Одна дома и Фанфикшн

19 Декабря 2017, 01:27:15
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру Гарри Поттера » Гет (Модератор: naira) » [PG-13] [Макси] Victory значит победа: до самого конца, НЖП/СБ,ГП,ГГ/РУ,РБ,ПП, POV/Angst/Romance +12 гл. 11.08.14

АвторТема: [PG-13] [Макси] Victory значит победа: до самого конца, НЖП/СБ,ГП,ГГ/РУ,РБ,ПП, POV/Angst/Romance +12 гл. 11.08.14  (Прочитано 2782 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Название: Victory значит победа: до самого конца
Автор: Tora-san
Пэйринг: Новый Женский Персонаж/Сириус Блэк, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер/Рон Уизли, Регулус Блэк, Панси Паркинсон
Рейтинг: PG-13
Жанр: POV/Angst/Romance
Размер: Макси
Статус: В процессе
Саммари: Говорят, наступив на одну-единственную бабочку в прошлом, можно изменить все будущее. А возможно ли его как-то исправить?
Продолжение фанфика "Victory значит победа".
От автора: Нелюбителям новых персонажей лучше сюда не заглядывать, поберегите свои и мои нервы.
Благодар-ти: Как всегда - читателям))
Разрешение на размещение: есть

Обсуждение
« Последнее редактирование: 11 Августа 2014, 22:48:36 от mealmori »

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 1. Бывает ли хуже, или Эффект бабочки

 Тишина. Ничего, кроме этой мертвой, вязкой тишины. Зажмурившись, я прижала ладони к ушам, чтобы только заглушить ее. Она била по нервам, иногда от нее по коже полз неприятный холодок, если я подолгу вслушивалась в тишину этой темной комнаты, из которой удавалось выбраться лишь в сопровождении. По ночам же она становилась моей постоянной спутницей.
Я закусила губу, почувствовав, как подкатывают к глазам горькие слезы отчаяния, неотступно преследовавшего меня вот уже целых три дня. С тех самых пор, как мы при помощи ритуала Перемещения перенеслись в свое время. В свое, да, однако реальность была уже не та. Она изменилась, и изменили ее мы сами. Теперь я осталась одна, и никто не мог мне помочь, лишь где-то внутри жила надежда, что еще не все потеряно, что тьма наконец сменится светом, и жестокая явь окажется обычным ночным кошмаром. Но и надежда таяла с каждым днем...
С моих губ сорвался всхлип, похожий на жалобный стон. Лучше не жить вообще, чем потерять всякую надежду. Мне не нужна такая жизнь, без Гарри, без Сириуса, без людей, которые дороги! Без всего того, что наполняло мою жизнь смыслом. Я бессильно скрипнула зубами, пытаясь выбраться из водоворота страшных мыслей, посещавших меня и день, и ночь, и день, и ночь... Но против них не действовало ни одно средство, и я находилась в плену собственных фантазий, приобретающих из раза в раз все более мрачный оттенок.
Долгожданный сон пришел лишь под утро. Устав ворочаться на кровати, которая казалась мне тверже камня, я уснула, совершенно не имея представления, что будет завтра. И так четвертый день подряд. Пробуждение не принесло ничего нового: все та же тяжесть в теле и голове, все то же отчаяние, появляющееся всякий раз, когда я открывала будто свинцовые от недосыпа веки, и, конечно же, вокруг была та же самая комната, в которой, несмотря на некоторый ее уют и удобство, я ощущала себя как в настоящей тюрьме. А самое ужасное было то, что я понятия не имела о судьбе Сириуса, Гарри, Рона и Гермионы. Куда они попали после перемещения и где сейчас находятся? Ищут ли меня, в порядке ли? О том, что с ними может быть не в порядке, мне и думать даже не хотелось. Лишь благодаря кольцу, которое подарил мне Сириус перед самым нашим возвращением, я знала, что он, по крайней мере, жив и здоров. А значит — и Гарри с друзьями. О Паркинсон я и не волновалась, потому что знала, что она, так же как и я, находится в Хогвартсе, но в более выгодном положении. Как-никак она — чистокровная слизеринка, а чистокровные волшебники, да к тому же слизеринцы, в этой изменившейся реальности — все равно что короли. Магглам и магглорожденным отведена роль низшей касты. Волдеморт полностью захватил магическую Британию, и Хогвартс теперь стал чем-то вроде концлагеря, где все сводилось к одному: как плохо быть нечистокровным и к чему может привести неподчинение новой власти...
Хоть я и проснулась, вставать не торопилась. Этот день вряд ли привнесет в мою жизнь что-то хорошее, так зачем вылезать из-под одеяла? Впрочем, я прекрасно знала, что долго разлеживать мне не дадут. И точно: в двери раздался тихий щелчок, потом она почти неслышно отворилась. В спальню проникли чьи-то шаги. Да не чьи-то, а конкретного человека, которого звали Северус Снейп.
...В наступившей полутьме я вдруг почувствовала, как мои ладони выскальзывают из рук Сириуса и Гарри. Попытки ухватить их ни к чему не привели. Затем что-то изменилось. Ощущение парения прекратилось, но темнота так и осталась темнотой. Отдышавшись, я огляделась, и сердце едва не остановилось. Я БЫЛА ОДНА! Никого из моих спутников рядом не оказалось. Безнадежно стараясь успокоиться, я закружила на месте, всматриваясь в полутьму, разбавленную далекими источниками света, и автоматически отметила, что нахожусь там, куда и должна вместе со всеми переместиться, то есть в просторном холле Хогвартса.
Внезапно тишину нарушил какой-то звук. Через секунду стало ясно, что это нарастающие шаги и голоса. Не успев вытолкнуть из себя хоть одно слово, я увидела появившуюся из темного проема входа в подземелья человеческую фигуру. Потом — еще две. Вспыхнул яркий свет, и я инстинктивно зажмурилась.
— Что вы здесь делаете, мисс Кленова? — ворвался в уши до боли знакомый голос. В волнении я не обратила особого внимания на то, что он произнес мою настоящую фамилию.
— Вот именно, что ты здесь делаешь, девчонка? — ударил по барабанным перепонкам визгливый, но тоже знакомый голос.
От потрясения я распахнула глаза и застыла, словно получила порцию обездвиживающего заклинания. Рядом с Северусом Снейпом стояли Алекто и Амикус Кэрроу.
— Неужели сбежать хотела?
— Я не... Что?.. — совершенно сбитая с толку их неожиданным появлением, пробормотала я. С каждой секундой, проведенной в обществе этих Пожирателей смерти, у меня все больше холодела спина. Откуда они здесь? Что происходит?
— Глупая грязнокровка! — засмеялась Алекто, поигрывая волшебной палочкой. — Отсюда тебе никогда не сбежать.
Она шагнула вперед, и меня как будто обожгло. Я отскочила назад и тут же уперлась во что-то твердое. Кажется, это была входная дверь.
— Ну, ничего, я сейчас преподам тебе хороший урок...
Едва она подняла палочку, Снейп как опомнился. Он вскинул свою палочку и заклинанием обезоружил ее.
— Какого дементора, Снейп?! — вскричал Амикус, кинувшись на подмогу к сестре.
— По-моему, у нас был договор, — холодно произнес Северус, оставаясь безучастным к их яростным взглядам. — Никто из вас эту девушку не трогает.
— Мы можем и расторгнуть этот договор, если будешь действовать нам на нервы! — оскалилась Алекто.
Я стояла ни жива ни мертва, слушая эту перебранку, и ужас вкрадывался мне в душу: наше воздействие на прошлое все-таки плохо отразилось на настоящем. Реальность переменилась, и в худшую сторону! Иначе каким образом в Хогвартсе оказались Кэрроу, да при том свободно расхаживают по нему?
— Идемте, мисс Кленова, — обратился ко мне Снейп, более не глядя на Пожирателей.
Я не шелохнулась, чувствуя спиной деревянную поверхность двери. Что делать... что делать... Мой взгляд лихорадочно метался по освещенному холлу, ища пути возможного отступления. Мне и в голову почему-то не приходило просить защиты у Снейпа, хотя я была уверена, что и теперь он не даст меня в обиду. Нащупав в кармане свою палочку, я сделала еле уловимое движение в сторону.
— Попытаешься что-нибудь еще выкинуть, грязнокровка, — предупредила Пожирательница, — и Снейп тебе не поможет.
— Идемте, мисс Кленова, — повторил он, на всякий случай подходя ко мне, — не искушайте судьбу.
Он протянул руку. Ничего лучшего я придумать не могла, чем последовать его совету, несмотря на возникшее чувство, что тем самым загоняю себя в ловушку. Но по крайней мере присутствие Снейпа гарантирует хоть какую-то безопасность. Не оставаться же с опасными Кэрроу.
Пожиратели проводили нас жгучими взглядами, а я едва сдерживала желание кинуться прочь, не важно куда, только бы скрыться с глаз этих жестоких людей. Неожиданно узрев пред собой вход в подземелья, я встала как вкопанная. Куда Снейп меня ведет?
— Не останавливайтесь, — почти прошипел он.
Что-то в его интонациях заставило меня без сопротивления стронуться с места и шагнуть вниз.
— Вперед, — сказал он, когда, спустившись, я снова помедлила, не решаясь идти дальше в подземелья. — Вы забыли, где ваша комната?
Моя комната? Что он имеет в виду? Я что, в этой реальности живу рядом со слизеринцами? Если так, это очень плохо...
В этот миг я со всей ясностью поняла, что Хогвартс уже не тот, в котором жила и училась раньше, теперь он в руках Пожирателей. А значит... ни Сириуса, ни Гарри здесь нет. Наверняка нет и Рона с Гермионой. Но как же получилось, что я оказалась не с ними? Неужели все пошло по другому пути с того момента, как я сбежала из Малфой-мэнора? Или... вообще не сбегала?
— Напомните, — бесцветным голосом произнесла я, глядя в полумрак подземелий.
Северус ничего не сказал. Я механически двигалась за ним, пока он не остановился возле неприметной двери, похожей на ту, что вела в его собственные комнаты. Похожей, конечно, потому что апартаменты Снейпа находились напротив. Но я была не в том состоянии, чтобы как следует задуматься над этим фактом.
— Неужели вы действительно хотели сбежать, Виктория? — негромко спросил Северус, на сей раз более мягким тоном. — Снова? Это ведь уже ваш третий побег.
Я вскинула голову. Третий побег?
— Я вовсе не сбегала... — Голос хриплый, точно у заядлой курильщицы. — Послушайте, профессор...
Брови Северуса слегка приподнялись.
— С каких пор вы зовете меня профессором?
— А как же... — Окончание фразы "...я вас называю?" застрял в горле.
— Поймите, — прервал он повисшее молчание, — пока вы здесь, вы находитесь под моей защитой. Но я не могу постоянно быть рядом с вами. Если вы попадетесь в руки Кэрроу или кому-нибудь еще... вполне возможно я не сумею вовремя вмешаться.
Его проникновенная речь пробрала меня до дрожи. Вздохнув, я не сразу смогла выдохнуть.
— Так помогите мне выбраться отсюда... — прошептала, судорожно стискивая палочку в кармане.
— Идите к себе, — проигнорировав мои слова, сказал Снейп, открывая дверь.
— Пожалуйста...
Он едва слышно вздохнул. На его лице промелькнула внутренняя борьба с самим собой. Я глядела на него, затаив дыхание. Не может такого быть, чтобы Северус не пошел мне навстречу. Если он "не препятствовал" моему побегу в августе, то почему же сейчас ведет себя так, будто сама мысль об этом была ему неприятна?
— Подобные разговоры ни к чему не приведут, — наконец сказал Снейп и, взяв меня за локоть, почти силком отвел в темное помещение. Впрочем, сразу же вспыхнуло несколько светильников. — Это ведь для вашей же безопасности.
Выйдя в коридор, он закрыл дверь. Я с опозданием кинулась на нее. Дверь оказалась заперта.
— Откройте! Откройте эту чертову дверь! Вы слышите меня?!
В ответ — тишина. Я ощутила одновременно и ярость, и бессилие. Мне хотелось кричать, начать выламывать дверь, но я почему-то смогла лишь сжимать кулаки. Где-то снаружи раздались неясные звуки, и я замерла, прислушиваясь. Чьи-то голоса и шаги.
— А вам-то что не спится, мисс Паркинсон?
Эта фамилия заставила меня напрячься. Паркинсон! Она тоже в замке!
— Профессор Снейп? — Голос слизеринки прозвучал несколько испуганно, словно она не была уверена, что это именно тот профессор Снейп.
— У вас что-то случилось?
— Д-да... То есть нет...
— Так да или нет?
— Нет...
— Тогда идите спать. А если все-таки за ночь что-нибудь произойдет, сообщите мне утром. Спокойной ночи.
Голоса стихли. Видимо, Пэнси отправилась в слизеринскую гостиную.
Я вновь толкнула дверь. Никакого эффекта. Затем внезапно пришло озарение. Палочка! У меня же есть моя палочка! Я мгновенно выхватила ее из кармана и с ходу взмахнула.
— Алохомора!
К моему великому сожалению, и заклинание отчего-то не воздействовало на дверь. Вспыхнувшая было радость снова угасла. Что не так? Почему это опять со мной происходит? Ведь дело совсем не в моей невезучести, это что-то другое...
Я устало опустилась на корточки и спрятала лицо в ладонях. Рассматривать помещение, в которое меня впихнули, желания не возникло...
...— Мисс Кленова! — ворвался в мои воспоминания голос Северуса.
Я никак не отреагировала на его зов, продолжая лежать с закрытыми глазами. Впрочем, лица моего Снейп не мог видеть.
— Виктория, я уверен, что вы уже проснулись.
А если я не встану, интересно, он что, поднимет меня сам? Нет, вряд ли, конечно, хотя, судя по моим новым воспоминаниям, между нами двоими были неоднозначные отношения. Теперь, когда Сириуса не было рядом...
— Ну вот, вы и правда проснулись, — констатировал Снейп, заметив, как я пошевелилась под одеялом. — Десяти минут вам хватит, чтобы подняться и позавтракать?
Я упорно хранила молчание.
— Думаю, хватит. Через десять минут жду вас в своем кабинете.
Едва он ушел, я вяло откинула одеяло и села на кровати, уставившись в одну точку. Если бы я не поклялась самой себе, что обязательно найду способ выбраться из замка, ни за что бы не вылезла из постели. Какая разница, где предаваться тоске. Но пока существует хоть один шанс снова увидеться с Сириусом и Гарри, я не имела права сдаваться. Как чертовски жаль, что между нами больше нет той ментальной связи, которой нас когда-то наделил Северус Снейп. Как бы она сейчас здорово пригодилась...
Очередное воспоминание, из этой, новой, реальности, меня настигло в ванной.
...— Эй! Вы кто такие?! — закричала Алиса, увидев перед собой двоих людей в белых масках. — Что вам здесь нужно?
Один из них двинулся на нее и легко отодвинул в сторону, чтобы без помех добраться до меня. Незнакомец довольно больно сжал мое плечо. Пискнув, я ударила его по руке.
— Отпустите!
— Смелая девочка, — усмехнулся он.
— Слушай, хватит с ней церемониться. Бери ее и аппарируй.
— А ты, кстати, уверен, что это та девчонка, которая нам нужна? Она вроде бы должна быть рыжей...
С диким воплем на мужчину налетела Алиса.
— Уберите прочь от Виктории свои руки!
— Теперь уверен.
Второй мужчина поднял свою странную палочку, и с ее кончика слетел зеленый луч. На мгновение замерев, Алиса тяжело свалилась на пол. На ее обычно жизнерадостном лице застыла смесь страха и удивления.
...Уперевшись ладонями в край раковины, я на какое-то время утратила способность дышать. Перед глазами стояло безжизненное тело моей лучшей подруги, на этот раз в самом буквальном смысле — безжизненное. Алиса погибла, ее убил Долохов... Ее больше нет.
— Алиса-а-а... — всхлипнув, я горько заплакала.
Вскоре на смену слезам пришла полная апатия. Я сидела на холодном полу и тупо смотрела на стену. Мне стало абсолютно безразлично, даже явись сюда Волдеморт собственной персоной, и то бы не обратила внимания.
— Мисс Кленова, что с вами?
Машинально подняв глаза, я увидела Снейпа.
— Почему вы все еще здесь? И почему сидите на полу?
Я снова опустила голову и уткнулась в свои руки.
— Отвечайте же!
Во мне вдруг что-то перемкнуло. Резко выпрямившись, я вперила злой взгляд прямо в глаза мужчины и отчетливо произнесла:
— Я вас ненавижу.
В его лице ничего не дрогнуло.
— Вот как? Если только это вас беспокоит, может, все-таки встанете и оденетесь?
Его невозмутимость меня просто взбесила. Находясь в взвинченном состоянии от недавнего открытия, я моментально вскочила на ноги.
— Вы... Вы... — из горла вылетали лишь нечленораздельные звуки.
— Успокойтесь, мисс Кленова, — переменил тон Северус. — Не нужно истерик. Я и так знаю, кто я. Но вряд ли вы расстроены только из-за этого.
Ярость как пришла внезапно, так куда-то испарилась.
— У меня на глазах убили мою подругу... — глухо сказала я, подавляя рыдание. — А я, будто средневековая принцесса из сказок, нахожусь в замке в плену. И вы утверждаете, не нужно ни о чем беспокоиться?
— Убили вашу подругу? — с легкой растерянностью переспросил он.
— Вот только не говорите, что вы этого не знали!
— Но я действительно не знал. — Молчание. — Послушайте, Виктория, давайте мы с вами договоримся так: сегодня можете не приходить в лабораторию, а завтра... посмотрим.
Так я и сделала: просидела весь день в спальне, отвлекаясь от тягостных мыслей лишь на обед и ужин, которые доставлял домовой эльф. Но это затворничество приносило больше вреда, чем пользы: с каждым проведенным в четырех стенах часом одиночество буквально сводило меня с ума. К ночи я не выдержала. Отбросив книгу, в безудержной тоске бесцельно закружила по комнате, изнывая от желания закричать. Так громко, чтобы услышали все, чтобы ощутили мою бесконечную боль.
Утром лучше не стало. Нехватка сна и свежего воздуха сделали из меня какое-то привидение пополам с зомби. Все действия я совершала почти механически, часто замирая и бессмысленно глядя в пространство. Снейп, с которым я провела время до полудня в его лаборатории, пытался как-то вывести меня из этого гипнотического состояния.
— Знаете, мисс Кленова, иногда мне кажется, что после той ночи вас кто-то подменил. Вы живете здесь уже полгода, но за все это время произнесли совсем немного. А за эти несколько дней вдруг разговорились. Что с вами происходит?
Я невидяще смотрела в медленно кипящее содержимое стоявшего передо мной котла, не предпринимая попытки сосредоточиться на словах мужчины. Даже если бы и захотела, все равно бы не смогла. Мое сознание безраздельно захватили мысли о погибшей Алисе. Внутри было так пусто, словно вместе с ней умерли все чувства.
...Каждый шаг был мучением, но я заставляла себя не останавливаться. Облачившись в свою одежду, брошенную в ванной, неровной походкой подошла к окну и дрожащими руками еле открыла его. В лицо ударил свежий воздух, отчего слегка закружилась голова. Я прикрыла глаза, пытаясь собраться с силами, однако в этот самый момент за дверью послышались шаги. Я испуганно оглянулась: дверь распахнулась, а на пороге показалась Беллатрикс. Увидев, что я в спешке лезу на подоконник, она злобно закричала.
— Ах ты, дрянь такая! Вздумала убежать!?
Молниеносно выхватила волшебную палочку, и я опомниться не успела, как в меня понесся красный луч. Затрепетав от ужаса, я подалась вперед, намереваясь выпрыгнуть в летнюю ночь. Но то ли реакция моя меня подвела, то ли Беллатрикс оказалась проворнее, следующее заклятие угодило мне в спину. Тело вдруг налилось противной слабостью, а я почувствовала, что не могу пошевелить ни ногой, ни рукой. Подбежав, женщина грубо стащила меня с подоконника, а затем, схватив одной рукой за волосы, хлестнула по щеке другой.
— Будешь знать, как со мной в кошки-мышки играть!..
Сдавленно всхлипнув, я дернула головой, пытаясь отвернуться. Беллатрикс размахнулась для второго удара, но почему-то передумала. Постепенно она успокоилась.
— Никчемная грязнокровка... Ничего, я тебе еще преподам хороший урок. Сейчас тебя ждет Темный лорд. Вставай!
Поставив меня на подгибающиеся ноги, Белла направилась к открытой двери. На сопротивление не оставалось никаких сил. Побег провалился...
...Я стою в темном помещении, освещенном лишь голубым пламенем свечей, с двух сторон возвышаются стеллажи, на полках которых лежат покрытые пылью свитки пергаментов. Один из них у меня в руке. Я, спотыкаясь на каждом слове, читаю начертанный на нем рукописный текст, едва ли вникая в его смысл.
— Это пророчество, — звучит рядом холодный голос. — Пророчество, касающееся непосредственно тебя, девочка. Тебя и меня. Ты должна родить этого наследника.
Во мне образовывается бездонная пропасть, а голубое пламя внезапно перекидывается на темное облачение стоящего совсем близко Волдеморта...
...— Ах, вот как... — протянул Темный лорд после минутной тишины. — Это плохая новость, Северус.
— Понимаю, милорд, но тем не менее это так, — бесстрастно произнес Снейп. — Эта девушка не может иметь детей.
Волдеморт посмотрел на него, словно что-то взвешивая в уме, и поднялся со своего тронообразного кресла. Затем неспешно обошел вокруг нас со Снейпом.
— Если все действительно так, как ты говоришь, то она станет мне совершенно не нужна. А значит... — он остановился чуть позади меня, почти ничего не соображающей от страха, — могу избавиться от нее.
Я ясно ощутила, как Северус при его последних словах вздрогнул.
— Или, может, отдать ее тебе, а, Северус? Я знаю, как тебе нравятся рыжие девчонки. Что скажешь?
Снейп молчал, не глядя ни на Волдеморта, ни на меня.
— Ну, хорошо... Авада...
— Нет! — вырвалось у Снейпа.
— Нет? Что ж... Забирай, пока не передумал. — Волдеморт неожиданно толкнул меня прямо к нему. Споткнувшись, я приготовилась упасть, но мужчина подставил руки и инстинктивно прижал меня к себе. — Даю тебе шанс исправить это. Ты прекрасный зельевар, и вылечить девчонку, думаю, тебе будет несложно. А если не получится... — он сделал небольшую паузу, — найдется много желающих развлечься с ней...
...— Возьмите, — услышала я настойчивый голос Снейпа.
Будто во сне, я медленно подняла голову. Мужчина протягивал мне стакан с какой-то мутной жидкостью.
— Что это? — безразлично спросила я, не имея никакого желания брать его.
— Умиротворяющий бальзам. Вы выглядите так, словно не спали по крайней мере месяц и при этом напивались.
— А вы галантный, — внезапно зло сказала я, резко выхватив из его руки стакан, отчего жидкость едва не расплескалась.
— Какой есть. — Мой выпад на Снейпа явно не подействовал.
Я сникла. Не понимаю, зачем вообще кидаюсь на него, как цепная собака, ничего плохого он мне не делал, наоборот, всеми силами старается уберечь меня от неприятностей, более подходящих под определение "кошмар". Ведь именно благодаря ему я в этой реальности еще жива. Снейп — единственный, пожалуй, человек  в замке, которому я могла вполне довериться.
— Извините... — очень тихо проговорила я, сглатывая странную тягучую слюну: при шибанувшем ноздри запахе, шедшем от зелья, в животе зародилась волна тошноты. Пришлось стакан отодвинуть от лица.
— Вам незачем извиняться, — коротко сказал Снейп, не акцентируя на этом внимание. — Выпейте зелье, хуже вам не станет.
Откуда мне знать? От той зеленой дряни, которой он поит меня раз в месяц, тянет хорошенько прочистить желудок. Может, и это такое же...
Я вдруг выпрямилась, пораженно уставившись на стакан. Зеленая дрянь? В смысле — еще какое-то зелье? Но для чего оно?
— А бальзам и правда Умиротворяющий?
— А для чего мне подсовывать вам что-то другое? — вопросом ответил Снейп.
— Может, у вас имеются какие-то скрытые мотивы для этого?
— Уверяю, таких мотивов у меня нет. А были бы... — Он взглянул на меня с непонятным выражением. — Впрочем, неважно.
Он прошел в заднюю часть кабинета-лаборатории, где стояли высокие шкафы со всякими предметами, необходимыми для зельеварения, вроде весов, и принялся что-то искать. Напряженно наблюдая за его неторопливыми действиями, я незаметно для себя погрузилась в раздумья о последних видениях-воспоминаниях, так и не решившись выпить зелье.
Внезапный стук в дверь заставил меня вздрогнуть, а пальцы — крепче сжать треклятый стакан.       
— Войдите! — отозвался Снейп, на миг прервав свои поиски.
В кабинет шагнула... Паркинсон. Завидев меня, она застыла и даже, кажется, затаила дыхание.
— Мисс Паркинсон, — вывел ее из столбняка мужчина, пройдя от шкафа с небольшим флаконом из темного стекла, — у вас ко мне какое-то дело?
Кое-как отведя от меня глаза, слизеринка заторможенно кивнула. Можно подумать, мое присутствие в подземелье, да и вообще в Хогвартсе, — для Паркинсон неожиданное открытие. Хотя в течение этих четырех дней мы не пересекались, она могла узнать об этом своих "новых" воспоминаний.
— Там... — Она вздохнула и смотрела теперь только на Снейпа, нацепив привычную маску избалованной девчонки, несмотря на то, что ее явно что-то беспокоило. — Шарлотта куда-то пропала...
— Пропала? — переспросил он. — Шарлотта?
— Шарлотта Тернер, первокурсница со Слизерина. Утром она была со всеми в Большом зале, а на первый урок уже не пришла. Так сказала ее однокурсница, Люси Файнс.
Я дернулась, услышав это имя. Люси? Та маленькая слизеринка, которая когда-то привязалась ко мне? Впрочем, чему тут удивляться, наше вмешательство во время вряд ли могло отразиться на судьбе Люси...
— Ясно. Хотя ничего не ясно. Других первокурсников расспрашивали? Может, они в курсе?
— Расспрашивали. Никто ничего не знает.
Снейп на минуту умолк, размышляя. Паркинсон ждала, упорно не замечая меня. То ли боялась выдать свои истинные чувства, то ли я снова стала для нее всего-навсего "паршивой грязнокровкой", на которую и обращать внимания-то не стоит...
— Кому-нибудь из преподавателей вы уже говорили об этом? — нарушил тишину мужчина.
— Профессор Кэрроу слышал, как Файнс обращалась ко мне... Но больше никто...
— Хорошо. Идите, мисс Паркинсон. Чуть позже я зайду в гостиную.
Девушка хотела что-то добавить, но тут же закрыла рот. Затем развернулась и вышла. Глядя на закрывающуюся за ней дверь, я испытала легкое разочарование. Неужели я связывала с Паркинсон какие-то надежды?
— Вы не собираетесь пить зелье?
Я медленно перевела взгляд на повернувшегося ко мне Снейпа. Не отвечая, глубоко вздохнула, словно набираясь смелости, и залпом выпила содержимое стакана. Оказавшись в желудке, зелье сразу же запросилось обратно. Я на всякий случай прикрыла губы ладонью.
— Вы плохо себя чувствуете? Вас тошнит? — проявляя чудеса сообразительности, спросил он.
Не желая акцентировать внимание на своем самочувствии, просто покачала головой. Северус, кажется, не поверил, но какое мне дело. Впрочем, тошнота понемногу отступила, и я смогла дышать свободнее.
— Можете идти к себе. Или, — он внимательнее посмотрел на меня, — если хотите, оставайтесь здесь. Нужно приготовить ингредиенты для Заживляющего зелья.
В комнате, кроме удушающей тоски, меня ничего не ждало, поэтому, почти не задумываясь, я кивнула. Здесь хотя бы от черных мыслей будет отвлекать работа.
— Тогда не выходите из кабинета, пока я не вернусь. Где ингредиенты, вы знаете.
Снейп ушел к своим слизеринцам, а я механически, словно робот, принялась отбирать необходимые компоненты, двигаясь от шкафа к столу и обратно. Откуда-то мне было известно, как именно варится это зелье и в какой последовательности нужно добавлять то или иное вещество. А может, в этой реальности я практиковалась в зельеварении чаще, чем в прежней? И правда, несложно научиться тому, что происходит каждый день у тебя на глазах.
Я нарезала двухцветку серебристую, когда за дверью кабинета послышались негромкие, будто крадущиеся шаги. На секунду у меня возникло опасение, что это, возможно, кто-нибудь из мерзких Пожирателей, но потом отбросила это предположение как маловероятное. Кэрроу ни в коем случае не стали бы так красться, если только не хотели бы кого-то напугать. Я стояла спиной ко входу, однако не обернулась на звук открывающейся двери. Раздался шорох мантии и чье-то прерывистое дыхание. Впрочем, я уже знала, что это снова пожаловала Паркинсон.
— Новак... — прошептала она, стараясь привлечь мое внимание, ибо я никак не реагировала на ее появление. — То есть... э-э... Виктория...
Точно не слыша ее, я возобновила нарезку колючего растения, ясно ощущая пронзительный взгляд на себе.
— Может, тебя нужно назвать Эванс, чтобы... — повысила голос на пол-тона слизеринка.
— Чего тебе надо? — поинтересовалась я как можно равнодушнее.
— Для начала поговорить.
— И о чем же?
— О том, что происходит.
— А что происходит?
— Как что? Реальность изменилась.
Паркинсон появилась возле стола, за которым работала я.
— Я думала, что компания Блэка и Поттера для тебя все же предпочтительнее, чем компания профессора Снейпа и остальных слизеринцев.
Ее слова острым ножом резанули по моему сердцу. Дрогнули руки, и я чуть в самом деле не порезалась. Но занятия своего не прервала.
— Если ты пришла сюда с целью поиздеваться, то советую поскорее выметаться, — процедила я, не отрывая взгляда от разделочной доски.
— И вовсе не для этого, — возразила Пэнси, однако с опаской немного переместилась в сторону. — Я... я хочу... — она глубоко вздохнула, — помочь тебе.
Тут я впервые посмотрела на нее, ища на лице насмешку.
— Ты? Помочь? Я что, ослышалась? В чем ты мне хочешь помочь, интересно?
— Ты ведь совсем не против выбраться из Хогвартса, правильно? — прищурилась она, встретившись со мной глазами.
Я не сочла нужным отвечать. Как будто Паркинсон сама не догадывается.
— А тебе-то что с того? Ты же на своем месте, Пэнси. Живи и наслаждайся.
— Ты думаешь, мне нравится такая жизнь? — с какой-то неуловимой горечью сказала она, нервно теребя рукава мантии. — В окружении кровожадных Пожирателей и тупоголовых однокурсников?
— Даже Драко Малфоя? — искренне удивилась я, позабыв про двухцветку. — Помнится, вы с ним были не разлей вода.
— Драко... — Она фыркнула, но не договорила, настороженно обратив лицо к открытой двери. В коридоре раздался неясный звук. Девушка, встрепенувшись, кинулась прочь от стола. И вовремя: дверь раскрылась пошире, и в кабинет заглянул высокий слизеринец — вышеупомянутый Драко Малфой.
— Пэнси? — произнес он, узрев почти перед собой однокурсницу. — Я видел, как ты вышла из гостиной... Что ты тут делаешь?
Его серые глаза метнулись в мою сторону. Поймав холодный высокомерный взгляд, я отвернулась, как бы случайно при этом коснувшись своего кармана, где лежала палочка. Малфой вряд ли осмелится как-нибудь воздействовать против меня в личном кабинете Снейпа, но мало ли. Этот негодный мальчишка, как я уже убедилась, способен на многое.
— Ничего, — быстро сказала Паркинсон. — Идем, Драко.
Некоторое время спустя в помещении наступила тишина. Слизеринцы ушли, и я могла слегка расслабиться. Вернее, я думала, что они ушли, но, услышав шорох, с испугом обернулась. Малфой стоял на том же месте и неясно чему усмехался. Я не собиралась разговаривать с этим бледным змеенышем, и все же меня что-то дернуло произнести:
— Глаза не сломаешь, парень? Чего пялишься?
Он не ответил, лишь губы презрительно растянул. Развернулся и исчез в коридоре. Наверняка что-то нехорошее про меня подумал, только плевать я на это хотела. Без него проблем выше крыши...
Вскоре, как ни старалась я отвлечься, в голову полезли недавние слова Паркинсон, совершенно для нее свойственные. "Хочу помочь..." "Тупоголовые однокурсники..." Очень странно. Неужели произошедшие за последние два месяца события настолько повлияли на внутренний мир Паркинсон, что она изменилась? Если это действительно так, то, возможно, у меня появился союзник в стане врагов? А может... она просто пудрит мне мозги, желая таким образом отомстить?.. Чему верить?


Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 2. Привет из прошлого, или Здравствуй, брат!

 В ушах Гарри все еще раздавались произносимые директором слова заклинания, когда их шестерых окутала темнота. Появилось смутное ощущение парения, но оно через мгновение рассеялось. Затем начали куда-то ускользать руки Сириуса и Виктории. А еще спустя секунду все закончилось. Гарри твердо стоял на ногах. Вернее, он думал, что стоит, но на самом деле это было обманчивое впечатление. Он сидел, а вокруг царила все та же темнота. Подавив невольный испуг, Гарри внимательно вгляделся в нее и понял, что она не такая уж непроницаемая. Напротив светлел прямоугольник окна. Вспомнив о своих спутниках, парень встрепенулся и вскочил.
— Сириус! Вики!
Где-то в стороне раздался явственный шорох. Потом из темноты донесся знакомый голос.
— Гарри! Это ты?
— Да! Рон?
Присутствие друга слегка успокоило Гарри. Если Рон тут, значит, и остальные должны быть поблизости. Он достал из кармана палочку.
— Где все? — спросил Рон и негромко охнул, видимо, ударившись обо что-то.
Едва этот вопрос прозвучал, откуда-то послышались приглушенные звуки. Гарри заспешил в направлении их источника. Чудом не столкнувшись с Роном, вдруг вынырнувшим из темноты, он оказался перед дверью и резко распахнул ее. За порогом начинался такой же темный коридор. Но звуки, теперь было ясно, что это чьи-то громкие голоса, никуда не исчезли. Наоборот, даже увеличились.
— Гарри! Виктория! Рон!
Со вспыхнувшей радостью Гарри выбежал за угол. Навстречу торопились два человека. Два? Почему всего два?
— С вами все в порядке? — хором воскликнули Рон и Сириус, взволнованно оглядывая друг друга.
— А где Вики? — с тревогой спросил Гарри. — И Паркинсон?
— Но разве они не с вами? — расширила глаза Гермиона.
— Н-нет...
Даже в полумраке, разбавляемом слабым светом из окна, было видно, как побледнел Сириус.
— Не может быть...
Он начал озираться по сторонам, словно надеясь, что Виктория просто прячется где-то рядом и сейчас с улыбкой выйдет к ним.
— А где мы вообще? Ведь это совершенно не похоже на Хогвартс... — сказал Рон, на всякий случай держа Гермиону за руку.
— Это и не Хогвартс вовсе... — медленно сказал Сириус, едва справляясь с дрожью в голосе. — А значит...
— Мы не должны быть там, — закончила Гермиона. — Помните, что сказал профессор Дамблдор? При перемещении человек оказывается в том месте и в той ситуации, которые соответствуют тому или иному периоду времени.
— Свершилось то, чего мы опасались, — чувствуя, как его всего охватывает страх, сказал Гарри. — Наше пребывание в прошлом отразилось на будущем...
Воцарилось потрясенное молчание. В тот же миг помещение озарил яркий свет и кто-то произнес:
— Что это вам всем не спится? Даже меня разбудили...       
   
Вздрогнув от неожиданности, Гарри обернулся на голос. В дверном проеме стоял темноволосый мужчина лет тридцати пяти со смутно знакомым лицом. В его расслабленной позе не было ничего такого, что указывало бы на скрытую угрозу, но парень машинально обхватил покрепче свою палочку. "Вы кто?" — вертелось у него на языке, и Гарри непременно бы озвучил этот вопрос, если бы Сириус не выдавил раньше:
— Ре-Регулус?..
— А ты что, уже не узнаешь меня, братец? — усмехнулся мужчина, прислонившись к косяку. — Вчера только виделись.
Гарри оторопело уставился на него, не в силах поверить услышанному. Регулус? Брат Сириуса? Живой? Или у него все же галлюцинации?
У застывших рядом Рона и Гермионы на лицах было точно такое же выражение бескрайнего изумления, и он понял, что это правда.
— Но как же так?.. — прошептал Сириус, который, похоже, решительно не мог воспринять действительность как следует.
— О чем это ты, Сириус? — вдруг посерьезнев, спросил повзрослевший Регулус Блэк. Необычное поведение брата явно не прошло незамеченным мимо его внимания.
Он оттолкнулся от стены и шагнул к их небольшой компании. Сириус, стоявший ближе, инстинктивно подался назад. Гарри успокаивающе коснулся его руки. Этот жест, казалось, подействовал на мужчину отрезвляющим образом. Сириус провел ладонью по лицу, как будто желая стряхнуть с себя наваждение, и прикрыл глаза, а когда вновь открыл, увидел все то же самое.
— Регулус... — повторил он, но уже немного спокойнее. — Это не сон...
— Ты меня пугаешь, — признался Регулус, с легкой тревогой наблюдая за ним. — Почему это должен быть сон? — Его взгляд прошелся по всем присутствующим. — Вы все какие-то странные... Что случилось?
Он резко замолчал, как если бы к нему пришла неожиданная мысль.
— А что, вполне возможно...
Стало тихо. Гарри, у которого новая картина мира никак не укладывалась в сознании, неотрывно смотрел, словно загипнотизированный, на Регулуса Блэка. Затем он не выдержал.
— Так где мы?
— И где Вики с Паркинсон? — добавил Рон.
Но прежде чем Регулус смог ответить на его вопрос, у Гарри почему-то возникло отчетливое ощущение, что этот дом связан с крестным.
— Ты не знаешь, где мы находимся, Гарри? Это же дом Сириуса, — подтвердил младший Блэк и в свою очередь поинтересовался: — А кто такие Вики и Паркинсон?
Сириус при упоминании этих имен заметно дернулся, словно сквозь него прошел разряд тока.
— Хотя в магическом мире фамилия Паркинсон довольно известная. Вы имеете в виду кого-то из этой семейки? Случайно не дочку Ричарда Паркинсона?
— Откуда вы... — вырвалось у Гермионы, но, спохватившись, она умолкла.
Слегка приподняв брови, Регулус усмехнулся. Гарри вдруг показалось, что ему что-то известно.
— Выходит, Виктории здесь нет? — спросил Сириус, не пытавшийся скрыть рвущееся изнутри отчаяние.
— Кроме нас пятерых, здесь больше никого нет. Виктория... — повторил Регулус негромко. — Что ж, все сходится.
Не обратив внимания на эти слова, Сириус внезапно устремился к двери.
— Сириус! Ты куда? — не сразу среагировал Гарри.
— Искать Викторию!
— Но где? Она может быть где угодно...
Гарри догнал его на лестнице, ведущей на первый этаж.
— Я найду ее, где бы она ни была!
— Подожди! Ты же можешь связаться с ней мысленно, ты мне сам рассказывал...
— Увы, Гарри, уже не могу, — горько сказал Сириус, продолжая нестись вперед.
Они вдвоем вышли в небольшой холл, остановившись перед входной дверью.
— Но почему?
— Потому, что я собственноручно уничтожил эту ментальную связь.
— То есть как?.. Впрочем, — опомнился парень, — это сейчас неважно. Мы найдем Викторию, обязательно найдем, только... только давай сначала подумаем, где она может находиться.
— Я не в состоянии ждать! А вдруг она снова попала в руки Волдеморту?..
Они с ужасом уставились друг на друга. У Гарри перехватило дыхание, когда он представил, что девушка, к которой привязался всем сердцем, в этот момент обнаруживает себя среди Пожирателей.
— Нет, это невозможно... — севшим голосом произнес он. — Я с тобой! — воскликнул Гарри, хватая крестного за рукав, едва тот потянулся к дверной ручке. — Я не отпущу тебя одного. Мы должны быть вместе. Наше время изменилось, и кто знает, что еще произошло в мире... кроме того, что жив твой брат...
— Хотел бы я знать, как это вышло, — сказал Сириус, невольно обратив лицо к темной лестнице. — Но...
Будто уловив его взгляд, на самом ее верху появилась человеческая фигура, подсвеченная сзади горевшим в коридоре светом. За ней — еще две.
— Я-то думал, вы уже умчались в неизвестном направлении, — сказал Регулус, приближаясь. — Или вы отложили поиск таинственной Виктории на утро?
Рон и Гермиона держались от него на некотором расстоянии, словно опасаясь каких-то неадекватных действий со стороны человека, который еще с утра был шестнадцатилетним подростком.
"Он ведь Пожиратель смерти! — вспомнил Гарри. — Вернее, был им двадцать лет назад. А что, если он и сейчас поддерживает связь с Волдемортом? Он же жив..."   
Но потом сообразил, что в таком случае ни Сириус, ни он сам не стали бы общаться с Регулусом. И все же, как ему удалось спастись? И на что еще повлияло их невольное путешествие в прошлое?
Гарри подумал о родителях. Нет, очень маловероятно, что изменение в мире коснулось и их судьбы. Ведь тогда бы они сейчас были рядом...
— Нет, — резковато ответил Сириус. — Я отправляюсь сию же секунду.
— Мы отправляемся, — поправил Гарри.
Гермиона в растерянности теребила воротник своей мантии, не находя нужных слов. Рон, наоборот, явно хотел что-то сказать, но не посмел. Эта ночь снова перевернула их жизнь с ног на голову, наполняя души смятением и страхом.
— Тогда будьте осторожны, — сказал Регулус перед тем, как Сириус и Гарри вышли в ночь.
В беспрерывных поисках и навалившихся новых заботах пролетело целых четыре дня. Четыре дня отчаяний и угасающей надежды. Виктория так и не нашлась. Ее искали везде, где только можно, но нигде, нигде следов пребывания девушки обнаружено не было. Сириус с каждым днем все больше замыкался в себе, и даже Гарри не мог утешить его. Нельзя сказать, что Гарри приходилось легче, однако в нем до сих пор жила уверенность, что еще не все потеряно, хотя иногда, особенно по ночам, и его охватывало горькое бессилие.
В ту самую, первую, ночь они отправились прямиком в Хогвартс, но, конечно, туда не попали. Едва Сириус Гарри перенеслись к воротам, их перемещение зафиксировали Следящие чары, и им пришлось в срочном порядке аппарировать в Запретный лес. Однако, и пройдя таим путем до открытой территории школы, им не удалось пересечь границу леса незамеченными. Затем, чтобы проверить и этот вариант, Сириус с Гарри аппарировали в Россию, туда, где Виктория жила с подругой раньше. Их встретили чужие люди и чужая речь. Более того, кое-как добыв информацию, они узнали страшную весть, что Алиса погибла еще полгода назад. Про Вики никто ничего не ведал.
Третьим пунктом их поисков был Малфой-мэнор. К их огромной, но мимолетной радости, в поместье проникнуть не составило особого труда. Впрочем, все оказалось впустую. В конце концов, их чуть не разоблачили, и они поспешили убраться с вражеской территории.
— Может, у меня получится чем-то тебе помочь?
Сириус отнял ладони от лица и непонимающе посмотрел на привычно прислонившегося к стене Регулуса. Он так и не смирился полностью с тем, что с их возвращением многое пошло наперекосяк, в частности — с ожившим братом. Это Сириуса слегка дезориентировало.
— Что?
— Могу ли я что-то сделать, чтобы ты не страдал? Это ведь все из-за той Виктории?
— Ничего ты не сможешь сделать, —  после долгого молчания сказал Сириус, снова уткнувшись в сложенные ладони.
Находящиеся тут же, на кухне, Гарри, Гермиона и Рон тревожно переглянулись. Последние два дня мужчина почти впал в депрессивное состояние, ни с кем не разговаривая и не всегда вспоминая про еду и сон. Сегодня Гарри еле уговорил крестного хотя бы пообедать.
— Эта Виктория, она кто? Или это секрет? — спросил Регулус, заметив переглядывания троих друзей.
— Нет... не секрет, — поспешила сказать Гермиона, когда пауза затянулась. — Но... Мы... Виктория наш очень хороший друг... — не слишком ловко объяснила она, так как никто не стремился просвещать его.
— Все понятно. Да только не понятно, почему я о ней ничего не знаю, хотя мы с вами давно общаемся. А Сириус к тому же мой брат. Не скажу, что мы в детстве особенно дружили, но на последних курсах в школе стали ближе, благодаря... — мужчина усмехнулся, но при этом следя за скорбно сгорбившимся за столом братом, — Макгонагалл. Помнишь, Сириус, она нам назначила совместную отработку?
При этих словах Гарри резко вскинул голову, не думая о том, как такая реакция будет выглядеть в глазах Регулуса. Но не только его заставила напрячься последняя фраза. На лице Сириуса наконец-то появился проблеск заинтересованности.
— Что ты хочешь сказать? Мы с тобой на этих отработках сблизились?
— Да. Ну, на первых порах мы как будто не замечали друг друга, а потом неожиданно разговорились. Да что я тебе рассказываю, ты и сам прекрасно знаешь. — Младший Блэк помедлил. — Или нет?
Сириус, откинувшись на спинку стула, не ответил.
— Неужели все было не так?
— Что вы имеете в виду? — удивилась Гермиона. — Что не так?
Регулус задумчиво посмотрел на нее, словно решая, говорить или промолчать. Он пересек кухню и уселся на незанятый стул, стоявший как раз напротив девушки.
— Однажды в Хогвартс приехала некая американская делегация...
Трое друзей, как и следовало ожидать, после такого начала не сразу смогли скрыть свои эмоции. Сириус же с выражением любопытства лишь сложил руки на груди.
— И что дальше?
— В общем-то ничего особенного. Вроде бы. Американцы как приехали, так уехали внезапно. Но один эпизод меня крайне заинтересовал. У одной из девушек, старшей, я увидел хроноворот.
— Неужели ты так отчетливо это помнишь? — спросил Сириус, не выказывая по этому поводу ни малейшего беспокойства. — Двадцать лет прошло.
— Я же говорю, меня весьма заинтересовал тот момент. Разве ты сам ничего не помнишь из того времени?
Он не стал отрицать.
— А почему вы уверены, что у девушки был именно хроноворот? — рискнул спросить Рон. — И что в этом особенного?
Зачем ему понадобилось задавать  такие очевидные вопросы, Гарри понятия не имел. Однако на сей раз Поттер уверился в том, что Регулус не просто подозревает о их путешествии в прошлое, а он отлично знает это. Впрочем, вреда от его знания вряд ли будет.
— Есть ли смысл отвечать? — чуть насмешливо осведомился Регулус. — Кстати, ту девушку, если не ошибаюсь, звали Виктория.
Секундная тишина показалась Гарри оглушительной. Затем Сириус с шумом отодвинул стул.
— Прости, если я тебя этим задел, Сириус... На самом деле я всего лишь намекал, что вам незачем от меня что-то скрывать. Думаю, вы и так догадались, о чем я.
Младший Блэк выжидательно посмотрел на брата. Тот, поднявшись, прошелся по просторной кухне. Гарри, мучительно переживающий и за Викторию, и за крестного, однако был не прочь выяснить, что знает, вернее, о чем предполагает Регулус. А также положение в магическом мире, точнее — в Британии. Хотя время от времени в его сознании всплывали видения, похожие на воспоминания эпизодов его жизни, но которые не происходили с ним в реальности.
— Да уж, догадались. Это нетрудно. Одно твое упоминание о хроновороте чего стоит. — Сириус, остановившись, потер лицо. — А ты сообразительный, братец. Впрочем, я тебя никогда не считал дураком. — Регулус едва заметно улыбнулся, как будто слова брата ему были приятны. — Исключая, естественно, твой самый идиотский поступок: вступление на службу к Волдеморту.
Улыбка пропала. Гарри пристально наблюдал за Регулусом и потому заметил, как дрогнули его руки, лежащие на столе.
— Признаю, тогда я был редкостным болваном. Но потом опомнился. Вернее, прозрел.
— И очень вовремя.
— Но мы свернули с нужной темы. Та девушка... Она и есть ваша Виктория?
— По-вашему, мистер Блэк, она побывала в прошлом? — уточнила Гермиона.
— Мистер? — как будто удивился тот. — Я опять стал мистером?
Девушка досадливо прикусила нижнюю губу.
— Не бери в голову. Называй меня как хочешь, но лучше по имени. Так проще. Так вот, твой вопрос... — прежним тоном продолжил мужчина. — Да, я считаю, что она побывала в прошлом под видом американской преподавательницы. Как и вы вчетвером.
Рон, кашлянув, заерзал на стуле.
— Ты уверен в этом? — осведомился Сириус.
— Как никогда, — кивнул Регулус. — Ваше странное, во всяком случае для меня, поведение это только подтверждает. Ну, что, начнете доказывать, что я ошибся?
— Нет, не начнем. Ты прав. Это были действительно мы.
Признание не явилось для него шоком, поэтому он лишь задумчиво кивнул.
— Но как вы это поняли? — не выдержал Рон. — Мы так хорошо замаскировались!
— Во-первых, вас выдал хроноворот. Он-то и подстегнул меня присмотреться к вам внимательнее. А во-вторых... уже через много лет, невольно, конечно, мои догадки подтвердила Гермиона.
— Я? — Гермиона ошарашенно захлопала ресницами. — Это еще почему?
— А я, кажется, знаю... — впервые за все это время заговорил Гарри. — При создании нашей легенды мы не учли одного: того, что в будущем о нас кто-нибудь вспомнит. Ты ведь, Гермиона, воспользовалась своим собственным именем.
— Ну и дела... — протянул озадаченный Рон. — Получается, ее мог узнать кто угодно, кто видел ее тогда. К примеру, тот же Петтигрю... И, — он резко побледнел, так, что на лице выделились веснушки, — Вол... Вол...
— Волдеморт, — мрачно закончил Сириус.
— Это вряд ли, — покачал головой Регулус. — Темный лорд не стал бы запоминать имя незнакомой ему американской школьницы. К тому же, когда Гермиона поступила в Хогвартс, его мало что интересовало, кроме обретения тела и...
— Меня, — вновь произнес Гарри.
Четыре пары глаз с разной степенью тревоги скрестились на парне, машинально коснувшемся лба.
— Но ведь Вики имя тоже не меняла! — взволнованно сказала Гермиона. — И Волдеморт знает о ней! Он вполне может сопоставить эти факты...
— Так вы скажете или нет? — перебил Регулус. — Вы как-то изменили будущее? Ибо мне не совсем понятно, о чем вы говорите.
— Изменили не то слово... — Сириус приблизился к окну и замер, глядя в постепенно угасающий зимний день. — Впрочем, мы сами не знаем, насколько сильно наше пребывание отразилось на ходе истории...
— И оно коснулось меня? Вот почему, когда ты увидел меня той ночью, у тебя была такая реакция, словно встретил призрака... хотя это не вполне точное сравнение.
— Ты правда хочешь узнать?
— Меня теперь трудно чем-либо удивить.
Сириус тяжело вздохнул. Гермиона украдкой положила руку на ладонь Рона. Гарри, отвернувшись, некстати подумал о Джинни. Где она сейчас? Скорее всего в Хогвартсе...
Гарри внезапно выпрямился. Почему он сразу не вспомнил о ней?
— Тебя не было в той реальности, из которой мы попали в прошлое.
— Не было — в смысле я погиб или вообще не появлялся на свет? — уточнил Регулус. — А, ну да... в последнем случае ты бы меня не знал. Значит, я погиб. Но, надеюсь, это была героическая смерть?
Не похоже, что сия весть его сколько-нибудь огорчила.
— Не сомневайся. Ты погиб во имя добра.
— Еще скажи, в самом расцвете лет.
— Так и было. Тебе и восемнадцати не исполнилось.
— Восемнадцати? Подожди... Это как-то связано с тем походом в пещеру?
— В пещеру? В какую... — Сириус запнулся, насторожившись. — Та пещера, которую Волдеморт использовал как тайник? Если так, то это связано напрямую.
— Какая теперь разница? Я-то жив.
Едва в разговоре наметилась пауза, Гарри нетерпеливо поднял руку как на уроке. Тотчас все повернулись к нему.
— Извините, что прерываю, но у меня появилась идея, как обнаружить местонахождение Вики!
— Говори! — на миг окаменев, воскликнул Сириус.
— Вообще-то это касается только Хогвартса... Если Вики там...
— Карта! — выдохнула Гермиона, засияв улыбкой. — Как мы сразу не сообразили!
— Я сейчас ее принесу!
Выбежав в коридор, Гарри понесся в спальню, которую делил с Роном. Он был уверен, что карта Мародеров сейчас находится среди его вещей, потому что она иногда мелькала в "новых" воспоминаниях Гарри. Старый пергамент с самого первого курса был с ним.
С первого курса? Зацепившись за эту мысль, парень чуть сбился с шага. Но, не давая себе задуматься глубже, он принялся хаотично двигаться по комнате и перебирать вещи. Спустя две минуты Гарри наконец догадался использовать Манящие чары. Вскоре, сжимая в руке карту, он вернулся на кухню.
— Ну что? Ты уже...
Гарри помотал головой и, отодвинув посуду, разложил пергамент на столе, чтобы карту могли видеть все. Сириус с нетерпением склонился над ней. После того, как был произнесен пароль, на пергаменте начали появляться, растягиваясь во все стороны, тонкие линии, превращаясь в подробную карту Хогвартса. Гарри, ища знакомое имя, напряженно вглядывался в то и дело перемещающиеся точки — обитателей замка.
— Джинни... — сдавленно произнес Рон и ткнул пальцем в один из углов карты.
Точка, подписанная "Джинни Уизли", в этот момент находилась в гриффиндорской башне. Сердце Гарри застучало учащеннее. Виктории же там не обнаружилось.
— Где же она... — прошептал Сириус, с лихорадочной настойчивостью водя взглядом по пергаменту. — Она должна быть там, иначе...
"Иначе поиски продлятся до тех пор, пока мы совсем не потеряем надежду" — понял Гарри. Он стиснул зубы, стараясь не смотреть в сторону изображенной гриффиндорской башни. Джинни... Как он мог всерьез убедить себя в том, что не любит Джинни?
— Слушайте, — сказал Регулус, рассматривая низ карты, — Паркинсон, о которой вы упоминали тоже, зовут Пэнси?
— Да, это она, — кивнула Гермиона, наклоняя голову. — Выходит, Паркинсон в Хогвартсе?
— Где ей еще быть? — равнодушно бросил Рон. — Хогвартс стал очередным обиталищем Пожирателей, поэтому эта мартышка там как раз к месту. Небось снова превратилась в надменную змеюку, радуясь, что нас нет рядом...
— Но и сейчас с ней никого нет, — пробормотал Гарри, провожая глазами точку-Пэнси Паркинсон, спешащую по своим делам. — Странно, что рядом не околачивается Малфой со свитой...
Сириус придвинулся к нему, чтобы лучше рассмотреть эту часть карты, и замер. Гарри, стоявший к нему почти вплотную, ощутил, как он напрягся.
— Виктория...
— Что? Где? — взволнованно воскликнули Рон и Гермиона, вытягивая шеи. — Она все-таки в Хогвартсе?
— Виктория в подземелье, — охрипшим от переполнявших его эмоций голосом проговорил Сириус, подводя палец к точке с именем "Виктория Кленова-Эванс", которая находилась недалеко от слизеринской гостиной.
— В подземелье? Но что она там... — Рон осекся, как видно, поняв, что уж теперь девушка никак не могла жить в гриффиндорской башне.
— Кленова-Эванс? — прочел вслух Регулус, несомненно заинтересовавшийся двойной фамилией. — Необычное сочетание. Я помню одну Эванс...
Не закончив фразы, он быстро взглянул на Гарри. На секунду тому показалось, что на его лице мелькнуло выражение, до странности похожее на вину. Но с чего Регулусу быть виноватым перед ним?
— Они сестры, — зачем-то решил пояснить Гарри и добавил, заметив вопросительный взгляд: — Вики и моя мама.
— Твоя родная тетя, значит? — нахмурился мужчина. — А Темный лорд об этом знает?
— Очень надеюсь, что нет, — натянуто сказал парень. Перед его мысленным взором пронеслась сцена в Зале пророчеств. Страх царапнул острыми коготками. Как быть, если Волдеморт в курсе их родства и Викторию усиленно охраняют?
— Волдеморта в Хогвартсе нет, — сказал Сириус, вынудивший себя не мчаться сломя голову в ночь, а как следует изучить обстановку в замке.
— А Снейп где? — спросил Гарри. — Спорю на что угодно, он в директорском кабинете рассиживает. В тот раз ему не удалось побыть главой школы, но теперь его планам ничего не мешает.
— А Вики не удалось сбежать из поместья Малфоев, — вставил Рон. — Раз она не вместе с нами...
— Снейп действительно в кабинете директора, — будто не слыша Рона, сказал Сириус. — Кроме него, в Хогвартсе еще находятся Кэрроу, Яксли и... — его брови сурово сдвинулись к переносице, — Эндрюс.
— Эндрюс? Тот самый?
Он выпрямился, аккуратно сложил карту и повернулся к двери, бросив через плечо:
— Это уже неважно. Важно то, что мы нашли Викторию. Идемте, не будем терять время.
Одевшись и проверив наличие своих палочек, все пятеро человек вышли из дома, защищенного от постороннего внимания почти так же хорошо, как дом двенадцать на Гриммолд-плейс. Поэтому они не опасались, что, вернувшись, обнаружат в нем нежелательных лиц. Всегда приятно иметь надежное убежище, в особенности — когда наступают темные, неспокойные времена, а за каждым углом чудится угроза.       

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 3. Запасной план, или Спастись любой ценой

 Новое утро началось с того, что мне приснился сон. Не обычный. От обычного я бы так не взволновалась. Впрочем, не это главное: в этом сне-видении были люди, с которыми меня разлучила судьба-злодейка. Сириус, Гарри, Гермиона и Рон! Все они, если верить ему, живы и здоровы! А еще в их компанию каким-то образом затесался... Регулус Блэк. Честное слово, его так назвал Сириус. Вот только этот Регулус выглядел повзрослевшим на двадцать лет. Ну, правильно, если в нынешней реальности он не погиб молодым, сейчас ему должно быть тридцать шесть.
"Он-то жив, а Алиса — нет", — явилась непрошенная мысль. Меня как будто окатили ледяной водой. Вздрогнув, я обняла себя за плечи. Не раскисай, Виктория, тебе еще понадобятся силы. На ум снова пришли слова Паркинсон. "Хочу помочь тебе..." Неужели она говорила это всерьез? Да хоть бы и так, не могу же я дожидаться, когда она что-нибудь придумает. Мое положение не позволяло мне надеяться на кого бы то ни было кроме как на саму себя.
Одевшись, я помедлила у накрытого к завтраку стола и подошла к двери. Осторожно, словно боясь обжечься, положила ладонь на дверную ручку. Как хочется покинуть эту опостылевшую комнату, выйти из подземелья и вдохнуть свежего воздуха! Не слишком полагаясь на удачу, я вынула палочку, которую хранила как зеницу ока, и шепотом произнесла отпирающее заклинание. Через мгновение, не веря своим ушам, услышала тихий щелчок. В животе от дикого волнения образовалась воздушная яма. Так просто? Или, может, это постаралась Паркинсон? Так или иначе, я обязана воспользоваться случаем выбраться отсюда.
Но как только передо мной распахнулась дверь, приглашая выйти в полумрак коридора, я в нерешительности замерла. А вдруг меня снова обнаружат Пожиратели? Если они ночью с легкостью загнали меня в тупик, то сейчас и подавно поймают. И Снейп не поможет.
Я чуть не заплакала от бессилия. Конечно, я смогла бы как-нибудь защититься, но моих умений не хватит против этих опытных и жестоких людей. Вот была бы у меня мантия-невидимка или карта Мародеров, тогда бы шансы пробраться незаметно возросли во много раз. А так... Я скрипнула зубами. Какой смысл стоять на пороге и воображать возможные неприятности? Или идти вперед, или остаться здесь и закрыть дверь.
Глубоко вздохнув, я ступила в коридор, скупо освещенный горящими факелами. Во всем подземелье было не слышно ни звука, словно меня каким-то образом перенесло в склеп. Я осторожно двинулась в сторону выхода, не забывая при этом пугливо осматриваться. В конце пути, показавшемся мне ужасно долгим, сердце билось так сильно, что пришлось прислониться к холодной стене, чтобы успокоить его. В просторном холле, куда я выглянула спустя несколько секунд, тоже не оказалось ни души, и можно было подумать, что поблизости никого нет, если бы не доносившиеся из приоткрытой двери Большого зала громкие голоса. Амикус Кэрроу был чем-то очень недоволен.
Итак, Вика, соберись. Если снова возникнет неодолимое препятствие, шансы выбраться из Хогвартса в дальнейшем сократятся до минимума. Либо Пожиратели что-нибудь сделают со мной, либо Снейп станет водить меня с собой, куда бы он ни пошел, и, чего доброго, найдет мою палочку. Ошибиться нельзя, но и медлить — тоже.
Кусая губы, я шагнула в холл. В огромном помещении даже этом малейший звук был как оглушительный раскат грома. Я застыла, опасливо глядя на двойные двери напротив. Вдруг кто-то услышал? Ничего не происходило, и я прибавила скорость. Главное, незаметно выскользнуть на улицу, а там видно будет...
Однако моим замыслам не суждено было сбыться. Мне оставалось лишь пара шагов до заветной цели, как входная дверь начала внезапно открываться. Я завороженно уставилась на гигантскую створку, забыв, что надо скорее уносить ноги. На пороге выросла невысокая фигура, закутанная в бордовую мантию. За спиной женщины тут же появились еще две. При взгляде на одного из мужчин меня буквально затрясло от ненависти. Алекс! Этот мерзавец продолжает напоминать о себе и в прошлом, и в настоящем...
Увидев окаменевшую меня на своем пути, низенькая женщина с пугающе-выпуклыми лягушачьими глазами на одутловатом лице недоуменно прищурилась.
— Это еще кто?
Ее тонкий звонкий, как у девчонки, голосок словно бы разбудил меня. Дернувшись, я развернулась на каблуках и понеслась к главной лестнице. Может быть, такая реакция являлась ошибкой, но поделать с собой я ничего не смогла.
— А ну стой! — крикнула женщина. — Поймайте ее! Чего застыли!
По ногам хлестнуло заклинанием. Не удержавшись, я рухнула на плитки пола, и меня почти сразу рывком дернули за руку, поднимая. Узрев рядом Алекса, яростно попыталась вырваться из его захвата. Да куда там.
— Отпусти меня, мерзавец!
— Ты кто? Школьница? — раздался голос той жабообразной женщины. — С какого факультета?
Не обращая на нее никакого внимания, я продолжала бороться за свою свободу.
— Я тебя спрашиваю! Отвечай!
Мне на плечо легла жесткая ладонь и развернула в другую сторону. Лицо незнакомки выражало высшую степень недовольства.
— Если она не говорит, выяснить это можно там, мадам Амбридж, — сказал третий человек, в котором я признала Яксли.
Амбридж? Знакомое имя... Гарри, кажется, как-то упоминал его.
Она посмотрела на двустворчатые двери Большого зала.
— Верно. Держи девчонку, — квакнула она Эндрюсу.   
Невзирая на все свои потуги освободиться, я вошла в Большой зал вместе с незванными гостями. Он был полон людей. Похоже, здесь собралась вся школа, от первокурсников до школьного персонала, включая мадам Помфри. Правда, Хагрида не было видно.
— ...Никто не хочет признаваться? — ворвался в уши зловещий голос Амикуса Кэрроу. — Боитесь, детки? Тогда придется...
Пожиратель расхаживал перед факультетскими столами, держа в опущенной руке палочку. Его сестра Алекто стояла чуть в стороне и, также держа палочку, смотрела на возвышавшуюся напротив нее профессора Макгонагалл. На лице последней виднелась отчетливая ярость, смешанная с отвращением.
— Что здесь происходит? — оборвала на полуфразе Амикуса Кэрроу Амбридж, подходя к слизеринскому столу.
Все, кто находился в Большом зале, в едином порыве повернулись к ней. Затем, все еще стараясь отцепить от себя Алекса, который как будто не узнавал меня, я почувствовала, как многочисленные взгляды переместились и на мою персону тоже.
— Долорес? — заговорил Кэрроу, справившись с легкой растерянностью, вызванной нашим появлением. — Каким ветром вас занесло в Хогвартс?
— Попутным, не сомневайтесь господин профессор, — издала смешок она, от которого меня буквально передернуло.
— И что же заставило вас прибыть сюда? — опередив открывшего рот Амикуса, спросил Снейп, поднявшийся со своего места за преподавательским столом. Он смотрел прямо на меня, и я отчего-то присмирела ненадолго. Уж лучше б я не выходила из подземелья...
— О, одно очень важное дело, господин директор. Так что у вас происходит?
— Вчера произошел небольшой инцидент с первокурсницей из Слизерина, но уже все улажено...
— Улажено? — повторил Кэрроу. — Я бы так не сказал.
— Что за инцидент? — заинтересовалась Амбридж, подавшись вперед.
Глядя на ее широкую спину, я вновь предприняла попытку вырвать у Алекса свою руку.
— Отпусти меня! Мерзкий Пожиратель!
Наконец в броне его безразличия образовалась пробоина. Мужчина опустил глаза, и наши взгляды пересеклись. Губы Алекса слегка скривились.
— Гад...
Пусть знает, как я его ненавижу.
Однако, ничего не сказав, он тут же разорвал зрительный контакт и поднял голову. Зато ко мне подобрался ближе другой Пожиратель.
— Сопротивляешься, детка? — негромко, но отчетливо произнес он, наклонясь. — Я знаю отличный способ усмирить таких непослушных девочек, как ты.
От его холодного недвусмысленного тона у меня зашевелились волосы на затылке. Я попробовала отодвинуться, но натолкнулась на Алекса. Боже, зачем я только высунулась из спальни...
— Советую не слишком-то обольщаться, Яксли, — сказал Алекс, не поворачиваясь.
— Почему это? У тебя на нее какие-то свои планы? — ухмыльнулся Яксли.
Но Эндрюс не собирался больше вступать в разговор, и тому пришлось замолчать, хотя я ощущала, как он пронзительно смотрит на меня.
— ...Это действительно весьма неприятное происшествие, господа, — говорила между тем Амбридж. — Оно должно быть расследовано, а виновные — наказаны. Где эта ученица?
— Шарлотта Тернер! — позвал Амикус Кэрроу, обратив лицо к слизеринскому столу, когда в Большом зале на мгновение разлилась гнетущая тишина. — Встань, чтобы мадам Амбридж тебя увидела.
Светловолосая девочка, сидевшая недалеко от края стола, нерешительно встала. Люси, которую я обнаружила рядом с ней, незаметно погладила подругу по руке.
— Расскажи, как все было, — ласковым, как, наверное, ей самой казалось, голосом попросила Амбридж, становясь напротив первокурсниц.
— Я шла на урок... — едва слышно произнесла Шарлотта, не поднимая взора от стола. — Потом я услышала, как меня кто-то позвал... оглянулась, но никого не увидела. После этого меня сильно толкнули и я оказалась в каком-то пустом классе. А дверь заперли. Вот и все... — закончила она еще тише.
— Значит, ты не заметила, кто это сделал?
Шарлотта помотала головой, явно желая, чтобы расспросы прекратились.
— Хм. Ладно, садись.
Она с облегчением опустилась на скамью, и Люси что-то ей зашептала. Слизеринцы, выглядевшие оживленнее остальных школьников, с присущим им высокомерием и презрением посматривали на соучеников других факультетов. Особенно старался Драко Малфой. Паркинсон же, сидящая по правую руку от него, отрешенно ковыряла ложкой у себя в тарелке.
— Кстати, эта девушка с какого факультета? — вдруг спросила Амбридж, ткнув толстым пальцем в мою сторону. — Почему она находилась не со всеми школьниками?
— Она не ученица, — отозвалась Алекто Кэрроу и злорадно усмехнулась. — Это протеже нашего дорогого директора.
— Вот как? — с легким удивлением протянула Амбридж, повернувшись к Снейпу, видно, за разъяснениями.
— Мисс Кленова — моя помощница, — коротко сказал Северус, решительно подходя ко мне с явным намерением отвести обратно в подземелье.
Помощница? Интересно он охарактеризовал мое присутствие в школе.
Я оттолкнула от себя руку Алекса. На сей раз он неохотно, но все-таки брал ее.
— Нет, подождите!
Что опять неймется этой злобной ведьме? Да кто она вообще такая?
— Ваша... помощница чистокровная?
— Это неважно, — как можно спокойнее ответил Снейп. — Хватит того, что она работает со мной.
— Нет, профессор Снейп, не хватит, — елейным голоском, точно разговаривая с несмышленным ребенком, сказала мерзкая Амбридж. — Вы забыли, кто я?
— А вы забыли, кто я, Долорес? — в тон ей спросил он, уже не скрывая раздражения. — Или будем выяснять у кого больше полномочий?
— Не будем. Но позволю себе заметить, что у меня столько же прав присутствовать в школе, сколько и у вас.
— Что это значит? — резко спросила профессор Макгонагалл, неслышно подошедшая к нам.
Когда наши с ней взгляды встретились, я почувствовала волнение. Узнала ли она меня спустя двадцать лет? Но даже если и узнала, то никак не выдала это. Профессор гневно и в то же время с отвращением смотрела на приземистую Амбридж, которая выглядела по сравнению с высокой Минервой коротышкой и совершенно не страшно. Но внешность порой бывает обманчива.
— А то, Минерва, что мне возвратили мою старую должность, и теперь я снова главный инспектор Хогвартса. Несмотря на то, что дух Дамблдора давно выветрился отсюда, — добавила Амбридж со смешком.
— Зачем вам это нужно?
Суровое лицо Макгонагалл побелело словно бы от неконтролируемой ярости, и казалось, она вот-вот набросится на ухмыляющуюся ведьму.
— До меня дошли сведения, что в школе находятся магглорожденные. Я проведу тщательное расследование и обязательно выведу их на чистую воду.
Она внимательно оглядела столы всех четырех факультетов, как если бы надеялась тут же выявить нечистокровность кого-нибудь из учеников. Те поспешно, будто им в самом деле есть что скрывать, наклонялись над своими тарелками.
— Вы чудовище, Долорес, — сообщила ей профессор Макгонагалл. — В вас нет ничего человеческого. Как и в этих, если можно их так назвать, людях. — Женщина кивком показала на Кэрроу и Яксли с Эндрюсом.
— Я бы на вашем месте поостерегся оскорблять меня, — недобро сощурился Яксли. — Это может вам выйти боком.
Профессор презрительно сжала губы.
— Совершенно верно, — поддакнула Амбридж, в руке которой появилась волшебная палочка, такая же толстая и короткая, как ее владелица. Невзирая на свою самоуверенность и окружающих ее Пожирателей, ведьма несомненно побаивалась более опытную в вопросах магии преподавательницу. — Как вы можете убедиться, сопротивление не всегда приводит к желаемым результатам. Все слышали? — она повысила голос. — Не то кончите как эта мошенница Трелони или безмозглый Хагрид. А до Поттера мы еще доберемся.
При упоминании Гарри я ощутимо вздрогнула, что не укрылось от внимания Снейпа. Но мне было все равно.
— Вот уж этому никогда не бывать, — холодно возразила профессор Макгонагалл.
— Посмотрим. — Амбридж, потеряв к ней интерес, вновь обратилась к Северусу. — Итак, профессор Снейп, ваша помощница чистокровная? Как ее зовут?
Так как он медлил с ответом, Алекто Кэрроу сделала это за него, злорадно ухмыляясь.
— Ее зовут Виктория Кленова, и она грязнокровка.
— Благодарю, профессор Кэрроу. Так, значит, она магглорожденная? — Выпуклые грязно-серые глаза пытливо впились в мое лицо. Мне с трудом удалось выдержать взгляд Амбридж. Впрочем, через минуту я смотрела поверх ее плеча на гриффиндорский стол, за которым сидела рыжеволосая девушка — Джинни Уизли. — Тогда почему она не явилась на регистрацию в Министерство? И почему находится в Хогвартсе?
— Это не ваше дело! — нашла я в себе смелость сказать ей, с вызовом подняв голову.
— Как раз мое, — нахмурилась Амбридж. — У вас имеется волшебная палочка?
Я инстинктивно стиснула в кармане свою палочку, готовая, если что, не сдаваться без боя.
— У мисс Кленовой нет палочки, — твердо сказал Северус, который, надо отдать ему должное, делал все, чтобы оградить меня от недобро настроенных людей. — И, как я уже говорил, она моя помощница, поэтому...
— Я вам не верю, — невежливо оборвала его Амбридж. — Обыщите ее! — приказала она Яксли с Алексом.
Я отпрыгнула в сторону, едва не задев сидящих поблизости слизеринцев, но в последний момент Яксли все-таки ухитрился поймать меня за рукав.
— Не трогай меня, урод! — прошипела я, вырываясь.
— Эй, тупая рожа, отпусти девушку! — выкрикнул кто-то из учеников. Мне почудилось, что это Майкл Корнер.
— Это кто здесь смелый такой? — изумился Амикус, поворачиваясь к столу Рейвенкло.
Яксли подтянул меня к себе, собираясь залезть в карманы мантии. Понимая, что мне уже нечего терять, я выхватила свою палочку и ткнула ею в лицо Пожирателю. Судя по тому, как он сдавленно охнул, она попала ему в глаз. Его пальцы разжались, и я отбежала от него.
— И вы утверждаете, господин директор, что у девчонки нет палочки?! — с каким-то торжеством воскликнула Амбридж.
На обычно невозмутимом лице Снейпа, который, конечно же, понятия не имел о моем секрете, промелькнула растерянность. Но когда она вознамерилась применить против меня магию, он загородил ей путь.
— Если вы не прекратите это сейчас же, мадам Амбридж, мне придется попросить вас покинуть школу.
— Не указывайте, Снейп, что мне делать! — Исходя негодованием, Амбридж попыталась обойти его.
— Директор здесь пока я, — негромко, но властно сказал мужчина. — А значит решаю тоже я.
Воспользовавшись тем, что Северус не смотрит на него, Яксли, злобно шипя, метнулся ко мне. К сожалению, я заметила это слишком поздно.
— Берегись! — воскликнул все тот же голос от   рейвенкловского стола, но Пожиратель уже схватил меня.
Моя палочка вылетела из ладони и приземлилась прямиком на стол Слизерина почти под нос ошалевшего от привалившего счастья Драко Малфоя. В тот же миг за пределами Большого зала гулко зазвучал колокол. Обернувшийся на мой придушенный крик, Снейп, оценив ситуацию, приказал всем школьникам и преподавателям разойтись по классам. Ученики, стараясь не привлекать лишнего внимания Пожирателей, молчаливо направились к выходу. Учителя не отставали от своих подопечных, хотя профессор Макгонагалл явно предпочла бы задержаться, чтобы не оставлять меня в обществе разозленного Яксли.
— Идите учите детишек, — оскалился он, когда женщина поравнялась с нами. — Не то и вам достанется.
— Это угроза? — поджала губы она, ее глаза опасно сверкнули.
— Профессор Макгонагалл, у вас ведь сейчас урок? — вмешался Северус, не давая разговору перетечь во что-то более серьезное. — Яксли, немедленно отпусти девушку, иначе я буду вынужден применить силу.
— Чем она тебе так дорога, а, Снейп? — поинтересовался Яксли и после недолгого колебания соизволил освободить меня из неприятных объятий. Я отскочила подальше, даже не надеясь убежать вслед за скрывшимися в холле школьниками: ведь кроме него и Снейпа, были еще Алекс и Амбридж, а перепрыгнуть через столы вряд ли получится. Больше всего сейчас я жалела об утраченной палочке; без нее я ощущала себя совершенно беззащитной. А если Малфой, который прихватил палочку с собой, отдаст ее Кэрроу?
— Пусть тебя это не волнует, — отрезал Северус, затем посмотрел на меня. — Идемте, мисс Кленова.
Амбридж, с хищным прищуром следившая за мной, мигом встрепенулась.
— Имейте в виду, профессор Снейп, я доложу о вашей, так сказать, помощнице куда следует.
— Докладывайте, — равнодушно промолвил он.
Не желая больше ни на секунду оставаться рядом ни с Амбридж, ни с Пожирателями, я торопливо зашагала к дверям, едва не переходя на бег. В холле по-прежнему царило безмолвие, однако он был не безлюден: у подножия лестницы стоял мистер Филч, а у его ног сидела Миссис Норрис. Увидев, что я по инерции вновь свернула к выходу из замка, шедший следом Снейп, догнав, бесцеремонно схватил меня за плечо.
— Куда это вы собрались, мисс Кленова?
— Догадайтесь с трех раз! — Раздраженная тем, что меня хватают все, кому не лень, я отпихнула его руку. — И перестаньте меня трогать! Я вам что, кукла?
— Спускайтесь, — будто не замечая моего негативного настроя, сказал мужчина, кивнув в сторону подземелья.
— А если я никуда не пойду, вы заколдуете меня?
Спор был бесполезен, но во мне взыграло упрямство. Впрочем, как только из Большого зала показался Алекс, я, резко развернувшись, помчалась в подземелье. Это был единственный выход не связываться опять с Пожирателями. Вбежав в спальню, я от души хлопнула дверью.
Черт побери! Что за бесконечная полоса неудач! Почему все это происходит со мной!
— Мисс Кленова!
Злясь не только на людей, препятствующих моей свободе, но и на себя саму, я с силой сжала ладони, удерживаясь от того, чтобы не накричать на Снейпа. Что ему еще от меня нужно?
— Идемте в мой кабинет.
Дабы не вступать в долгую перепалку, я молча прошла мимо стоящего на пороге мужчины. Оказавшись в кабинете, он плотно закрыл за собой дверь. Чую, сейчас будут разборки...
— Откуда у вас эта палочка? — спросил Снейп, сразу взяв быка за рога.
Надо бы сказать, чтобы он отобрал ее у Малфоя. Пусть лучше палочка будет у Северуса, чем у него. Может, со временем я как-нибудь придумаю способ вернуть ее.
— Оттуда, откуда и у всех, — решила я озадачить его. — От Олливандера.
Мне показалось, он даже опешил от такого прямого ответа. Ну, еще бы, по идее, я не должна знать ни про какого Олливандера.
— А если по правде? Вам ее кто-то из учеников дал? Или, наоборот, вы у кого-то из них взяли?
— А почему я должна говорить вам правду, профессор? Вы что, всерьез поверили в собственные слова, что я ваша помощница?
Снейп долго всматривался в мое лицо, прежде чем снова заговорить.
— Вы что-то скрываете, Виктория, я уверен в этом. Только вот что?
Мрачно усмехнувшись, я вспомнила, как еще несколько дней назад вела разъяснительную беседу с восемнадцатилетним Северусом. Ох, и зол же был на меня... Забавно, как иногда в жизни все меняется местами.
— Где эта палочка? Дайте ее мне.
— Увы, — я развела руками, — когда этот урод схватил меня, она упала на слизеринский стол, и ее взял Драко Малфой.
— Драко? — На секунду задумавшись, Снейп открыл дверь. Затем, оглянувшись, сказал: — Лучше всего будет, если вы пока останетесь здесь. В этом случае я буду уверен, что вы больше никуда не денетесь.
— Отлично! — раздраженно фыркнула я, когда осталась в кабинете одна. — Меня посадили под домашний арест.
Первые десять минут я просто расхаживала по кабинету. Но Снейп все не возвращался, и мне это занятие надоело. Возможно, он до сих пор разбирается с Малфоем, если учесть, что последнего еще нужно найти. А может, он наткнулся на Амбридж и ему приходится терпеть ее общество. Или...
Я нетерпеливо прошла к двери, прислушалась. Да какая разница, почему задерживается Северус, главное, я снова попала в капкан, как неосторожная мышка — в мышеловку. И палочки у меня теперь нет. Какая я все-таки дура, ведь прекрасно знала же, что выбраться из замка в это время практически невозможно, и все равно рискнула...
Шли минуты. Одиночество и глухая тишина становились невыносимыми. Вдобавок возникло чувство голода, и я вспомнила, что не завтракала сегодня. Но это было ничто по сравнению с тем, что я испытывала, когда мысли волей-неволей уносились к людям, которых мне очень недоставало. Сириус, Гарри, где вы? Я так по вам скучаю...
Я бессильно упала в кресло у камина, закрыв глаза, и дотронулась до кольца на безымянном пальце, единственной вещи, связывавшей меня с Сириусом. Оно было теплым, хотя металл иногда чуть заметно нагревался. Но это, скорее всего, означало лишь внутреннее состояние Сириуса, чем вероятную опасность. Он страдал оттого, что мы не вместе, я это ясно чувствовала.
Но скоро мы встретимся! Клянусь!
Внезапно тишину разбил какой-то звук. Я напряженно выпрямилась: он исходил от двери. В коридоре несомненно кто-то был. Я остерегалась спрашивать, кто там, потому что, кроме Паркинсон, мне некого ждать, а она сейчас наверняка на уроке.
— Виктория... — спустя несколько долгих секунд раздался негромкий голос того, кого слышать мне меньше всего хотелось: за дверью стоял Алекс.
Я смотрела на дверь и молчала, для надежности даже задержав дыхание. Не буду отвечать, ибо сказать ему мне нечего.
— Я знаю, что ты здесь. Твой запах... — Алекс запнулся. — Он здесь сильнее всего.
Как видно, в этой реальности мы с ним также пересекались не раз, и его тайна не была для меня тайной. В смысле — что Алекс оборотень.
Кресло чуть скрипнуло подо мной, когда я приподнялась, старась встать как можно тише. Но и этого хватило, чтобы чуткий слух зверя, затаившегося в Эндрюсе, уловил мое движение.
— Почему ты не хочешь поговорить со мной?
У меня появилось безотчетное желание запустить чем-нибудь в дверь, только чтобы он замолчал! И вообще исчез из моей жизни.
— Со снейпом ты едва ли не сама любезность, хотя он, как и я, служит Темному лорду. И даже больше...
Слушать его я была уже не в силах. Подлетев к запертой двери, я произнесла злым шепотом:
— Он хотя бы никогда не врет, как ты! Убирайся к своему лорду!
И, зажав уши ладонями, отбежала к противоположной стене. Пусть он уйдет!
В таком положении я провела пару минут. Потом, осторожно убрав руки, подозрительно прислушалась. Снова стало тихо. Либо Алекс действительно ушел, либо просто притаился. Пытаясь успокоиться, я глубоко вдохнула и выдохнула. И так несколько раз.
Снейпа все не было. Он как будто забыл обо мне. Не могу же я сидеть в кабинете до самого вечера без возможности сходить даже в туалет. Я ведь не железная, он должен это понять.
Мой взгляд, которым я бесцельно водила по помещению, вдруг наткнулся на шкаф, где хранились готовые зелья. Зелья... Они бывают весьма полезны, а некоторые имеют эффект сродни действию какого-нибудь аналогичного заклинания. Например, Маскировочные чары, какими пользовались в прошлом Сириус и остальные. А есть зелье Хамелеон, изобретенное близнецами Уизли. Или Оборотное зелье: пьешь его и превращаешься в другого человека. Помнится, об этом я мечтала, когда планировала сбежать из поместья Малфоев. С губ сорвался горький смешок. Мечты... Они далеко не всегда сбываются.
Если б я умела маскироваться, то попыталась бы выбраться из Хогвартса под видом кого-нибудь из обитателей замка, необязательно преподавателя. Можно было бы на время превратиться в любого из слизеринцев. У Пожирателей не возникнут подозрения, что он хочет, к примеру, прогуляться до Хогсмида: змееныши ведь на хорошем счету. Но беда в том, что колдовала я пока весьма посредственно, однако без палочки эта идея и вовсе неосуществима. Вот если бы мне попалось в руки Оборотное зелье... Хотя в отсутствии частицы того, в кого я хотела бы превратиться, оно тоже становится не особо полезным.
Вздохнув, я встала перед шкафом. Интересно, здесь есть Оборотное зелье? Думаю, есть. Северус наверняка варил его, и уж один-то флакон должен храниться в его запасах. Отгоняя мысль, что совать нос в чужие вещи нехорошо, я присела на корточки и распахнула дверцы. Там, как и ожидалось, обнаружился целый арсенал всяких склянок, бутылочек и флаконов. Заживляющее зелье, Кровоостанавливающее, Обезболивающее, Противоожоговое... Я протянула руку к флакончикам, стоящим в заднем ряду. Бодроперцовое зелье, Умиротворяющий бальзам. "Глоток Живой смерти". "Сыворотка правды". Покосившись с неодобрением на этикетку с этим названием, я выбрала следующий пузырек, и сердце взволнованно подпрыгнуло: на узкой бумажной полоске было выведено "Оборотное зелье".
Вдруг мой слух уловил отчетливые шаги. Не задумываясь, что делаю, я быстро сунула флакон в карман и, толкнув дверцы шкафа обратно, выпрямилась. В кабинет вошел Снейп. Изо всех сил удерживая на лице безразличие, я шагнула ему навстречу.
— Ну, что, вы забрали палочку у Малфоя?
Он как-то странно посмотрел на меня. Я слегка испугалась: неужели он что-то заподозрил?
— У мистера Малфоя нет той палочки.
— Почему это нет? Куда он ее дел?
Эта новость меня расстроила. Ну вот, теперь я вообще лишилась единственной защиты...
— Вы уверены, что именно он ее взял? — не сводя пристального взгляда с моего лица, спросил Северус.
— Ну, конечно! Я видела это!
Когда в голове появилось ощущение, похожее на мягкое прикосновение, во мне зашевелилось беспокойство. Ох, невероятно!.. Он сканирует мои мысли! То есть в данный момент применяет легиллименцию.
Ладно. Пусть будет так. Сосредоточившись, я ярко представила тот эпизод в Большом зале.
— И все-таки можно узнать, где вы взяли палочку? — продолжил расспросы Снейп.
Перед моим мысленным взором тут же возник образ чудаковатого Олливандера с палочкой в руках. Лишь едва Северус, прищурившись, подался вперед, я опомнилась и, отведя глаза, уставилась на камин.
— Разве это имеет значение?
Успел ли он увидеть?
— Если я спрашиваю, значит имеет.
Я с испугом вскинула глаза: Снейп подошел ко мне почти вплотную.
— Откуда вы знаете Олливандера?
Успел...
— Отвечайте!
Сначала эта Амбридж, потом он... Нет уж, так дело не пойдет!
— Отстаньте от меня! — выкрикнула я и, оттолкнув руку Снейпа, прошла мимо него. — Если позволите, я вернусь в спальню.
Но, очевидно, в его намерения не входило сию минуту отпускать меня. Когда я собралась открыть дверь, он развернул меня к себе. Взгляд невольно метнулся к его лицу.
— Что вы делаете?
Возмущению моему не было предела.
— Что за тайна таится в вашей душе? — спросил Северус, крепко держа меня за запястье.
Я не пыталась вырваться, понимая, что усилия будут напрасны. Но и не думать о том, что знать Северусу не следовало бы, получалось очень плохо. В голову настойчиво лезли мысли о Сириусе и Гарри, Джеймсе и Лили, поочередно возникали их лица, а я все никак не могла отвлечься на что-нибудь другое.
Я упорно не смотрела на мужчину, однако он также упорно искал мой взгляд. В какой-то миг ему это удалось...
Лили, обнимающая меня на прощание...
Прикусив губу, я опустила голову, и почти сразу же пальцы, сжимающие мое запястье, ослабли.
— Лили? — вырвалось у ошеломленного Снейпа. Увиденная в моих воспоминаниях Лили произвела на него огромное впечатление.
Все, пока он не пришел в себя, нужно уматывать.
До самого вечера я ждала, что вот-вот ко мне заявится Снейп и уже в более жесткой форме примется за допрос. Я не сомневалась, что он во что бы то ни стало захочет выяснить о моей связи с Лили. Если раньше Северус просто подозревал меня в чем-то, то теперь у него появились доказательства. Однако ни до обеденного часа, ни после он не посетил мою скромную обитель. С одной стороны, это обстоятельство здорово радовало, но с другой — настораживало: может, он дожидается, когда я совсем расслаблюсь, а потом, р-раз, и внезапно припереть к стенке. Хотя, думаю, в его долгом отсутствии виновата Амбридж.
Флакон с Оборотным зельем, который я, если называть вещи своими именами, украла из Снейповых запасов, так же крепко засел у меня в мыслях. И чем дольше растягивалось ожидание, тем больше становилось неотступное желание использовать зелье сегодня ночью. Но, увы, основной компонент — волосы или ногти кого-то из школьников — мне был недоступен. Так что приходилось только строить планы и уповать на счастливый случай.
Наверное, удача все же порой улыбалась мне. Примерно в восемь часов (эльф-домовик как раз водрузил на стол поднос с ужином и с тихим хлопком исчез) дверь неожиданно распахнулась, и в комнату кто-то стремительно вошел. Не зная, как именно реагировать на это вторжение, я напряженно наблюдала за визитером, так нагло ворвавшимся в чужую спальню. Закрыв дверь, он прислонился к ней спиной, и я увидела, что это никакой не "он", а она: Паркинсон, накинувшая на голову капюшон.
— Привет, Пэнси. Давно не виделись.
— С утра, — не слишком радостно буркнула девушка. — Я кое-что принесла. Вот, держи.
Словно искусный фокусник, она вытащила из кармана палочку. Я непроизвольно шагнула вперед.
— Моя палочка? Откуда она у тебя?
— Как ты считаешь? У Драко забрала. Пришлось постараться, чтобы он ничего не заметил.
Помедлив, я взяла палочку. Прикосновение к теплой деревянной поверхности вызвало у меня сильное волнение. Надо же, она снова вернулась ко мне. Я почувствовала к Паркинсон прилив благодарности.
— Спасибо, Пэнси, — искренне сказала я. — Если честно, я не верила, что ты станешь помогать мне.
Она неопределенно пожала плечами.
— Я так и знала. Ладно, мне пора.
— Постой! — остановила я ее, с волнением нащупав в собственном кармане флакон с зельем, и быстро проговорила: — Раз ты и правда настроена помочь мне выбраться из Хогвартса, можешь достать кое-что?
— И что же? — поинтересовалась Пэнси, неумело пряча удивление.
Я оценивающе посмотрела на нее. Коли она решилась принести палочку, то маловероятно, что проболтается о моей просьбе кому-то еще.
— Волосы кого-нибудь из слизеринцев.
На ее округлом лице появилось такое выражение, словно она сейчас расхохочется. Но нет, обошлось.
— Зачем? Ты припасла Оборотное зелье?
А она догадлива.
— Не все ли равно? Принесешь или нет?
— Ладно. Кстати... — Девушка замялась. — Нет, ничего...
Не давая мне времени опомнится, она вновь быстро шмыгнула в коридор. Я медленно побрела обратно к столу. Вяло поковыряла вилкой в картофельной запеканке, но аппетита не было, и я откинулась на спинку кресла. Жаль, что вещие сны нельзя заказывать загодя, а то бы задремала сейчас и посмотрела, что будет. Но чего нет, того нет. Главное — чтобы Снейп не вздумал усилить наблюдение за мной, ну и, конечно, чтобы Паркинсон не подвела. 

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский

Глава 4. Долгожданная встреча, или Не все идет как надо

 Пэнси пришла минут через сорок, с легкостью проникнув в комнату, как и в первый раз. Радуясь в душе, что это не Северус, я встала с кровати, на которую на всякий случай прилегла в надежде избежать очередного с ним разговора. Не станет же он будить меня.
— Ты здесь, значит, принесла, что я просила? — осведомилась я, разглядывая какой-то сверток в ее руках.
— Иначе меня здесь не было бы, — довольно равнодушно сказала Паркинсон.
Правильно, конечно, но мне нужно было уточнить.
— А это что? — не удержалась я, кивнув на сверток. Для чего ей понадобилось тащить лишние вещи?
— Это то, без чего ты не сможешь выйти из замка.
Я изобразила на лице огромную заинтересованность.
Паркинсон сунула руку в карман и на этот раз достала небольшой стеклянный пузырек. Приблизившись, я рассмотрела внутри него длинный светлый волос. Хм, светлый — то есть блондин, длинный — значит, принадлежит девушке. Хоть не Малфой, и на том спасибо.
— Чей он?
— Дафны Гринграсс.
Наступила небольшая пауза. Затем слизеринка встряхнулась.
— Вот, в общем... — несколько неловко сказала она, кинув сверток мне на кровать. — Это мантия Гринграсс. Как я поняла, ты хочешь воспользоваться Оборотным зельем. Но если ты будешь в образе Дафны и в собственной одежде, — ее взгляд прошелся по моей черной мантии самого обычного фасона, — тебя вычислят в два счета.
А ведь она права, черт возьми! Как я об этом не подумала?
— Предусмотрительно с твоей стороны, — заметила я. — И опять у меня возникает вопрос: для чего тебе это? Какой резон помогать мне?
Она отвернулась и только после этого сказала:
— Сама не знаю... Я чуть не погубила тебя, а ты относишься ко мне лучше, чем все остальные. Поттер, Блэк...
— Ну, их можно понять. А я все-таки не злодейка. Я не умею мучить людей, как... как некоторые. И между прочим, некоторые чистокровные волшебники, которые так и кичатся своей родословной, — на самом деле обыкновенные убийцы. Чем, скажи, они лучше магглорожденных?
У Паркинсон не нашлось ответа, и она просто дернула плечом. Наверное, для нее это было слишком сложной темой.
Я тоже пожала плечами. Читать проповедь — не моя специализация. Если надо, Пэнси сама в конце концов во всем разберется. А я всего лишь хочу поскорее оказаться с любимыми людьми.
— Эта Амбридж все еще тут? — решила я выяснить местонахождение неприятной во всех отношениях женщины. Не хотелось бы снова с ней пересечься.
— Нет, она ушла полчаса назад. Но Яксли и Эндрюс остались.
Сердце болезненно сжалось. Как некстати...
— Зачем? — Голос все-таки дрогнул.
— Понятия не имею. — Паркинсон быстро взглянула на меня. — Ты ведь знакома с Эндрюсом?
Я еле удержала готовые сорваться с языка грубые слова.
— Тебя это не касается. А Снейп где?
— Кажется, в директорском кабинете.
Ну, то, что он там, ничего не меняет. Насколько я знала, Снейп ночует здесь, в своей спальне. Так что он вполне может зайти ко мне. Эта мысль не прибавила мне настроения, и я смотрела, как Паркинсон покидает комнату, без особого энтузиазма.
— Пока.
Она оглянулась напоследок, но ничего не сказала. Вот так, и снова я одна.
От напряжения, которое сопровождало мучительное ожидание, у меня вдруг разболелась голова. Пытаясь успокоить свои нервы, я вновь прилегла на кровать поверх покрывала, но волнение никуда не уходило. Наоборот, с каждой томительной минутой мигрень становилась сильнее, и мне приходилось прилагать усилия, чтобы не застонать.
Поглощенная этим неприятным состоянием, я не услышала, как открылась дверь. Лишь когда в тишине раздался голос Северуса Снейпа, запоздало отреагировала на посторонние звуки. На миг испугавшись, что Снейп обнаружит на кровати мантию Гринграсс, я тут же взяла себя в руки: мантия и флаконы с зельем и волосом Дафны были благоразумно припрятаны среди полотенец в ванной.
— Я хотел бы с вами поговорить, — произнес мужчина, когда я вяло поинтересовалась целью его визита.
Притворяться спящей не было уже никакого смысла, или разве что изобразить сомнамбулу... Хотя вряд ли Снейп с легкостью поверит в этот театр.
— А нельзя ли подождать до утра? Я собиралась лечь спать.
Стараясь не переиграть, я сдержанно зевнула. Точно по сигналу, боль с новой силой стиснула мою голову. Лицо исказила непроизвольная гримаса.
— Что с вами? — спросил Северус, который несомненно заметил ее.
— Ничего.
— А все-таки?
— Голова болит, — призналась я под пристальным взглядом темных глаз. Может, хоть это оградит меня от расспросов.
Помолчав долю секунды, Снейп развернулся и вышел из комнаты. Обрадоваться я не успела: через минуту он вернулся.
— Выпейте, — протянул он мне небольшой флакон. — Это обезболивающее, — пояснил он как бы нехотя, прочтя, видимо, на моем лице отразившийся на нем вопрос.
Мысленно пожав плечами, я одним махом проглотила зелье и протянула опустевший флакон. Снейп машинально взял его. Наши пальцы на миг соприкоснулись. Я взмахнула ресницами, вновь опуская глаза, чтобы у него не было возможности проникнуть мне в голову. Потом чуть отошла и принялась с увлечением разглядывать стену.
— Спасибо. Теперь стало легче.
Боль, давившая на виски, действительно ослабла, и я вздохнула с облегчением: мигрень никак не давала сосредоточиться на плане побега, и он вполне мог сорваться из-за этого фактора.
— Итак, мисс Кленова, вы мне скажете, что вы скрываете? Откуда у вас появилась волшебная палочка? Думаете, я поверю, что вы приобрели ее у Олливандера?.. Хотя то, что вы его знаете, отрицать нельзя.
Я украдкой коснулась палочки, спрятанной под мантией. Нужно быть очень осторожной, не дать ему понять, что она у меня.
— Неужели вы считаете меня такой легкомысленной? Вы мне не друг и не преподаватель, чтобы я вот так просто взяла и выложила как на духу...
— Но и не враг, — тихо произнес Снейп каким-то необычным тоном.
Я было дернулась посмотреть на него, но удержалась: вдруг он таким образом отвлекает мое внимание?
— Хм... Пожалуй. Вы мне жизнь спасли, спасибо. Я этого не забуду.
"А также того, что именно вы способствовали нашей с Сириусом встрече, — добавила я про себя. — Не будь того заклятия Привязанности, она бы не состоялась, и я бы не "вытащила" Сириуса из Арки в Министерстве магии".
— Кстати... — Я внезапно вспомнила об одном из эпизодов, относящихся к этой реальности. — Можно задать вам вопрос?
От него, конечно, не зависела моя жизнь, но мне хотелось кое-что прояснить.
— Вы говорили... тому чудовищу, которого кличут Темным лордом, — медленно сказала я, дождавшись чуть заметного кивка, — что... что у меня не может быть... э-э... детей. Это правда?
Едва последнее слово повисло в воздухе, я пожалела, что не промолчала. Я даже с родными людьми такими темы не обсуждаю, не то что с малознакомыми, тем более с мужчинами. Тем более если это Снейп.
— Хотя, ладно, не отвечайте...
— Нет, это неправда, — все же сказал Снейп. — Дети у вас вполне могут быть.
Я почувствовала, что краснею, и поспешила отвернуться. Спрашивать, что за зельем он меня поил все эти полгода, уже не решилась. Но вряд ли это было что-то вредным. Возможно, какой-нибудь напиток вроде Укрепляющего.
— Вы боитесь, что я не соврал?
— Нет, нисколько, — нарочито небрежно сказала я, прекрасно понимая, что преувеличиваю. Конечно, я хотела бы иметь детей, но не в самом ближайшем будущем, к тому же неплохо бы для начала выйти замуж.
По понятной причине мысли перескочили на Сириуса. Потом — без всякого перехода — на Волдеморта. В желудок будто булыжник упал — так тяжело в животе стало. Темный лорд в самом деле маньяк, если собирался использовать меня в своих черных планах. Как могло прийти в его лысую черепушку, что у него может быть наследник? Очень сомневаюсь, что он способен на новую жизнь. Фактически, он мужчина, но маловероятно — в физиологическом смысле.
Фу... Меня сейчас точно стошнит.
Внезапно я оцепенела. Почему в последнее время у меня так часто проявляется тошнота?.. Не-ет... Этого не может быть.
— Мисс Кленова?
— Что? — очнувшись, я вскинула на Снейпа глаза.
— Я спросил вас, сколько вам лет?
Странно, что он до сих пор не удосужился выяснить это. Или он так и думал, что мне лет семнадцать? Но, откровенно говоря, мне уже надоело это повторять.
— Будьте спокойны, я совершеннолетняя, и по волшебным меркам, и по маггловским. И даже по американским.
Осекшись, я снова отвернулась от него. Все, пора отделываться от его общества, не то не успеешь оглянуться, как ночь пролетит. Хотя дни, проведенные в негостеприимном Хогвартсе кажутся мне чересчур длинными.
Я зевнула еще раз, теперь по-настоящему и со смаком.
— Скажите мне только одно, и я оставлю вас до утра. Вы знаете, кто такая Лили Эванс?
Спокойнее, Виктория, не дергайся, не то он поймет по твоей реакции. Казалось бы, чего тут скрывать: ведь рассказала же я Снейпу тогда, в прошлой реальности, о своей связи с Лили. Но то было в безопасном Хогвартсе. Сейчас же, с находящимися где-то совсем недалеко Пожирателями смерти, я не могла этого сделать.
— Нет, — относительно ровным голосом сказала я.
Вполне возможно, Северус проявит изобретательность и каким-нибудь способом вынудит меня открыться ему. К примеру, подлить в мой завтрак Сыворотку правды. Кому какая разница, что это незаконно? Впрочем, в любом случае, утром меня здесь уже не будет.
— Что ж, — помедлив, словно с разочарованием, произнес мужчина. — Спокойной ночи, мисс Кленова.
— Спокойной ночи... профессор.
С его уходом тишина вновь навалилась на меня. Не способная сидеть или стоять на одном мемте, я принялась нервно вышагивать из угла в угол. Вскоре, несмотря на принятое обезболивающее, в висках засвербила знакомая тупая боль. Надеясь немного утихомирить ее, я умыла лицо холодной водой. Подняла голову и увидела в отражении зеркала бледную осунувшуюся девушку с лихорадочно блестевшими глазами. Да уж, видок у меня еще тот. Заточение в подземелье не очень хорошо сказывается на внешности. Больше всего сейчас я похожа на голодного вампира...
Боль то вспыхивала, то угасала, хотя не отвлекала от мыслей. Наконец, едва выдержав полчаса, проведенные в ванной, я решилась действовать. Словно в каком-то полусне натянула на себя мантию Гринграсс. Она доходила почти до самого пола, и я припомнила, что слизеринка немного, но все же выше меня. Затем достала оба флакона. Золотистый волос, вытащенный из стеклянной емкости, на поверку оказался очень длинным — сантиметров тридцать, не меньше. Интересно, а длина волос как-то влияет на качество зелья и его действии? Нет, кажется... Небольшая порция Оборотного вроде бы действует на организм человека около часа. Ну, да ладно, мне бы только выбраться за пределы Хогвартса.
Я бросила волос в жидкость, не слишком-то аппетитную на вид, и стала наблюдать, как меняется ее цвет. Из грязно-бурой она вдруг превратилась в бледно-лиловую. Так, теперь необходимо проверить, могу ли выйти отсюда. Будет совсем не торжества, если я выпью зелье, а открыть дверь не получится.
На мое счастье, дверь открылась с первой попытки. Не думая, кто на сей раз приложил к этому руку, я с превеликой осторожностью выглянула в коридор. Как и утром, там не было ни души. Класс зельеварения и кабинет Снейпа также не вызывал больших подозрений. Без сомнений, профессор находился за одной из этих дверей, но я должна сделать так, чтобы его внимание не было привлечено.
Я глубоко вздохнула. Сейчас или никогда. Зелье на вкус оказалось не таким уж отвратительным. По крайней мере оно вполне нормально добралось до желудка. Я замерла, ощутив прокатившуюся по телу дрожь. С ним происходило что-то странное. Меня накрыло необъяснимое возбуждение и одновременно стало не по себе. Я уже превратилась в Дафну Гринграсс? Зеркало в ванной дало мне ответ. Оттуда на меня смотрела стройная светловолосая слизеринка, на лице которой в этот момент сидело выражение крайнего удивления.
— Господи, неужели это я?..
Голос принадлежал тоже не мне.
Так, не отвлекаться. Зелье действует всего час, не будем терять время. Убедившись, что в коридоре по-прежнему пусто, я тихонько выскользнула за дверь и запечатала ее снаружи. На всякий случай. Торопливыми шагами дошла до гостиной Слизерина, и тут же меня окликнули. Не в силах остановиться, я продолжала идти вперед.
— Стойте! — приказал знакомый голос. Снейп, кто еще. Спустя несколько секунд профессор догнал меня и придержал за плечо. — Мисс Гринграсс? Почему вы не в своей гостиной?
Встретившись с его взглядом, я слегка растерялась. Что сказать-то? А вдруг он разоблачит меня с самых первых же слов?
— Я... Мне... — Я нервно сжала вспотевшие ладони. Голова отказывалась работать ясно и выдавать хоть какое-нибудь убедительное объяснение. — Мне очень нужно на свежий воздух.
Нет, про головную боль лучше не упоминать. Снейп ведь в курсе, что мигренью мучилась и я.
— Зачем? Вам днем не хватило времени?
— Не хватило. — Я добавила в голосе холодных ноток: слизеринцы чувствуют свое превосходство и ничего не просят.
— Не дерзите, мисс Гринграсс, — осадил меня Северус. — Возвращайтесь в гостиную.
Нет, только не это. Если меня загонят в слизеринскую гостиную, там я точно буду в ловушке. Но чтобы не испытывать на себе силу, пришлось повернуться и сделать вид, что иду к обители слизеринцев. Когда я исчезла с глаз Снейпа за углом рядом со входом в гостиную, почти сразу же послышались его шаги. Я вжалась в холодную стену, мечтая, чтобы мне кто-нибудь помог.
— Привет, Дафна.
От испуга я едва не подпрыгнула до потока. Сердце колотилось как сумасшедшее, затрудняя дыхание. Возле образовавшейся в сплошной стене небольшой двери стоял высокий светловолосый парень. Из-за тени, падающей ему на лицо, я не сразу узнала его.
— Тебе что, и правда нужно на улицу? — лениво поинтересовался Драко Малфой.
"А тебе-то какое дело?" — чуть не выпалила я, но спохватилась. Он обращался не ко мне, а к Дафне, своей однокурснице.
— Если и так, то что?
Малфой шевельнулся, и его глаза заблестели в отсвете далекого факела, как у призрака.
— Я мог бы пойти с тобой... если хочешь.
Неожиданно он сделал то, к чему я морально не была готова: обнял меня одной рукой за талию и притянул к себе. Этот поворот событий поверг меня в состояние, близкое к шоку, и мои внутренние реакции сработали только тогда, когда Малфой откровенно ухмыльнулся. Точно схлопотав пощечину, я рванулась из кольца его рук. Налетела на стену спиной, да так, что на мгновение потемнело в глазах. Не успела прийти в себя, как этот юный змееныш навис надо мной.
— Ну, что ты убегаешь, Дафна?
Тяжело дыша, я уставилась на него, пытаясь не выплеснуть всю свою ненависть.
— Почему бы тебе не оставить меня в покое и не забраться в свою теплую постельку, мальчик?
Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы не начать паниковать. Надо избавляться от Малфоя, и срочно.
— У меня есть идея получше: вернемся в гостиную, — в самое ухо прошептал Малфой. — Не сомневаюсь, Блейз только обрадуется.
Блейз — Забини, что ли? При чем здесь он?
Впрочем, зачем мне вникать в это? Даже если Гринграсс встречается с Забини, меня сей факт никоим образом не должен волновать, ибо видеться с ним в мои планы не входило. То есть изображать влюбленную девушку я абсолютно не собиралась.   
— А уж как мы повеселимся, когда все встанет на свои места. — Он сделал театральную паузу. — Маски будут сброшены, Дафна.
Его двусмысленный тон, с которым он произнес ее имя, заставил меня напрячься еще больше. Что это значит? Неужели Малфой знает, что я — ненастоящая Гринграсс? Но откуда? Вариантов было два: либо он сам догадался по моему поведению, либо постаралась Паркинсон.
— Не понимаю, о чем ты, Малфой, — холодно сказала я, отталкивая его от себя. — Рассказывай свои сказки Паркинсон.
— Забавно, что ты про нее вспомнила. Пэнси буквально пять минут назад говорила о тебе.
Так, теперь все ясно. Эта гадюка и выдала меня. То-то мне показалось подозрительно странным, что она чуть ли не из кожи лезла, чтобы продемонстрировать свое раскаяние. А сама явно думала не о том, как бы помочь мне, а о том, как бы отомстить...
— А ну отпусти меня! — приглушенно воскликнула я, когда Малфой вознамерился во что бы то ни стало не дать мне уйти. Или, что еще хуже, — затащить в слизеринскую гостиную. И уж там позабавиться надо мной всласть.
— Не брыкайся, не то потом пожалеешь, — сквозь зубы пообещал он, злобно прищурившись: мой хлесткий удар пришелся ему по лицу. — Грязнокровка...
Теряя хрупкое самообладание, я выхватила из-под мантии волшебную палочку, которую, к слову, вернула мне именно Паркинсон. Это тоже было странно, однако возникшая ситуация отнюдь не располагала к разгадыванию подобных шарад.
— Ступефай!
Совершенно не ожидавший этого, Малфой пошатнулся: заклятие угодило ему в грудь, и медленно осел на пол. Подхлестываемая бурлившим во мне адреналином, я выбежала в коридор. Быстрее, быстрее! Когда Малфой очнется, он непременно расскажет Снейпу, что к чему. Пять-семь минут, и мне хана. Никакие маскировки не помогут.
В полутемный холл я вылетела вся взмыленная и уставшая от одного только поединка со слизеринцем. Кто ж знал, что он будет приставать ко мне, хотя и с другими намерениями. Метнулась к гигантским створкам, но, не добежав, повернула обратно. Входные двери наверняка заперты, да и тут меня легче легкого поймать, вспомнить хотя бы утро... Есть еще один выход из замка: в том коридоре, который вел к хогвартской кухне. Когда-то, кажется, лет сто, не меньше, назад, через ту дверь мы со Снейпом вернулись из запретного леса... в тот самый день, когда вновь обрушилась моя жизнь...
В знакомый коридор я попала почти благополучно. Почти — потому, что из-за сумасшедшей спешки споткнулась и несильно, но чувствительно ударилась коленями. Морщась, поднялась и...
— Эй, Виктория! Подожди... — послышался сзади запыхавшийся голос.
Первое чувство, посетившее меня при его звуке, было недоумение. Какого лысого черта Паркинсон поперлась за мной? Решила, что месть оказалась недостаточно глубокой и теперь снова можно втереться в доверие?
— Я так понимаю, ты считаешь меня непроходимой дурой? — вполголоса поинтересовалась я, даже не взглянув на нее.
— Я не... Что? — Удивление у слизеринки получилось вполне натуральное.
— То! — В недрах моего организма заклокотала глухая ярость. — Думаешь, тебе это сойдет с рук?
— Это на тебя так зелье действует? — недоверчиво фыркнула она. — Я вообще понятия не имею...
Ну, это уж самая настоящая наглость!
Повернувшись, я ткнула в нее палочкой.
— Не зли меня, Паркинсон, потому что ты знаешь, какие могут быть последствия.
С кончика палочки сорвались красные искры. Пэнси захлопала глазами.
— Но я правда...
— Ну да. Хочешь заставить меня поверить, что ты ни о чем Малфою не говорила?
Она смотрела-смотрела, затем как брякнет:
— С дуба ты рухнула, что ли, Новак? С какой стати я...
Конец фразы ей пришлось проглотить по причине раздавшегося совсем рядом отчетливого шороха. В коридоре, кроме нас, был кто-то еще. И самое страшное: что он услышал из нашего разговора?
— Так-так. — Из полутьмы выступила высокая фигура. На нас воззрился Алекс. — Две школьницы гуляют ночью по замку.
— А что, нельзя? — надменно отозвалась Паркинсон.
— Отбой уже вроде был. Вы должны в это время лежать в кроватках.
— А вы кто — преподаватель, чтобы следить за нами? — продолжала огрызаться она, явно чувствуя свое превосходство.
Я же пыталась совладать с паникой. С момента принятия зелья прошло довольно много времени. Осталось, наверное, чуть больше половины срока, и если Эндрюс задержит меня надолго, свобода помашет мне ручкой. Пришлось мысленно взбодрить себя и вынудить повернуться к Алексу.
— Ну, вы же не возражаете, если мы еще немного погуляем? — Кокетливой мою улыбку назвать никак нельзя, скорее — гримасой очень контуженного человека. — Вы ведь никому не скажете?
Слава небесам, что Паркинсон ни разу не упомянула мою настоящую фамилию.
Взгляд прищуренных глаз вперился в мое лицо. Крылья носа чуть заметно затрепетали, словно он к чему-то принюхивался.
Я похолодела. Он же не может учуять меня сквозь такую маскировку? Не может?..
— Не бойтесь, девочки, не скажу, — усмехнулся Алекс.
Держась ближе к стене, я обошла его и на подрагивающих от волнения ногах двинулась по направлению к кухне. Дальше освещенный коридор поворачивал и вскоре показалась крепкая дубовая дверь.
— Как-то подозрительно легко он нас отпустил...
Я рефлекторно дернулась: напрочь забыла о Паркинсон.
— Держись от меня подальше!
Пэнси фыркнула, как бы выражая этим свое пренебрежение к моим предостережениям.
— Чего ты, кстати, добиваешься, набиваясь ко мне в компанию?
— На твоем месте я бы не теряла время на болтовню.
И снова она права. Подавив растущее раздражение на Паркинсон и так некстати попадающиеся преграды вроде Малфоя, я встала перед дверью. Она, как и главный вход, наверняка заперта не на одно простенькое заклинание, но не стоять же здесь, пока зелье не выдохнется. В крайнем случае, использую Взрывное заклинание. Я пойду на все, чтобы...
Что это? Дверь медленно открылась, из-за нее повеяло морозным воздухом. Я недоверчиво посмотрела на свою палочку в вытянутой правой руке. Ничего не понимаю... Заклинание я не успела произнести, да и Паркинсон стоит себе в сторонке...
Тогда кто? Пожиратели?
От подобного предположения у меня вдоль позвоночника пробежали ледяные мурашки. Я невольно попятилась. А потом... в дверном проеме проявился четкий темный силуэт. Моя рука прижалась к губам, сдерживая готовый вырваться вскрик. Тихий, похожий на выдох, голос практически пригвоздил меня к полу.
— Виктория, это я...
Ох, мама родная... Пусть это будут не только глюки...
— Сириус? — всхлипнула-прохрипела я, чудом устояв в вертикальном положении. Колени дрожали так, что я рисковала потерять равновесие и упасть. — Не может быть...
Силуэт, принадлежавший самому дорогому человеку на свете, шевельнулся, подавшись вперед. В тусклом свете мелькнуло любимое лицо. Я без промедления ухватилась за протянутую руку. Боже, какое счастье...
— Нам нужно... — Сириус не договорил. Он во все глаза смотрел на меня и как будто не узнавал.
Тьфу ты! Я же под Оборотным.
— Не волнуйся, это я, — негромко, хотя изнывала от желания закричать, произнесла я голосом Дафны. — Это всего лишь Оборотное зелье. Именно с его помощью мне удалось вырваться из подземелий. Если не веришь, могу рассказать, как и при каких обстоятельствах мы встретились три года назад.
— Я верю, — отмер Сириус. — Хотя бы потому, что эту информацию никто кроме нас не знает. А теперь пойдем — слишком рискованно находиться на одном месте. Где-то поблизости разгуливает Эндрюс.
— Да, мы на него наткнулись... — Я оглянулась на притихшую Паркинсон. Он повторил мое движение. Пэнси, заметив наши взгляды, изобразила что-то вроде полуулыбки.
— Здрасьте...
— Добрый вечер... вернее, уже ночь, мисс Паркинсон, — сдержанно сказал Сириус и тут же словно бы забыл про нее. — Идем, пока не сюда не сбежались Пожиратели.
Я с превеликой радостью поспешила за ним. Но едва мы шагнули в холодную темноту за дверью, позади послышались чьи-то  голоса.
— Видимо, сработали чары оповещения... Быстрее!
Сириус захлопнул дверь, отчего звук получился достаточно громким. Впрочем, Пожиратели и без того уже знают о проникновении посторонних лиц на территорию Хогвартса.
Мы сбежали с высоких, но узких обледенелых ступеней, на которых я не поскользнулась лишь благодаря крепко держащему меня Сириусу. Разговаривать было некогда, и я сосредоточилась все свое внимание на том, чтобы не отставать от него. И правильно делала, что не отвлекала его: примерно через минуту ночную тишину разорвали яростные крики. За нами началась погоня.

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 5. Прятки с врагами, или Неужели пронесло?

 Стремительный и непрерывный бег на открытой местности вскоре вытянул из меня все силы. Я выдохлась и начала спотыкаться. Очевидно, Сириус почувствовал это, потому что сказал:
— Потерпи еще немного...
— Ладно... — задыхаясь, отозвалась я и все же спросила: — А где остальные. Тоже здесь?
— Здесь. И мы уже рядом.
Ну, ясное дело, разве Гарри не бросился бы спасать свою новообретенную родственницу вместе с Сириусом? А Гермиона с Роном уж точно не остались бы в стороне.
Мне вдруг вспомнился недавний сон. Тот, в котором фигурировал Регулус Блэк. Присоединился ли и он к спасательной операции? Но вопросы подождут. Нам бы оторваться от Пожирателей.
Вокруг снова стало тихо. Наверное, преследователи решили, что в молчании им будет легче поймать нас. И, в общем-то, они где-то правы. Эффект неожиданности еще никто не отменял.
Кстати, где мы?
Следуя за Сириусом, я напряженно всмотрелась в ночную темноту. Замок остался позади, а впереди чернеет надвигающаяся на нас полоса леса. Небо укрывали сплошные плотные облака, поэтому ни звезд, ни луны, которые могли бы сколько-нибудь освещать окрестности, не было видно. Но я все равно углядела, что мы бежим по направлению к погруженному во мрак дому Хагрида. Самого Хагрида, насколько мне известно, в Хогвартсе не было. Так что на его помощь мы не могли рассчитывать, если наше положение резко ухудшится.
Сириус практически втащил меня за собой на крыльцо хижины, ибо практически все силы были израсходованы на сумасшедший кросс. И это странно: ведь я и не на такие расстояния бегала. Сейчас же в коленях ощущалась такая слабость, что, если бы не поддержка Сириуса, я бы давно сто раз пропахала носом снег.
Внутри домика стояла насыщенная темнота, и в первое мгновение я словно ослепла. Потом поняла из-за чего тут такая тьма: на окнах были сдвинуты занавески. А для чего мы вообще сюда вломились? Перевести дух?
Но прежде чем мысли успели сформироваться в слова, Сириус произнес:
— Это мы.
— Если бы это были Пожиратели, они не стали бы предупреждать, — откликнулся из темноты знакомый голос. — Как хорошо, что это не они.
— Гарри! — прошептала я, боясь немедленно расплакаться. Только в эту самую минуту я начала в полной мере осознавать, что случилось то, о чем так горячо мечтала последние дни: дорогие мне люди наконец-то рядом. Горло сдавил тугой комок.
Темнота внезапно как будто раздвинулась: вспыхнул слабый огонек и осветил троих человек. На меня с улыбками смотрели Гарри, Рон и Гермиона.
— Вики, мы так рады... — начал Гарри, но так же, как и Сириус, осекся, поняв, что видит перед собой взъерошенную Дафну Гринграсс. — Что с тобой?
— Гринграсс? — изумился и Рон. — Сириус, вместо Вики ты привел Дафну Гринграсс?
— Это Виктория, но как и почему она стала такой, мы будем разбираться потом, — твердо сказал тот, не выпуская моей руки. Да у него бы все равно не получилось: я вцепилась в ладонь Сириуса так крепко, точно от этого зависела моя жизнь. Впрочем, это не совсем неправда. — Лучше погасите свет. Внимание Пожирателей нам и так хватает.
Огонек, горевший на кончике волшебной палочки Гарри, послушно потух.
— Ты под действием Оборотного зелья, Вики? — сообразила Гермиона.
— Верно. — Я справилась с комком в горле и прокашлялась. — Оно кончится примерно через двадцать минут... Кстати, кто-нибудь объяснит мне, зачем мы здесь?
— Нам нужно было где-то затаиться на время, а территория вокруг замка почти вся нашпигована защитными чарами. Как все потайные ходы. Нам удалось пробраться сюда благодаря одному человеку... — Сириус шагнул вперед, вынуждая сдвинуться с места и меня. — Где он, между прочим?
Я явственно ощутила, как все взгляды сместились в мою сторону. И прорицателем не надо быть, чтобы понять, о ком он говорит.
— Он вышел через заднюю дверь... — Гарри помолчал. — Сказал, что отвлечет Пожирателей, если они окажутся слишком близко.
— Отвлечет... — повторил Сириус. — И где сейчас Пожиратели?
Гарри прошел к занавешенному окну и развернул пергамент, который я узнала с первого взгляда. Карта Мародеров! Вот почему Сириус очутился именно у той двери и именно тогда, когда была там я.
— Яксли рыщет возле Запретного леса... Амикус Кэрроу направляется к воротам, а Эндрюс... — Гарри поднял голову, — идет прямо сюда.
— Ваши... и наши следы! — взволнованно произнес Рон. — Он наверняка их увидит!
— Нет, следы я частично уничтожил, — сказал Сириус. — Если Эндрюс нас и обнаружит...
— То по запаху, — слабо проговорила я, закрывая глаза.
— Что?
— У оборотней ведь обоняние развито сильнее всего?
— Вики, ты же не хочешь сказать... — Гермиона запнулась, как видно, понимая, что я не стала бы ничего говорить просто так. — Эндрюс оборотень?
Сириус стиснул мою ладонь с такой силой, что я мигом распахнула глаза.
— И откуда у тебя эти сведения? — отрывисто спросил он.
Я виновато посмотрела на него. Мы даже как следует не порадовались нашей долгожданной встрече, а между нами уже начались какие-то недопонимания.
— Впрочем... расскажешь потом. У нас сейчас главная задача не попасться Пожирателям и выбраться за пределы антиаппарационных чар. Так, где Регулус?
Гарри снова склонился над картой.
— Он... — Гарри нахмурился. — Он уходит в сторону леса. Эндрюс преследует его. Теперь рядом с домом никого нет...
— То есть путь открыт. Гарри...
— А, да.
Парень протянул мне почти незаметную в темноте мягкую серебристую ткань. Зная, что никого переубедить не удастся, я молча накинула на себя мантию-невидимку.
— Виктория, что бы ни случилось, ты должна идти только вперед. Даже если кого-то из нас задержат, ни в коем случае не останавливайся. Ясно?
У меня на языке так и вертелись возражения, но я решила не перечить из соображения экономии времени. Его у нас и без того мало.
— А теперь уходим.
Мы прошли к задней двери и, удостоверившись, что горизонт чист, без помех друг за другом покинули ненадолго ставший убежищем дом Хагрида. Под нашими осторожными шагами негромко заскрипел снег. Негромко, а казалось — эти звуки слышны по всей округе. К шумовому фону присоединилось и сердце, бьющееся о ребра. Странно, что на эту какофонию не сбежались Пожиратели.
Шагая плечом к плечу с Сириусом, я старалась дышать как можно тише и через нос. Примерно на середине пути между хижиной и лесом стало ясно, что столкновения с Пожирателями не миновать: со стороны ворот, что-то яростно крича, к нам неслась темная фигура. Это спешил на разборки Кэрроу. А у опушки леса, что напротив Астрономической башни, привлеченный его воплями, показался Яксли. Если они вдвоем добегут до нас раньше, чем мы — до спасительного нутра Запретного леса, драка нам обеспечена.
К такому выводу пришел и Сириус: высвободив мою ладонь из своей, он подтолкнул меня к Гарри, Рону и Гермионе.
— Бегите! Я вас прикрою!
Гарри на секунду притормозил, когда я по инерции столкнулась с ним, и схватил меня за руку, которая неосторожно высунулась из-под мантии.
— Подожди! Стой! Мы не можем оставить его одного!
Словно не слыша моего хриплого бормотанья, он потянул меня вперед, хотя я все норовила обернуться.
— Вики, Сириус знает, что делает... — в конце концов проговорил он, преодолевая препятствия в виде нешуточных сугробов, выросших на подходе к лесу. — Мы ведь здесь для того, чтобы спасти тебя. Вот и спасаем...
Гарри, конечно, прав, но оставаться при этом спокойной я не могу.
Гермиона, которая тоже боролась со снежными завалами, внезапно кинулась на Гарри и опрокинула его, а заодно и меня, в сугроб. Спрашивать, что на нее нашло, надобности не было: со зловещим свистом над нами пролетел красный луч заклинания. Впрочем, свист мне наверняка послышался.
— Спасибо, Гермиона... — отплевываясь и поднимаясь, поблагодарил Гарри.
— Не за что, — прерывисто сказала она.
Я все еще барахталась в снегу, запутавшись в мантии, и Рон поспешил помочь мне встать. Понять, где я, было легче легкого — все-таки, несмотря на мантию-невидимку, после меня оставались очень даже заметные следы. Тут, собственно, никакая маскировка не поможет.
— Кажется, Пожирателей стало больше, — сказал Рон, прищурившись в сторону замка.
— Естественно, там же еще Алекто, а она сидеть сложа руки не будет... — пробормотала я, чувствуя, что у меня снова подгибаются ноги при виде сражающихся трех фигур. С частотой в две-три секунды их освещали разноцветные лучи, вырывающиеся из палочек волшебников. Но Алекто я почему-то не видела. — А где она?
— Сюда мчится.
— Идемте, — опомнился Гарри. — Где-то здесь ведь и Эндрюс ходит.
— Тем более не нужно оставлять Сириуса одного! — горячо сказала я, всем сердцем желая быть в эту минуту рядом с ним.
— Вики, своим присутствием мы только задерживаем его тут... Пойдем, — он крепко взял меня за руку и повлек за собой. — Если ты забыла, у него есть кое-какое преимущество перед Пожирателями.
Мы вчетвером вошли под своды старого леса, но едва нас укрыло его тенью, как оттуда, метров десять левее от меня, выбежал человек. Кто это был, разглядеть не удалось. Регулус или Эндрюс?
Я еле заставила себя двигаться дальше.
— Теперь Сириус уже не один, — произнесла Гермиона.
Значит, Регулус. Немного, но стало легче. Я ускорила шаг, стараясь не думать о том, что происходит сзади. Это было совсем непросто, учитывая, что до нас то и дело доносились злые выкрики кого-нибудь из Пожирателей, а быстро продвигаться в лес не позволяли непроходимые сугробы и похороненные под ними кусты или ветви деревьев, об которые мы неизменно спотыкались. Мало помогало нашим усилиям и кромешная темнота. Таким образом, за десять минут мы углубились в чащу не более чем на триста метров.
Я промокла с головы до ног и, конечно, дико устала, однако продолжала механически переставлять ноги, пока не обнаружила что-то странное. Этим "чем-то" была внезапно установившаяся оглушительная тишина. Вернее, не совсем оглушительная. Почти у самого моего уха раздался громкий вздох. Я подпрыгнула, как ужаленная, и встретилась лицом к лицу с Гермионой.
— Г-Гермиона... — заикаясь, проговорила я. Ночной лес и без того навевал невольный страх перед темнотой и таящимися в ней неизвестными опасностями, а когда нервы натянуты до предела, напугать может все что угодно.
— П-прости... — подрагивающим голосом произнесла она, когда я, скинув с головы капюшон, показалась перед ней. — Вики, ты ничего не замечаешь? — выровняв дыхание, спросила Гермиона, беспокойно оглядываясь вокруг, словно что-то искала. Или кого-то.
— Гарри и Рон... где они? — моментально уяснив причину и ее нервозности, и такой неестественной тишины, произнесла я вслух. — Куда они делись, хотела бы я знать?
— Люмос, — тихонько прошептала она, зажигая на кончике своей палочки небольшой огонек, в непроглядном мраке показавшийся ослепительным.
Я отвернулась и, прищурившись, внимательно просканировала окружавший нас лесной пейзаж. Похоже, ребят здесь и в самом деле не было, если только они не решили нас разыграть и весело выскочить из-за какого-нибудь дерева.
— Что же случилось? Они не могли отстать от нас, а мы — перегнать их. Это физически невозможно.
Присутствие Гермионы — чуть ли не единственное, что помогало сохранить мне присутствие духа... Каламбур получился, да...
 
В общем, если бы не она, я бы не ручилась бы за свой рассудок. Было страшно аж жуть.
— Я думаю, нам нет особого смысла тут стоять, — озвучила здравую мысль Гермиона. — Что ты ни произошло с Гарри и Роном... или с нами, мы должны идти только вперед, как сказал Сириус.
Несмотря на то, что она старалась не показывать свой страх, время от времени он прорывался сквозь ее напускное спокойствие. Всякий раз, когда где-то, поблизости или, наоборот, очень далеко, раздавался какой-либо звук, будь то малейший шорох или крик птицы, девушка молниеносно вскидывала палочку в том же направлении. Неровный брызжущий свет выхватывал из темноты толстые заиндевелые стволы деревьев и белые, похожие на сахарные барханы, сугробы.
— Да, наверное... — согласилась я, вытаскивая свою палочку. — Здесь очень холодно. Ты помнишь, в какую именно сторону нам идти?
— Если не ошибаюсь, на северо-восток. — Гермиона положила палочку на ладонь, и та, повинуясь произнесенному заклинанию Компаса, крутнулась, указав за плечо Гермионы. — Значит, туда.
Молча переглянувшись, мы возобновили путь. Через пару шагов Гермиона, запнувшись за очередную ветку, устремилась в снежные объятия, но я успела ухватить ее за рукав.
— Нам лучше держаться друг за друга. Меньше вероятности, что, споткнувшись, мы себе что-нибудь сломаем.
— И все-таки непонятно, как так случилось, что мы разделились, — озабоченная этим странным феноменом, негромко произнесла Гермиона спустя некоторое время. — Может быть, это связанно с лесом?..
— Интересная теория. А поподробнее?
— Ну, знаешь... когда-то я читала, что у каждого магического объекта, созданного людьми или природного свойства, неважно, рано или поздно проявляются свои особенности. Например, Хогвартс таит в себе множество тайн, которые, по моему мнению, возникли уже после Основателей. Запретный лес тоже волшебный...
— И что же в нем может быть такого волшебного, что заставило исчезнуть Гарри и Рона? — вполголоса спросила я, не отвлекаясь, впрочем, от дороги.
— Пространственные порталы.
— Порталы? То есть, войдя в точку А, ты выходишь в точке Б?
— Что-то вроде этого, да. И по всем признакам, не Гарри и Рон наткнулись на такой портал, а мы с тобой. Ты же заметила, как внезапно стихли все звуки?
— Но почему мы даже не видели его? — удивилась я. — Не почувствовали, что нас куда-то переносит?
— В подобной жуткой темноте мы даже самих себя не видели, что уж говорить про остальное. А то, что не почувствовали... мне кажется, он не обладает какими-то физическими свойствами... Это ведь не обычный порт-ключ, который можно создать из любого предмета... — Гермиона примолкла, вздохнув. — Впрочем, сейчас это совершенно неважно. Прежде всего нам...
Она запнулась, не завершив свою мысль, словно ее посетила другая, но более грандиозная, и остановилась. Взгляд Гермионы был направлен куда-то вперед, и лишь проследив за ним, я поняла, что стало тому причиной. Среди черных призрачных силуэтов деревьев, куда почти не проникал свет от палочки, угадывалась человеческая фигура. Она стояла неподвижно, без малейшего намека на то, что человек, кто бы он ни был, видит нас. Меня охватила смесь страха и растерянности. Гермиона замерла с чуть отставленной в сторону палочкой и точно также пребывала в смятении.
Человек по-прежнему не реагировал на свет, хотя он непременно должен был привлечь внимание, а значит... значит, мужчина (почему-то я была уверена, что это именно мужчина) попросту стоит  нам спиной! Дальнейшие действия я совершила чисто автоматически. Накинув капюшон мантии-невидимки обратно на голову, укрыла ею и одеревеневшую рядом Гермиону. Она придвинулась ко мне ближе, как будто только этого и ждала.
И не она одна. Едва мы исчезли под покровом невидимости, мужчина пошевелился и обернулся.
— Нокс, — выдохнула Гермиона, испугавшись, что свет выдаст нас. Лес вновь погрузился во тьму, но меня это обстоятельство вовсе не обрадовало: я успела рассмотреть лицо человека. Это был Алекс. Алекс, для которого отсутствие света — не проблема.
Я ощупью нашла руку Гермионы и подбадривающе пожала ее.
— Если он обнаружит нас, — шепнула я, приблизив губы к ее уху, — атакуем его немедленно.
Гермиона слегка сжала мою ладонь, давая понять, что на нее можно рассчитывать.
Скрипнул снег: Алекс сошел с облюбованного им места и теперь направлялся... куда? К нам? Или куда еще? Изо всех сил напрягая зрение, я пропустила момент, когда черный силуэт внезапно замаячил прямо перед нами. У меня резко перехватило дыхание, и легкие на какое-то время как будто парализовало. Нас обеих выручила Гермиона. Выпростав из-под мантии руку, она нацелила на Алекса, несомненно уловившего в сонной атмосфере леса что-то чужое, палочку. Повинуясь невербальному заклинанию, с ее кончика сорвался яркий луч. У Алекса были хорошие рефлексы: вместо того, чтобы зажмуриться или закрыть рукой глаза, уберегаясь от ослепительной вспышки, и застыть от неожиданности, он ловко пригнулся, и луч улетел вдаль. Хоть атака началась столь неудачно, ко мне вернулась способность нормально дышать, и я даже ощутила некое вдохновение. Какаю-то злую радость. Мы еще повоюем!
— Я не ошибся! — удовлетворенно, с легкой ноткой веселья, сказал Алекс, глядя на выбравшуюся из-под аморфной защиты мантии-невидимки Гермиону. — Здесь и правда кое-кто есть... Две девушки, вышедшие погулять в лес. Не поздновато ли?
Гермиона, не отводя от него палочки, осторожно переступила через торчавшую из снега сломанную ветку.
— Виктория, я знаю, что ты тоже здесь.
"Ну и флаг тебе в руки", — мысленно произнесла я, прикидывая, как бы мне пробраться к нему за спину. Выходило, что незаметно — никак, потому что по следам будет невероятно просто выявить мой путь. Летать же я не умею.
— Молчишь. Но это не значит, что тебя здесь нет. Твой запах выдает тебя... и следы, которые вы так необдуманно оставили после себя.
Действие Оборотного зелья закончилось, раз он упомянул про запах. И правда, как же тогда он смог вычислить, что я — это я?
— А ты подружка Гарри Поттера, — Алекс снова посмотрел на Гермиону, которая держалась метрах в трех от него, но отчего-то не решалась снова атаковать его. Может, потому, что опасается ненароком попасть в меня? — Гермиона Грейнджер. Я прав? — спросил он, словно вел светскую беседу.
Гермиона, конечно же, не сочла нужным ответить, а лишь нервно покосилась на меня.
— Стало быть, — продолжил Алекс, как если бы получил положительный ответ, — и сам Поттер проник на территорию Хогвартса. Интересно, что связывает тебя, Виктория, с этим мальчишкой?
В его интонациях промелькнуло нечто такое, что я испугалась за Гермиону не на шутку. Меня непроизвольно качнуло вперед, и отчетливый хрусть ветки под моими ногами заставил Алекса ненадолго позабыть о девушке. Чем она сразу и воспользовалась — отошла подальше.
— Знаешь, — сказала я, не выходя из образа призрака, — твоя болтовня меня ни в малейшей мере не интересует. К тому же чрезмерная разговорчивость может сослужить плохую службу. Кстати, — добавила я, чтобы полность сконцентрировать его внимание на себе: Гермиона, совершив небольшой полукруг, мало-помалу очутилась позади Алекса, — ты верно заметил: нас двое. То есть больше. Давай, Гермиона!
Эндрюс, очевидно, расслабился, полагая, что две слабые девушки — это всего лишь две слабые девушки, не способные расправиться с опытным волшебником. Еще до того, как я успела выкрикнуть этот призыв, Гермиона послала в него несколько заклятий подряд. Ни обернуться, ни уклониться у Алекса уже не было времени. Все адресованные ему яркие лучи попали точно в цель — в спину Алекса. Он — высокий и опасный — пошатнулся, но не упал. Как будто заклятия для него — все равно что булавочный укол. Неприятно, но не смертельно.
Однако, когда я поспешила к Гермионе, он остался на месте — наверное, какое-то из заклинаний все же подействовало на него. Не дожидаясь, когда ослабнут чары или произойдет еще что-то новое, мы помчались по лесу, точно пара обезумевших животных, спасающихся от настигающего их хищника. Спотыкались, падали, но не прерывали сумасшедший бег ни на минуту. Алекс, придя в себя, скорее всего отправиться за нами и обязательно догонит, если мы не покинем этот лес раньше.
Слева негромко охнула Гермиона. Меня это отвлекло, и я на всем бегу во что-то врезалась. В правой лодыжке вспыхнула неожиданная резкая боль, в глазах заплясали яркие искры, затем меня швырнуло в снег. Я даже пискнуть не смогла — лицо утонуло в ледяном сугробе, словно в белой перине.
Ой-ей! Тьфу... Я выплюнула невкусный хрустящий снег и, зажмурившись, стала подниматься. Но как только уперлась ногами в землю, болезненно скривилась от полыхнувшего в лодыжке огня. Кажется, я ее подвернула... Неудачи преследуют меня, как и прежде...
— Вики, ты в порядке? — обеспокоенно спросила Гермиона, помогая мне встать.
Морщась, я попробовала ступить на правую ногу. Ой, больно-то как! Надеюсь, она не сломана...
— По-моему, я подвернула ногу... Но ничего страшного, думаю, несильно, и мы оторвемся от Эндрюса.
При упоминании этого имени Гермиона, уже не скрывая тревоги, посмотрела назад. Но что она могла рассмотреть в жуткой темноте?
— Где мы, как ты считаешь? Близко от границы антиаппарационных чар?
— Да, наверное... Милю мы прошли точно, а чары кончаются примерно на таком расстоянии. Попытаюсь аппарировать.
Но характерного хлопка не последовало.
— Что ж, идем дальше.
Сказать легче, чем сделать. Я сумела осилить лишь пару шагов, после чего со стоном оперлась о Гермионину руку.
— Представляю, каково тебе, — посочувствовала Гермиона. — Прошлым летом я вот также...
— Тише, — попросила я, уловив сквозь разные лесные шорохи какой-то особенный звук. Мне показалось, что я слышу чье-то дыхание. — Здесь кто-то есть.
Гермиона медленно повернулась вокруг своей оси, для чего мне пришлось отпустить ее. Я тут же опасно зашаталась, так как стояла практически на одной ноге, но удержала равновесие.
— Если здесь и есть кто-то, то не человек, — прошептала она.
Ее слова на мгновение вселили в меня настоящий ужас. Но только на мгновение, ибо в нашем положении более опасным был именно человек. Говоря "человек", я имею в виду, конечно, Алекса.
— Кентавр?
— Не думаю. Он бы сразу же раскрыл свое присутствие перед нами.
Внутри разлилось облегчение: вряд ли встреча с кентаврами принесла бы нам хоть какую-то радость. Кроме Фиренца, преподававшего в Хогвартсе Прорицания, эти существа имели к людям не самые добрые чувства. И я их понимаю, но столкнуться лицом к лицу не хотела бы. Впрочем, в этой реальности Фиренц скорее всего вернулся в родной лес (Пожиратели, наверное, не оставили ему иного выбора).
После некоторого колебания Гермиона осмелилась зажечь крохотный огонек, замерцавший в ее глазах. Свет слегка раздвинул тьму, и если бы поблизости кто-нибудь был, мы бы обязательно увидели. В радиусе пяти метров не было ничего такого, что указывало бы на чье-то присутствие. Но это дыхание — неужели оно мне почудилось на нервной почве? Может, это было мое дыхание?
Неловко подпрыгнув на одной ноге, чтобы ухватиться за Гермиону, я вдруг нечаянно бросила взгляд за толстое, в несколько обхватов, дерево и... тонко взвизгнула от неожиданности. Там стояло странное существо, похожее на выходца из ада, и не мигая смотрело прямо на меня. Самое натуральное страшилище, честное слово! Все черное, тощее, клыкастое, а глаза вдобавок светятся адским огнем.
Визг трансформировался в крик, но я усилием воли подавила его и на всякий случай зажала рот ладонью. Забыла о ноге, наступила на нее и, конечно, свалилась в снег. Со стороны это, должно быть, выглядело забавно, однако смешно не было ни мне, ни Гермионе. Наоборот, встревоженная до крайности, она наставила палочку на существо, собираясь, видимо, атаковать его.
— Не подходи, Гермиона! — сдавленно выдохнула я, опасаясь непредсказуемой реакции существа, у которого, при более подробном рассмотрении, обнаружились крылья, почти как у дракона. Ой, мамочка, до чего же он кошмарный...
— Куда не подходить? — не поняла она, глядя при этом на чудовище.
— К нему! — не повышая голос, прошептала я из боязни спровоцировать его.
Гермиона обернулась ко мне (я стянула с себя мантию-невидимку, так как посчитала, что в подобной темноте она мне без надобности), всем своим видом выражая полное недоумение. Мол, о чем это я?
— Вики... но тут никого нет...
Ну как это нет? Не могу же я видеть то, чего не может видеть Гермиона? Или...
Меня внезапно озарило.
— Ты не видишь его? — повторила я вслух. — Это большое крылатое существо?
— Нет... — нерешительно сказала она, словно сама начала в этом сомневаться.
— О господи... Это, что же, выходит... фестрал?
Фестрал, то самое магическое животное, которое видят те, кто лицом к лицом сталкивался со смерью? Я вижу, потому что при мне убили Алису?..
— Фестрал? — переспросила она. — Это фестрал?
— Точно не знаю...
— Он похож одновременно на лошадь и дракона? Тогда это фестрал, — сказала Гермиона, когда я подтвердила. — И у меня возникла одна идея, как нам поскорее выбраться из леса. А что, если нам полететь на фестрале?
Не верю, что это предложила Гермиона. Ведь она, как и я, не любит летать, на метле, самолете, на чем угодно. Но горячо протестовать я не стала. Что лучше: неприятный, но быстрый полет или брождение по темному лесу, да еще с ноющей ногой? Выбираю первый вариант. Возможно, уже совсем скоро мы встретимся с нашими мужчинами. Ради этого можно и потерпеть.
— Что-то от Алекса ни слуху ни духу... — пробормотала я, вспомнив о нависшей над нами, как черная грозовая туча, проблеме. И верно, вообразить, что его подвел нюх, было бы трудно. Как и то, что он мог решить не преследовать нас. Хочется надеяться, на Алекса до сих пор действуют чары Гермионы.
Тут, как будто в ответ на мои мысли, где-то послышался скрип снега: это означало одно — сюда кто-то шел. Либо кто-то из обитателей леса, либо Алекс.
Фестрал, который, наверное, пока еще не догадывался, что станет нашим невольным спасителем, стоял спокойно и не пытался сопротивляться, когда мы залезали к нему на костистую спину. Не похоже, что наша возня ему не нравилась. Он только пофыркивал, совсем как лошадь, и поворачивал голову.
— Хороший мальчик, — прошептала я, помогая устроиться Гермионе позади меня. Ну, может, это была самка, но мне надо как-то подбодрить животное. Какая, в общем, ему разница?
Гермиона шумно вздохнула, положив руки на мою талию. Подозреваю, ей было очень не по себе: она-то не видела фестрала в отличие от меня. Да, и я с ней солидарна — еще свежи воспоминания о моем прошлом путешествии на этом существе. Вот было бы забавно, если этот фестрал — тот же самый.
— Ты готова? — спросила я Гермиону.
— Да, конечно.
Я уперлась коленями в основания крыльев и взялась за длинную черную гриву — все равно больше не за что держаться. Наклонилась вперед, чтобы шепнуть фестралу "Лети!". Постояв недолго неподвижно, он переступил с ноги на ногу, расправил огромные крылья, отчего мы с Гермионой слегка подскочили на спине, и взлетел. Земля быстро удалялась, но меня вдруг показалось, что внизу стоит человек. Алекс? Ну и что, мы уже высоко.
Вопреки закономерному страху, я почувствовала, что меня наполняет что-то, напоминающее эйфорию. Мимо проносились ветви деревьев, а ночное небо будто опрокидывалось на нас сверху, и это, по идее, должно действовать на меня угнетающе. А сейчас я словно находилась на головокружительной карусели: и страшно, и весело, аж дух захватывает. Хотелось закричать, но я воздержалась. Закрыла глаза и подставила лицо порывам холодного воздуха. Голова и правда чуть кружилась, но это скорее — от долгого пребывания в мрачном подземелье.
Мы пролетели не менее получаса, прежде чем я спохватилась.
— Гермиона! В какую сторону нам нужно? Я имею в виду, ты знаешь, где будут Сириус, Рон и Гарри?
Чтобы она меня услышала сквозь шум, который производили крылья фестрала и свист ветра, приходилось почти кричать.
— Да! Это где-то под Манчестером. И мы летим правильно, по крайней мере пока. — Произнеся это, Гермиона уткнулась мне в плечо — ей явно было плохо на такой высоте. Поэтому непонятно, как ей удалось разгадать, где именно мы пролетаем. Но раз она так говорит, значит все верно.
— Держись, — подбодрила я Гермиону, а фестралу сказала, похлопав задеревеневшей от пронизывающего холода рукой по его шее: — К Манчестеру, мальчик. Если ты, конечно, знаешь, где это...
Удивительно, какое умное это животное. Примерно еще через полчаса, или немного больше, фестрал негромко фыркнул, как будто о чем-то предупреждая, а затем резко нырнул вниз. Я крепче сжала гриву, хотя пальцы замерзли настолько, что я их почти не ощущала. Гермиона чувствовала себя не лучше, если не хуже, но мужественно терпела все трудности и неудобства. Земля неумолимо приближалась, но несмотря на то, что фестрал снижался довольно плавно, я зажмурилась и открыла глаза, когда последовал небольшой толчок.
Кругом нависала все та же темнота, но не такая непроницаемая.
— Похоже, приехали... Гермиона, все хорошо?
— Да-да, — немедленно зауверила меня она, отстраняясь от моей спины. Голос ее при этом звучал слабо.
— Вики! Гермиона! — Вдруг, откуда ни возьмись, в темноте вспыхнули огни, осветившие знакомые лица. К нам подбежали взволнованные Гарри и Рон.
— Мы добрались точно по адресу... — пробормотала я, внезапно ослабев. Еще секунда, и я упала бы с фестрала. И упала бы, если бы меня вовремя не подхватил Сириус, опередивший парней.
— Я уж начал думать, что... — произнес он и оборвал себя. — Вы здесь, и это главное.
Гермионе тем временем помог спуститься Рон. Она буквально обмякла в его руках, все еще переживая наше путешествие.
— Что произошло? Почему вы прилетели на фестрале? — спросил Гарри, нервно дергая за воротник своей мантии. — И куда вы вообще делись от нас в Запретном лесу?
— Давайте сначала зайдем в дом, а потом продолжим расспросы, — сказал Сириус, крепко прижимая меня к себе.
Однако едва я ступила на обе ноги сразу, тут же лодыжку скрутила дикая боль. Я заохала и поджала травмированную конечность аки цапля.
— Что с тобой? — заволновался Сириус.
— Да ничего особенного... Просто ногу подвернула... когда мы с Гермионой бежали по лесу.
Без лишних слов он поднял меня на руки и, развернувшись, зашагал прочь от позабытого фестрала.
— Эй... — запротестовала было я, но быстро передумала. Так же лучше.
Неожиданно справа вырос дом, в окне первого этажа которого горел свет. Интересно, где это мы?
Сириус взбежал на крыльцо и вошел в полутемный холл. Через ближайший дверной проем пробивался свет. Туда-то мы и свернули. Как я и думала, это была небольшая, но вполне уютная гостиная. Сириус опустил меня на диван и сел рядом. Чуть позже до нас добрались Гарри, Гермиона и бережно поддерживающий ее Рон. Девушка устало упала на диван возле Сириуса и закрыла глаза, словно хотела только одного: хорошенько выспаться. Да и я бы не отказалась от сна.
— Стало быть, они вернулись, — раздался негромкий мужской голос, и я настороженно выпрямилась: вдруг новый враг?
В двери стоял темноволосый мужчина, которого я, после странного замешательства, узнала. Почему я удивляюсь, ведь знала, что он жив.
Наши взгляды пересеклись, и Регулус Блэк едва заметно улыбнулся.
— Виктория... — Сириус поднялся, готовясь, вероятно, представить его. Но я не стала ждать.
— Не надо. Я и так знаю, кто это. Регулус, твой брат, правильно?

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 6. Мой дом - моя крепость, или "И не друг, и не враг... а кто?"

 После моего заявления в гостиной повисла такая звенящая тишина, что я на секунду подумала, а не повлияло ли что-нибудь на мой слух: вдруг я оглохла? Но нет, всеобщее молчание оборвала Гермиона, неожиданно чихнув. Смущенно спрятав лицо, она извинилась.
— Мне кажется, нашим дамам необходимо согреться, — заметил Регулус, но при этом глядя на меня. — А они, как я вижу, промокли насквозь.
Нашим дамам? Довольно смелое обращение к незнакомым девушкам. Ну, почти незнакомым. С Гермионой он наверняка общался последние несколько дней.
Рон, Гарри и Сириус посмотрели на "дам", чтобы удостовериться в его правоте. А Регулус был абсолютно прав. Многократное барахтанье в снегу не прошли бесследно для нас с Гермионой: одежда и волосы промокли, но и в тепле дома прилипшая к коже влажная ткань вызывала невольную дрожь. Гермиона, торопливым жестом прижав ладони к лицу, снова чихнула.
— Будь здорова, — машинально сказала я, отворачиваясь от брата Сириуса.
— Спасибо... — пробормотала она.
— Да, в самом деле, — согласился Сириус, — вам, девушки, переодеться не помешает. Как бы вы не простудились.
— А вы-то сами как, в порядке? — чтобы совсем унять свои тревоги, спросила я, поочередно оглядывая Сириуса, Гарри и Рона. На Регулуса посмотрела как бы нехотя. Почему-то при взгляде на этого человека, вполне реального, как я сама, у меня возникало странное безотчетное чувство скованности. Словно находиться вместе с ним в одном помещении было неловко.
— В порядке, не волнуйся, — заверил Гарри. — Легкие царапины за боевые раны можно не считать.
Он поднял глаза на Сириуса, как будто прося подтверждения собственным словам, боясь, что я вдруг не поверю.
— Это правда. Нам удалось уйти от Пожирателей почти без особых усилий. Думаю, в этом нам помогло то, они совсем не ожидали нашего вторжения.
— Но когда мы с Гарри потеряли тебя и Гермиону, решили, что это какая-то ловушка, — с заминкой добавил Рон. — И хотели вернуться обратно...
Гермиона, отняв руки от лица, посмотрела на него.
— И вы вернулись?
— Нет, в конце концов, придя к самому оптимальному выводу, что вы, непонятно каким образом, нас обогнали, выбрались из леса и перенеслись сюда. Но оказалось...
Он развел руками.
— Мы, как всегда, не обошлись без приключений... — с сожалением сказала Гермиона, поднимаясь. Ее повело в сторону. Гарри, стоявший ближе всех, поддержал ее за локоть. Она слабо улыбнулась. — Простите... Я устала как не знаю кто...
— Понятное дело, — нервно усмехнулся Рон. — Ты ведь ненавидишь летать. Как ты только согласилась сесть на фестрала?
— Выбора не было, Рон. Либо фестрал, либо Пожиратель смерти.
— А что, вы все-таки столкнулись с Эндрюсом? — напрягся Сириус. Повернул голову ко мне, и я пожала плечами.
— Было дело. Ко мне же так и липнут неприятности.
Говорить об Алексе хотелось меньше всего, так что я встала с дивана и, держа больную ногу на весу, ухватилась за Сириуса.
— Где здесь можно переодеться? А то я согреться как следует не могу.
Регулус отошел от двери, когда Сириус повел меня из гостиной. Идти, подпрыгивая на одной ноге, было неудобно, но снова взять меня на руки я не позволила, тем более перед Регулусом, присутствие которого немного стесняло. Однако у самой лестницы, находившейся в холле напротив входной двери, Сириус, видя, что я в сомнении приостановилась, сделал то, что сделал бы каждый настоящий мужчина. Усмехнувшись ему в плечо, я обняла его за шею.
— Я так скучал по тебе... — тихо произнес он, касаясь губами моих волос. — Очень сильно скучал.
— А уж я-то как... Прямо с ума сходила. Особенно, когда не видела выхода из той ловушки, в которую я угодила. — Чтобы отогнать нахлынувшую острую тоску, ставшей моей постоянной спутницей в эти последние дни, я вдохнула такой привычный запах, исходивший от Сириуса — запах морского ветра, смешанного с легчайшим кофейным оттенком. И мне сразу стало казаться, что я дома. И это правда: мой дом там, где любимые и дорогие мне люди.
— Ты ведь поняла, что произошло, — через некоторое время сказал он, подойдя между тем к приоткрытой двери в коридоре второго этажа. — После того, как мы вернулись из прошлого. — Интонация у него была отнюдь не вопросительная. Поэтому я просто кивнула. — И ты знала о Регулусе прежде, чем увидела его, потому-то так спокойно отреагировала.
— Ну, не то чтобы спокойно... Я скорее ожидала его увидеть.
— У тебя было... видение? О Регулусе?
— Было. Сегодня утром. Даже не верится, что прошло так мало времени. Кажется, это было так давно... — Не желая заводить разговор об Алисе, мысли о которой то и дело вспыхивали в голове, я обратила внимание на дверь. — Мы уже пришли?
Со стороны лестницы послышались шаги: видно, сюда поднималась в компании мальчиков Гермиона, мечтающая о тепле и покое. Сириус машинально оглянулся и вошел в комнату, локтем толкнув дверь. Внес меня и аккуратно посадил на край широкой кровати, небрежно, словно впопыхах, накрытой серебристо-серым покрывалом. Для более подробного изучения спальни меня не хватило — все вокруг поплыло, а глаза закрылись сами собой.
— Похоже, ты готова уснуть в любой момент, — сказал Сириус. — Но сперва неплохо бы тебе раздеться.
— И принять душ... — добавила я, силясь зевать не столь часто и широко. — Не покажешь ванную?
Сполоснувшись под теплым душем, который взбодрил меня ровно настолько, чтобы не уснуть прямо в ванной, я облачилась в белый махровый халат, одолженный у Сириуса. Травмированная лодыжка болела уже не так сильно, но все-таки болела, в особенности когда по рассеянности наступала на эту ногу. Прихрамывая, я вернулась в спальню и никого не застала. И это понятно, кроме меня, в доме есть и другие люди, нуждающиеся в обществе Сириуса. Я ощутила легкое раскаяние, припомнив, что даже не обняла Гарри. Но сил, чтобы встать и куда-то идти, не осталось. Кровать была такой уютной, такой притягательной. Может, я немного полежу, а потом...
...При звуке почти неслышных шагов стоящий у окна мужчина обернулся. Встретившись взглядом с вошедшим, он почтительно склонил голову.
— Что у вас произошло, Северус? Почему мне кажется, что вы приготовили для меня плохие новости?
Северус ответил не сразу, словно стараясь оттянуть момент, когда Темный лорд узнает правду. Стоящая у самой двери невысокая женщина ничем не выразила готовность ему помочь в этом неприятном деле.
— Новость действительно... невеселая, — наконец произнес Северус.
— В чем же она выражается? — осведомился прибывший, едва ли обращая внимание на многочисленные портреты, висящие на стенах кабинета.
— Дело в том, милорд, что сегодня ночью случилось неожиданное...
— Да что ты мямлишь, Снейп! — не выдержала женщина. — Простите, милорд. — Темный лорд кивнул, и она, на секунду опустив глаза, продолжила. — Сегодня ночью сбежала эта девчонка... Виктория Кленова.
По кабинету разлилась зловещая тишина. Красные, с вертикальными зрачками глаза, обращенные к женщине, опасно сузились.
— Сбежала девчонка... Ты точно это хотела сказать, Алекто? Может быть, что-то другое? Нет?
На последние два вопроса она покачала головой. Темный лорд отвернулся от нее, как будто потеряв к ней интерес.
— Как это понимать, Северус? — В его негромком голосе отчетливо различались яростные нотки. — Девчонка была под твоим попечительством. Как получилось, что ты не углядел за ней?
— Это произошло не по моей вине... и я вовсе не оправдываюсь, милорд. — Северус помолчал, тщательно подбирая слова. — Девушке помогли сбежать.
— Кто? — Бледные пальцы мужчины с нечеловеческим лицом сомкнулись на рукояти волшебной палочки, которую он вынул из рукава.
— Сириус Блэк. — Это имя Снейп буквально выплюнул. — И не он один. Вместе с ним были его брат и даже... Гарри Поттер.
— Гарри Поттер, говоришь? — Теперь вместо слов будто ледяные камни падали. — Ты меня разочаровал, Северус. Но не это самое страшное. Хочешь узнать, кем на самом деле является Виктория Кленова? Совсем недавно мне в руки попала информация, что девчонка-то приходится Поттеру родной теткой.
Змеелицый посмотрел на Северуса, как если бы ожидал от него определенной реакции.
— Что? — не сумев совладать с эмоциями, растерялся тот.
— Ее настоящее имя Дейзи Эванс. Слышал когда-нибудь о такой? Лили Поттер была ее старшей сестрой. Ты должен был знать.
Снейп, и так не отличающийся смуглостью, вдруг побледнел, а руки, лежащие на спинке стула, за которым он стоял, сильно сжались.
— Это невозможно, милорд... Дейзи Эванс погибла в возрасте четырех лет. — Он запнулся, наткнувшись на полыхающий гневом взгляд.
— Сомневаешься в достоверности информации? Лучше сделай так, чтобы я еще больше не усомнился в тебе, Снейп. Разыщи мне в замке того, кто причастен к побегу девчонки. Я интуитивно чувствую, что в этом замешан еще кто-то, кроме Блэка и Поттера...
Я глубоко вздохнула и проснулась. Ох, ну не может быть... Снова?
— Что не может быть? — вопросил над самым ухом голос Сириуса, щекоча висок.
Я перевернулась на спину. Сириус лежал на боку, опираясь на локоть, и смотрел на меня. Вид у него был совсем не сонный, словно он проснулся давно и все это время наблюдал за мной спящей. Его губы тронула улыбка.
— Доброе утро, Маргаритка.
— Доброе утро, — откликнулась я, потянувшись к нему, и тотчас забыла, что меня разбудило.
В этот миг все заботы и проблемы сделались далекими и незначительными, а в душе, где последние дни царил хаос, установился блаженный покой. В надежных объятиях Сириуса я ничего не боялась.
Но ничто не может длиться вечно.
— Так о чем ты говорила? Чего не может быть?   
 
Прежде чем ответить, я несколько секунд собиралась с мыслями.
— Мне опять кое-что приснилось... о том, что будет.
Сириус провел ладонью по моим волосам, как бы подбадривая. Вздохнув, я уткнулась носом ему в шею. Так хотелось просто лежать и молчать. Ни о чем. И обо всем на свете.
— На этот раз главными персонажами сна-видения были Снейп и Волдеморт.
Рука Сириуса замерла, а он там ощутимо напрягся. Ну, еще бы, я же не веселую сказку рассказываю.
— Там, кажется, была и Алекто Кэрроу, но в основном разговаривали они вдвоем. Обо мне и моем побеге. О тебе и Гарри.
— Вот как? — произнес он. — Значит, Волдеморт знает...
— Скоро узнает, — поправила я. — Но это не все. — Отстранилась от него и заглянула в лицо. — Он в курсе нашего с Гарри родства.
Сириус долго молчал, нахмурившись, но в конце концов сказал:
— Это ничего, в общем-то, не меняет. Если бы он мог тобой воспользоваться как приманкой, тогда возможно. Но ты ускользнула из-под его носа. Все, хватит, — резко оборвал он себя. — Никакого Волдеморта в постели.
Я нервно усмехнулась и удобно устроила голову у него на плече. Впрочем, мы долго не разлеживали. Время близилось к восьми, и надо было вставать. Неохотно, позевывая, я вылезла из-под теплого одеяла и вот тут-то вспомнила о своей больной ноге. Вернее, уже не больной. Я с удивлением обнаружила, что могу стоять на обеих ногах, лишь в правой лодыжке ощущался слабенький дискомфорт, словно прошла не одна ночь, а целый день.
— Хм... Странно... Нога совсем не болит. — Я нагнулась, осматривая лодыжку, радовавшую здоровой, без всяких покраснений, кожей.
— Не болит? Здорово.
Что-то в голосе Сириуса заставило меня поднять на него глаза. По-моему, он был нисколько не удивлен.
— Что ты на меня смотришь? — с невинным лицом спросил он. — Ну, ладно, это сделал я. Когда ты вчера уснула, я подлечил твою ногу одним эффективным средством. — Сириус кивнул на прикроватный столик: там стояла небольшая круглая баночка.   
Я взяла ее в руки и открутила крышку. В ней оказалась белая густая масса, похожая на крем. Да и пахла соответствующе, приятно.
— Действительно, эффективное. Спасибо, — поблагодарила я, а сама невольно покраснела, подумав, что еще мог сделать Сириус, пока я дрыхла. Нет уж, ну его, это разыгравшееся воображение. По крайней мере не в присутствии Сириуса. Не то он все поймет по моей покрасневшей физиономии.
— Не за что. — Он улыбнулся так, как будто уже что-то заподозрил.
Вернув баночку на место, я поплотнее запахнула вчерашний халат — все равно больше нечего надеть и отвернулась.
— Кстати... Забыла спросить, чей это дом?
— Мой.
— Почему-то я так и думала. — Я рассеянно пригладила растрепавшиеся за ночь волосы. — Все изменилось намного больше, чем я предполагала. Твой брат жив, Пожиратели во всю распоряжаются Хогвартсом... А еще...
Голос прервался, и продолжить я не смогла. Было слишком больно упоминать об Алисиной смерти вслух.
— Виктория, ты...
Не знаю, что Сириус хотел сказать, но я инстинктивно сжалась и быстро проговорила:
— У тебя найдется что-нибудь поесть? Я страшно голодная...
Не давая ему опомниться, тут же вышла из спальни. И только спустившись на первый этаж, я осознала, что босиком. Но, впрочем, особого неудобства не почувствовала. Не совсем же я без одежды вышла.
В холле было несколько прохладно, и задерживаться здесь не стала. Мне бы кухню найти, ибо я и правда ощутила зверский голод. В Хогвартсе из-за мучительных переживаний у меня начисто пропадало желание есть, и я часто оставляла нетронутым то, что приносили домовики. Даже странно, как это я до сих пор держусь на ногах, а не упала еще вчера в голодный обморок.
Но, наверное, эта невольная диета как-то повлияла на мою бедную психику: мне начали чудится разные аппетитные запахи. Словно взявшись меня доконать, закружилась голова, а желудок издал протяжный жалобный стон. Желудок и тот стонет.
— Вики, доброе утро, — поприветствовали сзади.
Это Гарри вместе с Роном показались в дверях гостиной.
— Доброе, — улыбнулась я, шагнув им навстречу. Что ни говори, а видеть этих мальчиков я рада видеть всегда. А также Гермиону, которая, кстати, только что спустилась в холл. Выглядела она немного бледно, но в целом вполне здорово. — Как же я рада вас видеть!
— Ого! Приятно слышать, — сказал Рон.
Крепкие объятиям подверглись все трое, но в первую очередь, конечно же, Гарри.
— Ты меня задушишь, — пошутил он, когда я порывисто обняла его и не отпускала минуты полторы. Но, судя по его сияющим глазам и ответному объятию, такое проявление чувств Гарри очень устраивало и, возможно, даже слегка смущало. Не привык он к этому.
— А вот и нет. Я в своей жизни еще никого не задушила.
— Значит, буду первым. Или вторым. Сириуса почему-то до сих пор не видно. Не он ли стал первой жертвой? — усмехаясь, спросил Гарри.
Я фыркнула и с преувеличенным возмущением шлепнула ладонью по его плечу. Гермиона и Рон, тихонько посмеиваясь, наблюдали за этой, безусловно домашней, сценой. И не они одни, между прочим. За ними, все в той же позе — опираясь о дверной косяк, — пристроился Регулус Блэк. Как будто эта поза и это место были его излюбленными. Ну, и сколько уже он стоит здесь, интересно?
— Живой и невредимый твой крестный. Задержался только...
Не успела я закончить, рядом с Регулусом появился Сириус собственной персоной.
— Ну вот. Я же говорила.
Он вопросительно посмотрел на меня.
— Что за столпотворение? Я думал, ты во всю завтракаешь. Сказала, что голодная...
— Мм... Ну да... Но мы ждали тебя. И вообще, откуда я знаю, где здесь что находится?
— Так ты есть хочешь? — встрепенулся Гарри и потянул меня за собой. — Идем.
Сириус и Регулус посторонились, пропуская нас. Когда мы вошли в просторную кухню, залитую мягким желтоватым светом лампы, висящей прямо над круглым столом, на меня, точно волна цунами, обрушились те самые аппетитные запахи. Я буквально покачнулась, не в силах устоять под таким напором. Рот наполнился слюной, колени подогнулись, и мне пришлось сесть на ближайший стул, чтобы не грохнуться на блестящий плиточный пол.
— Завтрак готов, — сказал Регулус, вошедший следом за остальными. — Можешь никуда не торопиться.
Гарри, направившийся было к высокому, установленному в стенной нише не то шкафу, не то холодильнику (ему-то откуда взяться в доме волшебника?), оглянулся. Регулус кивнул на плиту. Там стояло большое блюдо, накрытое металлической крышкой-полусферой, видимо, для сохранения тепла.
— Омлет с сыром. Надеюсь, никто не против?
— Ты и готовить умеешь? — изрек Сириус, садясь рядом.
Он смотрел на Регулуса так, словно изучал его, но никак не мог до конца изучить. Точнее, пытался разглядеть в этом взрослом мужчине того парня, которого помнил.
— А почему нет? Мне нравится, — невозмутимо ответил Регулус. — Ты, Сириус, похоже, еще не раз удивишься тому, что я умею.
Наступила тишина, а братья продолжали смотреть друг на друга, как будто состязались в силе воли. Первым взгляд отвел Регулус, возможно, потому, что хотел, вернее, не хотел еще больше напрягать Сириуса.
— Так вы не против омлета, Виктория?
Слегка вздрогнув, я в некоторой растерянности подняла глаза на Регулуса, впервые обратившегося ко мне. Затем, сообразив, что он ждет ответа, кивнула.
— Да... то есть не против.
Гермиона, встрепенувшись, бросилась ему помогать, когда он взялся накрывать на стол. Я повернулась к Сириусу и, чтобы его брат нас не услышал, шепотом спросила:
— Что между вами происходит? Почему он вообще здесь?
— Не одна хочешь это узнать. Я до сих пор ломаю голову, как получилось, что Регулус избежал гибели. Но... впрочем, у меня есть кое-какие догадки...
Сириус умолк при приближении брата с с блюдом и Гермионы с тарелками и вилками. Рон, видя, что последние вот-вот полетят вниз, аккуратно забрал их у девушки и разложил на столе. Едва передо мной появилась тарелка с омлетом, от которого исходил умопомрачительный аромат, голова снова закружилась. Наконец, все устроились вокруг стола, и я, дабы не выглядеть совсем уж обезумевшей от голода, начала методично, но предельно неторопливо, уничтожать это произведение гастрономического искусства. Именно произведение, потому что в данный момент мне казалось, что я никогда не ела ничего более вкусного. И только насытившись (порция была солидных размеров), я вдруг подумала, что мы сидим и мирно завтракаем, словно одна дружная семья.
— А мы ведь так толком не познакомились, — произнес Регулус, разрушая это обманчивое впечатление. — Хотите чаю, Виктория? — тут же спросил он, будто гостеприимным хозяином был он сам, а не Сириус. Который ощущал себя явно кем угодно, только не гостеприимным хозяином. И не старшим братом.
— Чаю? С удовольствием... — как-то не очень уверенно сказала я. Поддерживать непринужденную беседу с ним меня вдохновляло мало. Но больше всего смущал тот факт, что этом человек еще недавно считался погибшим, а теперь, когда его существование не вызывает сомнений, живет в доме Сириуса и старается наладить со мной контакт. Да-да, наверное, в этом все и дело!   
Сириус, хоть и не препятствовал ухаживающему за мной Регулусу, взирал на все это неодобрительно. Если братья не слишком дружны между собой, то что младший Блэк делает здесь? А правда, что? Или тот Сириус, которого знал Регулус в этой реальности, относился к нему несколько по-иному? Но даже если и так, разве Регулус не мог не заметить произошедшей в брате перемены? А может... он все знает?
Почувствовав, что голова вот-вот вспухнет от бесчисленных вопросов, я отпила горячего чая, который мне любезно налили. Напротив сидела Гермиона, греющая ладони о чашку с тем же чаем, улыбнулась, когда мы случайно встретились взглядами. Устроившиеся по обе стороны от нее Гарри и Рон иногда переглядывались тоже, словно перебрасывались мысленными сообщениями. В общем, за столом царила напряженная атмосфера, так или иначе связанная с присутствием Регулуса. А его это то ли не задевало, то ли он весьма умело делал вид, что не задевает.
— А что ты имел в виду, — долго глядя на брата, заговорил Сириус, — сказав, что вы с Викторией толком не познакомились?
— То и имел, — сдержанно ответил Регулус. — Нас же никто не представлял друг другу. Я знаю Викторию лишь с ваших слов.
— А тебе мало?
Ну вот, не хватало, чтобы все закончилось враждебностью.
К счастью, их двоих прервали. Вернее, вовсе не к счастью. Гарри, за секунду до этого откинувшийся на спинку стула, внезапно издал какой-то сдавленный звук. Все, как по команде, посмотрели на него. Гарри зажмурился и, удерживая невольный не то крик, не то стон, прикусил губу.
— Гарри! — Вскочив на ноги, я едва не опрокинула свой стул. — Что с тобой?
Остальных его пугающее поведение ненадолго повергло в легкое оцепенение. Затем, стряхнув с себя эту оторопь, поднялся Сириус.
Каким-то шестым чувством я поняла, что Гарри борется с неизвестно откуда взявшейся болью. Бледный и напряженный до предела, он нашел в себе силы открыть глаза.
— Ничего... Со мной все в порядке... — прерывисто дыша, произнес он глухо. Взгляд его при этом был невидящим, словно он смотрел куда-то сквозь пространство.
— Как это все в порядке?.. — изумилась я, подойдя к нему. — Шутишь, что ли?
— Гарри... Это опять началось? — тихо спросила Гермиона, пытаясь поймать его взгляд. — Ты видел что-то, связанное с Волдемортом?
Рон рефлекторно дернулся. Похоже, это имя все еще вызывает в нем стойкое неприятие.
— Не может быть... Эта связь не проявлялась у него с прошлого лета... — Он покосился на Регулуса, который и не думал скрывать свой интерес. — Ну, помнишь... с того самого момента, как Гарри узнал...
— Да, я помню, — отмахнулась Гермиона.
— Гарри! Скажи хоть что-нибудь! — почти взмолилась я, потому что это его молчание буквально било по нервам.
Он моргнул и поднял голову.
— Прости... Я задумался. 
Задумался?! Я не знала, что делать: рассердиться или встревожиться еще больше.
— Так Гермиона права? — спросил мрачный Сириус, опершись руками о столешницу. — Ты действительно проник в сознание Волдеморта?
Гарри закрыл лицо ладонями, и я решила, что он снова что-то увидел. Но, кажется, его беспокоил только шрам, так как он дотронулся до него.
— Не по своему желанию, но да, я ненадолго подключился к его сознанию. И правда, странно: с того лета связь ни разу не проявлялась.
— А что сейчас случилось? — поинтересовался Регулус в свою очередь, отчего все посмотрели на него. — Насколько мне известно, эта связь проявляется в моменты эмоциональной активности у Темного лорда. Какое сейчас было у него настроение?
Темный лорд? И он, значит, не выносит настоящего имени Волдеморта...
— Он был в ярости, — сказал Гарри.
И меня внезапно озарило.
— Он узнал о моем побеге... — сдавленно произнесла я.
Все внимание теперь досталось мне. Сириус понимающе кивнул. Рон было открыл рот, но тут же закрыл. И один Регулус вряд ли знал в чем дело.
— Ты видела... да? — все же уточнила Гермиона.
— Да, и, наверное, то же самое, что и Гарри. Только со стороны.
Я обошла стол и снова уселась на свое место, мрачно уставившись на полированную поверхность столешницы.
— У вас это семейное? — с нескрываемым любопытством спросил Регулус, глядя то на меня, то на Гарри.
— В смысле? — озадачилась я. — Подождите... Семейное? — И воззрилась на Сириуса. — Вы что, все рассказали?
— Хм... Ну, понимаешь, на карте было твое имя, — вместо него сказал Гарри.
— И я его увидел, — закончил Регулус. — Кленова-Эванс. Довольно необычная фамилия.
— Да ну и что, — после небольшой паузы фыркнула я. — Тем более что, похоже, это уже ни для кого не секрет. И что вы еще знаете?
Мужчина помедлил, как видно, ожидая, что Сириус примется вновь предъявлять ему претензии. Но Сириус лишь пожал плечами, садясь обратно.
— Говори. Какая теперь разница.
— Ты прав. Видите ли, Виктория... так как я находился здесь, в этом доме, то не мог не заметить некоторые изменения в поведении Сириуса, Гарри и Рона с Гермионой, произошедшие пять дней назад.
Ага, как раз тогда, когда мы перенеслись в свое время.
— Ну, ясно... — пробормотала я, примерно представляя, что он скажет дальше.
— В общем, я выложил им все свои подозрения, и меня ввели в курс дела. Про ваше путешествие в прошлое...
— Невольное путешествие, — вставил Рон.
— И про его последствия, — Регулус скрестил руки на груди, продолжая изучающе смотреть на меня, отчего мне сделалось еще больше не по себе. На душе заскребли кошки при мысли об Алисе, оставляя на ней кровоточащие царапины.
— Последствия... — эхом повторила я, стараясь не разрыдаться сию же минуту.
В мой голос просочилась дрожь, и мне волей-неволей пришлось замолчать. Сириус, несомненно понявший, что я расстроена, с сочувствием накрыл мою ладонь своей. Другой рукой я прикрыла глаза, чтобы никто не заметил слез, которые я усиленно пыталась подавить. Еще мне хотелось выйти из кухни, но в конце концов кое-как удалось справиться с эмоциями. 
— На первый взгляд все осталось таким же, каким и было до того, как мы перенеслись в прошлое, — произнес Гарри, главным образом для того, чтобы отвлечь других от меня. — Волдеморт также мечтает поймать меня и захватить власть над всем волшебным миром. И почти все, что связано с Вики.
— Но это на первый взгляд, — поддержал его Сириус. — Однако, судя по всему, масштаб последствий немного крупнее, чем кажется. И у нас тому живое доказательство.
Он красноречиво посмотрел на Регулуса. А тот вроде нисколько не удивился. Это что же, получается, Регулус осведомлен и о своей судьбе в прежней реальности?
— Но что именно изменилось? — задумчиво спросила Гермиона. — Ну, кроме того, что нам известно.
А что известно? Регулус жив, это раз. Мой побег в августе провалился, это два. И, наконец, три — погибла Алиса.
Я медленно встала.
— Ты куда? — не преминул спросить Сириус.
— Я... э-э... посуду помою, — мгновенно придумала я предлог, дабы не участвовать в дискуссии. К тому же мне необходимо чем-нибудь заняться, иначе я свихнусь от грызущей меня изнутри тоски.
Собрав со стола посуду, я отнесла ее к раковине и, ощущая-таки спиной обращенные ко мне сочувствующие взгляды, принялась за мытье тарелок.
— Так... на что же повлияло наше вторжение в прошлое? — вернулась к интересующей теме Гермиона, которую если и удивила моя неожиданная страсть к домашнему хозяйству, то несильно. Или же она предпочла не заострять на этом внимание. Вот за что я люблю и ценю Гермиону, так это за особую чуткость и понимание.
— Пожиратели все-таки захватили Хогвартс, — сказал Рон. — В прошлый раз это им не удалось, благодаря тому, что вовремя скрутили Кэрроу, а на Снейпа хорошенько надавили. А кстати, он ведь теперь директор?
— Ну а как еще объяснить его присутствие в директорском кабинете? — сказал Гарри с легким оттенком презрения. — Был бы Дамблдор...
Он запнулся, а я, памятуя о его странном приступе, напряженно обернулась. Гарри снова сидел выпрямившись и смотрел перед собой.
— Что — Дамблдор? — не выдержал Сириус.
— Был бы Дамблдор, Хогвартс был бы защищен от Пожирателей, — медленно произнес Гарри. — Но Дамблдора нет. Понимаете? Он погиб и в этой реальности.
— А почему он не... — начал Рон и замолчал тоже. Видимо, к нему пришла похожая мысль.
Домыв посуду, я выключила воду, но осталась стоять спиной к участникам обсуждения темы "Измененная реальность". Слева от раковины находилось окно, за которым лениво светлело утро, и я, погрузившись в собственные размышления, рассеянно уставилась на зимний пейзаж.
Дамблдор погиб, как мне рассказывал Гарри, от смертельного заклятия, посланного Снейпом. Но до этого они вдвоем, директор и Гарри, побывали в пещере, где хранился один из хоркруксов Волдеморта. То есть они считали, что там именно хоркрукс. Как бы то ни было, Дамблдор напрасно пожертвовал собой, выпив ту отраву, чтобы добраться до медальона. А кто поместил туда фальшивку?
— Значит, вы не рассказывали профессору Дамблдору о том, что знаете о хоркруксах? — заставил меня очнуться голос Гарри.
Я тщательно вытерла руки полотенцем и подошла к столу. Садиться, впрочем, не стала. Регулус, которому и адресовался вопрос, казался спокойным и даже расслабленным. Как будто его вообще не могло что-то задеть.   
— Рассказывал. Но ты, я так понимаю, думаешь иначе?
— А как мне еще думать? — недоуменно прищурился Гарри. — Дамблдор погиб отчасти из-за того зелья, что охраняло хоркрукс в пещере...
Регулус приподнял бровь.
— У тебя неверная информация. Дамблдор не был в той пещере. То есть был. Но погиб вовсе не из-за зелья. Его убило заклятие в кольце, которое он так опрометчиво надел.

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 7. Сколько стоит жизнь, или От судьбы не убежишь

 Этот день мы провели, в основном, разбираясь в том, насколько сильно повлияло на настоящее наше вынужденное пребывание в прошлом. И в этом нам здорово помог Регулус, который знал о происходящем в магическом сообществе все, или почти все, потому как с самого начала "жил" в этой измененной реальности. Говоря "нам", я несколько преувеличиваю, ибо я сама была скорее наблюдателем, чем участником.
Услышав от Регулуса, что Дамблдор не был той роковой ночью в пещере, Гарри секунду-две недоуменно смотрел на брата Сириуса, точно не понял ни слова.
— Выходит, — прежде чем он что-нибудь успел сказать, произнесла Гермиона, наморщив лоб, — изменения коснулись и данных событий. Но вообще-то, это вполне логично. Если профессор Дамблдор знал о медальоне раньше, то и в пещере ему делать нечего. Но почему он надел то кольцо? — Она глянула на Регулуса. — Или вы сами не догадывались о том, что оно является хоркруксом?
— Нет, не догадывался, — подтвердил тот. — Я о существовании кольца прознал только после того, как случайно увидел его на пальце Дамблдора. Именно тогда я рассказал директору об известном мне хоркруксе. Вернее, о двух.
— И... о каких же вы знали?
— О медальоне Слизерина, о котором, полагаю, известно и вам. — Регулус неторопливо обвел взглядом всю нашу компанию. Когда очередь дошла до Гарри, он кивнул. — А также о чаше Хельги Хаффлпафф.
— О чаше! — вырвалось у Рона. — Так вы, получается, в курсе, где находятся все эти... предметы?
На лицо Регулуса, выражавшем полное спокойствие, на какой-то миг легла тень сомнения. От таких разговоров даже у него не поднимется настроение. Про себя я вообще молчу.
— Дамблдор предполагал, что количество хоркруксов не ограничивается четырьмя. Он считал, что их больше: пять или шесть. Возможно, семь.
— Нам известно о пяти, — сказал Сириус, одновременно наблюдая за мной. — А сколько их на самом деле...
На сей раз его брат выглядел действительно удивленным.
— О пяти? Значит, вам повезло больше...
Мне наскучило стоять на холодящем ступни полу и при этом слушать совершенно не вдохновляющий разговор про отвратительные вещи. Но едва я пошевелилась, Сириус тут же повернулся.
— Да вы продолжайте, — махнула я рукой. — Не обращайте на меня внимания.
Но мои слова его не слишком убедили. Он поднялся, когда я направилась к выходу.
— В чем дело?
— Это я хочу узнать в чем дело.
— Да ни в чем. Просто не желаю лишний раз слышать о Волдеморте и его дурацких хоркруксах. Меня от всего этого тошнит. — У порога я остановилась, ухватившись за стену, словно внезапно лишившись всяких сил. — По его милости погибла Алиса...
Почти ничего не видя из-за наполнивших глаза горьких слез, я побрела дальше. Никто не бросился меня догонять, выражать свое потрясение и сочувствие, но я едва заметила это, захлебнувшись своим несчастьем. Ноги двигались сами по себе, поэтому я, занятая горестными мыслями, в какой-то момент обнаружилась, что стою у окна незнакомой комнаты. Сколько времени я так простояла, я тоже не помнила, но ступни замерзли окончательно.
За окном шел снег. Густой, он хлопьями ложился на землю, пряча под собой следы, оставшиеся с вечера. Как я завидую ему: как здорово было бы тоже так легко лететь, делая из серого мира чисто-белый. И никаких проблем и боли.
За спиной, чуть скрипнув, отворилась дверь, которую я, видимо, машинально, прикрыла. Но не обернулась, не посмотрела на вторгшегося в мое уединение. Мне и так было известно, кто это: его шаги я бы не спутала ни с чьими другими. Меня осторожно, словно хрупкую драгоценность, обняли за плечи, и я, чувствуя, как в глазах снова защипало, порывисто развернулась.
— Мне так жаль... — тихо промолвил Сириус. Голос его был полон искреннего сочувствия, от которого стало чуточку теплее, но не легче.
— Это я виновата... — с превеликим трудом удерживаясь от того, чтобы горько не расплакаться у него на плече, всхлипнула я.
— Ну что ты... — слегка растерявшись, возразил Сириус. — Это не так. Слышишь, ты ни в чем не виновата.
— Если бы я не взяла хроноворот, ничего бы этого не произошло, — как будто не слыша его, пробормотала я. Перед моим мысленным взором предстал искореженный артефакт, зазвучал далекий голос Дамблдора: "Увы, как ни прискорбно сообщать об этом, но хроноворот невозможно восстановить..." Я зажмурилась и теснее прижалась к Сириусу. — А значит, Алиса погибла по моей вине...
Произнесенные шепотом слова показались мне страшнее заклятия. Устав бороться с подступавшими рыданиями, я в конце концов заплакала.
— Девочка моя, да что ты такое говоришь... Прекрати вину Пожирателей приписывать себе.
Я зарыдала еще горше и долго бы не смогла остановиться, если бы Сириус внезапно не взял меня за плечи и несильно, но ощутимо встряхнул. Потрясенная его таким неординарным действием, я сразу перестала лить слезы.
— Перестань. Себя. Винить, — раздельно, как несмышленному ребенку, произнес он. — Ты поняла, Виктория? Своим самобичеванием ты только хуже себе делаешь. Кто тебе сказал, что твоя подруга погибла из-за тебя?
Я открыла рот, но Сириус не позволил мне ответить.
— Сама так думаешь? И очень зря. Потому что это абсолютная неправда.
— Мне от этого ничуть не легче... — хриплым шепотом сказала я.
— Я знаю, — более мягко сказал он. — И прекрасно понимаю твои чувства. Когда погибли Джеймс и Лили, я во всем винил себя.
— Но это же Петтигрю...
Сириус отрешенно посмотрел на падающий снег за окном.
— Конечно. Он предал их, и это был его сознательный выбор. И все-таки... — Он покачал головой, будто до сих пор не мог поверить в сей факт. — В общем, как бы ты ни винила себя, это не поможет вернуть тебе Алису, только больнее становится...
Он вынул из кармана палочку и взмахнул ею. Через секунду протягивал мне наколдованный платок. Поблагодарив, я вытерла мокрое лицо. Как раз вовремя: в комнату заглянул Гарри.
— Вот вы где... Не помешаем? — немного неуверенно спросил он.
— Н-нет... — с запинкой произнесла я, прекрасно зная, насколько жалко сейчас выгляжу.
Вслед за Гарри в дверь просочились Рон и Гермиона. Держась чинно и печально, словно придя к кому-то на поминки, они втроем подошли к нам с Сириусом.
— Эм... Вики, ты в порядке? — робко спросила Гермиона, несомненно заметившая мои покрасневшие глаза.
Остальные, впрочем, тоже. Гарри метал встревоженные взгляды то на меня, то на Сириуса, но пока молчал.
— В порядке? — Я пожала плечами, теребя в руках изрядно отсыревший платок. — Наверное...
Наступила тишина, и мне вновь захотелось сбежать от сочувствующих взглядов, остаться в одиночестве. Но я понимала, что одиночество не поможет, а только усилит боль: запертая в комнате в Хогвартсе, я практически не находила себе покоя.
— Нам... так жаль, Вики... — произнес наконец Гарри. — Твоя подруга... она погибла из-за нашего вмешательства в прошлое? — неловко завершил он свою мысль.
Но я не заплакала, а просто грустно кивнула.
— Да. Вместо того, чтобы оглушить, как в тот раз, Долохов убил ее...
— Поэтому ты видишь фестрала! — несколько бестактно заметил Рон. Гермиона довольно чувствительно ткнула локтем ему в ребра. Беззвучно охнув, Рон схватился за ушибленный бок.
— Именно поэтому, — бесцветным голосом согласилась я.
Сколько еще я буду об этом вспоминать? Лучше сразу — Обливиэйтом, чтоб забыть...
Подойдя к стоящей у стены помещения, похожего на рабочий кабинет, кушетке, я без сил опустилась на нее. Ни думать, ни о чем-то говорить, желания не было никакого.
— Сколько же всего мы все-таки изменили... — пробормотала Гермиона и умолкла.
Рядом со мной сел Сириус, через секунду — с другой стороны — и Гарри. Последний погладил меня по плечу.
— Вики... ты ведь не винишь в этом себя? Как в прошлый раз — из-за хроноворота?
Я удивленно повернулась к Гарри, но не нашла нужных слов.
— Видишь, ты только зря себя накручиваешь, — негромко сказал Сириус, пристально разглядывая мою правую ладонь. — Кстати... где хроноворот?
Я машинально посмотрела на свои пальцы, где прежде были два кольца. Теперь же там сидело всего одно — то, что подарил Сириус.
— А разве это не он? — спросил Рон с ноткой удивления. — Ты же трансфигурировал хроноворот в кольцо...
— Трансфигурировал, но это не хроноворот.
— Ну, понимаешь... — зачем-то начав оправдываться, произнесла я. — Когда я оказалась в Хогвартсе, меня охватило такое отчаяние, что... в общем, я сама не соображала, что делала, и со злости швырнула хроноворот куда подальше. Да и какая разница, он ведь все равно сломан.
— Сломан, — снова проявляя редкое терпение, сказал Сириус. — Никто и не отрицает. Не волнуйся насчет этого. Кроме того... я думаю, в этой реальности его и не должно быть. Вернее, хроноворот есть, но совершенно целый, потому что...
— Мы к нему даже не прикасались, — закончила Гермиона.
Все переглянулись, наверное, подумав об одном и том же.
— Неужели хроноворот лежит там, где его обнаружила Вики? — после паузы спросил Гарри.
— Уж лучше бы я проигнорировала тот сон... — пробормотала я.
Ответом было всеобщее молчание. Но как его трактовать, я не поняла. То ли они согласны со мной, то ли — наоборот.
Обняв себя за плечи, я поудобнее устроилась на кушетке и поджала ноги, чтобы хоть немного их согреть.
— Тебе холодно? — заметив мои телодвижения, поинтересовался Сириус.
— Немного, — призналась я. — Ноги замерзли.
— Что же ты босиком ходила?
— Закалялась я. — Я нервно улыбнулась, намекая, что это шутка. — Да ладно, не бери в голову. Лучше скажи, когда у тебя появился этот дом? И, — добавила я, — почему твой брат живет здесь? И что еще он знает? И...
— Постой, — прервал Сириус мой словесный поток. — Я не уверен, что смогу ответить сразу на все эти вопросы...
— И что мы будем делать дальше, — упрямо закончила я. — Я... я не могу представить свою жизнь без Алисы. Помнишь, о чем мы говорили с тобой в последний день, перед тем, как отправиться к Дамблдору?
— Помню, — напряженно сказал он. — Конечно, помню.
В его лице что-то поменялось, и Сириус наклонился вперед, уперевшись локтями о колени, словно стремясь избежать моего взгляда. У меня сжалось сердце от кольнувшей тоски. Зачем, зачем я это сказала? Ну, кто тянул меня за язык?
— П-прости, пожалуйста... Вечно я что-нибудь ляпну...
Я прикусила губу, старательно изображая хладнокровие, до которого мне как до луны.
— А о чем... — напомнил о своем присутствии Рон, но Гермиона предупреждающе положила ладонь на его плечо.
— Все так странно и запутанно... — сказал Гарри, возобновляя разговор. — Вики права: что нам делать дальше? Продолжать искать хоркруксы?
— А у нас есть выбор? — с иронией спросил Рон.
— Нет, конечно. Я имел в виду... — Гарри вздохнул, явно не зная, как поточнее сформулировать предложение. — С появлением Регулуса становится как-то сложнее, что ли...
— Или, наоборот, легче, — задумчиво сказала Гермиона. — Его знания могут нам помочь в борьбе с Волдемортом. Да не вздрагивай ты, Рон!
Парень недовольно покосился на нее, но ничего не сказал.
— Кстати, надо спросить Регулуса, уничтожены те хоркруксы или нет...
— И да, и нет, — прозвучал от двери голос Регулуса, заставив всех резко повернуть головы.
Да что он все время так незаметно появляется!
— И да, и нет, — повторил он, входя в комнату. — Хоркруксы, содержащиеся в кольце и медальоне, уничтожены. Что касается чаши, то она, увы, пока находится в недоступном месте.
— То есть ты до нее еще не добрался? — спросил Сириус, глядя на брата с прежним вежливым интересом.
— Мы не добрались, — поправил Регулус. — Как оказалось, чаша окружена куда большей защитой, чем медальон.
— Дай угадаю... Чаша спрятана в Гринготтсе?
— Вижу, вы прорабатывали и этот вариант.
— Да это же яснее ясного, — с некоторым превосходством сказал Рон. — Самые надежные и защищенные места в магической Британии — это Гринготтс и Хогвартс. Именно там можно спрятать какую-нибудь ценную вещь и не бояться за ее сохранность.
— Не спорю. Я и сам думал о Хогвартсе, но... — Регулус пожал плечами, — это все равно что искать иголку в стоге сена.
Мы с Гарри понимающее переглянулись.
— Зато мы эту иголку нашли, — ответила за всех Гермиона и вкратце рассказала о нашем открытии.
— Диадема Рейвенкло спрятана в Выручай-комнате? И впрямь надежное место. Но как нам туда пробраться? Наше вчерашнее появление вызвало такой переполох, что второй раз подобный номер не пройдет. Кэрроу будут начеку.
— Не они одни... — пробормотал Гарри. — Школой теперь заправляет Снейп.
— Кстати... — посмотрел на меня Рон. — Этот Эндрюс... ты вчера упомянула, что он вроде бы оборотень. Откуда ты узнала?
Меня словно по голове ударили. Опять Эндрюс. Неужели нельзя обойтись без него?
Я неловко пошевелилась, чувствуя себя не в своей тарелке. Однако никто не соизволил сменить тему. Все ждали моего ответа. Особенно Сириус.
"Соври что-нибудь", — шепнул внутренний голос.
Нет, не хочу я больше врать! Надоело все скрывать от Сириуса, ни к чему хорошему это все равно не приводит.
— Эндрюс сам мне признался, — без интонации сказала я, рассматривая темное нутро камина, возле которого стоял Регулус.
— Когда? — недоуменно спросил Гарри. Я ясно представила, как он нахмурился.
— В тот самый рождественский вечер.
Сириус, против обыкновения, продолжал хранить молчание. Меня это немного встревожило, но я не решалась смотреть на него, предпочитая изучать камин.
— Это когда Снейп привел тебя в замок? — все же уточнил Гарри.
— Верно. — Я не удержалась и хмыкнула: Снейп даже не подозревает, какое приключение мы с ним пережили в прошлой реальности.
— Возникает еще один вопрос: с чего вдруг Эндрюс с тобой так разоткровенничался?
Я глубоко вздохнула, набираясь терпения.
— Мы были знакомы раньше. Видимо, поэтому...
— Знакомы? С Эндрюсом? Это невозможно!
— Почему?
— Ну... — Гарри замялся. — Он же Пожиратель!
Я ненароком глянула на Регулуса: тот с некоторой отстраненностью на лице смотрел в пол, и при слове Пожиратель" даже не дрогнул. Надо же, какая у него выдержка.
— Тогда я этого не знала, Гарри. Я о магическом мире-то узнала только через четыре года. А теперь, пожалуйста, закроем эту тему, потому что она мне неприятна.
Несомненно, у Гарри имелось немало вопросов, однако, щадя мои чувства, счел за лучшее выполнить просьбу.
Рон и Гермиона молчали тоже, но, судя по их расширенным в изумлении глазам, подробности моей биографии ребят поразили не меньше.
— Давайте наконец выясним, что происходит в этом мире, — предложила Гермиона, чтобы все перестали глазеть на меня. — Вдруг изменения коснулись чего-то еще, кроме... — она показала взглядом на Регулуса, на сей раз не ставшего изображать безразличие. Он перехватил взгляд и чуть заметно усмехнулся, без труда разгадав то, что Гермиона не договорила. — Ну, и кроме похода в ту пещеру. Так, мне кажется, нам будет проще ориентироваться. Предупрежден — значит вооружен.
— Все это правильно, — заговорил Сириус, не меняя своего положения. — И у меня первый вопрос. — Он вскинул глаза на брата. — Как же ты выжил, Рег?
— Ты меня спас, — просто ответил Регулус.
Сириус как будто и не удивился даже, лишь кивнул.
— Иногда меня посещают странные воспоминания того, чего со мной на самом деле не происходило. Или происходило, но по-другому. Вывод напрашивается один: изменениям подверглась и наша память.
С его мнением были все согласны, поэтому добавлять никто ничего не стал.
— Расскажи поподробнее, Регулус.
Младший Блэк немного помолчал и поведал следующее. Когда он узнал про хоркрукс Темного лорда, спрятанный в той пещере, в которой когда-то побывал Волдеморт с Кричером, у Регулуса созрел план. К тому времени он полностью осознал, на чем строится власть его господина, и хотел только одного — перестать быть слугой Темного лорда, выйти из его подчинения. Вдобавок к этому решению склонял и Сириус, дружбой которого он дорожил. Но как сделать то, за что потом можно поплатиться жизнью?
Однако в руках Регулуса была тайна Волдеморта, и он решился на рискованный шаг. Изготовив поддельный медальон, он отправился в пещеру. Вернее, Регулус планировал отправиться туда без всяких задержек, но в последний момент у него возникло неодолимое желание увидеться с братом. Пусть ненадолго — ему хватит. Время было очень позднее, близилось к двум часам. Регулуса это не смутило — он знал, где можно найти Сириуса. Спустя полчаса Сириус, не без давления со своей стороны, был в курсе намеченного им плана. И, конечно, не отпустил младшего брата одного. Сначала он отругал его, затем похвалил. Задумался о чем-то. Потом заставил Регулуса призвать Кричера.
"Идем вместе, — сказал Сириус. — Идти туда в одиночку — смерти подобно".
Кричер, недовольно отнесшийся к присутствию старшего Блэка, все же беспрекословно послушался Регулуса и доставил обоих в пещеру. Операция с подменой медальона прошла незамедлительно и именно так, как намеревался Регулус.
Сириус, который стал лишь сторонним наблюдателем, при виде глотающего зелье, кубок за кубком, брата порывался все вмешаться в этот процесс. Наконец, чаша опустела, а Кричер, повинуясь приказу своего молодого хозяина, со слезами отчаяния схватил настоящий медальон и покинул пещеру. Когда Сириус попытался напоить охваченного жаждой Регулуса, из потревоженного озера полезли живые мертвецы — инферналы. Пару раз они едва не утащили братьев за собой под воду, но огонь быстро заставил их отступить. Через какое-то время, поддерживая измученного Регулуса, Сириус сумел выбраться из пещеры, где их встретил рассвет.
— Благодаря именно тебе я и остался жив, — подвел итог своему непродолжительному рассказу Регулус, посмотрев на Сириуса.
Тот, слушавший его с большим вниманием, после этих слов уткнулся лицом в сложенные ладони, как если бы они вызвали у него в душе волну переживаний.
— Я рад этому, — убрав руки, искренне сказал Сириус.
Он поднялся с кушетки и сделал шаг к брату. Регулус, опиравшийся на каминную полку, слегка выпрямился.
— Я действительно рад, что ты жив, братец. Мы с тобой раньше не особо ладили, во всяком случае, в той, прежней реальности, и я, честно говоря, очень часто злился из-за того, что ты во всем подчиняешься родителям. — Сириус долго вглядывался в него, точно желая убедиться в том, что Регулус — все тот же. — Потом я... Впрочем, ладно, — перебил он себя, — все это в прошлом. Надо сказать огромное спасибо профессору Макгонагалл, которая устроила нам совместное взыскание. Взыскание, сплотившее нас! Изменившее нашу жизнь.
Невооруженным глазам было видно, что настроение Сириуса внезапно переменилось. То ли на него так подействовал рассказ, не в последнюю очередь восхваляющий его героический поступок, то ли он в конце концов проникся тем, что младший брат жив и невредим. Так или иначе, него лицо разгладилось, а на губах играла легкая улыбка. От Сириуса исходила такая энергетика, что против своей воли начала улыбаться и я. Это было так странно — улыбаться, позабыв о горестях.
— Ты прав, — усмехнулся и Регулус. — Профессор Макгонагалл сыграла главную роль в нашем сплочении.
Похоже, повысившееся настроение, как вирус, передался всем присутствующим. Еще совсем недавно в атмосфере комнаты явственно ощущалась напряженность, а теперь она заметно ослабла. Хотя печаль, поселившаяся в моей душе, никуда не делась.
— Если бы не это, я бы не встретился бы с тобой в ту ночь. И, насколько я понимаю, в прошлой реальности так и произошло. Мы с тобой не общались, а поход в пещеру закончился для меня гибелью. — На мгновение глаза Регулуса странно заблестели. Или мне это просто показалось...
Сириус снова посерьезнел.
— Как ты правильно вчера сказал, теперь это неважно, ведь ты жив.
Он положил руку на плечо брату. По моему телу разлилось приятное покалывающее тепло, словно это прикосновение предназначалось мне. Я посмотрела на Гарри, наблюдающего за крестным, и слегка приобняла его. Гарри чуть вздохнул.
— А что было потом? — Сириус не вернулся к кушетке, а тоже оккупировал место у камина, таким образом повернувшись ко мне. Но на меня он не глядел. — Кричер забрал медальон, это понятно. Я отправил тебя домой? Как отреагировали родители?
Регулус облокотился о каминную полку, прошелся ладонью по волосам и только затем покачал головой.
— Я не был дома два года, Сириус.
Их взгляды столкнулись. В комнате стало тихо, а я почему-то повернула голову к окну. Там по-прежнему падал густой снег.
— После того, как я бросил вызов Темному лорду, оставаться там, где меня нашли бы в первую очередь, было опасно. К тому же... — Регулус повторил мое движение и посмотрел в окно, — то зелье подействовало на меня не самым лучшим образом.
Плечи Гарри под моей рукой заметно дрогнули. Гермиона, присевшая в этот момент на край кресла, напряженно сдвинула брови. Лишь на Рона, кажется сие сообщение не произвело должного впечатления.
— У зелья оказался очень сильный эффект, и я едва не лишился рассудка.
Вот теперь и Рон приоткрыл рот от потрясения.
— Домой мне было противопоказано возвращаться, ведь если бы родители узнали, что со мной, они бы сделали все, чтобы оградить меня от общества.
— Почему? — несмело спросила Гермиона.
— Потому, что для них это было бы крайне неприятно — иметь ненормального сына, — спокойно ответил Регулус, как бы не придавая своим словам особого значения. — То есть так думал в тот момент Сириус. В первое время я действительно почти ничего не соображал, зелье отравляло меня, поэтому вся ответственность легла на его плечи. В больницу св. Мунго Сириус обратиться тоже не мог, ибо родителей тут же бы известили. И ты, — он взглянул на брата, — принял решение, нелегкое, конечно же, решение, — вывезти меня из страны, подальше от Темного лорда, как ты потом сказал. Кроме Джеймса Поттера, в этот план ты никого не посвятил...
При упоминании Джеймса Сириус плотно сжал губы, будто удерживая готовые сорваться с них слова. Явственно чувствуя исходящее от него напряжение, я подалась вперед, чтобы... Для чего конкретно, я так и не придумала.
— ...и это было кстати, — продолжал Регулус, но уже словно по инерции: рассказ явно не вызывал в нем какого-либо удовольствия. — Петтигрю, будь он тоже в курсе, счел бы своим долгом оповестить Темного лорда.
— Значит, родители ничего не знали? — спросил Сириус, избегая разговоров о Петтигрю. — Стало быть, они все равно считали тебя без вести пропавшим... Кричеру ведь велено было молчать, а с родителями я не пересекался. Хотя они в любом случае не стали бы меня слушать. Итак, ты жил за границей. А где именно?
— В Италии. — Тут в лице Регулуса произошла какая-то перемена. В нем появилось некоторое напряжение; брови чуть сошлись к переносице, словно воспоминания, связанные с Италией, ассоциировались у него с чем-то не очень приятным. Интересно, неужели и у Регулуса имеется некая тайна, известная только ему одному?
— Я прожил там два года, почти отрезанный от остального мира. Время шло, и память начала понемногу восстанавливаться. А потом произошли события, которые заставили меня вернуться в Британию. Я имею в виду, конечно, нападение Темного лорда на Поттеров... и последующий твой арест.
Сириус безмолвно кивнул, хотя Регулусу не требовалось его подтверждение.
— Темный лорд исчез, и я наконец смог открыться родителям. Мама чуть сама не лишилась рассудка, когда увидела меня.
— Представляю, какая это была радость для нее, — произнес Сириус прохладным тоном. — Я в Азкабане, где, как, наверное, она считала, мне и место, а ее обожаемый сын...
— Ты что, с ума сошел? — воскликнула я, выпрямляя ноги. — Не смей при мне такое говорить!
Он, как и остальные, уставился на меня с выражением неподдельного удивления. Видно, он не сразу понял, что меня так возмутило.
— Вон ты о чем, Виктория... Ты не знаешь мою... нашу мать, я для нее всегда был пустым местом.
— Я не верю, что родная мать способна опуститься до подобных мыслей, как бы она ни относилась...
— А по мне, так вполне могла. И, между прочим, тому есть отличное свидетельство...
Мои плечи обреченно опустились. Портрет миссис Блэк — тот еще подарочек. Как вспомнятся ее истеричные вопли, до сих пор до дрожи пробирает. Но ведь это всего лишь портрет, провисевший много лет в заброшенном доме и, возможно, его стервозный характер со временем как-то изменился... И сама едва не рассмеялась. Это я что, пытаюсь оправдать мать Сириуса?
— Я согласен с Викторией, — внезапно поддержал меня Регулус. — Мама такой человек, который с трудом признает свои ошибки и усмиряет гордость. У нее очень сложный характер, Сириус, ты же сам знаешь. Ты всегда шел наперекор ее желаниям и надеждам, но настолько ненавидеть тебя она не могла. И любит она тебя по-своему...
— Не надо ее защищать, — отмахнулся Сириус и вдруг замер. — Ты сказал "любит"?
— Любит, не сомневайся...
— Почему ты сказал это в настоящем времени? — снова перебил он брата, но, похоже, Сириус и так уже догадался, что это не простая оговорка. — Она жива? Наша мать жива?
— Жива и здорова, — ответил Регулус будничным тоном, не поведясь на провокационные вопросы. Но несомненно понял, откуда ветер дует. — И очень хочет наладить с тобой отношения.
— Через тебя, братец, — криво усмехнулся Сириус. — Поэтому ты здесь. Она тебя прислала. Я кое-что "вспомнил", — объяснил он, увидев немой вопрос, без труда читающийся в моем взгляде. — Ведь так?
— Отчасти, — не стал отрицать Регулус. — А отчасти я здесь потому, что ты сам пригласил меня.
— А отец?.. Он тоже?..
— Он умер два года назад.
На этом разговор как-то выдохся. Все молчали, задумавшись над новой информацией, и никто не торопился его возобновлять.
Но что бы ни происходило в наших душах, какие бы чувства мы ни испытывали, на время это нисколько не влияло. Оно текло неумолимо, совершенно равнодушное к человеческим проблемам. Казалось, еще недавно, радуясь встрече, я обнималась с Гарри, но вот уже незаметно подкрадывались сумерки за окном.
Не зная чем себя занять, я поднялась в комнату Сириуса и принялась одеваться. Не ходить же весь день в халате. Тем более мне хотелось ненадолго выйти на улицу: очевидно, сказывалось вынужденное пребывание в мрачном подземелье. Стоило закрыть глаза, как передо мной отчетливо представала та комната, где я провела бесконечные пять дней. И если бы не Паркинсон, которая добыла для меня волос Гринграсс, неизвестно, как все сложилось...
Стоп-стоп! Паркинсон!
Я застыла посреди спальни, не успев до конца натянуть свитер. Надо же, я о Паркинсон не вспоминала с той самой минуты, когда мы с Сириусом сбежали из замка. Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Эта девчонка доставляла мне одни неприятности, и не только мне, кстати. Так чего же я вдруг забеспокоилась? Ей, в отличие от нас, никакие неудобства не грозят. Чистокровные слизеринцы имеют особый статус, так что Паркинсон очень легко отделалась Хотя в тот раз, в кабинете Снейпа, она пожаловалась, что такое положение вещей ее, видите ли, не устраивает. И мне помочь хочет, понимаете ли. С одной стороны, она и впрямь помогла, но с другой — круто подставила. Как же Паркинсон, наверное, веселилась, рассказывая про меня Малфою...
У меня непроизвольно сжались ладони, когда я припомнила, сколько неприятных минут мне пришлось пережить по милости этого наглого мальчишки. Мда... ну, ему тоже досталось.
И все-таки... почему у меня такое чувство, что я забыла что-то очень важное? Связанное именно с Паркинсон? Что?
Я обвела взглядом комнату, точно надеясь увидеть здесь ответ. Но нет, никакого озарения. Ладно, не буду сейчас забивать себе голову мыслями о Паркинсон. Уж больно много чести. Сначала обещает, потом подводит. Истинная слизеринка. Волдеморт бы на нее молился...
Я вышла в коридор, аккуратно закрыла дверь, и тут меня неожиданно осенило. Видение! Все дело было в нем. После того, как Волдеморт рассказал Северусу о нашей связи с Лили, он добавил, что... Я поднапрягла память. Добавил, что с моим побегом не все так просто, и кроме Гарри и Сириуса мне помог сбежать кто-то еще... А потом, если я не ошибаюсь, Волдеморт приказал Снейпу найти этого некто.
И кто же это неизвестное лицо? Правильно, Паркинсон. Проведай об этом Темный лорд, ей несдобровать.
Черт, ну и что делать? Снова спасать Паркинсон? Наверное, для начала нужно сказать остальным.
Искать Сириуса и Гарри долго не пришлось: они поднимались по лестнице мне навстречу. Держу пари, они боялись оставлять меня одну надолго. А вдруг я опять куда-нибудь исчезну?  И это несмотря на то, что этот дом окружала надежная защита.
— Ты куда-то собралась? — спросил Сириус, смерив меня внимательным взглядом.
В холл, видимо, на звук его голоса, вышли Регулус, Рон и Гермиона. Подняв головы, они посмотрели на нас. Вокруг меня что, так и будет теперь собираться толпа?
— Хотела на улицу выйти, — честно сказала я. — А что? Нельзя?
— Можно, если недалеко.
— А мне далеко и не нужно. — Я провела ладонью по гладкой поверхности перил. — Кстати, кто-нибудь еще помнит о Паркинсон?
— Да уж лучше совсем про нее забыть, — откликнулся Рон снизу. — А что с этой мартышкой?
— Надеюсь, что ничего. Потому что в противном случае с ней разбираться станет сам Волдеморт.
— У тебя есть причины так считать? — задумчиво поинтересовался Сириус.
Я кивнула, отметив, что это сообщение его не удивило.
— В том, последнем... видении Волдеморт распорядился найти того, кто помог мне сбежать.
Гарри негромко фыркнул.
— Даже ежу ясно, кто. Или у него амнезия?
— На самом деле, кроме вас, мне помогла Паркинсон.
Мои слова вызвали эффект разорвавшейся бомбы.
— К-как? — буквально заикаясь, переспросил Рон. — Что она сделала?
— Она принесла мне волос Дафны Гринграсс, когда я ее об этом попросила. Ну, знаете, для Оборотного зелья, который я стащила из кабинета Снейпа.
Я невольно заулыбалась, глядя, как у ребят потрясенно округляются глаза. Сириус и Регулус держались более невозмутимо.
— Ничего себе новости! — воскликнул Гарри. — У Паркинсон что, в голове перемкнуло? Раздобрела, надо же...
— То есть, — произнес Регулус, — мисс Паркинсон переходит в разряд особо важных персон?
— Получается, так, — неуверенно сказала я. — Если Снейп докопается до того, что знает она, вряд ли Паркинсон оставят в покое. К тому же я предполагаю, кто может стать источником информации.
— Малфой? — скривился Гарри.
— Эндрюс. Он видел нас вместе. Хотя и Малфой тоже может кое-что рассказать.
— Значит, нам придется еще и Паркинсон выручать? — сделала вывод Гермиона.
— Значит, — согласился Сириус.
Все безрадостно переглянулись.

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 8. Миссия "Паркинсон", или Туда и обратно

 — Но ведь прошло уже довольно много времени, — с сомнением сказал Гарри. — Снейп мог вполне разузнать что нужно, а от него и Волдеморт... И тогда до Паркинсон нам тем более не добраться.
— А мне кажется, профессор Снейп не станет докладывать Волдеморту о Паркинсон, — выдвинула свое предположение Гермиона. — Как-никак, она его ученица, к тому же слизеринка. Зачем ему выдавать ее?
Сириус, Гарри и я спустились с лестницы, и наш очередной консилиум продолжился в холле.
— Не Снейп расскажет, так это сделает Эндрюс, — пожал плечами Рон. — Ему нет никакого резона умалчивать.
Он бросил в мою сторону косой взгляд, будто испугавшись, что упоминание об Алексе выведет меня из себя. Я сделала вид, что не заметила этого.
— Он, правда, видел меня в облике Гринграсс, — равнодушно сказала я, — но ему, думаю, ничего не мешает прийти к правильным выводам.
У Сириуса напряглось лицо, и мне пришлось оборвать свои рассуждения. Одно только это имя вызывало у него глухую ярость, безошибочно определила я. Ну что ж, с некоторых пор оно и меня страшно раздражает.
— Как бы то ни было, мисс Паркинсон нуждается в защите, — произнес Регулус, как и я, наблюдая за Сириусом. — Все с этим согласны? — Последовали асинхронные кивки. — Стало быть, нам все же придется каким-то образом проникнуть в Хогвартс.
— Но не всем, — сказал Сириус. — Девушкам лучше остаться здесь. Впрочем, как и Гарри с Роном. Мы с Регулусом отправимся на разведку, а там уж будем действовать по обстоятельствам. Надеюсь, никто не возражает?
Я бы возразила, но, боюсь, мой протест сразу отклонят. Поэтому я мотнула головой, когда Сириус задержал свой взгляд на мне. "Ты ведь понимаешь, что я забочусь о вашей с Гарри безопасности?" — ясно читалось в его глазах. И конечно, он прав. Зная, что нам ничего не угрожает, Сириус не станет беспрестанно беспокоиться о нас. А значит, не будет понапрасну отвлекаться на посторонние мысли.
Не теряя времени на долгие сборы, Сириус и Регулус уже через минуту вышли из дома. Я на прощание махнула рукой.
— Удачи! — пожелала Гермиона. Из ее рта вырвалось облако пара.
Братья достигли границы света, льющегося из открытой двери, и, в последний раз посмотрев на нашу компанию, аппарировали. Преисполненная самых разных тревог, я гипнотически уставилась на то место, где они исчезли.
— Пойдемте в дом, — нервничая не меньше остальных, сказал Гарри. — Вики?
— Да... Пойдем, — Стряхнув с себя странное оцепенение, я вернулась со всеми в теплый холл.
— Чем займемся? — поинтересовался Рон, когда тишина стала почти осязаемой.
— Может, чай попьем? — спросила Гермиона.
Идея не вызвала особого воодушевления, но никто не стал отказываться. Мы расселись за кухонным столом, перед каждым стояла чашка с горячим чаем, исходящим паром. Все помалкивали, лишь периодически поглядывая друг на друга и отхлебывая вкусный напиток. Постепенно я успокоилась. Сириус опытный волшебник, к тому же он не один. Так что нет смысла накручивать себя, придумывая всякие страхи. Все будет хорошо.
...Мысленно настроившись на пункте назначения, Сириус аппарировал почти одновременно с Регулусом. Через мгновение его ноги вновь коснулись твердой земли, покрытой утрамбованным снегом. По правую руку от Сириуса, уже осматриваясь по сторонам, стоял младший брат. Они решили перенестись не как вчера — в лес, а на окраину Хогсмида, Сириус сам не знал зачем, но надеялся, что не зря.
— Итак, мы на месте, — произнес Регулус тихо.
Сириус машинально кивнул, изучая окрестности. Хогсмид был погружен в сонную тишину, и, по всей видимости, их появление осталось незамеченным. Хороший знак. Он окинул придирчивым взглядом видневшиеся вдали смутные очертания замка с крошечными яркими вкраплениями — светящимися окнами. Неожиданно к нему пришла идея.
— Как ты думаешь, — спросил Сириус, — с воздуха в замок легче проникнуть или нет?
— Если он не накрыт защитным куполом, то вполне возможно, — откликнулся Регулус. — Ты хочешь попытаться высадиться на одной из башен при помощи метлы?
— Почему бы и нет, попытка не пытка. Вопрос в том, где достать сейчас метлы?
Братья одновременно повернули головы к Хогсмиду. Там находилось заведение с говорящим названием "Три метлы", которым владела мадам Розмерта. Хоть одна-то метла у нее обязательно должна быть.
Спустя пять минут мужчины подходили к пабу, который, несмотря на довольно поздний час, был еще открыт. Затем, молча переглянувшись, накинули на головы капюшоны и вошли в теплое помещение. Внутри оказалось совсем пусто, только несколько человек сидели у дальней стены. При появлении Сириуса и Регулуса один из них лениво поднял глаза, скользнул равнодушным взором и снова уткнулся в свою кружку. Чувствуя во всем теле напряжение, Сириус направился к барной стойке, за которой хозяйничала мадам Розмерта.
— Добрый вечер, господа. Чего желаете? — поинтересовалась она, когда мужчины оказались перед ней.
— Нам бы чего-нибудь покрепче, — негромко сказал Сириус, чуть приподняв капюшон.
На миловидном лице барменши обозначилось недоумение, затем сменившееся удивлением.
— Привет, Розмерта.
— Сириус? — Она посмотрела на второго посетителя. — Регулус? Бог ты мой... Какими судьбами? Вы...
Внезапно понизив голос, мадам Розмерта метнула настороженный взор на компанию у стены, едва ли обращавшую внимание на посторонних.
— Вы очень рисковали, придя сюда. Кто-нибудь из этих, — она кивнула на компанию, — вполне может оказаться охотником за головами.
"Кем?" — хотел спросить Сириус, но благоразумно промолчал.
— Мы осознаем всю опасность, связанную с нашим появлением здесь, — заверил Регулус, опершись о стойку, — но нас привело дело.
— Выпить виски? — подняла брови Розмерта.
— Не совсем, — откликнулся Сириус, — хотя я бы не отказался.
— Так что вам нужно?
Он чуть наклонился к ней, напустив на себя заговорщицкий вид.
— Метлы. Две метлы, если быть точнее. Можешь одолжить нам на часик?
— Вы серьезно? — недоверчиво спросила женщина. Несколько секунд внимательно смотрела на обоих братьев и, придя к выводу, что они не шутят, сказала: — Метлы-то у меня найдутся. А они действительно так вам нужны?
Сириус кивнул.
— Это вопрос жизни и смерти, если хочешь.
— Ладно. Я вынесу метлы на улицу и оставлю у задней стены. Подождите две минуты. Кстати, — Розмерта, будто что-то вспоминая, наморщила лоб, — буквально на днях я видела твою жену, Сириус. Но удивило меня другое: она была в компании с каким-то мужчиной...
— О чем ты? — не понял Сириус. — Жена? У меня нет...
— Розмерта, мы спешим, — напомнил Регулус, не дав брату договорить.
— Да, извини...
Барменша скрылась за дверью, ведущей в подсобное помещение, а Сириус принялся сверлить Регулуса подозрительным взглядом.
— Ты случайно не в курсе, про какую-такую жену говорила Розмерта?
— В курсе, — не стал отпираться тот. — Про твою, Кэти.
Сириусу вдруг показалось, что из-под его ног уходит земля.
— Кэти? Кэти Льюис?
— Ну да.
Его как будто окатило ледяной водой.
— И когда... когда, черт возьми, ты собирался меня в это посвятить? — Слова Сириусу давались с трудом, в его душе заклокотала ярость пополам с ужасом.
— Я думал, ты и сам все знаешь. Разве у вас с ней раньше ничего не было?
В отличие от Сириуса, Регулус был спокоен как удав.
— Было, но... Жена? Это немыслимо!
На Сириуса нахлынуло отчаяние, когда он подумал о Виктории. Она не заслужила этого.
— Пойдем, у нас сейчас нет времени на разговоры. — Регулус встал со стула. — Сначала необходимо сделать то, для чего мы здесь.
На улице Сириусу немного полегчало, морозный воздух охладил его гудевшую от невероятной информации голову. Как он мог жениться на Кэти, будучи в здравом уме? Не иначе, делая ей предложение, он был пьян. Потом Сириуса посетила такая неожиданная мысль, что его прошиб пот. А что, если у него вдобавок есть еще и дети? Но, покопавшись в памяти, он не обнаружил ни единой зацепки о их существовании. Зато "вспомнил" интересный факт в собственной биографии.
— Две метлы, как мы и просили, — ворвался в его мысли голос Регулуса.
Обойдя здание паба, они вышли на задний двор. К стене возле двери были прислонены две метлы не самой новой модели, но вполне крепкие на вид.
— Молодец Розмерта, не подвела. — Сириус взял метлу и посмотрел в небо. Облачно, в воздухе кружит снежная крупа, но ветра нет. В общем, погода достаточно благоприятная для полета. — Не подвела бы нас и удача.
Братья взлетели как можно выше, чтобы снежная пелена укрыла их от посторонних глаз, и взяли курс на Хогвартс. Далекие размытые огни были для них ориентиром. Когда впереди выросла громада замка, Сириус сбавил скорость и начал осторожно снижаться. Регулус повторил его маневр, направив метлу к замаячившей внизу Астрономической башне — отличному месту для посадки. Десять футов, пять — никакого сопротивления.
— Отлично! — довольно сказал Сириус. Подошвы его ног коснулись каменной, запорошенной снегом, площадке. — Все чисто.
Спешившись, Регулус подошел к зубчатой стене и выглянул вниз. Вокруг, насколько хватало глаз, не было ни души, а в хижине Хагрида, как и вчера, не светились окна.
Сириус потянул на себя дверь. Заперто, однако открыть ее не составило особого труда: обычное Отпирающее заклинание, и вот уже преграды нет. Метлы братья решили оставить снаружи, чтобы не таскать с собой. Но прежде чем войти в башню, Сириус достал карту Хогвартса — мало ли какие неожиданности могут встретить их за порогом. Беглый осмотр показал, что путь к подножию башни чист и никакие препятствия им не грозят. Очутившись в сухом полумраке лестницы, Сириус снова склонился над пергаментом. Регулус подсвечивал Люмосом.
— Паркинсон... где же Паркинсон... — Сириус для надежности водил пальцем по поверхности карты, от слизеринской гостиной к холлу и дальше наверх. — Ах, вот ты где, в кабинете директора. И Снейп тут как тут... Куда же без него.
— А Кэрроу? — спросил Регулус.
— Один в кабинете Защиты, другая... так, она крадется по направлению к гостиной Гриффиндора. — Сириус что-то невнятно пробормотал и вдруг настороженно замер. — А эта что здесь делает?
— Кто?
— Амбридж, скользкая министерская жаба. Как будто Пожирателей в школе не хватает. Так, ладно. — Он убрал карту под мантию. — Напускаем на себя Дезиллюминационные чары и пробираемся к директорскому кабинету. Находим Паркинсон, зачаровываем ее и идем обратно. Хороший план?
— Хороший. А что, если нас обнаружат? Обороняться?
— Главное, чтоб было меньше шума. Заметят — вырубай противника. Особенно, если это Снейп. Или Кэрроу. Или, — Сириус скрипнул зубами, — Эндрюс.
— Но его, кажется, в замке нет.
Вместо ответа он махнул брату рукой, чтобы шел за ним. Спустившись по винтовой лестнице, они применили друг на друге Дезиллюминационные чары и, соблюдая предельную осторожность, беспрепятственно прошли несколько этажей. Наконец показался нужный коридор, а за поворотом знакомая статуя — вход в кабинет директора. Едва Сириус потянулся к карте, дабы проверить, там ли еще Паркинсон, как совсем рядом послышались голоса. Братья бесшумно метнулись к стене, слившись с ней словно хамелеоны, и тут же из раскрывшегося потайного входа вышли три человека. Сириус с глубоким отвращением посмотрел на Долорес Амбридж, которую сопровождали Снейп и Паркинсон. Последняя казалась несколько растерянной, хотя она и пыталась держаться так, будто происходящее ее не касается.
— ...Я вас провожу, не возражайте, — пропела Амбридж. — А то мало ли что, вдруг опять какое-нибудь происшествие. Вчерашний инцидент с Тернер ведь так и не расследовали.
Снейп на мгновение остановился, бросив на нее раздраженный взгляд.
— Как вам будет угодно, — сухо произнес он. — Идемте, мисс Паркинсон.
"Снейп что-то подозревает, — подумал Сириус, держа наготове палочку. — Подозревает, но наверняка не знает, если, конечно, не залез к Паркинсон в голову. А вот Эндрюса здесь нет. Это означает либо то, что он не в курсе насчет приказа Волдеморта, либо то, что он, наоборот, прекрасно осведомлен об этом, но по каким-то причинам не хочет выдавать девушку. Последнее, впрочем, маловероятно."
Троица, не заметив нежданных гостей, прошла мимо Сириуса, и от Амбридж повеяло сладковато-цветочным ароматом. Поморщившись, мужчина последовал за ними. Нужно во что бы то ни стало задержать Паркинсон до того, как они спустятся в подземелье. Сложность заключалась в том, что Амбридж, похоже, не собиралась покидать общество Снейпа и Паркинсон. Сириус поискал глазами Регулуса: он шел около противоположной стены и аккуратно целился в спину слизеринки, шагающей посередине коридора, между Снейпом и Амбридж.
— Я хочу поговорить с той девочкой, профессор Снейп, — сказала женщина, — с Шарлоттой Тернер. Вы не против?
Голос ее был сладким, как и духи, которыми она щедро набрызгалась.
— Не думаю, что мисс Тернер вам скажет что-то новое. Не стоит зацикливаться на этом, мадам Амбридж. Та выходка — не более чем детская шалость.
Амбридж повернула к Снейпу свое жабье лицо с неизменной гнусной улыбкой.
— Вы ошибаетесь. Как ошиблись насчет вашей помощницы, Виктории Кленовой. — Сириус непроизвольно вздрогнул, услышав имя Виктории от этой неприятной особы. — Или ее побег вы тоже считаете детской шалостью? Хотя вчера, кажется, вы были сильно впечатлены тем фактом, что у девушки обнаружилась волшебная палочка, тогда как упорно утверждали обратное.
Снейп промолчал.
— Вы ведь с ней потом говорили, признайтесь. Что она вам сказала?
— У меня нет ни малейшего желания обсуждать это с вами.
— И очень зря. Я могла бы...
В этот момент Паркинсон внезапно споткнулась и инстинктивно ухватилась за Снейпа. Он покачнулся, удержав ее от падения.
— Осторожнее, мисс Паркинсон! Смотрите под ноги...
— Извините, профессор, — приглушенно сказала она, выпрямляясь.
Затем также внезапно внизу лестницы, к которой они все подошли, вспыхнуло белое сияние — это Регулус решил, что пора действовать. Снейп вместе с Амбридж посмотрел в ту сторону, и на какое-то время их внимание было отвлечено от Паркинсон.
— Что это? — спросила Амбридж, вглядываясь в полумрак.
— Не знаю.
Снейп на шаг опередил девушку, с опаской взиравшую на него, но Регулусу хватило и этого. Он метнул в Паркинсон Дезиллюминационные чары, схватил ее за руку и потянул к себе. Все это произошло настолько быстро, что Пэнси не успела даже пикнуть. Хотя Амбридж что-то заметила: она грузно повернулась и, не увидев на месте Паркинсон, удивленно выпучила жабьи глаза.
— Мисс Паркинсон, милочка, где вы? Вы решили поиграть в прятки?
Снейп быстро обернулся.
— Где Паркинсон?
— Я только на секунду отвернулась, а ее уже нет...
Держа правую руку у кармана, он стремительно прошел мимо растерявшейся Амбридж. Его глаза обшаривали каждый фут полутемного коридора. Сириус прижался спиной к стене, пристально следя за приближающимся Снейпом. За Регулуса и Паркинсон он не волновался. Не давая девушке закричать, брат пять секунд назад увлек ее за ближайший поворот. Теперь нужно выждать удобный момент и проскочить под самым носом Снейпа.
— Мисс Паркинсон, хватит валять дурочку, — вновь попробовала воззвать к совести исчезнувшей девушки Амбридж, но Снейп, пользуясь своим положением, бесцеремонно оборвал ее.
— Помолчите!
Она оскорбленно поджала губы.
— Пусть вы и директор, Снейп, но вам не помешает научиться вежливости.
Двигаясь вдоль стены, Сириус мало-помалу достиг угла и, уже не скрываясь, поспешил вслед за Регулусом и Паркинсон. Этажом выше он перевел дух. Вся их миссия прошла как по маслу, и теперь он мог позлорадствовать над тем, как они ловко провели Снейпа. А будет еще лучше, когда они без приключений выберутся из замка и вернутся домой.
Регулус, как Сириус и думал, ждал его в башне астрономии. Здесь же была и Паркинсон, которая беспокойно переминалась с ноги на ногу и пыталась выяснить у своего "похитителя", что ему от нее надо.
— Да кто вы такой? — потеряла она терпение, топнув ногой. — Зачем меня сюда притащили?
— Потише, мисс Паркинсон, — произнес Сириус, появляясь перед ними. — Вы же не хотите, чтобы вас услышали?
Паркинсон застыла с полуоткрытым ртом. Он усмехнулся и снял с себя чары.
— Уверен, вы не ожидали снова меня увидеть, но тем не менее это я.
Словно проглотив язык от удивления, она лишь кивнула и перевела взгляд на Регулуса, также избавившегося от чар.
— Это мой брат Регулус, — отвечая на ее немой вопрос, сказал Сириус.
— Ясно, — наконец проговорила Пэнси, но с таким видом, как будто, напротив, ей было абсолютно ничего не ясно. — И... и зачем вам понадобилась я?
— Хотите верьте, хотите нет, но мы здесь для того, чтобы спасти вас.
Девушка прищурилась, к ней постепенно возвращалась былая уверенность.
— А можно поподробнее? Почему это вдруг вы решили спасти меня? И от чего, кстати? Вчера вы...
— Мисс Паркинсон, сейчас не слишком подходящее время для долгих расспросов, — остановил ее Сириус. — Мне не очень нравится перспектива столкнуться со Снейпом. Скажу одно: не сегодня-завтра Волдеморт узнает, что вы косвенным образом причастны к побегу Виктории, и в этом случае я вам не завидую. Однако у вас есть шанс избежать встречи с этим чудовищем.
Судя по участившемуся дыханию Паркинсон, его слова сильно впечатлили девушку.
— А теперь решайте, воспользуетесь вы этим шансом или нет. Но быстро.
Взволнованная Пэнси поднесла дрогнувшие руки к лицу и сквозь пальцы посмотрела на молчаливого Регулуса.
— Идея спасти меня принадлежит Но... то есть Виктории?
— Именно. Так что?
— Ну... раз у меня есть шанс... — пробормотала она. — По правде говоря, я совсем не хочу попасть на допрос к Темному лорду...
— Здравая мысль, — согласился Регулус, словно желая ее подбодрить.
Они втроем вышли на обзорную площадку. Метлы находились на том же месте, и Сириус порадовался этому факту.
— Вам придется лететь с кем-то из нас, мисс Паркинсон, — сказал Регулус.
Подобный вариант как будто напугал девушку.
— Вы не боитесь летать, надеюсь?
— Нет...
Братья обменялись иронично-понимающими взглядами, а Сириус вдобавок усмехнулся, заметив, что Паркинсон сторонится его.
— Не бойтесь, мисс Паркинсон, я не кусаюсь, хотя к вам у меня достаточно претензий. Готовы?
Она ограничилась кивком и бочком придвинулась к нему.
— Садитесь с Регулусом, — смиловился Сириус, когда они оседлали метлы. — Нам обоим будет спокойнее.
— Садитесь, мисс Паркинсон, — повторил Регулус. — Только держитесь крепко.
Вскоре метлы взмыли в воздух, и башня осталась далеко внизу. Спустя десять минут Сириус и Регулус приземлились на краю Хогсмида. Паркинсон с нескрываемым облегчением отпустила плечи Регулуса, за которого цеплялась мертвой хваткой, и слезла с метлы. Если у нее и были какие-то вопросы по поводу дальнейших планов, она предпочла держать их при себе и безропотно делала то, что говорили ей мужчины. 
В Хогсмиде по-прежнему царило безмолвие, однако чем ближе они подходили к "Трем метлам", тем сильнее Сириусу казалось, что за ним кто-то наблюдает. Он не стал отмахиваться от этого ощущения, потому что больше полагался на интуицию, чем на остальные чувства.
— Похоже, у нас появились соглядатаи, — поделился он своим подозрением с братом.
Шедшая рядом Паркинсон нервно вскинула голову.
— Не оборачивайся, — предупредил ее Сириус. — Если на нас попытаются напасть, Рег, аппарируй с Паркинсон немедленно. Даже если меня задержат. Договорились?
— Я не подведу тебя, конечно, но и ты больно-то не рискуй. А то знаю я тебя...
— Знаешь?
Регулус красноречиво развел руками.
— Все никак к этому не привыкну... Ладно... — Сириус прислушался к вечерней тишине, которую нарушал лишь скрип снега под их ногами. — В паб мы не будем заходить, оставим метлы на заднем дворе и... Ах ты, черт...
Внезапно мимо них пронесся ослепительный луч заклинания. С коротким проклятием Сириус оттолкнул Паркинсон в сторону, и она, не удержавшись от резкого толчка, свалилась в снег. Регулус отбросил метлу и выхватил палочку.
— Давай, как мы договорились, — прошептал Сириус, глядя на стоящую в конце улицы человеческую фигуру. — Кто бы это ни был, он не должен узнать Паркинсон.
— Ты уверен?..
— Да. Не бойся за меня.
— Я за себя боюсь. Мне головы не сносить, когда дома поймут, что я бросил тебя.
Сириус улыбнулся, оценив шутку.
— Идите...
Человек, пославший в них заклятие, вдруг растворился во тьме, будто потеряв к ним интерес.
Не споря с братом, Регулус подал руку Паркинсон, успевшей встать с земли, и с негромким хлопком аппарировал.
Оставшись один, Сириус поднял вторую метлу и осторожно приблизился к пабу. Свет горел на втором этаже — значит, у Розмерты закончился рабочий день. Беспокоить ее Сириус не стал, а просто прислонил метлы у задней двери. Потом обошел здание и свернул на боковую улочку, надеясь, что тот человек его не заметит. Никого. Это обманчивое впечатление, впрочем, продлилось недолго. Едва мужчина сделал шаг вперед, из-за угла дома вынырнул незнакомец. Да и не такой уж незнакомец: луч заклинания, которое Сириус запустил в ответ, осветил искаженное яростью лицо Эндрюса.
— И почему я не удивлен... — процедил он, рассекая палочкой воздух. — Блэк собственной персоной. Ну, привет, Дамблдорова собачка. Чертовски не рад тебя видеть.
— Взаимно, Волдемортова шавка, — мрачно ухмыльнулся Сириус, отбивая вражеские заклятия. — Ты, кстати, много болтаешь. Намек улавливаешь?
Глаза Эндрюса вспыхнули лютой ненавистью, хотя, казалось, Пожиратель и так был на пределе, и его палочка будто сама собой начала вычерчивать в воздухе сложные узоры. В Сириуса полетели одно заклятие за другим, но, благодаря своей внутренней сущности и природной ловкости, он с легкостью уходил от каждого луча. Дело приняло скверный оборот, когда Сириус обнаружил, что его практически приперли к стене.
— Где она, Блэк? — прошипел Эндрюс, неожиданно приставив к его шее палочку.
Сириус замер, узрев прямо перед собой его лицо. Как он мог забыть, что у оборотней отменная реакция, а передвигаются они быстрее обычных людей...
— Кто — она? — невинно спросил он.
— Думаешь, я не знаю, что это ты ей помог вчера сбежать? Ты и твой предатель-братец.
— И что дальше? Победишь хозяину жаловаться?
— Где она? — Давление упирающейся в горло Блэку палочки стало сильнее. У него промелькнула мысль, что зря он так быстро отослал Регулуса. Ему бы не помешала помощь брата.
— Ты идиот, Эндрюс? Так я и выложил тебе все свои тайны.
Так как Пожиратель стоял к нему очень близко, Сириус не мог как следует воспользоваться палочкой, поэтому он применил неожиданный прием. Уперевшись для надежности к стене дома, он обоими руками снизу вверх ударил Эндрюса в челюсть. Громко выдохнув, тот пошатнулся и упал под ноги Сириусу.
— Всегда мечтал это сделать... — победно сказал Сириус.
Но удар, похоже, не причинил Эндрюсу особого вреда: молниеносно перекатившись с живота на спину, мужчина резко взмахнул палочкой. Блэк отшатнулся было в сторону, но заклятие его все же достало. Луч попал в левое плечо, и оно тут же вспыхнуло болью. Сириус втянул в себя воздух сквозь сжатые зубы.
— Как бы не так, шавка... Ничего у тебя не выйдет...
И бросился на вскочившего на ноги Пожирателя.
...Разомлев от горячего чая, я перебралась в гостиную, где Гарри разжег камин. В кресле было уютно, и мои веки мало-помалу начали закрываться. И, наверное, я все-таки задремала, потому что резко открыла глаза, когда кто-то затеребил меня за плечо.
— Что... Что случилось?
Подавляя зевок, я выпрямилась и увидела, что этот кто-то Гарри.
— Они вернулись.
Не уточняя, кто "они", я пружиной вылетела из кресла и помчалась в холл. Там, у распахнутой двери, стояли Рон и Гермиона. От соприкосновения с холодным воздухом кожа на лице и руках мигом покрылась неприятными мурашками, но мне было все равно. Я выскочила на крыльцо.
— А почему их всего двое? — услышала позади вопрос Рона. — Где Сириус?
И действительно — перед домом я узрела только двоих, Регулуса и Паркинсон. Словно боясь подойти ближе, Пэнси мелкими шажками двигалась за братом Сириуса. А вот самого Сириуса с ними не было.
— А где Сириус? — спросила я, когда Регулус остановился напротив, и вытянула шею, надеясь, он вот-вот появится на горизонте. — Почему он не с вами?
— Вам не холодно, Виктория? — поинтересовался Регулус, наконец поймав мой взгляд.
— Что? А... Нет, не холодно. — Я машинально посмотрела на свой свитер. — Так вы ответите мне или нет?
— Он в Хосмиде остался. Думаю, с минуты на минуту будет здесь.
— А зачем он там остался? — присоединился ко мне Гарри, спустившись на ступеньку ниже.
Паркинсон нерешительно приблизилась к дому, но мне сейчас было не до нее.
— Сириуса там задержали. — И Регулус рассказал все как есть.
У меня пересохло в горле. Сердце застучало чаще.
— Вы оставили его там наедине с человеком, который может быть Пожирателем?
— Я и сам не хотел покидать брата, но обстоятельства вынудили. Но сейчас мисс Паркинсон в безопасности, так что теперь я с полным правом возвращаюсь туда...
Убедившись, что Паркинсон никуда не делась, Регулус аппарировал. Наши взгляды устремились на скромно стоящую слизеринку.
— Ну, привет, Паркинсон, — протянул Рон. — Добро пожаловать в ад. То есть я хотел сказать — к нам.

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 9. Заманчивое предложение, или Как обмануть время? 

 Мимо пронеслось заклятие. Сириус ответно взмахнул палочкой, в азарте не замечая ноющей боли в раненном плече. Его противник, казалось, тоже ни капли не устал, охваченный только одним желанием: довести Сириуса до изнеможения, а после этого прикончить, если повезет.
Блэк надеялся застать Эндрюса врасплох и хорошенько проучить, но тот всегда был начеку. Он как будто заранее знал, какое движение сделает Сириус в тот или иной момент. И оба мужчины, потеряв счет времени, словно кружились в каком-то диком танце. В конце концов Сириуса начала одолевать усталость, приправленная едким раздражением.
"На эту тварь, похоже, действуют только кулаки... Вот бы обезоружить его и расправиться с ним чисто по-маггловски. Посмотрим, как ты справишься с этим..."
В Эндрюса полетело подряд три луча. Не успев укрыться щитом от последнего, Пожиратель в легком удивлении посмотрел на свою грудь — туда, куда вонзилось, как нож в масло, заклятие. Взгляд его затуманился, когда Эндрюс поднял глаза на Сириуса. В уголке губ показалась темная струйка крови.
— Тебе все равно не уйти... — негромко, словно у него не осталось сил, сказал Эндрюс.
Сириус хотел рассмеяться, но смех замер на его губах. В ночной тиши, пронизывающей полусонный Хогсмид, каждый звук становился в несколько раз громче, поэтому мужчина и смог услышать отчетливый скрип снега. Кто-то двигался прямо к нему. Сириус обернулся: спеша на подмогу своему приятелю, вдоль улицы бежали две темные фигуры — Пожиратели смерти. Поняв, что против троих, вернее, двоих (Эндрюс фактически выбыл из игры) ему не выстоять, Сириус ринулся к стене ближайшего дома. Вслед ему понеслись проклятия и разноцветные вспышки. Одна из которых чуть не сбила его с ног. Сириус споткнулся, резко повернув вправо, но удержал равновесие.
Внезапно впереди с хлопком возник человек, и Блэк едва сумел затормозить, чтобы не врезаться в него.
— Какая встреча! — растянул в ухмылке рот Яксли, поигрывая палочкой.
Сириус  отступил назад, ругая себя за то, что не аппарировал сразу.
Яксли вскинул вверх руку с палочкой... но этим дело и кончилось. Издав неясный звук, Пожиратель вдруг начал заваливаться вперед. Озадаченный Сириус проследил за его падением и поднял голову, заметив еще одного человека, стоящего в проулке между двумя домами.
— Ты в порядке? — спросил Регулус, встретившись с ним взглядом.
— Вполне. Ты что здесь делаешь?
— Как ты думаешь? Тебя спасаю. — Младший Блэк подошел к поверженному врагу и, убедившись в его недееспособности, подобрал упавшую волшебную палочку. — Идем? Или у тебя еще какие-то дела в Хогсмиде?
Покачав головой, Сириус перешагнул через Яксли.
— На сегодня с делами покончено.
 
 
 
* * *

Паркинсон поежилась от внезапно налетевшего холодного ветра. На ее лице можно без труда было разгадать все чувства, обуревавшие в этот момент девушку: раздражение, смешанное с растерянностью.
— Как мило, Уизли, — скривилась Паркинсон, смерив Рона презрительным взглядом. — У меня просто перехватывает дыхание, когда я вижу тебя. От отвращения.
— Знаешь что, Паркинсон, выбирай выражения! — прикрикнул Гарри, схватив за плечо дернувшегося вперед Рона.
— Ты это своему дружку скажи, Поттер! — огрызнулась она, на всякий случай отойдя от крыльца. — В каждой бочке затычка.
Я решила вмешаться, пока дело не дошло до рукоприкладства.
— Все, перестаньте! Не хватало, чтобы вы подрались, не успев толков встретиться. А тебе, Паркинсон, я бы посоветовала бы держать свой язык за зубами. Целее будешь. Ясно?
Паркинсон явно была не прочь добавить что-нибудь еще в том же духе, но мой командный тон поубавил в ней спеси.
— И зачем она только нужна здесь? — продолжал кипятиться Рон, сверкая глазами на слизеринку. — Ну, подумаешь, достанется ей от Волдеморта, впервой, что ли?
Рон!
— И вообще, от нее один вред. Сколько раз...
— Рон! — повторил Гарри.
— Да что?
— Ты произнес имя Волдеморта, — насмешливо сказал он. — Не иначе в Сахаре пошел дождь.
— Я не...
Сообразив, что друг не врет, Рон остался стоять с открытым ртом.
— Это все Паркинсон. Разозлила меня...
— Конечно, валите все на меня, — с обиженным видом проговорила Пэнси, начиная пританцовывать от холода. — Если кого-нибудь укусит бешеная собака, то виновата Паркинсон...
Посмотрев друг на друга, Гермиона, Гарри и Рон внезапно засмеялись. Даже я улыбнулась, хотя мне было не до смеха. Я ждала Сириуса и Регулуса. К тому же свитер не спасал от мороза, и пронизывающий холод начал пробирать меня до костей. Внезапно я напряглась, почувствовав прикосновение горячего металла к коже. Кольцо. Неужели Сириус находится в опасности?
— О нет...
Гарри, услышав это негромкое восклицание, внимательно посмотрел на меня.
— Что случилось?
Я покачала головой.
— Пока не знаю...
И хоть у меня были веские причины остаться на улице, я понимала, что нужно вернуться в дом, если не хочу вновь подхватить простуду. По крайней мере можно накинуть мантию и продолжить свой пост уже согревшись.
— Идемте, а то Пэнси уже замерзла. Да и я, собственно, тоже.
Рон пробурчал что-то нелестное в адрес Паркинсон: мол, будь его воля, он бы ни за какие коврижки не пустил ее в дом. Та, однако, проигнорировала его шпильку и с явным облегчением поднялась на крыльцо. Войдя в гостиную, я взяла мантию, брошенную на подлокотнике кресла, но надевать не стала, торопясь обратно. Меня вдруг посетила странная уверенность, что Сириус и Регулус прибудут совсем скоро. Кольцо по-прежнему было горячим, но уже не таким обжигающим. Значит ли это, что опасность миновала?
Интуиция меня не подвела. Не прошло и десяти минут, как снаружи раздались хлопки двойной аппарации. Не сговариваясь, все, кроме Паркинсон, без особого интереса разглядывающей гостиную, взволнованно высыпали в холл. Едва братья перешагнули порог, я сразу поняла, что Сириус не в полном порядке, как могло показаться на первый взгляд. Но на душе у меня все равно стало намного легче, когда он послал мне успокаивающую улыбку.
— Ну, вот мы и дома, — бодро провозгласил Сириус. Чересчур бодро, я бы сказал.
— Так что тебя задержало в Хогсмиде? — спросил Гарри, который, несомненно, это тоже заметил. — Пожиратели, верно?
— Это что, допрос с пристрастием? — хмыкнул Сириус. — Дайте мне хоть немного прийти в себя.
От моего пристального внимания не укрылось то, как он старается не двигать левой рукой. Это означало, что он чувствует какой-то дискомфорт.
— Ты ранен, — утвердительно сказала я.
— Какая ты наблюдательная, — после короткой паузы сказал Сириус, а Гарри нахмурился, уловив в его голосе беспечность. — Зацепило меня, это правда, но ничего серьезного.
— А ведь я советовал тебе не рисковать, — негромко сказал Регулус. — Зацепил, как ты выразился, тебя Эндрюс?
Я никак не отреагировала внешне на это имя. Видимо, уже привыкла.
— Он самый. — Сириус как бы невзначай глянул на меня. — Но Эндрюсу досталось намного больше. В ближайшие два дня он вряд ли сможет встать на ноги. Даже его вторая сущность ему не поможет. Однако хватит об этом.
Он осмотрелся по сторонам.
— А где наша гостья? Что-то ее не слышно и не видно.
— Она в гостиной, — кивнула Гермиона на дверь.
— Ладно... Пойду-ка я наверх, переоденусь.
— А я, наверное, попробую приготовить что-нибудь на ужин, — вызвалась Гермиона. — При таком образе жизни, как у нас, питаться нужно хорошо.
— Верно говоришь, Гермиона, — поддержал ее Сириус, поворачиваясь к лестнице. — Лишние калории нам не помешают.
Я с полминуты не двигалась с места, не решив, как мне следует поступить в первую очередь: предложить Гермионе свою помощь или присоединиться к Сириусу. В конце концов, придя к выводу, что Гермиона не останется без помощников, поднялась на второй этаж. Сириус, успевший уже зайти в спальню, искренне обрадовался моему появлению.
— То есть тот человек, который напал на вас в Хогсмиде, и был Эндрюс? — осведомилась я, пока он стягивал с себя верхнюю одежду. И судя по тому, как морщился, беспокоя задетое заклятием плечо, ранение было не таким уж несерьезным.
— Да. Наверное, он приметил нас еще в первый раз, когда мы шли к "Трем метлам". Или же Розмерта была права, и среди тех типов в баре оказался охотник за головами.
— Охотник за головами? — недоуменно вскинулась я. — Это еще кто такой? Мало Пожирателей, что ли...
— Так Розмерта сказала...
Сириус резко замолчал, словно разговор сей по какой-то причине стал ему внезапно неприятен. Я отмахнулась от этого ощущения и приблизилась к нему, сосредоточившись на том, что представляло наибольшее значение, чем мои подозрения.
Рана на плече Сириуса выглядела не такой уж страшной — порез длиной сантиметра полтора, но побагровевшая вокруг нее кожа вызывала опасения.
— На вид — ерунда, а болит так, как будто мне руку оторвали... — пробормотал Сириус, изучая боевую рану.
Чуть побледнев, я сжала губы и принялась перебирать в уме все известные мне контрзаклятия и лечебные заклинания.
— Это не Режущее заклинание, но попробовать стоит...
Он навел волшебную палочку на свое плечо и произнес Заживляющие чары. Ничего не произошло. Невнятно ругнувшись, Сириус предпринял вторую попытку, третью.
— А если чары здесь бессильны, — напряженно проговорила я, крутя в ладони собственную палочку, — может быть, справится какое-нибудь зелье? Ты не знаешь, в этом доме найдется аптечка?
— Хм... Думаю, да, — ответил он, ненадолго погрузившись в мысли. — Тот крем от растяжений я обнаружил в ванной, на нижней полке. Кажется, там были еще какие-то снадобья.
Он направился к двери, видимо, намереваясь выяснить это немедля. Я решительно его остановила.
— Я сама все проверю.
И быстро вышла в коридор. В ванной, как Сириус и сказал, на нижней полке углового шкафа нашелся целый набор магической аптечки. Не зная, какое именно средство выбрать, я забрала с собой всю коробку.
— Вчера ты лечил меня, теперь моя очередь. — Я многозначительно похлопала по пластиковому боку коробки.
— А я нисколько не возражаю, — сказал Сириус, садясь на край кровати, и смиренно замер. Правда, тут же попытался обнять меня, когда я вплотную подошла к нему, чтобы получше рассмотреть рану.
— Мистер пациент, не распускайте руки! — Изображая возмущение, я шутливо шлепнула ладонью по его запястью. — Сидите спокойно, иначе...
— Иначе — что? — поинтересовался он, тем не менее обвивая здоровой рукой мою талию.
— Что-нибудь придумаю, — пообещала я и нехотя отошла в сторону. Сначала нужно устранить рану, а уж потом все остальное.
Аптечка порадовала разнообразных целебных снадобий, среди которых нашелся даже небольшой сосуд с Костеростом, и я после недолгих изысканий отобрала две склянки — с сильным заживляющей мазью и зельем, вытягивающим из организма темную магию, если таковая имелась. Лечебная процедура заняла не более пяти минут, на протяжении которых Сириус терпеливо ждал, когда я намажу его плечо двумя слоями продуктов зельеварения, отличавшихся по консистенции и цвету. И теперь Сириус щеголял темно-бурым пятном, напоминающим засохший комок грязи.
— Меня как будто в грязи вываляли, — словно прочитав мои мысли, вынес вердикт он с ухмылкой. — А ты знаешь... плечо болит меньше. То ли зелья и правда действуют, то ли твои руки такие... мм... волшебные.
Сириус взял мои ладони и поцеловал каждую. По телу пробежала приятная дрожь. Я прикрыла глаза, на сей раз не собираясь отстраняться. Через некоторое время Сириус вздохнул.
— Я должен кое в чем тебе признаться... Нет смысла умалчивать, потому что рано или поздно ты все равно узнаешь.
Я удивленно открыла глаза. Почему у него такой странный голос?
— О чем ты говоришь?
— Отпустив мои руки, он поднялся и несколько раз прошелся по спальне. Вид у него при этом был самый что ни на есть растерянный. Что же его так расстроило? И это, скорее всего, произошло, когда они с Регулусом отправились за Паркинсон, либо в Хогсмиде, либо в Хогвартсе. А может, Алекс ему что-то сказал?..
— С нашим возвращением, кроме известных нам уже фактов, изменилось кое-что еще. Это касается моей жизни. — Сириус остановился напротив меня и с какой-то обреченностью посмотрел мне в глаза. — В общем... здесь, в измененной реальности, Кэтрин... моя жена
Слегка оглушенная этой новостью, я моргнула, но взгляд не отвела.
— Вот так сюрприз, — ровным голосом прервала я недолгое молчание. — И что теперь?
— Не знаю... — Он продолжал наблюдать за моей реакцией, словно опасаясь неадекватного поведения, вызванного стрессом. — Я до сих пор не могу понять, что же двигало мной в тот момент, когда я решился на такой шаг.
— Может, ты любил Кэтрин, — уронила я, складывая руки на груди, как будто хотела от чего-то защититься. — Чем не вариант?
— Меня это не интересует, — отрезал Сириус и потянулся за рубашкой.
Едва он накинул ее на плечи, в дверь тихонько постучали. Дождавшись приглашения войти, в спальню заглянул Гарри. Наверное, чтобы не маяться от беспокойства за крестного, решил сходить на разведку.
— Ну... как вы тут? Как твоя рука? — адресовал он вопрос Сириусу.
— Уже лучше, не волнуйся, — успокоил тот Гарри. — Виктория нашла кое-какое средство, и плечо почти не болит.
Я взяла коробку с флаконами и банками, продемонстрировав ее Гарри.
— Отнесу аптечку назад, а ты пока расскажи Гарри о своей... проблеме по имени Кэтрин.
Парень посторонился, когда я двинулась к порогу.
— Кэтрин? А что с ней такое? — Его глаза округлились в удивлении.
— Ты не меня спрашивай, а Сириуса.
Вернувшись, я застала все ту же сцену: Сириус стоит посреди комнаты, а Гарри у двери в немом изумлении взирает на него.
— Как же так... — пробормотал он. — Получается, куда ни глянь, везде западня. Пожиратели в Хогвартсе, теперь вот — Кэтрин...
— Вот именно, — мрачно согласился Сириус. — Магические браки отличаются от маггловских тем, что они не имеют обратного хода. Вернее, почти не имеют. То есть если магглы могут развестись, то волшебники — нет. Магическая клятва такая штука, что... с ней лучше не шутить.
Мне показалось, что мое сердце упало в желудок.
— Очень мило, — прокомментировала я, стараясь сохранить невозмутимость, хотя подозреваю, что мое внутреннее смятение выдавали сильно стиснутые пальцы.
— Поэтому, — подвел итог Сириус, — прежде чем связать себя брачными узами, пара должна хорошенько все обдумать.
Интересно, чем же Кэтрин подловила его? Как он мог согласиться жениться на ней, прекрасно зная все тонкости магического брака? Сириус не тот человек, который запросто променяет холостяцкую жизнь, не отягощенную никакими обязательствами, на совместное проживание со своими законами и требованиями. Ну а то, что он сделал мне предложение так скоро... этому есть оправдание: Сириус был под влиянием наложенного, невольно, конечно, на него Снейпом заклятия Привязанности. Как ни грустно это признавать, но такова правда.
— Но если Кэтрин твоя жена... где же она? Почему за все эти дни ни разу не объявилась здесь?
Действительно, странно...
— Не могу сказать... Да и, откровенно говоря, знать мне совершенно не хочется. — Сириус запустил ладонь в свою шевелюру. — Впрочем, Розмерта упомянула, что видела Кэтрин несколько дней назад. То есть Кэтрин была в Хогсмиде, причем с каким-то незнакомцем.
Он махнул рукой свободной рукой.
— Да не важно все это! Главное, что ее нет здесь. Потому что...
Повисла тишина.
— А знаете, — хмыкнул Гарри, тоже принявшись ерошить себе волосы, — у меня со вчерашнего дня крутится одна-единственная идея, как исправить все то, что мы ненароком разрушили. А теперь, когда обнаружилось, что изменилось еще кое-что, желание воплотить ее в жизнь увеличилось во много раз.
— Какая идея? — уточнил Сириус.
— Вы будете смеяться, но... вернуться в прошлое и уничтожить хоркруксы там. Может быть, тогда в мире станет лучше.
Сириус долго молчал, как если бы он всерьез обдумывал его слова. Я с тревогой прислушалась к себе, все больше убеждаясь, что эта идея мне даже нравится.
— Я не буду смеяться, Гарри, — медленно сказал Сириус. — Ибо только так я смогу избавиться от того, что мне абсолютно не нужно.
Оба посмотрели на меня. Надеюсь, они не ждут, что я начну их отговаривать?
— Чтобы спасти Алису, ну, и, конечно, изменить остальное, я готова рискнуть. Но вы понимаете, какая это безумная идея?
Гарри и Сириус дружно пожали плечами.
Не стоит даже напоминать. Опасности нас поджидают и в настоящем, так что нет особой разницы, в каком времени с ними сражаться.
— А ведь еще неделю назад мы радовались возможности вернуться домой, — заметила я.
— Тогда мы не знали, как изменится наше время, — сказал Гарри. — Кое-что, конечно, повернулось в лучшую сторону, но это лишь малая часть...
— К тому же нам неизвестно, цел ли тот хроноворот и где он находится, — добавила я.
— По-моему, узнать это легче легкого, — уверенно сказал Сириус.
Я кивнула вздохнув. Ну да. Надо только спросить об этом Регулуса, нынешнего владельца хроноворота.
После ужина, между прочим, недурно приготовленного Гермионой, мы так и сделали.
— Спасибо, Гермиона, очень вкусно, — поблагодарил Сириус и обвел всех присутствующих рассеянным взглядом.
Паркинсон была тоже здесь, но казалась подавленной, словно ее насильно заставили прийти на кухню и поглощать нелюбимую еду. Сначала она и правда не хотела ужинать вместе с нами, а потом передумала. Наверное, просто-напросто Пэнси не сумела смириться с мыслью, что все важные разговоры пройдут мимо нее.
— О, да не за что, — улыбнулась польщенная Гермиона. — Я сама удивлена, что у меня ничего не сгорело.
— Ну, это вряд ли, — сказал Рон, доедая вторую порцию мясного рулета с гарниром. — В зельеварении ты знаешь толк, а по мне так готовка и зельеварении — одно и то же. Только в первом случае компоненты не такие противные...
— Смотря с чем сравнивать, Рон, — сказала я, сложив перед собой руки. — Существуют такие гурманы, которые с удовольствием съедят то, что обычно идет на зелья. Например... какое-нибудь насекомое.
Лицо Рона перекосила гримаса отвращения.
— Значит, они психи!
— Бабочки, пауки...
Парень с шумом отодвинул свой стул от стола.
— Да пошутила я, — сжалилась я, увидев, как он побледнел. — Не нужно быть таким впечатлительным.
— Просто Рон ненавидит пауков, — шепнул мне Гарри. — При нем даже не стоит про них упоминать.
— Ясно. Извини, Рон, я понятия не имела о твоей фобии.
— Все в порядке, — пробурчал тот, явно недовольный тем, что дал слабину. — Но я действительно терпеть не могу эту мерзость...
Гарри хмыкнул, но от комментариев воздержался.
— Поговорим о чем-нибудь другом, — отвлекая друга, сказал он и посмотрел на Регулуса, неторопливо пьющего кофе. — К примеру, о нашем будущем... или же о прошлом.
Гермиона и Рон притихли, насторожившись. Паркинсон даже соизволила поднять голову от тарелки, в которую усердно пялилась последние две минуты. Сириус, отбросив всякую задумчивость, чуть подался вперед.
— Тема, безусловно, интересная, — согласился Регулус, как будто почувствовав, что Гарри обращается именно к нему.
Он поставил чашку с ополовиненным кофе. Никогда не понимала любовь к этому напитку. Впрочем, у каждого свои вкусы и привычки...
— Но прежде чем поднимать эту тему, неплохо было бы выяснить один вопрос, — подхватил Сириус, — без которого дальнейший разговор просто потеряет смысл. Регулус, тот хроноворот все еще у тебя?
На кухне стало очень тихо, лишь звякнула вилка Рона, выскользнувшая из его пальцев, и скрипнул чей-то стул. Паркинсон уставилась на Сириуса так, словно вместо родного языка услышала тарабарщину.
— Хроноворот? — повторил Регулус, чуть нахмурившись. Похоже, вопрос его здорово удивил. Но затем мужское лицо разгладилось, и он кивнул, как бы придя к каким-то выводам. — Хроноворот у меня... точнее, он в отличном состоянии, но с собой его у меня нет.
— А где он? — спросил Гарри.
— Полагаю, там, где взяли его вы в прошлый раз, — медленно сказал Регулус. Его взгляд, словно обвиняя в чем-то, переместился на меня. — В родительском доме, в моей старой спальне. Не так ли?
Так как он смотрел на меня, я решила, что и спрашивает тоже меня.
— В общем-то... да.
— Можно поинтересоваться, как вы узнали, где находится хроноворот? Ведь о своем тайнике я никому не сообщал. Ни ты, Сириус, ни, тем более, родители о нем даже не догадывались.
— Так этот хроноворот — ваш? — вдруг вмешалась Пэнси, пораженная открытием.
— Приехали! — демонстративно закатил глаза Рон. — Не грузи нас своими претензиями, Паркинсон.
— Не совсем мой, — терпеливо ответил Регулус, не давая девушке переключиться на Рона. — Он принадлежал нашей семье. Я позаимствовал его у отца, думая, что он мне когда-нибудь пригодится. Получается, хроноворот пригодился вам. Так... откуда вы узнали о нем?
Смущенная его упорством, я наклонила голову. Мне не хотелось рассказывать про свои сны, но, похоже, иного выхода у меня нет. Собственно, почему я должна скрывать? Регулус в курсе о нашем главном секрете, так что вряд ли новая информация что-то изменит
— Все дело во мне... в моих снах, если быть совсем уж точным.
— В снах?
— Да... Иногда я вижу сны о будущем. Вещие сны, по-другому. Вот так я и обнаружила ваш тайник.
Со стороны Паркинсон раздался отрывистый вздох. Ах, ну конечно, для нашей Пэнси мое откровение также явилось полной неожиданностью.
— Невероятно, — промолвил Регулус с прорезавшейся в его голосе ноткой не то восхищения, не то недоверия.
Странный человек: новость о путешествии во времени он воспринял как нечто само собой разумеющееся, а моя особенность его поразила.
— У вас необычный дар, Виктория.
— Это скорее проклятие, а не дар... — пробормотала я. — По большому счету, сны бесполезны. Я не в силах изменить то, что они предсказывают.
— Не всегда, — сказал Сириус. — Ты мне жизнь спасла, помнишь?
— Ну да... было дело, — как бы нехотя признала я.
— Ты и нам практически спасла жизнь, — добавила Гермиона. — Если бы не ты, нас с Роном вообще могли не найти. Сидели бы мы тогда в том доме до скончания веков. Или до тех пор, пока на нас не наткнулся Волдеморт.
— А вот это — чистая случайность, Гермиона! — возразила я, уже жалея, что начала эту тему.
"Но Сириуса ты действительно спасла, — заворочался, будто просыпаясь от зимней спячки, мой внутренний, крайне вредный, голос. — Да и Снейпа — тоже. Не забыла еще, как тряслась над его бесчувственным телом?"
"Ничего я не тряслась!"
— Все это, конечно, заслуживает внимания, — задумчиво сказал Регулус, вынуждая мою совесть заткнуться, — однако вернемся к твоему вопросу, Сириус. Что заставило тебя вспомнить о хроновороте? Вряд ли одно лишь любопытство...
— Ты прав, — признался Сириус, а Рон навострил уши. — Я спросил о хроновороте, потому что хотел быть уверенным, что у нас есть шанс совершить небольшое путешествие во времени.
Гермиона, Рон и Паркинсон, не присутствовавшие при нашем разговоре в спальне Сириуса, пораскрывали рты от неожиданности.
— Путешествие? — выдавил Рон, будто не поверив своим ушам. — Тебе что, было мало, Сириус? Теперь хочешь добровольно отправиться в прошлое? Но для чего?
— Для того, чтобы изменить настоящее, — спокойно ответил Сириус. — Вот скажи, тебя это устраивает? Волдеморт у власти? Пожиратели в Хогвартсе? Смерть и хаос, которые они сеют по всей стране? Спорю на что угодно, что нет.
— Нет, конечно, но это же... это очень рискованно...
Парень повернулся к Гермионе, ища у нее поддержку. Но она не спешила вступать в жаркую дискуссию.
— Да, это рискованно, никто и не отрицает, — со свойственной ей рассудительностью сказала Гермиона, выпрямившись. — Но если хорошо все взвесить, то окажется, что у нас нет особых преимуществ. Мы вместе — и это здорово, однако у нас практически связаны руки. В том смысле, что мы не можем действовать свободно. Снова попытаться изменить настоящее, на этот раз целенаправленно... кто знает, возможно, что-нибудь из этого получится. Во всяком случае, хуже, как сейчас, по-моему, уж точно быть не может.
— Нам, по сути, терять нечего, — поддакнул Гарри, одобрительно кивнув.
— Мне есть что терять, — тихо сказал Рон, сделав ударение на первое слово. — Моя семья... — Он сглотнул. — Я даже не знаю, что с ними...
— Я видела Джинни в Хогвартсе. — Я сочувственно посмотрела на него. — С ней было все в порядке.
Гарри виновато отвел глаза, словно коря себя за то, что успел позабыть о Джинни.
— Кстати, — припомнил Сириус, — Амбридж тоже в Хогвартсе. Что она там делает, я не знаю, но явно ничего хорошего.
— Вот еще один повод изменить настоящее, — хмуро сказал Гарри, при этом глядя на лежащую перед ним вилку как на оружие, которое он с удовольствием применил бы против Амбридж.
— А ты что скажешь, Регулус? — обратился Сириус к брату, пока не выразившему своего мнения. — Ты с нами?
Младший Блэк, откинувшись на спинку стула, скрестил на груди руки.
— Я в любом случае теперь с вами. Но мне нужно немного подумать.
— Без проблем. Но утром нам необходимо окончательно все решить.
В общем и целом, день завершился более или менее мирно. Так, размышляя о сюрпризах, которые преподносит судьба на каждом шагу, все разошлись по комнатам. В последний момент, однако, Паркинсон напомнила о себе, спросив, где ей можно переночевать. Не потрудившись изобразить гостеприимного хозяина, Сириус отправил Пэнси в кабинет, где стояла кушетка, объяснив, что свободных комнат больше нет. Криво усмехнувшись, что в ее понимании, должно быть, означало благодарную улыбку, она безропотно скрылась в указанном направлении, прихватив выданные ей подушку и одеяло.
— А свободной спальни точно нет? — спросила я, когда, пожелав остальным спокойной ночи, следом за Сириусом вошла в его комнату.
— Совершенно точно. А что?
Поглядывая на меня, он занялся осмотром своего плеча. В конце концов, на его лице отразилось удовлетворение — целебные снадобья сработали как надо.
— Хм... Видишь ли... — я топтала у порога, почему-то не решаясь проходить дальше. — У меня есть кое-какие принципы, которые я стараюсь не нарушать. И один из них гласит: не встречаться с женатыми мужчинами. Ты женат, как недавно выяснилось.
— Вот как? — несколько рассеянно отозвался Сириус, очевидно, не восприняв мое заявление всерьез. А ведь я почти не шутила. — То есть ты готова отправиться к Паркинсон, лишь бы не спать со мной?
— Почему сразу к Паркинсон? — улыбнулась я. — Вон Гермиона рядом. Ладно, так и быть, на этот раз изменю своим принципам. Тем более, не хочется Гермиону тревожить.
Прикрыв дверь, я все-таки прошла вглубь комнаты и остановилась у темного окна.
— Что ни говори, а отсутствие Кэтрин нам только на руку. Никто не задает лишних вопросов.
— Не могу не согласиться. — Сириус, неслышно подойдя сзади, обнял меня, и на душе стало сразу легче. — Несмотря на то, что у нас есть наиболее важные задачи, над этой проблемой тоже придется поломать голову.
— Важные задачи... Да. Такие, как хоркруксы, — вяло сказала я. — И возможное путешествие в прошлое.
В прошлое... туда, где остались мои родители... Лили и Джеймс... Алиса...
Меня вдруг охватило дикое волнение, такое сильное, что пробрало до тошноты. Чтобы успокоиться, я сделала глубокий вдох, прогоняя неприятные ощущения. И Сириус определенно заметил мое "упражнение".
— С тобой все в порядке? — последовал дежурный вопрос.
— Да, в порядке. Хотя в последнее время я нахожусь в постоянном напряжении, и иногда что-то накатывает...
Я потерла ноющие виски и присела на кровать.
— Никак не могу привыкнуть, что мир вокруг изменился. Ненамного, но изменился. Что же будет завтра?
— Завтра будет лучше, чем вчера. Наше будущее — в наших же руках. Если нам ничего не помешает, и хроноворот нас не подведет, то шансы исправить настоящее — довольно велики. Мы сможем вернуть утерянное...
Мое чувствительное сердце пропустило удар. Как бы мне хотелось в это поверить.
— Звучит весьма заманчиво, — прошептала я.
Утром, как это ни удивительно, я проснулась с ощущением необычайного подъема. Наверное, на меня так подействовали вчерашние слова Сириуса. Наше будущее — в наших руках. Я улыбнулась и потянулась навстречу солнцу, робко выглядывающему сквозь щелку в плотных серых тучах. Хороший знак.
— Итак, к чему ты пришел? — спросил Сириус.
Позавтракав, все перебрались в гостиную и теперь ожидали ответа Регулуса, попросившего накануне время на размышления.
— Я считаю, что это неплохая идея, — с какой-то заминкой произнес Регулус. Он ни на кого не смотрел и, казалось, сам не до конца был убежден в том, что говорит. — По крайней мере, у нас будет преимущество перед Темным лордом, как верно заметила вчера Гермиона.
Сириус кивнул, не скрывая облегчения. А Паркинсон, услышав решение большинства, нервно заерзала в углу дивана.
Регулус поднял голову.
— Хроноворот в доме родителей, так что, наверное, я заберу его оттуда прямо сейчас.
— Отлично!
— Эй! Вы не спросили, хочу ли я в этом участвовать! — выкрикнула Пэнси, устав сдерживать свое желание высказаться.
— А в самом деле, — сказал Рон, целиком и полностью занимая ее сторону, — зачем она нам нужна?
— Не хочешь участвовать? — повторил Сириус. — Ладно. Можешь отправляться назад в Хогвартс. Но сперва мне придется стереть все твои воспоминания, так или иначе связанные с нами.
Пэнси в ужасе вжалась в спинку дивана.
— Что?.. Вы не имеете права...
— Имеем, можешь не сомневаться. Поэтому подумай еще раз, прежде чем снова что-то сказать.
Она окинула всех присутствующих безнадежным взглядом. На миг мне стало даже жаль ее, настолько она беззащитно выглядела.
— Х-хорошо... — Подрастеряв весь свой пыл, девушка отвернулась. — Я согласна. Я никуда не уйду. Только не трогайте мою голову.
— Вот и славно. Возражений больше ни у кого нет? Рон? Вчера ты вроде без особого восторга отнесся к идее с хроноворотом. Что сейчас об этом думаешь?
Рон, ссутулив плечи, с редким вниманием изучал свои ладони.
— А что я? Я — как все. — Затем, выпрямившись во весь рост, он сунул руки в карман. На веснушчатом лице промелькнула обреченность. — Мне, конечно, не улыбается снова застрять в прошлом, но подводить всех я не собираюсь.
— Ну, почему "застрять", Рон? — спросил Гарри с преувеличенным удивлением. — Этого не случится, если мы будем соблюдать максимальную осторожность. В прошлый раз хроноворот отрубился потому, что в него попало заклятие. Но сейчас-то мы в безопасности.
— У нас пока что хроноворота даже нет, — напомнила Гермиона.
— Совершенно верно. — Сириус кивнул Регулусу, все еще не покинувшему гостиную. — Дело за тобой.
Тот отчего-то медлил.
— Во избежание рискованной встречи с нашими родственницами, я предпочел бы все-таки не соваться в отчий дом. Я и так там бываю нечасто, и то исключительно из-за мамы.
— Наши родственницы? Ты говоришь о... — Возле губ Сириуса обозначилась суровые складки.
— Ну да. О тете Друэлле и Беллатрикс. Хотя, честно признаюсь, с Беллатрикс я там ни разу не сталкивался. Но тетя навещает маму время от времени. Однако если я застану Беллу, да еще с хроноворотом в кармане, — это чревато опасными последствиями. Ибо меня она ненавидит даже сильнее, чем тебя.
Регулус криво усмехнулся.
— Так вы предлагаете отказаться от этого плана? — спросила я, никоим образом не реагируя на имя Беллатрикс. — Или есть какой-то другой способ достать хроноворот?
— Способ есть, и не такой уж сложный, — признал он. — Нужно всего лишь призвать Кричера.
— Кричера? — хором произнесли Гарри и Рон.
— Ты уверен, что это наиболее безопасный способ? — усомнился Сириус. — Мне кажется...
— Я доверяю Кричеру. Пусть он тебе не нравится, но Кричер сделает все, что я его попрошу.
Похоже, брат не очень-то убедил Сириуса. Обхватив подбородок, он сверлил Регулуса подозрительным взором, пока наконец не пожал плечами.
— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 10. Накануне, или Перед смертью не надышишься   
Удостоверившись в том, что никто не проявляет открытого недовольства против его предложения, Регулус прошел в центр гостиной и отчетливо произнес:
  — Кричер!
  Зная из рассказов Сириуса и Гарри, что Кричер — домовой эльф, существо довольно неприятное и к тому же явно подверженное влиянию чистокровных волшебников, я заранее почувствовала к нему антипатию. Хотя это было не в моих правилах — еще не видя человека (в данном случае домовика), раскритиковать его в пух и прах.
  Минуло едва ли больше двух секунд, как в образовавшейся тишине раздался громкий хлопок. Несмотря на то, что мы все были готовы к этому, я непроизвольно вздрогнула, когда перед Регулусом возникло существо, которое, с моей точки зрения никак не походило на эльфа. Облаченный в простое белое полотенце, Кричер низко поклонился мужчине. Его большие, напоминающие крылья летучей мыши, уши затрепетали при поклоне.
  — Мастер Регулус! Чем могу помочь?
  Стоявший чуть в стороне Сириус хмыкнул, как бы выражая этим свой скептицизм. Взгляд домовика, привлеченного негромким звуком, переместился на старшего из Блэков.
  — Мастер Сириус, — после некоторого колебания Кричер поклонился во второй раз. — Рад вас видеть.
  Судя по вытянувшемуся от удивления лицу, Сириус никак не ожидал такого почтения к себе.
  — Это что, розыгрыш? — фыркнул он недоверчиво. — Кричер никогда со мной так не разговаривал.
  — А мне кажется, я догадываюсь, в чем тут причина, — улыбнулась Гермиона, глядя то на Сириуса, то на Регулуса.
  — Возможно, ты окажешься права, — откликнулся последний с легкой улыбкой и снова обратился к терпеливо ждущему приказаний Кричеру. — Кричер, я хочу попросить тебя кое о чем. Мне нужно, чтобы ты принес одну вещь из дома.
  Он подробно объяснил, что это за вещь и где она находится. Кричер пообещал сделать все, как велит "мастер Регулус".
  — И вот еще что, — добавил тот. — Ни при каких обстоятельствах не говори маме и вообще кому бы то ни было о нашей встрече и нашем разговоре.
  Сопровождаемый хлопком, домовик исчез.
  — Ну и ну, — промолвил Гарри, рассматривая то место, где мгновение назад стоял Кричер. — Я думал, что мне уже нечему удивляться, а оказывается...
  — Неужели Кричер настолько изменился? — спросил Регулус.
  — Не то слово, — сказал Сириус. — В последний раз, когда мы виделись с ним, он был малость не в себе. А тут на тебе — до жути вежливый... — Он помолчал, не сводя глаз с брата. — Впрочем, оно и понятно: ты ведь жив. А Кричер всегда обожал тебя больше всех.
  — Ну а ты спас жизнь брату, — произнесла я, склонив голову к плечу, — поэтому Кричер относится к тебе с тем же почтением.
  Гермиона энергично закивала.
  — Именно это я и имела в виду...
  Закончить предложение ей помешал раздавшийся в эту секунду очередной хлопок.
  — Какой прыткий, однако... — пробормотал Рон, наблюдая, как Кричер протягивает Регулусу предмет, похожий на старинные круглые часы.
  — Кричер принес то, что вы велели, — дребезжащим голосом сказал домовик, отвесив низкий, до пола, поклон.
  — Спасибо, Кричер, — поблагодарил младший Блэк. — Можешь идти. И помни о нашем уговоре.
  Заверив его в своей преданности, старый эльф аппарировал, на этот раз окончательно.
  Гарри и Рон подошли к Регулусу, явно чтобы убедиться в подлинности хроноворота. А мне это было без надобности — я и так знала, что хроноворот тот же самый.
  — Итак, теперь, когда нужная вещь у нас в руках, необходимо составить план, дабы иметь хоть какое-то представление, что нам делать в прошлом. — Сириус сделал паузу, оглядев всех: вдруг кто-то не согласен. — И тщательно подготовиться к нашему путешествию. А также выяснить способы уничтожения хоркруксов.
  Я покосилась на Паркинсон: ведь только она одна не подозревала об истинной цели нашего предприятия. Однако девушка как будто не слушала Сириуса. По-прежнему сидя в углу дивана, она закрыла лицо руками.
  — Все правильно, — сказала Гермиона, которая, несмотря на всю исходящую от Паркинсон беззащитность, тоже считала, что за ней нужно приглядывать. — Без этого никак. Если мы как следует не подготовимся, для нас это может обернуться неприятностями. Впрочем... как в прошлый раз, наверное, хуже быть не может.
  — В данный момент, я думаю, самый главный вопрос заключается в том, в какой именно период времени мы собираемся отправиться? — внес здравую мысль Регулус, поглаживая большим пальцем серебряный корпус хроноворота.
  — Дело говоришь, — одобрительно сказал Сириус. — Это действительно очень важно. Если мы, к примеру, снова вернемся на двадцать лет назад, возможно, потом пожалеем об этом. Ты ведь понял, о ком я?
  — Более чем. Это вмешательство может сказаться на наших с тобой отношениях. Мне совсем не хочется этого. Поэтому...
  — ...Поэтому нужно переместиться в тот период, когда медальон Слизерина благополучно окажется в нашем распоряжении. По крайней мере одной проблемой будет меньше.
  — Медальон... — задумчиво произнес Гарри. — Вы говорили, что уничтожили его. — Регулус кивнул. — А каким образом? Это я к тому, что нам придется уничтожать его снова... Да и другие хоркруксы тоже.
  — Вам уже приходилось уничтожать их? — спросил Регулус.
  — Да, — подтвердил Гарри и оглянулся на Рона и Гермиону, словно прося их поддержать его. — Приходилось. И это не самые счастливые моменты в моей жизни.
  — От хоркрукса в медальоне, откровенно говоря, я избавился не так давно. После возвращения из Италии я потратил довольно долгое время на то, чтобы найти хоть какой-то намек, как уничтожить один из самых темных видов магии на Земле. В конце концов мне удалось узнать, что таких способов существует два.
  — И один из них — это яд василиска, — утвердительно сказал Сириус. — А какой второй?
  — Адское пламя. Собственно, способов даже не два, а три, — поправил себя Регулус, — потому что драконье пламя, по сути, схоже с этим заклятием. Воздействием на темномагические предметы, во всяком случае.
  — Круто, — не слишком восторженно прокомментировал Рон. — Я рад, что у нас такой шикарный выбор, но... — он смешно выпятил нижнюю губу. — Адское пламя? Да оно намного опаснее, чем сам хоркрукс.
  — Я и не предлагаю использовать его. Мне тоже известно, что может произойти, если применить это заклятие на открытом пространстве. Адское пламя будет уничтожать все вокруг, пока не останется ничего.
  — Какой кошмар, — пробормотала я, вообразив такую картину. — То есть вариантов все равно остается только два. А вы уверены, что пламя дракона действительно надежный способ? Как уничтожить хоркрукс и при этом не изжариться самому?
  — Надежнее него — лишь яд василиска. Но как мы знаем, это вещество крайне редкое, достать его практически невозможно... Я догадываюсь, что ты хочешь сказать, — добавил Регулус, едва Гарри открыл рот. — Источником яда является по крайней мере один уникальный артефакт. Меч Гриффиндора, конечно.
  Гарри промолчал, ибо и так стало ясно, что Регулус угадал его мысли.
  — Ну, раз у нас есть меч, то почему бы не воспользоваться им? — нетерпеливо спросил Рон.
  — Наверное, я тебя разочарую, но меча у нас как раз и нет.
  — Интересный поворот, — сказал за всех Сириус. — Если он не в Хогвартсе, то где?
  — Если бы я был в курсе, непременно бы сказал. А так я не знаю. Скорее всего, Дамблдор позаботился о сохранности меча и спрятал его там, где...
  — ...он был бы в недосягаемости для нежелательных лиц, — неожиданно для всех, закончил Гарри, но при этом казался вполне спокойным. — И по-моему, я знаю, где меч может быть.
  Никто не перебивал его, видя, что он все еще раздумывает над своими словами.
  — Похоже, все указывает на то, что профессор Дамблдор действительно спрятал меч Гриффиндора, потому что у меня в голове порой мелькают отрывки нашей последней с ним встречи здесь... в смысле в этой реальности, и я "вспоминаю" тот разговор... — Гарри прикрыл глаза, настраиваясь на нужное воспоминание. — Он говорил что-то вроде: "Меч находится в надежном месте, памятном в первую очередь для тебя. Со временем ты поймешь, где это..." Памятном для меня. Но таких мест в моей жизни было не одно, и где искать меч, я не представляю.
  — Что ж, — пожал плечами Сириус, — в конце концов, если не найдем меч, можно попытаться достать яд в чистом виде, либо отыскать такого дракона, который согласится дыхнуть на хоркрукс.
   
 
   
* * *
   
  Этот разговор был два дня назад, а сейчас мы усиленно готовились к предстоящему путешествию, которое не сулило нам развлечений. Поэтому мы старались о будущих испытаниях и запасались загодя положительным настроем, как то: поход по магазинам, приготовление разных, необходимых для длительного похода, зелий (мало ли как встретит нас прошлое) и уроки по боевой магии и анимагии (об этом попросили Гарри и его друзья). Хотя, конечно, зельеварение с трудом можно назвать развлечением, но по крайней мере за сим занятием не думалось ни о чем кроме самих зелий. А вот на шопинге мы уж отрывались как могли.
  Ну, началось все с того, что я, одеваясь утром, вскользь отметила свой скудный гардероб.
  ...— И опять мне приходится ходить в чужой одежде...
  Сириус, который собирался выйти из комнаты, внимательно посмотрел на меня.
  — Что ты говоришь?
  — А... да ничего, — сказала я, сообразив, что выразила свои мысли слишком громко. — Просто всякий раз, когда я попадаю в очередной переворот, то оказывается, что мне практически нечего надеть. Вот эта мантия, например, — не моя, а Дафны Гринграсс. Это заслуга Паркинсон, между прочим. Если б я осталась в собственной мантии, Снейп в два счета раскусил бы меня.
  "Или Алекс", — добавила про себя, опустив глаза.
  — Ясно... — протянул Сириус. Наверняка та часть информации, которая касалась Северуса, его заинтересовала больше, чем та, что про одежду. И точно: после паузы он сказал: — Кстати, про Снейпа... Когда мы отвоевывали Паркинсон у него и Амбридж, эта министерская... даже не знаю, как ее назвать... в общем, Амбридж упомянула твое имя. А также спросила у Снейпа, удалось ли ему поговорить с тобой. Насчет чего?
  — Ну... — Вздохнув, я присела на край кровати. — Снейп пытался узнать, где я взяла палочку. Ведь, по идее, в этой реальности ее у меня и быть не должно.
  — И что? — Отойдя от приоткрытой двери, он встал передо мной. — Выяснил?
  — Почти. Сперва он старался разговорить меня, и когда это у него не получилось, применил более эффективное средство. Легилименцию.
  — Это следовало ожидать, — в голосе Сириуса послышался металл. — Но, надеюсь, Снейп не увидел ничего важного?
  — Да как сказать... Я не смогла толком закрыть свои воспоминания, и он успел увидеть Олливандера. — Я ощутила легкую вину, словно все те надежды, которые Сириус возлагал на меня, не оправдались.
  — Это не страшно, — подумав, произнес он и улыбнулся. — Эта информация ему ничего не даст. Ты от него далеко, поэтому Снейп может сколько угодно гадать, что делал в твоих воспоминаниях Олливандер. А теперь идем.
  — Куда?
  — В магазин, за одеждой для тебя.
  Он протянул мне руку, и я, помедлив, ухватилась за нее.
  — И не вздумай возражать. Я не позволю, чтобы ты в чем-то нуждалась. — Мне пришлось попридержать протесты, готовые соскочить с языка. Я благодарно пожала его ладонь и улыбнулась, понимая, что с этим человеком трудно спорить. Да мне и не хотелось. — К тому же, нам все равно нужно прикупить кое-что. В частности, ингредиенты для зелий. А может, нам улыбнется удача, и мы добудем яд василиска.
  В коридоре нам встретились Рон, Гермиона и Пэнси. Они о чем-то разговаривали на повышенных тонах и не умерили пыл, даже когда подошли мы с Сириусом.
  — Что опять не поделили? — спросила я, переводя взгляд с сердитого лица Рона на презрительно-надменную мину Паркинсон.
  — Да эта мартышка снова сует свой нос куда не надо, — отозвался парень.
  Так и думала, что это он спровоцировал ссору. Что бы Пэнси ни делала, Рону это не нравилось. Впрочем, часто она сама виновата.
  — Ничего я не сую, — огрызнулась Паркинсон куда-то в сторону. — Мне что, нельзя просто подняться сюда?
  — Подняться, как же! Кто тебе разрешил по комнатам шляться?
  — Рон, зачем так кричать? — вмешалась Гермиона. — Пэнси на самом деле ничего плохого не сделала...
  Паркинсон глянула на девушку, явно недоумевая, с чего вдруг Гермиона, которая раньше слизеринку на дух не выносила, встала на ее защиту. Но промолчала, не найдя, что сказать.
  — И правда, может, вы прекратите свои словесные дуэли, пока наши жизни неразрывно связаны? — поддержал Гермиону Сириус. — Сейчас мы одна команда, будьте же терпимее друг к другу. Мисс Паркинсон, вас это касается в первую очередь.
  Та под его пристальным взором заметно стушевалась, однако качнула головой и быстрым шагом покинула коридор.
  — Может, на сегодня она и присмиреет, завтра же начнет по новой, — проворчал Рон. — Вот увидите, мы с ней еще намучаемся.
  — А мне кажется, Пэнси все-таки изменилась, — не согласилась я. — Зря ты с ней так, Рон. Она чувствует, как ты к ней относишься, вот и выставляет свои колючки.
  — У нее не колючки, а шипы, причем ядовитые. И вообще... слишком ты добрая с ней, Вики.
  — У меня есть на то причины. Пэнси дважды приходила мне на помощь. — При этих словах Рон поморщился. — Да и я сама по себе незлая. Очень даже белая и пушистая.
  Тут рассмеялся Сириус. Я преувеличенно грозно посмотрела на него.
  — Что тебя так рассмешило?
  — Знаю я, какая ты иногда бываешь пушистая. Особенно если тебя разозлить...
  Губы Гермионы подозрительно дрогнули, и я, уперев руки в боки, теперь повернулась к ней. Гермиона подавила было улыбку, но не совладала с собой и фыркнула.
  — Прости, Вики, — тут же повинилась она.
  Один Рон, похоже, не видел ничего смешного. Покачав головой, я снисходительно улыбнулась.
  — Мы идем, или вы так и будете веселиться, мистер Блэк?
  — Конечно, идем, — посмеиваясь, сказал Сириус.
  — Вы куда-то собираетесь? — спросила Гермиона с интересом.
  — Да. В город, за покупками.
  Мы вчетвером спустились вниз. Кроме Гарри, в гостиной никого больше не было. Пэнси, видимо, предпочла одиночество, а Регулус... тоже, наверное. Гарри сидел на диване и очень увлеченно разглядывал развернутую карту Мародеров. При нашем появлении он поднял голову.
  — Следишь за нашими врагами? — спросил Сириус, кивнув на пергамент в его руках.
  — Да, и это тоже...
  Предварительно стерев карту, Гарри встал с дивана.
  — Так, мы с Викторией собираемся прошвырнуться по магазинам, и если кто-то хочет к нам присоединиться, выходим через пять минут.
  — А как же Паркинсон? Не оставлять же ее здесь одну, — сказал Гарри, когда они втроем выразили свое горячее желание.
  — Не думаю, что нам стоит волноваться на ее счет, — сказал Сириус. — Дом надежно защищен, и, даже если мисс Паркинсон захочет, она не сможет сделать ничего плохого. Но позвать ее мы в любом случае должны.
  — А Регулус где? — в свою очередь задала я вопрос. — Он не будет нас искать?
  — Он... отправился проведать мать, — почти равнодушно отозвался Сириус. — Я оставлю ему сообщение, так что он не потеряет нас.
  Затем Гарри, Рон и Гермиона побежали наверх одеваться, а мы с Сириусом вышли в холл. Там же оказалась и Паркинсон, которая попыталась сразу унести ноги, увидев нас.
  — Мисс Паркинсон, подождите, — остановил ее Сириус, и та замерла словно статуя. — Мы все уходим. Как вы смотрите на то, чтобы пойти вместе с нами?
  Пэнси молчала, почти не моргая, и я уже подумала, что она не ответит. Но переборов удивление, которое ей приходилось в последнее время частенько испытывать, девушка наконец пожала плечами.
  — Если вы не шутите...
  — Не шутим, — заверила я.
  Посовещавшись, вся наша компания решила, что безопаснее всего будет заняться шопингом в Лондоне: в большом городе затеряться легче всего. А если Пожиратели смерти все-таки наткнутся на нас и там, переместимся в Париж. Сириус сказал, что во французской столице есть обособленная магическая улица — Couleur des cerises rue, на которой также имеются волшебные магазины.
  — А почему бы нам сразу туда не аппарировать? — спросил Рон, беря за руку Гермиону. — Чтобы и вовсе не напороться на Пожирателей?..
  — Кто из нас хорошо говорит по-французски? — Сириус оглядел всех. — Никто. Поэтому лучше начать с того, что лучше всего знаешь.
  Предварительно применив на себе Маскировочные чары, мы аппарировали по двое (Пэнси пришлось перемещаться с Гарри, хотя она и уверяла, что прекрасно справится одна). Покупка одежды обошлась без происшествий, но сам поход по магазинам был для меня довольно утомителен (ведь я упоминала, что там начинаю быстро скучать?). Впрочем, я не жаловалась и безропотно следовала за ребятами из одного универмага в другой, коих мы обошли в целом три.
  — Мне, в общем-то, не нужно слишком много одежды, — заявила я, когда Гермиона принесла в примерочную еще пару брюк и кардиганов моего размера. Остальные бродили в торговом зале. — Я обычно ношу что-нибудь недорогое и удобное, и, как правило, это спортивный стиль.
  — Я, в принципе, тоже, — сказала Гермиона. — Но Сириус попросил тебе помочь...
  — Спасибо, Гермиона. На самом деле я не любительница подобных мероприятий, но что делать, если так требуют обстоятельства.
  В магазине не было особо жарко, однако в примерочной я провела уже двадцать минут, и у меня появилось стойкое ощущение, что воздух с каждой секундой становится все тяжелей. Я помахала ладонью перед лицом и присела на небольшой пуфик. В этот момент за занавеску выглянула Паркинсон.
  — Пришла проверить, не случилось ли чего... — в своей обычной язвительной манере сказала она. Уставилась на меня вприщур. — Тебе плохо, что ли?
  Гермиона слегка обеспокоенно нахмурилась.
  — Со мной все в порядке. Просто устала немного... Да и душно что-то здесь стало.
  — У тебя и правда вид какой-то усталый, — согласилась Гермиона.
  — А ты уверена, что только из-за этого? — несколько двусмысленно хмыкнула Пэнси, втиснувшись в примерочную. — Твой... кхм... образ жизни вполне может привести к определенным последствиям.
  — Что ты хочешь сказать? — не поняла я, машинально складывая ненужные вещи. — К каким еще последствиям?
  Она закатила глаза.
  — Я имею в виду, ты живешь с Блэком. И не говори, что у вас ничего не было.
  Гермиона возмущенно повернулась к Паркинсон.
  — Ты хоть думай, что несешь! И вообще это не твое дело. Ясно?
  — А разве я с тобой разговариваю, Грейнджер? — ехидно поинтересовалась та, сложив перед собой руки.
  — Ты нисколько не изменилась, Рон прав...
  — Рон! Он чудо в перьях, твой Уизли. И я о-очень сомневаюсь, что у вас с ним было по-настоящему...
  — Ну все, девушки, брейк! — поспешила вмешаться я, пока в ход не пошли волшебные палочки: в глазах Гермионы появился опасный блеск. — Это действительно тебя не касается, Пэнси. А теперь будь любезна...
  Пэнси вышла, не дослушав. Гермиона мрачно смотрела ей вслед, стиснув в ладони палочку, которую она все-таки вытащила из кармана.
  — Пойдем сообщим нашим мужчинам хорошую весть, что мы закончили.
  Она кивнула и положила стопку отложенных вещей в приготовленный пакет.
  — Вики, а ты... — начала Гермиона, но, смутившись, умолкла.
  — Что? — с улыбкой подбодрила я ее.
  — Нет, ничего. Это ведь и не мое дело тоже...
  — Ты, наверное, хочешь спросить, угадала ли Паркинсон?
  Судя по всему, это предположение смутило ее еще больше. Она попятилась к выходу, прижимая к себе пакет.
  — Даже знать не хочу про вас с Сириусом!
  Я внезапно расхохоталась.
  — Ты что, я вовсе не собираюсь с тобой делиться! Это касается только нас двоих. Я имела в виду... — Я махнула рукой. — Неважно. Идем.

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 11. Накануне, или перед смертью не надышишься (часть 2)   
Когда с покупкой одежды было покончено (чтобы пакеты не таскать с собой, Сириус заклинанием отправил их сразу домой), мы отправились в Косую аллею. Конечно, не исключено, что она полна Пожирателями смерти и так называемыми охотниками за головами, но только там можно добыть нужные нам ингредиенты для зелий и, если повезет, яд василиска. Риск, впрочем, лишь отчасти оправдал наши ожидания.
  На первый взгляд, улица была безлюдна, и нам удалось даже беспрепятственно пройти пару десятков метров. Однако стоило Рону высказать вслух свое мнение по этому поводу, как откуда ни возьмись появилась компания из трех человек весьма недружественного вида. Шедший чуть впереди меня Сириус ощутимо напрягся. Несмотря на то, что Маскировочные чары надежно скрывали наши настоящие лица, Пожирателей могло что-нибудь в нас не устроить — главным образом, поведение.
  — Кто вы такие? — спросил один, подозрительно прищурившись. Он был как будто мне знаком, но я не могла с уверенностью сказать, как его зовут.
  Мы молчали, переглядываясь.
  — Ну, мне что, повторить? — Пожиратель с угрожающим видом шагнул к нам, а остальные двое достали волшебные палочки. — Вы кто такие?
  Но тут Сириус словно очнулся. Он изобразил на лице испуг и выставил перед собой руки в защитном жесте.
  — Мы плохо знать английский! — неожиданно произнес он, забавно коверкая родной язык. Я с трудом подавила изумление его поведением и, как припадочная, закивала в такт его словам. Раз надо — значит, будем вести себя как иностранцы. — Мы не думать, что здесь нельзя...
  — Так вы иностранцы, что ли? — неприязненно сказал Пожиратель и, кажется, слегка расслабился.
  — Да... Мы приехать из... — Сириус на мгновение запнулся, явно перебирая в уме наиболее подходящую страну.
  — Из Польша, — помогла я ему с тем же дурацким акцентом.
  Пожиратели уставились на нас с таким удивлением, словно никогда не слышали об этой стране. Паркинсон под их холодными взглядами тревожно переступила с ноги на ногу, и Гермиона предостерегающе ухватилась за ее рукав.
  — Да? — протянул Пожиратель, который был за главного. — И что вам не сидится в своей Польше?
  — Что? — переспросил Сириус, не выходя из роли перепуганного "поляка".
  — Я спрашиваю, что вам понадобилось здесь?
  — Нам нужны некоторые ингредиенты для зелий. Но раз магазины закрыты, мы уходить...
  Он посмотрел на меня, и я, посчитав это за сигнал, начала разворачиваться к выходу. Но Пожиратели не были бы Пожирателями, если бы отпустили нас просто так.
  — Эй! Куда вы убегаете? Кто вам сказал, что магазины закрыты? Идите.
  Тот, что был за главного, махнул рукой в сторону ближайшего здания — аптеки, которая нам как раз и была нужна. Не веря своему счастью (неужели Пожиратели так легко попались на наш обман?), мы плотной толпой, чуть ли не наступая друг другу на пятки, двинулись к невысокому крыльцу. В небольшом помещении, заставленном многочисленными ящиками и коробками, было довольно сумрачно и малолюдно. Вернее, совсем никого.
  — Так, теперь главное — чтобы нам никто не помешал... — пробормотал Сириус словно бы сам себе. — Хотя бы пять минут. Следите за окном.
  Гарри и Рон кивнули, занимая пост возле узкого оконца, наполовину занавешенного пыльной шторой. Сириус прошел между двумя стеклянными емкостями, одна из которой была наполнена чем-то влажным и не очень приятным на вид, и приблизился к деревянному прилавку. А я, испытывая чувство дискомфорта в связи с близким присутствием Пожирателей смерти, осторожно заглянула в соседний ящик. Мда... Чем отличается магическая аптека от маггловской? Тем, что здесь не найдешь привычных лекарств вроде таблеток от кашля или, допустим, йода, а для того, чтобы приготовить зелье, нужно покупать кучу странных — и не совсем приятных — вещей. Вот как эти круглые белые штуки, похожие на чьи-то глаза.
  — А где же продавец? — тихо спросила Гермиона, заглядывая за стеклянную витрину рядом с прилавком, будто продавец играл с нами в прятки.
  — Я здесь, — отозвался мужской голос из-за невзрачной двери, которая, видимо, вела в ту часть дома, где находился склад. Паркинсон, стоявшая в двух шагах от нее, попятилась, когда оттуда вышел невысокий лысоватый волшебник. — Я думал, что это опять Треверс и его шайка...
  Почесывая макушку, он уныло уставился в окно.
  — Житья от них нет. Мерзавцы... Что вас интересует?
  Гермиона поспешно вынула из кармана сложенный вчетверо листок пергамента и протянула продавцу.
  — Вот, я составила список...
  Воодрузив на нос старомодные очки, аптекарь склонился над листком. Гермиона вместе с Сириусом выжидательно смотрели на него, пока он, время от времени хмыкая, изучал перечень ингредиентов. Мне показалось, он немного удивлен его длиной (а пунктов там было никак не меньше полусотни), но вопросы предпочел оставить при себе.
  — Ну что ж, почти все, что вам нужно, у нас есть...
  — Почти? — уточнил Сириус.
  — Да. К сожалению, предоставить вам шкуру бумсланга и медовую шелковицу мы не можем. Эти ингредиенты настолько редкие, что я сам с огромным удовольствием купил бы их, если бы была такая возможность.
  — Ладно, с этим потом разберемся...
  Спустя десять минут от обилия разных флаконов, баночек и мешочков, увеличивающихся на прилавке с каждым приходом продавца со склада, у меня слегка закружилась голова. Я и не думала, как много всего нам нужно.
  Расплачиваясь, Сириус как бы между прочим спросил аптекаря:
  — Если бумсланг такой редкий, то, наверное, яд василиска достать вообще невозможно?
  Пожилой волшебник удивленно вскинул брови.
  — Яд василиска? Боюсь, ничем не могу помочь. Вот уже пятьсот лет это вещество считается полумифическим, как и его носитель. Змей, убивающий взглядом. — Он помолчал, рассеянно наблюдая за мной и Гермионой, аккуратно складывающими покупки в сумку. — Однако... если вы интересуетесь редкими товарами, предлагаю посетить одного человека. Его зовут Гийом Легранд. Он живет в Париже и...
  — Похоже, у нас назревают неприятности, — вдруг сказал Гарри, перебивая его, и кивнул на окно. — Здесь Снейп. И он направляется прямо сюда.
  Переглянувшись, мы с Сириусом одновременно шагнули к окну. Гарри был прав: по переулку, сопровождаемый тем же самым Треверсом, стремительно шел Северус Снейп. Но напугало меня не его появление. Позади Треверса медленно, словно с трудом заставляя себя, следовал Алекс.
  — Не Снейпа нам нужно опасаться, — прошептала я, поднимая на Сириуса глаза. — А Эндрюса. Стоит ему с нами пересечься, мы будем разоблачены...
  Он молча сжал мою руку и потянул вглубь помещения. Рон, Гарри и Гермиона, не теряя времени, присоединились к нам, и только Пэнси заметно колебалась, посматривая на входную дверь.
  — У вас есть другой выход? — обратился Сириус к хозяину аптеки.
  Тот понимающе кивнул и махнул рукой в сторону двери, ведущей на склад. Едва мы покинули торговый зал, в аптеку вошли несколько человек. Прозвучали приглушенное приветствие продавца и уж совсем неразборчивый ответ Северуса. К счастью, наш уход остался незамеченным, во всяком случае, для Снейпа. Треверс же прекрасно знал, что мы были в аптеке, поэтому, не застав нас там, сильно удивится и наверняка примется расспрашивать продавца. Но хуже всего то, что Алекс мог уже учуять мой запах...
  Я поежилась и прибавила шаг, догоняя Гарри. Мы свернули за угол короткого коридора, прошли мимо лестницы и приостановились перед закрытой дверью. Было тихо, только наше сдержанное дыхание нарушало безмолвие коридора. Ничего не указывало на то, что Пожиратели смерти бросились на наши поиски.
  — Где Паркинсон? — внезапно спросил Рон, поворачиваясь назад.
  — А разве... — начала Гермиона и умолкла, обводя каждого растерянным взглядом.
  Пэнси рядом с нами не было. Сириус нахмурился.
  — Ну вот, а я уж начал верить, что наша вылазка закончится благополучно, — сказал Гарри со вздохом. — Видно, не судьба. Придется возвращаться.
  Укрытые от посторонних взглядов Дезиллюминационными чарами, мы покинули здание, дружно согласившись с тем, что вызволять Пэнси из окружения Пожирателей удобнее снаружи. На улице по-прежнему было пасмурно, но снег идти перестал, что не могло не радовать — в противном случае вся маскировка пошла бы насмарку.
  Приказав нам с Гермионой держаться сзади и не ввязываться в потасовки с Пожирателями без особой необходимости, Сириус, Гарри и Рон поспешили к парадному входу аптеки. Я, конечно, не против обходить этих сектантов по широкой дуге, но разве я смогу оставаться в стороне, когда от меня, возможно, будет зависеть чья-то жизнь?
  Размышления мои прервал громкий хлопок. Гермиона, резко остановившись, схватила меня за руку, тем самым вынуждая замереть на месте. Это было очень своевременно, потому что впереди, преграждая нам дорогу, неожиданно возник Алекс. "Говорите, не можете оставаться в стороне, мисс Кленова? Для начала научитесь защищать свою жизнь". У меня затрепетало сердце, а вдоль позвоночника пополз холодок. Я затаила дыхание, чтобы нечаянно не выдать себя, и неотрывно смотрела на человека, который был когда-то мне близок. Он не мог видеть наши прозрачные фигуры, чары достаточно сильные. И все же...
  Его глаза, устремленные точно на Гермиону, слегка прищурились. Я нервно облизнула пересохшие губы, и это движение как будто послужило для Алекса сигналом. Взгляд от Гермионы метнулся ко мне...
  "Он знает", — мелькнула обреченная мысль.
  Алекс сделал шаг вперед. Не глядя друг на друга, мы с Гермионой подняли свои палочки, готовые, если что, отразить его атаку. Кто бы знал, как мне не хотелось биться с ним. К горлу подкатывал тяжелый комок, когда я думала об этом. Но тут же, едва вспыхивало воспоминание о нашем давнем "свидании" в Запретном лесу, в груди загоралась глухая ярость.
  — Какая удача, — произнес Алекс сдержанным тоном. — Мы снова встретились, Виктория. Это стало уже традицией, не находишь?
  И он считает это удачей? Помнится, в прошлый раз, когда мы столкнулись, встреча обернулась для него полным фиаско.
  — Какая досада. Но лучше тебе держаться от меня подальше. Я, знаешь ли, иногда бываю очень злой.
  А через секунду я осознала, что произнесла это вслух. Обозвав себя несдержанной болтушкой, я отделилась от Гермионы и осторожно переместилась влево, дабы сбить Алекса со следа.
  Мужчина усмехнулся, словно услышал нечто забавное, но ничего не сказал. Не сводя с него напряженного взора, я лихорадочно раздумывала, как бы нам избежать сражения, и ежилась под порывами колючего ветра. Молчание и бездействие с обеих сторон затягивались, а в голову не приходила ни одна путная идея. И Сириуса не позовешь, хотя он, наверное, уже почувствовал, что мне грозит опасность.
  Пока я мысленно накручивала себя, Алекс успел приблизится ко мне на пару шагов. Очнувшись, я попятилась, и тут где-то из-за угла здания раздались приглушенные звуки. Голоса или, точнее, крики.
  Меня пробрала дрожь, когда я представила, что это кто-то из наших. А мы здесь, играем в гляделки с Эндрюсом. Он, кстати, ничем не показал, что его как-то взволновал тот шум. Лицо Алекса выражало полнейшую бесстрастность, будто происходящее его ни капли не касается.
  Внезапно из воздуха, словно бы ниоткуда, возник красный луч заклинания. По-видимому, Гермиона решила так: лучше вступить в бой сейчас, чем потом жалеть о последствиях. Луч устремился прямиком в Алекса, но цели своей, к сожалению, все же не достиг. Мой бывший обернулся и, узрев надвигающуюся опасность, почти молниеносно начертал перед собой щит, а затем сразу же послал в Гермиону ответное заклятие. По тому, как вскрикнула девушка, я поняла, что оно ее зацепило.
  В душе всколыхнулся страх: если уж Гермиона, с ее знаниями и опытом, не смогла защититься от Алекса, то мне и подавно. Без помощи других, более умелых волшебников, мне не выстоять против враждебно настроенного Пожирателя смерти, который впридачу еще и оборотень. Может, убивать Алекс меня не собирается, но ничего хорошего от него ждать тоже нельзя. Вот если бы я умела аппарировать, то без промедления избавилась бы от его общества. Но чего не дано, того не дано...
  Я стиснула в кулаке палочку, следя за тем, как Алекс, стараясь не выпускать из поля зрения предполагаемое местонахождение Гермионы, приближается ко мне. Еще пара метров, и мне некуда будет двигаться — сзади лишь узкое крыльцо аптеки. Глубоко вздохнув, я решительно взмахнула рукой.
  — Ступефай!
  Алекс, очевидно, не ожидавший от меня подобной наглости, отшатнулся от луча в последний момент.
  — Не подходи! Предупреждаю тебя!
  Несколько мгновений он смотрел на меня, ну то есть на то место, где была я, а потом коротко рассмеялся. Надо же, весело ему.
  — Это хорошо, что предупреждаешь.
  Во мне поднялась волна гнева, и я, не выдержав, яростно атаковала его. Один за другим в него летели заклятия. Однако теперь Алекс, справившись со своей мимолетной растерянностью, отбивал их или попросту уклонялся без особого напряжения. Во всяком случае, больше он не улыбался.
  — Ты здорово колдуешь, — произнес он, пристально вглядываясь впереди себя. — Кто тебя научил?
  Я промолчала, пропустив вопрос мимо ушей.
  — Кстати, тебе не кажется, что общаться с невидимым собеседником не слишком вежливо?
  Это он меня собеседником назвад? Как все запущенно-то...
  Отбив мой очередной выпад, Алекс неожиданно совершил палочкой замысловатый пасс, и с ее кончика сорвался ослепительный всполох заклинания. Судорожно дернувшись в сторону, я все же уверенно сотворила в воздухе довольно прочный щит. С губ сорвался облегченный вздох.
  Удача отвернулась от меня, когда в мозгу против моей воли закружились тревожные мысли-вопросы: "Что с Гермионой?", "Почему так долго не возвращается Сириус?", "Что означали те крики?". Мое внимание ненадолго отвлеклось от Алекса, за что я и поплатилась. Под ногу подвернулся камешек, и я, споткнувшись, не успела вовремя среагировать на выпущенное противником заклятие.
  Словно зная, что я сейчас не стану бросаться на него, Алекс опустил палочку. Пытаясь отдышаться, я, однако, была настороже. Что он задумал?
  — Идем со мной, Виктория, и ты будешь в безопасности, — сказал он негромко, протягивая свободную руку.
  — Серьезно? — искренне удивилась я, но осеклась, нечаянно взглянув на свою ладонь, в которой сжимала палочку. Попавшее в меня заклинание оказалось не столь безобидным, как почудилось сначала. Оно разрушило не только Дезиллюминационные, но и (я скосила глаза на волосы, выглядывающие из-под шапки) Маскировочные чары. Так что теперь Алекс лицезрел меня во всей красе.
  — Серьезней некуда, — кивнул Алекс, наверное, вообразив, что я сдалась. Рука его осталась протянутой. — Тебя никто не посмеет обидеть, я это обещаю.
  — Скажи это Волдеморту! — не совладав с нервами, практически выкрикнула я, вскидывая палочку.
  Произнесенное имя Волдеморта заставило его чуть заметно вздрогнуть. Губы Алекса плотно сомкнулись, как если бы он еле удерживался от резких слов. Впрочем, произнести их он все равно бы не успел, потому что позади меня прозвучал тихий шорох, и я стремительно обернулась. На узком пороге, придерживая дверь, стоял Северус Снейп. Встретившись со мной взглядом, он замер, словно не веря своим глазам. Увидеть меня буквально на расстоянии вытянутой руки он точно не ожидал.
  — Здравствуйте, профессор, — зачем-то сказала я, чувствуя себя на редкость не в своей тарелке. Затем, подавив порыв добавить еще что-нибудь в том же духе, вроде "Хорошая погода, не правда ли?", повернулась к Алексу. Да уж, вот это я попала...
  Эндрюс молчал, хотя руку опустил. От его фигуры исходило такое сильное напряжение, что я практически ощущала кожей, как меняется настроение Алекса. Появление Снейпа явно спутало его карты. Казалось, шевельнись Северус — и Алекс схватит меня и утащит в неизвестном направлении.
  Эту гнетущую атмосферу нарушил приближающиеся торопливые шаги. В небольшой, отгороженной двумя зданиями, дворик ворвались два человека в черном. Увидев меня, один из них возбужденно заголосил:
  — А! Еще одна!
  И, вскинув палочку, послал в меня заклятие. Никто, ни Алекс, ни Снейп, ничего сделать не успели, а я, страшно сжавшись, вдруг мысленно пожелала исчезнуть. Ноги, словно бы независимо от меня, крутанулись на месте, в ушах эхом прозвучал странный хлопок, а тело неожиданно попало в знакомые тиски...
  Полет в невесомости, так же как начался, внезапно прервался. Не удержавшись на ногах, я рухнула на землю, ломая вокруг себя заснеженные кусты. Первой мыслью было то, что это Гермиона аппарировала вместе со мной, утаскивая прочь от летящего зеленого луча.
  — Ненавижу перемещения... — сдавленно пробормотала я, смахивая с лица снег. — Гермиона... ты где?
  Никто не откликнулся.
  — Гермиона? — повторила уже менее уверенно, с каждой секундой осознавая, что Гермионы рядом нет. И это не она меня сюда переместила... — Не может быть...
  Пораженная собственным открытием, я не сразу услышала, что меня кто-то позвал.
  — Виктория?
  Я слегка заторможенно подняла голову. Передо мной, частично загораживая собой угол дома, стоял Регулус. Так вот куда меня занесло. Безопасное место. Дом Сириуса.
  — Что с вами? Можете встать? — спросил Регулус, подходя ближе.
  — Да... да... — рассеянно сказала я, выбираясь из кустов, в которые угодила. Однако координация меня подвела, и едва не плюхнулась обратно, хорошо, Регулус быстро сориентировался и подхватил за локоть. — Спасибо... Извините, что я так...
  Похоже, перемещение вытянуло из меня слишком много сил, потому что в теле разлилась противная слабость, а колени дрожали так, что не удавалось как следует выпрямиться. Придерживая за руку, чтобы я ненароком не упала, брат Сириуса осторожно подвел меня к крыльцу дома.
  — Сириус оставил сообщение, что вы отправились в Лондон, — сказал он чуть встревоженно. — Полагаю, что-то случилось, раз вы вернулись одна? К тому же... — его взгляд прошелся по моему лицу и уткнулся где-то в районе левого уха, — явно ранены.
  О чем это он? Забрав у него свою руку, я дотронулась до виска, который наполовину скрывала шапка. Пальцы коснулись чего-то влажного и липкого. В виске тут же дернуло саднящей болью. Похолодев, я поднесла ладонь к глазам. Действительно. Кровь... Но я не помню, чтобы сегодня хоть одно заклинание попало мне в голову. Странно...
  В глазах потемнело, поплыло. Я пошатнулась, теряя равновесие.
  — Давайте... я вам помогу... — как будто издалека донесся голос Регулуса.
  Все было как в тумане. Практически втащив в дом, брат Сириуса, не слушая мои слабые протесты, усадил меня на диван. Я облегченно откинулась на спинку. Несмотря на мое состояние, где-то на краю сознания вспыхнула тревога за Сириуса и ребят.
  — Виктория, где Сириус? — точно прочитав мысли, спросил Регулус, не давая мне полностью утонуть в темноте небытия.
  — В Косом переулке... — выдохнула я. — Там, возле аптеки... Гермиона.
  — Как вы считаете, если я ненадолго...
  — Не беспокойтесь обо мне... Идите.
  Он, помедлив, кивнул.
  — Я постараюсь вернуться как можно быстрее.
  Регулус, посмотрев на меня в последний раз, вышел из гостиной, а затем негромко хлопнула дверь. Тишина, устанавившаяся следом, показалась мне чересчур оглушительной. Стянув шапку, на которой алело пятно, я снова потрогала рану над виском и, поморщившись от боли, попыталась приподняться с дивана. Не удалось. Мало того, упав на подушки, кажется, на какое-то время отключилась от реальности, поскольку в себя я пришла от чьего-то прикосновения.
  — Вики, — произнес голос Гарри. — Ты слышишь меня?
  — Да... — пробормотала я, открывая глаза. Рядом сидел Гарри, а немного в стороне маячили взволнованные Рон и Гермиона. — Конечно, слышу...
  Переглянувшись, все трое несмело улыбнулись.
  — Это замечательно. А то мы за тебя...
  — Не стоит. Со мной все в порядке.
  — Ты, конечно, опять преувеличиваешь.
  Не отрывая головы от спинки дивана, я кое-как повернула ее в направлении нового голоса. По лестнице торопливо спускался Сириус. В руках он держал пластиковую коробку. Я поняла, что меня собираются лечить.
  — Но со мной и правда все в порядке. Ну, кроме этого...
  Я показала на поврежденный висок.
  — К тому же, это не боевое ранение...
  Думаю, Гермиона уже рассказала всем про наше столкновение с Алексом и мое последующее перемещение.
  — Боевое или нет, это не отменяет того, что ты ранена.
  Сириус подошел к дивану, и Гарри посторонился, пропуская его.
  — Да, мы в курсе, что ты аппарировала, — сказал Рон, переступая с ноги на ногу, как будто не зная, оставаться на месте или присесть в кресло. — Впервые, между прочим. А то, что не совсем удачно, это неудивительно. Вон Сьюзен в прошлом году вообще ноги лишилась...
  Гермиона сделала страшные глаза, словно говоря, что подобные истории сейчас не к месту.
  — Лишилась ноги? — заинтересовалась я, но в то же время чувствуя, как по спине пробежал неприятный холодок. А вдруг, кроме клочка кожи, у меня исчезло еще что-то, а я и не заметила?..
  — Ну, это произошло на занятии по аппарации, — ответил за Рона Гарри. — Сьюзен расщепило, но преподаватели быстро все уладили.
  — И мы сейчас все уладим, — пообещал Сириус, вынимая из аптечки небольшой флакончик из темного стекла, и уселся возле меня. — Наклони немного голову.
  Я молча выполнила просьбу. На рану упали одна, две капли. Сначала было холодно, затем словно пожар вспыхнул. Я рефлекторно дернула шеей, но Сириус удержал меня за плечо, не позволяя выпрямиться. Как больно!
  — Ничего, потерпи. Через минуту все пройдет.
  Он оказался прав, пожар утих и боль сделалась терпимее.
  — Что-то мне больше не хочется аппарировать... — вяло сказала я, прикрывая глаза. — Я лучше на метле или на чем-нибудь другом. А то так, глядишь, каких-нибудь важных частей тела не досчитаешься.
  — Я тоже предпочитаю метлу, — сказал Гарри. — Но метла не всегда может быть под рукой. А аппарация иногда может спасти жизнь... — Он чуть наклонился и погладил мою ладонь, лежащую на колене. — Тебе же спасла.
  — Редкое везение... Кстати, — вспомнив, я посмотрела на Сириуса, который напряженно вглядывался в меня, не скрывая беспокойства. — Паркинсон... она где?
  — Да в порядке она, — хмыкнул Рон. — Перетрусила только. Когда мы отправились ей на выручку, она умудрилась переполошить Пожирателей, перевернув ящик с чем-то противным и скользким. Ее обнаружили и начали выпытывать что к чему. К тому моменту подоспели мы. Говорил я, не нужно брать ее с собой...
  — Ну, кто знает, возможно, мы бы все равно наткнулись на Пожирателей, даже если бы Паркинсон не было с нами, — дипломатично сказала Гермиона, явно имея в виду Алекса. Надеюсь, она не рассказала остальным, о чем говорили Алекс и я?..
  — Ты, наверное, думаешь, этого бы не случилось, если бы мы аппарировали сразу в Париж? — тихо спросила я Сириуса, догадываясь, что у него на уме.
  — Это уже неважно, — невесело сказал он. — Я рад, что никто серьезно не пострадал.
  — Мы все рады, — поддержала его Гермиона. — Хотя Париж на сегодня отменяется.
  — А как же яд василиска? Аптекарь говорил, что в Париже живет некий Гийом Легранд, у которого можно найти редкие товары...
  — Туда отправился Регулус. Если он узнает что-нибудь про яд, он оповестит меня, и я присоединюсь к нему.
  — А разве покупка этого вещества — сложное дело?
  — С редкими и ценными товарами всегда так. Вдобавок, они стоят целое состояние. Поэтому лучше перестраховаться, чем потом локти кусать.
  — А что насчет меча Гриффиндора? — Этот вопрос я адресовала Гарри. — Ты что-нибудь вспомнил?
  Он чуть заметно пожал плечами, почему-то разглядывая свои руки.
  — Не совсем... Я предполагаю, что меч может находиться либо в Хогвартсе, либо в Годриковой Лощине. Точнее, в родительском доме. Ведь оба места памятны для меня.
  — Это... вполне вероятно, — запнувшись, произнес Сириус, как и Гарри, предпочитая ни на кого не смотреть. Наверное, ему было так легче. — И скорее всего — это второй вариант. Хогвартс хоть и дорог тебе, но оставить там меч Дамблдор явно не мог, если только не надеялся на твою исключительную сообразительность. А Годрикова Лощина поневоле наводит на кое-какие мысли.
  — Здесь легко найти параллель, — понимающе кивнула Гермиона. — Годрикова лощина — меч Гриффиндора. Может, это и есть намек Дамблдора?
  — Значит, по-любому нужно побывать там, — заключил Рон. — Если уж поиски зайдут в тупик, то...
  Неоконченная фраза повисла в воздухе, но никто ничего не добавил. Рон красноречиво развел руками, как бы показывая, что будет в таком случае.
   
 
   
* * *
   
  Отдохнув несколько минут, я поднялась в ванную, прихватив с собой аптечку. Сперва Сириус хотел меня проводить, очевидно, опасаясь, что на полдороге я обязательно свалюсь без сил. Но я его успокоила, заверив, что в обморок падать не собираюсь. Мой не совсем радужный вид его, похоже, не полностью убедил, однако спорить он не стал. Не удивлюсь, впрочем, если кто-нибудь в ближайшие десять минут меня проведает.
  И я не ошиблась. Когда, смыв с лица кровь и пот, я склонилась над раковиной, в дверь постучали и в ванную заглянула Гермиона.
  — Привет...
  — Недавно же расстались, — улыбнулась я. — Пришла проверить, не валяюсь ли я в обмороке?
  — Ну... — замялась она, входя, — можно и так сказать. Теперь вижу, что с тобой действительно полный порядок. Ты уж прости за назойливость, но мы все за тебя волнуемся.
  — Что ты, Гермиона. Это скорее забота, а не назойливость. Вот я тоже за вас волнуюсь, и если с тобой или Гарри что-нибудь случится, не дай бог, конечно, буду также бегать, проверять, как вы там... Даже за Паркинсон, хотя она далеко не подарок. Мы все связаны, стали почти одной семьей.
  Ополоснув лицо и руки, я выключила воду и потянулась за полотенцем. Несмотря на то, что я всех уверяла в своем хорошем самочувствии, нет-нет да накатывала слабость. Наверное, нужно просто недолго полежать, подремать, и тогда все пройдет.
  Гермиона продолжала задумчиво смотреть на меня и, кажется, даже сама не замечала этого.
  — Гермиона, что ты нашла во мне такого интересного, что глаз отвести не в состоянии? — усмехнулась я. — Узоров на мне нет и цветы не растут.
  Встрепенувшись, она виновато заморгала.
  — Ох, я... ничего... просто...
  — Вот и хорошо, что ничего. — Мне вспомнился утренний разговор в примерочной кабинке, когда у Гермионы был почти точно такой же пытливый взгляд. Я вздохнула и покачала головой. — Можешь быть спокойна: я не беременна. Ты ведь это хотела узнать?
  Девушка смущенно покраснела и неопределенно дернула плечами.
  — Я знаю, это совершенно не мое дело, но...
  — Ты волновалась за меня, — закончила я, не испытывая при этом ни капли раздражения или другого негативного чувства. Да и не могла я рассердиться на Гермиону.
  — Ну да... Просто я подумала, эти симптомы... — попыталась все же оправдаться она. — И еще Паркинсон натолкнула на мысль... Черт, — внезапно выругалась Гермиона. — Я с ума, что ли, схожу, если Паркинсон слушаю?
  Я рассмеялась. Да уж, в этой компании точно не соскучишься.
  Примерно после обеда Сириус получил Патронус от Регулуса. В сообщении говорилось о том, что он, Регулус, обнаружил искомое и для заключения сделки желательно присутствие Сириуса. Долго размышлять тот не стал и не медля умчался на встречу, не забыв, правда, взять с нас обещание, что выходить из дома до его возвращения мы не будем.
  Забегая вперед, скажу, что сделка удалась. У того самого Легранда по счастливой случайности нашелся крохотный и в единственном экземпляре флакончик редкого яда, и он после долгих торгов согласился продать вещество, которое обошлось братьям в немаленькую сумму.
  Ближе к вечеру мы с Гермионой, оккупировав кухню, надумали заняться приготовлением зелий, которые могли бы пригодиться в нашем путешествии, и привлекли к этому делу Пэнси, чтобы та без толку не шаталась по дому. А Гарри и Рон уговорили Сириуса показать им пару-тройку приемов по боевой магии, для чего, предварительно расчистив середину комнаты, приспособили гостиную. Настроение у всех, кроме разве что вечно недовольной Паркинсон, было приподнятым, поэтому то тут, то там время от времени раздавался смех. Жизнь, невзирая на трудности, продолжалась.
  И все было бы вполне нормально, если бы следующее утро не началось с грандиозного скандала. Утомленная вчерашними происшествиями, я проснулась от чьего-то присутствия в спальне. На пороге, широко распахнув дверь, стояла... Кэтрин Льюис... вернее, Блэк, раз она в этой реальности замужем за Сириусом. Ее лицо, перекошенное от смеси изумления и недоверчивости, не предвещало абсолютно ничего хорошего.

Оффлайн mealmori

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 908
  • Карма: +148/-0
  • Пол: Женский
Глава 12. ЗаМЕЧательное утро, или Покой нам только снится   
Поймав себя на том, что смотрю на Кэтрин непозволительно долго, я закрыла рот и затормошила спящего Сириуса.
  — Просыпайся! Твоя жена явилась...
  Он пошевелился и повернулся ко мне, попытавшись обнять.
  — Что такое, солнышко? — пробормотал он, спросонья не понимая, о чем речь.
  — Кэтрин здесь! — прошипела я, чувствуя, как острый взгляд женщины прожигает меня насквозь. Еще чуть-чуть, и ее ярость, достигнув наивысшей точки, выплеснется наружу.
  — Кэтрин? — повторил Сириус и, приподнявшись на локте, оглядел спальню. Увидел женщину, которая, сжавшись, подалась вперед, будто собираясь броситься на него. Или на меня. — К-Кэтрин?
  — Да, это я, милый, — произнесла она опасным шепотом. — А что, ты не ожидал меня увидеть так скоро? Можно полюбопытствовать: кто это?
  Кэтрин кивнула в мою сторону. В ее голосе проскользнула нотка брезгливости, словно я была чем-то неприятным, вроде раздавленного таракана. Я негромко фыркнула, выражая свое презрение к ее мнению.
  Сириус молчал, поскольку явно не знал, как оправдаться перед Кэтрин. Впрочем... с какой вдруг стати он должен оправдываться? По сути, эта женщина не настоящая его жена, а то, что она считает себя таковой, ничего не значит. Просто Сириус растерялся, потому что действительно не ожидал ее появления, тем более так, с утра пораньше.
  Не собираясь ввязываться в назревающий скандал, я проворно вскочила с кровати и накинула на плечи халат. Глаза Кэтрин, в которых плескалась бешеная ярость, сузились еще больше.
  — Я пройду, не возражаете? — Я изобразила вежливую полуулыбку, приблизившись к стоящей на пороге Кэтрин, и притворно вздохнула. — Ненавижу скандалы и ссоры, так что я лучше спущусь.
  Ее лицо дернулось словно бы от резкого удара. На щеках проступили бледно-розовые пятна. Опасаясь того, как бы меня не придушили на месте, я быстро протиснулась мимо Кэтрин, невольно вдохнув исходящий от нее горьковатый, похожий на лимонный, аромат. Я дошла до лестницы, когда до меня, наконец, донесся негодующий крик.
  — Как ты смеешь приводить к нам домой всяких... — Затем послышался приглушенный голос Сириуса, как видно, пытающегося утихомирить разгневанную женщину. — Сам успокойся!
  Я вздрогнула, услышав звук бьющегося стекла. Бедный Сириус... Я, конечно, могла бы остаться с ним, отстоять свои права, но уверена, это не кончилось бы для меня добром. Пережду бурю на кухне; рано или поздно Кэтрин выдохнется и, возможно, уйдет туда, откуда пришла.
  Открылась ближайшая ко мне дверь, и в коридор выглянула Гермиона. Вид у нее был не совсем бодрый. Ясное дело, такой шум любого разбудит.
  — Вики, что случилось?
  — Миссис Блэк почтила нас своим присутствием, — легкомысленным тоном, как бы не придавая этому особого значения, сказала я.
  — Миссис Блэк? — повторила она с недоумением. — Мать Сириуса?..
  — Да нет же. — Мне почему-то стало смешно, когда я представила подобную картину. — Кэтрин Льюис. В замужестве — Блэк.
  Глаза Гермионы расширились в немом удивлении, но девушка не успела ничего высказать по этому поводу. Из спальни напротив вышли зевающие Рон и Гарри.
  — Что за шум, а драки нет? — борясь с сонливостью, спросил Рон и, не удержавшись, снова зевнул.
  — Это ураган Кэтрин бушует, — фыркнула я, не желая вдаваться в подробности. — Если что, я — на кухне.
  На первом этаже царила благодатная тишина. По крайней мере, в гостиной. На кухне, освещенной настенными светильниками, было не так уж тихо: лилась из-под крана вода, а на плите посвистывал, закипая, чайник. Я не удивилась, увидев Регулуса. Он вообще предпочитал вставать рано, то ли так привык, то ли положение гостя в доме брата обязывало.
  Легкий скрип подошв на гладком плиточном полу выдал мое присутствие. Регулус обернулся.
  — Хм... Доброе утро, — кашлянув, произнесла я, хотя это утро началось отнюдь не с добрых событий.
  — Доброе утро. — Кивнув, он выключил воду и занялся вскипевшим чайником. — Я полагаю, вы уже в курсе о прибытии Кэтрин? — Еще до того как я ответила, Регулус быстро посмотрел на меня. — Вы знаете, кто такая Кэтрин?
  — Даже больше, чем нужно. И да, я в курсе ее грандиозного прибытия.
  Помедлив, я все-таки прошла на кухню. Если разъяренная Кэтрин вдруг прибежит сюда, обуреваемая желанием растерзать меня, думаю, Регулус не позволит ей это сделать. Но на всякий случай я опустила руку в карман, проверяя, на месте ли моя палочка. Палочка никуда не исчезла, и это меня слегка успокоило.
  — Вам помочь чем-нибудь? — с минуту понаблюдав за Регулусом, спросила я. Как-то неловко сидеть сложа руки в присутствии занятого делами человека.
  Он оглядел кухню.
  — Нет, не думаю. В общем-то, все готово. Если хотите — овсянка на плите.
  — Почему бы и нет? — Улыбнувшись, я обслужила себя и присела за стол. От овсянки, в меру густой и приправленной маслом, шел удивительный аромат. На миг меня посетило ощущение защищенности и невероятного умиротворения. Не знаю, откуда это, но, может быть, из-за того, что рядом — Регулус, этакое воплощение спокойствия?
  — Можно задать вам вопрос? — спросил он после некоторого молчания, во время которого мы с аппетитом поглощали завтрак.
  — Конечно, — с заминкой согласилась я, подняв на него взгляд. Наверняка начнутся вопросы на личную тему, а я была как-то не в настроении на них отвечать.
  — Вы действительно там были?
  — Где?
  Регулус откинулся на спинку стула, словно ему было так удобнее смотреть на меня. Если он считает, что я умею разгадывать в предложениях скрытый смысл, то ошибается. Я придала своему лицу самое удивленное выражение.
  — В том темном заброшенном классе в Хогвартсе, в которой собиралась, так сказать, определенная компания старшекурсников двадцать лет назад.
  Я чуть растерялась, не зная, что ответить. Сперва хотела все отрицать, как я обычно это делаю, затем опомнилась. Регулус и так прекрасно знает, что было на самом деле, зачем же он спрашивает?
  — Хм, у вас отличная память, раз вы даже этот момент помните. — Я бездумно отодвинула тарелку от края стола. Регулус едва кивнул, давая понять, что ждет полного ответа. — Но мне кажется, вам не нужно моего подтверждения. Снейп не стал бы ничего придумывать на мой счет…
  — Верно. Снейп не склонен к выдумкам. Просто мне хотелось услышать это именно от вас. — Он помолчал, глядя на меня. — Как вы там оказались? Уверен, у вас не было намерения следить за… Эйвери и всеми остальными…
  — Нет, конечно! Я оказалась в том классе совершенно случайно. Хотела спрятаться, а получилось… наоборот. Да и какая из меня шпионка, все время в неприятности попадаю…
  Я грустно фыркнула и, опустив глаза, скрестила руки на груди.
  Тишина, повисшая на кухне, тут же прервалась появлением здесь незваной гостьи. Поймав злобный взгляд Кэтрин, бесшумно возникшей в дверях, я непроизвольно вздрогнула, и сносное настроение моментально сошло на нет. Черт возьми, так и до инфаркта довести можно.
  — Уже освоилась здесь, я смотрю, — резко бросила Кэтрин, делая шаг вперед. — В наглости тебе не откажешь, рыжая стерва.
  На секунду впав в культурный шок от неожиданности, я потрясенно уставилась на нее. Стервой меня еще никто не называл… Потом, украдкой глянув на Регулуса, медленно поднялась со стула.
  — Эй, полегче, дамочка! Вы не имеете права…
  — Считаешь, не имею? — понизив голос, зловеще спросила она. — И это не ты влезла в чужой дом, в чужую семью? Соблазнила чужого мужа…
  Внезапно мне стало смешно. Дикий смех рвался из груди, и я едва подавляла его, кусая губы. В конце концов не выдержала, захохотала как оглашенная. Кэтрин заметно растерялась, однако быстро взяла себя в руки и нахмурилась.
  — Что смешного? — Рассерженный взгляд в сторону Регулуса. — Она что, припадочная?
  Я честно пыталась прекратить свое идиотское веселье, но от вида перекошенной физиономии Кэтрин меня разбирал еще больший смех.
  Что за странная реакция? Эта женщина — не тот человек, по вине которого я могла впасть в истерику.
  Право, стоило сдерживать себя, потому что терпение Кэтрин, похоже, лопнуло. Прищурившись, она вдруг выхватила откуда-то палочку и взмахнула ею.
  — Да как ты смеешь, пигалица!
  Мелькнула вспышка заклинания. Я подавилась смехом, а моя рука в тот же миг инстинктивно нырнула за палочкой в карман халата. Не совсем соображая, что делаю, я пробормотала заклинание Щита, и передо мной засеребрился воздух. Красный луч, наткнувшись на сотворенный щит, брызнул искрами и погас.
  — Прекрати, Кэтрин! — будто опомнившись, прикрикнул Регулус. Обошел стол и встал так, что частично закрыл меня. — Думаешь, кому-то станет легче, если ты кого-нибудь здесь убьешь?
  — Мне-то уж точно, — сквозь зубы проговорила она, тяжело дыша.
  — День ото дня веселее, — протянул из холла голос Паркинсон. — Кажется, спокойная жизнь всем только снится.
  — Еще одна пигалица, — презрительно сказала Кэтрин, когда Пэнси появилась в поле ее зрения. — Даже знать не хочу, кто ты такая.
  — А зря, — Пэнси лениво прислонилась к дверному косяку. — Я одна из лучших друзей По… Гарри. Да, мы такие неразлучные, что он просто жить без меня не может. Вот, пригласил в гости.
  В ее тоне звучал неприкрытый сарказм, но Кэтрин, обуреваемая ненавистью ко мне, явно не обратила на него внимания.
  — У тебя бурная фантазия, — фыркнул Рон, показавшись вместе с Гарри и Гермионой на пороге. Гарри незаметно для Кэтрин легонько толкнул его в плечо. — То есть… в общем, так и есть, — поправился Рон, поняв намек.
  Гермиона встревоженно посмотрела на меня. Мол, как ты? Эта мегера тебя еще не прибила?
  Я подмигнула ей, давая знать, что у меня все хорошо.
  Последним объявился Сириус, отсутствие которого заставляло меня волноваться больше всего остального. Скользнув по своей жене настороженным взглядом, он тоже послал мне немой вопрос. Я пожала плечами, не торопясь удалять наколдованный щит. Вдруг этой мегере еще что-нибудь взбредет в голову?
  — Пусть она убирается из дома! — потребовала Кэтрин, повернувшись к Сириусу.
  Он покачал головой.
  — Виктория останется здесь. А вот ты можешь возвращаться туда, где была все эти дни.
  — Я была у своей матери, и ты это прекрасно знаешь!
  — Возможно. Я не хочу с тобой спорить.
  — Ты не можешь так поступить! Неужели я… — Она, запнувшись, замолчала. Потом резко обернулась ко мне. — А ты еще пожалеешь, вот увидишь.
  После того как Кэтрин умчалась из кухни, никто не стал упоминать о том, что здесь было. Что касается меня, то я бы с удовольствием вообще забыла об этой особе. Но забыть о Кэтрин, безусловно, было трудно, потому что она осталась в доме и всячески нервировала меня, хотя я и старалась избегать встреч с ней. Сириус не мог указать Кэтрин на дверь, ведь она была его женой, а значит имела полное право находиться рядом с ним…
  С появлением Кэтрин наша жизнь осложнилась раза в два, так как теперь приходилось нам всем собираться украдкой, дабы миссис Блэк ничего не подслушала, ничего не увидела, ничего не прознала о намечающихся планах. А однажды конспирация едва не провалилась с треском, когда Паркинсон и Рон снова затеяли свои словесные пикировки. Поскольку личность Пэнси тоже тщательно скрывалась от Кэтрин, было решено придумать ей псевдоним — Мэри Джонсон, приятельница Гарри, Рона и Гермионы. Ну и, как это бывало раньше, Рональд в пылу ссоры произнес ее фамилию. Наверное, даже говорить не стоит, что Кэтрин, которая в этот момент заглянула в гостиную, насторожил сей факт? Так что через пару дней все пришли к единогласному мнению, что медлить больше не имеет смысла. Запасы и необходимые вещи практически все были готовы, поэтому начинать путешествие можно хоть прямо сейчас.
  — А как же меч Гриффиндора? — спросил Рон в конце нашего «тайного» собрания. — Мы что, даже не попытаемся его отыскать? Ты ведь говорил, Гарри, что он вполне может быть в Годриковой лощине, в доме твоих родителей…
  — Говорил, — кивнул Гарри. — Во всяком случае проверить не помешает…
  — Что ж… — подвел итог Сириус, — насчет меча я согласен, будет замечательно, если мы его найдем. Так что завтра с утра выходим из дома, как и запланировали, перемещаемся в лес Дин. Мы с Гарри отправимся в Годрикову лощину, а затем, уже с мечом или без меча, активируем хроноворот.
  Утро выдалось тихое, но туманное. Все зевали, но никто не жаловался, понимая, что к затеянному мероприятию нужно относиться серьезно, пусть даже оно начинается в несусветную рань. Правда, Паркинсон пробурчала, что ничего бы не изменилось, если бы мы встали на два часа позже.
  — Не хочешь — не иди, — пожал плечами Рон. — Тебе же предлагали другой вариант. Возвращайся в Хогвартс под крылышко своих приятелей Пожирателей, но без воспоминаний о нас.
  — Они мне не приятели, сколько можно повторять! — огрызнулась Пэнси, не глядя на него. — И мы вроде уже все решили…
  — Прекрати, Рон, — одернула друга Гермиона, когда он хотел было еще что-то добавить.
  Рон фыркнул и занялся своим рюкзаком.
  Пока остальные вносили последние штрихи в своей экипировке, я подошла к Сириусу и Гарри, о чем-то вполголоса говорившим.
  — Такое впечатление, что мы собираемся в обычный поход. Рюкзаки, палатки, костер…
  — В каком-то смысле так и есть, — согласился Сириус, наблюдая, как Гермиона колдует над сумкой и проверяет ее на вес. — Мы собираемся в поход за новым будущим.
  — За будущим — в прошлое, — добавил Гарри. — Вот только никто не гарантирует, что мы обойдемся без приключений.
  — Ну, какой же поход без приключений. Особенно, когда я с вами, — хмыкнула я.
  Через пять минут, удостоверившись, что все готовы и ничего не забыто, мы вышли на улицу. На дорожке перед дверью Сириус обернулся, будто хотел попрощаться с домом.
  — Еще не хватало… — негромко произнес он, подняв глаза к верхним окнам.
  — Что? — встрепенулся Гарри.
  — Нет, ничего… Показалось, что Кэтрин выглянула в окно.
  — Ну, даже если и так, — сказал Регулус, выдыхая облачко пара, — нам не грозит это никакими неприятностями.
  — Ты прав… Ну что, вперед?
   
 
   
* * *
   
  Не утерпев, я попросила Сириуса взять меня с собой в Годрикову лощину. Не столько из-за меча, сколько из-за того, что хотела увидеть место, где когда-то жили Лили с Джеймсом. И Гарри, конечно. Гарри поддержал меня, а вот Сириус чуть засомневался.
  — Если все получится, ты и так сможешь увидеть Джеймса и Лили. А сейчас там… в общем, зрелище не очень радостное…
  Заметив на его лице тень грусти, я решила уже отказаться, но он кивнул.
  — Ладно. Только с условием держаться рядом.
  — Само собой. Ты же знаешь, я умею быть послушной. Когда надо.
  Гарри спрятал усмешку, Сириус же был задумчив, поэтому не отреагировал на мои слова.
  Годрикова лощина оказалась наполовину волшебной деревушкой, утопавшей в сугробах до такой степени, что домов практически не было видно из-за снежных шапок.
  — Как их замело-то… — искренне посочувствовала я жителям, оглядываясь по сторонам, после того как мы аппарировали на маленькой улочке.
  Сириус махнул рукой, чтобы мы шли за ним. Узкая дорожка, по которой можно было продвигаться только по одному, вывела нас на более или менее расчищенную площадь. Вокруг стояла практически полная тишина, нарушаемую лишь редкими птичьими голосами, и у меня невольно пронеслась мысль, что в деревне никого нет. Но потом, когда мы прошли полсотни метров, я заметила около церквушки пару человек.
  — Сюда, — тихо произнес Сириус, и я тут же забыла о них.
  Мы подошли к невысокой снежной стене, в которой угадывалась металлическая дверца. Калитка, ведущая в заросший сад, где сейчас ничего не росло кроме снега. А там, полускрытый голыми деревьями, стоял двухэтажный дом, частично разрушенный из-за давнего заклятия. По коже пробежал озноб, но не от холода, а от неожиданно нахлынувшего волнения, смешанного с легким страхом. Но я чувствовала — мои спутники волнуются куда больше меня.
  Проникнув за ограду, Сириус уничтожил натоптанные снаружи следы и также молча указал волшебную палочку в сторону дома.
  — Если Дамблдор и оставил меч где-то здесь, то только не на улице, — негромко кашлянув, проговорил Гарри. Неуверенно посмотрел на Сириуса. Тот кивнул, и мы не стали задерживаться в саду.
  — Я так понимаю, Манящие чары тоже не подействуют на меч? — вполголоса спросила я, пробираясь к крыльцу с раскрытой нараспашку входной дверью.
  — Если Дамблдор заколдовал его, то вряд ли, — ответил Сириус. — А то, что он наложил на меч парочку заклинаний, чтобы уберечь его от чужих глаз, я уверен.
  Гарри замер перед крыльцом, в тревожном волнении расширив глаза. Но в следующую секунду, сжав губы, решительно взобрался по ступенькам, которые протяжно скрипнули под его ногами. В холле, который остался почти в прежнем виде, было сумрачно и пыльно. А вот в гостиной царили беспорядок и разрушение: в потолке зияла дыра, образовавшаяся, видимо, под воздействием того самого заклятия…
  Сириус, будто узрев нечто завораживающее, уставился куда-то перед собой. Я проследила за его взглядом, но ничего особенного не увидела.
  — Что там?
  Он лишь покачал головой и отвернулся.
  — Нам надо искать. При любом исходе через полчаса возвращаемся к остальным.
  Гарри вздохнул, явно впечатленный мрачной атмосферой этого когда-то родного дома. Я успокаивающе дотронулась до его плеча.
  — Эта гостиная точно такая же. Помнишь Выручай-комнату?..
  Он дернул подбородком. Конечно, помнит.
  Я, вздохнув, на мгновение прикрыла глаза. Надеюсь, мы приняли правильное решение. Вернемся в прошлое на восемнадцать лет назад, когда Регулус уже добыл медальон, и попытаемся предотвратить ту ужасную трагедию. Вот только… вряд ли мы сумеем спасти и моих родителей тоже… Если уж мы собрались вернуться в прошлое, кочевать во времени будет весьма рискованно. Думать об этом было больно, но нужно быть реалистом…
  Гарри и Сириус между тем тщательно обыскивали помещение, водя в пространстве волшебными палочками. Я задумчиво приблизилась к камину. На деревянной полке, покрытой толстым слоем пыли, стояли несколько магических фотографий в красивых рамках. Лили… с Джеймсом и маленьким Гарри. Я коснулась грязного стекла и кончиком пальца стерла пыль. Мне лучезарно улыбнулась молоденькая, но такая сильная девушка. Потом меня что-то толкнуло, и я сняла с полки рамку.
  — Что это?
  Отчего-то вздрогнув, я инстинктивно прижала ее к груди и оглянулась. Рядом стоял Гарри, но смотрел не на меня. Его взор был прикован к камину, вернее, к его темному нутру с закопченными каменными стенками. Я наклонила голову.
  — А что там?
  — Вот и я думаю, то ли показалось, то ли там что-то блестит.
  — Если что-то блестит — значит не показалось, — сказал Сириус, садясь рядом с Гарри на корточки. Сделал пасс палочкой, произнося попутно заклинание обнаружения. Вдруг воздух как будто задрожал, засеребрился, обозначая контуры чего-то продолговатого, металлического. — Что и требовалось доказать.
  — Меч… — восхищенно выдохнула я. Красные камни на рукояти в полутьме тускло засияли.
  Однако наш восторг не продлился долго. Где-то совсем рядом послышался глухой звук шагов. Скрипнула прогнившая ступенька. Сириус настороженно застыл, прислушиваясь. У меня замерло сердце. Неужели сюда кто-то идет?
  — Быстро за мной, — тихо сказал Сириус и мгновенно поднялся.
  Гарри схватил меч, и серебристый металл неосторожно скользнул по ажурной решетке. В тишине раздался лязгающий звук. На лице Гарри обозначилась досада, но мешкать он не стал, спеша за крестным. Осознав, что осталась одна, я со всех ног бросилась в соседнее помещение, где едва не столкнулась с Сириусом, который без лишних слов схватил меня за руку.
  От кого мы убегаем? От Пожирателей смерти? Или это был простой бродяга, решивший всего-навсего укрыться от холода? А если все-таки Пожиратели, то как они нас нашли?
  Сзади загромыхали торопливые шаги. Я оглянулась. В гостиной замаячил неясный человеческий силуэт. Темноту столовой озарила красная вспышка — в стену между мной и Сириусом влетел луч заклинания. Издав приглушенный звук, я шарахнулась в сторону. Да уж, это определенно не бродяга…
  Сириус на бегу врезался в дверь, что вела на задний двор, и створка от мощного удара резко распахнулась. Мы выскочили наружу, угодив прямиком в чудовищно глубокий сугроб. Сириус и Гарри одновременно взмахнули палочками — и части снега как не бывало. Позади раздался торжествующее восклицание: наш преследователь не отставал.
  — А ведь зелье вышло на славу! Привет тебе, рыжая, от старины Снейпа.
  В груди всколыхнулась едкая ненависть. Голос человека, который я бы узнала из миллиона. Долохов.
  Словно ощутив исходящие от меня волны негатива, Сириус отпустил мою руку и только потом развернулся.
  — Гарри, аппарируй вместе с Викторией, — тихо сказал он.
  — Но…
  — Никаких «но». Аппарируйте. Я следом за вами.
  — Кто тут у нас еще? — Стоящий на пороге Долохов подался вперед, всматриваясь в утренний сумрак. — Все та же старая компания…
  Не договорив, он с силой рассек палочкой воздух. В нашу сторону ринулась белая мерцающая линия, похожая на раскаленный металлический кнут. Сириус оттолкнул меня к Гарри, и в тот же миг на нас обрушились все прелести перемещения. Обретя снова твердую почву под ногами, я пару секунд оцепенело таращилась в пространство. Вокруг вместо сонной деревни возвышался, окутанный почти плотной темнотой, старый лес. Только невдалеке горел маленький огонек.
  — Я слышал хлопок, — произнес взволнованный голос Рона. — Кто-то аппарировал. Гарри, это вы?
  — Да, это мы, — не сразу ответил Гарри, не отпуская моей руки. Другую руку я прижимала к груди и лишь через несколько секунд сообразила, что до сих пор держу рамку с семейной фотографией Поттеров.
  — Ну что, нашли? — спросила уже Гермиона.
  Гарри ответить не успел, потому что возле нас с хлопком возникла высокая фигура. Сириус.
  — У нас кое-какие неприятности, — объявил он.
  — А когда у вас не было неприятностей? — негромко поинтересовалась Паркинсон, выделив тоном слово «вас».
  — Молчала бы… — привычно скривился Рон.
  — Что произошло? — вмешался Регулус, подходя ближе. В его глазах отразился свет Люмоса, наколдованного Гермионой. — На вас напали? Кстати, вы нашли меч?
  — Нашли. И да, на нас напали. Долохов. Который откуда-то знал, что мы там будем. Вернее… — Сириус запнулся. Я почувствовала, что он смотрит на меня. — Я так понял… Долохов знал, что там будет Виктория.
  — Не факт, что именно я, — возразила я, наконец приходя в себя от всего: и от нашего маленького приключения, и от аппарации. — Мало ли что там болтает этот Долохов. Ты всему будешь верить? Вон про зелье какое-то упомянул…
  — И про Снейпа, — мрачно добавил Гарри. — Но зачем ему врать? Я согласен с Сириусом, здесь что-то нечисто.
  — Про какое еще зелье? — не понял Рон.
  — Об этом после, — сказал Сириус. — Интуиция мне подсказывает, что…
  Его прервали. Ко всеобщему смятению и неожиданности прозвучали хлопки двойной аппарации.
  — Не успели соскучиться? — будто призрак, зловеще произнес Долохов, от которого мы едва унесли ноги.
  Меня медленно наполнила паника. Как он нас нашел? Снова?
  Сириус чертыхнулся сквозь зубы. Прибытие нежелательных лиц внесла в нашу компанию суматоху. Хотя кое-кто не стал терять присутствие духа даже перед новой опасностью. Регулус, виртуозно отбив полетевшее в него заклятие, буквально схватил остолбеневшую Паркинсон за шкирку и потянул прочь.
  — В укрытие!
  Что? В укрытие? Мы возвращаемся домой?
  Я бежала вместе с Гарри и Сириусом, стараясь на ходу спрятать рамку с фотографией в карман. Когда же она влезла в него, меня словно стегнули кнутом по спине. Вскрикнув, я споткнулась, а сзади раздался торжествующий смех. Проклятый Пожиратель! Сириус с Гарри с двух сторон подхватили меня под руки. Я побежала снова, то и дело морщась.
  Мимо проносились черные стволы деревьев, и было просто удивительно, как это мы до сих пор ни в один из них не врезались.
  — Вот она, — крикнул Регулус, видневшийся впереди. — Заброшенная хижина. Укроемся в ней.
  Испытывая некоторое облегчение, оттого, что можно остановиться и отдохнуть, я влетела в темный дверной проем. В боку нещадно кололо, а спину, благодаря попавшему заклятию, щипало. Я остановилась, переводя дыхание. Гермиона, убедившись, что все в сборе, запечатала дверь. Со всех сторон слышались сдавленные вздохи.
  — Что теперь? — плаксиво спросила из полутьмы Пэнси. — Мы так и будем бегать? Мне начинает это надоедать…
  — А правда, что делать? — как ни странно поддержал ее Рон. — Мы же хотели активизировать хроноворот…
  — А что мешает нашим планам? — не поддавшись общей панике, сказал Сириус. — Пока между нами и Пожирателями стены — мы в безопасности. Рег, действуй.
  — Ты уверен? — уточнил его брат.
  — Конечно.
  В стену хижины ударили мощные чары. Я вздрогнула от прогремевшего взрыва.
  — Чем скорее, тем лучше, — напомнил Сириус.
  — Ладно. Гермиона, посвети-ка.
  Вспыхнул неяркий свет, озарив лица Регулуса и Гермионы. Остальные столпились вокруг них. Когда Регулус вытащил хроноворот, Пэнси бросила на него опасливый и в то же время жадный взгляд, точно ей не терпелось испытать его. А может, она просто хотела оказаться от Пожирателей смерти подальше.
  Очередное заклятие, выпущенное Долоховым или его приятелем, попало в окно. Стекло, лопнув, разлетелось по комнате. Ойкнув, Гермиона заслонила лицо свободной рукой.
  — Держитесь! — крикнул Регулус, колдуя над хроноворотом.
  На всякий случай я зажмурилась и крепко сжала руки стоящих рядом Сириуса и Рона.
  — Вы не можете вечно прятаться! — угрожающе воскликнул Пожиратель. — Мы знаем, как отыскать вашу…
  Оглушительный удар потряс дверь. Я испуганно вскинула голову и успела только увидеть, как ее срывает с петель, а потом… окружающее нас пространство словно побледнело, стало размываться. Мы закружились в самом времени…

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .