Одна дома и Фанфикшн

18 Июня 2018, 16:17:45
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Оригинальные произведения » Готовые оригинальные произведения. Тип: "Слэш" » от 6 до 15 тысяч слов (Модератор: Shoa) » [NC-17] [~8.000 слов] Ио, М/М, romance

АвторТема: [NC-17] [~8.000 слов] Ио, М/М, romance  (Прочитано 2444 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3605/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
[NC-17] [~8.000 слов] Ио, М/М, romance
« : 13 Января 2013, 23:40:35 »
Название: Ио
Автор: F-fiona
Бета: Серая мышка
Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика   
Предупреждения: Нецензурная лексика, Секс с несовершеннолетними   
Размер: Мини
Статус: закончен
Описание: После расставания с парнем главный герой отправляется на поиски приключений и снимает проститутку. Мальчик оказывается странноватым, но с ним легко забыться.
Примечания автора: По многочисленным просьбам возвращаю историю на сайт)
От автора: 1. Простая и романтическая история для коротания осеннего вечера, когда за окном дождь и непогода, а вы, завернувшись в тёплый плед, лежите на диване с чашечкой ароматного чая.
2. Для тех кто не понял пункт №1, поясняю другими словами - история не претендует на гениальность.
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение

Читать одним файлом

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3605/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~8.000 слов] Ио, М/М, romance
« Ответ #1 : 13 Января 2013, 23:42:27 »
Часть 1.

- Прокатимся, крошка? – с этой дурацкой фразой я высунулся из окна своего автомобиля, адресуя её пареньку, подпирающему фонарный столб.
Нужно сразу отметить, что был вечер и находился я на бульваре красных фонарей, то есть там, где продавались юные тела за большие и не очень деньги.
Паренёк оценивающе на меня взглянул. Я проделал то же самое в ответ. Высокий, стройный, на бёдрах едва держатся потёртые джинсы, белая алкоголичка задрана, обнажая накачанный пресс. На руках – куча браслетиков, фенечек. Волосы, кажущиеся в свете фонаря чёрными, достают до плеч. В них вплетены какие-то бусинки, стразики, монетки что ли - хрен разберёшь.
- Как не прокатиться с таким дядей, - хмыкнул он, а я поджал губы. Заметив это, он тут же поправился: - С прекрасным кавалером.
- Садись уже, - буркнул я, украдкой оглядывая себя в зеркало. Седины нет, модная причёска, костюм – почему «дядя»? По виду и не скажешь, что мне только перевалило за тридцатник.
Парень не хлопал дверью, как мой экс. Сев, сразу пристегнул ремень и вдохнул запах кожаной обивки салона.
- Новая? – его глаза заблестели.
- Неделя, - равнодушно кивнул я и тронулся с места.
- Так, просто секс – сто пятьдесят, минет – восемьдесят, всякие извращения – двести. Полная ночь – триста.
- Рублей? – невинно переспросил я и неожиданно не удержался: - Да ты дешёвка.
Парень не обиделся, хмыкнул:
- Евро. Дядя.
Некоторое время мы ехали молча. Я раздумывал. И не мог понять, чего же я хочу. Трахнуться, насолить только сегодня ставшему бывшим парню? Может, просто чтобы мне отсосали? Ладно, гулять так гулять.
- Беру на ночь. И плачу в долларах.
По его губам едва заметно пробежала улыбка:
- Идёт.
- Как тебя зовут?
- Ио, - он особо выделил, что ударение было на первую букву, а не как во всем известном сочетании слов ФИО.
- Чего? А нормального имени нет?
- Меня зовут Ио, - настойчиво повторил он, хмуро глядя на дорогу. – Это моё имя.
- Ладно, - спорить с проституткой было бессмысленно.
Снова повисшее молчание, через минуту нарушаемое без интереса заданным вопросом:
- А тебя?
- Для тебя я хозяин, - неудачно шучу я.
Он смотрит на меня как на барана:
- Тогда доплатишь сотню.
- Чего вдруг?
- Ты же поклонник этих всяких штучек, да?
- Каких штучек?   
- Садо, блин, мазо. Кстати, фистинг я на дух не переношу. Так что не рассчитывай.
- Я тоже, - киваю и останавливаюсь на светофоре. Желудок невежливо бурчит. Да, нужно было поесть сначала, но ничего, закажу что-нибудь.
Через пять минут я занимаю своё место на подземной парковке, и мы поднимаемся на лифте на десятый этаж. Парень смотрит себе под ноги. Я чувствую от него запах сигарет и чего-то сладкого, конфеты какой-то, что ли? С интересом рассматриваю его волосы. Да, я был прав, это небольшие монетки. А страз нет, это так бусинки блестели. Жёлтые, красные и синие.
Из лифта я выхожу первым, открываю дверь, включаю свет и пропускаю «гостя». Ио проходит, снимает кеды, застывает. Я тоже разуваюсь, сбрасываю пиджак на небольшой белый пуфик у двери.
- Тут кухня, тут зал, тут спальня, - рассказываю я, будто парень тут задержится. – Ванная там.
Он понимающе кивает:
- Принять душ?
- Да, пожалуй, - немного неудобно. Чтобы скрыть неловкость, беру телефон и зажимаю кнопку с цифрой «9». Это быстрый номер ресторана японской кухни. Наскоро заказываю свои любимые роллы и суши, запоздало думая, а употребляет ли их Ио? Да пофиг, в холодильнике есть колбаса – бутерброд сделает.
Шум воды и любопытство зазывают меня в ванную комнату. А что? Я же плачу. И не в таком виде его увижу. Ио меня не заметил. Он намыливал голову шампунем. И как ему бусинки не мешали? Разглядываю его тело. Задница круглая, упругая. Красив. Тем временем, парень берёт шампунь и наносит его на пах, а затем на подмышечные впадины.
- Э, а на подмышки зачем? – не выдержал я.
Ио даже не вздрогнул, спокойно поднял глаза, из чего я заключил, что он знал о моём присутствии:
- Ну как, на них же тоже волосы растут.
- Но, насколько я вижу, у тебя подмышки выбриты.
- Какая разница?
- Хм, - задумался я. – А почему тогда на всё тело не наносишь? У тебя же волосы растут по всему телу.
Теперь настала очередь парня задуматься. Он даже глянул на себя.
- И правда…
У меня возникло такое чувство, что я разговариваю с сумасшедшим, настолько неподдельным было внутреннее копание Ио.
- Ладно, - я бочком вышел, оставив странную проститутку решать вселенскую задачу.
Расположился на диване, взяв бутылку пива. По телевизору, как всегда, ничего не показывали. Остановившись на съёмках диких животных, я сделал два глубоких глотка. Ио кашлянул. Я перевёл на него взгляд. Отлично, он напялил шёлковый халат бывшего. А ему он шёл. Из красного шёлка с чёрным рисунком, он даже как-то гармонировал с его фенечками и бусинами в волосах.
Раздался звонок.
- Открой, это доставка. Деньги на полочке у двери.
Парень скрылся в прихожей. Я слышал, как он открыл дверь, о чём-то переговаривался с посыльным. Наконец, он вернулся с двумя большими пакетами.
- Надеюсь, - насупившись, произнёс он, не отрывая от меня взгляда, - вечеринки не намечается?
- Вечеринки? – не понял я.
- Зачем столько еды?
- А, чтобы на завтра хватило.
Он пожал плечами и стал аккуратно расставлять всё на столике перед телевизором. Внутри себя я вынужден был признать, что погорячился. Но так всегда, когда я голоден! Поназаказываю всего, а потом не знаю, что с этим делать.
Я взял палочки и приступил к еде. Ио вопросительно глянул на меня, на что я снисходительно кивнул. Неужели он думал, что я буду есть, а он смотреть? Интересно, у него так было уже? И вообще, что у него было? В какие переделки он попадал? Много ли клиентов его переимели? Странный он парень. Вот сейчас задумчиво разглядывает ломтик лосося, словно тот встанет и убежит от него. О, наконец съел. Подумал, щёлкнул палочками и выбрал ролл Калифорния. Долго его жевал. А затем сделал глоток соевого соуса прямо из пластикового контейнера.
- Роллы макают в соус, - не удержался я.
Ио не посмотрел на меня, он был занят выбором следующей жертвы своего желудка, но ответил:
- Какая разница, если в результате всё перемешается?
Тут не поспоришь. Даже заикнись я о древних традициях поедания суши и вреде соли, содержащейся в соевом соусе, для парня мои слова будут пустым звуком. Что-то подсказывало мне, что его убеждения трудно изменить. Я глотнул пива и перевёл взгляд на животных на экране. Там лев накинулся на львицу. Символично?
- Наелся? - как можно безмятежней спросил я.
- Да, - смышлёный парень. Он отложил палочки. – Где?
- Здесь, - не хочу, чтобы спальня напоминала мне об эксе.
Медленно отводя волосы, Ио стал подползать ко мне. Чёрт, даже это выглядело эротично. Он коснулся руками моей груди, ластясь, как кот у ног, затем перевернулся и потёрся о мою ширинку задницей. Я чуть не выронил бутылку пива. Парень снова перевернулся, сдвинул мои ноги и стал расстёгивать ремень. Справился он с этой задачей ловко, не то, что мой бывший, вечно вопящий, что он ломает ногти о пряжку. Не успел я оглянуться, как Ио стянул с меня брюки и вобрал в свой рот мой член. Не хочу себе льстить, но он не маленький. Очень даже. Особенно возбуждённый, но тут я Америки не открою, потому что у всех мужиков так. Парень как-то умудрялся его ещё и посасывать. От жара его рта и томных, щекочущих движений языка к низу живота прилила кровь. Температура в помещении повысилась, я отшвырнул бутылку пива, дёрнул воротник рубашки и сосредоточился на минете. Что-что, а минет был без странностей. В этом вопросе парень был мастером, без преувеличения. Он знал, что и когда нужно делать. Обсасывал его, причмокивал, работал языком. Член налился и молил о том, чтобы семени дали выплеснуться. Но Ио лишь хитро усмехнулся, словно прочитав мои мысли, точнее мысли моего члена. Он грациозно стянул с себя халат и сел на меня.
- Подожди, - хрипло прошептал я, - смазка.
- Я уже всё сделал, - также хрипло ответил парень. Его бледные щёки покрыл румянец. Мне вдруг стало приятно от того, что и он получает удовольствие.
Ио не торопился. Он целовал мою шею, проводил по выступающим венкам языком. Я же, как самый настоящий мужлан, обхватил его за ягодицы, шлёпнул по ним со всей душой, на что парень отозвался едва слышным стоном и прикусил кожу на плече. Мои руки сами нащупали его дырочку и стали массировать, пока не проникая внутрь. Она была скользкая. Он не соврал – приготовился. Почему-то мне нравилась его прозорливость в этом вопросе. Я без ложной осторожности ввёл в него палец. На удивление туго, словно он и не шлюха. Погладив внутренние стенки, я поймал губы Ио и принялся погружать его в поцелуй. Он охотно отозвался. Прижался ко мне, выгнулся, обхватил руками. Дышал он шумно и часто, что заводило меня ещё сильней. Я прибавил к первому пальцу ещё один. Ио послушно насадился на них, оторвавшись и прикусив нижнюю губу. Больше я не мог. Сдвинул его бёдра так, чтобы его анальное отверстие оказалось доступным для моего члена. Успев заметить что-то непонятное во взгляде парня, я насадил его на себя. Махом, резко, до упора. Он вскрикнул. Откинул голову назад.
- Ио, что такое, больно? – шепчу почти бессвязно.
- Всё хорошо, - сдавленное.
Обхватываю его за талию. Парень сам начинает двигаться, легонько, словно дразня. Стискиваю его буквально до боли, провожу языком по его соску, ловлю слабый стон, прикусываю его. Никогда так раньше не делал. А сейчас… Ио медленно танцует на мне, я удерживаю его, перехожу ко второму соску. Облизываю его, пока он не затвердевает, затем прикусываю, играю с ним языком. Ио стонет, уже не скрываясь. Хватаю его за волосы (бусинки звякают), притягиваю к себе. Целую жаркий рот, а в это же время прижимаю его бёдра к своим, так сильно, чтобы проникнуть как можно глубже. Давай же!Я задаю темп. Хватаю его пальцами за мягкие окружности, поднимаю вверх и опускаю. Быстрее, резче. Он способный мальчик, всё понимает сам. Делает это профессионально, прижимаясь ко мне, но не забывая о себе – я чувствую между нашими телами его напряжённый член.
Давай же, давай! Он насаживается всё яростнее, и я не пойму: эта закушенная губа – признак того, что ему больно? Или всё проще: он не хочет, чтобы я слышал его стоны? Да, к чёрту! Давай, блядь, двигайся быстрей! Ио делает это из последних сил. На лбу – пот, волосы прилипли, бусинки стучат друг о дружку. Протяжное «ах» означает, что он всё, а я, сжимая его, совершаю ещё парочку фрикций и кончаю в него.
Тут же Ио сползает с меня и бредёт в ванную. Я откидываюсь на диван и закрываю глаза. Такого офигенного секса у меня не было давно. С каких это пор проститутки трахаются с душой? Тянусь за салфеткой с логотипом суши-ресторана, вытираю довольный член. Кое-как засовываю его в трусы и брюки. Вздыхаю. Мой взгляд падает на откинутую мной в порыве бутылку пива, которая, конечно, не упустила возможность и разлилась на бежевый диван с велюровой обивкой.
- Я уберу, - тихо появляется Ио и так же тихо говорит. Кажется, он сам от себя немного в шоке.
Он забирает бутылку, испачканные салфетки, скрывается на кухне, возвращается с влажным полотенцем и средством для мытья посуды. Долго и упорно трёт пятно. А я знаю, что будет, но молчу.
- Ой, - просто выдаёт он.
Конечно, нельзя тереть так сильно велюр. Он протёр дыру.
- Ты мне должен, - хмыкаю я.
Его глаза с долей испуга и недоверия смотрят на меня:
- Ты же знал. Что не остановил?
- Зачем? – пожимаю плечами я. – Насколько я понял, ты, пока сам не проверишь, не поверишь.
- Угу, - отзывается он. – И что делать?
- Ничего. Принеси ещё пивка. И давай есть роллы, пропадут.

***


Мы подкрепились очередной порцией роллов. Пиво Ио принёс только мне, себе он взял сок. Вишнёвый. Ненавижу такой. Угадайте, кто ещё любит и чьи продукты остались у меня в холодильнике?
Я смотрел уже на рыбачивших чуваков на экране и думал, что делать с Ио. Он сидел тихенько, смущённый такой. Разобрал суши на рисинки. Угорь сверху съел, а рисинки раскладывал для меня в хаотичном порядке, а для него – в особенном.
- Ио, а давно ты стал… Ну, зарабатывать так?
- Не очень, - отозвался парень, крайне увлечённый делом.
- Ну что ты делаешь? – не хватает терпения у меня.
- Считаю.
- Что?
- Рис.
- Зачем?
Он смотрит на меня с удивлением. Так, если бы выпускник школы не знал, сколько будет трижды три.
- Интересно же, сколько в одной суши риса.
Ага. Безумно интересно. Ну просто мечта всей моей жизни – узнать, сколько же этих грёбаных рисинок.
- И сколько?
- В этой – восемьдесят шесть. Но для чистоты эксперимента мне нужно просчитать рисинки в этой и этой суши.
Я вздохнул. Почувствовал себя придурком.
- Ладно, считай. Я в душ.
Под упругими струями тёплой воды до меня дошло, что так напрягло меня: Ио не предложил мне воспользоваться презервативом. Какая шлюха ещё так поступит? Вариантов несколько. Наиболее правдоподобные – ему нечего терять или он новичок. В первом случае и мне терять становилось нечего, а во втором… Мне повезло. Я задумался. Ещё Ио целовался. Конечно, не всё правда в знаменитом фильме «Красотка», но всё же? К тому же, этот идиот не потребовал сразу деньги. Ладно, гадать можно бесконечно.
Я промокнул волосы полотенцем и накинул свой халат на ещё влажное тело. Ио дремал на диване. В его руках были палочки. Я выключил телевизор, подумал и решил, что если укрою парня пледом, то это будет слишком.
В спальне я скинул халат и завалился на кровать. Хорошо, что сплю я сегодня один. Хоть и не привычно.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3605/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~8.000 слов] Ио, М/М, romance
« Ответ #2 : 13 Января 2013, 23:42:47 »
Часть 2.

В триста долларов входил завтрак. Я проснулся от шума, доносящегося с кухни, и крайне приятных запахов. Окончательно просыпаясь, я пытался вспомнить, сколько же кухней никто не пользовался по прямому назначению. Давно. По-моему, ещё на Новый год мама приезжала, готовила утку и пирог с капустой.
Накинув халат, я как можно тише пробрался к кухне. Ио в одних трусах усиленно взбивал венчиком что-то в глубокой стеклянной миске. На плите всё булькало и кипело, на сковородке шипело масло, а в воздухе витал аромат ванили.
- Привет, - он даже не повернулся ко мне. – Почистил зубы?
- Эм, - озадачился я. – Нет.
- Завтрака не получишь, - просто сказал парень, повернувшись ко мне. Штучки в его волосах звякнули.
- Это шантаж, - улыбаюсь, но скрываюсь в ванной.
Через пару минут я возвращаюсь, сажусь за стол. Ио тут же ставит передо мной тарелку с омлетом, блинчики с ягодами и кофе с молоком. Откуда он узнал, что я всё это люблю? И откуда у меня дома ягоды?
- Это варенье, - пояснил Ио, ставя ещё одну тарелку передо мной. Там были огурцы и помидоры.
Точно. Варенье. Мама приносила пару месяцев назад.
Омлет был равномерно покрыт сырной корочкой. Именно так, как я и люблю. Кофе без сахара, но с молоком. Отлично. Я похрустел огурцом и с наслаждением наблюдал, как Ио отправляет в рот третий блин. Мой бывший был моделью. Эти вечные диеты, постоянные истерики по каждому набранному килограмму, только кефир и яблоки в холодильнике. Бесило.
Покончив с омлетом, я принялся за блинчики. Они были недурны. Пышные и тающие во рту.
- Что ты ещё умеешь готовить? – молчание порядком надоело, и я задал первый пришедший в голову вопрос.
- Я? – Ио поднял на меня свои глаза. – А. Ну, я умею запекать курицу, ещё могу пожарить картошки. Но лучше всего у меня выходит пюре.
- Пюре? – улыбаюсь.
- Да, в его приготовлении есть свои тонкости…
Договорить парню не дал шум, донёсшийся из прихожей. Чёрт! Тысячу раз чёрт! Я подскочил, узнав голос моего бывшего. Сейчас он увидит Ио в трусах, нашу утреннюю идиллию и закатит истерику. Только мой бывший умеет вывернуть всё так, сделать меня трижды виноватым и бесчестным ублюдком. Настроение будет испорчено на весь день. Я выхожу в коридор, поплотнее запахивая халат. Макс усмехается, глядя на меня:
- Уже десять утра, а ты ещё в халате? – и этот человек дрых до пяти вечера после ночных вечеринок.
- Что ты забыл здесь? – сдвигаю брови, видя, что Макс свеж и одет с иголочки.
- Свои лыжи, - хмыкает он, замечая мой оценивающий взгляд. – Костя везёт меня в Альпы.
- Как мило.
- Да уж, - он откидывает с лица светлую прядь, - от тебя такого не дождёшься. И знаешь, Костя сделал для меня больше за месяц, чем ты за эти три года.
- Рад за тебя, - сухо роняю я и осторожно прислоняюсь спиной к стене. За месяц? Он трахает его уже месяц? Но мы расстались только вчера! Ёбаная шалава! Я, конечно, подозревал, но так открыто мне об этом говорить?
Макс отодвигает дверцы шкафа и оценивает верхнюю полку. Лыжи на ней. Вот сейчас он пойдёт на кухню за стулом, а там Ио… Но проблема выплыла раньше:
- Извините, Дмитрий Андреевич, я разобрался с посудой, но вот духовку не могу оттереть; нужно особое средство, чтобы удалить пригоревший жир.
Мы с моим бывшим синхронно обернулись. Ио был одет. К тому же на нём были резиновые перчатки и фартук. Волосы он спрятал под серую косынку и выглядел невозможно юным сейчас. Так, а откуда он знает моё имя, да ещё и отчество? А, свидетельство об окончании американских курсов на стене. Макс кинул взгляд на меня, затем снова на парня и, видимо, не заметив в нём угрозу, произнёс с долей ехидства:
- Ты прислугу нанял? Давно пора! А то я столько раз маникюр портил, моя твою посуду. Кстати, мальчик, достанешь мне лыжи?
Ио кивнул. Притянул тяжёлую табуретку, залез на неё и вытянул чехол со спортивным инвентарём.
Бывший, довольный как слон, пафосно выдал:
- Прощай, Дима. Теперь уж навсегда.
Я промолчал бы, но Ио ровно произнёс:
- Дмитрий Андреевич, вы сказали, что дадите мне ключи.
Точно. Нужно забрать у этого говнюка ключи от моей квартиры. Макс прищурился, размышляя, а затем швырнул ключи парню, который их не поймал.
- Адьёс, придурки!
Когда дверь за ним захлопнулась, я, не оборачиваясь, направился на кухню. Достал пиво, в пару глотков осушил бутылку, вытер подбородок. Почему я веду себя как придурок в присутствии Макса? Да потому что он охуенный. Я долго не мог поверить, что такой, как он, выбрал меня. Я пылинки с него сдувал, потакал любому его капризу. Когда он надувал губки, я был готов поубивать всех и вся, лишь бы избавить его от грусти. Он был истинной моделью: грациозным, знающим себе цену. Блондин, голубые глаза, мраморная кожа, великолепное тело. Когда он улыбался – солнце улыбалось вместе с ним. Когда он плакал – дождь тосковал в его компании.
- Не стоит пить с утра, - обронил сзади Ио, к которому я тут же обернулся. Зря он так. Нечего лезть ко мне, когда я так зол!
- Ты что, моя мама? Кто тебе право дал мне указывать?
Парень покачал головой.
- Тогда какого хера ты ко мне лезешь?
- Я не должен был, ты прав, прости.
Хотелось выместить свою злобу и обиду, но я понимал, что Ио ни в чём не виноват. Раздражаясь ещё больше, я оттолкнул его и проскочил в спальню. Сейчас мне могли помочь только спорт или моя машина в совокупности с большой скоростью. Я открыл шкаф и стал вытряхивать из него всю одежду, так как ничего путного не попадалось. Почти все вещи были не первой свежести.
- Дим, - он коснулся моего плеча, я тут же сбросил его руку. – Тебе не нужно уходить в таком состоянии.
- Ио, ты придурок? Что ты лезешь туда, куда тебя не просят? Это моя жизнь! Или ты боишься, что я не заплачу?
Я выхватил из нижней полки конверт с заначкой и швырнул в парня наугад несколько тысячных купюр.
- Хватит? Или ещё?
А что? Мне не жалко, я швырнул ещё. Ио просто стоял с каким-то тупым упрямством в глазах.
- Пытаясь унизить меня, ты ничего не сможешь добиться.
- Отвали, - вздохнул я и снова принялся перебирать одежду. Блин, нужно звать маму на генеральную стирку – надеть совершенно нечего.
- Дим, - он вдруг обнял меня сзади, горячие губы коснулись шеи. Я застыл. Его пальцы пробежались по моей груди, ловко развязали пояс халата.
- Ты уже отработал, - негромко произношу я, намеренно грубо.
- Уверен? – едва различаю слова. Ио стягивает с меня халат. Оставляет едва ощутимые поцелуи на спине.
А дальше я выпал из реальности. Мы оказались в кровати, Ио дарил мне безыскусные, простые ласки, делая это так интимно и чувственно, что я забывал дышать. Он снова был сверху, снова и снова кусал мои губы, снова сжимал мой член так, что удовольствие граничило с болью. Он выгибался, сдерживал стоны. В комнате были слышны лишь наше тяжёлое дыхание и мелодичный звон бусинок у него в волосах.
Когда всё кончилось, я тяжело выдохнул. Что ж, ему удалось: моя злость испарилась. Осталась непонятная неловкость. Ну, она же и должна остаться после того, как ты переспишь с проституткой?
Я только собирался сказать какую-нибудь чушь, чтобы сгладить напряжение, как зазвонил мой сотовый на кухне. Ио легко поднялся и через пару секунд протягивал мне телефон со словами:
- Мама.
Да я и сам видел. Мама всегда звонит по субботам. Ио, собрав вещи, вышел, и я включил громкую связь:
- Привет, мам.
- Дима, здравствуй, - голос у мамы был радостный. На заднем фоне слышался шум, плеск воды, по-видимому, она готовила. – Когда тебя ждать?
- Что?
- Дмитрий, вы надо мной издеваетесь? Я три недели назад тебя приглашала!
- А что за праздник? – робко спросил я, лихорадочно соображая, как бы отмазаться.
- Сегодня годовщина нашей свадьбы.
Повисло молчание. Папа скончался пять лет назад, но для мамы день их свадьбы по-прежнему оставался самым значимым и любимым праздником. Я не мог не прийти. Но… и с Ио мне расставаться не хотелось. Честно говоря, очень не хотелось. Он будто бы был моей защитой в неравной борьбе с хандрой и… Максом.
Мама поняла моё молчание по-своему:
- Ну, ладно, можешь захватить этого своего… Максима.
- Знаешь, - я подбирал слова, - мы уже не вместе.
- О, как жаль, - сказала она так, словно я купил торт с тёмным шоколадом вместо молочного. И тот, и тот она любила, как и все сладкоежки.
- Но я приду с другом, если ты не против.
- Другом?
- Да, мам, просто другом.
- Конечно, приходите. Я еды наготовила, на десятерых хватит.
Мама всегда так. Ещё и упакует всё в небольшие контейнеры, и будет звонить, советовать, когда и что разогреть. Мы попрощались, и я встретился с загадочным взглядом Ио, застывшего в дверях.
- Пойдёшь? – просто спросил я.
Он осторожно кивнул.
- Только… Переоденешься? Мама не любит джинсы.
- Хорошо. Я съезжу домой.
- Не нужно, - я встал и подошёл к нему. Хотелось тепла, и я приобнял его, наслаждаясь чуть расширенными зрачками. – Мы заедем по пути в торговый центр, мне и самому нечего надеть…
Не удерживаюсь, целую его, чувствую неуверенный ответ. Господи, ну почему из всех шлюх мне попалась такая невинная и стеснительная?

***


В торговом центре мы задерживаемся ненадолго. Я привычно иду в бутик мужской одежды среднего класса. Выбираю себе серые брюки и бледно-голубой пуловер. Такой цвет маме понравится. Для Ио беру белоснежный свитер, узкие чёрные брюки и лаковые туфли. Его смелую причёску мы с продавщицами закрываем тёмно-синим шёлковым шарфом. Выглядит он не хуже Макса. Я расплачиваюсь и иду в салон цветов. Там я прошу несколько веточек лилий, маминых любимых цветов. Папа всегда дарил ей розы, но я не смею этого делать. Ио одёргивает свитер, не привыкший к нему. Критически рассматривает себя в отражениях витрин.
- Не нравится? – я передаю ему цветы и ищу ключи от машины.
- Я похож на ботаника.
- А ты учился в школе? – решил подколоть его я.
- А ты думаешь, что все проститутки не имеют образования? – он раздражённо дёргает головой. Воротник ему явно давит. – Это глупое предубеждение. Я окончил школу экстерном и учусь в институте.
- Ио, - я вдруг замер, - и сколько тебе лет?
- Девятнадцать, - он выдержал мой взгляд, - нужно было спросить удостоверение раньше, не находишь?
Мы зашли в лифт, и я прижал его к стене. Он вложил в ответный взгляд всё своё недоумение.
- Ио, - я прикусил мочку его уха, понимая, что он обладает притягательной силой, когда такой вот ёжик; и мне нравится, что он может быть таким, а не расчётливо-спокойным. – Останься со мной до понедельника? Я заплачу тысячу долларов.
- Знаешь, я не сказал бы, что ты так уж богат, - роняет Ио, тем не менее не сбрасывая мои руки со своей талии. – Квартира скромная, район не престижный, средний, ну, машина, да, но это кредит. Откуда деньги?
Тут всё было просто. Я хотел осуществить мечту Макса - отвезти его на Рождество в Париж, город влюблённых. Однако с его вечными причудами и желаниями «вот эту клёвую кофточку» собирать деньги было сложно, но у меня уже накопилось около четырёх тысяч долларов. И мне было совершенно не жалко потратить их все на Ио. А точнее, на себя. Потому что я давал себе отчёт в том, что парень лишь замена, развлечение и неплохой любовник. Чувства к Максу были ещё сильны, а в компании Ио об этом как-то забывалось.
Макс вытягивал из меня все деньги. Работал я главным менеджером в одной производственной компании, зарплата у меня была около восьмидесяти тысяч рублей. Кредит на машины съедал тридцатку. Мою и Макса. У меня – чёрная ауди, у него – белая бэха. Не мог я ему отказать, когда он захотел машину. А потом рассекал на ней по ночному городу, забыв обо мне.
Мой бывший мог в любой момент сорваться и полететь в Барселону или Милан на какой-нибудь супер важный кастинг. За мой счёт, конечно. Возвращался он всегда помятый и злой.
Периодически его лицо украшало рекламные щиты, каталоги одежды. Он с гордостью мне это демонстрировал. Но получал он за это деньги или нет, я так и не понял.
Он был очень свободных нравов – мы переспали сразу после знакомства. Потом он как-то незаметно стал жить у меня, иногда пропадая, иногда неожиданно возвращаясь под утро. Сколько бы я не дал ему денег, через день их не было. Меня постоянно укоряли, что я мало зарабатываю, не могу сводить его в ресторан, где цена самого простого блюда была около двухсот долларов.
Но я его любил. Действительно.
Ио ждал ответа, и мне пришлось выдать короткую версию:
- Накопил. Или ты не доверяешь?
Будто бы предвидя это, я достал из своего кармана несколько купюр большого достоинства. Помахал перед его носом.
- Так веришь?
От ответа его избавил остановившийся лифт. Но я дёрнул его за рукав, вернул к стене и поцеловал его зажатые губы, одновременно расстёгивая пуговицу на его воротнике, чтобы ему было комфортней.

***


В машине мы ехали молча. Ио был глубоко в своих мыслях, я – в своих. Перед перекрёстком было скопление машин, и вследствие чего – пробка. Как обычно, между машинами сновали попрошайки. Один такой, в инвалидном кресле, без ноги, весь страшный и чумазый, взывал к Ио:
- Подайте на хлебушек, совсем кушать нечего…
Парень тут же вышел из спячки, стал доставать из кармана деньги, наскрёб пятьдесят рублей и отдал нищему. Я только вздохнул.
- Осуждаешь? – Ио уточнил так воинственно, что не вязалось с его очаровательным видом в этом белом свитере, что я невольно засмеялся.
- Мне всё равно.
Ио хмыкнул, но не стал развивать тему.
К маме мы приехали минут через пятнадцать. Она принарядилась, благоухала любимым «Шанель №5».
- Сынок, - она поцеловала меня и с интересом посмотрела на Ио.
Я вручил ей цветы, понимая, что представить парня придётся. Чёрт с ним. Как проститутка он не выглядел ну никак.
- Мам, это Ио. Ио, это Наталья Фёдоровна.
- Очень приятно, - Ио несмело улыбнулся. – Спасибо, что пригласили.
Маме хватило такта не уточнять по поводу имени. Она пожала руку парню и пригласила нас в гостиную, где был накрыт стол. Со шкафа достали фамильный столовый сервиз, хрустальные бокалы переливались в свете ярко горящей люстры, накрахмаленная скатерть и хрустящие салфетки завершали картину. Стол ломился от блюд. Здесь было всё самое любимое мной: рулеты из баклажанов с острым сыром, селёдка под шубой, мамина фирменная буженина, тушёные овощи в горшочке, копчёные куриные крылышки, лично собранные и замаринованные грибочки, собственноручно замешанный и испечённый хлеб.
- Мам, ты волшебница!
Она улыбнулась смущённо и скрылась на кухне. Ио вдруг пошёл за ней с вопросом, не нужно ли помочь. Макс так никогда не делал. Я взялся за бутылку вина и принялся открывать её. С кухни доносились негромкие голоса. Кажется, Ио понравился маме, потому что появились они с блюдами картошки и запечённого мяса, немного кокетничая друг с другом.
Мама потребовала наполнить её бокал до краёв и специально для Ио в нескольких словах описала отца. Он был у нас самый лучший, самый благородный и честный. Он принял меня даже тогда, когда узнал о моей голубой стороне натуры. Мама, конечно, не теряла надежды на внуков, но не поднимала эту тему в присутствии чужих людей.
Мы выпили, и разговор пошёл веселей. Я не успевал подкладывать того или иного блюда Ио – он всё сметал с тарелки, не уставая нахваливать мамины кулинарные способности.
- Ио, хотите, я расскажу вам смешную историю?
Конечно же, Ио хотел. Мама откинулась на спинку стула и улыбнулась. Уже давно она столько не улыбалась.
– Когда Дима был маленьким, мне было не с кем его оставить. Муж уезжал в поле на две недели, оставляя меня в небольшом посёлке. И вот как-то раз я ждала его, наготовила любимых им пирогов, и с мясом, и с капустой, но забыла купить соли. Магазинчик был у нас один, и бежать до него было минут пять. Димочка спал в кроватке, и я подумала, что ничего не случится. Каково же было моё удивление, когда показался наш дом. Возле него толпились люди, а из всех окон валил чёрный дым. Я так перепугалась, кинулась, и как раз во время – соседи собирались ломать дверь. Ключ долго не попадал, я успела передумать всё, что угодно, и едва попала в квартиру, как Димочка кинулся ко мне. Вот же сообразительный мальчик! Он проснулся, пошёл зачем-то на кухню, открутил на всю ручку духовку, в которой томились пироги. Когда повалил дым, он подбежал к двери, лёг на пол и принялся ждать. Он даже не заплакал. Представляете? Ему было всего два годика. Я больше никогда не оставляла его одного. Это был такой урок для меня.
Мама погрустнела.
- А пироги? – поинтересовался Ио, накладывая себе и мне селёдки под шубой.
- Пироги, - мама снова заулыбалась, - их пришлось печь заново, с трудом успела к приезду мужа.
В дверь позвонили.
- Мам, ты ещё кого-то ждёшь? – я увидел, как она встрепенулась.
- Ну… Дядя Витя обещал зайти. Вы сидите, - прибавила она, когда мы синхронно подскочили.
Она выпорхнула из комнаты, Ио воспользовался этим, чтобы стащить самый аппетитный кусочек буженины с блюда.
- Хорошая у тебя мама.
- Это точно. А твои родители?
- Мои?.. – Ио растерянно переспросил. – С ними всё хорошо.
- Они живы?
- Наверное, - парень усиленно двигал челюстями и не смотрел на меня.
- Наверное?
- Они у меня не такие, как твои. И… я не видел их долго.
- Но…
- Послушай, Дима, если мне нужен будет совет, то я спрошу.
Честно говоря, я хотел ему ответить очень грубо, точнее, напомнить его место, но тут вошла мама с букетом тёмно-красных роз и дядей Витей. Мне пришлось встать и поздороваться. Дядя Витя был давнишним другом отца. Не удивительно, что он решил поздравить маму, зная, что она всегда отмечает годовщину свадьбы.
- Привет, молодёжь, - мужчина сел рядом с мамой, и она как хорошая хозяйка тут же стала активно ему предлагать тех или иных яств.
Ио, насупившись, пил вино; я понял, что затронул больную для него тему и раздражался сам, но ничего не мог с этим поделать. Но дядя Витя спас ситуацию. Он знал столько баек, столько замечательных историй про отца, что я слушал его с открытым ртом. Ио, кстати, тоже. Я украдкой ущипнул его под столом и получил в ответ снисходительную улыбку.
Посидели мы хорошо, только в десять вечера я засобирался домой. Ио как раз домывал посуду, а мама собирала мне контейнеры. Дядя Витя курил на балконе, и я вышел к нему.
- Ты как, Дим? Как работа?
- Хорошо. А вы как?
- Неплохо, собираюсь поехать на месяцок в Штаты, по работе посылают.
- Так долго?
- Да, дела, нужно там всё проверить.
Дядя Витя занимался чем-то там, связанным с бурильными станками, которые были очень дорогостоящими. У них были прямые поставки из Америки.
- Дима! – позвала мама. – Всё готово. Ох, Ио, большое вам спасибо, не нужно было…
- Это меньшее, что я могу сделать в благодарность за такой прекрасный ужин.
Когда все вышли в прихожую, она стала казаться совсем уж крошечной. Мы собрались, мама расцеловала Ио в обе щёки, дядя Витя пожал ему руку.
- Блин, пошли уже, - я подтолкнул его. Этот обмен любезностями мог затянуться надолго. – Мам, спасибо, всё просто здорово.
Мы с Ио опять молчали. И в лифте, и в машине, и снова в лифте, поднимаясь домой. Пропустив его вперёд и не включая свет, я прижался к нему сзади, думая, что ему пора бы и отработать свои деньги. К счастью, парню не нужно было десять раз объяснять. Он развернулся ко мне, рывком стянул мои брюки, запрыгнул на меня, стал покрывать лицо поцелуями, игнорируя губы. Я тискал его упругую задницу, думая о том, где же, блядь, эта смазка. Ио оказался сообразительнее, чем я. Он потянулся к своим вещам в пакетах из торгового центра, достал тюбик и растёр прохладный гель по моему члену. Затем повернулся ко мне спиной и попытался насадиться сам. Конечно, у него ничего не вышло. Было скользко, темно, и он никак не мог расслабиться. Я подхватил его, усадил на пуфик и попытался проникнуть, гладя его спину, что-то шепча. Он расслабился, открылся мне. Я пытался удержать его в объятиях, потому что он постоянно соскальзывал с пуфика. В общем, это было больше похоже на борьбу, чем на секс. Затем я плюнул, стащил парня на пол и от души трахнул. Ну а что? «Уплочено» же.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3605/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~8.000 слов] Ио, М/М, romance
« Ответ #3 : 13 Января 2013, 23:43:14 »
Часть 3.

И снова меня ждал завтрак. Только Ио разогрел всё, что вчера передала мама, а не готовил сам. Но и про кофе не забыл.
- Откуда ты знаешь, что я пью без сахара и с молоком? – я сел напротив парня, задумчиво жующего бутерброд.
- Что? А, просто молока у тебя полно, даже сухого, а сахара вот нет. И кофе хороший, то есть, скорей всего ты его и пьёшь.
- Я? А почему не Макс?
- Ну, такие, как он, любят всё сладкое.
- Какие «такие»? – заинтересовался я.
- Поверхностные.
- Ты видел человека раз и уже судишь о нём? – возмутился я, сам того не понимая, что больше меня взволновало: его верные суждения или его мнение о моём бывшем.
- Мне достаточно одного взгляда на такой тип людей. Они как паразиты. Он же и не работал ни дня, да?
- Слушай, ты вообще проститутка, - не выдержал.
Ио вздрогнул, улыбнулся как-то нехорошо:
- Да. И знаешь, вижу я больше, чем ты.
- Что ты вообще можешь видеть?
- То что твоя мама уже давно с Виктором.
- Что? – я опешил. А Ио внимательно на меня смотрел, лишь его грудная клетка вздымалась быстрей, чем обычно, выдавая его чувства.
- Они боятся сказать тебе.
- Откуда ты знаешь?
- Я внимательный. Вижу дальше своего носа, в отличие от тебя.
- Да что ты? – ухмыльнулся я. – Тогда завтрак окончен, одевайся!
Ио, конечно, ничего не понял и даже не отложил бутерброд. Но я схватил его, повёл в спальню, швырнул ему его джинсы. Сам натянул то же, что и вчера к маме.
- Дим, может…
- Заткнись, - равнодушно бросаю я, надевая туфли.
Парень не спорит. Вздыхает, одевается. Мы спускаемся на подземную парковку к машине, и я гоню по сонным воскресным улицам города на самую окраину. Всего десять утра, но я уверен, что они уже там. Я буквально выволакиваю Ио из машины и тащу до захудалого домика с выцветшей вывеской: «Рюмочная». Как я и ожидал, дверь была не заперта. В помещении был спёртый воздух, пропитанный табачным дымом и потом.
- Странные у тебя пристрастия, - пошутил Ио как-то несмело.
- Это как раз для тебя, - широко улыбнулся я и потянул парня к подобию барной стойки.
Тут сидели несколько помятых мужичков-нищих, собирающих деньги в пробках с машин. Один из них был недавним бродягой, которому Ио пожертвовал пятьдесят рублей. Заметив нас, они нахмурились, но спрятать дешёвую бутылку водки даже не попытались.
- Вот, - я указал Ио для верности на мужичка, который, кстати, сидел без инвалидной коляски, и у него вполне себе было две ноги. – Ты же на хлеб ему давал?
Ио растерянно озирался, потом вздохнул:
- Ну, может, у него праздник.
- Мужики, у вас праздник?
- У нас каждый день праздник, - буркнул кто-то.
- Получается, ты подаёшь на то, чтобы эти члены общества спивались. Ты фактически помогаешь им убивать себя. Ног у них две, рук тоже. Они могли бы работать, но зачем? Если есть такие придурки как ты, дающие деньги просто так. Сколько вы имеете в день?
- Так и сказали тебе, - ответил «нищий», сидящий ближе к нам.
Я продемонстрировал бумажку в сотню рублей.
- Да уж побольше, чем твоя сотенка.
Поворачиваюсь к Ио:
- Ну что? Понял?
Он покачал головой и вышел. Я за ним, хватаю за плечи, разворачиваю к себе, получая бусинками по ладоням:
- Они тоже проститутки, видишь, продают что-то своё за деньги.
- Отпусти.
- А ты вот не проститутка.
Парень замирает. Затем как-то криво усмехается:
- Я так плох в постели?
- Бывало и лучше, - вру я, - ты прокололся три раза. Первое, проститутки всегда берут предоплату. Второе, только с презервативом. Третье… Думай сам. Ты ж такой умный.
Он молчит.
- Зачем было притворяться проституткой? – так как он молчит, я трясу его. – Зачем?
- Да просто! – он, наверное, впервые в жизни повысил голос. – Тебе нужно было участие.
- Ты прям мать Тереза, - я убираю руки с его плеч и протягиваю ему его честно заработанные деньги. – Держи.
И он берёт, комкает, запихивает в карманы. Я понимаю, что всё то, возникшее, трепетное и недосказанное между нами, разрушилось. Я хотел сделать ему больно – сделал. Он не имеет права судить меня, не имеет права судить Макса. Это моя жизнь, и шлюхам в ней не место.
Он не окрикивает меня, когда я медленно иду к машине, сажусь в неё. С пробуксовкой трогаюсь и выруливаю на дорогу. Последний взгляд на него: такого маленького, ссутулившегося, замёрзшего. Ничего, не пропадёт.
Домой я не еду. Направляюсь к маме. Дверь мне открывает дядя Витя. В трусах. Бледнеет, получает от меня по морде. Мама кидается нас разнимать.
Через десять минут сижу напротив них на кухне. Всё, что я могу спросить:
- Как ты могла?
- Могла что, Дим? – её голос холоден. – Папы нет уже пять лет. Ты занят только собой и своими любовниками. Ты забываешь о праздниках, звонишь раз в месяц. А мне только пятьдесят. И это счастье, что мы с дядей Витей нашли друг друга.
- Но папа…
- Папа мёртв. А я жива, Дим, понимаешь?
Ничего я не понимаю. Вижу чужого человека передо мной, порочащего память о папе, моём папе! Вскакиваю с места, но дядя Витя успевает схватить меня за руку:
- Послушай, парень, мы не хотели, чтобы ты узнал так. Мы собираемся тебе уже год сказать. И… мы с Наташей едем в Америку через две недели.
- Что? Мама?!
Но она смотрит словно сквозь меня. Я с омерзением вырываю руку и сбегаю вниз, игнорируя лифт. Почему у меня такое чувство, что мир распадается, словно песочный замок? Что-то непонятное изменило его, и теперь ему не стать прежним. Я ударил по рулю, заметил, что дядя Витя выбежал из подъезда за мной с явным намерением не дать уехать, и надавил на газ.
Я думал, что через какое-то время успокоюсь, но становился только злей. Обгонял все машины, все без остановки. Проезжал на красный свет, подрезал других водителей. Мама и папин друг предали меня. Макс предал меня. Этот ублюдок Ио предал меня. Все они чего-то хотели от меня, чего-то добивались.
Яростно давлю на газ. Почему все ползут? Я перестраиваюсь, не замечаю снятый кусок асфальта; машину ведёт, я ей уже не управляю. В голове дурацкие мысли, которым учили: «Повернуть руль в сторону заноса», но это же зимой? Глухой стук и такая долгожданная остановка. Выдыхаю. Вроде жив. Открываю глаза. Даже подушка не сработала. Перед моим бампером – чья-то маленькая дэу. Выхожу из машины, чтобы просто прийти в себя. За рулём малолитражки – девочка. Такая маленькая, с хвостиками. Плачет в три ручья, трёт покрасневший нос. Её обнимает и утешает парень с пассажирского. Это настоящая забота, потому что я вижу, как он морщится, когда его рука соприкасается с её волосами. Морщится, но гладит. Наверное, сильный ушиб от столкновения. Моей машинке вроде и ничего, а вот их крошка выглядит плачевней.
Вызываю ментов, страховую. Пока мы ждём их, успеваем познакомиться. Девчонка от стресса болтает без умолку, парень мужественно отказывается от скорой. Они милые, насколько могут быть милыми люди, в которых ты врезался. Небо хмурится, и идёт редкий дождик.
- А что, если бы я умерла? – спрашивает девочка у своего друга.
- Нет, малыш, я бы не дал.
Это так банально и всё равно вызывает улыбку. А что, если бы умер я? Мама бы плакала, но могла бы жить спокойно. Ио даже не узнал бы, а Макс притащился бы на похороны хотя бы просто подразнить мою маму.
Приезжают менты, оформляют ДТП. Я оставляю ребятам свой телефон, обещая оплатить возникшие траты, если сумма страховки не покроет ремонт.
Домой я еду неспешно, думаю, улыбаюсь. Что такое наша жизнь? Зачем она нам дана? Я всего лишь невозможно маленькая частичка. Соприкоснулся сегодня ещё с двумя, которых притянуло к друг другу любовью. Как это повлияло на вселенную? Да никак, ей нет дела до простых людей и их ДТП. Как это повлияло на меня? Внутри возникло странное чувство, что всё это не зря, всё это нужно. Зачем-то мы спотыкаемся, зачем-то идём вперёд. Кто-то ползёт, кто-то стоит на месте. Но всё это нужно. Хотя бы для того, чтобы увидеть, что там в конце.
Меня ждёт сюрприз. На лестничной клетке прямо на полу сидит Макс. Смотрит на меня глазами побитой собаки. Нерешительно начинает:
- Дим…
А я едва не смеюсь. Карма.
- Он выгнал, а мне некуда идти…
- В двух кварталах отсюда есть замечательная гостиница. Тебе подойдёт.
- Ты с ума сошёл? Я в какой-то гостинице? – он темнеет.
- Нет, если тебе некуда пойти, то ты можешь пойти туда. Здесь тебя не ждут.
И я захлопнул дверь перед его носом, не чувствуя ни капли сожаления.

***


Месяц спустя


Мама уехала с дядей Витей в Америку. Я провожал их в аэропорту, купил маме её любимые лилии, надеясь, что они немного сгладят тот факт, что я ужасный сын. Мама выглядела счастливой, а это главное.
Макс появлялся ещё несколько раз. Он караулил меня у подъезда, засыпал смсками, только что голову пеплом не посыпал. Но мне было всё равно. Перегорело.
Когда я понял, что скучаю по Ио, прошло слишком много времени. Я понимал, что мне не найти его. У меня было всего лишь его странное имя и всё. Конечно, я попытался. Съездил на улицу красных фонарей, поспрашивал. Такого мальчика там не видели. Как я и думал. Я ездил по улицам в глупой надежде его встретить, но, конечно, бесполезно.

***


Потихоньку жизнь вошла в своё привычное русло. Я работал, иногда выбирался с коллегами или друзьями в бары или боулинг.
Осенью в моей квартире раздался звонок. Это был давний друг, ещё с института. Паша остался в аспирантуре, преподавал сейчас, у него даже была какая-то учёная степень. Он звал меня посидеть в кафе, выпить. Делать всё равно было нечего, и я согласился.
Пашка возмужал, поправился и выглядел крайне солидно в чёрных больших очках. Но эта солидность слетела после третьей рюмки текилы. Мы болтали обо всём на свете, вспоминали однокашников, наши проказы и приколы.
- М, Димка, у меня сейчас студент есть, ему всего семнадцать, но он уже пишет такую серьёзную работу… Как же её название? – Пашка уткнулся в айфон. – Блин, названия нет, но смысл о том, что чувствуют проститутки.
Кажется, что сердце пропустило удар.
- Да? – как можно более безмятежней переспрашиваю я, показывая крайнюю степень заинтересованности.
- Угу, вот кусок есть, слушай, - он ткнул пальцем в экран. – «Почему люди покупают тело других? Чтобы закрыть пустоту внутри. Продажный секс – это способ побега. Таким людям нужен психолог. Расскажу о подопытном. Дорогая машина, дорогие часы, хочет казаться старше, чем есть. Обиделся на «дядю». Помпезность и лживая бравада. Почти не торговался. Новая машина и этот поступок означают, что он хочет кому-то насолить. Скорее, бросившему его человеку. Купив проститутку на ночь, привёз к себе в квартиру. Сам растерялся, указал на душ, чтобы скрыть неловкость.»Прикинь, Дим, чувак растерялся?
Пашка заржал. А я выхватил сотовый и дочитал всё до конца. Читать было немного, пару фраз о следующем дне. «Заботу принимает положительно», «питает чувства к бывшему». Просто феерично. Я опрокидываю в себя рюмку. Теперь я «подопытный». Насочинял что-то себе, думал об Ио как о нормальном человеке, а он вот обо мне работу пишет.
- Что думаешь?
- Как я могу найти Ио? – в лоб спросил я.
- Ио? А, так ты знаком с ним? – Пашка догнал.
- Да.
- А чего ж он тебе своё имя не сказал?
- Паша, где этот чёртов пацан?
- Ну, я не могу…
- Паш, - я поболтал его сотовым над стаканом с водой. – Хорошо подумал?
- Блядь, Дим, он тридцать штук стоит!
- Где Ио?
- Сейчас, - друг смотрит на часы, – только восемь, он, наверное, на кафедре, роется в библиотеке.
- Отлично, телефончик я заберу, чтобы ты не предупредил его.
- Димон, ну ты, бля…
Но я уже выбегал из кафе, на ходу застёгивая пальто. Где находится кафедра, я знал. Минутах в пятнадцати езды. Поднажимаю на газ – и скоро я на месте. Свет только на третьем этаже. На проходной никого нет, хотя в будке охранника работает телевизор. Я поднимаюсь по лестнице и тихо иду к приоткрытой двери. В свете настольных ламп волосы Ио кажутся золотистыми, бусинки блестят и переливаются. Он склонился над книгой и внимательно изучает её. Я бесшумно захожу и делаю пару шагов к парню.
- Значит, девятнадцать лет? – не выдерживаю. Ио подскакивает. Замечает меня, и на его лице испуг. Я делаю ещё шаг. - «Подопытным» меня называешь?
- Я…
- Тсс! – прикрикнул на него я, и Ио как-то весь сжался.
- Проституткой ты прикинулся ради своей сомнительной работы?
- Дим, я…
- И что мне с тобой делать? – я подошёл к нему очень близко. Так, что чувствовал его испуганный запах.
- Не знаю, прости, просто…
- Ио, - я сжимаю его плечи. – Ты дрожишь?
- Мне страшно… - шепчет он в район моей груди.
- Дурачок, - приподнимаю его подбородок и целую. Он расслабляется, некоторое время не отвечает на поцелуй, но затем робко обвивает мою шею руками. – Я тебя убью…
- А вот и нет, - смеётся он.
- Чёрт, Ио, я так скучал! - в сердцах говорю я и снова целую его, пока не понимаю, что если сейчас не оторвусь, то мы займёмся любовью прямо здесь. – Кстати, как тебя зовут?
- А вот тут, - Ио без стеснения прижимается ко мне, - тебе придётся постараться, чтобы узнать ответ на этот вопрос.
- Да?
Я хватаю его и тяну вниз. Мы едва успеваем доехать до дома, где кидаемся друг к другу. Сейчас мне нет дела до вселенной, потому что моей вселенной стал Ио.
Кстати, его настоящее имя я знал уже буквально через пару часов. Он его жутко не любит и предпочитает сокращённое.
А в миру его зовут Иосиф.

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .