Одна дома и Фанфикшн

21 Августа 2017, 00:13:27
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Оригинальные произведения » Готовые оригинальные произведения. Тип: "Слэш" » от 6 до 15 тысяч слов (Модератор: Shoa) » [NC-17] [~7.000 слов] Разные миры, angst/fantasy/mystic/romance, slash

АвторТема: [NC-17] [~7.000 слов] Разные миры, angst/fantasy/mystic/romance, slash  (Прочитано 1552 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3581/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Название: Разные миры
Автор: 
Маниакальная Шизофрения
Бета: nenastie
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Ангст, Фэнтези, Hurt/comfort, Мистика, Философия, Романтика, Фантастика, Слэш (яой)   
Предупреждения: Нецензурная лексика, Мужская беременность, Секс с несовершеннолетними   
Размер: Миди
Статус: закончен
Описание: Есть два мира - в одном торжество магии и технологии, слившихся воедино, а во втором - есть лишь грубая сила и почти полностью атрофировавшаяся Магия.
Нил - наверное последний, кто может слышать Магию, которая решает что юноше не место в угасающем мире и...
Warning: второй мир населен нагами.
Посвящение: посвящается Wiligelim Phantom, просто за то, что она такая, какая есть.
Публикация на других ресурсах: только с моего разрешения.
Примечания автора: пишется по заявке Dakra.
*Герой из магического мира (раса, профессия)неважны, попадет в другой магический мир, но чтоб миры были разные по развитию*
заявку на ориджинал можно оставить тут - http://www.diary.ru/~maniac-shiza/p167485347.htm
От себя могу добавить, что идея мне Очень нравится.
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение

Читать одним файлом

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3581/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Пролог.

Нил с утра сидел за колченогим столом, сколоченным из грубых досок, и смотрел в окошко своей комнатки. Это занятие было единственным доступным ему сейчас – родители опять наказали его за то, что он назвал своего учителя глупцом. Ну а как еще иначе, если этот почтенный старец, учит его магии — Магии!!! – по пыльным книжкам, с наполовину истлевшими страницами и настолько выцветшими чернилами, что глаза начинают слезиться после прочтения пары строк…
Магию же надо ощущать, разговаривать с ней.… А не тупо заучивать какие-то там теоремы и аксиомы…
Юноша вздохнул и проследил за тем, как оторвавшись от ветки, золотисто-багряный листик, кружась, упал на землю, усыпанную его собратьями. Скукота… Вот еще и дождь начинается…
Нил ненавидел осень, ненавидел пыльные книжки и ненавидел, когда никто не верил тому, что он может слышать Магию…
Мать и так с трудом смирилась с тем, что он захотел обучаться магии. Их городку нужны воины и ремесленники, а не те, кто не вылезает из дома годами, ну, разве, что набрать нужных трав для отваров, да купить себе еды, на жалкие гроши, вырученные за осмотр домашних животных.… Обычные люди сторонились магов. Не то что их боялись.… Брезговали скорее. И не удивительно – ну какая может быть польза от тех, кто ничего не умеет – ни подковать лошадь, ни защитить себя в бою, а в огороде выращивает какие-то странные и даже страшные на вид травки, вместо овощей и зерна на хлеб.
Когда-то маги были сильнее… Гораздо сильнее, чем теперь – они могли призывать стихии и даже договариваться с Жизнью и Смертью.… Жаль, что те времена давно минули, а после последней войны и вовсе забылись, перейдя в разряд легенд.
В окно пялиться решительно надоело, и Нил стал ногтем повторять контур выцарапанной рожицы на столешнице. Рожица из скорбно-обиженной превратилась в довольно-пресыщенную и подмигнула своему создателю. Юноша на это лишь вздохнул – учитель говорит, что невозможно оживлять предметы и изображения. А если у него это получается? А если у него такое получается, то он плохой ученик и ему необходимо к завтрашнему дню вызубрить Три Основных Закона Магии и рассказать без единой запинки.
Будто бы учитель и так не знает, что эти законы придумывались для того, чтобы объяснить слабость магов…
Нил закрыл глаза и представил перед собой подрумянившееся с одного бока яблоко, которое – он точно знал – лежало на столе кухни. Часть наказания состояла в том, что он был лишен и еды тоже. Отец был строг. А мать…Она закрывала глаза на такие маленькие кражи – ведь ее сын точно никак не мог бы выбраться из своей комнаты, запертой снаружи. А значит что-то мудрил с помощью магии. Как бы там ни было, но мама гордилась им, даже не смотря на то, что он учился – как часто говорил отец – отвратительно, и доводил своего учителя буквально до ярости…. Она в него верила. В отличие от остальных.
Яблоко оказалось сочным и чуть кисловатым на вкус.
— Сын!!! – кажется, на этот раз он просчитался по поводу того, что на кухне никого нет…
Отец уже гремел засовом на его двери, а юноша только еще раз с хрустом откусил от румяного бока яблока кусок и начал его пережевывать. Ну а какая разница теперь, раз уж попался? Наказания уже не избежать.
— Да как ты смел, выродок?!! Кто тебе позволил?!! – отец ворвался в комнату, громко хлопнув дверью о стену. Его лицо было красным от гнева, а голубые глаза сузились в щелки. Он был взбешен до невозможности непослушанием своего сына. Нил выронил яблоко и встал с шаткого табурета. Ему стало по-настоящему страшно – таким он видел своего отца только раз и что было тогда, вспоминать совершенно не хочется…
— Отец…
— Тыы!!! – он уже вцепился в русые волосы юноши и заставил того задрать голову так, что казалось еще немного и хрупкие шейные позвонки затрещать от напряжения и сломаются – Как ты смеешь?!! Я же тебя наказал!!! Ты не будешь еще жрать три дня!!! И только попробуй опять воспользоваться своими штучками!!! — щеку Нила обожгло от хлесткой пощечины, которую отвесил ему отец, а в глазах начали наворачиваться предательские слезы – Ты меня понял, выродок?!!
— Да…отец… — прошелестел парень, боясь, даже пошевелится.
Его отец сжал губы и, отшвырнув от себя сына, раздавил надкусанное яблоко ногой и вышел из комнаты, впрочем, не забыв ее опять запереть.
Мальчик так и остался лежать на полу, сжавшись в комок и душа подступающие слезы.
«Нил…» — кто-то, ну или что-то, тихонько прошелестело над его ухом. Мальчик не заметил этого, инстинктивно сжавшись еще сильнее… Теперь в комнате раздавались редкие тихие всхлипы.
«Нил!»
— Кто здесь? — на этот раз голос был услышан и юноша испуганно поднял покрасневшее и мокрое от слез лицо.
«Я»
— Кто ты?.. – кажется, он уже начал понимать, кто с ним разговаривает, но даже боялся в это поверить – раньше все было по-другому…
«Я – это все сущее. Я – это часть тебя. Я – это часть Мироздания…»
— Магия… — одними губами, в уголке которых запеклась капелька крови, прошептал Нил.
«Да… И так меня тоже называют… Пойдешь ли ты со мной, если я позову тебя?»
— Не знаю… Прости, но тут мой дом… Я не могу бросить родителей… Мама будет переживать, тем более она ждет ребенка…
«Не беспокойся о них. Я позабочусь…»
— Но…
«Я отведу тебя туда, где тебе есть место. Где ты будешь по-настоящему нужен…»
Это… Это было мечтой. Мечтой о том, что он найдет себе место в мире, где ему места быть не может. Сможет быть тем, кто он есть… Возможно сейчас его мечта исполнится… Но тут его дом…
«Соглашайся, Нил…»
— А… Ты точно позаботишься о моих родителях? – серо-зеленые глаза юноши смотрели в пол. Да и куда еще ему смотреть, если собеседница невидима?..
«Да.»
— Тогда… Тогда я согласен – робко прошептал он и отчего-то зажмурился.
«Сначала будет сложно… Но не бойся трудностей – я всегда с тобой…» — последнее что он услышал, перед тем, как голова начала кружиться, а все тело стало словно выточенным из камня…
«Наверное, так будет лучше для всех…» — шепот, а затем тихий вздох, в абсолютно пустой немного мрачной комнатке с маленьким окошком и нехитрой мебелью, сколоченной из досок…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3581/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 1.

Юноша очнулся от того что солнце своими золотыми лучиками настойчиво щекотало его зажмуренные глаза. Проморгавшись от слезинок выступивших из-за слишком яркого света Нил с трепетом стал оглядываться — ничего странного. Обычная лесная поляна. Зеленая чуть пожухлая трава, местами, еще сохранившая ярко-изумрудный цвет, а местами, уже прикрытая пожелтевшей палой листвой. Незаурядные деревца в разнобой пестрели нарядными кронами, шуршащими от порывов, совсем еще по-летнему теплого ветра… Бледное осеннее небо было расчерчено полупрозрачными, лениво тянущимися по нему, перистыми облачками. Ничего необычного… Ну или… Нет! Такого просто не может быть – Юноша сел и прислушался к своим ощущениям.
Нет-нет-нет – твердил себе он – Это просто невозможно! Но… Все буквально звенит от насыщенности Магией! Каждое дерево, каждый листок… Я Слышу их всех.
«Чувствуешь ?» — на этот раз голос Магии был как звонкий колокольчик, а не как чуть слышный шепот…
— Я… Мы… Где… Где я? — Мальчик был настолько ошеломлен всем этим, что с трудом подыскивал слова.
«Мы в другом мире,» — Магия негромко рассмеялась – «Не бойся, тут тебе не причинят вреда!»
— А мои родители? Я что… их больше не увижу, да? – Нил понурился и закусил губу. Он и думать не думал, что все будет настолько серьезно… Другой мир…
— Не переживай. Твое сердце со временем излечится от горестей разлуки с ними, – Буквально из ниоткуда, появилась женщина в серой бесформенной накидке до пят, осторожно села рядом с юношей и погладила того по спине. Нил вздрогнул и посмотрел на нее расширившимися от страха и понимания глазами.
— Не бойся меня. Ты же до этого не боялся? — женщина мягко улыбнулась, от чего лучики морщин побежали по ее щекам и от уголков глаз, показывая, насколько же она стара…
— Ты… Но как? – казалось, Нил даже затаил дыхание, боясь вдруг сделать что-то, из-за чего Магия вдруг исчезнет.
— Я могу воплощаться.… В некоторых мирах. Но полно об этом. Во всяком случае, этому разговору суждено состоятся, не сейчас. – Она еще раз улыбнулась, видя разгорающийся интерес в мальчишеских серо-зеленых глазах – А сейчас, тебе надо подняться и идти…
— Но куда мне идти? – вопрос был задан в пустоту. Юноша остался на поляне один.



***



Солнце уже было в зените, холщовые штаны почти до колен были мокрыми от обильной осенней росы, а босые ноги уже совсем замерзли, когда мальчик понял что снова не один. Чье-то незримое присутствие не то что бы пугало его — ведь Магия сказала, что вреда ему не причинят – но то, что за ним следят, Нилу вовсе не нравилось. А может, просто какой-то зверь. Это же лес, в конце-то концов! Да, и опасности не чувствовалось. Просто…неприятно. Было такое ощущение, что этот кто-то смотрел за каждым движением юноши.
— Эй! Может, уже покажешься? – предел терпения есть у всех. Правда, юноша подозревал, что раз это другой мир, то тут его речь вряд ли поймут.
Но…
Это «но» шурша палой листвой вышло.…выползло из-за раскидистой ели и не приближаясь слишком близко к юноше, остановилось, как будто, давая время себя разглядеть.
Наверное, с сегодняшнего дня, у Нила появятся первые седые волосы. Столько всего в один день… Он навсегда разлучен с семьей, он видел то, что отнюдь не каждому дано – он видел саму Магию – а теперь… Теперь, наверное. его глаза отказываются видеть то, что видят, и просто напросто обманывают своего юного хозяина.
Перед юношей стоял – если можно так выразиться – мужчина. Черные волосы – или не волосы? — коротко стрижены и тонкими иголочками торчат в разные стороны, заостренные черты лица: тонкий нос и немного раскосые глаза, цвет которых не разобрать с такого расстояния, изящные губы… Вместо одежды на мужчине были только какие-то кожаные ремни, крест-накрест пересекающие плоскую грудь с хорошо развитыми мускулами и металлические наручни на запястьях. «И как ему не холодно?» — пронеслось в абсолютно опустевшей от мыслей голове Нила…
Самое странное, что, кстати, и поразило юношу – так это то, что ног у мужчины не было. Вообще. Вместо них был, поблескивающий на солнце белыми и светло-серыми чешуйками, толстый змеиный хвост, свившийся в несколько колец.
Единственное, что в такой ситуации смог сделать Нил — это совсем уж по-детски протереть глаза кулаками и вновь уставиться на существо рядом с собой.
От этих действий на тонких губах мужчины появилась чуть снисходительная улыбка. Магия его не обманула, велев прийти в Священный лес сегодня…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3581/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 2.

Эшшер был в отчаянии. В одночасье, потерять и своих сыновей, и супруга для него было невыносимо. Родственники, конечно, пытались поддержать его, даже глава Рода с ним разговаривал, надеясь, отвлечь хоть как-то от гнетущих мыслей, но все без толку.
Вся эта буквально удушающая забота, сочувствие и навязчивая помощь, делали только хуже. И вот Эшшер решился – он захотел убить себя.
Всего три страшнейших поступка в этом мире несут за собой самое высокое наказание – уничтожение души. Предательство, Самоубийство и Убийство – не те вещи, которые прощает Магия.
Но если боль, раздирающая душу в клочки, в сотни раз сильнее страха больше не возродиться? Если знаешь, что с этой болью предстоит жить еще не один десяток лет? Что тогда? Вот-вот…

И теперь Эшшер в тайне ото всех, ночью, бежавший из города, свив кольцами свой потускневший белый хвост вокруг булыжника, на котором сидел, смотрел на глубокое ночное небо, усыпанное звездами, наслаждаясь последними минутами своей жизни. Холодный осенний ветер пробирал до костей, но ему было все равно. Ритуальный кинжал Рода в судорожно сжатой руке отливал нежно-голубым, отражая свет полной луны и звезд. Лезвие, поднесенное к груди, чуть подрагивало в такт биению сердца, еще миг и…
— Ты уверен, что хочешь это совершить? – женщина вышла буквально из ниоткуда. Статная, с горделивой осанкой и властью во взгляде. Этого не могло скрыть ни бесформенное одеяние, скрывавшее ее с головы до… Да, она не была нагом – вместо змеиного хвоста, у нее были ноги, босые стопы, которых сейчас бесшумно ступали по кажущейся черной в ночи траве.
— Да… — в горле Эшшера отчего-то в раз пересохло, не давая облечь в слова все те чувства, которые испытывал наг.
— А если я предложу тебе сделку? – может быть, звезды замерцали ярче, а может и действительно на миг, на лице женщины мелькнула хитрая ухмылка.
— Нет! – да как она смеет предлагать такое?!!
— Даже, если я скажу тебе, что ты встретишь того, кто сможет заставить забыть тебя о потерях? — женщина в накидке подошла вплотную к нагу и отвела кинжал от его груди. Оружие тут же с глухим стуком упало в траву, а Эшшер лишь зажмурил глаза. Нет-нет-нет… Это все происходит не с ним, не с ним…
— Вот видишь… Давай заключим уговор – она легонько провела кончиками пальцев по длинным черным волосам мужчины, от чего тот едва ощутимо вздрогнул – Ровно через год ты опять придешь сюда, в этот лес… И если не встретишь свою судьбу, то я самолично помогу тебе прервать твою жизнь. Если ты по-прежнему, будешь этого желать, конечно…
— С чего бы… ты помогаешь мне? – прошептал неудавшийся самоубийца, так и не открыв плотно зажмуренных глаз.
— Я… Я в какой-то мере виновна в том, что твой супруг не смог избавиться от бремени и умер.
— Тыыы!!! – наг от этих слов напрягся, готовясь к броску и уже выпустил ядовитые клыки, но…
Но поляна была абсолютно пуста. Тихо шелестели еще не опавшей листвой деревья, небо уже побледнело, предвещая скорый восход, а луна уже ушла за горизонт… Становилось зябко и влажно от падающей росы.
Эшшер сжал кулаки и медленно вдохнул осенний воздух. Потом слез с камня и покопавшись в траве, нашел ритуальный кинжал и… отчего-то не смог совершить то, что еще несколько часов назад, желал всем сердцем. Нет, он не будет этого делать. Он подождет еще год, потому что… потому что появилась надежда. Хрупкая и почти незримая, как первый иней на траве, но надежда.



***



За год, боль от потери стала не такой сильной. За год он нашел в себе силы жить дальше. За год он сотню раз проклял себя за то, что согласился на сделку, но, наверное, еще больше раз вознес благодарений Магии, не давшей в тот день прервать ему свою жизнь. Он изменился почти до неузнаваемости, он срезал свои длинные волосы, которыми раньше так гордился, он стал суров и нелюдим – даже друзья и родственники стали избегать его общества. Да он и не стремился к нему.
Прошел ровно год. Эшшер выполнил свою часть договора – он пришел на то же место, на котором решил свести счеты с жизнью.
И как только луна взошла на темном небе, а звезды засияли в полную силу, на поляне в вихре разноцветных искр и невесомой переливающейся пыльцы появился человек. Сказать, что наг был удивлен – ничего не сказать.
— Ты видно шутишь надо мной… — тихо проговорил он, наблюдая за тем, как исчезают искры, и оседает на траву пыльца. В свете луны не слишком-то хорошо можно было рассмотреть, кто же это именно, но принадлежность к роду людскому была неоспорима – две ноги, одетые в бесформенные холщевые штаны…
— Вовсе нет, Эшшер. Я не смею шутить с тобой. – женщина, как и в прошлый раз появившаяся буквально из воздуха встала рядом с нагом и положила ему на плечо руку.
— Тогда… Тогда почему это… Тогда почему это человек? Люди ушли из нашего мира несколько тысячелетий назад… Ему не найти здесь дома. – мужчина помотал опущенной головой. Все было впустую.
— Его место – в этом мире. Присмотри за этим мальчиком хотя бы…
— Мальчиком?! – ну это уже последняя капля!
— Ему шестнадцать лет… По вашим меркам, он прошел только первое совершеннолетие, - тут же объяснила женщина и чуть сильнее сжала плечо нага, предостерегая его от необдуманных действий – он и так уже был порядком взвинчен.
— То есть ты хочешь сказать, что мне предстоит… Мать-прародительница, я, кажется, опять разговариваю сам с собой… — Эшшер обреченно вздохнул, смотря туда, где еще мгновение назад стояла статная женщина.
— Значит, предстоит… — задумчиво пробормотал он себе под нос.



***



Наг наблюдал за юношей все, то время пока он разговаривал с Магией, а затем, когда тому было велено идти, незримой тенью скользил меж деревьев, опасаясь быть замеченным. Какого же было удивление мужчины, когда выяснилось, что этот человек его чувствует, не смотря на то, что он прошептал заклятье, позволяющее передвигаться практически бесшумно!
Этот человеческий ребенок в простых холщевых штанах и рубашке, с неровно остриженными светло-русыми волосами, доходящими ему, до середины тонкой, длинной шеи… Он… Магия была права – он заставил, казалось, застывшее навсегда сердце нага вновь биться.
А уж когда он выскользнул из зарослей и увидел изумленное личико юноши, то понял, что Магия была права. Дав себя рассмотреть, наг не без усилия, проник в разум человека и, стараясь не обращать внимания, на столь искренние эмоции, буквально, сразу же передавшиеся ему, шепнул:
— Пошли со мной. Я не причиню тебе вреда. – И протянул ошеломленному мальчику руку.
Тот только приоткрыл, от еще большего удивления, рот и смотрел на мужчину чуть ли не круглыми глазами.




----
называется *не ходите дети в Африку гулять*
хD

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3581/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 3.

Объявляю огроменную благодарность Wiligelim Phantom за вдохновение!



Русоволосый мальчик сидел за столом в просторной круглой комнате и с усилием пережевывал сдобную булочку. Мужчина, сидящий рядом с ним, с умилением наблюдал за потугами несчастного впихнуть в себя еще кусочек и только пододвигал к нему черную керамическую тарелку с выпечкой.
Мальчик с тихим ужасом смотрел на выпечку. Еще, казалось бы, недавно, он готов был съесть все что угодно – так он был голоден. Но теперь… В него сможет влезть еще что-то, только если он будет это что-то есть стоя. Бедный юноша уже проклял тот момент, когда признался мужчине, что голоден и попросил немножко еды.
— П…простите меня… — пролепетал он, смотря на своего благомучителя – Я… я… я больше не могу, благодарю вас…
Благомучитель понимающе покивал головой, а потом улыбнувшись во все клыки, отставил от него тарелку и, протянув руку, провел тыльной стороной ладони по щеке юноши. Тот аж вздрогнул и постарался отползти на край парящего в воздухе сидения. Подальше от этого странного.
Дело в том, что еще тогда, на лесной поляне, когда Нил, памятуя о словах Магии, пересилил себя и подошел к получеловеку-полузмею, тот его словно зачаровал. Нет, ничего такого – просто все в этом новом мире юноше стало… как-то понятно. Первым пришли воспоминания о языке. Да-да, именно воспоминания. Нил просто вспоминал слова, казалось бы, совершенно ему не знакомые. И отчего-то, это казалось правильным. Мужчина, взявший его за руку, ни проронил за всю дорогу из леса в город ни единого слова. Но в этом не было надобности. Мальчик Вспомнил, что его зовут Эшшер. А еще он именно Вспомнил, что те белые шары, буквально вырастающие из земли и напоминающие грибы-дождевики, ни что иное, как дома. Достаточно только подойти к стене, и она сама образует проход внутрь. Если конечно ты, либо хозяин этого дома, либо тебя в этом доме ждут. Тех, кто желает зла хозяину или одному из обитателей этого дома, стены просто не пропускают внутрь.
А еще, к примеру, в этом мире жила только одна раса — наги. Люди давно ушли, так и не смиряясь с тем, что их магия была слабее, чем магия нагов. Ну, вообще-то, людей, по сути просто изгнали из этого мира, из-за их любви к войнам и разрушению. Ни к чему в этом мире смерть и разруха. Он же один из Первых…
Нил вспомнил много. До страшного много. Он понятия не имел, откуда эти знания. Возможно, это Магия постаралась, возможно, это проделки… Эшшера. Даже в мыслях было странно называть мужчину по имени.
За все время, он сказал не больше пары десятков слов, но, кажется, их было вполне достаточно. Наверное…
— Скажи, а как тебя зовут? – мужчина больше не предпринимал попыток, дотронутся до юноши, и решил сгладить появившуюся неловкость. Да и выяснить ответ на вопрос, волновавший его с того самого момента, как он увидел мальчишку.
— Меня зовут Нил… — пробормотал он и потупился – А вы разве этого не знаете?
— Как я мог это знать, если ты мне не говорил ничего? – удивился, наг и незаметно для юноши подсел к нему чуть ближе.
— Вы… вы же дали мне знания об этом мире… — неподдельные нотки удивления и недоумения заставили мужчину насторожиться. То, что говорил Нил – было, по меньшей мере, странным…
— Знания? Я… я умею ощущать эмоции. Могу разговаривать с кем-то мысленно. Но что бы передавать знания… Ты ничего не путаешь, человек? – чуть раздвоенный язык мужчины практически незаметным движением прошелся по его пересохшим от волнения тонким губам.
— Нет… Я будто вспоминаю об этом мире.… Это… это не должно быть так, да? – мальчик все таки оторвался от созерцания белой покрышки стола и поднял глаза на нага.
Но тому было не до испуганного взгляда, больших серо-зеленых глаз… Он ничего не мог понять. Если мальчик говорит что он Вспоминал этот мир, то это значит только одно – его душа родилась тут. Но вот как она попала в другой мир… Что же такого произошло с его предыдущим воплощением?..
— А что ты еще… Помнишь? – поинтересовался мужчина, сам не замечая, как начал нервно теребить кожаный наручень, снятый с левой руки.
— Ну… Я сам не могу понять. Кое-что об этом мире… Много. Если мне интересен какой-то предмет, то я могу вспомнить, для чего он нужен, но не всегда так. А еще я немного вспоминаю историю этого мира… И… — мальчик запнулся – И я знаю как вас зовут… — кажется он даже немного покраснел.
— И… как же меня зовут, Нил?
— Э…Эшшер? – то ли вопрос, то ли ответ. А юноша совсем уж притих и судя по всему боялся даже взглянуть в сторону нага.
— Да. Верно… — «неужели он…» — А почему ты так… Странно себя ведешь? Я тебя не обижу, клянусь тебе! – как бы там ни было, но Эшшер был, мягко говоря, обескуражен поведением мальчика.
— Простите… Просто… Я… я… — казалось, Нил сражался сам с собой, для того, чтобы сказать это – Я кое-что еще вспомнил… Про вас… — все-таки он пересилил себя и выпрямился. Даже голову поднял, посмотрев в глаза нагу.
И что-то такое было в его глазах, что заставило мужчину как завороженного, медленно наклониться к юноше и все так же смотря ему в глаза, коснуться его губ своими…
Мальчик не отстранился, а только закрыл глаза и чуть раскрыл рот, давая возможность юркому язычку нага, проникнуть туда…
Он Вспомнил.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3581/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 4.

Нил бежал, не разбирая дороги. Он не помнил, как оттолкнул от себя нага, как чуть, не опрокинув белый стол, вскочил и выбежал из дома… Как мчался по улицам, сам не понимая куда. Не видя лица Эшшера, пытавшегося его остановить. Перед глазами, будто белый туман стелился.
Он вспомнил. Он вспомнил, как любил, как буквально жил этой любовью… Как отдал свою жизнь ради того, чтобы их дети смогли родиться. Вспомнил боль и отчаянье, когда понял, что все это было зря… Вспомнил полные ужаса глаза своего любимого…
А еще он вспомнил своих человеческих родителей, свою мать… Нет, он уже не тот, кем был раньше. Столько времени прошло с тех пор. И он… больше не любит его.
Мальчишка уже не бежал, просто перешел на быстрый шаг, хотя его явно никто не стремился преследовать. Наги на улицах только с удивлением смотрели на него – ну еще бы, живой человек… Какая редкость! Тут не помогают даже отводящие глаз обереги и колдовство.
Белые сферы становились больше размером, а наги теперь встречались ему на пути гораздо чаще. Еще больше заинтересованных взглядов, еще больше удивления, желания рассмотреть или даже неприязни. Некоторые даже останавливались, чтобы получше рассмотреть юношу. Тот просто не знал куда деться. Нет, он довольно-таки хорошо Вспомнил город, но если он, к примеру, заявится к своей бывшей семье – его мягко говоря не поймут. Ему дорога везде была заказана, как бы это прискорбно ни звучало. Не то что бы заказана, конечно, но просто он не хотел никому попадаться на глаза. Достаточно затруднительное занятие для человеческого детеныша, в мире, полностью населенном нагами, не так ли? Наверное, единственным местом, где Нил не привлек к себе лишнего внимания – был все тот же Священный лес, в котором он и появился в этом мире.
Юноша уже свернул назад, поражаясь тому, что не смотря на то, что улицы покрыты гладкими камнями, его босым ногам вовсе не холодно. «Под городом протекает подземная река, воды которой и нагревают почву» — всплыло в его памяти. Ну да, конечно.
Какое же неприятное чувство, когда вспоминаешь свою прошлую жизнь. Все те чувства, которые испытывал... Воспоминания – хорошие или не очень, на подсознательном уровне заставляют по-другому смотреть на вещи…
Он еще раз свернул и пройдя почти сотню шагов остановился как вкопанный – ноги сами вывели его на Это место, а не в меру услужливая память показала Что тут происходило…
Наги достаточно редко заключают браки. Уж еще более редко – однополые. Так уж повелось. И вовсе не в том дело, что такие союзы были бездетны – наоборот, с этим-то как раз проблем не было… Просто заключая брак, один супруг переходил в род другого. А для того, что бы перейти в другой род, надо было прервать все связи с семьей на пятнадцать лет. Считалось что за этот срок, наг, сможет полностью принять род своего супруга и начнет считать их своей собственной семьей.
Но вот только семейные связи у нагов крепки. На столько, что далеко не каждый пойдет на такое, чтобы с кем-то связать свою жизнь…
Он все же на это решился. И именно на этом месте – древнем капище, происходил обряд, связавший навек, их жизни…
Ничего не изменилось – да и за тысячу бы лет не изменились белоснежные валуны, намертво вмурованные основанием в землю, образуя полукруг. В центре шел еще один ряд белых камней, но уже маленьких, с вкраплением светящихся в ночи кристалликов. На каждый из них супругом надо было капнуть своей кровью, текущей из их запястий и смешивающейся на переплетенных пальцах…
Нил даже не заметил, что стоит, дотрагиваясь, до одного из валунов кончиками пальцев и плачет.
Вся его человеческая жизнь будто отошла на второй план, вытесняемая воспоминаниями… Почему он убежал от Эшшера? Это же просто глупо… Или их поцелуй… Наверняка наг и знать не знает Кто на самом дела Нил… Или знает.
— Ты здесь… — тихий шепот над ухом, от которого весь окружающий мир просто разрывается на части, подобно моему сердцу… — Я знал что найду тебя тут… Пошли домой?
Юноша на эти слова только кивнул головой со спутанными от ветра светлыми волосами и не в силах смотреть на нага, отпустил валун.
Мужчина только грустно улыбнулся и протянул руку Нилу.
Пусть так, но все же они опять вместе. Спустя столько времени для одного и спустя столько испытаний для другого…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3581/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 5.

Josefine Preuss, дорогая, думаю тебе понравится эта глава. Надеюсь во всяком случае^^



Что может произойти такого, чтобы человек возненавидел свое тело? Даже если оно гармонично развито и красиво? Если пшеничные волосы мягки, как шелк и переливаются в слабых отблесках света, отбрасываемых шаром-светочем, витающим под потолком? Даже если его сливочная кожа, совсем по-детски покрытая нежным пушком – верх чувственности, а кораллово-розовые губы просто созданы для того, чтобы их касались нежными поцелуями, от которых сердце щемит сладкой болью? Если длинные светло-коричневые ресницы, словно крылья бабочки, трепещут, оставляя тени на чуть порозовевших щеках, и эту завораживающую игру света и тени не способны передать даже величайшие художники?
Юноша в объятиях нага, ненавидел свое тело. Оно слишком хрупкое. Слишком…другое.
Еще чуточку сильнее сожмет мужчина руки, и вот уже начнут расцветать на белоснежной коже фиолетовыми цветами синяки, а едва заметные царапинки от острых когтей нальются кровью и будут приносить только боль, а не изысканное удовольствие.
Человеческий язык, не так юрок, как чуть раздвоенный на конце язык нага, но это не мешает юноше с поистине человеческой жадностью возвращать мужчине яростные поцелуи, не боясь порезаться об острые клыки. Как же он ненавидит свое детское тело, которое еще слишком юно для взрослой страсти, в которой сгорает его сердце.
Эшшер осторожен и нежен с юношей, как будто тот был сотворен из тончайшего стекла и от одного лишь неосторожного касания мог распасться на осколки. Но этому были причины – мужчина прекрасно понимал Кто именно этот юноша. И в том и другом смысле.
Когда он поцеловал его – все сразу встало на свои места. Для Магии нет ничего невозможного. Даже – не дать душе, совершившей Непростительный грех, исчезнуть. Ведь муж его убил себя, когда встал выбор – либо его жизнь, либо их детей. Но когда он все же совершил это – было слишком поздно. Смерть забрала у Эшшера всех, кого он любил. И он последовал бы за ними, если не…
Нет. Теперь он не потеряет того, с кем накрепко связана его душа. Чье сердце вторит ударам его собственного.
Не позволит этому трепетному юноше страдать. Не позволит. Оградит. Защитит.
Череда легких, как шелест листьев на ветру поцелуев, не усиливающих жар возбуждения, но и, ни в коей мере не дарующих спокойствие. Нежность в каждом движении, даже когда сам на грани помешательства от возбуждения… Человеческое тело может не выдержать, всей страсти нага. Слишком ломкие кости, слишком нежная кожа.
Осторожно, чтобы не поцарапать разрумянившуюся кожу щек, мужчина стер невольные слезы, скатившиеся из под плотно зажмуренных век юноши.
— Тебе плохо, Нил? Что ссслучилоссь?– в его голосе появились шипящие нотки от нетерпения.
— Нет… — юноша обвил руками шею нага и притянул его еще ближе к себе, касаясь мимолетным поцелуем раскрасневшихся тонких губ – Нет…
— В чем дело, любимый? – мужчина все же чуть отстранился и заглянул ему в глаза.
— Я… Я не знаю… Я… Я не Нил… То есть… я… не знаю… — мальчик шептал это чуть слышно, а на щеке прочертила блестящую полоску еще одна слеза. Впрочем, продолжить свой путь ей не дал горячий язык нага, слизнувший ее.
— Как твое имя, малышш?
-А..асстэш… — значит он не ошибался еще тогда, на капище, посчитав появление юноши именно там – знаком.
— Ты ведь знаешшшь кто мы, да?..
Юноша опять зажмурил свои серо-зеленые глаза и чуть заметно кивнул.
Мужчина ничего не ответил, лишь подарил еще один полный нежности поцелуй, а затем принялся ласкать маленькие соски своего возлюбленного, поглаживая кончиком чешуйчатого хвоста внутреннюю сторону бедра.
Только когда юноша уже ничего не соображал,а метался на белоснежном ложе, некогда устланном чуть шершавой кремовой тканью, которая теперь была благополучно сбита в объемный ком и тяжелыми складками спадала на пол, наг решился. Проводя языком по покрытому испариной животу, он легонько раздвинул ноги юноши, что бы облегчить себе доступ.
Юноша чуть дернулся и покраснел от смущения, когда раздвоенный язык дотронулся до его члена. Эшшер только ухмыльнулся и принялся вылизывать его промежность, не упуская возможности, насладится тихими всхлипами, то и дело переходящими в стоны, которые издавал мальчик.
Ни смущения, ни стыда уже не оставалось ни у того, ни у другого, когда гибкий язык несколько раз обведя сжатое колечко мускулов, немного проник внутрь. Человек выгнулся и застонал, инстинктивно сжимая бедра… Еще немного и…
— Нет… Прошу тебя… Не так… — прерывистый шепот – вот все, на что сейчас способен юноша.
И опять взгляда достаточно им для того, чтобы понять, друг друга…
Вязкая как смола страсть, подогреваемая в котле чувств на огне любви… Что может быть прекраснее того, когда двое сливаются воедино? Когда стоны наполняют комнаты, а воздух, кажется, начинает искриться от… Магии? Чувств? Эмоций? Или от всего этого сразу?
Юноша выгибался и кричал, уже не пытаясь сдерживаться и закусывать губы. Его ногу оплел хвост Эшшера, перебираясь на талию, а потом и на часто вздымающуюся грудь, и самым кончиком поглаживая затвердевшие сосочки…
Мужчина не выдержал и укусом впился в плечо юноши, даруя ему столь сладкую сейчас, пьянящую боль и пьянея сам от алого привкуса крови, стекающей ему на язык…
Яркая вспышка озарила комнату, не видимая ни для кого, кроме двоих, сплетшихся в извечном движении любви и наслаждения…



***


Легкая вибрация прошла по белоснежным стенам дома, давая знать его хозяину о том, что к нему пришли незваные гости.
С предельной осторожностью, Эшшер выскользнул из кровати, стараясь не потревожить спящего рядом с ним юношу.

— Эшшер, скажи, он в твоем доме, да? – о да, он никогда не изменял себе. Только лишь прямота и ни капли доброжелательности. Такой же, как и всегда… Холодный, словно лед и такой же непоколебимый.
— О ком вы, отец?.. – о нет, как бы ни хотелось, он никогда не был похож на своего отца. Ну, разве что внешне – такая же белая кожа и чешуя, такие же черные волосы…
— О нем. – кивок куда-то за плечо Эшшеру.
Любопытство – это новая черта, перенятая от людского племени, которая появилась у его супруга Асстеша. И наг этой черте, мягко говоря, не обрадовался, но что поделать…
— Тогда, зачем вы спрашиваете, отец? – он приподнял бровь, загораживая собой мальчишку, закутанного в покрывало с ног до головы.
— Пропусти меня. Я думаю, нам есть, что сказать друг другу…



---
Я писала эту главу 5 часов!
>__<

ага, у меня любимые ошибки это:
"к стати" и "что бы"
убейте меня, дааа...

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3581/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 6.

Отец Эшшера – Хосшэр, не смотря на свою внешнюю холодность и отстраненность, никогда не сделал что-то во вред своим домочадцам, а уж тем более своему старшему сыну. Именно поэтому, как только закончился совет глав Родов, он поспешил не в свой дом, а именно в дом Эшшера. Как глава рода, да и как член Совета, он этим нарушает волю Величайшего. Ведь он собирается… Только бы успеть…
— У нас не так много времени, сын. – Он обвел взглядом помещение, вычленяя малейшие детали. Не то чтобы он смог заметить что-то подозрительное в помещении, где были лишь белые стены и фиолетово-бирюзовый чуть шершавый пол… Но бдительность превыше всего — это не раз спасало ему жизнь.
— Кто и когда? – Эшшер опасливо покосился на все так же стоящего за его спиной юношу, закутанного в покрывало. Ну да. Все же его прогулка по главным улицам, не могла не остаться незамеченной. И судя по всему…
— Величайший. Донесли. Ты обвиняешься в предательстве и укрывательстве врага. Это то, что я думаю? – старший наг чуть заметно повел бровями.
— Это Асстэш. – перейдя на шепот, ответил ему сын.
— Уверен? – ответом ему был кивок головы.
— Тогда ты знаешь, что де…

Стены дома-сферы лопнули, как пленка в мыльном пузыре. Дом был окружен снаружи как минимум сотней дворцовых креостов – стражников, которым вверялась охрана самого Величайшего. Сопротивляться им было бесполезно. Ровно так же, как и бежать…
Хосшэр не успел вовремя.

Шум, шипение, чьи-то чересчур сильные руки, впивающиеся в тонкие плечи когти, грубые толчки в спину… Человеческий мальчик все это воспринимал словно сквозь призму, что находится аккурат на границе сна и яви… Он как-то отдаленно слышал крики Эшшера о том, чтобы его не трогали, что он не человек… Чтобы отпустили его отца…
Отец его супруга был тем, кем Ас всегда в тайне восхищался… Он был силен и непреклонен, он поистине предан своей семье, своему роду.
Было отчего-то жутко видеть, как ему заламывают руки и плюют в лицо. Как предателю. А он это стерпел – лишь взгляд бросил на наглеца такой, что тот аж побледнел и поспешил затеряться в толпе.
И жутко было видеть, как его сына сковывают в кандалы, которые поглощали всю жизненную энергию… Через мгновение, кстати, на его собственных запястьях были защелкнуты такие же.
Но это, же все не взаправду? Это же все только плохой сон. Из числа таких, что приходят перед рассветом и заставляют проснуться в холодном поту, пытаясь восстановить сбившееся дыхание.

Нет. Это был не сон, как бы участникам всего этого ужаса не хотелось. Их, закованных в кандалы, под конвоем из трех десятков – по десять на каждого – креостов вели по улице к дворцу.
И если до этого, во время «прогулки», юноше показалось излишним то внимание, которое он привлекал, то сейчас.… Сейчас он буквально купался в отвращении, ненависти и презрении. Что уж и говорить о его спутниках. О его муже и тесте. От этого становилось еще больнее. Ведь он.
Нет. Он – уже не тот, кем был. Он здесь чужд. И Магия ошибалась, говоря, что он найдет тут свое место. Она ошибалась опять. Ну, сколько же можно? За что ему все это выпало?.. За что его близкие должны страдать? Ведь они уж точно такой судьбы не заслужили…



***



Улицы сменялись улицами, толпы нагов, стремившихся на них посмотреть, все увеличивались… У дворца Величайшего уже вообще негде яблоку было упасть. Разумеется, если бы какой-то талантливый экспериментатор задумал бы бросаться сейчас яблоками…
Юноша старался не смотреть по сторонам – от презрительных взглядов становилось тошно. Зато теперь стало ясно, зачем им дали столько конвоиров — иначе их бы просто разорвала толпа…
Отдельный ужас – это то, как их поднимали по пандусу во дворец. Просто грубо подхватив под мышками, их проволокли как мешки с нечистотами, буквально подметая ими мраморный пол.
Это было еще одно унижение, через которое им уготовано было пройти.
Эшшер почти благословил того, кто велел бросить их в камеры. Ведь там не будет этой толпы, не будет этого унижения.
Единственное, чего он боялся – это того, что его разлучат с его любимым.
Впрочем – так и вышло. Те каменные мешки, называемые «камерами заключения», были мало того что одиночными, так еще настолько маленькими, что лечь в них было просто невозможно – только если согнуться в три погибели…
Их жизнь скоро прервется. Ведь они все же совершили один из страшнейших поступков – Предательство. И ведь уже не важно, что оно таковым не является. Их уже осудили, даже не допросив. Нынешний Величайший скор на расправу с неверными…
Жаль только что он не сможет попрощаться с Асстеэшем перед смертью.
Хотя, кто знает, может это еще не конец?..



-------
я герой. я написала еще одну главу, дааа...
глаза слипаются, жопа отсижена, спать хочу.
пойду сдохну мордой в подушке.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3581/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 7.


Тесная камера, не пропускающая практически никакого света – только лишь скупые отблески от магических светильников, проникающие сквозь щели деревянной двери.
Нагой юноша сидел в углу своего узилища, обхватив руками, запястья, которые были скованы толстой цепью серого металла, что тянулась от одного кольца на запястье до другого, тощие колени. Мелкая дрожь уже перестала колотить его – теперь он не чувствовал почти ничего – ни страха, ни холода, ни времени…
Ему казалось что с того момента, как все произошло – прошла вечность и еще немного.
Боль – вот все что он чувствовал. Не физическая, нет. Его сердце казалось вот-вот разорвется, а каждый вдох клеймил его душу раскаленным железом… Теперь – смерть. Теперь – безызвестность. Чернота.
Юноша даже не вздрогнул, когда дверь с глухим стоном несмазанных петель открылась, и его выволокли в узкий ярко освещенный коридор.
Ну, конечно, сам Величайший решил убедиться в том, что все исполнят верно…

Магия… Магия сейчас ему не может помочь, не может прекратить этот ужас. Не призвать теперь ее – оковы на запястьях мальчика буквально высасывали из него все силы.

Двое нагов волокли юношу, подхватив под мышки – нечего церемониться с людским отродьем! Да и какая теперь уж разница? Ведь совсем скоро.

Еще один наг был впереди этой «процессии» — шикарные белые волосы, отливающие багряным, были собраны в замысловатую высокую прическу, закрепленную на затылке серебряным гребнем, а на всю спину у него шла татуировка – письмена на Древнем языке. Считается, что на нем говорит сама Магия – это ее первоначальный язык…
Его длинный хвост, извивающийся при движении и издающий зловеще-напрягающий, чуть слышный шорох, с серо-фиолетовой чешуей, тоже был покрыт этими письменами – знаком Величайшего.

Вскоре пленников стало уже трое – еще двух нагов точно так же тащили по коридору, стремясь еще больше унизить. Будто бы это было возможно – куда уж еще больше.
Ни один из пленников не пытался произнести хоть слово, когда их – всех троих – втолкнули в просторную комнату. Абсолютно пустую комнату. Серые каменные стены – вообще, дворец стоял на этом месте ни одну тысячу лет, и стены его помнили даже племя людское. Теперь же он был единственным каменным зданием во всем Городе – серый же пол, мощенный таким же камнем, с той лишь разницей, что в середине зала было углубление и дырка в полу – сток для крови.
— Вы, презренные, обвиняетесь в предательстве. – Властный голос Величайшего, обратившегося к двум скованным нагам, прижатым к полу сильными руками креостов. – Кара за такое свершение – смерть тела и души. И вы достойны ее. Воистину. – Он кивнул головой, подавая знак своим охранникам…
Серые камни стали багряными, а юноша… Он закричал столь пронзительно, словно это его горло перерезали, словно это его кровь сейчас даровала цвет безжизненным камням этого зала.
Величайший лишь поморщился от такого и обернулся к мальчишке.
— Ты, людской выродок, шпион, проникший в наш мир, так же понесешь кару за это. Никто не смеет нарушать спокойствие нашего мира. Особенно – твое племя! – еще один короткий кивок и холодное лезвие кинжала прошлось по нежной коже, оставляя за собой уродливую рану, из которой тут же хлынула горячая кровь.
Юноша инстинктивно прижал руки к горлу, тщетно пытаясь закрыть, остановить кровь…
Его предсмертные хрипы нисколько не тронули Величайшего. Он лишь брезгливо стер алую капельку со своей щеки, покрытой тонким слоем белой пудры, и удалился из зала, напоследок велев убрать трупы.
Стражники даже не поморщились – просто испепелили бездыханные тела, а затем еще раз окинув профессионально-придирчивым взглядом зал, поспешили убраться восвояси. Любому было не по себе там. Каждый камень пропитался смертью и кровью, и это отпугивало нежданных посетителей, что уж там говорить о тех, кто подолгу службы был туда вхож…

Женщина, закутанная в серую накидку, лишь покачала головой и исчезла так же стремительно, как и появилась.
Теперь все правильно. Теперь все встало на свои места.
Они мертвы, и это только начало...

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3581/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Эпилог.

По всем законам жанра, на небе должна была быть радуга – шел мелкий, «грибной», как сказали бы люди, сведущие в таких явлениях, дождик. Солнце проблесками ласкало пожелтевшие, блестящие от капель дождя листья на раскидистых деревьях, скрывающих небольшой домик, крытый некогда коричневой черепицей, теперь поросшей зеленым мхом.
Черноволосый мальчик лет десяти, неторопливо бродил меж деревьями и глядел на небо, подставляя дождю лицо.
— Сын, ты опять гуляешь под дождем? Иди в дом быстрее, я не намерен опять лечить твой насморк! – из окна домика почти по пояс высунулся молодой мужчина. Его длинные светлые волосы были забраны в простую косу, которая теперь свешивалась с его плеча и смешно раскачивалась из стороны в сторону.
Мальчик вздохнул и неторопливо пошел к дому, а мужчина лишь усмехнулся, глядя на то, как он надулся. Неугомонный.
— Ас, он опять за свое, да? — ухмыльнулся второй мужчина, лишь мельком выглядывая в окно, и привычным жестом приглаживая, вечно растрепанные короткие черные волосы.
— Угу. Наверное, это потому, что он был зачат в ливень… Помнишь? – придерживая свою косу, юноша отстранился от окна и закрыл ставни.
— Да. В тот день мы наконец-то нашли друг друга… — с теплой улыбкой проговорил второй, как бы невзначай провозя кончиком своего хвоста, покрытого белыми и светло-серыми чешуйками, переливающимися в отблесках солнца, проникающих через окно и смешивающихся с лучами магического светильника, парящего под потолком.
Дверь едва слышно скрипнула петлями, предупреждая о том, что мальчик все же соизволил уйти с дождя.
— Ты весь промок, Хэсс – черноволосый мужчина немного притворно нахмурился и посмотрел на вошедшего в комнату, и впрямь промокшего, но, ни капли в этом не раскаивающегося мальчишку.
— Прости, папа…
— Ну, полно тебе. Иди, переоденься и приходи, скоро будет готов обед – Ас одобряюще улыбнулся своему сыну, показывая, что он не сердится на него.

Много лет прошло с тех пор, как их кровь смешалась на серых камнях того зала. Много всего было – и горести, и радости… Мир нагов изменился – через несколько столетий после, к ним пришли люди. Просто поняли, что убивают себя, убивают Магию, убивают миры…. Поняли и отреклись от самих же себя, бессмысленных, потерянных, алчущих крови и наживы…
Те события давно минули – в истории остались лишь скупые напоминания о тех временах, когда Мир стоял на грани войны. Но все решилось, а люди вскоре стали неотъемлемой частью этого мира, как было много столетий назад.
Но что время, для тех, кто любит? Что время для бессмертных душ, что сыскали справедливость, пусть и лишившись жизни в материальном мире?
Они вернулись такими, какими были в свой последний день, хотя могли выбрать любую оболочку. Но Ас не пожелал по каким-то ведомым только ему причинам становиться нагом снова, Эшшер решил остаться собой, а вот его отец…
Он сейчас переоделся в сухую одежду и сидел за столом, крутя в руках изящную резную деревянную ложку, наблюдая за тем, как один его отец ловко нарезал недавно испеченный домашний хлеб, а второй разливал по глиняным тарелкам похлебку.
И разумеется, как и положено десятилетнему ребенку, в ожидании болтал под столом ногами, сам того не замечая.
Никто из них не помнил всего, что было. Каждый просто Знал, что наконец-то обрел свое счастье.
Навечно.

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .