Одна дома и Фанфикшн

24 Сентября 2018, 00:40:32
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру Гарри Поттера » Джен (Модератор: naira) » [PG-13] [макси] Кот-который-выжил, ГП,СС, angst/drama +40-41 гл 23/07/16

АвторТема: [PG-13] [макси] Кот-который-выжил, ГП,СС, angst/drama +40-41 гл 23/07/16  (Прочитано 13565 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 40.Призраки


Как только они очутились в знакомой обстановке лаборатории, Гарри моментально бросился к своему креслу. В следующую секунду чёрный кот устроился на подушке и укрыл голову лапами. Сосредоточившись на том, как потрескивает огонь и колотится его собственное сердце, он всё же не мог не услышать приближающиеся шаги, а потому, поняв, что Северус стоит рядом, ещё сильнее свернулся клубком.

Послышалось шуршание бумаги, затем снова раздались шаги.

— Я буду в кабинете.

Дверь закрылась, и Шэди поднял голову. В кабинете? Он не знал, что у Снейпа есть кабинет. И где же? Его взгляд скользнул по маленькому столику, созданному Северусом между двух кресел. Было бы сложно не заметить лежавшую на нём стопку бумаг.

Документы на усыновление… Гарри превратился в человека и почти с благоговением взял их в руки.

Сердце грохотало в груди, а перед глазами вспыхивали слова. Усыновление. Защита. Официально. Министерство. Ребёнок.

Он зажмурился… Надо успокоиться и внимательно прочитать пергамент. В конце концов, речь идёт о его жизни. Нахмурившись, он погрузился в чтение различных параграфов, затем внезапно выпрямился, словно поражённый какой-то мыслью.

В общем-то, он этого и ожидал, но увидеть официальный документ, подтверждающий намерения профессора, написанный, что называется, чёрным по белому...

Если Снейп доведет эту процедуру до конца, то Гарри станет его сыном во всех смыслах этого слова. Северус получит все права его отца, а также и все связанные с этим обязанности. Такие же, как если бы он был его «законным ребёнком», как написано в документе… Он станет наследником Снейпа и сможет взять его имя.

Гарри Снейп? Имя казалось почти знакомым, но… неужели он и вправду хочет избавиться от имени своего родного отца? Может быть, Поттер-Снейп?

Гарри вздрогнул и, словно обжёгшись, положил бумаги на стол, потом снова бросился в кресло. Нет, быть такого не может! Да ради Мерлина, ещё каких-то три месяца назад он считал Снейпа одним из своих злейших врагов! И что бы подумал его родной отец? И, что более реально, что подумают его друзья? А что, если Северус снова изменится, если станет как Дерсли?

Это какое-то безумие. Совершеннейшее безумие! Конечно, он привязан к Снейпу, этот человек доказал что желает ему добра… но всё это как-то слишком: слишком рано или слишком поздно, и от этого «слишком» у него перехватило дыхание.

Он должен бы чувствовать себя счастливым, прыгать от радости, кричать от восторга, скакать по деревьям… О да, сейчас ему очень хотелось бы забраться на дерево! Сорвавшись с места, он лихорадочно пролетел четыре пролета по четыре ступеньки каждый и захлопнул за собой дверь в сад.

Выбравшись в парк, Шэди, прижав уши, заскользил в траве, перепрыгнул пару коряг и, наконец, оказался у своего любимого дерева, на которое и забрался в тот же миг.

Мэнор! Снейп говорил, что теперь это его дом. Несколько недель назад он так и сказал, на этом самом месте, пообещав заботиться о нём, как о своем собственном ребёнке. Но он же не думал так всерьёз! Лили хотела этого, это точно, а Сириус и Джеймс? Они, конечно, помогли Снейпу спасти его, но если говорить об усыновлении… Да они в гробах перевернутся!

Повинуясь неожиданному порыву, Шэди спрыгнул с дерева и пустился бежать. Подальше от Мэнора, от Северуса… ему необходимо побыть одному. Колючки цеплялись за него, пока он бежал, вырывая клочки шерсти, но он не обращал на это внимания. Снейп всё равно его вылечит… как раньше. Лечил, спасал… но как бы Северусу ни хотелось, он же не смог спасти Лили, верно? И это воспоминание преследует его до сих пор.

Может быть, именно поэтому Северус так заботится о нём и хочет его усыновить? Чтобы исполнить обещание, данное тени Лили?

Нет, об этом Гарри уже думал и знал, что настоящая причина не в этом. Конечно, Северус тоже что-то приобретёт от этого, у него будет семья, которой у него никогда не было. Ну, и вдобавок он получит известность, разве нет? Снейп всегда хотел прославиться, Ремус как-то рассказывал… Думал ли об этом Северус, начиная процедуру усыновления?

Кот побежал ещё быстрее, подгоняемый чувством стыда и смущения. Он размышляет сегодня как настоящий слизеринец… Почему он не может согласиться с тем, что Северус просто хочет, чтобы ему было хорошо? Что он желает, чтобы они были вместе, хочет защитить его? Неужели профессор мало сделал, чтобы доказать своё отношение к нему, — не раз спасал его, рисковал собственной жизнью с тем Протего, пожертвовав собой, как когда-то мама?

Мерлин, Гарри хотелось верить в это, ужасно хотелось, но что, если он ошибся, если всё пойдёт не так? Что если он, успев узнать, как это — жить по-другому, снова всё потеряет? Вот это будет настоящий кошмар.

Кстати, о потерях… Шэди резко остановился, в растерянности. Где это он? Он очутился на небольшой поляне, однако его не покидало ощущение, что окружающая его природа была подправлена человеческой рукой. Возможно, это из-за того, как располагались деревья и кусты? И этот странный камень почти в центре… Кот бесшумно подошёл к нему.

При ближайшем рассмотрении камень оказался ещё более необычным и, обойдя его кругом, он понял, почему. На лицевой стороне камня, обращённой к ручью и давно заросшей тропинке, была выгравирована какая-то надпись. Шеди подошёл ещё ближе, чтобы рассмотреть — любопытство пересилило осторожность.

«Здесь покоится Артюс Десмонд Гектор Принц,

чистокровный и достойный человек.

1890-1972

Покойся с миром».

Шеди удивился. 1972? Не такое уж и старое это надгробие… Артюс Принц — дедушка Северуса? В любом случае, этот человек был из его семьи по материнской линии, Гарри был в этом уверен, судя по воспоминаниям профессора, которые ему довелось увидеть.

Но что-то не сходилось… Инстинктивно он принял человеческую форму и, прищурившись, сел перед стелой. В памяти всплыли слова Снейпа: «Этот дом не принадлежал моей семье».

Нет? А почему тогда могилы его предков находятся на территории Мэнора?

Ну ладно, одна могила, поправил себя Гарри. Случайность, может быть? Может, Снейп перенёс прах своего дедушки после того, как получил Мэнор в собственность?

Мальчишка покачал головой, водя пальцами по выгравированным буквам. Надо подумать… Снова сменив форму, он побежал по тропинке, идущей вдоль ручья. Предчувствие не обмануло его. Это место не было кладбищем в полном смысле этого слова, но то там, то тут виднелись затерявшиеся в траве надгробия. Некоторые казались очень старыми, тем не менее, разглядеть надписи не составило труда.

Здесь часто встречались Принцы и их супруги. Среди последних встречались имена, которые были ему знакомы. Паркинсон. Розье. Прюетт! Боунс. И ещё того не легче, — на совсем древних могильных камнях было высечено: Блэк. Поттер.

Гарри в изумлении опустился на колени перед могилой. Поттер! Значит, когда-то Поттеры и Принцы заключали союзы? Может быть, здесь, укрытый ковром из вереска, лежит кто-то из его предков! Как и его родители…

Его словно холодным душем окатило. Родители! Могила! В тот раз на кладбище, когда Волдеморт пытался убить его, он ещё кое-что сказал, что глубоко задело Гарри, даже несмотря на транс, в котором он находился: он никогда не был на могиле родителей… даже не думал о такой возможности.

Мерлин, вот что он должен сделать и как можно скорее! Это же так очевидно! Все вопросы, все его сомнения… там он найдет ответы! Он должен попрощаться с Сириусом, и с Дерсли тоже. Прежде, чем подписать документы об усыновлении, он должен повидать всех, кто был его семьей.

Почему он раньше об этом не подумал? Он ведь даже не знает, где находятся могилы Сириуса и Дерсли, но он их найдёт. Как бы то ни было, он был уверен, что сумбур в его голове успокоится, как только он там побывает.

Испытав одновременно облегчение и воодушевление, Гарри снова превратился в кота и самой короткой дорогой, прямо через кусты, поспешил в Мэнор, оставив позади кладбище Принцев. А ведь я не видел могил Тобиаса Снейпа и Эйлин Принц, — вдруг пришло ему в голову. А ведь недавние могилы должны были быть ближе к тропинке…

Не отвлекаясь больше на эту мысль, он на всей скорости влетел в Мэнор, совершенно выбившись из сил. Приняв человеческую форму, он отправился на поиски кабинета Северуса.

В подвалах можно не искать, раз профессор поднялся по лестнице… и, раз он не пользуется вторым этажом, нужно искать на первом. Но где?

Хм... Может быть рядом с библиотекой, подумал Гарри, это логично… у него было странное, непреходящее ощущение, что тот, кого он ищет, находится прямо за этой стеной. По толстым коврам, заглушающим шаги, мальчишка прошёл через библиотеку и оказался перед широкой деревянной дверью.

Набрав в грудь побольше воздуха, он постучал.

— Войдите.

Угадал! Снейп был здесь! Улыбнувшись, Гарри толкнул дверь. Определённо, у него есть способности к этой игре.

Поглощённый своей работой Снейп сидел за столом, держа в руке перо.

— Вы проверяете работы? — полюбопытствовал Гарри.

Снейп устало взглянул на него.

— Нет, Поттер, я не трачу всю свою жизнь на исправление тех отвратительных заданий, что сдают мне ученики. Тем более, когда я им ничего не задавал.

— Ааа.

Видимо, разочарованный тон мальчишки заставил профессора пожалеть о своих словах, и он пробурчал:

— Это рецепт зелья. Эксперимент, о котором я хотел рассказать коллегам.

— Правда? Это как с антиликантропным? — спросил Гарри.

Мастер зелий насторожился.

— Приблизительно. Ты хотел меня видеть?

— Я… да. У меня к вам просьба. Я знаю, что нам нужно возвращаться в Хогвартс, и что вам придётся удостовериться, что это безопасно, но… может быть, у нас будет немного времени, чтобы отправиться сегодня в Годрикову лощину?

Снейп вопросительно вскинул бровь.

— Годрикова Лощина? У тебя там какие-то дела?

— Я хотел бы побывать на могиле родителей. Без того, чтобы… ну вы знаете, — поморщился Гарри.

Северус задумчиво потёр щёку.

— Могу себе представить. У тебя не самые хорошие воспоминания об этом месте. Тогда ты был там впервые?

Мальчишка кивнул.

— Может, это глупо, но раньше я об этом даже не задумывался — о том, где они похоронены. Я понимаю, это странно, но я бы очень хотел отправиться туда сейчас, если вы не считаете, что это опасно… И… туда, где похоронен Сириус. И Дерсли.

— Для дня поминовения ещё рановато, — прошептал Северус. — Могилу Сириуса найти несложно. Она находится в Годриковой лощине.

— Правда? — удивился Гарри. — А почему? Ведь семья Блэк жила не там … или?

— Не там, — согласился Снейп. — Но Вальбурга выжгла имя старшего сына с генеалогического древа… так что в семейном склепе ему нет места. Да и не думаю, чтобы он хотел быть похоронен рядом с предками… Как бы там ни было, Дамблдор решил, что он останется на том же кладбище, что и твои родители.* В текущих обстоятельствах это, возможно, был самый разумный вариант. /* В романе Дж.К. Роулинг нет упоминаний о том, что после исчезновения Сириуса за пологом Арки его тело было найдено и похоронено. Это версия автора. — Прим. переводчиков./

Гарри кивнул, не имея возможности ответить, так как у него перехватило дыхание.

— Что касается Дерсли, — продолжал профессор, сделав вид, что ничего не заметил, — они похоронены на кладбище в Литтл Уининг.

— Откуда… вы это знаете? — выдавил Гарри.

Снейп бесстрастно взглянул на него.

— Ты уже говорил, что хочешь посетить их могилы, сразу после их гибели, и я заранее поинтересовался. Я ждал момента, когда ты вспомнишь об этом. Конечно, я отведу тебя туда.

— Спасибо, — мальчишка с трудом проглотил застрявший в горле ком.

— Ты прочитал документы? — спросил Снейп, жестом отметая благодарность.

— Хм, да, — ответил Гарри, приклеившись взглядом к настольной лампе.

— Есть вопросы? — спокойно спросил Северус.

— Да нет, не думаю. Может быть, только…

— Слушаю?

Не успев как следует подумать, Гарри выпалил:

— Я могу отказаться?

Казалось, секундное молчание растянулось на целую вечность. Выражение лица профессора ничуть не изменилось, он, как и прежде, хорошо скрывал свои чувства, но Гарри показалось, что он заметил тень боли и разочарования в его взгляде.

— Безусловно, — наконец ответил Снейп. — Это один из возможных вариантов. Что бы ты ни решил, это ничего не изменит между нами, касательно наших… отношений, если они тебя устраивают.

Гарри испытал облегчение и одновременно почувствовал себя ужасно неблагодарным. Казалось, его шея сейчас вспыхнет, а лицо наверняка уже стало пунцовым… Снейп, однако, держался так, словно его спросили, что будет на ужин.

— Про… простите. Просто мне нужно ещё немного времени, чтобы разобраться. Нет, я не это хотел сказать... Я хочу подписать, и я хочу, чтобы вы знали… Вы даже не представляете, что это для меня значит! Но это… просто слишком! — жалобно закончил он.

Взгляд Северуса смягчился.

— Ты не должен оправдываться, Гарри. Речь идёт о твоих интересах, и только тебе решать, соглашаться … или нет. Я прекрасно могу понять твои сомнения. Думаю, любой на твоем месте дважды подумал бы, — Снейп слегка улыбнулся, но это не могло обмануть Гарри.

— Я не любой, — ответил он, — и я уже принял решение… Наверное. Мерлин, я выгляжу как полный псих. Поэтому мне и нужно туда отправиться, понимаете? На кладбище.

Снейп покачал головой.

— Хорошо. Собери вещи, поешь, если голоден, а я предупрежу директора о нашем маленьком путешествии.

— Я не голоден. Моя мантия наверху… — он помедлил. — Скажите… а ваши родители… где они похоронены?

В этот момент Северус повернулся, чтобы собрать бумаги, и Гарри заметил, как при этом вопросе напряглись, а затем слегка расслабились его плечи. Мастер зелий повернул голову и взглянул на него своими тёмными глазами.

— Нигде. В общем могильнике где-то в Сюррее, — ледяным тоном ответил он.

Гарри испуганно посмотрел на него.

— Вы хотите сказать… вы не… но это же ваши родители!

Снейп саркастически усмехнулся и отвернулся, вновь занявшись бумагами.

— «Злопамятный и мстительный», — такими были последние слова моего деда, обращённые ко мне. Очень умный и проницательный был волшебник, — заметил он с издёвкой.

Потом, едва заметно вздохнув, он повернулся к Гарри.

— Я никогда не пытался казаться хорошим человеком, Гарри. Ты знаешь моё прошлое. Возможно, лучше, чем кто-либо другой. Я понятия не имею о том, что собой представляет священный дух семьи и не делаю никакого культа из кровных связей. Я сам выбираю друзей, соратников… и они становятся моей семьёй. Но, поверь, я ни в коей мере не настаиваю, чтобы ты отказывался от этой сомнительной привилегии.

Мальчишка, зажмурившись, покачал головой.

— Нет, я понимаю. По крайней мере, мне кажется, что понимаю. Просто… — он в свою очередь вздохнул. — Я гулял в парке и нашёл надгробия. Ваших предков. Ведь это ваши предки, правда?

На этот раз удар оказался более сильным, и Северус позволил себе опуститься в кресло. С отсутствующим видом он с помощью Акцио придвинул ещё одно кресло и знаком предложил Гарри сесть с другой стороны стола.

— Я знал, что рано или поздно это случится, — с горечью заметил он. — И раз мы добрались до грязных семейных тайн, лучше покончить с ними раз и навсегда. Да, это могилы моих предков со стороны матери. Задавай вопросы.

У Гарри оборвалось сердце. Он бы с удовольствием избежал этого разговора… но Северус прав. Он должен знать. Если он согласится на усыновление, он должен полностью отдавать себе отчёт в том, что делает. Кроме того, что бы Снейп ни сделал, между ними это уже ничего не изменит, ведь так?

— Если у вас есть семейное кладбище, почему ваши родители похоронены не здесь? — спросил он, наконец. Снейп вскинул брови, удивляясь вопросу.

— Потому что я их ненавидел, — сухо ответил он, откидываясь в кресле. — Следующий вопрос.

Гарри прокашлялся, испытывая неловкость. Ему вдруг совершенно расхотелось знать… Северус, казалось, прекрасно понял его чувства и, тяжело вздохнув, положил руки на стол, переплетя пальцы.

— Мне жаль. Это невежливо с моей стороны. Хотя слова соответствуют истине… Как ты сам видел, мои отношения с родителями не строились на любви и привязанности. Я пытался их любить, когда был маленьким… но это продлилось недолго. Они сделали всё, чтобы сделать меня несчастным, и к моменту их смерти я не чувствовал себя чем-либо им обязанным. И сейчас не чувствую. Я не планировал переносить сюда их прах. Мне нравится это место, а моему деду претила даже мысль о том, что здесь могут быть похоронены магглы. Он отказался от моей матери, хоть я и сомневаюсь, что на её счет он был столь же твёрд. Когда родители умерли, я просто отказался заниматься похоронами, так они оказались в общей могиле без проведения церемонии. Сомневаюсь, что кто-нибудь печалился о них, разве что хозяин соседнего бара… — закончил Снейп с горькой усмешкой.

— Я понимаю, — снова прошептал Гарри. — Просто… это грустно.

Снейп покачал головой.

— Я, пожалуй, согласен с тем, что смерть смывает все обиды, но я никогда не принадлежал к тем, кто легко прощает, а в то время — и подавно. Однако я был на похоронах твоих дедушки с бабушкой.

— А моя мама, что она об этом думала? — спросил Гарри. Северус отвёл взгляд.

— Я сказал ей, что они похоронены в другом месте. Она не задавала вопросов. Думаю, она что-то подозревала, но предпочла не знать наверняка.

— Вы считаете, что она бы не одобрила?

— Совершенно точно. Лили, в отличие от меня, прощала всех. Или почти всех… она бы точно попыталась убедить меня похоронить их достойно, чтобы не пожалеть в один прекрасный момент.

— Но вы не пожалели? — спросил Гарри.

— Ни на секунду, — язвительно ответил Северус.

Мальчишка вздрогнул, на какое-то время прикрыл глаза, потом снова спросил.

— Вашего дедушку звали Артюс?

— Да, — подтвердил Мастер зелий. — Ты должен был видеть его могилу — она самая свежая на кладбище.

— Вы его знали?

— Немного. Достаточно. Еще один фанатик чистой крови… Он бы точно был доволен тем, что я принял метку, если бы только дожил до этого момента. С другой стороны, он умер достаточно давно и того немногого времени, что я провёл в его обществе, оказалось достаточно, чтобы мне не приходило в голову носить цветы на его могилу, — процедил Северус. — Это был высокомерный и безжалостный человек. Очень похожий по манерам и убеждениям на Люциуса Малфоя. Он был очень близок со своим отцом.

— Так себе рекомендация, — сморщился Гарри.

— Именно, — согласился Северус, погрузившись в воспоминания. — Он никогда не упускал случая унизить меня. Полукровка, оскорбивший своим рождением его благородный род… и при этом единственный оставшийся в роду наследник, нравилось ему это или нет.

— Он так никогда и не изменил своего отношения? Я уверен, что если нужно, Малфой быстро сменил бы убеждения. Он бы стал говорить, что смешанные браки — это наше будущее и всё в таком роде, — предположил Гарри.

— Вполне возможно, — согласился Снейп. — Но Артюс был не из таких. Потомок королевской крови по линии знаменитого короля Артура на подобные полумеры не согласился бы. Я был бастардом, бастардом и остался, даже после смерти дяди, последней надежды рода. — Он усмехнулся. — В те времена дед содержал конюшню: в семье Принцев традиционно выращивали породистых лошадей. Дед настоял, чтобы я научился ездить верхом, когда несколько раз приезжал к ним на каникулы. Но допустить, чтобы я прикоснулся к его драгоценным чистокровным скакунам… нет… он специально купил для меня полукровную лошадь, хитрое и мстительное животное. Не случайный выбор, — усмехнулся он. — Пока длились уроки, Артюс без устали повторял, насколько мне подходит эта лошадь. И, в конце концов, он не ошибся. У нас с ней было много общего, в первую очередь, желание доказать, чего мы стоим. В тот день, когда мы выиграли у Артюса и его чистокровного фаворита, он приказал забить мою лошадь. Злопамятный и мстительный… Думаю, я знаю, кому я этим обязан, — сказал он.

Какое-то время Гарри, сидевший с другой стороны стола, не мог выговорить ни слова.

— Как её звали? — спросил он, наконец.

— Кого? Лошадь? Фиаско, конечно, — ответил Снейп с улыбкой, в которой не было ничего весёлого.

— Ну конечно, — прошептал Гарри. — Это, наверное, не слишком вежливо, но… у вас сумасшедшая семья, честно. В смысле, между ним, вашей матерью и вашим отцом… В этой истории был хоть кто-то, кто относился к вам хорошо? Думаю, вы приезжали сюда не в поиске семейного уюта?

— Собственно говоря, за ним, — признался Северус. — Я приезжал не к деду или бабушке, а к прадеду, который прожил столько же, сколько его сын. Они были совершенно разными. И с ним мы ладили. Его звали Мордред, но ты вряд ли видел его могилу, она напротив могилы Артюса.

— Артюс, Мордред, — задумчиво произнес Гарри. — Ваш род и вправду идёт от короля Артура? Того самого, из легенд?

— По крайней мере, Принцы всегда это утверждали, — пренебрежительно ответил Снейп. — Не знаю, насколько это правда. Я никогда не интересовался генеалогическими записями.

— Но начать никогда не поздно! — с энтузиазмом воскликнул мальчишка. — У вас сохранились архивы?

— Нет, — сухо сказал Северус. — Я давно уже потерял всякий интерес к семейной истории, а записи… все погибли, когда разрушился старый мэнор.

— Старый мэнор? — Гарри показалось, что Снейп снова насторожился. — Ох. Вы же говорили, что этот мэнор построен недавно, да? Что это не дом вашей семьи?

— Так и есть, — уклончиво начал волшебник. — Старое поместье было уничтожено почти сразу после смерти Артюса и Мордреда.

— Они умерли одновременно? — спросил Гарри, с опаской ожидая ответа.

— Как истинные Принцы и, следуя духу и букве легенды, они убили друг друга. Полагаю, эта история является апогеем сумасшествия семьи Принц. За исключением нескольких деталей, ибо королевство не погрузилось в хаос. Им удалось уничтожить только часть старого Мэнора, который и состоял только из одного полуразрушенного дома.

— Они были небогаты? Не как Малфои?

— Нет. Они были благородными, но нищими и жили в основном на доходы от разведения лошадей, в наше время это не очень прибыльное дело, — ответил Снейп.

— То есть, старый дом был разрушен, но тогда этот?.. — начал Гарри, понимая, что вопрос окажется болезненным. Как он и опасался, взгляд Северуса потемнел.

— Ну что ж, сказал он, — начнём историю с начала. В 1972 году Мордред и Артюс убили друг друга на дуэли. Поместье должно было перейти к Эйлин Принц, но Артюс оставил её без наследства по всем правилам искусства. К его огромному сожалению он не мог поступить так же со мной, так как я был последним в роду. Так что поместье перешло ко мне. Моя мать, несмотря на многочисленные попытки, так и не смогла пересечь границы парка даже после смерти своего отца. В отчаянии она запретила мне тут появляться, и до 1975 года я исполнял её желание. В том году мы вместе с Лили решили провести каникулы в глуши. В старом коттедже ещё можно было жить, окрестности были очень живописными. После смерти своих родителей я не раз возвращался сюда один, предпочитая жить тут, а не в Тупике прядильщиков.

Он тяжело вздохнул.

— Когда я поступил на службу к Тё… к Волдеморту, Принц-холл стал моей официальной резиденцией. Ну, насколько его можно было так называть. Лошади к тому времени одичали, и я передал нескольких заводчикам, а эльфов отпустил на свободу, устав от их нытья. Но я любил это место, этот парк, немного мрачную атмосферу старого дома… Всё-таки это поместье более всего походило на дом моей семьи. Волдеморт посетил его и одобрил мой выбор… по крайней мере, в том, что касалось его расположения. А вот коттедж… — он откашлялся. — Однажды я принёс своему хозяину ценную информацию, которая могла всё изменить. Чтобы отблагодарить меня, он предложил мне построить дом, какой я захочу. Как любой пожиратель, я должен был иметь настоящее поместье. Так что он уничтожил остатки старого коттеджа и приказал возвести Мэнор чуть поодаль. Заодно он переименовал его в мою честь. В то время это было знаком его особой признательности… Так маггловское имя моего отца сменило в названии дома древнюю фамилию чистокровных предков … но главная причина, конечно, была другой.

— Эта информация, — хрипло спросил Гарри, — это было пророчество, да?

Во взгляде Снейпа появилась боль.

— Да, — прошептал он. Цена этого дома — жизнь твоих родителей. Предательство. Теперь ты понимаешь, почему он в гораздо большей степени принадлежит тебе, чем мне…..

Гарри стиснул зубы.

— Я не хочу этого.

Лицо Снейпа застыло.

— Я понимаю.

— Нет, — с трудом продолжил Гарри. — Я говорю не о вас. И даже не об этом месте. Мне действительно нравится Мэнор… Но я не хочу получить его за такую цену… Мне не нужна эта вина, ужасы, всё то, что уже прошло… Почему мы не можем просто принять всё, как есть, оставив прошлое в прошлом? Они умерли, но вы же не хотели этого, и сейчас мы уже ничего не можем изменить. Довольно угрызений. Если хотите знать, по-моему, вы уже достаточно заплатили. Я не хочу жить здесь, постоянно думая, что вы были пожирателем, что это Волдеморт построил дом на руинах… Я хочу начать всё с начала, строить, а не… пережёвывать прошлое по новой. Я знаю, что родители простили вас, и раз уж я вас простил… вам и самому давно пора это сделать, ладно? Мне хватает призраков и кошмаров. Иначе у нас ничего не получится.

Сидевший напротив него Северус замер, на его лице было написано выражение крайнего изумления. Гарри едва не улыбнулся — не так часто удаётся заставить Снейпа потерять хладнокровие.

Профессор опомнился и быстро взял себя в руки.

— Что ж, мистер Поттер, в эту игру можно играть вдвоём, — медленно начал он. — Я понимаю, почему ты хочешь побывать на могилах твоих близких и поддерживаю твоё желание. Но я не забыл и о том, что спектакль, устроенный Люциусом Малфоем и Волдемортом в твоём сознании, убедил тебя, что это ты виноват во всех этих смертях. Так что тут не только я должен оставить прошлое в прошлом.

Гарри кисло рассмеялся.

— Полагаю, нам обоим нужен семейный психотерапевт, — сказал он и добавил, увидев, как Снейп приподнимает брови. — Я понимаю, сказать просто, а вот сделать... Вы пойдёте со мной?

— Конечно, глупый ребенок, — тихо ответил Северус.

Гарри улыбнулся и на этот раз от всего сердца. Почему некоторые вещи, которые казались ужасно сложными, на поверку оказываются совсем простыми?

Повинуясь неожиданному импульсу, он превратился в чёрный мохнатый клубок и вспрыгнул на колени Снейпу, ожидая, что знакомая рука погладит его по шёрстке. После секундного замешательства профессор так и сделал.

— Ты просто невозможен, — с явным облегчением вздохнул он и несколько раз ласково прошёлся по спинке. — Готов к большому путешествию?

Кот мяукнул и забрался на плечо к хозяину.

— Нет, Гарри, не в этом виде, — сказал профессор, перехватывая его за загривок и опуская на пол. — Ты отправишься повидать семью на своих двоих, как и положено. Прими душ, переоденься и спускайся в лабораторию.

Кот моргнул в знак согласия и выбежал из комнаты, оставив Снейпа в задумчивости. На профессора навалилась внезапная усталость.

Он всегда знал, что однажды ему придётся рассказать Гарри о происхождении Мэнора… При этом ему всегда казалось, что после этого разговора Гарри навсегда покинет этот дом а, возможно, и его жизнь. Но, нет. Пусть молодой человек всё ещё колебался в вопросе об усыновлении, но своего профессора он уже точно приручил.

Снейп фыркнул и помассировал руку. Это ощущение уже стало знакомым, — так тянула метка, отдаваясь во всём теле, показывая ему свою волю. Его хозяин предъявлял права на своего слугу.

Но это не походило на тиранический зов Волдеморта. Да, метка показывала, кому он принадлежит и в то же время, безусловно, являлась знаком привязанности и беззащитности.

Гарри.

Гарри не должен узнать об этом, пока всё не закончится. Мерлин, Северус просто надеялся, что мальчишка научится контролировать свои силы как можно быстрее, пока проявления его симпатии не стали действительно болезненными.

Не дожидаясь прихода Гарри, он твёрдым шагом направился в спальню. Раз сегодня он идёт навестить Лили, значит, нужно одеться подобающе… в конце концов, он же должен показывать пример?

Когда через полчаса мальчишка присоединился к нему в лаборатории, он был одет на удивление соответствующим образом и даже причёсан. На нем была чистая мантия, одна из тех, как вспомнил Северус, что несколько дней назад они купили на Косой аллее. Довольный увиденным, он одобрительно кивнул.

— Откуда начнём?

— Сперва мои родители, — сказал мальчишка. — Дамблдор считает, что нам не опасно появиться в Годриковой лощине?

— С сегодняшнего вечера Альбус лично следит за происходящим в деревне. Нам нечего опасаться, — ответил Снейп.

— Хорошо. Я… нормально одет? — несколько неуверенно спросил Гарри.

Северус шагнул к нему поправить воротник.

— Идеально, — самым серьёзным образом ответил он. Гарри в ответ робко улыбнулся. — Ты готов?

— Готов, — ответил мальчишка. Снейп положил руки ему на плечи, и с громким хлопком они исчезли.

Кладбище в Годриковой лощине ни капли не изменилось с тех пор, как они тут были последний раз, и Мастер зелий подавил невольную дрожь. Стоявший рядом Гарри тоже насторожился и придвинулся ближе.

Обняв его за плечи, Снейп шагнул вперёд, принуждая мальчишку следовать за собой.

— Вы уже бывали тут? — прошептал Гарри. — Ну, кроме того раза?

— Да, один раз, — ответил Северус. — Очень давно.

— На похоронах?

— Не имеет смысла играть в дипломатию… Нет, я был здесь позже, один, — ответил Снейп.

Гарри осмотрелся вокруг. Они стояли рядом с входом на кладбище, с которого им в ту далёкую ночь удалось выбраться с таким трудом…

— Дом совсем рядом, да? — спросил он.

— На краю деревни. По крайней мере, то, что от него осталось.

— Я могу посмотреть, хоть одним глазком?

— Хорошо, — ответил Снейп. Не раздумывая, он повёл мальчишку в сторону развалин. Мерлин, он не совсем хорошо помнил дорогу… а остатки коттеджа оказались разрушены ещё сильнее, чем было всего несколько недель назад.

Они прошли за ограду.

— Я чувствую магию, — прошептал Гарри. — Наверное, это магия родителей. Они всё ещё здесь… это возможно?

— Конечно. Именно это и помогло нам вырваться отсюда, когда Волдеморт разыграл тот чудовищный спектакль. Его собственной магии оказалось не достаточно по сравнению с той, что защищала этот дом… ну, или то, что от него осталось.

— Вы… приходили сюда до того, как дом был разрушен? — вздрогнув, спросил молодой человек.

— Да, — с сожалением произнёс Снейп. — Здесь было красиво.

Однако сейчас от былой красоты осталась всего лишь груда кирпичей, несколько обгорелых балок и бурьян, пробившийся в просветах между плитами.

— Наверное, всё разрушилось от взрыва, — предположил Гарри. — Как жалко… мне так хотелось взять что-нибудь на память. Какую-нибудь картину или что-нибудь в этом роде… — Он пожал плечами. Тем временем Снейп задумчиво рассматривал стены постройки.

— Вообще-то это довольно странно… я пришёл сюда в тот вечер, когда были убиты твои родители, — сказал он извиняющимся тоном. — Крыша и стены действительно были снесены взрывом, но я помню, что мебель и большая часть вещей уцелели, и я спрашиваю себя, как такое могло случиться. Возможно, Альбус мог бы ответить на этот вопрос.

Гарри покачал головой.

— Думаю, здесь я был счастлив. Хотел бы я помнить об этом… вы не знаете, где была моя комната? — спросил он.

— На втором этаже, — ответил Снейп, указывая на остатки обгоревшей лестницы.

— Странно, мне здесь так хорошо, — прошептал Гарри. — Этого не должно быть. Ведь именно здесь они погибли.

Северус стиснул его плечо.

— Здесь очень много любви. Некоторые считают, что стены хранят память… даже если больше ничего не осталось.

— А всё это, эти развалины… они тоже принадлежат мне? — спросил мальчишка.

— Думаю, да.

— Это хорошо, — он отбросил ногой какие-то деревяшки и наклонился, заметив серебряный отблеск. Вилка, — понял он, подобрав с земли вещицу. Старая серебряная вилка. Он тяжело вздохнул, понимая, что не в состоянии бросить здесь эту испорченную вещь. Совсем как Невилл, продолжавший хранить обёртки от конфет, которые давала ему его мать…

Снейп осторожно взял у него вилку, произнёс несколько заклинаний, а затем вернул её, выпрямленную и отполированную. Гарри поблагодарил его слабой улыбкой.

— Пойдём, — сказал профессор, подталкивая его к выходу. — Мы вернёмся сюда потом, если захочешь.

В молчании они направились к небольшому кладбищу. Холодный ветер бил в лицо и трепал их мантии. Гарри двигался совершенно автоматически, позволяя вести себя мимо надгробий, не вполне разбирая написанные на них имена. Большая часть надписей сопровождалась короткими эпитафиями. В целом кладбище мало чем отличалось от тех, которые он видел у магглов.

Внезапно Снейп остановился, и Гарри зажмурился, не решаясь поднять взгляд на могилу, перед которой он оказался.

Джеймс Поттер — 1960 — 1981

Лили Эванс-Поттер — 1960 — 1981

Omnia vincit amor

Двадцать один год, — дошло до него. Его родители погибли в двадцать один год. Родились в один и тот же год, умерли в один и тот же день. Снейпу тогда было столько же и Гарри внезапно осознал, что профессору хотелось бы видеть на этом надгробии своё имя, а рядом — ту же дату, погибнув тогда вместе с ними… Он обернулся, чтобы взглянуть на него и увидел, что профессор стоит, закрыв глаза. Молился ли он? Вряд ли. Но Гарри совсем не понравилось исходившее от него чувство бесконечной печали. Он подошёл к Снейпу и прижался плечом к его руке. Профессор открыл глаза. Вид у него был усталым и постаревшим.

Гарри с трудом проглотил застрявший в горле ком.

— Omnia vincit amor… это на латыни? Я понимаю Amor…

— Всё побеждает любовь, — перевёл Северус.

— А, — Гарри нахмурился. Но это же совсем не так, правда? Они любили друг друга, а потом погибли и их похоронили здесь… А он, Гарри, выжил. И это единственное, что имело значение… даже если сейчас он не совсем в этом уверен. Ради чего были все эти страдания? У него даже нет ничего, что напоминало бы о них, если не считать фотографий, забавных историй и их последнего появления в виде призраков… Он даже не мог вспомнить, был ли он по-настоящему счастлив за всю свою короткую жизнь. Уж точно не у Дерсли, и хотя Хогвартс и изменил его жизнь, но годы, проведённые в нём, тоже были полны всяческих передряг.

А теперь ещё и Сириус… Если бы не Северус и эти несколько месяцев, что он провёл рядом с ним, вряд ли он смог бы выдержать сегодняшнее посещение родительских могил. Гарри помотал головой, пытаясь выйти из оцепенения. Он пришёл сюда с определённой целью… прилично одетый, причёсанный… Единственное, что он забыл, это цветы.

Стоявший рядом Снейп, казалось, прочёл его мысли. Подняв палочку, он прошептал какое-то заклинание, и через мгновение дюжина лилий легла на землю, окружив могилу.

— Спасибо, — прошептал Гарри, у него сдавило горло. Глубоко вздохнув, он откашлялся и шагнул к надгробию.

— Пап, мам… простите, что не пришёл сюда раньше, — заговорил он. — Не уверен, что вам известно… хотя думаю, что да, но жизнь, точно, такая непростая штука, особенно в последнее время. По правде говоря, не с того момента, как вы умерли. Мне так много нужно вам рассказать, но как-то глупо делать это здесь, вот так…

— Вовсе нет, — тихо заметил стоявший за ним Снейп. — Не торопись, Гарри, я буду неподалёку.

Бросив последний взгляд на могилу, он бесшумно отошёл в сторону и встал позади Гарри. Оттуда было видно, как мальчишка сел на землю и снова начал что-то говорить. Мерлин, это было так трогательно… Как же могло так получиться, что Альбус, этот старый дуралей, так и не удосужился привести сюда Гарри? Боялся, что тот разобьётся вдребезги при виде мраморного надгробия? Смешно.

При этом он был вынужден признать, что визит сюда оказался гораздо более неприятным, чем он мог себе представить. До сих пор он приходил сюда всего лишь дважды: первый раз — после похорон Лили, чтобы попросить у неё прощения, второй — несколько недель назад, когда ему пришлось пробиваться через могилы и пожирателей… Мерлин, на некоторых надгробиях даже остались следы от заклинаний, от которых тогда ему удалось увернуться! Как ни странно, Гарри не выглядел погрузившимся в прошлое. Хотя, если хорошенько поразмыслить, в тот день он был настолько слаб, что вряд ли мог что-нибудь запомнить…

Другое дело Северус. Да ещё эти имена на надгробии: Джеймс Поттер, Лили Эванс-Поттер… чушь какая-то! И эта цитата… Вергилий. Любимый поэт Лили. Кто только додумался написать это? Чёрт, если бы только Лили не вышла за Поттера, если бы они не доверились этой дурацкой крысе, если бы она прислушалась к нему, Северусу, они не лежали бы сейчас здесь, оставив сына сиротой, и им с Гарри не пришлось бы теперь стоять у их могил…

От отчаяния он тихо застонал. Пожалуй, вместо этого было бы лучше отыскать последнее пристанище этого идиота Блэка, который, в очередной раз желая обратить на себя внимание, не придумал ничего лучше, чем затеять игру со смертоносным артефактом прямо в центре Министерства магии. У этой скотины никогда не было ни малейшего инстинкта самосохранения, так что он сам избрал свою судьбу. Единственное, что ему удалось, так это усложнить жизнь своего юного подопечного, повесив на него ответственность за свою смерть, о чём Снейп не переставал горько сожалеть.

Погружённый в свои воспоминания и не переставая при этом следить за Гарри, всё так же сидевшим перед могилами родителей, он едва не пропустил откуда-то взявшуюся огромную белую собаку. Выругавшись, он взмахнул было палочкой, но быстро передумал. В этом не было никакой необходимости… этот пёс не мог причинить ему никакого зла. Полупрозрачная псина с высунутым языком, при этом явно весьма довольная собой, остановилась перед ним.

— Блэк, — прошипел он, — как всегда, в самом неподходящем месте и в самый неподходящий момент! Как погляжу, от некоторых привычек не удаётся избавиться даже после смерти.

— Когда ты был здесь последний раз, ты говорил совсем по-другому, Сопливус, — ответило животное тем характерным тоном, который всегда так раздражал Снейпа, независимо оттого, что именно было сказано. При этом было видно, что собака даже не открывает пасть…

Северус скрестил руки на груди.

— Чему обязан такой честью? — холодно спросил он. — Если ты ждёшь благодарности…

— Нет, — рыкнула собака, — даже чудеса не безграничны. Я пришёл к тебе из-за Гарри. Не стоит тратить время на сарказм. Хоть я с удовольствием перебросился бы с тобой парой фраз, но не могу оставаться здесь слишком долго.

— В таком случае, лучше сразу отправиться прямо к Гарри, — Снейп мотнул подбородком в сторону подростка.

— Вовсе нет, — вздохнул пёс.

Что, разве собаки могут вздыхать? Впрочем, неважно… Блэк явился сюда, чтобы поговорить с ним, и он должен его выслушать.

— Я не могу пойти к нему… он слишком расстроится… ведь он не очень хорошо перенёс мою смерть, да? — спросил Блэк.

— Смерть человека, которого он считал почти родным отцом? Да простит меня Мерлин! — взвился Снейп. — Естественно! Но он справился с этим. Постепенно. С учётом всех обстоятельств это было почти чудом.

— Значит, нечего и беспокоить его, — с сожалением сказал Блэк, глядя на очертания маленькой фигурки, сидевшей к нему спиной. — Как бы то ни было, я пришёл не к нему. Я знаю про усыновление. Мы все знаем.

— Мерлин, даже после смерти от тебя одни неприятности, — прошипел Снейп. — Но это не имеет никакого значения. Никакого. Я не нуждаюсь в твоём благословении, чтобы сделать то, что я делаю… и учитывая некоторую нехватку… материальности в твоём облике, не думаю, что ты в состоянии подписать хоть один документ, чтобы повлиять на происходящее, нравится оно тебе или нет. Иди к чёрту, Блэк, и там и оставайся.

Пёс оскалился, но Мастер зелий никак не отреагировал на это.

— Оставим это, Со… Северус. Я пришёл сюда не для того, чтобы угрожать тебе или пытаться переубедить тебя… Совсем наоборот.

Снейп удивлённо вскинул бровь и смерил собаку взглядом.

— Ты что, совсем лишился рассудка?

— Нет, только жизни. Тебе что, нужно письменное признание? — рявкнул пёс. — Как ты сам только что заметил, это невозможно! Мы втроём, по возможности, следуем за Гарри со дня его совершеннолетия… Издали или рядом, как тогда на кладбище. Ты нужен ему, Снейп. И как ни тяжело мне в этом признаться, ты подходишь ему лучше всех. Только заботься о нём как следует, ясно тебе? Если с ним что-нибудь случится…

— Что, дворняжка может покусать меня? — усмехнулся Северус. — Возможно, ты не заметил, но вот уже два месяца мне удаётся хранить мальчишку целым и невредимым, хоть это не так-то просто… Однако должен сказать, что ваша помощь была более чем существенной, — признал он, наконец. Пёс с явным удовлетворением мотнул головой.

— Вовремя мы появились, да? Но у меня не так много времени. Есть одна сложность. Ты должен заботиться о нём изо всех сил, Снейп… потому что я не могу этого. Как ни больно это признать, Гарри любит тебя. Не знаю, за что, но это так. Однако проблема в том… что нас он тоже любит.

— Ревнуешь? — Северус едва заметно улыбнулся.

— Подумать только, а Альбус беспрестанно твердил, какой ты умный… Мерлин. Неужели я только даром потратил время… Ты, бывший пожиратель, я не ревную! Просто Гарри нужно, чтобы кто-нибудь был рядом, и если это должен быть ты… — пёс отвёл взгляд. — Значит, так тому и быть. Ты подходишь для этого лучше меня. Я всегда видел в нём Джеймса и, похоже, слегка запутался в этом. К тому же я всегда знал, что из меня выйдет плохой отец… крёстный — это мое, да, но…

— Ближе к делу, Блэк! — прошипел Снейп.

— Да-да, верно… Гарри. Понимаешь, он хочет, чтобы ты стал его отцом.

Северус замер, но кивнул в ответ.

— Ну, так будь им. Валяй. Ты получил моё чёртово благословение, и Джеймса с Лили тоже, — рявкнул Блэк.

— Просто потрясающе, — процедил Северус. — Это скрасит мои дни. А в качестве доброго вестника послали собаку…

— Лили с Джемсом сейчас не могут прийти. Они там, с Гарри, но… другим образом. В конце концов, только я прошёл через завесу Арки.

— Логичен как всегда, Блэк, — сказал Снейп, потирая переносицу. — Я получил откровение, или это были досужие разглагольствования призрака?

— Я не призрак! — рявкнул пёс. — Ну, не совсем, в любом случае, в этом и проблема! Волдеморт, то, что случилось с его магией, и Гарри… что-то пошло не так.

— В самом деле? — съязвил Северус.

— … а теперь он — Гарри — удерживает нас здесь! — лихорадочно закончил Сириус. — Мы втроём прошли через завесу Арки, но мы не имеем права оставаться здесь. Мы просто хотели убедиться, что с ним всё в порядке, вот и всё! А теперь получилось так, что мы застряли здесь. Я не имею в виду кладбище… неважно. Ты должен что-нибудь сделать, Снейп!

— Что именно? — в недоумении спросил Мастер зелий. Он ожидал всего, что угодно, только не этого.

— Он должен чувствовать себя в безопасности, по крайней мере, так думает Лили.

— Я стараюсь, как могу, но, если честно, в последнее время всё складывается не так просто: Волдеморт, Локи, Малфой, да ещё Дамблдор с его гениальными идеями…

— Снейп, Снейп, ты потом порассуждаешь об этом! — рявкнул пёс. — Занимайся Гарри. И, насколько нам известно, главный псих всё знает.

— Пси… Волдеморт? Знает? Что именно?

— Про усыновление. А ещё — про метку…

Снейп инстинктивно схватился за руку и тихо выругался, бросив осторожный взгляд на Гарри, но тот ничего не заметил.

— Плохо, — прошептал он.

— Конечно, плохо. Так что вам лучше быть наготове.

— Я всегда наготове, — вздохнул Снейп. — Но смена хозяина ничуть не облегчила мою жизнь.

— Об этом не беспокойся, — успокоил его Сириус, и от этих слов профессор вновь удивлённо вскинул брови. — Он поймёт. И не будет пользоваться этим для своей выгоды, он хороший мальчик.

— Я беспокоюсь не об этом, — сказал Северус. — А с каких это пор ты, Блэк, приобрёл почти здравый взгляд на вещи?

— Когда человек умирает, у него появляется время, чтобы поразмыслить, — философски заметил Блэк. — В том числе понять, каких глупостей он понаделал. Ещё несколько месяцев назад мне бы и в голову не пришло сказать такое, но… извини меня, Снейп. За Хогвартс, западню с Ремусом, ну, и за всё остальное. Это было скверно с нашей стороны, особенно… ну, то, что Лили… в общем, если честно, ни мне, ни Джеймсу гордиться нечем. И, слушай, что касается Ремуса… забудь об этом, ладно? Прости. Он был вообще не при чём.

У Снейпа запершило в горле.

— Люпин всегда не при чём, это так мило. Только я больше не нуждаюсь ни в ваших сожалениях, ни в ваших извинениях, ни в вашем одобрении. Вы никогда не представляли для меня ни малейшего интереса, вы все, а теперь так и подавно. Вы умерли, и я согласен с вами в одном: вам пора вернуться по ту сторону Арки. Гарри должен жить и жить в настоящем… я бесконечно признателен вам за вашу помощь в прошлом и в будущем, если так случится. Но не требуйте от меня уважения. Вам известно моё мнение, оно не изменится.

Во взгляде собаки промелькнуло сожаление.

— Неважно, — сказал, наконец, Блэк. — Ремус всего лишь жертва. Он заслужил ещё один шанс.

— Он и его сын только тем и заняты, что угрожают жизни моего сына! — рявкнул Снейп.

Пёс насмешливо и вместе с тем грустно опустил голову.

— Всё заканчивается слишком быстро, Снейп. Люди слишком быстро оказываются по ту сторону Занавеса. Так что позаботься о нём… просто делай то, что делаешь, слизеринец. Это хорошая работа для чёртовой летучей мыши.

Повернувшись спиной к Гарри он отошёл на несколько шагов.

— Да, кстати, подумай о том, чтобы сменить шампунь. Подросткам очень важно гордиться своими… родителями. Бери пример с меня!

И не дожидаясь новых оскорблений, он исчез между могилами, оставив взбешённого Снейпа в некоторой растерянности.

Он никогда не боялся ни призраков, ни видений и у него было достаточно времени, чтобы понять, что мародёры и Лили ещё не сказали последнего слова. Но это? Он обернулся к Гарри.

По-видимому, мальчишка что-то слышал, так как смотрел на него с явным интересом. Придав лицу бесстрастное выражение, Северус направился к нему.

Когда он подошёл ближе, Гарри встал и знаком предложил присоединиться к нему. Одолеваемый дурным предчувствием, Снейп приблизился.

— Пап, мам, — начал Гарри, — вот, это Северус. Об этом я и хотел вам сказать: он — мой новый отец. Я знаю, вы обрадовались бы за меня и согласились бы со мной. Вы даже не представляете, как это важно для меня… а в остальном это ничего не меняет. Вы навсегда останетесь моими родителями. Надеюсь, вы покоитесь в мире и ни о чём не жалеете.

На этот раз мальчишка сам обнял Снейпа и прижался к нему, словно ища сочувствия. На какое-то мгновение Снейпу показалось, что Гарри всего каких-нибудь десять лет, и он отчаянно пытается наверстать упущенное детство… Снейп был совершенно не против. Он обнял мальчишку за плечи и прижал к себе.

«Несмотря ни на что, Лили, — подумал он. — Извини, Джеймс Поттер».

— Могила Блэка неподалеку, — прошептал он. Гарри кивнул.

— Прощайте, — сказал мальчишка, обращаясь к могиле Лили и Джеймса. Я ещё вернусь.

Было это простым совпадением или нет, но в этот самый момент поднялся ветер и его порыв окутал их опавшими листьями, ласково растрепав волосы. Улыбнувшись, Гарри молча направился к тому концу кладбища, откуда пришёл Снейп.

Могила Блэка, возле которой появился пёс, была одной из последних на этом участке, а заодно и самой простой.

— Привет, Сириус, — сказал мальчишка.

Северус почувствовал, как дрогнул от слёз его голос, и стиснул зубы. Если псина вздумает появиться сейчас…

— Думаю, ты уже тоже всё знаешь, — продолжал Гарри, — после всего, что здесь произошло… Я скучаю по тебе. Помнишь тот день, когда ты предложил мне поселиться у тебя? Это был лучший день в моей жизни. Из этого ничего не вышло, но теперь… у меня новый отец. Не думаю, что ты в восторге от этого… — он слабо улыбнулся Северусу, — но я, я счастлив. И я знаю, что это для тебя это важнее всего. Так что, хоть и не с тобой, но у меня теперь есть семья и дом. Я хочу сказать, кроме Гриммо-плейс. Надеюсь, ты простил меня за то, что произошло в Министерстве… я был полным идиотом… и это зеркало, в общем…

Он вытащил из кармана какую-то вещицу и протянул её Снейпу.

— Вот, оно от Сириуса, — объяснил он. — Моё разбилось, но ещё работает. Это зеркало для связи. Оно могли бы пригодиться, если бы я узнал о нём раньше… — Он вздохнул и вновь повернулся к могиле.

— Согласен, Сириус? Так что, если у меня что случится, я смогу обратиться к Северусу.

Снейп счёл бы этот монолог довольно-таки детским, если бы сам несколько минут назад не разговаривал с псом. Мерлин, мальчишке так нужно было знать, что его простили, он так нуждался в одобрении тех, кто любил его… даже если их уже не было в живых… Не удивительно, что он никак не может отпустить их. Он проверил зеркало. Хорошая вещица, точно может пригодиться… В любом случае, надо будет подумать, как починить то зеркало, что осталось у Гарри, чтобы он не поранился о него.

— Спасибо за всё, Сириус. Обещаю сделать всё, что смогу. А если я встречу Беллатрикс…

Северус предостерегающе сжал его плечо.

— Ты обещаешь, что если тебе встретится Лестрейндж, ты не станешь развлекаться и играть с ней, уворачиваясь от её заклятий, — строго сказал он.

— И это тоже, — согласился Гарри. — До свидания, Сириус. Не бросай меня.

Снейп постарался ничем не выдать своих чувств. Вот оно… осталось только понять, как совсем молодому волшебнику удалось помимо своей воли так сконцентрировать свою магию, чтобы удерживать рядом с собой призраки тех, кого он так любит. Мерлин, неужели ситуация может осложниться ещё больше?

— Ты хочешь сразу же пойти туда, где похоронены Дерсли, или немного подождёшь? — спросил он.

— Лучше сразу, — ответил мальчишка. — Мне хотелось бы потом опять вернуться сюда, может, удалось бы кого-нибудь встретить. Наверняка кто-то был знаком с моими родителями, когда мы здесь жили.

— Вполне возможно, хотя вряд ли стоит расспрашивать людей в такое непростое время, — заметил Снейп. — В этом году у тебя будет много дел, но если ты захочешь, и если ситуация станет поспокойнее, мы могли бы вернуться сюда будущим летом и немного пожить здесь.

Гарри кивнул.

— Просто я надеюсь, что здешние соседи не похожи на наших с Тисовой улицы.

— Это вряд ли. Готов?

В ответ мальчишка крепко вцепился в него.

— Знаете, наверное, я никогда не научусь перемещаться. У меня при этом такое чувство, словно меня выворачивают наизнанку.

— А в кошачьей форме тебе легче?

— Хм, пожалуй, да, — немного поразмыслив, ответил Гарри. — Только не думаю, что мне стоит превращаться на маггловском кладбище.

— В любом случае, я перенесу нас в надёжное место.

— Давайте, — мальчишка пожал плечами. — Мастерство приходит с опытом.

С этим Снейп с удовольствием согласился. Через мгновение они очутились в самом отдалённом уголке маленького загородного кладбища, где все надгробия образовывали аккуратные ровные линии.

— Мерлин, — прошептал Гарри, продвигаясь вперёд, — какой-то ненормальный вариант Тисовой улицы. Можно подумать, что каждое воскресенье здесь кто-нибудь да пылесосит.

— Да, не самое живописное место, — согласился Северус. К счастью, на кладбище никого не было, к тому же он точно помнил, где были расположены могилы Дерсли. Но несмотря на то, что они пробыли здесь всего несколько минут, обстановка показалась ему чем-то неприятной… быть может, отсутствием магии…

Пока они шли к тому ряду, где покоились Дерсли, это неприятное чувство становилось всё более и более сильным. Что-то здесь было не так, и дело совсем не в этих надгробиях, расположенных вымученно ровными рядами, и не в пластмассовых цветах, тут что-то иное. И только почти дойдя до могилы Дерсли, Северус, наконец, понял: его встревожило не отсутствие магии, а её почти незаметное присутствие, усиливавшееся по мере их приближения к цели!

— Гарри, вернись, уходи оттуда! — крикнул он опередившему его метров на десять мальчишке, уже зная, что его предупреждение опоздало.

Заклинание сработало и оповестило того, кто его оставил. Последствия не заставили себя долго ждать: раздался громкий щелчок, и при виде возникшего силуэта у Снейпа зашевелились волосы.

Беллатрикс Лестрейндж.

Не тратя времени на свой знаменитый театральный смех, она, оскалив зубы в подобии улыбки, с торжествующим видом бросилась на Гарри. Северус не успел даже взмахнуть палочкой, как она схватила оцепеневшего мальчишку за руку. Однако её радость длилась недолго: Снейпу показалось, что Гарри вдруг засветился каким-то странным зелёным светом, и Беллатрикс, испустив яростный вопль, отлетела назад. При этом зелёный свет не исчез, а окутал фигурку мальчишки, образовав вокруг него защитную ауру.

Снейп был потрясён. Он хорошо знал этот цвет, как и вызвавшее его заклинание: Protego. Если точнее, его Protego… но он же ничего не сделал, он просто не успел! Беллатрикс, оправившись от удивления, с ненавистью посмотрела на него и подняла палочку.

На этот раз Северус не оставил ей ни единого шанса: перемахнув в несколько шагов расстояние, отделявшее его от сына, он сгрёб его в охапку и переместился в Мэнор, в свою лабораторию.

Сначала он боялся, что защитная аура может отбросить и его, но этого не произошло, и Снейп с радостью, к которой примешивалось лёгкое чувство горечи, убедился, что Гарри стоит рядом с ним.

Однако, к его огромному удивлению, мальчишка, казалось, вовсе не был доволен тем, что его вытащили из очередной передряги.

— Нет! — завопил он, — назад, мы должны вернуться, это же была Беллатрикс!

— Я заметил это, глупый ребёнок, — рявкнул Снейп, пытаясь оттолкнуть отчаянно цеплявшегося за него мальчишку, уверенного, что сейчас они переместятся обратно.

— Вы не поняли, это Беллатрикс, это же она убила Сириуса, я должен хоть что-нибудь сделать! Не… не убить, но, по крайней мере, захватить в плен! Ну, пожалуйста, вы же знаете, что я прав, чего ж вы ждёте?

— Её там уже нет, Гарри, — спокойно сказал Северус, отводя взгляд.

Сообразив, что он прав, мальчишка стиснул зубы и отступил.

— Зачем вы это сделали? — с упрёком спросил он. — Я же не сахарный, ничего бы она мне не сделала, надо было просто обезвредить её!

— Иногда приходится выбирать, — мрачно сказал профессор.

— Что выбирать? Ничего не понимаю!

— Сразиться с Беллатрикс, или переместиться сюда вместе с тобой. Не думай, что я не жалею о том, что не смог ничего сделать с этой фанатичкой, напротив… — он покачал головой. — Или одно, или другое, Гарри. Если ты так ещё и не понял, моя магия больше не позволяет мне пользоваться ею без ограничений. Кстати, учти это, прежде чем решишь подписать документы, — сказал он, указывая на стопку пергамента.

— Северус, но это же мог сделать я, уверяю тебя! Позволь мне только попытаться, возьми меня за руку! — крикнул Гарри, выходя из себя.

Северус внимательно посмотрел на него долгим взглядом. Это последнее перемещение утомило его больше, чем он готов был признать. Что ж, вполне возможно… если бы Беллатрикс всё ещё была там, если бы мальчишка более искусно пользовался своей магией, если бы он был лучше подготовлен к сражениям… но даже при всех этих условиях он не смог бы переместить его вместе с собой: его силы были исчерпаны.

Снейп устало направился к лестнице. Никогда ещё он не чувствовал себя таким разбитым и ненужным.

— Отдыхай, — сказал он Гарри. — День выдался трудным.

— Подождите, не уходите! — крикнул мальчишка. — Я должен это сделать! Ну, пожалуйста! Если вы меня любите, если действительно хотите, чтобы я стал вашим сыном, верните меня туда! Это единственное, о чём я прошу!

Северус замер на месте от пронзившей его боли. На какое-то время между ними повисло угрожающее молчание, и ни один из них не решался даже шевельнуться.

Наконец, Снейп, не оборачиваясь, пошёл дальше.

— Возвращайся в Хогвартс. Объясни Дамблдору, что произошло. Я присоединюсь к вам позже.

И, даже не оглянувшись, он закрыл за собой дверь.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3607/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 41. Маленькие грязные секреты


На какое-то мгновение Гарри замер, прерывисто дыша. Сжав кулаки, он уставился на дверь. Как он посмел! Ушёл, оставив его как ненужный котёл, и даже не захотел помочь! И всё только потому, что по его словам, он устал? Но Гарри-то совсем не устал! Если бы он только умел перемещаться самостоятельно…

Но в чём-то Снейп был прав: нужно срочно найти Дамблдора. Не теряя времени, мальчишка бросил горсть летучего пороха в камин и назвал место назначения. Попав в кабинет директора, он лихорадочным взглядом отыскал его силуэт. Увидев мальчишку, Дамблдор нахмурился.

— Гарри, всё в порядке? Где профессор Снейп?

— Отправился отдыхать, наверное, — ответил он. — Послушайте, мне очень нужно вернуться на кладбище в Литтл Уининг и немедленно! На нас напала Беллатрикс и, может быть, она ещё там!

Морщины на лбу директора стали ещё глубже.

— Присядь, мой мальчик, и объясни всё подробно.

— Нет, вы не понимаете, у меня нет времени! — затараторил мальчишка, но всё было напрасно.

— Гарри, если Беллатрикс напала на вас и проиграла, она не станет ждать, пока придёт подкрепление. Конечно, я отправлю кого-нибудь проверить.

Он опустил голову в зелёное пламя и через пару секунд вернулся.

— Тонкс и Грюм отправились осмотреть кладбище. А теперь, не мог бы ты всё-таки рассказать, что произошло? — спросил директор, указывая Гарри на кресло перед своим столом.

Скрепя сердце, Гарри сел.

— Профессор Снейп согласился сопровождать меня на кладбище, чтобы я мог навестить могилы родителей, Сириуса и Дерсли, — начал он.

— Так он мне и сказал, — подтвердил Дамблдор. — Полагаю, в Годриковой лощине всё прошло хорошо?

Гарри пожал плечами.

— Наверное. Я смог поговорить с ними… Может, это глупо, но мне действительно нужно было с ними поговорить — о Северусе. Ну, об усыновлении, вы же знаете?

Дамблдор кивнул.

— Тебе нравится эта идея? — спросил он. Гарри нахмурился.

— Да, конечно. Но я думал… не знаю. Я думал, он тоже этого хочет. Но, видимо, я ошибся.

— И что же навело тебя на эту мысль?

— Я попросил его доставить меня на кладбище, чтобы сразиться с Беллатрикс, говорил, насколько это для меня важно, но он отказался, объяснив это тем, что слишком устал! Но от него только и требовалось, что перенести меня в определённое место, это не так уж тяжело! — возмущённо сказал Гарри.

— Аппарировать с пассажиром довольно утомительно, Гарри, особенно на большие расстояния. Ты понимаешь, что Северус перенёс вас с одного края Англии на другой? Сколько раз вы перемещались?

У мальчишки перехватило дыхание. Об этом он не подумал…

— Из Мэнора в Годрикову лощину, потом в Литтл Уингинг и снова в Мэнор.

— С юга на север и обратно. Гарри, мне напомнить тебе, в каком он сейчас состоянии? — мягко упрекнул его Дамблдор.

Гарри опустил голову. Ему стало стыдно.

— Нет. Но, просто… Беллатрикс… я бы мог добраться до неё, если бы у меня было время, она ничего не смогла бы мне сделать!

Директор задумчиво погладил бороду.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ну, мы переместились на кладбище, и Северус показал мне, где искать могилу Дерсли. Я шёл немного впереди… Наверное, там были какие-то предупреждающие чары Беллатрикс. Северус крикнул мне, чтобы я немедленно возвращался, и в этот момент она появилась буквально в метре от меня. Она бросилась на меня, наверное, хотела похитить… но тут что-то случилось, появился зелёный свет, и её со всей силы отбросило назад! А свет не исчезал, и я понял, что она ничего не сможет мне сделать. Я выхватил палочку, но Северус не дал мне ни секунды и сразу переместил нас в Мэнор. А потом отказался вернуться туда. Он попросился меня найти вас и всё рассказать, — закончил свой рассказ мальчишка.

— Впечатляюще, очень впечатляюще, — прошептал Дамблдор. — У профессора Снейпа были на то свои причины, Гарри. Было бы совершенно безрассудно поступить по-другому.

— Но схватить Беллатрикс…

— Для этого вам пришлось бы сражаться, а у него на тот момент уже не было сил на сражение, пусть даже короткое. Это необходимо было сделать, мой мальчик, и я сомневаюсь, что такое положение дел устраивает профессора, — сурово закончил директор.

— Я здорово сглупил, — Гарри взъерошил волосы. — Не знаю, что на меня нашло. Мне так хотелось, чтобы Беллатрикс судили… Мы только-только побывали на могиле Сириуса, и тут… — его голос слегка дрогнул, и он замолчал.

— И тебя захлестнули эмоции, — закончил за него Дамблдор. — Я уверен, что Северус всё поймёт. В конце концов, все мы сталкивались с детскими капризами.

Гарри вздохнул, уступая.

— То одно, то другое, да, не слишком хороший выдался денёк, — сказал он. — Я должен был заранее почувствовать ловушку, должен был быстрее среагировать… Снейп сейчас не в лучшей форме, но он-то её заметил.

— У Северуса особая чувствительность к магии, это очень полезный дар. А ещё у него гораздо больше опыта, чем у тебя, Гарри, особенно в ситуациях, подобных этой. Тебе не в чем себя винить, — успокаивающе сказал Дамблдор. — Ну а сейчас, как насчёт того, чтобы вернуться в Мэнор и помириться с профессором? Думаю, это очень обрадовало бы его.

— Я постараюсь извиниться, — вздохнул Гарри. — Я и вправду повёл себя, как избалованный мальчишка, не знаю, что на меня нашло… но… Как думаете, скоро появятся новости от Тонкс и Грюма?

Директор улыбнулся.

— Я дам тебе знать, если из их похода выйдет что-то путное.

— Спасибо, — поблагодарил Гарри. Если повезёт, они могут напасть на след… и Беллатрикс заплатит! — Я пойду. Попытаюсь уговорить Северуса остаться ужинать в Мэноре, если вы не против. Мне хотелось бы задать ему несколько вопросов… без свидетелей.

— Как тебе будет угодно, мой мальчик, — весело откликнулся Дамблдор. — И позаботься как следует о нашем Мастере зелий.

Мальчишка кивнул и с улыбкой вернулся той же дорогой, что и пришел.

Лаборатория, как и ожидалось, была пуста, но он не стал зря терять здесь время. Приняв кошачью форму, он проскользнул на следующий этаж, собираясь бежать к кабинету, но какое-то предчувствие заставило его остановиться перед дверью в спальню профессора. Снейп был там, в этом он был уверен… Подпрыгнув и повиснув на ручке, он открыл дверь и бесшумно проскользнул в тёмную комнату.

Верный своим привычкам, Северус лежал на кровати, сжимая в руке палочку. Два пустых флакона блестели на ночном столике. Забеспокоившись, кот запрыгнул на кровать и потрогал лапой бледное лицо. Ему это очень не нравилось… очень! Снейп выглядел таким старым, лицо казалось почти восковым. А вдруг он ошибся с зельем? Что, если на этот раз безупречный Мастер зелий ошибся в дозировке? Беспокойство усилилось, и кот начал давить лапами на грудь и лицо профессора, пытаясь привести его в чувство. Тихо мяукая, он уже собирался укусить его за руку, как Снейп с трудом разомкнул веки. Его затуманенный взгляд ещё больше усилил беспокойство кота.

— Шэди… глупый кот… оставь меня в покое… надо поспать…

Животное громко мяукнуло, отчего Мастер зелий вздрогнул.

— Я тут… спать… хотя бы час… пожалуйста…

Успокоившись, Шэди свернулся клубочком на груди профессора, убаюканный его ровным дыханием. Если бы только он мог передать Снейпу свои силы… Медленное, ритмичное дыхание успокоило его волнение, и он задремал, погрузившись в беспокойный сон.

Было темно… Вокруг него всё расплывалось, плясали неясные тени, а чуть дальше виднелись чьи-то силуэты. Ему казалось, он узнает это место, определённо он бывал здесь раньше… Прояснившееся воспоминание заставило его содрогнуться: кладбище в Годриковой лощине! Снова была ночь, и пожиратели обступили его со всех сторон. Странным образом он мог видеть через маски их лица. Он узнал Малфоя, приблизившегося к нему с торжествующей улыбкой, в руке он сжимал кинжал.

— Тебе не скрыться от нас. Никогда.

Ему вторил истеричный смех — за его плечом появилось перекошенное лицо Беллатрикс.

— Малыш Поттер совсем один и без ошейника! Куда это ты собрался?

Серебряная вспышка, и нож оказался у его лица. Северус, где же Северус? Лезвие оставило горячую полосу на щеке, другую на горле. Он пытался кричать, но не мог произнести ни звука… может, потому что был котом?

Северус!

Кто это вышел из круга, направившись к нему, не он ли? Нет, этот силуэт и эта походка не оставили никаких сомнений.

— Ты заслужил это, — прокаркал дядя Вернон своим мерзким голосом. — Оставьте его гнить в чулане. В самом тёмном чулане, я сказал! Только не в моём! Этот мерзкий ни на что не годный мальчишка больше не переступит порог моего дома. Тебе нечего делать среди нормальных людей, ты же просто чудовище! Ты должен был умереть вместе со своими родителями! Держись от меня подальше!

— И от всей нашей семьи! — крикнула стоявшая рядом Петуния. — Не смей к нам возвращаться, никогда! Отправляйся истекать кровью куда хочешь, только не на моём ковре!

Гарри опустил глаза и понял, что находится в гостиной дома 4 на Тисовой улице, и его кровь медленно капает на драгоценный ковер.

— Почисти его, немедленно! — закричала Петуния.

— Нет, я хочу, чтобы он убрался, — побагровел Вернон. — Он не имеет права находиться здесь! Я запрещаю! Он заразил Дадли!

— Мой бедненький Дадличек, — в бешенстве подлила масла в огонь Петуния, — заперся в чулане из-за тебя! Ты портишь всё, к чему прикасаешься! Почему они не пришли за тобой раньше?

Но, судя по всему, пожиратели не опоздали, потому что в поле зрения снова появились Люциус и Беллатрикс с кинжалом в руке, она насмешливо улыбалась.

Но, когда у него не осталось уже никакой надежды, зелёная сфера окружила его, не позволяя никому приблизиться. Почти никому, потому что рядом возникла фигура Мастера зелий с поднятой палочкой. Северус был в ярости.

— Вы и пальцем не тронете моего кота!

Первое заклинание, вылетевшее из палочки, в прямом смысле слова рассекло Беллатрикс, и она с криком упала на пол. От этого же заклинания на лице Люциуса появилось множество порезов. Разъярённый Северус повернулся к Дерсли, и зелёный свет выплеснулся снова, хотя на этот раз он был немного иным. Вернон и Петуния упали, не издав ни единого звука, и хоть Гарри не слышал заклинания, было понятно, что это — непростительное.

Беллатрикс и Люциус, не в состоянии подняться, корчились на полу, но почему-то единственное, о чём Гарри мог думать, так это о том, что ковёр непоправимо испорчен… теперь уж точно. Северус посмотрел на него тёмным тревожным взглядом, и Гарри попытался улыбнуться.

Он пришёл. Он спас его. Но ему всё ещё было плохо, так плохо… он так замёрз…

— Гарри. Гарри!

Шэди попробовал открыть глаза. Почему это было так сложно? Кошмар, ему всего-навсего приснился кошмар!..

— Гарри!

Кот открыл глаза. Снейп. Он в его спальне. Кровать. Северус уже проснулся и вид у него озабоченный... Откуда вдруг взялась эта странная слабость во всём теле?

— Гарри, с тобой всё в прядке? — спросил Снейп. Вопрос показался искренним, но Гарри мог ответить, только сменив форму. Собрав все силы, он сконцентрировался… и громко вскрикнул от боли.

— Мерлин!

На этот раз Снейп запаниковал всерьёз, почувствовал Гарри. Он не знал из-за чего, но это как-то было связано с болью, обжигавшей лицо, шею, спину… Боль распространилась по всему телу. Он хотел успокоить Северуса, но смог выдавить только какие-то невнятные звуки и упал обратно на кровать, не в силах поднять голову.

— Не шевелись! Не пытайся говорить! — прошептал Снейп, наложил на него несколько заклинаний и осторожно поднял на руки. Быстро и в то же время бережно, он спустился по лестнице в лабораторию, как можно крепче прижимая Гарри к себе. Но он не успел добраться даже до двери — мальчишка потерял сознание, и его голова безжизненно откинулась ему на грудь.

Северуса била дрожь. Он быстро наколдовал кушетку и положил на неё невесомое тело. Нужно было стабилизировать состояние мальчишки, прежде чем звать Поппи: он потерял слишком много крови, и раны были очень глубокими. Мерлин, как же так получилось, что они снова открылись?

Он помнил каждую из них, и ужас ситуации заставил его похолодеть. Эта пугающая рана на щеке, разрез на горле и все те многочисленные порезы, сделанные пожирателями, не считая следов от ремня этого полоумного маггла, которые он вылечивал уже дважды!..

Снейп считался экспертом в тёмной магии, но за все зелья мира не смог бы сейчас сказать, какое заклинание вызвало такой эффект. И кто его наложил? Точно не Беллатрикс, в этом он был уверен. И не он тоже, чёрт возьми, но тогда кто? Сам Гарри? Такую возможность нельзя было исключить, мальчишка не достаточно хорошо управлял своими силами, часто теряя контроль от сильных переживаний.

Чертыхаясь сквозь зубы, Северус, как мог, подлечил ребёнка, после чего кинул в камин горсть летучего порошка.

— Лазарет в Хогвартсе!

Мадам Помфри, как он и надеялся, была на своём обычном месте, занимаясь каким-то плачущим хаффлпафцем.

— Северус Снейп, наконец-то, не могли бы вы…

— Не сейчас! — оборвал её профессор. — Вы мне нужны. Немедленно!

— Вот как, прекрасный пример хороших манер. — Поппи Помфри скрестила руки на большой груди. — По-вашему, я должна бросить своего пациента и бежать в подземелья Слизерина, чтобы…

— Хватит, — побагровел Снейп. — Поттер ранен, он в Мэноре. Поторопитесь, пока я сам не поторопил вас!

Лицо волшебницы приняло обеспокоенное выражение, и она торопливо подчинилась, оставив в одиночестве хаффлпафца, с круглыми глазами наблюдавшего за развернувшейся сценой.

В следующую секунду она уже стояла у кровати Гарри, из ран которого продолжала медленно вытекать кровь.

— Мерлин! Что случилось? Если это опять результат одной из ваших идей о борьбе с Сами-знаете-кем… — угрожающе начала она.

— Ничего подобного, — прервал её Снейп. — Перед тем, как я заснул, с Гарри всё было в порядке. Я видел, как он в своей анимагической форме запрыгнул на кровать и заметил, что что-то не так, когда ему начали сниться кошмары. Но я не понимаю, как сон мог вызвать такие последствия! И это уже не первый случай. Когда он превратился впервые, было то же самое.

Он растерянно помотал головой.

— Я остановил кровотечение и дал ему восстанавливающее зелье, но я не представляю, как лечить подобные раны.

— Я тоже, — прошептала медиковедьма. — Пока мы не знаем, отчего они открылись, а провести диагностику будет непросто. Но у меня такое впечатление, что я уже видела нечто подобное… Разве несколько месяцев назад, когда мистер Поттер оказался у вас в первый раз, у него не было точно таких же ран? — подозрительно спросила она.

— Не смотрите на меня так, старая гарпия, — сухо бросил Северус. — Я тут не при чем, что бы вы там ни думали. Но я не могу понять, как… и почему. Поставьте его на ноги, Поппи, как можно скорее.

— Скорее, скорее, — проворчала мадам Помфри, занимаясь лечением. — Если вы надеетесь на волшебное исцеление, вы ошиблись адресом. Пока мы не узнаем причину случившегося, мальчику нужен полноценный отдых, восстанавливающие зелья и постоянный присмотр. Гарри, дорогой, ты меня слышишь? — мягко спросила она.

Веки Гарри дрогнули, но он не ответил. Снейп молча шагнул к нему и положил руку на лоб мальчишки… слишком холодный, на его взгляд.

— Гарри, проснись, — тихо попросил он.

— Хмм… — мальчишка слегка двинул головой.

— Всё хорошо, ты дома. Не делай резких движений, просто открой глаза, если можешь.

Застонав, Гарри несколько раз моргнул.

— Где…

— Ты в Мэноре, со мной мадам Помфри, — ответил Снейп. — Ты был ранен, но мы не знаем, как это произошло. Как ты себя чувствуешь?

— Хм… лучше, — прохрипел Гарри.

— Вот, выпей, — приказала Поппи, поднося ему зелье. — Северус, помоги ему сесть. Отлично. Мистер Поттер, вы помните, что с вами случилось?

Мальчишка прикрыл глаза, пытаясь привести мысли в порядок. Что с ним случилось? Хотел бы он знать! Он помнил кладбище, Беллатрикс, ссору со Снейпом…

— Простите, — вздохнул он. — Я не должен был говорить вам такое…

Профессору понадобилось какое-то время, чтобы справиться с удивлением, наконец, он ответил:

— Это неважно. Ты можешь сказать, откуда взялись эти раны?

Гарри поднес к лицу руку и поморщился, почувствовав под пальцами кровь. Северус осторожно положил его руку обратно на кровать.

— Я смутно помню, как это случилось в первый раз, — прошептал он. — Я опять выкинул какую-то глупость? Я пошел искать Беллатрикс? Не помню…

Снейп разочарованно вздохнул.

— Нет, ничего подобного. Я бы знал. — Он вопросительно посмотрел на Помфри, продолжавшую колдовать над мальчишкой.

— Следы магии, в том числе тёмной, но ничего нового я вам не скажу, — она пожала плечами. — Я не вижу ничего, что могло бы вызвать такую реакцию. Это не заклинание. Или заклинание, которое не могут обнаружить диагностические чары. Мне нечего вам сказать, Северус. Я предпочитаю сосредоточиться на лечении. В Святом Мунго, возможно, вам скажут больше.

— Возможно. Я могу чем-нибудь помочь? — спросил Снейп, так и не убрав ладони со лба мальчишки.

— Держите его вот так. Мистер Поттер, следующее заклинание может слегка щипать… Так. Ничего особенно страшного для того, кто с завидной регулярностью появляется в лазарете. Если вы будете накладывать эту мазь, шрамов не останется. Но если раны вновь будут открываться, я не смогу ничего гарантировать, — мрачно заметила целительница. — Вы абсолютно уверены, что никто не проник в ваш дом, пока вас не было, Северус? И не оставил ловушку для мистера Поттера?

— Это совершенно невозможно, — ответил Мастер зелий. — Никто не сможет причинить Гарри зла в этих стенах. Причина в чём-то ином, но в чём…

— Я… — начал было Гарри и замолчал.

— Да? — подбодрил его Северус.

— Нет, ничего. Я хотел сказать, это не имеет отношения к ранам. Просто я… — он разволновался. — Мы можем вернуться к Дерсли? Сегодня?

— Мистер Поттер, вам нужно отдыхать, — безапелляционно заявила Поппи.

— Что тебе там понадобилось? — спросил Снейп, не обращая на неё никакого внимания.

— Не знаю. Просто появилась идея. Но мне кажется, это действительно важно…

— Гарри, ты в шоке, это понятно. Тебе лучше немного поспать, мы всё обсудим завтра, — сказал Северус.

— Нет, правда, я совершенно серьёзно. Этот сон, точнее, кошмар… мне кажется, это был не просто сон. Он был слишком реален…

Снейп нахмурился.

— Вы тоже были там, — продолжал Гарри. — Вы пришли на Тисовую, в тот дом, там были Дерсли, и Люциус с Беллатрикс…. и вы… — он неловко замялся.

— И я уничтожил всю эту очаровательную компанию, — прошептал Северус.

Гарри резко поднял голову, чтобы поймать его взгляд, и из-за этого движения у него вновь открылась рана на горле.

— Мистер Поттер, не дергайтесь, — воскликнула Поппи Помфри.

— Простите, — торопливо извинился он. — Вам тоже это снилось? Вы и вправду были там? — продолжал он, повернувшись к Снейпу.

— Похоже на то, — ответил он, поморщившись. — Хорошо. Тебе надо несколько часов отдохнуть, подождём, пока зелья подействуют, и твои раны как следует затянутся. Потом мы вернемся туда. Я предупрежу Альбуса.

Гарри кивнул, с облегчением привалившись к поддерживавшему его профессору.

— Я считала вас более благоразумным, Северус, — сухо заметила мадам Помфри. — Мистер Поттер не в том состоянии, чтобы перемещаться куда бы то ни было.

— Тем не менее, он это сделает, — заверил её Снейп. — Нужно как можно скорее понять, что стало причиной его ранений, и этот след кажется мне самым вероятным. Вы согласны со мной, что подобное не должно повториться ни при каких условиях?

— Завтра, — настаивала медсестра. — Он сможет заняться этим завтра после крепкого ночного сна.

— Как мне кажется, сон и есть наша проблема. Поэтому-то я и хочу как можно быстрее решить эту загадку, — объяснил Снейп.

— Вы полностью потеряли разум, — возмутилась мадам Помфри, поворачиваясь к Гарри. — Сообщите мне, если вам понадобится помощь. А пока: отдых, зелья и заживляющий бальзам. Полагаю, дозу вы знаете?

Северус кивнул, открыл баночку и начал намазывать мазь на щёку мальчишки.

— В таком случае, я возвращаюсь в Хогвартс и расскажу профессору Дамблдору, что произошло. Возможно, он захочет с вами поговорить, — сказала она.

— Возможно. Скажите, что он может прийти сюда, я не хочу, чтобы Гарри покидал эти стены. Пока.

— Вы думаете, мальчик всё ещё в опасности? — с подозрением спросила мадам Помфри.

— Предупредите Альбуса, — коротко бросил Снейп.

— Помогаешь людям, и вот тебе благодарность, — проворчала волшебница, направляясь к камину. — Вечером я вернусь проведать нашего пациента. И постарайтесь поскорее возобновить запас зелий. С вашим подопечным и последними тренировками в квиддич мои шкафы опасно опустели. Что же до вас, мистер Поттер, я верю, что вы не допустите, чтобы декан Слизерина начал вами манипулировать. Ваше здоровье — на первом месте, это всем ясно?

И, бросив последний угрожающий взгляд, она исчезла.

— Я думал, она никогда не ведет себя так с учениками, — прошептала Гарри.

— Я уже видел, какой она была с Минервой, даже Альбус себе такого не позволял, — ответил Снейп. — Ну, хорошо, бальзам. Ложись на живот и не двигайся.

Поднявшись как можно осторожнее, он уложил подростка на кровать.

— Уффф, — выдавил ещё довольно-таки сонный Гарри. — Я уже без рубашки?

— У тебя шла кровь, — объяснил Северус. — Не двигайся, хорошо? Закрой глаза, попытайся вспомнить всё, что можешь о том, как это произошло.

— Дерсли, — пробурчал мальчишка.

— Какую бы антипатию ни вызывала во мне эта семейка дегенератов, не думаю, что они виновны в этом. С одной стороны, они все на кладбище, гореть им в аду, с другой — в них никогда не было ни грамма магии.

— Неважно, — прошептал Гарри, — я знаю, что это они. Тисовая. Что-то там.

— Хм, — задумчиво сказал Снейп, продолжая смазывать его раны, один вид которых приводил его в бешенство… Он не достаточно сурово наказал Вернона. Даже смерть не была достаточным наказанием. — Мы вернёмся туда вечером. То, что там произошло, видимо имело несколько иную природу, чем я думал. Плохие воспоминания, возвращение в прошлое… Гарри, ты ожидал, что такое может случиться?

— Приблизительно. Но всё было настолько… реальным. Моя комната — словно в ней ничего не изменилось.

— Я снова осмотрю её. Может быть, я что-то пропустил, — предположил Северус.

— Только без меня, — прошептал Гарри. — Не просите, я туда больше и шагу не сделаю. Я хочу посмотреть в другом месте… чердак. Я никогда не бывал там. Разве не странно? В смысле, они заставляли меня вылизывать дом, включая подвал, но мне не разрешалось подниматься на чердак. И Дадли тоже. А я точно знаю, что он обустроен… я хочу посмотреть.

— Сейчас тебе нужно отдохнуть, — сказал Снейп, убирая баночку с бальзамом. — Но постарайся не заснуть. Принести тебе книгу или газету?

— Не знаю, — сказал Гарри. — Раз уж вы тоже будете читать, может, просто почитаете вслух?

— С удовольствием. Трактат по истории зелий Нового Южного Уэльса тебя устроит?

— Хм… почему бы и нет, — согласился мальчишка. Северус тихо рассмеялся.

— Ну, раз мы хотим, чтобы ты не заснул, я лучше схожу к директору за последним номером Квиддичного обозрения. Подожди немного. Веди себя хорошо.

Он бросил горсть летучего порошка в камин и шагнул в пламя, оставив на кровати улыбавшегося Гарри.

— Знаете что, — сказал мальчишка, когда профессор вернулся, — если бы ещё несколько месяцев назад кто-нибудь сказал мне, что я буду лежать в кровати в вашей личной лаборатории, у вас дома, и вы будете читать мне статьи о квиддиче, и всё это не под срахом смерти… Я бы обратился к мадам Помфри, чтобы она занялась этим проявлением тяжёлого безумия.

— Что до меня, я вообще не стал бы тратить на это время, — ответил Снейп. — Виновный оказался бы подземельях Хогвартса, даже не успев закончить фразу.

Эта картина заставила Гарри рассмеяться, но смех быстро сменился болезненной гримасой. Нет, его щёки пока не готовы для смеха... и горло тоже.

— Кстати, о подземельях… Что с Малфоем? Я имею в виду Драко.

— Кажется, по словам директора, новая обстановка его не слишком устраивает. Кроме того, Люциус всё знает и уже успел заявить протест. Но в данный момент нас это не интересует, — сказал Снейп.

— Да? А что нас интересует? — спросил Гарри.

— Трагическая новость, — начал Северус. — Кажется, «Пушки Педдл» не только проиграли свой последний матч, что не слишком удивительно, но и потеряли штаны. Прямо в полёте, должен добавить. Ведётся расследование и поиск виновников диверсии. Пока под подозрением в основном игроки «Холихедских гарпий». Поговаривают, что всё это из-за любовной истории между капитаном «Пушек» и ловцом «Гарпий». Кажется, это новость первой величины.

— О, Мерлин, — Гарри не сдержал смешок. — Простите!

— Ты извиняешься за ловца «Гарпий» или за потерянные штаны «Пушек»? — улыбнувшись, спросил Снейп.

— Перед вами, — ответил Гарри. — Ключевые новости подобного рода вряд ли обогатят ваш день.

— В отличие от твоего лексического запаса, который определённо обогатился в результате нашего общения, — заметил Снейп. — Полагаю, мне будет полезно почитать что-нибудь о любимом спорте моего будущего сына.

— Ох. Пожалуй, верно… про лексический запас. И, честно, вы не обязаны… я про квиддич. Я знаю, это совсем не ваше.

— Не обязан, — мягко согласился Северус. — Но в последнее время на моих книжных полках появилось много книг, которые были крайне далеки от моих интересов. Не хочу сказать, что я этому не рад. Знаешь ли ты, к примеру, что в скелете кошки 250 костей, а в её челюсти 30 зубов? На два меньше чем у взрослого человека. На четыре больше, чем требуется для приготовления зелья роста.

— В этом на меня не рассчитывайте, — сказал Гарри. — И на то, что я буду их чистить, будучи котом, тоже.

— Хм. Это наводит меня на мысль…

— Нет, никаких противоблошиных зелий, ни за что!

— Посмотрим. Что же до «Пушек»… — вернулся к предыдущей теме Снейп.

— Честно, профессор, вы не обязаны, это не так важно, — рассмеялся Гарри.

— Мистер Уизли не согласился бы с тобой, — возразил Северус. — По-видимому, для него это новость первой величины, так как это он передал тебе свой экземпляр журнала.

— Рон? Свой журнал? — спросил Гарри, встрепенувшись.

— С приписками, или, скажем, аннотациями.

— Вы его видели? У них всё хорошо? У Рона с Гермионой, у остальных?

— У всех всё хорошо, Гарри, — успокоил его Снейп. — Я его не видел, но он оставил этот журнал для тебя. Это подарок… и довольно личный. Смею только надеяться, что ему никогда не приходило в голову обходиться подобным образом с учебниками.

— Раз уж мы об этом заговорили, — осторожно начал мальчишка, — обещайте, что не будете просматривать мои учебники, хорошо? Особенно по зельям. Не уверен, что после этого вы захотите меня усыновлять.

На этот раз рассмеялся Северус — его смех был тихим и каким-то очень особенным, как считал Гарри. Невероятно, подумалось ему, как меняется этот человек при личном общении и на публике…

— Ты точно ничем не рискуешь, глупый ребёнок, — ответил он. — Могу себе представить, на что похожа эта книга, точнее, то, что от неё осталось. Вы не первые… когда-нибудь, возможно, — он покачал головой.

— Всё равно, — настаивал Гарри, — боюсь, мы были слишком изобретательны кое-где… и замечания не всегда касаются зелий. Вы не против, если я сам почитаю журнал? В смысле, мне очень нравится, когда вы читаете, но заметки Рона….

— Пожалуй, я готов принести подобную жертву, — сказал Снейп, передавая ему журнал. После секундного размышления он спросил:

— Ты уже читал сказки Барда Бидля?

— Нет, — с интересом ответил мальчишка. — Сказки волшебников?

— Именно. В нашем мире все дети узнают их еще маленькими. Напомни мне найти книгу, когда у нас будет время.

— С удовольствием. Спасибо, профессор.

— Профессор? — Снейп приподнял бровь.

— Северус, — исправился мальчишка. — Простите. Старая привычка…

— Хорошо, когда привыкнешь к имени, можешь попробовать обращаться ко мне на «ты», — предложил профессор.

— К вам? В смысле… ты… как… — забормотал Гарри, чувствуя, что краснеет. Надо признать, то, что Малфой называет Снейпа на «ты», сильно задело его… неужели профессор заметил?

— Мерлин, мне кажется, ты уже давно зовёшь меня по имени, — небрежно ответил Снейп. — Ещё раз говорю, поступай, как тебе удобнее. Это не обязанность.

— Нет, я с удовольствием, — быстро ответил мальчишка. — Было бы немного странно обращаться на «вы» к своему отцу…

— Я говорил «вы» своему, — бесстрастно сказал Северус. — И должен признать, меня не радует подобная перспектива.

— Как вы к нему обращались? — спросил Гарри и ему сразу же захотелось провалиться на месте.

— Отец, — ответил Снейп. — Честно говоря, я старался по возможности избегать его и никак к нему не обращаться.

Гарри кивнул.

— А я своего не помню… Джеймса. Я вот думаю, как я мог его звать.

— У тебя было для него имя, — тихо сказал Северус. — Ты звал его «Дада».

В его глазах мелькнула тень сожаления, он погладил мальчишку по голове, провел пальцем по шраму.

— Спасибо, — сказал Гарри. — Не знаю, так ли это, или вы просто хотите сделать мне приятное, но спасибо.

Снейп слегка улыбнулся ему.

— Слизеринское мышление?

— Семейная черта, — улыбнулся в ответ Гарри.

— Читай свой журнал, ребёнок, — сказал Северус, и в его голосе прозвучало что-то, похожее на гордость.

Чувствуя себя счастливым и защищённым, что было несколько странно, принимая во внимание его раны, мальчишка с головой погрузился в чтение журнала, расслабившись в тепле лаборатории. Он не знал, что конкретно будет значить усыновление, предложенное Северусом, но одну вещь он знал точно: то, что происходило между ними, было самым близким к понятию семьи, насколько он себе это представлял.


* * *
Несколько часов спустя, отдохнувший и довольный, он кинул свой журнал на стол и посмотрел на Снейпа, всё ещё погружённого в журнал по зельям.

— Что нового в алхимии? Там тоже кто-нибудь потерял свои штаны? — спросил он.

Не отрываясь от чтения, Северус поднял бровь.

— Нет. Ведутся новые эксперименты над зельями против паразитов. Интересует?

— Ни в коем случае, — поморщился Гарри, дёрнувшись от резкой боли в щеке. От внимания профессора не укрылось то, как он вздрогнул, и он подошел к нему.

— Пора начать новый сеанс лечения, — он протянул зелье. — Ещё раз наложим бальзам и, думаю, твои раны затянутся… на этот раз.

— Вы… ты обещал, что мы вернемся сегодня к Дерсли, — напомнил Гарри, не зная какой взять тон. Ему очень хотелось пойти туда, но он боялся испортить этот отличный день…

К его облегчению, Северус кивнул.

— Сперва займемся лечением, потом ужин и уж затем отправимся на Тисовую. Дамблдор знает, Орден будет наблюдать за улицей. Тем не менее, никаких глупостей, я всё время буду рядом с тобой, ясно? — сурово спросил он, и Гарри моментально согласился.

— Честно говоря, я даже рад. Мне хватило первого раза… Хотите я приготовлю ужин? — спросил он, пока Снейп заканчивал намазывать ему спину бальзамом.

— Отдыхай, я всё сделаю сам, — ответил профессор. — Закончи с этим бальзамом и приходи ко мне в столовую. И даже не пытайся сказать, что у тебя нет аппетита. Ты съешь всё, что я тебе дам, иначе никуда не пойдешь!

— Меня запрут в доме? — рассмеялся Гарри. — Если это не десерт…

Слегка улыбнувшись, Северус направился к лестнице.

— Не знаю, сгубило ли кошку любопытство, но подозреваю, что большей частью в этом виновато чревоугодие.

Гарри с энтузиазмом доказал правоту его слов, опустошив тарелку с лазаньей быстрее, чем Шеди вылизывал свою миску.

— А вот без облизывания тарелки лучше обойтись, — неодобрительно глянул Снейп. — Есть добавка и не забудь про десерт.

— Я вовсе не собирался… а что на десерт? — спросил мальчишка.

— Молочный рис. Вижу, я напрасно беспокоился о твоём аппетите. Заканчивай обедать и убери за собой. Я предупрежу Дамблдора, что мы уходим. Когда закончишь, спускайся ко мне в лабораторию. И ради бога, не ешь с такой скоростью, тебе станет плохо! Нам придётся потрудиться над вашими манерами, юноша!

— Хм. Я бы дал вам медаль, честное слово, — сказал Гарри, продолжая жевать.

— Что за медаль? — подозрительно спросил Снейп.

— Конечно, Орден Мерлина.

— И по какому поводу, позволь узнать? — Снейп сложил руки на груди.

— Ещё не уверен, — с набитым ртом ответил Гарри. — За лучшую лазанью в Англии, или за спасение бродячего кота, или же за то, что вы прочитали худшую в истории статью про квиддич и не засмеялись.

— Какой список, — пробормотал Снейп, с интересом взглянув на него. — Ладно, скоро увидимся, разносчик блох с медалью.

— Ага, у меня медаль уже есть, — подтвердил мальчишка, махнув рукой с браслетом, к которому крепился медальон.

Их взгляды встретились, и Гарри вновь с удивлением отметил необычную мягкость, промелькнувшую во взгляде профессора. Похоже, Северус и сам с трудом верил, что с ним могло произойти такое. В следующее мгновение он уже направлялся в лабораторию, оставив довольного и сытого Гарри одного.

Чуть позже мальчишка в накинутом на плечи плаще спустился в лабораторию, готовый к новому путешествию. На душе у него было слегка тревожно. Раны напоминали о себе только лёгким покалыванием, но от мысли, что они так и не знают, почему они появились, становилось как-то не по себе. Несмотря на сомнения Северуса, Гарри был уверен, что в доме Дерсли что-то спрятано… и вовсе не дурные воспоминания нашёптывали ему об этом.

— На Тисовой всё спокойно. Я перенесу нас прямо в гостиную, — объяснил Снейп.

— Перенесёте? — повторил Гарри, и его голос прозвучал чуть виновато. — Вы… в порядке?

Северус окинул его ледяным взглядом.

— Как видишь. Иди сюда.

— Мне нужно самому научиться, — прошептал Гарри. — Есть же какие-нибудь специальные курсы, да?

— Да. И это неплохая идея… мы потренируемся в Хогвартсе во время наших занятий. Но пока…

Неприятное чувство перемещения снова крутануло желудок Гарри, а когда он открыл глаза, они оказались в знакомой обстановке гостиной Дерсли. Он попятился и был подхвачен Северусом, который помог ему обрести равновесие.

Это не только аппарация виновата, понял Гарри, тут было что-то ещё, что заставляло его чувствовать себя неуютно и внушало страх. Словно в доме поселилось какое-то зло, просачиваясь сквозь стены…

— Это Беллатрикс, она здесь! — воскликнул мальчишка.

— Нет, — спокойно ответил Снейп. — Мы здесь одни, тебе нечего бояться. Дом охраняется.

— Но тут точно что-то есть, — настаивал Гарри. — Неужели вы не чувствуете?

— Этот дом не дышит счастьем, это верно, но…

— Нет, тут что-то другое. Совсем другое. Я должен с этим разобраться. Я поднимусь на чердак, вы со мной?

Северус кивнул и двинулся вслед за ним, держа палочку наготове. С бьющимся сердцем, мальчишка поднялся по лестнице, в любую секунду ожидая увидеть появление знакомого силуэта. Возможно, Дадли, или дядя Вернон, или… Волдеморт. На секунду он задержался перед дверью в свою комнату, мучительно размышляя. Оно здесь? А если и вправду здесь? Там, за дверью, только толкнуть и…

Рука, опустившаяся ему на плечо, заставила его вздрогнуть, но тёмный уверенный взгляд Снейпа немедленно успокоил.

— Не думаю, что сейчас тебе стоит сюда заходить, — сказал он.

— Это точно, — прошептал мальчишка. — Чердак. Люк на чердак здесь, но нужно как-то его открыть, а я не знаю, как…

— Алохомора, — произнёс Снейп. Чердачная дверца тут же открылась, и за ней показалась раздвижная лестница.

— Мне действительно пора научиться думать, как волшебник, — с досадой признался Гарри. — Accio, лестница!

Лестница сдвинулась с места, открывая проход. Снейп задумчиво постучал указательным пальцем по щеке.

— Что бы там ни было, сомневаюсь, что это так уж хорошо спрятано. Слишком просто было сюда добраться. Но всё же я пойду первым, чтобы проверить, нет ли там какой-нибудь ловушки.

Гарри нервно кивнул.

— Не знаю почему, но я всё больше чувствую, что я прав. Там точно что-то есть. Я просто знаю это.

Северус с любопытством взглянул на него и не опуская палочку шагнул к лестнице, готовый к любой неожиданности. На несколько секунд он скрылся на чердаке.

— Что там? — почти сразу же спросил мальчишка. — Нашли что-нибудь.

— И да, и нет, — ответил профессор. — Никаких ловушек, можешь подниматься.

Мальчишка так и сделал, с каждой новой ступенькой испытывая всё большее волнение. Оказавшись наверху, он торопливо отряхнул колени и осмотрелся. Чердак занимал целый этаж, но ничем не походил на жильё внизу. Пустая просторная комната была покрыта пылью, заполнена коробками, старой мебелью, разными забытыми вещами, сложенными в беспорядке. Крошечное окошко было затянуто паутиной и пропускало совсем немного рассеянного света, так что «Люмос» Снейпа оказался как нельзя более кстати, позволив разглядеть обстановку.

— Ух ты, — сказал Гарри. — Как в старых домах, правда? Я совсем не этого ожидал.

— Никаких спрятанных вампиров, — заметил Снейп. — И всё же…

— Вы тоже что-то чувствуете, да?

— Да. Ты был прав. Ощущение слабое, древнее и очень рассеянное… но оно есть.

Северус показал подбородком в угол. Оба волшебника, не теряя бдительности, направились туда. Когда Гарри приблизился к тёмной куче, лежавшей в самом дальнем углу чердака, у него в груди всё замерло. Никакого движения, никаких подозрительных звуков, только их шаги, и при этом он ощущал постороннее присутствие, что-то таилось там, скрытое тканью, красные глаза следили за ним из темноты… Он мотнул головой. Нет, конечно же, нет. Эта тёмная штуковина всего лишь… ковёр, понял он, подойдя ещё ближе. Ковёр, наброшенный на какой-то старый сундук.

Пробормотав заклинание, Снейп заставил старую ткань скользнуть в сторону и принялся колдовать, чтобы открыть крышку. Гарри чувствовал, что он тоже напряжён. Заклинание сработало. Мальчишка застыл, уверенный, что сейчас что-нибудь произойдёт: взрыв, страшный рёв или просто какой-нибудь монстр выскочит из тени…. но снова ничего не произошло, и оба волшебника с любопытством склонились над сундуком.

Внутри не было ничего необычного. Пачки писем, жёлтые фотографии, шарф, коробка… Гарри замер, не в силах отвести взгляд. Она пульсировала. Он готов был поклясться, что она и вправду глухо и недобро пульсировала, и этот пульс отдавался у него в груди. Кинув взгляд на Северуса, Гарри понял, что не только он заметил эту вещь.

— Отойди, — прошептал Снейп. Взмахнув палочкой и произнеся Wingardium Leviosa, он поднял коробку и перенёс её на пыльный пол, куда она с глухим стуком упала. После нового заклинания крышка открылась, а под ней оказалось пожелтевшее письмо в зелёном конверте.

— Это оно, — выдохнул Гарри. — не знаю, что это, но это оно самое.

— Стой там, не подходи, — сказал Северус. — Оно излучает магию… Accio письмо.

Пергамент скользнул в руки профессора, и он, открыв его, принялся изучать тонкий ажурный почерк.

На секунду Северусу показалось, что его сердце остановилось. Этот почерк, он так хорошо знал его раньше…. взгляд скользнул к подписи, которая подтвердила подозрения. Лили. Твоя Лили. Ох, Мерлин… после стольких лет…

Глубоко вздохнув, он начал читать сначала.

Дорогая Петуния,

сегодня — великий день, я, наконец, приехала в Хогвартс. Я и представить себе не могла, сколько тут магии! Сперва нам пришлось пересечь на лодках озеро, Сев был рядом, и хотя он больше привычен к волшебству, чем я, но он тоже был поражён!

Когда мы добрались до огромного зала, который служит ученикам столовой, кое-что пошло не слишком хорошо. Здесь нас распределили по факультетам, как и других новичков. Северус попал в Слизерин, а я — в Гриффиндор… А мне так хотелось оказаться вместе с ним! Но он сказал, что мы всё равно будем часто видеться, и многие уроки у нас совместные.

Ох, Туни, ты бы видела, как тут красиво, какое всё огромное! А ещё тут есть призраки, но они не опасны. Всё ещё более странно, чем я ожидала, так что даже не знаю, смогу ли к этому привыкнуть!

Мне грустно от мысли, что мы не увидимся до Рождества. Туни, меня сильно расстроила наша ссора на вокзале, мне очень жаль, правда…. Мне бы так хотелось, чтобы ты могла быть здесь, в Хогвартсе! Я знаю, что это пока невозможно, но не теряй надежду. Я спросила у Сева, может ли твоя магия проявиться позже, чем у меня. Он не думает, что так бывает, но ведь это же магия!

Так что слушай и сохрани всё в секрете, пожалуйста. Вместе с письмом Краснокрылка принесёт тебе мешочек. В нём украшение, подвеска… её мне дала мама в тот день, когда мы в парке познакомились с Северусом, помнишь? Я рассказала ей всё, что произошло, и она сразу нашла это украшение в глубине своего шкафа. Как она объяснила, это старинное украшение, которое передаётся в нашей семье многие поколения. Это не просто подвеска, Туни, ты никогда мне не поверишь, но она пришла от наших предков, и когда-то давно один из этих предков был… волшебником!

Мама объяснила, что этот человек женился на маггле, женщине без магии, и их дети родились без волшебства, и их внуки тоже. Так что он создал это украшение, которое позволило бы определять, есть ли магия у новорожденного!

Со временем традиция была утеряна, но легенда осталась. Мама вспомнила о ней, когда я рассказала мою историю. В ту же секунду, когда я взяла подвеску, знаешь, что случилось? Она засветилась! Яркий зелёный свет, такой тёплый, мне стало так хорошо и спокойно…

Мама сказала, что подвеска теперь моя, но она мне не нужна. Сохрани её и время от времени проверяй, не начнёт ли она светиться! А когда начнёт, тогда… поскорее приезжай сюда!

Пожалуйста, напиши мне поскорее! Можешь отдать своё письмо Краснокрылке, моей сове, она знает, как меня найти! Если сможешь, найди ей что-нибудь перекусить на дорогу, пожалуйста.

Скоро увидимся!

Любящая тебя сестра,

твоя Лили.


Северус сложил письмо, чувствуя, как дрожат его пальцы. Лили, Мерлин, так давно… но нетерпеливый голос вывел его из задумчивости.

— И что?

Выпрямившись, он встретился взглядом с мальчишкой, чьи глаза были так пугающе похожи на глаза Лили.

— Там говорится о семейном украшении, — ответил он, показывая на письмо. — Какая-то вещь, обладающая сильно недооценённой магией.

Он протянул руку, чтобы достать маленький мешочек. От прикосновения к нему по телу прошла холодная волна. Магия, да, он чувствовал её… очень сильная магия и очень тёмная. О чём только думал этот знаменитый предок, когда делал этот артефакт? Подвеска звякнула на его ладони, и Северус почувствовал, как у него перехватило дыхание.

Медальон. Буква «С» изящно изгибалaсь на золотой ракушке, изумруды тускло поблёскивали в свете его палочки. Он хорошо знал этот рисунок, так как не раз встречал его в многочисленных учебниках по истории магии и даже сам мечтал в молодости найти этот артефакт.

Потерянный медальон Слизерина… А подвеска все эти годы лежала здесь, в сундуке магловского дома!

— Всё в порядке? — обеспокоенно спросил Гарри. — Вы чувствуете? Это же оно, да. У меня мурашки по коже от этой вещи…

Ничего удивительного, подумал Снейп. Такая тёмная мощь… Но что это украшение делает в семье Гарри? Возможно ли, что…

— Да, я чувствую, — ответил он как можно более ровным голосом. — Не сомневаюсь, что эта вещь как-то связана с тем, что произошло с тобой сегодня. Осталось узнать, как именно она повлияла, но думаю, на этом наш визит можно закончить.

— Погодите, — запротестовал Гарри, — там в сундуке столько фотографий, и если письмо от мамы, может, остальное тоже принадлежит ей?

— Возможно, — согласился Снейп, уменьшая сундук, чтобы его можно было положить в карман. — Возьмёшь с собой, посмотрим его в Хогвартсе.

— Хогвартс? Разве мы не возвращаемся в Мэнор?

— Нет. Мне нужно как можно быстрее увидеть Альбуса. Этот медальон…. в нём очень сильная магия, Гарри. Это очень известная древняя вещь. Это не просто семейная драгоценность, как думала твоя мама.

— Вы считаете, что все мои раны появились из-за неё? — Гарри был потрясён.

— Я думаю, что она воздействовала на твой разум, вызывала видения и Мерлин его знает, что она делала ещё… Пойдём. Не стоит испытывать судьбу и оставаться здесь дольше.

Снейп шагнул к Гарри, и тот немедленно прижался к нему, готовый к перемещению. Когда мальчишка открыл глаза, продолжая цепляться за Северуса, словно от этого зависела его жизнь, то с удивлением увидел лес, росший вокруг Хогвартса.

— Не проще ли было переместиться в лабораторию и пройти камином? — спросил он, когда опасность тошноты миновала.

— Я не уверен в защитных чарах Мэнора, — объяснил Северус. — Эта вещь уже нападала на тебя. Не знаю, как она отреагирует на барьеры.

— О, — Гарри был потрясён. Он никогда об этом не задумывался. Каким образом обычный медальон мог причинить кому-то зло? Тем более подвеска его матери… — Тогда лучше вернуться в школу пешком, — философски заметил он.

— Не имеет смысла. Мы рядом с хижиной Хагрида, воспользуемся его камином.

— Хагрид… от него так и нет вестей, да? Наверное, нет… Думаете, у него будет открыто?

— У него всегда открыто, — ответил Северус. — Он постоянно держит внутри каких-то животных, но это не должно создать нам проблемы.

— Не очень-то мне это нравится, но, похоже, выбора всё равно нет, — пробормотал Гарри, направляясь к хижине. Положив руку ему на плечо, Снейп подтолкнул его вперёд.

В небольшом огороде ничего не изменилось и, как Снейп и предсказывал, дверь сразу же открылась. Однако то, что они увидели внутри, застало их врасплох, на секунду лишив дара речи.

Впрочем, Гарри быстро оправился и с воодушевлением воскликнул:

— Хагрид! Ты вернулся!

Полувеликан, удивлённый не менее, чем его гости, озадаченно смотрел на них.

— А, это ты, Гарри… и профессор Снейп, — начал он, запуская пятерню в густые волосы. — Вы… это… ох, Мерлин.

Тяжело вздохнув, он рухнул на стул под пронизывающим взглядом профессора. Гарри забеспокоился.

— Хагрид, всё в порядке? Ты сбежал? Они ничего тебе не сделали? Ты был в плену? — спросил Гарри.

— Хм... да… нет… это долгая история, Гарри. Может, присядем, а? И вы тоже присаживайтесь, профессор Снейп. Не знаю, чего там Гарри натворил, но это ведь не к спеху, да?

— Ничего я не творил, — запротестовал мальчишка. — Мы просто хотели попасть в замок через твой камин, но мы думали… мы не знали что ты вернулся!

— А, ну да, профессор Снейп перенёс тебя к себе, да? Отлично, отлично… — Хагрид постучал ладонями по коленкам. Выражение его лица оставалось отстранённым и расстроенным, так что Гарри предпочёл придвинуться поближе к Северусу.

— Сожалею, что приходится прервать эту трогательную встречу, но нам нужно немедленно увидеть директора, — холодно сказал профессор, чем изрядно удивил Гарри.

— Директора? — Хагрид неожиданно разволновался. — А, ну так это… не самое подходящее время. Он очень занят… Ну, его там вообще нет. Ага, уехал он. Сейчас вы никак не сможете его увидеть, но погодите несколько минут, я пока вам чайку заварю!

— Спасибо, но мы торопимся, — прищурился Снейп, положив руку на плечо Гарри.

— Нет, вы не понимаете, — полувеликан загородил камин. — Ему и нужно-то всего немножко времени, и всё!

— Ему? Кому «ему»? Директору? — спросил Гарри, пораженный поведением своего друга.

— Нет, Локи. Ну, то есть, одному моему другу. Ну, то есть… о, Мерлиновы штаны!

— Локи? — прошипел Снейп, рванув к камину. — Где он?

— Это не то, что вы думаете, профессор! — заверил его Хагрид с извиняющимся жестом. — Он просто хотел освободить своего приятеля, запертого в подземелье, мальчонке хочет помочь его отец! Он ничего плохого никому не сделает, он мне обещал!

— Отойдите, идиот! — воскликнул Снейп, посылая в Хагрида короткое заклинание. — Гарри, превращайся! Немедленно!

Потрясённый словами Хагрида, мальчишка не сразу среагировал. Кинув расстроенный взгляд на лесничего, который даже не пытался защищаться, он, наконец, превратился в кота и запрыгнул к Снейпу на плечо.

— Куда он пошёл? — угрожающе спросил Снейп, наставив на Хагрида палочку.

— Через подземный ход, — пробормотал тот, схватившись за голову. — Тот, что из хижины ведет в Хогвартс. Не причиняйте ему вреда, он хороший парень, просто ему нужно немного помочь….

Носком сапога он сдвинул край ковра, прикрывавшего деревянный люк. Тихо выругавшись, Северус направил на люк палочку и произнёс несколько неизвестных Гарри заклинаний.

Немного успокоившись, он кинул в камин горсть летучего пороха.

— Кабинет Дамблдора! — крикнул он. — Вы идёте с нами, — процедил он в сторону Хагрида.

Не заставив себя упрашивать, полувеликан неловко поднялся и покорно шагнул в пламя. Северус прошёл вслед за ним с Шэди на плече.

— Хагрид? Но как… — начал было Дамблдор, но тут же заметил Снейпа. — Северус? Как вам это удалось?

— Я не имею к этому ни малейшего отношения, — бросил Снейп. — Ваш хранитель ключей преспокойно ждал в своей хижине. Но сейчас это не важно: Локи в замке и он ищет Драко Малфоя! Где заканчивается подземный ход из хижины Хагрида?

Директор в крайнем изумлении несколько секунд пристально смотрел на великана. Затем, взяв себя в руки, он повернулся к Мастеру зелий.

— На кухне, рядом с коридором, ведущим в гостиную Хаффлпафа. Он ещё не появлялся, мне трудно представить, что он смог бы пробраться незаме…

Его слова были прерваны тихим хлопком появившегося домового эльфа, что сразу сняло все вопросы.

— Профессор Дамблдор, сэр! — пропищал эльф. — На кухню пробрался волк! Он выскочил в коридор, сэр! Это волшебник, и хотя эльфы не стали его останавливать, Бинжи подумал, что нужно вас предупредить, профессор Дамблдор!

— Ты всё правильно сделал, Бинжи, — успокоил его директор. — Хагрид, ни при каких условиях не выходите из этого кабинета. Северус, вы мне понадобитесь… Может быть, Гарри лучше вернуться в Мэнор.

— Нет, — ответил Снейп. — Он останется со мной. И не вздумай превращаться, Поттер!

Кот запустил когти в мантию профессора, оцарапав ему плечо. Это сойдёт за ответ? Должно быть, его поняли, так как оба волшебника с палочками наизготовку ринулись к лестнице.

— Expecto patronum! — воскликнул Дамблдор. Серебристый феникс следовал за ним, пока он диктовал послание для Минервы МакГонагалл, а также для учителей и префектов, которые могли встретиться по дороге. — Северус, свяжетесь с профессорам Флитвиком?

— Expecto patronum! — в свой черёд произнёс Снейп. Из его палочки вырвался серебристый дымок и… оба волшебника остановились, не в силах оторвать взгляд от того, что появилось перед ними.

Шэди тоже не сводил с патронуса своих горящих глаз.

Кот. Патронус Снейпа превратился в кота… очень похожего на него!

Из ступора его вывело бормотание Северуса.

— Отлично. Отлично… послание Флитвику. Локи направляется к карцеру, — прошипел он патронусу, и тот помчался в сторону гостиной Рейвенкло.

— Определённо, сегодня день сюрпризов, — лукаво заметил Дамблдор, несмотря на тяжесть ситуации.

— Без комментариев, — оборвал его Снейп. Волшебники продолжили свой путь, перемещаясь с огромной скоростью, что немало удивило Шэди. Да, хотя директор и выглядел очень старым, но недооценивать его не стоило…

Феникс быстро нашёл адресат, потому что почти сразу же послышались обеспокоенные крики префектов, собиравших учеников своих факультетов.

— В большой зал! Все идут в Большой зал, немедленно! Сандерс, все вопросы потом, Дикинсон, подождёт ваш макияж, в Большой зал, быстрее!

— Борков, оставьте сумку, никто её не возьмёт. Скаммер, ради Мерлина, Большой зал в другой стороне! Ты, помоги малышам, живо!

— Без паники, все идём к Большому залу, быстро, но спокойно! Незачем толкаться, мисс Джун. Всем достать палочки, и чтобы никаких глупостей! Мисс Картер, ведите себя прилично, прекратите реветь, это бесполезно!

Узнав голос Гермионы, Шэди не удержался от улыбки. Если кто и мог быть полезен в подобной ситуации, так это она, девочка с холодным рассудком.

Новость разлетелась быстро, коридоры на их пути опустели, они встретили только несколько перепуганных студентов и домовых эльфов.

— Сюда! Сюда, профессор Дамблдор, Снейп! Волк прошел здесь!

Сердце Шэди бешено колотилось. Он вцепился в плечо Северуса, чтобы не свалиться во время быстрого бега. Удивительное дело, оба волшебника даже не запыхались, что его просто восхитило. Оба оставались спокойными, собранными, каждое движение просчитано. Он чувствовал, как их обоих окутывает магия Снейпа, спешившего на поиски следов Локи, чтобы защитить кота, сидевшего на его плече.

— Он сейчас доберётся до карцера, — выдохнул Северус, не сбавляя скорость и сворачивая в новый коридор.

— Скорее всего, — согласился Дамблдор. — Но выйти ему не удастся, и не думаю, что у него хватит времени добраться до младшего Малфоя.

При этих словах они понеслись ещё быстрее, углубляясь в пронизывавшие Хогвартс переходы. Влажность вокруг них становилась всё ощутимее, на камнях туннеля виднелся мох. Шэди начал дрожать, размышляя, где они, неужели прямо под озером? Карцер школы находится в таком ужасном месте? И Драко заперт там… в компании с волком! Хагрид сказал, что он пришёл специально за ним, но с какой же целью на самом-то деле?

Коридоры стали сужаться, и Гарри почувствовал, что чем ближе они продвигались к цели, тем напряжённее становился Снейп. Ему почудилось, что впереди что-то мелькнуло, и оба волшебника, вскинув палочки, побмчались ещё быстрее.

— Карцер сразу налево, — сказал Дамблдор. — Гарри…

— Со мной он ничем не рискует, — ответил Снейп. Директор кивнул в знак согласия. Шэди сжался на своём импровизированном троне, слишком сосредоточенный, чтобы обращать внимание на всё остальное. Последний поворот, последняя дверь…

— Сюда! Я здесь! Скорее! — донёсся издалека чей-то испуганный голос. Драко, узнал его Гарри… что за игру он ведёт?

Шедший перед ними юноша со светлыми волосами, кинул на них быстрый взгляд через плечо и одним прыжком оказался перед карцером. Его взгляд не был похож ни на взгляд загнанного зверя, ни на взгляд попавшего в переделку человека… казалось, Локи всё так же уверен в себе и намерен закончить свое дело, приближаясь к карцеру с палочкой в руке.

— Expelliarmus! — воскликнул Снейп. Но юноша обладал поистине нечеловеческой реакцией: он увернулся, и заклинание пролетело мимо.

Оставив на время Драко, Локи повернулся к своим преследователям. Его взгляд остановился на коте.

— Exsomnus.

Ответ не заставил себя ждать. Не успело заклинание достичь своей цели, как вокруг кота возник зелёный щит, отражая нападение. В то же самое мгновение Дамблдор и Снейп атаковали анимага, обезоружив и обездвижив его, так что он не успел даже пошевелиться.

Локи с застывшим взглядом и лёгкой улыбкой медленно повалился на пол. Палочка упала рядом.

— Мерлин, — раздался в углу карцера испуганный голос. — Всё закончилось?

— Да, мистер Малфой, — сухо ответил Снейп. — Можете выходить.

Драко с опаской вылез из-под кровати, которую использовал, как убежище.

— Я уже совсем было поверил, что он до меня доберётся. Чёрт возьми, и это ваша хваленая безопасность? — воскликнул он голосом, который должен был прозвучать достойно, но лёгкое дрожание, заметное в нём, немного портило впечатление.

— Несколько минут назад, как мне показалось, вы даже обрадовались Локи, — заметил Снейп. Драко опустил голову, испытывая неловкость. Шэди был доволен.

Позади них послышались шаги, и вскоре появились двое других профессоров.

— Вы поймали его? — спросил Флитвик, которого заметно утомила вынужденная пробежка. — Прекрасная работа, прекрасная!

— Как видите, — сказал Дамблдор, отодвигаясь, и задумчиво поглаживая бороду.

Второй профессор был гораздо более сдержан. С палочкой, подрагивавшей в пальцах, он приблизился к неподвижному телу юного волшебника, не в силах оторвать от него взгляд.

— Локи? Ты слышишь меня?

— Он без сознания, Ремус. Вам придётся подождать, пока мы переместим его в надёжное место, прежде чем вы сможете побеседовать с ним, — мягко заметил директор.

— Прошу вас, не вызывайте авроров, — умоляюще прошептал Люпин.

— Только этого нам не хватало, — возмутился Филитвик, но Дамблдор не отреагировал.

— Я и не собирался, мой мальчик, — сказал он, вызвав глухой стон у стоявшего в нескольких шагах Снейпа.

— Если вы собираетесь оставить это животное на свободе, не надейтесь, что я тут останусь! — бросил мастер зелий, одной рукой придерживая кота, сидевшего на его плече.

— Речь не о свободе, Северус, но я думаю, мы должны его допросить. В конце концов, вам понадобится замена, если вы захотите уйти, — уклончиво сказал Дамблдор.

Снейп не сдержал ярости.

— Вы даже представить не можете…

— Я очень многое могу себe представить, — оборвал его директор, — но мне кажется, что сейчас самое главное — успокоить наших учеников и собрать всех учителей. Этот день был слишком богат на события.

Воспоминание о предмете, что всё ещё лежал, торопливо спрятанный, в его кармане, заставило поулечься ярость Снейпа. Да, день был долгим и сложным… и Дамблдору ещё не всё известно.

Повернув голову, он посмотрел на Шэди.

Скоро, обещал он мысленно, скоро будут каникулы, и я увезу тебя от всего этого, но пока…

— Веди себя хорошо, — прошептал он на ухо анимагу.

Кот моргнул, и Снейп на секунду прикрыл глаза.

Завтра. Завтра будет новый день.

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .