Одна дома и Фанфикшн

13 Ноября 2019, 07:02:44
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру Гарри Поттера » Гет (Модератор: naira) » [R] [Макси] Вместе, НЖП/СБ, ГП,НМП, AU/POV/Humor/Drama +19 гл. 17.08.13

АвторТема: [R] [Макси] Вместе, НЖП/СБ, ГП,НМП, AU/POV/Humor/Drama +19 гл. 17.08.13  (Прочитано 5012 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3029/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 19.   
Вот уже полчаса мы с Сириусом сидели под дверью личных покоев Люциуса Малфоя и ждали, когда Фред и Джордж Уизли явятся на отработку. Я вся извелась, и, если бы Сириус не сдерживал меня (ё-моё, самой не верится!), уже давно ломилась бы в запертую дверь с криками «Умник, выходи, подлый трус!» А так я тихо сидела за пыльным гобеленом и нервно грызла его уголок. Гобелен был на редкость невкусным и отдавал плесенью, но зато нервы успокаивал замечательно!
  Наконец, в коридоре зазвучали шаги.
  «Идут!» — встрепенулся Сириус и, выплюнув пожеванный гобелен, высунул голову.
  Фред и Джордж совершенно одинаковыми движениями пригладили волосы и, пару раз символически стукнув костяшками о косяк, уверенным пинком распахнули дверь.
  — Здравствуйте, здравствуйте, дорогой лорд Малфой! – хором заговорили они, вторгаясь в комнаты Люциуса с неумолимостью БТР. – Как ваше ничего? Как жена? Как сын? Мы тут слышали краем уха, что вы распродаете артефакты. А славянский шкаф не продаете?
  Узнаю стиль Воробья… И, судя по звуку разбиваемой чашки и ругани, Люциус был впечатлен. Сириус тихо выскользнул из-за гобелена и потрусил к открытой двери.
  — Я вам, Уизли, не клоун и терпеть выходки выскочек, наглецов и Предателей Крови не буду! — шипел Малфой, нависая над близнецами. – И ваша связь с духом не изменит моего отношения к вам!
  — Извините лорд Малфой, — неожиданно изменившимся голосом произнес Фред и отвесил звонкий подзатыльник брату, –  стараюсь их перевоспитать, но сами понимаете: трудное детство, деревянные игрушки, общий горшок…
  — Воробей, как я понимаю? – деловито уточнил Люциус. – Виктор рассказывал о вас много… Много.
  Я толкнула дверь лапой, и она с грохотом захлопнулась. Малфой и Уизли обернулись ко мне.
  — Мммм… Тим? – попробовал угадать Воробей. 
  — Гав!
  — Счастливчик?
  — Гав!
  — Шаман?
  Я не выдержала этого издевательства и обратилась в человека.
  — Нет! – рявкнула я. – Это Рысь!
  — Сириус Блэк?! – хором воскликнули близнецы, дружно выхватывая палочки.
  — А чего это вы так удивляетесь? – оскорбился Сириус. – Я, между прочим, последний из рода и никаких преступлений не совершал.
  — Ну да, ну да, — Джордж ненавязчиво спрятался за спиной Малфоя. – А в Азкабане вы подрабатывали сторожем…
  И он потянул брата за рукав. Однако Фред рассматривал нашу с Сириусом тушку в полном обалдении и на близнеца не реагировал.
  — Рысь? Ты застряла в теле мужика? – высоким голосом переспросил он, а после небольшой паузы выдал гениальное: -  А вы теперь как: ты по девочкам, или Блэк по мальчикам?
  И заржал, паскуда такая, как конь.
  Мы с Сириусом дружно отвесили ему подзатыльник.
  — Молчи, дурак!
  — Не трогай моего брата!
  — Эм… Я что-то пропустил? – раздалось от двери.
  Мы обернулись. Седрик Диггори, шестикурсник с Пуффендуя, аккуратно закрыл за собой дверь и, истинно Тимовским жестом ослабив галстук, уселся на парту. Фред вздрогнул и странно расслабился.
  — *Привет, командир*, — вдруг улыбнулся Джордж.
  Я заинтересованно подергала Джорджа за рукав.
  — Воробей, ты кочуешь, что ли?
  — Есть немного, — вздохнул Джордж. – Но в основное время я болтаюсь между ними двумя. Причем меня никто не видит и не слышит, пока я не вселюсь в одного из них.
  — Странно. А я вот вообще выйти не могу, — я растерянно посмотрела на руки Сириуса. Руки надо было помыть. И ногти подстричь.
  — А Виктор войти, — подал голос Люциус. – Его никто не видит и не слышит, кроме меня, а он даже вселиться ни в кого не может.
  — А он где? – завертел головой Джордж.
  Люциус махнул рукой в сторону искусственного окна.
  — Сидит на подоконнике и, кажется, ругается.
  — А я вообще в этом теле один…
  Мы дружно обернулись к Тимке. Он внимательно рассматривал ногти на руке.
  — А Седрик где?
  — Как я понял, умер. Просто взял и не проснулся. В конце концов, какая разница, годом раньше, годом позже… — невозмутимо ответил Тима. – Вместо него проснулся я. Ранним утречком, прямо после того, как меня убили, на шалаше из веток и весь в масле. А незнакомый мужик собирается меня поджечь и лопочет при этом на английском. Так я его этими ветками чуть не угробил. А потом чуть не угробили меня. Еле-еле убедил Диггори, что я никакой не инферни, не тварь иномирная и никакой одержимости у Седрика нет.
  Сириус охнул, и меня окатило волной чужого испуга. Даже не испуга, нет. Блэк был в ужасе!
  «В чем дело?»
  — Закон… — пробормотал Сириус непослушными губами и впился взглядом в Малфоя. – Закон о сущностях иномирных и одержимостей ими!
  Люциус заметно помрачнел. Близнецы недоуменно завертели головами.
  — Какой закон?
  — Закон от тысяча шестьсот какого-то там года, — неохотно пояснил Малфой. – Согласно которому одержимые и сущности иных измерений и миров подлежат сожжению в Адском Пламени. Однако, — помолчав, добавил он. – Наши случаи не похожи на типичную одержимость. Никто из вас не сводит с ума своих владельцев и не «овладевает телами для свершения мерзких безумств, противных самой Магии», — процитировал Малфой строчку из закона. – Я первое время думал, что Виктор – просто бред моего больного подсознания… — он неожиданно замолчал и повернулся к зачарованному окну. – Что? Что, по-вашему, Маэстро, я должен был думать? Вы не засекались ни одним артефактом. Из всех присутствующих в мэноре вас видел только я! Ваше появление вполне могло быть побочным эффетом после воскрешения!
  Он снова замолчал, следя за невидимым Умником.
  — А на этом месте Ум произносит что-то вроде: «Как вы, чистокровный лорд, могли усомниться в моей реальности, когда вы более всех в этом мире знаете, насколько могущественна магия *раскорячить бы твое сиятельство на трех соснах и выебать в три прогиба, чтоб лишние мысли из носа потекли*?» — прокомментировал Фред.
  Мы с Тимкой заржали. Малфой презрительно фыркнул.
  — В любом случае, этот закон к нам неприменим до тех пор, пока мы молчим… Вы лучше ответьте мне, Воробей, — повернулся он к близнецам. – Это вы забрали некую диадему из Выручай-комнаты?
  — Ну, я, — кивнул Джордж. – А что…
  — …не надо было? – закончил за него Фред.
  — Где она? Вы её не уничтожили? – напрягся Люциус.
  — Нет, не успели. А что…
  — …не надо было?
  — Не надо! Виктор собирает дух Темного Лорда воедино, и ему нужны все крестражи!
  Подземелья потряс наш дружный вопль:
  — Чтооо?!
   
  *   *   *
  День у Северуса Снейпа не задался с самого утра. Когда он стал наносить специальную мазь, защищающую волосы и кожу от испарений, обнаружил, что она кончилась. Времени варить новую не было совершенно, и зельевару срочно пришлось перекраивать расписание всех четырех факультетов, отменяя все практические занятия и назначая лекции. Далее взорвалось экспериментальное зелье для Драко, хотя взрываться там было просто нечему, и Снейпу пришлось выдать пришедшему крестнику Глоток Мира. А в случае Драко Глоток – что мертвому припарки. От Драко же он узнал великолепную историю про Невилла, который, оказывается, больше всего боялся – та-дам! – его, Северуса Тобиаса Снейпа, и который с подачи блохастого волка выставил его перед гриффиндорцами на посмешище!
  На завтрак Снейп шел в три раза мрачнее обычного и впервые за всю историю преподавания – с чистой головой. Розыгрыш над Дамблдором и Люциусом немного приподнял настроение, и Северус на благостной почве решил, что у гриффиндорцев и слизеринцев достаточно было практики по серии ядов на растительной основе и вместо лекции им можно закатить контрольную.
  На контрольной он с чистой совестью занялся приготовлением основы для зелья Драко и, расслабившись, накапал слишком много слез единорога, которая в сочетании с цветками аконита дала реакцию. Реакцию Снейп загасил, но вдохнуть испарений успел и, если бы не бесконечная практика в окклюменции и вовремя проглоченное противоядие, наградил бы Поттера пятьюдесятью баллами за красивые глаза. Однако противоядие действовало всего шесть часов, и после уроков Северус поспешил в покои Люциуса, надеясь, что эффект слез и цветков ограничится повышенным настроением.
  По пути он встретил Драко. Крестник выглядел неважно: бледное лицо, прыгающие губы, подозрительно влажные глаза – самоконтроль наследника Малфоев снова летел к магловским чертям. Драко нервно сжимал и разжимал пальцы и глубоко дышал, явно стараясь применить что-то из окклюменции. Увидев Северуса, он молча поравнялся с ним и пошел рядом. Снейп притормозил и опустил руки на вздрагивающие плечи.
  — Закрой глаза и дыши. Вдыхай через нос, выдыхай через рот. Медленно.
  Драко покорно зажмурился и засопел.
  — Да, вот так, — непривычно мягко сказал зельевар и умиленно погладил крестника по волосам.
  — Профессор? – удивленно оглянулся Драко.
  Тот поспешно одернул руку.
  — Извини, побочный эффект от приема экспериментального зелья. Некоторое время я буду… В слегка неадекватном состоянии. Не отвлекайся от дыхания.
  Малфой кивнул и, оглянувшись, потащил Снейпа к покоям отца быстрее. Без стука открыв дверь, Северус вошел в кабинет Люциуса и замер.
  Близнецы Уизли непривычно тихо сидели за партами и что-то быстро строчили на пергаментах. Люциус увлеченно рассказывал Седрику Диггори что-то о родовой защите. Сириус Блэк сидел на пуфике в углу и пилил ногти женской пилочкой… Что?!
  Все обернулись на крик. Блэк тоже вскинул голову. Несколько мгновений Снейп и Блэк молча таращились друг на друга, а потом… Потом Блэк вдруг расплылся в радостной улыбке и, подобно рыцарю, стал перед Снейпом на колено. Северус тупо наблюдал за тем, как заклятый враг прижимает правую руку к груди, а левой протягивает обращенный из пилочки букет алых роз.
  — Северус, — проникновенно сказал Блэк, глядя на Снейпа таким взглядом, о котором мечтают все женщины, — у тебя такие глаза! Они со школьных времен не давали мне покоя. Они такие черные, страстные и глубокие! А когда ты злишься, в них вспыхивают искры, и заставляют моё сердце биться в ритме фламенко...
  — Люциус, Диггори, кто-нибудь, вы видите это? – лихорадочно зашептал Северус, не отрывая взгляда от преданных синих глаз заклятого врага.
  Малфой-старший недоуменно выгнул бровь.
  — Северус? Ты о чем?
  — …А бархатные ноты в твоём голосе сводят меня с ума! Этот голос… О, твой божественный голос сниться мне в эротических снах! – проникновенно интимным шепотом повествовал Блэк.
  — Драко? – Северус на секунду оторвался от необыкновенно одухотворенного лица Сириуса и повернулся к крестнику.
  — Что? – устало спросил Драко, из последних сил пытаясь не скатиться в истерику. – Профессор, вы же говорили, что будете несколько неадекватны…
  — Но не настолько же… — пробормотал зельевар, окончательно увериваясь в нереальности происходящего, ибо Блэк сроду не смотрел на Снейпа таким влюбленным взглядом. – Сгинь, галлюцинация!
  Глюк, не прекращая признаваться в любви, начал медленно таять. Сначала, подобно Чеширскому коту, исчезли ноги, затем руки и туловище, медленно растаял букет роз. Дольше всех держалось лицо и взгляд, необыкновенно влюбленный взгляд синих глаз. Но, в конце концов, и они исчезли.
  Северус покачнулся и побрел в спальню Люциуса.
  — Определенно, цветки аконита надо заменить полынью… — бормотал он на ходу. – Определенно!

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .