Одна дома и Фанфикшн

23 Октября 2017, 14:50:33
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Оригинальные произведения » Готовые оригинальные произведения. Тип: "Смешанные" (Модератор: Shoa) » [NC-17] [~77.800 слов] Лестница ведущая в... POV/angst/fantasy/romance, het/slash

АвторТема: [NC-17] [~77.800 слов] Лестница ведущая в... POV/angst/fantasy/romance, het/slash  (Прочитано 4530 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Название: Лестница ведущая в...
Автор: 
Маниакальная Шизофрения
Бета: nenastie,Josefine Preuss - с 7-ой главы 5-ой ч. по 3-ю 7-ой, FATAL_ERROR - истор. справки и консульт
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: не ставлю из принципа. но их там Много...
Рейтинг: NC-17
Жанры: Экшн (action), Ангст, AU, Стёб, Детектив, Злобный автор, Фэнтези, Флафф, Гет, Hurt/comfort, Мистика, POV, Романтика, Слэш (яой)   
Предупреждения: Нецензурная лексика, Групповой секс, OOC, Твинцест   
Размер: Макси
Статус: закончен
Описание: ... Парень - студент, проходящий практику на раскопках в Риме, обнаруживает в храме Марса ранее никем не замеченную комнату. В комнате ничего нет, кроме лестницы. Ну он на нее залез, даже посидел. И ничего.
выходит из храма - а там... Он. Древний Рим тоесть.
а еще один большой сюрприз ждет несчастного попаданца, в лице папаши-извращенца, одержимого идеей большой и чистой мужской любви. но об этом я молчу - сами узнаете.
плюс, несчастному парню предстоит изменить развитие истории и спасти..
Посвящение: пишется на день рождения Шайни, который у нее за 24 дня до моего - т.е. 1 октября)))

Публикация на других ресурсах: ТОЛЬКО С МОЕГО СОГЛАСИЯ!!!
Примечания автора: НЕ НРАВИТСЯ РАССКАЗ - БУДЬТЕ ЛЮБЕЗНЫ НАПИСАТЬ - ХОТЬ В ЛИЧКУ - ПОЧЕМУ.

Древний Рим - немного не соответствует реальности.
+ магия, магия, магия!!!

http://cs9979.vkontakte.ru/u99988043/-3/y_1f1a4ff2.jpg - Вар.
P. S. как всегда - читаем и помним, что я - представитель особого вида вампиров. питающийся энергией положительных отзывов!
с уважением, Маниакальная Шизофрения.
:-Ъ

Р.Р.S. Мой мозг, после того как я допишу (ох не скоро же это будет!) этот оридж, будет выебан настолько, что вытечет через мое левое ухо. Я взяла 2 книжки про Древний Рим, я вооружилась хуевой тучей интернет источников, я в конце концов вспомнила программу 4-ого класса!
Ох, что тут будет…
Вы меня убьете, да
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение

Читать одним файлом

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198


Пролог



— Мистер Себастьян Джестин?.. – в телефонной трубке раздался прокуренный мужской голос. Я разлепил сонные глаза и попытался вникнуть в суть разговора. Ну, кто мне может звонить в такую рань, с утра не срамши?!
— Умгуфф.. Я…
— Отлично! Это Арни Грептон, вы, наверное, обо мне слышали…
Чтоо?! Сам Арни?! Он же самый известный специалист по Древнему Риму и античности!!! И звонит мне.… А я только в Историческом Институте учусь…
— Д..да, конечно я о вас слышал, мистер Грептон… Чем обязан?..
— О, мне порекомендовал вас, ваш декан – мистер Глори. Он уверял, что вы самый способный из студентов во всем потоке и вполне сможете пройти практику в моей археологической группе. У меня как раз освободилось место – Анэт ушла в декретный отпуск, ну вы же знаете, как бывает.… Ну, да ладно, это не важно. Вы согласны на время практики быть на раскопках, вместе с моей группой?...
— … — слов у меня не было. Одни междометия. Это ж надо!!! Я!!! в группу к самому Арни!!! Я счастлив!!! Спасибо тебе, Господи!!! Я даже мечтать, не смел о таком!! Вау!!!
— Эм… Юноша, вы там уснули? Я, кажется, не учел разницу во времени между Нью-Йорком и Римом… — ага, а еще не учли, что бедному студенту придется платить за международные переговоры!
— Н..нет, мистер Грептон! Я не уснул… Я… согласен! – смущенно промямлил я, до конца так и не поверив в реальность происходящего…
— Отлично! Тогда зав… пардон, сегодня подойдите к вашему ректору.… Он разъяснит вам ваши дальнейшие действия. Благодарю что согласились, мистер Джестин. Не прощаюсь – скоро увидимся…
В трубке начали противно пищать короткие гудки, а я сидел в полном ахуе.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Часть первая

Глава I


В Рим, так в Рим!
Как только цифры на электронном будильнике показали 7:00, я вскочил с постели — до этого я как не старался, но не смог заснуть, да и как тут уснешь – после такого звоночка-то?! – и помчался в институт.
Ректор мой был на месте, слава Богам. И даже без моих путаных объяснений, по моей же — сияющей, как сковорода трудолюбивой домохозяйки с дорогой посудомоечной машиной на кухне – роже понял, что я согласился. Потряс мою руку, проебал мозг три часа добрыми напутствиями, потом спохватился и, выдав мне билет до Рима, заявил, чтобы я собирался – самолет сегодня, через пять часов…
Но это меня не остановило – я, напугав несчастного индуса-таксиста до нервных колик тем, что орал как ненормальный при малейшем снижении скорости, приехал домой… Точнее последние четыре квартала я бежал – бросив охреневшему таксисту сотенную купюру и выскочив из желтого мерседеса – была пробка…
Таможню я прошел. Еле-еле. Дело в том, что впопыхах я забыл переобуться и явился в аэропорт… Да-да, в “Гриндерсах”. Ну, нравится мне такая обувь! Они удобные, а главное никто не приебется – у них стальной мысок, да и подошва…
Никто не приебется – это точно не про таможенников!!! Меня шмонали десять минут, раздев до трусов. Ну и извращенцы!!! Бррр!
А когда я прошел сквозь рамку металлодетектора и опять “зазвенел”…
Короче я ненавижу таможню. И пирсинг в… короче. Там, я тоже уже ненавижу! Хоть в семнадцать, моей девушке он нравился… хе хе…
С тех пор у меня нет времени на девушек – учеба, учеба, учеба…
Мать – умерла пять лет назад от рака. Последнее ее желание было – что бы я стал историком.… И я решил сделать все возможное, что бы выполнить ее волю…
Мама – единственный человек, который меня поддерживал всегда. Она была рядом, когда мне было плохо, и помогала найти выход из, казалось бы, безвыходных ситуаций, когда у меня случалась удачная полоса – она радовалась вместе со мной и была счастлива тому, что у меня все хорошо… Я ее очень любил, тем более она растила меня одна, без отца. Он бросил нас, когда узнал, каким я родился.… сказал, что не хочет знаться с красноглазым уродом. К тому же, врачи говорили, что я не проживу и до пяти лет – слишком чувствительная кожа и тонкие кости…
Да, я родился альбиносом. Абсолютно белый. И красная радужка у глаз. И аллергия практически на все. И косые взгляды в спину. И насмешки одноклассников. И да, я выжил. Выдержал все это. Мать мной гордилась…
А теперь ее уже пять лет, как нет. Почти шесть – даже больше.… А, я, кажется уже в полушаге от того, что бы исполнить ее последнюю просьбу. Я стану специалистом по Древнему Риму – как и Арни Грептон. Может даже лучше – кто знает…
Но не буду загадывать — лететь еще семь часов, и Боже, я так хочу спать…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава II

Себастьян


Рим встретил меня просто удушающей по сравнению с Нью-Йорком жарой ярким южным солнцем и задержкой выдачи багажа на целый час. Что-то у этих макаронников там сломалось. Ненавижу таможню! Ненавижу перелеты! Ненавижу гребанную бюрократию!
На выходе из аэропорта меня встречал приземистый, чуть полноватый мужчина, высоко подняв руку и маша табличкой с моим именем. Вот и Арни Грептон…



***


Мне достался номер в гостинице на окраине Рима. Не из-за каких-то соображений, а только потому, что отсюда ехать до места раскопок надо было всего полчаса. Сегодня у меня свободный день – что бы разместился на новом месте, освоился, погулял по городу.… А вот завтра за мной приедет машина и начнется моя первая рабочая будня, да. Замечательно!
Дело в том, что рабочие, рывшие котлован под здание торгового центра, так его и не дорыли. Причина для Рима банальна – именно из-за этого тут даже метро не достроено уже на протяжении десятилетия, если не больше. Просто в Риме где не копни – везде наткнешься на какую нибудь древнюю хрень, представляющую “уникальную культурную ценность”. Я хоть и будущий историк, но, на мой взгляд, это просто издевательство – либо перекопать полностью все, либо оставить в покое то, что уже однажды было погребено под культурными слоями цивилизаций.
Как мне сказал Арни – там обнаружен храм, посвященный богу войны Марсу, построенный еще во времена правления Августа Октавиана. А если учесть что Август присоединил к Римской Империи территории горных племен, укрепил границу, пролегающую по реке Рейн.… Жаль, только, что проиграл сражение с германцами, а после этого столь обширных военных походов больше не устраивал…



***


Первым делом обнаружилось что я — лох. Из обуви у меня с собой были только родимые гриндерсы. Я даже кроссовок с собой не взял. Вторым пунктом в списке под названием "вот поэтому, я — идиот" значились забытые деньги. Все что у меня было — это тридцать семь долларов восемьдесят пять центов, распиханные по карманам куртки и обеих пар джинсов, причем все это было, чуть ли не по десяткам. Нет бы, нормальные купюры были... А тут все не в долларах и даже не в дырявых вьетнамских донгах. Тут — еврозона, мать их итальянскую. А зарплату я получу только через неделю. Зашибись, я вляпался!
Добро, что с голоду не помру — в гостинице кормят завтраком, ну а на раскопках не до еды я думаю, будет... Но печально то, что я даже в Колизей не смогу себе позволить сходить — билет платный, а на те двадцать евро* мне надо умудриться просуществовать целую неделю. При этом я категорически не хочу одалживать у Арни или писать ректору. Ну, а потом, для меня подобный минимализм в затратах, граничащий с аскетизмом — не впервой, если честно. И не в таких условиях жил!
Одна надежда — что у меня не начнется тут аллергия, на какое-нибудь местное растение... Ибо третье в списке место — забытые лекарства. А у меня с этим все плохо — чуть, что и отек Квинке в течение часа мне обеспечен. Из-за этого я в респираторе весной хожу — лучше так, чем сдохнуть.



***



Итальянского языка я не знал, но зато местные аборигены понимали мой английский, да и я понимал их итальянский — ведь этот язык по сути своей упрощенная латынь, язык плебеев — как выражались современники Данте, прочитав написанную им Божественную комедию. Кстати, написал он ее именно на итальянском, а не на латыни как все книги писавшиеся до этого. И из-за этого стал отцом — если можно так выразиться — литературного итальянского языка...
Но хватит о Данте — он флорентиец, хоть и был оттуда изгнан...
Ладно, молчу. Я знаю, что много знаю и знаю, что вы знаете, что я много знаю. Заколдованный круг, не иначе!

Остаток дня, я провел, гуляя по центру Рима. Кто бы, что не говорил, но этот город — не город. Это памятник. Памятник великому римскому народу, построившему все это великолепие. И что самое поразительное — построившему это настолько хорошо, что даже сейчас люди теряют дар речи при виде мощи этих развалин... Плоские длинные глиняные кирпичи и известковый раствор, их скрепляющий... Казалось бы, ничего выдающегося, а, поди ж ты — стоят третью тысячу лет...

Когда стало темнеть, и по логике надо было уже идти в гостиницу — мне хорошо было бы выспаться, ведь в половине седьмого утра за мной уже приедут — я понял, что заблудился. Нет, где я был — мне было ясно. Я был у фонтана Треви. И все бы хорошо, если бы я не забыл карту города в гостинице, а к этому гребанному фонтану не возвращался, уже в седьмой раз подряд! В особенности, меня выбешивали макаронные изделия черного цвета в виде мужских членов, продававшиеся в лавочке на углу одной из пяти улиц, ведущих к треклятому фонтану! И вообще, итальянцы — извращенцы! Столько членов Давида, я, наверное, больше никогда не увижу — магнитики, мужские трусы, фартуки, статуэтки, снежные шары, брелки, календари... О даа! Это какой-то кошмар просто!

Я уже отчаялся выбраться из этого зачарованного квартала, когда догадался спросить дорогу у какой-то итальянки, ведшей за руку донельзя довольного сына, уплетающего мороженое.
Добрая сеньора вывела меня прямо на остановку местных автобусов и, объяснив мне на достаточно сносном английском, как мне добраться до гостиницы, подмигнула мне и пошла по своим делам, еле успев поймать сына прежде, чем тот попытался самостоятельно перейти дорогу.
Забавный мальчик — он мне всю дорогу до остановки рожи корчил, не смотря на постоянные одергивания матери...

О, а вот и мой автобус... Еще час позора и я у себя в номере!
А там — спааать!!! Что-то мне подсказывает, что завтра будет сложный день. Очень сложный. А может, я просто тупо волнуюсь — это же чудо, что я попал в группу к самому Арни Грэптону...
Автобус закрыл двери и я, пробив билет, схватился за поручень — мощеные улицы в центре это зло для всего, у чего есть колеса!!!






------------------
* 37$ =20€ — курс взят от балды.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава III

тут и дальше — диалоги выделенные курсивом — латынь.

Себастьян



Нет, вы представляете?! Этот мудак — Публий Квинтилий Вар*!!! Римский военачальник. Жил с двадцать шестого года до нашей эры по девятый год нашей эры. Погиб в сражении в Тевтобургском лесу — он проиграл битву с племенем херусков. Если мне не изменяет память с братом маразмом, то ему даже памятник был поставлен в Германии, кстати, не так уж и давно.
А рожа у этого Вара — глаза б не смотрели. Хотя, стоит признать, что те его изображения, которые дошли до наших дней, от оригинала мягко скажем, отличаются и отнюдь не в пользу того, кто ваял с него бюст — руки у скульптора росли немного не из того места, из которого надо. Мужчина был явно красив, хотя и немного приземист — метр семьдесят я бы ему дал, но не больше. Но не стоит забывать что это — Древний Рим, надеюсь — и тут такой рост считается нормальным. Значит, если очень приспичит — я тоже смогу сойти за местного. Ну... Да. Не смогу... Я же оригинален, черт побери! Гребанные гены, сделавшие меня альбиносом! Сейчас я, как никогда ненавижу свою внешность!
Мужчина, до этого связывавший все мои шмотки-манатки в узел из собственного плаща, закончил сие нелегкое дело и уверенной походкой направился ко мне.
Так вот что я вам скажу — во всех источниках, в которых упоминается о Публие Варе, говорится, что этот человек был жесток и своенравен. И что-то мне совсем не нравится его взгляд... Ох, не нравится!
Тем более я сейчас нахожусь в не слишком завидном положении — валяюсь голышом, перевязанный как вареная колбаса и старательно делаю вид, что до сих пор не очухался. Больно уж жить хочется...
— Ай!! Руки убери, животное!!! — меня подхватили под живот и, перекинув через плечо, куда-то потащили. От резкого изменения места дислокации меня опять замутило, и жутко разболелась голова. Все-таки у меня сотрясение мозга...
Не было печали — как говорится...
Не дергайся, мальчишка! — пробасил этот брутальный придурок. Только я нихрена не понял, кроме того, что мое "превосходно" по латыни — пиздежь и провокация...
К счастью, это было последним открытием на сегодня — я благополучно обвис в обморок.



***



Вам интересно, что же все-таки случилось? Не поверите — мне тоже!
Был мой первый день на раскопках храма Марса. Как я и рассчитывал, ничего особо ответственного мне не доверили — сначала посадили перебирать просеянные от песка камушки — искать обломки керамики, ну или еще какой-то не слишком нужный культурно-исторический хлам. Но я особо в бой и не рвался. Нет, конечно, мне было безумно интересно взглянуть на тот храм, который нашел Арни. Но меня просто завалили мелкими поручениями и, перебрав камешки, я был вынужден еще часа полтора проваландаться с амфорами, со всеми предосторожностями, принесенными из храма — надо было их фотографировать и забивать артикулы в электронный каталог, описывая особенности и отличительные черты. Но и с этим я справился без особого труда — ну если только постучал немного кулаком по ноутбуку, когда тот вздумал зависать. Ненавижу технику!

К храму мне удалось подойти только в обеденный перерыв. Мне есть все равно было нечего, да и при такой жаре не особенно и хотелось. А этот храм стоил пропущенного обеда.
Теперь понятно, почему этими раскопками занялся именно Грептон. Этот храм — нечто невиданное в римской архитектуре. Дело в том, что найти его, не зная точного местоположения, было практически невозможно. Вход — всего лишь два камня песчаника, по бокам небольшого отверстия в одном из холмов.
Но внутри...
Римляне умели строить красиво. Хотя я подозреваю, что этот храм был создан задолго до них. Слишком не свойственно для этой культуры, делать столь незаметные храмы, тем более внутри холма. Наверняка это помещение было чертовски трудно создать, да еще и так, что бы ничего ни обваливалось... Про красоту фресок и мраморных статуй — я молчу. Что умели — то умели...
Жаль, что храм оказался не слишком большим — три помещения всего. Первое — это, скорее всего, Главный зал — в центре стоит статуя Марса, выцветшая от времени, но частично сохранившая краски, которыми была расписана. Позади нее — мраморный же стол, скорее всего, алтарь.
А вот два остальных помещения предстояло еще откапывать — в них обвалилась "крыша", погребя под тоннами земли все, что там находилось.
Я проторчал в храме минут сорок, рассматривая замысловатые фрески и любуясь тонко высеченными из глыб мрамора статуями. Но, в конце концов, мне это надоело.
Уже почти дойдя до выхода, я заметил то, чего наверняка не увидел ни Арни Грептон, ни его команда — маленькую потайную дверцу, замаскированную как часть стены.
Ну, я ее с грехом пополам открыл.
Странная комнатка — в ней нет ничего... Кроме лестницы, ведущей к потолку.
Мало ли зачем тут сделали лестницу? Надеюсь, ничего не произойдет, если я заберусь на нее? В конце концов, имею право — это я ее нашел!
"Заберусь" переросло в "посижу". Жаль, что на холодном камне было неудобно — такое впечатление, что моя задница заледенела и покрылась инеем уже через минуту восседания.
Ну и хрен с ней — и с лестницей, и с задницей. Да и обед уже должен кончится. В общем, пойду, обрадую Грептона, что, мол нашел еще одно помещение...
Я вышел из комнатки, дошагал до прохода и...
Столкнулся нос к носу с чуваком в римской тоге.
Он что, паломник? Но о храме почти никому не известно... Только если кто-то решил меня разыграть. Ну, есть такой идиотский обычай у археологов. Но обычно они в песочное сито бусинки подкладывают и все в этом, же духе...
А тут...
Тут, мужик смерил меня удивленным взглядом — таким же, собственно говоря, каким и я его — и без всяких разъяснений дал мне в морду.
Мир пошатнулся и рухнул у меня из-под ног.
Какого хуя, спрашивается?!





---
*реальный исторический персонаж. Был трижды женат, от последнего брака у него был сын. Его "голубизна" — домыслы автора, годы его жизни — с 46г. до н.э. по 9 год нашей эры.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава IV

Себастьян


После того как очухался — судя по тому что уже почти стемнело, в отключке я пробыл довольно долго — то был ну... Сказать, что удивлен — ничего не сказать. Мою бессознательную тушку, оказывается, транспортировали в некое подобие индейского вигвама. Вигвам на поверку оказался перепалаткой-недошатром, с полом, устланным шкурами, напоминающими волчьи и парой грубо тканых некрашеных тряпок, валяющихся в углу – видно, они служили хозяину одеялом.
Я должен был стать историком – так завещала мама. Я просто обожал Древний Рим и все, что с ним связано… Но. Черт побери, я не думал, что каким-то образом попаду в прошлое на две тысячи лет назад и столкнусь со всем этим вживую. Как будущий ученый, я просто готов скончаться от счастья, что мне несказанно повезло попасть сюда, но как обычному…будем считать, что обычному человеку, попасть в это время, а уж тем более выжить тут… такое стечение обстоятельств удачей точно назвать нельзя.
Наверное, у вас есть несколько вопросов, на которые ответов я так и не дал… Сейчас все исправим.
Первое – откуда я узнал, кто мне дал по морде? Очень просто! Этот… высококультурный человек дал мне в морду, потом испугался содеянного – надеюсь на это, но раскаяния я что-то не особо заметил – и привел меня в сознание, полив опять, же на мою многострадальную морду водой из фляжки, смешанной с отвратным вином. Не знаю, от чего я быстрее очухался – от ужасного запаха или от чувства теплой жидкости, текущей мне за шиворот. А еще от этой бурды у меня глаза щипать начало! Я, едрена матрена, аллергик, альбинос и вообще!
Подозреваю, что мои глаза этого несчастного вояку и запугали. Ни для кого не секрет, что у альбиносов глаза красные… И я не исключение. А еще это треклятое вино, от которого я между прочим аж прослезился. Естественно, глаза стали ярко-красными…
Мужик сначала изображал глубокий мыслительный процесс, а я, затаив дыхание, ждал, к чему же этот процесс приведет. Ну, то, что его мозг лопнет, и из его головы полезут зеленые человечки, как вариант я сразу отмел, оставалось только два более-менее реальных пути развития дальнейших событий: меня убьют или меня убьют, принеся в жертву… Тому же Марсу! Могут еще продать в рабство, но тогда я долго тоже не проживу. Короче куда не плюнь – конец один.
То, что сделал этот долбанутый мужик меня впечатлило. Он начал что-то бойко лопотать на латыни, активно жестикулируя и то и дело показывая на статýю Марса (к тому времени меня еще не нокаутировали повторно). Из всего сказанного до меня дошло только то, что меня принимают за ни кого иного, как за сына бога Войны. Мой вмордодаватель даже церемонно мне поклонился и представился... Я на мгновение охренел, когда до меня дошло кто это. Жаль, конечно, что только на мгновение — глядишь бы и промолчал. Но судьба как всегда ко мне не равнодушна и я, кажется, совершил самую глупую, а заодно и самую фатальную ошибку в своей жизни – собрав мозг в кучку, постарался объяснить, что я никакой не сын Марса и вообще, я не я, и лошадь не моя, я тут типа проездом, ага.
Люди, если вы, не дай Бог, окажитесь в подобной ситуации – лучше соглашайтесь на все регалии, пусть даже вас за Папу Римского примут, да хоть за покемона!!!
Я вот не согласился. И получил от освирепевшего римского военачальника в рожу. Опять. Мол, раз я не сын Марса, то нехуй мне в храме делать...
Ну а дальнейшее вы уже знаете — меня раздели, связали и приволокли в вигвам. Тут-то и началось все самое страшное...
Меня скинули на шкуры как пыльный мешок, а потом...
Потом Вар начал развязывать пояс своей туники, неотрывно смотря на меня. А я голый и связанный. Сразу вспомнились римские нравы и то, что секс с представителями собственного пола не считался чем-то из ряда вон выходящим. В особенности в армии...
Меня прошиб холодный пот. Неужели он сейчас меня изнасилует?! Я же без боя не сдамся!!!
Вот он уже абсолютно голый стоит надо мной... Я даже как дышать забыл, а сердце колотится просто бешено. Я ведь в его вла...
Чтоо?! Он развязывает веревки! Неужто отпустить хочет? Три ха-ха. Не верю! Тем более, запястья мои до сих пор стянуты за спиной...
Не понимаю!!! Этот грязный извращенец вообще будет, в конце концов меня насиловать, или где?! Я уже морально подготовился тут, понимаешь ли, а этот... Человек тупо лег рядом со мной на шкуры и укрывшись той самой некрашеной тканью завозился, устраиваясь удобнее и кажется заснул. Потом вздохнул и накрыл "одеялом" и меня. За что ему кстати — спасибо. Я уже зубами чуть не клацал от холода...
Разговаривать он со мной не разговаривал еще со второго моего нокаута, так, что информации у меня было крайне мало.
В какой хоть год я попал?..
Вопросы, вопросы, вопросы... Где же чертовы ответы?!

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава V

... Нагой мужчина лежал на широкой кровати, спинки которой были обвиты диким хмелем и безостановочно хохотал уже несколько минут. От этого занятия его щеки раскраснелись, а в уголках глаз выступили слезы.
— Нет, ну кто бы мог подумать!!! Этот альбинос — мой сын! Ахххах... Невежды!! О, Хаос Первородный!!!
— Хватит ржать как конь! Ты бог, в конце концов, а ведешь себя как какой-то гончар с городского рынка! — красивая девушка, лежавшая рядом с все еще подхихикивающим мужчиной, сердито нахмурилась и отодвинулась от него.
— Да что ты смыслишь в этом, женщина?
— Ах, что я смыслю?! Вот отлучу тебя на месяц-другой от тела, будешь опять по нимфам бегать! – девушка встряхнула длинными чуть вьющимися волосами цвета спелой пшеницы – Или я тебе надоела, дорогой? – она хитро прищурилась и повела плечом, от чего ее аппетитные груди с большими сосками заманчиво всколыхнулись.
— Эааа… — бог от такой картины вмиг растерял все свое красноречие – Венера, любовь моя, прости! Я… погорячился… — он сглотнул и попытался оторвать взгляд от начинающих твердеть сосков юной девушки. Взгляд не оторвался и даже не вырвался, пришлось поспешно применить тактику моргания и представления Фавна*, а в особенности его – не в обиду оному будет сказано – кривых волосатых ног.
— Ну, так-то лучше, милый. – Венера обворожительно улыбнулась и совсем по девичьи, хохотнув увернулась от Марса, лезшего целоваться – А что ты намерен делать с этим твоим… эээ… сыном? Убьешь его, да?
— Ну дорогая.… Почему ты такого обо мне плохого мнения?.. ммм?.. Меня все это очень забавляет. А раз это меня забавляет, я думаю, что помогу этому смертному…
— Думаю… — мужчина все-таки добился своего и поцеловал девушку – Мфф... Думаю это хорошая идея, тем более сам Сатурн* его сюда прислал…
— Хм. Сатурн? А почему я об этом узнаю только сейчас, а, женщина?
— Наверное, потому что ты не спрашивал, мужчина! Ммм.… Сколько тебе раз повторять, неотесанный ты чурбан, что не надо меня там кусать!!!
Если Марс что-то и ответил, то это уж точно не было услышано за громким стоном девушки, чьи груди он ласкал…




***


Себастьян



Проснулся я резко. От того что чья-то чрезмерно наглая лапа оправдывала свое название и лапала мою задницу. Бляяа!!!
Проснулся, мальчик? — эта скотина, сидела рядом со мной и нагло лыбилась. Голая, между прочим, скотина!!!
Иди… в термы, любитель… мужчин! — я латынь знаю. Но на уровне двадцать первого века, а не начала первого…. Поэтому мой посыл нахуй, трансформировался в такое вот… нда…
Я даже понимаю несчастного мужика, который аж всхлипывать от смеха начал. О Боги, за что мне все это?!
— Что значит за что?! За все хорошее!!! У тебя, между прочим, в том времени сын есть, ты не знал? – новость о том, что у меня есть сын, меня шокировала, наверное, столько же, сколько и появление башки какого-то мужика парящей в воздухе, прямо перед моим носом.
— Не какого-то мужика, а местного бога войны, Марса, а по совместительству и твоего отца. То есть меня самолично! – самодовольно заявила – о счастье! – англоговорящая голова и подмигнула.
— О! Папаня пожаловал!!! Сколько лет, сколько зим, дорогой родитель!!! А где алименты, которые ты моей матери задолжал, скотина?!! – коль назвался, так и наслаждайся!
— Э… Али…что?
— Не прикидывайся, подлец! Как ты мог бросить нас?! Верблюжья какашка!!! — где-то рядом послышался грохот. Мне буквально секунды хватило на то, что бы понять, что на этот раз пришла очередь Вара быть в отключке. Так ему и надо, насильнику и извращенцу!!!
— Кто я?!
— Что значит кто ты?! Свинья ты лопоухая!!! И вообще, я на тебя обижен, папа! – я подчеркнул последнее слово и показушно надулся, скрестив руки на груди и стараясь не обращать внимания на то, что был абсолютно голым. Для большей трагичности я даже носом захлюпал. Эх, если бы не мама – пошел бы в театральный!
— Сынок, ну прости меня. Ну не обижайся.… Хочешь яблочко?..
— Г…глазноое?.. – я недоверчиво посмотрел на голову.
— Э… нет, зеленое. Правда меня от них пучит немного… — поведали мне тайну, и рядом с головой появилась рука, с лежащим на раскрытой ладони яблоком. Правда, уловив мой скептический взгляд, новоиспеченный папаня тут же убрал яблоко и поспешил продолжить – Эм, так, о чем это я? А! помнишь свою любовницу? Думаю что помнишь, ибо она у тебя была всего одна… Так вот, ребенок у нее от тебя… Ты меня не лучше, даже не знал о существовании собственного сына! Так что закрой рот и перевари информацию, ослиная моча!
Где-то рядом послышался громкий ик и повторный грохот. А вот нехрена не вовремя в себя приходить!
— Ну, я уже понял, что весь в тебя пошел. Дальше-то что?
— Ну не весь… Ладно… Так вот, о продолжении рода своего ты можешь не заботиться!
— Угу. Я счастлив. Просто невъебенно рад!!!
— Не груби родителю, щенок! Я еще не закончил!!! Ага… а что я собственно тебе еще хотел скзаааать?.. Эээх, склероз совсем замучил…
— Записывай!
— На восковых дощечках? Ты издеваешься, сын мой?
— Не то что бы…
— А! вспомнил! Ты не мой сын, но ты будешь моим сыном, потому что я тебя усыновил. – а-ху-еть!
— Э? А еще раз, помедленнее и желательно по-английски!
— Дубень, мы на латыни разговариваем!
— Почемуууу?!
— Что “почему”? Почему разговариваем или почему усыновил?
— Ага… — я вообще в астрале. Меня не кантовать!
— Усыновил потому что так надо и в дальнейшем тебе это пригодится, а разговариваем мы, потому что мыслями обмениваться никто не умеет. А на латыни, ибо то, как ты послал этого несчастного смертного, меня немного эээ… шокировало. Кстати, присмотрись к нему – он симпатичный вроде…
— Ну, раз симпатичный, то ты с ним и возись! Какого хрена он мои гриндора захапал?! А еще он меня за задницу будил!!! – моему возмущению не было предела – И вообще, папаня, я не гей!
— Ну, одинаково любить можно ведь и мужчин и женщин…
— Хватит! Это ужасно!!! Не хочу даже думать о таком! Фуууу!!!
— Хм… ладно, я поговорю с Венерой…
— Вот только богиню любви еще не хватало!!!
— Но мужская любовь прекрасна! Ты ничего не понимаешь! К примеру мужчина не может скрыть своего возбуждения в отличие от женщины… Его тело всегда честнее и к тому же – посмотри на этого молодого мужчину, раскинувшегося в глубоком обмороке на полу… О, он прекрасен! У него даже вшей нет! А какие у него мускулы…
— Меня сейчас стошнит!!! Сам с ним и ебись, раз так он тебе нравится!!! Лучше скажи, какого хрена я вообще тут нахожусь! – да, знаю, это очень своевременный вопрос!!!
— Ну, зачем же так грубо, сын мой! А зачем ты тут надо спросить не у меня, а у дядюшки твоего. У Сатурна то есть. А он сейчас занят очередным экспериментом. Представляешь, хочет повернуть время вспять и выяснить, кто же был предком человека!
— Ну и что мне теперь делать? Я домой хочу!!! Между прочим, я в институтскую библиотеку книжку еще не вернул!!!
— Тебе остается только смириться. Вернуться в прошлое можно, на сколько, мне известно. А вот в будущее – невозможно. Упс, кажется, я и так тебе слишком много тебе сказал… Мне уже пора, сынок… как встречу братишку, спрошу о твоей проблемке. Удачи… Кстати, у этого Вара классная задница!!!
— Рррррр!!!!
Видно у меня был совсем уж страшный вид, потому что бог войны не стал больше ничего говорить и растворился в воздухе.
Бля, я что, тут застрял навечно, с приемным папашей-извращенцем и мудаком-воякой, покушающимся на мою задницу?
Или это все – последствия солнечного удара? Только что-то слишком реалистичный и продолжительный бред, по моему скромному мнению…
Надо бы пока этот мужик не очнулся, поискать свои вещи и по-тихому смыться.
Правда, куда я буду смываться, я себе не представляю, ведь тут даже унитазов нет…
Унитазов…
Бляяяаааа!!!
Поиск вещей, я думаю, немного подождет…




---
*Фавн – аналог Сатира у греков. Божество, покровитель пастухов. Изображался с козлиными рогами и ногами.
*Сатурн – аналог Кроноса у греков. Бог времени.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава VI

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ШАЙНИ!!! Я ТЕБЯ ОБОЖАЮ, СЕСТРЕНКА!! ВСЕГО-ВСЕГО-ВСЕГО ТЕБЕ И МУЖА ГЕЯ
хD

Вар

Я решил совершить паломничество именно в этот храм Марса по двум причинам — о его существовании знали очень немногие, а если верить слухам, услышанным от тех, кто все же побывал в нем, то именно этот храм любит бог войны.
Как бы то ни было, я провел в молитвах об удачном покорении племен, живущих меж Рейном и Дунаем* два дня. Я знаю — то, что Октавиан** сначала, призвал меня из Иудеи, в которой я был наместником, обратно в Рим, а теперь посылает завоевывать этих дикарей – означает лишь то,что я стал неугоден Императору. Слишком многим не нравилось то, как я обошелся с предателями***, замышлявшими бунт. Мое сердце до сих пор болит, когда я вспоминаю это. Тогда пришлось убить почти две тысячи человек, а еще тысячу изгнать из города. Когда люди гибнут в битвах – это… Нормально. Но когда столько людей казнят.… Это было не простое решение даже для меня, бывалого вояки.
С тех событий прошел год, казалось бы, Октавиан забыл о них, но как выяснилось – нет. Какой-то презренный человек донес на меня – что, мол, там не только изменники погибли, но и неугодные лично мне. Это клевета, но Император поверил…
Я приехал по его приказу в Рим, где меня ждало еще одно потрясение – моя возлюбленная жена Виспансия****, пожелавшая уехать в Рим, как только в Иудее начались волнения… Кто-то говорит, что ее отравили, кто-то говорит, что ее сожрала неизвестная болезнь. Мне все равно – я был в не себя от горя. Она была моим другом. Была моей возлюбленной. Была единственным человеком, к которому я позволил себе привязаться.
Мне не дали даже положенного времени проносить траур. Октавиан передал через своего поверенного – испугался меня, что ли? – свиток, где мне приказывалось встать во главе легиона, направляющихся на север и “расширить и упрочить границы Священной Империи”. Легион – не так уж и много, а если учитывать то, что о племенах, которые нам предстоит покорить, ходит слава непобедимых воинов, то пять тысяч солдат это не так уж и много. Очень мало, я бы сказал.
Император послал нас на смерть. Все что остается мне – это молиться. Потому что умирать я не хочу. Я должен жить, хотя бы ради того, что бы отомстить тем, кто убил мою Виспансию.
Про удачное исполнение приказа Императора я молчу. Забавно было бы видеть выражение его лица, когда ему донесут о том что я смог… Но не буду об этом даже думать. До того как мы отправимся в очередной военный поход, осталось еще восемь дней.



***



Когда я и на третий день вошел в храм, то столкнулся прямо в дверях с… Боги, я даже не знаю, как это существо назвать.
К сожалению, первое, что я сделал с ним, это ударил в челюсть. Ну, реакция у меня такая. Я не виноват в этом – жить захочешь, еще и не так реагировать будешь, на резкие-то движения.
Как этот мальчишка оказался в храме? Даже я не с первого раза сюда дорогу нахожу, да и потом тот камень, который я привалил на входе… Это существо в состоянии разве что тяжесть собственных костей таскать, а не каменные глыбы с места на место двигать.
Жаль я его вырубил – можно было бы сразу спросить кто он и что тут делает… Кстати сказать – вид у него весьма необычный. Никогда не видел людей с абсолютно белыми ресницами. Да и волосы у него как будто снег на вершинах Альп. Седой он что ли?..
Когда я вылил на это существо воды, оно все-таки соблаговолило прийти в себя и открыть глаза…
О Тривия******! Вот я и домолился! Марс послал мне своего божественного отпрыска – иначе объяснить, почему у парнишки глаза оказались цвета только что пролитой крови, я не мог.
Ну и видок у него. Ну-ну, заморыш, не смотри на меня так, будто я тебя сожру сейчас! Я кости не люблю. Интересно, а почему сын бога выглядит так? А, в прочем, кто их там знает, этих богов…
Да простит меня Марс, но когда этот придурок начал открещиваться
от своего божественного родителя, я его ударил еще раз. Предков надо чтить и уважать, а не отрицать свое происхождение!
Пока мальчишка опять не пришел в себя, я раздел его. Нет, не подумайте ничего такого – просто уж слишком странная одежда на нем была. Сандалии – отдельная тема. Когда только увидел его ноги, то подумал что Марс согрешил с одной из дочерей Сатира, но потом присмотрелся и облегченно выдохнул— копыта снимались…
А вот реакция моего тела, на вид этого обнаженного полутрупа несколько… удивила. Ничего странного в том, что бы возжелать мальчишку я не видел – в армии даже скорее принято заводить себе любовников, а не любовниц, но…
Во-первых, это божественный ребенок! Взять его прямо насильно я не рискну – мало ли, вдруг его отец разгневается… В то что этот заморыш сам сможет мне что-то сделать, я верил слабо.
Во-вторых, я поклялся хранить верность своей убитой жене и не вступать в связи с другими. Но в клятве говорилось о других женщинах, а не о мужчинах. Нет, мужчиной назвать этот мешок с костями у меня язык не повернется, но факт есть факт.
В-третьих, слишком мальчонка странный. Что с ним произошло, что он так рано поседел? Мне его жаль.
Из всех трех позиций, следует вот что: это существо надо взять с собой и постараться защищать. От кого защищать – найдется. Скорее всего мои молитвы были услышаны, но неужели Это сможет принести нам победу?..



***



После того, как я проснулся, прошло не так уж и много времени – солнце только начало всходить. Но разлеживаться некогда – сегодня предстоит путь обратно в Рим. Тем более что мне не слишком-то удобно, когда на меня практически залезли. Пусть этот скелетик практически невесомый, но это наглость.
Удивительная реакция! Как я спихивал его с себя он не почувствовал, а стоило мне прикоснуться к худым ягодицам, покрытым очаровательным белым пушком, как мальчонка тут же взвился и обозвав меня любителем мужчин послал – куда бы вы думали?— в термы.
О Великий Марс, откуда этот дивный отрок? Он говорит на латыни хуже, чем африканский раб!
А вот появления самого Великого Марса, а в особенности его…содержательного диалога с мальчишкой, который воистину оказался его сыном, мои и без того расшатанные душевные силы просто не вынесли. Точнее они вынесли, но не диалог, а мой мозг.
Дважды.




***



Очнулся я сам. Никто меня в чувства не приводил и не пекся о моем здоровье. А раз так, то либо мальчишка сбежал, либо просто решил, что себе дороже будет со мной связываться.
И то и другое радости не прибавляло. Разыскивать молокососа по всему лесу дело неблагодарное, к тому же тут есть масса мест, куда он уже давно мог спрятаться.
Осмотр шатра показал, что вещи мальчик не забрал. Они так и лежали, связанные в узел моим плащом, прикрытые парой шкур, которые я на них вчера накинул. Маскировка не слишком, но есть шанс, что мальчик это безобразие заметит не сразу. Так и случилось. Теперь мне предстоит разыскивать не просто божественного ребенка, а голого божественного ребенка. А что если с ним что-то произойдет? Его же могут принять за ра…
Резкий крик прервал мои размышления. Сердце пропустило удар, но тут, же забилось с удвоенной силой…
Не удосужившись одеться сам, я рванул туда, откуда, по моему мнению, этот крик раздавался





---------
* меж Рейном и Дунаем жило несколько германских племен, таких как херуски или ангиварии.
**Октавиан – имеется в виду Октавиан Август – первый император Римской Империи. Приемный сын Гая Юлия.
*** с этого места начинается суровое AU
****На самом деле жену Публия Квинтилия Вара звали — Випсансия Марцелла. реальное лицо.
*****Тривия — богиня мрака и чародейства. Аналог греческой Гекаты.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава VII


Себастьян


Я неудачник. Иначе, как объяснить то, что я поперся в лес босиком, пусть и движимый священным зовом организма?
Все бы ничего, но когда я шел обратно, то наступил на змею. Нет, ну правда, я ее просто не заметил – она почти как ветка какая-то… Ну, разве что черная…
Тайский массаж змее явно пришелся не по душе, и она отреагировала на него естественно – то бишь, тяпнув меня за пятку.
Я скорее видел, как это происходит, чем чувствовал это.
Змейка, отцепившись от меня, напоследок что-то гневно прошипела и уползла в неизвестном направлении, а до меня только начало доходить что все – хана мне. Тут ни больниц, ни даже медикаментов нет. Максимум что мне светит – это кровопускание. А если яд распространился уже?..
Вот тебе и древний Рим!
Я уже был в предобморочном состоянии – сердце колотилось как бешенное, ноги подкашивались, а во рту пересохло как после качественной попойки не качественным алкоголем. Все на что меня хватило, это закричать… Не знаю зачем – ведь помощи ждать неоткуда.



***



Каково же было мое удивление, когда на меня опять полилась эта гадость – в смысле теплая вода с примесью вина – приводя меня в сознание… Если я до сих пор жив, то либо меня вылечили – в чем я лично ооочень сильно сомневаюсь, либо змеюка была подлой, но не ядовитой.
Дядечка выглядел обеспокоенным. Ну да, как же… Ведь благодаря предыдущим событиям, он подумал обо мне не весть что…
— Очнулся? Что случилось? Я нашел тебя без сознания… Ты пытался сбежать от меня, да? — и взгляд такой серьезный-серьезный… Угу. Сбежишь тут!
— В туалет я сходил! – и вот нечего на меня так смотреть! Нечего я сказал! – Ну… А возвращался и на змею наступил… Обувь мне мою верни хоть! И штаны!!!
— Змея? Куда она тебя укусила?
— В пятку! – поднял правую ногу, в которую меня и укусили и поболтал ей в воздухе – Но вроде она не ядовитая была, раз я жив еще… Так ты мне отдашь вещи. А?
— Вещи я тебе не отдам – ты ведь сбежишь тогда. – ты прав, сбегу. На все четыре стороны одним махом. Да меня тут либо в рабство продадут, либо убьют…
— Пошли в шатер. Мы поедим сейчас, а потом нам предстоит дойти до Рима…
Спорить я с ним не стал. Только ужаснулся открывающейся перспективе топать пешком до исторического центра. Это же мы целый день идти будем!
Зато выяснилось, что змея была условно ядовитой – наступать на укушенную ногу было больно. Завидев, что я хромаю, Вар без всяких церемоний просто подошел и перекинул меня через свое плечо как мешок какой-то. Обидно! Но протестовать я опять не стал – лучше так, чем своим ходом. А потом этого моего позора никто не видит, следовательно, его и нет. Ндаа…



***



Еда. Я не понимаю, как можно жрать эту гадость! Мне от щедрот душевных выделили ломоть почти засохшего пресного хлеба и кусок вяленого мяса. Запивать это все следовало той бурдой, которой меня до этого поливали.
Все бы ничего, но жрать, даже с голодухи, это было просто невозможно! Хлеб еще ладно, но вот когда я попробовал откусить кусочек мяса, то понял две вещи – эта стерва не откусывается и лучше не упорствовать мне в стремлении это откусить, потому, как на вкус… Меня чуть не вырвало, да.
С питьем дела обстояли, так же как и с мясом – только вода разбавленная вином. Ну, или вино разбавленное водой – как посмотреть. Но эту дрянь, я, пересилив себя, выпил – пить после пресного хлеба хотелось очень…
Вар, молча, ждал пока я, кривясь, закончу трапезничать, и так же молча разрыв, кучу шкур, вытащил из них свой плащ, в который были собраны мои вещи.
— Забирай. – Он развязал белую ткань, с красной окантовкой по краю и отошел чуть в сторону.
— Не боишься что убегу? – я хитро улыбнулся, но поспешил к своим вещам. Изображать из себя нудиста мне не нравилось совсем. Тем более, в компании этого извращенца.
— Сбежишь – сам будешь выпутываться из неприятностей. Я тебя искать не собираюсь. – Он равнодушно пожал плечами и начал собирать шкуры с пола, игнорируя меня.
Ну а мне, для того что бы одеться, зрители и не нужны…
Теперь мне предстоит только выжить во время похода в Рим… Да и в самом Риме выжить.…


----
Прошу меня простить за столь маленькую главу, но я заболеваю. Завтра. Наверное, напишу побольше.
Хей, по отзывам я смотрю – это читает только два человека!
Печаль-печаль!

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава VIII

… Золотистые, чуть вьющиеся волосы, прикрывали лукавую улыбку на лице стройной, нагой девушки, которая, перегнувшись через подлокотник кушетки, с интересом смотрела вниз, сквозь развеявшиеся облака.
— Ну, что скажешь, любовь моя? – чуть ли не промурлыкал мужчина – обладатель мускулистого загорелого тела и, поистине, завораживающего своей красотой и правильностью черт, лица — появившийся за спиной девушки.
— Марс, ты напугал меня – девушка обернулась и изящным жестом откинула волосы на спину, оголив упругие груди – Сначала я думала, что это провальная идея, но… Я уже кое-что придумала! – в ее зеленых глазах заплясали озорные огоньки. Завидев почти маниакальное выражение лица своей возлюбленной, Марс даже немного испугался, особенно учитывая то, о чем он просил девушку…
— Ну и что же ты задумала, интриганка? – он усмехнулся и подмигнул своей возлюбленной, присаживаясь рядом с ней на край кушетки.
— Ну… Я подумала что не плохо было бы… Влюбить твоего сыночка в этого – она неопределенным жестом хрупкой кисти руки показала в просвет меж облаками. Там бодро вышагивал приземистый мужчина, одетый в простую тогу из беленой ткани, подпоясанную холщовым шнуром. В одной мускулистой руке он сжимал поводья лошади, навьюченной свернутыми шкурами и каким-то кулем, а второй рукой он то и дело помогал удержать равновесие беловолосому юноше. Последний шел явно из последних сил, периодически вытирая пот рукавом черного балахона и через каждые два шага, спотыкаясь своими тяжеленными ботинками о любой мало-мальски выступающий корень или более выпуклый, чем остальные, камень.
— Ты действительно думаешь, что это подействует? Я вот сомневаюсь, что смертный поверит в то, что мой сын так сразу воспылает к нему чувствами…
— А вот в этом и заключается все самое, на мой взгляд, интересное — твой сынок будет влюблен в него ровно час, но это будет повторяться каждый день, пока не разберется в себе и уже сам в него не влюбится. Что думаешь?..
— Думаю… Дорогая, это прекрасная идея! А еще, кажется, на глаза мне ему – мужчина кивнул в сторону пробела в облаках – лучше в ближайшее время не попадаться.
— Ах, вот какой ты храбрый, Марс? Боишься своего сынка? – девушка притворно ужаснулась и приложила ладони к щекам.
— А ну иди-ка сюда, женщина, и я покажу, насколько я храбр! – Марс притянул к себе уже во всю хохочущую девушку и вскоре смех прервался, сменившись шумными вздохами и прерывистым дыханием…




***



Себастьян


Мы шли уже битых два часа. Хорошо хоть нога, укушенная змеей, больше не болела – пронесло.
Я устал. Я вспотел… Нет, пропотел насквозь – ведь из вещей у меня были только черный балахон, майка с Led Zeppelin и джинсы. Нижнее белье не в счет. Поскольку майку варварски разорвали, не зная как снять с бесчувственного меня, то остался только балахон. В котором было чертовски жарко, я вам скажу! А еще ходить по непересеченной местности в гриндерсах – сущий ад! Ноги заплетались у меня не хуже чем у пьяного, и я постоянно спотыкался, норовя пропахать носом матушку-землю.
Правда надо сказать спасибо Вару – упасть он мне ни разу не дал, все время, ловя на подлете к земле и ставя на ноги. Даже никак не комментировал мои взлеты и падения, то, ли тихо смеясь надо мной, то ли еще что…

О Боги! Меня только сейчас осенило, что я, кажется, в него влюбился! Да!!! Определенно! Я в него влюблен!
Я – гей, какая га…радость!
За осознанием собственных чувств, пришло хотение обниманий и прочих нежностей, типа кофе в постель. Кофе и постелей тут не наблюдалось, да и обстановка не располагала – день на дворе все же! Но вот обнимания – это вполне возможно!
Как только я в очередной раз споткнулся, – на этот раз почти специально – а ничего не подозревающий римлянин меня в очередной раз поймал за шкирку, а ловко вывернулся и крепко его обнял, уткнувшись носом в его ключицу. И тут же выткнулся из ключицы, жадно ловя ртом свежий воздух – что такое дезодорант тут явно не знали и не узнают еще Очень долго.
Вар, как только я его обнял, сразу же остановился, я бы сказал, окаменел – даже поводья лошади, на которую мы взвалили свернутый шатер и шкуры отпустил.
Зато его несопротивление и справедливое охуение дало мне фору, и я нагло облапил его крепкие ягодицы, одновременно с этим чуть прикусив мочку его уха.
Несчастный в моих объятьях вздрогнул.
Ага, дрожит – значит возбуждается!
Я повторил маневр с прикусыванием уха — Вар обрел способность моргать и захлопал короткими черными ресницами.
«О, какой он миииилый!» — подумалось мне, чем я и не преминул поделиться с объектом моей любви, причем в таких же интонациях.

Получил в морду. Отлетел к ближайшему дереву. Жопе больно, наверное, не меньше, чем и челюсти. Но это не главное – ведь раз бьет, значит…
— Аааа!!! Ты тоже меня лююууубишь!!!! – я с несвойственной мне же прытью вскочил на ноги и побежал обратно к мужчине, растопырив в разные стороны руки и ожидая объятий. Хрен мне!
— Эй, ты что, от жары сошел с ума?! – меня вполне профессионально скрутили, больно вывернув руку. Интересно, он садист, да?
— Н..нет. Отпусти! Как ты можешь так грубо и пренебрежительно относиться к человеку, который тебя, между прочим, любит?! Животное!!! – я попытался вывернуться из железной хватки, но лишь только сделал себе больно – заломленной рукой пошевелить просто нереально.
— Ты явно перегрелся, мальчик! – все, что я почувствовал, это отчего-то холодные пальцы Вара на моей шее около сонной артерии и… И я отключился! Ну, точнее отключили меня, самым наглым, но хоть безболезненным способом. Хоть за это спасибо…



***



Ебаный стыд! Что я молол! Влюбился, ага. Тысячу раз. В мужика!
Обниматься лез… Да что там обниматься — я, кажется, его еще и лапал… А он мне в морду дал, гад! Что на меня нашло – ума не приложу. Остается только списать все на непривычно жаркий климат и яркое солнце…
— Очнулся, влюбленный? – насмешливый голос вырвал меня из цепких лап самобичевания. О черт, вот только его подколок еще не хватало мне для полного счастья! Да я ж со стыда сгорю!!! Или провалюсь под землю. Или и то и другое одновременно – еще не решил.
— Умгу… — я не нашел в себе сил посмотреть Вару в глаза – Простите мне мое поведение, я не знаю что на меня нашло… Мне правда стыдно и… И я вас не люблю.
Мне показалось, или я услышал его вздох?.. Причем явно не радостный. Блять, да что же происходит?!!
— Хорошо. Я так и думал, что ты перегрелся. Вставай и пошли. У нас еще больше половины пути не пройдено, а солнце уже скоро садиться будет. – Мне протянули руку и помогли встать с травы, на которой я собственно и валялся.
Надеюсь, он не будет меня и дальше подкалывать? Уж очень не хочется служить для него объектом насмешек… В моей жизни этого хватило с лихвой, ну вы и сами наверное это понимаете…

Мы шли уже достаточно долго, солнце почти село и в сумерках было практически ничего не видно – на юге темнеет быстро, а ночи черны как смоль. Я продолжал смиренно топать за мужчиной, стараясь не спотыкаться и не стремясь о чем-то говорить, хотя расспросить было о чем – что со мной он собирался делать дальше, какой сейчас год, в конце концов, ну или как мне быть, если у меня нет ни денег, ни имени, ничего…
За всю дорогу мы перекинулись от силы десятком слов – в основном говорил Вар, в тысячный раз ловя меня за шкирку и ставя на ноги. Мол, будь осторожней, смотри под ноги… Можно подумать я и без него этого не понимаю! Я смотрю!!! Но это лес, черт побери, а я не привык ходить по камням и прочей выступающей и спотыкабельной поеботне.
Но вот когда Вар остановился так резко, то я, конечно же, по закону подлости врезался в его спину. Ненавижу свою неуклюжесть!
Только когда с тихим вздохом меня сгребли в охапку и поставили рядом с собой, я присмотрелся и увидел Рим…
Даже тот факт, что меня все еще обнимают за плечи, как-то ускользнул от меня, затмеваемой этой потрясающей картиной – ночной город, без современных уродских зданий из стекла и бетона, без машин и прочих прелестей моего времени…
Просто древние дома, улицы освещенные факелами, редкие прохожие на улицах…
Я был поражен всем этим.


---

Спасибо моей бете Нэн, за качественный промыв мозгов сегодня на паре и кое-каким подкинутым идеям, которые я бессовестно использовала)

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава IX


Вар


Мальчишка еще более странный, чем я ожидал. Хотя может быть во всем виноваты «игры» богов? Что-то я очень сомневаюсь в том, что он на ровном месте воспылал ко мне чувствами. Ну, а может и без богов обошлось – судя по почти болезненной бледности его кожи, становится ясно, что он на солнце не привык так долго находиться, тем более день выдался действительно жарким.
Во избежание чего-то большего, чем лапанье моей задницы и дурацких признаний в любви, мне пришлось мальчишку быстренько обезвредить.
Как выяснилось – не зря я не дал ему прийти в себя – несчастный, когда вспомнил свои «подвиги» покраснел так, что, не смотря на то, что солнце обожгло его белую кожу, стал напоминать мне перезрелый гранат.
Жаль, что прояснение в мозгах никак не повлияло на его способности, и спотыкался он, если и не с такой же регулярностью, как до этого, то раз в пять шагов уж точно.
Что мне с ним делать – проблема, решить которую надо до того, как мы все же дойдем до города. О том, что бы оставить его на произвол судьбы, я даже не задумывался. В конце концов, на мне лежит какая-никакая ответственность за непутевого сынка Марса.
Итак, что же делать с ним?
Можно представить его всем как моего раба… Но боюсь мальчишке эта идея не понравится, учитывая его божественное происхождение. Можно, раскрыть то, что его отец – бог войны… И что будет тогда? Его просто либо разорвет на клочки толпа, стремясь прикоснуться, либо заберут жрецы храма Марса. Тогда, тоже ничего хорошего юношу не ожидает.
Может сказать, что он мой любовник и под этим предлогом взять его с собой в северный поход? Тем более вон он сам мне тут в горячке расписывал то, как он меня любит. И не волнует меня, что это было ни чем иным как бредом. Не волнует…. Наверное. Ведь, если я возьму его с собой – с одной стороны мне легче будет присмотреть за божественным ребенком. С другой, возможно Марс поможет нам, и мы подчиним этих дикарей – херусков. Ведь, у них очень сильные и умелые воины, и как мне ни скорбно это признавать – один их воин стоит пяти наших.
В битвы мальчишку я вмешивать, конечно, не собираюсь – он и гладия* не поднимет, о каких сражениях может идти речь? Но есть вариант, что если заставить его тренироваться со всеми остальными моими воинами, пусть сначала и не в полную силу, то из этого скелета может выйти толк… Посмотрим.



***




Хорошо, что мы пришли в город под покровом ночи – никто не обратит внимания на его странную одежду, и уж тем более – на красные глаза. Остается только предупредить прислугу в моем доме о моем странном госте, ну и естественно, что бы они не болтали лишнего.
Мальчишка с открытым ртом глазел по сторонам, то и дело — ну кто бы подумал? — спотыкаясь на ровном месте и пытаясь отстать от меня. Ну, уж нет, ночь в Риме, таким как он, делать абсолютно нечего. Тем более с его внешностью и такой…странной одеждой.
— На вот, накинь. Холодно – я расстегнул фибулу и снял с себя плащ. Не дожидаясь ответа, накинул мальчишке его на плечи и запахнул. Тот только удивленно на меня посмотрел и промямлил что-то наподобие благодарности. Ну да, еще бы покраснел, недотрога, тоже мне сыскался.
— Так-так-так… Квинтилий Вар… — услышал я немного дребезжащий старческий голос. Вот только этого старого сморчка мне сейчас не хватало до полного счастья! И ведь прицепится – не отцепить… А назавтра уже и донос Императору будет готов… Только, ни в чем таком меня ему не уличить – руки коротки, но навыдумывать полуправды можно сколько вздумается…
— Приветствую и тебя, Тит Аврерий**… — я медленно развернулся к старику-патрицию, и как бы невзначай притянул мальчишку к себе, ненавязчиво обняв его за плечи.
— О, разве срок траура по твоей безвременно почившей супруге уже прошел? Удивлен-удивлен… – он кивнул на затихшего паренька и гаденько улыбнулся. Скользкий змей!
— А разве Вас, почтеннейший, это должно касаться? – в тон ему ответил я.
— Ну как знать-как знать, легат*** Квинтилий Вар. Желаю удачно провести время… — старичек развернулся и бодро поковылял в противоположную сторону, опираясь на свой золоченый посох. Ходили слухи, что нога у него никакая не болела, а с посохом он ходил только лишь для того, что бы показать всем, насколько богат.
— И Вам, патриций, того же желаю. – «Что б тебя в собачьем дерьме искупали!» — последнее благостное пожелание я благоразумно озвучивать не стал, а просто отпустив до сих пор молчавшего мальчишку…
Мальчишку. А как этого мальчишку зовут, я до сих пор не знаю. Уж собрался его своим любовником представлять, а сам…
— Тебя как зовут, мальчик? – я решил устранить это вопиющее упущение.
— Я не мальчик! Мне двадцать два года, между прочим! И что это за хмырь был? Вы с ним враждуете, да? – Нда, молчаливым он мне нравился больше.
— Двадцать два? А выглядишь лет на пятнадцать… Это не хмырь – это патриций Тит Аврерий. И тебе лучше ему на глаза не попадаться. Не то, что бы мы с ним враждовали, но… Просто держись от него подальше. Так как твое имя, не-мальчик?
— Меня зовут… — мальчишка на секунду задумался — Севериан. Да, Севериан. – даже подтвердил зачем-то..
— Ты уверен? ..
— Нет. – Сложный случай, однако…
— А тогда зачем назвался?..
— У меня имя не римское. А фр… Ну… оно созвучно с Северианом, так что я думаю с этим проблем не будет… — он из франков? Тот еще народец… Повезло тебе, Публий Квинтилий Вар, нечего сказать!
— Ну а по-настоящему тебя как зовут? Или даже мне не скажешь?
— Себастьян. – Никогда я такого имени не слышал. Ни у франков, ни у этрусков, ни у галлов или иудеев. Ну да пусть… Может и есть такое, просто редкое.
— Понятно. А теперь, Себастьян, ты идешь за мной и стараешься не слишком сильно глазеть по сторонам. Не привлекай к себе лишнего внимания. Мы сейчас идем в мой дом.
— Х..хорошо… — на меня как-то с опаской посмотрели, на что я только хмыкнул и, перехватив поудобнее поводья лошади, пошел к своему дому.
Надеюсь, мы больше никого из моих «друзей» по дороге не встретим. Очень бы этого хотелось…






___
*гладий – короткий меч римских воинов.
**Тит Аврерий – выдуманный мною персонаж.
*** легат — императорский наместник в римской провинции. Также легат — высшая должность в римском легионе

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава X

… Нагая девушка откинула волосы за спину и счастливо засмеялась.
— Венера, любовь моя, ты все еще издеваешься над ним, да?.. – стоящий рядом с ней мускулистый мужчина подошел к ней вплотную и приобнял за талию.
— Ну почему издеваюсь? Я просто наталкиваю его на…мысли определенной направленности. – Девушка еще раз хихикнула и откинула голову на плечо мужчины.
— О да, дорогая. Только я боюсь, что такими темпами – мужчина поцеловал девушку в шею – он сойдет с ума скорее, чем влюбится…
— М..Марс, ты меня недооцениваешь… — богиня опять рассмеялась, на этот раз уже от щекотки – ее любовник лизнул нежную кожу ее шеи, а затем подул на мокрый след от своего языка.
— Влюби их друг в друга, дорогая. Думаю, оба заслуживают любить и быть любимыми…
— Да ты мне уже скоро плешь проешь, со своей идеей фикс про прекрасную однополую любовь, извращенец! Лучше забудь хоть на время об этом и иди ко мне… — Венера развернулась к мужчине лицом, и не дав ему ничего ответить, поцеловала того в губы. Впрочем, он и не досадовал о не произнесенных словах, через мгновение забытых в волнах наступающего возбуждения…




***


Вар



Боги точно гневаются на меня!
Мало того, что уснуть удалось ближе к рассвету – пока возился с полууснувшим мальчишкой, пока объяснял слугам, что от них требуется… В довершение ко всему, пришлось выпинывать этого самого мальчишку из собственной спальни. У того опять начался приступ любвеобильности и он пробрался ко мне в постель. К своему стыду скажу, что выпихнуть так и не удалось, потому как проделывать это надо было тихо, а при моем сопротивлении Себастьян, ну или как его там…Севериан, да… Так вот, это белое недоразумение, порывалось расплакаться, или что еще хуже – закатить на весь дом истерику под эгидой «Ты меня не лююууубиишь».
Проще, оказалось, уступить неуемному ребенку и оставить его спать в своей кровати. Тем более, к моему счастью он прекратил концерт, как только его голова коснулась моего плеча – просто заснул.
Но вот храпел стервец… Зычно, я бы сказал. Так что ночка обещала быть для меня веселой…

Так вот, на рассвете ко мне в спальню вломился Сир – без стука, скот!!! – управляющий домом. Видок у него тоже был не самый приличный – всклоченные седые волосы, туника не подпоясана и болтается на сухом стариковском теле как мешок на жерди, на щеке отпечаток от подушки…
— Господин, к вам пришли братья Корнос*. Говорят, что у них очень важное дело к вам, которое не терпит отлагательств…
— Аааааааааааа!!! – похоже, старик разбудил не только меня. За что и поплатился. Интересно, что взбрело мальчишке в голову на этот раз?.. Он меня скоро в могилу сведет такими темпами!
Я устало вздохнул и сел на кровати.
— Можешь идти, Сир. Скажи посетителям, что я скоро приду…
Как только за управляющим закрылась дверь, мальчика прорвало…
— Ты… ТЫ! Извращенец!!! Почему я проснулся в твоей постели?!! Да как ты посмел!!! А… а у нас что-то было, да?.. Я голый, боги, какой позоооор!!!
— Успокойся. Просто заткнись и успокойся. Если я скажу, что сам вчера тебя не смог выгнать из своей постели, ты же мне не поверишь, да?
— Что? О чччерт… Неужели мне это не приснилось?.. – простонал мальчишка и тоже сев в постели, закрыл лицо руками. Ну да… Самое время устыдиться.
— Сиди тут, никуда не высовывайся. Я приду не скоро… — бросил я ему, поднимаясь с кровати и набрасывая на себя легкую домашнюю тунику, предусмотрительно лежавшую на скамье у окна.
Не буду, ему ничего говорит и утешать. Ему полезно подумать над своим поведением, да и, в конце концов, я тоже могу не сдержаться. Так что эти игрища и пляски мне самому как кость в горле.
Ладно. К Плутону** сейчас мысли о мальчишке. Куда больше меня должно интересовать, что же такое срочное случилось у моих племянничков, что они ни свет ни заря примчались ко мне. А учитывая наши более чем прохладные отношения…



***



У Луция был огромный, уже начавший наливаться фиолетовым, синяк на всю скулу, а у его брата-близнеца, Марка была разбита губа. Оба сидели в моем кабинете и боялись лишний раз громко вздохнуть. Туники у обоих были порваны и перепачканы в пыли, а кое-где виднелись пятна засохшей крови… Сердце противно йокнуло. Они – сыновья сестры моей жены, мои племянники… Виделись мы всего несколько раз, что не помешало нам почти в пух и прах рассориться, когда на очередном празднестве они… достаточно критично проехались по моей скромной персоне, причем мягко скажем в не слишком цензурных выражениях. Конечно, мы были все тогда пьяны, но факт оставался фактом, но родства это все, же не отменяло…
Нда, досталось мелким… И кто же их так… Ведь оба красивы – густые русые волосы, карие глаза и породистые черты лиц… По таким сразу видно – будущий сенатор… И думаю, не смотря на то, что Луций был старше своего брата на несколько минут, место в сенате досталось бы обоим. С их-то способностями…
— И что это такое? – я сделал неопределенный жест рукой в их сторону, стараясь придать голосу больше строгости. Очень не осмотрительно, надо сказать…
— Дядя… — оба близнеца как по команде сползли с деревянных кресел, которых сидели и бухнулись на колени. Да что произошло?!!
— Прошу, разреши участвовать нам в твоем походе… — начал один из братьев. Голос его срывался и был хриплым – судя по всему до этого он много кричал… Этого я не выдержал.
— Луц, Марк, объясните мне, что произошло? – я сел на пол рядом с ними и попытался их обнять. От моих прикосновений несчастные вздрогнули так, будто мои руки были раскалены добела.
— О…отец… Он… Он нас выгнал. Точнее мы.. Сбежали. – Младший брат – Марк, уже не мог сдерживаться и беззвучно плакал.
— Вы сбежали из дома?! Но почему?!! Что случилось такого?!! Это Гней вас так?.. – Гней – отец мальчиков, насколько я его знал, был весьма спокойным, а о том, что бы руку поднять на собственных сыновей… Что же они такого сотворили, что хотят сбежать, да еще на север…
— Он… он узнал, что мы… Дядя, обещай, что ты нас не выгонишь!!! – оба умоляюще посмотрели на меня, и мне их стало жалко. Они же совсем дети, обоим еще только по пятнадцать…
— Не выгоню. Так что произошло?..
— Отец хотел, что бы Луц женился… — прошептал Марк – А он… Он отказался…
— Кого он прочил в жены твоему брату, что тот отказался? Неужели она была так страшна?.. — похоже, я что-то ляпнул, а судя по взглядам обоих, то меня готовы прикончить на месте. Наступившее молчание нарушил Луций. Лучше бы я оставался в неведении…
— Мы спим друг с другом!!! И мы верны друг другу! И я не собираюсь жениться ни на ком!!! Мне никто не нужен кроме моего брата!!! Ты можешь, сколько хочешь нас осуждать и насмехаться, но прошу, позволь пойти с тобой в северный поход…
Сказать, что они меня ошарашили – ничего не сказать. Хотя, будь я на месте их отца… не знаю, как бы поступил. Может и дал бы пару раз по морде каждому, но постарался бы объяснить ситуацию… Если у них не будет наследников – род Корносов прервется, ведь Патрисия – сестра моей жены – больше не может иметь детей. Если наследники и появятся, то только незаконнорожденные.
Хотя… Какое мне дело, кто с кем спит? Меня вообще привлекает то белое несчастье, от крика которого у меня до сих пор ухо левое заложено. И это при том, что я недавно похоронил жену… Так чем же я лучше их?..
— Вы хоть меч в руках держали, дети? – я усмехнулся и скрестил руки на груди.
— Нам давали уроки фехтования!!! – заявили мне возмущенным хором.
— Замечательно. Отец ваш знает, Куда именно, вы сбежали?.. Мне не хочется разбираться еще и с ним.
— Нет… Постой, ты… Ты что. Так просто согласился взять нас с собой? Несмотря ни на что? Даже на то что мы… тебя оскорбили… И то что мы… Ну… Вместе… – Марк даже для пущей наглядности помотал головой, правда тут же поморщился и потрогал разбитую бровь. А у Гнея оказывается тяжелая рука…
— Нет, я вас с собой беру сложно. Будете мне помогать, и кое за кем приглядывать. Идет?.. А что уж кто говорил в пьяном бреду, год назад, и уж тем более, кто с кем спит – меня не волнует.

О да, удачный день… В порыве радости, близнецы напрочь забыв о том, что у самих полно травм, набросились на меня и попытались задушить в двойных объятьях, а заодно и наставить синяков, так сказать для профилактики. Неуемные…
В порыве отцовских чувств, в котором я пытался, то ли их обнять, то ли их отцепить, не сразу заметил, что дверь моего кабинета была приоткрыта… Впрочем, стоило мне только посмотреть в сторону невольного зрителя этой трагикомедии, как дверь захлопнули с такой силой, что мне стало действительно страшно за стены здания. Единственное, что я смог разглядеть перед этим – это прядь белых волос и какое-то странное выражение лица.
Хо-хо, кажется, мне предстоит пережить очередной скандал…




***



Себастьян



Ну… Все это странно. Причем очень странно.
Какого черта Вар не выпихнул меня в городе – мол, иди куда хочешь, поступай, как знаешь? Вы знаете, оказывается он считает, что за меня ответственен… Чепуха какая-то. Современники пишут о его жестокости и непреклонном характере, а он обо мне печется как клуша — наседка. Даже в дом свой притащил…
Что было потом – мне стыдно признавать… Я клеился к нему по-черному. Чуть ли не обслюнявил его всего… Вот что за неведомая хуйня на меня нападет, что я себя веду как… Нда… Плохо себя веду, да. Почему такое происходит? Если один раз это можно было списать на солнечный удар, ну или переутомление, то ночью-то что было?
Хотя Вар красив… этого я отрицать не могу – черные непослушные волосы до плеч, болотного цвета глаза… Широкие брови в разлет и прямой нос… И пухлые губы, которые иногда так хочется поцеловааа… блять!
Врезать по этой слащавой физиомордии мне хочется! Тоже мне, нюни распустил… Я не пидорас, что бы на мужиков заглядываться!!! Это аморально и неестественно!
А что он мне вчера сказал? Что я должен буду отправиться в поход на херусков, причем буду официально, ну хорошо – полуофициально, представлен в качестве его любовника. Нет, ну это, ни в какие ворота не лезет! Еще успокоил — мол, поддерживать статус надо только на людях…
А вот на то, как будет происходить поход, мне посмотреть все же очень хочется – я же будущий историк, как ни как.. .
Только боюсь, что вернуться мне уже будет невозможно. А может и возможно –я же не изменял ничего тут… Пока… Или изменял… Черте-что короче.
Зато у меня теперь есть папаша. Хоть и долбанутый извращенец, но есть… И с этим самым папашей я чувствую огромную потребность кое-что обсудить…
— Я весь внимание, сын мой… — вспомни солнце – вот и лучик… точнее божественная башка, зависшая над кроватью.
— Отлично. Ничего не хочешь мне рассказать?
— А что я тебе должен рассказывать?
— Ну на пример то, что за замутнения рассудка у меняя начали происходить… Это когда я без памяти влюбляюсь в Вара – видя уж больно непонимающую рожу Марса пояснил я.
— Ты о чем, сын мой? Он тебе нравится, да? Да?! Я знал, я знал!!! Какая прелесть!!! Вы так подходите друг-другу!!! – заверещал этот сумасшедший. И он – бог войны?!
— Я, между прочим, действительно бог войны, а еще по совместительству, твой отец! Так что дай мне вволю порадоваться за счастье сына!.. Ах, мужская любовь так прекрасна! Об этом надо слагать песни и легенды!!!
Я в пол уха слушал этого придурка и уже хотел было послать его пешим ходом в далекий лес, как он переменил тему разговора… ну или почти переменил…
— Кстати, раз тебя так Не волнует твой Вар, то советую тебе спуститься на первый этаж и посмотреть, что происходит в комнате, которая расположена слева от коридора… Увидишь… Там еще статуя девушки стоит…
— И что же я там такого увижу?..
— Ну… Сходи и посмотри! – заявил папаня и исчез. Вот ведь гад!
И зачем, вот только я сейчас встал с кровати, замотался в это гребанное льняное одеяло и босыми ногами пошлепал из комнаты?..
Лучше бы не шлепал. Нет. Честно, лучше бы остался бы в комнате!
Какого черта!!!
Посетители к нему пришли!!! Сразу два посетителя!!! Близнецы!!! Которые завалили его на обе лопатки и… И дальше я смотреть не стал. Мне и так все понятно.
Дьявол!!! Какой же я идиот!!! Нет, полный придурок… Он мне… Да, блять, он мне начал нравиться, а тут такое…
Как добрался я до комнаты, в которой должен был ждать Вара – назвать ее спальней даже мысленно, духу у меня не хватило – я помню смутно… Да еще в глаз что-то попало…


КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

____
*братья Корнос – выдуманные мной персонажи.
** Плутон – бог царства мертвых у римлян. Так же звали его Орк (да-да, большой привет Дж. Р. Р. Толкиену) или Диспатер. Аналог Аида (Гадеса) у греков

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Часть вторая

Глава I



Пью за тебя, моя звезда,
Салютуя кубком с осенней росой…
Пью за тебя, моя звезда –
За то, что брат мой в эту ночь со мной…

Пью за тебя, моя звезда,
За свет твой хладный и безбрежный
Благодарю тебя, моя звезда,
Что подарила нам надежду.

Сияй же ты ярче, свети все сильней,
Наши с братом сердца озари
Немым одобреньем небесных лучей.
Надежду на счастье опять подари.

Пью за тебя, моя звезда,
Пью за тебя, до дна, до дна…


Луций


Меньше всего я ожидал того, что произошло. Дядя нас не выгнал, даже больше того – он согласился взять нас с братом с собой. Забыл про то, что мы его оскорбили… Даже не упрекнул за нашу с братом…связь. Правда, по его хитрому взгляду, сразу ясно, что он что-то задумал. Что-то нехорошее. Но выбора у нас нет – придется терпеть его козни. Ведь, причиной того, что мы сбежали из дома стало не то, что наш отец разъярится и нас побил… Не то, что бы это происходило в первый раз – такие побои… Но по такому поводу…
Он засадил нас обоих в подвал, а на следующий день Марка должны были… Я до сих пор не могу представить себе, как наш отец мог пойти на такое и убить одного из нас… Хорошо, что Публия – служанка нашей матери, смогла выкрасть ключ и открыть подвал, куда нас бросили, тем самым дав возможность бежать. Верно, говорила мать – не смотря ни на что, мы родились под счастливой звездой…
Отец наверно уже знает о нашем побеге… А о судьбе той рабыни, которая нас освободила, наверное лучше не думать… Мы не сможем ей ни чем помочь, как бы не хотелось…
Боги, я чуть не лишился самого любимого человека в моей жизни.… Моего брата, чуть не убил наш же собственный отец… Интересно, он думал, что таким способом заставит меня жениться? Но я скорее бы выпил яда, или заколол бы себя, чем согласился на такое…
Сейчас, когда дядя отправил нас отдыхать – даже выделил комнатку и велел принести туда кровать.… А еще дал новые туники и заставил отмыться от крови и грязи… Марку, которому от отца досталось больше всего, даже сам помогал – у брата, похоже, сломано ребро…
Отчего-то не верится в дядину бескорыстность – может, он хочет нас просто задержать у себя в доме, пока не придут люди отца и не…
Нет, не хочу думать о таком. Не хочу терять своего брата… Не хочу что бы все повторилось…
Я чуть сильнее прижал спящего Марка к себе, памятуя о его сломанном ребре.
Когда мы стали такими как сейчас? Когда поняли что наша любовь друг к другу… несколько большее, чем просто братская? Наверное, это произошло год назад…. Не так уж и много, если подумать.… Но я и Марк были вместе всю жизнь. Мы с детства спали в одной колыбели, а когда стали взрослеть, то все равно часто засыпали, прижавшись друг к дружке, охраняя сон друг друга от плохих видений… А однажды мы стащили с празднества, устраиваемого нашими родителями – в честь нашего четырнадцатого дня рожденья, между прочим – пару бутылок крепкого кьянти* и, стыдно сказать – напились до совсем уж неприглядного состояния… Именно тогда, мы, пьяные, практически ничего не соображающие от ударившего в голову хмеля, первый раз поцеловались… А на утро, не смотря на похмелье и головную боль, ни я ни брат, не смогли забыть того поцелуя…




***



Я, наверное, тоже задремал – усталость взяла свое, и когда моего плеча кто-то коснулся, то буквально подскочил на месте, потревожив сон брата, между прочим. И судя по его хмурому выражению лица, сделал ему больно…
— Прости, Марк…
— Луц, ты лучше посмотри на него… — братик кивнул в сторону того, из-за кого я, собственно говоря, и проснулся.
Лучше бы не смотрел.
Не могу сказать что многое в жизни видел.… Боюсь, что такого как он больше и не увижу – длинные, абсолютно белые волосы, спускались на чересчур, уж худые плечи, на которых еле держалась обычная белая туника, немного заостренные черты лица, а глаза… Они были красного цвета. Боги, что это за существо?..
— Привет… — беловолосый на нас как-то странно посмотрел и немного грустно улыбнулся – Я Севериан… Вар сказал, что я должен буду за вами приглядывать…
— А нам он сказал, что это мы должны будем за тобой следить! – как, обычно не подумав, брякнул братишка.
— Хм… Позволь узнать, Севериан, а ты вообще человек?.. – это уже я ляпнул. Правда, постарался придать своему голосу побольше холодности – нечего расслабляться.
— Ну да… Человек вроде… Не бойтесь, я не кусаюсь. И вообще, мне Вар сказал, что вы вынуждены были уйти из дома… У меня что-то в этом же духе. – Он вздохнул и прислонился спиной к каменной стене.
— Вот как?.. А ты с севера, да? – я легонько ущипнул братика за бок, но он продолжил, как ни в чем небывало – Я слышал на севере все такие же светловолосые и с бледной кожей…
— Марк… — кто б меня услышал! Братик, похоже, меня вообще в упор не замечает.
— Не знаю, как вам объяснить, откуда я…. Наверное, вообще не с этих земель…. И я не с севера. Моя мать была темноволосой, да и отец… Просто я таким родился – парень как-то уж совсем поник и опустил голову.
— Луц, ну что ты так на него смотришь? – о да, теперь я таки удостоился августейшего внимания Марка – Он мне не кажется злым…. Посмотри на него — он стыдится себя… — зашипел он меня.
— Ну а я-то тут причем?
— Как причем? Нам дядя сказал присматривать за ним, между прочим.… А я так вообще хочу с ним подружиться. – Вот так заявление…
— Ну, вот и дружи с этим… белым! Тебе меня мало, да?
— Дурак! Тебе все мозги вчера выбили? Я же говорю – по-дру-жить-ся! Неужели ты не понимаешь – у нас нет ни одного друга… А то, куда мы собираемся – это военный поход, а не увеселительная прогулка!
— Кхм… — Я пойду, ладно? – Севериану, похоже, надоело наше шушуканье и он решил дать нам возможность поговорить наедине… Хм… А может Марк и прав…
— Стоять! – гаркнули мы с хором. Беленький аж присел от такого напора.
— Так дядя велел тебе последить за нами, а нам за тобой?..
— Ну… Что-то в этом духе… — Севериан кажется даже немного смутился.
— Вот ведь Янус** двуликий!
— Это уж точно – Севериан засмеялся…
— Хм… Мы друг друга поняли? – спросил Марк и ответом ему были, практически одинаковые ухмылки на наших лицах… Мы друг друга поняли…
Думаю, начинать жалеть дядюшку надо прямо сейчас…


----
*кьянти – домашнее итальянское вино.
** Янус — в римской мифологии — двуликий бог дверей, входов, выходов, различных проходов, а также начала и конца(с) Википедия.
Меня одну заржать потянуло. После прочтения *досье* этого бога и появились неприличные ассоциации?)))))

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава II

— А ну вставайте, коровьи выкидыши! – и вас с добрым утром, центурион* Клавдий**… Нестерпимо захотелось дать размашистого пинка этому придурку в красной тунике… Вот объясните мне – как можно быть таким… Не знаю… Таким Центурионом Клавдием?! Ему всего тридцать восемь – он на семь лет меня старше, выглядит, так вообще, чуть ли не моложе – если бы не седина в коротко стриженных коричневых волосах и не шрам через всю левую щеку… А характер у него… Врагу не пожелаешь такого центуриона. Он меня ненавидит – как я подозреваю. Причем не беспочвенно, надо сказать… Ладно, собака с ним…
Как только центурион своим ором перебудил всех, кто находился в помещении и, не потрудившись захлопнуть дверь, ушел будить остальных, я встал с казарменной койки, отточенными за все пять с лишком лет службы движениями, начал натягивать на себя тунику и одевать поверх нее доспех… Надеюсь, нас сегодня бегать в полной экипировке не заставят? В прошлый раз, когда нам такое устроили, я просто приполз в казарму… Ужас. Хотя, может это и правильно – воины должны быть в форме. Но весь день бежать за колесницей центуриона, да еще напялив на себя весь доспех. Который, между прочим, на солнце греется…
Я присел на кровать и начал споро зашнуровывать калиги*** Впрочем, все тоже самое делали и еще девятнадцать таких же, как я солдат регулярной армии, живших в этом бараке. Если не явиться на общее построение – можно схлопотать от центуриона, причем лихо. А эта змея ко мне и так цепляется – так и хочется иногда дать в морду… Но как же, как же… Мы однажды уже подрались – он просто довел меня до этого. А потом, он же, между прочим – выпорол меня виноградной лозой при всей центурии. Я думал, тогда от стыда сгорю, кошмар...
От злости, накатившей на меня, я перетянул кожаный ремешок на левой калиге и тот лопнул. Какая радость, прямо с утра… Ладно, что-нибудь придумаю, главное, что бы центурион этого не заметил…



***



Замечательно! Слава всем Богам!!! Я уж думал мы так целый год просидим в казармах, вместо того что бы воевать…
Наша центурия должна участвовать в Северном походе, под командованием Квинтилия Вара… Я слышал о нем – он наместничал в Иудее, но потом Император разгневался на него за ту резню, которую он там устроил и сместил его с должности…
Наша центурия выступает в путь завтра на рассвете, а сегодня нам – о чудо! – дали выходной… Я уже собирался идти в казарму и переодеться в гражданское, как…
— Акила Руф****! — я вздрогнул от злорадного вопля центуриона. Похоже, о выходном останутся не самые хорошие воспоминания…
— Да, центурион. – Я подошел к этому выродку и коротко поклонился, выражая свое почтение старшему по званию.
— Гаденыш, почему твои калиги порваны? – Клавдий, разве что слюной не плевался, хотя голоса не повышал. Вот что ему от меня надо? Зачем вечно цепляется именно ко мне?! Ну и что ему ответить? Ведь это он и виноват в том, что ремешок порвался! "Не так" — скажете?..
— Молчишь?! – а мне спеть и сплясать? Так могу, если ты, падшая женщина, от меня отстанешь! – Значит, ты остаешься караульным сегодня. На весь день и ночь. А раз ты так небрежно обращаешься со своей одеждой, то на посту будешь стоять без нее. В порванных калигах!!! Ясно?!

Я старался успокоиться. Я честно старался глубоко дышать и думать о благе Рима. Не помогло, конечно.
Мой кулак с размаха впечатался с челюсть центуриона. Я давно этого хотел, и плевать мне на последствия. Пусть после этого меня прилюдно выпорют, или, что самое страшное – с позором уволят из армии. Я так больше не могу! Он меня достал!!!
Впрочем, центурион, кажется, решил на мне для начала отыграться, а уж потом наказывать…
Мы как уличные мальчишки катались по земле на глазах у всего народа и молотили друг друга, рыча как два сцепившихся пса… Каждый стремился причинить как можно больше боли противнику, а в ход шло все – зубы, ногти, не говоря уже о кулаках… Я даже изловчился и разбил ему нос своим лбом… А еще меня спасало то, что доспех я так и не снял и Клавдий просто напросто разбил кулаки в кровь…
Нас окружили мои сослуживцы, наверное, среди них были даже мои товарищи, еще не успевшие уйти в город. Но разнимать нас никто не рисковал – мы дрались не на жизнь, а на смерть…
Люди ободрительно свистели, что-то выкрикивали, а я отчаявшись выбраться из-под центуриона, изловчился и просто укусил его за шею… Хлынувшая мне в рот кровь меня отрезвила как бочонок ледяной воды после пьянки. ..
Что же я делаю… Я же человек, а не зверь…
Не знаю, что меня заставило разжать зубы…. Просто отпустил центуриона и чуть сжался, подсознательно ожидая следующего удара, выбивающего мне челюсть или еще больше раскраивающего бровь…
Меня никто не ударил – он просто смотрел на меня с сумасшедшей улыбкой и… и все. Будто он от меня все это время только и ждал того, что бы я на него набросился с кулаками и, чуть было не перегрыз ему горло в пылу драки… Так держать, солдат!
Марс Победоносец, ну что он на меня так смо…
Уже не смотрит. Он решил меня сожрать! Во всяком случае — активно пытается, причем начав преимущественно с моих губ! Какой ужас… И кажется если я не разожму зубы, то нижнюю губу мне таки откусят, прожуют и проглотят!
Попытка отпихнуть этого скота провалилась полностью – он просто прижал мои руки к земле, чуть ли не полностью врыв их во влажную, после дождя, почву, причиняя новую боль. Но честно – мне было уже плевать… Что он со мной делает, да еще на глазах у толпы народа?! Почему его язык хозяйничает в моем рту? И почему – Юпитер,***** ответь мне — он так… слизывает кровь – не пойми, чью с моих губ?..
— Вот… Вот теперь я тебя приручил… Волчонок?.. – центурион буквально выдохнул мне это в губы и хрипло засмеялся. Он окончательно спятил, да?
— Да пошшшел ты!!! – ярость новой волной захватила мои мысли, и я попытался опять его ударить, но меня по-прежнему держали — я только напрасно трепыхался. Клавдий от этого только засмеялся, а ему вторили люди в толпе…
Боги, какой позор!!!
— Значит все-таки приручил… — Он, все еще посмеиваясь, слез с меня и встав на ноги, пошатываясь, пошел сквозь толпу. А я, наверное, еще долго бы остался лежать на земле, пытаясь найти в себе силы и встать, но меня подхватили под мышки и чуть ли не волоком потащили в сторону казарм…
— Вставай же, Руф! – голос моего друга Дия я узнаю даже после большой пьянки, с бодуна, не то, что сейчас – Тебе надо успокоиться и выпить…
Напрягая и без того болевшие мышцы, я неуклюже вывернулся из рук друга и опираясь на его плечо пошел в свою казарму, стараясь не обращать внимания на смешки за спиной…
Чем же я все это заслужил, Боги милосердные?..

---
*центурион — в римской армии — командир центурии (100 человек)
В легионе было 60 центурий.
** Центурион Клавдий – вымышлен мною.
***калиги – обувь римских солдат, в данном случае имеются в виду кожаные полусапоги, имеющие шнуровку до середины голени.
**** Акила – переводится как орел, а Руф – рыжий.
*****Юпитер – верховный бог. У греков – Зевс.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава III

Себастьян



Вар пришел в комнату примерно через полчаса после меня. К этому времени, я уже успел более-менее успокоиться и даже начал засыпать. Нет, ну а что? С этим хитровыебанным зоопарком выспаться не получается вообще. Вообще, не жизнь, а черти что! Один папаша, названный, чего стоит…
Мужчина вошел в комнату и… И проигнорировал меня вообще. Будто меня тут и нет. Пустое место, да… И нет, не поэтому, я столь не эстетично шмыгнул носом и зарылся лицом в подушку.
— Эй, ну ты чего? – меня легонько тронули за плечо. Руку я моментально стряхнул. Еще не хватало что бы он меня лапал, после того как.. как… агрррх!!!
— Себастьян, что случилось? – а вот теперь уже я доигрался… Думаю таким голосом он командует тысячами воинов, ведя их в атаку…
Ну, я вырылся из подушки. Даже сел прямо. А теперь, уважаемый Квинтилий Вар, приготовьтесь, потому что я зол! Очень зол!!!
— Не прикасайся ко мне! Катись к своим любовникам!!! У вас же так мало времени остается до похода!!! Или ты их тоже берешь?!! Прям штат выездных куртизанок!!! А я читал, что в Древнем Риме, в армии были нравы гораздо строже!!! Вот вернусь в свое время – обязательно напишу об этом диссерта… — кажется, я сболтнул лишнего. Блять! Бля-бля-бляяаа!..
— Что значит «Древнем Риме»? и в какое-такое «свое время» ты собрался возвращаться?!! – видно, поспать сегодня мне точно не светит. Обидно…
— Хеей! Ну, ты чего? Забудь! Я вот тебя ревную, а ты к каким-то мелочам прицепилсяааа!!! – практически неуловимым движением, римлянин оказался вплотную ко мне и, вцепившись рукой мне в горло, буквально пригвоздил к многострадальной подушке.
— Отвечай!!!
— От..отпустии сначала… — я уже еле хрипел, когда его хватка ослабла, позволив мне наконец-то вдохнуть.
— Говори…
— Хорошо, хорошо! Успокойся только… — я сглотнул — Дело в том, что я… Я не из этого времени. Я должен родиться через две с лишним тысячи лет… Я не знаю даже, какой сейчас год, так я сказал бы точнее…
— Семьсот шестьдесят третий* от основания Рима… — нда… шок это по-нашему. Бедный Вар – если до этого он орал как рожающий мамонт, то теперь еле шепчет…
— Семьсот шестьдесят третий? Значит… Значит это девятый год от Рождества Христова, а в этом году ничего знаменательного не произошло, кроме пораже… — я дважды придурок!!! «…кроме поражения римлян в Тевтобургском лесу, которое заставило Августа прекратить расширение территорий Римской Империи и оставить северные племена в покое…» А еще в этом лесу была засада, из которой почти никто не выбрался живым… И Вар там погибнет тоже... Блять! Я не имею права ему об этом говорить!!! И не имею права менять ход истории…
— Наш поход обречен, да? – Вар посмотрел на меня и грустно улыбнулся – Я так и знал, что Октавиан посылает нас на смерть…
— Я не говорил, что этот поход обречен! Неправда!!! — но неужели мое тут появление уже не изменило ход истории?!
— Не ври мне. Я же все понял…. Лучше скажи, а там, откуда ты…пришел, все такие – он протянул руку и потрепал меня по волосам. Агррх!
— Нет… Это… Это только мне повезло уродом родиться… Вообще-то, я не один такой, в наше время дети часто рождаются со…странностями…
— А… А кто твой отец? – о да, ты умеешь задавать нужные вопросы, нечего сказать!
— Ну… Если бы я сам это знал… Ну не Марс уж точ… — как бы не так! Ну, кто бы сомневался!!!
— Это что значит я не твой отец?!! Ах ты неблагодарный!!! — даа, я неблагодарный, а ты – придурок, не дающий поговорить спокойно! Точнее голова придурка, повисшая в воздухе между мной и мужчиной. Тот аж побледнел, но в обморок как в прошлый раз не упал.
— Эй! Ты что тут забыл?! – моему возмущению не было предела. Да что за день такой?!!
— Я? Это ты забыл, чей сын!!! – Вар мудро решил не влезать в наш с папочкой диалог и отсел подальше от висяще-говорящей головы.
— Э… И чей же? – я скрестил на груди руки. По задумке, это должно было выглядеть как выражение моего скепсиса, но почему-то этот гад – который любим… кхем! Короче, этот придурок начал над нами тихонько ржать. Вот уж точно – цирк уехал, клоуны остались!
— Мой конечно! — упорствовал бог войны…
Бедные мои нервы…



***



В конце концов, в наш с Марсом спор ввязался обнаглевший Вар, благодаря, чему узнал о себе много нового. К примеру, он оказывается «Прекрасно сложенный мужчина с аппетитными упругими ягодицами», «Замечательная партия для моего сына» и прочие гейские определения, данные моим папашей. Классно, да? Мне, правда, тоже досталось, но про это я пожалуй промолчу.
Слава яйцам, через пару часов Марсу надоело «воссоединять двух баранов, не видящих своего истинного счастья» и его голова, на которую мы с Варом уже хотели накинуть одеяло – для затыкания некоторых озабоченных идиотов, с хлопком исчезла.
Зато вопрос с отцовством кажется так и не решен. Впрочем – Вару хватило и одного такого бурного доказательства, что бы считать меня божественным отпрыском. Буэээ!
После того как Марс нас таки оставил в покое, мы еще минут пять просто тупо сидели и смотрели друг на друга…
— Я, кажется, начинаю понимать, кому обязан твоими приступами внезапной влюбленности – подытожил замученный Вар.
— Угу… Надеюсь он прекратит это… Мне его агитации и так хватает, знаешь ли… — я тяжко вздохнул и получше замотался в одеяло — Кстати о птичках… У тебя одежды нет лишней?.. А то я не горю желанием привлекать к себе лишнее внимание…
— Есть…
Еще через десять минут у меня была простая беленая туника и плетеные веревочные сандалии на кожаной подметке, принесенные все тем же сухоньким старичком, который пришел будить нас с утра... То есть не «нас» а Вара, конечно… А эта одежда — не густо, но все же лучше чем ходить замотанным в одеяло.
Так вот, одели меня, обули и… Пнули последить за гостями. Идиотизм какой-то…
Оказывается эти близнецы – никакие не любовники Вару, а его племянники. Услышав это, я тайком успокоено выдохнул. И с чего бы вдруг?
Так вот, этих племянничков, за какую-то серьезную провинность выгнали из дома и они решили попроситься к своему дяде… Ну да, в армию податься только и оставалось…

Зато когда я их увидел, то кажется понял, за какую такую провинность их выгнал из дома… Ну или из-за вредоносного влияния папеньки, мне всюду мерещатся извращенцы…
А впрочем, они неплохие ребята… Не знаю почему, мне захотелось с ними подружиться… Просто так…

И именно благодаря этим двум извращенцам, я сейчас как придурок, уже пятый раз мою голову. И именно благодаря ним, несчастный Вар опять стал бледным, как полотно, когда меня увидел. Ну а что? Хна и басма – натуральные красители… Аллергии у меня на них нет… И вот нечего на меня смотреть, как на привидение, и заикаясь, пытаться что-то спросить! Просто теперь, я внимания, привлекаю на порядок меньше, чем когда мои волосы были абсолютно белого цвета… Да и глаза не так выделяются на общем фоне. Да ради такого я даже пирсинг из брови вытащил! Благо второй никто не видит… Как хорошо что в эту эпоху, металлоискатели еще не изобретены!
Я оттер до сих пор не пришедшего в себя Вара от двери и вытирая темно-каштановые волосы холщовой тряпкой, пошел на поиски куда-то удравших близнецов… Надо еще придумать какую-нибудь каверзу нашему военачальнику… Ибо нефиг было заставлять нас следить друг за другом!..


… Темноволосый мужчина крепче прижал к себе красивую девушку и, прикусив ее аккуратное маленькое ушко, зашептал:
— Как ты думаешь, любовь моя, у нас получится раскрыть глаза этим двум ослам?..
Девушка в его руках хихикнула и провела тонким пальчиком по рельефной груди своего любовника.
— Получится, Марс, не переживай за них так… в конце концов – я же богиня любви…
— Да, ты – богиня любви… И мое сердце – твое, знаешь? – бог легонько коснулся поцелуем алых губ возлюбленной.
— Знаю… Как и мое – твое… — тихий шепот и в ответ такой же невесомый поцелуй…



---
*763 год от основания Рима – 9 год н.э., тоесть от Рождества Христова.
Рим основан 21 апреля 3-го года 6-й греческой олимпиады, что значит по нашему исчислению 754 год до Рождества Христова.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава IV

Акила


Мы с Дием завалились в какую-то третьесортную забегаловку на окраине города. Идти и искать что-то лучшее, не было ни желания, ни сил. Поэтому, приходилось наслаждаться убойным запахом перегара, который источали представители местной флоры и фауны… Да и сама забегаловка была ужасной – полутемное помещение, освещаемое только парой маленьких окон, под закопченным потолком летал просто рой мух, то и дело совершавших набеги на косоногие столы, стоящие практически вплотную друг к другу. Хорошо, что сейчас тут было только несколько пьянчужек, зашедших опохмелиться с утра, да какой-то тип в противоположном углу, похоже, целенаправленно напивавшийся.
Одно название для всего этого – дыра. Не говоря уже о том, что вино тут было просто отвратное – еще седмица, и оно превратится в уксус... Зато оно дешевое и его много – ведь, когда мы пришли сюда – был еще только полдень …
Боги, как же хотелось напиться… Все тело болело, но это не в какое сравнение не шло с тем, как болела моя гордость… Сделать со мной такое на глазах у всех... Кажется, центурион меня действительно ненавидит, раз решился на такое. Но, правда, странно, что после всего он отменил наказание. Может, просто посчитал, что стоять сутки голышом и нести дежурство, для меня уже слишком, после того что случилось утром? Да нет, бред…
— Эй, Руф, ты так и будешь сидеть, глядя в одну точку? Неужели ты из-за этого придурка так переживаешь? – друг хлопнул меня по плечу, от чего я поморщился и стиснул зубы. Отмутузили меня знатно… — Ой, прости… Я забыл что ты теперь как один сплошной синяк… Все, все, все! Я молчу!!! – Дий замахал руками в знак примирения. В отличие от меня, он пьянел быстро и становился Очень разговорчивым.
— Ты прав, друг… Не стоит мне так много думать об этом… Скорее всего надо просто сделать вид что ничего не произошло. – Я поднял свой стакан и залпом выпил кисловатое вино, поморщившись от боли в разбито-покусанной губе…
Ничего. Вино это хорошо – раны промоются и я не заражусь от Клавдия бешенством… Почему-то от этой мысли стало как-то смешно.
— Слушай, а может цетну…нетцу… тфу, центруион… Мать его волчица*!… Ну ты ему просто нравишься – вот он к тебе и придирается… — высказал очень умную мысль мой друг и икнул.
— Не моли чуши, Дий. — Разыгравшееся выражение подсунуло сценку, когда центурион с цветком белой лилии в зубах стоит передо мной на коленях и, смотря влюбленными глазами, пытается объясниться в чувствах, не выплюнув при этом основательно пожеванный цветочек. Бррр… — Он просто меня почему-то ненавидит, вот и стремится сделать мою жизнь просто ужасной. А мне служить еще почти пятнадцать лет**…
— Не переживай, Руф… — ненавижу, когда меня зовут Руфом. И ведь никто меня больше так и не называет, кроме Дия. А все почему? Да потому, что только этому придурку удалось разглядеть, что мои волосы на солнце отливают рыжим. Недавно он меня так достал с этой кличкой, что я просто остригся почти налысо. После этого меня, правда, чуть не прозвали вшивым. Пришлось выбрать из двух зол меньшее и смириться…
— Да я не переживаю. Мне по-ху-ю!
— Ну да. Ну да… — Дий тряхнул косматой башкой и неуклюже налил нам еще вина в глиняные стаканы, попутно расплескав чуть ли не половину кувшина мимо – Друг, скажи, а что бы ты сделал, если бы в тебя влюбился… кто-нибудь?
— Ну как что?.. Если она не была бы совсем уж уродиной и была свободна, то я бы женился и настрогал с ней детишек.
— А… А если бы это был мужчина? – я поперхнулся этим гребанным вином так, что оно аж из носа потекло. Фу, какая гадость! Оно еще и щиплется!!!
— Друг. Ну, не знаю… — я вытер накатившие от боли слезы и постарался отдышаться – Смотря, кто бы это был…
— А если бы. Если бы это был я? – от одного взгляда в честные карие глаза Дия хватило, чтобы совершить три вещи: поверить что он в меня влюблен, опять поперхнуться ебучим пойлом и, закашлявшись и потерять равновесие упасть на пол. Теперь мы должны хозяину этой дыры еще и за колченогую табуретку, ибо ножки у нее окончательно и бесповоротно сломались, не выдержав моих акробатический упражнений.
— Акила!!! Ты в порядке? – этот…герой-любовник умудрился, вскакивая со своего места, сшибить еще и стол, облив меня храбрыми останками вина. Если бы меня сегодня так не поколотили, то я бы обязательно побился бы головой о ближайшую стену…
— Да, со мной все в абсолютном порядке! Теперь мне в довершение к порванной калиги придется отчитываться еще и за грязную тунику! Это пойло не отмыть, между прочим!!!
— Прости, прости, прости меня… — он плюхнулся рядом со мной на колени. Ну, началось! Что же мне так не везет-то?! Опять народ получает в довесок к хлебу еще и зрелища.
— Встань с колен, придурок! Не сержусь я на тебя!!! – думали он встал? Ха!
— Акила… Я… Я хотел тебе сказать… Я люблю тебя, Акила… — после этого драматического признания, он слегка пошатываясь полез ко мне целоваться. Не знаю, кого мне благодарить за то, что с пьяных глаз он промахнулся и вместо уже изрядно пострадавших от центуриона губ, он впился страстным поцелуем…в мой нос. Ну, раз мне предлагают, то я высморкаюсь, да.
Сделал я это с большим энтузиазмом, потому что страстные лобызания моего носа перешли уже во что-то ну совсем неприличное.
Как только мое «черное» дело было сделано, Дий отстранился и почмокав губами странно на меня посмотрел.
— Ты что, уже кончил? Я же только начаааал! – проныл этот придурок и обиженно надул губы…
То как его кто-то сдернул за шкирку и отбросил куда-то, я наблюдал как во сне. Может в этом виновато ужасное пойло, а может искреннее удивление – у меня что, такой длинный нос, раз он его принял за… ндааа…
Вслед за Дием на ноги подняли и меня, но швырять похоже явно не собирались – ограничились только усаживанием к себе на колени и поглаживанием по башке.
Малость ошалевший после полета друг кинулся, было, мне на выручку, но отчего-то срочно передумал и с удвоившейся скоростью погнал к выходу. Сбив при этом еще пару столов и умудрившись наступить на руку пьянице, мирно дремавшему в совсем уж темном уголке.
— Ты в порядке, волчонок? Он тебе ничего не сделал? – забооотливый такой голос… Либо я допился до прихода галлюцинаций, либо галлюцинации допились до прихода меня. Это же центурион Клавдий!!!
— Я хочу домооой, мамочкааа!!! – я пьян, это по любому. Значит, могу нести любой бред!
— Сейчас ма…папочка тебя отнесет домой, не переживай, волчонок… — меня опять погладили по голове, а я в это время подумал. Нуу, думаю я не только, когда меня гладят по башке, но именно в этот момент мне снизошло озарение — самый любимый цветок центуриона – это красный мак!!!
— Я сам дойду!!!
— А ты сможешь сам это сделать?
— Ага… — я кое-как вывернулся из железных объятий и тут же отпрыгнул на расстояние вытянутой руки от спятившего мужчины – А еще я могу сделать так – удар ему по наглой морде. Кстати, уже и так помятой мной. На память, да… — И вот так – я развернулся и со всех ног побежал к выходу. Причем пришлось повторить подвиг Дия и свернуть по пути столик. Ну, это уже по инерции, да и лишнее препятствие на пути разъяренного центуриона не помешает… Хорошо, что за вино мы с другом расплатились сразу…
Столик, судя по грохоту и отборной ругани хозяина забегаловки, препятствием был не долго. И предусмотрительно захлопнутая мной дверь, по-видимому, тоже…
А вот когда врезаешься спиной в стену дома, тем более когда у тебя на этой самой спине и без того живого места нет – это Больно!
А когда тебя еще и впечатывают в стену всем телом – еще и горячо – кирпич прогрелся на солнце до такой степени, что на нем можно кипятить воду…
Или горячо от того, что мои многострадальные губы опять все искусаны в кровь, а во рту извивается центурионов язык? Или мне горячо от того, что я не нашел ничего лучше, чем постараться этот наглый язык выпихнуть наружу своим? Причем еще удостоверившись в том, что наглый вторженец на этот раз останется во рту своего хозяина?..
Мне сейчас просто горячо… А обо всем другом, включая свой внешний вид и список мест в которых я больше никогда не буду пить, я подумаю завтра.





---
*волчицами в древнем Риме называли проституток.
** Октавиан Август увеличил срок службы и римские солдаты, которых призвали в армию, должны были служить вместо 6-и лет 20. Первые 16 лет – полная служба и еще 4 года – облегченная.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава V

Вар


Чего я ожидал меньше всего, так это того, что Себастьян изменит цвет волос. Боги, от одного взгляда на него, мне стало не по себе. Он стал так похож на…. Нет. Я не буду думать об этом. Он погиб, когда ему было восемь….
Сегодня и так много дел – надо собрать центурионов и обсудить с ними стратегию похода… Мы отправляемся уже завтра. На смерть….
Так и знал, что этот мальчишка появился в том храме неспроста.… Из будущего. Хм. Как такое получилось? И почему именно он? Ведь раз он появился, то он имеет какое-то свое предназначение. Нет, решительно не понимаю. И еще не понимаю, почему он отказывается говорить о том, что произойдет. Хотя, может быть, просто не хочет говорить мне то, что мы проиграем этот поход? Так я уже и сам понял – по его выражению лица и так все ясно…
Но с другой стороны, есть шанс того, что если он знает, что мы поиграем, и все равно попал в это время. Не значит ли это то, что ему суждено изменить все?.. Боги, помогите нам.

Что меня поразило до глубины души, так это появление бога войны – Марса. А уж то, что он говорил. Я уже всерьез думал от чего мне лучше умереть – от разрыва сердца или от стыда. Бог хочет, что бы я был… патроном его сына и спал с ним. Неужто это все и есть то самое испытание, не пройдя которое я рискую вызвать гнев Богов и навлечь на нас всех неудачи? Только понять, что же от меня требуется – задача не из легких.
Виспансия… Моя милая жена Виспансия… Она мне подарила сына. Гнею* было всего восемь лет, когда он был укушен змеей и умер от ее яда. Жена так полностью и не оправилась после его смерти. А я не смог ей помочь это пережить – меня отправили в Иудею. Ну, а вернулся я уже к могиле жены. Какая ирония, не правда ли?..
А Себастьян… Я не знаю, что к нему чувствую. Совсем не могу себя понять… Сегодня, когда я увидел его с темными волосами, то понял – вот таким вот мог стать мой сын. Наверное, не таким худым, и глаза у него были карие, а не кроваво-красные. Но все, же. Мне чуть не стало плохо, когда я увидел этого несносного мальчишку. Теперь уж я его точно не брошу и не дам в обиду… Только что вот делать, если поход в который мы идем – не удастся? Неужели я его веду на смерть, так же как и еще шесть тысяч человек?.. Выход один и он прост как ивовый прут – надо изменить стратегию. Не то чтобы Октавиан одобрил бы это, но попробовать стоит. Можно сказать, что мне явился Марс-Победоносец. Ведь это же будет правдой…
Я уже выходил из дома, полностью погруженный в размышления и не замечавший ничего и никого вокруг, когда на меня кто-то налетел и чуть не сбил с ног. Ндаа. Теряю хватку.
— К..квинтилий Вар? – Мальчонка-раб, стоя, держась за стену и тяжело дышал – видно он долго бежал. Его серая туника облепила худенькое тело на спине и была темной от пота.
— Да. Тебе велели мне что-то передать, да? – я сложил на груди руки и в упор смотрел на посыльного.
— В..вас ожидает Император Октавиан… Он хочет с вами что-то обсудить…
— Вот как? – что ж, мне это даже на руку.
— И.. и еще… Там Тит Аврерий… Будьте осторожнее, господин Вар… — а может и не совсем на руку. Что успел наплести Императору этот старикашка? Ненавижу его!
— Спасибо, мальчик… — я отвязал от пояса кошель и, порывшись в нем вытащил оттуда серебряную монетку и протянул удивленному рабу – Иди с миром.
Что ж. Придется идти к Императору… Интересно – что он скажет, когда я попрошу у него еще один легион? Наверное, ничего хорошего…
Я только вздохнул, наблюдая за тем, как мальчишка со всех ног побежал куда-то, звонко шлепая босыми ногами по мощеной улочке, освещенной солнцем. Развернувшись и перейдя на другую сторону, чтобы это самое солнце не било мне в глаза, я пошел в центр, где располагался дворец Октавиана**.
Как же я люблю Рим.… Из-за того, что я тут родился и провел детство, этот город просто стал частью меня. Частью моего сердца, если можно так сказать. На улицах всегда много народу, уличные торговцы хвалят свои товары и тычут им, чуть ли не в самый нос, но потом видно узнают и боязливо отступаются, лепеча извинения. Иногда раздаются крики возниц, призывающие людей расступиться и дать дорогу телегам, грохочущим по каменной кладке так, что чуть ли не звенит в ушах. В центре дома из одноэтажных бараков превращаются в двух или трехэтажные виллы, облицованные белым мрамором, или просто покрытые штукатуркой поверх кирпичной кладки. Не знаю почему, но они мне не слишком нравятся. Именно по этому свой дом я построил в другом квартале, там, где живут люди попроще. Да и нет такой вычурности и стремления выставить напоказ свой достаток…



***



Рядом с Октавианом, за овальным столом, украшенным сборной мозаикой, сидел Тит Аврерий. Ну, вот и встретились, что еще сказать…
— Император, Вы хотели меня видеть? – я учтиво поклонился Октавиану, а потом и Аврерию. Последнему хотелось скорее съездить кулаком по старческой довольной роже, чем кланяться, но думаю, Император не оценит такого обращения с его любимчиком.
— Да, Квинтилий. Я хотел с тобой поговорить…
— Я слушаю Вас, мой Император…
— Хорошо. Думаю, ты понимаешь, как Империи важны те территории. Которые ты должен отвоевать у северных варваров? – серые глаза Октавиана неотрывно смотрели в мои, и я не смел, отвести взгляда. Когда он так пристально смотрит, мне начинает казаться что все мои помыслы и чувства для него как надпись на восковой табличке. Захочет – прочтет, не захочет – сотрет и напишет что-то новое…
— Да, мой Император.... Могу ли я осмелиться попросить Вас выделить мне еще один легион?.. Мне было видение Марса-Победоносца, когда я молился в его хра…
— Нет. Неужели ты можешь врать о таком?! – кажется Император зол, раз повысил на меня голос… Интересно, что обо мне уже успели напеть? – Ты прошатался все это время, пока якобы совершал паломничество, по борделям! Тебя неоднократно видели, Квинтилий Вар! Ты даже осмелился привести в свой дом какую-то шлюху, вместо того, чтобы чтить память своей жены! Ты не получишь второго легиона. Я потерял к тебе доверие, чтобы рисковать таким количеством людей!
— Мой Император! Я клянусь своим родом и памятью жены – я действительно соверша… — мои слова прервал Октавиан, отвесив мне хлесткую оплеуху. Как унизительно…
— Вон с глаз моих!!! – он почти прошипел это.
— Благодарю Вас, мой Император… — я развернулся, и уже уходя из просторного зала, добавил – Я привел в дом своего приемного сына, а не шлюху. Не стоит верить тем, кто не добра Вам желает…
Ответом на мои слова был лишь хохот Императора и мерзкое подхихикивание Аврерия…
Я клянусь, что даже ценой своей жизни, выиграю эту битву и присоединю земли к Империи. Я докажу свою верность тем, что предал меня…
А еще мне есть, для кого все это делать…. Для моего названого сына.




------
*На самом деле у Вара был сын, от Клавдии Пульхры, а звали его Публий Квинтилий Вар. Да, они были очень изобретательны на имена. Ну а если серьезно, то в каждом роду было несколько имен – 2-3, обычно, которыми называли первенцев, остальным давали имена такие как Квинтиус(пятый) Секстус(шестой) и т.д. по порядку. Если кто-то, кто носил не *порядковое* имя, совершал преступление, то его вычеркивали из рода, а имя считалось опозоренным и детей так больше не называли.
**Дворец Октавиана – понятия не имею был ли он вообще и если был, то где располагался. FATAL_ERROR сказал что у всех императоров и знатных людей были минимум виллы.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава VI

Warning: Сомнительно НЕсогласие насилуемого объекта)


Акила


Как все произошло, я толком и не понял. Вот, мы целуемся где-то на улице, и меня прижимают к стене и буквально поедают мои губы, а вот крепко взяв за предплечье, куда-то ведут, причем с такой скоростью, что я едва успевал переставлять ноги. Вот, опять прижимают к стене и властно целуют до тех пор, пока покусанная губа не начинает опять кровоточить. Потом, меня опять куда-то тащили, на этот раз, очень нагло, на мой взгляд, лапая меня за задницу, пока центурион не доволок меня до какого-то одноэтажного дома – как выяснилось позже – его собственного.
Внутри было пыльно и немного неуютно – сразу видно, что тут давно никто не жил. Зато дневной зной сюда не проникал, и в комнатах царила благоговейная прохлада. Меня отпустили буквально на мгновение – Клавдий метнулся к полке, висевшей на стене и начал перебирать стоящие там кувшинчики и глиняные горшки, кажется, даже что-то разбив.
Когда дошло, что же он там искал своими трясущимися лапами, то бежать отсюда, причем желательно подальше, было уже поздно – меня просто самым наглым образом подхватили под колени и перекинув через плечо потащили… На кухню? Счаз! В спальню... Зато, я имел сомнительное удовольствие наслаждаться видом центурионовской упругой задницы, пока меня транспортировали на… любовное ложе.
Вот даже не знаю. Честное слово – я прекрасно понимаю, чему сейчас суждено произойти, но… Я не хочу переспать с Клавдием. Или хочу, но не так. Или никак не хочу. Или хочу, но… Я запутался, кажется, окончательно и бесповоротно. Последние мои отношения с мужчиной были, когда я был еще совсем юнцом – мне было всего пятнадцать.… И быть снизу мне не слишком понравилось, я вам скажу по секрету. Терпимо – да. Приятно – да, иногда. Но никакого неземного наслаждения я не испытывал, к тому же это больно…
Но все мои надежды на то, что я как-то не так понял и центурион собирается… разъяснить мне тактику предстоящего похода, когда он меня придавил к жесткой кровати своим весом и начал задирать тунику, одновременно пытаясь развязать мою набедренную повязку.
— Эй! Прекрати! Я не хочууу… — протестовать мне не дали, просто напросто сжав мой член, даже не удосужившись меня до конца раздеть. Ну, как есть скот!
— Что ты говоришь? – центурион выдохнул эти слова мне в ухо, щекоча дыханьем облизанную за миг до этого, мочку. От этого мои волоски на руках и затылке встали дыбом, а возбуждение только усилилось.
— Отпусти меня, скотина! – Но, мужественно не обращая внимания, на отвлекающие маневры противника, я пытался избежать своей печальной участи.
— Отпустить? Или может сделать так… — он провел по моему уже полностью стоящему члену рукой, чуть сжав головку через ткань. Я прикусил изнутри щеку, чтобы не застонать – губы были уже настолько искусаны, что заживать, думаю, будут месяц. Не знаю, что там заметил центурион, но он лишь азартно улыбнулся и продолжил свое черное дело – то бишь развязывание моей последней — и единственной – надежды. Набедренной повязки, да.
— Ты так красив… — прошептал Клавдий, между покусаванием моей шеи.… Ну да, я сейчас ооочень красив, как и он – все в ссадинах и синяках, морды разбитые. А еще, кажется, у кого-то будет еще и жопа порвана. Суровая мужская любовь, что б ее.… И, кстати, если я не предприму кое-что, то эта жопа будет моей. И мне соответственно, тоже будет жопа. Завтра на построении. Я же даже стоять не смогу, не то, что куда-то там идти весь день. А если не пойду – то объявят дезертиром, и ничего хорошего ждать не придется.
Так, о чем это я? А! О том, что надо прервать страстные лобызания моего пупка, как бы мне это прерывать не хотелось, и перенять инициативу.
— И вот не надо на меня смотреть такими удивленными глазами! – шикнул я на изумленного до глубины души центуриона, когда методом спихивания нас обоих с кровати, поменял нас местами – теперь я был сверху. Му-ха-ха! Я коварен!
— Ты… Ты, теперь…уйдешь, да? – интересно. Очень интересно. Мне. Чем он таким стукнулся, когда с кровати падал? Уж не в том месте, о котором я думаю, его мозги находятся?..
— Уйду. Обязательно уйду. – Заверил я этого придурка – Только чуть поооозже… — и с силой стиснув его бедра своими ногами, я выпрямился и стянул с себя тунику. Казалось счастью этого придурка не было предела. Ну да, как же.
— А что ты так лыбишься? Это из-за тебя, между прочим, я сейчас похож на попавшего под целый табун диких лошадей, придурка! – Я нарочито медленно провел руками по своей покрытой синяками и кровоподтеками груди, задевая соски – Неужели тебе такое нравится? – я ухмыльнулся, наблюдая за реакцией Клавдия – его зрачки расширились, закрывая почти всю золотисто-карюю радужку, рот приоткрыт, а дыхание настолько частое, что еще немного и в комнате поднимется ветер…
Я не придумал ничего лучше, чем его поцеловать.



***


Мне его стало жаль. Нет, правда… Он, судя по всему, действительно меня любит, раз готов был под меня лечь… А я не смог воспользоваться ситуацией. Я же его не люблю. Или… Но, в общем, то, что я к нему испытываю, любовью не назовешь… Скорее всего.
Я старался не сделать ему больно, просто, как собака, зализывал его ссадины и синяки на безукоризненно развитом теле, наверное, этим прося прощение за то, что сам же их и поставил. Я старался ласкать его так, как мне самому когда-то нравилось.… Отчего-то хотелось быть с ним нежным.… И именно из-за этого желания, я решился на то, в чем отказал даже своему бывшему любовнику.
Как выяснилось – если взять член в рот, то ничего страшного не произойдет. Ну, кроме того, что этот придурок, которому член и принадлежал, со всего маху ударится о пол башкой. Но я героическими усилиями заставил себя продолжать исследования, так сказать. И, не поверите, мне в какой-то момент начало даже нравится то, что я делаю…
Я уже не стыдясь облизывал розовую головку, иногда, забирая ее в рот и лаская языком, рукой при этом поглаживая напряженный ствол и яички… Клавдий уже не сдерживаясь стонал, поощряя меня на дальнейшие действия, но когда я взял его член в рот наполовину, то кажется перестал соображать что делаю… Осталось лишь желание сделать ему как можно приятнее.
Мой собственный член терся о волосатую центурионову коленку, чего в принципе мне хватало, пока я с остервенением вылизывал и посасывал, поглаживал и заглатывал…
Когда его пальцы начали легонько поглаживать мой затылок, я готов был замурлыкать, как котенок – не думал, что такая незамысловатая ласка может быть столь приятна. Прошло, наверное, еще лишь мгновение, а Клавдий содрогнувшись всем телом и сдавленно зашипев сквозь зубы, кончил. Горьковато-соленый, терпкий вкус его семени только добавил остроты моим ощущениям и я, сжав свой член и всего раз проведя рукой по болезненно напряженному стволу, со стоном залил – о да! Это моя ему месть! – многострадальную коленку мужчины своей спермой…
Еще минуту я потратил на то, что бы прекратить считать цветные круги перед глазами, а остальные пять – что бы кое-как одеться и привести себя в более-менее адекватный вид. На Клавдия, внимательно наблюдавшего за моими действиями, я старался не смотреть.
— Встань с пола. Холодно. – Бросил я ему и закрыл дверь в комнату. Ну а что я ему должен был сказать? Что все это было ошибкой? Это не правда. Что не зашел дальше, потому что я его не люблю? А кому нужны мои чувства… Я просто не знал, что ему сказать…
Ладно. Я просто не буду думать об этом. И постараюсь не обращать на Клавдия внимания. Мне самому надо в себе разобраться…
Кое-как я все-таки вышел из дома центуриона на улицу. Уже темнело, а мне еще предстояло решить главную загадку сегодняшнего вечера – как мне добраться из этого квартала к нашим баракам… Ведь завтра на рассвете мы уже выступаем…
Боги, храните нас.




---
Нэн, прости меня грешную за обилие многоточий. Я сама с ними затра…залюбилась, но старалась ставить меньше. Заметно? дааа…
=*(

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава VII


Вар


Естественно, собрать центурионов перед всей этой кутерьмой мне не удалось. Точнее удалось, но обсудить с ними изменение тактики я не успел – мы до ночи спорили о том, сколько провианта надо брать в этот поход, сколько нужно серебряных приборов, сколько арсенала… К концу дня, я уже готов был, если не рвать на себе волосы, то взвыть так точно. Серебряную посуду я вообще запретил брать с собой, заменив глиняной, зато за счет увеличившегося места, отведенного в обозах, я велел взять с собой больше пшена и ячменя. Запас вина я не стал увеличивать – пусть добавляют больше воды, а не идут навеселе.
Центурионы были, мягко говоря, удивлены тем, что на такую сложную миссию, Император выделил всего легион. Все-таки, у херусков очень умелые воины, которые бьются как разъяренные львы. В какой-то мере я их даже понимаю – они хотят сохранить свой дом. Но довольно об этом.
Сейчас я еду во главе конницы, сопровождаемый отрядом преторианцев*. Кстати, я поддался искушению и велел Себастьяну и близнецам ехать со мной рядом, хотя им положено было находиться рядом с обозами – в центре легиона. Там безопаснее – ведь еду, и скарб охраняют больше всего. Я велел конникам разделиться и по пятьдесят человек поставил с каждой стороны от обоза – они защищали пехотинцев, которые следовали рядом с телегами, везущими фураж. Спереди и сзади обоза тоже шли пехотинцы и лучники. Основная часть конницы, возглавляемая мной самолично, была впереди войска, а в самых последних рядах шли немногочисленные ремесленники, обеспечивающие солдат предметами первой необходимости. Лекари шли чуть позади обоза, но также охраняемые пехотинцами.
Несчастному Себастьяну не повезло больше всего – во-первых, не знаю, чем там уж шутят Боги, но этому несчастному опять не повезло. Помните – он покрасил волосы, чтобы не выделяться столь необычным их цветом? Самое страшное, что они остались темно-коричневого цвета и все вроде бы нормально… Кроме того, что концы волос, примерно наполовину ширины моей ладони, стали стремительно зеленеть. Обнаружили этот занимательный факт близнецы вчера вечером, после чего посмотреть на «чудо» сбежались все, кто был в доме. Несчастный мальчишка то бледнел, то краснел, один раз так вообще пытался посинеть. От греха подальше я самолично взял ножницы и аккуратно, чтобы лишний раз не притрагиваться к наливающимся зеленью прядям, обрезал их. Мало ли что могло еще случиться? Зато Себ теперь со мной вообще не разговаривает. Луций пытался узнать почему – ведь я спас его от неизвестной болезни! – но мальчишка назвал меня варваром и сказал, что это не болезнь, а какая-то там реакция красителей**. Я толком ничего не понял и понимать не стал. Голова и так забита совершенно другим. А волосы – не зубы, отрастут. Тем более, что они все равно длинные у него остались – до плеч.
Одно хорошо – Себастьян, похоже, подружился с моими племянничками. Ну, во всяком случае, болтают они без умолку всю дорогу – а мы прошли уже почти десять миль***. В суть разговора я не вникаю, но и так понятно, что спокойно жить мне эти сорванцы не дадут – уж больно часто они на меня поглядывают, сверкая хитрющими глазами. Ну как же, месть, да… Только они, кажется, не понимают что военный поход – не место для детских шуточек. А с другой стороны – что с них взять – они и так дети. Пусть Себастьян говорит, что угодно про свой возраст, но поведение у него как у тех, же близнецов, если еще не хуже. Больше всего я опасаюсь, что ему приспичит опять признаваться мне в любви, но уже только на глазах у всего легиона. Вот тогда уж не до смеха будет точно. Его отец вроде сказал, что больше такого не будет, но не особо я верю этому поклоннику однополых связей. Даже страшно становится – и это Великий Марс, бог войны…
Погода с самого утра стояла отвратительная – вместо ожидаемого солнца, небо все было укутано плотными тучами, которые не сулили ничего хорошего. Где-то на юге полыхали молнии — гроза до Рима, наверное, уже добралась, а вот нас накрыл сначала мерзкий мелкий дождик, со временем, перерастающий в настоящий ливень. Удачное начало похода, нечего сказать…
А мой «сын» даже плаща с собой не взял, сидит на лошади, а то Как он сидит на лошади, поверьте, вообще отдельная, и, увы, больная тема. Мокрые волосы прилипли к щекам и лбу, а сам сгорбился и обхватил себя руками, чуть ли не отсюда слышно, как стучат его зубы. А завтра, он, наверное, будет пугать весь легион своими чихами и потоками зеленых соплей из носа. Что же мне не везет-то так?
Я снял свой плащ и, подъехав к этому наказанию поближе, накинул порядком промокшую ткань ему на плечи и скрепил фибулой. Ладно, плевать, что он мокрый, зато из шерсти – глядишь, и не замерзнет так…
— С…спасибо… — простучал зубами Себ и вцепился в мой плащ как в последнюю надежду. Ну, вот и что с ним таким делать будешь?
— Не за что. Больше не дуешься? – тихо спросил я, смерив тяжелым взглядом конников, которые, не стесняясь на нас пялились. Близнецы благоразумно отъехали чуть назад, давая нам возможность поговорить.
— Нет…Я… — он как-то странно на меня посмотрел, а потом, чуть не упав с несчастной лошади, но к счастью восстановив равновесие, наклонился ко мне, и пока я ничего не успел предпринять, быстро поцеловал меня в щеку. Как только он это сделал, то сразу направил свою лошадь куда-то вправо от меня, забрызгав одного из всадников грязью, вперемешку с комьями влажной земли из-под копыт.
Ну и что это сейчас было?!
Мне не оставалось ничего кроме, как успокоить возмущающегося солдата, прикрикнув на него и продолжить свой путь. Близнецы о чем-то в полголоса спорили, доказывая что-то друг другу и размахивая руками. Может, это они его подговорили на такую выходку?
Боги, прошу вас, помогите мне. Я себя совершенно не понимаю – для себя ведь уже решил, что Себ – мне как сын… Только… Только чувства скорее двояки – если все так пойдет и дальше, то боюсь, что просто напросто…
Мои размышления прервал громкий вскрик и испуганное ржание лошадей. Как раз там, куда направился…
Не раздумывая, я сжал бока своего коня коленями и, пустив его в галоп, поспешил туда, откуда раздавались крики…
Мое сердце чуть не остановилось, когда я увидел что произошло. Кобыла Себастьяна стояла на дыбах, сбросив своего седока в грязь, и пыталась его затоптать, а прямо перед ней, не обращая внимания на солдат, пытавшихся как-то помешать, стояли три женщины. Вместо волос, на их непокрытых головах извивались клубки черных змей, а глаза у всех трех были полны безумия. Легионеры пытались приблизиться к ним, но кажется, перед ними выросла незримая стена – они не могли сделать и шагу вперед.
— Что тут происходит?!! – рявкнул я, силясь перекрыть ржание лошадей и тут же начавшиеся разговоры испуганных солдат. Еще бы, не каждый день увидишь Фурий****…
— Так значит это ты – Квинтилий Вар… — пропела одна из богинь.
— А… Так значит вот где ты, Квинтилий Вар. – Ей вторила другая.
— Так значит вот каков ты, Квинтилий Вар! – подхватила третья...
Лошадь Себа тут же успокоилась и прекратила бесноваться, аккуратно перешагнув через чуть ли не насмерть перепуганного мальчишку, она, как ни в чем не бывало, отошла от него на пару шагов и начала пощипывать скудную травку на обочине дороги.
— Мы еще встретимся, Квинтилий Вар! Знай это! – все три богини буквально прошипели эти слова, а затем исчезли…
В полной тишине я слез с коня и стараясь сохранять внешнее спокойствие, подошел к мальчишке, не обращая внимания на взгляды своих солдат.





---
*Преторианцы – охрана командира в бою. Во времена Августа это подразделение уже не существовало, но я поколдовала над временем.
**Речь идет о том, что хна реагирует на искусственные красители и меняет цвет волос не так как запланировано – на рыжий\коричневый, а на достаточно неожиданный, вплоть до зеленого.
***Миля — от лат. mille passuum — тысяча двойных римских шагов «тростей». Мера расстояния;
1 древнеримская миля ˜1,6 км.
****Фурии – аналог греческих эриний – богинь мести.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава VIII

Себастьян


Странно. Я совсем запутался. Точнее не так – не запутался, я просто не понимаю, как такое могло случиться. Меня тянет к мужчине. Ну, естественно к Вару. Хотя, это совершенно не естественно. Мне страшно. Страшно, что это не настоящие чувства, а опять козни моего ебанутого папочки. И мне страшно, что я что-то совершу, подгоняемый этими чувствами, а потом, когда они исчезнут, эту ошибку уже невозможно будет исправить.
После того случая, он не отпускает меня от себя ни на шаг. Мы едем уже четвертый день, и третий день я еду с ним на одной лошади. Хотя я и не дергаюсь – с ним не страшно.
Тогда я думал, что умру. Моя кобыла просто-напросто сбросила меня, и, казалось еще мгновение, а затем она меня затопчет. Вар меня спас от смерти. Как я подозреваю, уже не в первый раз – ведь он мог оставить меня в храме Марса, или приведя в город выкинуть на улицу.… А он…. Да.
Кажется, после того случая его авторитет несколько пошатнулся. Ну. Не то, чтобы его осмеливаются не слушать или перечат, просто то, что произошло – слишком дурной знак. Я только потом понял, что это за существа – фурии. Богини мести. Только вот, за что они должны мстить Вару? Или это какое-то испытание? А может даже не испытание, а дражайшие боги опять что-то не поделили? Жаль, что мне не удается даже, когда мы все останавливаемся на ночлег, побыть одному и попытаться позвать Марса. Он дал бы ответы на эти вопросы. Да и не только на эти. Что мне делать с Варом – меня волнует даже больше, чем вопросы с фуриями….
Квинтилий Вар…
Он иногда на меня подолгу, пристально смотрит, когда думает, что я этого не замечу. Но дело в том, что я его взгляды буквально кожей чувствую. Мне страшно. Очень страшно. Но я не могу себе лгать – то, что я к нему чувствую даже влеченьем сложно назвать. Скорее это нечто большее… Эмоциональная связь. Только надеюсь, что не односторонняя. Конечно, о любви тут нечего и говорить, это…. Боюсь, что это нечто большее, чем любовь…
Сегодня опять шел дождь. Не такой, как в первый день нашего пути. Просто противная водная пыль, сыплющаяся с небес. Гадость! Одному на лошадь мне запрещают садиться – ха ха ха. Я до этого, за то время пока мы ехали, отбил себе всю жопу! Эта скотина наверное и до того, как пыталась меня затоптать, была запрограммирована на мое смертоубийство. Иначе не объяснишь, почему она так подмахивала своим задом, что во время одного особо «удачного» ее скачка я прикусил себе язык до крови? Хотя спасибо близнецам – они ехали рядом со мной, отвлекая от неприятных ощущений болтовней. Отвлекся – мало не показалось.
Эти двуличные сволочи, обсуждали, когда же мы с Варом станем любовниками. Я их чуть нахуй не убил, когда понял, о чем они так многозначительно переглядывались и перешептывались меж собой. И, кажется, даже пари заключить успели.
Мне даже интересно, кто из них выиграет, потому что сегодня…
Наверное, то, как он обо мне заботится – стало решающим. Мать всегда держалась на некотором отдалении от меня, не желая стеснять мои свободы, всегда была рядом, всегда помогала, но… Она — мать. Наверное, она бы приняла и то, что ее сын.… Не знаю как сказать. «Стал таким»? Возможно. Только ее вопрос, каким именно «таким» я стал. Говорю же – за-пу-тал-ся!
Но надеюсь, сегодня все станет многим проще. Надеюсь, что правильно понял эти его долгие взгляды и то, как он.… Нет, не будем об этом. Мне хватило и того, как он меня «поддерживал» все эти три дня, когда я ехал с ним в одном седле. Что я для него значу? Кто я ему? А может быть, он обо мне так печется только потому, что ему выгодно это. Ведь мой якобы отец – это бог войны?
Не могу больше так…
— Эй, ты что такой? Спать не собираешься? Ведь завтра опять ранний подъем и все такое… — Луций по-собачьи стряхивая капельки воды, со своих светлых волос зашел в наш шатер. Вообще – шатры это не наша привилегия, но Вы-Сами-Догадаетесь-Кто настоял на том, чтобы я и близнецы ночевали в шатре, на шкурах, а не под открытым небом.
— Нет… Я спать не… — я осекся. Ну, вот кто меня за язык тянул?!
— Ооо! Так ты… — второй близнец, тут же «проснулся» и сел, от чего шкуры, которыми он был укрыт, сползли, открывая тонкие ключицы и плечи. Кстати, на левой ключице так и не прошел смачный такой, фиолетовый засос – творение его старшего братика. Нда…
— Заткнись, Марк. – Змеи могут мной гордиться, я уже начинаю так же как они шипеть.
— Хм…. Ну раз так, то почему ты все еще здесь, а? — я когда-нибудь их обоих убью и прикопаю под ближайшей пинией*!
Тем не менее, я поднялся, чуть нервно одернул тунику и пулей вылетел из шатра. Ну, вот и все. Теперь туда мне до утра путь заказан – братики уж точно не будут упускать такую возможность…
Даже не знаю, почему так спокойно отношусь к их…связи. Просто это не мое дело, вот и все. Все равно кто с кем спит – люди они вполне адекватные и мне нравится с ними общаться, пока они не переходят на определенные темы. Но они, по сути, еще дети – что с них возьмешь?
Хвала всему сущему – дождь прекратился. Надеюсь, и завтра его не будет – уже порядком надоело мокнуть, ну ей-богу.
Солдаты сидели у костров, то и дело слышались смешки, а то и какие-то песенки… Люди отдыхали, набираясь сил перед новым днем…
Я чуть сбавил шаг, когда заметил, как из шатра Вара выходят трое – явно подрались.… Все в синяках, у одного правда преимущество – центурионский доспех. Хм.… Надеюсь, ничего серьезного не произошло? Хотя если бы произошло, то об этом уже знал бы весь легион.
Для порядка выждав еще несколько минут и убедившись, что Вар остался один в своем шатре, я набрался храбрости и, не обращая внимания на взгляды солдат, направился туда…
Храбрости моей хватило ровно настолько, что бы поднять полог шатра и засунуть в него свою наглую морду.
Вар уже умылся из глиняной миски и теперь снимал с себя свою красную тунику…
В горле тут же пересохло. Наверное, я так и простоял бы, не смея сойти с места, если бы не направляющий пинок и одобрительный шепот одного из близнецов, что «все получится». Я, кажется, уже говорил, что хочу их убить?
Чуть не пропахав носом мать-сыру-землю, не особо прикрытую шкурами, в отличие от нашего шатра, я буквально навалился на несчастного мужчину с объятьями. И нет, я просто пытался удержать равновесие. Тот меня скорее инстинктивно, чем осознанно поймал, но разглядев свою «добычу», нахмурился.
— Опять твой приступ внезапной любви? – мужчина чуть ухмыльнулся, а мне стало совсем неуютно и.…обидно.
— Нет. Я… — вот и все. Якнул, а дальше ни слова сказать не могу. Я неудачник. Позор мне!
— Что ты? – усмешка стала шире.
— Я… Я… — ну же! Себастьян, решайся! – Я… — и я решился. В конце концов, сколько это все может продолжаться?!
Я на всякий случай зажмурился и прижался своими губами к его. Не претендуя ни на что большее.… Почти детский поцелуй. Но черт.… Кажется я сам испугался происходящего гораздо больше чем Вар, потому что буквально спустя несколько секунд, меня взяли за плечи и мягко отстранили от себя.
— Ну и что это было?! – кажется, темно-зеленые глаза римлянина еще больше потемнели, еще чуть-чуть и из них посыплются искры…
— Поцелуй? – предположил я. Ну а что еще с меня взять? Придурок он и есть придурок.. Вот сейчас, Себ, тебя пошлют на три веселых буквы, и будешь ты, трясясь от холода ночевать под открытым небом – тебя даже в шатер не пустят…
— Хм... Вот как? А я сам и не понял! – ну зачем язвить-то, а? – Говорю же – опять на тебя что-то нашло!
— А.. а если не нашло?
— Да ну? Я так и пове… — ну а что? Мне надоело, что мне говорят гадости! И на этот раз никаких детскостей! Все по-взрослому! Черт, как же я давно не целовался. Даже забыл, как это бывает приятно… А еще кажется я начал возбуждаться от этого. И Вар… Он мне отвечает. Наверное, где-то кто-то сдох. И судя по тому Как отвечает – сдох кто-то бааальшой и вредный!
— Ты… Ты действительно… Сам? – нет, решительно не надо было прерывать поцелуй и вытаскивать свой язык из его рта. Было бы больше пользы!
— Да. – Я провел кончиками пальцев по его груди, покрытой редкими черными волосками. Да, его уж точно не спутать с женщиной. Значит я все-таки… Нда… Гей.
— Действительно? – его заело? Так пора сменит пластинку!
Я наверное ему всю спину расцарапал, а мы пока только целуемся… Но как целуемся… Скорее мы просто трахаемся языками. Дичь, какая.
Никто из нас не заметил, как мы оказались полностью обнаженными. Может и тут не обошлось без божественного вмешательства, ну а может, просто было не до того, что бы запоминать процесс обнажения.
Мы уже не стоим, мы лежим на разворошенных шкурах, мое левое бедро так вообще уже покрылось мурашками – от голой влажной земли холодно и неприятно, но мне плевать сейчас на это. Сейчас – Мы. Кожа к коже… Объятья, от которых трещат ребра и перехватывает и без того сбившееся от неистовых поцелуев дыхание… Мы не переходим границ – просто тремся друг о друга, чуть слышно постанывая, и лишь на краткие мгновения, разрывая поцелуи. Решительно, я ни за что не пожалею о сегодняшней ночи…
Наверное, на моих ягодицах уже завтра будут огромные синячищи от его пальцев – с такой силой он их сжимает, но сейчас это лишь придает…остроты ощущений так сказать.
Я, наверное, слишком сильно был возбужден, потому что не прошло и десяти минут, а я. Я кончил, пачкая спермой наши животы и члены. Вар только еще сильнее и агрессивнее меня поцеловал, и с тихим стоном содрогнувшись всем телом, обмяк в моих объятьях, а на мой живот брызнуло что-то теплое…
Кое-как вытеревшись, все теми же пресловутыми шкурами, мы еще раз поцеловались – уже без страсти, скорее нежно и так, и не сказав друг другу ни слова, уснули.
А мне вдруг стало интересно, заметил ли Вар мой пирсинг на мошонке?.... (мама дорогая, роди меня обратно п/б)



---
*пиния – итальянская сосна. Чем-то схожа с нашим кедром…

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .