ее не принять…
                     ***
Последнее время Яшма просыпалась часа за два до занятий. Ей это было необходимо для того, что бы хоть какое-то время находить подальше от отрицательно настроенных по отношению к ней людей.  Иногда компанию ей составляла Гермиона, но на этот раз она провела утро в обществе Рона. Видится с ними, можно было лишь по отдельности. Вместе они становились «коктейлем Молотова». И были крайне взрывоопасны. Так что во избежание Яш их не соединяла.
Библиотеку Уизли на дух не переносил. Тут помимо отвращения к некоторым областям знаний и зачастую к учёбе в целом, сыграла не последнюю роль и любовь Гермионы к этой части школьного замка. Рон вообще всегда был воплощением лени в плане знаний, и в прошлом мире на хорошие оценки его подбивала Гермиона. Хотя зачастую он у неё просто списывал, когда та не видела. Взгляд косить у Уизли стал к концу ещё первого года и чем дальше, тем больше он совершенствовался в данном умении. Когда ему не давала списать Гермиона, он подсматривал к Поттеру. Так что этот человек был великим в поиске лёгких путей в учебе. Это не поменялось и здесь. Так что пришлось Яшме для авторитету побыть всемирной энциклопедией по всем предметам на двадцать томов.
Ей это очень не нравилось, но она понимала необходимость войти в доверие к Уизли.
-Ну, почему ты учишь испанский, а не французский? -  ныл Рон. Иностранный ему не давался ни в какую.
Он за две недели уже успел сменить все три языка. И теперь бы его уже не при каких обстоятельствах с французской группы бы не перевели. Первым он выбрал испанский, но его не устроило соседство с Гермионой, и он, не усложняя себе жизнь, слинял. Дальше ему выпала удача познакомиться с немецким языком, тут пошли разногласия с преподавателем. Фройлян (как звали её ученики) не терпела шуму и безобразий на уроке, так что из этой группы Рон вылетел. Ну, вот остался один французский... А что с ним делать Уизли не представлял.
-Я ещё немецкий знаю, но вряд ли тебе это поможет... - ни к чему сказала Яш.
Французский был самым нелюбимым языком Поттер. Она столько раз бралась его выучить, что всей душой его возненавидела. У нее вообще не получалось грассировать. И это произношение в нос её изрядно бесило. Сама она так сказать не может, а репетитор говорит, что это проще простого. Ему-то, может, и проще было, для него язык родной! А ей, что прикажешь делать?
-Не сыпь мне соль на рану! - взвыл Рон. 
Сейчас немецкий Уизли тоже казался легче. По крайней мере, там читалось практически все и говорилось чётко, с выделением каждой гласной. И не надо было картавить. И ведь говорил он как-то похоже на французский манер лет в пять… Так нет же! Мама всеми силами старалась его отучить, и ей эту удалось. Теперь же картавить было очень сложно. Постоянно вспоминались мамины подзатыльники. Вот тебе и условный рефлекс.
- Могу посоветовать хорошего репетитора... Но я сама с ним дальше изъяснений на рынке не ушла. Поторговаться могу, спросить, как куда дойти могу, но не более, да и акцент жуткий! Как он говорил сразу видно, что аглетере (не факт, что произнесла верно)... в общем, англичанка, у них там как-то по-своему - предложила Яшма.
Уизли только поморщился. Наймут ему репетитора как же! Разбежался. Их семья, и так, стоит на пороге бедности, а тут еще столь дорогостоящее предприятие, как отправить Била учиться за границу. Мама с этим занятием просто с катушек съехала. Помимо денег, необходимо ещё куча бумаг... Доверенность от двух чистокровных семей, что предателем родины Бил не является и являться не может. Благо, за него обещали ходатайствовать гоблины... не то  бы...  предприятие враз оказалось бы провальным.
Рон ненавидел всю эту ситуацию. Мама носилась с братом так, как никогда бы не носилась с ним. Уизли прекрасно понимал, что не сможет умом превзойти старших братьев. У него не было памяти Била и Перси, он не мог так погружаться в работу, как Чарли, у него не было изобретательского таланта близнецов, да и простой деревенской красотой Джинни он не блистал. На что ему надеяться? Да и что он мог, кроме как завидовать родственникам? Разве что играть в шахматы и сносно летать на метле. Да, шахматы очень нравились Рону, он даже бегал в деревню, что бы в окно одного из домов по телевизору наблюдать за шахматным турниром. Но... Среди волшебников их не проводили, а как попасть на магловский чемпионат, он не знал... Тут же он ничем не отличался и был полной посредственностью.
- Рон, репетитор — магл, - поспешила его успокоить Яшма.
Какая у Уизли, может быть проблема, она поняла сразу.
И что?
- Как что?- удивилась Поттер, - У тебя карманные деньги есть?
Она вообще не понимала, как волшебникам не пришли в голову такие махинации с деньгами.  Тем более слизеринцы должны же были шарить в таких вещах, дай бог каждому. А идея пришла не кому-нибудь, а Луне Лавгуд. У неё как-то с Гермионой речь в разговоре зашла о пробе золота. Луна была в Индии, и там весьма дешево предлагалось, как говорили индусы, золото и серебро 925 пробы. Золото предлагали маги, но в Азии магическое население очень сильно переплелось с магловским, и терминология была одна и та же. Европа же такому могла лишь молча завидовать в сторонке.
Так вот Гермиона объяснила Луне, что качество драг. металла измеряется в каратах, тогда как в России  вместо каратов — проба. У индусов же в основном магические туристы - русские и втюхать им легче  выражаясь их «языком».
 Дальше разговор зашел о том, каково качество галеона. И так выяснилось, что гоблины за посредничество сдирают не маленькую сумму. И выгодней будет золото с серебром сдавать непосредственно магловским ломбардам. Да и нажиться, зарабатывая в магическом мире, а закупаясь в основном в магловском, можно было изрядно...
- Конечно, есть мне мама в месяц десять сикселей даёт... - не понял вопроса Рон.
- А теперь пораскинь мозгами. Сколько должно стоить серебро, как благородный металл у маглов?
В глазах Рона появился алчный проблеск:
- Много?
- Порядочно!
- То есть это можно... - Рона захватили перспективы. И он стал мечтательно улыбаться.
                                                                                  ***
24 декабря не хотело признаваться,  что оно — зима. И встречало Шотландию сыростью и гололедицей. Ночью было чуть ниже нуля, так что к утру «плацдарм» вокруг Хогвартса напоминал подтаявший каток. Поскользнешься и тут же весь окажешься в луже. Чуть ли не по шею. Мадам Помфри уже устала следить за больными. Грипп ходил по окрестностям школы и буквально стучался в закрытые двери. Инфицированных быстро лечили, но вот зараза распространялась с такой скоростью, что не вовремя ее заметив, можно было к вечеру заработать температуру под сорок. Так же вся эта «прэлесссть» сопровождалась тошнотой и рвотой. Попи уже была готова поклясться, что вирус кто-то сглазил, не помогало в его кульминацию — ничего, но зато по прошествии недели больные вставали, как новенькие, без каких либо симптомов. И получалось, что штабелями к Рождеству ученики посещали больничное крыло. И ведь ещё один интересный момент, вирус был сродни ветрянке, переболев им, второй раз заразиться, было невозможно. Что, в принципе, хорошо — выздоровевшие могли ухаживать за больными. В Мунго было переполнено, и лазарет принимал не только учеников. Так весь Хогвартс слегал лишь в Средневековье во время чумы. А тут...
Здоровые по пять человек дежурили в Больничном Крыле, ведь мадам Помфри просто технически не успевала ухаживать за всеми.
 С самого утра и до часов 15 этого дня  в Больничном Крыле дежурил первый курс Слизерина.  Яшме было приказано менять воду в грелках больных и изредка проветривать помещение. Одноклассники с ней, практически, не разговаривали, но сейчас это не мешало, так как Яш с головой ушла в работу.
 Ни вылечить, ни облегчить боль магическими способами было нельзя, поэтому пришлось довольствоваться магловскими. Поттер как раз в очередной раз собиралась проветрить соседнюю с палатой комнату.  В палате создавать сквозняк было нельзя, а то состояние больных ухудшиться враз. Вот и приходилось изощряться.
 Яшма открыла щеколду и в этот же момент в помещение влетела окоченевшая как цуцик сова. Устроилась она сразу с удобством. Усевшись прямо на стол мадам Помфри, животинка распушистила пёрышки и пару раз вздрогнула, обрызгав при этом записи медсестры. Наглое существо взглянуло на Яшмайн жёлтыми, как ночные фонари глазами и протянуло лапу с письмом.
Сова была Поттер не знакома, да вообще она подозревала, что почта прилетела к лекарю. Но вот то, с каким упорством живность смотрит на неё, вселяло определенные сомнения. И поддавшись соблазну, девочка отвязала и стала читать письмо.

Любимая!
Прости, что долго не писал, но не было времени. У нас в лаборатории недавно была разбита пробирка с не до конца  изученным вирусом  и поэтому объявили карантин. Пробирку разбил этот идиот Боб, да, только кого это волновало? Правда, вирус всё равно распространился. Эшли, наплевав на карантин, встречалась со своей матерью . И теперь болезнь ходит по всей Великобритании. На ранней стадии вылечить её просто, а вот что делать, когда момент упущен, не знают даже лучшие лекаря Мунго. Благо, где-то через неделю всё проходит само. Что с этим делать начальник не знает. Министерство же вовсе грозится свернуть наш проект. Говорят, в ярости сам Император. А он  скор на расправу! Я так боюсь, что нас закроют! Это будет крах моей карьере. И это всё с учётом того, что болезнь вылечить просто, нужно всего лишь, что бы комната с больными провонялась древесной смолой... Ладно, любимая, что я всё о себе, да о себе... Ты-то как?
                                                                                                                Искренне твой Том.

Что почта адресована не ей Яш поняла сразу, но всё равно информация, содержащаяся в письме, прямо кричала о своей нужности. Так что Поттер не испытывала угрызений совести за то, что читала чужую корреспонденцию. 
Яшма решила оставить письмо распакованным прямо на столе медсестры. Вот только надо же поблагодарить человека за предоставленную, пусть и случайно, важную информацию. Поэтому Яш решила ответить этому Тому и заодно сообщить, что до его любимой конверт не дошёл. Но это уже дома. Она же здорова и сегодня во второй половине дня сможет поехать к родителям. И получить по ушам… ещё и от них.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 11.
Впервые в своей жизни Яшмайн ехала в Хогвартс-экспрессе домой на зимние каникулы, именно домой, не к Уизли, ни к Сириусу, именно домой. До этого дома, как такого, не было. Что бы там не говорил Дамблдор по поводу Дурслей. В принципе она бы хотела остаться в школе, вот только родители ее точно неправильно поймут. Особенно странно это бы выглядело в связи с тем, что почту их дочка игнорировала...
- Яш, ты же собираешься как-то исправлять ситуацию? У тебя ж уже есть хоть какие-то идеи по этому поводу? Может, поделишься? - взволнованно попросила Гермиона.
В этом деле она тоже была замешана по уши, и понимала, что влетит всем: и ей и сестре. Хотя Яшмайн, как инициатору, попадёт больше. Но она, Гермиона, по логике Леди Поттер должна была не допустить такого развития событий, остановить, не дать свершиться непоправимому. Чего она не сделала, а значит, виновата!
Яшма натянуто улыбнулась. С этим было глухо как в танке. Нет, можно, конечно, какое-нибудь изобретение её прежнего мира преподать, как своё, но это было на крайний случай. Всё-таки исправлять надо было в той же области, в которой и напортачила. А, значит, что-то делать с политической ситуацией в мире. Собственно, именно поэтому она и ехала домой. Оттуда было легче незаметно влиять на окружающий мир. Да и исчезновение из дому выглядит куда привлекательней, чем пропажа из школы. Меньшему количеству людей врать придётся. Если бы не эти факты, Яш бы плюнула на все громовещатели и осталась в Хогвартсе.
- Ну... в принципе, на каникулах я хочу отправиться в Париж...
Гермиона тут же встрепенулась и с подозрением посмотрела на Яшму:
- Ты хоть понимаешь, насколько подозрительно это будет выглядеть?
- Так я же о своих намерениях никому не скажу! Ты единственная. Или хочешь сказать, что тебе нельзя доверять? - игриво поинтересовалась Поттер.
Гермиона нахмурилась и, вздернув подбородок, высокомерно проговорила:
- А вот это уже провокация! - тут она взглянула в окно, - Кстати, сворачиваем разговор, через минут десять конечная. Но мы к нему ещё вернёмся!
Поттер хмыкнула и отвернулась к окну. В душе ей хотелось, что бы Гермиона забыла об этом разговоре, хотя это, конечно, не выход.
Как ни странно Лили на вокзале не было. Встречал их Джеймс. Окинув тяжелым взглядом девочек, он не говоря ни слова аппорировал их в Корнуолл.
- Разочаровали вы нас с мамой... - эта была его первая фраза. В ней не было даже упрёка, просто констатация факта. И от этого слова звучали жёстче и страшнее.
- Мы не хотели... - тихо, еле слышно проговорила Гермиона.
Джеймс неопределенно покачал головой. Если бы хотели... тут был бы совершенно другой разговор!
- Дочка, я прекрасно понимаю, что в твоём возрасте — сам таким был, - тут он подумал, что наверное, таким и остался, по крайней мере, Лили который год пеняет его этим, - на всех запретах буквально светится фраза: «нарушь меня!», но это не повод не думать о последствиях!
Джеймс шёл прогулочным шагом. От дома до окраины города, куда он и аппорировал девочек было примерно полчаса ходьбы, с детьми и при серьёзном разговоре минут сорок, сорок пять. Лорд Поттер никуда собственно не спешил, поэтому и материализовался столь далеко от поместья.
- Пап, может, ты хоть чемоданы уменьшишь? А потом будешь нас отчитывать? А-то они совсем не легенькие! Если у моего, хоть колёсики есть, то Гермиона свой волоком тащит!.. - попросила Яш.
Она не была точно уверена, как отец отнесётся к колдовству вне школы. Не обливэйт же на него накладывать, в самом деле.
- Нет, - отрезал Джеймс, - Я хотел, что бы ваше наказание озвучила мама, но раз ты затронула эту тему, то ни на зимних, ни на летних каникулах вам обоим магию применять категорически запрещается! Мама дала отпуск домовым, большей части домовых эльфов, их  обязанности будете выполнять вы.
Яшмайн фыркнула. Наказание было явно несоразмерно проступку. Правда, соразмерное даже она придумать не смогла бы. Оставлять детей на каникулах без практики глупо, большинство домашних заданий включало в себя не только теорию. То, что в прошлом мире на каникулах запрещалось творить волшебство было обусловлено тем, что ребёнок ненароком мог колдануть при маггле. Здесь же риск минимален... и необходимость в законе отпала.
- Пап, как ты это представляешь? Мы на всех приготовить точно не сможем, да и поместье не маленькое... - решила уточнить Яшма.
По всем прикидкам Поттер даже при работе от зари до зари они всё не успеют. А ей же ещё необходимо за каникулы тайно смотаться в Париж. Да при таком надзоре придётся минимум заклинание клонирования разрабатывать. 
- Невозможного мы от вас требовать не будем, мы ж не звери, но вот уборка тех помещений, в которых вы часто бываете на вашей части.

- Фух... - выдохнула Гермиона.
Яш  взглянула на сестру.
Гермиона, всё это время мучившаяся со своим чемоданом, в разговор не влезала. Взрослые для неё, тем более родители, были абсолютным авторитетом. И спорить с ними у Гермионы получалось из вон рук плохо. Так  это  без учёта чувства вины. С ним же Гермиона редко когда глаза-то поднять могла. Словесно защищать себя ей было труднее, чем выгораживать кого-то или отстаивать своё мнение, подкрепленное авторитетами ученых и писателей.
- Так! Давай чемоданами меняться!..
Гермиона отрицательно покачала головой. Поклажа была её она её и дотащит.
Яшмайн же было неудобно от того, что девочка так надрывается. То что она сама сейчас относиться к женскому полу как-то вылетело из головы.
- Гермиона! - Поттер смерила сестру требовательным взглядом.
Та упрямо взглянула в ответ. Яшма поняла спорить бесполезно, в данный момент Гермиона не отступится. Раз уж начала отстаивать своё сомнительное право тащить чемодан, то...
- Папа! Ну, ты хоть колёсики к нему приделай! Человек же надорвётся!
Отец колеса не приделал, а таки уменьшил чемодан.
- Спасибо! - умело пряча в голосе издевку, сказала Яш. А-то бы ей это быстро надоело и она, невзирая на запрет, сама бы уменьшила поклажу.
Когда они, наконец, добрались до поместья, где их встречала Леди Поттер, уже успело стемнеть. На небе появились первые звёзды, а в воздухе начали кружиться хлопья снега.
- Дошли? - грозно спросила Лилия, - Почему так долго? Поезд пришёл полтора часа назад! Где вы были?
Джеймс стушевался. О своей прогулке под серьёзный разговор он жене не сообщал...
- Да вот пока папочка понял, что тащить Гермионин чемодан волоком мы будем лет сто, прошло немало времени... - возмутилась Яшма, смерив отца недовольным взглядом.
Гермиона толкнула её в бок. Мол, из роли выбиваешься. Родители, да и остальной народ, должны наблюдать хоть какую-то привязанность дочери к взрослым, которая проявлялась, зачастую повинуясь воле случая. Дуализм желаний давал о себе знать. Родители для Яшмайн всегда были абстрактным, но от этого не менее желанным понятием. Которое играло не малую роль в классификации счастья. Из детского возраста Поттер вышла давно, но ей это как-то не мешало по ночам, во снах, переигрывать своё детство. И вот тут, где родители живы её разрывает между двумя «постулатами» так называемого счастья: полной и крепкой семьи и относительной свободы, к которой Яшма успела привыкнуть за долгое время.
Лили перевела взгляд на Джеймса:
- Так все по спальням, разговор — завтра!
Ослушаться негласную главу семьи было себе дороже, потому все побрели по кроватям.
Яшмайн не спалось.
Было уже далеко за полночь. Молоденький месяц будто прилип к оконному стеклу и излучал приятный потусторонний свет.  Парочка звёздочек, что было видно с  ракурса её положения, окружили полярную. И своим перемигиванием поощряли  бессонницу Поттер.
В голове роились абсолютно противоположные мысли. Одни, с полной уверенностью в своей правоте,  заявляли во весь голос о необходимости в скорейшем времени абстрагироваться от родителей. Другие же орали на первых, что подобный шанс на счастливую семью упускать ни в коем случае нельзя, даже при полной зависимости от отца с матерью. Хотя какой тут шанс на семейное счастье при таких-то тайнах — непонятно. Родители-то, может, их и не знают, но подсознательно-то чувствуют, что что-то не так. Такие мысли лучше всякого кофе отбивали сон.
Откуда вообще взялась столь сильная привязанность к матери, она не знала, но догадывалась. Слияние личностей транслировало ей эмоции той, чьё это тело было первоначально. А так как они стали на ментальном уровне одним целым, её чувства пришелец воспринимал как свои. Что иногда упрощало задачу сыграть нужную роль, но и в тоже время приносило свои побочные эффекты.
Поворочавшись еще с час, Яшма забила на всякие попытки уснуть. Встав с постели, она как можно тише направилась в комнату Гермионы. Благо, она была напротив, а то со своим извечным везением она бы перебудила по дороге всё поместье. Растолкав сестру и добившись от неё связного мышления, она начала разговор, так что враз ввела Гермиону в ступор, сказался недавний сон:
- Не знаешь где достать маховик времени?
- Чего? - у Гермионы глаза полезли на лоб.
Мало того, что разбудили посреди ночи, так ещё и так сразу на гора - маховик времени ей подавай! Где она его возьмёт? Министерство обворует что ли?
Мне в срочном порядке необходим маховик времени! - продолжала гнуть свою линию Яш, - Так будет легче всем. Никто не заметит пропажи, а я со своими делами быстрее отстреляюсь!
Гермиона сообразила, что идея не лишена смысла, даже не так, она является единственной из возможных. Лили обязательно обратит внимание на исчезновение ребёнка, а Яш неспособна сидеть без дела. Если до определенного момента она была занята тем, что познавала этот мир, то вскоре доступно познавать станет нечего, а лезть на рожон, имея на хвосте ИКВД крайне опасно.  Но вот где взять подобный артефакт она не представляла.
- Ну, они хранятся в министерстве, но не будешь же ты его штурмовать?
Яшма крепко задумалась. Маховик необходим, а значит, она пойдёт на крайние меры. Ладно, тогда завтра будем разыгрывать новый акт спектакля...
- Конечно, не буду! - честно соврала Яшмайн.
Гермиона смерила ее подозрительным взглядом, но ничего не сказала. По её мнению сестре бы сумасшествия на такое хватило.
- Давай подумаем об этом завтра, я спать хочу! И вообще утро вечера мудренее...
Поттер ушла от сестры довольная донельзя. План составила, что делать знает, что ещё человеку надо?
В эту ночь она так и не уснула и на завтраке клевала носом. Но к середине дня, на который было назначено проникновение в министерство, она применит бодрящее заклинание. Может, родители палочки и конфисковали, вот только явно не учли, что одной из их дочерей палочка для магии не требуется. Хотя, как это не учли? Они просто не знали!
- Как спали, дети? - дежурно спросила Лили.
На что получила такой же дружный, хотя и нестройный ответ: «хорошо, мамочка». Вот только Гермиона при этих словах исподлобья взглянула на сестру так, чтоб та оставила всякие сомнения, как «хорошо» она спала, благодаря некоторым особам, чьи фамилии история умалчивает по договоренности с автором.
- Девочки, сегодня вы чистите бальный зал. Как закончите — свободны. Приятного аппетита, - с этими словами Леди Поттер удалилась из столовой.
У Джеймса был аврал в аврорате и он ушёл в штаб ещё ночью, так что в комнате остались лишь дети.
Риннон, до этого молчавший и лишь с восхищение смотревший на старшую сестру, больше терпеть не мог. Он решил-таки узнать весь прецедент от и до от главной его участницы:
- Яшма, а правда, что ты умудрилась втихаря забабахать Самхайн?
В глазах брата светилось ни с чем несравнимый восторг, он уже предвкушал, как на следующий год сам отчибучит что-нибудь, о чём ещё не скоро угаснет молва людская.
- Риннон, конечно, об этом даже в газетах писали!
- Ты думаешь, я их читаю? - похоже, братик от такого подозрения даже обиделся. Интересно, с чего?
Гермиона фыркнула, заставить Риннона читать не могли ни какими силами. Это чудо училось только тогда, когда ему этого самому хотелось, то есть, практически, никогда. Когда же его таки удавалось уломать на образование, он начинал тянуть кота за хвост и десятиминутную работу делал три часа.
- Нет, что ты, я бы отозвалась о тебе слишком хорошо! Такого мы не смели и желать! Это предел наших мечтаний застать тебя с книгой, ну, или хотя бы газетой! - давясь смехом, отозвалась Яшмайн.
Лично её поведение младшего брата в данный момент скорее забавляло, хотя летом ей довелось с ним диктант писать. И временной промежуток, затраченный на три с половиной абзаца, был непомерно большим. И это если опустить тот факт, что ошибок на душу населения столько, что кажется, будто текст писал, минимум, иностранец только начавший учить английский, максимум, человек, только выучивший алфавит, и думающий, что в английском как произносится, так и пишется. 
Во, именно так! Мне нравится, как ты сказала! - от гордости за себя любимого Риннон аж подпрыгнул на стуле.
Младший Поттер настолько был горд за свой несгибаемый характер в вопросе уроков, что слова Яш для него были словно бальзам на душу.
Девочки вновь рассмеялись. Напряжение, угнетавшее их в начале завтрака, развеялось, как не бывало.
Ладно, братец, мы пошли драить бальный зал, а ты иди, издевайся над мамой, сегодня же её очередь контролировать твоё чтение... - сказала Яшма, уводя Гермиону под руку.
Работа шла долго и нудно. Для Гермионы мытье полов было в новинку, и она сначала и не знала с чего начать, более подкованная в этом вопросе Яшмайн объяснила, что и как делается.  Поттер вскоре надоело однообразие выполняемых не менее однообразных действий, и она задумалась, как бы работу сделать менее нудной. Вскоре ей пришла на ум замечательная идея.
- Слышь, Гермиона, давай развлечёмся?
Сестра с сомнением посмотрела на Яшмайн. Как отбывая наказание можно развлекаться, она не представляла. И с подозрением относилась к идеи, что развлекаться в такой ситуации вообще можно.
- Что именно ты предлагаешь?
Поттер проказливо улыбнулась:
- Тащи щётки! Но есть одно условие - большая ручка...
Гермиона щетки принесла, хотя и не понимала, как с их помощью можно развлекаться.
- Так нам необходимо с мылом выдраить пол? Я права? - будто бы не помня об их задания, уточнила Яшма.
Сестра кивнула.
- Ты когда-нибудь занималась фигурным катанием?
- Нет, - последовал закономерный ответ.
Куда клонит Поттер, Гермиона даже не догадывалась. Не, ну, сначала она попросила принести щетки, теперь речь зашла о фигурном катании. Где связь? Может она того на старости лет с ума сошла?  Хотя нет, не похоже... Для этого дня как-то мало. А ещё вчера Яшмайн мыслила вполне адекватно.
- Почему-то я так и думала, - согласилась с ней Яш.
- Что ты собираешься делать? - нервно спросила Гермиона.
Яшма не ответила, по крайней мере, словами. Она начала действовать. Намылила две щётки, а потом к изумлению сестры одела их на ноги.
- Ну, чё стоим, кого ждём?
- Ты гений! Безумный, но всё же гений! - выдохнула Гермиона.
На что Поттер загадочно улыбнулась одними лишь глазами.
- Да я-то тут причём? Благодари моих деток! Это они сыскали столь забавный выход из наказания... Лили с Джеймсом и Альбусом постоянно ж грызлись, даром, что близкие родственники, ну, и за особые проступки Джинн их наказывала работами по дому. А они даже столь заурядные вещи могли превратить в праздник... когда вместе, - выписывая очередной пируэт, объяснила  отец троих детей Яшмайн Поттер.
Этими словами Яш потревожила весьма глубокую рану в душе. Ни детей, ни Джинн, ту Джинн, а что здесь она иная, Поттер не сомневалась, она больше не увидит. Волной накатила грусть, понятно, что её дети давно выросли и обзавелись своими семьями, но от этого не перестали быть ее маленькими детьми. О которых она, в момент их рождения, клялась заботиться до гроба, до беспамятства и границы небытия. Их нет, нет, и не будет, они остались там и здесь невозможны. Всё-таки женщина не может забеременеть от женщины и в волшебном мире.
- Что с тобой? - Гермиона остановилась.
В фигурном катании у неё был прорыв, и запачканной осталась только юбка. Блузу мыло не тронуло. 
- Да так... детей вспомнила... какой я отец после этого, раз будучи живым не могу увидеть свои чада, да и внуков тоже, - пояснила нахлынувшую на неё меланхолию Яшмайн.
- Да, отец из тебя никакой! Ты максимум мать! - прыснула Гермиона, но тут же затихла под тяжёлым взглядом сестры, - Я понимаю, тебе трудно расставание с теми, кого ты любишь...
- Вряд ли... мала ты ещё для такого понимания... - негромко  сказала Яшма.
Гермиона аж покраснела от возмущения. Нет, она, конечно, прекрасно осознавала насколько сестра её старше. Благо, считать умела. Но вот так тыкать носом в этот факт, минимум, некрасиво!
- Дышите глубже, - чуть насмешливо сказала Поттер, - А то, не дай бог, пар из ушей повалит.
Грусть, конечно, же не отступила, но и дальше предаваться печальным мыслям Яшма не собиралась.  Тут же снова вопрос восприятия...
Когда весь пол был очищен от мыла, а девочки вдоволь накатались, их работу пришла проведать мать.
- Нет, я, конечно, рада, что вы и в таком положение не унываете, - сказала она, заметив занятие дочерей, - Но можно было бы щётки не ломать.
Яш опустила взгляд на импровизированный конёк. И поняла недовольство Лили. Щётка была раздолбана в дупель. Мало того, что щетинка здорово примялась, так еще и на ручке при подсчёте трещин не хватит пальцев на руках.
- Ну, так зачем дело встало, «Репаро» и никаких проблем!-
в запале сказала Яшмайн.
- Так вам же колдовать, кажется, нельзя! Если мне память не изменяет... - явно развлекаясь, напомнила Леди Поттер. Она уж было хотела сказать, что им теперь такими щетками до осени мыть, но не успела. 
Так как  и тут Яшма не растерялась:
- А мы щетки в школу с собой возьмём. Там починим — обратно вышлем.
Лилия захохотала.
- Ладно, вижу ума, и сообразительности у вас на многое хватает. Да и со своей задачей превосходно справились. Уже радует, шкоды свои исправлять сможете. Ну, а теперь, в принципе — свободны!
Мать уже собралась уходить, когда её догнал голос Яшмы:
- Мы с Гермионкой до города прогуляемся, а то в поместье скучно? Хорошо, мам?
- Ничего не имею против, - было им ответом.
- А что мы в городе делать-то будем? - таки спросила Гермиона.
Она уже была в полной амуниции, прекрасно служившей ей защитой от холода. Теплая тёмно-синяя юбка в пол и высокие сапожки чуть ниже колена, защищали от холода её ножки, верх был облачён в серебристую куртку магловского производства. На голову поверх шапки в тон юбке она накинула капюшон. И, конечно, ей было жарко, так как некоторые копуши одевались со скоростью улитки, ползущей прогулочным шагом.
Яш, закончив со своей одёжкой, таки соизволила ответить на уже шестой по счету заданный ей вопрос. Собственно, вопрос был один и тот же, но от столь важного занятия, как приведение себя в божеский вид,  не требовало отлагательств и не терпело отвлечения от дела.
Её одежда мало чем отличалась от одежды сестры, вот только в рюкзаке, захваченном с собой, лежал костюм тройка отца и его же парадная мантия.
- Что ТЫ будешь там делать, я не знаю... А я буду, как ты сказала сегодня ночью, штурмовать министерство! - объявила Яшмайн.
Глаза Гермионы увеличились до неправдоподобия, что ей в принципе шло. Штурмовать министерство! Час от часу не легче!
- Ты совсем спятила, да? - поинтересовалась Гермиона уже по дороге, ведущей в Корнуолл.
Вчерашний снегопад не останавливался, хотя вместо хлопьев снега землю приветствовала мелкая крупка, ни в какие сравнения не идущая, с прошлым великолепием. Асфальта видно не было, замело его так, что если бы не лесополоса окружавшая тракт с двух сторон, догадаться что под ногами помимо слоя снега пролегает цивилизованная дорога было бы не реально.
- Ещё нет... - обнадёжила сестра.
- Я так понимаю, что скоро спятишь окончательно - подвела итог разговору Гермиона, - Ладно, что МНЕ делать в Корнуолле, пока ТЫ будешь штурмовать министерство?
Поттер прикинула, что в натуре можно делать в городе и выдала:
- Посидишь в какой-нибудь кафешке...
- Деньги я, где возьму?
Ещё не закончился вопрос, как Яшмайн полезла в карман и достала сиксель. Отдав его Гермионе, она с чувством выполненного долга пошла дальше. Сестре пришлось ускорить шаг и чуть ли побежать за Яш.
- Магловские деньги! - решила уточнить Гермиона.
Поттер резко остановилась, и сестра буквально влетела в неё. И они обе бы свалились, если бы Яшма не успела ухватиться за ближайшую ветку.
- Да что ж вы все как дети малые! Ладно, Рон, но ты-то куда? - вопросила Яшмайн, - Объясняю для тупых... Идёшь с сикселем в ломбард. Говоришь, что мать послала, сама она встать с постели не может, вот ты на хозяйстве и осталась. Ну, соврёшь что-нибудь подобное, благо особого ума не надо!
Гермиона надулась:
- Я на твои оскорбления, повторяющиеся с завидной периодичностью, и обидеться могу!
Яшма приобняла сестру за плечи. Она поняла, что лучше самой извиниться. Данной премудрости её  Джинн ещё в их медовый месяц научила. В данный-то момент хотя бы есть за что, и мужская гордость, хотя какая она сейчас мужская, не пострадает. А то у жены приходилось просить прощения и тогда, когда виновата была она, а это не так-то просто.
- Дорогая, ты самая лучшая и самая умная, это меня непутёвую глючит!
Гермиона зарделась:
- Ну, хорошо простим тебя для разнообразия!
- Вот и хорошо! А мне пора... сама отсюда же дойдешь?  - Гермиона кивнула, - Тогда я побежала...
И не прощаясь, Яшмайн аппорировала в Лондон.

Появившись в туалете Дырявого Котла, Яшмайн первым делом подошла к зеркалу. Нанести морок ей стоило десяти минут. И вот уже вместо отражения девчонки одиннадцати лет на неё из зеркала смотрит китаец, лет тридцати пяти. Истинно азиатскую внешность разбавляют лишь волосы чуть рыжеватого оттенка.
Результатом преображения Поттер осталась довольна. И натянув отцовский костюм, а поверх него мантию, она аппорировала теперь уже в министерство.
- Доблый день, - поздоровался она с мужичком, дежурившим у стойки и записывающем посетителей.
Яш точно не знала, удалось ли ей подделать китайский акцент, но то что он явно с азиатским намёком было ясно невооруженным глазом.
Мужчина оторвался от кроссворда и мрачно взглянул на заговорившего с ним человека.
- Вы к нам по какому вопросу?
- Я буду из китайского министерства. Пелевод. Меня послали по обмену в Отдел Тайн. Вот наплавление, - и Яшмайн сунула дежурному чистый лист бумаги, убедив его, что это направление на перевод со всеми печатями и подписями.
- А... - протянул мужчина, уже с большим уважением, чем в начале, - Китайские коллеги. Ну что ж, ваше имя, будьте добры.
Поттер на мгновение задумалась, вспоминая подходящие к случаю имена.
- Лисен Бянь, - представилась она.
- Э... Можете сами написать?
- Давайте я вам лучше по буквам плодиктую! - отрицательно покачала головой Яшма, вспомнив, что её почерк прекрасно известен Императору за счёт письменных работ, - А то я английский плохо знаю. 
Записав имя «китайского коллеги», мужичок остался доволен и уж было хотел отпустить его, как вдруг вспомнил об весьма важном приказе.
- Вы должны пройти медосмотр, а то у нас эпидемия и не хотелось бы заражать высокие посты... - посмотрев на недовольное лицо китайца, дежурный добавил, - Это вряд ли займёт много времени...
- Ну, халосо, - сдалась  Яшмайн.

«Немного времени» обернулось полтора часами стояния в очереди, зато нашлось время для ответа Тому.
Здравствуйте Том!
Я случайно получила ваше письмо, но информация, в нём предоставленная пришлась очень кстати. За это отдельное спасибо. Так уж получилось, что до вашей любимой письмо не дошло, однако это не моя вина... Я, наверное, проявляю неслыханную наглость, влезая в ваши дела, но позвольте поинтересоваться, что именно вы изучали, когда разбилась пробирка?
                                                                                                                                               Яшмайн Поттер.

- Следующий!
Поттер встрепенулась. Ну, наконец-то её очередь! Как ни странно сам осмотр занял мене пятнадцати минут. Её объявили здоровым и отпустили на все четыре стороны.
Дальше всё прошло гладко, никаких заминок не возникло вплоть до обратной аппорации в Корнуолл. И лишь в самом городе до Поттер дошла причина её непонятного беспокойства, которое мучило её с момента конца медосмотра. Она оставила в очереди шейный платок. Возвращаться за ним было поздно, его бы успели к этому времени, раз пять приватизировать.
Так сейчас на повестке дня у нас отыскать Гермиону. Полчаса хождения по кафе ничего не дали, пришлось расспрашивать прохожих. Где-то десятый-одиннадцатый по счету поведал, что видел девочку похожую по описанию на Гермиону, в сопровождении полицейских идущую в участок. От такой информации у Яш чуть приступ не случился, то ли сердечный, то ли хохота.
Участок Поттер отыскала быстро. И изменив внешность Яшмайн на свою первоначальную, она в него вошла. Гермиону сидящую напротив следователя Яш нашла глазами сравнительно быстро.
- Вы к нам по какому вопросу? - второй раз за день поинтересовались у неё.
- Да вот дочку ищу...
- Сколько времени прошло с момента пропажи, - поинтересовался дежурный полицейский.
- А я её уже нашёл!
- Как?
-Да вон сидит, - и Яшма указала приунывшую Гермиону.
- Так это ваша дочь? - изумился дежурный.
- Да.
С оформлением протокола мучится не стали. Поверив Яшмайн на слово, подкрепленное магией убеждения, они отдали «воровку» в руки родителей в лице сестры.
По дороге домой Поттер задала давно мучивший её вопрос:
- И за что же тебя замели?
- За то, что врать не умею! - грубо отозвалась Гермиона, - Ты мне должна теперь! Пока ты шлялась, Мерлин знает где, я в участке  была! А до этого в ломбарде под стражей! Я же у кого-то стащила сиксель! И вообще ты знаешь, как меня своим появлением напугала! Приходит Джеймс и...
Тут Гермионе не хватило воздуха. А Яшмайн впервые пожалела, что была так похоже на отца.
- Ладно, ты хоть маховик-то достала? - спросила Поттер сестра.
Ей бы сейчас было бы очень обидно, если бы оказалось что все её мучения напрасны.
Яшмайн вытащилась из-за пазухи цепочку с часами. У Гермионы отлегло от сердца. Неужели получилось?

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 12.
От автора: В рейтингах разбираюсь плохо, но, вероятно, он подскочил до R…
За окном снежный пейзаж, а на столе - отчёты. О проделанной работе в одной стопке, в другой — о слежении за объектами, третья стопка была наиболее толстой, в ней были доносы. Чиновники не жаловали себе подобных, и всячески старались друг друга подсидеть... Так было до него, так будет и после... Но сейчас не о том. Среди всей этой макулатуры лежал один прелюбопытнейший отчёт. Был он о той, что прочно поселилась в его мыслях, яростно держа оборону, когда её пытались оттуда изгнать. А что отчёт о Яшмайн Поттер, не оставалось никаких сомнений. К бумаге прилагался вещьдок. В лице шейного платка, который по чистой случайности Император теребил в руках. То ли ища таким необычным для себя образом успокоение, хотя нервишки у него ещё никогда не пошаливали, то ли он уже до того не был способен себя контролировать, что позволял телу руководить движениями, не согласуясь с разумом. Платок имел стойкий приятный аромат... клевера и каких-то пряностей... И когда это он успел его понюхать? Нет с ним определённо что-то не так, если какие-то дрянные куски ткани производят на него такой эффект!  Вольдеморт отбрасывает платок в сторону, тот скользит по письменному столу и останавливается лишь, когда встречает на пути преграду — подоконник. Действие не принесло ожидаемого результата. Он сам понимает, что вместо доказательства равнодушия к Яшмайн, получил очередное свидетельство обратного. Платок опять оказался в руках Императора...
 - Замкнутый круг... - тихо произносит он.
У него только получилось на короткое время забыть о девчонке, как тут же её боевая слава сама дала о себе знать. И он уже во второй раз даёт себе обещание, что ещё одна выходка Поттер в таком же стиле и он... а что он сделает? Прижмёт строптивицу к ногтю? Так как? Даст ей знать, что в курсе о её похождениях? Понизит порог уголовной ответственности? Станет ей угрожать? Шантажировать? Что из этого можно считать выходом? Да и есть ли он в перечисленных вариантах вообще? На последнюю пару вопросов ответа Вольдеморт не находит.
Он уже в который раз натыкается на стену в своём подсознании. Она будто разделяет две личности. Одна из них - это тот человек, которого он знал всегда, и которым был с рождения, другой же - незнакомец... Он был похож на него в суждениях и целях относительно всего, что не касалось Яшмайн, но вот отношение к ней у него было прямо противоположным отношению первого. Когда один заявлял, что привязанность, любовь,  дружба — слабости, не дающие человеку свободы, и заставляющие его считаться не только с мнением сильных мира сего, но и с теми, кого он выбрал себе в окружение. То второй говорил, что в каждом правиле найдётся хотя бы одно исключение, и ясно показывал, кто бы им мог бы стать. Единственное, что не являлось точкой преткновения для этих личностей, враждующих уже с полгода, был тот факт, что с Поттер надо что-то делать и это что-то будет напрямую связанно с привязанностью самой Яшмайн к Императору. Сразу же после этого момента, планы личностей вновь уходили в разные стороны. Первая заявляла, что от него для создания крепкой эмоциональной односторонней (это было обязательным условием) связи с Поттер не должно потребоваться больше нескольких несущественных поблажек, а если потребуется, то можно её незаметно убрать. Вторая же хотела от Яшмайн многого, и сама была готова взамен предложить, и немало. Вот теперь и думай, какую личность слушать? Ведь весь этот спор Вольдеморт видит как-то со стороны. Будто бы участвуя в нём, но, до конца не понимая, против какой из личностей.
Что бы таки отвлечься от Яшмайн хоть на минуту, он вызывает Беллу. Та в скором времени появляется в его особняке.
- Как идут дела с допросом Эрика Скитера?
- А я вам разве не говорила, что удалось хоть как-то приблизиться к разгадке тайны неуловимости Риты Скитер? Нет? Ну, тогда слушайте сюда...
К самой Рите подобраться не удалось, но вот её брата ИКВД накрыло. Если не удастся получить от него так необходимые сведения о сестре, то хотя бы можно попробовать прийти к соглашению с небезызвестной журналисткой. Разумеется, при условии, что та перестанет печататься, а если она откажется, Эрика просто убьют. Данный психологический ход просто обязан был подействовать.
- Молчит. Знает, не знает — неизвестно. Но молчит, - с неохотой отозвалась Лейнстранж.
Лицо её раскраснелось. Волосы были всклокочены. Под глазами круги от недосыпания. Без сна она провела четыре с половиной дня. И всё это время находилась в застенках. Может адреналин и бодрил кровь, но сейчас её организм был на исходе возможностей. Не помогало ни кофе, ни его магические аналоги. Даже эйфория от Круцио, на которой она держалась, первые два дня потихоньку ослабевала и становилась неспособна противостоять усталости.
- И что никакой реакции? Насколько я помню, его пытают уже день... пятый... и ты сама принимаешь в этом активное участие. Не верю, что его не проняло.
Всё это время Вольдеморт продолжал, сам того не осознавая теребить платок в руке. В нём Лейнстранж с удивлением узнала аксессуар-улику, который сама же недавно и предоставила Тёмному Лорду. Причины столь странного поведения Повелителя Белла не находила. Да и находить не хотела. В работе с Императором действовало одно простое правило: много будешь о нём знать — скоро умрёшь.
Заминка в разговоре стала ощутимей, и чтоб Вольдеморт не понял её причины, Лейнстранж поспешила заговорить:
- Почему же, милорд, реакция поступила, но весьма неожиданная... Вчера, когда его духовные силы были явно на исходе, он попытался откусить себе язык. Неудачно, конечно, но он теперь не ворочается, так что связно ответить нам не могут. Писать отказывается, да и руки трясутся. Ну, а, как известно, залечить самоистязание не может никакая магия, - пожаловалась Белла.
Она уже задолбалась.  Что с этим мазохистом, как сказал Крауч, присутствующий на пытке, делать, она не представляла. То ли этот гриффиндорчик действительно получал от боли удовольствие, то ли поставил себе целью усовершенствовать силовые методы допроса. Беллу всё чаще стали посещать мысли взять пример у ГЕСТАПО, а не обходиться одними заклинаниями. Идея в последние дни становилась всё соблазнительней и соблазнительней.
- И тут глухо...
- Что вы сказали, милорд?
- Да так, это я себе... И ещё поставь Яшмайн на учёт, как человека с хроноворотом. Отбирать я его не буду, посмотрим, зачем он ей нужен.
Лейнстранж в удивлении приподняла брови. Разумней было бы столь продвинутую игрушку у ребёнка отобрать. Но спорить с Императором бессмысленно. Мотивацию не объяснит, от идеи не откажется. Так можно лишь попасть под горячую руку.
- Э... Хорошо...
- И всё-таки как ясно эта девчонка указала на некомпетентность ИКВД! - восхитился Император и продолжил, явно провоцируя  подчинённую, - Без неё мы бы точно не узнали, что столь слаженная структура имеет такие недочёты и способно так опростоволосится! 
На это Белла ответа не нашла. Да и вопрос явно был с подвохом. Однако ясно было, что ответа Император ждал.
- Исправлюсь! - Лейнстранж чуть ли не выпрямилась по стойке смирно.
- Да уж постарайся! - с раздражением в голосе отозвался Вольдеморт, - Ладно, свободна. И со Скитером таки разберись!
Лейнстранж ушла, и мысли вновь потекли в уже привычное для них русло...
Ему было интересно, каким образом Поттер будет исправлять содеянное. В том, что ей это удастся, он не сомневался.  А вот как?..
Отчёт ИКВД, лежавший на столе, был весь в пометках, что особо примечательно, в пометках самого Вольдеморта.
Так, не нужные формальности как всегда опустим, и просмотрим саму суть...
Полтретьего  в министерство вошёл китаец, особых примет нет. Дежурному он представился Лисеном Бянем *и почему все её образы мужские?*. Положив того под, предположительно, Империо, мистер Бянь ответил на несколько несущественных вопросов и согласился пройти медосмотр (мед карточка прилагается). На лавочке рядом с кабинетом лекаря был найден платок, предположительно мистера Бяня *предположительно! Будто можно не узнать один из любимых шейных платков Джеймса Поттера! Да, в конце-то концов, есть заклинание определение хозяина вещи! Неучи!*. Весь следующий час китайца никто не видел. Но доподлинно известно, что в это же время из Отдела Тайн исчез хроноворот. Отыскать хоть какой-то след мистера Бяня не удалось.

                                                              ***

Париж считается городом любви, возможно, не просто так, Поттер никогда не проверяла. Пока не проверяла. Сейчас, путешествуя по магическому кварталу города, ей было как-то не до такой... романтики, что ли? Она не знала с чего начинать свои поиски. План был прост, как жабьи сердечки по кнату за штуку. Втираемся в доверие к местной, узнаём главные новости и стараемся через неё выйти на представителей власти.  Осталось решить, как и к кому.
Внешность Яшмайн вновь была мужской. На этот раз в выборе национальности, она остановилась на немце. Высокий рост, короткие светлые волосы, голубые глаза, рельефная мускулатура, в общем, всё то, что Гитлер относил к истинным арийцам.
Взгляд быстро пробегал от магазинчика к магазинчику, пока не остановился на уютном арткафе. Там у окна сидела одинокая женщина, чуть моложе сорока лет. На неё-то и пал выбор.
- Мадам, можно к вам присоединиться? - на ломаном французском заговорила с ней Яшмайн.
Женщина подняла на неё взгляд усталых серо-голубых глаз.
- Пожалуйста...
Поттер присела напротив неё.
- Позвольте поинтересоваться, вашим именем.
- Мерседес. Не думала, что есть люди,  не знающие меня... - тут она расправила плечи и чуть с вызовом повторила своё имя, - Мерседес Тати.
Фамилия заставила Яшмайн взглянуть на женщину перед ней по-иному. Тут же она принялась вспоминать о самом Тати. Министр Франции же мужчина? Питер вроде говорил: «Тати чёртов...».  А это тогда кто? Однофамилица? Сестра? Жена? Родственница?
- Похоже, мужа моего вы всё же знаете, - оценив  реакцию собеседника, протянула Мерседес.
Так слово за слово, они подошли к кульминации разговора.
- А вам, похоже, не нравиться политика моего мужа... - заговорщически сказала Мерседес, наклоняясь ближе к Яшме, - Могу помочь... Вы мне сразу понравились.
Мерседес страстно облизала губы, и несколько раз кокетливо стрельнула глазками из-под длинных, подведенных жирной чёрной тушью, ресниц. У Поттер не осталось сомнений, в каком смысле она понравилась мадам Тати. Однако желание иметь на своей стороне жену столь видного политика, перевесило опасения домогательств Мерседес к ней любимой. Да и вообще её слегка удивило то, как легко говорит эта женщина о подставе мужа. Возможно, тут есть какой-то подвох. Повнимательней надо с ней.
- И почему столь очаровательная дама предлагает помощь в подобном деле? - настойчиво взглянула Яшмайн в глаза собеседницы.
Та нисколько не смутилась и даже стала активней заигрывать с Поттер. Видимо, расценив её взгляд, как поощрение своих действий.
- Ведь согласитесь, бывает, что муж надоел, - женщина так легко это произнесла, что стало ясно, там не просто надоел, там конфликт какой-то, - Да и брак у нас по расчёту. В вечной любви мы друг другу не клялись, да и общаемся в последнее время весьма натяжно...
Яш прикинула, насколько сильно должен надоесть муж, что бы предлагать первому встречному поперечному помощь в его устранении? Что-то тут не чисто...
- Я надеюсь, вы понимаете, что и кому вы говорите? - решила всё-таки уточнить Яшмайн.
- О да! Прекрасно! - в голосе Мерседес впервые с начала их разговора слышалось возбуждение, - Вы хотите устранить его с политической арены... а может и убить! Я надеюсь на второе!
Яшма чуть не поперхнулась недавно заказанным кофе. Убить? Не, ну это ж надо?
- И вы не боитесь, об этом так открыто на улице говорить? - всё ещё до конца не понимая мотивов женщины, спросила Поттер.
Мереседес игриво улыбнулась и как-то по-детски приложила палец к губам:
- Ну, вы же никому не скажите? - она снова облизала губы, - Ассасины обычно хранят тайны своих заказчиков...
«Оу, уже заказчиков? Чем дальше в лес, тем третий вылез... Мало того, что эта женщина знает о моей будущей профессии, так она ещё и пытается нанять меня на убийство собственного мужа!» - подумала Яш.
- Но всё же вы, верно, сказали о таком, по кафе не разговаривают... Давайте ко мне.
Яшма помялась. Обдумывая ситуацию. С одной стороны чего добивается Мерседес, понятно невооруженным взглядом. Она привлекла её в сексуальном и, как ни странно, профессиональном смысле. С другой же невероятно любопытно, что ж ей такого муж сделал, да и подобные предложения на дороге не валяются.
- Хорошо.
Апоррировала их обоих Тати. Да так умело, что в момент перемещения успела прижаться всем телом к партнёру. Когда Яш осознала, что её ладони по непонятной ей причине придерживают бёдра Мерседес, она покраснела и отодвинулась как можно дальше от этой женщины.
Нет, всё было хорошо, даже весьма гармонично и привычно. Но вот мысль, что она теперь  принадлежит к женскому полу и ластиться к ней тоже женщина, вызывала какое-то странное чувство. Это было не отвращение, но что-то сродни ему. Ей всё это казалось неправильным. Ну, не должна Мерседес её желать, хотя она желает не её, а тот мужской образ, в облике которого она нынче находится.
- Ты такой милый, когда смущаешься... ты ж не против, если я на ты? - Тати чуть потупила взор, изображая невинность.
- Не против... - напряженно ответила Яшма.
Напряжение Поттер не осталось секретом для Мерседес. Она обошла её и зайдя к ней со спины, положила руки на её широкие плечи. Сделав пару поступательных движений, женщина проронила:
- Расслабься и располагайся! А я, пожалуй, принесу вино...
С этими словами она вышла из комнаты. Оставив Яш на растерзание собственным метаниям. Поттер невидящим взором рассматривает интерьер комнаты.  Особо взгляд цепляется за кровать. И хочется драпать отсюда. Пока чего-нибудь непоправимого не случилось.
К ней, не в первой, приставали озабоченные женщины, но в том мире хотя бы наличие у нее жены как-то ослабляло их пыл. Да и за всю семейную жизнь с Джинн, при всех их ссорах размолвках и прочих швыряниях посудой, она ни разу ей не изменяла. Тут же жены не было, но был иной факт, мешающий переспать с этой весьма привлекательной особой. И этот факт был серьёзней.
- Что ж ты стоишь посреди комнаты столбом? Я тебя не обижу, кусаюсь редко, - Мерседес, только вошедшая в комнату, очаровательно улыбнулась и, поставив вино с хрустальными бокалами на журнальный столик, самолично усадила свою жертву на постель.
Яшмайн не знала, как реагировать и поэтому не к селу не к городу призналась:
- Я женат!
- Так и я замужем, - послужило ей ответом.
И Мерседес не дожидаясь, когда Поттер найдет, что на это сказать, впилась ей в губы. Яшму сковал шок, от удивления она даже приоткрыла рот, чем и воспользовалась Тати. Её ловкий язычок без разрешения скользнул глубже, заставляя  Яшму отступить. Когда тебя столь страстно целуют, любые разумные мысли ускользают, уступая животному желанию. Понимание, что что-то не так, было, оно не куда не ушло, но Яш захотелось проверить одну теорию. И когда Мерседес залезла к Яшмайн на колени, та быстро развернулась и подмяла женщину под себя при этом, не разрывая поцелуя, в котором вела уже Поттер. У Тати от подобной страсти окончательно снесло крышу, и она, застонав в рот Яшмайн, отстранилась чуть, отдышаться.
Яшма принялась расстегивать мантию Мерседес, та же в ответ обцеловывала её шею, оставляя багрово-красные метки. И тут когда сомнения Поттер по поводу необходимости действий, практически, развеялись, женщина произнесла фразу, заставившую Яш отстраниться:
- Я знала, что ты горячая штучка!.. А теперь будь добра, прими свой истинный облик.
- Ты знала?!
Женщина под ней захохотала:
- Конечно! Не знала бы, послала б, куда подальше, как только бы ты подсела ко мне! - хохот прекратился, и Мерседес нежно провела рукой по щеке партнёрши, - Я предпочитаю исключительно женщин!
Во заява! То есть, она тут комедию ломала, боролась с собой, считая, что желание Тати обусловлено тем, что она в мужском облике! А тут такой поворот событий! Её женщина затащила в постель, прекрасно зная  с кем, имеет дело!
Яшмайн быстро встала и, не зная, как реагировать, присела на край кровати. И что после таких признаний вообще можно сказать. От подобной необходимости её спасла Мерседес:
- Только не говори, что тебя женщины не интересуют, после такого не поверю! - она привстала на локтях, и мантия спала с плеч, обнажая прелестную упругую грудь.
- Не знаю... - честно ответила Яшмайн.
Что ей не понравилось, она сказать не могла. Дыхание до сих пор было частым, а в голове роились образы обнаженной Джинн, и ладно бы только Джинн. Что там делал Вольдеморт, она сказать не могла. Но присутствовал профессор там явно не в своём преподавательском амплуа.
- Так мы можем продолжить? - плотоядно ухмыльнулась Тати, - Могу показать такое, после чего у тебя не останется никаких сомнений!
- Не надо! - тут же отозвалась Яш.
 В её тоне было что-то такое, что Мерседес сразу отступилась.
- Ну, хорошо, если моя маленькая охотница за головами так хочет... то может она хотя бы со мной выпьет?
Поттер возблагодарила Мерлина, что не пришлось к женщине применять силу. Так же она пыталась понять в каком смысле «маленькая» было в предложении. Просто как ласковое слово или как завуалированный намёк на её биологический возраст? После того что Мерседес поняла, что она женщина и ассасин, это не было б так уж удивительно. Вот только попахивало б совращением малолетних. Если, конечно, Тати не знает, что ей сто пятьдесят, но это уж совсем нереально.
 А выпить... только если немного, организм всё же детский.
- Так и быть, но немного...
Мерседес встала с кровати, при этом сняв с себя мантию и блузку и оставшись в одной летящей юбке, и, слегка вихляя бёдрами, прошествовала к столику. Взяв бутылку вина, она разлила его по бокалам, щедро плеснув в оба.
- Выпьем же за будущее партнёрство! Я же надеюсь, наши общие дела не кончаться одним лишь неудачным порывом страсти? - и Тати отпила из своего бокала.
Яшмайн ничего не оставалась, как последовать её примеру. И тут она поняла, что этим действием закрепила какой-то договор. Партнёрство! Чёрт возьми! Она только что взяла заказ, от которого не сможет отказаться! Ну что ж, хочешь иметь дела так, будем иметь так!
- И да будет наш союз нерушим! - Яшма сделала ещё один глоток, и произнесла теперь уже на кельтском, - И да не сможешь ты меня предать.
Отпив ещё немного из бокала Мерседес, пораженно посмотрела на Поттер.
- Да... недооценила, - уважительно протянула Тати, - Что ж, так будет даже интересней!..
Они посидели еще час, может, полтора, и Яшмайн засобиралась домой. И всё это время Поттер обдумывала ту фразу: «...недооценила... будет интересней». Поняла ли Мерседес на что подписалась. Или от этого непонимания и интересней.
Аппорировала обратно в Англию Яш теми же окольными путями, что и добиралась во Францию. Сначала в Японию, из неё в Китай, оттуда в Россию, и наконец, на Родину.
Отмотав время назад, Поттер отправилась домой.
- Мам, мне срочно нужно к Императору, - сделав над собой усилие, произнесла Яшма.
Ей легче было сказать профессору или Вольдеморту. Но первое мама не поймёт, а второе лучше вслух не говорить. И так, мать о ней уже невесть что думает!
- Зачем? - предсказуемо напряглась Лили.
- Ну, он хотел, чтоб я  как-то исправила свою, - Яшма задумалась на тему, что свою, не придя к однозначному мнению, она продолжила, - промашку. Вот. У меня есть информация, которая ему точно будет интересна!
Леди Поттер с неодобрением смотрит на дочь. Так лезть на рожон! Нужно, что бы Император остыл, и только тогда что-либо докладывать. Да и вряд ли, информация, добытая Яшмой, может быть ему полезна. Вот только, интересно как добытая и откуда? Яшмайн же из поместья не отлучалась... А в Хогвартсе у Императора, и так, много информаторов.
- А передать со мной нельзя? - всё ещё надеясь на благоразумие дочери, спросила Лилия.
- О таком говорят лично! - стояла на своём Яш.
Еще пара минут препирательств ничего не дали. И матери пришлось уступить. Зная дочь, она всё равно найдёт менее безопасный способ добраться до Императора. Уж лучше так.

Лили уже сидела в приёмной битый час. И всё пыталась понять, нет ли у неё слуховых галлюцинаций. Потому как спор там за дверью хоть и был не очень различим, но казался весьма отчаянным.  Что там обсуждали Яшмайн с Императором, было для Леди Поттер неразрешимой загадкой. Вдруг за дверью всё стихло, причём весьма резко. Уступив своему любопытству, Лилия подошла к двери и слегка приоткрыла её. Картина, которую она увидела, довела б до инфаркта любую мать. Её дочка целовалась с Императором! Причём от того, как они целовались, отпадали всякие сомнения, что это по принуждению. Осторожно прикрыв дверь, Лили на ватных ногах пошла обратно к дивану. Сев на него, она искоса посмотрела на дверь, будто желая испепелить её взглядом. Разумеется, не помогло.
Леди Поттер последнее время вообще не понимала, что твориться с Яшмайн. И если все предыдущие курьёзы были хоть как-то, но объяснимы, то этот не лез ни в какие ворота! Мало того, что Яшмайн уже интересуется мужчиной и целуется с ним! Мало того, что он старше её на лет пятьдесят! Так он ещё и Вольдеморт! Вот после таких откровений и думай, как быть, что делать!
Подпускать Яшмайн близко к Императору, Лили после такого не собиралась. Слишком много у него в своё время было пассий. Всех их он только использовал и за ненадобностью бросал. А такой судьбы Лилия для своей дочери не хотела! Видимо, ей придётся противостоять самому Вольдеморту!..

А за дверью происходило следующее...

- Э... добрый день, я по поводу исправления политической ситуации, - понимая насколько глупо это должно звучать, говорит Яшмайн.
Вольдеморт смотрел прямо на неё с того самого момента, как она вошла в его кабинет.
- Так скоро? - он удивленно приподнял брови, - И что ж мы успели натворить?
Яшма с вызовом взглянула в глаза Императору. Значит, не всегда воспринимаешь всерьёз? Это плохо. Так как мнение придётся менять.
- Собственно, я заключила договор с женой министра магии Франции... - скучающим тоном произнесла Поттер.
Реакция Вольдеморта пришла незамедлительно. Взглянул он на неё совсем по-другому и даже встал из-за стола и подошёл к девочке.
- Не шутишь? - Яш покачала головой, - И какого же типа договор?
Яшмайн задумалась. Открывать карты было не выгодно, в таком деле необходимо иметь козырей в рукаве. Клятва-то была присягой... А такое знать Вольдеморту не обязательно.  В случае, чего, нужно иметь пути к отступлению. Значит, смешаем правду и ложь. 
- Она поклялась в течении... - Яшмайн прислушалась к магии, - этого года... убить своего мужа!
Даже так!  Если это не ложь, то исчезновение с доски столь важной фигуры, может ввергнуть Францию в хаос. И об одном из опаснейших врагов можно на время забыть. Если Поттер говорит правду, то ей всего лишь за два месяца удалось выровнять положение. Что повышает её ценность. Но это только, если это правда. А, значит...
- Посмотри мне в глаза!
Яшмайн тут же отводит взгляд и отворачивается в сторону.
- Ан, нет! Вам придётся поверить на слово!
Её дерзость оказывает на него какой-то странный эффект. Он её резко разворачивает к себе, приподнимает пальцами подбородок, наклоняется сам и, поддавшись внезапному порыву, властно целует.
Яшмайн, которую за сегодняшний день решили довести, уже не сопротивляется. Да, и если честно, этот поцелуй ей нравится куда больше прошлого. Тут ощущается большая страсть, больший опыт... подоплёка других эмоций, будто здесь, кроме желания присутствует какое-то чувство. Хотя тешить себя такими мыслями, по меньшей мере, смешно. Но это не мешает ей отвечать на поцелуй и обхватывать его шею руками. Язык Вольдеморта сошёлся с её языком в своеобразном танце-дуэли. Эта битва может сказать больше и честнее речи, хотя её не послушают.
Вскоре Вольдеморт отстраняется от Яшмайн. И к ней приходит способность ясно мыслить. Хотя не совсем, так как первым делом она залепляет Тёмному Лорду пощёчину. Тот в шоке смотрит на Поттер. Так с ним ещё никто не поступал!
- И что это было? - спрашивает Вольдеморт.
- Наглость! Сначала с вашей стороны, потом — с моей! - сердито говорит Яшма.
Что ж сегодня за день-то такой! Сначала она целуется с женщиной, теперь — с Вольдемортом. Ниже падать некуда!
- Ну, для человека, для которого это было впервые, ты слишком хорошо целуешься, - с горечью сказал Тёмный Лорд.
А ведь за секунду до поцелуя он не сомневался, что будет для неё первым. Сейчас даже раздражение на самого себя за такую несдержанность ушло на второй план и померкло по сравнению с тем фактом, что Яшмайн уже умеет целоваться.
- Вас это не касается! - резко отвечает Поттер, с удивлением отмечая, что последняя фраза, ой, как похожа на ревность.
Стараясь как можно быстрее уйти отсюда, Яшма разворачивается и, гордо вскинув голову, собирается уходить. Вся эта ситуация кажется ей горячным бредом, ирреальностью, но никак не адекватным развитием событий. Вот только уйти ей не дали. При развороте, когда она тряхнула головой, стал, виден засос на шее.
- Стоять! - Императора внутри чуть ли не затрясло от гнева.
Ладно, Мерлин, с поцелуями, но засосы. Это уже совсем! От одной мысли, что какой-то посторонний человек мог спокойно оставлять на теле Яшмайн столь красноречивые метки, ему хотелось рвать и метать. Для него сейчас даже убить того, кто их оставил, было бы мало, да и не принесло бы это желаемого успокоения.
- А не рано ли мы пустились во все тяжкие? - зло поинтересовался Тёмный Лорд.
Такое недопущение личной свободы только разозлило Яшму:
- Ну, вы же меня маленькой для поцелуя не посчитали! А засос, считай, тот же поцелуй, только на теле!
- Ах, так! Ну, хорошо!
Вольдеморт резко приблизился к Яш и, практически, приперев её к стенке, поцеловал вновь. Этот поцелуй был грубее и требовательней, но и отвечать на него Яшма не спешила. Сначала она вырывалась, но тщетно, потом плюнув на все, успокоилась и позволила терзать свои губы Тёмному Лорду.  А ещё через некоторое время, он её распалил так, что Поттер ему ответила...
Эту сцену и имела счастья лицезреть Лили Поттер...

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 13.

Туман, что заволакивал разум Яшмы, стал рассеиваться. И она чётче ощутила происходящее.  Руки Вольдеморта на её талии обернулись для неё последней каплей. Яш, как никогда понимала, что этого ни в коем случае нельзя было допускать. В чём было дело, и почему подобное вообще произошло, Яшма не могла ответить даже себе. Для гормонов как-то рановато, а, значит, самый приемлемый вариант, что с Мерседес она взяла лишку. Алкоголь плюс детский организм, плюс, в какой-то мере, женское тело равняется влечением к Вольдеморту и общей тормознутостью? Первое, вряд ли, хотя не стоит отметать и этот вариант. Могут ли вообще в столь раннем возрасте зарождаться такие чувства? Или тут сыграло роль и то, что она знает, каково это? Ладно, отчего у неё замедленная реакция, Поттер поняла, а вот свои положительные эмоции в первые моменты поцелуя так и не смогла достойно себе объяснить.
 Так раз уж подобное случилось, то окончить это необходимо как можно скорее. Гнев и удовольствие смешались в причудливом танце, и победило первое. Яш затрясло, магия вокруг забурлила...
Это ощутил и Император. Что-то неуловимо менялось в строении магии вокруг. И это что-то вдруг, ни с того, ни с сего ударило по нём огненным шквалом. Состоял он из одних отрицательных эмоций: гнев, ярость, раздражение — это всё в один миг обрушилось на Тёмного Лорда. Подобная буря была для Императора в новинку, раньше он никогда не сталкивался с подобными толчками магически направленных эмоций. Тёмный Лорд пошатнулся и с удивлением взглянул в глаза Поттер. В них плескалась холодная ярость. И Вольдеморт с запозданием понял, кто именно нанёс ему этот удар.
Яшмайн не могла успокоиться, гнев, клокотавший внутри, давно вышел из-под контроля. Столь сильных эмоций она не позволяла себя давно, хотя и повода для них, наверное, не было. Тут же её задевало ни  сколько то, что Тёмный Лорд её поцеловал, а то, что она ему это позволила, то, что она показала ему, что неспособна бороться с... желанием? Нет! Пожалуй, не так! С минутной слабостью! И, главное, перед кем она так оплошала! Что ж, постараемся взять реванш.
- Ещё одно необдуманное действие и я не смогу сдержаться! - зло сказала Яшмайн.
Император смотрел на неё с недоумением, однако, после этих слов оно сменилось насмешкой. Будет ему, самому сильному тёмному магу, угрожать какая-то девчонка! Немыслимо!
- Сдержать? Это что ж желание? - поддел он.
Уязвить Поттер у Тёмного Лорда получилось лишь потому, что он отчасти сказал правду. Подобного, конечно, Яш постаралась бы не допустить, но вот если бы оборона была сломлена, она не смогла бы точно ответить, что она бы не смогла сдержать. И это раздражало Яшму ещё сильнее.
- Да! Желание раскатать тебя, - Яшмайн не заметила, как перешла на ты, - тонким слоем по стенке! А вот желания лично к тебе у меня, к сожалению, нет! Наверное, потому, что мне девочки нравятся! Так что вы, извиняюсь, для того чтоб понравиться мне, полом не тем уродились! 
Его издёвка взбесила Поттер ещё больше. Глаза полыхнули зелёным пламенем, детские черты лица огрубели, а мозг лихорадочно искал способ отомстить. И чем изящней, тем лучше... И, кажется, он этот способ нашёл....
- Как!.. Ты!.. Смеешь!.. Мне!.. Угрожать!?.. - чеканя каждое слово, осведомился Тёмный Лорд.
Он снова стал надвигаться на Поттер. Та же, чтобы не допустить рецидив, резко ушла в строну.
- Я, конечно, дико извиняюсь! - по тону этого не было заметно, - Но вы сами довели меня до белого каления! Не хотела я порождать конфликт, но подобные действия не остаются безнаказанными! Ещё раз извиняйте и пока!
Яшмайн, не дожидаясь ответа, быстро совершила разворот на сто восемьдесят градусов и, достав из кармана порт-ключ в лице пера сокола, исчезла, оставив Тёмного Лорда ни с чем.
Вольдеморта, впрочем, представление весьма впечатлило. Нахамить, потом это слегка скрасить вежливостью, всё равно граничащей с хамством и уйти. Красивая схема... Правда сработала она лишь по причине его ступора от первого шквального удара.
Подобного спускать было нельзя никому! А, значит, он примет этот столь неосторожно брошенный ему вызов.

Очутилась Яшма сразу в Поттер-меноре в своей комнате. И не отходя от кассы, принялась рассуждать.
Столь бурно реагировать в первый момент было бы глупо, но и с покорностью принимать отведённую ей случаем роль, Яшмайн не собиралась. Понятно, что разругаться вдрызг с Императором не лучший вариант. И сгладить этот острый угол в их отношениях в будущем, ей всё же придётся. А пока можно с чистой совестью «гадить в тапки» Вольдеморту.
Подобные мысли побуждали её действовать. Сию минуту воплотить хоть один из её планов было мало реально. Поэтому очищение от гнева шло через ноги. Она наматывала уже не первый круг по своей спальне.

Гермиона почувствовав вторжение сквозь магию поместья, поспешила к источнику. Уже скоро она ощутила знакомое присутствие и чуть успокоилась. А то, практически, одной, ну, Риннон не в счёт, отражать нападение явно выше её сил.
Дойдя до комнаты сестры, она остановилась, Яшмайн не любила, когда к ней бесцеремонно вламывались, хотя сама это делала только так. Так что придётся пока поторчать на пороге. Прислонившись к косяку и чуть приоткрыв дверь, Гермиона имела счастье наблюдать метания Яш по комнате. Девочку сразу посетила мысль, что во Франции что-то пошло не так... но вот что?
- Входи, что стоишь, как неродная... - не прекращая наворачивать круги, пригласила сестру Яшма.
Гермиона чуть помедлила, взвешивая риск. Когда вышли статьи Скитер, взвинченность Яшмайн была меньше и даже тогда ей не за что, ни про что прилетело. Оно ей надо, лезть на рожон? Надо! - в то же мгновение поняла Гермиона и вошла в спальню сестры.
- И что произвело на тебя подобный эффект? - осторожно поинтересовалась Гермиона.
- А тебя тянуло когда-нибудь к своему полу? Хотя нет, и так, ясно — не тянуло! Всё время забываю, что ты у нас ещё маленькая!.. 
Гермиона постаралась пропустить, как она считала, подколку про возраст мимо ушей и сконцентрироваться на основном. Сестру потянуло к своему полу... Это, к какому? Мальчики? Девочки? Нда...
- А... а по подробней? - попросила Гермиона.
Она догадывалась, что рассказ предстоит долгий, поэтому села на постель сестры с ногами, скрестив их по-турецки.
- Что ж, тогда вкратце все сегодняшние события... Во Франции я встретилась с Мерседес Тати — это жена министра. От неё мне поступил заказ об убийстве...
Тут Гермиона её, нахмурившись, прервала:
- Не могла она никого тебе заказать! Тебе пятнадцати нет! Ты пока не можешь считаться ассасином!
Происходящее  просто не укладывалось в голове Гермионы. Это же нарушение магических законов, так не бывает!
- Могла, не могла, а заказала! Я не дурочка, магию слушать умею, а она ясно говорит, что контракт принят и должен выстрелить до конца этого года! Так вот, я должна убрать её мужа. А ещё вдобавок ко всему она лесбиянка и...
- А это-то ты как выяснила? - сестра снова перебила Поттер.
Как это Яшма выяснила, Гермиона уже догадывалось. Началось-то всё со слов: «меня потянуло к своему полу»...
- А-то ты не догадываешься! Через постель! - отозвалась Яшма.
Глубоко вдохнувшая в этот момент, Гермиона поперхнулась. Что всё настолько серьёзно, она не подозревала.
- А... ты... а... ты с неё переспала? - в шоке уточнила Гермиона.
- Слава Мерлину, нет!
- Фух...
Гермиона всё ещё пребывала в шоке. Нет, понятно, что любого нормального мужика тянет к женщине. Но когда этот мужик в женском теле... в общем, Гермионе это не казалось нормальным.
- Это всё?
- Конечно, нет! Судьбе показалось этого мало! За сегодня я успела поцеловаться ещё и с Вольдемортом!
Вторая новость оказалась не лучше первой. Хотя её Гермиона восприняла как-то поспокойней.
- Ну, это была б для тебя неплохая, да что я говорю, отличнейшая партия... - философски рассудила Гермиона.
- Чего?
Яшмайн смотрела на сестру недоверчиво. Отличнейшая партия и Вольдеморт, эти слова вообще сочетаться могут? Поттер крайне сомневалась. У неё Вольдеморт ассоциировался, прежде всего, с проблемами... Не, понятно, что тут Гермионе преподали информацию совершенно с другой стороны. Но чтоб так? Да, не ожидала она от неё такой подставы.
Гнев начал спадать, напряжение уходить, вместо них пришла апатия. Яшмайн за сегодня себя эмоционально истощила. И теперь не хотелось уже ничего, только спать. Она остро чувствовала, что ей необходима разгрузка, и сон сейчас лучше всего подходит на эту роль.
- Давай до завтра закроем эту тему, а то я спать хочу... - проговорила Яш.
Однако с уходом Гермионы, Поттер не сразу направилась спать, а сначала послала весточку одной незаурядной даме. Магических сов отследить нельзя, а не магическая может прийти не к тому адресату, так что Яшма не волновалась, что письмо может попасть не в те руки.
                                                                       ***
Домой Лили Поттер вернулась чуть позже дочери. Аппорировала она прям в рабочий кабинет.
Увиденное в приёмной Императора не укладывалось у неё в голове, перед глазами так и стояли те события. Немыслимо! Её маленькая дочурка целуется человеком в пять раз её старше! Уже! По собственной воле!
Лили подошла к столу и смахнула с него вазу. Сила была приложена немаленькая и она со всей дури врезалась в стену, разлетевшись на тысячи осколков. Это слегка успокоило рассерженную мать.
- Нет, кто-то определённо сошёл с ума! Либо мир, либо я!
Интересно, что хуже? - в сердцах сказала Лилия.
Нет, был, конечно, ещё третий вариант: с ума сошёл Император с Яшмайн на пару. Но он Леди Поттер так же не устраивал.
И что бы хоть как-то разобраться в происходящем, решила произошедшие события перенести на бумагу. Мыслить сейчас необходимо трезво, а письмо эмоций передаёт меньше. Да и шуршание пера об пергамент, её со школы успокаивает. А, значит, будет шанс, что выводы сделает разум, а не чувства.
Получилось, примерно, следующее...
Событие: Милорд проявил интерес к Яшмайн.

Плюсы:
Если всё серьёзно, то это очень выгодная партия. Дочь будет пристроена. Семья приобретёт большее политическое влияние. И прочие приятные возможности, вытекающее из этого союза...


Минусы:
Его превосходительство может быстро охладеть к Яшмайн. А это, помимо всего прочего, сулит неприятности конкретно ей. Он, конечно, пристраивает свои «игрушки» на хорошие места, но далеко от передовой и себя, чтобы не мозолили глаза. Что не есть хорошо. Меньше шансов проявить себя и т.п.

Не люблю когда мной или же моей семьёй пользуются без моего на то согласия. Я, конечно, милорда уважаю, но... видимо не до такой степени.
Яшмайн может себя неадекватно повести с милордом, она-то ещё маленькая и до конца не понимает всей ситуации. А тут каждый шаг должен быть просчитан.

Итог: В хорошем раскладе мы получаем многое, да и при плохом — теряем не мало. Значит, это надо проконтролировать. И в первую очередь проверить серьёзность намерений милорда, да так, чтоб он об этом и не подозревал...

Леди Поттер вновь пробежалась взглядом по только что написанным строчкам. Вроде всё. Упускать подобные случаи нельзя. Всё же шанс — он не получка, не аванс. А что бы всё прошло как надо, нужно всего лишь приложить усилия, максимум усилий. Провал операции такого типа сулил чрезвычайно много неприятностей…
Всё-таки, в первую очередь, она хотела своей семье всего самого лучшего. Император в зятьях - под это определение попадал. Однако, иметь с ним дело, было сродни шагам по тонкому льду, когда есть шанс в любой момент провалиться под него. И это тоже стоит учесть.
Она не может позволить милорду играть судьбой её дочери. Но если это не игра, что маловероятно, но так желанно, то... всего и не перечислишь. А, значит, Яшмайн надо обезопасить так, чтоб в случае чего не прогадать. Так же нужно свести действия дочери на любовном плане к минимуму. Выходит, решение лишь одно… Ей придётся как можно скорее устроить дочери помолвку... Вот только с кем?
Взгляд Лилии прошёлся по кабинету в поисках ответа. Равнодушно пропустил стены и остановился на фото рамке. В неё был вставлен рисунок от руки простым карандашом. Рисовала его Андромеда с натуры в День Победы Тёмного Лорда над тогдашним министерством магии. Изображена на нём была Лили, вальсирующая с Беллой в каком-то Лондонском парке. Они при всём параде, тока-тока со штурма «рейхстага», довольные донельзя, в своей первой самоволке. Мантия пожирательницы у Лили взлетает, будто крылья, и добавляет лишь больший восторг происходящему. Да, тогда Лилия и подумать не могла, что когда-нибудь будет играть в такие игры с её тогда только провозглашенным Императором. А сейчас подобное кажется само собой разумеющимся.

                                                           ***
А вот сам всеми обсуждаемый Император в своём кабинете пытался понять, какого Мордреда, вокруг происходит. Яшмайн его покинула минут двадцать назад. Он вообще толком не понимал, кой чёрт его дёрнул поцеловать Поттер. Вот так и повинуйся импульсам!.. А уж с учётом того, чем для него этот поцелуй обернулся!.. Нет, конечно, даже в этом есть положительный момент. Он многое вынес из их с Яшмайн разговора. Хотя бы то, что девочка умеет пользоваться невербальной беспалочковой магией. Не хило, да? А так же способна и не боится показать зубки размером клыки бобра. И если первое увеличивает её ценность, то второе уменьшает.
Так же на повестке дня заява Поттер: «мне девочки нравятся!». Борьбу  на любовном фронте с мужчиной он прекрасно представлял, а вот с женщиной... Так, стоп, какая к чёрту, борьба? За что и за кого? За какую-то девчонку? Уж не слишком ли жирно? Правда, этот же вопрос можно задать и в обратном порядке. Не слишком ли жирно какой-то бабе Яшмайн уступать? То, что он считает своим, он отдавать не будет, даже если это не нужно ему самому. Тем более тут вопрос о нужности как-то не определился.
Ладно, посмотрим, что будет дальше...
А пока, ну, проверим почту, что ли. Надо же сменить поле деятельности, пока он не разнёс кабинет к чёртовой бабушке.
Как назло, первым лежало именно письмо от Яшмайн. Вольдеморт хотел отложить его до вечера и потому не распаковал сразу по его приходу. Вот и встал вопрос: повременить или нет? Сразу с ней отстреляться или отложить до того момента, как успокоится. Решив покончить с Поттер как можно скорее, он открыл конверт... Прочитал письмо и довольно улыбнулся. Ну, хоть какая-то приличная новость.
Значит, Яшмайн таки клюнула на крючок. Это хорошо! Так можно попробовать сгладить те углы, что прорезались при сегодняшнем разговоре, не прибегая к жестким мерам. Да и весьма хороший рычаг влияния всегда нужно иметь под рукой. Главное, дёргать его в нужные моменты. А в такие игры он умеет и любит играть...
                        ***
Яшмайн проснулась совсем разбитой. Будто и не было часов отдыха. Есть ей не хотелось, да и завтрак она проспала, поэтому Яш направилась прямо в кабинет к матери, уточнить пару моментов. Она, Лили, всегда после завтрака там заседала, изучая досье возможных жертв.
- Мамочка, у меня к тебе вопрос! - стоя на пороге, обратилась к Лили Яшма.
- А... да. Я сейчас немного занята, но если ты ненадолго...
Леди Поттер полулежала на диване и изучала личное дело какого-то американского политика.
- Мам, а ты не могла бы  расписать все подводные камни своей профессии... - не веря в то, что она это говорит, попросила Яшмайн.
Лили аж привстала на локтях. До этого момента дочь не проявляла никакой заинтересованности к её ремеслу. Что ж изменилось?
- Ну, в принципе, можно, ты задавай наводящие вопросы, я отвечу. Общие сведения ты же знаешь... - решив, что подобный интерес нужно поощрять, ответила Лилия.
- Как заказчик выходит на ассасина?
Этот вопрос стал интересовать Яшму, как только Мереседес поняла, что перед ней наемница. Тати вообще непонятно откуда знала о ней слишком много. И если с охотой за головами мы сейчас разберёмся, то пол пока так и останется загадкой.
- Для этого несколько ритуалов. В основном нужно искреннее желание кого-то убрать. Проведя подобный ритуал, ты в этот же день, встречаешь наиболее подходящего человека. Обычно это происходит, как простое стечение обстоятельств. Тот, кто провёл ритуал,сразу поймёт, что перед ним ассасин. Это знание придёт само собой. Так же такой человек не сможет выдать властям наёмника. Его просто убьёт его же магия. Она ведь не любит тех, у кого семь пятниц на неделе... Я ответила на твой вопрос?
Яшма была в глубокой задумчивости. Как Мерседес её нашла и откуда собственно узнала, что она ассасин, стало более менее ясно. Теперь нужно разобраться с полом, но это уже не к  матери...
- Да ответила... я, пожалуй, пойду, нам же с Гермионкой ещё убирать...
Леди Поттер смерила удаляющуюся дочь задумчивым взглядом. К чему такой вопрос? Ну, не мог же кто-нибудь уже предоставить Яшме заказ. Пятнадцати ей нет. Хотя, а какой возраст тут считается: психологический или же биологический? Да, даже если психологический, и Яш психологически старше пятнадцати лет, это ничего конкретно не меняет. Где бы она этот заказ получила? Ну, не в школе же!

Дочистив библиотеку, девочки сидели в креслах друг напротив друга, и вяло переговаривались.
- Яш, я таки определила, способна я на Магию Крови...
Голос Гермионы не источал радости, значит, не способна. Это плохо, потому что, зная её, она всё равно будет пробовать. А такое может закончиться плачевно...
- И?
- Не, ну есть же ещё какой-то шанс, что я освою это, Мордредову науку!
- Мы не иначе как самоубийство удумали?
Гермиона отвернулась, рассердившись, что сестра не верит в её силы.
Яшма же снова погрузилась в свои мысли.
- Гермиона, я отлучусь...
Поттер  встала и направилась к выходу из библиотеки, когда её нагнал вопль сестры:
- Куда?
Яшмайн обернулась.
- Да так переговорить надо с одной старой знакомой...

                            ***

 Дублинский паб «Золото леприкона» был весьма невзрачным заведением, насквозь провонявшим дешёвым куревом. Пара столиков, барная стойка, да, собственно, всё. Сейчас в  помещение был занят лишь один столик, вот к нему вошедший в паб невысокий мужчина и направился.
Риту не узнать было невозможно. Белозубая улыбка, яркая, бросающаяся в глаза, оправа очков, крокодиловая сумочка, так и не снятая с плеча. Её придерживала тонкая изящная рука, ногти на которой были выкрашены алым лаком, что местами пооблупился, но всё ещё смотрелся впечатляюще.
Мужчина сел напротив журналистки.
- Оу, то есть это вы обладаете интересующей меня информацией, касательно Императора Великобритании? - хищно улыбнулась Рита.
Скитер оценивающе оглядела присевшего к ней мужчину. Он был невзрачен, черты его плохо запоминались, и вообще Рита подозревала, что её информатор использовал морок. А что? Может оно и правильней. Сейчас, когда у неё на хвосте ИКВД, иначе нельзя. Что перед ней не представитель данной организации, Скитер прекрасно понимала. Если бы ИКВДшники знали бы ту информацию, что была в письме, она бы тут не сидела. До этого момента Рита вообще считала, что о том, что она анимаг не знает никто. А тут вона как оказывается!
- Да, Риточка, я. Я же надеюсь, вас заинтересует, то, что Император в сексуальном плане предпочитает детей?
Глаза Скитер блеснули. Сведения были впечатляющими! Какой скандал! Как аморально со стороны главы государства! Значит, мы в свободное время занимаемся растлением малолетних!?
- Доказательства, надеюсь, имеются?
- Разумеется! Вы же умеете фотографировать память?
Рита вопросительно взглянула на собеседника. Уж не хочет ли он сказать, что видел такое в живую и остался на этом свете. Обычно папарацци, заснявшие подобное, вскоре умирали.
- Умею...
- Вот и замечательно, только у меня одна маленькая просьба, не последовать которой, вы не сможете, не то одной нам общеизвестной организации станет известно, что вы незарегистрированный анимаг.
Скитер зло смерила информатора взглядом. Хотя это было вполне ожидаемо, ей, ой, как не хотелось, что бы эти слова прозвучали.
- И какая же просьба?
- Я хочу, что бы с ракурса фотографии не было видно, с кем именно целуется Император...
Рита удивленно вскинула брови. Данная просьба конкретно сбивала цену на информацию и была ей не совсем понятна. Если подставлять, то по-крупному. Почему же собеседник хочет, что бы лицо ребёнка осталось в тайне?

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 14.
Зимние каникулы подходили к концу. Время мчалось со скоростью пули, выпущенной из автомата прямо в сердце, быстро и медленно одновременно. Вроде ещё вчера Яшма сошла с Хогвартс-экспресса  на станцию девять и три четверти, а уже сегодня нужно собираться в обратный путь. Вещи были приготовлены еще с вечера. И сестры прямо сейчас ждали, когда же Лили аппорирует их на вокзал.
Дело проистекало в холле. Яшма сидела на своём чемодане и откровенно скучала. Гермиона, подобно акуле, наворачивала круги вокруг сестры, постепенно их сужая. Ждать девочка умела плохо.
 - Не, ну, мама скоро? - Гермиона в ожидании взглянула на лестницу, ведущую на второй этаж.
Чуда не случилось, Леди Поттер не появилась. 
- Она же сказала, что задержится. Гермиона, потерпи, а! - не поднимая головы, призвала к порядку Яш.
Гермиона нахмурилась. Она волнуется за мать, а её поведение расценивают, как простую нетерпячку! Не, ну, надо же! У неё в голове уже каких только ужастиков не мелькало. От убийств и тяжёлых ранений, до пленения Леди Поттер всякими ЦРУ.
- Задержится! Да поезд отправляется через пятнадцать минут! Может, что случилось? - она, как всегда сразу начала думать о худшем.
Яшмайн с сомнением посмотрела на сестру. В своей работе Лили была профи, что что-то могло пойти не так, было исключено. Значит, Гермиона себя попросту накручивает.
- Ага, конечно! Получила пулю в живот в перестрелке! Пуля прошла по касательной, жизненно важные органы не задеты! - постаралась сиронизировать Поттер.
Гермиона при этих словах вздрогнула.
- Не шути так! - предупредила она, - И давай сменим тему, а то я так не могу! Расскажи... ну, хотя бы о том, что думаешь делать с Тати?
Ситуация с министром Франции сильно беспокоила Гермиону. Она вообще плохо понимала, как именно решаются такие дела. Нет, конечно, Лили рассказывала вкратце о своей работе. Но на словах все звучит так просто, а как такое происходит в реальном мире, за пределами рассказов, Гермиона себе не представляла. 
- Ой, я ж эту тему затронула! - возмутилась Яшма, - Но, впрочем, давай... Так что же конкретно мы хотели узнать? А-то я просто не знаю с чего начать, глаза разбегаются! 
Поттер, сложившаяся ситуация не нравилась совершенно. Либо убей, либо умри! Охрененно! Магический контракт считается подписанным, и нарушить его можно лишь в случае смерти одного из заключавших, этот самый контракт. Во, прикольно магия с ассасинами взаимодействует! Выбора не оставляет вовсе! Или это она так их учит одному простому правилу: семь раз отмерь, один раз отрежь?
- Яш, начни хотя бы с того, как ты собираешься воплощать задумку в жизнь?
Яшмайн поморщилась. Как? Как? Да чёрте как! Надо было это делать без лишнего шуму, и желательно так, чтоб французские авроры убийцу вообще искали даже близко не в том направлении.
- Я думала браунингом или кольтом обзавестись...  да и застрелить министра! По крайней мере, так убийцу в магическом мире искать не додумаются, даже если посчитают заказчика магом.
Гермиона удивленно воззрилась на Яшму. Застрелить! Однако! С такой изощренной фантазией этой «Леди» в её профессии многое светит!..
- А где ты пистолет-то возьмёшь? - поинтересовалась Гермиона.
- Оглушить полицейского, взять его табельное оружие... Чё сложного? - это было сказано так, будто бы Поттер что-то объясняла дитю малому.
Дальше Гермиона решила не расспрашивать, хотя поняла она в плане сестры далеко не всё. Хотя бы был такой момент... С какого расстояния должен производиться выстрел, чтобы «снайпера» не было видно, а человек погиб? Стрелять нужно мастерски. И даже при условии, что в том мире Яш стрелять умела, ещё не факт, что у неё с первого раза получится в этом.
Время безжалостно текло, а Лили Поттер всё не было. До отправления поезда осталось всего минут пять.
- Так! Это уже начинает напрягать меня! - поглядывая на часы, проговорила Яшма.
Она была менее подвержена паникёрству, но мать всегда отличалась пунктуальностью. А подобные изменения что-то да значили!
Когда времени уже не осталось, а поезд по подсчётам отошёл минут десять назад, в холле раздался хлопок, возвещающий о прибытии Лилии. Она аппорировала прямо в центр помещения и, прихрамывая на правую ногу, направилась в сторону дочерей.
- Мам, что случилось? - тревожно вопросила Гермиона.
Леди Поттер натянуто улыбнулась девочкам:
- Да так... на мой след куанити напала, - Лили достала из складок мантии окровавленную боевую звёздочку и показала сёстрам, - Из лодыжки вытащила. И, главное, не ценят гады, малолетка охотится!
Ей было профессионально обидно, что за ней послали новичка. Это ж за кого её принимают? За сопливую девчонку? Тогда как она опытный ассасин на службе его превосходительства!
- А причём здесь куанити, они же вроде на мужиках специализируются? - Яшмайн с подозрением в глазах смотрела на мать.
Неужто, Лили тоже девочки интересуют? Это уже массовая эпидемия какая-то! Яшма лихорадочно вспоминала все, что знала о куанити. Обычно ими становились бывшие гейши. Арсенал их способностей венчал «поцелуй смерти». При котором партнёру откусывали язык, и человек умирал, захлёбываясь в собственной крови. В рассказе же матери не было ничего, что могло бы натолкнуть на мысль, что по следу идёт именно куанити. Что японка, да возможно, звёздочки это что-то восточное. Но с чего Лилия решила, что именно куанити?
- У неё в районе левой лопатки имелась татуировка — рыба фугу. А это всё же как никак их знак...
Яшма всё равно сомневалась. Какая дура продемонстрирует жертве подобную татуировку? Да и что же это получается, она сражалась с открытыми плечами? Не умно! Получается, она оставила кожу беззащитной. Когда на теле есть одежда, имеется хотя бы мизерный шанс, что оружие врага тебя не достанет. По крайней мере, сразу, будет препятствие. А тут наёмница с голыми плечами. Минимум, дразнится! Придя к такому выводу, Яшмайн поспешила его озвучить:
- Мам, сейчас есть мода на экзотические татуировки... Может, она её себе от балды наколола! И  нет там скрытого подтекста! А если есть, то она далеко не дилетантка!..
Закончить Поттер не дали. Гермиона, которая последние витки разговора не понимала вовсе, решила выяснить хотя бы, кто такие куанити. И поэтому вероломно вторглась в разговор:
- А кто эти... куанити, которые?
О подобных людях Гермиона вообще не слышала. Ни в одной прочитанной ею книге, такое название не фигурировало. И это рождало в девочке всепоглощающий интерес. Ведь как это? Она читала книги на очень многие темы... а такого слова не встречала. Что же она должно обозначать? Из разговора матери с сестрой ясно, что это какой-то восточный аналог ассасинов. Вот только традиции подобных организации столь многообразны, что у каждой страны есть что-то чисто своё. Вон магловские  европейские ассасины оплату опиумом принимали. А советские «ласточки» ((прим. авт.) аналог  куанити) официально числились в армии... Японией и Китаем в этом плане Гермиона никогда особо не интересовалась, потому, видимо, и не встречала подобного слова.
- Гермиона, я позже объясню! - Яшма отвернулась от сестры и встретилась глазами с матерью, - Мам, ну!..
Лилия с интересом смотрела на дочь. В её доводах действительно было много смысла. Но вот в том, что она, Лили, повстречала именно куанити, уверенность была сто процентов. Если бы наколка противницы не излучала магию в огромных количествах, Леди Поттер бы не обратила бы на неё внимания вовсе. А раз от неё шла энергия, она не может быть случайной!
- С чего ты решила, что она не дилетантка?
Да, в голову Лили тоже закрадывалось такое подозрение. Но вот, что его же высказала и Яшмайн, было интересно. С чего и дочь сделала подобные выводы? Тут нужно обладать внимательностью и немалым опытом, а Леди Поттер до этого момента сомневалась, что у Яшмы и то и другое есть на необходимом уровне.
- Ну, сама посуди, если она действительно куанити, то показать тебе, кто она и промахнуться, она могла лишь при условии игры в «кошки-мышки». Она тебя дразнит! Заставляет  поверить, что она ничего не смыслит в своей работе! Ждёт, когда ты расслабишься!  - ответила Яш.
Всё это Лилия и так прекрасно понимала, но услышать подобное от своего ребёнка, которого ты считала маленьким для таких логических цепочек, весьма и весьма забавно.
- Да, ты права, - просто согласилась Лили, потом взглянула на часы, охнула и подозвала дочерей, - Так, на поезд мы уже опоздали, так что придётся аппорировать сразу в Хогсмид..
- Ма, ты думаешь нам не попадёт за такое помпезное возвращение  в школу? - осведомилась Яшма.
Она прекрасно помнила свой второй и шестой курс, когда он прибыла слегка не вовремя, а перед вторым курсом вообще не поездом.
- Я поговорю с Северусом, думаю, он войдёт в наше положение...

                            ***
На следующий день после начала семестра был назначен выход статьи Скитер, а его Яшмайн ждала с нетерпением. От того, как Рита обойдёт в статье тему ребёнка, целующегося с Вольдемортом, зависело очень многое. В первую очередь необходимо как можно скорее определить будет ли от Скитер больше пользы, нежели вреда. Во-вторых, надо бы оценить, стоит ли и дальше иметь с ней дело. Ну, а в-третьих, ей крайне интересна реакция общества на эту статью. Ведь сколько не угасала молва людская, когда вышла в свет прошлое творение Риты!
«Вечерний Дублин» до Хогвартса доходил с опозданием в один день, и далеко не вечером, а утром, так что придётся ещё немного потерпеть. Но это Яш умеет...
Вообще газетка специализировалась на новостях местного характера и редко затрагивала события за пределами Ирландии. Но для Скитер редактор делал исключения. Благодаря ей в газете даже появилась особая колонка, посвященная именно событиям тоталитарной Великобритании.
Утренняя пресса застала Яшмайн чуть раньше завтрака.
 Перед приёмом пищи она решила прогуляться. Погода была чудесная. Мороз и солнце, день прекрасный и прочие плагиаты, конкретно этого стиха Пушкина.
Сова повстречалась Яшмайн уже на обратном пути к замку. Отвязав от её лапки газету, Поттер принялась шарить по карманам в поисках мелочи. Отыскав-таки, так необходимые ей  два кната, она положила их в мешочек, привязанный к другой лапе совы. Маленький почтальон тут же поспешил по своим делам, а Яшма направилась к замку, на ходу читая статью, название которой уже заинтриговывало:
«Растление малолетних или для чего Императору Великобритании власть»
Сама же статья была на передовице. Рядом с ней красовалась качественная фотография, подтверждающая написанное. Сама же статья, наверное, занимала большую часть газеты и было следующего содержания...

...Его превосходительство Император Великобритании после напряженного рабочего дня расслабляется весьма специфическим образом. Для этого ему требуются маленькие девочки, желательно до десяти лет. Как далеко в сексуальном плане с ними заходят игры Императора, нам точно неизвестно, но наш информатор уверяет, что с каждой глава магической Англии проводит несколько ночей. А уж чем он с ними в это время занимается, нашему читателю остаётся лишь гадать. Так же нам удалось выяснить из достоверного источника, что во время таких встреч на помещения, где они проводятся, накладываются заглушающие чары. А, значит, ни криков о помощи, ни возможных стонов услышать нельзя. А по поводу последних можно абсолютно точно быть уверенными, что без чар их было б слышно далеко. Ведь пара встреч такого характера проходили в подвалах ИКВД. А, значит, что помимо сексуального насилия,  к жертве применялось и физическое. Что Император – садист,  мои читатели,  я думаю, догадывались, это было видно ещё по  войне министерства магии с тогда ещё преступной организацией, именующей себя «Пожирателями смерти». Но мало кто подозревал, что столь видный в нынешнее время политик до сих пор увлекается чем-то предосудительным, это было бы просто глупо с его стороны, но видимо Император решил пренебречь осторожностью. Я думаю, что после таких новостей оппозиция в лице Дамблдора и его «Ордена Феникса» активизируется и пойдёт на узурпатора с новыми силами. Мне же остаётся лишь пожелать им удачи. Да и помощников освободителей должно стать больше. Ведь где это видано, что бы правитель насиловал помимо страны ещё и своих граждан, не достигших совершеннолетия? Какая мать вверит судьбу Родины и собственного ребёнка в руки педофила?

Оторвавшись от статьи, Яшма захохотала. Да от Риты определенно будет толк!
А теперь, пока этот опус не увидела Гермиона, ей нужно накрутить себя до того, чтобы сестра не поняла, что статья вышла с её подачи. Не то, устроит концерт по заявкам. А оно ей… надо?
К завтраку Гермиона спускалась редко. Она предпочитала его пропускать в пользу сна.  И когда в этот раз спускаясь к концу завтрака, кое-как проснувшись, правда, являясь живым примером фразы: поднять подняли — разбудить забыли, она очень удивилась, натолкнувшись на выходе из гостиной на Яшму.
Та сидела слева от орла, задающего вопросы, и испепеляла его взглядом. Камню было всё равно, снова он не оживал.
- А... это что такое? - удивленно спросила Гермиона.
До этого Яшмайн её не встречала под гостиной и было не совсем понятно, с чего такие перемены. Да даже если бы пришла с утра пораньше к Гермионе, то, наверное, вошла в саму гостиную, а не сидела бы на холодном полу.
- Это? А это мы вон с той хренью, - Поттер кивнула в сторону орлика, - Поспорили. Моих доводов она выслушивать не захотела, уходя в глубокий игнор. Мне же пришлось дожидаться тебя здесь...
- А зачем я тебе вообще потребовалась? - поинтересовалась Гермиона.
Вообще первым вопросом она именно это и имела ввиду, но видимо сестра её неправильно поняла. Хотя ей, конечно, любопытно, как и на какую тему, Яшма поспорила входным орлом.
- Да, вот! - Яшмайн протянула Гермионе ирландскую газету, - Журналисты задолбали.
Сестра свежую прессу в руки взяла, хотя и не спешила с ней ознакомляться.
- А с орлом-то… какой конфликт был?
- А там по типу, что раньше пепел или феникс...
Гермиона недоуменно посмотрела на сестру. Какой спор на подобную тему вообще возможен? Кого заглючило: орла или Яшму?
- Так ведь круг не имеет начала...
Поттер сердито воззрилась на Гермиону.
- Да ты что? А если подумать? Это ж по типу, что раньше курица или яйцо!
Кажется, заглючило всё же Яшмайн... Гермиона всё-таки попыталась найти иной ответ в поставленной задаче. Такового она не отыскала. И решила вновь попытаться ответить, как она считала правильно:
- Так круг опять-таки не имеет начала!
- Почему?
Гермиона запаниковала. Вопросы, задаваемые Яшмой были лишены смысла! Да и что она подобного не знает, было исключено. Значит... она спятила?
- Так, где у него начало?
- Ну, дорогая моя, а я считала тебя умной девочкой! - запричитала Поттер, - Умеющей мыслить не только по учебникам! И ставящей под сомнения те аксиомы, которые лично тебе никто не доказывал!
Гермиона уже не знала, что и думать. Ну, что там ещё реально?
- Объясни! - потребовала она.
- Ой, ну, хорошо!  Начнем, пожалуй, с курицы и яйца, как с наиболее легкого. Ты знаешь, что такое эволюция? - получив в ответ утвердительный кивок, Яш продолжила, - Яйцо было задолго до курицы. И из яйца вылуплялись ещё её далекие предки, которые курицами не являлись. Так, что было раньше курица или яйцо?
С фениксом дело обстоит несколько иначе и момент более спорный. Из-за того, что фениксом мы называем то существо, что возрождается из пепла. Получается, что феникс стал фениксом лишь после того, как приобрел в ходе эволюции эту способность. Значит, чуть раньше пепел, феникс - потом. Так то!
Гермиона следила за рассуждением сестры, приоткрыв рот. Да, такое бы ей в голову не пришло. Для неё вообще было проблематично мыслить не по книгам. Свои рассуждения у неё рождались, но никогда не противоречили принятым в обществе аксиомам.
- Круто!
- Эх, Гермиона, Гермиона, тебе ещё думать учиться надо! - беззлобно проговорила Яшмайн.

                          ***
Вольдеморт писал ответ на приглашение председателя Китая о посещении Пекина, когда к нему в кабинет аппорировала Беллатрикс.
- Белз, ну, что ещё? Не видишь, я работаю! - продолжая письмо, сказал Император.
Сейчас он не хотел отвлекаться. Ни на что! Так как ему жизненно необходимо решить одну маааленькую в кавычках проблемку. Которая заключалась в том, что одному ему против Америки не выстоять. США же своей демократией ему скоро плешь проест.  Он-то, видите ли, диктатор! А Англия - слишком видное государство, что бы жандарм вся мира мог позволить ей оставаться тоталитарной! На мирное урегулирование конфликта надежд благодаря Яшмайн не осталось. Значит, нужно перебираться к коммунистам, не то начнётся, заведомо проигрышная, война с Америкой. Что вообще немыслимо! Так как это будет второе военное противостояние на всю страну за десятилетие. У Штатов конкретно больше ресурсов, так что без поддержки, Англии не выстоять, а если ещё вспомнить, что вся оппозиция встанет на сторону США...
Со входом в социалистический лагерь так же проблемы... Союз в магловском мире развалился, в магическом держится на соплях, Варшавский блок под давлением всё той же Америки разбегается, Китай рвётся в бой, ну а Корея с Вьетнамом и Кубой  вообще не в счёт.  А ему срочно нужен кто-то, благодаря кому Америка побоится начинать открытое противостояние с Англией. Китай слишком далеко, да и одного его не хватит, а, значит, придётся способствовать возрождению Советского союза. А потом ещё и потихоньку становиться социалистическим государством. Что за собой, в принципе, тоже несёт ряд неприятностей, правда, гораздо меньших, чем военное противостояние со Штатами. Те же Малфои, Розье, Нотты владеют не маленьким капиталом. И вряд ли войдут в его положение относительно идей коммунизма. Хотя те же Уизли, Лавгуды, Прюэтты, по идее, наоборот должны встать на его сторону...
Большая часть магической английской аристократии, опиралась в основном на связи и приобретённое за годы после «английского переворота» влияние. Так что, слава Мерлину, заартачатся не все. В магическом мире нельзя было - да и  Вольдеморту осталось лишь самому сокращать подвластное ему население - вырезать, так называемое, «дворянство» подчистую. Ведь через пару поколений, чистокровные появятся вновь. А знания, накопленные за века, могут кануть в Лету, при том, что конкретно ничего не изменится. Да и в том же Союзе и КНР магическая аристократия в большинстве своём, даже несмотря на отдельных магловских политиков никуда не ушла. И в России был отстрел тех, кто в революцию и гражданскую войну помогал белым. Но остальных, кто ушёл в нейтралитет или тем более был за красных, убирать было как-то глупо.
- Так что там у тебя? - Император всё же отрывается от дел насущных и обращает внимание на Беллатрикс.
Лейнстранж мнётся. Как такое преподнести, она не знает. Что подобное точно не понравится милорду, ясно как  божий день.
- Милорд, а вы уже просматривали прессу?
- А там есть что-то интересное?
- Э... как бы вам сказать, не то что бы очень, но вышла новая статья Скитер о вас.
Вольдеморт кривится. Что эта женщина могла написать о нём что-нибудь положительное не может быть и речи. А, значит, нужно быть готовым к тазикам грязи, активно выливаемым на его персону.
Ознакомившись с сим опусом, Император в первый момент прибалдел. Откуда эта тварь вообще узнала об этом!? Да рядом никого не было! Что информатор журналистки - Лили Поттер, вроде бы исключается. Ракурс фотографии от окна, а не от двери. Папарацци на метле, с фотоаппаратом на высоте шестого этажа, как-то плохо сочетались с высоким качеством снимка и целой защитой министерства. Нет, была ещё безумная идея, что с Ритой связалась Яшмайн, но как она на неё вышла, и почему Скитер в статье не осветила личность девочки, остаётся загадкой. Ведь для Риты ничего не стоило подставить и Поттер, за это бы денег отвалили ещё больше. Скитер - слизеринка всё же, а, значит, должна понимать, что выгодней. Так что раз в статье не фигурирует имя Поттер, журналистка его и не знает.
И всё-таки совершенно не понятно, каким образом Рита узнает свои сенсации. Откуда это проститутка, работающая на жёлтую прессу, добывает информацию! Узнать это - уже жизненно необходимо. Нельзя допустить, чтоб в столь критические для страны моменты, мог пошатнуться абсолют его власти! Да это к государственному перевороту минимум приведёт!  А только  этого нам и не хватало! Ко всему прочему, метод Риты могло использовать и ИКВД.
- Белла, как там Эрик? - приторно ласковым тоном осведомился Император.
Беллатрикс вздрогнула. Эта информация, да ещё и в купе с тем, что написала Скитер, явно обеспечит ей неприятные, болевые очучения.
- С...скончался...
Вольдеморт поднялся со своего кресла и направился в обход стола к Лейнстранж.
- Значит, скончался? - чуть ли не на парселтанге выдохнул он.
По телу Беллатрикс прошла дрожь.
- Мы... мы... правда, не могли ничего сделать! - попыталась оправдаться Белла.
Император был на пределе. У него тут ситуация в стране выходит из-под контроля, а единственный шанс поймать Риту, скончался?
- Да ты что?! Может, Круциатус научит тебя работать лучше?

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 15.

В Хогвартсе время шло быстрей. Девочки были постоянно заняты и потому зима для них прошла почти незаметно. Календарный приход марта совпал с погодным, первый месяц весны решил сразу заявить о своих правах. И хотя оттепель была небольшой, но резкий контраст с февралём всё же был. Вместо гололеда, а иногда и снега под немаленький мороз, можно было наблюдать слякоть. Температура держалась около восьми-десяти градусов, выше ртутный столбик подниматься отказывался. Так же из-за близости школы к горам потепление сопровождал порывистый ветер, благодаря которому казалось, что за стенами замка не теплее пяти по Цельсию, а то и «на границе тучи ходят хмуро», то есть нолик.
Всё это было хорошо, ведь погодные условия способствовали, ну, по крайней мере, не мешали, одному из начинаний Яшмайн, а именно учёбе снайперскому искусству. Зимой подобное мероприятие Поттер начинать не хотела. Мёрзнуть на морозе с железякой в руках было для неё не особо привлекательно. А в школе тренироваться с пистолетом было бы как-то подозрительно. Возникли бы ненужные вопросы. Даже та же Тайная Комната не отвечает её требованиям хотя бы потому, что там зимой, вероятно, будет жуткий дубняк, да и она сырость не любит. В обще-то была ещё Выручай Комната, но её Яшма выпустила из виду, потому, что в том мире в семнадцать лет они её спалили и она больше не открывалась, вот Яш отчего-то и решила, что здесь так же.  Да и репутацию отличницы желательно подтвердить. И тогда с середины второго семестра, аккурат после пасхальных каникул, можно выезжать у учителей на одном авторитете. Не, стараться нужно будет всё равно, но даже её не самая лучшая работа, будет на автомате оценена  выше. А, значить, можно больше времени уделять своим проблемам. А ныне на повестке дня - смерть Тати. 
Где устраивать стрельбы Яш поняла ещё в январе.  В запретном лесу недалеко от опушки было одно  хорошенькое местечко. Расположено оно было у подножия гор. И не просматривалось ни с одной стороны. Что самое замечательное, от Хогвартса оно было недалеко, однако, в территорию замка не входило. До него максимум было минут тридцать ходьбы и это так не спеша, прогулочным шагом, если поторопишься, дойдёшь в раза два быстрее.
Так что место было, погода сравнительно соответствовала, не хватало лишь оружия, но его Поттер намеревалась достать на выходных. А пока они с Гермионой сидели на том самом местечке, и Яш дожидалась, когда же сестра скажет, зачем она её так настойчиво звала туда, где их никто не сможет услышать.
Гермиона примостилась на одном из валунов, подложив под задницу сумку, и нервно мялась, не зная с чего начать. Ещё больше её  волновало то, что времени было не так уж много. До следующего урока было не больше часа. Сейчас был обеденный перерыв и вместо того, что бы спокойно поесть, Гермиона потащила сестру подальше от людей и еды, что ей собственно не понравилось.
- Ты говорить, чё те надо собираешься? А-то я между прочим пожрать хочу! А ты мне не даёшь! - не выдержала Яшма.
Гермиона подняла на неё взгляд. И всё-таки решилась. Нет, говорить она не начала. Она сняла с ноги полуботинок, за ним носок и продемонстрировала Яшмайн кожу на ступне. Поттер сначала недоуменно взглянула на сестру, не понимая подобных манипуляций, но потом всё же обратила внимание на то, что нога была хотя бы не того цвета, какого всё остальное тело. Кожа на ступне приобрела желтоватый оттенок и отслаивалась, так же можно было наблюдать на ней сеть трещинок. А в добавок ко всему этому вены проступили ярче обычного и были до того вздуты, что казалось будто они сейчас лопнут, расплескав кровь по всей округе.
Поттер подняла взор на сестру, одними глазами вопрошая, что собственно произошло? Та лишь пожала плечами, но проделано это было нервно, а если ещё приметить то, что  глаза Гермиона прятала, можно было заключить следующее: она что-то скрывает.
- Гермиона так не бывает! Из ничего вещи не берутся! У всего должен быть первоисточник! - твёрдо заявила Поттер, - Что ты делала, перед тем как появилось ЭТО?
Взгляд сестры забегал, но она молчала, до сих пор стараясь не смотреть Яшме в глаза.
- Ты практиковала магию крови... - прозвучало это как что-то среднее между вопросом и утверждением.
К такому выводу Яшмайн пришла потому, что Гермиона сама не говорит, что произошло, а это возможно лишь в том случае, если её предупреждали о последствиях, на которые она и имела счастья напороться.
- Да, - ели слышно выдохнула Гермиона.
Поттер посмотрела на неё с едва скрываемым укором. Нет, она, конечно, догадывалась, что здешней «Грейнджер» одних слов, что бы остановиться, мало. Нужно что-то посущественней. Но всё же практиковать науку, в которой для тебя возможен летальный исход... Это всё же перебор даже для неё! А, может, зря она здесь в Райвенкло? Может, надо было так же в Гриффиндор отправлять? А то отношение к собственной жизни у неё явно какое-то несерьёзное. Что для факультета Ровены - редкость.
Гермионе было неудобно от того, что её предупреждали, а она всё равно полезла в «трансформаторную будку». Неправой она себя не считала, не тот характер. Но проявлять душевное спокойствие перед тем человеком, который тебе не раз говорил, чем эта наука может обернуться для маглорожденного волшебника, она была не в состоянии.
- И можешь не говорить, что ты мне говорила! - вспылила Гермиона.
- Ну, зачем, ты уже это сама сказала!
Сестра смерила Яшму грозным взглядом, но вновь промолчала.
- Эта «проказа» только на ноге?
Гермиона покачала головой. Говорить ей особо не хотелось.
- И где ещё?
Гермиона порывисто вздохнула. Её обрадовало то, что сестра отреагировала так спокойно. Она боялась более бурного обсуждения, какая она «молодец», а тут сразу переход от проблемы к её решению, без эмоций посерёдке.
- На спине в районе лопатки и на сгибе левого локтя... - грустно сказала она.
- Какой именно ритуал ты проводила? - поинтересовалась Яш.
- Призыва хранителя...
Яшмайн удивленно вскинула брови. Ритуал был не из лёгких. И требовал кровавой подпитки. В основном в роли жертвы выступали мелкие животные. Не меньше крысы, не больше кота. Это что ж получается... её милая подруга Гермиона убила живое существо? Вот уж неожиданность! Для любого мира.
- Это ведь был не первый, - полувопросительно произнесла Яш.
- Не первый, - подтвердила сестра.
- Нда, зашибись! - скосившись на ступню Гермионы, говорит Яшма.
Проблем у Поттер прибавилось и пока о браунинге\кольте пришлось забыть. Хотя нужно было, благодаря маховику времени, всего-то ничего. Смотаться в ближайшую магловскую деревню в участок, да свистнуть пистолет. Но за день она уставала так, что сил это сделать не было. Всё свободное время девочки проводили в библиотеке, пытаясь отыскать своеобразное «противоядие». Ведь, не могло такого быть, что бы все маглорожденные были светлыми магами, и не пользовались столь сомнительными науками, как Магия Крови.
Зараза,  поселившаяся на теле Гермионы, имела свойство распространяться. И пятно на спине умудрилось за две недели увеличиться в размерах в двое. А по-мимо всего прочего изменяться начали и глаза сестры. Их первоначальный оттенок был шоколадно-карим, теперь они становились светлее, и радужка приобретала оранжеватый, звериный, цвет. Внимательного народа в Хогвартсе, видимо, не водилось — изменений в Гермионе не заметил никто. А возможно они были видны Яш лишь потому, что та специально заострялась на подобном внимание. Для остальных же эти изменения предоставлялись более плавно и не были столь заметны.
Что это вообще такое Яшмайн старалась узнать в любую свободную минутку. Потому из библиотеки, практически, не выползала. Хроноворот  здесь особо помочь не мог. Так как максимальный его оборот был семьдесят два часа. Он мог лишь обеспечить дополнительный «поспать».
- Гермиона, кажется, нам надо в запретку, - после двух с половиной недель безрезультатных поисков сказала Яшмайн.
У сестры при этих словах буквально загорелись глаза, и чуть ли слюна не потекла. Поттер на неё внимательно посмотрела и решила просто так на будущее уточнить:
- Тебе пятен мало? - та покачала головой, - Как они кстати? Прогрессируют?
Гермиона скривилась. Пятен ей было даже много. В душе приходилось мыться одной, что было крайне неудобно. Да и однокурсницы начали шушукаться по поводу столь неожиданно начавшегося стеснения. В основном поговаривали о том, что девочка стала слишком быстро развиваться в физическом смысле. В подобных разговорах слышалась зависть и любопытство. И если на первое Гермионе было глубоко наплевать, то второе заставляло оставаться настороже. А-то благодаря некоторым чересчур любопытным особам можно лишиться тайны. А если про пятна станет известно всей школе... ну, ничего хорошего это не предвещает точно.
- Прогрессируют.  И слишком быстро! - пожаловалась Гермиона, - На ступне оно меняет цвет с бледно-жёлтого на матово-белый, постепенно так, кусочками.
Яшма почесала в затылке. Ну, что сказать? Хреново! Что делать непонятно, а такими темпами к каникулам зараза распространится на всё тело, хорошо хоть проклятия не передаются, как инфекция, не то б...
- Ну, вообще есть у меня на примете один человек, которого можно спросить... - так чисто для себя проговорила Яш.
Тот кадр, Том, с которым она открыла переписку по чистой случайности чрезвычайно много знал. Да и работал в Отделе Тайн. Уж он-то, наверняка, сможет что-то ей посоветовать.
- Знаешь, у меня уже от этой галиматьи, - Гермиона кивнула на трактаты о всяческих проклятиях, что было само по себе удивительно, - Болит голова. Давай лучше опять обсудим, кто заказал маму?
Яшмайн взвыла. До появления пятен не проходило и дня без обмусоливания этой темы. Так что, можно сказать, Гермионина зараза её спасла. И вот опять!
- А от этой темы она болит у меня! - резко высказалась Поттер.
Но Гермиона её не слушала. Эта проблема настолько глубоко въелась к ней в мозг, что казалось, разбуди её среди ночи, она всё равно будет её помнить. То же самое было с пятнами.
- Ну, Яш, ты же понимаешь насколько это важно, а если её убьют! - снова завела своё сестра.
- Она далеко не девочка, и без боя не сдастся, - вяло отозвалась Яшма.
Да, эта тема занимала так же и её, но без дополнительных сведений она не была готова выносить вердикт. Известно же пока было крайне мало. Да и рецидива ещё не было.
- Всё же у тебя есть предположения, кто наниматель? - не желала отступать Гермиона.
Яшмайн громко фыркнула:
- Предположения есть, одно другого краше — доказательств нет!
Ей претило то, что сестра заставляет её повторять по сто раз одно и то же. Чего они так добьются? Свежие идеи прекратили поступать давно. Ныне же лишь повторение пройденного.
- Выскажи, а? - попросила Гермиона.
Поттер вздохнула, про себя думая: «Послать, не послать?». Не послала.
- Что она кому-то на хвост наступила, по-моему, ясно. Ну, и он в лучших традициях трагикомедии послал за ассассином куанити. Наёмница не спешит выполнять заказ, жертва не отсвечивает. Да ещё и молчит, как пленный партизан, не желая признаваться кому перебежала дорожку. Мы ждём активных действий, пока ни черта не ясно, - вновь повторила Яшмайн.
На некоторое время Гермиону это успокоило, и она даже ушла в Большой зал на ужин, пообещав прихватить что-нибудь и Яш. После ухода сестры Яшма вздохнула посвободней. Помогаешь тут всяким с реакциями организма на Магию Крови справляться, а они не то что спасибо не говорят, так ещё и считают это само собой разумеющимся. И имеют наглость своим помощникам на мозги капать.
Поттер уж было хотела начать письмо Тому, но её бессовестнейшим образом прервали. В библиотеку пришёл, вы не поверите, Рон Уизли. И примостившись напротив Яшмайн проникновенно начал:
- А у меня скоро день рождения!
Поттер оторвалась от книги, всем своим видом призывая продолжить и не тянуть кота за хвост.
- А что ты мне подаришь? - невинно вопросил Рон.
Яш аж поперхнулась от подобного вымогательства. Нет, понятно, что семья Уизли живёт бедно, но требовать от народа подарки, это перебор! Такого в прошлом мире Поттер за Роном не замечала даже на ранних стадиях знакомства.
- Чё-нить подарю... - заверила типа друга Яшма, про себя дивясь его корысти.
Нет, понятно, конечно, что из-за неуверенности в завтрашнем дне у Уизли должен был развиться некий синдром, при котором материальные ценности на первом плане. Но так беспалевно вымогать, это нечто!
Уизли же удостоверившись, что без подарка он не останется, быстренько смылся. Оставив Яшму в тяжких раздумьях.
Где-то минут через десять Поттер вспомнила, что хотела письмо писать, и вернулась к первоначальному плану действий.

Милый Том!
Ты как-то раз упоминал, что работаешь над изучением реакций организма на всяческое магическое вмешательство. Надеюсь, это правда, а-то у моей подруги по всему телу начали появляться пятна, которые сейчас по дицеметра два в диаметре. Сначала они были жёлтыми, теперь матово-бледные, в таких местах кожа начинает шелушиться с удвоенной, а-то и утроенной силой. Вены становятся большими-большими и, буквально, видно как по ним протекает кровь. Подскажи, пожалуйста, что делать. Лично я грешу на то, что у моей подруги биологические родители маглы, а она провела парочку ритуалов Магии Крови.
                                                                                             Всего хорошего, Яшма.


Письмом Яшмайн осталась довольна. И, главное, всё по делу. Говорил же Том в каком-то из писем, что если возникнут проблемы, то сообщать сразу о них, чтоб разобраться, а потом уже снова нормально и ровно общаться. Вот и проверим, правду ли человек говорил.
За зиму переписка успела развиться и перерасти в дружескую. Том рассказывал, что он в данный момент изучает, иногда рассказывал о новостях из министерства. Например, тогда после выхода статьи Скитер, он поведал какой шум поднялся в верхних кругах правительства. Сам он это наблюдать, конечно, не мог, но все носились так, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Главное, все спешат, торопятся, на ходу обсуждают новость, пытаются что-то сделать, исправить, а ничего у них не получается, в основном, кстати из-за спешки.
В Хогвортсе Яшмайн не имела счастья наблюдать дело рук своих, так как старалась сидеть тише воды, ниже травы и не отсвечивать. Так что было довольно забавно читать о том, что происходит в министерстве и как бесится Вольдеморт.
                                                                            ***
В связи с объявлением этой куанити Лили решила взять отпуск. Да и тем более у неё будет больше времени обдумать ситуацию, сложившуюся на работе, то есть как убрать со следа эту странную ищейку, в Англии она бы её не достала. И ещё в добавок нужно думать о том, как организовать помолвку. С кем, как, когда? Подобное требовало времени, и не потерпело бы отлагательств. Этим надо заниматься здесь и сейчас. Что бы уже к тридцать первому июля всё было готово. Не-то доча опять куда-нибудь влезет. А матери потом расхлёбывай.
Лилия лежавшая у себя  в комнате на кровати приподняла голову и с силой приложила её обратно на подушку. Призывая её столь странным образом думать. Та не могла предложить ни одной нормальной кандидатуры на пост будущего зятя. Лонгботом не хляет, Яшма с ним почти не общается, а насильно тулить ей брак непонятно с кем, Леди Поттер не хотела. Цефей Лейнстранж был бы приемлемым вариантом, стань бы он в будущем главой рода, но это место займёт Эридан. Вот его-то и можно добавлять в список кандидатов.  Драко? Малфой почему-то ей не нравился, хотя и имел огромное состояние и потенциал. Может, за счёт своей капризности, а может что-то ещё говорило Лилии, что он, вряд ли, подойдет. Был ещё Алькор Блэк... Вот он, пожалуй, и сгодится её дочери в мужья.  Семьи дружат, его отец Яшмайн крёстный, род древний, потенциал у Алькора немаленький, родичи твёрдо стоят на стороне Тёмного Лорда... Чем не вариант?
Не успевает Леди Поттер это додумать, как в комнату входит Джеймс с силой припечатывая дверь о стену. Лилия вздрагивает.
- Дорогой, что случилось?
Джеймс невесело усмехается и, присев рядом с головой жены, чтобы был удобней успокоиться, перебирая её волосы, принимается рассказывать:
- ИКВД, что бы как-то выслужиться перед Императором, мне предъявило обвинение в пособничестве тому китайцу, что в декабре к нам за хроноворотом захаживал, да так и канул в Лету.
Лили удивлённо переводит взгляд изумрудно-зеленных глаз на Джеймса. Серьёзные обвинения, тем более главкому аврората. Тем более у него алиби было, и об этом сама Белла знала, как-никак в этот момент у них дома чаи гоняла.
- Белла что с ума сошла? - решила всё же уточнить Лилия.
- Она в отпуске по болезни, заправляет же всем Крауч-младший. А он от чего-то меня не любит...
Джеймс скривился.
- А доказательства у них есть? - поинтересовалась Леди Поттер.
- Как ни странно, есть! Платок мой! А я-то думал, куда он запропастился! А он теперь у милорда в кабинете поселился! - он помолчал, - Я, надеюсь, хоть у тебя есть хорошие новости?
Лили чуть нервно не засмеялась. Хорошие новости! Если она озвучит свои «хорошие новости», тут будет «держите меня семеро»!
- Да всё, в принципе, в порядке! - не стала грузить мужа Лилия.
Джеймс повернулся и поставив руки в паре сантиметров от жены навис над ней, прошептав ей на ухо:
- Ты меня за дурачка не держи, что у вас тут что-то неладное творится, нюхом чую! Рассказывай давай!
Мысли Лили заметались, правду говорить нельзя, а врать не хочется. Что делать? Ладно, поступим, так...
- Я Яшме помолвку заключить хочу...
Джеймс нахмурился.
- А почему так рано?
- Не хочу потом в спешке выбирать, когда всех приличных разберут! - таким тоном будто это было и так понятно, произнесла Лили, закрывая тему раз и навсегда.
                                                                           ***
Переговоры с остатками Союза и Китаем выбивали Вольдеморта из колеи. Так как их логику понять Тёмному Лорду видимо было не суждено.
В перерывах между собраниями Император в своём кабинете чуть ли не стучался головой об стол. Попутно на чём свет стоит проклиная всех и вся. И вот когда уже свет не мил  стал окончательно к Вольдеморту прилетела сова, сумевшая хоть как-то повысить его настроение. Письмо-то она принесла от Яшмайн. И хоть на бумаге была изложена проблема. Проблема эта была не его, да и решалась легче, нежели разборки политической ситуации в мире. Что бы хоть как-то отвлечься от своих русских с китайцами, Тёмный Лорд принялся писать ответ. Попутно отмечая, что его в сравнительное душевное равновесие привело письмо одной из своих главных проблем.
Ведь расслабившись рядом с ней в прошлый раз он получил такой скандал, который до сих пор не разгрёб. Так почему же его до сих пор к ней тянет? Мало ошпарило? Или у него проснулись мазохистские наклонности? Что он решил, что ему всё мало и море по калено?
Однако, тот же «милый Том», чётко выведенный на бумаге рукой Яшмайн, приятно согрел душу и хотелось это не только увидеть, но и услышать, чтоб это было сказано в лицо, а не некому левому человеку, который хоть и являлся им, но им не воспринимается. Такая реакция донельзя удивила Вольдеморта. Ведь, это имя он ненавидел всеми фибрами души, а тут... Что же такое, чёрт возьми,
с ним твориться?! К этому имени от руки Яшмайн он испытывает чуть ли не нежность, а если бы так обратился кто-то посторонний... Он бы его только минимум убил бы! Так... посторонний! Этого ещё не хватало! Уж не считает ли он Яшмайн своей? Угу, она такая «своя» после всех бед, что принесла, и всех дерзостей, что наговорила и сотворила! Но почему-то Вольдеморт не злился, хотя понимает, что должен. Вполне понятно, что его эмоциональный срыв в лице поцелуя был явно не к месту и явно слишком рано. Однако, логичнее, если бы ребёнок впал в шок. А тут ярко выраженный гнев с заявой: «мне девочки нравятся!».  И это в столь раннем возрасте!
От столь нелёгких дум его отвлекает секретарша, говорящая, что конференция начнётся через десять минут.
- Эшли, я помню! - говорит ей Тёмный Лорд.
Секретарша выходила из кабинета, когда вспомнила, о чём её просили в конференц-зале.
- Вилена Юрьевна спрашивает, а вы, правда, маленьких девочек предпочитаете, или это происки капиталистов, что б не дать вам в соц лагерь войти? - интересуется Эшли.
Происки капиталистов? Ну, что же, радует, что за рубежом не все поверили статье Скитер... Ну, раз это можно так для коммунистов обставить, то грех этим не воспользоваться. Происки капиталистов... интересно звучит! Надо это запомнить.
- Не волнуйся, Эшли, я сам Вилене отвечу!
                       
                                         ***
Остров Хокайдо, побережье Тихого океана. Шесть вечера. Суббота.
Недалеко стоит какой-то населенный пункт. На пирсе сидит молодая привлекательная барышня. Короткостриженные чёрные волосы, светло-карие глаза, которые европейцы непременно назвали бы узкими, но таковые они были лишь из-за монголевидной складки, присущей всем азиатам и носу не совсем в центре лица. Рост у неё маленький, всего полтора метра, но тело гибкое и выносливое, так что с лихвой компенсирует рост и недостаток мускулатуры.
Так вот... девушка эта сидит тут давно и, видимо, кого-то ждёт. Её скучающее лицо обращено на закат, но как только она заслышала шаги, то тут же обернулась.
- Я надеюсь, Суо-сан недолго меня ждала? -  обратился к ней подошедший мужчина.
- Нет, что вы, - с вежливостью присущей большинству японцев отозвалась та, кого назвали Суо.
Хотя с назначенного времени прошло уже более получаса. Но иностранцы в её стране почему-то часто опаздывают.
- Что ж, приступим к делу? - поинтересовался мужчина.
- Да, конечно!
- Я  так понимаю, цель ещё не достигнута? - спросил мужчина.
Суо покачала головой.
- Нет. Ни её саму, ни её семью мне достать не ударось*... В Ангрии я их достать не могу, а её предеры они покидаю в посреднее время редко. Уж не знаю, почему. Моё сторкновение с Реди Потттер вам известно, но посре него никто из них страну не покидар. Как торько, так сразу, - отчиталась японка, - А могу я спросить, зачем вам устранять семью Поттеров?
- Зачем? - переспросил иностранец, - Джеймс - главком аврората, Лили - председатель Визенгамота! И ты спрашиваешь: зачем?!
- А дети? - с любопытством интересуется девушка.
- А что б не мстили и под ногами не мешались, - довольно жёстко отзывается мужчина, - А-то есть такое понятие в мире магии, как кровная месть! А оно мне надо?
- Раз мой заказчик так говорит... - почтительно склонила голову куанити.
* - в японском алфавите отсутствует буква «Л», и потому в речи вместо неё проскакивает «Р».

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 16.
Когда пришёл ответ от Тома, Гермионины пятна уже были готовы показать себя окружающим. То, что обитало на сгибе локтя, достигло таких размеров, что грозило перекинуться на кисть. Гермионе приходилось ходить в перчатках, так как внутреннюю сторону предплечья всю захватила зараза. И при неосторожных движениях, когда рукава мантии взметывались вверх, внимательный человек всё же мог углядеть  те участки кожи, которые облюбовала «проказа».  Глаза пока что прекратили своё изменение, не то б какой-нибудь «невероятно умный кадр» решил бы, что Гермиона заболела ликантропией. Слишком уж укоренилось в сознании народа, что жёлтые глаза — признак зверя, которому приходиться делить с человеком одно тело.
В самом письме, что пришло от друга Яшмы не было ни одного лишнего слова - всё по делу. Сразу видно, человек не любит смешивать рабочие проблемы с личными. Да и написано оно было суше: одни факты, какие-то данные и парочка способов убрать или же запечатать, как выразился Том «клеймо Тёмной Стороны».
Само явление, с которым посчастливилось столкнуться Гермионе, редкостью не было. Это была абсолютно нормальная реакция организма на Тёмную Магию. Но если чистокровные волшебники в процессе веков слегка мутировали под давлением среды, надо ж было как-то приспособиться, тогда как организм маглорожденных впервые встречал подобное. И реагировал разложением тканей. «За силу и мощь, мы платим уродством плоти», как было сказано в трактате Иборга Равейского. Он был одним из первых, кто пошёл вопреки сложившейся системе: не обучать грязнокровок Тёмной магии. Он же и отыскал несколько вариантов приостановить распад мышечных клеток.
Первый путь самый простой, заключался в том, что бы запечатать «проказу» в каком-нибудь месте, а в последствии скрывать её под одеждой. Сложность была в том, что глаза, являясь зеркалом души, продолжали изменяться. Что сразу выдавало в маге адепта Тёмной Стороны. Да и при мельчайшем осмотре тела находилось то место, откуда не идёт кровь (средневековая проверка на ведьмовство).
Второй вариант был сложнее... И лишь недавно получил  официальное название: «Портрет Дориана Грея». Я думаю многие уже догадались, куда уходит зараза при выборе этого пути. Да, действительно, можно было завести статуэтку или же, как в книге, картину, на которую ты собираешься переносить свои телесно-духовные изменения.  Вариант был плох тем, что пагубно сказывался на психике.
А вот третий способ был, мягко говоря, экзотичен. Ведь благодаря нему ты уподобляешься нави. То есть живешь и не разлагаешься лишь благодаря другим. Для этого раз в месяц к новолунию необходимо совершать убийство. Да и не просто так, а младенцев. Там был особый ритуал, но Яш не стала это даже читать. Её передёргивало только от одной мысли об убийстве того, кто только-только появился на свет, и не успел не то что нагрешить, а хотя бы вообще что-нибудь сделать. Тут некстати вспоминался Вольдеморт. И, не то чтоб в душе Яшмайн разгоралось пламя ненависти, но определённые негативные чувства начинали просыпать снова. И вроде бы незачем, но человек-то - существо злопамятное. Оставалось лишь убеждать себя в том, что этот мир иной, и обвинять кого-то в том, что тот никогда не совершал - верх идиотизма!
Но вернёмся к нашим соплохвостам! Интересно, а в этом мире они вообще есть или... будут? Но мы опять ушли от темы. Пред Поттер три пути. И какой из них предлагать Гермионе? Третий отпадает сразу. Первый крайне не удобен в слишком многих ситуациях. Остаётся «Портрет Дориана Грея»... Что ж, испробуем способ, описанный у Оскара Уальда.
- Гермиона, пошли лечить тебя будем!
У неё только закончилась последняя пара и она уже собиралась возвращаться в гостиную, но Яшма настойчиво повела её в противоположном направлении. Чего добивается сестра, Гермиона решительно не понимала. Но новость о «лечении» её обрадовала. Ей уже стало страшно, что прежде чем они что-нибудь найдут, о «проказе» станет кому-нибудь известно. Что средство будет найдено, Гермиона не сомневалась, но в последнее время её стали беспокоить сроки поиска.
Сёстры вышли из замка и побрели в сторону Запретного леса.
- Так что делать-то? - спросила в нетерпение Гермиона.
Яшмайн на неё взглянула с плохо скрываемой иронией.
- Предположения есть? Пока мы не вышли за пределы щита замка, могу выслушать все варианты! - и она задорно подмигнула Гермионе.
Выход из столь непростой ситуации она нашла, а, значит, можно немного и расслабиться. К примеру, чуточку поиздеваться над сестрёнкой. Всё-таки сколько нервов она убила, пока искала способ убрать это «клеймо Тёмной стороны»! Теперь можно эти нервы возместить, пощекотав их же сестричке.
Гермиона была так взволнованна тем, что выход всё же нашёлся, что была не в силах безропотно сносить, как она считала, и считала правильно, издевательства. Её чуть ли не трясло, ей так хотелось знать, в чём же там, в Магии Крови, подвох, что она была способна вцепиться в сестру и трясти её до того момента, пока она не признается, что нарыла.
- Не знаю я! Говори давай! - сказано это было тоном близким к приказному.
- Что, даже не догадываешься?
Гермиона резко остановилась и, повернувшись к Яшмайн, сложила руки на уровне груди в просящем жесте, который чем-то делал её похожей на зайку. Однако, при этом глаза Гермионы настойчиво блестели, портя всё впечатление от позы.
- Ну!
Взгляд Яшмы из задорного стал скучающим:
- Нда... как же с вами не интересно, однако. Ладно, тогда тебя ждёт сюрпрайз!
С этими словами она взяла в свою ладонь руку Гермионы и аппорировала в неизвестном последней направлении.
Девочки материализовались на центральной площади какого-то города. Рядом с ними был фонтан колоссальных размеров. Обежав вокруг него, можно было б, сдать норматив за километр. От фонтана, который несомненно был центром площади, шли четыре декоративных дорожки. По бокам  росли пальмы  вперемешку с юкками. Однако, субтропики...
- И где это мы? - в шоке спросила Гермиона.
Она вообще не ожидала перемещения и теперь отходила от его последствий. Желудок хотел вывернутся наизнанку и отдать в обратку недавно съеденный обед. Конечно, это было далеко не первая парная аппорация, но привыкнуть к подобного рода извращениям над организмом Гермиона еще не успела.
- В центре города! А-то не видно! - сестричка продолжала насмехаться.
Почему-то после появления детей, Поттер приобрел привычку не сообщать о подарках сразу, а слегка помурыжить ребят. Может, он считал, что так будет эффектней, а возможно, да и вероятно, ему было просто скучно. Джинни его не останавливала. Ну, развлекается муженёк на «старости лет», что с него взять?
- Какого города? - Гермиона медленно, но верно выходила из себя.
Ей подобные игры, ой, как не нравились! Что нельзя сразу доступно объяснить, что, куда, зачем, почему и как? Нет, вот обязательно надо перед чем-то хорошим помучить! Это что, ради того, что б она не думала, что Яшмайн такая добрая, да? Затем, что бы Гермиона обращалась к ней лишь в крайних случаях, да? И почему ей кажется, что вопросы заданы очень правильно?
- Замечательнейший вопрос... но вот, названия города я не знаю, - призналась Поттер, а потом заметив какое выражение приняло лицо Гермионы, добавила, - Это не значит, что на местности я не ориентируюсь! Ну, единственное, что могу тебе сказать, мы во Флориде.
Гермиона присвистнула. Америка... что ж это объясняет, почему тут закат, тогда как Хогвартсе только недавно был обед.
- И куда мы? - продолжила допрос Гермиона.
- Туда, - и Яшма пальцем указала направление.
Яш посчитав, что вся нужная информация уже предоставлена, а удовлетворить Гермионино любопытство быстро, она не в состоянии, то можно не удовлетворять его вообще. Знает, хоть и приблизительно, где находится - уже хорошо. А большего и не надо... Сказали же: сюрприз.
Однако, романтичную натуру Поттер, Гермиона не оценила. Позадавав для порядку вопросов шесть, она свернула бурную деятельность, наткнувшись на стену молчания.
Так вот, больше не на какие вопросы сестра не отвечала. Она прокладывала путь через, ну, не то что бы толпы людей, так кучки, изредка бормоча себе что-то под нос. Видимо, она так вспоминала в какую сторону нужно идти. Так как шаг Яшмайн был чёток и быстр, Гермиона порядочно от неё отставала. Ей приходилось чуть ли не бежать, лавируя между прохожими.
Так продолжалось около трёх кварталов. Первое время мимо «проходили» высотки в сто этажей, сейчас же девочки вошли в парк, который со стороны мог показаться слегка диким. Запахи большого города, здесь перебивал аромат эвкалипта и мокрого асфальта. И если первый был приятен всем окружающим, то второй, как говорится, на любителя.
- Пришли!
- А почему нельзя было сразу сюда аппорировать?
Яшма, высматривая кого-то в толпе и не отвлекаясь от текущей деятельности, бросила Гермионе:
- Он бы засёк! А сразу выдавать своё магическое происхождение, я не хочу! Так забавнее будет!
Фраза явно ничего не проясняла. У Гермионы постепенно утекали и те крохи терпения, что помогали ей удержаться от опрометчивого решения — пришить сестру на месте. Гермиону спасло лишь то, что  Яшмайн увидела того, кого искала, и не обращая никакого внимания на окружающих близких ко греху, припустила к нему.
- Здравствуй, Альберт!..
Художник, оторвав взгляд от книги, поднял его ввысь на уровень голоса.
- Мы знакомы? - недоуменно поинтересовался он.
Девочку, стоявшую перед ним, он видел впервые. Вот только она его похоже знала. Понять бы откуда...
- В одностороннем порядке, - пояснила она и абсолютно ничего не стесняясь, присела напротив, - Я надеюсь, это нам не помешает?
Голос Яшмайн был на редкость серьёзен. Именно им она пользовалась в Визенгамоте, именно так она начинала дебаты.
- Смотря что «вы» от меня хотите, - со смешком сказал Альберт.
- Гермионка!
Сестра только сейчас дошла до места назначения и уставилась на того, кто по её предположению мог избавить её от пятен. Он представлял собой молодого мужчину лет двадцати. Лёгкая щетина, волосы задорным ёжиком, чуть раскосые глаза и кисть за ухом. Вот и всё за что цеплялся взгляд.
Так вот, Альберт, я хочу, что бы вы зарисовали эту даму, - и Яш театральным жестом указала на сестру.
- Ещё один момент! Рисуете вы в традиционном стиле... Реализм и точка! Кубики вместо неё мне не нужны! Да, кстати, тип заказа — два, а по прейскуранту — восемнадцать.
Альберт вздрогнул. Надо же, действительно знает! И про склонность к авангарду... И про Магический
и Магловский тип заказов. Даже восемнадцатый подпункт замечательно объясняется логически. Коль натурщица маленькая, то было бы неплохо, что б портрет рос вместе с ней.
- Ещё пожелания есть? - разговор постепенно становился всё оригинальней.
- Нет, спасибо, всё остальное я сделаю сама... - и Яшмайн очаровательно улыбнулась собеседнику.
Альберту оставалось лишь мысленно поражаться девочке.
- Как я работаю и как взымаю оплату, вы знаете? - Поттер кивнула, - Тогда хорошо.
Художнику было как-то всё равно с кем работать, лишь бы его труд оплатили. Так что его нисколько не взволновал возраст клиентов.
Яшмайн, закончив с Альбертом, повернулась к Гермионе:
- Ты ему позируешь минут сорок, портрет будет готов максимум через неделю, но я думаю, что знаю, как ускорить этот процесс, так что картина будет у нас на руках дня через три, - и она пронзительно посмотрела на художника-портретиста. 
Альберт подозрительно покосился на девчонку. Как-то слишком много ей известно. А это ненормально!..
Пока с Гермионы делали зарисовку, Яшма не теряя времени даром, приставала к местной полиции...
Господин полицейский, я потерялась! - она постаралась как можно более жалостливо посмотреть на патрульного.
Главное в этом деле было поймать взгляд, а там уже и невербальное беспалочковое Империо подключится. Всё вышло без сучка, без задоринки и уже через пару мгновений в распоряжение Поттер попал кольт модели М1911А1.
Теперь можно было и отдохнуть. Потому Яш направилась к ближайшей более-менее свободной скамейке. На ней сидела лишь девушка, ярко выраженной азиатской внешности.  Вот на другой край Яшмайн и примостилась. Азиатка подняла голову, что бы взглянуть на человека, потревожившего ее. Изящные линии её бровей поползли вверх в удивлении. Однако! Тут ищешь, ищешь способ пробраться в Англию для выполнения заказа, а он, не весь, конечно, но всё же, сам к тебе приходит! Вот так улыбка фортуны! Что ж, раз так, то продолжим игру в кошки-мышки...
- Девочка, а девочка, а зачем тебе писторет? - поинтересовалась Суо.
Её действительно обеспокоило то, что жертва имеет столь необычное оружие. Маги достаточно редко прибегали к таким странным методам, особенно консервативны в данном вопросе были европейцы.
Поттер передёрнуло и она с долей опасения посмотрела на ту, с кем она делила скамейку. Откуда она узнала про пистолет? Видела как Яш его получила или же перед ней ведьма, способная на рентгентовское зрение? Ладно, пока проработаем первый вариант... В подобных делах желательно избавляться от свидетелей. И если перед ней магла, то последствия для неё ограничатся одним лишь  Обливейтом. А вот если это колдунья, то... придётся потрудится.
- Да это всего лишь... игрушка! - тут же нашлась Яшма.
- Хорошие, однако, игрушки!.. В обойме десять пуль и ещё запас в кармане... - тихо проговорила Суо.
Дело обстояло плохо. Если это, конечно, не какая-то странная игра. Но... зачем? Лили, кажется, ассассин, но не могла же она додуматься построить столь необычное даме.
Суо всегда предпочитала маджонгу го (старинные китайско-японские игры) и посему не собиралась отказываться от столь интересной и захватывающей партии. Ведь она, кажется, встретила равного по силам, если не превосходящего, противника. А сие редкость. И упускать подобный случай было бы крайне опрометчиво. Ведь она же хочет повысить квалификацию. Да и встретить кого-то обладающего такой масштабной фантазией, таким богатым воображением, для куанити редкостная удача, или же неудача. Тут... как карта ляжет. Опыт-то можно получить и последний в своей жизни.
- А вам какое дело, я же не в вас стрелять собралась! - подозрительно ответила Яшмайн.
А-то вдруг действительно придётся стрелять в неё... Этого ещё не хватало. Для полного счастья в этом учебном году нам нужна только потасовка с применением огнестрельного оружия.
- А мне откуда знать, кто будет у тебя на мушке? - не менее подозрительно отозвалась Суо, - Оружие детям не игрушка! А ты можешь нечаянно кого-нибудь поранить... и если сама не убьёшься, то окружающие непременно пострадают.   
Логика рассуждениях определённо была. Если не учитывать тот факт, что уж чего-чего, а осторожности в обращении с неизвестными предметами у Яш можно было некоторым и перенять. А то полезли тут всякие Гермионы не зная броду в воду. И что вышло? А ни черта хорошего! Пистолет же был техникой относительно простенькой. И не требовал в понимании Яшмайн большого перечня правил безопасности.
- Я его прямо сейчас не использую и при вас пока что не собираюсь... Да и он на предохранителе стоит, - постаралась успокоить азиатку Поттер.
Суо про себя мысленно усмехнулась кажется она достаточно хорошо отвлекла внимание жертвы от своих рук.
Яшмайн вглядывалась в лицо собеседницы, пытаясь понять, является ли данная встреча первой. Интуиция так и вопила об опасности. Правда, она не уточняла, откуда та исходит. Поэтому Поттер предпочла наблюдать за глазами азиатки. По ним весьма хорошо заметны моменты принятия решений. Значит, хоть как-то среагировать Яшма успеет. И действительно, вот светло-карие глаза чуть потемнели и в следующий миг, Яш краем зрения ухватила мимолётное движение правой кисти. Реакция Поттер чуть запоздала и она оказалась на земле уже после того как боевая звёздочка окончила свой полёт. Открытой раны удалось избежать, метательное оружие прошло по касательной и лишь слегка оцарапало кожу. Крови не было, но ткань оно полоснуло хорошенько, рукав рубашки (мантии они с сестрой оставили на опушке Запретного леса) держался лишь на внутренней половине.
Палочка была выхвачена уже в следующее мгновение и смотрела противнице в сердце. С губ срывается заклинание и одновременно с ним куанити, а что это она, уже нет никаких сомнений, бросает в Яшмайн короткий метательный нож. Искра оказалась быстрее железа и вот азиатка обездвижена. Траектория полёта кинжала была предугадана, но остановить его уже не получилось бы. Что бы хоть как-то смягчить будущую рану, Яшма выставляет на его пути палочку. И нож вместо груди находит своё пристанище в плече. Так же он вошёл не особо глубоко, не то б остановить кровь было бы весьма проблематично.
Необходимо было как можно скорее сматывать удочки. Потасовку имели счастье видеть маглы. А они, может и не поняли, что именно произошло, но что это что-то было противозаконным догадались, наверняка. Решив, что «раз пошла такая пьянка, реж последний огурец», Поттер аппорировала с наёмницей на опушку Запретного леса. Потом развернулась и в то же мгновение оказалась рядом с Гермионой.
- Я надеюсь, вы закончили? - спросила  Яшмайн.
Альберт хотел было запротестовать, но Яш его перебила:
- А я уверена, что закончили! Дальше вы по памяти ориентируйтесь, как впрочем и всегда делали... Будут проблемы, я вам фотографию вышлю! Знаю, что сложно, но придётся!
И не слушая никаких возражений Яшма взяла за руку сестру и аппорировала обратно.
Альберт остался один. В полном шоке, когда же он отошёл, он с размаху приложил карандаш об асфальт. Нет, он сможет дорисовать и так. Благо память на лица у него чуть ли не фотографическая, но вот ему банально лень это делать. Так же можно использовать омут памяти, но ведь это опять умственно-физические затраты. А нам, как я уже высказалась, ленно.
- Не заплатит — порву!
И было до конца непонятно, о чём или же ком идёт речь. То ли это о портрете, то ли о заказчике.
- Это кто? - спросила Гермиона, указывая на обездвиженную наёмницу.
- Куанити. Та самая!
Яшмайн присела перед ней на корточки и оголила её плечо. Там и вправду была татуировка - рыба фугу.
- И что мы с ней делать будем?
Если бы не удивление, которое Гермиона испытала, узнав, что перед ней «та самая куанити», то непременно последовало бы продолжение расспросов, зачем ей портрет. А тут... такое!
- Сдадим правосудию в лице Лили. А что есть ещё предложения? - поинтересовалась Яш.
Она продолжила наблюдать за глазами японки. Те были спокойны, можно даже сказать, смиренны. Это говорило о том, что перед ними ярко выраженная камикадзе.
- Да, нет вроде... А как мы объясним, где мы её встретили? - этот вопрос Гермиону волновал очень сильно.
Процентная вероятность встретить куанити в Хогвартсе равна нулю. Да, и, наверняка, мать захочет допросить наёмницу с помощью сыворотки правды. А тут можно быть уверенным, прозвучит помимо заказчика и место встречи. И встанет вопросик на засыпку. Какого... они делали во Флориде?
- Память подкорректируем и сдадим Снейпу...
- Профессору Снейпу, Яшма!
И хоть это был упрёк, Поттер он согрел душу. Да... такое родное замечание! Ностальгия, прям...
- И это не вызовет подозрений? - продолжала гнуть свою линию сестра.
- А должно? Приложилась девочка головой, удар вышел слишком сильный, шишка у неё есть... А почему вышибло именно это воспоминание — загадка организма японцев! - недовольно пробурчала Яшмайн.
Что в этой истории слишком «много если», она прекрасно понимала. Но вот мысли, как ещё можно использовать пленницу, в голову Яш явно не желали заглядывать. В самом же деле, не отпускать же её после всего этого на все четыре стороны? Это даже для Поттер, слишком мягкосердечно... Она может и бывает, как парочку раз сказала Гермиона, слишком доброй, однако это не мешало ей в своё время занимать пост главы аврората. И на допросах она как-то присутствовала. Так что прекрасно понимает и что ждёт азиатку, и то, что она это заслужила.
- Можно вообще ближайшую неделю, на крайняк месяц, стереть! Более масштабно, проблематично и не понятно зачем...
- Ой, делай, что хочешь! - неодобрительно сказала Гермиона.
Предложений, как лучше всё обставить у неё не было, но это никак не мешало, скорее даже помогало, считать план изначально провальным.
- Не нравится? Хорошо! Есть идея лучше! Я сейчас надломлю тебе палочку и скажу, что ей производилось заклинание, обездвижевшее её, - и Яшмайн кивнула в сторону предмета их спора.
Этот вариант не понравился Гермионе ещё больше. Всё-таки какой дурак добровольно отдаст свою палочку для свершения над ней подобного вандализма. Да ещё и до конца не ясно убедит ли это родителей и тех, кто будет проводить допрос.
Но, несмотря на протесты сестры, Яш принялась воплощать в жизнь именно это своё предложение.
Всё шло как по маслу ровно до того момента, как Поттер встретилась с матерью. Это проистекало уже в поместье и проходило в напряженнейшей обстановке, хотя бы потому, что не понятно с какого перепуга при этом всём присутствовал сам Император. Он объяснил своё поведение тем, что ему необходимо знать, обо всём, что твориться в стране. А уж интервенция со стороны Японии его касается в первую очередь. Ведь в конце-то концов, это считается нарушением суверенитета другого государства, не говоря  уже о том, что подобное противозаконно. А, значит, даёт веский аргумент в борьбе с врагом. Сообщим эти данные той же прессе, а она уже воздействует на умы.
- Ещё раз, как всё было? - в сотый раз спрашивает Вольдеморт.
Ему важны все детали. Тут, возможно, замешаны не только япошки и если это можно как-то выяснить, это нужно сделать непременно.
Так же он к своему неудовольствию отмечает, что оказывается он весьма сильно, для него, конечно, волнуется за Поттер. А это уже которое подтверждение того, что он к ней неровно дышит. Однако, после того раза, когда он сорвался, опять начинать поползновения, не только глупо, но и стыдно. Он хочет ребёнка! Пора подыскивать себе психиатра!.. У него начались серьёзные отклонения. Нет, даже хрен с тем, что он её хочет! А вот то, что он в её присутствие потерял над собой контроль, вот это проблемище на миллион. И что же делать: стараться подойти ближе, или же всеми силами не допускать даже шанс на возможное сближение. Хотя о каком сближении с её стороны может идти речь? Реакция Яшмайн на его поцелуй даёт чёткое видение картины. Ни черта невозможно! И именно это хорошо! Ага, хорошо! Интересно, а что именно-то хорошо?  То что он впервые в жизни не может получить то, что искренне желает? Это хорошо? Или то, что его новоявленная мечта - синоним плохо контролируемого, если не сказать большего, сумасшествия? Всё это конец, конец его разуму! Так как он больше не в силах взять верх над эмоциями. И азарт с гневом при виде того, что его отвергают, хотя он понимает, что тот поцелуй Поттер всё же понравился, только усиливается. Нет, он прекрасно осознаёт, что своим поведением он просто-напросто перепугал девочку. Хотя «мне нравятся девочки!» не совсем адекватная реакция при страхе. Что же всё-таки делать... Понятно, что инициативу нужно проявлять самому, и действовать необходимо постепенно. А ещё надо б подождать, когда Поттер подрастёт... главное, окончательно не свихнуться от ожидания! А-то глядишь, и конкурентам (в юбках!) будет открыта дорога. А он посягательства на свою территорию не терпит!
Тёмный Лорд сжимает кулаки и старается вновь сосредоточиться на текущей проблеме. Вот почему стоит ему увидеть этот мелкий катаклизм, как все его мысли начинают сворачивать в его направлении?! За какие грехи ему ниспослали это?
- Мы с Гермионой гуляли у замка. Был обеденный перерыв, а так как кушать нам не хотелось мы пошли к озеру, тем более сейчас на улице уже становиться не в пример теплее, чем в замке. Да и сыро в помещении, что плохо отапливается. Вот... ну, мы какое-то время посидели на коряге у озера, а потом появилась эта. И... я плохо помню саму заварушку, но могу точно сказать, что я потеряла свою палочку в первые минуты этого... боя, что ли? Пришлось пользоваться Гермиониной. Она к тому времени оказалась уже недееспособной. А когда сестра падала, у неё палочка надломилась и в таким... неправильным, наверное, будет точнее сказать, оружием я произвела заклинание остолбенения. Правда по-моему что-то пошло не так ведь... из палочки вместо привычной золотой искры посыпались серо-буро-малиновые. Всё, наверное, - снова пересказала Яшма.
На Вольдеморта она старалась не смотреть. Не хотела она вновь с ним встречаться, тем более так быстро. Нет, понятно, что он успел подостыть, сколько времени прошло, но всё же остатки уже было атрофировавшегося чувства самосохранения вопили о том, что он может ей чего-нибудь  устроить за тот концерт по заявкам в его кабинете. Нет, Яшмайн, конечно, же не раскаивалась за содеянное. Если бы он повторил, она бы вновь поступила так же! И плевать на последствия, однако всё же желательно что бы последствия коснулись только её. В нынешней ситуации более вероятен такой исход, при котором она каким-то неведомым образом сумеет их избежать, а вот родственникам явно несдобровать. А подставлять других она не могла, это она выяснила ещё на своём типа седьмом курсе.
И вот как быть с этим извращенцем, она решала пока плела, как ей казалось убедительную историю Лили с самим вышеупомянутым извращенцем. Как пресечь его действия, так что бы он, ну, не то что б не обиделся, а... не мстил, что ли?  А-то тот вариант, которым она воспользовалась в кабинете Императора чреват боком, да, и она, конечно, заядлая самоубийца, но всему же есть пределы. И её камикадзной звезданутости, видимо, тоже.
Истории её поверили. Лиглиментить не пытались, ну, как сказать не пытались, у Тёмного Лорда просто не было шанса взглянуть Яшме в глаза, она смотрела то в пол, то на Лили. Гермиона говорила, практически, тоже самое, правда, своими словами и чуть с иными подробностями. Спектакль этот они с сестрой отрепетировать не успели, но и с первого раза вышло так себе ничего. Станиславский, может быть, и не поверил бы, но те для кого сия пьеса разыгрывалась, кажется всё же поверили.
- Мы с его превосходительством сейчас отойдём, доставим куанити по месту назначения, а вы меня подождите, я потом отправлю вас в Хогвартс... С палочкой Гермионы разберёмся завтра, с Северусом я поговорю, да и воскресение всё же выходной.
И девочки остались одни.
- Слава Мерлину! Купились... - чуть погодя после их ухода выдохнула Яшмайн.
Она так волновалась, что заминки в речи при рассказе выглядели естественно и что немаловажно к месту.
Пока они ждали возвращения Леди Поттер, Яш ходила и рассматривала кабинет матери. В основном её интересовали книги. На полках господствовала юриспруденция, Лили же недаром входила в Визенгамот. Но вот парочка книг по психологии и лежащие на них листы, явно выдранные из какого-то магического трактата, сразу привлекли внимание Яш. Книги она рассматривать не стала, здраво рассудив, что если это понабиться, подобную литературу она приобретёт сама. А вот листы Яшмайн бегло просмотрела.
- Гермиона, а как назывался ритуал, что проводили летом?
Сестра нахмурилась, видимо, вспоминая:
- Точного названия не припомню, но что-то связанное с духовной поддержкой...
- Значит, оно, - тихо и скорей всего для себя произнесла Яшма, и уже громче зачитала, то что на листах было выделено крупным шрифтом - «Ритуал духовной поддержки страждущего».

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 17.

Под конец столь напряженного дня у Яшмы стала кружиться голова, и она только тогда вспомнила, что ещё будучи во Флориде накладывала заклятие, которое работало и по сей час. Наверное, как раз из-за того, что его действие Яшмайн забыла прекратить, она и чувствовала себя такой разбитой. Само заклятие, если им пользоваться недолго, особой нагрузки не несло, но вот его поддержка продолжительный срок вполне могла иметь последствия в виде головокружения.
Сняв чары Поттер, ощутила резкую боль в плече. Да, так долго от неё уходить, а потом столь резко вернуть обратно, - не было хорошей идеей... Но раз уж всё случилось так, а не иначе, то именно сейчас придётся разгребать все последствия. Осмотр раны не утешил Яш. Когда нож вонзился ей в плечо, она не придала этому большого значения. Да, несомненно, было больно, но на тот момент были дела по - важнее, а посему было просто необходимо, на определённое время избавиться от боли, а то всё бы полетело в тартарары. Так вот, вернёмся к ране. Она, хоть Яшма и продезинфицировала её сразу после получения, не собиралась даже покрываться корочкой. Кровь, всё время, проведённое с матерью и Императором, не шла лишь потому, что Поттер на этом участке собственного тела на некоторое время заморозила верхний слой кожи. Под тонким слоем льда, по идеи, тромбоциты уже должны были закрыть рану собой, лёд в данном деле точно бы не помешал, он даже скорее помог бы. Однако по какой-то причине этого не случилось.  И это сильно настораживало...
Боль не хотела ослабевать ни в какую. Поттер уже что только не пробовала! Применила все свои знания по колдомедицине, но, видимо, их было мало. В этой науке Яш не преуспела, да и по отдельности, могла разобраться только чуточку в анатомии... А для большинства чар врачевания было мало поверхностных знаний. Если в приготовлении зелий, как и в фармацевтике, необходим был лишь рецепт, то для того, что бы что-то прописать, в нашем случае, правильно подобрать и выполнить заклинания, нужно знать процессы, происходящие в данный момент в организме и направленность самих чар. Это всё Поттер, если когда-то и читала, то потом забыла за ненадобностью. А зачем ей было помнить то, что она редко применяет в жизни? До лекаря она скорей всего дотянет, а дальше уже не её проблема. Сейчас же идти к мадам Помфри очень не хотелось. В отыгранной пьесе, поставленной с целью убедить Вольдеморта в своих словах, Яшмайн не упоминала о всяких ранениях, и если таковое вдруг всплывёт, то, наверняка, сможет заставить Тёмного Лорда засомневаться в её словах. А оно ей надо?
Яш дала себе честное слово, что если рана продолжит тревожить её и дальше, то она непременно отправиться к мадам Помфри, а если боль станет ослабевать, то и дёргать школьного лекаря нечего. Поэтому перевязав плечо куском простыни, и про себя хмыкнув, что это чем-то напоминает военное время, Поттер постаралась уснуть. Рана саднила и конкретно мешала расслабиться, но Яшме всё же удалось провалиться в  беспокойный сон.
                                                                                            ***
Шёл первый в этом календарном году урок, проводимый самим Императором. И вот что самое интересное, на урок были опоздавшие. Да и ладно бы, это был первый урок за день, а то третья пара... оригинальненько, однако! Что кого-то не хватает, Вольдеморт определил сразу, первый курс был единственным в своём репертуаре, в этом кабинете количество сидячих мест точно совпадало с количеством учеников, так что ошибки быть не может. Тёмный Лорд пробегается взглядом по лицам присутствующих и недоуменно хмыкает, он понял, кто не пришёл. И это странно, ведь из того, что он смог выяснить о ней, недостатком пунктуальности девочка не страдала. Да и по логике должна была быть веская причина, объясняющая её отсутствие. За ней всё-таки числится хроноворот... Из этого всего Император заключил, что стряслось что-то необычайно важное, что Яшмайн за целых три дня не смогла перевести время назад. И это внушало опасения, зная способность Поттер находить себе неприятности на пятую точку, можно было заключить одно, она их нашла! Масштабы пока оставались загадкой, но помня истории с женой министра Магии Франции, куанити, на допросе которой ему придётся завтра присутствовать ( потому, как видите ли, блок её заказчика без него пробить не удаётся,  сама девочка в оклюменции вообще не шарила), можно было сразу предполагать худшее.
- Кто дежурный по параллели? - нервно, хотя это и было плохо заметно окружающим,  поинтересовался Вольдеморт.
Мысли, что могло что-то случится с его личной мерзопакостью, голову покидать не собирались вовсе. А вести урок, думая о посторонних, назойливых предметах было бы чрезвычайно неудобно. Да и сердце не на месте. Мозг мечется, предполагая чёрте что. Он-то, в отличие от других, предвзятых органов, давно понял, что девчонка для своих лет невероятно приспособлена к жизни в экстремальных условиях. И для выхода её из игры потребуется немало усилий со стороны того, кто собрался её выводить.
- Э... Я! Ваше превосходительство, - ответила с задней парты Альтаир Блэк.
- Кто отсутствует и какие у него причины? -  задал уже пару минут мучивший его вопрос Тёмный Лорд.
Альтаир замялась. Что отвечать на первую часть вопроса она знала, но вот о причинах было неизвестно никому. Дело собственно было в том, что утром, при подъёме встали все, помимо Поттер. Её не получилось не то что разбудить, а хотя бы отодвинуть полог на её кровати. Он на ночь был задёрнут всегда, и подкреплялся каким-то заклинанием. Это никого не беспокоило, ведь проблем с пробуждением до этого момента у Яшмайн никогда не было, а тут какой-то странный сбой в уже устоявшемся правиле... Так что, что говорить Императору, Альтаир представляла плохо.
- Профессор, нет Яшмайн Поттер, а причина... ну... она не просыпается.
Блэк стало страшно. Она вообще себя неуютно чувствовала рядом с главой государства, что уж тогда говорить о том, что бы что-то объяснять.
- А будить вы её не пробовали? - ехидно вопросил Вольдеморт, - Хороши подруги!
- Мы... мы не смогли!..
Император прикинул, что же должно было случиться, что бы человека было невозможно разбудить... К однозначному мнению он не пришёл. Случиться могло многое: от болезни и до смерти. При последнем его аж дёрнуло. Смерти!.. Н-да, что ж его заставляет не находить себе места какой-то неразумный ( а так ли? В этом он засомневался и засомневался конкретно)  ребёнок. Это была уже не просто навязчивая идея, а помешательство какое-то! Но сейчас времени на раздумья было крайне мало. А то ещё правда помрёт, и … Точно закончить предложение он не мог, но что заканчиваться оно будет в лучшем случае плохо, было понятно и человеку с синдромом Дауна.
- Декана предупредили?
Под пристальным взглядом Тёмного Лорда, Альтаир постаралась сжаться, если не до размеров молекулы, то хотя бы просто уменьшиться вдвое. Декана она, конечно же, и не подумала предупреждать. Видимо, Тёмный Лорд все понял по её глазам, потому как в следующий момент сорвался с места и буквально вылетел из кабинета.
- И что это было? - спросила Альтаир, провожая профессора взглядом.
Ей, естественно, никто не ответил. Да и все остальные пребывали в таком же шоке от действий Императора.
                                                                                ***
- Поппи, что с ней? - на Пенелопу Помфри смотрело два карих  буравчика.
Школьная колдомедик так быстро поставить диагноз, разумеется, не могла. Ей только минут пять назад доставили пациентку, и тут же требуют сказать, что с ней? Вот откуда она может знать?!
- Пока ничего не ясно, могу объявить только одно - кровь у нее не свёртывается! - отрезала мадам Помфри.
Ну, не могла она работать, когда за ней столь пристально наблюдают. И убраться не скажешь... Собственной рукой подписывать себе смертный приговор Пенелопа не хотела, а по виду Вольдеморта было ясно, что тот сейчас явно не будет долго думать перед действиями. Попасть же сейчас под раздачу тумаков, было легче лёгкого.
- Причины? - в лучших традициях немногословности спросил Тёмный Лорд.
- Я успела что либо сделать? Провела анализ, хоть палочкой взмахнула? - нахмурилась колдомедик.
Вся эта ситуация ей решительно не нравилась. В её практике такого не было. А действовать интуитивно, когда за каждым твоим движением наблюдает сам Император было сложно. Поппи было легче работать одной, когда же за ней следили, она терялась и не знала, что делать.
- Да, ты права... А хотя бы предположительно? - продолжал давить Вольдеморт.
Лекарю захотелось взвыть. Она не знала, как его выпроводить, а работать при нём решительно не могла.
- Варианта два, - напряженно сказала мадам Помфри, - Первый, у неё гемофилия. Однако, тогда тоже заболевание должно быть у её отца, а мать должна быть его носителем, что как-то маловероятно, но всё же возможно  и не исключено, однако, не думаю, что мы встретили случай даже больше, чем на миллиард, потому как иметь такое невезение надо уметь.  Второй же, заключается в том, что в рану, в ту, что в плече, в первые моменты до дезинфекции, которая всё же проводилась, правда, кем и когда не знаю, попал яд мгновенного распространения, но медленного действия. А теперь я попрошу вас, ваше превосходительство, мне помочь... Проверьте первый вариант, я сама в него не верю, однако...   проверьте, пожалуйста!
Когда после непродолжительного спора Вольдеморт таки ушёл, мадам Помфри, смогла вздохнуть спокойно. Ей не верилось, что его удалось выпроводить без жертв. Хвала небесам!
                                                                    ***
Лихорадка Яшмайн спадать не собиралась. Жар держался уже второй день. Поттер металась по кровати и пару раз даже с неё свалилась. К постели её пришлось привязать, а то помимо высокой температуры, будет ещё и сотрясение мозга. Рядом с больной приходилось постоянно кому-то находиться. Так как уже пару раз случалось, что её состояние менялось, буквально, за мгновения. Чаще всего дежурила Гермиона, но из-за того, что ей нужно было, помимо всего прочего, ещё и уроки посещать, в больничное крыло, как к себе домой, наведывался Северус. Родителям о случившемся пока не сообщалось, по негласному уставу волшебных школ, их извещали лишь в крайних случаях, зачастую только тогда, когда справиться самим было совсем невозможно. Снейп всё-таки сказал бы Лили о происшедшем, но получив от Вольдеморта чёткие указания этого не делать, передумал. Те же указания были выдвинуты и Гермионе. Которая странно покосилась на Императора, однако ничего не сказала.
Ну, так вот, о чём это я?
У постели Поттер сидел сам Тёмный Лорд. Была глубокая ночь, и его смена подходила к концу. Он прекрасно понимал, что его поведение сейчас выходит за пределы разума, но ничего сделать не мог. Он не мог спокойно себя чувствовать в тот момент, когда точно знал, что Яшмайн плохо. Почему так было? Кто знает? Он уже всё дежурство думает о ней, но так ни к чему и не пришёл. Всё его поведение, ему самому напоминает дешёвую мелодраму. Но изменить линию действий и восприятия ему не под силу. Слишком уж остро всё это чувствуется. Слишком уж резко ощущается мир.  Слишком яркими стали эмоции. Всё слишком, всего чересчур! Это необычно, но отчего-то, он не может сказать, что это плохо. Окружающее такое же невообразимо чёткое, как в раннем детстве, когда он только узнал о Хогвартсе, когда стал знакомиться с магией и вникать в волшебство... И вот это чувство вернулось, но чудом, той невероятной, неописуемой Силой для него обернулся человек. Что само по себе плохо поддаётся осмыслению. Как так, он всегда предпочитал одиночество, а тут какая-то вздорная девчонка смогла доказать, что она ему не безразлична? Да и ладно бы она это стремилась сделать, а то она его отвергает. А потом оказывается, что её беда каким-то неведомым образом становиться его. Что от того, что плохо ей, плохо и ему... Это так... неправильно, что ли? Ему на ум пришло ещё одно слово, полнее вбирающее в себя смысл происходящего: «неестественно». Но от этого не менее притягательно?
Вольдеморт переводит взгляд, который был обращён внутрь, наружу. И задумчиво смотрит на ту, что никак не хочет оставить его мысли. Липкий пот выступил на лбу Яшмайн, она кривиться и пытается перевернуться на другой бок, но резинки, стягивающие её руки, этого сделать не позволяют. Поттер издаёт стон то ли боли, то ли разочарования и дёргается сильней, но от этого попытка не становиться удачней. От этого резинка лишь сильнее впивается в кожу на сгибе между кистью и предплечьем, там уже образовалась своеобразная ранка, кожа содрана, что  указывает на завидное упорство Яшмы. В бессознательном состоянии организм старается избежать боли, а её даже  так подобное не останавливает. От осознания этого Тёмный Лорд невесело хмыкает. Повезло же ему, с... а вот кем? Кем её можно для него назвать? Любимой занозой? Ничего романтичней, адекватней в голову не приходит! Любимая заноза громко стонет, привлекая к себе внимание. Как оказалось, она попыталась щекою содрать с рук то, что мешало ей перевернуться. Успехом занятие опять-таки не увенчалось. Щека покраснела, разметавшиеся по подушке рыжие волосы, которые в момент нового предприятия находились между кожей и резинкой, отпечатались на скуле Яшмайн сетью маленьких тонких полосок.
- Да, вот уж упрямица! - чуть ли не с нежностью сказал Император, с интересом наблюдая за всё новыми потугами освободиться.
                                                                             ***
Частый в таких случаях бред не миновал и Поттер. Первое время к ней во сне приходило такое, что и под морфием не ко всем явится. Чем дальше в лес, тем третий вылез, правильно сказано. Но, если у обычных людей под так называемым «наркозом» идёт адекват, а потом уже зелёные человечки и прочая фигня, то Яшма и тут отличилась. Так как систему поставила с ног на голову, заставив под конец пройтись на ушах.
Первый этап сновидений под ядом мы описывать не  будем, а то, не дай бог, читатель сойдёт с ума и последует в мир психов за автором. А вот к описанию второго, пожалуй, приступим...
Это был не сколько сон, сколько воспоминание. Он ещё Гарри Поттер, мальчик, и сумасшедшие мира на голову ему ещё не сваливались...

Восемнадцатилетний парень неспешно идёт под руку со своей девушкой по одной из главных улиц города. Машины здесь не ездили, и всё пространство между домами делилось на усмотрение пешеходов. Маленьких лавочек, кафешек и прочих заведений подобного характера здесь было пруд пруди. Сама пара на них внимания не обращала, у них была своя цель, к которой они шли прогулочным шагом, но это же не значит, что они должны по пути к ней размениваться на мелочи, так и опоздать можно.
- Знаешь, я так рада, что ты на это решился! Просто, Гарри, ты уже с полгода ходишь сам не свой. После той битвы я тебя не узнаю... Ты стал раздражительным, не хочешь общаться не со мной, ни с Роном и Гермионой, всех сторонишься. Я думаю, психотерапевт тебе поможет... Всё-таки хорошо, что ты сам это тоже заметил, я не хотела об этом говорить, боялась, что ты разозлишься. Гарри, я же тебя люблю, но зачастую просто не знаю, как быть! Мне страшно...
Поттер до этого смотревший в небо, полностью скрытое от глаз серыми облаками, перевёл свой взгляд на спутницу. Джинн выглядела озабоченной, и это с недавних пор стал её обыкновенный вид. По середине её лба залегла неестественная возрасту складка. Шикарнейшие огненно-рыжие волосы давно забыли о свободе. Их за эти полгода настолько часто собирали в строгий пучок, что Гарри уже и забыл, как Джинни выглядит с распущенными волосами. Ещё недавно, каких-то полтора года назад, в глазах его подруги часто можно было заметить задорные искры смеха, теперь же они чаще отображали грусть и затаённую мольбу в адрес Гарри.
- Да знаю я, но последняя битва сильно изменила меня, что послужило причиной, не знаю, но я сам вижу, как вы на меня смотрите. Гермиона второй месяц ходит обиженной, я же накричал на неё тогда, на дне рождения, когда сорвался впервые... Мне казалось, что после убийства Вольдеморта, - Джинн постаралась отреагировать на это имя как можно спокойней, но ей всё равно не удалось сдержать нервную дрожь, Гарри на это только неопределённо пожал плечами, - Я наоборот стану спокойней, а оно, вона как получилось. Меня бросает из крайности в крайность, я плохо могу себя контролировать... Последние десять дней вообще обернулись меланхолией.
Всё это, включающее в себя его депрессию, ему изрядно насточертело. По логике всё должно было быть совсем по-другому. Он избавился от инородной ему души Вольдеморта, казалось бы, это должно было привнести в его жизнь гармонию и душевный покой! А всё не так, вместо спокойствия он постоянно раздражён, его преследуют мысли о суициде, он не видит смысла жить, убийство Того-кого-нельзя-называть вместо счастья обернулось психологической травмой. Не правильно всё это! Хотя его психотерапевт всё время и говорит о какой-то потере, он ну не как не может соотнести её с частичкой Тёмного Лорда. Ну, не так же это! Не может быть такого! Но, по словам доктора, выходит только так... Однако...
Из депрессии он вскоре вышел. С новым положением свыкся. И даже забыл об этом... А оно почему-то ещё обернётся чертовщиной в его дальнейшем пути. Хотя вроде и не понятно с чего.

А вот и следующее видение, которое, ну, никак не может быть воспоминанием...
 Просторное помещение, в котором витает, дразнящий нос, едкий запах медицинского спирта. Где она, Яшмайн, сказать не может, но в одном она уверенна точно, она здесь была. Вот только когда? Оно, помещение, до безумия что-то напоминает, но видимо в нём есть какое-то неуловимое различие с тем, что помнила Яш. Больше всего окружение напоминало комнату пыток. Что бы там все нынче не верещали о гуманности к военнопленным, однако допросы всё равно велись по-старинке: «на дыбу! И снять допросные листы...». Это всё, конечно, образно. Дыбами, итальянскими сапогами и железными девами уже давно никто не пользовался. К ним на смену пришли иные техники получения информации, помимо извечных пыток. У маглов это психотропные вещества, волшебники же нашли им аналог — сыворотку правды. Но вот, когда последняя не действовала, приходилось прибегать к старым, как мир, средствам. Этим сейчас и занималась никто иная, как Беллатрикс Лейнстранж. Чуть поодаль неё стоял его превосходительство Император Великобритании Тёмный Лорд Вольдеморт, чьими глазами и имела счастье наблюдать сию картину Яшмайн Поттер.
Осознание этого пришло мгновенно. И было подобно шоку. Ведь она не имела никаких связей с ним в той реальности, она от них избавилась! А уж в этой-то откуда ей, связке, взяться?
Эмоции пришлось тут же глушить, ещё не хватало, что бы её накрыл хозяин тела. Он и так в ней слишком заинтересован, а подобное открытие принесёт столько бед, что и не перечислишь. Ей необходимо избегать его внимания. А это-то и осознано получается плохо...
- Бэлз, наша девочка сопротивляется всем известным магическим средствам, не пора ли сменить поле деятельности? – приятно, будто ведя светскую беседу,  поинтересовался Тёмный Лорд.
Лицо его ничего не выражало. Глаза были холодны,  и лишь на губах играло подобие ухмылки. Может, когда ему надо было, он и мог играть успешного политика и адекватного человека, но его звания, Тёмного Лорда, это-то не отменяло. Он мог показаться кем угодно, он был прекрасным актёром, он способен убедить кого угодно в чём угодно. И пусть его личность иногда прорывается при всех тех, кому её наблюдать не позволено, а та, что когда-то была маской, забирается и в этот сокровенный уголок души, но всё-таки и то и это, вне всяких сомнений, он.
Яшмайн, наблюдая эти изменения, не удивляется, она и не думала, что всё тут так «хорошо». Поттер увидела ещё одну грань души этого Вольдеморта и это замечательно. Ведь это есть прекрасный барьер, так будет легче убедить себя, что от Императора необходимо держаться подальше. Так будет легче... Теперь на чаше весов против их отношений, кроме того аморального с точки зрения всех этических норм поцелуя, будет ещё и этот образ, эта грань, эта личность.
Что самое интересное, подобное открытие само по себе не пробудило в ней гнева. Он появлялся лишь тогда, когда Яшма сама себя накручивала. А так не должно быть! Это ж получается, она принимает его таким! Бред какой-то! Хочется взвыть, но нельзя, он услышит, ощутит.
Вольдеморт хмурится, после его слов по телу, да и на периферии сознания пробежало что-то подобное электрическому току. Что послужило причиной столь необычного явления, он не знает. Но может сказать одно, эта волна была сродни разочарованию с некой долей обиды. И если первое, он знал точно, было направленно на него, то второе было смотрело куда-то вглубь. Но это же, по идеи, тоже он! Ведь так? Или нет? Он запутался, ощущение знакомое, будто за твоей спиной стоит кто-то... И это не напрягает, а наоборот дарует удивительное чувство свободы и спокойствия. Ладно, с этим он разберётся позже, сейчас на повестке дня - куанити...
- Милорд, можно попробовать объект номер 167... Я до этого пробовала его на Эрике, ну, до той неудачи, - она побоялась говорить об, практически, откушенном языке, а-то вдруг подаст идею, кто этих японцев, чем они на досуге грешат, вдруг языки жрут? - А так до Скитера… действовало со всеми...
Суо безразлично смотрела на мило обсуждающих её будущие пытки людей. Выхода она не видела, но доставлять своим палачам удовольствие, она не собиралась. Жалко, конечно, что эта партия закончилась столь плачевно, но, как говорил её наставник-сенсей, всё имеет конец, и для всего конец — новое начало. Её отучили бояться смерти ещё в детстве. Она постоянно ходила по лезвию ножа. И постоянно бояться — не могла. Привыкла не бояться, знаете ли...
- Прошу!.. - японка улыбнулась, чем, буквально, выбила из колеи Беллатрикс.
До этой куанити ещё никто не мог так удивить директора ИКВД и министра Внутренних дел. Это ж надо так легко говорить о своих пытках? Правда, всего наёмница о той «сыворотке», что к ней применят, однозначно знать не может. Но всё равно, так просто призвать своих палачей приступать к делу... Это ж какую надо иметь выдержку?
- Не бойся, скоро начнём! - «успокоила» пленницу Лейнстранж.
- Я правильно помню, что 167 объект - есть первое проявление доброй воли Вилены? - уточнил Вольдеморт, - Не могла бы ты о нём рассказать поподробнее.
Психологическая игра, как и предполагалось, сработала, Суо напряглась. Кто такая Вилена, она, разумеется, не знала, но звучание имени её напрягло. Оно не было английским, не было и американским... что имя не восточное, ясно сразу. И что-то было в звучании слова такое, что заставляло задуматься.
- Оу, она долго о нём рассказывала... упоминала какого-то Лаврентия Павловича, которому принадлежала лаборатория ядов... Сыворотка вводит человека в определённое состояние эйфории. Соображать на пике его действия невероятно сложно, если не сказать невозможно. Человек под ним просто не сможет врать, так как сознание будет «включено» а мозги «выключены». Это прям кладезь! Правда, есть один минус - задавать вопросы необходимо, как можно более конкретно, а то и ответ может быть не по теме... - Белла говорила это возбуждённо.
Ей было так приятно, что не одной куанити есть чем похвастаться.
Суо же внимательно вслушивалась в речь Беллатрикс. Мозг сразу ухватил «Лаврентий Павлович». И если имя не на что конкретно не указывало. То фамилия... А было ли это фамилией? Кажется, такие фамилии бывают,  однако, ей почему-то кажется, что такими бывают не только фамилии, потому как сдвоенные фамилии редкость, а она слышала несколько раз, когда в полном имени на «вич» кончалось дважды, значит и второе имя может так окончится. Но однозначно идёт что-то славянское...
- Бэлз, это ж замечательно! Приступай!..
Яшмайн, которая помимо своих чувств ощущала ещё и отголоски эмоций Тёмного Лорда, испытала искреннее любопытство и нетерпение, которое уж никак не могло быть её. Ей было страшно. И страшно не от допроса, а от того, что находиться в голове Вольдеморта было, мало того, что знакомо так ещё и приятно. Как так? Ведь даже когда Яшма была его крестражем, все посещения его сознания были весьма болезненны. А теперь, когда она им не является... Ведь, не является же?! Просто не может являться! Ей стало делить с ним тело удобно — и это невозможно! - но комфортно. Конечно, она допускала мысль, что тут дело в том, как к тебе относится тот, в чьём ты мозгу засел. Но ведь тогда, получается, что ей здесь рады!? Идиотизм!.. Даже влечение, которое как оказалось, испытывал по отношению к ней Тёмный Лорд (а как иначе объяснить тот, никак не желающий уходить из её памяти, поцелуй?) не могло покрыть его подозрительность и нежелание открываться другим людям.
 Вольдеморта снова посетила не обоснованная на данный момент эмоция — страх. Что? Почему? Чего бояться? Всё это было так странно, что найти этому хоть какое-то объяснение, не удавалось. Он постарался в точности запомнить это ощущение и подумать о нём на досуге. Сейчас же надо завершить начатое.
Суо допрашивали долго. Приходилось переспрашивать  по нескольку раз, переформулируя вопросы. И вот, когда выяснилось, кто заказчик.  Им оказался всё тот же небезызвестный Тати. Ему как-то раз на хвост наступила Лили, и он решил отомстить, и ей, в отдельности и Англии в целом. Убив Леди и Лорда Поттер, он хотел запустить в министерство Магии своих людей. Детей решили отправить на тот свет просто за компанию, да и они могли бы обратить внимание на странное поведение своих родителей. Так что лучше было бы заменить и их.
Когда вся основная часть была узнана, Вольдеморт приступил к не менее важному мини-допросику... Он даже волновал его больше, но вот показать это Лейнстранж он точно не хотел.
- Что за яд попал в тело Яшмайн Поттер?
Тут уж встрепенулась и сама обсуждаемая. Во-первых, надо знать, что за хрень находится в твоём организме. А во-вторых, в голосе... хотя нет, вру, голос был спокоен, Вольдеморт был напряжён внутренне. И так же внутренне ощущалось беспокойство за неё. Это непомерно удивило Яш. Но она не стала заморачиваться и, недолго думая, списала, подобные эмоции на, ну хотя бы, заботу о подающих надежды кадрах.
- Это был яд «Спящей красавицы», тот самый, который находился на кончике веретена, - бесцветным голосом отозвалась Суо.
Услышав подобное, Поттер захотелось взвыть. Её что… опять целовать будут? Не, ну, понятно, что сейчас это как бы благое дело, но она же не сомневалась, кто именно её поцелует! И почему ей так не везёт! Сейчас-то и придраться не к чему! Спасение жизни, оказание первой медицинской помощи, искусственное дыхание рот в рот...
«Ну, ну, попробуй мне только распустить руки!» - возмущенно подумала Яшма, и тут же её настигло неприятное осознание, - «А как я узнаю, распускал он их или нет?»
Императора же это совсем не взволновало, даже скорее обрадовало. Чувство удовлетворения появилось. А что, определённая награда за все его волнения об этой девочке! Это же ещё больше взбесило Яшму. Но вот уже эти её эмоции Тёмный Лорд отчего-то записал в свои. По крайней мере, их он объяснить мог.
- Это всё хорошо и про яд понятно, а лихорадка-то отчего? - продолжал допытываться Вольдеморт.
- Яд был смешан с зубным налётом.
- Чьим? - последовал закономерный вопрос.
- Моим.
Тёмному Лорду стало смешно. Да, действительно налёт на зубах в какой-то мере — яд. Но он не может большего, чем просто задержать заживление тканей.  Однако, под сывороткой, как говорит Беллатрикс, невозможно соврать. Видимо в смеси этого компонента с зельем всё и дало столь феерический эффект.
.
Уже после всей процедуры Император задал подчинённой недавно заинтересовавший его вопрос:
- Так зачем я нужен был? Какой тут блок?
- Ну, понимаете, милорд, так колоритней получилось!..
Наглость - второе счастье!
- Белла, я, конечно, всё понимаю, но это... не поддаётся моему осмыслению! Как тебе только смелости хватило по подобному пустяку меня дёргать?
Наказывать Лейнстранж он не стал, всё-таки польза от проделанного была, но впредь он решил быть с Беллой построже. А-то вызывают тут всякие… без особой надобности!

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3012/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
 Глава 18.
У всего есть цена, только как мы расплачиваемся за определённые события, мы не замечаем. А стоимость других действий нам сообщают сразу. Сейчас же Вольдеморту предстояло ознакомиться с расценкой поцелуев. Яшмайн заломила её в прошлый раз так... что было как-то не по себе при мысли, что нынче он будет пробовать это вновь. Поттер — девушка импульсивная; попадёшь под горячую руку — улетишь под холодную ногу. Вот и выходит вечный сценарий: «и хочется, и колется».
Тёмный Лорд улыбнулся своим мыслям. А ведь, если бы не было столько проблем с «приручением» Яшмайн, он бы ею и не заинтересовался. Император давно заметил, что его привлекают лишь сложные и основательные цели, на мелочёвку он не разменивается. И именно такой трудновыполнимой целью является получение «в личное пользование»  Поттер. Добыть её легко, было нереально. Это пробуждало некий азарт. Как так, он… и не преодолеет этот рубеж!? Да это в первую очередь скажется на его самооценке! Подобного же допускать нельзя!
- Доведёшь же ты меня! - сказал Вольдеморт, скосив взгляд на предмет размышлений.
У девчонки не понос, так золотуха. Дошли до того, что пробуждать и выводить из магического транса необходимо «контактом рот в рот».  Не, оно, конечно, приятно!.. Он не жалуется, не подумайте. Но почему-то совсем недавно, как будто назло, ему вспомнилась строчка из той сказки:... «Пробудит принцессу лишь поцелуй истинной любви». Сильно, да? Истинная любовь... В интересном положении он оказался, однако! Ведь, сказка ложь, да в ней намёк... так, кажется, это звучит. Отсюда напрашивается вопрос. Конкретно в этой строчке намёк есть? А-то одно дело догадываться о положении дел, а совсем другое - получить этому весомое подтверждение. 
Так, давайте рассуждать логически, если он её целует, и она просыпается, означает ли это, что он её любит? Не обязательно. Поцелуй здесь может фигурировать искусственным дыханием, а не любовной лирикой. А вот ежели он её целует и нечего не происходит? Получится, что всё же нужен этот голимый «поцелуй истиной любви». Да только… откуда ж он её возьмёт, и как позволит кому-то  прикоснуться к Яшмайн?! Перед ним ребёнок, какая, к чёрту, любовь в этом смысле слова? А в таком состоянии плюс ко всему организм рост прекращает, чтобы не расходовать энергию, которой, и так, крайне мало. И она вообще не просыпается... очень хорошо получается!
Вольдеморт тряхнул головой. Меньше слов, больше действий! Оттого, что он уже сейчас начнёт просчитывать ходы на случай неудачи, она не очнётся точно. Вот когда результат будет ясен, тогда и поговорим...
Тёмный Лорд наклонился над Яшмайн и чуть замялся, не зная, куда деть руки. Стоять без дополнительной опоры в подобном положении было крайне неудобно. Потому он опёрся руками по бокам от тела девочки. Момент был феноменальный во всей своей... хм... красе.
Он, рвущийся приступить к делу, и в то же время, не знающий как! Немыслимо! Хотя, несомненно, дело в столь оригинальной ситуации. Некрофилия на подлёте. Ну, а как ещё сие действо определить?!
Поняв, что ещё чуть-чуть и его мысли в своём идиотизме опередят тех, на кого, без сомнения, огромное влияние оказывают гормоны, он прикоснулся к губам Поттер. И замер, стараясь понять, что всё-таки от него, по задумке, требуется. Нет, во что он это превратит и без того ясно. Но всё же интересно... Тут необходимо искусственное дыхание или поцелуй? Будем надеяться на второе, даже если на самом деле оно не верно.
Вольдеморт провёл языком по губам девочки, пытаясь ненавязчиво пробраться внутрь. Сопротивление оказывать было некому. И вот он уже касается им её зубов, пробегается по дёснам. Жалко, что глубже попасть не удается... Чувство сожаления преобразуется в действие. Он слегка грубо кусает нижнюю губу Яшмайн, стараясь запомнить их вкус. Вкусовые рецепторы языка распознали соль, которая является следствием обильного выделения пота. Всё-таки девочка больна. Второй же привкус был трудноразличим. Он не имел ничего общего со всем, что когда-либо пробовал Император.
Больше он ничего не успел сделать или понять, потому как...
                                                                                                                                   ***
Яшма приходила в сознание медленно. В ушах что-то позвякивало. В горле стояла тошнота. И было ещё какое-то странное ощущение будто... будто во рту что-то находилось. Разобраться что это, с всё нарастающим шумом в голове было чрезвычайно сложно. Она попыталась это выплюнуть. Получилось так себе, потому что предмет убираться восвояси никак не хотел. Так и не поняв, что это, Яш зевнула. И была б уже намерена открыть глаза, если бы не один настораживающий факт. Чужеродное тело во рту переместилось, и ни куда-нибудь, а в глубь. Ну, и она, недолго думая, взяла это и со всей дури укусила. Тут же раздался сдавленный вопль.
Соображать Поттер могла ещё плохо, но ей уже показалось крайне странным, такое поведение... непонятно чего. Ещё стоит отметить, что после укуса, оно постаралось как можно скорее ретироваться.
Яшмайн же, чтобы разобраться в происходящем, открыла глаза. И поняла, что только что сделала...
Перед ней стоял с высунутым языком Лорд Вольдеморт. В его глазах полыхал гнев, и по его положению можно было сразу сказать почему.
Мысли Яш заметались, но ничего придумать она не успела.
- Это сто было? - тихо и всё так же с высунутым языком, что изрядно коверкало речь, поинтересовался Император.
Он снова пребывал в шоке, куда его с изрядным постоянством вгоняла Поттер. Ну, максимум чего он ждал, это пощёчины. Это мы хотя бы проходили. А тут его, ни с того ни с сего, со всей силы кусают!
Язык жгло огнём. Он, пульсируя, отдавал импульсы мозгу. Тот же, анализируя полученную информацию, рвался мстить...
-  Э... я нечаянно... Правда! - еле вымолвила Яшма.
Одно дело специально сделать человеку больно и совсем другое сотворить такое неосознанно! Хотя нет, он сам виноват! Не фиг, было столь продолжительно её целовать! Ну, правда, что ей ещё оставалось делать? К ней в рот залез неопознанный объект, а она должна была спокойно это перенести? Да, даже когда тебя целуют насильно, ты хотя бы знаешь, что происходит! А тут! Что творится - непонятно!..
- Нда... вот так тебя и спасай! - раздосадовано, сказал Вольдеморт, - Я тут старался, в чувство её приводил!
Яшма скептически хмыкнула. По её мнению, хватило бы и лёгкого чмока в губы. Человек же явно разошёлся.
-  Да, вы что, в чувство вы меня приводили! - воскликнула Яш, - Знаете ли, искусственное дыхание делается несколько иначе! Вы же... вы же!.. пользуясь моей слабостью, насильно удовлетворяли свои прихоти!
От возмущения Поттер стало не хватать воздуха, и она принялась помогать себе, дыша ртом, что выглядело бы весьма комично, если бы не мечущие искры зелёные глаза. Она прекрасно понимала, что то, что сделал Вольдеморт, было необходимо, но вот признаться себе в этом, она не могла. Он мог, ну, хотя бы менее продолжительно её целовать! Так нет же, надо было ещё во время её зевка свой язык, куда попало совать!
-  Как мы заговорили!
Вольдеморт постарался успокоиться. И, достаточно охладив, засунул язык обратно в полость рта. Он понимал, как всё это глупо, но не мог ни чего с этим поделать. Можно было признаться себе, что рядом с Яшмайн Поттер, он начинает вести себя, как идиот. Главное, не уточнять, что как влюблённый идиот.
-  А как, по-вашему, я должна говорить? С благодарностью? Так, не за что! - она привстала на постели на локтях и с осуждением добавила, - Мог бы по-быстрому сделать, что надо… и валить!
Бывшего ещё в горячке гнева Императора настигло нехорошее ощущение. Относительно того, что «сделать, что надо» касается поцелуя. А если так, то выходит, что Яшмайн с самого начала знала, что за яд попал в её организм... Почему же… не сказала? Ну, не изящный же это способ самоубийства!
-  А вот с этого места поподробнее! - и Тёмный Лорд решительно присел на край кровати, занятой Яшмой.
Та поняла, что сболтнула лишнее, и панически искала пути к отступлению. Однако, большинство мостов были сожжены ещё при решении разобраться с травмой, полученной в схватке с куанити утром.
- Что именно «поподробнее»?
-  А что… нечего пояснять?! Ты дурочку не включай! Почему ты не обратилась за помощью к врачу? Тем более, если знала, что за яд был на острие кинжала? - прищурился Вольдеморт.
Он смотрел прямо в глаза Яшмы. Её взгляд был прям, решителен и, буквально, говорил: «Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»!». Девочка глаз не прятала из принципа, и это вызвало невольное уважение и восхищение Императора. Его взгляд был до того пронзителен, что большинство народу опасалось просто попадать в его поле зрения. А тут глаза в глаза, не моргая, не менее двух минут! Хотя он мог и преувеличить.
-  Я посчитала, что в состоянии дотерпеть до утра. А там уже приготовлю противоядие... - после долгой паузы ответила Яшмайн.
Раз уж вопросы были поставлены в таком ключе, то можно было не волноваться. Мозг Вольдеморта сам нашёл себе объяснение её осведомлённости. Не ей его разубеждать.
-  А я тебя считал умным человеком, видимо, ошибался! - присвистнул Тёмный Лорд, - Ты как, самостоятельно его готовить собралась?
Самоуверенности у девчонки выше крыши. Наверняка, это и подтолкнуло её к столь опрометчивому поступку. Но тут уж что поделаешь... Дети!..
Ситуация разрядилась и исчерпалась сама собой. И Вольдеморт ушел, оставив Яшмайн выздоравливать. Та же про себя радовалась, что в её поступках в силу биологического возраста не ищут рационального зерна, а списывают всё на малолетство и неопытность. Это был пока первый замеченный плюс этого тела. Но и это уже прогресс!
                                                                                                                                                           ***
Выписали из больничного крыла Яшму только через неделю. И первым делом Поттер стала искать Гермиону.  Всё-таки прошло немалое время, и Альберт уже должен был закончить портрет... Нашла Яш сестру в предсказуемом месте... В библиотеке.
-  Ну, как наш художник, от слова «худо»? Закончил свое детище не авангарда? – произнесла Поттер, подходя к что-то высматривающей на книжных полках, Гермионе,  .
- Да, - напряжённо  отозвалась та.
-  А что так невесело? - в голосе Яшмайн появилась подозрительность, - Он прикинулся идиотом, не понимающим простого английского языка? И всё равно пошёл на поводу у своего увлечения, нарисовав тебя в стиле сюрреализма? Или вместо тебя пришёл «Чёрный квадрат» Малевича?
Поттер, которая с Альбертом была знакома давно, сразу начала предполагать худшее. Заказывала она у него как-то семейный портрет. Получив же требуемое, пришла в ужас. Альберт в то время конкретно увлёкшийся творчеством Сальвадора Дали, выслал картину, написанную в его стиле. А портрет-то, плюс ко всему, был ещё и магическим!..
-  Нет, твой знакомый надо мной по-другому поиздевался! - обиженно отозвалась Гермиона.
-  Как? Мне уже интересно, покажи!
Яшмайн и вправду было любопытно, что же такого вытворило это чудо «креативной мысли». Фантазия сдавала, не желая работать вовсе. Да и память говорила, что больше бзиков у Альберта никаких не наблюдалось.
- Не могу! В этом и проблема!
Одновременно с разговором она пробегала рукой по корешкам книг, сосредоточив всё своё внимание на них. Гермиона старалась не смотреть на Яшму. Так как радужка её глаз уже достигла того жёлтого оттенка, которой был свойственен в их среде лишь вервольфам. Гермиона, в последнее время, вообще старалась ни с кем не встречаться взглядами. И ей это определённое время удавалось. Однако, (вот незадача!) на неё почему-то, и она даже догадывалась почему, в последнее время стала постоянно косится Фрея.  Недаром, в одной спальне жили.
-  Ты не смогла ему заплатить... – поняла-таки в чём дело Яш.
Да, запрашиваемая Альбертом цена, могла выбить из колеи кого угодно. Она сама, впервые  ознакомившись с ней, впала в шок.
-  Угу, но это ещё не всё! Он теперь прикалывается! Его сова ежедневно присылает мне портрет, требует оплату и, не получив её, улетает! Я ему писала, что заплачу, когда ты очнёшься, но он не унимается! - пожаловалась сестра.
И впервые посмотрела на Поттер. Ту аж дёрнуло. В глазах Гермионы плескалась раскалённая лава. И было не так уж удивительно, что зацепившись одной дужкой за воротник, на рубашке сестры висели тёмные очки. Оставалось лишь гадать, у кого она их взяла и как объяснила их наличие преподавательскому составу.
-  А это!.. - хмыкнула Яшма, - Ладно, какую оплату он запросил на этот раз?
Гермиона скривилась. Расценок Альберта она не поняла. Зачем ему то, что он запросил? Как и с «отдачей посылки» поиздеваться? Это для ведьмы минимум унизительно!
-  Человеческий волос!.. желательно рыжий, он написал, что это не особо принципиально, но ему так очень бы хотелось... Вот зачем он ему?! - недоумевала Гермиона, - А и ещё он написал, что оттуда, откуда надо, у нас не будет, и можно присылать с головы. Что он имел ввиду?
Яшмайн ухмыльнулась. Значит, она правильно поняла его взгляд. Что Альберт алчно смотрел на её косу, Поттер заметила сразу.
-  Это ещё что! Прошлый раз он запросил круче! Как он сам выразился в письме «кусочек крови, взятой не насильно, но отданной не добровольно». Экстравагантные запросы у нынешней интеллигенции, не правда ли? - поделилась с сестрой хохмой Яш, - Правда,  Джинни потом долго ругалась... Но я её понимаю!  Второй заказ нам обошёлся в моё семя. Так что.. это ещё адекватная «оплата». Последний же вопрос оставлю без ответа, рано тебе ещё.
Гермиона покраснела, видимо, догадалась по «рано ещё».
-  А зачем оно ему? - ещё более удивлённо вопросила она.
-  Да хрен его знает, - пожала плечами Яшмайн, - Может, просто долбанутый. Может, фети... проехали!.. Возможно, он «великий» зельевар-экспериментатор... Сам он на этот вопрос серьёзно не отвечает. Отшучивается, что создаёт философский камень!.. Будто ему кто поверит!
Гермиона обиженно надула губки. Ну, вот опять! Что там было с этим «фети...»? Опять маленькой посчитали? Гады! Интересно же до чёртиков!
- И всё же, - Гермиона решила вернуться к проблеме цены за картину, - Как мы объясним твою внезапную подстрижку?
Поттер же не хотелось ничего ни кому объяснять. Она так задолбалась с приведением головы в божеский вид, что запрос Альберта расценивала, как ответ на её молитвы.
-  Решил человек имидж сменить! Что такого? - вскинув брови, спросила Яшмайн.
-  Ты понимаешь, что так не принято? - уточнила Гермиона.
Она вообще не понимала, как можно так спокойно говорить о срезании этой прелести. Да и было поверье, что в волосах путаются вражеские заклятие, потому  все порядочные колдуньи имели причёски не ниже лопаток.
-  Дорогая моя, сколько всего непринятого мы уже сотворили? Да мы уже – отщепенки… в глазах многих! Или ты Хеллуин забыла? - довольно растянула губы в улыбке Яшма.
 Нет, есть в этой жизни справедливость! К ней пришла хоть какая-то награда за непосильный труд! А-то Вольдеморты домогаются, ИКВД на хвост падает, куанити нападают, в девочек превращают!.. и это ещё не весь список происшедшего, так только то, что сразу бросается в глаза. Теперь же хоть какая-то маленькая человеческая радость её нашла! А всякие Гермионы, хотят и это испоганить!
-  Так ты что, будешь стричься? - глаза сестры полезли на лоб.
-  Разумеется, или убирать «клеймо Тёмной стороны» уже не нужно? А может оно тебе понравилось? - поинтересовалась Поттер.
Гермиона тут же замотала головой. Как такое может понравиться? Но всё же цена в её понимании была высокой. А Яшма же почему-то рвётся её заплатить!..
Яшмайн хотела перевести разговор в другое не менее важное русло, но ей помешал звонок.
-  И на что мы опаздываем? - забеспокоилась Яш.
Ей почему-то казалось, что опаздывали она на тот урок, на который опаздывать, после памятного укуса, крайне нежелательно.
-  Яшмачка, а у тебя маховик с собой? - в голосе Гермионы проскользнула мольба.
Ей хоть и не надо было встречаться с Императорами, но к учёбе она всегда относилась, как к высшей ценности, и посему старалась не упустить ничего. Да, и тем более на прошлом уроке Арахна упоминала, что их ждёт новая тема. Насколько важная, не уточнялось, но сам факт!
-  Ты думаешь, я с ним сплю? Максимум, что могу предложить, это сгонять за ним в гостиную, - сказала  Поттер.
Так и поступили. И всё бы хорошо, если бы в холле они не встретили директора.
-  Так-так-так!.. Что мы имеем? Прогул? Неожиданно! Особенно от вас. Особенно памятуя, какой у вас сейчас урок.
Яшма хотела только что-то сказать, однако Снейп не дал ей этого сделать:
-  То, что вы только что из Больничного крыла, я знаю. А чем может похвастаться ваша сестра?
У Гермионы как всегда в такой ситуации, будто язык отняло. Она знала, что надо что-то говорить, но почему-то не решалась. Ей было невероятно сложно оправдываться перед кем-то, даже в том случае, если она была вовсе не виновата. А уж когда то, что она сотворила, и ей казалось делом постыдным...
-  А… Гермиона пришла… меня поздравить… с выздоровлением, - нашлась Поттер.
Мозг уже привычно анализировал ситуацию. И пришёл к однозначному выводу: до маховика они не дойдут. А, значит, опоздают и получат выговор ещё и от профессора, который  и без того зол на неё...
На урок она пришла под конвоем Снейпа ровно через пятнадцать минут после звонка. Гермиону они проводили первую, по пути на зельеварение она лишилась пятидесяти балов, то же ждало и Яшмайн прямо под дверью кабинета Защиты. Сам заход сопровождался удивлёнными взглядами одноклассников. Ведь, какой чётко выраженной самоубийцей надо быть, чтобы не во время приходить на урок, который ведёт сам глава государства! Такое было неожиданно даже со стороны, уже не раз отличавшейся, Яшмы.
-  Извините, за опоздание. Можно войти? - стоя на пороге класса, спросила Поттер.
Ей было очень неудобно. То, что на неё пялились все, меркло по сравнению с тем, как на неё смотрел сам Вольдеморт. От этого взгляда хотелось провалиться сквозь землю.
-  К доске, мисс Поттер, к доске, - с мстительным удовлетворением пригласил её войти Император.
Ну, что ж, сейчас он отыграется и за укушенный язык и за все волнение... То, что это низко, в голову не приходило. Всё-таки надо же отплатить той же монетой! А - то и со звания Тёмного Лорда разжалуют.
Яшма только хмыкнула. На что надеется Вольдеморт? На то, что она не ответит. Обойдется! Это ж как надо извращаться и углубляться в тёмную магию, что бы она не нашла в памяти запрашиваемое?
Ей казалось, что к доске она идёт мучительно долго. Взгляды, сверлившие ей спину, да и не только её, не давали ни на секунду отвлечься от действительности. Когда она встала напротив профессора, чуть не доходя до его стола, он и начал задавать свои каверзные вопросы:
-  На этом уроке мы начали говорить о средах, в которых по каким-либо причинам не действуют проклятия...  Назовите, мне хоть одну, - с милой улыбкой и холодом в глазах попросил Вольдеморт.
Не то что б, вопрос был особо сложным, но ответ на него обычно искали долго. Первый курс же его находил на его памяти раза два. Наше чудо опять будет исключением?
-  Безвоздушное пространство... - лениво отозвалась Яш.
Ей весьма не понравилось, как именно он задавал вопрос. Интонация ясно указывала, что уверенность в том, что она ответит где-то на отметке двадцать процентов. Что ж, вынуждены вас разочаровать!..
-  Поттер, совсем головой повредилась? Где ты такое найдёшь? - донеслось с последней парты.
- Десять балов с Гриффиндора, - даже не посмотрев в сторону говорившего, безошибочно определил факультет Вольдеморт, - И всё-таки объяснитесь, где вы такое найдёте?
На губах Яшмы заиграла лукавая улыбка:
-  В космосе хотя бы... - она выдержала театральную паузу, дождалась, когда шепоток в аудитории затихнет, и продолжила, - Так же, насколько я помню, существует щит по типу Протего, который способен искусственно создать вакуум в нескольких сантиметрах от твоего тела. Правда, у него недостатков много... Он сильно изматывает, и дольше чем минуту ты его не продержишь. Да и если продержишь, может в ограниченном щитом пространстве банально кончится кислород.
Тёмный Лорд нахмурился, такого щита он не знал. Создать вакуум! Во, шуточка! По идее, такое заклинание должно быть весьма и весьма известным. Даже при всех вышеперечисленных недостатках. Что это всё не всерьёз - не похоже. Слишком уж уверенно говорит девчонка. От неё можно ожидать всего. А, значит, не мешало бы проверить!
-  Ну-ка, ну-ка, а движение палочки и название!
Яшмайн напряглась. Он его не знает? Это ж что получается, что она выдала ему тут ещё не существующее заклинание? Вот уж чего она точно не помнила, так это, когда она учила, то или иное заклинание. И  тем более, когда какое из них было изобретено!
 Всё ещё находясь в тяжёлых раздумьях, она выдала звучание чар и описала рукой(!) знак бесконечности. Тут же до неё дошло, что да, это заклинание ещё не может быть изобретено.
-  Хорошо, испробую на досуге, - чуть смягчил тон Тёмный Лорд.
Девочка всё же, в который раз, доказала свою полезность. Может, её особо не кантовать за то, что было в больничном крыле? Мысль показалась крамольной. Нет, об этом мы ещё сегодня поговорим!
-  Поттер, можешь садиться, что с тебя возьмёшь.
Яшмайн весь урок просидела, как на иголках. Она всё пыталась вычислить, прилетит ей ещё за былое или её уже простили? Однозначного ответа Яш найти не могла. Смотрел на неё Вольдеморт всё ещё, как на врага народа, но даже голоса не повышал. Что создавало впечатление психологической игры: «вот смотрите, как я хорошо человеку отношусь, а теперь посмотрите, чем он мне за это отплатил!».
-  Мисс Поттер, задержитесь! - отпустив класс, проговорил Император.
Когда в кабинете остались только они, он продолжил:
-  Вы ничего не хотите мне сказать?
Яшма сразу поняла, куда он клонит. А вот фиг вам, не извинится она! Ну, вот не чувствует она себя виноватой! Хотя нет, чувствует, но не извинится!
-  Да вроде ничего... А что… я вам что-то должна? - деланно изумилась Яш.
Вольдеморт скривил губы. Что ж, это было предполагаемо. Хорошо, он зайдёт с другого краю.
-  Ты не особо удивилась моему поцелую, - констатировал он факт, - Почему?
Яшмайн искоса взглянула на Вольдеморта и честно ответила:
-  Если в первый раз это и было шоком, то теперь ваши «предпочтения» известны, благодаря Скитер, всему миру! Хотя для меня всё равно было неожиданно, что вы такой извращенец! Что  способны на... даже не знаю, как это обозвать… хотя некрофилия будет наиболее точным словом. Это было неожиданно, но, увы, не внезапно!
Она опять его довела. Слова, что так легко срывались с языка Поттер, были способны на многое. И никогда не обладавший сильной выдержкой терпеть оскорбления, Тёмный Лорд сорвался. В один момент в его руке оказалась зажата палочка, а в другой… она уже была направлена на  Яшмайн.
Поттер не растерялась. Она уже, когда начала говорить, была готова к такому исходу. Ей уже давно хотелось именно со своей позиции поставить Вольдеморта на место. Нужно было, чтобы он занервничал, зная, что от неё исходит некого рода... угроза, что ли? Нужен был козырь, способный выбить у Тёмного Лорда почву из-под ног. И, похоже, он у неё был.
-  Томми, а ты не боишься  нарваться? - она кистью руки отвела его палочку в сторону и обезоруживающе улыбнулась, - Никогда не стоит недооценивать соперника. Никогда!
У «Томми» глаза полезли на лоб. Вот уж внезапно, так внезапно! И спрашивается, откуда она это знает?! Он же в архивах всю информацию о себе изничтожил! Да, даже магловские документы и те были уничтожены.
-  Откуда?.. - это всё, что смог вымолвить Император.
-  Рукописи не горят, - ответила крылатой фразой Яшмайн, -  А уж те рукописи, в которые вложена душа, не горят тем более.
Последние слова она сказала, четко осознавая, что творит. Может, следуя после «Томми», они и заставят его задуматься, но  ненадолго и не всерьёз. Она уже отметила, что Вольдеморт был здесь всё так же излишне самоуверен. А ведь, даже и предположить глупо, что она может знать о крестражах. Информация, небось, давным-давно изъята, все бывшие в курсе убиты, а её встреча с Дамблдором не могла бы пройти не замеченной для  «Императора». Да и фраза «вложить в текст душу» не является аналогом создать крестраж.
Однако, несмотря на всё это, Вольдеморт ощутимо побледнел. Она же, не желая продолжать и без того, на её взгляд, затянувшийся разговор, ушла восвояси. Оставив Тёмного Лорда с неутешительными мыслями…
 

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .