Одна дома и Фанфикшн

23 Октября 2017, 14:47:54
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Оригинальные произведения » Готовые оригинальные произведения. Тип: "Смешанные" (Модератор: Shoa) » [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash

АвторТема: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash  (Прочитано 3501 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Название: School for Boys
Автор:
Jei Squalo Farfarello (Gabriel Rammshtayner) (http://ficbook.net/authors/Jei+Squalo+Farfarello)
Бета: Ждет очереди (и не скоро дождется)
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Габриэль Раммштайнер, Каин Белшмид, Леонард Нейтон, Люци Лоуренс, Себастьян Эванс, Эрик Эванс, Даниэль Раммштайнер, Кристиан Кейн, Алекс Йондж, мельком Жасмин, Жоэль, Катарина и Рэйвен Йондж. Упоминаются родители Габриэля: Шнайдер и Филия.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Ангст, Даркфик, Драма, Флафф, Гет, Hurt/comfort, Мистика, PWP, Романтика, Слэш (яой)   
Предупреждения: Нецензурная лексика, BDSM, Ченслэш, Смерть персонажа, Групповой секс, Инцест, Некрофилия, Секс с использованием посторонних предметов, Изнасилование, Твинцест, Секс с несовершеннолетними, Насилие   
Размер: Макси
Статус: Закончен
Описание: Что происходит за дверьми школы для мальчиков? А что если в этой школе есть тот, кто западает исключительно на учителей и делает все, чтобы затащить их в постель?
Об этом и будет наш рассказ.
Посвящение: Моим любимым, Каину и Лео. Спасибо, что до сих пор терпите все мои капризы.
Публикация на других ресурсах: Только с моего позволения. Увижу, что кто-то разместит не спросив – убью.
Примечания автора: Рассказ ведется об одном ученике, о всех его связях, о прошлом и настоящем, от которых он вечно пытался сбежать, скрываясь за маской равнодушия...

Жанр: Angst, Darkfic, Romance, Slash, Twincest, Fluff, Hurt/comfort, Чен-слэш, Het, Drama, Grapefruit, DD, Lemon, Kink, Smut, Squick.

Решил написать дополнительные главы от скуки, да и не отпустила эта еще тема. + Если кому-то интересно, то по фику создана ролевая и пока практически все роли свободны. Адрес игры - http://schoolforboys.rolka.su/
По вопросам игры - в ЛС.

Дополнительная глава 1. События после главы "Братья Эванс или секс на пляже"
Дополнительная глава 2. События после главы "Вниз, по наклонной"
Дополнительная глава 3. События до главы "Воспоминания. Прошлое и настоящее". В кавычках - выписки из дневника Габриэля, в первом лице сделаны.
Дополнительная глава 4. События главы идут небольшим предисловием к главе "Весенние каникулы с оттенком страсти", но Люци уже переспал с Каином.
Тесты Роршаха - http://www.child-psy.ru/inkblots/423.html
Дополнительная глава 5. Последняя. Жизнь учителей четырнадцать лет спустя. Текст песни Oomph! - Labyrinth.
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение

Читать одним файлом

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #1 : 28 Ноября 2011, 12:46:33 »
Глава 01. School for Boys

Что такое школа для мальчиков? Это место, где было высокое сексуальное напряжение, которое снималось ночами двумя способами, тем более, если вы жили при этой школе. А были и те, кому нравилось просто спать с другими парнями и они этого никогда не скрывали.

Но самое большое напряжение было среди шестнадцатилетних парней в классе с одаренным пареньком. И не потому, что он был гением, а потому, что парень был вызывающе-красивым. В чем заключалась его красота? Это было сложно объяснить, если учитывать, что у парня была белоснежная кожа, пепельные волосы до плеч с черными прядями по вискам, которые вечно взъерошенными были. Тонкая хрупкая талия, выпирающие кости ключиц, бедер и ребра, острые, но правильные черты лица, длинные аристократичные пальцы с всегда ухоженными ногтями. Эта была звериная красота, но многие мальчики просто не могли оторвать от него глаз. Но образ парня завершали алые глаза, которые обычно скучающе смотрели в окно и по пять колец-сережек в ушах. Хотя как завершали? Это было только то, что видел каждый. Те же, кто знал альбиноса ближе, видели проколотый розовый язычок его, шарик от сережки который он часто катал по губе, соски с аккуратными колечками и самое главное украшение, как считал сам парень – колечко с камешком в головке плоти. Да и татуировку видело не так уж много людей: это была змея, оплетающая черную розу, которая с раскрытым ртом пыталась съесть парящую бабочку. Он никому не рассказывал, что символизировала эта странная татуировка на всей его спине, но даже она не портила его внешности.

И вот это нечто снова сидело на уроке в привычной школьной форме, катая несчастный шарик по губе и смотря куда-то в одну точку. Парень рядом с ним упорно играл язычком с сережкой в мочке, но «звезда» класса никак не реагировала, лишь зевая периодически.

В класс наконец-то зашел учитель биологии, он же и по совместительству их куратор. Увиденная картина не произвела на него никакого впечатления, что уж было делать, такое он видел каждый день.

-Так, сегодня мы будем говорить о половой жизни. – Кто-то в классе откровенно заржал. По-другому это было крайне сложно назвать.
-Спросите об этом у нашего гения, он вас всему научит! – Альбинос лишь презрительно фыркнул и показал фак выскочке. О веселой сексуальной жизни парня говорили много, но все же не всем удалось оказаться с ним в одной постели, как бы другим одноклассникам этого не хотелось. А все по одной простой причине: альбиноса привлекали парни и девушки старше его, в этом, как он выражался, был особый шик, и можно было всегда изобразить неопытность.
-Молчи лучше, Себастьян. – Спокойно проговорил учитель. Альбинос с интересом всегда смотрел на рыжеволосого учителя, волосы которого были ниже лопаток. Учитель был выше парня, а главное, старше на десять лет. Поэтому, не смотря ни на что, альбиноса тянуло к нему.
-Учитель Нейтон, мне несложно ответить. – Подал голос этот «милый» гений.
-Неужели сам Раммштайнер решил выступить? – Ехидно поинтересовался учитель, но Габриэль как-то проигнорировал это.
-Учитель, я могу вам тут и практический урок устроить с Люци. – Весь класс дружно залился смехом, что уж было поделать, альбинос никогда не отличался скромностью. Сколько раз его застукивали в такие моменты в туалете? А в душевой? Он и сам уже сбился со счету. Порой по несколько раз за день. Алые глаза остановились на несчастном Люци, которой от такого предложения как-то смутился и даже немного покраснел.
-Раммштайнер… — Альбинос и не заметил, как у учителя нервно задергался в глаз, а в следующую секунду Нейтон ударил несильно журналом ему по голове.
-Ауч… — Это была довольно-таки ленивая реакция, да и не особо больно было, но все же возмутиться ему надо. – Ладно-ладно, учитель-заноза в жопе, не буду устраивать практического занятия… — А потом Раммштайнер подмигнул классу, показав язык с сережкой. – Но я могу после уроков устроить индивидуальные занятия… — Ухмыльнулся он. От следующего удара все же Габриэль увернулся, смеясь. Нет, хоть учитель и был красив, но он был абсолютно не во вкусе альбиноса и поэтому он старался сбавить обороты и прекратить с ним заигрывать, как и со всеми.
-Раммштайнер, останься после уроков. – Ну да, все как всегда. Альбинос снова нарвался, несмотря на всю свою гениальность.
-Беее… — Габриэль скривил в ухмылке свои красивые тонкие губы, а потом приступил к самому главному – рассказу о половой жизни. – Запомните самое важное, всегда одевайте резинку, чтобы не подцепить какую-нибудь дрянь или чтобы баба не залетела. – Учитель фыркнул раздраженно, но все же не стал прерывать ученика. – А вообще есть три вида секса: анальный, оральный… — Это слово было сопровождено соответствующим жестом. – И вагинальный. – Он продолжал нести весь привычный бред про секс, детей, класс заворожено смотрел на него, ибо альбинос ну просто не мог удержаться, чтобы не сопроводить сей рассказ определенными жестами.
-Все, Раммштайнер, садись. – Его друг с первой парты вручил альбиносу леденец.
-Молодец, хорошо все рассказал, все аж возбудились. – Габриэль хмыкнул, беря леденец и тут же снимая с него обертку и начиная его на показ лизать, смотря при этом на учителя. Ну вот. Он снова начинал заигрывать с ним, сам того не осознавая и учитель конечно же замечает это. Нейтон пристально смотрел на ученика, который постоянно нарушал все правила, даже банальные правила приличия. Но то, как альбинос лизал леденец… Леонард с трудом удержался от того, чтобы подойти к этому нахальному подростку и впиться в его губы поцелуем. А потом прозвенел звонок.

Альбинос стоял в туалете и флегматично курил после хорошего глубокого минета, смотря как несчастный одноклассник, словно верная собачка, крутился рядом с ним. Курить в школе было запрещено, но Раммштайнеру было лень идти на улицу, да и вероятность попасться всегда была невероятно мала. Но все же… это явно был не день Габриэля, ибо в туалет зашел новенький учитель по фотоискусству.

-Курить же здесь запрещено. – Альбинос потушил сигарету и кинул бычок в унитаз. Мальчишка, минуту назад крутившейся около альбиноса, уже сбежал, оставив ученика и учителя вдвоем в этом небольшом помещении.
-Умм… не говорите никому, и я вас отблагодарю. – Длинные пальцы скользнули в длинные черные волосы учителя, пропуская их. Этот учитель был старше его всего лишь на восемь лет, да и в брови у него имелась сережка, а учительница французского утверждала, что у него на лопатке была татуировка ворона, держащего в клюве змею. Было много слухов о том, с кем уже успела переспать единственная дама в школе, и уж тем более их много было вокруг нового учителя, которого часто видели с ней. – Учитель… — Тихо шепнул альбинос с томными нотками в голосе.
-Фамилия и класс. – Холодно ответил тот. Нет, Габриэль не собирался так легко сдавать и позволять наказать себя или отвести к директору. Он скользнул кончиками пальцев по неприкрытой шее учителя, тихо мурлыча и прижимаясь к нему. А потом альбинос почувствовал спиной холодную стенку и горячий шепотом на ушко. – Со мной такое не пройдет, седовласка. – От такой наглости Габриэль даже забыл ответить что-нибудь оскорбительное и, вырвавшись из прижимавших к стенке рук, стремительно покинул туалет, матерясь громко и привлекая к своей и так нескромной персоне еще больше внимания.

-Учииитель… ну можно мне уже домой пойти? – Мило захлопал ресничками альбинос, но учитель Нейтон никак не реагировал на столь милые знаки внимания.
-Пиши контрольную молча. – Габриэль фыркнул презрительно, быстро написав ответы правильные. Он был гением, и ему необязательно было писать все это, но все же, куратор порой заставлял и его помучиться. – Учитель-заноза в жопе…. – Бубнил он себе под нос, дописывая последний ответ, а потом торжественно вручая листок учителю. Тот быстро пробежался по строкам взглядом и удовлетворенно кивнул.
-Свободен.
-Учииитель, а пойдемте сегодня вместе в кафе, а то мне одному безумно скучно. – Он чувствовал, как по фигуре скользнул взгляд учителя, изучая его.
-Раммштайнер, ты чего добиваешься своим поведением? Мне уже сказали, что тебя сегодня застукали с сигаретой в туалете. Ты вообще начнешь себя когда-нибудь нормально вести? – Габриэль изобразил святую невинность и мило заулыбался учителю.
-Учитель, это все ложь и провокация, я не курю. – Альбинос показал ему язык и снова улыбнулся, дразня упорно Леонарда.
-Слушай, Габриэль, прекращай уже врать! Я сам тебя сколько раз с сигаретой застукивал, я уж молчу про то, сколько раз во время учебы ты занимался сексом… хотя бы закрывались в кабинках, так нет же! – Альбинос продолжал изображать святую невинность, ну как же он мог делать такое?! Правильно, это все ложь и провокация, а он милый ангелочек, а рожки на голове это у вас галлюцинации.
-О боже, учитель, я не хотел, меня заставили! – Трагично произнес он, закрыв лицо руками.
-Как заставили? – Еле слышно переспросил учитель. Наивность людей всегда играла на руку Габриэлю и он никогда не стеснялся использовать в людях это качество.
-Учитель, пойдемте в кафе и я вам все расскажу…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #2 : 28 Ноября 2011, 12:46:49 »
Глава 02. Первый раз

На удивление, но учитель все же согласился пойти в кафе, да и не самой это было страшной перспективой для него – ученик хоть и был одним из тех, кто постоянно пытался кого-то затащить к себе в постель, но сейчас он вел себя на удивление спокойно и лишь попивал кофе со сливками, иногда обводя кончиком языка свои губы.

-Ты обещал рассказать, кто тебе заставил… — Напомнил ему Нейтон, делая пару глотков темного хорошего пива. Габриэль и сам был не прочь выпить пивка, но учитель наотрез отказался покупать ему алкоголь, что совсем чуть-чуть огорчило его.
-Хм… с чего бы мне начать? – Задумчиво произнес альбинос, отстраненно смотря в окно.
-С самого начала.
-Тогда слушайте….

Это было не так давно, хотя порой казалось, что совсем в другой жизни. В десять лет он приехал в этот треклятый Берлин и поступил в самую лучшую школу. При его уровне знаний поступить в нее не составило никакого труда: не зря же говорили, что Габриэль гений. В десять лет он жил в этом городе у друзей родителей: его мать была известной актрисой и моделью, отец же был бизнесмен. Но какой бизнес без мафии? Правильно, скучный и не особо прибыльный. Поэтому мальчик был оставлен на самого себя. Его воспитывал мужчина средних лет с непримечательной внешностью, самый обычный среднестатистический человек. Он каждый день провожал Габриэля до школы, а потом вечером после работы забирал, это было подобием семейной жизни, которой никогда у него и не было. Это были самые счастливые дни для Раммштайнера.

Двенадцать лет… он уже в средних классах, самый лучший ученик в школе, его работы отправляли на конкурсы, а самого ставили всем в пример. Даже в спорте на удивление он выделялся: Габриэль очень любил играть в баскетбол, и все свое свободное время посвящал этой игре. Его заметил учитель и предложил вступить в команду, так он стал играть за их сборную между школами. Жизнь, не смотря на то, что родители не принимали в ней участия, казалась мальчику идеальной, без боли, обиды, унижений. Его любили все вокруг, одноклассники всегда были рядом и поддерживали, когда у альбиноса что-то не выходило. Он был счастлив в этом мирке.

В тот день шел дождь, небо заволокли свинцовые тучи. Его опекун забыл разбудить и поэтому альбинос бежал по лужам, надеясь не опоздать в школу.
Через двадцать минут он был в теплом помещении, с опозданием на урок в десять минут. Габриэль спешил, стряхивая с пепельных прядей капли воды, когда случайно наткнулся на директора. Это был мужчина тридцати пяти лет с легкой сединой в волосах и с избытком веса, мучавшейся отдышкой, он поймал юного гения за плечо.

-Молодой человек, мало того, что вы опоздали, так и вся форма забрызгана. Пойдемте со мной в кабинет, будете писать объяснительную. – Альбинос чувствовал, как сердце сжалось от страха в груди, но не посмел перечить директору, послушно последовав за ним в кабинет. Раммштайнер первым вошел в кабинет, а за ним директор. Тихо щелкнул ключ в замке, который потом он убрал в карман своего пиджака.— Как вас зовут и какой класс?
-Габриэль Раммштайнер, седьмой класс. – Тихо пролепетал растерянный Габриэль, его плечи поникли, он чувствовал себя как никогда виноватым, словно совершил что-то ужасное.
-Габриэль значит… проходи к столу, пиши. – Мальчик послушно подошел к столу и взял ручку с листком, когда почувствовал на своих узких бедрах чужие руки, которые, не стесняясь, поглаживали его. Габриэль смутился и убрал один раз руки директора, стараясь написать объяснительную, но тот был упрям. Уже в следующее мгновение он вжался в худые бедра, не давая мальчику отстраниться.
-Директор, что вы делаете? – Дрожащим голосом спросил альбинос, дернувшись, стараясь отстраниться.
-Будто ты не понимаешь… ходишь весь такой из себя… так еще и на девчонку похож… нечего было опаздывать, это послужит тебе отличным уроком. – Габриэль хотел было закричать, но директор зажал ему рот, просунув между тонких губ два своих толстых пальца, смачивая их в слюне мальчика. Одной рукой он расстегивал брюки на дрожащем Раммштайнере, который дергался и старался остановить директора, но альбинос был слишком хрупким и не мог дать должный отпор такому мужчине.

Он плохо помнил, как оказался уже без штанов, как пальцы директора оказались в нем. Он всхлипывал и вздрагивал, прося остановиться. Одной рукой директор прижимал худое тело мальчика к столу, а пальцами другой растягивал узкое нутро Габриэля, добавляя в него третий палец. Он двигал жестко пальцами, проталкивая их каждый раз до конца, не смотря на сжимающееся кольцо мышц. Мальчику было больно, он плакал уже во всю, голос не слушался, когда он хотел закричать. Директор несколько раз шлепнул с силой по бледным ягодицам, а потом спустил свои штаны, смачивая слюной анус мальчика, пройдясь по нему язычком.

А потом была вспышка невыносимой боли, и Раммштайнер задохнулся стоном. Пальцы директора зажимали ему рот, когда он насиловал на этом чертовом дубовом столе его. Директор кряхтел, двигаясь своей плотью в зажимающемся мальчике, который то и дело всхлипывал и кусал несильно пальцы своего насильника. Потный с отдышкой мужчина не останавливался ни на секунду, зажимая мокрой ладонью рот мальчика, дергая другой рукой худые бедра на себя, сильнее насаживая Габриэля на свой член. Альбиносу было невыносимо больно. А потом директор сильнее прижал его к столу и переместил ладонь с бедра мальчика на пах его, сжимая в пальцах головку его плоти. Он ласкал его плоть в такт своим грубым и сильным движениям, целовал белую кожу на шее, оставляя периодически красные следы. Капли пота с директора падали на бледную кожу и скатывались вниз, он тяжело дышал, постанывая порой от удовольствия, когда мальчик в очередной раз сжимал кольцо мышц вокруг его члена. С каждым движением мошонка директора ударялась об худые бедра Габриэля, отчего получались пошлые противные шлепки. А опухшие от лишнего жира пальцы грубо сжимали плоть мальчика, иногда царапая ее.

Он дрожал всем телом, когда директор делал последние толчки и с глухим стоном кончил в него, судорожно толкнувшись бедрами в мальчика, но, не смотря на это, он продолжал надрачивать Габриэлю, заставляя кончить и его. Альбинос вздрагивал под директорам, забыв от омерзения как дышать, когда тот вышел из него, убирая пальцы изо рта и от нежной кожи плоти. Словно ничего и не случилось, директор сел в свое кресло, поправив штаны.

-Больше не опаздывай, а то мне придется повторить наказания. – Похотливо смотря на Габриэля, сказал он, облизываясь. – Свободен.

По худым бедрам альбиноса стекала чужая сперма, смешанная с его кровью. Он кое-как натянул на себя штаны, забрав дрожащими руками у директора ключ и открыв дверь. Не смотря на боль во всем теле, он бежал, спотыкаясь и падая, по холодной неприветливой улице. Он уже разбил себе коленки и ладони, его тошнило от унижения… Он не дошел до дома всего квартал, упав в обморок посреди дороги…

Тогда его спасло лишь то, что мимо проходящие люди увидели на светлых брюках мальчика темное пятно. И так происходило каждый месяц, даже без причины директор находил его и повторял эту пытку вновь и вновь, заставляя мальчика желать собственной смерти.

После всего произошедшего Габриэль пытался покончить с собой, резал себе вены, напивался таблетками, но его все время спасали, словно не желая прерывать его мучений. А потом он смирился, и ему стало абсолютно все равно, с кем спать и так по сей день.

-Эй, Габриэль, может, начнешь рассказывать? У меня еще много работы. – Альбинос встряхнул головой, отгоняя от себя неприятные воспоминания и тут же улыбаясь Нейтону.
-Учитель, вы что, правда думаете, что меня может кто-то заставить? Ну вы смешной! – Парень залпом выпил чашку кофе и кинул на стол деньги за заказ, после чего обошел стол и нагло поцеловал учителя в губы. – Спасибо вам за компанию. Увидимся еще в школе! – Смеясь, Габриэль выбежал на улицу. А на небе были свинцовые холодные тучи и начинал накрапывать мелкий пронизывающий дождь…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #3 : 28 Ноября 2011, 12:47:04 »
Глава 03. Вниз, по наклонной

Уроки шли по расписанию, а Габриэль все не приходил. Не смотря ни на что, обычно парень всегда являлся на уроки, как бы скучно ему не было, и лишь раз в месяц пропадал, а на следующий день ходил подавленный и ничего не говорил. Нейтон посмотрел на время и тяжело вздохнул, поднимая из-за стола. Самое сложное было говорить с этим невыносимым альбиносом, который вечно избегал этих самых серьезных разговоров, переводя все в шутку.

-Ну и где он шляется? – Недовольно проговорил Леонард. Он вышел из класса и направился в кабинет директора, решив позвонить нерадивому ученику. И что он только себе позволял? Прогуливать занятия, когда у их класса была биология! Верх наглости… но, не смотря на это, учитель переживал за этого трудного подростка. Несколько ударов в дверь.
-Подождите! – Хрипло ответили за дверью. Была слышна какая-то возня, еле слышные стоны. Учитель отошел от двери, решив подождать немного. Дверь открылась через минут пять примерно, на пороге стоял взмокший и тяжело дышащий директор. – Вы что-то хотели, Нейтон? – Учитель бросил взгляд в кабинет и увидел знакомую белую сумку на диване директора.
-Сегодня Раммштайнер не пришел на занятия, и дома его нет, я пытался дозвониться. У вас его сумка лежит? Вы видели его? – Янтарные глаза учители в упор смотрели на директора, который был весь потный. Это вызывало омерзение у него.
-Да, он заходил, чтобы отпроситься с уроков. Он плохо себя чувствовал и пошел в медпункт. – Соврал директор.
-Странно, что он не предупредил меня. Спасибо, что предупредили. – Леонард развернулся и пошел обратно в кабинет, решив потом устроить разнос этому несносному альбиносу.

Альбинос вылез из-под стола директора, усмехаясь и натягивая свои брюки. Он уже смирился с этим за годы учебы. Габриэль подошел к дивану и взял свою сумку, когда директор подошел и стал мять снова его плоть.

-Я вас еще никуда не отпускал, Раммштайнер. Вас разыскивал учитель и сказал, что вы снова прогуляли школы, поэтому вас ждет наказание. – Он снова оказался со спущенными штанами, прижатый к мягкому кожаному дивану.
-Директор, если вы хотите продолжения, то мне нужны привилегии в этой школе. Что-то типа… я могу не ходить на занятия, опаздывать, уходить, когда захочу да, и пускай учителя ставят мне хорошие отметки. – Красные глаза с равнодушием смотрели на немолодого директора.
-Ладно, но тогда ты отработаешь ртом. – Альбинос, молча, пожал плечами, устраиваясь между ног директора. И неважно было то, что они не закрыли дверь на ключ. Габриэль расстегнул его штаны и стащил немного их с директора, чтобы потом усмехнуться. Как низко он пал за эти годы… — Не стесняйся, начинай работать ротиком, лаская самого себя.

Он и не стеснялся. Он давно забыл значение этого слова. Язычок альбиноса скользнул по всей длине плоти директора, пальцы одной руки сжали его мошонку. Ему не нравилось такое делать, но разве это было теперь важно? Конечно, нет. Габриэль обхватил чуть покрасневшими губами от укусов головку плоти директора, обведя ее прежде кончиком язычка. Он аккуратно посасывал, лаская свою плоть, медленно, чуть царапая ногтями. Это было все неправильно, но нынче уже нельзя было ничего изменить и Раммштайнер смирился со своим положением личной шлюшки директора. Он взял глубже член директора, скользя по нему губами и задевая зубами, а директор лишь пыхтел от удовольствия, чуть двигая бедрами, заставляя полностью вбирать свою плоть альбиноса. Да тот особо не сопротивлялся, послушно отсасывая ему, порой лаская его головку плоти своей глоткой, делая, по сути, глубокий минет. Пальцы директора зарылись в мягкие непослушные волосы Габриэля, а потом надавили на затылок, задавая нужный ритм движений. Раммштайнер продолжал сосать, нарочно царапая нежную кожу своей плоти, делая самому себе хоть немного больно. Ему нужна была эта боль, чтобы хоть как-то чувствовать, что он живой все еще. А живой ли? Этот вопрос оставался без ответа до сих пор.

Прошло не более десяти минут, когда Габриэль почувствовал во рту теплую солоноватую жидкость. Это было неприятно, но проглотил сперму и даже облизнулся, продолжая ласкать свою плоть, доводя себя на глазах у директора до оргазма. Тело подрагивало после разрядки, а на пальцах был теплая белесая жидкость. Альбинос хмыкнул и напоказ стал слизывать ее с пальцев, смотря на облизывающегося оплывшего жиром директора и не испытывая уже ничего. Завершив сию процедуру, гений поднялся с коленок и натянул свои штаны, после чего схватил сумку и выбежал из кабинета. Комок тошноты подкатывал к горлу, что хоть немного доказывало, что Габриэль еще не забыл все ощущения. Это было неправильно. Этого недолжно было быть. В коридоре альбинос столкнулся с куратором, а верней банально врезался в него. Алые глаза потухши смотрели на рыжеволосого учителя. Между ними была разница в возрасте и разница в росте, учитель был выше Габриэля как минимум, на голову.

-Ты где пропадал, Раммштайнер? В медпункт я заходил, но там сказали, что не видели сегодня тебя! – Нейтон схватил парня за плечи и встряхнул, словно бездомного котенка. – Что с тобой вообще твориться? – Альбинос оттолкнул учителя от себя и пошел мимо, усмехаясь.
-Учитель, я, как и всегда, развлекался с кем-то где-то! И вас это уже не касается, кому сосал я сегодня! – Это было сказано с нотками отчаяния, но Габриэль не хотел признавать этого. Он сорвался с места и выбежал на улицу, подставляя лицо холодному, дождю, смеясь. Говорят, что дождь смывает грехи, а Габриэль считал, что только кровь могла их смыть. Холодные капли ударяли по нежной коже, смешиваясь с солеными слезами, которые почему-то стали скатываться по бледным щекам. Он не понимал, почему эти чертовы слезы без разрешения скатывались вниз по щекам, не знал, почему до сих пор терпит все это. Ему нужно было срочно развеяться, спастись от собственных гнетущих мыслей.

В класс биологии зашел темноволосый учитель фотоискусства.

-Давно не виделись, Леонард. Что такой расстроенный сидишь в полном одиночестве? – Куратор оторвался от журнала и посмотрел на своего давнего друга.
-А, это ты, Каин. Как новая школа? Привык уже? – Рыжеволосый едва заметно улыбнулся ему и тяжело вздохнул. – Да ничего в принципе, только вот гений наш беспокоит меня. Совсем от рук отбился, прогуливает, курит и трахается во время уроков. – Учитель захлопнул журнал и посмотрел на Каина.
-А, это тот седовласка, да? Что ты так напрягаешься из-за этого паренька? Не хочет учиться – пускай валит на все четыре стороны. На тебя уже смотреть жалко, он тебя совсем извел своим поведением. – Учитель фотоискусства откинул свои длинные черные волосы на спину и сел на край стола друга, наклоняясь к нему и шепча прямо в его губы. – Пошли сегодня оттянемся в клуб, тебе нужно уже развеяться от этой работы.
-Ладно-ладно, только не приближайся ко мне так, а то у меня впечатление складывается, что ты ко мне подкатываешь. А я натурал к твоему сведению. – Леонард поднялся из-за стола и взял свою сумку.
-Да я тоже натурал, успокойся. Пошли уже. – Весело проговорил Каин, потащив друга из этой чертовой школы для мальчиков…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #4 : 28 Ноября 2011, 12:47:51 »
Глава 04. Ночной клуб "Paradise"

Это был один из тех ночных клубов, где было много распущенных девушек, желающих подцепить какого-нибудь красавчика и провести с ним всю ночь, сгорая от страсти. Именно сюда и пришел альбинос, желая наконец-то развеяться после, слишком сложной недели учебы. На удивление к нему решили присоединиться несколько одноклассников: Эрик — вечно позитивный паренек, с каштановым ежиком на голове и зелеными красивыми глазами, Себастьян – наглый и грубый парень, с красивыми блондинистыми волосами, которые доходили до подбородка и с голубыми глубокими как океан глазами. А завершал их компашку скромный и милый Люци, который всегда приглаживал аккуратно свои русые волосы, которые обычно были собраны в небольшой хвостик и закрывая челкой свои шоколадные глаза. В общем можно было сказать, не стесняясь – все красавцы, как на подбор, а главное, на любой вкус дамы.

-Гааабриэль! Что пить будем? – Стал тормошить альбиноса Эрик, отчего тот закатил глаза и показал ему язык с сережкой. – Ах вот ты как! – С учетом того, что мальчики нагло заняли столик с диваном, парень повалил Габриэля на этот диван и стал щекотать. На удивление, Раммштайнер звонко рассмеялся, слабо сопротивляясь другу.
-Абсент будем! Хочу зеленую фею словить! – К мучению альбиноса присоединился Себастьян, отчего у парня уже навернулись слезы на глазах.
-Ладно-ладно, только хватит меня щекотать! – Жалобно простонал Габриэль. Смущенный же Люци в этот момент заказывал желаемый всеми абсент, наблюдая чересчур веселую троицу.
-Совсем другое дело, а то задолбал сидеть с кислой миной! – Изрек Эрик, отстраняясь от альбиноса и беря со стола сигареты. Это были сигареты Раммштайнера, ментоловые. – Как ты куришь такую дрянь? – Искренне удивился мальчик-ежик, закуривая. Альбинос, не отвечая, отнял у него сигарету и сам затянулся.

Через минут десять им все же принесли заказ, и вот ребята, жмурясь и матерясь, опустошали рюмку за рюмкой. Первым поплыл из их компашки милашка Люци, вторым стал уходить Эрик, а Себастьян с Габриэль сидели, словно и не пили. Сразу можно было сказать, тренированные парни. Блондин, улыбаясь хитро, схватил альбиноса за руку и потащил на танцпол, а Эрик же достал фотоаппарат и стал снимать их. Парни двигались в такт музыки, периодически прижимаясь друг к другу. Ладони Себастьяна скользили вниз по худой талии альбиноса, ложась на его бедра. Он прижимал к себе Габриэля, начав целовать его шею, скользнув альбиносу холодной ладонью под футболку, нащупывая сережку в соске. Ногтем он слегка стал царапать розовый сосочек, заставляя Раммштайнера тихо застонать.

-Боже, Габриэль, у тебя такой эротичный голосочек… можно я утащу тебя в туалет и трахну там? – Мурлычаще прошептал на ушко ему Себастьян, продолжая играть с сережкой.
-Милый, ты же знаешь, что я пришел сюда подцепить кого-нибудь, а не развлекаться снова с тобой. Тем более тебе придется Люци тащить домой, я же не зря его спаивал. Не могу же я изменять своему парню прямо у него на глазах. – Со сладкой улыбочкой на губах, проговорил гений, с издевкой потершись бедрами об пах Себастьяна. У них была небольшая разница в росте: блондин был выше альбиноса всего лишь на пять сантиметров, но, как считал Себастьян, это давало ему право всегда быть активом в паре. Великое заблуждение. Просто Габриэль не хотел проявлять инициативу. Парень недовольно что-то буркнул на слова альбиноса, продолжая танцевать с ним.

В это время в этот же клуб пришло двое друзей. Каин с трудом, но все же уговорил куратора пойти в это место. Они сели около барной стойки и заказали себе виски. Как выражался Леонард «Благородный напиток». Были ничего незначащие разговоры, взгляды на пышногрудых девушек в мини юбочках и коротких топиках, на высоких шпильках. Несколько девушек подошли к ним и стали заигрывать, кокетливо улыбаясь, касаясь периодически коленок учителей. Рыжий притянул к себе темноволосую бестию, которая особо и не сопротивлялась, когда он начал мять ее грудь, словно оценивая. Каин, смотря на это, лишь хмыкнул.

-А ты не хотел идти, дурья башка. Видишь, какие тут девушки красивые! – Учитель фотоискусства обнимал за талию двух дам: рыжую и блондинистую, с удовольствием отмечая их доступность и уже не слабое состояние опьянения. Леонард ничего не ответил: его губы были заняты губами девушки. Он страстно целовался с ней, усадив к себе на коленки и гладя ее по внутренней стороне бедра. Ему было плевать на то, что они находятся там, где много людей. Он хотел ее. Возможно, от количества выпитого алкоголя. И это желание заставляло его забыть обо всем. Он аккуратно приподнял ее юбочку и стал поглаживать через трусики киску, смотря на девушку, в глазах которой тоже читалась похоть. Каин не стал отвлекать от этого занятия друга или как-либо останавливать, он и сам хотел заняться девушками, вот только была одна проблемка: количество выпитого требовало выход. Попросив девушек подождать, учитель быстро направился в сторону туалета.

То что он увидел там нисколько не удивило его. Парень сидел на раковине уже без футболки, какой-то мужчина играл язычком с его розовым соском, периодически покусывая, поглаживая пах паренька. Каин подошел к раковине и помыл руки, после чего бросил косой взгляд на этого паренька, узнавая в нем седовласку из школы. «Этого мне еще не хватало» — пронеслось в его голове. Смотреть, как ученик их школы ложится под какого-то мужика, было крайне неприятно. Рывком, учитель оторвал мужчину от альбиноса, ударяя его потом лицом об стенку.

-Ты какого хуя творишь, мудило?! – Взревел мужик, прикрывая ладонью разбитый нос. Каин немного лишь не рассчитал силу, когда ударял мужчину лицом об стену.
-Он ученик моей школы. – Холодно проговорил учитель фотоискусства, скрестив руки на груди.
-И что? Ему шестнадцать есть, да и он сам этого хочет. – Нет, такие непонятливые люди дико раздражали учителя. Он схватил мужика и еще несколько раз ударил, а потом отпуская его бессознательное тело. Откинув свои длинные волосы, Каин бросил злой взгляд на смеющегося альбиноса.
-И какого черта ты тут творишь?! – Рыкнул он на него, подходя к пареньку.
-А вам то какое дело? С кем хочу, с тем и сплю. – Спрыгнув с раковины, проговорил альбинос, прихватив свою футболку. – Вот блин, секс обломался. Как вы не вовремя, учитель. – Габриэль хотел было уйти, когда на его запястье сжались пальцы учителя, а потом он дернул альбиноса на себя, прижимая к себе и заглядывая в эти чертовы алые глаза.
-Неприятно смотреть, как ученик ложится под какого-то мужика. И уж настолько старшего, чем он. А если так хочешь потрахаться, то я могу помочь тебе в этом, все равно я несколько дней ни с кем не спал и неудовлетворение уже напрягает. – Каин наклонился к бледным губам и коснулся их поцелуем.
-Тсс, учитель, вы абсолютно не мой типаж. – С усмешкой на губах ответил Раммштайнер, положив ладонь на лицо учителя и резко толкая в зеркало, разбивая затылком учителя. Осколки красиво посыпались на раковину, а учитель глухо застонал от боли. Из раны медленно стали скатываться капли крови, но Габриэль не чувствовал себя абсолютно виноватым. Он сам был виноват.
-Черт, ты еще за это ответишь, мелкий гаденыш… — Прошипел учитель, зажимая рану рукой. Веселье для него было сегодня явно испорчено уже.

Габриэль, как ни в чем не бывало, вышел из туалета и снова выбежал на танцпол, кинув свою футболку Люци. Сейчас рядом с ним уже были Эрик и Себастьян, это было довольно таки соблазнительное зрелище, как троица танцевала, прижимаясь к друг другу, скользя ладонями по голой груди альбиноса.

В это время учитель биологии уже вовсю ласкал девушку, сидевшую у него на коленках, она уже была влажная там. Он был готов завалить ее на барную стойку и трахнуть прямо здесь и сейчас. В штанах у него уже неприятно жало, хотелось дико снять это чертово напряжение. Все мысли о приличии улетели куда-то прочь, он усадил на себе удобнее девушку, расстегнув свои брюки и приспустив их. Это был один из тех клубов, где на такие вещи давно закрывали глаза. Отодвинув ее мокрые трусики в сторону и, приподняв, Леонард медленно опустил ее на свой возбужденный член, прикусив слегка губу. Он двигал чуть бедрами, целуя через ткань топика ее грудь, благо девушка явно забыла одеть лифчик. Она и сама уже двигалась на нем, сладко постанывая, выгибаясь, откидывая свои роскошные волосы назад. Он периодически покусывал ее сосок, сжимая пышные красивые бедра, двигая ее на своей плоти, проникая каждый раз на всю длину в нее. Он облизнулся, прикрыв свои янтарные глаза, тяжело дыша от этого долбанного возбуждения, которое становилось все сильнее. Внутри нее было мокро и жарко, и почему-то только сейчас он вспомнил, что не одел презерватив. Ну и черт с ним, это было сейчас абсолютно неважно. Леонард не мог просто остановиться в этот момент, не позволял туман, заволакивающий приятной пеленой рассудок. Он двигал ее быстрее на себе, слушая развратные блядские стоны, и это заводило его еще сильнее.

Когда из туалета вернулся Каин, Леонард уже курил спокойно, обнимая девушку за талию. Совсем недавно, буквально несколько минут назад, он кончил, но успел выйти из нее перед этим. А она потом выпила на всякий случай таблетку – залеты им обоим не нужны были.

-Познакомься, Каин, это теперь моя девушка. Ее зовут Жасмин. – С усмешкой проговорил учитель биологии. И неважно ему было, что эта самая девушка младше его на пять лет.
-Приятно познакомиться, Каин. – Он поцеловал руку девушке и мило улыбнулся, но потом болезненно поморщился.
-Что с тобой? – Спросил его Нейтон, смотря чуть мутными глазами.
-Да так, твоего ученика в туалете встретил. Его там чуть не трахнул какой-то мужик. Ну, я решил вмешаться, за что и получил. – Леонард подавился дымом и посмотрел на друга.
-Так, тебе надо рану обработать. Пошли.
-Да забей, приду домой и все сделаю. – Усмехнулся Каин, смотря на веселящегося Габриэля, которого откровенно лапали его одноклассники. Это было уже нормой его жизни. Леонард тоже увидел это, и почему-то ему стало как-то обидно. Он отвернулся от танцпола и стал снова целоваться с девушкой, предварительно потушив сигарету.

Утро обещало быть всем веселым….

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #5 : 28 Ноября 2011, 12:48:07 »
Глава 05. Тяжелое утро с привкусом секса

Утро после ночной гулянки всегда было тяжелым. Особенно если ночью тебя приложили затылком об зеркало и особенно если этот кто-то был учеником школы, в которой работал. Но самое сложное и противное было осознавать одну простую вещь: увидев этого хамоватого парнишку без футболки и с таким блаженным выражением, о нем было очень сложно не думать. Слишком сложно было выкинуть этот образ из головы. Он вспоминал его бледную кожу, розовые проколотые сосочки, которых касался какой-то мужик. Он передернул плечами. Нет, об этом не нужно было думать. Бледная гладкая нежная кожа, чуть сильнее сожмешь, и на ней появятся синяки, тонкие вечно недовольно поджатые губы и эти проклятые красные глаза. Каин невольно облизнулся, представляя этого седовласку. Его мягкие шелковистые волосы… острые черты лица… и эти похотливые красные глаза…

-Боже, Каин, о чем ты думаешь?! Он же ученик твой! – Треснул себя ладонью по лбу учитель, но уже не мог так просто выкинуть этого альбиноса из головы. Уж слишком сложно было забыть такое соблазнительное податливое ласкам тело. Учитель и сам не понял, когда стал мять собственную плоть через ткань боксеров. Тонкие бледные губы, нижняя чуть прикушена, тихий стон удовольствия и выгнувшаяся спина дугой… он представлял, как альбинос бы извивался под ним, стонал и царапался, когда он бы жестко насиловал его, мстя за разбитую голову. Учитель фотоискусства уже избавился от боксеров и ласкал свою плоть по всей длине, думая об этом чертовом тощем альбиносе, с его выпирающими ключицами, ребрами… он хотел пройтись пальцами по его ребрам, а потом прижаться к бьющейся жилке на шее губами. – Черт… я свихнулся похоже… — Каин быстрее ласкал свою плоть, пальцами другой руки сжимая мошонку несильно. Прикрыв глаза, он думал об этом хрупком с виду мальце, который выглядел так развратно, что только при мысли об этом учитель уже возбуждался.

Учитель же биологии сидел, с головной болью от выпитого алкоголя предыдущей ночью, на уроке, дав классу контрольную. Думать сил у него не было, но один факт раздражал его: этот чертов гений снова пропускал уроки. И не было ему оправданьем то, что он вчера явно был пьян, так танцуя со своими друзьями. Тем более другие парни из его компании были сейчас на уроке. Он злился на этого альбиноса, который постоянно вел себя непристойно, который постоянно выводил его из себя. Иногда Габриэля хотелось просто придушить за это.

Он довел себя до пика и теперь тяжело дышал, обессилено лежа на кровати. Нет, ему не нравился этот альбинос, он был абсолютно не в его вкусе, просто это сказывалось неудовлетворение в течение нескольких дней, которое пришлось снимать самому. С трудом поднявшись с кровати, Каин заставил себя пойти в душ. Холодные струи воды ударили по незащищенной спине, заставив учителя немного выгнуться. Ему явно нужно было остудиться и привести свои мысли в порядок, в которых сейчас было через чур много неправильных вещей.

После уроков, зайдя в отдел кадров, он выяснил адрес этого несносного Раммштайнера. Прогулы становились все более частыми, а поведение все более отвратительным и куратор их класса просто не мог оставлять более это без внимания. Леонард собрал свои вещи и пошел домой к Габриэлю, сверяясь с адресом по бумажке, которую ему дали, чтобы он не забыл его адрес.

Учитель биологии остановился напротив дома, который был указан на бумажке. Это оказался кирпичный двухэтажный дом, красивый и далеко немаленький. «Наверное, он здесь живет с родителями…» пронеслось в голове учителя. Подойдя к двери, Нейтон постучал в нее и стал ждать, когда откроют. Ждать заставили недолго, вскоре дверь открыл мужчина лет тридцати пяти. Он стоял в одних трусах с небритой щетиной на лице. И вряд ли он был кем-то из родственников альбиноса.

-Ты кто? – Хрипло спросил мужчина учителя, осматривая его с головы до ног.
-Я учитель Габриэля Раммштайнера. – Слова, что он учитель явно привели мужчину в недоумение. Из комнаты показался сонный и голый виновник сего, с кровоподтеками по ногам.
-А, учитель-заноза в жопе… что вы забыли здесь? – Зевая, проговорил юнец. Мужчина повернулся к Габриэлю и подошел к нему, встряхивая юного гения за плечи.
-Ты что, школьник?! Твою ж мать! – Габриэль рассмеялся на столь забавную реакцию человека. Его сильно приложили об стенку, отчего у Раммштайнера из легких выбился весь воздух. Он закашлялся, а мужчина, одевшись, ушел из его дома.
-И как это понимать, Раммштайнер? – Сухо поинтересовался Нейтон. На это было… противно смотреть. Как такой милый парень мог ложиться под непонятного мужика? Да и позволять рвать себя?! Это никак не укладывалось в голове учителя. Он зашел в дом, прикрыв дверь за собой, и сел напротив альбиноса, который снова заливался смехом.
-Да что вы так нервничаете, учитель?! Я просто трахнулся с ним и разочек отсосал. Что в этом такого-то?! – Парень поднялся и прошел в спальню, плюхаясь на нее. На белых простынях были видны пятна крови.
-Тебе шестнадцать! Ладно, я еще понимаю с одноклассниками, но зачем с мужиками старше тебя заниматься таким?! Зачем?! – Нейтон психовал, он просто не мог понять мотивов ученика. Он прошел следом за ним, смотря на валяющегося на кровати альбиноса. Рядом с ним лежал испачканный вибратор, причем далеко немаленьких размеров. Его передернуло от мысли, что этот хрупкий мальчик позволяет трахать себя ЭТИМ…
-А может потому, что мне это банально нравится? – С усмешкой сказал альбинос, смотря на учителя аметистовыми глазами. Стоп. Аметистовыми? Леонард пригляделся. Нет, он не ошибался, у него был именно такой цвет глаз. – Чего вы вылупились? Я линзы ношу, чтобы скрыть свой настоящий цвет глаз. – Равнодушно проговорил Раммштайнер. Взгляд Нейтона скользил по бледному телу гения. Проколотые соски, головка плоти…
-Где твои родители? Почему они не следят за тобой и позволяют так уродовать тело? Весь в пирсинге… ужас просто… — Альбинос фыркнул и сел на кровати, резко дернув учителя за ремень в штанах к себе, а потом положил ладонь на пах учителя, сжимая через ткань его плоть. Учитель смутился и посмотрел на паренька, на губах которого играла ухмылка.
-Что, учитель, увидели меня полностью голого и у вас встал, да? Что, нравлюсь вам? – Признать этого учитель биологии никак не мог, но он, словно зачарованный, смотрел в эти насмешливые аметистовые глаза. Они были такими красивыми…

Учитель не заметил даже, как оказался без брюк и трусов, слишком загляделся на эти необычного цвета глаза. Он лишь опомнился, когда горячий влажный язычок прошелся по всей длине его плоти. Нейтон упер руки в плечи Габриэля, стараясь остановить его.

-Что ты делаешь?! – Судорожно выдохнул учитель, смотря на кривящиеся губы ученика в усмешке.
-Да ладно вам, учитель, у вас уже твердый такой… хм… красивый и большой, интересно, я смогу его полностью взять в рот? – Словно не замечая сопротивления Леонарда, альбинос обхватил своими бледными губами головку члена учителя и стал ее посасывать. Ему было всегда плевать на все эти ограничения, которые гласили, что ученик с учителем не должны спать. Он и не спал. Он просто делал минет ему. Леонард судорожно дышал, сжимая пальцы на хрупких плечах парня. Он и впрямь был возбужден и, поддавшись очарованию гения, не удержался и двинул бедрами, заставляя Габриэля брать глубже, а тот был и не против. Он вбирал плоть учителя настолько глубоко, насколько позволяла глотка, стараясь при этом не подавиться, но все же, альбиносу не удавалось полностью взять ее в рот. Пальцы учителя зарылись в мягкие и пепельные волосы ученика, задавая ему желанный темп. Как он дожил до такого? Учитель и сам не понимал. Это было неправильно, этого не должно было быть, он был натуралом, в конце-то концов! Но альбинос, ласкающий его плоть… он не мог просто сопротивляться! Леонард негромко постанывал от удовольствия, понимая всю опасность этого, но уже не мог остановиться… он двигал послушно бедрами, когда Габриэль положил ладони на ягодицы учителя, заставляя его двигаться. Горячий язык, слегка царапающие зубы нежную кожу плоти… и это шарик в языке альбиноса… все это приносило невероятное удовольствие, поэтому долго учитель сдерживаться не мог. С неприлично громким стоном, он кончил прямо в рот Габриэля, отчего щеки его тут же вспыхнули от стыда. Наконец-то ученик отпустил его, проглотив еще теплую сперму.
-Какой ужас… — Тихо проговорил Нейтон, смотря на довольного, словно кот, альбиноса. Тот облизывался, стирая с уголков губ капельки спермы учителя.
-А вы сладкий, учитель. Как-нибудь повторим еще. – Рассмеялся в спину учителя он, когда тот поспешно натянул штаны и выбежал из дома Габриэля… Это все было слишком неправильно…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #6 : 28 Ноября 2011, 12:48:27 »
Глава 06. Каин Белшмид - учитель фотоискусства

Каин Белшмид, учитель фотоискусства. Что можно было сказать о человеке, который посвящал свою жизнь снимкам? Это был творческий человек, который погружался в работу с головой. В реальности же он был в этой школе учителем не более недели: Каин работал фотографом у знаменитых моделей и актрис, но совсем недавно отец отправил его в школу, ибо директор этой самой школы был его хорошим другом, а прежний учитель уволился, и нужна была срочно замена. Так Каин попал в эту школу для мальчиков. Ему было сложно привыкнуть к работе здесь и уж тем более смириться с просто хамским поведением старшеклассников. И уж тем более его раздражал этот гений, который позволял себе слишком многое.

-Сколько можно спать?! – Он несильно ударил учебником альбиноса по голове. Приятного в таком пробуждении было мало, именно поэтому альбинос грязно выругался, поднимая голову и потирая место удара.
-Вы охуели бить меня по голове? – Раздраженно рявкнул альбинос, после чего вскочил со своего места и собрал сумку. Он пошел к двери, когда услышал голос учителя.
-Если сейчас уйдешь – получишь двойку.
-Плевать. – Это была первая двойка Габриэля, но он отреагировал как-то слишком равнодушно.
-Зря вы ему двойку поставили, учитель. У вас из-за этого будут проблемы с директором. – Спокойно проговорил Эрик, доставая свой фотоаппарат и смотря в окно. Габриэль вышел на улицу и пошел на баскетбольную площадку, где его уже ждали члены команды. Переодевшись прямо там в баскетбольную форму, он подошел со всеми поздоровался. В это время учитель рассказывал про широкомасштабную съемку.

Игра была в самом разгаре, Габриэль уже закинул несколько мячей в кольцо и их команда выигрывала. Несмотря на свой хиленький вид, альбинос хорошо играл и всегда помогал команде выиграть. Эрик снимал его через стекло окна, любуясь тем, как его хороший друг грациозно даже в этой жесткой игре двигался. В этом было что-то такое, что было сложно передать словами.

-Эрик Эванс, может, вы отвлечетесь от своего фотоаппарата и будете слушать меня? – Строго проговорил учитель. Парень поспешно убрал фотоаппарат и мило улыбнулся Каину.
-Прошу прощения, там просто кадр красивый был. Такого больше не повториться. – Заверил учителя тут же Эрик, внимательно слушая лекцию.

Так прошло несколько уроков, и Габриэль уже собирался обратно в школу. Их команда победила с разрывом в двадцать очков, но его это мало волновало. К нему подошел мелированный красным черноволосый парень.

-Ну, ты как всегда великолепен, Габриэль. Браво. – С издевкой в тоне проговорил этот парень, подталкивая альбиноса к решетчатому забору поля. Тот с усмешкой на губах смотрел на него.
-О да, я лучший, Жоэль. А ты как всегда, полный ноль. – Габриэль поморщился и показал язык, всем видом показывая, какой же он неудачник. Жоэля это бесило, бесило то, что тот, кто с ним когда-то спал, сейчас вел себя как полнейшая сука, унижая и задевая за живое.
-Закрой свой долбанный рот, сука! И вообще не смей говорить в моем присутствии без моего разрешения! – Он с силой ударил Раммштайнера по щеке, но тот равнодушно хмыкнул.
-А иначе что? – Лучше бы он не задавал таких глупых вопросов. Они никогда не приводили ни к чему хорошему. Удар коленом в живот заставил его согнуться, а потом, развернув, гения впечатали лицом в сетку. Двое парней из другой команды держали его, а Жоэль стащил с худых бедер шортики и боксеры. А Раммштайнер даже не сопротивлялся. Ему было абсолютно плевать, что с ним сделают. «Пускай хоть убьют, хоть какие-то новые ощущения» пронеслось в белобрысой голове. Но, конечно же, убивать его никто не собирался – слишком уж это было легкое наказание для Габриэля по мнению Жоэля. Без какой либо смазки… альбинос болезненно поморщился от резкого и грубого проникновения, но не издал ни единого звука, поджав свои бледные губы до одной линии. Габриэль привык уже к боли и практически не обращал внимания.
-Черт, так не интересно… — Хмыкнул его бывший парень, резко дергая худые бедра на себя и с силой насаживая альбиноса на свой член. Через минуту гений оказался на четвереньках. Его грубо трахали в его милую и привлекательную попку с одной стороны, а с другой заставляли сосать, держа его за волосы и не позволяя отстраниться. А альбиносу все равно было на это, словно такие вещи были в порядке вещей, хотя возможно в его жизни было именно так. Первым на удивление кончил тот, кому альбинос делал минет, этого парня сменил другой… Жоэль с силой врывался в нутро парня, задевая головкой плоти простату в нем, двигаясь рвано, стараясь как можно больше причинить боли зарвавшемуся Габриэлю. Уже через несколько минут мелированный парень кончил в него с утробным рыком, сжимая в пальцах бедра парня, делая судорожные последние толчки. Выскользнув из него, Жоэль позволил другому парню занять его место и теперь с наслаждением смотрел, как насиловали его бывшего парня его лучшие друзья…

В итоге Габриэля так трахнула вся команда другой школы, а потом еще и избили его, доведя и самого до оргазма, оставив лежать полуголого, в чужой сперме и собственной крови на холодном покрытии площадки. Гений устало прикрыл глаза, ему было все равно… Перед глазами была приятная пелена тьмы, которая постепенно заставляла его забыть обо всем.

-Твою мать, Раммштайнер! – Это последнее, что он слышал, прежде чем потерять сознание.

Каин рассказывал лекцию и выглянул в окно, после чего просто застыл от увиденного: их наглого гения насиловали на баскетбольной площадке! Он выбежал из класса, а потом и на улицу, смотря на уже лежащего без сознания Габриэля.

-Твою мать, Раммштайнер! – Учитель подбежал к парню и поднял его с земли, взяв на руки. Он понес его в школу, прихватив шмотки ученика. Отнести в раздевалки… Белшмид уложил худое тело на скамейку, нашел аптечку и достал оттуда нашатырь. Смочив ватку, учитель поднес ее к носу альбиноса, приводя парня в чувства. — Ну, давай, очнись уже! – Внутри у него все сжалось, ему было страшно за этого парня. Габриэль устало разлепил глаза: он не хотел возвращаться в этот гнетущий неприятный мир. – Мда, Раммштайнер… неужели не мог постоять за себя? – Учитель хотел было начать обрабатывать ранки на бледном теле, но Габриэль поднялся и поплелся в душевую.
-А зачем? – Только тихо ответил он. Повернув вентили, альбинос включил горячую воду и встал под струи, прикрыв глаза и прислонившись лбом к стенке. Все тело болело невыносимо, но ученик, молча, терпел. К нему зашел учитель и обнял сзади.
-Почему ты позволил им сделать с собой такое? Тебе же было больно… ты даже сознание потерял… — Прошептал на ушко Каин, прижимая парня к себе. И неважно было то, что он был в одежде…
-Вас это не касается учитель… — Злость за разбитый затылок куда-то ушла. Он не хотел отпускать этого хрупкого мальчика из своих объятий, не хотел, чтобы кто-то снова сделал ему больно… он поцеловал альбиноса в висок, крепче сжимая его в своих объятиях, заправляя мокрые пряди за аккуратное ушко Габриэля.
-Какой же ты гений после этого… — Тяжело вздохнул учитель, касаясь затылка Габриэля. Он чувствовал, как паренек дрожал, но не стал ничего говорить, просто обнимая его и успокаивающе гладя по щеке.

Прошла неделя, жизнь вернулась в привычное русло.

-Раммштайнер, хватит устраивать порнографию здесь! – Альбинос хихикнул и показал учителю фак, высунув свой проколотый язык, словно и не было той нежности тогда в душе. – Вон из класса! Придешь после уроков писать лекцию! – Словно только этого и ожидая, гений вскочил с места и, поцеловавшись с Люци и весело смеясь, выбежал из кабинета. Он забежал в туалет, чтобы банально покурить, у него было слишком хорошее настроение, чтобы сидеть на уроке. А учитель, раздраженный его поведением, старался дальше вести урок, но, уже через десять минут сдался и отпустил всех с урока.
Под конец урока Габриэль по-честному пришел, усевшись нагло на парту.
-Учитель, вы хотели, чтобы я пришел. – Совсем невинным голосочком пролепетал этот чертов красноглазый альбинос, обводя кончиком языка свои губы.
-Садись и пиши лекцию… — Учитель нагло был перебит.
-Я все это знаю и тем более тема эта есть в учебнике. Зачем мне писать? Пфф… мне жалко тратить свое время на такие глупости. – Габриэль встал со стола и пошел к двери, собираясь уйти без разрешения, но Белшмид поймал его за руку и толкнул обратно к парте.
-Я не отпускал вас, Габриэль Раммштайнер. – Официально проговорил учитель, усмехаясь, осматривая паренька. Он и не заметил, как альбинос вытащил мобильный и поставил на видеосъемку. Оттолкнув учителя от себя, Раммштайнер отошел к другой парте и уселся на нее, зная, что именно это место попадет в объектив камеры. Он особо не сопротивлялся, когда учитель опрокинул его на парту.
-Что, учитель, хотите меня? Как мило… — Хмыкнул он, упирая Каину в плечи ладони, слабо сопротивляясь ему.
-Вот почему ты такой? – Негромко спросил учитель, заламывая изящные руки Габриэля над его головой и смотря в эти красные похотливые глаза.
-Я нормальный, учитель… не знаю, что вас так возмущает… — Альбинос сладко облизнулся, ударяя Каина коленкой в живот, но тот не отпустил парня. Он стал целовать бледную кожу на шее, кусая, оставляя свои красные метки. Одной рукой он продолжал держать руки гения, другой же избавлял его от бридж. Худой, с выступающими костями, в нем было что-то даже от девчонки… учитель сглотнул, смотря на это бледное тело. Одна мысль не покидала его голову: он хотел этого мальчишку, хотел жестко выебать его прямо здесь, на этой парте, наплевав на то, что кто-то их может увидеть. В след за бриджами были и спущены боксеры с него, ладонь Белшмида прошлась по внутренней стороне ног Габриэля, а потом он заставил раздвинуть эти красивые стройные ножки. Раммштайнер на столе выглядел пошло, но с другой стороны эротично. Наклонившись, учитель впился в бледные губы жестким поцелуем, покусывая их, заставляя припухнуть эти мягкие губы и немного покраснеть. Он хотел его… и об этом свидетельствовала выпуклость на штанах. Штаны с боксерами уже мешались ему, поэтому Каин не стал тянуть и быстро спустил их с себя. Пальцами он прошелся по плоти ученика, слушая тихий стон с его губ. Он был настолько красивым, что это было сложно передать словами. Он не стал подготавливать Габриэля, уж слишком хотелось уже войти в него, поэтому придерживая худые бедра парня, он надавил головкой своего члена на кольцо мышц ученика, медленно проникая в него. Делать больно не хотелось, но учителю было сложно сдерживаться. Он с трудом останавливал себя, чтобы не скатиться просто до банальной ебли. Ему хотелось заставить Габриэля стонать от удовольствия, хотелось, чтобы это худое тело извивалось на столе… Облизнувшись, учитель сделал несколько пробных толчков и, поняв, что альбинос не зажимается, стал постепенно двигаться в нем, каждый раз заходя на всю длину плоти, ударяя головкой по чувствительной точке ученика. С чуть красных губ от укусов слетали полу стоны удовольствия, он царапал Каина по плечам, прижимая его нагло к себе. Это было удивило Белшмида, но теплые губы Раммштайнера на его губах заставили забыть об этом. Он страстно целовал своего ученика, продолжая двигаться в нем, каждый раз входя в худое тело до основания своего члена, заставляя альбиноса все же стонать, сладко стонать от удовольствия. Эти чертовы красные глаза были прикрыты, а вот губы, наоборот, приоткрыты, словно маня к себе… поцелуй и еще один… переходящая инициатива в этом поцелуе. У учителя уже болела спина от ногтей Габриэля, но он терпел, наслаждаясь узостью мальчишки и тем, какой он был жаркий внутри. Он не прекращал двигаться ни на секунду, обхватив ладонью член альбиноса и начав ласкать по всей длине, чуть царапая нежную кожу. И о боже… он так развратно стонал, выгибаясь на этом столе, сжимая в пальцах черные пряди волос Каина. Внизу живота появлялось приятное тепло, учитель понимал, что до полной разрядки уже оставалось немного, но так хотелось оттянуть этот момент. Движения бедер, член учителя проникает глубоко, ударяя головкой в простату альбиноса, Габриэль снова стонет, потянув Каина за волосы к себе и поцелуй… этот поцелуй, который не должен был прекращаться. Они выгнулись навстречу друг к другу, Белшмид вошел в худое тело ученика до основания и рыкнул, ловя на грани сознания вскрик гения и мышцы, зажимающие плоть учителя внутри. Он кончил прямо в него, а на пальцах почувствовал теплую сперму Раммштайнера. Тяжелое дыхание, он прижимался к груди мальчишки, немного безумно улыбаясь. Он был натуралом, но только что трахнул парня, так еще и своего ученика. Мир сходил с ума и учитель вместе с ним. А потом альбинос грубо оттолкнул учителя от себя, заставляя выскользнуть его плоть из нутра, после чего парнишка довольно таки проворно вскочил и надел штаны свои с боксерами обратно. Схватив сумку и телефон, гений подбежал к двери и подло улыбнулся учителю.
-Свободен, Раммштайнер. – С трудом, но Каин застегнул свои штаны, бросая быстрый взгляд на ученика и вытирая салфетками руку.
-Учитель, вы теперь должны оберегать меня ото всех обидчиков, иначе я выложу это видео в интернет, и покажу директору, и тогда у вас возникнут большие проблемы… — Смеясь, Габриэль выбежал из класса, сохраняя это видео.
-Вот ведь… развели, как ребенка… — Хмыкнул учитель, подходя к окну и открывая его нараспашку. Он закурил, смотря на улицу и как по ней уже бежал довольный Раммштайнер, весело смеясь. – Ну ладно, Габриэль, так и быть, я поиграю по твоим правилам. – Изрек учитель, делая очередную затяжку…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #7 : 28 Ноября 2011, 12:48:44 »
Глава 07. Идеальное отражение

Их отправили на плановую проверку в клинику, которую они проходили каждые полгода. Альбинос их искренне ненавидел: с его половой то жизнью, гений всегда боялся, что он может быть чем-то болен, но пока ему везло… пока везло, но кто знал, что будет дальше? Он ненавидел сдавать кровь из вены на анализы, ненавидел эту тонкую иглу, вонзающуюся в вену. От этого шла кругом голова.

-Жалобы есть? – Спросил его врач, смотря на парнишку без майки, на его выпирающие кости.
-Нету. – Равнодушно ответил Габриэль, смотря куда-то в одну точку.
-Так, Габриэль Раммштайнер значит… твой рост сейчас метр семьдесят. Так… а вес… боже, да как ты еще живым-то остаешься?! Сорок килограмм и это в шестнадцать лет… ты же мальчик! – Альбинос равнодушно пожал плечами.
-Мне это не мешает, я себя вполне прилично чувствую. – Он натягивал обратно майку, рассматривая то, что творилось за окном.
-Габриэль, если ты будешь изводить так свой организм, то скоро умрешь. У тебя и так слабое здоровье, в последний раз вспомни, упал на улице средь бела дня. Если ты так будешь и дальше жить, то не доживешь и до двадцати пяти. – Говорил доктор. Он каждый раз говорил это, но альбиносу было как-то все равно. Пока он жил, ему было все равно на все. И пускай он в последнее время стал чаще, чем обычно терять сознание. Пускай. Он не боялся умереть, гений каждый день ходил по тонкой грани между жизнью и смертью. Только об этом никто не знал, даже его лучшие друзья. Никто никогда не спрашивал, что значит татуировка у него на спине, а сам он молчал об этом. Бабочка была символом бессмертия души. Змея, что окутывала розу — знание, сила, коварство, утонченность, хитрость, тьма, зло, она была Искусителем. Она символизировала цикличность существования его. А роза с шипами… она напоминала о грехопадении, но при этом была совершенна, ее колючки говорили о боли, крови и мученичестве… он помнил свою прежнюю жизнь, которую скрывал ото всех. Мало кто знал о том, что этот мальчик гений был связан с преступным прошлым. На его теле никогда практически не оставалось шрамов, белая кожа скрывала ужасные следы. Да и не хотел он во всем этом участвовать. У альбиноса была страшная, очень страшная тайна.

Словно это было не с ним, словно в другой жизни… они никогда не жили вместе, их воспитывали разные люди, они не виделись никогда… но при этом были словно две капли воды, те же худые и острые черты лица, те же глаза, цвет волос… голос один на двоих… они были отражением друг друга. Это было словно в страшном сне. Словно ожившее отражение… те же жесты, та же улыбка…

-Габриэль, ты видел! Звезда только что упала! – Им по четырнадцать лет, это была их первая встреча. Совсем недавно мама привезла двух сыновей в новый дом для них и познакомила.
-Вижу, Даниэль… — Они идеальные отражения друг друга, такие же взгляды, слова… близнецы. Которые впервые увиделись в жизни. Даниэль был старше брата на минуту и тринадцать секунд всего лишь.
-Габриэль, пойдем, я покажу тебе кое-что… — Он потянул брата-альбиноса за собой и вывел его на окраину города, показывая ему речку. – Братик, смотри, мы так похожи… — Они стояли на краю и смотрелись оба в воду… идеальные копии друг друга.
-Даниэль… — Он дергал брата за рукав кофты, но тот, словно завороженный смотрел в отражение в воде, касаясь своего лица, губ… а потом он посмотрел на брата-альбиноса.
-Габриэль, я люблю тебя… люблю, ты понимаешь? – Подросток отодвинулся от него, смотря на старшего близнеца.
-Ты себя любишь. А не меня… не путай… — Тихо проговорил Габриэль, когда Даниэль сжал братика в своих объятиях.

Они учились в разных школах, но каждый день встречались после уроков и все свободное время проводили вместе. Даниэль знал, что его младшего любимого братика два года назад лишил директор девственности и теперь всячески оберегал его, не подпуская никого к этому все еще маленькому мальчику.

-Габриэль! – Дикий крик полный боли раздирал воздух. Альбинос побежал туда, откуда раздавались крики старшего брата. Вбежав в комнату дома, он увидел человека, который воспитывал его с десяти лет в этом городе, прижимал его старшего братика к дивану, пыхтя, навалившись всем телом на худого братика. Даниэль плакал, дергаясь под уже не молодым мужчиной. Он плохо осознавал, что делает… в тонких пальцах оказались ножницы, гений подбежал к ним и стал бить этими проклятыми ножницами того, кто воспитывал его эти долгие четыре года, он ожесточено бил его, смеясь. Капли крови орошали красивые лица близнецов, но лицо младшего брата искажала злость и ненависть, он не мог остановиться, продолжая протыкать бездыханное тело ножницами. А на лице Даниэля застыл ужас, он лежал под трупом мужчины, испугано смотря на своего любимого братика. – Габриэль, хватит… Габриэль, братик, остановись… он мертв… мертв! – Закричал снова Даниэль и только тогда младший брат остановился… он выронил эти чертовы ножницы из рук и упал, смотря на окровавленные руки. Его худое тело пробивала дрожь. Скинув труп с себя с трудом, Даниэль обнял младшего братика. – Габриэль тише… спасибо тебе, спасибо, что защитил меня, мой милый любимый братик… — Старший близнец и сам дрожал, прижимая хрупкое тело брата к себе, стараясь успокоить его. Это было страшно… тяжело… — Тише-тише… не плачь… я никому не позволю тебя обидеть… — Он осторожно гладил гения по волосам, пачкая пепельные волосы в красном.

Дальше все было словно во сне, старший брат протер ножницы, вымыл их тщательно. Он хотел было избавиться от трупа, но приехала полиция, которую вызвали соседи, услышав крики из их дома. Габриэль все так же сидел на полу, не зная, что делать, он боялся, он не хотел садиться в тюрьму, ведь он всего лишь защищал свое отражение. Но отражение треснуло.

-Он пытался изнасиловать моего брата… я взял ножницы и стал бить его, пока он не умер… хотя и потом не смог остановиться… — Говорил Даниэль, а младший близнец смотрел на него непонимающе. Что он говорил, зачем? Теплая рука брата в последний раз скользнула по щеке идеального близнеца и шепот на ушко. – Я защищу тебя, братик, как ты защитил меня… — И Даниэля забрали, его поместили в психиатрическую больницу, признав невменяемым. Их зеркало треснуло… А Габриэль пошел по наклонной…

-Габриэль Раммштайнер, ау? Ты в каких мирах витаешь? — Альбинос удивленно уставился на доктора, встряхнув головой.
-Простите, я задумался, доктор. Что вы говорили? – Он обворожительно улыбнулся, одеваясь полностью.
-Я говорил, что тебе следует поговорить с психологом, в последнее время ты стал странно вести себя. – Гений хмыкнул и пошел к двери. Это было правдой, в последнее время он слишком часто уходил в себя, прекращая замечать окружающий мир.
-Вам показалось. – Кинул он напоследок ему, выходя из кабинета. Габриэлю хотелось невыносимо курить, хотелось сбежать от собственного прошлого. Прошло уже два года с того страшного дня. – Два года… так долго…

Он шел по небольшой дорожке, ведущей к клинике для душевно больных. Здесь, в этой проклятом богами замке они держали его милого брата… сегодня был именно тот день, когда он обязательно должен был прийти к своему треснувшему отражению, взявшему его вину на себя. Зайдя в палату, он увидел равнодушного смотрящего брата в окно.

-Сегодня ведь тот день, братик. Я скучал… — Гений подошел к брату сзади и обнял его, утыкаясь носом ему между лопаток. Брат не был душевнобольным, просто только так они могли избежать тюремного наказания. Дверь была прикрыта, а близнецы, некогда идеальные отражения сливались в страстном поцелуе. Только вот младший брат исказил свое изображения, множественным пирсингом и татуировкой, чтобы больше не быть отражением своего милого, доброго любящего брата… Их любовь была ненормальной, переходящей все допустимые грани, Даниэль раздевал любимого младшего брата, прижимал его тело к мягкой кровати, нависая над ним, целуя снова и снова. Холодные ладони старшего близнеца ласкали худое болезненное тело брата. – Ты похудел, Габриэль… без меня ты совсем извел себя… не бойся, я скоро вернусь… — Головка плоти старшего близнеца надавила на кольцо мышц Габриэля, проникая в него, заставляя выгнуться слишком худое тело. Судорожный стон сорвался с бледных губ, они прижимались к друг другу, сливались в единое целое, даря друг другу страстные поцелуи… Даниэль быстрее двигался своей плотью в альбиносе. Заставляя его все громче постанывать, прижимаясь к нему, чтобы чувствовать тепло этого тела. Старший близнец не мог остановиться, сильнее вбиваясь в него своей плотью, ударяя каждый раз головкой по чувствительной точке, принося несказанное удовольствие своему младшему падшему брату… отражение… его не возможно было не любить…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #8 : 28 Ноября 2011, 12:48:59 »
Глава 08. Меланхолия или знакомьтесь, новый ученик - Кристиан Кейн

Он стоял на крыше школы и равнодушно курил, осматривая всех внизу. Люди были внизу такими маленькими, забавными… пепел медленно подхватывал легкий весенний ветер, он жмурил глаза от удовольствия. Скоро лето, скоро они все разойдутся и больше не увидятся до самой осени, а некоторые и вовсе уйдут из этой школы. Хотя такие мелочи мало волновали его. Теплый ветер трепал пепельные волосы, заставляя его улыбаться. Он любил весну, это было единственное время года, которое все же не угнетало его. Это был один из тех дней, когда у альбиноса было меланхоличное настроение, он придавался приятным воспоминаний, сидя на этой крыше. Это было любимое его место во всем городе…

Сегодня был один из тех дней, когда гений, на удивление, сидел на всех уроках и даже что-то писал в тетрадке. Красные глаза пробегались в очередной раз по написанным строчкам, когда дверь в класс тихонько скрипнула. На пороге оказался высокий стройный молодой человек, с золотистым цветом волос, рваной челочкой были обрамлены светло-голубые глаза. Волосы спускались чуть ниже лопаток, парень был одет в школьную форму. Обычно, при виде таких, девчонки начинали радостно верещать, таких красавчиков всегда окружала толпа молоденьких поклонниц.

-Здравствуйте, я Кристиан Кейн, ваш новый одноклассник. Мне пятнадцать лет. – У него был нежный голос, который приятно ласкал слух. Габриэль окинул весь класс взглядом, все смотрели на новичка, словно завороженные. И даже учитель фотоискусства как-то уж совсем неприлично разглядывал парня. Гению в пору было возмутиться, как же так, к ним перевели новенького, который младшего его, выше и такой красивый и сам альбинос теперь просто был не у дел. Внутри что-то где-то неприятно кольнуло, взяв свои вещи, Габриэль тихо вышел из класса, но на это никто не обратил внимания. Как же, они не могли налюбоваться этим шаблоном красоты, который так обворожительно улыбался.

Вокруг новенького целый день крутились все одноклассники, учителя предлагали лично с ним позаниматься, если возникнут какие-либо трудности. И он мило на все соглашался… этот Кристиан за один день получил место красавца номер один в школе, не прикладывая особых усилий. Просто у него была смазливая мордашка и высокий рост, и он был словно моделью… Альбинос бы злился, если бы не весна. Меланхолия никак не отпускала гения, кутая его в теплые объятия, ему было все равно, что твориться вокруг. Он снова стоял на краю крыши, смотря вниз со спокойным выражением лица.

-Тсс… даже если прыгну. Вряд ли умру… всего-то пять этажей… а жаль… как же жаль… — Шептал тихо Раммштайнер. Он и не заметил, как кто-то зашел на крышу и не сразу понял, что кто-то стоит сзади. Толкнут или нет?
-Осторожнее, это же опасно стоять так близко к краю. Можно случайно оступиться и упасть. – Чьи-то руки обняли его, отводя назад. Он до сих пор не думал о том, чей это был голос, кто имел такую наглость, уводя его от края крыши. – Нельзя губить такую красоту необдуманными поступками. Ты ведь Габриэль? А я Кристиан… — Ах, вот кто это был, маленький принц школы. – Рад с тобой познакомиться. О тебе многое говорят в других школах и твоей красоте… теперь я убедился, что это правда… у тебя мягкая кожа такая.... – Теплые губы Кристиана коснулись не прикрытой шеи альбиноса. – Я ведь пришел в эту школу только ради того, чтобы познакомиться с тобой… так что не прыгай пока я еще не узнал тебя ближе… — Габриэль молчал, никак не реагируя на прикосновения теплых губ к шее, на холодную ладонь, скользнувшую под легкую ткань рубашки. – Пойдем, я отведу тебя домой. На сегодня уроков больше нету. – Раммштайнер и не заметил, как парень взял его за руку, он, молча, переставлял ноги, идя за этим новым учеником. Ему было просто все равно, кто и зачем сейчас был рядом. Мысленно, гений уже прыгнул с крыши.

На переменах к Кристиану нельзя было подойти, одноклассники окружали его плотным кольцом, расспрашивая, предлагая вместе позаниматься… а он им мило улыбался и отказывал всем.

-Я прошу прощения, ребят, но у меня есть парень и все свое время я хочу проводить с ним. Даже на уроках. – С теплой улыбкой проговорил новичок.
-Так он учится в нашем классе?! Скажи, кто это! – Все надеялись услышать свое имя, но Кейн вышел из этого кольца и подошел к сидящему на подоконнике и слушающему музыку альбиносу. Он приподнял лицо Габриэля и нежно поцеловал, смотря на широко распахнувшиеся глаза гения, который никак не ожидал такого. Его редко целовали, да и сам он не особо любил целоваться. Он и вообще не любил особо нежности лишние… а тут, его не спрашивая, такой поцелуй нежный… с привкусом шоколада и ментола. Сам того не понимая, в какой-то момент альбинос прикрыл глаза, наслаждаясь даже поцелуем, их язычки переплетались. Кристиан притянул худое тело к себе, прижимая, чувствуя, как руки гения оплели его шею. Габриэль и сам не понимал, почему стал отвечать на поцелуй, почему позволял прижимать так себя, это было не похоже на него. Наверное, это все меланхолия виновата… — Они так классно смотрятся вместе! Интересно, почему наша принцесса ничего не говорила об этом красавце? Наверное, делиться не хотел… — Переговаривались одноклассники. Поцелуй длился слишком долго, альбинос уже забыл, как дышать, голова кружилась от ощущений.
-Ты просто прелесть, Габриэль… я тебя теперь никуда не отпущу от себя… — Гений удивленно смотрел на Кристиана, который тихо шептал это в его губы, гладя кончиками пальцев по щеке.

Габриэль и сам не понял, как оказался втянут в эти отношения. Каждый день этот Кристиан встречал его до школы, и они вместе шли, держась за руки, а после уроков провожал гения до дома, сидя с ним, пока альбинос не начинал засыпать. Это было странно и непривычно для Раммштайнера, с ним никогда никто не проводил так много времени, разве что брат… но это было так давно, что порой казалось сном. Альбинос и не понял, когда потерял бдительность, когда позволил этому новичку повалить себя на черные шелковые простыни. На краю сознания он понимал, что сейчас его банально трахнут и на этом вся нежность закончиться, но он не понимал, зачем тогда было столько мучиться, столько добиваться его? Габриэль и так бы не отказался переспать с Кейном, уж слишком милым парень внешне был, и сложно было бы ему отказаться.

-Кристиан, для того, чтобы переспать со мной, не обязательно было ухаживать. – С усмешкой проговорил альбинос, прикрыв красные глаза устало.
-Умм… ты не прав, милый. Я не хочу просто переспать с тобой… я хочу увидеть весь спектр твоих эмоций, хочу, чтобы ты полюбил меня и стал моим… — Гений был удивлен словами парня. Было непривычно слышать такое от кого-то, кроме брата. Теплые пальцы Кристиана коснулись сосков альбиноса и чуть сжали, парень наблюдал внимательно за реакцией гения, который лишь прикусил губу от этого. Для Раммштайнера было не в первой лежать перед кем-то нагим, но почему-то сейчас он смущался… смущался взгляда нового ученика, тихо постанывал, когда теплый шершавый язычок коснулся левого соска, играя с ним, а пальцы коснулись сережки в головке плоти Габриэля. Это было как-то слишком необычно, ощущения были яркими, заволакивающими сознание, как опиум. Всему виной была меланхолия, именно поэтому он позволил этому парню делать с собой все, что угодно. Кристиан сжал его плоть в ладони, уверенно лаская по всей длине, целуя белую кожу на шее, чуть покусывая и оставляя свои метки красноватые. У гения не получалось сдерживать стоны, он выгибался в пояснице, толкаясь своей плотью в теплую ладонь так называемого своего нового парня. – У тебя такой красивый голос… ты так сладко стонешь, это словно песня… — Шептал в поджатые бледные губы Кейн, снова целуя его. Ладонь быстрее ласкала возбужденный член, сжимая иногда у основания. Ему было хорошо, пепельные волосы разметались по подушке, а испарина выступила на лбу. Жарко… ему сложно уже было дышать от возбуждения, проходящему по всему телу от каждого прикосновения Кристиана. Это был дурман, не похоже ни на что… пальцы другой руки Кейна сжимали мошонку, чуть оттягивая ее вниз, срывая новый стон удовольствия с тонких красивых губ. – Боже, ты просто великолепен… ледяная принцесса такая красивая… я чувствую, что ты уже на пределе, я прав? У тебя пульсирует уже… — Эти чертовы слова заставляли смущаться все сильнее альбиноса, он не испытывал таких ярких ощущений давно, а может и вообще никогда. Выгнувшись дугой на кровати, сжав в пальцах одеяло, Габриэль вскрикнул, пачкая в своей сперме ладонь Кристиана, а потом обессилено падая обратно. Тяжелое дыхание, в голове приятный туман… — Ты прекрасен, милый, твой голос так красив, когда ты кончаешь… — Гений отвернулся и уткнулся носом в подушку, это все было просто сном… альбинос так хотел верить в это…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #9 : 28 Ноября 2011, 12:49:18 »
Глава 09. Леонард Нейтон - учитель биологии

Прошла неделя уже с прихода в школу нового ученика, страсти постепенно улеглись. К Кристиану до сих пор подходили влюбившиеся в него мальчишки, но он осторожно отклонял все их предложения встречаться. Это было непонятным для альбиноса, он не привык к таким серьезным отношениям, а парень явно претендовал именно на них.

-Здравствуй, милый. – Он и не заметил, как Кейн отвязался от всех этих мальчиков и подошел к нему. Красные глаза с равнодушием смотрели на парня. – Ой, не смотри на меня так. – Рассмеялся блондин, прижимая к себе хрупкое тело и целуя его нежно в губы, проскользнув язычком по губам. За эту неделю Габриэль научился отвечать на поцелуи парня и поэтому сейчас он обнимал его за шею.
-У нас сейчас урок биологии. Пойдем? – Тихо спросил альбинос, смотря в эти светло-голубые глаза.
-Умм, я чуть задержусь, иди пока без меня. – Гений, молча, кивнул и пошел в кабинет, не оборачиваясь и не смотря на сияющего парня. Он не мог до сих пор привыкнуть к тому, что у него был теперь постоянный партнер… хотя и партнером его нельзя было назвать, Кристиан еще ни разу не занимался с ним сексом, только дрочил альбиносу, доводя его до оргазма. Это было как-то непривычно и странно, что Кейн не пытался затащить его в постель, наверное, на образе мышления Раммштайнера сказывалась вся его прежняя жизнь. Его использовали лишь в одной цели, и он привык к этому, ему и самому было так удобнее: нет отношений – нет обязательств. Все было просто. А теперь… а теперь он и сам толком не понимал, как реагировать на это.

-Эй, Габриэль, мы уже вместе неделю. – Альбинос поднял удивленный взгляд на Кристиана, который вручил ему огромный букет белых и черных роз. Смущение… ему никогда не дарили цветы, он даже не знал, что сказать. Да видимо и не нужно было. Снова нежный поцелуй, Габриэль прикрыл глаза, наслаждаясь близостью парня.
-Эй, вы, двое! Урок уже начался! – Рявкнул учитель биологии, смотря на сладкую парочку. Кейн сел рядом с гением, сжав его ладонь в своей. Леонарда явно раздражала с каждым днем все больше и больше эта парочка, которая постоянно целовалась на переменах и обнималась. «Я ревную?» пронеслось в голове у учителя, но он тряхнул своей рыжей шевелюрой, отгоняя эти неприятные мысли. Он был натуралом, а то, что ученик сделал ему минет ничего не меняло. Да и альбинос был абсолютно не в его вкусе: Нейтон всегда любил пышногрудых девиц, которые в постели обычно вытворяли просто нечто невероятное. А Жасмин его была вообще сокровищем, они занимались с ней сексом всю ночь. Но все равно, при виде альбиноса с другим парнем почему-то учителю становилось не по себе.
-Он какой-то нервный… учитель всегда такой? – Тихо спросил Кристиан, проводя кончиком языка по мочке уха альбиноса, а потом слегка прикусывая ее. Габриэль лишь кивнул, а потом прикусил губу, когда почувствовал ладонь своего парня у себя на паху, он поглаживал плоть гения через тонкую ткань штанов. Альбинос уткнулся в шею блондина, судорожно дыша, когда парень приспустил с него штаны и начал вовсю ласкать его плоть. Габриэль старался не стонать, толкаясь своей плотью в руку Кейна, чуть двигая бедрами. Это было ненормально… но это безумие нравилось альбиносу. И пускай это было неправильно, заниматься таким на уроке, но сейчас все мысли вылетели из головы у Раммштайнера.
-Так, Габриэль, расскажи о том, в чем состоит доврачебная помощь при остановке дыхания. – Альбинос поднял свои красные глаза на учителя, проклиная мысленно все на этом свете. Он тяжело дышал от возбуждения, но отвечать он должен был, не мог же гений слиться на таком простом вопросе.
-Умм… — Габриэль с трудом подавил стон и облизал пересохшие от возбуждения губы. — Остановка дыхания даже на несколько минут лишает ткани кислорода и приводит к необратимым изменениям, прежде всего в клетках головного мозга. В таком случае необходимо производить искусственное дыхание. Оно должно производиться, пока больной не начнет дышать самостоятельно, или до прибытия скорой помощи. Для этого, если дыхательные пути пострадавшего содержат посторонние предметы или залиты водой, нужно их освободить. Пострадавший укладывается на спину, голова слегка запрокидывается назад. После чего производится вдыхание воздуха способом «рот в рот» или «рот в нос» через носовой платок или специальную маску, имеющуюся в автомобильной аптечке. Частота вдохов десять двенадцать в минуту для взрослых людей, для ребенка чаще при неглубоком выдохе. При этом в кровь пострадавшего поступает кислород, содержание которого на выдохе около шестнадцати процентов, а повышенное содержание углекислого газа стимулирует дыхательный центр. Если несчастный случай произошел при пожаре, пострадавшего выносят на свежий воздух, после возобновления дыхания полезно дать кислородную маску. – Все это альбинос говорил на одном дыхание, кусая свои губы, отчего они немного покраснели.
-Правильно ответил… тебе плохо, Раммштайнер? У тебя испарина на лбу. – Гений активно помотал головой, мол «все хорошо», стараясь уже не говорить, ибо просто не хватало на это дыхания. Но учитель не поверил ему и подошел к ученику. От увиденной картины того, что Кристиан во всю надрачивал альбиносу, ему просто стало не по себе. – Пошли вон. Оба. – Сухо проговорил Нейтон, отходя от парней. Это было неприятно, видеть такое, абсолютное неуважение к учителю, ведущему урок. – Раммштайнер, после урока зайди ко мне. – Учитель отвернулся и стал писать новую тему на доске, когда Габриэль тихо всхлипнул, кончая в ладонь парня. Кейн помог одеть альбиносу брюки, а потом вывел его из класса, довольно улыбаясь. Все шло по его плану.

После уроков альбинос послушно пришел один в класс. Леонард писал что-то в журнале, скорее всего тему урока следующего.

-Габриэль, сколько можно? Ладно, я еще понимаю на перемене в туалете или душевой… но на уроке… у тебя хоть капелька совести есть? – Холодно проговорил учитель биологии, не смотря даже на своего ученика. Альбинос уселся на парту, смотря на учителя и усмехаясь.
-Простите за это шоу… — Нейтон резко захлопнул журнал, отчего Раммштайнер даже вздрогнул. Леонард подошел к двери и закрыл ее на ключ, после чего подошел к юному гению, смотря в это чертовы красные глаза в упор.
-Как же ты раздражаешь своим поведением… то ты мне заявляешь, что у тебя была какая-то трагедия в жизни, из-за чего ты себя так ведешь, а потом, смеясь, убегаешь, то делаешь мне минет… а сейчас ты позволяешь этому новичку дрочить тебе на моем уроке! – Учитель опрокинул гения на парту, смотря на чуть красные глаза. В них читалась растерянность, Габриэль никак не ожидал такой реакции.
-Вас так задело, что я стал с кем-то встречаться, а не спать с кем попало, как обычно? И что этот кто-то не вы, после того, как я вам отсосал? – С ехидной улыбкой проговорил альбинос, чувствуя, как сердце бьется быстрее. Близость учителя заставляла трепетать его сердце, он помнил, что их куратор некогда нравился ему… эти рыжие огненные волосы, этот пыл… Подавшись желанию, ученик коснулся губ учителя, проскользнув потом по ним язычком. Он хотел его, хотел, чтобы учитель был его… Нейтон ответил на поцелуй, играя своим язычком с язычком ученика, прижимая это худое тело к себе, раздвинув коленкой стройные ноги. – Нет, учитель, я не могу… остановитесь, прошу вас… — Тихо пролепетал Габриэль, уперев руки в плечи Леонарда, слабо сопротивляясь ему. Он хотел его, но не мог, чувствуя, что это будет неправильно.
-Черт, как же ты меня иногда бесишь… — Учитель биологии отстранился от него и отошел к окну, прикрыв ладонью глаза.
-Простите… — Габриэль слез с парты и подошел к двери, кидая быстрый взгляд на учителя и улыбаясь уголками губ. Когда-нибудь… когда-нибудь гений добьется своего и затащит этого учителя к себе в постель, не смотря ни на что. Открыв дверь, он вышел и пошел к выходу из школы, где его уже ждал Кристиан.
-Что, был выговор за плохое поведение? – Усмехнулся блондин, обняв альбиноса за талию одной рукой, в другой держа подаренный Габриэлю букет. И все же, они хорошо смотрелись друг с другом.

Сегодня они оба вечером должны были быть дома, и Леонард готовил романтический ужин для Жасмин. Они уже несколько недель жили вместе.

-Милый, я дома. – Крикнула девушка, заходя в квартиру. Он выглянул в коридор, оглядывая ее с головы до ног. Роскошная девушка с пухлыми губками, стройными ножками… Леонард облизнулся и подошел к ней, прижимая ее тут же к стенке и впиваясь страстным поцелуем в ее губы.
-Я соскучился. Ужин уже готов. – Жасмин удивленно захлопала ресничками и пошла за учителем. Зайдя в гостиную, девушка просто обомлела: везде свечки, приятный запах иланг-иланга, шампанское на столе и какие-то легкие закуски. Он знал, что девушка на диете и не есть ничего лишнего, поэтому заморачиваться по поводу «ужина» ему особо и не пришлось. Учитель хорошо знал, что запах этого цветка действовал, как афродизиак, да и несколько бокалов шампанского отлично действовали на Жасмин. Уже через час они вовсю целовались на диване, она расстегивала на нем черную рубашку. Вскоре она была скинута, а учитель сжимал ее грудь в руках. Ему больше всего нравилось в ней то, что она не считала нужным носить бюстгальтер, это не мешало ему быстрее приступить к решительным действиям. Он снял с нее топик и начал целовать ее грудь, прикусывая периодически соски, а рукой скользнув по ее ноге, сгибая ее в коленке. Нейтон просто хотел секса, и эти мысль стучала с кровью в висках. Девушка тихо постанывала под ним от приятных ощущений, ее пухлые губки были слегка приоткрыты, ему было сложно сдерживаться, поэтому Леонард быстро избавил ее от узких брючек и трусиков и стал поглаживать ее киску, снова впиваясь в ее губы жадным поцелуем, чуть кусая их, прикрыв глаза. Он массировал ее клитор, чувствуя, как Жасмин быстро стала от этого возбуждаться. Что так действовало на них? Шампанское, а может запах иланг-иланга или то, что они два дня не виделись и естественно не трахались. Дрожащими руками она расстегнула на учителе штаны и приспустила с него их.
-Лео, я хочу тебя… не тяни… — Он посмотрел в ее глаза своими янтарными, полными желания. Достав из кармана презерватив, он открыл его зубами, пока девушка ласкала его плоть ладонью, возбуждая. Потом он надел презерватив на свой член и раздвинул ее ноги, закинув их на плечи… придерживая свою плоть рукой, Нейтон проник в девушку и, не давая ей привыкнуть к ощущениям, стал сразу двигаться. Она развратно стонала, когда он резко двигался, лаская своей плотью стенки ее влагалища, она была горячая внутри…
-Черт… — Он прикусил губу, с силой вбивая в нее свою плоть, вымещая на ней свою плоть. Начав снова играть язычком с ее соками, покусывая их, оттягивая немного зубами. А она по-блядски громко стонала и его это бесило… в какой момент его стало раздражать это, учитель не знал. Ритм движений был рваный, он двигал бедрами с силой, словно желая сделать ей больно, но ей это нравилось… Жасмин выглядела, словно шлюха сейчас, он и сам не знал, почему эта мысль появилась в его голове. Головка его члена ударяла по ее чувствительной точке, и она вскрикивала порой от этого. Он рычал утробно, двигаясь быстро, чувствуя, как капли пота скатываются по телу, падая на такое же мокрое тело девушки. Леонард сжимал ее бедра до синяков, чувствуя, что скоро будет к разрядке. Жасмин царапала его бока ногтями, громко стона… и в последний момент, зайдя на всю длину своего члена, Нейтон прижал ее бедра к себе, слушая, как она выкрикнула его имя. – Габриэль… — Рыкнул учитель, кончая и наваливаясь на девушку свою, тяжело дыша.
-Милый, и чье это имя ты только что стонал? – Он поднял на нее свои янтарные глаза, тяжело дыша, а потом выскальзывая из нее и снимая использованный презерватив.
-Иди домой. С сегодняшнего дня больше не приходи ко мне. – Проговорил Нейтон, надевая штаны и выходя на балкон, игнорируя истеричные вопли девушки. Все мысли его занимал этот чертов альбинос, чье имя он так неудачно простонал в момент оргазма. Взяв пачку сигарет, он закурил, рассматривая звездное небо и представляя это хрупкое тело под собой. В следующий раз именно он будет стонать под ним, так решил для себя Леонард Нейтон, учитель биологии.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #10 : 28 Ноября 2011, 12:49:35 »
Глава 10. Наказание или двуликий Кристиан Кейн

Умм… весна… пора любви, как считали многие. Хотя какая может быть любовь в школе для мальчиков? Это лишь сказки. Двое друзей учителей сидели в кафе и разговаривали. Нейтон нервно курил, а Каин делал вид, что не замечал этого.

-Слушай, Каин, у тебя было когда-нибудь желания переспать с кем-нибудь, кто значительно младше тебя? – Учитель фотоискусства с интересом посмотрел на своего друга, чуть склонив голову в бок.
-Ну, скажем так, у меня такое было не только в желаниях, но и на практике. – Нейтон подавился дымом и удивленно уставился на друга, все же он не совсем был готов услышать положительный ответ.
-Надеюсь, что это была девушка… — Негромко проговорил учитель биологии, заправляя рыжую прядь волос за ухо и тяжело вздыхая, потушив сигарету в пепельнице.
-Не смотря на то, что я предпочитаю женщин, этот опыт был с парнем. Он сам нарвался… — Белшмид хмыкнул, смотря на побелевшего друга. Ну что ему еще было сказать? Соврать, что он спал с малолетней девушкой? Хуже быть просто не могло, чем такой вариант.
-Блин, Каин, ты же хорошо меня знаешь… но последние дни я не могу выкинуть одного парня из головы, но он младше меня на десять лет… хотя парень не отличается тем, что заморачивается из-за таких мелочей… — Аромат капучино приятно ласкал рецепторы. – Но знаешь, что самое ужасное?
-И что же? – Учителю фотоискусства даже стало интересно, кто же смог заставить учителя биологии так мучиться.
-То, что это Раммштайнер. – На этих словах темноволосый парень подавился кофе, а рыжий удивленно уставился на него, поднявшись и постучав другу по спине. – Я понимаю, что это ненормально, но раз у тебя у самого есть в этом деле опыт, не обязательно так реагировать было! – Откашлявшись, Белшмид поднял свои орехового цвета глаза на друга.
— Не в этом дело… именно его я и трахнул на парте в школе… — Нейтон медленно оседал на стуле, шокировано смотря на Каина. Вот уж чего он точно не ожидал услышать.
-Надо его наказать… — Почти одновременно проговорили друзья, приняв для себя необычное решение.

Кейн перебирал пряди пепельных волос, положив голову альбиноса себе на коленки. Гений был сонным и молчаливым целый день, что было очень странным, хотя никто и не спрашивал, почему он такой. Все просто списывали его состояние на то, что видимо парень Габриэля очень страстный в постели и не дает бедному альбиносу поэтому спать. Но это было не так, они до сих пор не занимались сексом и Кристиан явно не спешил, словно растягивая удовольствие от предстоящего. Просто Раммштайнера уже неделю не отпускали кошмары, каждую ночь он бился в истерике, кричал, и его только спасало то, что блондин лежал всегда рядом и в такие моменты успокаивал альбиноса. Габриэль был искренне благодарен ему за это.

-Милый, хочешь, сегодня сходим в кино? А то сидеть каждый день дома как-то скучно. – Промурлыкал парень, касаясь мягких бледных губ подушечками пальцев.
-Хорошо… — Сонный лепет ребенка, по-другому это было сложно назвать. Кристиан не удержался и наклонился к гению, нежно касаясь его губ своими, скользнув тыльной стороной ладони по его щеке, касаясь мягких волос Габриэля.
-Боже, какой же ты все-таки хороший, Габриэль… — Они встречались уже две недели и альбинос ни разу не пожалел, что согласился на эти отношения. Ему было спокойно и уютно рядом с парнем. Он даже не чувствовал себя так рядом с Люци… ах да, Люци… мальчик уже три недели болел и лежал с температурой, а альбинос периодически ходил к нему вместе с Эриком и Себастьяном, все же они были лучшими друзьями и никогда не бросали друг друга.
-Ничего во мне хорошего нет… — Зевнул Раммштайнер, приоткрывая свои красные глаза и сонно смотря на своего парня. Кончик указательного пальца Кристиана снова скользнул по нижней губе гения. Прозвенел звонок.
-Пойдем, малыш, надо идти на занятия. – Габриэль, молча, кивнул и поднялся, потягиваясь и зевая, а Кейн схватил его за руку и потащил на урок, чтобы им снова не сделали выговор за опоздание.

Каин рассказывал о портретной съемке, сидя на своем столе и рассматривая учеников. Сладкая парочка сидела, как и всегда на первой парте, но в поведение альбиноса кое-что изменилось: он стал каким-то слишком тихим и не вызывающим. Было непривычно видеть его таким, этот блондин явно влиял сильно на альбиноса, раз уж он прекратил постоянно говорить о сексе и пытаться совратить учителей, но в одно учитель точно не верил: он не верил, что Кристиан и Габриэль любят друг друга. Скорее это было похоже на мирное сосуществование друг с другом, которое удовлетворяло их потребности.

-Так, кто хочет сегодня побыть моделью для практического занятия? – Поинтересовался Белшмид, скрестив руки на груди и рассматривая сонного гения. – Раммштайнер, сядь около окна. Сегодня ты позируешь нам. – Альбинос удивленно распахнул свои красные глаза, уставившись на учителя. Не ожидал? Ну и правильно, не все же этому гению следовало спать на его уроках. Кристиан поцеловал мальчика в висок, выпуская его руку из своей, позволяя гению встать и подойти к окну. Он сел на подоконник, смотря на учителя со слабым вызовом во взгляде. Это было крайне непривычно видеть Габриэля в таком состоянии. За эти несколько месяцев все же Каин привык лицезреть нахального парня, а не амебу, который послушно выполняет все указания. В руках Белшмида оказался фотоаппарат и он подошел к альбиносу, заправляя пряди волос за аккуратное ушко, пройдясь по сережкам. Он заметил, как от такого прикосновения ученик вздрогнул, поэтому на губах учителя заиграла легкая улыбка. Это было мило, что этот хрупкий подросток все же еще реагировал на него… — Так, смотри в окно. – Скомандовал он и Габриэль чуть отвернул лицо, разглядывая деревья за окном. Щелчок, еще один… потом учитель отошел и загрузил фотографии на ноутбук, выводя их на прожектор после. – Видите, как правильно падает свет, какой правильный профиль с такого ракурса… — Говорил учитель. Эрик уже достал фотоаппарат свой и тоже стал снимать друга, но потом его прервал Кристиан, подойдя и переставив режим.
-Попробуй так. – Тихо шепнул ему на ушко Кейн, любуясь на своего парня. Кадры стали получаться лучше, более живыми, Габриэль был прекрасным… он был подобен ангелу на фотографиях. Прозвенел звонок.
-Все, урок закончен. – Хлопнув в ладони, произнес учитель фотоискусства, смотря на то, как альбинос соскочил с подоконника и пошел собираться. – Все фотографии прислать мне по почте, надеюсь, меил вы помните мой. Свободны. – Кейн уже снова держал гения за руку и выводил его из кабинета, улыбаясь уголками губ ему. — Раммштайнер, задержитесь. А вы, Кейн, можете идти домой. Он надолго. – Хмыкнул Каин, смотря на удивленного мальчика.
-Учитель, я не могу сегодня задержаться. Простите. – Холодно ответил альбинос, выходя следом за своим парнем, оставляя в легком шоке Белшмида. Давно он не слышал от этого мальчишки отказов.

Эта была одна из тех ночей, когда на душе было пусто и хотелось закутаться в большое теплое одеяло, спрятаться от внешнего мира. Сегодня Габриэль остался на ночь один, у Кейна были какие-то важные дела, но он не стал вдаваться в подробности, да и не особо интересно было это гению. Но за эти две недели альбинос привык, что каждую ночь они были вместе, поэтому сейчас ощущение одиночества как никогда стало давить на хрупкие плечи. Именно поэтому гений не любил постоянные отношения. От столь пессимистичных мыслей его отвлек стук в дверь, и он вскочил с кровати, оставив свое маленькое укрытие из одеяла, подбегая к двери и надеясь увидеть Кристиана. Но открыв дверь, он увидел тех, кого меньше всего хотел видеть. Каин мило улыбнулся ему и втолкнул в комнату обратно, а Леонард прикрыл дверь за ними.

-Тсс, какого черты вы приперлись? Это неправомерное проникновение в мой дом. – Холодно проговорил альбинос, скрестив руки на груди. Он стоял в коротких шортиках, под которыми ничего не было.
-Хм, а в первый раз я как-то не обратил внимания, что у тебя колечки в сосках. Любишь такие штучки? Как мило… — Учитель фотоискусства толкнул ученика на кровать и навис над ним, хищно улыбнувшись ему. – Хм, а без линз у тебя намного красивее глаза… ты был прав, Лео. – Его руки были заломлены над головой Нейтоном, а шортики, медленно, словно издеваясь, стал снимать с него Каин, с интересом смотря на реакцию гения.
-Учитель, вас посадят, если вы притронетесь ко мне. – Дернулся под ним альбинос, упорно стараясь освободиться. Он и сам не понимал, почему стал сопротивляться, ведь еще не так давно сам мечтал оказаться с кем-нибудь из этих учителей в одной постели.
-Эй, Белшмид, я хочу первым натянуть его задницу. – Усмехнулся учитель биологии, стараясь не смотреть в эти проклятые аметистовые глаза, в которых появился непонятный испуг. – Можешь радоваться, Раммштайнер, твоя мечта практически исполнилась, тебя трахнут твои учителя. Ты же этого хотел, да? – Бледные губы были сжаты в одну линию, он молчал, не желая отвечать. Тогда по его щеке пришлась сильная пощечина, оставляя после себя на нежной коже красный след.

Уже через несколько минут голый гений стоял на кровати на четвереньках, а Каин сидел на кровати, гладя мальчика по голове. Может, это и было неправильным, но Раммштайнер сам нарывался на это своим поведением. Схватив за пепельные волосы, учитель фотоискусства опустил голову альбиноса между своих ног.

-Тебе только этим и можно заниматься, на другое ты просто не способен. – Усмехнулся учитель, смотря, как его друг поглаживал свою плоть, пристраиваясь сзади к Габриэлю. Они не собирались быть нежными, они хотели указать гению его место. Надавив головкой своего члена на анус Габриэля, Нейтон одним толчком вбил свою плоть до основания, заставив альбиноса вскрикнуть и выгнуться дугой, зажимая его плоть внутри. Ощущения были просто непередаваемыми, гений был узким и жарким внутри, мышцы плотно обхватывали плоть учителя биология, что просто сносило последнему крышу. Он не стал ждать, когда мальчик привыкнет, начав двигаться в нем, постепенно набирая темп, лаская стенки ануса Раммштайнера своей плотью. Каин снова дернул альбиноса за волосы. – Эй, мальчик, не тормози. Сделай мне приятное, Лео сказал, что ты классно работаешь своим грязным ротиком. – Надавив пальцами на челюсть гения, он заставил его открыть рот, а потом опустил голову Габриэля, заставляя взять свою плоть. От этого учитель фотоискусства замурлыкал от удовольствия, держа альбиноса за волосы и задавая ему темп движений, заставляя глубоко вбирать плоть в рот. Гению было сложно дышать, изнутри его тело раздирала боль, когда Нейтон грубо двигался в нем, не щадя мальчишку, ударяя головкой члена по простате Габриэля. Рыжая челка скрывала злые янтарные глаза, пальцы учителя сжимали худые бедра ученика. Каин же прикусывал свою губу от удовольствия, когда головка его плоти упиралась в глотку мальчика. Альбинос тихо всхлипывал от боли и того, что не возможно было дышать. Ореховые глаза изучали взглядом фигуру худую ученика, а потом остановились на друге, который яростно вдалбливался своим членом в Раммштайнера. Леонард даже не заметил, когда порвал альбиноса, и по его бедрам стала медленно стекать кровь, пачкая стройные ножки в красном. Каин постанывал, когда Габриэль стал лизать головку его плоти, проходя иногда шариком, а потом посасывая. Не смотря на свое жалкое и унизительное положение, он продолжал делать минет темноволосому парню, а потом, выгнувшись дугой и опустив голову ниже, стал ласкать уже губами и язычком мошонку Каина. Янтарные глаза наблюдали из-под мокрой челки за другом, за полным удовольствия его лицом, сжимая бедра Габриэля до синяков. Он чувствовал внизу живота приятный жар и пульсацию, которые заставляли двигаться его резче, каждый раз ударяя головкой по чувствительной точке мальчишки. Потом Нейтон обхватил ладонью левой руки плоть Раммштайнера и стал ласкать ее в такт своим грубым движениям, с удовольствием отмечая про себя, как альбинос сам стал двигать бедрами.
-Черт, Каин… его насилуют, а он кайф от этого ловит… вот ведь шлюшка… — Прорычал Леонард, сильнее разрывая анус гения, царапая нарочно нежную кожу на его плоти, заставляя его всхлипывать. Каин же вернул ротик альбиноса на место, заставляя его снова начать ласкать его плоть по всей длине.

Учителя кончили в одно время, а потом до оргазма Нейтон довел и Габриэля, вытирая белесую сперму ученика об простыню. Они насиловали его несколько часов, меняясь местами, принуждая гения, делая ему нарочно больно, заставляя его ответить за то состояние, до которого альбинос их довел. Когда Габриэль обмяк на кровати, заплаканный, весь в сперме, которая вытекала из него вместе с кровью. На прощание, Каин нашел в тумбочке альбиноса вибратор и засунул в него, связав руки ученика ремнем.

-Мы не перестарались? – Обеспокоенно спросил рыжий, выходя из дома и закуривая.
-Ты же сам говорил недавно, что он заслужил наказание. Да и не особо он сопротивлялся. – Взяв у друга сигарету, ответил Каин, тоже закуривая. На темном небе светила полная луна.
-Вы слишком долго. – Донесся недовольный голос сбоку. Оба учителя посмотрели в сторону и наткнулись на улыбающегося блондина.
-С седовлаской мы закончили. Держи свои деньги. – С усмешкой сказал Белшмид, кинув парню пачку денег, которую тот ловко поймал и сразу убрал. – И не жалко тебе его было продавать так, Кристиан? – Затянувшись, спросил учитель, проходя вместе с другом мимо парня.
-Любовь любовью, а деньги не бывают лишними. Тем более, он не узнает об этом договоре. А вы не скажете, иначе ваши трупы найдут в ближайшей мусорке. – С обворожительной улыбкой проговорил Кейн, смотря учителям вслед.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #11 : 28 Ноября 2011, 12:49:55 »
Глава 11. Не заявленный игрок - доктор Алекс Йондж

Кристиан был словно принц или рыцарь для Габриэля. Он освободил его руки тогда, вытащил вибратор и потом на руках отнес в ванную, смывая всю эту грязь с него. Альбинос молчал, говорить у него не было никакого желания, было больно, обидно и неприятно, не так он хотел, чтобы пошла его игра. Мягкая губка прошлась по плечам гения, а потом Кейн поцеловал его в макушку, тяжело вздохнув.

-Прости, что не смог защитить тебя сегодня… — Тихим шелестящим голосом проговорил Кристиан на ушко альбиноса, пройдясь губочкой по его груди, задевая колечки в сосках по очереди.
-Кейн, оставь меня одного. Мне нужно подумать. – Равнодушно попросил гений, обнимая свои коленки и утыкаясь в них носом. Все шло не так, они испортили его игру.
-Только не делай ничего с собой. Иначе… — Кристиан прикусил мочку ушка альбиноса. – Иначе я изнасилую твой труп. – Улыбнувшись, блондин вышел из ванной, оставив гения одного.
-Насиловать труп – не гигиенично. – Изрек он и неожиданно усмехнулся, а потом и вовсе залился смехом, истерическим, ненормальным. Он держался за голову, чувствуя, как мир вокруг него стал пробираться сквозь защиту, которую он так долго выстраивал.

Прошел месяц после малоприятных событий для гения, Кейн все это время не отходил от парня, оберегая ото всех. Альбинос практически прекратил общаться со своими друзьями и замкнулся, не желая никого впускать больше в свое сердце, в свой разум. Вся его жизнь была ложью. А был ли он сам? Или он просто чье-то больное воображение, которое развлекалось сомнительным образом…

-Ау, Габриэль, ты в каких мирах витаешь? – Вырвал его из пелены мыслей голос блондина. Они сидели на крыше, прогуливая уроки биологии. Габриэль не хотел видеть учителя и теперь постоянно прогуливал уроки биологии и фотоискусства.
-Ты что-то говорил? – Улыбнувшись, поинтересовался альбинос, смотря на небо, которое светилось просто от солнца.
-Я предложил пойти сегодня в клуб, расслабиться. Ты в последнее время слишком напряжен. – Блондин ласково коснулся щеки альбиноса, поглаживая и обнимая его другой рукой. А потом поцелуй… долгий, сладкий… их язычки переплетались… вот уже Габриэль оказался прижатым к покрытию крыши. Изящные пальцы Кейна расстегивали на нем рубашку, одну пуговку за другой, оголяя грудь своего парня. – Расслабься, я ничего не буду делать особенного… — Прошептал в поджатые губы Кристиан, проводя потом ним язычком. – Расслабься, ты же знаешь, что я тебя не обижу… — Блондин покрывал поцелуями бледную кожу шеи гения, поглаживая пах его. Габриэль чуть прикусил губу, не сопротивляясь. Пускай делает что хочет. Кейн провел шершавым язычком по соску альбиноса, задевая колечка. – Боже, ты так мило реагируешь. – Эти слова заставили Раммштайнера смутиться. Он поднялся быстро на ноги под удивленный взгляд парня.
-Мне нужно в туалет. – Пролепетал он и чуть ли не бегом покинул крышу.
-Как мило… — Хмыкнул Кристиан, смотря куда-то вдаль.

Он смотрелся в зеркало, умыв лицо. Капли воды падали редко в раковину. Альбинос тяжело дышал, опираясь об раковину, смотря в свое отражение. Он ненавидел свое нынешнее отражение, оно больше не было идеальным, как когда-то тогда, когда рядом был его брат. Встряхнув головой, он попытался отогнать от себя эти мысли, ударяя кулаком по зеркалу и разбивая его. Осколки красиво подали на пол, раковину, разрезав белую кожу, которую теперь украшали красные капли. Белая кожа и красные капли… это было красиво… неудержимо хотелось еще увидеть этот красивый цвет. Подняв один из осколков, гений сжал его в ладони, раня ее, и провел острым осколком по запястью, разрезая нежную кожу. Несколько секунд он смотрел на струящуюся медленно кровь из перерезанной вены, он не чувствовал ничего, кроме холода и пустоты внутри. А потом темнота…

Через минут пять в туалет зашел Себастьян и выматерился, увидев лежащего на полу с осколком в руке альбиноса. Стянув с шеи дорогой шелковый платок, он перетянул его запястье чуть выше вены, а потом подхватил на руки, ногой открывая дверь и выходя из туалета.

-Черт, Эрик, беги в медпункт! – Ежик, бросив быстрый взгляд на друзей, рванул в сторону медпункта, чуть не врезавшись в учителя. Вскоре бессознательное тело положили на больничную койку, и рукою ученика занялся доктор школы. Одноклассников он выставил за дверь, попросив предупредить об этом инциденте куратора. Прошло пятнадцать минут, когда в медпункт зашел учитель биологии и просто замер, увидев там Габриэля.
-Жить будет. Свяжитесь с его родными. Здесь он пролежит до утра. – Спокойно проговорил доктор, выводя учителя и прикрывая дверь. Доктором был высокий парень двадцати одного года, с короткими рыжими волосами и веснушками. Этот парень всегда и всем улыбался, он был чем-то вроде солнышка в этой школе. Алекс Йондж. У него была чуть смуглая кожа и поэтому он всегда смотрелся немного диковинно, все-таки не каждый день встречаешь смуглых парней с милыми веснушками. И именно вот этот милый и солнечный парень сидел рядом с альбиносом, ожидая, когда же спящая красавица соизволит открыть глаза. Но гений спокойно спал и явно не торопился просыпаться, поэтому временно доктор стал заниматься записями в журнале.

-Эй, спящая красавица… — Уже было темно на улице, а альбинос все еще спал, именно поэтому доктор сейчас аккуратно тряс гения за плечо, улыбаясь. Открыв сонные глаза, было очень приятно видеть чью-то такую теплую и нежную улыбку. – Пришел таки в себя. А я уже думал, что ты решил проспать здесь вечно. – Габриэль удивленно захлопал ресницами, пытаясь понять, что же произошло. – Ну и напугал же ты всех. Твои друзья совсем недавно ушли, пришлось их отправить домой, а то они собирались тут ночевать. – Доктор взъерошил волосы альбиноса и стал убирать все папки по местам. – Тебе придется здесь побыть до утра, в таком состоянии тебя отпускать домой слишком опасно. Скажи, почему ты хотел покончить с собой? – Габриэль сел и посмотрел на доктора, протирая глаза.
-Я не хотел… это само собой получилось. Просто кровь красиво очень смотрелась, и я не удержался… — Алекс сел напротив Габриэля и приподнял его лицо за подбородок.
-Глупенький, ну нельзя же так… тебе повезло, что друг принес сюда, найдя в туалете. – Самое удивительно, что у Алекса даже глаза были рыжего цвета с огоньком. Доктор хотел было вернуться к делам, когда почувствовал, что Габриэль несильно сжал его руку за запястье.
-Доктор, посидите со мной… — Тихо проговорил гений, опустив снова голову. И это мини-солнышко село рядом с учеником, обняв его за плечи.
-Эй, малыш, не опускай голову. Улыбнись. Уверен, у тебя очень красивая улыбка. – Раммштайнер поднял свои красные глаза на доктора, и его губы тронула едва заметная улыбка. – Уже лучше. Иди по жизни с улыбкой и тогда у тебя все будет хорошо. – Алекс снова стал ерошить пепельные волосы.
-Доктор, я трахаться хочу. – Мягко выражаясь, такое заявление удивило доктора. Он, конечно, был наслышан об этом гении, но то, что уже через мгновение мальчик прижмется своим хрупким телом к нему, а потом поцелует… доктор как-то не ожидал совсем этого. Он аккуратно отодвинулся от альбиноса, держа его несильно за плечи и улыбаясь.
-Эй, малыш, а тебе не кажется, что это неправильно говорить мне такое, а? Я же все-таки здесь работаю… и это не нормально… — Алекс вздрогнул, когда настойчивый гений положи ладонь на его пах и надавил на его плоть через ткань брюк. – Слушай, малыш, прекращай… — Доктор попробовал остановить его, но ученик был более чем настойчив, он просто повалил его на кровать и оседлал бедра. Этот белый халат возбуждал его, а смуглое тело с кубиками пресса просто сводило с ума. И завершало это безумие то, что Алекс был старше его на пять лет. Доктор не был перекаченным, у него было очень красивое тело с гладкой кожей. Альбинос облизнулся и задрал футболку на докторе, проводя потом кончиком язычка по пупку его. – Малыш, это уже не смешно даже. – Алекс сжал чуть сильнее плечи гения, отстраняя его от себя и опуская обратно футболку свою.
-Я вам не нравлюсь? Не в вашем вкусе? – Тихо проговорил альбинос, поджав свои губы.
-Боже, малыш, ты милый, красивый, но я не могу, ты же учишься в этой школе, а я работаю. – Йондж гладил гения по щеке, улыбаясь уголками губ ему.
-Доктор, но у меня уже встал на вас… — А вот это заявление заставило доктора немного смутиться, его взгляд скользнул по фигуре мальчика и остановился на пахе. Там и впрямь уже был бугорок.
-Ох, пожалею я об этом еще…

Смуглое тело рядом с белым смотрелось слишком ярко на светлой простыне больничной койки.
-У тебя красивое тело, малыш… и татуировка необычная… — Шептал он на ушко альбиноса, потом целуя за ушком, срывая судорожный стон с губ Габриэля. Доктор очень быстро находил эрогенные зоны гения, и умело обращался с ним, целуя и гладя, не торопясь, заставляя Раммштайнера сгорать от желания.
-Доктор… я хочу почувствовать вас внутри… — Пролепетал Габриэль, похотливо раздвинув свои ножки. Это было пошло, но сейчас гений меньше всего хотел думать о таких мелочах. Горела только настольная лампа, отбрасывая слабые тени на стенку.
-Подожди, я смазку возьму… и презерватив нужен? – Тихо спросил доктор, целуя бледные мягкие губы, которые мальчик слегка покусывал.
-Нет, я хочу, чтобы вы потом кончили в меня. – Рыженький смутился от такой просьбы.
-Хорошо, малыш. Только постарайся расслабиться, ладно? Я не хочу сделать тебе больно… — Доктор взял вазелин и смазал кольцо мышц мальчика, чуть проталкивая в него пальцы, а потом смазывая и свою плоть. Несколько раз проведя ладонью по своей плоти, Алекс приподнял бедра альбиноса и надавил головкой на анус мальчика, медленно проникая в него. Габриэль выгнулся под ним и сжал в пальцах простыню, судорожно выдохнув от ощущений. – Я могу двигаться, малыш? – Гений, молча, кивнул, после чего доктор стал двигаться в нем своим членом, входя каждый раз на всю длину, прижимая бедра ученика к себе. Движения были мягкими плавными, но каждый раз Алекс проникал глубоко, задевая головкой плоти чувствительную точку, заставляя альбиноса стонать. Голос у гения был красивым, немного женственным… Доктор медленно двигался, целуя шею Раммштайнера, чуть покусывая кожу на его шее, оставляя красноватые следы. Альбинос обнял Йонджа за шею, прижимая к себе, желая чувствовать тепло его тела, выгибаясь в пояснице, позволяя ему каждый раз проникать максимально глубоко.
-Аах… доктор… как хорошо… — Не удержался и простонал гений, прикрыв глаза, отдаваясь полностью ощущениям.
-Умм… малыш… меня Алексом зовут… называй меня по имени… — Он улыбался мальчику, чуть увеличив темп движений, проникая немного под другим углом, приподняв худые бедра альбиноса.
-Аах… Алекс… сильнее… — Умоляюще простонал Габриэль, чуть царапая плечи доктора, который прогибался от этого немного.
-Малыш, тебе же и так приятно… а если я начну сильнее двигаться, то тебе будет больно… не проси меня больше об этом… — Улыбнулся Алекс, нежно целуя гения в губы, глубже проникая, ударяя головкой по простате его. Они переплетали язычки, Габриэль царапался, когда возбуждение волнами расходилось по телу, они сливались в танце любви, выгибаясь, прижимаясь. Алекс сильнее чуть толкался в нутро альбиноса, лаская своим членом стенки его ануса. Внутри мальчик был горячий, это заставляло и самого доктора постанывать от наслаждения. И снова поцелуй… сладким, с привкусом каких-то леденцов… Время медленно тянулось, страсть заставляла их сгорать в объятиях друг друга… еще один толчок и вскрик… Габриэль зажал плоть доктора в себе, кончая и пачкая его в сперме, но ровно в это же мгновение в альбиноса излился теплой спермой и Алекс. Они оба тяжело дышали, на губах доктора играла улыбка. Нет, он бы не пожалел об этой ночи и вряд ли сможет потом забыть альбиноса. Прижав мальчишку к себе, он лег рядом с гением, выскользнув из его тела. Уже вскоре они уснули в обнимку, смуглый парень прижимал к себе бледного во сне, не желая отпускать этого мальчика ночью от себя…

Альбинос проснулся рано утром и сел на кровати, сонно потирая глаза. Он повернулся к спящему все еще доктору и прикоснулся к его рыжим, коротким волосам, тепло улыбаясь. Солнышко. Он только сейчас увидел, что на всю спину доктора была сделана татуировка тигра, который словно вот-вот нападет. Поднявшись с кровати, гений полез в свою сумку и достал оттуда деревянные бусики, купленные давно просто так альбиносом, которые отлично подходили Алексу под цвет глаз, и вложил аккуратно их в руку молодого доктора. А потом, быстро одевшись, Габриэль выскользнул из медпункта, прикрыв за собой осторожно дверь. День начинался с улыбки.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #12 : 28 Ноября 2011, 12:50:12 »
Глава 12. Весенние каникулы с оттенком страсти

Если честно, альбинос ненавидел весенние каникулы, ибо все друзья обязательно разъезжались с родителями отдыхать, а он оставался в этом городе один. Ну, или почти один, к брату на каникулах гений предпочитал все же не заходить. Слишком было сложно находиться с ним рядом. В последний учебный день Габриэль зашел к доктору, чтобы тот убедился, что гений больше не резал себе руки, а прежняя рана уже зажила.

-А, малыш, это ты, проходи. Как себя чувствуешь? – Алекс подошел к альбиносу и потрепал по пепельным волосам, смотря на чуть обиженную моську Габриэля. – Эй, малыш, ты чего такой грустный? – Гений тяжело вздохнул и плюхнулся на стул, чуть прикрыв глаза.
-Каникулы… — Пробурчал он себе под нос, протягивая руки доктору. Осмотрев их, доктор сел на корточки перед альбиносом.
-Малыш, обычно все радуются каникулам. А ты грустишь из-за этого… — Недолго думая, Габриэль обнял Алекса за шею, смотря на те бусики, которые он ему оставил тогда.
-Они идут тебе. – Гений коснулся бусиков и улыбнулся уголками губ. – Просто все уезжают, и я остаюсь на эти каникулы один. Это злит… — Он поджал чуть губы и отвел взгляд в сторону.
-Малыш, не грусти из-за таких вещей. Хочешь, погуляем вместе, а? – Алекс поцеловал в носик мальчика, отчего тот смешно поморщил его. – У меня сегодня еще есть дела, но я могу приехать к тебе. Хочешь? – Альбинос, немного подумав, кивнул. Достал листок бумажки и ручку, он быстро начеркал свой адрес и номер мобильного, после чего довольный встал и выбежал из медпункта. Дверь тихонько скрипнула, и в ее проеме остановился блондин, скрестив руки на груди.
-Доктор, вы бы не рисковали и не лезли к Габриэлю. Он мой парень и я не потерплю какого-то непонятного мужика рядом с ним. – Кейн откинул волосы на спину, ухмыляясь.
-Вот как… хм… а малыш не сказал, что с кем-то встречается… забавно… да и знаешь, Кейн, мне как-то все равно. – Доктор посмотрел на парня, расположившись удобно в кресле. – В конце концов, он не твоя вещь и может сам все решить. Вот только странно… почему, когда он вскрыл себе вену, тебя не было рядом, а? – Алекс наклонил голову в бок, смотря на Кристиана. Тот презрительно фыркнув, ушел, решив найти своего парня.

Кейн нагнал Габриэля уже у самого выхода и прижал его к стенке, уперев руки рядом с его лицом.

-Прости, милый, я опять не уследил за тобой… что мне нужно сделать, чтобы ты смог простить меня? – Альбинос удивленно смотрел в светло-голубые глаза, немного растерявшись. В последнее время его жизнь просто летела кубарем с лестницы. Он и сам уже не знал, кто ему нравится, с кем он просто играет… — Милый, не молчи только… — Блондин упер коленку в пах Габриэля и потерся ею.
-Кристиан… пойдем домой… — Судорожно выдохнул гений. Именно такого ведь ответа ожидал блондин… калейдоскоп мыслей… ему нужно было что-то делать, бежать из этой западни отношений…

Альбинос проснулся от ощущения того, что он не может пошевелить руками. Сонно поморгав, он увидел Кейна, который нависал над ним и улыбался… Гений не совсем понимал, что происходит, когда блондин раздвинул его ноги.

-Красиво смотришься в такой позе… я решил, что перед отъездом все-таки стоит попробовать трахнуть тебя. Вот только еще не решил, помучить тебя перед этим или все же пощадить… — Альбинос дернул руками, но веревки крепко держали их привязанными к изголовью. – Расслабься, милый, иначе тебе же будет хуже… а ты же знаешь, что я не хочу делать тебе больно… — Кейн коснулся легким поцелуем губ Габриэля, скользя кончиками пальцев по его бедру. – Боже, как же ты на него похож… два года прошло уже с тех дней… а я так и не признался ему в любви… Габриэль… я люблю тебя… — Это было похоже на бред, альбинос не понимал, о чем говорил блондин. Его сияющие светло-голубые глаза были затянуты словно пеленой. – Черт, я не смогу после этого же быть с тобой… и он меня не простит… как ж это все сложно, но я не могу уже больше сдерживаться… я терпел месяц и две недели… — Кейн уткнулся носом в шею гения, тихо рассмеявшись. – Ты ведь не понимаешь совсем меня… ладно, это не важно теперь… — Нагим телом Кейн прижался к Габриэлю, массируя пальцами пока его анус, словно не решаясь начать все это.
-Неважно все то, что ты сказал. Я знал, что ты меня не любишь и ни на что не рассчитывал. Так что делай так, как тебе нравится. – Спокойно проговорил альбинос, наконец-то решив все для себя. Он наконец-то понял, что вся эта нежность и ласка была предназначена совсем другому человеку. Габриэль впервые видел Кристиана голым: это было идеальное тело, без каких либо изъянов. Он был прекрасен... Кейн не подготавливал гения, лишь смазал его анус кремом для рук, ибо ничего другого не нашел под рукой. А потом головка плоти блондина надавила на кольцо мышц альбиноса, медленно проникая внутрь. На минуту он замер, давая возможность Габриэлю привыкнуть к ощущениям, а потом стал двигаться в нем своим членом, постепенно наращивая темп. Кристиан смотрел в его глаза, видя в них отражения своего возлюбленного, он двигался резче и грубее, ловя губами каждый стон альбинос, затыкая его поцелуями. Гений отвечал на эти поцелуи, выгибаясь в пояснице, дергая руками, отчего веревка сдирала кожу нежную с запястий. Кристиан двигался то быстро, то потом замедлялся, проникая каждый раз на всю длину, ударяя головкой по чувствительной точке альбиноса.
-Умм… тебе хорошо, Габриэль? Тебе нравится? – Ответом ему был сладкий и громкий стон, переходящий во вскрик. Кейн старался задать определенный ритм, ритм секса, который отмерялся счетом: раз-два, раз-два… Это было великолепно, по телу скатывались капельки пота, жар поглощал тело, с каждым ударом головки по чувствительной точке Раммштайнеру хотелось кричать, но срывались только хриплые стоны… тяжело дыхание, стук сердца об ребра и этот размеренный ритм движений: раз-два, раз-два, раз-два, раз-два… Он уже был готов взвыть от желания кончить, но нет, еще рано, надо было еще немного потерпеть… — Аах! Даниэль! – Резкое проникновение до основания плоти и Кейн излился в нем своей спермой, но продолжил судорожные движения, скользя ладонью по члену альбиноса, желая довести до пика и его. Альбинос толкался своей плотью в горячую немного влажную ладонь, постанывая, прикрывая глаза, наслаждаясь этой порочной близостью. Он получал любовь, предназначенную не ему… Вскрик, альбинос зажался и выгнулся дугой, пачкая в своей сперме руку Кейна и чувствуя, как парень второй раз кончил в него.
-Значит, ты любишь моего брата… тогда понятно, почему ты пришел ко мне… — На губах Габриэля играла усталая улыбка. Он снова был никому не нужен, любовь была не для него, как и все чувства.

Кристиан отвязал гения и поцеловал его нежно в висок, прикрыв глаза, наслаждаясь теплом такого родного, но в тоже время чужого тела.

-Хочешь, я отведу тебя к брату? – Тихо предложил гений, находя свою пачку сигарет. Он не курил давно уже. Чиркнула зажигалка, а потом в воздухе появился запах ментоловых сигарет.
-А ты знаешь, где он?! – Кристиан схватил Раммштайнера младшего за плечи, с надеждой смотря в потухшие глаза. Габриэль ничего не чувствовал, все стало как прежде. Он снова стал сам собой. Не любви, ни тоски, ни чувств и ни какой жалости.


Рано утром альбинос отвел блондина в психиатрическую клинику, где уже более двух лет был его милый добрый брат. Даниэль стоял у окна, скрестив руки за спиной.

-Братик, к тебе посетитель. – Равнодушно проговорил альбинос, пропуская в палату Кейна. Блондин подбежал к его брату и сжал его в объятиях.
-Я так скучал, Даниэль… — Больше Габриэль ничего не видел, он просто ушел, оставляя их наедине. Эта страница в его жизни отныне была закрыта.

Прошло два дня уже. Гений сидел на крыльце своего дома и курил одну за другой сигарету, стараясь выкинуть все мысли из своей белобрысой головы. Его друзья были с родителями и отдыхали, а он был в этом городе и задыхался в нем, мечтал о том, как бы ни свихнуться. Габриэль готов уже был на все, лишь бы развеять эту скуку. Достав мобильный, он набрал номер Люци, но тут же сбросил. Вот только не сейчас… он не готов был видеться с этим мальчишкой, с которым встречался параллельно с Кейном.

-Эй, малыш, курить много вредно. – Эта улыбка… он даже скучал в какой-то степени по ней.
-Доктор, рад вас видеть. – Улыбнулся мальчишка, туша сигарету и вставая с крыльца. А дальше… поцелуй за поцелуем, они и сам не заметили, как оказались в доме, и попали в спальню. Одежда мешалась, поэтому парни с остервенением избавлялись от нее, Габриэль оказался уже через минуту на кровати. Судорожный вдох, когда губы Алекса коснулись еще не заживших запястий.
-Это сделал он, да? – Едва заметный кивок.
-Я был не против… зато теперь я свободен, доктор… — Смуглый парень прошелся поцелуями по торчащим ключицам, чуть прикусывая нежную кожу и оставляя красные метки на нем, ладонью он гладил гения по бедру, прижимая потом плотнее к себе. Эта было просто похотью… он уверял себя в этом. Никаких больше эмоций. Алекс оставил дорожку поцелуев от груди к пупку и чуть ниже, массируя пальцами головку плоти Габриэля, любуясь острыми чертами лица мальчика.
-Малыш, ты так эротично выглядишь, а твой голос заставляет сердце трепетать в груди от удовольствия. Малыш… я так могу и голову потерять… — Прошептал тихо Йондж, прежде чем войти в это худое тело и заняться с ним неудержимым сексом. Доктор впился поцелуем в нежные губы альбиноса, кусая их, оставляя словно алые цветки на них… движения были жесткими, Алекс резко и с силой вбивался в него своей плотью, облизываясь порой от удовольствия. – Котенок, ты такой горячий… ты не заболел ли? – О да, это был самый оригинальный способ лечения.
-Доктор… умм… вы гениальный вывод сделали… аах… но знайте, во время секса у людей всегда температура повышена… — Алекс тихо рассмеялся, не сбавляя темпа своих движений, лаская плоть альбиноса в такт своим движениям. Быстрее… они сгорали в страсти, в объятиях друг друга… гений стонал по-блядски громко, извиваясь под доктором, прижимая к себе смуглое тело… ощущения зашкаливали… Алекс ударял каждый раз по чувствительной точке альбиноса, заставляя волны жара и возбуждения расходиться по худому телу, дрожать от желания. – Умм… Алекс… я скоро кончу… — Жалобно простонал Раммштайнер, обнимая парня за шею. Резче… еще одно движение бедер и проникновения в мальчика до основания члена… стон, полный удовольствия и они выгнулись на встречу друг другу, кончая одновременно и прижимаясь. Тяжело томное дыхание и сладкий поцелуй со вкусом леденцов и ментола…

В это же время.
Каин с головной болью сел на кровати, пытаясь вспомнить, что же было ночью. Вся спина и плечи болели, на груди виднелись красные следы от засосов… в другой комнате на диване лежал Леонард с какой-то блондинкой, после бурной ночи. Повернув голову, он увидел на подушке русую шевелюру и подростка, который тихо дремал рядом с ним. Подняв одеяло, учитель убедился, что они оба голые, а через несколько минут пришло тяжелое осознание: рядом с ним лежал ученик их академии, Люци Лоуренс. Тихий стон и Белшмид рухнул обратно на подушку. Замена игроков, игра продолжается.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #13 : 28 Ноября 2011, 12:50:32 »
Глава 13. Братья Эванс или секс на пляже

Алекс сидел с альбиносом на диване и заплетал ему небольшие косички, с улыбкой наблюдая, как гений читал Шекспира. Гамлета ему вручил доктор, нынче по совместительству парень Габриэля.

-Нравится? – Уткнувшись в еще не все заплетенные пепельные волосы, с теплой улыбкой на устах спросил Алекс. Не смотря ни на что, ему было уютно с мальчиком этим, у которого тараканов в голове было такое множество, что другой скорей всего не выдержал бы с ним жить. После той спонтанной ночи, Габриэль сделал ему предложение переехать жить к нему, объяснив все тем, что один со скуки взвоет, а доктор не стал раздумывать и уже наследующее утро переехал к нему.
-Да. – Коротко ответил гений, поджимая чуть губы. – Вы что мне на голове устроили? – Удивленно моргнул альбинос, только сейчас почувствовав, что волосы не были взъерошены как обычно.
-Косички тебе заплетаю. И давай уже перейдем на «ты», малыш. – Йондж чуть потянул за одну косичку Раммштайнера, заставив откинуть мальчика голову назад, касаясь потом губами его лба. – Температура вроде спала. – Еще несколько секунд Габриэль так сидел, но потом не удержался и все же завалился на парня.
-Я же говорил, что быстро выздоравливаю. – Гордо произнес альбинос, смотря своими аметистовыми глазами на это рыжее солнышко. Да-да, доктор заставил мальчишку снять линзы и ходить при нем так, что было как-то непривычно для гения. Он так привык скрываться…
-Это замечательно. Слушай, малыш, а давай сегодня сходим на пляжную вечеринку? На улице прекрасная погода, а вечером обещали метеорологи, что станет еще теплее. – Гения такая идея не особо радовала, он так надеялся отоспаться сегодня… но, посмотрев на улыбающееся солнышко, просто не смог отказать.

-Себастьян, подойди! – Крикнул Эрик, сидя за ноутбуком и просматривая огромное количество фотографий альбиноса, которые он не так давно успел сделать. Подойдя к парню, он встал у него за спиной и наклонился, смотря на экран.
-Парень, да ты сталкер! Когда ты успел сделать столько снимков Габриэля? – С долей интереса спросил блондин, нагло положив голову на плечо каштанового ежика. – Слушай, а у тебя классно получилось поймать его в танце… как мы с ним эротично смотримся, да? – Усмехнулся Себастьян, начав покусывать мочку уха Эрика.
-Придурок. И как такой идиот, как ты можешь быть моим братом?! – Обреченно изрек юный фотограф. – Радует хоть, что мы с тобой абсолютно не похожи! – Сказать по правде, они были двоюродными только братьями, поэтому-то у них и была одинаковая фамилия. А свои кровные связи братья Эванс не афишировали. Зеленый глаза встретились с глубокими голубыми и тогда Эрик тяжело вздохнул. Ну не мог он злиться долго на своего братика старшего, уж слишком прикольным тот был. – Слушай, как насчет того, чтобы сегодня зависнуть где-нибудь? Раз уж мы остались дома одни, отправив родителей отдыхать, то вполне можем оттянуться по полной программе. – Себастьян одобрительно кивнул, выпрямившись.
-Я пойду собираться, а то надо выбрать же себе прикид. – Хихикнул старший Эванс, смотря на то, как Эрик закатил глаза, что-то бубня нелицеприятное в адрес блондинчика. Ежик скинул все фотографии на ноутбук и поставил заряжаться его, после чего пошел в ванную, решив немного отмокнуть перед вечерним весельем.

Альбинос смотрел на себя в зеркало, то и дело вздыхая. Торчащие ребра, выпирающие ключицы и кости бедер… скелетик ходящий. Единственное. Что его радовало – это бусики черно-белые, которые ему подарил Алекс. Это было мило в его понимании. Сзади подошел к нему доктор и обнял, положив подбородок на голову альбиноса. Разница в их росте была значительной, но солнышко это явно не волновало уже. Как и разница в возрасте.

-Ты красивый очень… — Негромко проговорил Алекс, улыбаясь отражению Габриэля. Мальчик стоял в черных бриджах, наотрез отказавшись надевать шортики свои, волосы были все заплетены во множество косичек.
-И не лень тебе было их заплетать? – Пробубнил гений, чувствуя, как смуглый парень взял его руку в свою и поцеловал потом тыльную сторону ладони.
-Неа. Тем более тебе это очень идет. Пошли, малыш. – Алекс потянул мальчика прочь от зеркала, а потом и из дома. Доктор тоже ради гения надел бриджи, вот только красного цвета и с огромным количеством карманов, которыми в принципе не постеснялся воспользоваться альбинос, отдав своему парню сигареты, пачку презервативов и мобильный, причем две последних вещи вручив со словами «на всякий случай». Альбинос чувствовал себя рядом с парнем совсем ребенком из-за этой разницы в росте. Но больше всего его добивало то, что он был бледный как поганка, а Алекс был смуглым. Бронзовый цвет кожи рыжего очень нравился мальчику, но на людях все же он чувствовал себя не совсем уютно, находясь рядом с таким красавцем.
-Меня девушки на пляже убьют из-за тебя. – Пробурчал себе под нос Раммштайнер, чувствуя, как его ладонь чуть сжали сильнее.
-Малыш, они мне не нужны. Мне нравишься ты. Поэтому им придется с этим смириться. – Они уже подходили к месту, где играла довольно-таки громкая музыка, и было пока небольшое скопления людей. Габриэль хотел было высвободить свою ладонь, но солнышко не пустил его, снова улыбнувшись тепло. – Не нервничай, здесь никто на такое внимания не обращает. – Ну да, прям таки эти слова успокоили гения… Алекс махнул какой-то компании людей и повел мальчика к ним, отчего тот чуть не упал, придя в ужас просто. Он не хотел и был не готов к такому знакомству, но видимо доктор не особо думал об этом.
-О, Алекс, а что это за милашка с тобой? – Спросила одна из девушек, рассматривая альбиноса. – Твой младший братик, да? – Габриэль спрятался за спину доктора, стараясь высвободить свою ладонь.
-Нет, это мой парень. – Друзья были в легком шоке от такого заявления, но никто не обвинял не в чем его. И впрямь, все спокойно отнеслись. Йондж показал мальчишку всем, обняв его потом и прижав к себе, что немного, но смутило альбиноса.
-Блин, Алекс, захапал себе такую лапочку! Я завидую. – Проговорила другая девушка.
-Я Габриэля не буду с вами делить, дамы. – Собственнически проговорил доктор, задевая нарочно пальцами сережку в левом соске Раммштайнера.

Себастьян привел несчастного брата на пляжную вечеринку. Младший Эванс сразу же захотел напиться, ибо обычно такие гулянки у них всегда заканчивались плачевно. Ежик сразу же пошел к бару, а блондин стал высматривать себе девчонку… ну верней не только себе. На глаза попалась какая-то рыжеволосая, и он сразу же пошел флиртовать с ней. Эрик со скукой потягивал виски, когда брат вернулся с этой девушкой, обнимая ее уже за талию. У Себастьяна был талант снимать девушек, еще не было такого, чтобы хоть одна ему отказала. А вот у младшего Эванса порой, но все же возникали с этим проблемы, с его чрезмерной энергией он часто утомлял дам, хотя парня явно это не волновало. Эрик был предан только одному мужчине – своему фотоаппарату, а на всех остальных обычно ему было плевать. Ежик любил лишь иногда потрахаться и все, а отношения – этот ужас был не для него все-таки.

-Эй, Себастьян, а это не наш доктор из школы стоит там? – Тихо спросил брата Эрик, кивнув в сторону рыжеволосого смуглого парня. Приглядевшись, блондин утвердительно кивнул.
-Интересно, а что он тут делает? – На эту фразу ежик сделал свой фирменный жест: он закатил глаза и несильно хлопнул потом себя по лбу.
-Вот в кого ты такой… — Он хотел было сказать «дурак», но решил все же пощадить братика… ну или практически пощадить. – В КОГО ТЫ ТАКОЙ БЛОНДИН?! – Себастьян аж подавился крепким напитком от такого «доброго» заявления брата. Он, конечно, знал, что Эрик его любит, но явно не ожидал, что так сильно. Девушка мило рассмеялась. Братья переглянулись хитро и уже оба активно стали обхаживать девушку. Эх, братская сила обаяния – великая вещь… и ужасная…
Через полчаса они отвели ее подальше от всей этой тусовки, напоив. Себастьян держал ее, пока Эрик снимал с нее явно лишнюю одежду, а когда девушка оказалась голой, старший Эванс грубо толкнул ее на землю. Она практически не сопротивлялась в таком плачевном состоянии алкогольного опьянения. Братья же в этот момент ласкали друг у друга плоть, страстно целуясь, явно забыв о том, что их кто-то может увидеть, да и разве важно было такое? Конечно же нет. А потом Себастьян лег на песок, надев презерватив и затащив на себя девушку и войдя в нее, надавив головкой на анус ее, позволяя свою брату заняться ей спереди. Эрик тоже не стал долго ждать и уже через мгновение, поласкав немного пальцами ее киску, надевая на свою плоть резинку, грубо вошел в нее. Братья стали двигаться одновременно, внутри девушки их члены было ощущение, что терлись. Каждый вбивался в нее с силой, на которую позволяла довольно таки не удобная поза.

-Умм… Себастьян, тебе это нравится? Тебе нравится, что наши члены так близко друг к другу внутри нее? – Вечно веселый и милый ежик сейчас был похож на маньяка. Они насиловали девушку, Эрик сжимал тонкую шею девчонки, перекрывая ей доступ кислорода.
-Эрик, подожди, не убивай ее так быстро… — Облизнулся старший Эванс, с силой вбиваясь своей плотью в нее. Ежик стал кусать ее соски по очереди, отпустив шею, гладя ладонями брата по бокам. Движения Эрика были сбивчивыми, он не знал меры, входя своим членом до основания, словно желая сделать ей больно, но она ничего не чувствовала, слишком дама пьяная была. – Умм… теперь можешь… — Зеленые глаза безумно блеснули, и он сжал ее шею, душа девушку. Они даже не спросили, как ее зовут. В какой-то момент ее грудь прекратила подниматься от дыхания, и тогда ежик стал яростнее двигаться, чувствуя, что вот-вот кончит от этих ощущений. Да и Себастьян уже был близок к этому…
Уже через несколько толчков, оба брата Эванс кончили… Эрик выскользнул из мертвого тела девушки и стал приводить себя в порядок, выкинув презерватив в воду. А потом он скинул труп с брата и помог ему подняться.

-Умм, это было прекрасно, как и всегда, братик… — Прошептал в губы ежика блондин, прижимая его к себе за талию и целуя, чувствуя, как заботливый младший брат снял с его члена резинку и тоже кинул в воду, после чего натянул штаны на него.
-Себастьян, надо идти. Я не люблю таких шлюх, как она. Она сама виновата в своей смерти. – Себастьян взял брата за руку и повел его обратно на вечеринку.
-Слушай, Эрик, это не Габриэль там стоит? – Тихо спросил блондинчик, указывая брату в сторону альбиноса.
-Хм, тогда нам тем более пора уходить отсюда, братик. Иначе у нас будут серьезные проблемы… — Кивнув, Себастьян повел брата отсюда.

Прошло немного времени, доктор не отходил от гения ни на минуту, словно боясь, что мальчика тут же кто-нибудь уведет у него, а этого Алекс не хотел, по крайне мере сейчас.

-ААА! Здесь труп! – Йондж развернулся на звук крика и пошел с друзьями туда, откуда он доносился. В конце концов, они все работали раньше на скорой. В толпе Габриэль заметил две до боли знакомые фигуры. Он чуть поджал губы и пошел к ним.
-Обязательно убивать в общественных местах?! – Схватив Себастьяна за локоть, прошипел милый альбинос, смотря на довольные лица братьев Эванс.
-Ну, ты же не расскажешь об этом, правда, Габриэль? Мы же тоже можем многое про тебя рассказать… — Гений усмехнулся.
-Друзья не предают друг друга, Себастьян. Но сейчас вам следует уехать до начала учебы. Тем более официально же вы с родителями. – Эрик подтянул за шею мальчика к себе и впился в его губы сладким поцелуем, после чего позволил тоже самое сделать и брату.
-Да, дружба важная вещь. – Хмыкнул Эрик, уводя отсюда брата. Вскоре их уже не было на пляже. Они все были немного безумны нынче в этом мире. Альбинос пошел к своему парню и, подойдя, увидел труп девушки нагой. Он поморщился.
-Малыш, не смотри на это… — Прошептал доктор, обнимая гения, не позволяя смотреть на мертвое тело. Алекс хотел защитить этого хрупкого мальчика, но он не знал, что у мальчика много скелетов в шкафу и трупы его давно уже не пугают…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #14 : 28 Ноября 2011, 12:51:04 »
Глава 14. Признание учителя со вкусом крови и насилия

Альбинос лежал в теплой большой ванной с пеной, от которой пахло ванилью и корицей. Он уже больше получаса нежился в приятной воде, пока Алекс уехал по работе. Он ожидал Люци, который обещал прийти и рассказать ему что-то невероятно, в чем гений, если честно, сомневался. Услышав стук в дверь, Габриэль лениво приоткрыл один глаз.

-Открыто! – Крикнул он, включая вентиль с горячей водой. Альбинос любил лежать по часу и больше в ванной, она помогала ему расслабиться, в конце концов. Дверь в ванную чуть приоткрылась, и зашел темноволосый мальчик, который увидев в пене гения, чуть смутился и на его щеках появился румянец. Люци помнил, как когда-то он так же лежал с альбиносом. – Так что ты хотел рассказать? – Равнодушно поинтересовался Раммштайнер, не открывая глаз. Из-за настояния доктора не носить дома линзы, Габриэлю сейчас приходилось глаза держать закрытыми, чтобы Люци не увидел его истинного цвета.
-Знаешь, я тут на днях один клуб пошел и как-то не рассчитал с алкоголем… — Мальчик мялся как-то, краснел и стеснялся, не зная явно, как сказать, но потом сел на край ванной и тихо проговорил. – Я спал с учителем… — Альбинос хмыкнул и откинул голову назад.
-Ну и что в этом такого? – Холодно поинтересовался Габриэль, зевая.
-Ну, он из нашей школы. – Альбинос фыркнул равнодушно, ничего не сказав. – И это учитель… — В этот момент дверь в ванную приоткрылась, и на пороге остановился Каин.
-Люци, ты скоро? Мне еще надо заехать в офис. – Гений лениво приоткрыл чуть глаз, посмотрев на учителя и усмехаясь криво.
-Поздравляю, Люци. А теперь беги к нему. – Альбинос снова зевнул, уходя с головой под воду. Люци подбежал к Каину и поцеловал его в губы, после чего пошел послушно в машину. Подойдя к краю ванной, Белшмид посмотрел на вынырнувшего Габриэля и схватил парня за шею.
-Надеюсь, ты мальчик умный и никому ничего не скажешь? – Альбинос оскалился в дикой улыбке.
-Тсс, было бы что говорить. Ваша жизнь меня нисколько не интересует. – Ореховые глаза чуть сощурились, и Каин впился в мягкие губы жестким поцелуем, после чего получил от альбиноса кулаком по щеке. После этого учитель надавил на плечи мальчика, опуская его под воду, но потом отпустил и ушел. На пороге дома он встретился с вернувшимся доктором. Тот сразу заметил характерный след от удара на щеке.
-Если я узнаю, что ты лез к Габриэлю, то ни одна пластика не поможет тебе восстановить лицо. – Проговорил Алекс, с огнем ненависти в глазах посмотрев на Каина, на что учитель лишь усмехнулся.
-Ну тогда ты поздно меня предупреждаешь, доктор. Этот мальчик ложиться под любого и, к сожалению, ему удалось и меня соблазнить. – Йондж ударил коленкой в живот учителя, а потом схватил его и прижал к стенке.
-Еще раз увижу рядом с ним – убью. – А потом доктор вышвырнул Каина из дома, закрыв дверь. Слегка помятый Белшмид сел в машину свою и уехал, решив потом устроить этой парочке веселую жизнь. — Это правда? – Алекс прошел в ванную и сел на край ванной, касаясь кончиками пальцев щеки мальчика.
-Алекс… — Габриэль потянул парня на себя, роняя его в воду прямо в одежде. – Это правда практически… только есть одно НО. – Альбинос заглянул в рыжие глаза и вздохнул.
-Какое но? – Доктор стал снимать с себя мокрую одежду и когда полностью разделся, устроился удобнее в ванной, притянув к себе хрупкое тело.
-Он меня изнасиловал. То есть секс с ним был, но он меня принудил. Но я его уже простил, я не злопамятный. – Альбинос прикрыл глаза и прижался к смуглому телу, чувствуя, как сердце стало биться быстрее.
-Ясно. – Коротко сказал на все это доктор, перебирая пряди волос мальчика.

Приехав в офис отца, Каин прошел на съемочную площадку, где его уже ждала какая-то модель. Работать откровенно учителю не хотелось сейчас, да и щека болела от далеко неслабого удара альбиноса. Но работа есть работа и из-за каких-то вот таких мелочей Каин не мог отменить фотосъемку. Девушка меняла позы, а он равнодушно фотографировал ее, иногда лишь указывая, как лечь или сесть, чтобы она смотрелась сексуальнее. Люци в это время сидел на диванчике и скромно попивал чаек. То, что Белшмид встал встречаться с этим мальчиком было не удивительным: ученик на утро расплакался, когда Каин заявил, чтобы он шел домой и молчал о произошедшем. По сути, учитель его банально пожалел.

-На сегодня все. Фотографии в течение недели будут готовы, подъедете и заберете в офис. – Белшмид плюхнулся на диван рядом с мальчиком и обнял его за плечи, думая о том, что сегодня произошло в доме седовласки. Он узнал, что у альбиноса теперь был новый парень и им был никто иной, как доктор их школы. Звук поставленной чашки на стол заставил его отвлечься от этих размышлений.
-Каин, можно я поцелую тебя? – Тихо спросил Люци, садясь к учителю на коленки и обнимая его за шею. Каин кивнул и после этого почувствовал чужие губы на своих. Он обнял мальчишку за талию и ответил на поцелуй, переплетая язычки с ним, играя. Люци быстро стал расстегивать на учители рубашку, не отрываясь от его губ.
Через несколько минут дверь уже была закрыта на замок, благо уже была ночь на улице и все остальные работники фотостудии уже ушли. Мальчик уже лежал голый на диване, он тихо постанывал, когда Каин касался головки его плоти. Люци был чувствительным мальчиком и реагировал на каждое прикосновение, а уж тем более в таких местах. Он чуть кусал свою губу, когда ладонь Каина стала двигаться по всей длине плоти.
-Каин… я хочу тебя… — Смущенно прошептал ученик, снова краснея от собственных слов. Слишком стеснительный, что даже непривычно… Каин спустил с себя брюки и почувствовал пальцы мальчика, которые тут же стали ласкать его плоть, чтобы возбудить. Он прикрыл глаза и почему-то вспомнил об альбиносе, который даже когда они его насиловали, стонал и выгибался, получая удовольствие. Ненормальный парень, просто больной, но его не получалось никак выкинуть из головы. Убрав руку Люци от своей плоти, учитель заставил мальчика встать на четвереньки, а потом медленно проник в него своей плотью… как тогда, с Габриэлем… он тоже был на четвереньках… и злые янтарные глаза друга из-под челки… это были необычные мгновения… Положив ладони на бедра темноволосого мальчишки, Каин стал двигаться в нем, периодически дергая его бедра на себя, сильнее насаживая ученика на свой член, ударяя головкой по его чувствительной точке. Мальчик стонал громко, выгибая спину, стараясь отстраниться, ему было немного больно, но Белшмид не отпускал его, с силой двигаясь в нем своей плотью. Он трахал мальчика с каким-то остервенением, желая вытиснуть неприятные мысли об альбиносе из головы и ему это даже удавалось делать, когда Люци зажимал его плоть в себе, не давая нормально двигаться. Но учитель все равно не останавливался, преодолевая это сопротивление, входя до основания члена. От этих резких и сильных движений появился неприятный звук, когда об ягодицы мальчика ударялась мошонка темноволосого парня. Каин облизнулся от животного удовольствия, снова прижавшись плотно к бедрам Лоуренса. О, он только сейчас вспомнил фамилию этого мальчика, хотя стали встречаться практически с самого начала каникул. Внизу живота уже стало тянуть, а головка члена пульсировала, учитель двигался все быстрее, чувствуя, как капли пота сбегают по телу вниз и падают на мальчика. Жарко… Каин уже плохо соображал, когда сделал последний толчок и выгнулся, кончая в Люци, а потом наваливаясь на него всем телом и тяжело дыша, придавив его к дивану. Лоуренс кончил в одно время практически с учителем и не сумел никак среагировать, когда Белшмид навалился на него, лишь судорожно всхлипывая от переизбытка эмоций.
-Это было хорошо… — Тихо проговорил учитель, прикрывая глаза и засыпая, забыв выйти из мальчика.

Утром начались привычные учебные будни, каникулы наконец-то закончились. Альбинос стоял около школы и курил под недовольный взгляд Алекса.

-Никотин убивает.
-Знаю.
-После сигарет целоваться не вкусно.
-Знаю.
-Дурак.
-Зна… что? – Габриэль поднял удивленный взгляд на доктора, мило хлопая ресничками и забыв даже затянуться. А Йондж стоял и еле сдерживался, чтобы не начать смеяться. Потушив сигарету, альбинос обнял доктора за шею и поцеловал его, словно мстя за эту издевку.
-Умм… все равно с тобой целоваться вкусно… странно, да? Говорить такое после фразы «после сигарет целоваться не вкусно». – Алекс тепло улыбался, гладя худое тело в школьной форме по талии. На Габриэле был белый пиджак с эмблемой школы, узкие белые бриджики, держащиеся на его бедрах благодаря ремню черному. Под белым пиджаком – черная рубашка с коротким рукавом. Черная сумка и черные ботинки – он выглядел идеально.
-Да ты вообще странный, раз рискнул со мной связаться. – Усмехнулся альбинос, после чего пошел внутрь школы, а Алекс пошел за ним.
-Даааа… с головой я прекратил из-за тебя дружить. – Доктор потрепал Габриэля по волосам, отпуская его на урок биологии.

Леонард писал новую тему на доске, когда в класс зашел альбинос. Других учеников еще не было, гений впервые пришел заранее. Сев на свое место, он кинул сумку рядом и достал тетрадку, откуда выпала записка. Открыв ее, он пробежался глазами по строкам.

«Прости за то, что использовал тебя. Прости, что заменял тобой Даниэля. Теперь мы будем с ним вместе, я заберу его из клиники скоро. Документы уже готовы. Вряд ли мы с тобой еще встретимся, я решил забрать любимого и увезти его из этого места. Он мне все рассказал, что вы пережили. Прости за ту боль, которую принес тебе. Ты хороший парень, уверен, что однажды ты тоже найдешь свою любовь. Он любит тебя как брата, а другую любовь он посвящает теперь мне. Мы будем счастливы, надеюсь. Надеюсь, ты сможешь нас за это простить. И последнее… в тот день, когда учителя Каин Белшмид и Леонард Нейтон изнасиловали тебя… они заплатили мне за это. Я продал им тебя на ночь. Надеюсь, что ты когда-нибудь сможешь меня простить. Прощай.
Кристиан Кейн.»


Альбинос тихо рассмеялся, опустив голову. Все это становилось просто похожим на абсурд. Его продали…

-Учитель, скажите, сколько вы ему заплатили за ночь со мной? – Ему хотелось, как никогда напиться, и забыть обо всем этом… словно ничего и не было.
-Не понимаю, о чем вы говорите, ученик. – Поднявшись со своего места, гений подошел к двери и закрыл ее тихо, после чего пошел к учителю и приложил его лицом об доску.
-Я не вещь, чтобы покупать меня… — Прорычал альбинос, еще раз ударяя учителя лицом. А потом он развернулся и пошел собирать свои вещи, когда услышал смех учителя.
-Ты не вещь, ты просто шлюха, Раммштайнер. И что только в тебе находят эти мальчики? – Схватив учебник, он швырнул его прямо в учителя, попав ему в нос, ибо Нейтон повернулся. Из носа Леонарда пошла крови, а Габриэль стремительно покинул кабинет.

Он бежал по коридору, ему хотелось кричать, но голос не вырывался из глотки. И плакать он не мог. Все вокруг только предавали альбиноса, делали больно… Он ненавидел свою жизнь. Его остановила чья-то рука, перед глазами у него все плыло. Его затащили в кабинет, но альбинос не понимал его.

-Раммштайнер. – Его с силой ударили по щеке, а потом толкнули на пол. Щелкнул замок. Встряхнув головой, Габриэль только сейчас понял, что он в кабинете директора и перед ним никто иной, как сам директор собственной персоной. Альбинос тихо с безнадежностью рассмеялся, прикрыв глаза рукой. Все возвращалось на круги свои. Это бесконечность… змей Уроборос закусил так сильно свой хвост, что теперь эта цепь не могла прерваться. Снова и снова и снова… он не сопротивлялся, когда с него стащили бриджи с боксерами, не сопротивлялся, когда прижали к полу и грубо без подготовки вошли. Он молчал, когда этот ублюдок пыхтел над ним, двигаясь своей плотью в гении. Он чувствовал лишь отвращение к самому себе за то, что до сих пор не прервал этот порочный круг. Директор прижимал худое тело к себе, проникая настолько глубоко, насколько мог, иногда даже похрюкивал от удовольствия. Он старался ласкать плоть альбиноса в такт своим движениям, быстрее двигаясь, облизываясь и потом целуя бледную кожу на шее парня… уже через несколько минут директор кончил в Габриэля с неприятным пыхтением, после чего продолжил дрочить Раммштайнеру, заставив кончить и его. Поднявшись, гений оделся обратно, взял свою сумку и открыл дверь, выходя. Голова болела и кружилась, он чуть шатался, идя по коридору. Безнадежность и ненависть… ему хотелось кричать… Гений доплелся кое-как до медпункта и, молча, зашел, увидев там Алекса, обрабатывающего нос Леонарду. Дойдя да кровати, он упал на нее и отключился. Больше не хотелось быть в сознании.

Доктор с учителем посмотрели на вошедшего подавленного альбиноса, который молчал. Одежда была помята, на шее виднелись непонятные чуть красноватые следы. А потом мальчик отключился на кровати.

-Вот черт… — Алекс оставил недоумевающего Нейтона и занялся своим парнем, стащив с него испачканный пиджак и рубашку, осматривая альбиноса. Повреждений на теле видимых не было, а это значило, что гений не подрался. Сглотнув, доктор снял с Габриэля бриджи с боксера и поморщился, увидев вытекающую из него сперму. – Твою ж… малыш… — Он повернулся к учителю. – Нос у вас не сломан. Выйдите. – Холодно проговорил Йондж, беря салфетки влажные и вытирая бедра Габриэля, ягодицы. Он вытер его всего и накрыл одеялом, не заметив даже, что учитель не вышел.
-Алекс, у вас с ним что-то есть? – Негромко спросил учитель биологии, смотря на бессознательное тело мальчика.
-Да, есть. И что? Мне нравится Габриэль, и плевать я хотел на мнение других. – Доктор сел рядом с альбиносом и поднес к его носу ватку с нашатырем.
-Знаешь… я понимаю тебя… мне кажется, что я влюбился в ученика своего, Алекс. – Альбинос чуть приоткрыл глаза. – Я люблю Габриэля. – На этих словах альбинос снова прикрыл глаза, не желая слушать таких вещей. Он никого не любил. И его не любили. Это все ложь…
-Тогда ты должен понимать, что я не отдам тебе так просто его. Он мне тоже не безразличен. А для начала, надо узнать, какая сука изнасиловала его сейчас. – Твердо проговорил Йондж, укладывая голову гения на подушку и выходя вместе с учителем, закрыв мальчика в медпункте, чтобы никто не посмел причинить ему вред больший.
-Нужно поговорить с его друзьями, возможно, они хоть что-то знают о нем. Сам он никогда ничего не говорил о себе… — Учитель и доктор пошли в класс, решив устроить мини-допрос. Рокировка. Фигуры занимают новые позиции.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #15 : 28 Ноября 2011, 12:51:22 »
Глава 15. Пойманные с поличным

Им ничего не удалось узнать толком: Себастьяна и Эрика не было, а Люци просто ничего не знал. Тем временем альбинос оделся и взял свою сумку. Он не хотел дожидаться в медпункте учителя с доктором, не хотел больше ничего слышать о любви и другом бреде. Он решил, что с него хватит всего это. Подойдя к окну, он распахнул его, оценивая, каковы будут повреждения от прыжка со второго этажа. Скалолазом Габриэль не был, а другого выхода на данный момент он не видел. Он уже сидел на подоконнике, свесив ноги на улицу, когда замок щелкнул и дверь открылась. С матами, к альбиносу подбежал доктор и стащил его с окна.

-Ты что, совсем сдурел?! – Алекс швырнул Габриэля на кровать и навис над ним. Альбинос еще никогда не видел доктора таким злым, внутри появилось неприятное чувство страха… — Что, жить надоело?! – Солнышко сжал пальцы на подбородке мальчика, смотря в его красные глаза. Гений чувствовал, как парень дрожал. Видимо он и впрямь беспокоился об Раммштайнере. Учитель прикрыл дверь и сел рядом с ними на кровати, убирая руку доктора от лица мальчика.
-Я не хотел покончить с собой… просто выйти из этого места… я хочу домой… — Тихо проговорил альбинос. Впервые за последнее время у него пошли слезы от отчаяния. Йондж удивленно смотрел на мальчика, не зная, что делать. Он стал покрывать поцелуями лицо альбиноса, стараясь успокоить его.
-Прости, малыш, я не хотел сделать тебе больно или напугать… — Алекс тяжело вздохнул. Все было сложно.
-Отвези меня домой, Алекс… пожалуйста… — Кинув быстрый взгляд на учителя, доктор подхватил хрупкого гения на руки и понес из медпункта.
-Леонард, возьми его сумку и поехали. – Учитель удивленно моргнул, но потом быстро взял его сумку и пошел за парнями.

Уже через полчаса они были дома у альбиноса. Доктор набрал для гения горячую ванную с шоколадной пеной, а учитель благородно взял на себя обязанность подогреть альбиносу молоко. Габриэль позволил Алексу раздеть себя, а потом залез в ванную, обняв свои коленки, уткнувшись в них носом.

-Малыш, сними линзы. – Доктор гладил его по голове, пропуская порой пряди его волос через пальцы. Альбинос послушно вытащил линзы и убрал их в коробочку. В ванную зашел Леонард с молоком и протянул его гению. Тот послушно взял стакан и сделал пару глотков.
-Спасибо… — Тихо проговорил он, прикрыв глаза. – Простите, что повел себя так сегодня. Просто нервы сдали… — Больше ничего альбинос не сказал, попивая молоко. Нейтон не стал спрашивать о том, кто это сделал с ним сегодня.
-Раммштайнер… послушай меня внимательно… я был с тобой очень груб и это дерьмово, я понимаю… но пошел на это из-за ревности, сам того не осознавая. Я был так слеп… прости… — Учитель тяжело вздохнул и пошел к двери, когда в него полетела, о боже, вы не поверите, но желтая уточка! Это был один из маленьких секретов Габриэля… альбинос любил принимать ванную с этой игрушкой.
-Я не злюсь на вас, учитель… — Альбинос снова замолк, допивая молоко и отдавая стакан доктору. Алекс вышел из ванной, решив позволить им поговорить и уйдя готовить на их компанию скромную еду.
-Габриэль, я тогда сорвался. Я понимаю, что это было неправильно… — Учитель подошел и сел на край кровати, смотря на гения.
-Учитель, я не хочу об этом больше говорить. И я слышал… что вы сказали в медпункте. Не говорите мне больше таких слов. Найдите более достойного кандидата. – Леонард тяжело вздохнул и обнял хрупкого мальчика, прижав его к себе.
-Не хочу я никого больше искать. Шесть лет ты был у меня на глазах и только сейчас я понял, что ты мне нужен. Мне не хочется тебя отпускать от себя… не хочу видеть больше тебя в чужих объятиях… но ты же не будешь моим, я правильно понимаю? Ты не впустишь меня в свое израненное сердце? – Тихо проговорил в конце Нейтон, целуя альбиноса нежно в губы. В янтарных глазах было столько любви и нежности сейчас, что было сложно поверить, что не так давно они с другом насиловали его. От этих воспоминаний учитель передернул плечами. И как только он мог быть так жесток? Он и сам не понимал… Гений ответил на поцелуй, неуверенно обняв учителя за шею и стараясь сейчас понять, что же испытывает.
-Ужин готов. – На пороге стоял доктор, улыбаясь уголками губ, ему было больно видеть, как тот мальчик, который ему очень сильно нравился, целовался с другим. Это было сложно все…

Доктор устроил для них романтический ужин, на столе стояли свечки, бутылка хорошего вина и салат. За то недолгое время, которое он прожил с мальчиком, Алекс запомнил одну важную вещь: Габриэль мало что ел, а если ел, то это был, либо шоколад, либо салаты. Поэтому Йондж уже не удивлялся тому, что гений был настолько худым. Учитель и доктор сели друг напротив друга, а во главе стола, поджав по себя ногу, уселся этот белобрысый котенок, который на всех вечно шипел и не подпускал никого к себе. Разлив вино по бокалам, Алекс поднял бокал, смотря на альбиноса и улыбаясь ему тепло.

-Малыш, не плачь больше. Слезы тебе не идут. – Доктор поднял лицо мальчика за подбородок, всматриваясь в его черты лица. – За тебя. – Они все дружно чокнулись бокалами, и Габриэль первым сделал пару глотков, после чего чуть поморщился. Он не привык все же пить кислое вино.
-Приятного аппетита… — Пролепетал альбинос, приступив к салату. Леонард чувствовал себя лишним, и уже было хотел уйти, когда почувствовал, что гений держит его за рукав рубашки. – Не уходите… у меня впервые такой ужин… похожий на семейный… — Тихо проговорил Раммштайнер. Он никогда не рассказывал никому о том, что его воспитывал совсем посторонний человек, и поэтому таких простых вещей у него в жизни не было. Он впервые вообще рассказывал о своей жизни что-либо… он им рассказал все о том, что кто его родители и что они с самого детства оставили его на самого себя. Им занимался кто угодно, кроме родных. Учитель и доктор слушали, молча, альбинос никогда не выглядел несчастным, не считая недавнего срыва.
-Да, малыш… не повезло… — Они уже успели распить бутылку, мальчик постепенно начал засыпать от выпитого. На него давно алкоголь так не действовал.
-Тебе пора спать. – Проговорил учитель, заметив состояние Габриэля, беря его за руку и выводя с кухни. Леонард уложил его на кровать, стянув с мальчика шортики и осматривая его, отчего ученику стало как-то не по себе. Он не привык к такой заботе. От великой заботе о гении его отвлекла мелодия мобильного. Выйдя из комнаты и оставив альбиноса наедине с Алексом, Леонард ответил на звонок, после чего убрал трубку от уха. Директор переходил на визг, возмущаясь тем, что учитель посмел уйти без разрешения с оставшихся уроков. Пока Нейтон выслушивал выговор от директора, Алекс уже забрался под одеяло к мальчику и прижал его к себе, слушая ровное дыхание альбиноса. Где-то только через минут десять вернулся Леонард и застал невероятно милую картину: спящего ученика с доктором в обнимку. Подумав немного, Нейтон тоже лег к ним, уткнувшись носом в пепельные волосы, прижавшись к худому телу. И пускай это было ненормально, но такую возможность побыть вместе он не хотел упускать.

Они жили так уже неделю, учитель оставался через день у Габриэля, ночевать, когда Алексу приходилось уходить на работу в больницу. И это был как раз один из таких дней, когда Леонард остался с альбиносом вдвоем в большом доме. Раммштайнер вышел из душа в большом махровом полотенце, с мокрыми волосами. Он даже выглядел теперь намного лучше, из его взгляда пропала тоска. Нейтон подошел к мальчику сзади и уткнулся носом в пепельные волосы, улыбаясь.

-От тебя пахнет шоколадом. Я заметил, что от тебя чаще всего пахнет шоколадом или ментолом… странное сочетание. – Он чувствовал, что гений немного стал дрожать от близости его. – Скажи, ведь ты что-то чувствуешь ко мне… не зря же тогда ты сделал мне минет… — Раммштайнер хотел было что-то сказать как всегда в язвительной форме, но почему-то с его губ сорвалось совсем другое.
-Я хотел просто хотя бы на время сделать вас своим… пускай и таким странным образом. – Габриэль гордо фыркнул, а потом рассмеялся. Сейчас все это казалось таким глупым…
-Оригинальный способ. – Учитель подтолкнул альбиноса к кровати и аккуратно опрокинул на нее. – Но ты добился своего… тебе удалось влюбить меня в себя… — Шептал горячо Нейтон в губы гения, потом целуя его, скользя ладонями по столь желанному телу теперь. Габриэль зарылся пальцами в рыжие волосы учителя, отвечая на поцелуй, лаская его язычок своим. За эту неделю Габриэль взял себя в руки, решив просто поддаться этим двум парням, а не пытаться сопротивляться эмоциям к ним. Альбиносу нравился учитель, не смотря на то, что тот изнасиловал его, он был немного влюблен в Алекса, который заставлял его кончать раз за разом в постели, не причиняя боли. Он не мог никак выбрать между ними, да и не хотел этого делать, решив пустить все на самотек.
-Учитель… — Тихо простонал Раммштайнер, когда Нейтон уперся коленкой в пах мальчика. Альбинос облизнулся, почувствовав пальцы Леонарда, касающиеся его кольца мышц… гений выгнулся чуть в пояснице, когда учитель ввел в него сразу два пальца и стал двигать ими в мальчике, следя внимательно за его реакцией. Это был первый раз, когда кто-то подготавливал Габриэля так. Леонард уверенно ласкал альбиноса пальцами изнутри, надавливая на чувствительную точку, а потом раздвигая пальцы в нем, растягивая анус. Нейтону хотелось уже овладеть мальчиком, но в этот раз он не спешил, он хотел доставить максимальное удовольствие альбиносу.
Через несколько минут учитель сменил пальцы своей плотью, приподняв бедра ученика и войдя в него своей возбужденной плотью. Леонард двигался медленно, размеренно, чувствуя, как от этого гений дрожит под ним. Член Леонарда проникал каждый раз до основания, он ударял головкой по чувствительной точке, порой чуть резче двигая бедрами, но все же не причиняя боли мальчику. Он покрывал поцелуями шею, ключицы и грудь гения, отчего Габриэль блаженно прикрыл глаза, постанывая тихо. Учитель и ученик… это была порочная связь, но они не думали о таких мелочах. Плоть Леонарда ласкала стенки ануса гения, они сливались в этом странном танце любви… они снова целовались, движения Нейтона стали более быстрыми и резкими, он постепенно стал наращивать темп, касаясь кончиками пальцев головки плоти Габриэля, отчего последний прикусил его губу, а потом снова застонал своим сладким голосочком. Это было неповторимо, непохоже ни на что… Альбинос обнял ногами учителя за талию, позволяя ему двигаться резче и сильнее, проникать глубже. С каждым движением, головка члена Нейтона ударяла по простате мальчика, и он снова начинал стонать. Янтарные глаза смотрели в аметистовые, он тонул в этом необычном цвете, который не давал возможности отвернуться.

-В следующий раз закрывайте дверь, если не хотите, чтобы вас застукали в такой момент. Хотя это забавно увидеть тебя здесь и с ним, Леонард. – Смеясь, произнес Каин, стоя на пороге спальни и наблюдая за парочкой, решив лишь указать на свое присутствие, когда они прижались друг к другу, доходя до пика. И все же, любовь порой приводила к плачевным последствиям.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #16 : 28 Ноября 2011, 12:51:42 »
Глава 16. Заход солнышка и бегство

Габриэль не хотел выпускать из объятий учителя, боясь, что вся эта нежность окажется игрой больного воображения. Леонард выскользнул из мальчика, нежно коснувшись его губ, после чего укутал в одеяло.

-Что ты здесь забыл? – Янтарные глаза с легким прищуром смотрели на учителя фотоискусства, который издевался явно.
-Я? Да вот, хотел потрахаться хорошенько, а для этого отлично подходит наш альбиносик… — Каин откинул волосы черные на спину, скалясь в улыбке. – Надеюсь, ты уже закончил и теперь я могу развлечься. – Нейтон не выдержал и со всей силы ударил друга по лицу, выталкивая из комнаты в коридор и прижимая его там, держа за ворот рубашки.
-Не смей. Больше. Никогда. Говорить. Такое. – Отчеканил Леонард. Янтарные глаза пылали злостью.
-Знаешь, это странно, что сейчас ты заступаешься за его так называемую «честь». Я тебе напомню: ты его вместе со мной купил как-то и изнасиловал. И ты тогда порвал его. А еще теперь включи свои мозги и вспомни, что он получал удовольствие от этого. – Белшмид убрал руки друга от ворота своей рубашки, усмехаясь. – Он тебя лишь использует. – Удар под дых заставил Каина заткнуться и согнуться, Леонард слишком сильно стал реагировать на оскорбления в адрес этого мальчишки. Головой он понимал, что учитель фотоискусства скорее всего прав, но сердцу не прикажешь. Нейтон впервые испытывал что-то такое сильное к кому либо, и не мог теперь так просто отказаться от своих чувств. – Какой же ты дурак, Лео… — Прорычал Каин, с ненавистью смотря на появившегося на пороге мальчика, кутающегося в одеяло.
-Он прав, учитель. Я вас только использую. Вы мне нужны только для секса. – Отстраненно как-то произнес альбинос, после чего вышвырнул вещи учителя в коридор и закрыл дверь в спальню. Габриэль прошел к кровати и плюхнулся на нее, уткнувшись носом в подушку. С глаз долой из сердца вон, так легче, так проще было для Раммштайнера. Пока он еще не успел окончательно влюбиться в учителя…
-Ты все слышал, Лео. Пошли отсюда. – Нейтон не понимал, что происходит, все это казалось глупой шуткой, насмешкой судьбы. Найти любовь и сразу ее лишиться. Надев штаны, Леонард с силой ударил по двери, отчего альбинос вздрогнул на кровати. Было немного страшно, но он был готов к любому исходу. Каин вывел друга из дома.

Жизнь снова вернулась на привычные круги свои. Уже прошел месяц, альбинос сдал экзамен по биологии экстерном по желанию учителя и теперь они практически не виделись, изредка сталкиваясь в коридорах школы. Альбинос остался жить с Алексом, они даже были в какой-то степени счастливы. Доктор помогал забываться мальчику, не думать ни о чем плохом. Габриэль даже бросил-таки курить ради Йонджа.

-Эй, малыш, мы уже с тобой около двух месяцев вместе. Это дата. Может, пойдем, отметим это? – Альбинос моргнул и посмотрел на доктора, который, как и всегда лучезарно улыбался. Неожиданно мальчик стал тыкать пальцев в щеку Алекса, сосредоточенно делая это, даже прикусив кончик языка. Йондж даже как-то растерялся от этого. – Эм… малыш?
-У тебя веснушки. Красивые. Мне нравятся веснушки. Они всегда мило смотрятся. – Гений встрепенулся и улыбнулся довольно. – Давай. А куда пойдем? – Альбинос обнял своего парня за шею и повис на нем, но тот не растерялся и прижал к себе Габриэля за талию. Им было хорошо друг с другом.
-Давай в кино, а потом в ресторан. – Раммштайнер согласно кивнул и снова улыбнулся. Вечер обещал быть хорошим.

Доктор выглядел превосходно в темных штанах и белой рубашке, было непривычно видеть его в такой одежде, а не рваных джинсах и футболке или майке. Да и сам мальчик был одет в белые штаны и рубашку. Они оба выглядели великолепно, а бусики предавали их виду не такую официальность. Взяв мальчика за руку, доктор вывел его из дома и повел в ближайший кинотеатр на какую-то любовную комедию. У них было немного романтическое настроение.
К середине фильма альбинос и доктор уже совсем забыли об приличие, благо сидели они на задних рядах, и людей было не так много, когда начали целоваться. На губах Алекса чувствовался вкус леденцов, которые тот постоянно сосал. Доктор пропускал пепельные пряди волос сквозь пальцы, массируя иногда затылок мальчика, углубляя поцелуй. Их язычки переплетались в этом сладком поцелуе, альбинос прижимался плотнее к Йонджу, пересев к нему на коленки, чувствуя, как их сердца бьются в унисон. Это было необычно и выходило за все рамки известных гению понятий. А потом рыжий расстегнул брюки на мальчике и спустил их с него, с улыбкой смотря на немного недоумевающего альбиноса, тот явно не ожидал, что его парень решит заняться сексом прямо в кинотеатре.

-Малыш, не нервничай… никто не обратит на нас внимание. – Успокаивающе прошептал Алекс, целуя гения нежно в висок. Альбинос так мило смущался от этого… Доктор снова впился в бледные губы поцелуем, глуша стоны мальчика, пускай и не громкие, когда он начал ласкать его плоть по всей длине, возбуждая. Гений прикрыл аметистовые глаза от удовольствия, ерзая на коленках своего парня.
-Алекс… я хочу тебя… — Тихо прошептал альбинос, несколько раз целуя рыжего в губы, а потом его щеки и веснушки на них. Гений просто обожал эти веснушки на смуглой коже… Уже вскоре Алекс спустил свои штаны и прижался к спине мальчика, медленно опуская его бедра на свою плоть. Альбинос кусал губу, судорожно выдыхая и сдерживая стон, сжимая в пальцах подлокотники кресла. – Алекс… — Тихо прошептал гений, чувствуя, как его крепко обнимают, успокаивая словно, чтобы мальчик расслабился и не зажимал его внутри так сильно. И это помогало… Йондж вообще странно действовал на альбиноса, рядом с ним Габриэль забывал о своих страхах, и даже кошмаров не было больше по ночам. Потом ладони парня оказались на худых бедрах, помогая Раммштайнеру двигаться в медленном, сладком ритме. Раз… два… размеренный, неспешный… член доктора входил каждый раз на всю длину. – Аах… — И Габриэль зажал рот ладонью, смутившись своего стона, пускай и негромкого. Алекс двинул бедрами, насколько позволяла эта поза, снова входя до основания в мальчика, ударяя головкой плоти по его чувствительной точке. Не смотря ни на что, Габриэль был узким… в нем было жарко и это заставляло доктора кусать губу. Он уткнулся носом в плечо мальчика, когда тот стал сам двигаться, сильнее насаживаясь на член своего парня, кусая собственную ладонь, стараясь заткнуть самого себя таким хоть способом. На экране как раз в этот момент был поцелуй главных героев и все, кто был в зале, ахнули от умиления. Только тогда Габриэль позволил себе застонать, пускай и не громко. Если бы альбинос умел краснеть, сейчас бы у него были красные щеки, гений чувствовал, как доктор улыбался такой реакции. Движения становились все менее сдержанными, альбинос сам двигался, с силой насаживаясь на плоть Йонджа, отчего головка его плоти ударяла по простате, заставляя мальчика порой поскуливать от удовольствия. Это было великолепно… Алекс убрал одну руку с бедра альбиноса и обхватил ею плоть гения, начав ласкать его плоть в такт движениям. Их температура тел была высока, это было жарко и невероятно хорошо… Алекс чувствовал уже пульсацию в головке плоти, понимая, что скоро больше не сможет сдерживаться и кончит. Доктор сжал головку члена мальчика, массируя ее иногда, доводя его до оргазма. Алекс поднес пальцы в сперме альбиноса и стал ее слизывать, мурлыча тихо, делая последний толчок и кончая потом в Габриэля. Альбинос смутился и откинул голову на плечо своего парня, улыбаясь уголками губ и тяжело дыша.
-Малыш, ты великолепен… но нам надо одеться, скоро фильм закончиться… — Промурлыкал доктор, поцеловав гения в щеку. Он подтянул обратно на бедра мальчика штаны и надел свои, снова усадив потом альбиноса к себе на коленки.

После ресторана и романтического ужина, они шли с доктором по улице, держась за руки и смеясь. Они говорили какие-то ничего не значащие глупости, периодически целовались, прижимались друг к другу. Им было хорошо вдвоем.

-Эй, Габриэль. – Альбинос повернулся на чей-то голос, натыкаясь на парня в черной одежде со спрятанным лицом под капюшоном глубоким. – Привет от смерти. – Усмешка, а потом выстрел. И еще один… и еще… вскрик, альбинос прижал руку к простреленному плечу, а доктор его прижал к себе, медленно оседая с ним. Два выстрела пролетели мимо мальчика, а стрелявший уже сбежал. Габриэль чувствовал, как кровь расползалась по спине, но не в месте его раны. Это было странно… или…
-Алекс! – Он повернулся к парню и увидел, что у того две раны, одна в груди и другая в боку. – Алекс… надо вызвать скорую… — Дрожащей рукой не раненной он достал мобильный и набрал номер скорой, назвав адрес. По щекам гения струились слезы, ему было очень больно… он почувствовал такие родные руки, обнимающие и прижимающие его.
-Малыш… тише… все хорошо… нас скоро спасут… — Альбинос неуверенно кивнул, всхлипывая и прижимаясь к этому рыжему солнышку, который всегда был рядом. Габриэль дрожал, положив голову на грудь Алекса… его обнимал самый дорогой человек… кто стал ему нужен, как воздух. Алекс Йондж двадцати одного года возрастом умер, не дождавшись помощи, прижимая хрупкого мальчика к себе. Его грудь замерла, но перед этим он улыбнулся своему малышу и тихо сказал, что любит его.

Через три дня альбиноса выписали из больницы, вытащив пулю из плеча. Теперь он ходил с подвязанной рукой. Сегодня он пришел на кладбище, где хоронили доктора. Он стоял в черном костюме с собранными волосами в хвостик рядом с гробом, смотря на улыбающееся лицо доктора. Священник что-то говорил о том, каким хорошим человеком был Алекс, сколько пользы он принес обществу, и что его смерть не была напрасной. Габриэль не слышал этих слов. Он смотрел мокрыми от слез аметистовыми глазами на спасавшего его человека, на того. Кто был всегда рядом с ним…
Крышка гроба была закрыта и теперь его опускали в холодную землю. Небо проливалось слезами на землю. Дождь падал крупными каплями на холодную равнодушную землю.

-Мы никогда не забудем его… — Проговорил священник, когда гроб стали закапывать. Кто-то плакал кто-то был равнодушен… Вскоре все стали расходиться, оставляя цветы на свежей могиле. Худые плечи мальчика вздрагивали от всхлипов, он до сих пор не мог поверить в это. Последним подошел он и положил единственную белую розу, испачканную в крови из ладони, в которую вонзались шипы. Дождь продолжал идти, но на небе появилось солнышко…

В этот же день Габриэль пошел к директору, попросив братьев Эванс через полчаса вытащить директора из кабинета. Когда директор взъерошенный ушел с братьями, альбинос нашел свои документы и забрал их, после чего пошел в больницу, дабы засвидетельствовать изнасилование, а потом написал заявление в полицию. Вернувшись домой он собрал свои вещи в небольшой рюкзак и сев на мотоцикл, последний подарок Алекса, уехал, оставив этот город с его людьми в своем прошлом.

На следующий день директора школы арестовали по обвинению в изнасиловании. Школа продолжала работать с новым временным директором. В бывшем классе пропажу гения заметили только через неделю, когда придя к нему домой, Леонард никого там не застал. Лишь записку.

«Я больше не смогу жить в этом городе, солнышко угасло здесь для меня... надеюсь, что когда-нибудь я смогу жить дальше, не оборачиваясь и не смотря в прошлое. Я больше не хочу терять никого, кто дорог мне. Поэтому бегу. Прощайте. Габриэль Раммштайнер.»

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #17 : 28 Ноября 2011, 12:52:00 »
Глава 17. Воспоминания. Прошлое и настоящее

Пять лет… это много или мало? Но ровно столько прошло с тех пор. Он ни разу не приезжал в Берлин и не хотел никогда возвращаться, слишком много плохого с ним случилось в этом месте. Альбинос изменился за эти годы: вырос и теперь был целых метр восемьдесят сантиметров, хотя был все таким же невероятно худым, а его пепельные волосы теперь доходили ему до пояса, но они практически всегда были собраны в аккуратную косу. Некогда хрупкий мальчик сейчас был красивым, немного женственным юношей. Он ехал в поезде на свою «работу», одетый во все черное. Он проезжал мимо когда-то родного города, смотря на него с грустью в глазах. Он потерял здесь очень важное для себя… станция… несколько секунд раздумий, и он пошел к выходу. Он ни разу за эти годы не приходил на могилу своего солнышка…

Где был все эти годы гений? Бежав из города, мальчик решил уйти от внешнего мира, поэтому он пошел в католическую школу, учась на священника. Жить вдали от боли было самым простым решением, он ни с кем не виделся из бывших друзей или просто одноклассников. Весь мир для него стал серым и скучным. Два года ушло на обучение всем правилам, так называемому «очищению», а потом он стал работать в одной из церквей помощником священника. Все было однообразно, альбинос отказался от всего, что раньше было у него, решив посвятить себя Богу. И теперь именно для этого он был отправлен в другую церковь, чтобы стать полноценным священником. Черное одеяние – это было подобие рясы, а снизу еще и такие же черные штаны. Говорят, когда люди сталкиваются с таким горем, что сам не могут твердо рассуждать, они уходят в религию или во все тяжкие. Он сделал для себя выбор…

Могила солнышка была ухоженной, сразу видно, что сюда кто-то постоянно приходил. Габриэль положил красивый букет белых роз, смотря на буквы на надгробье. Алекс Йондж… он не мог до сих пор выпустить его из своих воспоминаний, ту нежную и теплую улыбку, которую доктор когда-то дарил. Слез больше не было у альбиноса, в день похорон он последний раз плакал, да и закрылся он в себе. Смотря на холодный камень, в груди у него становилось невыносимо больно и хотелось взвыть… альбинос пробыл на могиле у Алекса до позднего вечера, после чего поехал в свою бывшую школу. Директора посадили за растление несовершеннолетних мальчиков, но школа продолжила существовать при новом директоре благополучно. Он шел по знакомым коридорам, смотря на вывешенные фотоработы, какие-то были его… много было фотографий Эрика с альбиносом на них… такие живые, необычные фотографии. Подойдя к медпункту, он увидел согнувшегося над какими-то документами доктора и улыбнулся уголками губ, но когда тот поднялся, то понял, что это уже не Алекс. Его не было в кабинетах, не было в коридорах и не было больше в живых. Габриэль прошел в кабинет биологии, осматриваясь и подходя к окну, выглядывая. Повернув голову, он увидел пепельноволосого мальчика, который скучающе смотрел в окно, а потом к нему подошел учитель и несильно стукнул журналом по голове, отчего мальчик возмутился. Это так смешно смотрелось со стороны. Он увидел ежика и блондина, которые опять спорили и ругались, а потом, отвлекшись, парень с каштановыми волосами фотографировал альбиноса. По губам Габриэля прошлась едва заметная улыбка, он прошел по проходу. А рядом с ним сидел Люци, вечно смущенный мальчик. Альбинос шел между парт, проводя по ним пальцами, думая о чем-то своем, мечтая, вспоминая. Он остановился около последней и тяжело вздохнул, покачав головой. Это было теперь безвозвратное прошлое. Поспешно он покинул класс, вспомнив признание учителя. Теперь это все не имело значения. Пройдя мимо кабинета фотоискусства, он замер, заглядывая в него. Теперь это был художественный класс… а потом он поднялся на крышу и подошел к ее краю. Посмотрев вниз, он услышал знакомый голос.

— Осторожнее, это же опасно стоять так близко к краю. Можно случайно оступиться и упасть. Нельзя губить такую красоту необдуманными поступками. Ты ведь Габриэль? А я Кристиан… Рад с тобой познакомиться. О тебе многое говорят в других школах и твоей красоте… теперь я убедился, что это правда… у тебя мягкая кожа такая.... Я ведь пришел в эту школу только ради того, чтобы познакомиться с тобой… так что не прыгай пока я еще не узнал тебя ближе… Пойдем, я отведу тебя домой. На сегодня уроков больше нету. – Он видел хрупкого мальчика, которого обнимал новенький ученик, а потом увел с крыши. Кристиан тогда был мил так с ним, а потом увел брата, оставив шрам на черном сердце.
Габриэль шел тем же путем, которым когда-то они возвращались домой, держась за руки и смеясь. Они были счастливы, а потом… альбинос зажмурил глаза, слыша несколько выстрелов.

-Эй, Габриэль. Привет от смерти.
-Алекс — Мальчик набирал номер скорой, смотря на угасающую жизнь рыжего с веснушками парня. – Алекс… надо вызвать скорую…
-Малыш… тише… все хорошо… нас скоро спасут… — Габриэль бежал с это места, чувствуя слезы на глазах. Он не мог видеть этого, снова переживать…
Вскоре альбинос был около своего дома. Дверь он открыл спрятанными им же когда-то ключами. Войдя внутрь, он удивился лишь тому, что было прибрано везде, но все осталось на местах. Габриэль прошелся по всем комнатам, с каждой у него было связано множество воспоминаний. Он помнил, как читал Шекспира, а Алекс заплетал ему косички. Помнил, как выгибался под ним, проводя пальцами по тигру на спине, наслаждаясь его близостью. Сев на диван, он нажал по привычке на кнопку на автоответчики, чтобы прослушать сообщения. Их было много: от Эвансом, Люци, учителей, даже родителей. Звонил и Даниэль, рассказывал, как счастлив с Кристианом, они решили как-нибудь наведаться к нему, если он не против… старые сообщения… одно от учителя….

-Раммштайнер, бежать было не самым твоим лучшим решением. Однажды ты вернешься ведь. – Следующее от Эрика.
-Эй, Себастьян, не мешайся! Короче, принцесса, мы надеемся, что ты приедешь рано или поздно сюда и приедешь к нам на выпуск! А если не приедешь на выпускной, то хотя бы потом… короче, мы все скучаем, принцесса! Мог бы мобильный хотя бы включить ведь… — Габриэль прикрыл глаза, тяжело вздохнув. Он так и уснул, слушая старые сообщения, которые хранились тут пять долгих лет.

Рано утром альбинос уже проснулся и пошел в ванную, теперь у него не было привычки подолгу спать. Все сообщения были прослушаны и он удалил их, одним нажатием. Потом Габриэль принялся приводить дом в порядок и нашел небольшую камеру, которая явно была не его. Подключив камеру к плазме, он включил просмотр. На экране появился смуглый парень.

-Купил себе новую игрушку, вот решил снять что-нибудь. Глупо, ну да ладно. – Алекс повернул камеру и стал снимать спящего мальчика с пепельными волосами мирно посапывающего. – А это малыш мой. На ангела похож, когда спит. Вот сейчас мы с ним вместе и я счастлив, никогда не хочу забывать это время. Я люблю его. Но однажды он ведь уйдет от меня… не хочу, чтобы этот день наступал… это будет, наверное, самый тяжелый день для меня… эх, спит дите так сладко, что даже жалко будить, а ведь нам еще в школу. Надо будить его. – Камеру поставили на стол, отчего получился хороший обзор на кровать. Алекс подлез в одних шортах к мальчику и стал целовать его лицо, отчего тот зашевелился, что-то недовольно бурча. – Малыш, просыпайся уже, а то мы в школу опоздаем. – Он потряс несильно за плечо сонное дите, отчего тот стал ворчать, но потом улыбнулся и притянул к себе рыжее чудо, целуя его. Несколько минут они целовались, но потом Алекс стал тискать альбиноса. – Подъем-подъем малыш! – Габриэль лениво поднялся вслед за Йонджом и пошел в ванную. А потом Алекс улыбнулся в камеру и выключил ее. Он лежал на кровати, улыбаясь уголками губ, чувствуя слезы на глазах. Найти эту глупую запись с признанием Алекса в любви было необычно… не смотря на боль от смерти дорого человека, сейчас Габриэль как никогда почувствовал себя ребенком. Он всегда бежал от всего, всегда скрывался от самого себя, боясь увидеть себя настоящего. Одевшись в обычную одежду, альбинос поехал в кафе, скинув это видео на свой телефон. Он смотрел его раз за разом, попивая спокойно кофе. Внутри было тепло и приятно, словно он вернул себе что-то очень важное… ему на плечи легли чьи-то ладони и чуть сжали.

-Давно же тебя не было здесь, но ты все так же выделяешься среди людей. – Альбинос откинул голову назад, смотря аметистовыми глазами на знакомые черты лица. – Вау, какие у тебя глаза! Это настоящий их цвет? – Габриэль, молча, кивнул. Это был Эрик. – Тебя видели в школе, и я решил, что ты вернулся… поэтому, вот, это тебе подарок. – Ежик передал фотографии, большое количество вместе с флешкой. Раммштайнер просматривал снимки, где он был с разными людьми или один. А последняя фотография была с солнышком, когда они целовались перед школой. Он хотел было что-то сказать, но Эрик не дал ему, перебив. — Мне уже пора бежать, мы с Себастьяном переезжаем в новый дом. Скоро позовем на новоселье. – Ежик поцеловал его в щеку и выбежал. Парень практически не изменился с тех пор. Да и вообще в этом городе мало, что изменилось. Расплатившись за свой заказ, альбинос вышел из кафе и направился домой.

Он проснулся от сильного стука в дверь. Поднявшись с кровати, он подошел к двери и открыл ее, потирая сонно глаза. Габриэль умудрился уснуть за просмотром фотографий. Черноволосый парень зашел в дом и прижал альбиноса к стене, всматриваясь в растерянные аметистовые глаза.

-Тсс, пять лет прошло, а ты все такой же… — Усмехнулся Каин, закрывая дверь и вталкивая альбиноса в спальню. – Теперь мне никто не помешает развлечься с тобой. – Споткнувшись, Габриэль упал на кровать, отчего распущенные длинные волосы разметались по простыне. Белшмид даже не дал юноше опомниться, заломив его руки над головой и впившись поцелуем в губы, не смотря на попытки альбиноса сопротивляться. Пять долгих лет… а этот город ни капли не менялся своими нравами. Он даже не успел понять, когда бывший учитель снял с него боксеры, альбинос лишь попытался свести ноги обратно, но физически все же Каин оставался сильнее. Будущий священник истерично рассмеялся, чувствуя себя абсолютно беспомощным, когда Белшмид привязал его руки к изголовью кровати ремнем. – Расслабься. Я скучал ведь. – Промурлыкал в бледные губы фотограф, начав медленно ласкать ладонью плоть Габриэля, сжимая каждый раз у основания, срывая с его губ стоны. Альбинос стал брыкаться, но бывший учитель ударил его за это наотмашь по лицу, а потом еще и еще раз… Пять лет затишья перед бурей… Каин скинул с себя мешающуюся одежду, желая чувствовать альбиноса всем телом. Пять лет Белшмид искал седовласку, зачем он и сам не понимал. Просто хотелось, каприз такой… и вот вчера ему сообщили, что Габриэль вернулся… он не мог сдерживаться и рванул сразу сюда. Каин понятия даже не имел, почему так жаждал этой встречи, но списывал все на то, что он просто хотел отомстить за друга, которому этот чертов альбинос разбил сердце. Фотограф надавил головкой своего возбужденно члена на анус юноши, одним резким толчком входя в него до основания. Раммштайнер выгнулся дугой, дернув руками и закричав от боли, с ним никто давно такое не делал… Каин держал его ноги широко раздвинутыми, рваными и резкими движениями вбиваясь в него своим членом, ударяя головкой по простате альбиноса. Фотограф с усмешкой смотрел на искаженное лицо Габриэля, двигаясь все быстрее, рвя анус седовласки. Он смотрел на скатывающиеся слезы по лицу Раммштайнера, сильнее двигаясь в нем, лаская стенки его рваного ануса. – Что это ты плачешь, а? Не нравится что ли? – Альбинос промолчал, кусая свои бледные губы до крови и изредка всхлипывая. Боль раскатывалась волнами по хрупкому телу, перед глазами Габриэля все стало плыть. Каин трахал юношу с силой, принося все большую боль, заглушая все чувства и эмоции в себе таким поступком. Альбинос старался абстрагироваться от происходящего, но это плохо получалось, все тело было в агонии, словно за его былые грехи пришло наказание. Выскользнув из тела гения, Каин нашел в тумбочке рядом с кроватью колечко, его всегда забавляло то, что у подростка были такие игрушки, после чего надел его на плоть Раммштайнера, чтобы он не смог кончить. Дернув альбиноса за ноги на себя, он заставил его лечь полностью, после чего снова вошел, не смотря на зажимающее кольцо мышц. Он не щадил гения, резко входя на всю длину члена, ударяя головкой каждый раз по чувствительной точке. В висках пульсировала лишь одна мысль: нельзя было останавливаться, но, ни что не вечно. Прижавшись к бедрам Габриэля, Каин кончил в юношу со звериным рыком. Он смотрел орехового цвета глазами на потерявшего сознание альбиноса. – Тсс… и что ты будешь делать…? – Белшмид лежал на гении, тяжело дыша и не желая пока приводить его в сознание, чтобы хотя бы какое-то время побыть с ним не сопротивляющемся.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #18 : 28 Ноября 2011, 12:52:17 »
Глава 18. Сломанная кукла

Леонард проснулся от немного писклявого голоса девушки, которая бегала по квартире, никак не решаясь, что же одеть ей. Шум от нее раздражал учителя, он хотел было швырнуть в нее подушку, но в итоге просто положил ее себе на голову. Эта была его невеста, красивая и довольно-таки умная Катарина. Откровенно говоря Нейтон ничего не испытывал к ней, просто так было нужно. Она подбежала к нему, одевшись, и поцеловала его в щеку, после чего учитель облегченно вздохнул и пошел завтракать. В последнее время он предпочитал завтракать в гордом одиночестве и не слушать ее стрекот. Крепкий черный кофе наконец-то стал выводить его из состояния полудрема. Сегодня он обещал другу встретиться в клубе, а до этого у него будет много времени, чтобы заняться работой.

Вечером Нейтон стал собираться в клуб: белая безрукавка на молнии, драные джинсы, множество разных браслетов и бусики на шее. Он собрал свои рыжие волосы, которые были такой же длины, как и раньше, в хвост. Учитель посмотрелся в зеркало и усмехнулся – он был не похож сам на себя сейчас. Бросив взгляд на часы, он скинул смску Каину, что выезжает уже и скоро будет в клубе, после чего вышел из дома и поехал в клуб.
Через час он уже сидел за столиком в клубе, попивая из стакана виски и ожидая друга. Тот немного опаздывал и Леонарда это немного злило: он не любил это, считая крайне не культурным не приходить вовремя на встречу. Учитель опустошил залпом стакан и огляделся. Подозвав к себе официантку. Он попросил ее повторить заказ, когда зашел Каин и сел к нему.

-Пунктуальности тебя не учили? Вызвонил меня неожиданно и сам еще опоздал. – Черноволосый парень плюхнулся на диван и зевнул, потирая устало глаза.
-Да так, дело одно заканчивал. – На губах Белшмида играла немного странная улыбка, которая ой как не нравилась рыжеволосому учителю.
-И что же это за дело? – Сухо спросил Нейтон, беря бутылку виски, принесенную официанткой, и наливая себе снова. Вкус крепкого алкоголя, обжигающего глотку… умм… прелесть просто.
-Да так, потом покажу. Как у тебя с твоей Катариной? Скоро женишься то? – Леонард подавился и посмотрел своими янтарными глазами на друга.
-Скоро. Через месяц. А тебе какое дело? Ты же отказался приходить, сказав, что не хочешь видеть, как я гублю с ней свою жизнь. – Холодный тон, взгляд отведенный в сторону. После последних событий пять лет назад их дружба дала трещину, да такую, что склеить ее было нынче очень сложно, да практически нереально. Они до сих пор общались, но теперь только на общие темы, да и виделись крайне редко. Эта была, если так можно выразиться, дань былой дружбе. Совсем разрывать контакты никто не хотел.
-Да вот все еще надеюсь, что одно упрямое чудовище одумается, но видимо зря я на это рассчитываю. – Нейтон оставил слова Каина без ответа. Они сидели и, молча, пили.

А потом было такси, такое же равнодушное ко всему. Сев в машину, Белшмид назвал до боли знакомый адрес, но не свой.

-Зачем туда ехать? – Леонард устало прикрыл глаза, это напряжение между ними выматывало его, как и общение с утра с невестой.
-Увидишь. – Уголки губ бывшего учителя фотоискусства были приподняты в улыбке. Это был грандиозный сюрприз для друга перед свадьбой. Подъехав к дому, темноволосый парень вышел и пошел к двери, открывая ее и проходя внутрь. Учитель биологии последовал за ним, но не спеша, явно не желая возвращаться в это проклятое место. Зайдя в комнату, он прислонился к косяку двери, ухмыляясь и смотря на… подойдя к Каину, Нейтон, не веря своим глазам, потер их. Он смотрел на альбиноса, лежащего на полу… длинные волосы прикрывали немного голое тело, которое было все в синяках и ссадинах, на его шее был ошейник с цепью, а цепь была прикована к изголовью кровати и закрыта на замок, видимо, чтобы Габриэль не сбежал. Бледные некогда губы были припухшими и в кровоподтеках от укусов постоянных. На шее блестел небольшой серебряный крестик.
-Нашел-таки его? – Холодно проговорил учитель, сдерживая все эмоции, которые при взгляде на это худое тело вспыхивали с новой силой.
-Он сам вернулся сюда. А я его лишь запер, чтобы снова не сбежал. Нехорошо, когда питомцы сбегают. Они могут пострадать на воле. – Белшмид прошел в комнату и взял нашатырь с ваткой, смочив ее, он присел на корточки и сунул ватку под нос бессознательной принцессы. Секунда, две, три… тихий стон боли, и гений зашевелился на полу, стараясь сесть. Каин резко дернул его наверх и потом повалил на кровать. – И давно ты тут в обмороке лежишь? Опять не ел? – Учитель биологии смотрел на потухший огонь в глазах альбиноса, на его поджатые губы и безразличный взгляд в одну точку. – Вот черт, опять молчит. Неделю назад он вернулся и я его здесь запер. И неделю я с ним так мучаюсь. – Фотограф тяжело вздохнул, проходя мимо друга. – Сейчас будем насильно кормить его. Поэтому мне и нужна была твоя помощь. Сам не справляюсь с ним, прыткий мальчик слишком. — Вернулся Каин через несколько минут с фруктовым пюре. – Ну теперь самое веселое. Держи его руки. – Альбинос сопротивлялся, но все же двое друзей кое как справились и смогли заставить хоть немного поесть гения.
-Ты так умереть хочешь? – Неожиданно спросил Нейтон.
-Я не вижу смысла жизни больше. – Пальцы сомкнулись на тонкой шее, перекрывая доступ кислорода альбиносу.
-Ты совсем охерел?! – Каин оттолкнул Леонарда от гения, смотря на него с, мягко выражаясь, удивлением. Он как-то не думал, что друг захочет сделать что-то такое.
-Он сам этого хочет. – Равнодушно проговорил учитель биологии, за что тут же ему черноволосый парень съездил кулаком по лицу. А потом еще один удар… завязалось подобие драки, два некогда лучших друга вымещали всю накопившуюся злость и обиду друг на друге, пока не свалились на пол. Леонард стер кровь из разбитой губы и кинул косой взгляд на все еще молчавшего альбиноса. – Что с ним?
-Да мне откуда знать? – Пожал плечами Белшмид, находя в кармане брюк пачку сигарет и закуривая. Они курили одну сигарету на двоих, обдумывая все произошедшее.
-Это ты его так избил? – Спустя минут десять спросил рыжеволосый, поднимаясь с пола и садясь рядом с Габриэлем. Он рассматривал лицо гения, тело, вспоминая то, что когда-то было. И тот день, когда он сдуру ляпнул, что любит этого хрупкого мальчишку, который всегда был похож на фарфоровую куклу – одно неаккуратное движение, действие и кукла уже сломана безвозвратно. Кукла… именно сейчас до Леонарда дошло, на кого альбинос был похож без былого огня в глазах, не сопротивляющийся, слишком тихий. Он смотрел в аметистовые глаза, понимая, что некогда прекрасная живая кукла теперь была сломана, сломлена. В ней не было больше той жизни, только пустая оболочка.
-Он пытался покончить с собой, и я не сдержался. – Каин сел рядом с другом, тяжело вздыхая. – Несколько дней назад наглотался таблеток. Промыв ему желудок, я избил его и посадил на цепь. Может я и перегнул палку, но… я не хочу, чтобы седовласка умер. – Пальцы фотографа скользнули по острым чертам лица гения, но тот никак не отреагировал на это. Снова тяжелый вздох. – И вот в таком состоянии он с того дня пребывает.
-Слушай, Каин, ты впервые к кому-то проявляешь такую заботу… ты случайно не влюбился в него? – Ехидно поинтересовался учитель, заправляя прядь волос за ухо, которая выбилась из хвоста, пока они дрались.
-Влюбился? Я? – Сначала Белшмид рассмеялся, это казалось глупым, абсурдным с одной стороны… но где-то глубоко внутри он понимал, что именно так оно и есть. Просто признавать пока этого он не хотел.
-А Люци что тебя отпускает к нему так спокойно? – Сейчас Нейтон рассматривал крестик на шее гения.
-Люци не знает. Он думает, что я на работу ухожу.
-И когда ты ему скажешь? – Каин пожал плечами, снова закуривая. – Крестик… насколько я помню, он никогда не носил крестик. Забавно. – Фотограф только сейчас заметил такую мелочь. – Может, расскажешь что-нибудь, Габриэль? – Он почувствовал ласковое прикосновение чужих губ к своим. – Нет? будешь дальше молчать? – Горячий шепот в губы альбиноса. Гений молчал, заставляя и Леонарда тяжело вздохнуть. Поднявшись, он подошел к шкафу и открыл его, решив достать что-нибудь из одежды, чтобы одеть Раммштайнера. Его взгляд сразу упал на черное одеяние. – Эй, Каин, это случайно не ряса? Откуда здесь такое? – Ореховые глаза с удивлением смотрели, то на друга, то на нерадивого бывшего ученика.
-Пять лет о нем никто не слышал… ты что, все это время в церкви был? – Ошарашено выдал свою логическую догадку после таких находок фотограф. Оба друзей смотрели на прикрывшего глаза альбиноса, который чуть зашевелился, чтобы натянуть одеяло на себя. – Вот черт… я трахнул священника… — Каин закрыл глаза рукой, истерически рассмеявшись. В миг рядом с ним оказался Леонард и встряхнул друга за плечи.
-Успокойся! Ты же не знал этого… как и другие видимо… тебя так подкосила смерть Алекса? Винишь себя? – Услышав этот вопрос, альбинос кажется даже забыл как дышать. Это было прямое попадание. – Вот дурак, а еще гением считался… эй, Габриэль, ты не был в этом виноват. Так получилось. – Нейтон сел рядом с ним на кровать, обнимая и перетаскивая к себе на колени. Он чувствовал, как вздрагивали от беззвучных рыданий плечи этого хрупкого юноши. Учитель гладил его по спине. – Тише-тише… не надо плакать… — Каин сел рядом, взяв несколько прядей волос Раммштайнера в ладонь.
-Прости, седовласка… — Он коснулся губами этих прядей, а потом выпустил их, смотря, как они красиво вернулись на место.

Через час они уложили альбиноса спать, сняв ошейник и улегшись рядом. Каин уткнулся носом в макушку юноши, а Леонард прижимал его к себе. Они и сами не заметили, как уснули, рядом с этим все еще ребенком. Так прошла ночь…

Утром Леонард уехал на работу, оставив альбиноса Каину. Заставить гения есть снова было все так же сложно, он все так же молчал. На руках он отнес его в ванную и уложил в горячую воду с пеной, пахнущей ванилью и корицей. Когда он собрался выйти, то почувствовал, что что-то его удерживает, а верней кто-то.

-Побудьте со мной. – Тихий без эмоциональный голос, словно мертвый. Он не смог отказать альбиносу. Раздевшись, фотограф залез в воду и тут же сжал в объятиях не сопротивляющегося Габриэля.
-Габриэль… знаешь… а ведь Лео прав… я ведь… ведь и впрямь влюбился в тебя все-таки, как бы не сопротивлялся этому… Это так глупо… — Зарывшись пальцами в пепельные волосы, Белшмид улыбнулся уголками губ. Столько времени прошло, чтобы наконец-то признать свои чувства… только вот оставалось одно НО: альбинос оставался все так же равнодушен к каким либо словам. Через час, помывшись вместе с гением, он вынес его из ванной и снова уложил на кровать, после чего сел за работу, взяв ноутбук свой. Звонки Люци он игнорировал, скинув смску лишь, что сегодня снова не придет из-за работы. Он посмотрел еще раз на кровать, где лежал ангел с оборванными крыльями в лучах дневного солнца, пробивающегося сквозь тучи.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~47.000 слов] School for Boys, PWP/drama/mystic/het/slash
« Ответ #19 : 28 Ноября 2011, 12:52:35 »
Глава 19. Новый соперник - Шу

Сегодня была очередь Леонарда приглядывать за альбиносом, чтобы он ничего с собой не сделал. На цепь его уже больше не сажали, надеясь, что все же, где-то глубоко внутри, осталась крупица здравомыслия у гения. Пока Габриэль спал, учитель прибирался в комнате. А вечером у него была назначена встреча с родителями невесты, на которой так настаивала Катарина. Если быть откровенным, он с ней стал встречаться только из-за секса: девушка была великолепной любовницей в постели. Он до сих пор сам не мог понять, как же умудрился сделать ей предложение: серьезно, этот факт не укладывался в его голове. Возможно, повлияли окружающие люди, которые постоянно твердили ему, что пора жениться. Вот он и сделал ей предложение. Лучшего оправдания своему поступку учитель не находил. Убравшись, Нейтон лег рядом с альбиносом и прижал его к себе, чувствуя внутри какое-то странное умиротворение с этим мальчишкой.
Через час где-то Габриэль проснулся и чуть завозился, пытаясь понять, кто лежит рядом с ним. Рыжие волосы, чуть смуглая кожа…

-Алекс? – Сонным удивленным голосом позвал он, протирая глаза. Нет, чего-то в этом парне не хватало… ах да, веснушек! Альбинос аккуратно вывернулся и полез в тумбочку. На удивление, там оказались фломастеры, среди которых – рыжий. Он стал аккуратно наносить на лицо парня аккуратные веснушки, пускай и ненастоящие. Сердце в груди болезненно сжималось у гения, когда он закончил. В нем что-то было от Алекса, особенно, когда парень спал. Он не мог здесь находиться больше. Высвободившись из объятий, он достал какие-то черные штаны и рубашку, которые сейчас ему были велики, он сильно похудел за эти дни. Он достал из стола фотографии и последний раз посмотрел на парня, а потом на Алекса на фотографии… они были совсем чуть-чуть похожи. Он выскочил на улицу, взяв зонтик, ибо на улице снова был проливной дождь. Он шел туда, где должен был быть… одежда быстро промокала, но он так и не открывал зонтика, просто идя вперед…

Вечером приехал Каин и сразу прошел в спальню. Он подошел к столу, на котором лежали какие-то фотографии. На них был Габриэль и Алекс… стоп, а где был альбинос сейчас?

-Лео, просыпайся! – Рявкнул Белшмид, смотря на спящего Леонарда. Подлетев к кровати, он стал будить друга. – Эй, проснись, твою ж! где Габриэль?! – Именно на этом вопросе Нейтон соизволил проснуться. Он удивленно посмотрел на Каина.
-Он спал… черт и я тоже уснул… — Учитель выматерился, когда друг сжал его подбородок и стал рассматривать лицо Лео.
-Веснушки… он нарисовал тебе веснушки… ты хоть понимаешь, что с ним произошло? Дерьмово… — Фотограф устало потер глаза.
-Он до сих пор думает о нем… черт. Где он может быть? Мысли есть? – Учитель накинул куртку и пошел к двери. – Надо найти его, а то он еще сделает с собой что-нибудь…
-Он смотрел явно фотографии, где они были вместе… у меня есть одна мысль, куда он ушел… — Черноволосый парень вышел из дома следом за Лео и сел в машину, дожидаясь, когда сядет друг. А потом машина сорвалась с места, и они поехали на кладбище.
Альбинос сидел на скамейке рядом с могилой Алекса, дрожа от холода. Вся одежда была мокрой и неприятно липла к худому телу, но гений все равно сидел и смотрел на что-то прикрытое зонтиком. Они увидели эту трясущуюся фигуру из далека и теперь бежали к ней.

-Габриэль, твою мать! Ты чем думаешь?! Ты же так простудишься! И какого хуя ты приперся именно сегодня сюда?! – Первым рядом с промокшим Габриэлем оказался Каин, он увидел, как альбинос что-то прижимал к груди. – Что ты там прячешь?! – Он злился на гения, на то, что тот не берег себя. Аметистовые глаза с тенью былого огонька посмотрели на фотографа, а на бледных губах была едва заметная улыбка. Лео тоже уже подбежал и теперь тяжело дышал, пытаясь прийти в себя. – Лео… он улыбается… — Тихо толкнул в бок друга Каин и они оба удивленно уставились на альбиноса.
-Можно, я его возьму с собой? – Тихим севшим голосом спросил Габриэль, показывая маленького рыжего котенка слегка промокшего, который и сидел под зонтиком Раммштайнера. Лео и Каин переглянулись и потом согласно кивнули. Фотограф взял зонтик и прикрыл им альбиноса, а Нейтон помог ему подняться. Рыжий котенок что-то мявкнул, дрожа от холода, поэтому гений вручил его Леонарду, чтобы хоть как-то согреть маленькое пушистое существо со шрамиком на груди. Они пошли вместе к машине, а потом отправились домой.

В машине альбинос уснул, когда хоть немного согрелся в объятиях Нейтона. Маленький котенок свернулся клубочком на коленках гения, решив, что это самое лучшее место, где можно поспать. Через полчаса они были дома, Каин вытащил Габриэля из машины и отнес в дом, следом за ним зашел Леонард с маленьким котенком на руках. Они раздели юношу и отнесли его в горячую ванную. Сонный Раммштайнер лежал в воде, смотря на забредшего туда котенка.

-Привет… как тебя зовут? – Тихо проговорил альбинос, смотря на рыжего котенка, который стал пытаться забраться к гению в ванную. Габриэль посадил котенка в раковину и стал перебирать его мягкую шерстку. – Шу… точно, тебя так теперь будут звать. – Радостно проговорил юноша, чмокая котенка в носик, отчего он тут же заурчал. Всю эту картину Нейтон наблюдал, стоя в дверях. Давно он не видел этой улыбки…
-Лео, а тебе разве не нужно было ехать на встречу с родителями невесты? – К нему подошел Каин, заглядывая в ванную.
-Черт, совсем забыл! – Нейтон выбежал из дома, оставляя Белшмида наедине с Габриэлем. Каин разделся и залез в ванную к альбиносу, решив тоже погреться. Шу выпрыгнул из раковины и улегся на оставленных вещах фотографа на полу.
-Так значит… учитель жениться? Скоро? – Тихо спросил гений, улыбаясь и смотря как-то отстраненно в одну точку и чихая.
-Да, через месяц. – Белшмид притянул к себе альбиноса, целуя его нежно в губы, прижимая хрупкое тело к себе. Сначала Габриэль попытался сопротивляться, но потом все же поддался и даже стал отвечать на поцелуй, обняв фотографа за шею. – Черт, да ты весь горишь… — Каин коснулся губами лба бывшего ученика и тяжело вздохнул, выходя из ванной и подхватывая гения на руки и относя его в спальню. Уложив худое тело на кровать, он укрыл его большим и теплым одеялом.
-Каин… лучший способ сбить жар – это согреть… а согреть проще всего чужим теплом… — Тихо проговорил гений, смотря чуть мутными глазами на фотографа. Тому два раза говорить не пришлось, он снова прильнул к бледным губам, обнимая его и прижимая к себе. Горячее тело Габриэля так прижималось к нему, что Белшмид просто не знал, что делать. Он хотел этого горе-священника, но боялся сделать ему снова больно, боялся, что эта улыбка больше не появиться на этом милом личике.
-Габриэль… я хочу тебя… позволь завладеть тобой хотя бы на эту ночь… а потом можешь ненавидеть… — Прошептал горячо на ушко фотограф гению, уложив его на спину и раздвинув стройные ножки, целуя бледную кожу на его тонкой шее. Раммштайнер ничего не ответил, лишь обняв Каина за шею. Фотограф приподнял бедра юноши и надавил головкой своей плоти на его анус, медленно, не причиняя лишней ненужной боли, проник в альбиноса. Он дал несколько минут гению привыкнуть к ощущениям, а потом стал медленно двигаться, прижимаясь к горящему телу любимого человека. Белшмид проникал каждый раз на всю длину своего члена, лаская стенки ануса юноши своей плотью, ударяя каждый по чувствительной точке альбиноса. Он покрывал поцелуями столь прекрасное лицо, прижимаясь к нему. Габриэль чуть царапался, оставляя еле заметные красноватые следы на спине фотографа, он выгибался, когда ощущения были особенно сильными, зажимая плоть Каина внутри. Альбиносу было тяжело дышать, а тело горело, он терял ту тонкую нить с реальностью, за которую он держался до этого. Поцелуи становились более страстными, движения более сильными, их тела соединялись в этом пламени… Белшмид тяжело дышал, двигаясь быстрее все, прижимаясь плотнее к бедрам Габриэля, проникая в него до основания члена. Пальцы судорожно ласкали плоть гения, заставляя его стонать в голос, выгибаться.
-Каин… мне жарко… — Жалобно простонал Раммштайнер. Черноволосый парень сжал плоть юноши у основания, а потом провел по всей длине, срывая с губ его очередной сладкий стон. Внизу живота уже все приятно сводила, и Каин уже был готов кончить, но он оттягивал этот момент, желая, чтобы они кончили вместе…
-Габриэль… я на пределе… — Они выгнулись навстречу друг другу, вскрикивая в один момент и кончая. Каин лежал на альбиносе и тяжело дышал, смотря в аметистовые глаза, в которых сейчас был чертовски привлекательный огонек. – Милый, я люблю тебя… — Прошептал в бледные губы он, прижимаясь к гению всем телом и выскальзывая из него. Через какое-то время юноша уснул в объятиях Каина, а тот наслаждался его близостью, перебирая шелковистые пряди волос.

Посреди ночи вернулся Нейтон и котенок встретил его голодным мявком, а когда учитель взял его на руки, то ко всему еще и укусил за нос. Что-то недовольно пробурчав, он налил котенку молока и зашел в спальню.

-Каин, тебе на работу пора. – Зевая, проговорил Леонард, заваливаясь на кровать.
-Ладно, иду… надо еще и домой к себе заехать. – Каин собрал быстро волосы в хвост и оделся, после чего уехал на фотосессию, а учитель притянул к себе это хрупкое тело, чувствуя тонкий аромат секса. Зарывшись носом в пепельные волосы, Нейтон вздохнул, пытаясь понять, что сейчас испытывает. Была ревность и немного обиды, но Габриэль им никогда и ничего не обещал, поэтому он не имел права возмущаться по сути. Но все же… нет, лучше было не думать об этом. Леонард улыбнулся уголками губ. Не стоило думать о плохом, сейчас он был рядом с ним и это самое главное.

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .