Одна дома и Фанфикшн

16 Августа 2018, 11:41:48
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Оригинальные произведения » Готовые оригинальные произведения. Тип: "Слэш" » от 6 до 15 тысяч слов (Модератор: Shoa) » [PG-13] [~14.000 слов] Уравнение с двумя неизвестными, М/М, humor

АвторТема: [PG-13] [~14.000 слов] Уравнение с двумя неизвестными, М/М, humor  (Прочитано 2487 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Название: Уравнение с двумя неизвестными
Автор: Orbit без сахара
Бета: KAILY
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Стёб   
Предупреждения: Нецензурная лексика   
Размер: Миди
Статус: закончен
Описание:
ХХХ: Привет, что делаешь?
УУУ: Сижу на паре, жую жвачку, болтаю в асе и читаю книгу.
ХХХ: Я бы тебя выгнал)
УУУ: Не получится)
ХХХ: Почему?
УУУ: Я препод...
Примечания автора: пишется в охотку, просто постебаться
Работа написана по заявке: -Что делаешь? - Сижу на паре,жую жевачку. - Я бы тебя выгнал! - Не получиться, я препод..
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение

Читать одним файлом

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 1 -

- Ну что, деточки, - довольно молодой мужчина, едва за тридцать, в двух футболках, одна поверх другой, и драных плебейских джинсах, стянул свои длинные светлые волосы в низкий хвост и окинул взглядом полусонную аудиторию, - Открываем тетрадочки и пишем под диктовочку…
- А что Вы с нами, как с маленькими разговариваете? – раздался возмущённый голос с первых рядов.

Мужчина скосился на дерзнувшую. Симпатичная девушка. Ухоженная, голубоглазая, смазливенькая. Подобранная наверх заколками чёлка открывает аккуратный, не обезображенный интеллектом лобик. Тонкие пальчики с французским маникюром нервно теребят гламурную розовую ручку с пёрышками неведомой науке птицы. Край задравшейся по самое не хочу юбчонки зарубает на корню любой полёт фантазии. Самое оно для передовицы журнала о зайчиках. Здесь-то что забыла?

- Машенька… - протянул он, - Всем стоять, слушать новую команду. Машенька идёт к доске и пишет под диктовку. Все остальные сосредоточено внимают.
- Я не Маша! – возмутилась девушка, - Пора бы Вам, Эдуард Викторович, уже выучить своих студентов в лицо!
- На кой хрен? – искренне удивился преподаватель, - Мне за это деньги не платят.
- А за что? – не унималась та, что не Машенька, - Вы здесь, чтобы нести знания! Вы должны обучать нас…
- С фига ли я кому чего должен? – вскинулась вверх пирсингованная бровь, - Я здесь, чтобы в тиши и покое своей лаборатории вникать в священные тайны мироздания. А вы так, досадное недоразумение...
- Да что Вы себе позволяете?! – вскочили на задних рядах ещё двое парней, - Сколько можно терпеть Ваше хамство?! Мы декану будем жаловаться! Да, ребята? Прямо сейчас и пойдём!
- Ой, напугали ежа голой жопой… - буркнул хам себе под нос и уже громче добавил вслед вылетавшей из аудитории группе студентов, - Не забудьте передать декану пламенный привет! Ну что ж… Машенька ушла, её заменит Олечка, - ткнул он пальцем в соседку обидевшейся девушки.
- Я не Олечка!
- Да мне по фиг, - зевнул он, - К доске!


В этот раз он, видимо, и в самом деле перегнул палку. А может, сегодня была та самая, последняя капля, переполнившая казавшуюся бездонной чашу терпения его подопечных. Как бы там ни было, мейл от ассистента декана; с настойчивым предложением явиться на казнь незамедлительно по прочтении, уже ждал его, стоило только открыть комп в лаборатории.

- Да! – мужчина резко прижал руку локтём к животу в ультимативном похабном жесте и со счастливой улыбкой, абсолютно необъяснимой в сложившихся обстоятельствах, пропел. - Я свободе-е-ен, словно птица в небесах!


Деканат факультета физики располагался в том же здании, что и аудитории, только тремя этажами выше. Добраться до святая святых оказалось делом нескольких минут, да Эдуард и не пытался отложить экзекуцию, летя навстречу намечающейся головомойке, как на крыльях. Со стороны это, наверное, выглядело странным, но всему было своё логичное и исключительно рациональное объяснение.

- У себя? – кивнул он рыжему пареньку, сидящему за столом секретаря в приёмной.
- С каких пор по четвергам он у себя? – буркнул рыжий, не отрываясь от бумаг.
- А… - дело, казавшееся на мази, неожиданно осложнилось, - А кто меня тогда вызывал?
- Проблемы с головой влияют на зрение? – ехидно посочувствовал парень, поднимая на него, наконец, глаза, - Надень очки и перечитай. Я вызывал.
- Жопа, - констатировал Эдуард и тяжело рухнул в кресло для посетителей.


Ассистент декана, Иннокентий Рыжий, Сенечка, как его все называли, внешне как нельзя лучше соответствовал своему имени. Невысокий хрупкий паренёк, обладатель короткого ежика тёмных ржаво-медных, чуть курчавых волос, полных чувственных губ, будто готовых в любой момент задрожать в еле сдерживаемом плаче, честных глаз, цвета бездонного весеннего неба и бледной полупрозрачной кожи. Россыпь крупных ярких веснушек на лице и руках завершала образ этого "мальчика-колокольчика". Случайные посетители в его присутствии неизменно глупо улыбались, старались говорить исключительно вежливо и не повышать голоса, дабы не ранить тонкую душевную организацию этого "цветочка".

Эдуард при виде этой чудной картинки с силой сжал кулаки и начал считать про себя до десяти, стараясь подавить зарождавшееся бешенство. А всё потому, что он, в отличие от тех, случайных, знал Сенечку, как облупленного, вот уже несколько лет. Начнём с того, что "хрупкий паренёк" был старше него самого года на три-четыре, по характеру принадлежал скорее серпентарию, чем оранжерее, а мысль о том, что эту гадюку можно довести до слёз вообще отдавала бредом с уклоном в мазохизм.

Их яркое и вполне взаимное чувство с красивым звучным названием "ненависть" уходило корнями в тот далёкий дождливый сентябрьский день, когда совсем ещё молодой и зелёный аспирант Эдуард Остапов впервые появился в деканате. Бледнея и дрожа перед встречей с деканом, наслышанный о тяжёлом характере того, он обратился к крутившемуся по приёмной миловидному пареньку:

- Простите пожалуйста, - прошептал он ссохшимися губами, - А можно мне воды?
- Я тебе врач, что ли? – мгновенно вызверился на него тот. - Откуда я знаю, можно тебе воду или нет?

С тех пор прошло несколько лет. Самый юный аспирант кафедры квантовой физики превратился в её же самого юного профессора. Вырос, заматерел, пообтёрся, и только рыжий аспид всё так же выводил его из себя одним своим видом.

- Я тебе уже говорил, - взяв себя в руки, непререкаемым тоном заявил Остапов, - Я. Преподавать. Не буду!
- Будешь, Дик, будешь… - сузились небесные глаза напротив.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 2 -

- Не буду!
- Будешь!
- Не буду!
- А куда ты денешься с подводной лодки, голубчик? – ехидный гад издевательски хмыкнул и попытался вернуться к своим бумагам.
- Не буду! – гнул своё Остапов, - Тебе же приходили жаловаться на меня сегодня? Произвол преподавателя должен быть наказан!
- О… Не переживай на этот счёт, - секретарь похлопал его по сжатой в кулак руке и, наклонившись вперёд, доверительно прошептал, - Я уговорил их дать тебе ещё один шанс.
- Ты не имеешь права не визировать жалобу, - всё же попытался настоять Эдуард.
- Ой, эти студенты, - отмахнулся тот, - Вечно всё напутают. То не в ту аудиторию придут, то жалобу не в письменном виде подадут…
- Сеня… Сеня, скажи мне честно, тебе детей не жалко? Их же учить надо…
- Рад, что ты это понимаешь, - Сенечка выудил откуда-то из-под стола расписание пар, - У меня как раз препода не хватает на факультатив по лазерам.
- Совсем сдурел, сука? – взвился физик, - Какую букву в слове "нет" ты не понял?
- Во-первых, - задумчиво протянул рыжий, абсолютно не впечатлённый гневной тирадой, - Не сука, а кобель. А во-вторых, смирись, Дик. Расслабься и получай удовольствие, как остальные.
- Какие остальные? На кафедре ещё три профессора. Двое из них вообще не преподают, а третий ведёт только какой-то вшивый факультатив…
- Уже не ведёт, - потряс тот у него перед носом расписанием. - И вообще, гордись. Ты лучший, поэтому я тебя и поставил.
- Врёшь!
- Вру, - ни сколько не смущаясь, согласился Сенечка. - Я тебя поставил, поскольку у нас диктатура.
- А…
- А будешь возмущаться, - добавил он. - Я тебе-таки впарю этот грёбаный факультатив, и тогда ты свою любимую лабораторию будешь видеть только по большим праздникам, когда я в отпуске!
- Я на тебя декану буду жаловаться! – взревел Остапов.
- Ручку одолжить? Когда закончишь, подошьешь вон к той папке, - рыжий ткнул себе за спину, туда, где на специальном стенде стоял огромный ядовито-зелёный гроссбух "Жалобы и предложения".

Заявление насчёт диктатуры ни в коем случае не было преувеличением. Декан факультета физики был человеком склочным, суровым, и слухами о его не в меру тяжёлом характере полнились коридоры альма-матер. Надо ли удивляться, что его секретари менялись чаще, чем цвета на светофоре. Никто не был в состоянии ужиться с ним, ассистенты сбегали прежде, чем преподавательский состав успевал выучить их имена, а в деканате царили бардак и хорор. Пока лет десять назад в это царство анархии не заявился щуплый голубоглазый паренёк и худенькой рукой с длинными тонкими пальцами прирождённого пианиста не построил весь этот цирк во главе с самим деканом. Рыжий правил твёрдо и жёстко, подавляя в самом зародыше малейшие намёки на бунт. Отметив немалые способности своего нового ассистента к административной работе, декан с облегчением свалил на того всё общение с преподавательским составом и с тех пор не сделал ни малейшей попытки вернуть себе бразды правления на этом поприще. Впрочем, Остапов уже давно подозревал, что суровый декан попросту боится собственного секретаря.

- А чего Назимова сняли с лазеров? – поинтересовался он, скорее для галочки, дабы выиграть время для обдумывания следующего шага.
- Средняя температура по группе ниже тройки, - был ответ, и Остапова озарило.
- То есть… - неуверенно начал он, - То есть, если на моём курсе…
- Даже не думай об этом! – мгновенно раскусил его рыжий, - Начнёшь ставить двойки за просто так, я тебя на полтора метра под землю закопаю!
- А как ты проверишь? – предвкушающее протянул про себя физик и тут эта гадюка, словно услышав его мысли, добавила:
- Я буду приходить на твои лекции. Ибо нефиг! А теперь сгинь, нечисть, мне работать надо!
- Псих конченый! – прошипел Остапов, выходя из деканата, - Ты сам меня снимешь…
- Ублюдок отмороженный! – донеслось ему тихо в спину.


___________________________________________



- Здрасте, детки, - жизнерадостно поздоровался Эдуард Викторович с замершей в предвкушении западла аудиторией, - Достаём листочки, смотрим на доску и излагаем свои блеклые, лишённые малейших намёков на знания мысли, по поводу изложенного там вопроса.
- Опять контрольная?
- Да сколько ж можно?
- Мы же уже на прошлой неделе писали опрос!
- И на позапрошлой!
- И на…
- И на этой тоже напишем, - прервал он возмущённый гул голосов. - И на следующей тоже.
- Но мы же это ещё не проходили!
- Как не проходили? – вскинул он бровь. - Я в конце предыдущей лекции сказал вам заглянуть в восьмой параграф…
- И Вы сказали, что на этой мы о нём поговорим!
- Правильно, - согласился Остапов. - Мы и поговорим. Письменно.
- Вы не имеете права!
- Да ну? Это, дорогие, новый, прямо-таки новаторский, подход, - заявил он, ничуть не смущаясь. - Вон, даже ассистент нашего любимого декана так проникся, что уже четвёртую неделю таскается на все наши с вами занятия. Перенимает методику.

Рыжий парень на заднем ряду оторвался от какой-то папки и хмыкнул.

- Давайте, давайте, - звонко хлопнул в ладоши физик. - У вас на всё про всё час. А я пока поговорю с вами о предыдущем опросе, - зарылся он в кучу бумаг на кафедре, - На языке цифр от нуля до… двух. Ха-ха.


Иннокентию стало смертельно скучно минут через двадцать. Эти ведомости он просмотрел ещё у себя в кабинете, прихватив их с собой по ошибке, вместо другой папки. В аудитории было тихо, только скрипели стулья да ручки, кто-то где-то высморкался, у кого-то завибрировал мобильник… Придурок, не понятно как получивший профессуру в 32 года, зарывшись по самые уши в экзаменационные работы студентов с прошлой недели, чего-то там увлечённо строчил. Ску-у-у-ка… Парень выудил телефон и запустил занятное приложение, разработанное не так давно его приятелем, но ещё не вышедшее на рынок. Программка через блютус сканировала находившиеся в радиусе досягаемости аппараты и искала действующие болталки, вроде аськи или скайпа. Занятная вещь, хотя и бесполезная. Ну, сами посудите – допустим, ты обнаружил, что у твоего соседа включён квип. Дальше что? Постучаться "извините, мы не знакомы, но прикиньте – у меня тоже"? Бред. Но, Сене тупо было скучно.

Готичный гоблиН. Контакт именно с таким интригующим именем оказался мало того, что подключен, но и, если верить данным той самой всезнающей программки, находился в активном пользовании. Парень сдавленно хрюкнул. Прямо сейчас, в этой самой аудитории, под носом у профессора, пока остальные студенты корпели над очередным экзаменом, один из них внаглую с кем-то переписывался! Сеня просто не мог упустить такой шанс прикольнуться…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 3 -

Солнышко :
Привет. Что делаешь?


Иннокентий воровато осмотрелся по сторонам, но никаких подозрительных телодвижений не заметил. Нарушитель хорошо шифровался, но, тем не менее, ответ пришёл через секунду.


Готичный гоблиН :
Сижу на паре, жую жвачку.

Солнышко :
Лекцию пишешь?

Готичный гоблиН :
Не-а.

Солнышко :
Экзамен?

Готичный гоблиН :
Не-а. Болтаю в асе и читаю книгу.

Солнышко :
Интересную?

Готичный гоблиН :
Очень. Про пиратов.


Как мило… И ни разу не квантовая физика…


Солнышко :
Что, препода нету?

Готичный гоблиН :
Да нет, препод на месте.

Солнышко :
Я б тебя выгнал)

Готичный гоблиН :
Я б себя тоже, но не получится)

Солнышко :
Почему?

Готичный гоблиН :
Я препод…


Сенечка икнул и поднял глаза. Дик, всё так же зарывшись в бумаги, что-то строчил, но за баррикадами розовых экзаменационных тетрадей рук его видно не было. Мужчина мусолил во рту кончик длинной пряди светлых волос, выбившейся из хвоста, и казался полностью поглощённым своим занятием. Впрочем, шанс убедиться, что это только кажется, представился тут же.

- Машенька, - позвал он блондинку с первого ряда. - Я всё вижу!
- Я не Маша, - как-то обессилено протянула девушка, - И я не списываю!
- А кто говорил про списывание? – Остапов чуть приподнялся над кафедрой, и Иннокентий заметил блеснувший экран телефона, лежавшего поверх какой-то раскрытой книги. - Я говорю, что всё вижу. Так что, либо ноги скрести, либо юбку одёрни!

Даже с заднего ряда Сеня увидел, как вспыхнули ушки девушки. А Эдуард, громко щёлкнув пузырём жвачки, опустился на своё место. Рыжий повёл бровью и решительно начал набирать новое сообщение. Работы он проверяет, гад? Ну держись…


Солнышко :
И что преподаём?

Готичный гоблиН :
А ничего.

Солнышко :
В смысле?

Готичный гоблиН :
В прямом. Сижу, дурку гоню, жду, пока до одной суки дойдёт меня выгнать.

Солнышко :
Зачем? На вольные хлеба захотелось?

Готичный гоблиН :
Не. Преподавать не хочу.

Солнышко :
Почему?

Готичный гоблиН :
Потому, блин! Я в 32 года профессуру заработал не для того, чтоб распинаться перед безмозглыми блондинками о на фиг им не нужной теории Планка!

Солнышко :
Ясно.

Готичный гоблиН :
Фига ли тебе ясно? Ты кто вообще?

Солнышко :
Ясно, что Планк для тебя священен.

Готичный гоблиН :
А то. Плюс, мне тупо лень.



Хм… Лень значит? Ты у меня ещё побегаешь, гоблин, блин, готичный…


Солнышко :
Поправь меня, если я ошибаюсь, но, кажется, профессора обязаны преподавать?

Готичный гоблиН :
Ты откуда такое умное, солнце? Блат надо иметь. У секретаря декана. Вот и всё.

Солнышко :
А ты не имеешь?

Готичный гоблиН :
Это он меня имеет. В хвост и в гриву!


Имеет, а? Пошалим немного?


Солнышко :
Ну так заводи блат.

Готичный гоблиН :
Как?

Солнышко :
Ну как обычно заводят блат у секретарей?

Готичный гоблиН :
Коньяк?

Солнышко :
Постель.


Сеня поднял глаза, собираясь насладиться реакцией. А… ни фига…


Готичный гоблиН :
Ну и идеи.

Солнышко :
Что, рожей не устраивает? Или полом?

Готичный гоблиН :
Не, рожа и пол в ажуре. Меня не устраивает скотина, к которой эта рожа крепится.


Иннокентий ещё раз икнул, скосился на Дика и осторожно уточнил:


Солнышко :
Ты гей?

Готичный гоблиН :
И что?

Солнышко :
Да ничего…


Вот это новость… Жить становилось всё интересней и интересней…


Солнышко :
Так, тем более – закрой глаза и думай о Франции.

Готичный гоблиН :
И заодно сиськи себе пришить? Он-то не гей.


Правда? С чего такие выводы?


Солнышко :
А чисто теоретически, если бы он был геем, ты бы смог?

Готичный гоблиН :
Смог что?

Солнышко :
Лечь под него. Ради блата?


Телефон тоскливо пискнул, сообщая о сдохшей батарее, и в лучших традициях театра отключился.

- Ну и пофиг, - прошипел рыжий, рассматривая склонённую над книгой белобрысую макушку. - Главное-то я уже знаю… Как жить-то весело стало! Эдик, ты даже не представляешь, что я тебе устрою…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 4 -

У деканата Рыжего уже ждали. Его богатые образами, полные предвкушения предстоящей расправы, размышления по поводу показательного наказания строптивому профессоришке, были грубо прерваны выскочившим навстречу незнакомым ухоженным мужиком:

- Ты секретарь этой богадельни? – с ходу в карьер наехал он.
- Ну? – нельзя сказать, что Сеня впечатлился. И не такое видел.
- Я уже битый час здесь кручусь! Я отец Стёпушкина, - а… тот неуловимый первокурсник, которого отчислили на прошлой неделе.
- Очень приятно, - Рыжий протянул руку, и Стёпушкин старший на автомате ответил на рукопожатие, не переставая, впрочем, наезжать.
- Где тебя носит? – не понял…
- В туалет ходил.
- Час?!
- Ну, знаете, - задумчиво протянул Сеня, сжимая крепче ладонь и не давая мужчине отдёрнуть руку, - дрочка дело обстоятельное, поспешности не терпит…

А дальше понеслась… Очередной сумасшедший день. Такой же, как был вчера. Такой же, как будет завтра.


- Иннокентий Борисович, тут вот декан статистику оценок за последнюю декаду просил.
- О! Замечательно! Давай сюда.


- Сенечка, а пойдём покурим?
- Мы же только вернулись, Жанна!


- Иннокентий Борисович, в меня Коротков мелом кинул! Вот, видите какой синяк?
- Это не ко мне. Это в медпункт.
- Вы что, оставите этот беспредел безнаказанным?
- Ну почему же, Филимонов? Если будешь продолжать на его лекциях в покер резаться, я в тебя не мелом, я в тебя кафедрой швырну!


- Кто здесь Рыжий?
- Угадай с трёх раз…
- Я Вам ведомости на подпись принёс. Из логистики.
- Молодец! Теперь неси обратно.
- Но Вы же не подписали!
- И не подпишу. Передай Скворцову – нет лазера, нет подписей!



- Сенечка, а пойдём покурим?
- Жанна, тебе заняться нечем?


- Где декан?
- Вышел на пять минут.
- Давно?
- Вчера.


- Сеня! Где мой грёбаный лазер?
- Дик, убейся об стену! Нет денег! Нет! Будут деньги, будет лазер!
- Так подорви свою тощую жопу и найди мне эти деньги!
- Где? В тумбочке?


- Здрасте. Это снова я, из логистики…
- Не вижу лазера.
- Что, простите? Какой лазер? Мне сказали вернуться к Вам за подписями…
- Моя ошибка. Видимо я невнятно объясняю. Можешь передать Скворцову кое-что на словах?
- Конечно.
- …! …! …! А потом …! …! На …! И …! …! Запомнил или записать?



- Сенечка, а пойдём покурим?
- Жанна, какой покурим? Ты это письмо перечитывала, прежде чем отправлять? В нём восемь грамматических ошибок!
- Но…
- Подарить тебе словарь? Зови меня излишне педантичным, но я настаиваю, что все слова пишутся строго определённым образом!
- Сеня! Ну, у меня столько работы!
- Так пойди, поработай, может убавится?


- Марина! Марина, деточка, стоять! Иди сюда. Объясни мне, что за херня у тебя в последнее время с оценками творится? Ты же на красный диплом шла… Так, стоп. Прекратили истерику. Хочешь воды? На, пей. Куришь? Замечательно. Пошли в курилку, всё мне расскажешь…


- Антон Павлович, добрый день.
- …
- Я по поводу Свиридовой. Антон Павлович, ну башковитая же девчонка. Можно дать ей ещё один шанс?
- …
- Да я в курсе, что завалила. У неё семейные обстоятельства.
- …
- Я уже поговорил. Мозги вправил. Она исправится. Так можно что-то сделать?
- …
- Завтра? Спасибо! Да-да, я ей передам. Да. Спасибо!

- Сенечка, я на месяц улетаю во Франкфурт. Перекинь мой проект Остапову.
- Вы совсем охренели? Он и так прёт за вас всех пять курсов, какой к чертям проект?
- Иннокентий, как Вы разговариваете? Я на Вас ректору пожалуюсь!
- Да хоть Господу Богу!


- Алё, Сашка? Как дела?
- Всё пучком, Сень. Чё стряслось?
- Ваш улетает, я слышал? Вы как, сами справитесь, или подкинуть кого?
- Да не-е, всё нормально. Мы пока только данные нарабатываем, так что без проблем.
- Вот и ладушки. Стучи в трубы, если что.


- Скворцов, где мой грёбаный лазер?
- Сень, ну не осталось у вас бюджета! Ну что ты из-под меня хочешь?
- Лазер я хочу, мать его!
- Нет денег, нет лазера!
- Так найди деньги!
- Где? В тумбочке?
- Юморист, …! Перекинь оттуда, где есть!
- Да нельзя так делать!
- А стопорить исследование можно? Где у меня деньги остались?
- У теоретиков.
- Переоформляй заявку на них.
- Сень, ты с дуба рухнул? На фига теоретикам низкочастотный лазер?
- Из космоса, …, по пришельцам стрелять! Переоформляй, я сказал, иначе будешь мои подписи в ведомостях до скончания дней подделывать!
- Рыжий, ты вообще в курсе, сколько бабла вы на оборудование тратите? Вон, математики только бумагу, карандаши да ластики просят…
- Ты ещё философов вспомни. Этим и ластики не нужны!


- Сенечка, не могли бы Вы говорить потише?
- Я работаю на полную ставку, значит, и орать буду в полный голос!


- Иннокентий Борисович, к Вам мой папа заходил?
- Ты кто?
- Стёпушкин.
- Так вот ты какой, северный олень… Дай хоть полюбуюсь на тебя перед призывом…


- Сеня, что с лазером?
- …! В …! И …! … со своим… лазером! …! …! Что-то ещё, Эдуард Викторович?


Обычный день. Цирк "Шапито" на выезде. Впрочем, Сеня уже привык и даже научился ловить какой-то кайф от этого сумасшествия. Уже уходя домой, он вдруг вспомнил о своём, так и ставшемся без ответа вопросе. Аська хрюкнула, подключаясь, и выкинула системное окошко.


Контакт Готичный гоблиН отправил Вам сообщение оффлайн. Прочесть?

Да.


Готичный гоблиН :
Издеваешься? Да я бы с этим отмороженным мудаком не лёг бы, даже если бы он остался единственным мужиком во вселенной!

Готичный гоблиН :
А за то, что ты вообще подумал, что я, как шлюха, могу раздвинуть ноги за какой-то хренов блат, … ! … ! …, ..., …!


Мда-а, шикарное завершение не менее шикарного дня. Почему-то стало обидно. Весь день на него орали, материли, угрожали, а обидно стало вот от этого чёртового сообщения в оффлайн. Настроение упало ниже плинтуса и, что самое странное, желание насолить Остапову тоже куда-то испарилось. Было просто обидно. Последний мужик? Сука.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 5 -

Нельзя сказать, что этот день был хоть в какой-то мере удачным для молодого профессора кафедры квантовой физики. С другой стороны, и какого-то особого западла тоже пока не намечалось. Всё было, как всегда, и это-то и раздражало.

Несмотря на все приложенные усилия, он, единственный из всех профессоров их кафедры, всё так же тянул целых пять предметов, вместе с их практическими занятиями, лабораторными и тестами. Всё так же ни черта не успевал. Всё так же не продвинулся ни на миллиметр в своём исследовании, потому что смотри пункт первый и второй. И всё так же не получил необходимое ему оборудование, потому что один ленивый рыжий гад не хотел этим заниматься, считая, видимо, что возбудить элементарные частицы можно и пальцами. Беситься постоянно по этому поводу Эдику уже осточертело, но, нет-нет, а накатывало. Ну, не собирался он мириться с таким положением дел, не собирался.

Вот и сейчас, просиживая штаны на одной из собственных лекций, он колебался между: "Ну, могло быть и хуже!" и "А не пошло бы оно всё по написанному на заборе адресу?" Идея снизить успеваемость по своим предметам ниже плинтуса, поначалу казалась коварной и блестящей, но со временем начала терять свою привлекательность. Уже больше месяца он терзал студентов всевозможными тестами и контрольными по непройденному материалу, что в совокупности с абсолютно хамским и наплевательским отношением было просто обязано принести свои плоды, но ничего не менялось. Рыжий с отсутствующей рожей неизменно заявлялся на каждую лекцию, пофигистски просматривал статистику оценок и упрямо не сдавал позиций ни на йоту. Что ж ещё надо сделать, чтобы до этого кретина, наконец, дошло – он преподавать не будет!

Быстренько просмотрев по диагонали результаты тестов с прошлой недели и с удивлением отметив несколько вполне приличных работ, Эдик со вздохом отложил в сторону все остальные. Надо не забыть внести тем ребятам пятёрки. Молодцы, постарались. Плачевные результаты всех остальных увидят свет лишь в виде отчёта для декана, а точнее, его двинутого ассистента. Ни в какие ведомости он их, естественно, записывать не собирался. Ну не валить же ребят, в самом деле? Они-то в чём виноваты? Студентов Остапову было искренне жаль. Но себя было ещё жальче. Такими темпами к концу года он издохнет, как изжившая своё тягловая лошадь.

Заранее заготовленная книга с очередной нетленкой Громыко привычно легла на колени, и Эдик погрузился в яркий и сочный мир обезбашенного авантюризма, искрометного юмора и космических пиратов. Хрюкание аськи застало его на особо пикантном моменте, когда харизматичный и немного наивный, в определённом плане, киборг просил не менее харизматичного, но уже ни разу не наивного пилота рассказать ему "за секас".

- Твою мать, - прошипел мужчина, отрываясь от увлёкшей его книги и переключая внимание на телефон.


прилипчивая_зараза :
Привет :) Как дела?

О... Только его для полного счастья не хватало!

Готичный гоблиН :
Зашибись.

прилипчивая_зараза :
Ясно. Чем занят?

Готичный гоблиН :
Студентов гноблю.

прилипчивая_зараза :
Ясно. Какие планы на вечер?

Готичный гоблиН :
Перестать гнобить студентов.

прилипчивая_зараза :
Ясно. А потом? :)

Готичный гоблиН :
Ты можешь прекратить всё время говорить это твоё "ясно"?

прилипчивая_зараза :
Почему?

Готичный гоблиН :
Бесит.

прилипчивая_зараза :
Ясно. Так, что с вечером?

Готичный гоблиН :
Руслан, чего тебе надо?

прилипчивая_зараза :
А не ясно?

Готичный гоблиН :
Нет.

прилипчивая_зараза :
Нет?

Готичный гоблиН :
Нет. Мы расстались, помнишь? Аптека, улица, фонарь... Ты дрючишь какого-то левого парня... Звучит знакомо?

прилипчивая_зараза :
Какая аптека?


М-м-м... Как всё запущенно...


Готичный гоблиН :
Неважно. Просто, нет.

прилипчивая_зараза :
Точно?

Готичный гоблиН :
Я повторю на доступном тебе языке: ...!...! ... ещё раз..., то ... об ... на ... в ...!

прилипчивая_зараза :
Ясно.


Барометр настроения, и без того предсказывавший не шибко радужную погоду, упал ещё на несколько пунктов. Расставание с бывшим Эдик переживал довольно тяжело, хотя и однозначно являлся его единственным инициатором. И в такие вот моменты, когда накатывала меланхолия, и тошнило от самой жизни, жутко боялся дать слабину и принять Руслана обратно, просто чтобы не оставаться один на один со своей тоской.

Аська в очередной раз хрюкнула. Господи, да что ж до этого парня так туго доходит-то?


Солнышко :
Привет. Что делаешь?

Какое на хрен "Солнышко"?

Готичный гоблиН :
Сижу на паре, жую жвачку, болтаю в асе и читаю книгу.

Солнышко :
Я б тебя выгнал)

Я б на это посмотрел...

Готичный гоблиН :
Я б себя тоже, но не получится)

Солнышко :
Почему?

Почему, почему... Потому, что на задних рядах рыжеет кое-чья макушка и её обладатель, похоже, принципиально готов скорее сдохнуть, чем выгнать Эдика.

- Маша, либо ноги скрести, либо юбку одёрни! - достали уже, Лолиты половозрелые, ей Богу!


Солнышко :
И что преподаём?

Готичный гоблиН :
А ничего. Сижу, дурку гоню, жду, пока до одной суки дойдёт меня выгнать.

Эй, ты, сука на заднем ряду, а что бы ты сказал, если бы прочёл это, а?

Готичный гоблиН :
Не хочу преподавать.

Солнышко :
Почему?

А это не очевидно? Хотя... Как-то стрёмно признаваться вслух, что тебе, как малому ребёнку, обидно. Почему им "да", а тебе - кукиш с маслом? Где справедливость? Где власть народа? Долой диктатора! На кол рыжего!

Готичный гоблиН :
Потому, блин! Я в 32 года профессуру заработал не для того, чтоб распинаться перед безмозглыми блондинками о на фиг им не нужной теории Планка!

Солнышко :
Ясно.

И этот со своим "ясно"... Да у вас что, слов других нет?! А может, всё же встретиться сегодня с Русланом? Что? Стоп! Откуда эти мысли вообще? Ба-а-а-лин... И так настроение ни к чёрту было, а теперь ещё и это...

Готичный гоблиН :
Фига ли тебе ясно? Ты кто вообще?

Солнышко :
Поправь меня, если я ошибаюсь, но, кажется, профессора обязаны преподавать?

Тупой? Наивный? Издевается?

Готичный гоблиН :
Ты откуда такое умное, солнце? Блат надо иметь. У секретаря декана. Вот и всё.

Солнышко :
Ну так заводи блат. Через постель.

Наивный точно нет...

Готичный гоблиН :
Чур меня. Ну и идеи.

Солнышко :
Что, рожей не устраивает? Или полом?

Ну, пол стопудово правильный, тут и штаны спускать не надо, и так ясно - яйца у Рыжего на месте. А вот рожа и правда, бу-э... Хотя, если подумать... Хм, странно, а почему я раньше не обращал внимания, что сучонок-то красивый, оказывается? Сидит вон, занят чем-то, весь из себя такой загадочно-отрешённый, хоть сейчас Родену позировать. Интересно, чем настолько занят? Так, стоп, что за мысли? Это же ещё хуже, чем с Русланом!

Готичный гоблиН :
Не, рожа и пол в ажуре. Меня не устраивает скотина, к которой эта рожа крепится.

Солнышко :
А чисто теоретически, если бы он был геем, ты бы смог?

Готичный гоблиН :
Смог что?

Солнышко :
Лечь под него. Ради блата?

Что?

Вот это-то и была та самая, последняя соломинка, что, не обладая сама по себе практически никаким весом, сломала к чёрту спину многострадальному верблюду. Настроение, перестав, наконец, колебаться, стремительно рванулось в направлении отметки "минус", и Эдик, уже не особо заботясь о лексиконе, на языке, которым Пушкин боялся даже думать, в сложных, развёрнутых, богатых эпитетами и метафорами предложениях, выдал этому "Солнышке" всё, что думал о нём самом, о его предположении и, главное, об ассистенте декана. И только закончив свой цветистый монолог, обратил внимание, что собеседник уже давно покинул сеть.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 6 -

В свою одинокую холостяцкую берлогу о трёх комнатах, кухне, совковом совместном санузле и небольшой, но уютной и ухоженной лоджии, Эдуард вернулся уже далеко за десять, что говорится, без задних ног. Сил не было ни на что. Двигаться не хотелось, есть не хотелось, пить не хотелось. Да что там пить, спать, и то не хотелось. Уколоться и забыться, как говаривал товарищ Высоцкий. День выдался не то, чтобы уж очень насыщенным, но каким-то муторным. Знаете, бывают такие дни, когда всё валится из рук, законы Мёрфи расцветают буйным цветом во всём своём паскудстве, и, кажется, что всё, абсолютно всё, идёт через одно место. Кроме клизмы, естественно.

Скрупулёзно следуя незабвенному принципу бутерброда, сначала нарисовался глава кафедры Григорьев, и в свойственной ему беспардонной манере поставил перед фактом, что он-де улетает на месяц на конференцию. Вот прям сегодня вечером и улетает. Внезапно, чё. И в связи с сим знаменательным событием доверяет Остапову самое святое – курировать собственное исследование. Послать лесом непосредственное начальство, а что ещё важнее, родного брата ректора, не представлялось возможным, и Эдуард только вяло возразил, что загружен и так выше крыши и вообще, что такие вещи должны проходить через декана. Его тут же клятвенно заверили, что декан разрешит, выдали длиннющий список, чего делать и чего не делать. Только на изучение сего опуса у Остапова ушло больше получаса, и результат был самым неутешительным – при условии, что декан согласится, а причин думать, что он откажет Григорьеву, не было, о собственной лаборатории на ближайший месяц можно вообще забыть. Кстати, из деканата до сих пор не звонили. Странно. Сеня забыл, что ли? Сама мысль об этом отдавала кощунством. Вездесущий глава секретариата, помимо остальных, не всегда приятных, качеств, обладал просто феноменальной памятью. Этот не забудет. Неужели Эдик мог надеяться, что глава факультета всё же не побоялся и отклонил требование приблатнённого главы кафедры? Было бы неплохо… Но маловероятно.

Далее, в порядке очерёдности были три лекции, на которых уже традиционно присутствовал ассистент декана, а значит, ни о каком обучающем процессе не могло идти и речи. Было печально признавать, но если Рыжий не сдастся в течение следующих трёх недель, придётся объявлять о собственном поражении и сдавать позиции по всем фронтам. Иначе, в результате их вооружённой до зубов конфронтации, и в самом деле пострадают студенты. Экзамены были всё ближе и ближе, а знаний в их головах, стараниями Остапова, не добавилось даже ни на троечку.

Надо ли удивляться, что именно этот день выбрал Руслан, чтобы объявиться после почти двух месяцев затишья? Как чувствовал, что именно сегодня Эдику особенно не хватало чьей-то поддержки, пусть и мнимой. Потом это невесть откуда взявшееся Солнышко, с его идиотскими вопросами. И кульминация дня – цветистый, многогранный ответ Сенечки на вроде как простой и легитимный вопрос о местонахождении заказанного три месяца назад лазера.

Самое смешное, что прослушанный утром, по дороге на работу, гороскоп на сегодняшнее число, жизнерадостно обещал Водолеям чуть ли не самый распрекрасный день в их жизни. Включая завязывание удачных знакомств по работе, непременно ведущих к успеху и процветанию в будущем, и неожиданные, но очень приятные и радужные развития на личном фронте. Остапов в очередной раз убедился, что все эти гороскопы да предсказания, не более, чем лажа для доверчивых лохов и скучающих домохозяек.

Ну, а если сосредоточиться на том, что напрямую зависело от самого Эдика, то он просто ужасно чувствовал себя по поводу того, что высказал этому анонимному Солнышку. Он его, конечно, не знал и не был ничем тому обязан, и, тем не менее, это не повод для такой грубости. В конце-то концов, ну что такого тот сказал? Одно дело хамить направо и налево, добиваясь какой-то, вполне определённой цели, а совсем другое - обматерить человека вот так, ни за что ни про что, только потому, что попался под горячую руку. Эдуард Остапов был в этом плане человеком принципиальным, не сказать щепетильным, а потому, не откладывая в долгий ящик, включил свой ноутбук и, выбрав нужный контакт, осторожно постучался.

Готичный гоблиН :
Тук-тук-тук.
Привет )
Ау?
Это псих, обматеривший тебя утром )

Солнышко :
Я вижу.

Готичный гоблиН :
Привет )

Солнышко :
Чего надо?


Злится. Ну, оно и понятно…


Готичный гоблиН :
Я извиниться хотел. За то, что сказал.

Солнышко :
Извиняйся.

Готичный гоблиН :
Прости. Не в себе был.

Солнышко :
Вернулся?

Готичный гоблиН :
Куда?

Солнышко :
В себя.

Готичный гоблиН :
Не особо. Но достаточно, чтобы сожалеть о сказанном. Извини.

Солнышко :
То есть, имбецил-секретаришка резко поумнел и прибавил привлекательности?

Готичный гоблиН :
Да причём тут он? Я перед тобой хочу извиниться. Попал под раздачу, ни за что ни про что. У меня бывает иногда, что планка падает.

Солнышко :
Я заметил.

Готичный гоблиН :
Всё кул?

Солнышко :
Да мне как-то побоку. Забей и ты.


Всё ещё злится… В принципе, извиниться Эдик извинился, галочку поставил, на этом бы и откланяться. Но ему вдруг нестерпимо захотелось с кем-то поговорить. Неизвестный парень, так удачно подвернувшийся под руку, подходил на эту роль, как нельзя лучше.


Готичный гоблиН :
Просто бывший мой нарисовался, воспоминания накатили. Не сказать, чтоб приятные. Плюс на работе всё через одно место. Вот и сорвался.

Солнышко :
Я же сказал – забей.

Готичный гоблиН :
А у тебя девушка есть?

Солнышко :
Тебе-то какое дело?

Готичный гоблиН :
Да никакого. Ты прав.

Солнышко :
Ну и пока.


Пока, так пока. Подумаешь!
Закрыв вкладку аськи с именем лучезарного собеседника, Эдик отправился на кухню за кофе. Выпить чего-то горячего хотелось нестерпимо, а чай он категорически не признавал. Только кофе. Только сваренный в маленькой керамической турке на медленном огне, с небольшой щепотью корицы и острого чилийского перца. Без сахара. Без сливок. И обязательно, в низеньком стеклянном стакане без ручки. Только так. Вернулся он минут через пятнадцать, поставил кофе рядом с мышкой, прямо поверх каких-то бумаг, зажёг сигарету, попялился пару минут на экран и решительно развернул окно снова.


Готичный гоблиН :
Ты всё же злишься.

Солнышко :
Не злюсь.

Готичный гоблиН :
Злишься.

Солнышко :
Да не злюсь я, …! Отцепись!

Готичный гоблиН :
Тогда, поговори со мной.

Солнышко :
Мне делать больше нечего?

Готичный гоблиН :
А тебе есть что?

Солнышко :
Тебе говорили, что ты псих конченный?

Готичный гоблиН :
Да.

Солнышко :
Ну ладно. Хочешь полуночный психоанализ?

Готичный гоблиН :
А ты психолог, что ли?

Солнышко :
Вообще-то, да.

Готичный гоблиН :
Вот это я удачно заглянул)

Солнышко :
Это я к тебе утром исключительно неудачно заглянул)


Смайлик? Его простили, что ли? Хотя, какая, в принципе, разница? Просто день такой. Просто тоска. Просто хочется поговорить.


Солнышко :
Жалуйтесь, псих.

Готичный гоблиН :
Всё плохо.

Солнышко :
А конкретнее?

Готичный гоблиН :
Совсем всё плохо!

Солнышко :
Ясно. Если бы не твоё хамское поведение на лекции, я б сказал, что у тебя стойкий депресняк.

Готичный гоблиН :
А что с моим поведением на лекции? Я препод, что хочу, то и творю.

Солнышко :
Вот-вот.

Готичный гоблиН :
Обоснуй)

Солнышко :
Ты говорил, что делаешь это не просто так, а чтобы чего-то добиться. Я прав?

Готичный гоблиН :
Истина.

Солнышко :
Ну, и какая тут депрессия? На лицо душевно здоровый эгоизм и плохое воспитание.

Готичный гоблиН :
Воспитание?

Солнышко :
Ремня тебе в детстве мало давали!

Готичный гоблиН :
Ты понятия не имеешь, о чём говоришь!

Солнышко :
Ой ли? Цитирую – "мне тупо лень".


Эдику на секунду стало стыдно. Бросив в сердцах ту фразу, он даже и не думал, что она обернётся против него. Хотелось, чтобы его просто пожалели, а теперь вот, похоже, придётся всерьёз объяснять. Что ж, он сам просил "поговорить". Правда, подразумевалось, что говорить они будут о Руслане…


Готичный гоблиН :
Всё не совсем так.
Ты неправильно понял.

Солнышко :
Я не слепой.
Букву "зю" от буквы "пофиг" пока что отличаю.

Готичный гоблиН :
Я про лень не всерьёз.

Солнышко :
Как-то ты слишком много всего не всерьёз, не находишь?

Готичный гоблиН :
Ты на чьей стороне, парень?

Солнышко :
Своей. А где я должен быть?

Готичный гоблиН :
Я объясню.

Солнышко :
Сделай милость.

Готичный гоблиН :
Не язви.

Солнышко :
А то что?

Готичный гоблиН :
Кого-то ты мне напоминаешь…

Солнышко :
Кого?

Готичный гоблиН :
Не важно.
Если коротко, у меня нет проблемы преподавать.
Да, я это не особо люблю, но я же понимаю, что надо.

Солнышко :
По какому поводу тогда истерика?

Готичный гоблиН :
Справедливость.

Солнышко :
???

Готичный гоблиН :
На моей кафедре ещё три профессора.
Ни один из них не читает лекций, понимаешь?
На мне пять предметов, а у них ноль.

Солнышко :
Завидно?

Готичный гоблиН :
Херовый с тебя психолог.
Обидно, детка.
Я исследованиями хочу заниматься.
Знаешь, какая у меня тема интересная?
А из-за этого козла, я лабораторию, хорошо, если час в день вижу!

Солнышко :
Какого козла?

Готичный гоблиН :
Ассистента декана.

Солнышко :
А…
Того, к которому блат нужен?

Готичный гоблиН :
Ну да.

Солнышко :
А он причём?

Готичный гоблиН :
При всём!
Он делает сетку лекций, он подбирает преподавательский состав.
Он во всём виноват!

Солнышко :
Ты уверен?

Готичный гоблиН :
Ну, а кто?
Эта скотина не упустит случая воткнуть мне палки в колёса!
Ау!?
Ты куда опять пропал?
Эй… Я тебя опять чем-то обидел?

Солнышко :
Нет. Я думаю.

Готичный гоблиН :
О чём?

Солнышко :
Об ассистенте твоего декана.
Ты пробовал поговорить с ним?

Готичный гоблиН :
Поговорить?
Исключено.
Мы общаемся исключительно в диапазоне высоких частот.

Солнышко :
???

Готичный гоблиН :
Орём друг на друга.

Солнышко :
Может, в этом и проблема?

Готичный гоблиН :
В крике? Не, он на всех орёт.
Привычный, так сказать.

Солнышко :
Дурак, но дурак со степенью)
В том, что вы не говорите.

Готичный гоблиН :
Не вижу проблемы.
Поверь мне, это не тот человек, с которым можно просто поговорить, вот, как мы сейчас.

Солнышко :
Да?
У меня готов твой предварительный психологический портрет.

Готичный гоблиН :
Ну? Я красавчик?

Солнышко :
Ты самовлюблённый эгоист, привыкший обвинять других в своих проблемах.

Готичный гоблиН :
Жестоко.
Ваши рекомендации, доктор?

Солнышко :
Поговори с тем парнем.
Возможно, у него есть веские причины поступать так, а ты бесишься зазря.

Готичный гоблиН :
Это какие же у него могут быть причины?

Солнышко :
Вот у него и спросишь)

Готичный гоблиН :
Глупая идея.
Но знаешь что?
Я так и сделаю, просто, чтобы завтра сообщить Вам, господин психолог, что Ваш диплом гроша выеденного не стоит)

Солнышко :
Господин профессор, Вы назначаете мне рандеву на завтра?

Готичный гоблиН :
Должен же я отчитаться о провале назначенного Вами лечения)

Солнышко :
Тогда до завтра.
Эм… Гоблин?

Готичный гоблиН :
А?

Солнышко :
Мне показалось, или ты хотел поговорить о своём бывшем?

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 7 -

Утро было ясным и солнечным. В кои-то веки машина завелась без уже привычных танцев с бубном, пробки рассосались, словно все поголовно жители их большого и шумного мегаполиса организованно проспали, и даже его любимое место на университетской парковке оказалось свободным. Да и настроение было, если не лучезарным, то уж, как минимум, хорошим. Давно уже у Сени не было такого спокойного и многообещающего начала дня. Особенно, по сравнению со вчерашним.

Рыжий с улыбкой вспомнил полуночный разговор. Если честно, когда Дик неожиданно объявился и изъявил желание извиниться, единственное, чего хотелось, это нахамить и грубо послать по известному адресу. И он был искренне рад, что сумел тогда сдержаться. Во-первых, Сеня наконец-то понял, с чего Остапов так бесился и из кожи вон лез, пытаясь завалить собственные предметы. Его, Сенечкина, ошибка, чего уж скрывать. Вынужденный маневрировать в не им установленных границах реальности, он как-то выпустил из виду, как это выглядит со стороны и что должен чувствовать человек, на собственной шкуре ощущающий результат этих манёвров. Пойти на попятную Рыжий не мог – было просто некуда, но вот объясниться надо было, и уже давно. Оставалось надеяться, что Дик прислушается к совету и придёт поговорить.

К тому же, уверенный, что общается с абсолютно незнакомым человеком, физик признался, что не имеет планов валить студентов и скоро свернёт эту, как Сеня знал, лишённую смысла, войну. Это успокаивало. Потому как, реши он идти до победного, вместо красных флагов над Рейхстагом, огребли бы все, и ваши, и наши. Ректор бы не стал сильно разбираться и не помиловал бы никого, кроме, естественно, тех, из-за кого такая ситуация, в общем-то, и создалась.

Но самое главное - удивительно, потрясающе, необъяснимо, вопиюще странно и абсолютно неожиданно, но с Эдиком оказалось интересно. Сеня просто не узнавал этого человека. Где тот эгоистичный хам и грубиян, жалобы на которого сыпались на деканат, как метеоры в августе с ночного неба? Где вечно всем недовольный ворчун и пессимист, не способный заметить протянутую руку помощи, даже если его ткнуть в неё носом? Дик, открывшийся ему вчера, был незнакомым, забавным, ранимым, смешным. Притягательным. Интригующим. Да, пожалуй, так будет правильно. Новый Остапов Сеню заинтриговал. Как психолога, Рыжего всегда тянуло к людям со столь ярко выраженной двойственностью характера. Один на работе, абсолютно другой дома. И этот, другой, был чрезвычайно интересен.

- Сенечка, а пойдём, покурим? – привычно встретила его секретарша. В другой раз он бы резко одёрнул её, напомнив, что рабочий день только начался, но сегодня было лень портить столь великолепное настроение.
- А пойдём, Жанна!
- Чё, правда, что ли? – опешила истинная, пергидрольная блондинка, и Сеня искренне и от души рассмеялся, чем вверг её в ещё больший шок.


Приди Дик в этот момент, и возможно их разговор сложился бы другим образом. Возможно, Иннокентий даже признался бы, что он и вчерашнее Солнышко по сути один и тот же человек. Возможно, после разговора по душам, их отношения вышли бы на новый уровень. Но… Но, Остапов притопал в деканат ближе к обеду. Когда осатаневший и взмыленный Рыжий, пытался одновременно:
1. Соврать секретарю ректора, где носит декана;
2. Выяснить правду о том же;
3. Разобраться, каким образом 44 студента получили неправильное расписание, и, что важнее,
4. Почему сообщили об этом только через полтора месяца с начала учебного года;
5. За что отчислили Стёпушкина;
6. Почему не отчислили Авдотьеву;
7. Куда Жанна засунула какой-то супер важный факс;
8. И почему в отделе логистики не отвечает телефон.

И, едва кинув взгляд на разъярённое бледное лицо, Эдик пристроил свой зад прямо на стопку ожидающих подписи декана документов и ехидно поинтересовался:

- А не хочешь мне, Сеня, объяснить, с фига ли я за всех вкалываю?


Конструктивного диалога, если не опустить междометья, не вышло…


На залётное счастье обоих, в самый разгар типично мальчукового выяснения, у кого, простите, больше, а у кого толще, в кабинет влетел потеряный было декан и, не обращая внимания на разгоревшиеся страсти, потребовал:

- Сенечка, а где документы для ректора?
- В жопе у Остапова! – в сердцах бросил Рыжий, не сумев сходу притормозить и сообразить, кому отвечает, и к их милой беседе подключилась третья сторона.

Декан был человеком опытным, съедавшим таких, как Сеня и Эдик, на завтрак, обед и ужин, к тому же, чего греха таить, рыжий ассистент и правда зарвался в этот раз. Так что интригующие подробности о сексуальных предпочтениях собственных матерей, сводку состояния биржи труда, а так же умозаключения самого декана о содержимом Сениной черепушки они выслушивали долго, внимательно и затаив дыхание. Закончив свой монолог, пожилой мужчина абсолютно спокойно повторил:

- Так, где документы для ректора?

С силой, неожиданной для его щуплого субтильного тела, Иннокентий спихнул физика со стола, сгрёб ещё тёплые бумаги, молча протянул их декану. Тот так же молча принял их, брезгливо стряхнул и гордо удалился в неведомом направлении, провожаемый взглядом двух пар ошалелых глаз.

- Спасибо тебе большое, мил человек! – Сеня поясно поклонился всё ещё лежащему на полу Эдику, - Вот чего мне в жизни не хватало, это поцапаться с Михал Фёдоровичем!
- Сильно вставит? – поинтересовался тот.
- По самое не балуйся.
- Уволит?
- Не с твоим счастьем, Остапов! – Сеня тяжело вздохнул и опустился рядом с ним, скрестив ноги на турецкий манер. - Вот, скажи мне, Дик, ты нормально вообще не умеешь разговаривать?
- А ты? – удивился физик, приподнимаясь на локтях.
- Я? – рыжий изумлённо вскинул обе брови. – Я, между прочим, замечательный собеседник! У меня тонкое чувство юмора…
- Юмор? Да ты не узнаешь анекдот, даже если тебе его подписать!
- Я не узнаю? Жанна! – проорал Сеня в сторону секретариата, - Жанна! Отмена воздушной тревоги, иди сюда!
- Вы звали, Иннокентий Борисович? – через пару минут в дверях нарисовалось перепуганное женское личико.
- Жанночка, расскажи нам анекдот, - попросил рыжий.
- Что? – опешила девушка, разглядывая их живописную группку, из двух тушек, развалившихся прямо на сером ковровом покрытии, - Какой анекдот?
- Любой, Жанна, - подхватил идиотскую просьбу Эдуард.
- А… Это… Ну… Бежит мышка по краю обрыва – пи-пи-пи-пи-пи-ба-а-а-А-А-А-А! Упала. – Выдавила первый попавшийся бред несчастная секретарша.
- Ничего смешного. – Отрезал Остапов. – Обычный эффект Доплера.

Парни ошарашено смотрели друг на друга ещё какое-то время и вдруг одновременно дико и истерично заржали.

- Значит так, - заявил Сеня через пару минут, вытирая выступившие слёзы. - Объясняю один раз. Постарайся меня понять…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 8 -

- Ладно, слушай сюда. Объясняю один раз, естественно не для протокола.
- В каком смысле? – Эдик удивлённо вскинул пирсингованную бровь.
- В том смысле, что я надеюсь на твоё умение держать язык за зубами и не трепаться об этом с каждого встречного броневичка.
- Лады, - согласился физик, заинтересованный таким интригующим началом. - Так что за секрет-то?
- Ну, это не то, чтобы секрет, - уточнил рыжий, откидываясь и упираясь руками позади собственной спины. - Просто не особо приятная ситуация. Короче. Как ты наверняка в курсе, учебная программа, это не то, на что мы можем забить. В тот момент, когда министр образования поставил свою подпись, нам всем остаётся только взять под козырёк. Даже ректор… Ну, ректор, наверное, может что-то поменять, но тоже не с сегодня на завтра.
- Прописная и исключительно логичная истина, - серьёзно кивнул Эдуард. - Но я ведь не о программе…
- Да подожди ты! – раздражённо перебили его, - Дай закончить. Профессора, за редким исключением, преподавать не рвутся. Так что, ты не один такой экстремал.
- Да я вижу! Только почему…
- Да ты дашь мне договорить или нет?!
- Понял. Всё. Молчу. – Остапов прикрыл ладонью рот, намекая на свою немоту с этого момента.
- Что-то мне с трудом верится, – скептически хмыкнул Сеня и продолжил. - Только совсем исключить вас из этого процесса не получится. По многим причинам, я не буду вдаваться.
- Да я, в общем-то, не дурак, сам понимаю…
- Ну, тогда ты должен понимать, что всегда будут те, кто преподаёт и те, кто не преподаёт.
- Да я…
- Дик!
- Молчу. Как рыба об лёд.
- Короче. Установленные ректором правила, против которых, естественно, ни ты, ни я, ни декан не попрём, требуют, чтобы на каждой кафедре был, как минимум, один читающий лекции профессор.
- Но почему я? – опять нарушил обет молчания Эдуард. - Я всё понимаю. Я самый молодой, дедовщина не только в армии и всё такое, но, Сеня! Пять предметов? Если бы у меня их было просто больше, чем у остальных, я б даже и не пикнул! Но они все мои!
- Дик, ты вообще в курсе, кто с тобой на одной кафедре? – устало протянул рыжий.
- Ну?
- Баранки гну! У Григорьева такой блат, что не то, что я, его и декан не заставит! Наумов старый маразматик…
- Ты чего так грубо о дедке?
- Да я на полном серьёзе, Дик! В медицинском, а не матерном, смысле. У него прогрессирующий склероз, с ним вообще не ясно, что делать. Лаборатория его, вроде, пашет, но там я особо не в курсе. А вот к студентам его стопроцентно подпускать нельзя.
- Я не знал…
- Конечно, не знал! Михал Федорович этот факт скрывает лучше, чем свою нычку с коньяком! - Сеня чуть наклонился вперёд и заглянул Остапову в глаза. - Ты же понимаешь, что если об этом станет известно, дедка тут же турнут к чёртовой матери?
- Понял. Я могила. – Поклялся тот, заливаясь чуть заметным румянцем. А он-то такого себе надумал… - Ну, а у Таисии Михайловны что?
- А у Звенигоровой американцы.
- Что? - опешил физик. - Какие американцы?
- Корейские, Дик! Ну, какие бывают американцы?
- Сеня, не язви!
- А то что?
- Кого-то ты мне напоминаешь…
- Кого?
- Не знаю… Так, что за америкосы?
- Контракт у её лаборатории с одной их фирмой. Не за бесплатно, конечно. Врубаешься?
- Не особо, прости…
- Дик, снимайся с ручника! Нам бюджет в прошлом году на треть урезали, а тут контракт, живые деньги, а не безнал, как у наших принято. Ну, доходит?
- Но разве оплата не идёт напрямую университету? – Остапов удивлённо почесал макушку.
- Конечно, - согласился Сеня. - Но и нам с этого что-то капает. Точнее, капнет, когда она закончит. А это значит, нормальная лаборатория для первокурсников, вместо той пародии на школьный кабинет физики, что есть сейчас. Это значит, не хватающее вам оборудование. Это много чего значит. Понятно?
- Да, куда уж понятнее, - буркнул Эдик, опять откидываясь назад. - Всё ясно, только я тоже так долго не продержусь! Я ж не тяговая лошадь!
- До января протянешь, конячка?
- А что, мне Дед Мороз на Новый Год дюрасельку в одно место подарит?
- Мечтаешь о посторонних предметах в том самом месте? – язвительно хмыкнул Сеня. - Могу организовать прямо сейчас, зачем ждать до Но… Ай! – валявшийся рядом с Остаповым небольшой мяч, метко ткнулся прямо в аккуратный конопатый нос. - Всё. Понял. Подожду до Нового Года.
- Я сейчас ботинок сниму, - грозно пообещал физик.
- Устроишь химическую атаку? – не остался в долгу Рыжий, и Эдик изумлённо уставился на его широко ухмыляющуюся физиономию. Такого Сенечку он не знал. Этот отморозок умеет дурачиться? Да ла-а-а-дно! – Ну, а если серьёзно, то в январе Таисия Михайловна заканчивает этот проект и заберёт у тебя два предмета. Продержишься?
- Можно подумать у меня выбор есть… Ладно. Но только до января!
- Не лови меня на слове, Эдик! Плюс минус пара недель…
- Ладно, – Он поднялся с пола, отряхнулся и, глядя на Сеню сверху вниз, поинтересовался. - Кстати, давно хотел спросить, почему ты Сеня, если ты Кеша?
- А? – рыжий немного опешил от такого резкого перехода, - А, это потому что я Сеня.
- Не понял…
- Меня при рождении Арсением назвали, - пояснил тот, - А я это имя терпеть не могу. Ну, когда паспорт получал и попросил поменять. Только вот, прилипло ко мне это "Сенечка", с мылом не отмоешься. Людям, в принципе-то, плевать, что у тебя в дубликате бесценного груза написано, хоть стальная поварёшка. Как привыкли Сеней звать, так, гады, и зовут.
- Прикольно, - хмыкнул Эдуард. Если честно, он ожидал чего-то менее обыденного. - Ну, я пошёл?
- Подожди! – парень подорвался с пола и, подскочив к своему столу, начал перебирать сваленные кучей бумаги, - Вот, – протянул он лист с двумя номерами телефонов, - поговори с этими ребятами. Сашка - это один из аспирантов Наумова, мог бы взять у тебя практические занятия. Опыта преподавания у него, правда, нет, но он толковый парень и, в отличие от тебя, полон энтузиазма. А Дима может помочь с обработкой данных твоего исследования. Декан не разрешает тебе пока свою аспирантуру, но можно провести это, как обмен опытом между факультетами. Он с математического. Занимается хаотическими моделями, так что вам есть чем помочь друг другу. Я с его профессором уже говорил, он возражать не будет.
- Сеня… - Эдик недоверчиво потянулся за бумажкой. - Сень, а ты хорошо себя чувствуешь, головой нигде не ударялся? А то ты какой-то странный сегодня…
- Я не понял, - приподнялась рыжеватая бровь. - Тебе это не надо?
- Надо! – физик быстро, пока не передумали, вырвал листок. - Просто, непривычно.
- А ты не привыкай! – хохотнул тот. - Ладно, всё. Вали отсюда. А то сейчас декан вернётся, будет со мной воспитательную беседу вести. Не хочешь присутствовать? Или я тебе потом на пальцах передам? - и он демонстративно хлопнул себя по плечу вытянутой вперёд руки.


Б-р-р-р! Вот чего-чего, а этого Эдик точно не хотел. Вернувшись в свою лабораторию, он ещё раз прокрутил в голове произошедшее. Звезда в шоке. В культурном. Это вот он сейчас больше часа вёл абсолютно нормальный и осмысленный разговор с Сенечкой? Без матов? Без угроз? Без взаимных оскорблений? Неужели Солнышко был прав, и всё настолько просто? Всего-то и надо, что спросить… Капец, куда мир катится? Окрылённый удачей, Остапов снял трубку и набрал внутренний номер.

- Алло, Сеня? Я забыл спросить, что там с лазером?
- …! В …! И …! … со своим… лазером! …! …!


Эдик облегчённо выдохнул. Некоторые вещи, всё же, неизменны! А то он, уж было, перепугался…


________________________________________________


Готичный гоблиН :
Привет)
Как день прошёл?

Солнышко :
Зашибись(
Меня из-за одного кретина начальство сорок минут дрючило!


Готичный гоблиН :
Сочувствую. Хочешь, я ему голову откручу?

Солнышко :
Начальству?

Готичный гоблиН :
Кретину!

Солнышко :
Ой, я не могу!!!
Я б на это посмотрел!

Готичный гоблиН :
Мне тоже, кстати, не помешало бы бошку оторвать(

Солнышко :
Есть за что?

Готичный гоблиН :
Аха…
Парня одного подставил.
Тоже перед начальством.
А он мне помог, прикинь.

Солнышко :
Ну, бывает.
Хочешь, как один вздрюченый, за другого, отпущу тебе твои грехи?

Готичный гоблиН :
Давай!

Солнышко :
Кстати, взял фильм, о котором ты говорил.
Пойду сейчас смотреть)

Готичный гоблиН :
Наслаждайся! Уверен, тебе понравится!
А знаешь что, я его сейчас тоже поставлю – будем как бы вместе смотреть)

Солнышко :
Хахахах… Да у нас прям свидание!

Готичный гоблиН :
О… Только чур руки не распускать!


И они опять проговорили до полуночи…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 9 -

Эдика доставали с утра. Вот прям с того самого момента, как он переступил порог лаборатории, и приступили. Даже кофе попить спокойно не дали. Телефон не затыкался ни на секунду, дверь хлопала, не переставая, и все кому не лень стадами шлялись туда-сюда. А он-то так надеялся спокойно поработать в свой единственный в неделе свободный от лекций день. В конце концов, не выдержав этой атаки, он просто напросто выдернул шнур телефона из сетки, отключил мобильный и гаркнул своей лаборантке, что для всех посетителей без исключения его нет, не было и не будет.

Следующий час прошёл в блаженной тишине, а потом дверь опять распахнулась, и в лабораторию танцующей походкой от бедра вплыл беззаботно что-то насвистывавший Иннокентий Рыжий собственной персоной. Продефилировав под ошарашенным взглядом Остапова до его стола, он собственнически, как у себя дома, спихнул на край все лежащие там бумаги и, легко подтянувшись, взгромоздился сверху, чуть отпихнув самого физика.

- Привет! – пропел он, склоняя голову к плечу. - Как делишки?
- И тебе не хворать, - опешил от такого Эдик. Нет, в последнее время, благодаря советам Солнышка, их отношения с ассистентом декана, конечно, начали налаживаться, но не до такой же степени. - Чем обязан?
- Да вот, заскочил проверить, как ты тут.
- Проверил?
- Ага. – Рыжий склонил голову к другому плечу и хитро усмехнулся. - Чудная погодка, не находишь?
- Чего?
- Погодка, говорю, великолепная, - повторил тот, и с одухотворённым лицом процитировал: - Мороз и солнце. День чудесный! Как ты думаешь, чудесный день?
- День, и правда, хорош, - осторожно согласился Эдик. - А ты чего такой радостный? Мне проверить, или у химиков какие препараты не пропали?
- Фу, какой ты подозрительный, - высунул Сеня кончик языка. - У самого, я смотрю, тоже лыба с лица не слазит.

У Эдика и в самом деле настроение было просто великолепное. И, признаться, было с чего. Всё потому, что вчера…

Готичный гоблиН :
Вот. А потом она мне говорит:
Это кактус! Ёжик в другом кармане!

Солнышко :
Ахахаха *вытирает слёзы*
Эдик, ты жжёшь!
Как же тебя так угораздило, родной?


Со своим, да уже своим, Солнышком, Эдик переписывался уже больше двух месяцев. Их разговоры, поначалу безличные и сосредоточенные большей частью на жалобах друг другу на всё подряд, постепенно становились всё более откровенными. Остапов, будучи человеком довольно лёгким на подъём, уже давно выдал и своё настоящее имя, и место жительства и, вообще, тщательно готовил почву для встречи в реале. Солнышко пока держался, но, похоже, тоже начинал сдавать позиции, всё больше и больше приоткрывая перед жадным взором Эдика завесу подробностей своей жизни.


Готичный гоблиН :
Ладно, солнце моё. Спать пора)

Солнышко :
Уже?(

Готичный гоблиН :
Посмотри на часы.
Опоздаешь завтра, опять от начальства достанется.
Тебе прошлого раза не хватило?

Солнышко :
Да, папочка! Как скажешь…


Эдик был практически на сто процентов уверен, что его ехидное Солнышко старше него самого. И, видимо, опытнее по жизни. Это чувствовалось в те редкие моменты, когда тот бывал серьёзен. Но чаще парень дурачился, вот как сейчас, и тогда становился больше похож на студента первокурсника.


Готичный гоблиН :
Как-то меня не прельщает быть твоим папочкой.

Солнышко :
*надулся* Почему?

Готичный гоблиН :
Не прикалывает инцест.
Эй?
Ау?
Я тороплю события?
Ау??

Солнышко :
Эдик…
А что на тебе надето?

Готичный гоблиН :
*сглотнул* Рубашка…


Солнышко :
Расстегни её…


Дальше было странно. По-хорошему странно. Они дурачились, зубоскалили, язвили, подкалывали друг друга, и, тем не менее, всё же добрались до логичного финала. Во всяком случае, Эдик уж точно! И, проваливаясь в ослепительный оргазм, он видел перед собой высокого темноволосого парня с тёплыми насмешливыми глазами цвета старого орешника. Почему-то, Солнышко рисовался в его воображении именно таким.


- Эй, на камбузе! – вырвал его из мечтательных воспоминаний ехидный оклик. - Первый, первый, как слышишь? Приём!
- Сеня, чего тебе надо? – Эдик вернулся к реальности в виде сидящего прямо на его столе конопатого коротышки.
- Я пришёл рассказать тебе прикол, - заявил тот.
- А? Сеня, ты в своём уме? – он попытался спихнуть оккупанта на пол, но тот неожиданно зацепился носками ног за подлокотники офисного кресла, подтянул Эдика к себе, буквально впечатав того носом в свою грудь.
- Да ты послушай, - потребовал он, глядя на ошарашенного физика сверху вниз. Непривычный ракурс, при его росте. - Тебе понравится. Сижу я, значит, у себя в кабинете. Курю, кофеёк попиваю, в кулак гоняю… Ну, как обычно, - Эдик сглотнул. Уж больно приторным и доверительным стал тон рыжего. Не к добру… - Тут заходит ко мне Михал Фёдорович, декан наш любимый. Любезнейший человек, ну, ты в курсе. Говорит, сделай мне, Сенечка, одолжение, если тебе не трудно, и если есть у тебя свободная минуточка, найди мне светоч и гордость нашего факультета, Остапова Эдуарда свет Викторовича.
- Сеня… - попытался вскочить Эдик, уже сообразив, откуда запахло жареным, но его грубо толкнули назад.
- Ты сиди, родной, сиди. Я ещё не закончил. Так вот, я декану говорю "Конечно, Михал Фёдорович, времени-то у меня навалом, вот прямо сейчас этим и займусь". Звоню нашей светочи в лабораторию. Молчит светоч. Звоню на мобильный. Молчит радость наша. Посылаю Жанночку лично донести весть благую, а ей говорят, мол, нет родимого. И не будет.
- Сеня…
- Тихо! А тут декан опять интересуется, где же Остапов? Ах, не находите его. Ну, Вы, Сенечка, не торопитесь, мне не к спеху… Улавливаешь мою мысль, Дик?
- Улавливаю…
- Нет, - Сеня склонился к самому лицу Эдика и прошипел. - Не улавливаешь. Если ты, гад, через три минуты не нарисуешься в деканате, я твою жопу, как Тузик грелку порву. Пшёл!


___________________________________________________


Готичный гоблиН :
Сегодня опять с ассистентом декана поцапался(

Солнышко :
Он опять не по делу цеплялся?

Готичный гоблиН :
Да нет, по делу.
Но всё равно гад!(

Солнышко :
А ты меньше телефоны отключай, может и он меньше орать будет?

Готичный гоблиН :
Ага.
А как ты про телефон догадался?

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 10 -

Готичный гоблиН :
А как ты про телефон догадался?

Солнышко:
Не поверишь, но у меня сегодня на работе один кадр точно также отличился.
И вообще, зная тебя, логично было бы предположить нечто подобное.

Готичный гоблиН :
Да, бывает у меня…
Простишь меня за Сенечку?

Солнышко:
Нет.
Я уже задрался вместо него твои грехи отпускать.
Вот завтра утром пойдёшь и сам извинишься!

Готичный гоблиН :
Да, майн либэ фюрер-р-р!

Фу-у-ух… Сеня перевёл дыхание. Чуть не спалился! Вот, блин! Совсем бдительность потерял. Завязывать с этим надо, и срочно. Пока его и в самом деле не вычислили. Потому как, при всём своём жизненном опыте, он бы не взялся предсказать реакцию Остапова, если радостное известие о том, что Сенечка и есть его любимое Солнышко, коварно шандарахнет того кувалдой по темечку. К таким новостям вспыльчивого физика надо бы хорошенько подготовить. Чем, в общем-то, рыжий уже какое-то время и занимался, медленно, но верно готовя плацдарм для собственного разоблачения.

Солнышко:
Когда вы уже грызться с ним перестанете?

Готичный гоблиН :
Никогда!
Это держит мой мозг в напряжении, а тело в тонусе!

Солнышко:
А если серьёзно?

Готичный гоблиН :
А если серьёзно, давно хотел сказать тебе большое человеческое сенкью.
Благодаря твоим советам, у нас с ним и, правда, начали налаживаться нормальные отношения.

Солнышко:
А сегодня? Это был пример этих отношений?)

Готичный гоблиН :
Ну, лось я(

Солнышко:
Ты не лось, Дик.
Ты - оболтус)


В этой их грызне была основная проблема. Сеня по праву гордился своим умением чётко разграничивать личную жизнь и работу. А потому, ему особо и не мешало маниакальное упорство, с которым Остапов косячил и напрашивался на хирургическое вправление мозгов. Не мешало, пока это оставалось чётко в пределах кампуса. Напортачил? Получай! А дома, это уже совсем другая история. Но, вот, обладал ли сам Эдик тем же качеством? Сумеет ли увидеть разницу между Сеней-ассистентом декана и Сеней-любимым? Вопрос на миллион долларов.

Готичный гоблиН :
А ты, солнце, классный психолог!

Солнышко:
*зарделся*

Готичный гоблиН :
Нет, серьёзно!
У тебя великолепно получается.
Во всяком случае, меня-то ты насквозь видишь. *цём*
Почему ты не работаешь по специальности?

Солнышко:
Хех… Уверен, что хочешь знать?

Готичный гоблиН :
Я хочу знать о тебе всё.
Конечно, если ты хочешь рассказать.

Солнышко:
Знаешь… Наверное, хочу.
У меня был роман в больнице. С главой отделения.
Я нарвался. Он был женат. Жена узнала.
Не я слил, но он не поверил.
Короче, меня быстро обвинили в краже одного медикамента и уволили по статье.

Готичный гоблиН :
Вот блин!

Солнышко:
Сам виноват. Знал же, что ничем хорошим это не закончится…


Готичный гоблиН :
А устроиться в другую больницу?

Солнышко:
Ты не понял. У меня забрали право на врачебную практику.
Вот так-то(

Готичный гоблиН :
Сука он!
Вот поэтому я принципиально против служебных романов!


Хм… Нежданчик. Похоже, процесс подготовки Эдика к благой вести затянется. А Сене надо было, чтобы тот не просто не рассердился, узнав правду, а принял его таким, какой есть. Дурацкая детская выходка с перепиской уже давно переросла для Иннокентия во что-то настолько большее, что сама мысль о том, чтобы потерять своего гоблина отдавала болью где-то в левой части груди.



- Сенечка! – резкий оклик декана заставил его вздрогнуть и свернуть окно аськи. - Ты нашёл мне, наконец, Остапова?
- Да. У него просто дополнительные занятия со студентами были, вот и не отвечал, - не моргнув глазом, соврал рыжий. - Он приходил полчаса назад, но Вас уже не было.
- Ну так, сейчас я здесь. Зови этого лоботряса, и пусть готовит вазелин!


В этот раз, Дик, наученный горьким опытом, ответил мгновенно. Передав "приглашение", Сеня задумался на пару секунд, а затем решительным шагом двинулся к кабинету декана.

- Удовлетворите моё любопытство, - начал он, присаживаясь на подлокотник кресла для посетителей. - За что Вы Эдуарда Викторовича иметь собрались?
- Игру в переводного дурачка знаешь? – зыркнул на него пожилой глава факультета. - Мне сейчас ректор полтора часа мозги полоскал по поводу его проекта. Теперь моя очередь. Не знаю, в каких облаках Остапов витает, но он, поганец, игнорирует все сроки!
- Ясненько, - задумался Сеня, оглянулся на дверь и, убедившись, что их никто не слушает, продолжил. - Вы, Михал Фёдорович, были сильно заняты в последнее время. А потому кое-какие факты ускользнули от Вашего внимания. Давайте, я сейчас быстренько, пока Эдуард Викторович не пришёл, введу Вас в курс дела, а Вы уже сами решите, вазелин ему нужен, или Ваше чуткое руководство и помощь...

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 11 -

Эдик осторожно и как-то воровато заглянул в приоткрытую дверь деканата. Жанночка, на удивление, была на месте и, опять же на удивление, работала. Исключительно редкое явление, надо сказать. Девушка стоически выдерживала напор рвущегося грудью на амбразуру, а точнее, активно ищущего скандала, невысокого, крикливого мужичка.

- Я вам тут всем Кузькину мать покажу, - орал он, пытаясь грозно нависать над девушкой. Безуспешно, впрочем, поскольку не обиженная ростом белокурая кобылка была выше почти на голову. - Вы ещё не знаете, с кем связались! Моего сына? Отчислить? Да я… Да я… Да я жалобу на вас напишу! Декану!
- Пишите, - согласно кивала Жанночка, тщетно пытаясь обойти дебошира и добраться до выхода.
- Не веришь? – насупился тот. – А ну-ка, давай мне данные этого умника!
- Какого умника?
- Козла этого рыжего! – о-о-о, похоже, Сеня уже отличился. - Как его зовут?
- Сенечка, - пролепетала девушка.
- А по отчеству?
- Борисович.
- Арсений Борисович, значит… - записал на клочке бумаги скандалист.
- И-инокентий, - аккуратно поправила Жанночка.
- Что, Иннокентий? – не понял тот.
- Иннокентий Борисович.
- Так, Сеня или Кеша? – уточнил мужик.
- Сеня, – кивнула секретарша. – Но Кеша.
- Идиотка пергидрольная! – опять завёлся коротышка. - В паспорте у него что написано?
- Рыжий он, - всхлипнула Жанночка.
- Да меня не колышит его колёр! Где вас, дур таких, набирают? – посетитель цветом физиономии дошёл до кондиции варёной свеклы, а температурой - до закипающего чайника, - Я тебя по-хорошему спрашиваю, что у этого рыжего в паспорте написано?
- А чего Вы на меня кричи-и-и-те? – Жанночка скривила аккуратный ротик, залилась слезами и, отпихнув всё же мужика с дороги, вылетела вон.
- За рыжего не скажу, - доверительно шепнул борцу за справедливость подобравшийся со спины Эдик. - Сам до конца не въехал. Но у "пергидрольной идиотки" в паспорте написано, что она дочь декана…


Оставив опешившего скандалиста осмысливать результаты собственной несдержанности, Остапов направился в конец широкого коридора. Туда, где темнея лакированным деревом, красовалась тяжёлая дубовая дверь с золочёной табличкой "Молотов М.Ф., декан фак. физики". Торопиться приближать наклёвывавшуюся экзекуцию, а по другому поводу декан его никогда и не вызывал, желания как-то не было, и он, услышав доносящиеся изнутри приглушённые голоса, малодушно прислонился к стенке. Ещё пара минут свежего воздуха. Ещё небольшая отсрочка.

- Не успевает… Совсем стыд потерял… Это уже ни в какие ворота… - узнал он чистый Сенечкин голос. Интересно, на кого он там так усердно капает? - … Эдуард Викторович…

Вычленив своё имя, Эдик мгновенно насторожился и встал в стойку. Ещё месяц назад в такой ситуации он бы незамедлительно психанул и, пулей влетев в кабинет, начал бы пересказывать по памяти всю родословную рыжего до австралопитека включительно. Но… Это было месяц назад. Это было до того, как, направляемый виртуальной рукой своего Солнышка, он взял на себя труд взглянуть на главу секретариата под новым углом. До того, как признал, скрепя сердце, что прилетало ему, большей частью, за дело. До того, как Эдик с изумлением понял, как часто рыжий тиран, матеря преподавательский состав с глазу на глаз на чём свет стоит, покрывал их оплошности перед деканом. А потому, сейчас он лишь перевёл дыхание и осторожно прислушался.

- Ну, нельзя же так, Михал Фёдорович, - настойчиво увещевал Сеня. - Григорьев его совсем заездил. Я-то ничего с этим сделать не могу, но Вы бы вмешались, а? А то, получается, что он и преподаёт все пять предметов их кафедры, и мальчик на побегушках, и козёл отпущения в одном флаконе. Так как Вы хотите, чтоб Остапов ещё и проект свой успевал?
- Тебя послушать, Сеня, - раздался глубокий утробный бас декана. - Так мальчик наш просто ангел во плоти. Ты с чего его так выгораживаешь?
- Я выгораживаю? – возмутился рыжий, - Да Вы меня никак с кем-то путаете! Хотите, расскажу за что ему да стоит втык сделать? Поверьте, такого добра навалом… Если уж ругать собрались, так хоть за дело!

Дальше слушать Остапов не стал и, решительно постучавшись, открыл дверь.

- Вызывали, Михаил Фёдорович? – от его взора не скрылся настороженный и немного смущённый Сенин взгляд.
- О, Эдуард Викторович! Проходи, дорогой, проходи, – декан махнул рукой в сторону своего ассистента, обозначая окончание беседы, и приглашающе указал физику на освободившееся кресло. – Будет у нас с тобой сейчас длинный и тяжёлый разговор. Сенечка, - окликнул он остановившегося в дверях парня. – Попроси Жанну принести мне липовый чаёк и чего-нибудь сладенького.
- Ага, – кивнул рыжий.
- А тебе, Эдик, чего? – перевёл декан тяжёлый взгляд на физика.
- Мне… Воды, если можно, – попросил тот и, вспомнив вдруг почти семилетней давности "Я тебе врач, что ли…", неожиданно вновь обозлился, - Хотя, нет. Мне, пожалуйста, зелёный чай с жасмином, жжёным сахаром и двумя ломтиками лимона, – вот так. Чай он, конечно, терпеть не может, но пускай рыжий поломает теперь голову, где такое чудо достать!
- Ладно, - индифферентно пожал тот плечами и прикрыл за собой дверь.
- Перейду сразу к делу, - тяжело уставился на него Молотов через пару минут напряженных раздумий, - Я только от ректора, где меня долго и муторно тыкали носом в кучу твоих какашек! Ты вообще соображаешь, что срок можно опоздать, можно перенести, можно отменить, если есть на то веская причина, но игнорировать срок, паршивец ты эдакий, нельзя! Ты профессор в Академии, ведущий исследование, или на променад вышел?!
- Я… - начал Эдик, до того надеявшийся, признаться, что Сенино заступничество спасёт его, когда дверь опять притворилась, впуская самого заступника с подносом.
- Жанны нет, - пояснил он, проходя к столу, - Так что честь побыть официантом выпала мне.
- Ваш чай, - поставил перед Молотовым большую глиняную чашку, исходящую паром и уютным летним запахом липы. – А это на сладенькое, - и выложил рядом две маленькие белые таблетки.
- Это что? – насупив кустистые брови, уставился на него декан.
- Валокордин, - ничуть не смутившись, пояснил Сеня. – Вы так орёте, что даже у меня сердце ёкает!
- А вафелька где? – как-то по-детски обижено протянул пожилой мужчина, и брови Эдика поползли наверх.
- Никаких вафелек! - строго обрубил Иннокентий, смотря на того сверху вниз. - Вы о своём диабете ещё помните или это сугубо моя прерогатива? Скопытетесь опять, я Вам инсулин колоть не буду! Меня ещё от того раза дёргает…
- Но, Сенечка, ты же врач!
- Да какой с меня врач, Михал Фёдорович? – отмахнулся парень, - Сколько лет прошло… Короче, никакого сладкого!
- Цербер, - констатировал сладкоежка. - Цербер и тиран.
- Я в курсе, - улыбнулся Сенечка и, со словами, - А это Ваш чай, - поставил перед Эдиком… дымящийся стеклянный стакан на половину наполненный восхитительно пахнущим чёрным кофе.
- А… - Остапову впервые в жизни не хватало слов. Как? Ну, как? Откуда он?.. Но трогательность момента была уже через секунду разрушена самим рыжим паршивцем.
- А это, - демонстративно выложил он на стол перед физиком большой синий тюбик вазелина, - Вам, Эдуард Викторович, на сладкое!


И танцующей походкой, победно помахивая пустым подносом, удалился под скрежет зубов Остапова и громогласный хохот декана.

- Ой, не могу! – сотрясаясь всеми своими ста десятью килограммами, оттирал слёзы Михаил Фёдорович. - Ну, Сеня! Ну, паршивец! Как умеет разрядить обстановку, а? Ладно, Эдик… С ректором я как-нибудь и сам разберусь. Ты мне вот что объясни: ты же взрослый мужик, так? Ну и почему, если у тебя такие проблемы с главой кафедры, я должен узнавать об этом из посторонних рук? Ты что, не знаешь, как мой кабинет найти?
- Да я… - опешил от такой резкой смены курса физик.
- Ладно уж… Давай посмотрим, что с твоими сроками можно сделать…


_____________________________


- Вазелин свой забери, - на Сенечкин стол упал синий тюбик.
- Помог? – усмехнулся тот, пряча его в недрах своей необъятной сумки.
- Ещё как, - усмехнулся в ответ Остапов и, подумав пару минут, добавил. - Сень, ты это… Прости за утро. И спасибо тебе.
- Спасибо в карман не положишь, - насмешливо скривился парень.
- Пиво пьёшь?
- А как же!
- Мы с ребятами собирались в бар после работы. Пойдёшь с нами? – предложил Эдик. - Я угощаю.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 12 -

Готичный гоблиН :
Ты можешь мной гордиться!

Солнышко:
Я горжусь, родной.
Но озвучь, пожалуйста, повод?

Готичный гоблиН :
Знаешь, что я сейчас делаю?
Пью пиво с Сенечкой!
И мне нравится!
И я не хочу его убить!

Солнышко:
К завтрашнему утру скую тебе орден!
Я, кстати, тоже в баре с ребятами подвисаю.

Готичный гоблиН :
Пиво жрёшь, солнце моё?

Солнышко:
Жрю)

Готичный гоблиН :
А какое пиво ты любишь?

Солнышко:
Немецкое. Не фильтрованное.
Сейчас пью Францисканер.
Ням-ням)
А что пьёт этот твой Сенечка?

Готичный гоблиН :
Кажись, тоже белое. А что?

Солнышко:
Да так. Чувствую я солидарность с ним, на фоне безалаберного тебя.
Сделаешь мне приятное?

Готичный гоблиН :
Прям сейчас? *стягивает рубашку*

Солнышко:
Маньяк озабоченный)
Чокнись с ним, будто это я?

Готичный гоблиН :
Для тебя, всё что хочешь!
Ну, я побёг?
Поговорим вечером?

Солнышко:
И почему твоё "поговорим" всегда заканчивается спермой на моей руке?)

Готичный гоблиН :
Это потому, солнце, что я тебя люблю!
Люблю тебя, понял? ЛЮБЛЮ!!!


Быстро, пока не передумал, Эдик отправил сообщение, отключил телефон и, перегнувшись через стол, тронул своим стаканом Сенин.

- Твоё здоровье, солнце! – провозгласил он, одним махом опустошая содержимое. - Сень, а ты чего такой пришибленный?
- А? – рыжий поднял на него какой-то прифигевший, недоверчивый взгляд, - Я это… Нет, ничего. Всё в порядке. Твоё здоровье, Дик!


___________________________________


- Доброе утро, Олеся Львовна! – счастливо улыбаясь, поздоровался Остапов со своей лаборанткой. - Какой чудесный сегодня день!
- Утро добрэ, - пробасила Олеся - необъятная, как телом, так и душой, женщина не идентифицированного возраста, обладательница мягкого, материнского характера и аутентичных черт лица типичной представительницы бывшей братской республики. - А чё цэ Вы такый радый сёгодни?
- Счастье у меня, Олеся Львовна. Большое, человеческое счастье! – и, приземлившись на краешек её стола, доверительно сообщил. - Свидание у меня сегодня вечером!
- Який же Вы ще хлопчысько! – мягко, по-матерински улыбнулась женщина. - Гарна дивчина?
- Гарна, Олеся Львовна, гарна! – проржал Эдик. За время проведённое с ней, он уже успел приноровиться к её говору, и даже выучил некоторые словечки. - Такая дивчина, любого хлопця за пояс заткнёт!
- Ох, - Олеся в умилении сложила руки на необъятной груди. - Бо я вжэ й надию втратыла!
- Я, признаться, тоже уже не надеялся, но вчера вечером…


Солнышко:
Эдик?

Готичный гоблиН :
М?
Ты меня укатал, родной…

Солнышко:
)))
Эдик, помнишь, ты говорил, что хочешь встретиться?

Готичный гоблиН :
Хочу!

Солнышко:
Как насчёт завтра?


- Короче, - мотнул он головой, стряхивая воспоминания. - Вчера мне дали зелёный свет!
- Як я за Вас рада! А шо з дэканом? Нэ дюжэ лаявся вчора?
- Лаявся? – не понял Эдик, - Гавкал, что ли?
- Та ни… Ругався сыльно?
- Ой! – хлопнул он себя по лбу. - Я же совсем забыл Вам рассказать! Ну, сначала, орал, конечно. А потом, Сеня, представляете, притащил вазелин. Вазелин! С таким намёком, засранец! Ну и декан рассмеялся, успокоился, и мы так плодотворно и конструктивно поговорили… У меня новые сроки. Реальные, а не тот, высосанный из пальца, маразм, что Григорьев подавал. Сеня просто гений!
- Ой, вин гарный хлопчик, - согласилась Олеся Львовна. - Як вин людэй розумие, наскризь бачэ… Цэй ж правда, ликар душ!
- Кто? – насторожился Остапов.
- Ну, души ликуе… Дохтор, по-вашиму. Як жеж цэ будэ… О! Псыхолог!


Бздэньк. Грх… Грх… В голове Осапова с зубодробительным скрежетом начали двигаться заржавелые шестерёнки…

Грх…

Ты, что, психолог? – Вообще-то да! – Цэй ж правда, ликар душ!

Грх…

Да, какой с меня врач? Сколько лет прошло… - Уволили меня по статье…

Грх…

А как ты про телефон догадался?

Грх…

Я чувствую с ним солидарность…

Грх…

Поговори с ним… Спроси его… Извинись перед ним…

Грх…

Солнце, а кем ты работаешь? – Да, у меня не интересная работа. Администратор я…

Грх…

Да сколько ж вы ещё грызться будете…

Грх…

Как я тебя узнаю завтра? – Ты меня узнаешь…

Грх…

Я так этого жду… - Боюсь, разочаруешься…



- Ах, ты ж …! …! В … на … с … по …, …, …!
- Эдик, Вы чого? – опешила лаборантка.
- Да я ж тебя…! – физик, резко соскочив со стола, рванул прочь, - Молись, сука! Молись, чтобы я ошибался!



О-оу! Пропела аська, замигав окошком с именем "Готичный гоблиН" и Сеня, глупо улыбнувшись, потянулся к мышке. Нетерпеливый какой… Сегодня это, наконец, свершится. Тянуть дальше, особенно, после вчерашнего признания, было просто невозможно. Сеня и так палился чуть ли не на каждом шагу. Он сделал всё, что мог, стараясь подготовить Эдика, и возлагал большие надежды на этот вечер.


Готичный гоблиН :
Что на тебе надето, солнце?

Сенина мечтательная улыбка стала ещё шире. Вот, неугомонный! Эта фраза уже давно стала их кодом, негласным приглашением к виртуальному сексу.


Солнышко:
С ума сошёл?
Разгар рабочего дня!

Готичный гоблиН :
Хочу тебя!
Прямо сейчас!

Солнышко:
Спасите! Помогите! Маньяк!

Готичный гоблиН :
Тц! Не надо помощи, сам справлюсь!
Ты уже расстегнул её?

Солнышко:
Дик, ну серьёзно!
Полный офис народа…

Готичный гоблиН :
Запрись в кабинете.

Солнышко:
Не могу. Начальство у себя.

Готичный гоблиН :
А с каких это пор по четвергам декан у себя?


Сеня уже в пятый раз перечитывал последнее сообщение и с каждой прошедшей секундой, с каждым вдохом, с каждым нервным вздрагиванием пальцев, всё чётче и чётче понимал – он влип. Боже, как он влип! Не успел на каких-то полдня… А теперь пушной промысловый зверёк с необъятных просторов Сибири-матушки уже здесь…


- ТВОЮБОГАДУШУМАТЬ! – голосом, сделавшим бы честь пароходной сирене, взвыл Сеня и, схватив в охапку пальто и сумку, ломанулся к выходу из деканата. - Только бы успеть! Только бы успеть! Только бы...

Не успел. Едва распахнув дверь, он наткнулся на подпирающего стенку напротив, злого, как чёрт, Остапова.

- Вот и свиделись, Солнышко, - прошипел тот сквозь зубы, - Стебануться решил?
- Дик, я всё могу объяснить! – попятился назад Сенечка.
- Начинай! – кивнул Эдик, наступая на него, - И от того, насколько складно ты споёшь, будет зависеть, что у тебя будет болеть завтра – задница, или сломанные ноги!
- А как насчёт того варианта, в котором задница будет болеть у тебя? - продолжая пятиться, ляпнул парень и тут же проклял собственный язык.
- Ах, ты ж...! - взревел Остапов, и Сеня понял, что отступать поздно. Самое время бежать!

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
- 13 -

Прошло несколько месяцев с тех пор, как взбешённый, похожий на раззадоренного матадором быка, профессор кафедры квантовой физики гонял не менее обозлённого, но ещё и не на шутку перепуганного, бледного, как смерть, ассистента декана по всем этажам факультета, на радость деканату, случайным и не очень посетителям оного, и студентам попавшихся по ходу гона аудиторий. Бордовый от гнева, с развевающимися за спиной, как белый плащ Понтия Пилата, растрепавшимися волосами, Остапов пятиэтажным великим и могучим поносил, на чём свет стоит, петлявшего, как заяц, Сенечку, к вящему изумлению нечаяных свидетелей ласково называя того, время от времени, Солнышком. Впрочем, тон его голоса в эти моменты теплее и ласковее как-то не становился. Сам же глава секретариата, с трудом унося ноги, яростно отбрехивался в ответ, порывался что-то объяснять и, как вроде физик был не достаточно разъярён, дразнил его, почему-то, Гоблином.

Отловила и разняла их, в конечном итоге, вызванная в спешном порядке охрана. Охладив пыл одного метким хуком в челюсть и с трудом добыв другого из-за спины самого презентабельного из охранников, дебоширов конвоировали к декану, который, хорошенько вправив мозги, как в белобрысую, так и в рыжую головушку, назначил им, в качестве карательной меры, совместное ночное дежурство по кампусу в течение недели.

Что да как там происходило в те ночи, не знает, наверное, никто, кроме самих нарушителей дисциплины, да только с тех самых пор их отношения резко изменились. Нет конечно, они всё ещё скандалили, не особо утруждая себя такими мелочами, как повод, этика или здравый смысл. Но теперь, всласть наоравшись друг на друга, уже через каких-то полчаса могли абсолютно спокойно отправиться вместе обедать. Или, перевернув к чертям Сенин стол и перепугав до смерти своими воплями несчастных посетителей деканата, двинуться вечером того же дня в университетский паб дегустировать новый сорт любимого обоими немецкого пива. А уж если дорогу одного из этой чумовой парочки, как их стали называть за глаза, умудрялся перейти кто-то третий... Ох, пиши пропало. Психически уравновешенным от этих двух паразитов не уходил ещё никто. Все вокруг только диву давались, как эти две ехидны умудрились спеться. И только Михал Фёдорович усмехался в усы и трогательно краснел, что ввергало окружающих в ещё больший ступор, чем сам двинутый на всю голову дуэт.

Весело было, да... Отпели своё февральские вьюги, отжурчала мартовская капель, молоденькие студенточки с облегчением вернули в недра шкафов утеплённые зимние штаны и вынули на свет Божий коротенькие юбчонки, на радость одногруппникам да преподавателям. Сочная апрельская травка скрыла проявившиеся было, после таяния снегов, следы подрывной деятельности окрестных псов, а распустившаяся в самом начале мая сирень радовала глаз и обоняние, настраивая на лирический лад и намекая, что лето, долгожданное лето, уже не за горами.

За эти месяцы много чего изменилось на факультете физики.

Жанночка выскочила, наконец-то, замуж и, решив под это дело, что работать больше не обязательно, уволилась. Известие это было встречено искренним вздохом облегчения множества глоток, не исключая и самого декана. На место Жанночки пришла строгая и чопорная Елена Анатолиевна и нескончаемый поток жалоб на то, что в деканате никогда и никто не отвечает, кроме Сени (но к нему были свои претензии, что лучше бы и не отвечал), наконец, прекратился.


Марина Свиридова нашла в себе силы перерасти свои "семейные обстоятельства", взялась за ум, упрямо пересдала абсолютно все заваленные ранее предметы и вновь вернула себе честно заслуженное право расчитывать на красный диплом. Светлую голову девушки, её способности и склонности к точным наукам оценил даже Остапов.

- Мариночка, - остановился он напротив сидящей в первом ряду гламурной блондинки в коротюсенькой пародии на юбку, - Ваша работа приятно порадовала. Умничка.
- Я не Маша... - привычно затянула девушка, и вдруг осеклась. - Ой! Вы знаете, как меня зовут?
- Конечно, я знаю, как зовут одну из моих лучших студенток, - ободряюще улыбнулся он. На эту улыбку его личный психоаналитик натаскивал его уже пару недель. - Если Вы заинтересованны в летней практике, подойдите на кафедру, у меня найдётся работа для Вас.
- Спасибо... - опешила Свиридова, - Я подойду, обязательно подойду!
- Вот и славно! А теперь, Петренко! - Эдик выискал глазами этого шалопая и, ткнув для наглядности пальцем, потребовал. - Машенька, к доске!
- Э... - поперхнулся паренёк. - Вы, Эдуард Викторович, наверное, не поняли, я - мальчик!
- Это ты, Петренко, не понял, - беззаботно отмахнулся тот. - Для меня все, кто тройка и ниже, Машеньки. Хочешь, чтобы я запомнил твоё имя? Шуруй к доске и заслужи!


Таисия Михайловна Звенигорова закончила, наконец, свой контракт с американцами и, как и было обещано, забрала у Остапова два предмета. Правда, не в январе, а ближе к концу февраля, но Эдик не придирался, в кои-то веки терпеливо ждал, за что и был вознаграждён, даже дважды. Уменьшением учебной нагрузки и милостивым позволением декана завести-таки себе аспиранта.


Многое изменилось за эти месяцы, и всё же...

- И всё же некоторые вещи неизменны, - скривился Молотов Михаил Фёдорович, вслушиваясь в долетающий даже через две плотно прикрытые двери отборный многоэтажный мат.

- Да ты задрал уже со своими ... мембранами! - орал худенький медноволосый паренёк, кривя пухлые, словно зацелованные губы, и щуря ангельские глаза небесного цвета. - Какого ты мне мозги ими сношаешь каждый божий день?
- Если бы у меня были эти ... мембраны, - орала в ответ трубка телефона голосом, хорошо знакомым всем без исключения работникам деканата, - я бы сношал свой ускоритель, но он за безопасный секс и без мембран сношаться не хочет!
- А не фиг было, Эдик, ждать до последнего! В следующий раз будешь заранее заказывать!
- Так ты, ..., сам же говорил, что у меня ни ... бюджета не осталось! - праведно возмутился физик.
- Так его у тебя и сейчас ни ... нет, это же тебя не останавливает! - парировал Сеня, - Чего ты из-под меня теперь хочешь?
- Мембраны я, ..., хочу!
- Да ты ... уже ... и ... своими ... мембранами!!! Иди в... и ... по ...на ...! ...! ...!
- ...! ...! ..., ... и ..., а...!
- ...! ...! ...!
- Сень, а Сень?
- ЧТО?!
- А ты меня любишь?
- Дик, - прошипел рыжий в трубку, слегка сбитый с толку такой резкой сменой темы, - Я к тебе, придурок, полторы недели назад переехал! Мои разбросанные по всей квартире носки не наводят ни на какие мысли о такой уж необходимости этого вопроса?
- Скажи это вслух!
- Не скажу!
- Скажи!
- Не скажу!
- Скажи!
- Не скажу! Отвянь, гоблин!
- Сень, а Сень?
- Ну что?
- А у меня теперь есть блат в деканате, да?
- Нет, Дик, - мстительно ухмыльнулся рыжий махинатор, - это у меня теперь есть блат среди преподавательского состава. А значит, с первого числа ты берёшь факультатив по лазерам.
- Сдурел?! - взревел Эдик. - Не возьму!
- Возьмёшь!
- Не возьму!
- Возьмёшь!
- Не возьму!
- Куда ты денешься!
- Тиран!
- Оболтус!
- Деспот!
- Разгильдяй!
- Диктатор!
- Люблю тебя!
- Ирод... Э... ААА! Ты сказал это! Сказал-сказал-сказал!



А всё же хорошо, что некоторые вещи да меняются...


КОНЕЦ

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .