Одна дома и Фанфикшн

23 Октября 2017, 14:48:15
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Оригинальные произведения » Готовые оригинальные произведения. Тип: "Смешанные" (Модератор: Shoa) » [PG-13] [~33.500 слов] Пойдем, возьми меня за руку, Тим/Даниил/Элла, humor/romance, смешанный

АвторТема: [PG-13] [~33.500 слов] Пойдем, возьми меня за руку, Тим/Даниил/Элла, humor/romance, смешанный  (Прочитано 2289 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Название: Пойдем, возьми меня за руку
Автор:
Андрей Шиманский
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Тим / Даниил / Элла
Рейтинг: PG-13
Жанры: Юмор, Философия, Психология, Романтика   
Размер: Макси
Описание: Рассказ о любви, которая всегда права, и не имеет никаких границ, о дружбе, без которой этой любви не выжить. О жестокости подростков и о том, как трудно в этом мире быть непохожим на всех. О реальных и мнимых семейных ценностях, о том, что не всегда можно найти взаимопонимание и о том, что иногда нам просто не хватает рассудка и мужества, чтобы отойти в сторону, не мешая жить другим, и не пытаясь уничтожать все непохожее на нас.
А еще о том, что жизнь это большой сюрприз, который мы открываем для себя каждый день, и именно этим она прекрасна и интересна!!!!
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение

Читать одним файлом

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198

Часть 1

Злостная улыбка постепенно расползалась по лицу парня, который держал перед собой пистолет. Медленно он поднял руку вверх:
— Ну что? Готовы?
— Стив! —  сурово прозвучал голос мужчины.— Ты так и будешь стоять как памятник свободы или всё же нажмёшь этот долбаный курок?
— С превеликим удовольствием, – усмехнулся тот вновь и спустил курок.
Раздался выстрел. Толпа из нескольких тысяч человек принялась бежать.
Мужчина подошёл к парню и отвесил подзатыльник.
— Играть он вздумал.… Это тебе не тир, а марафон!
 Парень схватился за место, куда тот нанёс удар.
— Да ладно тебе, пошутить уже нельзя!
 — Шутить будешь в другом месте, а тут у нас всё по графику должно быть.
Мужчина направился к палатке. Толпа участников постепенно удалялась.
— Значит так! – обратился мужчина к группе молодых людей, которые вызвались быть добровольцами. – Сейчас участники должны пробежать 7 км до пункта H2O, кто не знает — это вода! Погода жаркая, некоторые бегут короткую дистанцию — 14 км, следующие — 28 км и лишь несколько сот — 42 км. Центр города в нашем распоряжении около 8 часов.
— Дмитрий! – раздался женский голос из-за спины мужчины.
Тот обернулся.
— Да!
— Первая база уже на месте. Расставь своих добровольцев на остальные, в основном на перекрёстки и последние три поста H2O.
— Ок, садитесь в автобус! – произнёс он, повернувшись к добровольцам. – Я по пути всё расскажу и скажу кому, где стоять и куда показывать.
Все дружно двинулись к близстоящему автобусу.
— А ты! – схватил он Стива за шиворот. – Уже сделал своё дело.… Отдыхай…


Автобус на небольшой скорости перегонял участников, которые бежали по выделенному участку дороги. Шоссе состояло из шести полос. Три в одну сторону и три в другую. Участникам было выделено две полосы. По третьей ехали машины скорой помощи, на всякий случай и автобусы, которые подбирали тех, у кого больше не было сил бежать.
Ребята, ехавшие в автобусе, выглядывали через открытые окна и хлопали в ладоши, подбадривая этим участников.
— Вперёд!! Ребята, давайте, поднажмите! — Выкрикивал один из добровольцев.
Вскоре участники остались далеко позади.
— Сейчас я начну высаживать всех вас по очереди, – произнес мужчина, держа список в руке. – На месте будет человек, который объяснит вашу задачу более понятным языком. Так же в случае чего обращайтесь к милиционерам. Патрульная машина находится на каждом перекрёстке, кроме пунктов H2O. Всем всё понятно?
Ребята в разнобой кивали.
— Хорошо! – удовлетворенно кивнул тот.
Постепенно автобус пустел, высаживая добровольцев.
— Так, – просматривал мужчина список, пытаясь, что-то найти там. – А ты у нас кто?
— Тим! Меня зовут Тим, сэр!
Парень внимательно смотрел на мужчину, который явно выискивал его имя.
— Ах да! – негромко воскликнул он, после того, как увидал его в списке.  – Нашёл! Ну, так официально не стоит, хоть и приятно!
— Куда меня?
— Тебя мы ставим на последний пункт H2O, кстати, ты там один!
— Ого! Так скучно ведь, одному!
— Вот! – протянул тот плеер парню. – Теперь скучно не будет!
— И через какое время ко мне хоть кто-то заявится?— взяв плеер,  спросил он.
— Ну, часа через 2-3, зависит от того, кто как бежит!
Автобус остановился, и они оба вышли, направляясь к палатке.
— Вообще, – продолжал мужчина, – тебя посетят только одни и те же люди. В основном те, кто бежит на длинную дистанцию. Остальные до тебя не добегут.
— Почему?
— Потому что это последний пункт. И потому что многие бегут на короткую дистанцию и сюда им не добежать.
— А если меня ограбить решат?
— Прямо таки и ограбить? – засмеялся мужчина. – Кому эта вода нужна, ну если только шоколадки?
— Вообще-то я себя имел в виду!
Мужчина осмотрел его с ног до головы.
— Ты что антиквариат какой-то?
— Нет! Но я очень себя ценю! – улыбнулся парень. – Шутка!
— Ок, шутник, наслаждайся!
Мужчина сел в автобус, и тот постепенно начал удаляться.
Тим вышел на проезжую часть. Машин не было. Лишь изредка проходили прохожие, пересекая дорогу вдоль, уже не по зебре и светофору. Вдали виднелась полицейская машина, стоявшая на перекрёстке, которая словно плавилась от жара, исходившего от асфальта.
— Уфф! – протянул парень. – Жарко — то как!
Ветра не было, стоял полный штиль. Температура достигала +25 градусов в тени.
Изредка веяло дуновение ветра, от которого становилось ещё жарче. Сняв с себя майку, он сел на маленький раскладной стульчик. Прижавшись к спинке стула, он тут же отскочил, спинка уже успела нагреться.
— Блииина! – выкрикнул он и стал поливать себя холодной водой из бутылки.


Прошёл час.
Тим сидел, откинувшись на стульчике, накинув на лицо мокрую майку.
— Эй, ты там как?
Услышав это, он быстро скинул майку и встал. Оглядываясь по сторонам, он никого не приметил поблизости.
«Перегрелся» — пронеслось у него в голове.
— Эй! Ты там где? — вновь раздался голос.
Голос продолжал доноситься со стороны палатки, и парень пошёл туда. Войдя в палатку, он увидел сумку, из которой и был слышен голос. Он вытащил из сумки рацию.
— Вы мне не сказали, что у меня есть рация!
— Это было ни к чему, – из рации послышался смех. – А иначе вы стали бы баловаться! Что у тебя там?
Тим вышел на дорогу.
— Кажется, они все не туда побежали! Может, напутали что-то, мимо никто не пробегал!
— Ха… Ха… Ха… — раздавалось в рации. – Да нет, всё верно, не переживай! У тебя, по нашим расчётам, должны быть уже через 45 минут или через час, около того.
— Класс! Надеюсь, что я в состоянии ещё буду подать бутылку с водой кому-нибудь!
— Там в палатке есть вода специально для тебя! Бери только её! Ту, что для конкурсантов, не трогай, там всё посчитано. Ты же не брал?
— Конечно, нет! – резко ответил парень.
— Ну, вот и хорошо! Всё до связи!
— Ага!
Отключив рацию, он посмотрел по сторонам и бегом направился к кустам.
— Мать моя, женщина! – бубнил тот, доставая пустые бутылки. – Козёл, раньше не мог сказать!
Достав ту воду, которая предназначалась для него, он стал переливать её в пустые бутылочки.
— Великолепно!!! – посмотрел он на содержимое того, что осталось. – На пятнадцать минут хватит, губы помочить!


Прошло 30 минут.
— Давай, давай! – произносил Тим, бодро про себя. – Вперёд! Ура!
Покачав головой, придумывал следующее:
— Ге… Ге… Гей! Поднажми! – выкрикнул он и сразу задумался. – О нет, отправят в больницу за такое!
Парень продолжал попытки.
— Эй! Эй! Эй! — закрыв глаза, продолжал он. – Будь быстрей, будь сильней!
Внезапно лёгкий порыв ветра пронёсся по телу. Скинув майку, он увидел, как кто-то пробегал мимо, и уже убегая, уносил бутылку с водой.
— Эй! – вскочил тот и начал быстро настигать вора. – Стой! Эй…
Поравнявшись с ним, он выхватил бутылку. Парень удивлённо смотрел на Тима.
— Ты чего, сдурел? – удивлялся парень.
— Это ты сейчас сдуреешь, если я передам ментам, что ты воду воруешь, которая предназначена участникам забега!
— А я, по-твоему, кто? – парень указал на номер.
Тим открыл рот и смотрел то на парня, то на его номер.
— О, чёрт, влип я!
— Извини, но я должен бежать! Можно воду?
— О… О, да! Да, конечно! – произнёс Тим, заикаясь. – Удачи… Успеха…
Парень, схватив жидкость, стал удаляться.
— Ге… Ге… Гей! Поднажми! – выкрикнул Тим ему вслед.
Тот удивлённо обернулся но, не останавливаясь, продолжил бежать.
— Мать, роди меня обратно! – произнёс он про себя, немного разведя руками. – Я в полной заднице!
В течение часа к нему подбегали ещё люди и брали жидкость, кто-то останавливался и переводил дух, кто-то на лету хватал и продолжал бежать.
Спустя некоторое время всё затихло. Он стоял посреди дороги и смотрел в след последнему спортсмену, думая о случившимся с первым бегуном. Стоял и смотрел, пока последний вовсе не скрылся за поворотом.
— Би – Бип! – раздался выкрик из-за спины.
Обернувшись, он увидел, как стремительно к нему приближалась девушка на велосипеде.
— Может быть, отойдёшь? – продолжила она.
— Объедешь!
Та остановилась прямо перед ним.
— Почему ты такая зануда?
— От тебя набрался, понимаешь ли, всякой дряни.
Девушка пошла за ним в сторону палатки.
— Блин, жара просто отстой. Хоть в трусах ходи!
— Лучше без них.
— У тебя вода есть? У меня всё так пересохло, что скриплю громче, чем мой велик!
— Есть!
Только она потянулась за водой, как последовал не сильный удар по руке.
— Это только для участников!
— Боже, ну ты и зануда! Девушек принято спасать. Сейчас свалюсь и буду умирать, пусть тебе стыдно станет!
— Перед кем? – посмотрел тот по сторонам.
Девушка оглянулась.
— Ууу, это кто ж тебя так невзлюбил, что сюда в глушь такую сунули?
— Я сам попросился, – усмехнулся парень. – Прятался от кое-кого но… Этот кое-кто меня уже нашёл!
Девушка поставила велосипед к палатке.
— У тебя кожа слезать будет, – обратила она внимание на его красную спину. – Думаю, что очень даже!
— Ты уже всё, закончила?
— Гм, ага! Мою дистанцию оббежали за 45 минут. Думала ещё чуть-чуть и всё – буду, как рыба биться об асфальт.
— Класс…
— О! Я смотрю у кого-то настроение просто отличное! Помниться ты меня тащил в добровольцы!
— Элл, выручи, а! — взмолился парень. – Я тут помираю! Там на углу магазин, где патрульная машина стоит.
— Поняла! Воды, да?
— Обожаю тебя!
— Не подлизывайся. Скотина! – улыбаясь, она взяла велик и поехала в сторону магазина, но внезапно развернулась и вернулась к нему.
— Что? – удивился тот.
— Давай ты! Тебе надо немного развеяться! Я пока тут посижу!
— Вау! Ну, спасибо, – быстро взяв велик, он радостно покатил к магазину.
— Мороженое возьми! — крикнула она ему вслед. – Земляничное!
 Ближе к  перекрёстку появлялось всё больше и больше народу. Выехав на площадь, где стояла машина, он увидел толпу, которая радостно пританцовывала возле сцены, на которой выступали какие-то местные певцы. Люди ходили и улыбались. Оставив велосипед возле патрульной машины, он направился в магазин. Купив всё, что нужно он вышел из магазина, взял велик и поехал обратно к палатке, постоянно оборачиваясь назад — он ехал по середине дороги. Люди радовались и хлопали в ладоши. Внезапно он увидел, как за ограждением ему кто-то машет. Тим помахал в ответ. Однако тот покрутил у виска и дал понять, чтоб тот съехал с дороги. Повернувшись, он увидел перед собой уже знакомого парня, который бежал прямо на него.
— Да уйди ты с дороги! – выкрикнул спортсмен.
Быстро вывернув руль, Тим не справился с управлением  и упал за ограждение на пакет с мороженым.
— Бл*ть! — выругался он злостно. – Спортсмен долбанный!
Отряхнувшись и проверив содержимое пакета, он проводил взглядом убегающего парня, тот бежал легко и красиво. Изящное тело спортсмена  привлекло внимание Тима.


— Охренеть! – возмущалась Элла. – За мороженым отправить тебя уже нельзя!
— Да отстань ты! – выкрикнул он. – Задрали! Всё задрало! Этот марафон, этот день, эта долбанная жара!
— Эй! – настороженно произнесла она. – Тим, всё ок! Я же пошутила!
— Да знаю я, – произнёс он, откидываясь на кресло. – Извини! Мозг плавиться!
— Ещё один забег и всё, поедем домой, – успокаивала она. – Мороженое класс! Правда, помято, но это фигня!
Тот косо посмотрел на неё.
— Так и быть! – поймав этот взгляд, произнесла она. – Го*но ты купил, я хотела земляничное!
— Так — то лучше!
Элла в одном купальнике ходила по дороге, засунув в уши наушники и пританцовывая.
— Тебя в тюрьку посадят, – усмехался парень. – Совращаешь тут народ, понимаешь ли!
— Это кого? – пританцовывая, отвечала Элла. – Мы одни с тобой в этой пустыне!
Быстро подбежав к столу, она схватила бутылку.
— Ура, на горизонте бегун, подам ему воды!
Силуэт приближался. Элла накинула майку и, пританцовывая, ждала.
Тим посмотрел на часы, через 15 минут вроде можно сворачиваться.
— Ура! Ура! – встречала она бегуна. – Давай, вперёд! Ура!
— О, чёрт! – произнёс Тим про себя. – Сейчас по морде схлопочу!
Приближался парень, которому Тим уже не один  раз помешал и, который привлекал всё это время его внимание.
Элла вытянула руку, протягивая воду. Спортсмен пробежал мимо и направился к столу, замедляя шаг. Остановившись у стола, он облокотился об него и уставился на сидящего Тима. Тот посмотрел на него.
— Тебе что-то подать?
— Не-а, сам возьму! – парень взял бутылку и вылил на себя!
— Удачи!
Парень усмехнулся.
— Печально! Думал и в этот раз помешаешь мне, но… Всё хорошее когда-нибудь кончается!
Тим смотрел в упор.
— Не понял!
— Спасибо за воду! – парень стал удаляться, обернувшись, он слегка улыбнулся.
Тим проводил его взглядом, затем плавно посмотрел на стоящую неподвижно Эллу.
— Какого хрена? – возмутилась та. – С каких пор на девушек внимания не обращают!
— Ты о чём?
— Я тут вся такая шикарная на подносе стою, подаю воду, а он взял и… Прошёл мимо!
— Спроси его, когда встретишь, почему он тебя проигнорировал.
— Тим? – лицо приобрело неподдельный интерес. – Ты же не… Это самое…
Внезапно из её рук, пробегающий участник, выхватил жидкость.
— Эй! – выкрикнула она вслед. – Спасибо где?
Вскоре пробегать спортсмены стали один за другим. Тим  и Элла стояли и подавали воду пробегающим. Некоторые сходили с трассы для отдыха, но спустя пару минут возвращались и продолжали забег.
«Всё хорошее когда-нибудь кончается!» — крутилось в голове Тима всё это время. — «Что блин это значит, неужели он догадался? Нет, конечно же нет. Быть не может, я хорошо это скрываю. Повода ему не давал и не моргал… Чушь! Просто кажется… Солнце, окончательно мозги расплавило»
— Это самое… на награждение пойдём? – спросила Элла, пока они складывали палатку и собирали пустые бутылки с асфальта.
 – Конечно! Пока от всего этого никакого праздника я не ощутил!
— Ха… Да, это не так прикольно, в отличие от того, когда мы наблюдали за теми кто это делает!
— Больше никогда! Никогда!
Элла смеялась.
— Тогда в следующий раз будем бегать! Там мы хоть сможем игнорировать кого угодно!
Подъехал автобус с прицепом, в который погрузили палатку и остальные вещи.
— Давай, залезай! – обратился мужчина, который изначально приехал на это место с ним.
— Нет! Пожалуй, прогуляюсь!
— Ну, как знаешь, – кивнул тот. – И ещё Тим, спасибо тебе за проделанный труд.
— Да уж! Какой там труд!
— Эй! Ты – это марафон! Знай это! Твоя работа очень ответственна и важна для каждого конкурсанта! Если что, буду рад видеть тебя в следующем забеге!
— Меня тоже? – встряла Элла.
— Мадам, про вас и речи быть не может, – улыбаясь, произнес мужчина. – Мы всегда рады таким помощникам!
Двери закрылись. Автобус быстро удалялся.
Элла смотрела на Тима, пока тот провожал уходящий транспорт.
— Выглядишь ужасно!
— Ну, спасибо! – медленно он пошёл по центру дороги в сторону площади.
— Я сейчас поеду домой, а потом можем встретиться на главной площади, там вроде как концерт!
— Слыхал! Буду там, жди!
— Тогда я поехала, – улыбнулась она. – Знаешь, ты герой дня! Выдержать такой ужас. Тебе медаль дать надо в первую очередь. Горжусь тобой!
— Только без соплей!
— Да иди ты! – ответила Элла и села на велосипед. – Дурак ты! Но я тебя люблю! До встречи!
— Пока! – махнул он ей майкой.
Элла удалялась. Тим медленно шёл по дороге.
«Твою мать!» — пронеслось у него в голове. – «Почему я о нём думаю, почему он не вылезает из головы? Может быть, я влюбился? Тим… Послушай себя, что за бред ты несёшь! Ты не гей – всё забей!»


Он ходил мимо ларьков с разными сувенирами. Майка прикрывала красные плечи и спину. Живот был оголён. Атлетическое тело парня привлекало внимание многих девушек. В нём не было ничего лишнего. На животе виднелись кубики пресса, но в то же время он не был сильно накаченным. Сам Тим 26-летний, кареглазый брюнет. Волосы коротко стрижены. Рост 1.75 см. Правильные черты лица делали его неповторимым. Многим из его друзей нравилась его ямка на подбородке.
— Молодой человек! – обратилась к нему продавщица одной из палаток. – Не желаете сувенир? Тут есть всё.
Тим подошёл ближе и взял небольшой позолоченный кулон с изображением бегущего человека!
— Вот это!
— Прекрасный выбор, – улыбнулась женщина!
— Мне сказали, что я герой! Но вот про медаль забыли! Всё самому приходится делать.
— Вам завернуть?
— Нет! Позволю вам меня поздравить!
Женщина засмеялась и, выйдя из-за прилавка, принялась надевать кулон ему на шею.
— Ай! – негромко воскликнул парень.
— Ой, извини! — виновато произнесла та.– Я нечаянно!
— Нет! Нет! Просто у меня, по-моему, спина сгорела!
— Сегодня ужасно печёт! Такого солнца давненько не было!
— Спасибо! – Тим развернулся и встал к ней лицом. – Вы меня только что наградили!
Женщина довольно улыбнулась.
— Всего вам хорошего! – парень махнул вежливо рукой.
— Удачи и вам!


Дверь хлопнула.
Тим, войдя в дом, направился в свою комнату, рухнул животом на диван.
— Ты в порядке, Тимми? – волновалась мама, стоя в проёме дверей.
— Да, всё хорошо, немного устал!
— Хорошо, отдыхай!
Дверь закрылась, Тим слушал, как удалялись ее шаги. Тяжёлый стон вырвался у него. Спустя некоторое время парень уснул.
— Тимми, не убегай от меня! – раздался голос совсем близко. Открыв глаза, Тим увидел перед собой того самого парня, он сидел рядом и улыбался.
— Ты как сюда попал? – спросил Тим, удивлённо поглядывая то на него, то на закрытую дверь.
— Это не важно, важно, что я тут. Ты же этого хотел?
— Тебе откуда знать, чего я хочу?
— Я вижу, – дотронулся он до лица Тима. – По твоим глазам! Ты мне нравишься!
— Я не гей! – выпалил тот.
— Я и не говорил этого.
Быстро приблизившись, он поцеловал Тима, после длительного поцелуя, медленно отстранившись, он посмотрел на него. Тим сидел, закрыв глаза.
— Тим! – произнёс тихо парень.
Открыв глаза, он увидел, что парень улыбается. Тим схватил его голову рукой и спустя мгновение они вновь целовались, дольше первого раза, с большей страстью…
Раздался резкий звонок телефона в квартире. Тим открыл глаза. Он лежал на животе, а в голове прокручивался сон.
— Тим! – вошла мать в комнату. – Тебе звонят! Мне ответить? А ты лучше отдыхай!
— Нет! Я сам, подай трубку, пожалуйста!
Взяв разрывающий от писка телефон, мать протянула его сыну.
— Да! Спина у тебя слишком уж загорела, покажи грудь? Такая же красная?
— Нет! – резко ответил он, но, сбавив тон, добавил:
 – Мам, потом, мне сейчас поговорить надо!
— Ну, хорошо! – та вышла из комнаты.
— Уфф! – с облегчением вырвалось у парня. Поднявшись с кровати, он посмотрел на свои шорты — он был возбуждён.
— Тимон! – раздался голос в трубке, не дав и слова сказать. – Где тебя носит, мы уже тут, на месте! Ты где?
— Иду! Душ приму только!
— Давай быстрее, что ты как … В общем давай — дуй сюда!
Прохладная вода охлаждала тело парня. Он стоял под струёй, задрав голову вверх. Рука медленно гладила тело, постепенно спускаясь ниже. Спиной он прижался к стенке кабинки, губы сжались, глаза были закрыты, дыхание участилось. Через какое — то время лёгкий стон вырвался наружу…   


Народу было уйма. Все ходили туда — сюда. Тим старался ни с кем не соприкасаться. Любое касание спиной давало о себе знать.
Тим проходил мимо шумной толпы собравшейся у палатки, в которой победители демонстрировали свои медали, и решил зайти и посмотреть, есть ли среди них тот парень. Его не было среди победителей.
— Там мог быть я! – послышался уже знакомый голос за спиной.
Обернувшись Тим увидел перед собой того самого парня, правда уже в обычной одежде.
— Плохо бегал! —  Тим отстранился, проходя мимо него.
— Хорошее высказывание, если учесть, кто в этом виновен!
— Вот я! – Тим встал напротив него. – Видишь во мне причину, тогда бей!
— Откуда такая агрессия?
— Тебе не понять! Извини! Меня ждут!
— Слушай! – парень схватил Тима за плечо, удерживая.
Тот, резко обернувшись, нанёс удар, но быстрая реакция парня спасла ему лицо.
— Твою мать, больно же!!! – вскрикнул Тим.
Парень ошарашено посмотрел на него.
— Дер*мо! Я чуть зубы тебе не выбил, – поняв, что сделал, Тим пытался оправдаться. — Извини! Я сегодня сам не свой! Просто не трогай меня! Пожалуйста!
Тот приподнял обе руки, сделав жест «руки прочь» и кивнул.
Тим стал удаляться.
— У меня есть мазь! – крикнул спортсмен ему вслед.
Тот остановился, обернулся и  посмотрел на него.
— Хорошая! – продолжил парень спокойно. – Должна помочь!
Зазвонил телефон. Тим проверил — это была «Ведьмочка».
— Привет! Меня не жди.. Не смогу придти…
Убрав трубку, Тим посмотрел на парня, который ждал его ответа.
— Хотелось бы, чтоб помогло! Пошли?
Улыбка на мгновение появилась на лице парня, затем также быстро исчезла.
— Пошли! – ответил он серьёзно.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Часть 2

Некоторое время они шли по улице, молча, изредка им на встречу попадались прохожие.
— Почему ты не выиграл? – решил нарушить молчание Тим. – На мой пост ты всегда прибегал первый!
— Почему ты солгал, что тебе нужно спину помазать? – с усмешкой ответил парень. – Она у тебя итак намазана!
— Я смотрю ты внимательный!
— Иногда!
— Да! У меня у самого есть мази! Просто хотелось уйти оттуда. Чувство будто на иголках, ходишь и боишься притронуться к кому-либо!
— Когда до финиша оставалось полтора километра, я подвернул ногу, – он приспустил носок и показал повязку. — Остальное время я не бежал, а шёл, наблюдая, как меня обгоняют! Кстати, я Даниил или, просто, Даня или Дэн!
— Тим или просто Тим! – усмехнулся он, протянув руку для рукопожатия.
Обменявшись рукопожатием, Тим искоса посмотрел на Дэна.
— Так не я виновник того, что ты не в фаворитах?
— Виноват! Я просто воспользовался твоим неведением!
 — Я же виноват в том, что был тем барьером на соревнованиях для тебя. Поэтому скажем, что сегодняшняя прогулка — компенсация!
— Принято! – улыбнулся Даниил.
— Ты не местный, да?
— От чего же? Я очень даже местный, просто последние два года больше был за границей!
— Бизнес?
— Учёба!
— И кто ты?
— Никто! – усмехнулся Дэн. – Пока никто! Поступил в национальный универ. Закончу, может тогда, и стану кем-то!
— Да ладно? Я тоже там учусь!
— Интересно! Стало быть, на одном курсе?
 — Третий! – резко ответил Тим.
— О нет! Я только на втором! Сдав экзамены, я перескочил первый и могу начать со второго.
— Сопляк! – усмехнулся Тим. – Это шутка! На самом деле множество курсов объединяют, так что вместе будем, так или иначе где — нибудь пересечемся.


Время шло, они разговаривали  о городе, об университете. Делились впечатлениями о заграничных поездках, марафонах и соревнованиях.
— Значит это дело чести для тебя, бежать? – интересовался Тим.
— В какой-то мере да. Просто это закаляет тебя, боевой дух и прочее… Это помогает! Сам не бегал?
— Нет! Не приходилось, но мысль уже такая есть! Лучше уж бегать, чем сидеть под палящим солнцем!
Дэн бросил взгляд на его спину.
— Как сейчас — то спина, лучше?
— Сейчас солнца нет, не припекает, прохладно. Приятно!
— Всё же могу намазать спину, если хочешь! – он указал на здание. – Тут я живу. Можешь подняться,  у меня есть прохладительные напитки!
Тим посмотрел на здание. Затем на него.
— Хорошо, давай!
Послышался лязг ключей, через мгновение дверь квартиры открылась.
— Проходи, – пригласил его Дэн внутрь. – Осторожно, здесь ступеньки.
Посматривая по сторонам, тот вошёл внутрь.
— Один живёшь?
— Да! Квартиру снимаю.
Квартира была обставлена со вкусом. Сразу перед входом в двух шагах располагались две ступеньки, которые вели вниз в гостиную. Тим, спустившись, осматривал помещение. Гостиная была светлая и просторная. Два больших  дивана стояли перед огромным экраном телевизора. Внезапно он включился, на экране появился нотный знак, и послышалась музыка. Она не исходила из самого телевизора, а доносилась отовсюду, со всех  уголков комнаты.
— Извини, привычка. Прихожу и включаю музыку!
— Это забавно! – Тим продолжал осматриваться. – Ничего, что я как первобытный?
Дэн наблюдал за ним, улыбаясь.
— Нет! Всё нормально, чувствуй себя комфортно, даже от такого!
— Ого! – Тим подошёл к статуэтке. – Это, у него между ног, больше его самого!
— Подарок от одного юмориста! Ты будешь что-нибудь пить?
— Да, что-нибудь холодное и со льдом!
Дэн скрылся на кухне. Тим продолжал обходить гостиную. Дойдя до комнаты, он заглянул внутрь. В глаза сразу бросилось фото больших размеров, которое висело над кроватью. На этом фото был Дэн и ещё какой-то парень – они целовались. Пробегая взглядом по комнате, он стал замечать ещё несколько фоторамочек. Те же лица обнимались и целовались на фото.
— Вот! — спустя некоторое время появился Дэн, протягивая запотевший стакан.
Тим внимательно посмотрел на него и взял бокал.
— Это кто? – указал Тим на фото, что над кроватью.
— Это я и… — Дэн покосился на Тима, ожидая чего-то — …мой бывший!
— Оу, так ты гей?
— Ничего себе! – немного удивился Дэн. – Ты всегда такой прямолинейный?
— А чего ходить вокруг да около? Гей и гей, это же не преступление!
— Ну, обычно…
— Обычно так говорят сами геи, – перебил Тим, – знаю, что ты хочешь сказать. Только вот это не всегда так!
— А как?
— Я не гомофоб, если ты чего-то такого ожидал, но и не гей! Осуждать тебя будет кто-то другой, но точно не я. Меня не особо-то и заботит — с кем вы и как куролесите!
Тим, пройдя мимо него, направился в гостиную и уселся на диван.
— А так не плохо. Мне нравиться, как ты обустроился. Лишний раз убеждаюсь, что геи хороши в этом деле.
— Не надо постоянно подчёркивать это!
— Что именно? Слово гей? А чего тут стыдиться?
Дэн стоял, облокотившись об стену, и наблюдал за Тимом.
— Я не стыжусь, просто звучит это так будто я какой-то инопланетянин!
— Зачем ты меня сюда позвал? Ты думал, что снял меня и можешь трахнуться со мной?
— Бога ради! Тим, о чём ты? Мы просто друзья!
— Почему-то мне так не кажется! Ты не смотришь на меня как на друга!
— Ну да, ты мне понравился, но это не значит, что я привёл тебя для того, чтоб трахнуть!
Тим приподнялся с дивана, снял майку и лёг обратно.
— Ну, мажь! Я жду! Дальше уже решим, чем займёмся…
Дэн подошёл ближе и посмотрел  на Тима, лежащего на диване.
— Допей коктейль и можешь идти! – произнёс он.
Затем направился на кухню. Помыв стакан, он положил его на полку шкафчика и закрыл дверку. Обернувшись, он увидел Тима прямо перед собой.
— Извини, я не правильно начал, – сказав это, Тим схватил его,  прижал к себе и стал целовать.
Со всей силы оттолкнув его, Дэн уже со злостью произнёс.
— Пошёл вон!!!
Тим нервно усмехнулся.
— Не уж-то тебе не понравилось? Я же тебе нравлюсь!
— Уже нет! – голос был более чем суровым и серьёзным. – Уходи!
Тим направился к дверям.
— Спасибо за коктейль!
— Пожалуйста!
Дверь закрылась. Дэн стоял и смотрел в пол. После повернулся к раковине и вымыл лицо. Подойдя к столику, взял стакан в руку. Глядя на него, внезапно замахнулся и швырнул его об стену. Тысячи осколков разлетелись по гостиной…


— Эй, Тими! – радостно вскрикнула Элла, увидев его. – Ты же сказал, что не придёшь?
Он быстро показал жестом не обнимать его.
— Ах да! Забыла, извини! А мы уже бухие!
— Как мило! – усмехнулся он. – Пришёл полюбоваться вашими кривыми мордами!
— Серёж, привет! – протянул он руку для рукопожатия. – Слава, Лёша, привет ребята! Вы что Эллочку на троих делите или сразу втроем?
— Умник хренов! – возмутился Серж.
— Салют недавно был, – продолжила Элла, пританцовывая. – Ты как всегда пропускаешь всё самое интересное!
— Я опечален! Салют пропустил!
— Твою мать, да что с тобой? – не выдержала Элла. – Ты целый день как дебилованный какой-то!
— Следи за своим ртом! – пригрозился он.
— Эй, приятель! – вступился Серж. – Тим, расслабься!
— Да ну в ж*пу вашу тусовку, пойду домой!
— Хоть одно правильное решение за сегодня! – съязвила Элла.
Тот неодобрительно посмотрел на неё и пошёл прочь.
— У него что месячные? – произнесла она, провожая его взглядом. – Сам хотел в этом марафоне участвовать и теперь виновных ищет!
— Мальчик перегрелся, – улыбаясь, произнёс Лёша. – Удар его хватил!
— Мальчики, кто меня пригласит на танец? – звонко завопила Элла. – Я бухая, а когда такая, просто отменно танцую!


Тим тихо приоткрыл дверь и вошёл внутрь.
— Я не сплю! – послышался нежный голос из гостиной.
— Ма, – произнёс он, войдя внутрь, – поздно уже! Почему не спишь?
— Тебя жду, – помахала она тюбиком. – Иди сюда!
Подойдя ближе, он сел спиной к ней и снял майку.
Нежными прикосновениями она водила  по плечам и спине, растирая прохладную мазь.
— Будем надеяться, что кожа не начнёт слезать, – говорила мать, растирая мазь. – Это не очень приятное зрелище!
— Ага! Зато когда плёнку снимаешь, такой кайф!
— Да, это мне известно, – засмеялась она. – Всё чешется ужасно. Снимаешь эту плёнку и прям блаженство испытываешь!
Руки продолжали растирать мазь.
— Тим, ты почему такой напряжённый?
— Разве?
— Что значит «Разве», я чувствую, что ты где-то, но не тут. Думаешь о чём-то и напрягаешься при этом.
— Тяжёлый день выдался! А мысль о том, что спать можно только на животе – убивает!
— Ну, это на пару дней всего! – легонько, она хлопнула его по спине.
— Ма! – дёрнулся он.
— Это чтоб ты знал! Придёшь поздно, соизволь хоть позвонить, что будешь позже!
— Я знал, что ты так сделаешь!
— Всё! – погладила она спину. – Будешь что-нибудь пить?
— Нет! Спасибо, пойду на боковую. Хорошо, если сразу засну, а не через два часа!
— Тёплое молоко помогает!
— Ма, на улице ночь и +17 градусов! Мало кому лезет, что-то горячее или тёплое.
— Это просто один из методов!
Тим встал и поцеловал мать.
— Спокойной ночи! Если не засну, то воспользуюсь твоим рецептом! Обязательно!
— Спи спокойно, родной!

Тусклый свет наполнял комнату. Лёгкий ветерок колыхал белые шторы. Тим лежал на спине, обдумывая сегодняшнее происшествие. Тот поцелуй был быстрым и агрессивным, он уже не мог не думать о нём. Не мог! Тот парень не выходил из головы, пока Тим не заснул…


Увидев, Тима, Элла повернулась в другую сторону.
— Что? – начал он.
— Да так, ничего, – произнесла она, повернувшись к нему. – Тим, ты засранец!
— Это что открытие какое-то?
— Я больше никогда не буду учувствовать в твоих «идеях», ты после них какой-то…
— Дебилованный, это я уже вчера слышал!
— Не думаю, что я тот человек, на которого ты можешь скидывать своё недовольство! — посмотрев на него, она поняла, что он её не слушает, а смотрит куда-то вдаль. Поймав его взгляд, она поняла, что тот смотрит на спортсмена, который приближался к школе.
Удивлённо она смотрела то на него, то на спортсмена.
— Извини, о чём ты… — проводив спортсмена в здание взглядом, Тим обратился к ней, но рядом уже никого не было — …говорила?
— Элл… Ведьмочка! – бегом он догнал её в коридоре университета. – Элл! Объяснишь, может!
— А что объяснять? – продолжая идти, спросила она. – Я заметила, как ты смотришь на него!
— На кого?
— На спортсмена, блин!
— И…
— И ничего!
— Да ну тебя! – он остановился, провожая её взглядом. – Не должен я отчитываться перед тобой!
— А я и не прошу!
— А могла бы. Подруга! – крикнул он ей вслед.


— Тихо, пожалуйста! – произнёс профессор не громко.
В аудитории стояла тишина, все были заняты экзаменом. Лишь часы на стене нарушали эту тишину.
— Через десять минут сдавайте ваши работы! Работы, которые сдадутся позже – не принимаются!
Постепенно все начали подходить к столу профессора и оставлять свои работы.
— Не только могу, но и хочу! – произнесла Элла, поравнявшись с Тимом в коридоре и продолжая не законченный разговор.
— Но это между нами! – серьёзно посмотрел он на неё.

— Ты что?? – удивилась она, сидя на скамье, подобрав ноги под себя.
— Я его поцеловал!
— Вау… Интересно! Ты же не гей, верно?
— Нет, конечно! Тупая мысль залетела вот я и… В общем крыша съехала!
— А зачем ты к нему пошёл?
— Спину мазать… — Тим посмотрел на неё. – Знаю звучит тупо… Вообще, мне немного стрёмно. Что, если кто-то узнает об этом — будет пипец!
— Да, лучше молчать об этом! Но ведь больше никто не знает?
— Надеюсь, и не узнают! – он сурово посмотрел на неё.
— Я? – возмутилась она. – Тим, козёл, не оскорбляй меня!
— Извини!
— О боже! – посмотрела она через плечо Тима. – Не оборачивайся.
Тим обернулся и увидел, как Дэн приближается к ним.
— Я же попросила!
— Не дрейфь!
Дэн подошёл к ним и встал напротив.
— Привет! – поздоровался Дэн.
— Спортсмен значит? – спросила его Элла.
— Нет! Просто один из участников! – ответил он и, повернув голову в сторону Тима, продолжил:
 – Можем мы поговорить?
— Пожалуйста!
— Наедине?
— Это не обязательно! Элла итак всё знает!
— Прекрасно! Рад, что у тебя есть с кем поговорить об этом!
Дэн присел на корточки.
— В общем, насчёт вчерашнего! Хочу просто сказать, что ничего не было и не будет! Надеюсь, об этом никто не узнает, пока я учусь тут! Можете меня ненавидеть, это я переживу, но целый универ мне не осилить…
— Успокойся бегунчик! – перебила его Элла, улыбаясь.
— Хорошо! Я спокоен!
Дэн встал и поправил сумку.
— И ещё! Просто к сведению. Я ни за что ни привел бы тебя к себе, если бы хотел просто трахнуть. Так как не вожу таких! Тебя я пригласил к себе, так как думал, что мы можем стать друзьями. Я не трахаюсь с первыми встречными, тем более на чистых домашних простынях! Удачи вам, ребята!
— Слушай… — начала Элла. – Может, ты всё не так понял? Блин, тупость сказала!
— Наоборот! – ответил Тим.
Быстро вскочив, он побежал за Дэном.
— Дэн!
— Да!
— Мы можем ещё поговорить?
— Конечно! Но не сейчас!
— Хорошо, позже! Давай у тебя!
— Нет! Часов в семь вечера встретимся у этой же скамьи! Что скажешь?
— Лады!
Дэн одобрительно кивнул головой и пошёл дальше.
— Ну что? – поинтересовалась Элла.
— Я предложил ему встретиться, поболтать!
— И?
— Он отказался!


Подходя ближе к назначенному месту, Тим увидел знакомый силуэт, застывший в ожидании. Он глянул на часы, было 19:12.
— Привет! – произнёс Тим, подойдя ближе.
— А ты пунктуальный, однако! – ответил на приветствие Дэн.
— Пробки!
— Ну да! Понимаю.
Встав, он пошёл в сторону реки. Тим остался стоять на месте.
— Ты идёшь? – развернувшись, спросил его Дэн.
— Мне казалось, ты тут хотел разговаривать!
— Нет! – голос Дэна был спокойным. – Тут, я сказал, мы встретимся!
— А где тогда будем болтать?
— В кустах! – смеясь, ответил Дэн. – Погуляем и поболтаем!

Солнце окрашивалось в красный цвет, постепенно пропадая на горизонте.
Они стояли и наблюдали за этим явлением.
— Красиво! – произнёс Дэн.
— Ну, типа того!
— Хорошо! Говори, что на душе.
— В общем, я знаменит в университете, спортсмен и т.д. Если кто-то узнает об этом, то мне крышка!
— Почему?
— Ну, не знаю, везде же геев не любят! Наш универ не исключение, там типа умные люди, но дай им возможность, и они начнут издеваться и прочей дребеденью заниматься.
— Такие случаи уже были?
— Да! Но эти ребята быстро съехали! Повторюсь, сюда ходят умные люди, но и они могут такого го*на натворить!
— Съехали? В смысле?
— Поменяли универ, как и сам город! Тут над ними все издевались!
— А ты? – спросил Дэн.
Тим посмотрел ему в глаза, тот ожидал ответа.
— Я бы не стал популярным тогда, – ответил Тим, глядя на заходящее солнце.
— Ты построил бы свою карьеру посредством бед других?
— Говорю тебе! Тут так надо!
— Почему? Почему именно так?
— Потому что это круто. Ты крутой в глазах других! — голос Тима становился нервным.
— Не волнуйся, я не трепло! Это было и прошло. Уже ничего не помню!
— Быстро, однако!
— Если обстоятельства этого требуют, почему бы и нет!
— Этот парень на фото, – неуверенно спросил Тим, – где он?
— Он в местечке получше этого!
— Тоже уехал?
Дэн, проходя мимо него, произнёс:
— Его до смерти забили в спортзале, где он пролежал потом 4 часа! После ещё час ждали скорую!
— Гонишь! – не поворачиваясь к нему, сказал Тим. – На жалость давишь!
— Ты мне никто! – уходя, Дэн повысил тон. – А таким, как правило, легче всего говорить  правду!
Тим стоял  и взглядом провожал его, слово «Никто» крутилось в голове. Вроде так оно и было, но почему-то чувствовалась обида. Он был подавлен, стоял и продолжал смотреть, даже когда тот скрылся из виду.


— Так, кого у нас сегодня нет? – профессор смотрел журнал с учащимися. – О! У нас новенький — Даниил! Встань, пожалуйста, позволь посмотреть на тебя!
Тим взглянул на, сидящего чуть ниже, Дэна, который неуверенно встал. Повернув голову, Тим поймал взгляд Эллы и показал ей язык.
— Господин Тим! – послышался голос профессора. – Этот жест кому предназначался?
— Одной юной даме, сэр!
— Во-первых, встаньте!
Тот встал с места.
— Итак, – продолжил профессор, – кому?
— Никому сэр, просто размял рот!
— Гм, ясно, этих разминок чтоб на моих лекциях больше не было, последнее замечание вам, уважаемый!
— Спасибо сэр, обещаю!
— Садитесь! – повернувшись в сторону новенького, профессор продолжил:
 – Расскажите нам немного о себе!
Дэн неуверенно осмотрелся, поймав на себе многочисленные взгляды.
— Я, сэр, приехал из-за рубежа! Учился там, некоторое время! А так, в основном такой же, как и все! Обычный учащийся университета. Стремящийся получить больше знаний.
Профессор одобрительно кивал головой.
— Спасибо Даниил, садитесь! Немного познакомились с вами, а остальное со временем. Итак, запишите тему сегодняшней лекции…


— «А так, в основном такой же, как и все» — передразнивала Элла, идя по коридору – Слыхал это?
— Прекрати! Со стороны выглядишь как сплетница! – возмутился Тим.
— Не уж то ты его защищаешь?
Тот остановился и серьёзно посмотрел ей прямо в глаза.
— Элл, если и так, то, что в этом плохого?
— Да ничего! – попятилась она назад. – Уфф… Жутко — то как стало! Ты просто знай, что многим это может не понравиться!
— Меня начинает напрягать — думать о других! Пусть сами о себе думают! Делают, что им нравиться и давятся этим!
— Вот! – продолжив идти следом, она одобрительно вскрикнула. – Это тот долбанный Тимчик, которого я знаю! Завтра «Рarty» у Сержа. Ты как на это смотришь?
— Пока никак! Посмотрим. Смогу — приду, не смогу – значит не смогу! Быстрее набухаешься!
— Это точно! Хотя мне не нравиться, что ты меня приписываешь к алкоголикам!
— Так перестань жрать эту идиотскую водку. Тебе ещё рожать и не удивляйся, что дети будут инвалидами потом!
— О, мужик, ты загнул!
— Элл, скажешь мне это же, когда рожать будешь! Ты пока сама не понимаешь, чем это грозит. На самом деле всё это откладывается и когда вылезет наружу – хрен что изменишь!
Элла шла рядом в задумчивости, не проронив ни слова.


Тихая музыка доносилась из колонок.
Дэн лежал на диване и разглядывал журнал.
Встав, он направился на кухню, достал сок, налил в стакан и принялся пить. Раздался звонок в дверь. Отставив стакан, он пошёл открывать дверь — на пороге стоял Тим.
— Ты можешь захлопнуть передо мной дверь, если хочешь, – произнёс он.
Дэн смотрел на него, молча.
— Не делай из меня идиота, – продолжил Тим. – Предложи войти или прогони, вот и всё!
— Входи! – произнёс Дэн.
Закрывая дверь на лице Дэна появилась легкая улыбка, но сразу пропала, как только он повернулся к Тиму.
— Хочешь выпить? – предложил он.
— Нет!
— Кушать?
— Нет!
Дэн смотрел на него, приподняв брови  и сделав вопросительный жест.
— Пришёл, а чего пришёл не знаю, – начал Тим. – Просто почему-то именно сюда хотелось придти.
— Как твоя спина? – поинтересовался Дэн, направляясь к диванам.
— Лучше, уже спать могу на ней!
— Рад за тебя! Ты действительно ничего не хочешь?
— Пожалуй, хочу!
— Кухня там, – указал Дэн на арку, – бери что хочешь, смелее!
Заглянув в холодильник, Тим решил достать сок и коньяк. Пока он всё это смешивал, немного пролилось на стол.
— Чёрт!
— Что такое? – спросил Дэн из гостиной.
— Эээ… Салфетки где?
— В шкафчике над раковиной!
Тот открыл шкафчик, достал салфетку и, вытерев стол, стал искать, куда всё это выбросить.
— А мусорник где?
— Под раковиной!
Открыв дверку, он увидел груду разбитого стекла, взяв единственный большой фрагмент, он узнал в нём, тот стакан, из которого пил, когда был здесь в первый раз.
— Нашёл?
— Да. Всё в порядке!
Войдя в гостиную, он уселся рядом и стал рассматривать журнал в руках Дэна.
— Это что? – поинтересовался Тим.
— Журнал о спорте!
Дэн отложил журнал, сел напротив, подобрав под себя ноги, и в упор посмотрел на него.
— Тим, ты чего?
— Не знаю! Меня тянет к тебе! Хочется быть рядом!
— Почему?
Тим разглядывал его черты лица.
— Может, потому что ты… Не такой как все!
— Ты же не гей!
— Знаю… Наверное знаю… Не знаю! – заикаясь, стал оправдываться Тим.
— Просто ты в небольшом замешательстве. Такое бывает! – спокойным голосом продолжал Дэн. – Нужно время!
Внезапно Тим приблизился и поцеловал его. Дэн не сопротивлялся.
— Тим! – с закрытыми глазами произнёс он.– Ты не понимаешь, что делаешь…
Очередной поцелуй прервал речь, он был дольше предыдущего.
— Тим! – оттолкнул Дэн его от себя. – Так нельзя!
— Почему?
— Ты будешь себя винить! Чувствовать, что сделал что-то не так! Я этого так не хочу!
— Но ведь ты сам говорил, что я тебе симпатичен, – сказал Тим, вставая с дивана.
— Да! Так оно и есть, но я не хочу просто трахаться. Хочется чего-то большего!
— Что может быть ещё больше?
— Чувства, желания, искренность, в конце концов.
— Значит, во мне ничего подобного  нет?
— Я этого не говорил! – отпирался Дэн.
— Нет, именно это ты и сказал! Я пришёл сюда, это было нелегко!
— Я ценю это больше всего!
— Тогда какого хрена ты меня втаптываешь в грязь?
— Я… — Дэн встал с дивана и посмотрел на Тима, который направился к дверям. – Я тебя втаптываю? Посмотри на себя! Тим, ты долгие годы втаптываешь в грязь таких, как я! Сейчас просто я не хочу торопить события, мне не хочется тебя отыметь и всё. Я хочу постоянно видеть тебя рядом! А не только тогда, когда приспичит!
 — Ах, вот! Так вот оно что! – усмехался Тим нервно. – Ты зол! Что когда-то я издевался над такими, как ты!
-Нет, дело не в этом, а в том, что ты не хочешь видеть во мне того, кого вижу в тебе я!
Тот стоял у дверей и смотрел на Дэна.
— Хочешь знать, что я вижу?
— Нет, не хочу!
— А я скажу! Я вижу педика, который носит розовые очки, мечтая о большой, романтической любви!
— Останься!
— Пошёл ты! – злостно выкрикнул Тим и скрылся за дверью.
— Чёрт! – тихо произнёс про себя Дэн.


Элла с подругами стояла, открыв рот, и смотрела на силуэт, который, пошатываясь, приближался к ним, напевая что-то.
— Срань господня! — вырвалось у неё. – Тим? Охренеть!
— Ооо! – увидел тот её. – Моя ведьмочка тут как тут!
— Что это значит? — продолжала удивляться она. – Ты какого хрена творишь? Я тут в монашки записалась после того, что ты мне наговорил, а ты нажираешься хуже меня за целый год!
— Эллочка, — еле ворочая языком, произнёс он,– у меня новости от спортсмена.
— Девочки, – обратилась она быстренько к подругам, – до завтра! Бегите, иначе он в драку полезет! Лучше вам тут не быть!
Те быстро стали удалять.
— Что? Разве я дерусь?
— Нет! Ты чуть не растрепал этим идиоткам тайну!
— Ааа, ну да, тайна гей – ордена, – прокричал он.
— Тим, сейчас как вмажу, чтоб челюсть отвисла, и чтоб слова больше сказать не мог! Что это всё значит?
— Мне отказали!
— В смысле? Кто?
— Спортсмен! — говорил он еле внятно. — Сказал, что не хочет меня!
Глаза девушки с каждым разом всё больше округлялись.
— Тим! Ты же не гей!
— Я тоже так думал! Но он мне нравиться! Просто нравиться, даже больше чем ты…
— Не знаю толи плакать, толи радоваться! Куда ты пойдёшь сейчас? Мать умрёт от инфаркта, как только увидит тебя!
— К тебе!
— Ага, конечно! Пошли!


Элла стояла и стучала в дверь.
— Иду, иду! – раздавался голос по ту сторону дверей.
Дверь открылась, на пороге стоял Дэн.
— Привет! — начала она. – В общем, я Элла тыры-пыры и прочее, короче вспомнил, а теперь сними его с меня,  я устала!
Дэн подхватил еле стоявшего на ногах Тима.
— Что случилось? – ничего не понимая, спросил Дэн.
Она вошла в квартиру, не дожидаясь приглашения, и стала осматривать гостиную.
— Ну, это ты мне, я надеялась, расскажешь!
Медленно и осторожно он уложил Тима на кровать. Выйдя в гостиную, обратился к Элле, которая разглядывала статуэтку, уже когда-то примеченную Тимом.
— Ты мне не поможешь?
— Не вопрос!
Она вошла в комнату.
— Раздеть его? – удивленно спросила Элла.
— Ну, ему будет неловко, – запинался Дэн, – если он узнает, что я его раздел, наверное!
— О, боже мой! – развела та руками. – Он бухой, ничего не узнает! Ладно, раздену его сама!
— Спасибо!
Дэн вышел и направился на кухню. Сделал коктейль себе и новой гостье.
— Итак! – начала она, выйдя из комнаты. – Мальчики, что вы натворили?
— Мы? – переспросил Дэн.
— Нет, я! Конечно, мне было бы приятно, если бы он нажрался из-за меня, но сделал он это из-за тебя!
Он протянул ей стакан, и они сели на диван.
— Наверное, я был резок с ним, – начал Дэн. – Кажется!
— Слушай Дэн, – поставив стакан на столик, продолжила Элла. – Я знаю Тима с пелёнок, если можно так выразиться. Но никогда не видела его таким! Он на самом деле не такой крутой, каким себя выставляет и очень ранимый!
— Я не хотел его обидеть или задеть.
— Не важно – это произошло! Думаю, он просто начал открывать для себя какие-то новые чувства. Это его пугает! Новое всегда пугает!
— Ты хочешь сказать, что всё-таки он может питать чувства к парням?
— Очевидно! – ответила она, глядя в сторону комнаты.– Мне конечно немного не по себе от мысли, что он на самом деле гей. Но расстреляйте меня, если это преступление! Меня угнетает другое — то, что он это отвергает и от этого у него сносит крышу.
— Может это просто некое помешательство? Ну, знаешь! Время и всё такое…
— Он не сумасшедший! – возмутилась она.
— Я не это имел в виду!
— Тогда не говори так!
— Хорошо, скажу иначе! – Дэн вздохнул, подыскивая другие слова.
— В общем, – начала Элла, – по барабану, что ты имел в виду. Но знай одно! Ты тот, о ком он думает и тот, на которого он смотрит больше, чем на меня!
— Не знаю, что и сказать, когда проснётся, – опустив голову, глядя в пол, ответил он.
— Ничего! Скажешь «Привет солнышко как спалось, голова не бо-бо!»
— Элл, всё не так просто!
— Нет, всё элементарно просто! – сказала она, вставая с дивана, и продолжила осматривать гостиную, изредка поглядывая на Дэна. – Не надо замарачиваться над тем, что сказать и как! Говори, как есть! Эти ваши любовные поэмы – полный отстой!
— Просто хочется, чтоб это было красиво, романтично!
— Дэн! На дворе 21 век! Это во времена Ромео и Джульетты было принято стоять в полночь под ливнем и рвать голос, ожидая, выйдет эта зараза или нет! Сейчас другое время! Просто будь самим собой. Любишь – говори! Ненавидишь – бей! Вот и всё!
— Как же универ?
— А что с ним? Универ — это просто сборище заумных идиотов, которые делают счастливый и умный вид! – ответила она. Затем подошла к стеллажу, взяла фигурку слона и, покрутив её в руке, продолжила:
 — На самом деле эти натуралы – заучки завидуют таким, как вы! Они посещают лучший университет, приходят домой, садятся за компьютер, залезают на сайты знакомств, но не могут найти себе пару! А геи могут! И поэтому этих заучек душит жаба!
— У вас уже были такие в универе?
— Ага! Поэтому — то я и говорю, что это были практически единственные счастливые лица! Многих это раздражало, но не именно то, что они — геи, а то, что они счастливые расхаживают  по универу, в то время как другие только мечтают об этом!
Обойдя комнату, она подошла к Дэну.
— Скажи мне честно! Он тебе симпатичен, как парень?
— Да, конечно!
— Тогда какого хрена ты меня слушаешь, слушай себя и плевать на то, что говорю я или кто бы там ни был! – она села на диван и обхватила руками голову. – Если бы я была лесбиянкой, то целовалась бы у всех на виду! Если бы у меня была девушка, которую я люблю, то мне плевать было бы на всех, кто не так сказал или не так посмотрел!
— А ты…
— Нет! Увы, я не лесбиянка! Думаю, будь я такой, всё было бы проще.
Она искоса посмотрела на него.
— Можно я тебе вмажу?
Глаза парня округлились.
— За что?
— Ты засранец, пробежал мимо меня, когда я вся горячая и в одном купальнике жаждала, чтоб ты взял эту дурацкую бутылочку с водой у меня!
— Упс… Виноват, но ты же меня теперь понимаешь?
Встав с дивана, Элла направилась на кухню. Через некоторое время она вернулась, держа в руке минералку. Она протянула бутылку Дэну и, улыбаясь, произнесла:
— Ура! Ура! Давай, вперёд! Ура!
Парень взял бутылку, и искренняя улыбка осветила его лицо.
— Ты неплохой парень, Даниил! Но если ещё раз проигнорируешь меня, писать будешь через трубочку!
 — Понял!
Элла посмотрела на часы, затем в сторону комнаты.
— Мне пора! Просто будь собой. Не строй из себя рыцаря, как он – это не модно! Какой прикол быть рыцарем и таскать эти тяжёлые латы, хочется ведь быть свободным от этой ноши. Помоги ему снять эти латы, они ни к чему!
Дэн смотрел ей в глаза, было видно, как она переживает за него, также он понял, что под латами имелась в виду его крутизна и показуха.
— Я постараюсь! – спокойно ответил он.
— Нет! Ты не старайся, а просто сними их, а там он сам поймёт, что без них куда комфортней!
Элла направилась к дверям. Открыв дверь, она остановилась и повернулась к нему.
— Знаешь, у меня самые худшие оценки. Я полный отстой в универе. Но я знаю одно: Потерять любовь – пустяк, а вот сберечь ее, как и дружбу… Ладно, спокойной ночи Даниил!
Дверь закрылась. Дэн посмотрел в сторону комнаты…


Уже пол часа он стоял в проёме дверей и наблюдал за спящим Тимом.
Пройдя в комнату, он поправил простынь, которой тот был укрыт. Выходя из комнаты, он включил кондиционер, чтоб хоть как-то смягчить эту жару.
Лёгкая, тихая симфоническая музыка постепенно заполняла помещение. Дэн лежал на диване в гостиной и смотрел в потолок, прислушиваясь к мелодичным нотам пианино и скрипки. Он обдумывал  слова Эллы. Вскоре музыка вытеснила все мысли из головы и он погрузился в глубокий сон, как и Тим… 


Раздался свист чайника. Лиза выключила газ и залила кипятком пакетик чая. Пройдя в гостиную, бросила взгляд на часы. Тим ещё не звонил.
Мать сидела в гостиной, и пила чай в одиночестве, изредка посматривая на часы.
Допив чай, она поставила кружку на столик и направилась к дверям, остановившись, осмотрела гостиную и, выключив свет, пошла в свою комнату. Лёгкое дуновение ветерка коснулось её кожи. Она остановилась у дверей комнаты Тима, заметив открытое окно, и вошла внутрь, чтобы закрыть его. Подойдя к кровати, она поправила одеяло, а когда приподняла подушку, то из – под неё выпал маленький блокнот с ручкой, отделанной под дерево. Она села на край кровати и стала перелистывать блокнот. Она переворачивала страничку за страничкой, но на каждом листочке блокнота была лишь одна надпись:
«Я не гей… Я не гей… Я не гей… Я не гей…»

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Часть 3

Ручка выводила буквы на белом листе бумаги. Слово за словом выстраивалось предложение. За этим следовал абзац. Так писались страница за страницей. Дэн сидел на диване и писал, изредка протягивая руку за кружкой кофе.
— Что я тут делаю?
Дэн посмотрел в сторону комнаты – в дверном проёме стоял сонный Тим.
— Доброе утро! Ты тут спал!
— С тобой?
— Увы, нет! Один!
— Сколько время? – проходя в гостиную, спросил Тим.
— У тебя ещё есть время выпить кофе и позавтракать!
— Не хочу! Голова немного гудит!
Даниил отправился на кухню и принёс оттуда стакан с водой и какие-то таблетки.
— Вот! Это не поможет, но будешь чувствовать себя лучше!
— Спасибо!
Выпив стакан воды залпом, Тим направился к дверям, Дэн провожал его взглядом.
— Тим! – произнёс тот вслед. – Хочу, чтоб ты знал кое-что!
— Не надо!
— Ни ты, ни я не обязаны друг другу, – всё равно продолжил Дэн. – Не хочу, чтоб ты чувствовал, что должен мне что-то! Надеюсь, тебе я тоже ничего не должен. Просто хочу сказать, что ты мне нравишься, но это моё личное. Я говорю это для себя, но не говорю это тебе и не скажу, пока сам не захочешь это услышать.
Тим стоял спиной к нему возле входных дверей и слушал.
— Ты сам по себе я сам по себе, мы сами выбираем, что нам лучше и как! – голос Дэна был спокойным. – То, что ты мне понравился это не значит, что я буду тебя доставать и напрягать. Нет! Этого не будет! Будет так, как ты этого хочешь! Только так!
Тим обернулся к нему.
— Я не гей!
— А я этого и не говорил! Я – гей! И я уверен в своих словах. Надеюсь, и ты разберёшься в себе и в своих словах! В любом случае, знай, если нужна будет помощь – помогу. Только попроси!
Тим вышел, закрыв за собой дверь…


— Хорошо! – профессор потёр руки. – Как вам известно, сегодня у нас лекция, посвященная отношениям! Что это значит? Значит так…
Элла незаметно подсела к Тиму.
— Привет! Как самочувствие?
— Ощущение будто бежал 42 км!
— Ну, здорово ты, однако вчера накатил! Ты хоть завтракал?
Он засунул два пальца в рот.
— Ммм, понятно, – протянула она, – я такое проходила тоже!
— Почему я был у него, а не у тебя? – спросил Тим, искоса поглядывая на профессора, который ходил по аудитории и читал лекцию.
— Домой тебя отправить я не могла, там мать умерла бы, увидев тебя таким. Ко мне… Блин, я же девчонка, у меня родители христиане, типа отношения только после свадьбы! Ну и Дэн, единственное, что пришло мне в голову!
Элла смотрела на Тима, который сверлил профессора взглядом.
— Слушай! Тим, я твой друг, поэтому…
— Я не гей! – перебил он.
Она недовольно посмотрела на него.
— А если и гей, что в этом плохого! Ты хоть себя послушай, гей ни гей, какая разница! Почему ты зациклен на этом слове?
Тим поднял руку.
— Да, Тим! – увидев его руку, профессор обратился к нему.
— Извините профессор, но Элла заблудилась и не может найти своё место!
Девушка удивлённо посмотрела на него, а Тим продолжал смотреть вперёд, как ни в чем не бывало.
— Ну, ты засранец, твою мать! – прошипела она.
— Элла! – обратился профессор к девушке.
— Ой! – Элла встала и улыбнулась ему. – Извините, видать вместо кофе с утра, выпила мамину микстуру. Глаза ещё не открылись.
Она села на своё место и, обернувшись, грозно посмотрела на Тима.
Тот сидел и нервно ухмылялся. Изредка поглядывая на Дэна, который сидел чуть правее и ниже его на два ряда.
— Хорошо! – продолжал профессор. – Очень хорошо, Эрика, можешь сесть на место. Вот так проходят эти общественные отношения… Человека, как правило, не расспрашивают, засыпая вопросами, а задают наводящие вопросы, которые могут быть признаком того, что касается многих…
— А можно повторить! – выкрикнул Тим. – Не совсем усвоил курс… Практику можно повторить профессор?
Тот посмотрел на часы.
— Хорошо, у нас ещё 5 минут, есть желающие?
— Как насчёт новеньких? Так ещё лучше узнаем их? – встрял Тим.
Профессор недоверчиво посмотрел на Тима, тот ухмылялся.
— Ну, всем же интересно будет, мне тоже!
Дэн повернулся в сторону Тима, тот не смотрел на него. Но Дэн знал, что Тим видит его. Посмотрев чуть дальше, Дэн заметил, какое волнующее выражение лица было у Эллы, которая, недоумевая также посматривала на Тима.
— Дэн! – позвал его  профессор. – Ты у нас новенький! Иди сюда!
Дэн привстал.
— Профессор! Я не хочу!
— Не бойся, иди сюда. Люди просят!
Он вышел вперёд и уставился на Тима, тот слегка улыбался.
— Хорошо, у тебя есть пять минут, – начал профессор. – Только наводящие вопросы, никаких личностей!
В течение трёх минут ему задавались вопросы о карьере и профессии. Это касалось не только его, но и большинства присутствующих.
Элла, нервно оборачиваясь, посматривала на Тима, тот сверлил взглядом Дэна. Дэн отвечал взаимностью, лишь изредка отвлекаясь.
 — Хорошо! – прервал вопросы профессор. – Думаю, саму суть вы уловили. На сегодня всё! До свидания! Спасибо Дэн!
Он направился к своему месту не спуская глаз с Тима, тот, облокотившись, слегка улыбаясь, потирал ладони. Дэн вышел, следом за ним вышла Элла.
Тим сидел и смотрел на дверь. Улыбка исчезла.
— Тим! – подозвал профессор его, когда собирался выйти.
Подождав пока все выйдут, профессор продолжил.
— Уже сравнительно долго я работаю в этом университете и знаю, когда что-то начинает назревать…
— Профессор… – перебил Тим.
— Не перебивай старших! – обрезал его мужчина. – Мне известны твои заслуги в прошлом. Известно, почему некоторые учащиеся покинули наше заведение. Молодой человек, если начнутся вновь какие-то неприятности, то я лично вышвырну вас из университета!
— Можно? – спросил Тим.
— Говори!
— Профессор! Вы не правильно поняли! Мне просто хотелось узнать новеньких ближе, при этом я ничего не замышлял!
— Ладно, я тебе верю, но если начнётся то, что было сравнительно недавно, то знаешь, что тебя ждёт!
— А я тут при чём?
— Считай, что твоё задание, ради того чтоб не быть исключённым — не допускать беспорядков! Назначаю тебя старостой!
— Я не хочу! – возмутился Тим.
— Поздно! Ты самая подходящая кандидатура, по мнению всех преподавателей. Поздравляю с новой должностью!
— Великолепно! – развёл парень руками.
— Вот и я так считаю! – улыбнулся профессор и вышел.


Тёплый ветер ударил в лицо, когда Тим вышел на улицу. Вспышка солнца заставила прищуриться. Он вышел из университета и стал спускаться вниз. Заметив, как Дэн разговаривает с Эллой, усмехнулся и продолжил идти.
Хлопки в ладоши вызвали у Тима улыбку. Обернувшись, он увидел перед собой Дэна, который хлопал ему. Тот немного пригнулся, изобразив поклон.
— Польщён! – улыбнулся Тим, выпрямившись. – Хоть кто-то оценил мои труды по достоинству!
— Если ты хотел заставить меня понервничать, что же, тебе удалось!
— Не понимаю о чём ты! – развернувшись, Тим продолжил путь.
— Хм! – Дэн взялся за подбородок, сделав задумчивый вид. – Мне казалось ты умнее!
— Ой! Боже, сейчас обижусь, – улыбался тот в ответ.
Дэн поравнялся с ним и шёл нога в ногу.
— Почему ты это не сделал?
— Ты говоришь загадками!
— Почему-то мне кажется, ты прекрасно меня понимаешь, даже с полуслова!
— Даниил, я сделал тебе услугу, всего лишь. Познакомил ближе с группой!
— Ну, в таком случае я тебе благодарен!
Обогнав Тима, Дэн пригородил ему путь.
— Дружеские объятия позволены?
— Валяй! – улыбнулся Тим.
— Спасибо! – обнял тот его и, развернувшись, быстрым шагом стал удаляться. Он шел, улыбаясь, изредка оборачиваясь на оставшегося позади Тима…
— Тебе — то чего? – произнёс Тим.
Из-за спины показалась Элла.
— Классный ты чувак! – улыбнулась она, встав рядом с ним и провожая взглядом уходящего парня.
— После того как я тебя пересадил?
— Боже! Можно подумать это самое худшее, что ты сделал по отношению ко мне!
— А что было и хуже?
— К примеру, ты раздавил всё мороженое, но более того — ты не взял то, которое хотелось именно мне! – она легонько толкнула его локтём в бок. – Засранец!
— О да! Уверен, ты переживала не один день!
Она встала напротив него.
— Ты его любишь! – она взглянула ему в глаза.
— Что за…
— Нет! Не говори ничего! – приложила она палец к его губам. – Зачем! Глаза, они всё говорят за тебя!
— Я не…
— …не гей! – подхватила она. – Знаю! Не правильно выразилась! Ты просто парень, который любит парня. Определение этому давать глупо. Просто любишь и всё тут! Ведь если парень любит девушку, не говорят же «натурал». Просто – любит и всё! Так и у тебя – ты просто любишь! Неважно кто это парень или девушка! Просто любить – только это важно!
— Ого, я сражён твоей логикой!
Элла обняла его, затем, отстранилась и побежала, выкрикнув на ходу:
— Если бы это было не так, то я бы почувствовала твои руки на своей талии. Дэн ведь почувствовал! Его ты обнял! Пока малыш, до встречи!


Настроение Тима было на высоте. Он шёл и наслаждался тем, как всё цветёт вокруг, как щебечут птицы. Солнце пригревало, от всего этого становилось тепло и приятно на душе. Улыбка не слезала с его лица. Какая-то легкость поселилась в нём, дышалось легко и свободно.
Негромкий шум оборвал мысли и насторожил его. Подойдя ближе к заданию, он услышал, что там что-то происходит. Слышались выкрики и ругательства, которые становились громче. Ускорив шаг, он приближался к месту, откуда доносились эти крики. Наконец дойдя до этого места, он увидел, как четверо человек пинали ногами подростка, выкрикивая «Пи*ор, сдохни!». В доли секунды Тим оказался рядом с одним из избивавших и ударил того со всей силы в лицо. Второй, подбегая, замахнулся на него битой. Бита пронеслась в нескольких сантиметрах от головы, Тим успел пригнуться. Он нанес удар этому парню кулаком в пах и тот свалился на землю. Третий нападавший, достав нож, начал размахивать им, пытаясь пырнуть защитника. Тим отскакивал от холодного оружия, выискивая возможность нанести удар… Просвет… В этот момент замахнувшись ногой он выбил из рук нож, который скользя по асфальту, укатился под картонную коробку. Второй удар ногой пришёлся нападающему прямо в голову. Тот свалился. Воспользовавшись моментом Тим подбежал к парню, тот лежал на земле, почти без сознания.
— Идти сможешь? — быстро спросил он его, не выпуская из виду нападавших.
Парень,  приходя в себя, кивнул головой. Поднявшись на ноги, он пустился бежать, держась за голову, его бросало из стороны в сторону.
— Пошли вон! – яростно произнёс Тим трём нападавшим, которые пытались отдышаться и встать. Поняв, что не видит четвёртого, Тим быстро развернулся. В этот момент сильный удар в голову, повалил его на землю. Вмиг вся четверка бросилась бежать. Тим лежал и не двигался. Вскоре наступила темнота…


Сильный, едкий запах, пронзил мозг. Быстро открыв глаза. Тим стал отмахивать руками неприятный запах.
— Что за хрень? – еле произнёс он.
— Жив! – послышался голос.
Затем последовал другой голос:
— Ты как? Всё нормально?
Глаза постепенно привыкали, расплывчатая картина становилась чётче. Спустя некоторое время Тим понял, что находится всё в том же месте. Над ним склонились два парня. Одного он узнал сразу — это был тот, которого он защищал.
— Ты в порядке? – спросили он вновь.
— Вроде как! – произнёс Тим. Он потрогал место удара возле уха и посмотрел на руку, на ней была кровь. – Чёрт!
— Тебе повезло ещё! – продолжил парень, который держал ватку перед носом. – Удар был сильным, но не на столько, или же у тебя череп крепкий!
Тим посмотрел на парня, которого спас.
— А ты как?
— Лучше! – произнёс тот. – Благодаря тебе!
Тим пытался встать, ребята помогли ему.
— Ребята! – начал он. – Не хотите меня до дома добросить?
— Это меньшее, что мы можем сделать!
— Вы пара? Или как? – сквозь зубы, преодолевая боль, спросил Тим.
— Да! Это Слава, которого ты спас, – начал парень. –  А меня Стасом зовут.
— Башка сейчас лопнет! – закрыл глаза Тим. – Сильный удар, однако, у этого урода.
— Это потому что он скорей всего бил вот этой доской, – произнёс Славик, указывая на доску, лежащую неподалёку, на ней виднелась кровь.
Ребята медленно продвигались в сторону машины, которая была припаркована сразу у выхода из подворотни.
— Если мы ещё что-то можем сделать… – начал Стас.
— Череп пробит, — тихо вырвалось у Тима. – Но, тем не менее, кое какая мысль этот дырявый чайник посетила. Поможете?
— Конечно! – в один голос ответили парни.


— Это что за игра такая? – возмущалась мать, обрабатывая рану сыну, поглядывая на двоих школьных друзей.
— Ма! – встрял Тим. – Ну просто так вышло. Мы просто играли в американский футбол, и я не рассчитал расстояние! Врезался.… Во что-то!
— Мисс мне очень жаль, что так вышло, – продолжал Стас. – Мы уже получили наказание, нас исключили из команды!
— Слава богу! – выкрикнула недовольно женщина. – Это не игры, а самоубийства настоящие. Думала завтра же пойду разбираться, но, слава богу, что вы сами нашли быстрое решение! Извините ребята, но это ради вашего блага!
— Мы понимаем! – виновато произнёс Стас. – Разрешите идти?
— Конечно! – мать продолжала обрабатывать рану. – Ребята! Спасибо вам большое на самом деле! Спасибо, что были рядом с Тимом в этот момент!
Дверь закрылась, ребята ушли.
— Я знаю, о чём ты думаешь! – нарушил Тим двадцатиминутное молчание. – Если бы не рана на голове, то дала бы мне подзатыльник!
— Тебе смешно? – голос женщины дрожал. – Это кажется таким забавным?
— Ма! – как бы извиняющимся тоном произнёс Тим. Он сидел в кресле спиной к ней.
— Нет! Не надо меня успокаивать!
Тим не видел её, но знал, что та тихонько плачет.
— Вот каждый раз сидишь тут и переживаешь, – продолжил дрожащий голос. – Всегда! Когда тебя поздно нет, когда не звонишь. Скажи, что мне думать? О чём?
— Ма, успокойся…
— Я закончила! Но завтра же идём к врачу!
— Да ты и сама прекрасно справляешься!
— Я не врач! – уже более твердым голосом произнесла она. – Нужно чтобы на рану взглянул профессионал, а не такой дилетант, как я!
— Спасибо мам! – Тим повернулся к ней. – Ты не дилетант, а самая необыкновенная мама на свете!
— Не хочу тебя утомлять, – произнесла она, дотронувшись до его лица. – Но я очень надеюсь, что вскоре ты на самом деле мне расскажешь, что произошло!
— Ты о чём?
— Тими, не оскорбляй меня! Я не прошу многого, просто быть искренним со мной,  честным! Очень надеюсь, что заслуживаю этого, честного отношения! Я люблю тебя, знай это! Всегда любила, и буду любить! Но когда ты меня обманываешь, у меня складывается ощущение, что я разочаровала тебя чем-то, чем-то из-за чего ты не можешь быть со мной честным!
— Ма…
— Ладно, отдыхай! Отдыхай родной. Я всегда тут, просто знай, для тебя я всегда открыта…
Она встала и направилась в свою комнату.
— Принесу лекарства, чтоб ты смог заснуть…


— Ну что тут можно сказать? – рассматривал врач рану. – Матери большое спасибо скажите! Оберегла от заражений, что очень важно, особенно учитывая район удара.
— Я ей медаль куплю! – улыбнулся Тим.
— Тем не менее, я обработаю рану и сделаю повязку!
— Вы хотите сказать, что мне придётся носить каску из бинта?
— Каску? Хм… Оригинально звучит. Ну да, каску!
— Ооо, доктор, а без этого никак?
Врач посмотрел на него и, подмигнув, произнёс:
— Не волнуйся, твоя красота не пострадает!
— И надолго?
Тот достал блокнот и стал листать, затем, отметив что-то, направился к своему столу.
— Ко мне ты придёшь в понедельник, значит, повязку будешь носить три дня!
— Сказка! Выходные дома!
— Ну, порадуем твою маму… Сделаем приятно пусть это успокоит её… Начнём?
— Хех, – вздохнул тот тяжело. – Пожалуй!


Большое белое здание возвышалось словно замок, среди зелённого парка, находившегося поблизости. Студенты гуляли и общались. Некоторые сидели на траве и помогали друг другу решать задачи. В тёплые дни во время перерывов все стремились на улицу, подышать, побродить и перекурить.
Голуби жадно бросались на хлеб, который бросал им Даниил.
— Откармливаешь? – незаметно подошла к нему Элла.
— Ага! Того и смотри, скоро около универа буду торговать мясом, делать копченых голубей!
— Как романтично! Вкусно наверно? – смеялась девушка.
— Не знаю! Не доводилось пробовать, да и желания особого нет!
Дэн протянул ей кусок оставшегося бутерброда.
— Тебя подкормить?
— Иди ты. Итак, можно на шампур насаживать!
Ребята смеялись.
— Дэн! – она достала свой обед и начала бросать птицам. – Почему Тим?
— Ты ревнуешь? – улыбнулся он.
— А если серьёзно?
— Не знаю! – наблюдал он за птицами. – Просто, когда вижу его, что-то происходит внутри. Здесь много учащихся и много симпатичных парней, но почему-то среди всех я замечаю только его! Иногда бывает так: идёшь по коридору и полно народу, а видишь его в другом конце, и будто все исчезли, никого нет! Только он и я. Больше никого!
— Звучит интригующе!
— Живее не описать! Такое надо почувствовать, это сложно передать словами! Тим сразу запал мне в голову. Тогда ещё, на марафоне! Когда он подбежал и стал отбирать воду, подумав, что я вор! А когда он выкрикнул: «Ге… Ге… Гей…», я вплоть до следующего поста бежал с улыбкой на лице. Тогда мне он показался забавным, что, несомненно, понравилось в нём!
— Потом ты сбросил его с велика! Ничего себе, забавности!
Парень помотал головой.
— Это лицо! – улыбался он, уже не скрывая. – Ты бы видела! Именно тогда я влюбился в него. Просто увидел и влюбился. Не знаю, так просто происходит. Бежишь все эти километры, а перед тобой не дорога, а лицо человека. Куда не посмотри…
— Я заметила большое фото, пока раздевала Тима, пьяного, – продолжала та, бросая остатки бутерброда голубям. – Даниил, кто это?
— Мой бывший!
— Расстались?
— Да! Просто не сложилось! Печально, но и так бывает!
— Мне жаль! – грустно проговорила Элла.
— Жалеть не о чём! У нас были прекрасные моменты совместной жизни. Моменты, вспоминая которые вселяют радость и мир. Такими моментами я и живу! Мы уже не вместе, но я постоянно вспоминаю его с благодарностью за то, что он подарил мне прекрасные минуты, прекрасные моменты! В этом и заключается суть – быть вместе! Не просто быть, а чтоб, вспоминая что-то, можно было улыбнуться, почувствовать теплоту того момента, порадоваться за то, что было, но при этом не сожалеть о том, что этого больше нет!
— Чёрт! – вырвалось у Эллы.
— Что?
— Голубь укусил за ногу!
— Боже, – притянул он ее к себе, смеясь. – Элл, извини, не хотел тебя расстроить!
— Куда уж тут, расстроил! Просто реально рада, что если кто и будет у него так это ты!
Элла повернулась к нему лицом, забросив ноги на скамью и поджав их под себя.
— Даня! Ничего, что так?
— Сойдёт!
— Отстой! – взялась та за голову.
— Элл, да что с тобой?
— Хотела сказать что-то, и вылетело из головы! Ну, разве я не отстой?
— Ещё какой! – смеялся парень. – Полнейший! Это тебя и делает неповторимой.
Она посмотрела на землю, куски от хлеба лежали, однако птиц уже не было.
— Даже эти твари не хотят жрать мой отстойный обед!
— Пошли! – встав со скамейки, он взял её за руку. – Тебе нужно освежиться!
Она поднялась со скамьи, и они пошли прогуляться.
— Ну, ты представь! – не успокаивалась та. – Стояла утро целое, трудилась, бутик делала. А эти пернатые, даже не прикоснулись.  Лучше бы сама съела. Сейчас вот иду не удовлетворенная и голодная!
Дэн не смог сказать всю правду о своём бывшем Элле. Так как проникся к ней, так же как и она к нему. Он уже не считал её чужой.
Гуляя по парку, Элла поведала о себе и о Тиме. То, как она его встретила, сколько они уже вместе. Сама Элла из религиозной семьи, единственный ребенок в семье. Молитвы перед сном – обязательны! Она не была пессимисткой, как казалось, наоборот общение с ней поднимало настроение, и заряжало бодростью. Её некоторые высказывания вызывали смех до слёз. Однако в семье она не могла так вести себя. Только здесь с друзьями, с теми, кто понимал её. Выслушав её, Дэн понял, что она живет, словно в тюрьме. Семья запрещает ей устраивать вечеринки и поздние приходы домой. Со временем она научилась лазить по крыше и взбираться обратно. Единственный способ, как можно было выйти и зайти, оставаясь не замеченной! Дэн спросил, может ли она написать домашний и мобильный Тима, та без вопросов написала. За эту десятиминутную прогулку они очень сблизились. Поняли друг друга и открылись.
— Даня! – они остановились на площади около университета. – Помнишь, что я тебе говорила про трубочку?
— Трубочку?
— Писать через трубочку! Помнишь?
— Ааа! – протянул тот и прикрыл руками причинное место. – Уже?
— Нет! Просто, если растрепишь кому-то про мою отстойную жизнь, то и по-большому будешь ходить таким же способом!
— Ууу! – скорчился тот. – Ужасная ты, однако!
— Просто не провоцируй меня, – улыбнулась та в ответ.
— Даже и не подумаю!
— Послушный мальчик!


Профессор сидел и смотрел в журнал. Через какое-то время встал и подошёл к доске.
— Так хорошо, все в сборе! Можем начинать!
Кто-то поднял руку.
— Да! – спросил профессор.
— Вообще-то ещё Тим не пришёл!
— Нет, Тима не будет, он на больничном, как мне сообщили! Ещё вопросы?
Наступила тишина.
— Хорошо! Начнём!
Элла и Дэн переглянулись.


— На больничном? – кричала она в трубку. – Интересно, когда ты хотел это рассказать?
— Сейчас! – просто ответил Тим.
— Тим, ты засранец!
— Элл, это ты можешь не говорить. Первое, что приходит на ум от тебя, так именно это!
— Козёл!
— Это тоже!
— Что с тобой?
— Ничего особенного! – ответил он, прокашлявшись. – Прихворал немного!
— Вчера ты мне не показался больным!
— Ну, всякое бывает!
— Я тебе не верю!
— Почему?
— Какая у тебя температура?
Наступило короткое молчание.
— Тим! – продолжила Элла. – Какая?
— Меряю ну! Подожди!
Наступило очередное молчание.
— 38.2 – проговорил он.
— Бред! – резко ответила Элла. – Ты с 39.4 ходил по университету, пока не увезли. С какой стати это вдруг ты слёг при 38.2?
— Голова болит!
— Или просто уже не знаешь, что сказать! – она бросила трубку.
— Думаешь, врёт? – спросил Дэн осторожно у расстроенной девушки, когда та вышла из телефона-автомата.
 — Однозначно! – посмотрела она вдаль. – Понимаешь, он не врёт по пустякам. Это должно быть, что-то очень серьёзное. Я знаю! Плохо, что он думает, что я его не знаю и меня можно так провести.
— Ну, тогда он болен! – проговорил Дэн, удаляясь вместе с ней.
— Но он не болен!
— Элл! Он хочет, чтоб так считали! Пусть будет так, придёт время сам всё расскажет. А пока будем считать, что он просто болеет!
— Бесит! – пробубнила та.
— Пятница! – бодро проговорил Дэн. – Тусовки и прочее! Идёшь развлекаться?
— А то! – выпалила та. – Правда домой надо забежать.… Помолиться! А потом уже свободно разгуливать! Может, к тебе приду! А ты как?
— Не знаю! Схожу куда-нибудь! Посижу на народ посмотрю, а потом спать!
— Правильно, нечего детям шляться по ночам! – смеялась та.
— Это кто ещё ребёнок!
Элла пустилась бежать. Дэн следом.
— Аааа! – кричала та.  — Помогите, насилуют! Ура, насилуют!


Даниил проходил мимо парочки мужчин. Один из них был увешен цепями, словно рокер, другой в милицейской форме.
— Привет, красавчик! – проговорил рокер, нежным голоском.
— Привет! – бросил Дэн и поторопился к бару.
Народу было немного, все сидели в основном парами. Было очень накурено. Дым жёг глаза. Взяв коктейль, он быстро направился на улицу. Выход на свежий воздух был в этом же заведении. Проходя по коридору, он увидел парочки, которые целовались. Выйдя на улицу, он тяжело вздохнул, будто всё это время задерживал дыхание. Помещение было небольшим, в нём располагалось 4 больших стола, они были рассчитаны на шесть человек. Место было тихим, слышно как разговаривают парочки. Музыка из бара не доходила до этого места.
Дэн уселся за свободный стол и задумался.
— Знаешь, гасить надо этих натуралов! – внезапно раздался яростный выкрик.
Дэн развернулся и увидел, как один из сидевших за столом, что находился в дальнем углу, явно немного перебрал алкоголя и не мог совладать с эмоциями, переходил на крик.
— Ну не всех! – спокойно отвечал другой.
Развернувшись обратно к столу, он сидел, прислушиваясь к разговору.
— Всех! Всех! – продолжал яростно первый. – Достало, что они постоянно избивают, издеваются и морщат нос, будто навоз учуяли.
— Ну, козлов не мало среди них. Но есть и нормальные! – продолжал второй.
— Ты что на их стороне?
Раздался сильный стук по столу.
— Нет! Успокойся! Вот пример хочешь?
— Давай! Убеди!
— Есть у меня знакомый, подрабатывает официантом в ночном бистро! Гей! Живёт с парнем, – продолжал рассказывать второй. – Стас, что ли звать? Неважно! Так вот! Этот парень, окончив работу, направился домой…
— И? — первый яростно требовал перейти к сути.
— Как-то на него напали четверо козлов! Утащили в подворотню и стали избивать!
— Вот и я говорю, – прервал яростный голос. – Мочить скотов надо, как они нас!
— Подожди ты! Мочить! В тот момент, как парень теряет сознание, появляется натурал, Тим, вроде как звать! Натурал спасает Гея! Осознаёшь? Мочить его?
— Ну, не всех значит!
— Это интересно, а как ты определять будешь? Подходить и спрашивать : «Извините! Вы геев бьёте или нет?». Ответят — бьём! Получай значит, так что ли?
Дэн сидел, прислушиваясь к разговору и стакан замер в воздухе ещё с того момента, как он услышал имя.
— Ну, подождите! – послышался третий голос.– А что с этим натуралом — то?
— Ну, со слов Славы, так звали пострадавшего, он вместе со своим БФ вернулся на место происшествия, а тот там лежал на асфальте! Привели они его в чувства и отвезли домой. Сыграли по нотам этого Тима, типа играли там во что-то, так он и пострадал! Короче кони он сам мог двинуть вместо Славы!
Поставив недопитый коктейль на стол, Дэн стремительно направился к выходу из заведения.


Вбежав в квартиру, Дэн достал папку. Просматривая листы, сортировал один за другим. Наконец-то на листе появилось два номера. Один домашний другой мобильный. Подвинув столик на колесиках к креслу, он поднял трубку и набрал домашний номер.
— Алло! – раздался голос Тима спустя некоторое время. – Слушаю!
— Здравствуйте! – произнёс Дэн не своим голосом. – Можно маму?
— А кто это? – спросил его Тим.
— Это профессор из университета! По поводу… – Дэн быстренько подыскивал ответ,  – летних лекций!
Наступило молчание.
Дэн не дышал, закрыв глаза, ожидая чего-то.
— Не слишком ли поздно для профессора? – проговорил Тим.
Сообразив, Дэн мигом взглянул на настольные часы. Табло высвечивало «00.09»
— Кто это? – настаивал Тим.
Дэн быстро бросил трубку и схватился за голову.
— Чёрт! – вырвалось у парня. – Надо же так… Лохонуться!


Дэн ходил по квартире с бокалом вина, ругая себя за тупость. «Как же так!» проносилось у него в голове, «Время не посмотреть, идиот!»
Внезапно раздался стук в дверь.
Дэн усмехнулся «пришла всё-таки». Он направился к двери, открыл ее, и улыбка парня исчезла, на пороге стоял Тим.
— Тим! – единственное, что он мог сказать.
Тим зашел в квартиру, а Дэн так и стоял у дверей.
— Ты звонил? – спросил Тим.
Тот, молча, смотрел на него и на его повязку. Тим, не дожидаясь ответа, подошёл к телефону и нажал «последний набранный номер», высветился его домашний номер.
— Ты! – повернул он голову в сторону всё также неподвижно стоящего Дэна.
— Я волновался! – тихо произнёс он.
Тим медленно приблизился к нему. Они смотрели друг другу в глаза. Медленно рука Дэна коснулась его повязки. Дыхание было тяжёлым у обоих.
— Больно?
Глаза бегали то на повязку, то на его лицо и пристальный взгляд.
— Я люблю тебя! – продолжил Дэн тихим голосом.
Тим продолжал сверлить его взглядом, прижав к двери.
— Боже, Тим! Скажи хоть что-нибудь! Хоть…
Слова оборвались. Тим целовал его, прижав к дверям. Дэн отвечал взаимностью. Постепенно обняв его, прижал к себе сильнее. Долгий и сладкий поцелуй. От которого бежали мурашки по всему телу. Тело ныло и горело. Не хотелось останавливаться. Чувствовался жар, исходящий от обоих. Тим немного отстранился, Дэн посмотрел на него.
— Голова болит! – тихо произнёс Тим и внезапно упал на пол.
— Тим! – подскочил тот к нему. – Боже мой! Тим!
Взяв осторожно его голову, посмотрев по сторонам, он схватил куртку и подложил под голову. Затем пулей помчался в комнату и схватил подушку. Вернувшись, аккуратно приподнял голову и подложил уже мягкую подушку. Заметив, как сквозь бинт проявляется красное пятно, парень судорожно начал хлопать по карманам в поисках сотового. Он носился по всей квартире, разыскивая телефон, периодически посматривая на Тима, пятно на повязке казалось с каждым разом больше.
— Дрянь!— выкрикнул он. – Ты где?
Внезапно его осенило – стационарный. Бегом, перепрыгнув через диван, он рухнул прямо на стеклянный стол. Раздался треск. Стекло прорезало запястья. Он попытался встать, но острая боль сковала его. Вырвался дикий крик. Один из осколков впился прямо в спину. Дэн, тяжело дыша, смотрел в потолок. Диван преграждал путь, он не мог видеть Тима и что с ним. Схватив журнал, он сунул его в рот, чтобы сжимать зубами и не чувствовать боль. Сильно сжав его, он попытался двигаться в сторону телефона. Глаза слезились от невыносимой боли. Схватившись за ножку столика, на котором стоял телефон, он, что было сил, дёрнул его. Телефон упал рядом. Острая боль в спине не позволяла сказать и слова.
Послышался стук в двери. Дэн, что было сил, закричал.
— Тим! – раздался крик Эллы. – Тим! Боже, что с тобой? Тим!
Дэн успокоился, когда услышал её, поняв, что та обнаружила Тима.
— Дэн! – позвала она его. – Дэн! Ты где? Даня! Алло… Алло… Скорую… Машину… Скорую надо срочно… Дэн?
Дэн дёрнул столик, и тот свалился на пол. Через мгновения появилась Элла.
— Чёрт возьми! – она судорожно прокричала, увидев его среди осколков стекла. – Что это всё значит, вашу мать? Что происходит? Лежи! Не двигайся! Лежи!
— Тим! – еле произнес он. – Тим…
— Скорая в пути, идиоты! В пути.… Сейчас.… Потерпи… Тимчик в порядке… Даня держись…
Зазвонил телефон.
— Четвёртый этаж! – кричала та в трубку.
Подбежав к домофону, она нервно нажала на кнопку, впуская работников неотложки.
Бригада скорой помощи уже была внутри квартиры. Проверив Тима, они подбежали к Дэну и наложили на него кислородную маску, тот был уже без сознания. Спустя мгновенье их обоих увезли в больницу.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Часть 4

Элла сидела на стуле, прижав ноги к груди,  положив голову на колени, смотрела вперёд. Не реагируя на то, что кто-то проходит мимо, она смотрела в одну точку. Тушь была размазана и волосы взъерошены.
— Элла! – послышался женский голос.
Подняв голову, она увидела перед собой  мать Тима.
Та быстро встала и пригладила волосы.
— Мисс Льюман!
— Ты знала?
— Знала что?
— То, что мой сын был у этого парня?
— Да…— неуверенным голосом ответила Элла.
Сильная пощечина оборвала речь. Схватившись за щеку, Элла посмотрела на женщину, у той был грозный вид.
— Убирайся! Чтоб я тебя здесь не видела! Твоим родителям я сообщу!
В расстройствах девушка побежала по коридору и покинула больницу.
— Мисс Льюман? – обратился к ней врач.
— Да!
— Пройдёмте со мной!
Они шли по коридору. Внезапно она остановилась у большого стекла палаты, там под системой лежал парень.
— Этого мы обнаружили за диваном, – заметив, куда смотрит женщина, сказал врач. – У него рваная рана на спине и многочисленные порезы, но к счастью позвонки целы. Так что будет функционировать так же, как и прежде!
— Очень жаль! – тихо произнесла она.
— Прошу прощения? – не расслышал врач.
— Почему он под системой, если всё в порядке?
— Это просто как восстановительный процесс, – пояснил он. – Организм человека, сам может исцелять себя, но в данном случае это продлится больше года, а с помощью системы организм поправиться быстрее и выписываться можно будет через несколько дней, максимум неделю! Ваш сын в следующей палате!
Посмотрев ещё раз на Дэна, она направилась в палату к Тиму.
— Ма… – открыв глаза, тихо произнёс Тим.
— Тсс, ничего не говори. Ты должен отдыхать, набираться сил!
— Дэн? Где он?
— Дэн? – переспросила она. – Это кто?
— Мой… Мы были в одной квартире.
— Не знаю! – улыбнулась она. – Там никого не было кроме тебя!
— Нет! Он там был!
— Милый! – погладила она его. – Когда приехала скорая, то увидели только тебя, лежащим на полу в крови. Больше никого не было.
— А кто скорую вызвал?
— Соседи! Насколько мне известно!
— Он что.… Он бросил меня? – тяжело проговорил тот.
Мать тяжело вздохнула.
— Думаю! Если бы он вызвал скорую, то сидел бы тут, рядом со мной! Но его нет!
По лицу Тима было видно, как он расстроен и хотелось плакать, но он не позволял себе этого при матери.
— Не расстраивайся милый, – продолжала она. – Скоро ты отправишься домой! Всё будет хорошо!


— Как ты могла? – женщина ходила по гостиной, хватаясь за голову.– Господь зол на нас! Господь покарает нас за твои деяния!
Элла сидела и смотрела в пол.
— Меня…
— Нас! – выкрикнула мать. – Мы семья божья и отвечаем друг за друга, перед ним! Теперь ни одна молитва, не оправдает нас, то, что ты сделала, господь не простит.
— Что я сделала такого ужасного? Чего он не в состоянии простить?
— Молчи! В тебе нечистая сила! Это не ты говоришь! Мы будем молиться за тебя день и ночь и надеяться, что всевышний снизойдет благодатью.
— По-моему в этой семье слишком уже все перемолились! – произнесла Элла негромко.
— Сегодня я получила весточку от всевышнего в молитве! – продолжила мать.
Элла с настороженностью посмотрела на неё.
— Мы отправляем тебя в монастырь.
— Чёрта с два я отправлюсь в этот дурдом! – выкрикнула Элла, вскочив с кресла.
— Сядь! – прозвучал грозный голос отца, сидевшего в кожаном кресле. – Немедленно!
Элла рухнула на место, схватившись руками за лицо.
— Ты знаешь, что говорит Господь о двух мужчинах! – сурово продолжил он. – Тебе известно, что такие люди горят в аду. Ты не должна следовать по их стопам, они зло.
— Это не я отстой! – проговорила Элла, держась за голову руками. – Это вы полный отстой!
— Господь простит! – произнесла мать. — Попроси его и он простит!
— Я устала! – она встала с места.
— Сядь! – встрял отец.
— Пап! – она повернулась к нему. – Вот ты сидишь, и сиди себе в своём кожаном кресле, коль сидится! А я устала. Устала от вашего христианского бреда.
— В ней демоны! – шептала мать, глядя вверх.
— Во мне демоны и я чертовски рада этому! – повысила она тон, постепенно переходя на крик.  — Рада потому что не сижу тут и не читаю ваши долбанные библии, день ото дня. Я вижу людей и принимаю их такими, какие они есть! Если господь дал мне жизнь, то я буду жить, а не думать каждую минуту, попаду я в рай или ад! Сидите тут и молитесь себе на здоровья, но не молитвы вас спасут, а поступки, то, как вы относитесь к другим!
Она направилась к дверям.
— Я буду молить бога только об одном, чтобы он вам сказал: «Какого хрена вы делаете, не читайте мне то, что я знаю наизусть, а свершайте хорошие дела! Любите ближних!»
Дверь захлопнулась, мать вздрогнула от неожиданности.
— Готовь вещи! – обратился к ней муж. – Отправляем её завтра же!


Элла шла по улице, устремляясь вглубь парка. В голове была каша. Лежащий Тим перед глазами, следом Даня среди осколков, пощечина, от которой жжёт щеку, родители, размахивающие библией. Ей казалось она сходит с ума. В момент, когда хочется с кем-то поговорить — никого нет! Она гуляла по парку, полностью поглощенная своими мыслями, как вдруг её сбили с ног.
— Мисс, – подбежал парень и стал помогать подняться. – Извините! Я не заметил, как вы появились из-за угла так неожиданно!
— А я давно уже ничего и никого не замечаю!
— Тяжёлый день?
— Типа того! Для полного счастья метеорита не хватает!
Осмотрев его, она только сейчас заметила, что перед ней бегун, молодой парень лет 28.
— Опять бегун?
— Просто разминка, как обычно!
— Не буду мешать! – она решила продолжить свой путь.
— Позвольте, – остановил он её. – Угостить вас кофе  или чаем?
— Водкой, слабо?
???
— Шутка! – улыбнулась она нехотя. – Хотя от котельчика с содержанием немного спиртного, не отказалась бы!
— Ну, это можно! – улыбнулся парень. – Стало быть, вы согласны?
— Давайте! Приглашайте!
— Прошу!


Официантка улыбнулась и поставила чашечку кофе перед девушкой.
— Ещё что-нибудь желаете? – обратилась она, посматривая на обоих. Влад дожидался ответа Эллы.
— Пиццу в 60 см, – начала она, обмениваясь взглядом с парнем. – Затем салат «Цезарь» двойную порцию, после лимонный пирог и ватрушку, пожалуйста.
Официантка удивлённо посмотрела на неё.
— Нет, я пошутила, – быстро проговорила Элла, как только заметила, что девушка записывает всё это в блокнот. – Ну, если только ватрушку!
Улыбнувшись, официантка удалилась.
— Я уже испугался! – Влад был под впечатлением.
— Знаю, чего ты испугался, – улыбнулась та. – Боже кого пригласил, сейчас она меня обчистит!
— Совсем нет! – приподнял тот брови.
— Я сама испугалась! У меня не такая большая сумка, чтоб пиццу в неё запихнуть!
— Для человека, у которого трудный день ты хорошо выглядишь! – сказал он, заметив её бодрое настроение.
Внезапно она перестала улыбаться.
— Извини! – поняв, что сказал что-то не то, он извинился. – Извини, сам не знаю, что сказал!
— Это не из-за тебя! Успокойся! Ты тут абсолютно не причём!
— Если хочешь! Могу просто выслушать, иногда это помогает, выговориться!
— Сижу тут, – повернула она голову в сторону большого окна и стала наблюдать за прохожими, – и вижу даму в красном костюме, которая ругает мелкую собачонку.
Влад, посмотрев в окно, заметил, как женщина в красном стоит, склонившись, над маленькой собачкой и явно выказывает какое-то недовольство.
— Сейчас она её ругает, – голос Эллы был таким спокойным и одновременно вселял тревогу, – А если его завтра не станет… Она будет плакать…
На какое-то мгновение наступила тишина. Элла продолжала наблюдать за женщиной в красном, Влад наблюдал за ней.
— Часто мы видим людей, видим вещи, – продолжила она. – И нам кажется, что так будет всегда! Просыпаясь, в любом случае мы встретим этого человека или воспользуемся вещью, которую до этого использовали. Так мы считаем, постоянно! А что если, надеясь увидеть, ты так и не сможешь уже этого увидеть?
Она повернулась к нему лицом, в глазах стояли слёзы.
— Что если наступит день, когда ты поймёшь, что тот, кого ты привык видеть каждый день – исчез… Тогда в твоей голове будет только одна мысль: «Я не сказала, что люблю его!»,  и он этого от меня уже не услышит!
Вдруг она резко встала со стула.
— Извини, приспичило!
Бегом она отправилась в дамскую комнату.
— Всё хорошо? – заметив это, спросила официантка.
— Да! Всё хорошо! Принесите ватрушку, пожалуйста!
Влад сидел за столиком и посматривал на дверь, за которой скрылась Элла, прошло пять минут. Минуты казались ему часами, хотелось пойти и проверить самому! Но тут дверь открылась, появилась она.
— Привет! – произнесла она, усаживаясь и пытаясь улыбаться. – О, ватрушка!
— Ты как? – пытался он не придавать значения её красным глазам.
— Лучше, сделала дела и стало легче! Ну, ты понимаешь, носик припудрить и всё такое!
— Да уж! Без этого вы никуда, – улыбнулся он.
Элла принялась за ватрушку.
— Мне очень жаль твоего парня, – неуверенно произнёс он. – Правда!
Ватрушка застыла у рта девушки.
— О нет! Нет! Ты не понял, да я и сама не сказала, но это не парень, а близкий, очень близкий друг! Даже два друга!
— Ну, кто бы это ни был, терять всегда тяжело!
— Боже, какая я паскуда! – взялась та за голову. – Похоронила всех и всё! Нет, слава богу, с ними всё будет хорошо, просто мысли в голову такие пришли, ужасные!
— Это очень правдивые мысли! Многие и думать об этом не хотят, куда уж говорить!
— Я обычно, что думаю то и говорю, – усмехнулась она. – Как меня ещё не пристрелили? Сама удивляюсь!
— Ещё? – заметил Влад, как та прожевала последний кусочек.
— Ой, не! Сезон купальников ещё не закончился, не хочется на пляж тюленем выползать!
Влад смеялся. Элла отвечала тем же.
— Будьте добры! – обратился он к официантке, протягивая пластиковую карточку, затем, развернувшись к Элле, спросил, – Можно тебя пригласить, прогуляться в парке?
Та немножко замешкалась.
— Мне хочется сходить в больницу! Проведать друзей!
— Если ты не против, то до больницы могу составить тебе компанию!
Она посмотрела ему в глаза, так она ещё не смотрела в них.
— Что-то не так? Я всё пойму! Нет, так нет! Без обид!
— Влад! – проговорила она  неуверенно. – Дело в том, что два моих друга – пара!
— Пара? – переспросил он.
— Они любовники! – уже тверже сказала она.
Тот приподнял брови:
— И?
— Что и?
— Как я должен отреагировать?
— Я откуда знаю! – удивилась она.
— Боже, Элла! – перевёл тот дыхание. – Я думал там что-то серьёзное!
— Тебе не кажется это омерзительным, странным?
— Нет, конечно! Что такого омерзительного в том, что они любят друг друга. Омерзительно, я понимаю, когда… — он соображал, что ей ответить. – Ты чавкаешь, например!
Элла открыла рот с неким ужасом.
— Я не чавкаю!
— Доедая последний кусочек, ты именно чавкала.
Официантка, принесла карточку и положила на стол.
— Спасибо, приходите ещё!
— Девушка, – не отпускала её Элла. – Скажите ему, что я не чавкаю!
— Я не слышала! – улыбаясь, ответила она и удалилась.
— Видишь! – не успокаивалась Элла, постепенно переходя на смех.
— Ты скромно чавкала!
— Всё я ушла! – встала та из-за стола и направилась к дверям. – Ты идёшь? До больницы идти полчаса. Я тебе за это время покажу, что значит чавкать!
— Иду! – радостно, произнёс тот, догоняя её.


-… так получилось, что я виновница, – Элла решила рассказать Владу всю историю, – Больно не было, просто обидно! Хотя я толком ничего и не сделала.
— Что значит, не сделала? Ты скорую вызвала! Если бы не ты! Кто знает…
— Ну! – вздохнула она. – Не почувствовала я тогда себя нужной, казалось просто ношусь по квартире, словно в задницу пару стрел выпустили.
— Ты молодец! Если кому и говорить спасибо, то тебе!
Идя рядом, она искоса поглядывала на него.
— Спасибо!
— Ты не правильно меня поняла, – улыбнулся он. – Ни мне, а тебе!
Она подняла руку и стала гладить себя по голове.
— Молодец ведьмочка, умница Эллочка, так держать!
Влад улыбался.
— Если хочешь, – они остановились у входа в больницу, – то пошли со мной!


— Спасибо тебе, что согласился составить компанию, – обратилась Элла к нему, выходя из больницы.
— Мне интересно узнать твой круг друзей!
— Ну, вот и узнал, друзья – геи!
— В этом нет ничего плохого или преступного. Просто каждый любит так, как велит ему сердце!
Она задумалась, Влад это заметил.
— Что-то не так?
— Нет, всё хорошо! Просто удивительно! Люди, которые дальше от бога лучше понимают людей, чем те, которые ближе к нему!
— Реальность – в этом суть. Такие люди зачастую теряют чувство реальности! Больше полагаясь на мистику, на чудо! Им проще просить того, кто не ответит и не скажет,  как есть на самом деле! Такие люди сами себе придумывают ответы и говорят «Бог мне сказал», используя это больше для своей выгоды. Конечно, есть исключения, Ванга к примеру. Но таких, единицы. И они не читают целыми днями библии, а помогают людям делами!
— Тебе это близко?
— Очень! Я посещал одно такое заведение несколько лет!
— И я посещаю одно такое.… Вот уже, сколько себя помню!
— Могу я тебя подвезти? Машина тут неподалёку!
— Было бы не плохо!
Они подъехали к дому. Она посмотрела через стекло на дом.
— Тут вот я и обитаю, красивый белый дом, а внутри всё гнилое!
— Пойми меня правильно! – неуверенно говорил Влад. – Но мы могли бы поехать и ко мне! Без задних мыслей, честное слово!
— Спасибо! Но мне нужно уладить кое-какие трудности со своей семьёй, может в другой раз?
— Конечно! Не волнуйся!
Элла вышла из машины.
— Спасибо тебе. Ты и представить не можешь, как помог мне!
— Мне приятно слышать это!
— Пока! – махнула она рукой.
— До скорой встречи!
Захлопнув дверь машины, Элла направилась в дом. Влад провожал её взглядом вплоть до самых дверей, пока та совсем не скрылась из вида.
— Быстро ты! – отец всё так же сидел в кресле.
— Где мама?
— Собирает вещи!
— Какие ещё вещи?
— Завтра утром ты едешь в монастырь!
Глаза девушки округлились.
— Ты что не слышал мой ответ «Чёрта с два»?
Быстренько она стала подниматься по лестнице, направляясь к комнате.
Мать укладывала вещи в чемодан.
— Пусти меня, мам! — она легонько её оттолкнула, а сама принялась складывать вещи.
— Приятно, что ты приняла выбор господа, – наблюдала мать за дочерью. – Так будет лучше. Он знает как лучше! Зла никогда не посоветует!
Молча, Элла укладывала вещи уже во второй чемодан.
— Не бери всё сразу, остальное мы можем привезти позже! – продолжала мать.
Взяв два больших чемодана, Элла потащила их к лестнице.
— Я готова!
Встав на краю лестницы, она столкнула первый чемодан, тот с грохотом слетел вниз, затем полетел второй, создавая ещё больше шума.
Спустившись вниз, она подняла их и на сломанных колёсиках потащила к выходу.
— Я готова…
Родители смотрели на неё. Отец так и не встал с кресла.
— Готова… — улыбалась она. – К самостоятельной жизни. И теперь я буду выбирать, какому богу молиться и будет этим богом Аллах или Будда, но не ваш двинутый!
— Выйдя за дверь, – произнёс отец, – ты больше не войдёшь обратно!
Элла подошла и поцеловала мать, которая спустилась вниз.
— Больше сюда входить, желания нет! У меня не было семьи и нет. Вы не видите во мне дочь и никогда не видели. Поэтому я ничего не теряю. Единственный, кого любят в этом доме, это ваш Бог, вот и любите его себе на здоровье, но без меня! Я предпочитаю любить живых!
Открыв дверь, она вышвырнула первый, затем второй чемодан, захлопнув за собой дверь. Спустя мгновение дверь открылась. Элла просунула голову и обратилась к маме.
— Ты иногда папу поднимай с кресла, чтоб пыль хоть вытереть, хорошо, если там только пыль. Не замечала, чтоб он, даже в туалет выходил!
Захлопнув дверь, она повернулась лицом к дороге. Там стоял Влад у машины и улыбался.
— Выселили? – спросил он.
— Нет! Сама выписалась. Встреча оказалась очень даже скорой!
— Действительно скорая!
— Твоё предложение ещё в силе? – улыбалась она, облокотившись на один из чемоданов.
— У меня есть выбор?
— Есть! Оставить меня тут, и я буду проситься слёзно к родителям обратно.
— Или… — интересовался Влад.
— Или я могу утром жарить яичницу, пока это всё, что я умею!
— Звучит заманчиво! – смеялся тот.
— В таком случае, не поможете ли вы даме с багажом?
Он подошёл и взял сразу два чемодана.
— По ним, что катком проехали?
— Лифт сломался! Пришлось воспользоваться альтернативой!
— Ну что, вперёд?
— Слушай, – открыв дверку машины, она добавила. – Яичницу я пережариваю!
— Прожевать же можно?
— Ну да! Я вот до сих пор жую!
Парень засмеялся.
— Отстойная ты!
— Что? – удивилась она.
— Упс… Сморозил, да?
— Мне кажется, – сев в машину, она улыбнулась, – мы найдём общий язык!
Медленно, машина выехала на дорогу и скрылась из виду.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Часть 5
 
— Подожди, я подложу ещё подушечку! – трепетала мать.
— Ну, ма! – возразил Тим. — Я в порядке, хватит сюсюкаться со мной!
— Это никакое не сюсюканье! Просто забочусь о тебе. Это моя обязанность, как матери! Тебе принести чего-нибудь?
Тот помотал головой.
— Тогда оставлю тебя! Отдыхай! Рада, что ты наконец-то дома!
Дверь закрылась. Тим повернулся к окну и стал наблюдать за прохожими, которые проходили мимо, кто с собаками, а кто просто занимался пробежкой, но во всех он видел только Дэна.
— Как ты мог, – тихо произнёс он. – Я тебе поверил! Поверил этим трём словам…


— Его уже выписали, – ответила медсестра на вопрос Эллы.
Она посмотрела на Влада.
— Это же прекрасно! – заметил тот её беспокойство.
— Да! – она нервно улыбнулась. – Прекрасно!
Медсестра собралась уходить, но Элла задала следующий вопрос:
— Скажите, а Даниила когда выпишут?
— Планируется через два дня! Он уже пришёл в себя, сейчас просто спит. А так все показатели в норме и нет веских оснований для того, чтобы задерживать его тут. Одним словом – всё прекрасно!
— Слава богу! – вырвалось у Эллы с облегчением.
— Всё-таки есть на свете Бог, – произнёс Влад. – Если не он, то кто-то, кто оберегает всех нас!
Элла посмотрела на часы.
— Боже, у меня лекции, нужно бежать, а так не хочется!
— Ты ничего не сделаешь сейчас! Поэтому не думай ни о чём. Иди! Всё будет хорошо!
— Да, ты прав! Подвезёшь?
— Конечно!
Они подъехали к университету.
— Мне приехать за тобой? – спросил Влад.
— Нет! Сегодня я пойду на квартиру Дани, нужно прибраться. Думаю, там и заночую. Тем более на утреннюю лекцию от него быстрее доберусь!
— Хорошо, тогда до завтра!
— Да. Пожалуй!
Немного наклонившись, она поцеловала его.
— Пока!
Выйдя из машины, Элла направилась в здание…


Он медленно  поднимался по лестнице, приближаясь к квартире. Подойдя к дверям, открыл их и вошёл в квартиру. Сразу перед ним лежал Тим, вокруг было много крови, которая стекала по ступенькам на паркет. Дэн закрыл глаза, немного постоял так, а затем открыл их – мрачная картина исчезла. Пол был чистым, ни следа крови. Он закрыл дверь и осторожно спустился по ступенькам. По дороге к комнате он стал раздеваться. Дойдя до кровати, лёг. Стоило ему только закрыть глаза, как всё закружилось. Кружилась комната, кружилась кровать и он сам.
— Даня! – послышался нежный голос, а вместе с ним он почувствовал  лёгкое прикосновение руки к голове. – Боже, Данник ты дома!
Он открыл глаза и увидел улыбающуюся Эллу.
— Тим, должен быть тем, кого ты должна гладить, – тихо проговорил он.
— У него есть мама, – ответила та. – Она о нём позаботится, а я временно о тебе!
Приподнявшись, он сел на кровать и повернулся к ней спиной.
— Ты винишь себя? – спросила Элла.
— Не нужно было звонить! – голос парня дрожал. – Я только всё порчу!
— Но ведь это не так!
— Он знает, что со мной?
— Не думаю! Мне вообще кажется, что он думает, будто бы ты сбежал! Бросил его истекать кровью.
— Почему ты так думаешь?
— Я знаю его! Знаю его мать! Она добрая конечно, но способна на мерзкие поступки. Поэтому я просто не исключаю это!
— Ты его видела?
— Мать не пускает! Она вообще меня прогнала!
Он повернулся к ней и посмотрел в глаза.
— Она теперь знает? Про меня и…
Элла просто кивнула.
— Чёрт! – выругался он.
— Давай не будем об этом! – предложила она. – Сейчас отдохни! Потом поговорим! Ложись и отдыхай. Завтра после занятий я приеду тебя проведать.


Элла держала телефон около уха и приговаривала:
— Ну же возьми трубку, ну!
— Ты уже шестой раз за 15 минут звонишь! Успокойся!
— Ты прав!
Прошло три минуты.
Она вновь набрала номер и стала слушать. Влад улыбнулся.
— Алло! – закричала она в трубку. – Алло, Тим, что происходит? Мне надоело слушать твои автоответчики! Можешь хоть сказать «Привет». Тими, я беспокоюсь!
Она повесила трубку и, посмотрев на Влада, развела руками.
— Не судьба! Второй день автоответчик! Сам говорить, как я поняла, он не может!
Влад припарковал машину на стоянке.


— Та-та-там! – с пакетами в руках протянула Элла, влетев в квартиру.
Дэн осмотрел её с ног до головы.
— Ты чего такая радостная?
— У меня для тебя подарок!
Дэн сделал вид, что заинтересовался.
— Прошу! – выкрикнула она.
В квартиру вошёл Влад.
— Знакомься! Это твой новый парень!
Дэн удивлённо посмотрел на парня затем на Эллу.
— Ладно, ладно, – быстро заговорила она. – Это шутка! Это мой подарок!
— Я, наверное, должен посмеяться! – ответил он.
— Ну, мог бы, ради приличия!
— Гы… – выдавил из себя Дэн.
Влад протянул ему руку.
— Влад!
— Даниил! — ответил тот рукопожатием.
— Тим уже второй день молчит, – говорила Элла, раскладывая продукты в кухне. – Не знаю, что и думать!
— Завтра я иду в универ!
Она вышла в гостиную.
— Тебе нельзя!
— Кто сказал? – серьёзно посмотрел он на неё.
— Но ты ещё слаб!
— Это потому что сижу в четырёх стенах. Без солнца, без воздуха, без пробежек!
— Даня…
— Элл! Я решил! – перебил он. – И точка!


Вернувшись в университет, он не наблюдал никаких особых взглядов, как будто никто не заметил его отсутствия.
— Ну, говорила же! – подбодрила Элла – Всё чики-пики!
— Что с профессором? – поинтересовался Дэн.
— Ну, вам нужно будет кое-что наверстать, но в основном это пустяки, ничего серьёзного за это время не было!
— Это радует!
— Если что, помогу! Станешь таким же отстойным, как и я. Хоть скучно не будет!
— Нее, спасибо, уж лучше ты сама по себе, – смеялся парень.
Они сели на свои места и ждали профессора.
Дэн просматривал последний материал, который дала Элла для ознакомления.
— Добрый день! – послышался голос профессора, но Дэн голову не поднимал. – Сегодня мы повторим пройденный курс всего того, что изучали!
Он слушал профессора, не отрываясь от записей.
— А! Тим проходи, садись!
Дэн резко повернулся в сторону дверей. Тим прошёл к своему месту. Дэн проводил его взглядом, но тот так и не взглянул на него.
— Есть ли желающие, которые хотели бы пройти тему социальные отношения? Дэн? В прошлый раз у тебя получилось неплохо. Не хочешь повысить баллы?
— Можно! – ответил он, выходя к профессору. Встав рядом с профессором, он посмотрел на Тима тот, опустив голову, что-то читал.
— Хорошо, десять вопросов! – произнёс профессор.
— Почему ты пе*ик? – раздался вопрос.
Наступила тишина. Все посмотрели на Тима, а затем на Дэна.
Было ощущение обстрела, куда не глянь, все стреляли в тебя своими пронзительными взглядами. Дэн взглянул на Тима, тот продолжал читать.
— Мне перефразировать вопрос? – поднял он голову. – Почему ты любишь отсасывать мужские члены?
— Тим! – выкрикнул профессор. – Покинь немедленно помещение!
Лицо Тима не изменилось. Ни агрессии, ни ехидных улыбок, ничего. Словно камень, холод и только! Он спокойно встал с места и направился к выходу. В аудитории чувствовалась напряжённая атмосфера, многие стали шептаться.
— Тихо! – профессор пытался прекратить шушуканье. – Тихо, продолжаем!
Дэн быстро развернулся, подбежал к своему месту, схватил вещи и выбежал прочь.
Дэн выбежал на улицу и увидел уходящего прочь Тима. Он бросил вещи на землю и побежал за ним.
Оставалась пара метров, как вдруг послышался крик Эллы.
— Дэн, Нееет!
Услышав крик, Тим развернулся и нанёс удар. Дэн свалился на землю.
— Да что с тобой? – выкрикнул он, лёжа на земле.
Из носа пошла кровь.
— Ах ты кретин! – подбежала Элла и стала колотить  Тима в грудь ладонями. – Да если бы не он! Да он ради тебя…
Одним движением он оттолкнул её от себя, та упала на землю.
— Уходи! – слёзно прокричала она. – Слушай свою маму! Пошёл вон, идиот!
Тим посмотрел на обоих, развернулся и пошёл прочь.
— Даня! – она заметила кровь, капающую у него из носа.
— Оставь меня!
Он быстро встал, подошёл к вещам, подобрал их и отправился в парк.
Идя по парку, он задирал нос вверху, пытаясь остановить кровь. Подойдя к фонтану, умыл лицо. Посмотрев на своё отражение, он со злости ударил по нему. Достав салфетку, поделил её на две части и, засунув каждую из них в ноздрю,  пошёл дальше. Пройдя пару метров, он остановился, холод пробежал по спине. Этот холодок ему уже был знаком. Не оборачиваясь, он принялся бежать, бросив вещи на земле. Выбежав за пределы парка, пробираясь сквозь кусты, он бежал сломя голову. Позади него слышались шаги, за ним гнались. Дэн, приметив палку, бежал к ней. Схватив её на лету, он размахнулся и, развернувшись на лету, нанёс удар. Дубина пролетела в паре сантиметров от лица парня, преследовавшего его. Тот стремительно затормозил, переводя дух. Остановился и Дэн.
Оценив ситуацию, Дэн понял, что их пятеро, остальные быстро подтягивались.
— Я не хочу драться! – проговорил он, крепче сжимая дубину, стараясь держать пятёрку в поле зрения!
— Очередной гом*к в национальном университете!
Парень нервничал, сжимая дубину, ладони стали потеть.
— Вы больные какие-то, причём тут это! – отвечал Дэн. – Люди учиться приходят, а не смотреть, кто с кем трахается. Я вас знать не знаю и не трогаю! Какого хрена вам нужно от меня?
— Не нервничай! Положи дубину! Тебе будет тогда не так больно!
— Уроды больные! Идите к своим бабам и радуйтесь жизни, – выкрикивал он. – Какого хрена вы не даёте нам жить спокойно? Недоумки!
Резкий удар по ногам свалил его. Оказывается, их было шестеро, шестой пошёл в обход и напал сзади. Дэн быстро свернулся калачиком, защищая лицо и голову. Удары наносились ото всюду. Постепенно в глазах начало темнеть. Его руки слабели, он с трудом мог прикрывать голову. Дыхание становилось трудным и частым. Полной грудью вздохнуть не удавалось. Во рту появился солоноватый привкус. Дэн уже не соображал. Весь этот кошмар длился около 4 минут, но казалось, что прошла вечность. Внезапно удары прекратились. Дэн лежал, всё так же свернувшись калачиком. Тело ныло и горело. Болела каждая часть тела. Были слышны уходящие шаги и матерные ругательства. Больше он ничего не слышал.
Звук СМС привёл Дэна в чувство. Он всё также лежал на земле, свернувшись калачиком. Осторожно он нащупал телефон и достал его. Экран потрескался и прочитать что – либо было не возможно. Ничего не было видно. Единственное — жать наугад. Он два раза нажал вызов, пошли гудки, которые, то появлялись, то заглушались. Положив телефон рядом на землю, он тяжело дышал…


Телефон звонил. Тим сидел и смотрел, как высвечивается уже знакомый номер. Наконец-то он решился поднять трубку.
— Да! – спросил он.
В ответ тишина.
— Алло, Дэн? – переспросил он вновь, внимательно прислушиваясь к звукам.
— Дэн! – насторожено, он встал с кровати. – Дэн, отвечай!
Звук пропал.
Тим выскочил в гостиную, там была его мать, увидев его, она спросила:
 — Что такое, выглядишь встревоженным?
— Скажи мне, что все, что ты говорила — правда!
— О чём ты?
— Мам! – крикнул он. – Правда или нет?
— Сынок… — отложила она газету.
Глаза Тима наполнялись слезами.
— Ты хоть понимаешь, что я наделал? Ты понимаешь, что я натворил?!
Он быстро вылетел из дома. На бегу, он набирал номер Эллы.
— Я с тобой не…
— Где он? – перебил её Тим.
— Ты что оглох? Я с тобой…
— Где он, Элл? – уже кричал он в трубку.
— В парке. Я видела его в парке последний раз. Он шёл в сторону фонтана. Скажи мне, что всё в порядке!
Он положил трубку и бегом побежал в парк. Через 10 минут он уже вбегал на территорию университетского парка. Раздался визг тормозов, быстро подъехавшей к территории парка машины. Не дожидаясь пока машина остановиться из неё выскочила Элла и бросилась к Тиму.
— Ты мудак! – кричала она.– Ты виноват в этом! Зачем ты это сделал?
Не обращая внимания на её истерики, он указал примерно, где надо искать. Они распределились по парку. Элла, Тим и Влад просили помочь присутствующих в помощи.
— Боже его нет в парке! – не находила себе места Элла. – Нету!
Тим судорожно думал.
— Он спортсмен! – резко заявил он. – Значит, если он бежал, то далеко и быстро. Это значит, что он может быть и не в парке, а за ним. За пределами.
Они втроем тут же рванули в небольшой лесок, который находился за территорией парка. Более получаса они проверяли все кусты и овраги. Тим прошел вперёд, отделившись от друзей, посматривая по сторонам. Посмотрев направо, он вдруг увидел тело, свёрнутое калачиком. Сердце ёкнуло. Это был Дэн.
— Данилка! – тихо вырвалось у него.
Подбежав ближе, он упал перед ним на колени. Дэн дышал, но был без сознания. Рядом лежал телефон с разряженной батареей.
— Сюда! – крикнул Тим. – Он здесь!
Элла и Влад подбежали к ним. Влад осмотрел местность.
— Туда идите! – указал он направление. – Там шоссе. Минут 10 ходьбы. Я сейчас туда машину подгоню.
Сказав это, он мигом растворился.  Тим посмотрел на Эллу. В глазах парня стояли слёзы.
— Я не хотел! Элл, я не хотел!
— Дебил ты, Тим! Сначала делаешь, потом думаешь. Бросай ты быть крутым героем, – слёзы катились у неё из глаз. – Тебя парень любит! Чего ещё тебе надо?! Пошли отсюда.… Потом по роже будем бить друг друга…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Часть 6

Тим укрыл его одеялом. Он сидел рядом и смотрел на лицо Дэна. Элла наблюдала за ними, стоя в проёме дверей. Она не могла сдержать слёзы. Пройдя в кухню, она налила себе стопку водки и выпила залпом. Тим вышел в гостиную и тихо закрыл дверь комнаты.
Элла тут же подлетела к нему, и что было сил, дала пощёчину.
— Это тебе от меня, за всё!
— Понимаю! – он посмотрел в её заплаканные глаза.
— Боже! – не выдержав, она села на диван и уже не скрывала слёз. – Вы, геи, такой тупой народ. Извини, но я не могу это по-другому назвать. Вас ненавидит пол мира! Неужели этого не достаточно? Так нет, вам надо ещё до кучи самим себе проблемы создавать. Какие-то мазохисты. Ей богу! Если любите вы друг друга — ну любите, зачем доводить до ручки! И без вас найдутся придурки, которые добавят соли!
Тим присел рядом с ней. Она взяла его руку в свою.
— Знаешь! Когда в тот вечер, скорее ночь, я вошла в квартиру! У меня сердце остановилось. Я как курица носилась и чувствовала себя такой беспомощной. Ты – без сознания. Даня – среди осколков, словно рыба без воды, задыхается. Бегаешь и понимаешь, каким бы близким другом ты не был, а сделать ничего не можешь! Тогда начинаешь задумываться, насколько ты важен для тех, кто так нуждается в тебе.
— Дэн всё-таки был… — тихо произнёс он.
— Тим, ну как ты мог подумать вообще, что он тебя бросит? Неужели за всё время только такое мнение о нём у тебя сложилось? Как о человеке, который, поджав хвост, убежит? Когда мы с ним разговаривали в парке, в душе я мечтала, чтоб кто-то так говорил обо мне, как он говорил о тебе! Это были не просто слова.… Как он сказал.… Это не объяснить.… Вот и я не могу.… Объяснить….
— Элл! Дэн был в больнице? – спросил он.
— Тим! Я, конечно же, не ангел, могу врезать, могу оскорбить, но я не буду той, которая будет стоять между тобой и твоей матерью. Вы семья. Поэтому вы должны понять ошибки сами. Поговори с ней, пусть она поймёт свои ошибки, а ты – свои. Она всё знает и должна рассказать тебе! Это она должна сделать, не я!
— Элл?
Она оглянулась и увидела в дверях квартиры Влада.
— Это мой парень, – произнесла она. – Я так и не познакомила вас! Поеду я домой, залезу в ванну, и если мой принц не спасёт меня, утоплюсь.
Она положила руку на голову Тима.
— Тим ты заварил кашу, и теперь, наверное, всё только начинается! Но вместе мы справимся. Всех на место поставим! Просто не строй из себя героя, дай нам тоже почувствовать, что временами мы сильные, а иногда не очень. Я хочу думать, что я смогу защитить друзей, а не бегать как обосра*ая курица. Я хочу чувствовать себя нужной для вас, понимаешь! Не только я, но и все вокруг. Просто я самая лучшая, поэтому выделяю себя в первую очередь.
Элла направилась к дверям, у которых стоял Влад.
— Береги себя и его, – она указала на комнату.  – Вы оба на самом деле очень хрупкие, друг без друга!
Тим закрыл за ними дверь. Подойдя к комнате, он осторожно открыл дверь, Дэн спал.
Сев на диван, он подвинул столик с телефоном, раздался скрежет. Подняв столик, он заметил под колёсиком осколок стекла. И только сейчас он обратил внимание, что столик деревянный, хотя он точно помнил, что раньше тут стоял столик из стекла. Он поднял трубку и  нажал ««последний набранный номер».
— Алло, – послышалось на другом конце провода. – Тим?
— Привет Ма!


Сидя в гостиной, Тим наслаждался лёгкой музыкой. В дверь постучали. Он открыл дверь, на пороге стояла его мать.
— Проходи!
— Тими, что я тут делаю? – спросила она, проходя внутрь.
— Ты стоишь на месте, где я истекал кровью!
— Боже! – быстренько она спустилась вниз по ступенькам. – Чья это квартира?
— Моего парня! – спокойно ответил он. – Надеюсь… Моего.… Если ещё не поздно!
Мать смотрела на него и не знала, что сказать.
— Пока ничего не говори, – Тим, словно прочитал её мысли. – Просто покажу тебя для начала!
Он подошёл к комнате.
— Подойди!
— Тим, мне неловко это всё!
Заглянув в комнату, она увидела Дэна и сразу отошла от двери.
— Это моя вина, – продолжил Тим. – Я допустил такое, но не без твоей помощи. Хотя виню только себя!
Мать, почувствовав лёгкое головокружение, села на диван в гостиной.
— Ты в порядке? – сел он рядом с ней.
— Да, просто немного душно.
— Может воды?
— Нет, нет, всё хорошо!
— И ещё, – посмотрел он на пол. – Прямо на этом месте лежал человек, пытавшийся спасти меня! Пока я лежал там. Он разбил стеклянный стол, и осколки стекла впились в него…
— Тим… – вскрикнула мать.
— Да мам, – перебил он, – я хочу, чтобы ты поняла, что этот человек, как и ты готов на всё, на всё, ради того чтоб защитить или спасти. Как и ты! Жертвуя собой! Думая в первую очередь не о себе!
— Что ты хочешь от меня?
— Я хочу верить тебе, доверять! Пока совсем не пропало это чувство к тебе. Для начала начну я. Эта рана на голове не от игры, а от удара доской. Тогда я защитил парня от четырёх гомофобно — настроенных подростков. Но не уследил и получил травму. Возможно, мне тогда удалось спасти человека. Но я не горжусь этим, я чувствую себя отвратительно, потому как с другой стороны чуть не убил другого! Он посмотрел на дверь комнаты.
— Человека, который на самом деле дороже того в подворотне! Но я спас того и решил убить этого! Потому как я поверил ему, поверил этим трём словам: «Я люблю тебя». Но ты разрушила всё! Я так был зол на него, я считал, что он просто поигрался мной и бросил. Мне даже казалось, что я начал ненавидеть его.… Благодаря тебе…
Мать, глядя вперёд, молча, слушала.
— Я говорю тебе всё это не для того, чтобы обидеть тебя, я хочу, чтобы ты поняла, что ты не права. Мы все совершаем ошибки. Вопрос умеем ли мы признавать их!
Глаза матери наполнялись слезами.
— Прости меня, если можешь!
— Расскажи мне всё, всё, что скрывала до этого, расскажи…


Тим проверял полки, шкафы. Заглядывал в буфет, смотрел всюду. Зайдя в кухню, осмотрел её, но не нашёл того, что искал. Направляясь в комнату, его взгляд упал на небольшой шкафчик, что висел над входом в ванную. Он подвинул стул, встал на него и открыл дверки, из шкафчика выпала подушка. Она была в крови.
Медленно спустившись, он поднял её. Упал на колени, прижал её к лицу и заплакал.
— Тим! – послышался тихий и уставший голос из комнаты. – Это ты?
Поднявшись, он не решительно приблизился к комнате.
— Тим! – доносилось из комнаты.
Дэн лежал и смотрел на дверь. Она приоткрылась, и на пороге появился Тим с красными глазами от слёз.
— Ты ужасно выглядишь! – произнёс Дэн, пытаясь улыбнуться.
— Извини!
Дэн заметил подушку в его руках.
— Иди сюда!
Тим подошёл к кровати, прилёг на край и обнял Дэна.
— Я люблю тебя! – произнёс Тим. – Не бросай меня, дай ещё шанс.
Дэн, взял его ладонь в свою.
— Последний шанс, – улыбнулся Дэн, затем, сказал уже серьёзно – Я тоже тебя люблю!


— Пожалуйста, профессор я знаю, что виноват. Понимаю, что подверг опасности, конкретные лица!
— Тим, политика университета точно даёт понять, что никаких разжиганий конфликтов быть не должно! Вне зависимости от расы или ориентации. Это касается всех и вся.
Профессор сидел за столом, рядом сидели ещё шесть профессоров.
— Пожалуйста! Я очень сожалею, что так вышло. Это было не обдуманно с моей стороны!
— Назови хоть одну причину, почему мы должны поверить твоим словам! – продолжил другой профессор.
— Я гей! – уверенно заявил он. – И люблю парня, которого поставил под угрозу. Сейчас я исправляюсь, в первую очередь перед ним. Пытаюсь вернуть его доверие и расположение к себе. Я люблю, и, конечно же, не хочу потерять его, второе – не хочу потерять возможность учиться здесь. Я готов извиниться публично, если потребуется!
Присутствующие профессора, посоветовались.
— Тим! Первое, что хочется сказать, это спасибо за откровенность. Для университета нет людей традиционной ориентации и нетрадиционной. Здесь учащиеся и только. Второе — тебе придется извиниться публично! Конечно, мы также проверим сказанное тобой. Как только к учёбе приступит Даниил! Ну а пока — продолжай учиться!
— Спасибо! – обрадовался Тим. – Спасибо! Я не подведу. Спасибо!


— Ну что? – увидев, вышедшего Тима, нервничала Элла.
— Меня не вышвырнули!
Она подбежала к нему и крепко обняла.
— Ну, ты на самом деле засранец, как тебе это удаётся, не пойму!
Они пошли по полупустому коридору.
— Публичные извинения!
— Знаешь! – хлопнула она его не сильно по спине. – Вот и правильно! Пусть все узнают, что ты такой же. Может тогда начнёшь понимать, какого это. Когда тебя избивают!
— Ты как всегда прямолинейна! – усмехнулся он.
— Тим! Посмотри правде в глаза! Ты упал в колодец…
— …в который сам же и наплевал – подхватил он. – Элл я понял это! И готов!
— Ну! С одной стороны у тебя время есть — готовиться. А у кого-то его не было. Бац – и всё!
— Ещё что-нибудь хочешь сказать? – Тим ожидал откровений от Эллы.
— Ага! – послышалось чуть глуховато.
Элла остановилась возле стенда и пристально на него смотрела. Тим подошёл к ней и встал рядом. Они оба смотрели на стенд, молча.
— Это же шутка, не так ли? – удивлённо спросил он.
— Похоже, нет!


— Бал? – удивился Дэн, убрав журнал в сторону, находясь в кровати.
— Ага! – Тим улыбался, стоя в дверях. – Дети хотят веселиться!
— Как это старомодно! Сейчас танцуют Hip-Hop, Rap, Freestyle и прочее, но вальс…
— Как ты думаешь…
— Нет! – перебил Дэн.
— Я ещё не сказал!
— Я понял, о чём ты! Нам не разрешат.
Тим подошёл и сел рядом.
— Но ведь сами профессора говорят, что не делят на ориентацию!
— Говорить можно, что угодно! Но это…
Он сидел и смотрел на лежащего в кровати Даниила.
— Ты как?
— Гораздо лучше, сейчас хоть не так всё болит как два дня назад.
Тим наклонился к нему и крепко поцеловал его.
— Поворачивайся! – приказал Тим. – Я сейчас приду.
Тот повернулся на живот. Тим пришёл с полотенцем в руках и мазью.
Сел сверху. Тонкая струйка геля, ложилась на спину Дэна.
— Холодно! – судорожно произнёс он.
Тим медленно растирал гель по спине, доходя до ягодиц.
— Знаешь! – произнёс Тим. – Каждый раз, когда я растираю тебе спину, мой дружок бушует.
Тот лёг на спину.
— Это радует! Было бы печальней, если бы он не реагировал!
Обхватив рукой его голову, Дэн притянул его к себе. Их губы слились в поцелуе. Постепенно Тим снимал с себя одежду. Сначала майку, затем штаны. Их дыхания участились. Оторвавшись от поцелуя, Тим посмотрел Дэну в глаза. Медленно рука Дэна скользнула под нижнее бельё. Вырвался стон. Тим стал дышать тяжелее и тяжелее. Постепенно он избавился и от трусов. Вскоре два тела были совершенно голые.
— Я хочу любить тебя, – произнёс Тим, склонившись.
— Тогда люби!
Достав презерватив,  он одел его и медленно начал входить. По квартире пронёсся стон. Сначала движения были медленными, затем стали более ритмичными.  Дверь в комнату была приоткрыта. Было видно, как два тела слились в одно целое. Стоны становились громче. Дыхание чаще. Парни принадлежали друг другу, не замечая ничего вокруг себя кроме страсти, которая только росла и росла.
Элла стояла у входа в квартиру, у открытой двери и слушала, рядом с ней была мать Тима, которая тупо смотрела на ступеньки перед собой.
— Мисс Лъюман, – тихо произнесла Элла. – Нам лучше уйти. Они заняты!
Она, помотав головой, поставила пакет на пол, глаза её были широко раскрыты, зрачки бегали.
— Нет, это мы возьмём с собой, – прошептала Элла. – Я потом им занесу!
Выйдя на лестничную клетку, мать обернулась и вновь посмотрела внутрь квартиры, откуда доносились стоны, комнату она видеть не могла, только слышать, что там происходило. Элла тихонько прикрыла входную дверь.
Повернувшись, она посмотрела на мать, которая тупо смотрела на дверь, затем на Влада.
— Отвези, пожалуйста, её домой!
Тот кивнул.


Голова Тима лежала на животе Дэна, взгляд был устремлён на люстру, которая свисала с потолка. Дэн нежно гладил его волосы.
— О чём ты думаешь? — спросил его Дэн.
— Расскажи мне про тот вечер, что было после поцелуя?
— Тогда, — начал он спокойно, – мне казалось, что я самый счастливый. Ты пришёл. Мне этого очень сильно хотелось. Тот поцелуй…
— Вскружил голову! – продолжил Тим.
— Он чуть не убил нас! Как я перепугался! Бегал в поисках сотового. Вспомнив, про обычный телефон, понёсся к нему, но совсем забыл, что там стол, рухнул прямо на него. Лежу и ничего не могу сделать.… Потом Элла.… Потом в больнице…
— Я не знал! Мне сказали…
— Это не важно! Тим, даже лёжа там я не думал о себе,  только о тебе.
Тим  приблизился к нему и их губы слились в долгом поцелуе.
— Дэн? – Тим немного отстранился, продолжая смотреть ему в глаза.
— Ммм
— Давай уедем? Куда-нибудь, где можно жить спокойно! Жить и растить детишек, радоваться жизни, а не оглядываться каждую минуту!
— Детишек? – переспросил он.
— Ну, одного или одну! На первое время! Я хочу быть рядом, всегда и везде. Хочу стареть вместе с тобой!
— Боже мой! Что я с тобой сделал!
— Ты помог мне понять себя! Научил любить! Ты тот, кто сумел достучаться… Чему я безумно рад! Не хочу терять тебя из виду ни на минуту. Если смеяться то вместе, плакать – тоже вместе. Делать всё вместе!
— Не думал, что когда-нибудь услышу подобное. Боже Тим, ты не представляешь, как важны мне эти слова!
— Не меньше, чем мне! Я хочу быть только с тобой и только…
Дэн крепко обнял его.
— Так давай будем!


Все вместе они подъезжали к большому зданию университета, найдя свободное место, Влад припарковался.
Элла, сидя впереди возле шофёра, развернулась, поглядывая на обоих друзей, сидевших позади.
— Тим! Будет трудно!
— А я и не ищу лёгких путей! – открыв дверь, он вышел из машины.
Та посмотрела на Дэна.
— Он справиться! – сказал Дэн. — Ты же знаешь!
Актовый зал вмещал в себя около 300 человек. Он был большим и светлым. Громадные окна, как в  спортзалах, освещали всё помещение. Внутри всё было битком. Пришли как учащиеся, так и родители. Стоял шум, каждый разговаривал о своём. Ребята, проходя мимо присутствующих, заметили пристальные взгляды.
— Доброго дня! – послышался через колонки голос знакомого преподавателя. – Спасибо всем, что пришли. Особенно родителям!
По залу ещё ходили несколько студентов.
— Пожалуйста, сядьте все на свои места! – продолжил профессор. – И послушайте нас!
Через пару минут наступила тишина. Взгляды устремились на трибуну, где сидели шестеро преподавателей.
— Приближаются заключительные экзамены, для кого-то это последний год учёбы, для некоторых, всё только начинается! Как обычно по окончанию учёбы, наш университет награждает лучших учащихся, и вручает бесплатные путёвки на отдых за границей. На данный момент претендентов не много, но и не мало. Вот список стран, куда наш университет отправляет на отдых выдающиеся умы: Норвегия, Бразилия, Гренландия, Ирландия, Франция, а также Австралия.
По залу прошёлся радостный шум.
— Тише, тише! – продолжал профессор. – Список учащихся, которые удостоились поездки, будет находиться на стенде в главном коридоре. С этим вы ознакомитесь позже. Для тех, кто всё-таки не сможет отправиться в путешествие, наш университет решил устроить бал.
Приглашаются все!
Дальше профессор рассказывал о заслугах учащихся, вызывая их и награждая грамотами. Остальные преподаватели также вносили своё слово в это собрание. На всё ушло около 45 минут.
— Ну и конечно мы не можем не отметить, – профессор искоса посматривал на Тима, – события, которые не допустимы в нашем заведении. Хочу сказать, что каждый без малейшего шанса будет исключен, как только будет заподозрен в разжигании конфликтов между теми или иным учащимся. Не важно, по какому признаку.
Тим сидел и потирал ладони, которые потели. Элла заметила его нервозность, как и Дэн. Тот взял его руку в свою.
— Всё в порядке Тими, – произнёс тот тихо. – Ты не должен этого делать, если хочешь, можем уйти сейчас! Будь, что будет!
Тим посмотрел ему в глаза, затем поцеловал. Сидящие вокруг изумлённо смотрели на парочку. Элла, не поворачивая головы, посмотрела по бокам, заметив взгляды Сержа и Лёши, с которыми она тусовалась после марафона, и сильнее сжала руку Влада.
— Как-то я сказал матери об ошибках, которые нужно признавать! Пожалуй, мне тоже нужно это сделать! Признать свои ошибки!
Встав с места, он направился к трибуне. Дэн сел его место, поближе к Элле.
— Чёрт! – тихо проговорила она. – Не думала, что буду так нервничать!
Тим приближался к сцене, на которой стоял профессор и продолжал говорить. Один из преподавателей, заметив его, сошёл со сцены и остановил его.
— Тим! – начал тот. – Публичное извинение, не имелось в виду сегодня и здесь. Скорее в кругу администрации и перед людьми, которых ты подверг опасности.
Тот смотрел на преподавателя без эмоций.
— Тим, если ты это сделаешь против нашей воли, мы тебя исключим! – начал он серьёзно, заметив, что парень настроен решительно.
— Вы не за меня переживаете! А о своей репутации и репутации университета!
— Я не позволю тебе устроить тут скандал! – голос был суровым.
— Я всего лишь выполняю обещание и завоёвываю доверие! – обойдя его, Тим стал подниматься на сцену.
— Профессор, – обратился он к нему. – Разрешите?
Тот отошёл и пропустил его.
— Тим! – раздалось из зала. – Тоже хочешь предложить путёвки?
Пронёсся лёгкий смех.
— Ага! – отвечал он. – В Сибирь на месяц!
— Ууу! – протянулось в зале, затем тот же голос добавил – Жестокий ты чел, Тим!
— Ты прав! – ответил он, немного помолчав, продолжил – За всё время моей учёбы я стал популярным, для многих. Но.… Какой ценой! Унижая тех, кто просто жил и хотел нормально учиться! Конечно, некоторые в этом зале помнят, как мы издевались и избивали парней нетрадиционной ориентации. Чувствую себя погано от того, чем занимался…
— Старина! – раздалось из зала. – Ты чего там несёшь? Может, начнёшь уже а…
— Тихо! – прервал профессор.
— В этом зале есть человек, – спокойно продолжил Тим, смотря на людей перед собой, – которого я очень люблю и боюсь потерять. Когда я нашёл его в лесу, избитым и лежащим на земле, стал чувствовать боль, которую до этого никогда не испытывал, хотя когда – то передо мной также лежали и просили, чтоб я прекратил… Я люблю этого парня! Люблю и понимаю, что без него я никто и ничто!
— Ёёё чувак, ну ты дал…— раздалось в зале.
— Я хочу попросить прощения у всех, – продолжал он, не обращая внимания на возмущения и разговоры, – кому причинил боль, если меня и не простят, то я пойму. Но я хоть попытался! Я тот же Тим, который и был до этого момента, надеюсь, что ваше отношение не изменится, только потому, что вы узнали какой я. Надеюсь, что это не помешает мне общаться с вами, как и прежде. Я рассчитываю на ваше понимание! Я просто хочу жить и иметь семью, какой её вижу для себя! Спасибо и ещё раз прошу прощения!
Повернувшись, он поблагодарил профессоров и направился к ступенькам.
— И какая она, Тим? – остановил его на полпути женский голос.
Обернувшись на голос, он увидел свою мать, которая медленно приближалась к сцене.
— Какой ты видишь для себя семью? – продолжила она.
Тот, смотрел на неё и не понимал, что она делает.
— Я твоя мать Тим и мне хочется знать!
— Это мы дома обсудим, остальным это не интересно! – проговорил он.
— Эй! – раздался очередной голос из толпы. – Интересно! Сам сказал «понять», ну так давай. Дай нам понять!
Мать, дойдя до сцены, остановилась и посмотрела ему в глаза.
— Ты не понимаешь! Живя с парнем, семьи не будет!
— Нравиться тебе это или нет, – отвечал он серьёзно, – но я люблю парня, и буду жить с парнем!
— У вас нет будущего! Нет ничего, чтоб вас связывало!
— У нас есть чувства! Есть…
— Только это и есть! – не дала она досказать ему. – Тим! Многие люди живут, чтоб создать семью, создать полноценную семью.
— Так я что, по-твоему, не полноценный? – раздражался парень.
— Ты просто не понимаешь…
— Это ты мам не понимаешь! Я понял, к чему ты клонишь. Дети— внуки! Вот чего тебе надо, ты этого хочешь. Но я не инкубатор, который будет тебе стругать ребятишек. Многие люди не могут иметь детей и что? У них нет будущего? Они что прокляты только из-за того, что у них не может быть детей?
— Но у тебя могут быть! – прокричала мать. – Ты можешь иметь детей! Многие из тех, кто не может, отдали бы всё, чтоб быть на твоём месте! Господь дал тебе возможность в отличие от тех, многих!
Он смотрел на неё немного шокированным взглядом, не веря тому, что слышит  и тому, что это говорит ни кто-нибудь, а собственная мать, которая как никто другой должна наоборот — понимать.
— Сейчас ты молодой, красивый, жизнь бьёт ключом. Но ты всё сам портишь. Спустя пару лет ты будешь сидеть с ним на скамейке и обсуждать «А помнишь тогда мы с тобой…» и это единственное, что у вас будет. Вы ничего не оставите после себя. Никто не увидит и не узнает, что был такой Тим, который любил парня, и любовь их была крепка. Потому как вы ничего не оставляете за собой. Ни одного следа! Вы просто живёте, существуете…
Вы не можете создать семью, как таковую!
— В этом ваша заслуга, твоя мама и всех вас! – проговорил он. – Вы не позволяете нам иметь семью. Считая, что если парень живёт с парнем или девушка с девушкой, то такие пары не достойны воспитывать детей. Ваши принципы делают нас никем и ничем. Вы не позволяете оставить нам след в этом мире. Я люблю парня, нравиться тебе или нет, живу один раз и ни для кого-нибудь из будущего, а для того, кто сейчас рядом со мной в настоящем. Прожив жизнь, возможно, я и буду сидеть на лавочке и вспоминать, но самое важное ты сказала, что я буду с ним. Мы всё ещё будем рядом. Я хочу иметь семью, но ВЫ не хотите видеть в нас семью!
Он стремительно направился к лестнице и спустился вниз. Проходя вдоль сцены, он, не останавливаясь, прошёл мимо матери, которая не выпускала его из виду.
— Пошли! – произнесла Элла, увидев, как Тим приближается, и встала с места.
Компания стояла в проходе, дожидаясь его. Он быстро подошёл к Дэну и двумя руками обхватил его лицо.
— Я люблю тебя, слышишь, люблю!
Две минуты, практически весь зал, наблюдал за их поцелуем. Оторвавшись от поцелуя, Дэн открыл глаза, чувствовалось небольшое головокружение.
— Я тоже тебя люблю! — Произнёс он еле слышно, будто был шокирован таким действием с его стороны. Он смотрел в глаза и видел в них искренность, не просто слова, а что-то, что заставляло сердце биться сильнее. Он верил ему, верил тому, что тот сказал.
— Пошли отсюда! – Тим взял его за руку и повёл к выходу.
Компания покинула зал, пристальные взгляды наблюдали как обе парочки, обнимаясь, уходили…


Ребята вышли с территории университета, молча. Элла шла, обнявшись с Владом, Дэн с Тимом.
— Элла! – нарушил молчание Тим. – Я тебя слишком хорошо знаю, ты никогда ещё так не молчала…
— Шок! – не глядя на него, ответила она. – Просто не ожидала, что собственная мать начнёт тебя атаковать.
На какой-то момент настала тишина, затем он остановился и посмотрел на неё в упор. Та будто почувствовав взгляд, сверлящий спину, обернулась.
— Тим? – приподняв брови, она непонимающим взглядом посмотрела на него.
— Почему я тебе не верю?
— Откуда мне известно, что у тебя за тараканы там бегают!
— Тогда скажи мне, что ты ничего не знаешь, и пойдём спокойно дальше!
Ребята заметили, как девушка замешкалась и стала уводить глаза в сторону.
— Ну что так и будем играть? – посмотрел тот на неё, держа руку Дена в своей.
— Ну… – запиналась она. – Короче.… В общем, мы видели вас…
— Ты меня каждый день видишь!
— Но не в кровати!
Наступила тишина. Девушка стояла и не знала, что ещё сказать. А парни сверлили её взглядом.
— Элл! – влез Дэн. – И долго…
— Нет! Скорее, неправильно выразилась, мы слышали, а не видели! Короче её это шокировало и, видать, она отомстить решила, толи ей действительно интересно, что у вас там может быть!
— Великолепно! – послышалась нервная усмешка Тима. – Мама подслушивать любит!
— Это случайно, – оправдывалась Элла. – Мы принесли гостинцев типа и.… Но так и не вошли, оставили вас…


— Ты любишь свою маму? – мужчина ходил по кабинету, поглядывая на Тима, который сидел в кресле и смотрел в окно, что было напротив.
— После всего…
— Нет! – перебил он. – Отвечай прямо!
Обойдя его, мужчина сел за стол и уставился на Тима, изредка бросая взгляд на мать, сидящую рядом в кресле. Парень продолжал смотреть в окно, бросая взгляд на психолога. Мать, молча, наблюдала, также уставившись в одну точку.
— Я люблю мать, но не одобряю того, что она сделала это публично!
— Ты оскорблён? – продолжал тот.
— Не знаю! Мне казалось мы семья, – Тим, оторвавшись от окна, серьёзно посмотрел на мужчину. – Мы должны понимать и поддерживать друг друга, а не камнями забрасывать…
— А сейчас?
— Что сейчас?
— Ты уже не считаешь, что вы семья?
Тот молчал.
— Хорошо Тим, – продолжил психолог. – Сейчас я поговорю с твоей мамой, постарайся не вмешиваться.
Тот кивнул и вновь уставился в окно.
— Мисс Льюман, – обратился он к ней, – с вашим сыном, вроде как всё понятно, давайте попробуем вычислить суть проблемы —  ни кто виноват, а почему это произошло…
— Я пришла к вам и позвала сына именно поэтому, – ответила она спокойно. – Пожалуйста, если это поможет…
— Мисс Льюман, – психолог, откинувшись на спинку, скрестил руки, – когда вы узнали, что ваш сын испытывает симпатии к своему полу?
— Я — мать, – та немного усмехнулась, – человек, который видит его каждый день, знает о нём больше чем кто-либо другой.
— Означает ли это,  что вы давно знали?
 — Догадывалась!
— Продолжайте…
— Парни в его возрасте уже женятся! Всё это время мне не пришлось наблюдать, как он приглашает домой девушек, кроме Эллы!
— Эллы? – приподнял тот брови.
— Это подруга с детства!
— Извините! Продолжайте…
— Конечно это личное, поэтому особенно об этом не поговоришь! Хотелось не раз спросить «Тим, когда ты приведёшь домой девушку – на ужин?», но что-то мешало…
— Что-то – это что?
Женщина, повернув голову, взглянула на сына, который, слушая, продолжал смотреть в окно.
— Наверное, просто чувствовала, что он скажет мне «Мама, я не такой».
Женщина посмотрела на психолога, который внимательно слушал. Затем на картину, что висела на стене за его спиной.
— Я боялась… – продолжила она. – Не готова была услышать такое.… Ждала, думала, может просто это возраст или что-то вроде этого.… Надеялась, что…
Она замолчала. Минута тишины. Тим смотрел в окно, мать бегала глазами по картине, психолог смотрел на обоих и наблюдал.
— Когда вы узнали что сын гей, – нарушил молчание мужчина, – о чём вы подумали?
— Не помню.… Наверное, вообще ни о чём не думалось!
— Хотите сказать, что находились в неком, шоковом состоянии?
— Просто…
— Хорошо! — мужчина встал и прошёл за спины сидящих. – Давайте постараемся всё воспроизвести. Здесь и сейчас! Мисс Льюман, вы только что узнали, что сын любит парней! Скажите первое, что пришло в голову.
— Чувство вины!
— Не означает ли это то, что он не получал должного воспитания от вас?
— Я растила его одна, практически. Тогда мне показалось, что это из-за того, что рядом нет мужчины – отца!
— А сейчас?
Женщина, опустив голову начала перебирать пальцы.
— Мисс Льюман, не волнуйтесь! Может воды?
Та помотала головой, отказываясь.
— Я люблю его, – продолжала она смотреть на свои руки и перебирать пальцы – И, кажется эта любовь.… Слишком любила!
— Означает ли это, что если бы вы знали наперед, то не любили бы его так, как до этого?
— Нет! – последовал резкий ответ. – Нет, по-другому любить его я не могу, только так!
Психолог подошёл к столику у секции, взял стакан, налил туда воды и дал ей.
— Возьмите! Постарайтесь не нервничать!
Затем он посмотрел на парня.
— Ты не хочешь?
— Нет, спасибо, – ответил тот.
Психолог вернулся в своё кресло и продолжил общаться с матерью.
— Мисс Льюман, многим родителям кажется, что это от избытка внимание, а также отсутствия строгости в семье, особенно одиночкам. Это великое заблуждение, уверяю вас. Есть люди, которые воспитываются в полной семье, а есть много одиночек, разница между ними лишь одна – трудность. Именно это рознит вас и тех, кто живёт парой. Трудность одному или одной растить ребёнка. Но само воспитание оно никак не относится к этому, будь рядом с вами муж, вы же не любили бы по-другому, меньше или больше. Единственное, у вас есть повод – так вы считаете, что если не было отца, то это и есть причина. Многие живут, так как вы, но не многие так любят — сильно и искренне. Такое даже в семьях не всегда встречается, где живёт пара — муж и жена.
Внезапно раздался звонок стационарного телефона. Мужчина быстро поднял и положил трубку.
— Скажите, – продолжил он, – вы мне говорили, что разрешили ему, после того как узнали, быть с парнем, которого он любит. Полагаю, вы смирились с тем, что он такой, но что побудило вас в таком случае на такой шаг?
— Да, я разрешила, потому что видела, когда речь заходит о том парне его глаза горят, он радуется. Стоит лишь имя произнести, как улыбка появляется у Тима на лице.
— Вас это раздражает?
— Нет, нет… Что вы! Это радостно, когда видишь его таким – счастливым, радостным! Это моя мечта и цель всей жизни, видеть его счастливым!
— Давайте вернёмся к вопросу, – он слегка откинулся на спинку кресла.
Женщина, подняв голову, продолжила бодрым голосом.
— В тот день я встретила в магазине Эллу, она собиралась к ним. Ну, мне хотелось посмотреть, как они обустроились, как живут! Я попросила, чтоб та взяла меня с собой! Тогда я услышала то, о чём честно признаться, даже и не думала! Я думала о том, что Тим любит парня, но «это» в голову даже не приходило.
— Что «это»?
Психолог заметил, что она прячет глаза и не хочет посвящать его в подробности.
— Мисс Льюман, не убегайте от меня! – усмехнулся он. – Хотя можете убегать от меня, но от проблемы вы не убежите – это тень, которая будет с вами. Смотрите на тень! Не убегайте от неё!
— Я слышала… – спустя минуту продолжила она, – слышала, чем они занимаются!
— Ма! – вырвалось у Тима с усмешкой. – Это называется  «заниматься любовью»!
— Тим! – резко проговорил психолог. – Пожалуйста! Я дам тебе слово, позже.
 — Сынок… – повернулась она к нему лицом.
Тот сидел всё также в кресле и всё также смотрел в окно.
— Посмотри на меня! Пожалуйста, посмотри!
Психолог наблюдал, но не вмешивался. Тим развернулся к ней.
— Мне нужно время.… Думаю, я достойна, просить это у тебя. Тогда в квартире, услышав всё это… Для меня это новое…
— Ма, ты меня перед всей школой буквально растоптала. Все мои отношения. Складывается ощущение, что наши чувства ничего не стоят, ничего не значат. Мы просто занимаемся «этим» и всё!
— Понимаю твой гнев. Понимаю! Мой поступок необдуман и унизителен. Наверное, я себя больше ненавижу за это, за то, что втоптала твою любовь к нему в грязь, перед всеми. Плохая мать раз вот так вот могу унизить сына!
Тим взял её за руку.
— Я сам не ангел мам, но одно знаю точно! Я люблю его также сильно и крепко, как тебя. Он человек, который раскрыл меня. Я впервые радуюсь и вижу краски жизни. Просыпаясь, я вижу его лицо, этого мне так долго не хватало, этого я хотел. Любить и быть любимым.
Она смотрела на сына. В глазах стояли слёзы.
— Нет, ма! Нет.… Плакать не надо, радоваться надо! У меня самая лучшая мать ё-моё, другой просто желать нельзя! Ты ничего плохого не сделала, просто душевное состояние вынудило.
— Думаю, – она поглаживала его руку, – я старомодна, я живу по тем правилам, которыми жили мои родители — парень и девушка, по-другому быть недолжно. Но я начинаю понимать, времена меняются, как и люди, а я всё такая же простушка, которая живёт по сводкам газет прошлого столетия.
Тим слегка усмехнулся, опустив голову.
— Люблю, когда ты смеёшься, даже так, – она погладила его волосы. – Всё время мы – родители, хотим видеть детей счастливыми, радоваться даже такому простому пустяку как усмешка, но временами не замечаем, что сами становимся причиной бед. Становясь на их пути, словно барьер, мы продолжаем утверждать, чтоб вы жили дальше и счастливо, при этом, упираясь в этот самый барьер, не пропускаем вас. Я не хочу, чтоб ты страдал…
— Ма! Я счастлив!
— Я вижу это и знаю, что если он тебя бросит… Просто тогда, в больнице я видела, как ты переживал, мне было больно. Я этого не смогу выдержать, не хочу тебя видеть таким как тогда там, на больничной койке.
— Тогда позволь… – подняв голову, он посмотрел в её глаза, – позволь жить дальше, убери барьер. Позволь радоваться жизни и радовать тебя своим счастливым видом.
Они минуту смотрели друг на друга, в полном молчании.
Затем мать встала с кресла. Подняла его за руку и крепко обняла.
— Милый мой… Барьер стоял годами и веками, и поставили его наши предки, я одна не справлюсь, нужен будет трактор, чтоб его снести, поможешь мне  разрушить его?
— С удовольствием! Буду шофёром этого трактора.
Оба негромко засмеялись.
— Люблю тебя мама, люблю!
— Знаю сынок, – она прятала слёзы за спиной сына. – Знаю родной, этого ты мог и не говорить. Надеюсь и я не должна тебе напоминать это.
— Не должна! Я итак знаю!
Взяв его за плечи, она посмотрела ему в глаза.
— Пошли отсюда!
— Пошли! – улыбался парень.
Тим вышел в коридор. Мать повернулась к психологу, который сидел с довольным, удовлетворенным видом.
— Вы молчали! – произнесла она, улыбнувшись.
— Молчал! Вы сами уже всё сказали и это радует.
Она протянула руку для пожатия.
— Спасибо вам!
Тот привстал и обменялся рукопожатием, затем, выйдя из-за стола, стал провожать её до дверей.
— Мисс Льюман, я психолог, не целитель или доктор, просто человек, который помогает многим найти суть самого непонимания в семье или семейной паре. При всём этом даже найдя её — суть, я не могу решить – это должны сделать те, кто ко мне пришёл, любой уважающий себя психолог не будет указывать, как именно нужно жить, или поступать. Моя роль помочь просто осознать и понять всю глубину проблемы. То, что я наблюдал сегодня, лишь подтверждает, что вы любите сына, но для вас были важны ценности семьи, ценности общества. Мой совет вам, создайте свои ценности, ценности вашей семьи. Живите не по рамкам общества в своём доме, а по тем рамкам, создав от которых будет тепло и уютно.
Женщина слегка улыбалась, было приятно слушать спокойный голос мужчины.
— Я человек, который сидит в офисе и наблюдает многие катаклизмы в семьях, но не все они могут придти к таким вот заключениям, как у вас. Многие не хотят и не решаются создавать свои ценности, предпочитают жить на готовом, на созданном. Мне очень понравилось, что вы затронули барьер. Именно это и есть причина многих неприятностей в семьях. Право на жизнь имеет каждый, мы не те, кто должны решать, как и кому жить.
Дойдя до дверей, они остановились.
— Ко мне вчера приходила женщина, она любит заключённого. Теперь боится, что к нему будут относиться так всю жизнь. Эти люди тоже страдают, к ним относятся несправедливо, всё опирается на то, что они сидели когда-то. Это барьер – сидел, значит, так будет продолжаться всегда. Многие говорят – люди не меняются, уверяю вас, очень даже меняются, если окружающий мир к ним меняет своё отношение. Главное начать менять себя, свой внутренний мир, своё Я. У вас прекрасный сын, а что ещё прекрасней — ваш сын любит, не важно, что это парень, но оттого, что люди любят и любимы, они становятся веселее и светлее. Не нужно злиться на людей, которые попали под удар природы. Вам же известна такая истина – если человек зол и ругается, а вы ему в ответ улыбаетесь, то это его ещё больше раззадоривает! Это природа так смеется над людьми, а люди, в свою очередь, сбрасывают зло на тех, кого природа выделила.
— Думаю, мне действительно нужно начать меняться, менять свой мир, перестроить дом! – женщина не сводила с него глаз.
— Первый кирпич, самый сложный! Но, положив первый, рядом становиться другой, затем следующий и так далее. Тут важно, кто помогает вам в этом! Пусть вам помогают строить и разрушать барьеры люди, которые ценят чувства, которые хотят, чтобы в первую очередь… скажу словами одной певицы «Была погода в доме», а остальное с помощью…
Женщина не скрывала улыбки, как и радости от общения.
— Я вас поняла! Спасибо вам!
— Погоды вам и вашему дому!
Женщина только собралась выйти, но психолог её остановил и сказал:
— Мисс Льюман, вы поступили так, не потому что хотели унизить, а потому что переживаете за сына, вам показалось, что совместная жизнь с парнем принесёт одни страдания. А если и так, то позвольте, пусть страдает! Пусть любит и страдает! Пусть живёт!
Они ещё раз обменялись дружественным рукопожатием. Выйдя в коридор, она взяла сына под руку, и они стали удаляться. Мужчина с улыбкой провожал их, пока те вовсе не скрылись из виду.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Часть 7

— Да будь проклят тот день, когда… — негромко выкрикнул Дэн из ванной.
Мигом к нему подскочил Тим.
— Ты чего? – посмотрел он на него, не понимая, что случилось.
— У нас стиралка полетела!
По лицу Тима расплылась улыбка, его забавлял вид Дэна, когда он так злился.
— Ну, походим недельку – другую в грязных трусиках, – смеялся он.
Тот подошёл и вплотную прижался к Тиму.
— Руками будем стирать!
— О нет! Лучше я маме отнесу!
Они стояли в дверном проёме ванной и целовались. Обоим было приятно, было хорошо.
— Знаешь! – тихо произнёс Дэн, отстранившись от его губ. – Ты молодец!
— Почему? В чём?
— Что пошёл на встречу с психологом! Многие говорят, что они ни хрена не делают, только в дурку могут отправить. Но я вижу этот блеск в твоих глазах, вижу, как ты спокоен!
— Мы поговорили, он нам помог, хотя я толком — то и не разговаривал с ним!
Вместе они направились в гостиную. Тим прилёг, Дэн сразу оказался сверху и застал врасплох поцелуем.
— Как ты думаешь, о чём я думаю? – прошептал он ему на ухо.
 — Ммм, мог бы ничего и не говорить, твоё тело сказало за тебя.
— Да!
— И это тело сейчас будет моим…


— Леопольд не отбирай от Геракла! Люцифер ты уже поел, кыш!
Элла сидела на лавочке возле университета, поджав ноги под себя, и бросала свой обед голубям.
— Геракл, ну будь уже мужиком, вмажь клювом этому надоедливому!
— Тише Элла, тебя не правильно поймут и решат, что ты с ума сошла!
Элла тут же повернула голову на звук голоса и  увидела мать Тима, которая стояла рядом и улыбалась.
— Мисс Льюман! – она быстро вскочила на ноги. И все голуби вмиг разлетелись кто куда.
— Упсс! – произнесла девушка виновато. – Всю голубятню распугала!
— Элл! Ты чего вскочила? – удивилась та. – Не надо так ко мне, прям как к важной особе.
— Не, это в универе так учили, наверное, это единственное, что мне запомнилось.
— Неправда, – мать Тима подошла ближе. – Ты умная, хорошо учишься!
— Нууу… Ладно, – выжала та. – Успокоили! Теперь я лучшая!
Женщина засмеялась.
— А Тима нет! – произнесла она спустя некоторое время. – Они вместе с Дэном домой отправились!
— Да я знаю! Он приходил, у них стиральная машина сломалась. Приносил вещи.
— Ага, ну понятно!
— Я пришла к тебе!
Элла не скрывала своё удивление.
— Ко мне?
— Да! А что тут такого?
— Да нет, всё тип-топ. Ко мне, так ко мне.
— Давай прогуляемся!
Девушка быстренько схватила папку и поравнялась с ней. Они отправились на прогулку…


— О, мне очень жаль Элла, – произнесла мать Тима, выслушивая рассказ девушки.
— А мне нет! – последовал твёрдый ответ. – Давно надо было уйти оттуда, только вот некуда было. Теперь я живу с Владом, он классный парень. Родители никогда меня не любили, ну, по-крайней мере, не так, как вы своего сына.
— Если бы не я…
— Нет! – перебила она. – В этом нет ни вашей, ни чьей либо вины! Так должно было произойти уже давно. Останься я там сейчас, меня затравили бы молитвами и прочим. Поймите меня правильно, я люблю Бога, но если вам каждую минуту говорят «Я тебя люблю» реально шугаться начинаешь, полагаю, их Бог уже давно сбежал от них, кому понравятся такие маньячные признания.
— Элла! – женщина остановилась и всем телом развернулась к ней. – Я хочу извиниться перед тобой за то, что произошло в больнице и не только.
Девушка, развернувшись, так же смотрела на женщину, иногда поглядывая на людей проходящих мимо них.
— Мисс Льюман, так бы поступил любой. Будь он другом! А то, что в больнице произошло, было обидно, но вас понять можно…
— Вы очень важны друг другу и вместе всегда! Вы семья!
— Ну, это громко сказано! – улыбнулась девушка. – Я просто друг, который готов влепить пощечину, когда надо…
— Или обнять!
Девушка, поглядывая по сторонам, опустила голову вниз, будто разглядывая асфальт под ногами.
— Элл! Ты семья! Наша семья!
— Ну да! – кивала та.
— Посмотри на меня! На асфальте ничего нет, уверена, ты убедилась в этом сама.
Элла посмотрела на её лицо, на улыбку.
— Я очень горжусь, – продолжал уверенный голос, – что именно ты рядом!
Та начала прятать глаза, а мать Тима уже не просила смотреть на неё. Подойдя ближе, она обняла девушку.
— Ты самый, что ни есть лучший друг и хороший человек. Надеюсь, ты не откажешься, временами заходить к нам домой, лучше конечно по — чаще, хоть каждый день.… Хоть и вовсе не уходи…
Рука медленно гладила длинные волосы девушки.
— Я никогда не стану тебе матерью. Но хочу стать человеком, с которым ты сможешь общаться на любые темы.… В любое время…
Та отстранилась от женщины.
— Чего же мы ждём? – произнесла она дрожащим голосом. – Пошли пить этот… вкусный чай! Правда, пока не знаю о чём болтать!
Обхватив Эллу за плечо, женщина не сильно прижала её к себе.
— Найдём о чём, пошли!
И они пошли, обнявшись.
— Мисс Льюман!
— Просто Лиза!
— Не, мне проще и удобнее так!
— Ну, как тебе удобней…


 Ребята ходили взад и вперёд, по коридору университета. Элла стояла и смотрела на стенд. К ней подошли Дэн и Тим.
— Меня не наградили, – не поворачиваясь, произнесла она. – Путёвка мне не светит. Впрочем, как и вам. Вы тоже не в списке.
— Сейчас расплачусь, – без эмоций сказал Тим.
— Козлы! – выругалась девушка, быстро обернувшись к ним, и наигранно улыбнулась. – Тогда мы идём все вместе на бал для неудачников!
— Думаю, это не лучший вариант, – задумался Дэн. – Нас же не пустят, не так ли!
— А чьё разрешение тебе вдруг понадобилось?
— Администрация этого не позволит, видишь ли, скандал может назреть!
— Я люблю скандалы, – Элла развела руками, широко открыв глаза. – Будет скандал, считай, вечеринка удалась.
Тим посмотрел вдаль коридора, к ним приближалась небольшая группка людей.
— Тогда получай! – произнёс он.
— Кто тут у нас? – с издевкой произнёс один из компании, видимо главарь.
— Глеб! – Тим большим пальцем показывал за своё плечо. – Столовая там!
— Как смешно! – тем же тоном произнёс парень. – Два влюбленных пед*ка и, стало быть, гордая, но одинокая лесбияночка!
— Это только потому, – подхватила Элла, – что таким, как ты, яйца вырываю! Кстати, интересно, почему ты с такой компанией ходишь, не можешь выбрать какой парень тебе по душе? У кого лучше, больше?
— Договоришься сука! – злостно произнёс парень.
— Эй, герой! – вступился Дэн. – Ищешь приключений, на улице их полно!
— Что у нас тут происходит? – сурово прозвучал мужской голос. — Собрание?
Профессор стоял и смотрел на группу людей. Все молчали.
— Хорошо! – продолжил он. – Разошлись, увижу ещё такое скопление, лично каждого в кабинет буду вызывать!
С этими словами он стал удаляться. Компания всё так же стояла.
— Я что на иностранном языке выразился? – повысил он тон, когда заметил, что никто не расходится. — Расходимся!
Медленно все стали расходиться.
— Теперь пташек профессора защищают, – прошипел Глеб.
Трио стояло и провожало взглядом компанию, которая, удаляясь то и дело, оглядывалась.
— Дебилы! – злостно произнесла Элла. – Жалею, что этого Глеба нет в списке. Улетел бы и остался там!
— Слушай меня внимательно! – лицо Тима было очень серьёзным. – Элла, следи за тем, что ты  говоришь! Это отморозки и они не посмотрят баба ты или мужик!
— Да ладно тебе! – та отпрянула назад. – Что он мне сделает?
— Будем надеяться ничего, – лицо парня не изменилось. – Просто не встревай никуда! Пошли на занятия!


Губы касались горячего тела, медленно он спускался от шеи всё ниже и ниже. Тело Тима напрягалось с каждым касанием, вырывался тихий стон.
— Ты сводишь меня с ума, – тяжело проговорил он, откинув голову.
Дэн продолжал целовать его тело, изучать каждый сантиметр.
Не вытерпев больше этого, Тим схватил его за руки и притянул к себе.
— Я хочу, почувствовать тебя!
Дэн нежно коснулся своими губами его.
— Я тоже этого хочу!
Спустя мгновение вырвался стон, Тим сжимал простынь, притягивая постепенно её на себя. Движения сначала были медленными. Дэн был осторожен, постепенно набирая темп и учащая толчки. Тело покрывалось маленькими каплями пота, которые стекали по спине парня…


Стоя в лифте, она смотрела на лампочки, которые зажигались поочерёдно, по мере продвижения кабинки. Двери открылись, женщина взяла пакеты с вещами, вышла из лифта и направилась к квартире Дэна. Вставив ключ, открыла дверь и тут же услышала стоны. Они доносились  из комнаты. Она тихо прикрыла дверь, войдя внутрь. На пару секунд закрыла глаза и направилась к дивану, что стоял в гостиной.
— Милый, я принесла тебе постиранные вещи! Положу их на стол.
Ребята застыли, услышав голос.
— Твоя мать? – широко раскрыл глаза Дэн, глядя на лежащего под собой Тима.
— Ага, – вырвалось у него с таким же удивлением. – Моя мать, твою мать!
— Правда, – продолжал голос из гостиной, – твоя белая футболка немного подкрасилась. По дурости не заметила там красное полотенце, теперь она розовенькая.
— О нет! Моя футболка.
Быстро вскочив, он надел штаны и выскочил в гостиную. Подбежал к пакету и стал копаться в вещах в поисках футболки. Мать стояла и наблюдала, слегка улыбаясь.
— Она розовая! – достав футболку, он держал её перед собой.
— По-моему я это уже говорила!
Тот присел на спинку дивана.
— Как ты могла, – улыбался он. – Ты же так долго её искала по магазинам!
— Ничего страшного! Заржавела сидеть дома, а теперь повод будет погулять.
— Здрасьте! – появился Дэн в дверях комнаты.
— Здравствуй Даниил, – повернулась она к нему. – Как ты себя чувствуешь?
Тот слегка дёрнул плечами.
— Спасибо, великолепно!
— Ну что же, в таком случае я вас оставлю, у меня ещё дела и надо в магазины успеть, исправить оплошность.
Подойдя ближе, она поцеловала сына в щеку.
— Спасибо ма!
Женщина направилась к дверям, поднявшись по ступенькам, развернулась к ним.
— Если не успеете починить машинку, завезите мне вещи и оставьте записку, чтоб я знала.
— Хорошо, договорились!
— И ещё… — почувствовалась неловкость в её голосе. – Ребята, вы предохраняетесь?
— Вот это моя мать! – с гордостью произнёс Тим. – Конечно, мы любим друг друга и решительно настроены прожить долго и без болезней.
— Вот это правильно! – она бодро кивнула. – Люблю вас ребята, берегите себя! Всё пошла!
— Всего хорошего! – произнёс ей вслед Дэн.
Дверь закрылась. Дэн медленно стал приближаться к Тиму, который искоса поглядывал, как тот подкрадывается.
— Что это было?
— Вообще-то это «кто» и это моя мать!
— Нет! Я про…
Тим за пояс притянул его к себе.
— Она хочет, чтоб мы любили друг друга, хочет, чтоб мы жили!
— Поразительно! У тебя мать – мировая!
— Нет! Обыкновенная простушка!
 — Кстати! – прищурил Дэн глаза. – Откуда у неё ключи?
— Я дал! После того, что было, она переживает. Она сказала, что не будет надоедать, просто мало ли что случится, она хотела бы попасть внутрь и помочь. Я тебе не сказал, извини!
— Ты и не должен был говорить. Она часть семьи, должна иметь связку ключей. Она не чужая, в конце концов!
— За что я тебя и люблю, но и не только за это!
— Знаешь! – Дэн стал медленно водить пальцем по его прессу. – Неприлично тормозить поезд, когда котёл накалён. Так что, мы должны закончить кое — какое путешествие.
Палец Дэна толкнул Тима назад, тот свалился на диван, а через секунду там  был и Дэн.
— Отправляемся!


— Нет! Таких у нас больше нету! – ответила продавщица. – Но вы можете оставить номер телефона, как только они появятся в продаже, мы вам сообщим.
— Это даже лучше, просто великолепно, – женщина записала номер на бумажку. – Вот! Спасибо вам!
— Вам спасибо! Всего хорошего!
Лиза вышла на улицу и направилась в сторону дома, наслаждаясь тёплым днём. Она шла, прислушиваясь к пению птиц, она была счастлива и спокойна  за сына. И тут до её слуха дошёл выкрик «Гомосексуализм – грех». Она посмотрела на противоположную сторону улицы, там стояла группа людей. Они держали плакаты, на которых были напечатаны те же лозунги, что они и выкрикивали. Посмотрев по сторонам, она направилась к ним, раздался сигнал машины. Та остановилась и пропустила транспорт, затем продолжила переходить проезжую часть. Подойдя ближе, она увидела, что люди держат в руках не только плакаты, но и кресты. Некоторые прохожие останавливались и о чём-то с ними говорили.
— Гомосексуализм – грех, все будут гореть в гиене огненной! – она подошла ближе и стала слушать. – Господь не простит и не примет их в царствие божье. Родители, братья и сёстры, позаботьтесь о ваших близких, это наша обязанность перед господом! Не допустите, чтоб ваше чадо и родственная душа достались дьяволу! Приходите в церковь, узнайте больше об этом смертельном грехе.
Прохожие брали листовки. Лиза подошла и взяла листовку. На ней было написано время и место проведения службы. Она положила листовку в карман и продолжила путь к дому, иногда оборачиваясь в сторону протестующих.


— Владик, успокойся! – сказала Элла в трубку, прогуливаясь с подружками вечером. – Машине тоже нужен отдых! Пусть её в этом салоне подлатают.
— Тебе придётся тогда пешком ходить, – доносилось из трубки.
— Я до этого ходила и сейчас смогу. К тому же я сейчас вижу, что многого не замечала, будет хоть время подышать свежим воздухом, пока дойду до дома.
— Ну, хорошо, тебе точно такси не надо?
— Владик, купи шоколадку и жди меня. Какое такси, на кой чёрт оно мне сдалось, вечера такие тёплые, не прогуляться — как согрешить!
Раздался смех парня.
— Ну вот, рада, что ты оскалился там, – улыбалась девушка. – Всё прекращай там постоянно на время смотреть, лучше ужин готовь, я голодная настолько, что могу съесть весь продуктовый магазин, мимо которого прохожу.
— Всё пошёл за шоколадкой. Накрою на стол, поставлю свечи. Жду!
— Пока, целую!
— Какой парень, – восхитилась одна из подруг. – Всё бы отдала, чтоб за меня так переживали! Такси блин… Свечи…
— Ну да я миллионерша, просто не распространяюсь об этом!
Подружки хохотали.
— Скромница, блин!
— Чёрт! – Элла копалась в сумке. – Я забыла кое-что у тебя дома!
— Важное что-то?
— Ага, курсовую. Завтра сдавать, а она не дописана!
— Я пойду с тобой!
— Нет! Не надо, я быстро. Только ключи дай, встретимся у нашего места, как обычно!
Подруга протянула ключи.
— Давай, только не задерживайся.
— Ага!
Быстрым шагом Элла стала возвращаться тем же путём, что они шли.
Она приближалась к зданию университета, именно за ним и жила подруга.
— Девушка! – обратился к ней мужчина, который лежал на тротуаре. – Если у вас есть мелочь…
— Конечно! – не дав договорить, она положила мелочь ему в кепку.
— Спасибо вам леди!
Ускорив шаг, она подошла ближе к зданию.
«Нужно повысить успеваемость, чтоб тоже не оказаться в такой ситуации, как этот бедолага» — думала Элла про себя, поглядывая по сторонам.
Темнело. Элл шла через поле университета, на котором проходили всякие спортивные мероприятия. Вдали она заметила движение, было видно шесть силуэтов и они приближались. Сердце бешено колотилось. Сбавив шаг, она пошла чуть медленнее, постепенно уходя  в сторону. Силуэты приближались, она уже могла видеть их лица.
— Чёрт! – вырвалось у неё.
— Так, так, так! – раздался уже знакомый голос. – Не уж— то лесбияночка, одна и без охраны!
Та продолжила шаг, обходя компанию стороной.
— Что-то не слишком разговорчивая! – продолжил другой голос. – В коридоре была посмелее!
— Что такое Элла? Ты нас боишься?
— Тебе чего надо? – нервно проговорила она, заметив, что компания следует за ней.
— Хмм.… Наверное, хочется посмотреть, как ты вырываешь яйца!
— Глеб, отвали!
— Элл, а ты случайно не лесбиянка? – продолжал парень с издевкой, преследуя её.
Девушка шла и постоянно, искоса, поглядывала на компанию.
— Эй! — раздался громкий крик прямо над её ухом. – Я с тобой разговариваю, идиотка!
Испугавшись, она отскочила и испуганно посмотрела на шестерых. Дыхание девушки стало частым, глаза бегали, осматривая каждого.
— Элл, – заметил Глеб её испуг. – Расслабься, тебе будет в шесть раз приятней!
Раздался дикий смех.
Выждав момент, когда тот отвернётся, она замахнулась сумкой и, что было сил, ударила его по голове. Когда тот пришёл в себя от удара, он увидел, что она убегает.
— Чего встали? – крикнул он. – Держи её!
Компания ринулась вместе с ним догонять её. Девушка бежала и слёзно кричала, прося о помощи.
— Давай! – кричал Глеб. – Догоняйте и закройте ей рот!
Один из приятелей, догоняя, схватил её за хвост волос и резко потянул на себя. Девушка упала на землю, схватившись за голову от резкой боли.
— Сука! – яростно закричал Глеб, приблизившись. – Я тебя научу манерам, тварь!
— Нет! – молила она слёзно. – Пожалуйста! Не надо!
Подойдя ближе, тот прижал ногой её голову к земле и повертел носком, будто тушил окурок.
— Эй, Глеб! – донеслось из компании. – Ты чего делаешь?
Глеб яростно подбежал к сказавшему это и ударил кулаком в лицо.
— Пошёл вон – баба!
Элла лежала на земле и истерично плакала. Прося отпустить её, прося извинения за то, что сказала.
— Ещё кто-нибудь хочет уйти? – спросил он, посматривая на компанию.
— Ты больной! – произнёс один из компании. – Лечиться тебе надо!
— Да ты что? – Глеб приблизился к нему.
— Замахнёшься! – пригрозил парень. — И я тебе зубы выбью!
Они смотрели друг на друга, словно львы перед дракой. В атмосфере чувствовалось напряжение. Остальные стояли, молча в ожидании.
— Пошёл вон!– прошипел Глеб.
— Уйду, но с ней!
Тот нервно усмехнулся. Затем, повернувшись, посмотрел на лежавшую на земле Эллу, резко развернулся и нанёс удар парню в лицо. Тот не ожидая этого, схватился обеими руками за лицо и упал на землю. Глеб пинал его, не давая возможности встать, понимая, что если противник встанет, то он сам может оказаться в его положении.
Тяжело дыша, словно бежал без остановки длинную дистанцию, он вновь осмотрел присутствующих.
— Ещё желающие есть? – тяжело проговорил он. – Нет! Вот и хорошо, теперь проучим эту чертову лесбиянку.
Приблизившись к ней, Глеб взял её за волосы и приподнял голову.
— Ну что Элла? Хочешь знать какого быть геем, а не только дружить с ними?
Тушь девушки расплылась по лицу, на щеке был смазанный отпечаток от обуви, другая сторона вся в земле.
— Ноги держите ей! – крикнул он и, откинув ей голову, принялся расстегивать ширинку.
— Нет, прошу тебя! – продолжала она, уже еле говоря. – Пожалуйста, не надо! Не надо!
Забравшись под юбку, он стянул с неё трусы.
Девушка пыталась вырваться, но остальные крепко держали её руки и ноги.
 Он уже был готов войти в неё, как вдруг послышалась сирена полиции. В один момент вся компания ринулась бежать кто куда. Глеб, быстро встав, тоже пустился бежать, заправляя майку в брюки. Элла лежала на земле с раздвинутыми ногами, трусики рядом. Парень, которого избили, также лежал неподвижно. Приблизившись к ним, полицейский по рации вызвал машину скорой помощи для парня и девушки, помог встать девушке и укрыл одеялом.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Часть 8

Двери больницы распахнулись. Двое неслись в сторону регистратуры. Девушка в регистратуре указала им направление, где находиться Элла. Оба ринулись бегом туда. Мать, увидев, как те несутся по коридору, встала и вытянула руки, преграждая им путь.
— Ма! – закричал Тим, подбежав ближе. – Где она?
— Молодой человек, – отвечала та. – Неужели это я научила тебя бегать так по больнице? Ну а насчёт Эллы не переживай, всё хорошо!
— Они ничего ей не сделали? – влез Дэн.
— Нет, не успели. Я же говорю всё хорошо! Успокойтесь, она выглядит лучше, чем вы!
— Да, ма, успокоила!
Тим направился к Владу, который сидел на диванчике, в коридоре. Лиза посмотрела на Дэна и заметила его беспокойство.
— Даниил? Всё в порядке?
Тот вглядывался в присутствующих.
— А где её родители?
Женщина лишь тяжело вздохнула, слегка разведя руками.
— Козлы! – выругался он.
— Даня! – возмутилась она.
— Извините, вырвалось!
— Я им звонила, но они не могут!
— Я не буду повторять «это» слово вновь!
Та улыбнулась.
— Вот и правильно! Хотя, по-другому их и не назвать. Пусть их господь решает, что верно, а что нет…


Двери автобуса открылись.
Стоя на тротуаре, Лиза посмотрела по сторонам. Порывшись в сумочке, достала визитку и направилась вдоль улицы, посматривая на номера домов. Многоэтажные высотки закончились. Перед ней стояло большое, двухэтажное белое здание. Визитку она спрятала, как только увидела его — крест на крыше здания чётко давал понять, что это церковь.
— Добрый день! – встретил её молодой человек у входа. – Проходите, добро пожаловать.
Мать Тима прошла внутрь. Сразу перед ней  возвышалась широкая лестница, ведущая наверх, устланная красным ковром. Церковь не была похожа на обычные, складывалось ощущения, что здание арендовали. Здесь не было запаха свечей, как обычно в церквях. Лиза ходила по помещению и осматривалась. Внутри было очень просторно, широкий коридор, по бокам которого стояли высокие пальмы. На стенах висели громадных размеров иконы. Было очень светло, подняв голову, она увидела, что крыша из стекла, через неё было видно небо.
— Извините!
 Она быстро обернулась на голос, оторвав свой взгляд от стеклянной крыши. Перед ней стоял парень лет 29 в костюме.
— Вы на встречу? – спросил он.
— Да!
— Вам, в таком случае, туда! – улыбнувшись, он показал на большие красные двери. – Встреча будет в большом зале!
Женщина ответила улыбкой и направилась в зал.
Пройдя внутрь, она удивилась размерам самого зала. Он мог вместить в себя около тысячи человек. По сцене ходили люди, их фигуры издали, казались очень маленькими. Один из них, говоря в микрофон, предлагал сесть на места.
— Лиза!
Услышав знакомый голос, Лиза увидела родителей Эллы. Мать рукой подзывала её к себе, указывая на свободное место рядом с собой.
— Здравствуйте! – Лиза села рядом. – Первый раз в подобной церкви, никогда не видела столько людей.
— Ну, это лишь малюсенькая частичка его царства, – отвечала мать Эллы. – На самом деле оно не имеет размеров!
Заиграла громкая музыка. Сразу, как по команде, все присутствующие поднялись с кресел и стали хлопать в ладоши, приплясывая. Лиза сидела и наблюдала, как почти весь зал пел песни, прихлопывая и пританцовывая под песни о Христе.
— Вставай! – бодро, также пританцовывая, приглашала мать Эллы. – Воздай хвалу Господу нашему!
— Нет! – пытаясь не обидеть их, произнесла Лиза. – Я не такой хороший танцор. Да и мне пока лучше понаблюдать, на первый раз.
Длилось это около 15-20 минут. Затем ещё около 5 минут, словно входя в транс, люди возвышали руки,  кто-то просто тихо,  кто-то про себя что-то говорили, а кто-то орал на весь зал.
От всего этого закружилась голова. Закрыв глаза, Лиза пыталась дышать спокойно, приводя себя, таким образом, в чувства.
После всего этого безумия началась проповедь.
Лиза смотрела на сцену, наблюдая, как кто-то выкрикивал, что гомосексуализм грех, болезнь и все кто подпускает к себе таких людей, лишаются благодати божией. Шли множественные цитаты из библии, каждый выкрик был словно удар, от которого она чуть не вздрагивала. Она почувствовала страх, страх за себя, за своего ребёнка. Но не перед церковью, а перед людьми, которые заживо отправляли всех в ад, всех не похожих на них.
— Мы должны молиться за них! – продолжал оратор, повышенным тоном, расхаживая по сцене. – Не только за них, но и тех, кто рядом с этими грешными!
— Аминь! – раздался не громкий голос матери Эллы.
— Давайте помолимся! – донеслось со сцены. – Встаньте! Давайте попросим у господа за них прощения. Пусть он покажет им путь, праведный и истинный путь. Если в зале есть те, кто столкнулся с этим, выходите вперёд. Будем молиться за ваших родственников.
Лиза почувствовала на себе пристальные взгляды, повернув голову, она увидела, что на неё смотрели родители Эллы. Та встала, поправила платье и сумку, тяжело вздохнула и направилась к сцене, к которой уже подходили некоторые присутствующие.
Началась молитва. Люди что-то выкрикивали, некоторые выкрикивали на непонятном языке. Лиза стояла в шеренге и смотрела на сцену. На стене висел большой белый крест. Она стояла и смотрела на него. Проповедник молился за каждого, вместе с залом, постепенно приближаясь к ней.
— Сестра! – поравнялся он с ней. – За кого ты хочешь помолиться!
— За себя!
— Ты грешишь с женщиной?
— Нет! Хочу помолиться, чтобы он дал мне сил, сил быть сильной и, чтобы я сумела защитить от этого жестоко мира своего сына. Мой сын – гей!
— Давай же тогда попросим у господа, чтобы тот показал ему путь праведный!
— Нет! Он на правильном пути! Путь этот предначертан ему с рождения и Господу это известно, он знал это с самого начала, раньше меня.
Женщина смотрела в глаза пастора. Микрофон свисал у его лица, разговор был слышен многим присутствующим. Она отвечала спокойным голосом.
— Он знает всё и обо всём. С того момента, как всё ещё и не началось. Он знает и если это происходит, значит – одобряет!
— Господь! – отвечал проповедник. – Даёт выбор каждому человеку, он показывает две дороги. Мы сами выбираем дорогу и решаем идти с ним или без него.
— Он даёт выбор и одобряет его, почему вы не одобряете его волю! Волю – выбирать! Господь говорит: «Дети – это цветы жизни и их мы должны любить больше всего!» Как вы думаете, если родители отказались от своего ребёнка, выкинув на улицу, но при этом посещают церковь, простит ли им этого Господь?
— Мы можем поговорить после собрания? – обратился к ней проповедник.
— Нет! Я уже всё сказала! Я мать и растила его с любовью и в любви. Господь свидетель. Я люблю Господа  и верю. Знаю, он любит меня и моего сына! Неважно как он любит, важно, что он любит и дарит многим радость и счастье. Сил! Хочу попросить у него сил, оберегать сына и людей, которые мне не безразличны…


Лиза шла по коридору, направляясь к выходу.
— Лиза! – остановила её мать Эллы.
— Мне хочется уйти отсюда! – не останавливалась она.
— Послушай пастора, – произнесла та, поравнявшись с ней. – Ты понимаешь, что вы будете гореть в аду?
— А если и буду? – развернулась она к ней лицом. – Если и буду, вам какое дело? Вам до дочери нет никакого дела, а её чуть не изнасиловали!
— Это кара! – спокойно ответила мать Эллы. – Она пошла неправильным путём, мы ей пытались сказать, что господь покарает её за то, что она связывается с грешниками. Она сделала свой выбор.
— Господь… Господь… Господь… Вы хоть что-то можете сказать, как мать, а не как священник какой-то? Просто временами можете быть матерью? Просто увидеть ребёнка, своего родного ребёнка без фанатизма на религию!
— Вы меня оскорбляете, Лиза!
— Вы сами себя оскорбляете! Вы не мать! Господь вам не простит этого. Я не священник, но говорю это с большей уверенностью, чем когда-либо. Вы будете гореть с нами, вместе!


Выйдя на улицу, Лиза пропустила транспорт и пошла пешком. Женщина шла и думала. Ей было больно и страшно. Ведь она могла пополнить ряды таких людей. Бросить сына одного в этом жестоко  настроенном мире. Она поняла, как ему на самом деле тяжело, не только ему, но и таким как он. Поняла насколько общество, и даже люди в церкви, негативно настроены против других, только потому, что они любят не так, как написано в книжке. Все качества стираются, человек если и делал добро, то уже плохой только потому, что не такой как все.
По дороге она увидела группу людей, которые держали красочный флаг.  Подойдя к ним ближе, она увидела, как некоторые что-то подписывают.
— Не проходите мимо, – улыбаясь, обратился молодой парень к ней!
Он протянул ей папку, там стояло множество подписей.
— Мы просто хотим жить, как и все, не бояться!
Она посмотрела в его глаза.
— Я тоже этого хочу!
Она взяла папку и поставила подпись.
— Господь, – продолжила она, – любил своего сына и ни за что от него не отрекался. Я не всемогущая, но если эта подпись поможет уберечь моего сына, то я рада. Я люблю его и сделаю всё, чтобы защитить, даже если это против воли церкви. Если мне суждено гореть в аду… То я согласна – это мой выбор! Я не жалею!


Неделю спустя.

Медленно, опустив голову, Элла шла вперёд, постепенно приближаясь к футбольному полю. Мимо, по улице, проходили влюблённые парочки.
— Девушка! – она обернулась на хриплый голос. – Мелочи не найдётся?
Перед ней на тротуаре лежал уже знакомый бомж.
Не сказав ни слова, она двинулась неуверенным шагом дальше. Пройдя пару метров, остановилась возле забора, который ограждал поле от улицы. Она повернула голову в сторону, где лежал мужчина. Его не было, не было и парочек, не было машин. Будто все вымерли, никого и ничего.
Тишина.
Смотря на забор, она решительно пролезла через вырезанный проём и оказалась на самом поле.
— Элла! Ты должна перебороть этот страх! – проговорив про себя, она направилась к дому подруги через поле, нервно поглядывая по сторонам. – Всё тип — топ… Всё тип — топ…
Проходя через поле, она всматривалась в то место, откуда появилась в прошлый раз компания ребят – там никого не было.
За спиной раздался скрип, ощущение, будто кто-то вёз коляску или тележку, которая скрипела. Она быстро развернулась, перед ней стоял тот самый бомж.
— Беги! – тихо произнёс он – Беги…
Элла посмотрела на него удивлённым и испуганным взглядом.
— Поздно! – суровый и жёсткий голос заставил её замереть.
Это был Глеб!
В мгновение он схватил её за плечи и, развернув к себе, начал сжимать их.
— Нет! – выкрикнула она. – Отпусти меня! Отпусти!
— Элла! – кричал он ей, глядя в глаза.
— Отпусти, урод! – она била его по рукам, которые крепко вцепились в плечи девушки.
— Элла! – продолжал он. – Успокойся!
Открыв глаза, она увидела озабоченное лицо Влада, его руки вцепились в неё, пытаясь разбудить. Девушка прекратила бить его.
— Всё хорошо, – произнёс тот тихо, успокаивая её. – Всего лишь сон… Только сон… Очередной кошмар…


Тим стоял в проёме дверей и наблюдал за спящим Дэном. Лёгкая улыбка освещала его лицо. Раздался негромкий хлопок входной двери. Повернувшись, он увидел, как в гостиную вошла мать.
— Привет сынок! – прошла та к столу, поставив какие-то пакеты на стол.
— Тсс! – приложил он палец к губам.
— Что такое? Он что ещё спит?
Она подошла к дверям и посмотрела на соню, который перевернулся на другой бок, причмокивая.
— Угумс, – тихо, с улыбкой произнёс Тим.
— Подъём! – неожиданно громко выкрикнула мать. – Подъём! У нас пожар!
— Мам!
— Пожар!? – Дэн резко поднялся с кровати, оглядываясь по сторонам сонными глазами. – Кто горит?
— Ты! – усмехнулась мать. – Вставай! Сколько можно спать, так всю жизнь проспишь. Жизнь итак слишком коротка!
— О боже! – тот вновь рухнул на живот.
— Нет! – сказала та, направляясь в гостиную. – Я ещё не достигла такого ранга, чтоб меня приписывали к святым.
Тим присел на край кровати и дотронулся до его волос, затем медленно провёл по спине рукой.
— Привет, соня!
Перевернувшись на спину, Дэн посмотрел ему в глаза.
— Твоя мать, – тихо произнёс Дэн, – она всегда так будит?
— Нет! Тебе повезло, что только так. В основном она любитель устроить душ прямо в постели.
— Чудненько!
Тим придвинулся к нему ближе и их губы слились в страстном, долгом поцелуе.
— Люблю, когда утро начинается именно так, – с закрытыми глазами произнёс Дэн, оторвавшись от поцелуя.
— Вставай! – улыбка не сходила с лица Тима. – Я люблю тебя!
Встав, Дэн накинул халат и направился в душ. А Тим вышел из комнаты и пошёл на кухню.
— Я чего-то не поняла, – произнесла мать, разглядывая содержимое холодильника. – Два дня назад я принесла вам банку мёда, где она?
— Съели! – спокойно ответил Тим.
— Съели? – та удивлённо повернулась к нему. – Трёхлитровую банку?
— Очень хотелось!
Мать недоверчиво посмотрела на сына.
Спустя некоторое время вышел Дэн, вытирая полотенцем мокрые волосы.
— Даня! – нежно протянула та. – Тебе мёд понравился?
— Ну да! Только мы его почти и не ели, проводили процесс омолаживания.
Дэн повернулся в сторону телевизора и включил его пультом.
— Омолаживания? – недоумевала мать.
Выглянув из-под полотенца, Дэн посмотрел на мать, затем на Тима.
— Я лохонулся, да? Сказал то, чего не следовало говорить?!
— Ага, – как бы промычал Тим.
— Боже мой! – вскрикнула женщина. – Это же пища, как вы можете подобное с пищей вытворять?
— Мам, ничего не пропало!
— Это ещё как понимать?
— Ну, мы, – неуверенно начал Дэн, – друг друга потом…
— Нет, нет и нет. Этого мне рассказывать не надо.
Отвернувшись от телевизора Тим, облокотился на спинку дивана и смотрел то на мать, то на Дэна.
— Мам, всё не так страшно. Мы же бананами не пользуемся.
— И это говорит мой сын, – женщина направилась к пакетам с продуктами и принялась их раскладывать. – Боже мой! Хорошо, что этого никто не слышит. Меняем тему!
— Сегодня в универ придёт Элла, – Дэн спустился со ступенек и направился к дивану.
— Ребята! – посмотрела женщина на обоих. – Вы друзья, не давайте её в обиду. Она хоть и делает вид, что всё отлично, но ведь это не так.
— Этот козёл ещё в универе,  – грозно проговорил Тим. – Я вчера разговаривал с этим парнем, который тоже пострадал. Тот сказал, что дожидается подходящего момента…
— Момента? – перебила мать. – Для чего?
— Не знаю, мам. Наверное, хочет что-то сказать ему.
— Вы ведь не полезете в драку? Даня, Тим я вам запрещаю!
— Я полезу только тогда, – проговорил Дэн, – когда почувствую, что этот урод хоть как-то начнет издеваться над ней.
— Когда же уже всё это закончиться? – произнесла женщина и продолжила разбирать пакеты. – Столько всего доброго и хорошего в мире. Живи и радуйся, нет же, надо обязательно кого-то побить, унизить. Не люди, а звери. Звери и то культурнее и если доходит до драк, то только по зову природы, а не потому, что захотелось.
На мгновение наступила тишина. Парни сидели на диване, держась за руки. Мать качала головой, и время от времени что-то бубнила. Продолжая выказывать своё неудовольствие.
— Так, – спустя некоторое время, произнесла она. – В-общем, что смогла, то разложила. Тут ещё фрукты остались, но это вы сами.
— Спасибо мам! Но ты не обязана это делать, мы сами можем. Магазины и прочее…
— Я так хочу! Позволь, пожалуйста. Просто мне так хочется. Когда я свободна, то делаю это с радостью, а когда не могу, тогда уже сами. Но при всём этом, мне хочется знать, что я не надоедаю и не мешаю вам. Если же так, просто скажи я всё пойму.
— Всё в порядке, всё хорошо. Нам радостно тебя видеть и чертовски приятно, что ты не отказываешь в помощи.
— Вот и славно! – она посмотрела на часы. – Ладно, готовьтесь и встречайте Эллу. Мне тоже уже пора на работу. Вот держи!
Она подвинула небольшой пакет с фруктами. Направившись к двери, она остановилась и резко развернувшись, вернулась  к пакету.
— Что? – спросил Тим.
— Да так, – она вытащила из пакета пять бананов. – Это я заберу!
— Боже мой, мам! – рассмеялся Тим, а следом и Дэн.
— Нет, это я заберу. Хотите, идите и сами покупайте. Я хочу спать спокойно, знать, что вы тут не… Ну вы поняли… Всё ушла!
— Пока! – помахал он ей рукой.
— До свидания! – проговорил Дэн ей вслед.
Женщина ушла.
Дэн посмотрел на Тима. Оба засмеялись.
— Твоя мать, только что обломала нам утреннее поглощение фруктов.
— Ну! – тот хитро посмотрел в сторону комнаты. – Где-то ещё у нас осталось триста грамм мёда.
— Чего мы ждём, пошли завтракать! – смеясь, Дэн направился спиной к комнате, наблюдая за Тимом. Медленно его халат упал на пол, и он обнаженный скрылся за дверью. Через мгновение оттуда показалась рука, указательный палец звал внутрь. Покачав головой Тим встал и, улыбаясь подошёл к нему вплотную. Дверь медленно закрылась…


— Тим, Дэн, – обратился профессор к ребятам, стоявшим в коридоре университета.— Элла ещё не пришла?
— Нет, профессор! – ответил Дэн. – Мы ждём её. Вот-вот должна прибыть.
— Как придёт, передайте, чтоб она зашла ко мне.
— Хорошо!
Оба стояли и молчали.
— Тим! Не знаю, что и сказать, когда она появится!
— У меня спрашивать бесполезно, сам теряюсь.
— Привет козявки!
Нежный голос заставил оторвать взгляд друг от друга. Медленно и синхронно они повернулись в сторону, откуда донёсся голос.
Элла, увидев их недоумённые взгляды, развела руками.
— Ну да я воскресла и всё такое! Понимаете, что теперь я буду надоедать вам вновь и вновь?
— Элла, – тихо произнёс Тим. – Даже не знаю что сказать, думал-думал, так ничего и не надумал.
— Дундук ты Тимми! – улыбнулась та. – Нужны мне твои слова, как собаке пятая нога, может, просто обнимешь?
Подойдя к ней, он некрепко, но радостно, обнял её.
— Тим, боже, да не сломаюсь я, можешь покрепче обнять!
— Боже! – крепко обнял он её. – Элл, я так рад видеть тебя. Дрянь ты такая, напугала нас!
— Ну, хоть слова знакомые услыхала, что радует. Соскучилась я по вашим оскорблениям.
— Эй! – Дэн стал оттаскивать Тима. – Пусти уже, прилип!
— Данечка! – Элла обняла его.
— Если ещё раз ты выкинешь подобное, кастрирую!
— Не утруждайся, меня уже при рождении кастрировали. У меня нет того, что есть у вас.
— Не пугай нас больше. Мы создания хрупкие и эмоциональные.
Прекратив обниматься, они стояли и смотрели на неё. Она на них.
— Ладно, всё пошли к нашим питомцам, поболтаем малость!
— Питомцам? – удивился Дэн.
— О боже! – вскрикнула она. – Вы что не кормили Леопольдика? Он, наверное, уже лапки к верху поднял, какие же вы жестокие.
— Нет, ну что ты! – отпирался Тим. – Мы кормили! Ведь кормили же?
— Да, да! – подхватил Дэн. – Подкармливали твоего… Как его там…
— Леопольд!
— Леопольд, точно!
— Пошли уже!
Встав между ними, взяв одного и другого под руку, они все вместе направились к выходу.
Дойдя до парка, они сели на скамью. Голубей не было.
— Кормили, значит? – грозно проговорила Элла.– Это скорее вы ими кормились!
Резко сменив физиономию, перед ними сидела уже добрая и весёлая девушка.
— Ребят! Вы— то как?
— А ты как думаешь? – Тим посмотрел на неё. – Мы живём вместе, мама навещает нас. Ну, там продукты приносит и прочее. Стиралка у нас уже починена, но… Ей одиноко одной. Я её понимаю!
— Достаёт, наверное, она вас? Делайте так и эдак, ну и застаёт в неожиданные моменты!
— Она изменилась! Мы не раз ходили к тому психологу и просто общались. Думаю, визит в церковь ей тоже многое сказал, после него она окончательно изменилась.
— Церковь? – изумилась Элла.
— Чёрт! – выругался тот. – Ты не знала, да?
— Нет!
— Когда это произошло с тобой, – продолжил уже Дэн, – мы примчались в больницу. Она с Владом была уже там. Тогда я заметил, что родителей твоих нет. Как выяснилось, они оказались слишком заняты.
Элла нервно усмехнулась.
— Этого стоило ожидать! Они никогда не находили для меня время. Даже никогда не поздравляли на дни рождения, считали, что благодарить должны бога. Вот так и было, что весь мой день рождения мы благодарили его.
— Мне жаль! – тихо произнёс Дэн.
— Тебя, кстати, профессор хотел видеть! – Тим решил сменить тему. – Не знаю, правда, зачем!
— Он хочет, чтоб я указала на налётчиков, ну чтоб их исключить из универа за такое.
Ребята смотрели на неё, будто ожидая ответа, она поняла.
— Я не знаю, как быть! С одной стороны, хочется, чтоб эта тварь отвечала за свои поступки, а с другой… Это же опять война, опять враги!
— Элла! – неуверенно произнёс Тим.
Дэн также нервно начал потирать руки. Она заметила их нервозность.
— Ребята, вы чего задумали? Колитесь?
— Мы не колемся, – улыбнулся Дэн.
Лицо девушки не изменилось.
— Мне не смешно!
— Понимаешь! – продолжил Тим. – Мы любим тебя! Больше всего мы хотим защитить друзей. Хотим знать, что они в безопасности.
— Ты к чему клонишь?
— Произошло то, что в частности бывает, когда начинаешь дружить с такими, как мы! Единственное, что можно сделать, чтоб тебя не доставали, это…
— Закрой рот! – резко и сурово произнесла она.– Значит это выход?
Вскочив со скамьи, она повысила тон.
— Элл…
— Заткнись! – выкрикнула та. – Заткнись, твою мать!
Голос стал дрожать, девушка нервно ходила туда— сюда.
— Ни одна мразь не заставит меня отвернуться от тех, кто мне дорог! Мне глубоко наплевать негр он или белый, знаменитость или бомж, гей или натурал. Я знала тебя долгие годы, как натурала и вот, бац – ты гей. И что? Что всё кончено? Давайте забьем на всё то, что было до этого, на то, как мы проводили время, поддерживали друг друга во всём, плакали и смеялись. Меня, Тимми, если ты до сих пор не понял, не так легко сломать…
— Элл! – повысил он тон, чтоб перекричать её. – Да пойми ты, пока ты с нами, тебя будут унижать и оскорблять. Мы просто хотим, чтобы тебя не доставали. Я могу пойти и бить в морду всем, кто не то скажет и не так посмотрит, но это не выход… Это не решает ничего…
— Да кто тебе сказал, что меня волнует, что там другие говорят? Издеваться всегда будет над чем. Будь то просто прыщ на лбу. Всегда будет причина, была и будет! За всё время я поняла, что не могу вам помочь, так что давай, и ты мне не будешь помогать. Тогда в той квартире, когда вы оба… Твою мать, Тимм…
Отвернувшись, она отошла на пару шагов, постояв к ним спиной, вернулась, пряча глаза.
— Знаешь для многих я такая безбашенная девчонка, которая разговаривает с голубями. Девчонка, у которой родители религиозные фанатики. Если вы решили всё-таки мило меня отодвинуть, ради бога. Но не надо говорить мне, что это ради безопасности, потому что гарантию на безопасность ты мне дать не в состоянии. Завтра я могу идти по улице и какой-нибудь пьяный водила прижмёт меня своим авто к стене здания. У нас нет гарантии на это, единственное у нас есть сто процентная гарантия на то, что мы друзья и готовы ради друг друга на многое.
— Элл сядь! – раздался тихий, тревожный голос Дэна.
— Я устала сидеть! Я устала от того, что вечно кто-то кого-то ненавидит! Устала быть дурной и безбашенной и ещё…
Она нервно ходила, разводя руками.
— …и ещё я устала кормить голубей!
Тихий смех вырвался у Дэна. Тим посмотрел на него, затем на Эллу. Она стояла и смотрела на смеющегося Дэна, волосы её слегка растрепались. Глядя на девушку, он пытался оставаться с серьёзным лицом. Постепенно он начал замечать, как на её лице стала появляться улыбка, от того, что тот смеется.
— Чего ржёшь? – улыбнулась она.
— Прости, – прятал Дэн лицо. – Извини, сейчас… Сейчас…
Тим и Элла переглянулись.
— Я действительно устала кормить голубей, потому как даже они не жрут мой отстойный обед.
Смех вырвался у Дэна. Он смеялся, уже не скрывая этого. Тим пытался не смеяться, но было видно, что он тоже еле сдерживает себя, лицо выдавало его.
— Ну да ладно! – уселась она рядом с ним. – Смейся уже!
Смеялись уже все трое.
— Вроде как поругаться решила, – смеялась Элла. – Да хрен с вами поругаешься! Зато, какую речь толкнула!
Тим и Дэн не могли остановить смех. Вскоре он разносился по всему парку. Элла продолжала говорить всякое, от чего ребята только продолжали заливаться смехом.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Часть 9

Элла стояла и наблюдала за толпой, которая громко разговаривала, доносился смех. Медленно, она стала пересекать футбольное поле, направляясь в их сторону. По мере приближения смех становился громче, но вскоре затих. Они увидели её.
— Привет ребята! – подошла она к ним, рассматривая толпу. Глеба среди них не было.
— Элл! Тебе чего? – спросил один из компании.
— У меня к вам предложение! Значит так, слушаем меня внимательно, дважды не повторяю. Я должна идти в полицию, чтобы привлечь к ответственности тех, кто был тем вечером на этом же месте.  Получается, что всех вас я должна заложить.
Ребята стояли и слушали не перебивая.
— Но я не хочу закладывать тех, кто всего лишь был на поводке у этого придурка и ничего дурного не совершил. Вам интересно?
— Продолжай!
— Что вам нужно сделать — ничего особенного. Просто устранить Глеба из своего круга друзей. Уточню, порвать дружбу, не общаться в университете, не приглашать на вечеринки и прочие мероприятия. В общем, Глеба вы больше не знаете и не знали. В таком случае обещаю не писать заявление ни на кого, даже на этого урода. Либо напишу на всех, и вас исключают из универа, ставят штамп о сексуальном домогательстве, а это вам будущего не сделает. Также вашим родителям станет известно, чем занимаются их дети в вечернее время, что может привести и к домашнему аресту и лишению прочих благ, особенно в вечернее время. Как нам всем известно, дискотеки нынче утром не устраивают. Но больше всего их разозлит, что вас исключили из довольно таки раритетного и уважаемого учебного заведения и грозит вам в будущем работа… Хорошо, если сантехником или дворником. Ну, вот и всё!
Элла развернулась и медленно начала удаляться. Остановившись, не оборачиваясь, добавила:
— Мне ничего говорить не надо и подходить, тоже не стоит. Результат я надеюсь увидеть, ну, а если нет… Решать вам, сейчас вы сами себе командиры! Начните думать, а не ржать!
Она подошла к забору, там её уже дожидался Влад.
— Всё хорошо? – спросил он, когда та приблизилась.
— Да! Надеюсь получиться!
— Получиться! – улыбнувшись, он обнял её. – Должно! Если нет, то они просто безмозглые болваны.
Чуть далее стояла мать Тима и психолог.
— Ну, как? – нервно спросила мать. – Они тебя не трогали?
— Нет мисс Льюман, всё хорошо, – затем она повернулась к психологу. – Спасибо вам!
— Элла! – улыбнулся семейный психолог. – Я просто направил тебя на этот путь, ты должна была взглянуть в глаза этому чувству, чувству — страха. Бежать можно долго и упорно, только это всё равно, что убегать от тени.
— Всё равно, очень благодарна вам!
— Лизу благодари!
— Лизе… – задумалась Элла. – Что вы делаете в эту субботу?
— Не знаю?
— Прекрасно, теперь знаете. В субботу я приду к вам шторы гладить!
Женщина улыбнулась.
— У меня их много!
— Я никуда не спешу, мисс Льюман. Уже никуда!
Вместе они пошли по дороге.
— Как же я? – возмутился Влад.
— Ты со мной пойдёшь, я видела, у мисс Льюман газон нескошен, будет, чем заняться не волнуйся. Не думай, что дома тебя оставлю! А то пока я буду долг отрабатывать, ты куда — нибудь ещё наведаешься! Нет уж, будешь рядом!
Раздался лёгкий, негромкий смех.


— Алло! – Тим держал трубку в ожидании. – Чёрт, автоответчик! Мам ты куда делась, тебя не было уже две недели, скоро бал? Ты будешь или как? Дай знать, куда ты пропала и что происходит! Люблю тебя, пока!
— Смотри!
Тим повернулся к дверям, где стоял Дэн. Он стоял в белом костюме на ступеньке. Медленно глаза поднимались от ног к голове. Чёрные туфли блестели, белые брюки обвязаны красным поясом, хорошо на нём сидели. Белая рубашка виднелась из — под белого смокинга. Воротник рубашки торчал, первая пуговица была расстегнута, но этого заметно не было, так как прикрывала красная бабочка на шее. Лицо Дэна сияло, чёрная шляпа, чуть сдвинутая на бок, элегантно лежала на его голове.
— О-го! – удивился Тим. – Ты… Ты выглядишь потрясно! Боже, ты самый красивый в мире!
Дэн, спустившись, подошёл к нему вплотную.
— Нет! Не я, а ты!
Он медленно снял с головы шляпу и примерил на Тима.
— Ты выглядишь потрясно! Ты мой принц, моё сокровище!
Уткнувшись пальцем в грудь, он оттолкнул Тима и тот упал на диван. Через мгновение Дэн оказался сверху и разглядывал его лицо.
— Ты для меня ВСЁ! Я люблю тебя Тим, люблю и не могу дышать без тебя, не могу и не хочу.
Рука Тима медленно коснулась уложенных волос Дэна.
— Я так долго тебя ждал, так долго… Сейчас и представить не могу, как жил раньше без тебя. Жить начал только тогда, когда появился ты! Тогда, до тебя, я, скорее всего, просто существовал. Я не могу без тебя Даня! Пока ты есть — я дышу, пока ты рядом — я вижу, пока ты смеешься — я слышу. Я люблю тебя! Люблю!!!


Спустя два дня, по всей школе прошлась новость о том, что Глеба избили. У парня было сотрясение мозга. Виновника не нашли, сам Глеб его лица не видел. После того предложения от Эллы многие перестали с ним общаться и приглашать на совместные тусовки. Глеб оставался в университете, но был уже один, никто с ним не общался и не хотел иметь дело. Парень остался без поддержки и часто вечерами гулял один. Время от времени, напрашиваясь на какую — либо вечеринку, он получал отказ, каждый раз. Вскоре его вообще перестали замечать, словно его вовсе и нет. Спустя некоторое время он уехал из города и перевёлся в другой университет.


Машина въехала на парковку университета. Множество машин занимали практически всю стоянку, найдя свободное место, Влад припарковался.
— Наконец-то! – удовлетворенно произнесла Элла, собираясь выйти из машины.
— Стой! – остановил её Влад. – Я сам!
Выйдя из машины, он обошёл её, открыл дверь и протянул руку.
— Ого! – удивилась Элла. – Я думала, что джентльмены вымерли вместе с мамонтами, оказывается, один выжил и он мой!
— Прошу! – ожидал её Влад.
Красивые туфли на высоком каблуке ступили на асфальт. Элла вышла из машины, держа руку партнёра. На ней было светло розовое платье, украшенное тёмно красными ленточками. На спине виднелся разрез, который показывал красивую спину девушки. Длинные распущенные волосы ложились на плечи, лишь тонкая красная ленточка была вплетена в небольшой хвостик из нескольких локонов позади.
— Какая красота! – осмотрела она крыльцо школы, которое было устлано сотнями лепестков от цветов.
По бокам на каждой ступеньке стояли горшочки, в которых разместились пышные цветы. Над входом висело большое тёмно-синее полотно, на котором красовалась надпись «Добро пожаловать». Из полотна время от времени сыпалось блестящее конфетти, которое тут же подхватывал ветер.
— Ты посмотри только! – любовалась она. – Как здорово сделали, красота блин!
— Я вижу перед собой не что более красивое!
Девушка повернулась к Владу, тот не сводил с неё глаз. Медленно и кокетливо она приближалась к нему.
— Насколько красивое?
— Ну! – поправил он свой галстук. – Если бы были такие слова, которые могут описать, то непременно бы сказал, но их ещё не придумали.
— В таком случае, – она взяла его за галстук и притянула к себе, – сегодня, после бала мы с тобой будем подыскивать эти слова. Долго будем искать, пока не найдём нужные.
— Кхм, кхм, – прокашлялся тот негромко. – Элла, а может, сейчас поедем подыскивать.
— Может быть… – медленно проговорила она и поцеловала его. – Но…
Раздался сигнал автомобиля. Посмотрев в ту сторону, они увидели, как на парковку заехали Дэн и Тим.
Элла с Владом направились к ним.
— Интересно! А чего это вы вместе явились? – спросила она у Тима, выходящего из машины.
— Не понял?
— Ну, типа…
— Элл, – встрял Дэн. – Это же не свадьба, где жених не должен видеть невесту перед процессом.
— А могли бы! – продолжила та. – Ну никакой фантазии!
Как только те вышли и встали рядом друг с другом, Элла, только сейчас заметила, в чём они были.
— Ну не хрена себе! – выпалила она, прикрыв рот рукой. – В смокингах! Вы… Вы… Охренительно выглядите!
Дэн стоял с гордо поднятой головой в белом костюме и с красной бабочкой. Тим, также был в белом костюме, на шее красовалась точно такая же красная бабочка. Ребята выбрали одинаковые по цвету и стилю костюмы, такие же белые туфли. Единственное, что их различало в одежде — это то, что у Дена был красный широкий пояс, а у Тима белый, его практически не было видно.
— Оригинально придумали! – усмехнулся Влад. – Здорово! Мне нравиться! Похоже вы единственные парни в белом.
Компания осмотрелась, к университету приближались пары. Все парни были в тёмных костюмах, только девушки в разных по цвету платьях.
— Вот теперь, – сказал Дэн и взял руку Тима в свою. – Мы точно белые вороны!
— Ну и фиг с ним! У нас праздник, а не похороны! Пошли?
— Да, да, да! – не терпелось Элле. – Пошли уже внутрь.
Компания направилась к главному входу, пройдя пару шагов, Тим обратился к ней вновь.
— Элл, слушай, а ты мою мать давно видела?
— Ну… — задумалась та.
— Понятно!
— А что, что-то случилось?
— Она пропала…
Его перебил звук машины, которая проехала за их спинами. Машинально он повернул голову и застыл.
— …походу, – закончил он начатую фразу.
Все смотрели в сторону машины, кто-то слишком удивлённо, а кто-то слегка.
— Вау! – выскочило у Эллы. – Я одна об этом не знала или…
— Не ты одна, – улыбнулся Дэн. – Не ты одна.
Из машины вышел их семейный психолог, обойдя транспорт, он открыл дверь. Со стороны пассажира вышла мать Тима.
— Привет милый! – помахав компании, которая пристально наблюдала за ними, произнесла женщина. – Я не опоздала?
Просунув свою руку под руку доктора, они приблизились к компании.
— Ребята, – продолжила Лиза. – Это Виталий, ну или просто Виталик!
— Очень приятно! – приятный мужской голос обратился к ним. – С некоторыми мы уже знакомы!
— Мам! У тебя что долги?
— Долги? Нет, почему ты так решил?
— Потому что уже несколько дней, а точнее недель ты не отвечаешь на мои звонки.
Лиза посмотрела на Виталия. Затем на сына и вновь на Виталика.
— Нас что не было несколько недель? – спросила она тихо у него.
— Две с половиной, – уточнил он.
— О, сынок! – повернувшись к нему, она начала быстро говорить, – Прости, я…. Ну… Это самое… Боже, какие вы все красивые!
— Не переводи тему! – Тим кипел.
— Да отстань! – шутя, проговорила она. – Твоя мама помолодела лет на двадцать, вместе с этим и мозги помолодели, теперь мне свойственно глупить. Вы выглядите превосходно!
Она осматривала каждого по очереди. Затем остановилась и вновь оглядела всех.
— Вы все просто великолепны!
— Мы можем уже идти внутрь? – простонала Элла. – Или так и будем тут стоять до утра?
— Пошли, пошли, – подхватила Лиза, взяв под руку Виталика.
Тим и Дэн стояли и наблюдали, как те вместе с Эллой и Владом поднимаются по ступеням к главному входу.
— Вот тебе и на! – произнёс Дэн. – Твоя мама нашла себе принца!
— Я фигею! Она ничего мне не сказала! Ни слова!
— Успокойся! – положил он руку на его плечо. – Она заслуживает счастья, тем более, теперь она не будет чувствовать себя одинокой.
— Наверное, скажу глупость, но мне хочется, чтобы она по-прежнему заходила к нам, как и раньше!
— Тимми, Тимми, наверное, настало время, – смеялся Влад, – когда нам самим надо начинать стирать своё нижнее бельё! Пошли уже! Не будем заставлять ждать!
Парочки стояли на вершине лестницы и дожидались их.
Поднявшись, Тим прошёл мимо мамы, слегка нагнувшись, тихо ей произнёс:
— Девушка! Мы с вами ещё поговорим!
— Ты тоже выглядишь потрясающе! – не обращала она внимания на его, не слишком серьёзный, тон. – Люблю тебя, родной мой!


На протяжении всего коридора университета были развешены алые ленточки. По краям стояли вазы с цветами. В конце коридора, куда они и направлялись, виднелась большая надпись над дверями «Прежде чем войти, оставь плохое настроение на пороге».
Они вошли в зал. Он был светлым и красочным. Вдоль стен в один ряд стояли кресла, покрытые красной мантией, такого же цвета были и шторы, украшенные золотистыми ленточками. С потолка свисало множество разноцветных воздушных шаров. Вдоль всего зала сначала шёл ряд красных шаров, за ними жёлтые, после синие и другие цвета. Всего было около двенадцати рядов. Пол был усыпан блестящими конфетти, которые отражали свет, создавая ощущение, будто весь пол был в маленьких дырочках. В самом конце стоял длинный стол, который ломился от еды, а так же там было шампанское и вино. Посреди стола стоял громадный подсвечник, который спокойно вмещал в себя двадцать две горящих свечи. Пока они рассматривали зал, все присутствующие с интересом разглядывали их. Тим и Дэн были единственными, кто пришёл во всём белом из всех присутствующих парней.
— Какая красота! – Лиза нарушила молчание. – Всё так блестит, прямо сказка. А стол, какой стол!
— Шведский! – возмутилась Элла. – Я думала, официанты будут, печально!
— У тебя есть личный официант! – усмехнулся Тим, хитро поглядывая на Влада.
— Нет! – прижалась она к нему. – Это мой выживший джентльмен, единственный и неповторимый, его надо беречь.
Тим стоял и искоса поглядывал на мать, которая держала руку Виталия и о чём-то с ним разговаривала, смеясь.
— Тим! – заметил это Дэн.
— Всё в порядке, – повернулся он к нему. – Посмотри на неё! Видишь?
— Она беседует, вижу!
— Нет! – улыбнулся он. – Она смеется. Этот смех, блеск в её глазах я не видел и не слышал уже… Приличное время.
— Так это же здорово!
— Это неописуемо! Это фантастика!
Он ещё раз посмотрел на мать, разговаривая с Виталием, она смеялась и попивала шампанское.
— Именно этого, – продолжил он, – мне не хватало в ней.
— Шампанское!? – внезапно появилась Элла, протягивая бокалы. – Время напиться и забыться!
Влад, подойдя из-за спины, обнял её. Она развернулась и хотела поцеловать его, но Влад  остановил её. Словно вспомнив что-то, она тихо произнесла:
— Забыла, что мы договаривались!
Она повернулась к ребятам, которые держали бокалы с шампанским и наблюдали за парочкой.
— О, чёрт! Какая же я дура! – виновато произнесла Элла. – Блин, так паршиво, что вам нельзя элементарно поцеловаться при всех. Смотреть, как это делают другие…
— Элл! – перебил её Дэн. – Всё в порядке! Не волнуйся, не обращай на нас внимания, если хочется, то мы только рады, что вы любите друг друга.
— Чёрт! – выпалила она и залпом выпила шампанское. – Всё равно погано как-то, что вам запрещают. Можно подумать это преступление какое-то!
— Да! – поддержал Влад её. – Принципы университета просто отвратительны и с этим надо что-то делать.
— Расстрелять этих профессоров, которые дальше своего носа ничего не видят, – продолжила Элла.
— Нет! – улыбнулся Влад. – Без крови и насилия.
Ребята посмотрели на него.
— Не надо на меня так смотреть! – поймал он на себе пристальные взгляды. — Дорогая! У тебя бокал пуст, пошли, обслужу. Пока они ходили за шампанским, ребята услышали, как Элла спросила у него, что тот задумал, но то, что он ответил, они не услышали.
Тим повернулся к Дэну лицом. Они стояли и смотрели друг на друга.
— Мне очень хочется тебя поцеловать! – спокойно произнёс он.
Дэн ударил свой бокал об его.
— Я люблю тебя! Но давай поступим, как пообещали профессорам, без конфликтов.
Тим покачал головой, было заметно, как он расстроен.
— Тим! – Дэн продолжал успокаивать его. – Мне тоже очень хочется, хочется радоваться и прыгать от счастья, что ты рядом и мы тут. Нам ничего не остаётся, как только наблюдать за тем, как другие показывают свою любовь, нам же нельзя её показывать.
Тим посмотрел ему в глаза. Такой спокойный взгляд с неким желанием приблизиться. Он видел в них, что Дэн тоже не равнодушен и ему тоже хочется этого. Того же, чего и ему. Просто поцеловать, один поцелуй, который заменяет сотни разных слов. Словно почувствовав на себе пристальный взгляд, он посмотрел в сторону, где стояла Лиза с Виталием. Она наблюдала за ними, смех пропал, и было заметно, как она очень переживает. Она не могла слышать их разговор, но Тиму казалось, что она слышала каждое сказанное слово. Он поднял бокал в её сторону и улыбнулся, пытаясь не выдавать, что расстроен. Дэн последовал его примеру.
Свет начал медленно тускнуть. Тогда-то все и увидели истинную красоту зала. Пол заблестел, миллионы блёсток отражали свет от прожекторов, создавая ощущение, что стоишь на звёздном небе. Красные ленточки на шторах, которые были протянуты по всей длине, будто моргая, переливались. Свисающие шары, начали светиться от специально направленных на них прожекторов, постепенно меняя цвет, они меняли цвет шаров. Внезапно на полу, помимо уже имеющихся звёзд появились движущиеся маленькие точки, которые постепенно заполняли весь пол. Присутствующие разглядывали друг друга, смеясь. Точки ходили по каждому, постепенно они начали оккупировать стены, а следом и потолок. Весь зал был похож на ночное небо, повсюду всё сверкало. Тогда все и заметили медленно спустившийся дискотечный зеркальный шар, от которого и исходили эти лучи.
— Доброго вечера, уважаемые ученики! А так же гости!
Голос донёсся со сцены, на которой уже стоял профессор с микрофоном в руках.
— Приветствую вас на ежегодном праздничном баллу. Очень надеюсь, что вы все в хорошем настроении! Никто не скучает?
— Нет! – выкрикнули в один голос присутствующие.
— Великолепно! – удовлетворенно произнёс профессор. – Думаю, все уже наговорились, перезнакомились! Теперь время отдыхать и получать удовольствие. Кстати!
Он мельком осмотрел зал.
— Пока у нас такая прекрасная ночная и звёздная атмосфера, грех не станцевать медленный танец. Поэтому, Ди-Джей, что-нибудь романтичное на разогрев, пожалуйста!
С этими словами он ушёл со сцены, подойдя к коллегам, и они начали о чём-то разговаривать, попивая шампанское и наблюдая за присутствующими.
Спокойная, мелодичная музыка медленно заполнила зал. Парни приглашали девушек на танец. Тим и Дэн стояли и наблюдали за происходящим.
— Молодой человек! – раздался голос матери. – Не откажите даме!
Тим улыбнулся.
— Мам у меня есть партнёр, с которым мне хочется потанцевать.
— Даня! – обратилась она к парню. — Не против? Всего один танец!
— Конечно! – улыбнулся тот в ответ. – Тем более, вам есть что обсудить!
— Люблю тебя, Данечка, – она погладила его волосы. – Лучшего для моего сына желать просто нельзя!
Направляясь вглубь зала, они, как и все, стали танцевать.
— Даня! – голос Эллы отвлек его от пары. – Пока мой Владик не объявился, не хочешь со мной потрястись под эту ужасно медленную музыку?
Парень улыбнулся.
— Элл, а если он начнёт ревновать, вдруг драка и прочее.
— Ну, – покрутила она красивый слегка закрученный локон, – девочка напилась и не разбирает, кто есть кто!
Дэн засмеялся. Взяв её за руку, повёл в зал.
Танцуя, Лиза смотрела на своего сына, который очень выделялся среди всех своим белым костюмом.
— Ты хочешь, что-то мне сказать мам?
— Да! Ты самый красивый! Умный и… Я очень тебя люблю Тимми.
— Настолько, что две недели готова молчать и не отвечать на мои звонки?
—  Мы ездили на курорт, – улыбнулась она. – Я настолько расслабилась и забыла обо всём, что и не заметила, как быстро время пролетело. С Виталиком мы познакомились ближе после очередного сеанса, он пригласил меня в кафе, вроде как поговорить о тебе, но… Нет! О тебе мы говорили, но не как пациент с психологом. Так разговорились, что…
— Мам! Мне радостно видеть тебя улыбающейся и весёлой. Конечно же, я ничего не имею против, отчитываться передо мной не стоит.
— Как я могу быть счастлива? Мой сын не имеет право пригласить на танец любимого человека, поцеловать и просто показать искренние чувства. У меня всё сжимается! Я не слышала, о чём вы говорили, но видела, как вы терзаете друг друга, пытаясь сдерживать эмоции. Наблюдая за другими, я вижу счастливые и радостные лица и только у двоих они не такие, как у всех.
— Ты же знаешь, что нам запрещено! Пожалуйста, пусть в этом зале их будет только двое, как ты сказала. Не надо становиться в наши ряды. Ты пришла с Виталиком, дай мне хоть порадоваться за тебя. Дай просто порадоваться за друзей! Это всего лишь бал, ещё одно место, где что-то запрещают. Мам мы привыкли, поверь.
— Я не могу так, очень хочется видеть твоё истинное, радостное лицо мой мальчик. Твою сияющую улыбку, блестящие от счастья глаза!
— Я счастлив! Очень счастлив!
— Знаю, просто мне хочется, чтобы и другие увидели, какой у меня мальчик. Увидели воистину тёплые чувства между парнями.
— Знаешь что! Иди— ка к Виталику, – Тим поцеловал мать. – И не смей печалиться! Увижу, что хоть немного взгрустнула, не буду две с половиной недели пускать тебя к себе, телефон отключу.
— Сурово, однако! – она нежно провела рукой по его лицу. – Обещаю не грустить. Но увижу грустным тебя, переберусь с Виталием в твою квартиру, и буду жить там две с половиной недели!
— Сурово мам, сурово!
— А ты думал!


Мать вернулась к Виталию, и они стали болтать. Рассказывали, как провели отдых на курорте. Так же Тим узнал, что тот уже давно хотел пригласить мать на кофе, но выжидал подходящего случая. То, как он помог Элле справиться со своим страхом. И наконец-то Тим узнал, что он хочет сделать ей предложение. Парень без раздумий дал своё согласие.
— Извините! – встряла Элла, а рядом с ней стоял Дэн. – Возвращаю вам то, что по праву принадлежит вам! Виталий вы танцуете?
— Когда — то танцевал!
— Великолепно, пришло время вспомнить! Хватит тут в углах жаться, пошли все танцевать.
Подошёл Влад, и они вместе с Эллой вытолкали всех на середину. Мелодичная музыка сменилась на более энергичную. Все танцевали! Лучи от зеркального шара, который крутился под потолком, падали на каждого. Компания танцевала, забыв обо всём. Элла танцевала с Владом и вдруг замерла… Влад посмотрел в ту сторону, что приковал её взгляд и улыбка осветило его лицо. У матери скатилась по щеке слеза. Валерий обнял её, смотря туда же. Постепенно все танцующие начали останавливаться и смотреть в одну сторону, середина зала постепенно опустела, оставляя лишь два силуэта в светлых костюмах. Стоя в центре зала они  целовались.
Медленно оторвавшись от поцелуя, они так и остались стоять посреди зала. Рука Тима нежно прошлась по его лицу, глаза Дэна были закрыты. Он не мог отойти ещё от такого долгого и страстного поцелуя.
— Я люблю тебя! – произнёс Тим, продолжая гладить его лицо.
Они стояли, никого не замечая, словно вокруг пустота, были только они одни.
Открыв глаза, Дэн увидел сияющее лицо Тима.
— Наш первый поцелуй в университете! – тихо произнёс Дэн. – Я хочу сказать одно! Спасибо за то, что  мы встретились тогда на марафоне.
— Спасибо тебе, что прибежал тогда ко мне!
Присутствующие стояли и молча, наблюдали. Профессор нервно поглядывал на двоих в центре зала.
— Нас многие ненавидят, – продолжил Тим, не отводя глаз. – Но мы их не будем ненавидеть. Мы принимаем каждого таким, какой он есть. Пусть многие не верят в нашу любовь, пусть многие отказываются принимать это. Не будем судить. Главное – эта вера есть у нас, мы верим в нашу любовь в наши чувства.
— И что бы ни случилось и как бы ни сложилось, мы будем вместе. Мы будем идти сквозь унижения и издевательства. Они могут покалечить нас, но не нашу любовь, а ведь именно это самое главное!
— Ты мой воздух, без которого трудно дышать, моё солнце, без которого дни становятся серыми.
— Ты моё сердце и пока ты рядом, оно будет биться! Тим я люблю тебя, очень люблю!
— Я тоже тебя очень сильно люблю Даня!
Вновь их губы коснулись друг друга, дрожь пробежала по телу. Казалось, это был самый страстный, самый долгий поцелуй. Чувства переполняли обоих, они словно поднялись над полом. Никого и ничего, не замечая вокруг. Лиза стояла, держа носовой платок, прижав руку к сердцу, наблюдала за происходящим. Элла прижалась к Владу, у неё катились слёзы из глаз. Остальные присутствующие просто стояли и наблюдали, как парни целуются в центре зала. Этот поцелуй многих затронул. Внезапно раздался хлопок в ладоши, затем опять, затем вновь. За ним последовал уже с другой стороны, к нему присоединился ещё один и ещё. Постепенно весь зал захлопал в ладоши. На лицах многих стали появляться улыбки, постепенно хлопки стали сопровождаться радостными выкриками. Спустя мгновенье, все присутствующие хлопали в ладоши, сопровождая разными выкриками. Кто-то кричал «Целуй», кто-то «Молодцы», а некоторые даже «Горько».
Услышав это, парни смотрели по сторонам, не веря тому, что видят. Они ожидали многого, вплоть до бросания яйцами, но такого не ожидали. Они смотрели на присутствующих, и на их лицах не было никакой агрессии. Все лишь стояли и хлопали, поддерживая их этим самым. Профессора стояли у сцены и шептались. Через весь зал к центру вышла мать, хлопанье прекратилось. Стук её каблуков разносился по залу. Встав напротив, она посмотрела на обоих.
— Вы мой воздух, моё солнце и неважно совсем, кто кого любит. Важно, что хоть кто-то кого-то ещё любит! Мне очень жаль тех людей, которые не стремятся узнать вас, понять, что вы не монстры. А в плане дружбы вы можете быть лучшими и верными, просто быть хорошими друзьями, для тех, кто хочет друзей. Вы лучшее и самое ценное, что у меня есть. Я люблю вас!
Подойдя ближе, она обняла их обоих. Зал взорвался аплодисментами. Пряча лицо за спинами ребят, Лиза плакала.
— Всё хорошо! — успокаивал её Тим. – Плакать надо, но только от радости!
Освободившись из объятий, она погладила улыбающиеся лица Дэна и Тима, затем развернулась к залу.
— Пожалуйста! Прошу вас, разрешите им станцевать. В этом нет ничего ужасного. Это то же самое, что парень танцует с девушкой – то есть нормально! Люди любят друг друга и только это важно. Важно, что они несут радость. Несут любовь в этот и без того злобный мир. Разрешите им! Прошу!
Все заметили, как профессора стали перешёптываться.
— Танец! – раздался выкрик.
— Танец! – поддержал другой.
— Танец!
Это слово стало доноситься с разных сторон, сначала оно звучало не согласованно. Постепенно оно стало звучать как одно, весь зал громко кричал только одно слово «Танец».
Медленно погас свет. Зал превратился в звёздное небо. Лишь два белых силуэта, стояли в центре.
Тим протянул свою руку.
— Пойдём, возьми меня за руку!
Они встали друг напротив друга. В зале была тишина. Спокойная мелодичная музыка заполнила помещение.
— Потанцуй со мной!
— С превеликой радостью!
Два силуэта, медленно двигались в такт музыке. Лица обоих сияли. Мать стояла в сторонке, рядом с друзьями и наблюдала.
— Вот теперь я вижу искренне радостные лица!
Элла взяла её руку в свою и не сильно сжала.
— Мисс Льюман, вы мировая женщина! Мировая!
Все смотрели, как два парня танцуют посреди пустого зала. Никого рядом, лишь они одни. Они словно парили от радости, признание и поддержка зала для них многое значило.
— Разрешите вас пригласить на танец! – обратилась Лиза к Валерию.
— Почту за честь!
Медленно пара отправилась к центру, остановившись в паре шагов от танцующих, они тоже принялись танцевать. Спустя мгновение рядом танцевали Влад и Элла. Постепенно другие пары стали к ним присоединяться. Вскоре танцевали все. Никто не обращал излишнего внимания на то, что среди них танцуют два парня. Никто не шептался. Главным для всех стал лозунг, который был написан при входе в зал, а хорошее настроение было у каждого присутствующего. Только это и имело значение.
Танцы продолжались до самого утра. За ночь Тим и Дэн подружились со многими учащимися, которых ещё не знали. Большее время Виталий и Лиза провели в компании профессоров училища, объясняя им что-то.


Спустя некоторое время.
Университет, где учились Тим и Дэн, стал первым учебным учреждением в городе, где была создана группа, в которой рассказывалось о людях нетрадиционной ориентации. Так же в университете было много групп единомышленников на другие темы, будь это машиностроение или финансы. В университет приходили родители тех ребят, которые страдали от побоев и издевательств в других учебных заведениях. Причина в основном одна — нетрадиционная сексуальная ориентация ребёнка. Организовал и проводил лекции в группе Виталий. В тот вечер он именно об этом и разговаривал с профессорами, дав им понять, что к нему очень часто обращаются родители, которые бояться за жизнь своего ребёнка. Администрация университета дала разрешение на проведение семинаров в актовом зале на данную тему, после того как количество интересующихся переросло за двести человек. 
Студенты перестали издеваться и делить кого-либо по принципу ориентации. Новые ученики сразу могли найти поддержку и свой круг общения. В университете построили несколько дополнительных помещений. И вскоре учебное заведение могло принимать в два раза больше учащихся, чем до этого.
В университетском парке можно было встретить двух парней спокойно державшихся за руки. Дэн и Тим, так же прогуливались по парку, держась за руки и целуясь, не боясь того, что в них кинут камень.


Спустя год.

Стояла тёплая, солнечная погода. Вокруг скопилось множество людей, такое количество увидишь не каждый день. Дэн и Тим стояли в третьем ряду, глядя вдаль, где виднелся мост, куда они и собирались.
— Где она? Изредка Дэн всматривался в толпу, которая окружала их.
— Может, передумала?
— Она?! Передумала?! Брось, этого она не упустит!
— Пропустите, пропустите! – раздался знакомый голос. – Спасибо… Разрешите… Упс, извините я не хотела… Пропустите…
Наконец-то она вышла к ним.
— Уфф! – с облегчением произнесла девушка. – Пока до вас дошла, отдавила всем ноги, поэтому долго выдержать они не смогут. У нас есть шанс.
— Расчётливая! – усмехнулся Тим.
Та слегка попрыгала на месте.
— Если есть возможность устранить конкурентов, почему бы этим не воспользоваться!
— Готовы?
Ребята посмотрели на парня, который держал пистолет над собой.
Затем они хитро переглянулись друг с другом.
— Даме надо уступать, – тихо произнесла Элла, отталкивая двоих. – Будьте же джентльменами, в конце концов!
— Элла, так не честно!
— Знаю!
Раздался выстрел. Группа людей побежала по отведённой им территории.
Оба парня перегнали Эллу и продолжили бежать дальше.
— Эй! – выкрикнула она. – Подождите, подождите меня!
Ребята взялись за руки и продолжали бежать вперёд.
Догнав их, она разорвала их руки и, взяв обоих за руки, бежала между ними.
— И так до самого финиша, – улыбнулась она.
— Давай! – в один голос ответили парни. – Приз на троих!
Троица, взявшись за руки, смеясь, продолжила бег.
Постепенно исчезая вдали последнее, что от них можно было услышать это:
— Гип-Гип!!! Ура!!!

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .