Одна дома и Фанфикшн

23 Октября 2017, 14:52:07
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Оригинальные произведения » Готовые оригинальные произведения. Тип: "Смешанные" (Модератор: Shoa) » [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash

АвторТема: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash  (Прочитано 3120 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Название: Вирт
Автор:
Jei Squalo Farfarello (Gabriel Rammshtayner) (http://ficbook.net/authors/Jei+Squalo+Farfarello)
Бета: Ждет очереди
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Габриэль (Фарфарелло), Джасунора, Михаэль, Анна, Манна, Гленн, Хозяин, Фантом, Эльза (Химера), Эль (Пешка), Аришта (Похоть), Рольф, Кукловод (Габриэль), Жоэль, Лампадник (Талал, Алан), Принц (Анри), Белиал, Люцифер, Ангел (Авель)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Экшн (action), Ангст, Даркфик, Фэнтези, Фемслэш (юри), Гет, POV, Психология, Слэш (яой)   
Предупреждения: Нецензурная лексика, BDSM, Ченслэш, Смерть персонажа, Групповой секс, Инцест, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов, Изнасилование, Твинцест, Секс с несовершеннолетними, Насилие   
Размер: Макси
Статус: закончен
Описание: Мир виртуальной реальности, где на кону - твоя жизнь. Неправильный шаг, неосторожное действие и ты проиграл. Люди, играющие за тех, кем не являются ради адреналина. Люди, которые реальность променяли на вирт.
Посвящение: Моим друзьям в этом мире: Джасуноре и Михаэлю. Вы вдохновляете на подвиги. Моему братику Гленну за то, что рядом в сложные минуты.
А еще тем, кто просто скрашивает порой одиночество общением - Ариште.
Публикация на других ресурсах: Только с моего позволения. Увижу, что кто-то разместит не спросив – убью.
Примечания автора: И снова мой бред. Читать такое - самоубийство, ей богу. Поэтому прежде, чем начать читать, подумайте, хотите ли вы убить свой мозг этим.
В шестой и седьмой главе в кавычках действие описывается со стороны Габриэля, то есть его POV.
В восьмой главе POV Джасуноры.
В одиннадцатой главе POV Джасуноры, Фарфарелло, Гленна.
В четырнадцатой главе POV Гленна.
В шестнадцатой главе POV Габриэля.
"Отступление. То, о чем лучше забыть" - POV Габриэля.
В двадцатой главе POV Джасуноры, POV Фарфарелло.
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение

Читать одним файлом

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Предисловие. Мир вирта

Вирт. Это место, где люди скрываются за разными масками. Вирт – это проклятие людей, которые позволяют себе его, играя с чужими судьбами. Вирт… это страшное место, люди теряют свои жизни и судьбы, становясь тем, кем не являются. Стоит остерегаться его, но все… все с таким удовольствием погружаются в этот виртуальный мир. Люди проводят в нем часы своей реальной жизни, множество часов… есть даже специально отведенные места для таких людей, в которых они могут уйти на долгое время в мир иллюзий. Вот только одно но: это верный путь к безумию. Но это никогда не останавливало людей.

«18:30. Встреча в заброшенном доме.»

Это сообщение пришло всем, участвующим в одном квесте. До назначенной встречи оставалось полчаса, стоило поспешить домой. Скинув сообщение друзьям, один из игроков быстро направился в специально оборудованную комнату, заказав ее у администратора на два дня. Предстоял первый уровень, самый легкий, поэтому времени много у него не должно было уйти. Усевшись в кресло, он пододвинул к себе клавиатуру и надел специальные очки, а потом вскоре к его шее подключили проводок и он погрузился в другую реальность…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 01. 18:30. Встреча в заброшенном доме

Он пришел к дому за пять минут до назначенной встречи, несколько людей уже были здесь. Парочка девчонок-лесбиянок, асексуал, нимфоманка и юноша, которого он в первый раз видел. Не спеша, он подошел к своим знакомым, приветствуя их и потом окидывая взглядом новенького.

-Кто это? – Равнодушно поинтересовавшись, он стал осматривать ворота перед домом, которые давно покрылись ржавчиной и неприятно скрипели. Романтика, черт возьми, вылазка в такое место. Он потирал шею, подключение к игре всегда оставляло неприятное ощущение. Сейчас он был одет в шаровары, подобие туники с длинными рукавами и не прикрывающей пресс парня, а лицо его скрывала маска. Вся его одежда была песочного цвета, с черными элементами.
-Новый. Чар, умеет… — Но он отмахнулся, больше интереса не было.
-Имя. – Обратился он к новенькому. Ах да, забыли сказать, этот парень в маске был ростом под метр восемьдесят, с пепельными волосами, заплетенными во множество косичек. А самое главное, у него была кожа, словно мраморная, такая же белая, словно она и не знала лучей солнца. У него были заостренные ушки, как у эльфов в играх, с множеством сережек. Необычная внешность для ассасина в этой игре, но ему нравился такой вид. В рукавах его кофты были спрятаны стилеты, которыми он ловко управлялся, убивая ненужных соперников. Для справки: убийство в мире вирта могло убить и в реальной жизни, поэтому зачастую сражения здесь были запрещены.
-Михаэль… — Тихо проговорил парнишка, смущенно потупив взгляд в землю, вызвав усмешку у ассасина.
-Я предводитель группы, для своих Бри, но при других называй меня Габриэль. Так здесь положено. — Мягкие сапожки на ногах не производили при движении лишнего шума, и когда Габриэль подкрадывался к жертве, то о своей смерти она узнавала лишь тогда, когда стилет проходил между ребер. Легкой поступью он подошел к воротам, готовясь открыть их. – Квест начнется через минуту, проверьте запасы.

Стоит ли говорить, что он был не просто убийцей здесь, но и существом, которых называли Blood Angels – они управляли кровью так, как только им вздумается. Пару раз он вскипятил людей изнутри ради забавы, проверяя свои способности так. Вообще здесь было несколько разновидностей существ:
Dark Mage – они управляли в основном людьми, подавляя их волю. Либо нежитью, которая встречалась на первых уровнях крайне редко. Еще они умели насылать болезни, и за это их больше всего ценили в этой игре.
Elemental God – это были стихийные маги, они управляли любой стихией так, как им угодно. Встретиться с таким один на один означало, обычно, верную смерть.
Rogues – лазутчики, которые доставали любую информацию любыми способами, порой даже запрещенными.
Inquisition – это те, кто следил за порядком игры, чтобы не нарушались правила уровней. За нарушение они могли отправить в карцер и тогда вас отключали от игры на несколько суток. Хотя чаще всего расправа происходила на месте: старые методы изгнания ведьм у них были в моде.
Magicians – простые чары, которые считались на игре самыми слабыми единицами. Они могли создать что-то, но их магия действовала не более двух минут.
Dark Lord – это были самые лучшие воины, которые для сражений призывали теней и саму Тьму. Вот с такими Габриэль обычно и работал, если удавалось отделаться от назначенной игрой ему команды. О других существах, возможно, расскажем позже.
Их команда называлась «Black Heart», игра им дала такое название за то, что лесбиянки были инквизиторами, асексуал – темным магом, а нимфоманка стихийником. И теперь им дали чара, что совсем не радовало капитана команды.

-Джасунора, идем! – Скомандовал Габриэль и толкнул ворота, когда стрелка часов встала ровно на 18:30. Они с нимфоманкой прошли на территорию дома первыми, остальные последовали за ними. – Разделяемся и ищем свиток с квестом. Связь через сообщения.

Стоит рассказать обо всех членах команды.
Джасунора – девушка-нимфоманка, по совместительству стихийник, управляющая воздухом. Густые короткие вьющиеся волосы. Шатенка. Ростом не больше метра семидесяти четырех сантиметров. Стройная фигура, третий размер груди. Свою фигуру она обычно скрывала за просторной одеждой. Всегда носит напульсники, скрывая шрам, который остался после неудавшейся попытки суицида. Слегка смуглая кожа, будто впитала в себя аромат кофе и шоколада. Большие глаза болотного цвета, с кошачьим зрачком, в обрамлении пушистых длинных ресниц. На солнце, цвет глаз становился желтым. Правильные черты лица, курносый носик и густая россыпь веснушек на носу и щеках. Губы обычно плотно сжимала. Проколоты уши. Золотые сережки – кольца с резьбой. И лично Габриэль знал, что на спине у нее татуировка: три японских иероглифа. Ей девятнадцать лет.
Темного мага звали Гленном, асексуалом он был по одной простой причине: перенасытился этим делом, и в итоге результатом стало слабое половое влечение к кому-либо. Они с Габриэлем были братьями, но тщательно скрывали это. Черные волосы едва доходили до подбородка, челка скрывала темные глаза, как и круги под ними. Обычно он одевался во все облегающее, не задумываясь о чувствах окружающих при виде такой стройной прелести в такой одежде. Невысокий, не больше ста семидесяти сантиметров. Он постоянно ходил с крестиком на шее, не смотря на то, что был темным магом. Ему всего лишь семнадцать лет.
Теперь об инквизиторшах… в общем страшные девушки. Мало того, что они были близняшками, обе белокурые девчонки лет эдак пятнадцати, с голубыми глазами и с первым размером груди. Эти девочки вечно одевались во все готическое, изображая видимо траур всегда из-за своей принадлежности. Девчонки всегда держались за руки и забавно поджимали обиженно губы, когда кто-нибудь что-нибудь говорил об их связи. Но еще одна особенность у них это то, что когда они играли вне команды, то Анна потеряла безымянный палец во время пыток. Сестра, недолго думая, отрубила себе тоже палец. Анна и Манна. У второй было странное имечко, но это не особо волновало кого-то в команде, все привыкли.
Михаэль… чар, ему девятнадцать. Парень высокий, худой, с бледной кожей. Длинные черные волосы струились ниже спины и доходили у него почти до колен. У него красивые большие голубые глаза, обрамленные рядами длинных пушистых ресниц. В нижней губе красовались два колечка пирсинга. Длинная челка зачастую полностью закрывала глаза и половину женственного лица юноши.
А теперь о капитане. Габриэль самый старший в команде, ему двадцать, он альбинос с пепельными волосами, вечно заплетенными девочками в косички, которые доходили до поясницы. Некоторые пряди у него были красными, словно кровь, которой он управлял. Его глаза были отдельной темой для разговоров: когда Габриэль впадал в состояние берсерка, они становились алыми, а так обычно были аметистовыми с золотыми ободками вокруг зрачка. На шее и груди у него были вырезаны заклинания, которые он крайне редко активировал. Они отнимали его жизнь, делая ее с каждым использованием короче. На спине у парня красовался черный дракон. В ушах одинаковое количество сережек-колец, в каждом по пять штук. В сосках тоже были колечки. Кто-то говорил, что это сделал его Хозяин лично, но этот Хозяин никогда не появлялся на игре и опровергнуть никто это не мог, а сам капитан не говорил на эту тему. А вообще он страдал раздвоением личности, и вторая личность проявлялась лишь тогда, когда он был берсерком. Тогда он называл себя Farfarello, что с итальянского означало мотылек, который мог мучить и насиловать женщин, насылать болезни, безумие и внушать дурные сны. Но это лишь второе имя, а не сущность, которую несло это имя. Ассасин легко управлялся с любым холодным оружием, поэтому он считался одним из лучших игроков такого рода. Кстати, он был одним из тех, кто убивал по-честному: сначала он присылал сообщение игроку, чтобы тот отключился и уже убивал образ. На этом игрок прекращал играть и больше не мог попасть в игру, увы. На этом закончим об игроках команды, пора вернуться к месту действия.

Тихо он прошел к главному входу и толкнул дверь, которая мерзко заскрипела, раздражая этим звуком. Джасунора следовала за ним, не отставая. Идти одному здесь куда-либо – верная смерть. Они шли по длинному коридору, прислушиваясь к каждому шороху. Квеста не было нигде.

-Габриэль, мне кажется или воздух здесь стал… более густым что ли? – В следующее мгновение взрыв и их откинуло друг от друга. Девушка потеряла сознание, а оглушенный капитан пытался понять, что произошло, пока кто-то не ударил его чем-то тяжелым по голове. Тогда тьма объяла его сознание, а тело куда-то потащили…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 02. Прошлое, настоящее, будущее

В голове стоял гул, он пытался разлепить глаза, но веки слепились от засохшей крови. Хорошо все-таки приложили по голове… или это от взрыва? Черт его знает. Габриэль попытался пошевелиться, но тщетно: руки и ноги были связаны и зафиксированы за спиной.

-О, очнулся-таки! – Насмешливый голос заставил его поморщиться, от этого голова стала болеть. – Где остальные члены твоей команды? Девку мы уже нашли. – Видимо они говорили о Джасуноре, потому что вскоре ассасин услышал именно ее стон, полный боли.
-Чертовы ублюдки… что вам нужно от нас?! – Точно, именно она. Альбинос усмехнулся, но тут же зашипел. Единственное, что радовало – маска осталась на месте.
-Джас, успокойся. А вообще, лучше молчи. – Девушка недовольно фыркнула, но подчинилась капитану, так было принято у них в команде: подчиняться беспрекословно.
-Раз хотите поиграть в молчанку, то нам придется немного попытать вас. Опускайте его! – Рявкнул говоривший. И как только Габриэль не заметил, что подвешен за связанные руки и ноги? Видимо из-за боли во всем теле. Вскоре ему стало нечем дышать, когда его погрузили в воду, он старался не дергаться, лишь пузырьки поднимались к верху. Кровь с глаз постепенно смывалась… бочка – одна из распространенных пыток, если хочешь что-то узнать, но альбинос предпочитал другую все-таки: всаживать тонкие иглы под ногти жертвам и в болевые точки, чтобы крики оглушали округу. Когда количество воды, поступившей все-таки в легкие, превышает допустимое значение для того, чтобы захлебнуться, у него начинает все плыть перед глазами, его подняли из воды, позволяя откашляться, но ровно на несколько секунд, чтобы потом снова опустить.
-Придурки, он же захлебнется! – Закричала девушка, дергаясь, но ее крепко держали двое парней, не давая приблизиться к капитану. Тело нещадно болело от этих «купаний» и подвешенной выгнутой позиции: оставалось только молиться, что приток крови к голове не убьет его быстрее, чем он захлебнется.
-Вытащите. – Габриэля подняли из воды, и он снова закашлял. Противное чувство. – Ну, что, может, поговорим теперь? – Сквозь пелену, которая заволакивала медленно сознание, он узнал голос. Хозяин…

Он пришел в себя в какой-то камере темницы, рядом сидела Джасунора, обнимая свои коленки. Стоило капитану пошевелиться, как она со всей силы ударила его ногой под ребра.

-Ты скотина! Ты… ты напугал меня, когда прекратил практически дышать! – Он лишь рассмеялся под маской, морщась от боли. Руки были до сих пор связаны.
-Джас, не нервничай ты так. Я же жив… вроде… — Габриэль прикрыл глаза, стараясь почувствовать, насколько сильно повреждено его тело, но попытки были тщетными: банальная поверхностная боль мешала это определить.
-Бри… скажи, что им от нас нужно? – Если бы только он знал…
-Не спрашивай, Джас. Остается надеяться, что других не поймали, и они вытащат нас отсюда. – Девушка посмотрела на парня, а потом тяжело вздохнула.
-Надеюсь…

Им недолго дали передохнуть, теперь увели Джасунору, что очень не нравилось альбиносу. Нет, он не сомневался, что она ничего не скажет, просто не хотел, чтобы ей делали больно, все-таки они были близки. Хотя… оставался один выход.

-Позовите главного! – Заорал во всю глотку Габриэль, не смотря на саднящее ощущение. Его услышали… и он пришел. Альбинос с ненавистью смотрел на красноволосого парня с безумными желтыми и кошачьими глазами, которые видели самые потайные желания души. Его еще называли исполнителем желаний: за плату он мог исполнить самое сокровенное, что только жаждал человек.
-Давно не виделись, Габриэль. Почему ты стал прятаться от меня? Или ты боишься меня? Да… ты боишься, что я снова завладею твоим телом и разумом, и ты забудешь обо всем на свете. – Это единственный, кто позволял себе прикасаться к его маске и снимать ее… Хозяин кинул маску на пол и посмотрел на клеймо на щеке ассасина. – Оно тебе идет. Ты как собака. Снова у моих ног. – Он поставил капитана на колени и коснулся кончиками пальцев его клейма, немного надавливая, отчего из него просочилась кровь. – О да… оно никогда не заживет, и будет служить тебе напоминанием. – Он лишь мотнул головой, зашипев. – Больно? Да, тебе больно, когда я его касаюсь, обжигает огнем, правда? Ну, что ж, я здесь не для этого. Мне нужно то, что вы своровали у нашей команды. – Если честно, то Габриэль не понимал о чем речь, они ничего не успели найти в доме. – У кого глаз дракона? Он мне нужен, чтобы перейти на следующий уровень… такие регалии обычно хранятся ведь у капитанов. – Черт и кто же нашел его и не сообщил? Одно подозрение закралось в светлую голову, но ассасин постарался откинуть эти мысли куда подальше. Нельзя было даже думать в присутствии Хозяина… — Не сопротивляйся, я все равно вижу твою душу. – Глаза в глаза… это было ошибкой.

Перед глазами пролетало прошлое, останавливаясь на некоторых картинах. Зимнее утро, на улице падал снег, а капитан гладил ее по плечу, она плакала… совсем недавно из-за игры ее бросил парень, сказав, что это невыносимо жить с зависимой девушкой. Джасунора всегда была очень эмоциональной и разрывы переживала слишком плохо: резала себе руки, если капитана не оказывалось рядом. Они были всегда просто друзьями, которые просто периодически занимались сексом. Его пальцы скользили по изгибам ее тела, словно изучая вновь.

-Джас, не думай о нем, ему не понять нас… — Девушка повернулась к альбиносу, на ней было белое кружевное белье, которое так красиво смотрелось на смуглой стихийнице. – Он не понимает даже, насколько ты прекрасна, милая. – А потом поцелуй, долгий, сладкий: он совсем недавно ел шоколад и это чувствовалось. Ей это нужно было, и вот она уже сидела на альбиносе, который хитро улыбался, поглаживая ее по талии, а потом расстегивая бюстгальтер. Третий размер груди при ее фигуре смотрелся эффектно и красиво. Ненужная вещь упала на пол, и он притянул ее за шею к себе, сжимая порой в пальцах ее соски по очереди, любуясь откровенной реакцией. Джасунора была прекрасна в такие моменты. Капитан всегда считал, что именно таким девушкам принадлежит мир. А потом снова поцелуй и смена картинки перед глазами…

Гленн сидел на подоконнике и обнимал свои коленки, уткнувшись в них носом, его черные волосы скрывали его темные глаза. Альбинос сидел рядом и курил, бездумно смотря в одну точку. Они оба молчали, да и слов братьям не нужно было.

-Мы больше не можем спать вместе, Бри. – Все-таки нарушил тишину юноша. – Я ревную тебя к другим… я ревную тебя к ней, черт возьми! Ты постоянно с этой Джасунорой, а мне не уделяешь внимания, хотя и так знаешь, как мне сложно было перешагнуть эту черту! Бесчувственный придурок! – Тогда брат впервые не сдержался и вмазал капитану пощечину, а потом вскочил и убежал. Он больше не хотел продолжения этих отношений, которые ни к чему не вели. А альбинос лишь держался за щеку, ухмыляясь и докуривая. Брат взрослел.

Третья картина. Близняшки. Девочки сидели на качелях, смотря с ненавистью на капитана. Он всегда мешал им развлекаться на полную.

-Бри, ты зануда. – В один голос сказали Анна и Манна. К таким обвинениям с их стороны он привык уже, это было чем-то вроде традиции: он запрещал им трупы распарывать и вытаскивать органы на продажу, запрещал применять казнь третьего уровня без включенной функции благородного убийства. Для них эта была всего лишь игра. Именно поэтому он не допускал их в серьезные квесты, где девчонки могли перегнуть и устроить кровавую баню. Первой встала и подошла к нему Анна, забирая из рук ассасина плюшевого кролика и только потом Манна, забирая свою игрушку. – На сегодня ты прощен, и мы не убьем тебя за нарушения правил. – Сказали они хором.
-Не забывайтесь, сейчас мы не в игре.
-Именно поэтому ты прощен.

Еще одно изображение, размытое совсем… Габриэль… на краю пропасти? Он стоял, раскинув руки в стороны, спиной к обрыву и безумно улыбался. Шаг… два…

-Нет! – Закричал капитан, а потом его челюсть сжали сильные пальцы.
-Это будет твоей судьбой. Не забывай, что ты продался мне. Всю нужную информацию я получил, au revoir*. – И Хозяин растворился посредине камеры, разрубив его путы, оставляя альбиноса одного, ловящего жадно воздух, которого сейчас не хватало в легких. Он ненавидел Хозяина за эту способность заглядывать в душу. Нашарив маску, он одел ее обратно, скрывая кровоточащее клеймо. Преодолев боль и шатаясь, он пошел вдоль стены к лестнице, которая вела на поверхность. Ноги не слушались капитана, он то и дело спотыкался.
-Черт, Джас, надеюсь с тобой все в порядке… — Прошептал он, выходя наружу и замирая: вся команда стояла около входа у ворот, никто не мог зайти внутрь.
-Бри! – Кто-то заметил его и еще раз ударил по железным воротам, которые не поддавались. Он улыбнулся, но этого никто не видел на свое счастье. Он был рад видеть своих ребят. – Мы не нашли квест, прости. – Он замер и осмотрелся, словно что-то почувствовав, а потом, сделав несколько пассов руками, он заставил выйти кровь из всех живых существ, находившихся в заброшенном доме, сканируя его. Третий этаж, свиток был там.
-Джас, подбрось меня до третьего этажа. – Скомандовал он, и в следующую секунду волна воздуха ударила ему под ноги, подкидывая до нужной высоты. Он схватился за выступ, а потом ловко запрыгнул в окно, приземляясь тихо, словно кот. Подойдя к столу, он открыл его и вытащил свиток.

«Ваш квест: найти команду белых драконов и отнять у них регалию смерти. Она даст вам проход на следующий уровень. Удачи.»

Свиток сгорел, капитан же тяжело вздохнул. Видимо им еще не один день придется проторчать на этом уровне. Выпрыгнув в окно, он мягко приземлился, поддерживаемый девушкой.

-Наша цель – регалия смерти. Она у белых драконов. Отключаемся все от игры. Начнем играть по квесту через три дня, всем отдыхать и набираться сил. – Первыми отключились близняшки, их персонажи ушли, потом Гленн и Михаэль… Последней стояла Джасунора, протягивая руку к нему через решетку. Он подошел к девушке и взял ее руку, целуя тыльную сторону ладони.
-Ты остался в клетке, Габриэль. Я не могу тебя вытащить из этого места. – Капитан улыбнулся.
-Не беспокойся, я выберусь. Иди, увидимся в реальности. – Силуэт подруги растворился, а ассасин сел на землю, осматривая весь дом. – Значит, ты меня запер здесь… но ничего, мы еще поквитаемся, Хозяин. – Его губы искажала усмешка, маска лежала теперь на коленках. Он найдет выход…
«До выхода из игры остался день, иначе вы можете остаться на ней вечно» — оповестила игра. Вот ведь… у него осталось мало времени. Поднявшись, он пошел снова в дом, который обволакивала тьма. День обещал быть веселым.

_____________________________________________________________________________
* Au revoir – Прощай (французский).

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 03. Правая рука Хозяина

Он тяжело дышал, пробираясь по узким коридорам, цепляясь за стенки. Он уже бродил несколько часов по заброшенному дому, пытаясь найти выход из игры. У Габриэля уже кружилась голова, кровь стучала в висках, заставляя его от злости шипеть. Ассасин не собирался здесь подыхать, хрена вам! Управляемая им ворона через кровь летела впереди и каркала, указывая парню дорогу. Но в какой-то момент он споткнулся и распростерся на полу, теряя контроль над птицей, которая тут же упорхнула в окно. Альбинос с трудом заставил себя сесть и сплюнул кровь: маску он так и не стал одевать, оставив ее болтаться на шее. Позади послышались тихие шаги, и сильные руки поставили его на ноги. Капитан обернулся, но никого не увидел... это заставило его напрячься: он думал, что один остался здесь. Вдруг его обняли сзади, практически прозрачные руки скользнули вверх, касаясь маски на шее, а потом сорвали, но повернувшись, альбинос снова никого не увидел. Эти прятки надоедали уже ему, и стоило сделать шаг, как сзади послышались шаги. Резкий разворот и он столкнулся взглядом с кем-то, чье тело было практически прозрачным, в легкой длиной тунике. Белые волосы, белесые глаза, белая кожа и его маска на лице...

-Фантом! — Это был легендарный игрок, который редко где проявлял себя, считая это лишним. Но и еще Габриэль знал то, что Фантом был членом команды Хозяина, его правой рукой... альбинос прищурил глаза, смотря на игрока, который протягивал руки к нему. — Не смей прикасаться ко мне! — Дернулся капитан и Фантом растворился, но уже через мгновение оказался за спиной, обнимая ассасина снова, касаясь кончиками пальцев его клейма и тихо вздыхая.
-Как он изуродовал твое лицо, как печально... — Голос был тихим и мягким, словно струящимся, даже ласковым, хотя слова были не самыми приятными.
-Отпусти! — Зарычал Габриэль и Фантом рассмеялся, возвращая капитану маску на шею, после чего его ладони скользнули по талии альбиноса, а потом и ниже, к паху. Ассасин дернулся, но еще пара рук схватила его руки, лишая возможности нанести удар.
-Не сопротивляйся. — Прошептал он на острое ушко Габриэля, проводя потом кончиком язычка по сережкам. Первая пара рук расправлялась с поясом на шароварах альбиноса и вот уже через минуту мягкая ткань штанов скользнула вниз по стройным ногам. — Хозяин... он просил передать, чтобы ты пришел завтра в бордель «Dark Night»...
-Если я не выйду из игры, то уже никуда не попаду! — Рявкнул капитан, но через мгновение удивленно заморгал, увидев перед собой Фантома, хотя сзади его продолжали держать. "Разделился?!" пронеслась бешеная мысль в голове Габриэля. Его губы накрыли мягкие губы Фантома, целуя, стягивая с бедер альбиноса нижнее белье, а потом, касаясь ледяными руками его плоти, заставив капитана вздрогнуть от неожиданности. Это было странное ощущение, когда холодные практически прозрачные пальцы стали поглаживать анус Габриэля, а другие плоть, но еще одно мгновение и холод обжег нутро капитана, заставив зашипеть от этого. Нельзя было сказать, что ему было приятно, но и отрицать, что противно тоже. Странное ощущение все же...
-Не бойся, выйдешь ты из игры, дай только развлечься с тобой и я отпущу тебя... — Уже через несколько минут альбиноса поставили на колени, надавили пальцами на челюсть, заставив открыть рот. Чужая плоть оказалась внутри него, отчего капитан судорожно выдохнул от легкой боли, но ему не дали издать не единого звука: плоть второго Фантома оказалась у него во рту. Двое, как близнецы... только у заднего Фантома было сейчас четыре руки, две которых держали его руки, а другие две ласкали плоть и мошонку. Альбинос тихо рычал, не смотря на то, что рот был занят. — Ну, что ты, не сопротивляйся, тебе понравится... удовольствие со всех сторон. Или тебя Хозяин не приучил к этому? Как нехорошо, ну ничего, я научу тебя этому. — Рука легла на затылок капитана, заставляя взять член полностью в рот, в то время как Фантом сзади с силой протолкнул свою плоть до основания. Габриэль как никогда ненавидел Хозяина со всей его командой, о которой никто не знал. Холод окутывал его тело, чужие пальцы массировали головку плоти ассасина, сжимали мошонку. Фантом издевался над ним, сжимая плоть у основания и в этот момент, резко проникая в альбиноса, который не мог применить свои силы из-за того, что его руки крепко держали, переплетя пальцы, чтобы он не мог сделать никакие па для заклинаний. Фантом довольно постанывал своим тихим струящимся голосочком, двигаясь быстрее, проталкивая плоть каждый раз глубоко, упираясь головкой в глотку Габриэля. Он задыхался от ощущений, которые окутывали и пронизывали все тело. Фантом довольствовался тем, что чувствовал, ему нравилось ощущать горячее нутро и глотку альбиноса, что разительно отличалось от его собственной температуры. Именно поэтому оргазм не заставил себя долго ждать, и вскоре семя оказалось во рту капитана и в его нутре. — Глотай. — Приказным тоном проговорил Фантом, поднимая лицо альбиноса за подбородок и смотря в аметистовые глаза, полные злости. Чужая сперма медленно вытекала из него, оставляя следы на бедрах. Чужие руки продолжали ласкать его плоть, доводя Габриэля до пика. Фантом с интересом смотрел на собственные пальцы, а потом рассмеялся, на удивление звонко, так, что уши закладывало. Ассасин обессилено упал на пол, а Фантом растворился, сказав напоследок, что выход из игры находится на крыше дома. Габриэль не хотел подниматься, открывать глаза, слишком было противно.
-Чертов Хозяин... чертов ублюдок... — Шипел он, вытирая ладонью губы, сжимая и разжимая кулаки. Но все же капитан заставил себя встать, надеть обратно трусы и шаровары. Нужно было идти наверх...

Оказавшись на крыше, альбинос озирался по сторонам, ища выход. Неужели он пошутил, и выхода здесь не было?! Габриэль не хотел в это верить, сердце бешено билось в груди, заставляя его оседать с тихим стоном. Он не верил, что Фантом соврал... и тут, как назло, он вспомнил видение, показанное Хозяином.

-Вот сука, если ты мне такой выход подготовил, то при встрече я прибью тебя... — Шипя, проговорил капитан, заставляя себя встать и подойти к краю крыши. Он повернулся спиной и прикрыл глаза, делая глубокий вдох и делая шаг назад, падая вниз...

Полет со стула был не самым приятным. Габриэль поморщился и снял очки с глаз, а потом резко выдернул проводок из шеи, матерясь. Оставив деньги на столе, альбинос взял свою сумку и пошел к выходу из помещения, думая о том, что придушит Фантома, из-за которого у него были теперь перепачканы штаны. Капитан редко выходил в игру из этого места, но, увы, дома у него полетела система жизнеобеспечения и подключение к игре, из-за чего пришлось идти сюда. Благо настройщика он уже вызвал и завтра ему должны были починить все. Достав пачку сигарет, альбинос закурил, и ментоловый вкус обдал легкие, немного напоминая прикосновения Фантома, отчего парень передернул плечами. А на щеке снова жгло оставленное клеймо, которое не было видно в реальной жизни, зато проявлялось в вирте. Он тряхнул головой, отгоняя все посторонние мысли и направляясь домой. Хотелось попасть в душ, а потом улечься спать и желательно на три дня до начала нового квеста... но один вопрос не давал ему покоя: у кого был глаз дракона, та регалия, из-за которой Хозяин решил лично с ним повидаться на игре.

Теплая вода смывала усталость и боль, капитан блаженно прикрыл глаза от удовольствия, упершись ладонями в стенку. Сейчас все не имело значение, лишь вода, которая ласкала тело. Закрутив краны, альбинос вышел из душа, взяв мягкое махровое полотенце, вытираясь им. Выйдя в комнату нагим, он кинул полотенце на диван и стал растирать шею, идя в спальню. Ему безумно хотелось спать... упав на кровать, капитан практически сразу провалился в сон.

Рано утром его разбудил звонок в дверь, отчего альбинос недовольно забурчал, но все же поднялся с кровати, закутываясь в плед и идя к двери. Открыв ее, он увидел мастера, который что-то пролепетал и пошел в сторону указанной комнаты. Габриэль зевнул и пошел варить себе кофе, посмотрев на время. Девять утра... ну почему после игры обязательно кто-нибудь будил его так рано?! Через минут пять запах крепкого кофе окутал кухню, альбинос расположился с газетой за столом, решив почитать новости, но уже через две минуты закрыл ее и отложил, поняв, что голова его напрочь отказывается работать. Габриэль бросил ленивый взгляд на телефон, думая, стоит ли включать его. Если честно, этого делать не хотелось, потому что тут же бы стала названивать Джасунора, которая точно не спала всю ночь, беспокоясь о том, смог ли он выйти из игры. Но все же он не был садистом и включил телефон. Минута, две... телефон зазвонил. Как предсказуемо.

-Привет и не надо так кричать в трубку, со мной все в порядке... — Он выслушал тираду девушки о том, какой он козел и как напугал ее. Габриэль тяжело вздохнул. — Милая, дай мне отдохнуть, я абсолютно не выспался и у меня болит голова, да и не только голова... — Он усмехнулся, когда Джасунора послала его и бросила трубку. Альбинос улыбнулся и положил телефон на место, допивая свое кофе. На кухню вошел мастер и улыбнулся, смотря на растирающего глаза капитана.
-Думаю, мне придется целый день потратить на восстановление системы. Надеюсь, это возможно? — Альбинос кивнул и посмотрел на парня, который надвинул кепку на глаза, словно скрывая их, но сейчас это мало волновало хозяина квартиры.
-Да, только мне надо будет уйти вечером. Надеюсь, для вас это не будет проблемой дождаться меня, если раньше закончите работу? — Габриэль поднялся из-за стола и помыл кружку, после чего пошел в сторону ванной, решив охладиться немного.
-Без проблем. — Увы, но альбинос не видел уже этой странной улыбки.

После душа, Габриэль собрался и уехал по работе в редакцию, где работал журналистом. Он был довольно-таки известным, но слава никогда не интересовала его. Сдав очередную статью о каком-то маньяке-убийце, у которого он брал интервью в тюрьме, альбинос глянул на время и вздохнул: пора уже было ехать на встречу с Хозяином. Закинув в сумку пачку сигарет и телефон, парень вышел из редакции и, поймав машину и назвав адрес, отправился в бордель «Dark Night». Вскоре он был на месте и прошел в комнату, заказанную его Хозяином на имя Габриэля: если честно, капитан не знал имени Хозяина, тот никогда не раскрывал его, оставаясь анонимным. Скинув сумку на пол, альбинос расположился на кровати и прикрыл глаза, ожидая, но в итоге умудрился, в прочем как и всегда, уснуть. Слишком он устал за время, проведенное в игре. Его разбудил поцелуй... а если быть точнее смех, который последовал за этим поцелуем.

-Спящая красавица проснулась, как мило. — Смеялся Хозяин. Свет в комнате уже был погашен, поэтому возможности разглядеть наглеца в реальности не было снова. Габриэль не знал, совпадает ли внешность Хозяина в вирте и здесь, в реальности. — Ну, что, нашел регалию или и дальше будешь утверждать, что не знаешь, где она?
-Естественно не знаю. — Равнодушно ответил капитан, чувствуя, как его шею начинают сдавливать чужие пальцы. Он прищурил глаза в темноте и увидел безумный блеск чужих желтых глаз.
-Какой ты не хороший, капитан, все еще врешь мне... — Рассмеялся Хозяин, облизываясь после поцелуя-укуса, которым он одарил альбиноса, на что тот ответил тем же.
-Пошел ты... — Фыркнул Габриэль прежде, чем попытался встать: он и не заметил, когда Хозяин защелкнул на его запястьях наручники, пристегнув их за изголовьем кровати. Слишком увлекся поцелуем.
-Я-то уйду, капитанчик, а ты останешься здесь... вот только не могу гарантировать сохранность твоего зада. — Эти слова стали решающими.
-Эй, не смей! Найду я эту долбанную регалию и отдам тебе! Отпусти только! — Парень рассмеялся и уселся на бедрах альбиноса, скользя кончиками пальцев по его груди.
-Да... ты не меняешься, Габриэль. Ни в игре, ни в реальности, а жаль, очень жаль. — Хозяин усмехнулся и достал мобильный, когда заиграла мелодия. — Да, слушаю. Хм, все готово? Замечательно, тогда скоро буду, лишь накажу одного своего раба. — Он сбросил вызов и наклонился к лицу капитана, шепча прямо в его губы. — У тебя два дня, чтобы достать для меня регалию, ищи, где хочешь. — Усмешка и через минуту Хозяина уже не было в комнате, он все-таки оставил альбиноса скованным.
-Каков ублюдок... — Фыркнул капитан, прикрыв глаза и решив отдохнуть, раз уж все равно угораздило оказаться в такой дурацкой ситуации. Ох уж эти шуточки Хозяина...

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 04. Враг ближе, чем ты думал

Он просыпается лишь тогда, когда слышит до боли знакомый смех в комнате.

-Ахаха, Габриэль, черт побери, тебя опять оставили в наручниках?! – Альбинос лениво разлепил глаза и посмотрел на девушку, которая была в одних кружевных трусиках красного цвета и чулках в сеточку, к тому же она была очень вульгарно накрашена: красная помада, накладные ресницы и красные ногти. Жуть.
-Отстань, ведьма. – Спокойно ответил капитан, отчего девушка насупилась и скрестила руки на груди. – И прикрой грудь, а то еще возбужусь от такого зрелища. – Тут видимо подружка решила поиздеваться: она наклонилась к нему со своим третьим размером, отчего ее грудь оказалась перед самым его носом.
-Ну, что, нравится, милый? – Парень закатил глаза.
-Отстегни меня, ведьма! – Габриэль стал дергать руками, стараясь словно сломать наручники. Девушка рассмеялась. И вот угораздило же его в свое время познакомиться с этой проституткой, которая теперь каждый раз после встреч его с Хозяином приходила и издевалась над ним. Иногда ему очень хотелось придушить ее, но все-таки они были друзьями и он сдерживался от столь сомнительных позывов. Капитан облегченно вздохнул, когда проститутка все же освободила его от наручников. Он обнял ее и нагло стал тискать грудь. – Зараза, еще и издевалась! – Она рассмеялась и стала сопротивляться, но очень скоро сдалась.
-Так, твоя оплата комнаты закончилась. Я освобожусь через час. Может, дождешься меня, и вместе сходим выпить? – Он лишь согласно кивнул. Приводя потом себя в порядок и выпустив перед этим девушку. Длинноногая, с рыжими вьющимися волосами, которые были чуть ниже плеч. Стройная, ей двадцать пять. Такие были в его вкусе, но все же они умудрялись оставаться только друзьями. Ее звали Эльза.
-Окей, Эльза. Сходим. Я подожду тебя в холле. – Парень потрепал девушку по волосам под ее возмущенные вопли, после чего быстро выбежал из комнаты от полетевшего в него светильника. Как мило…

Уже через час они сидели в баре, спокойно попивая темное пиво. Напиваться ни у того, ни у другого желания не было. Девушка с интересом слушала рассказ друга об игре и том, что там происходит, когда Габриэль рассказал о Фантоме и том, что он с ним сделал, то у Эльзы случилась истерика.

-Тебя поимел призрак? Ахаха… жесть! Как ты вообще такое допустил, о великий Габриэль?! – Девушка сидела и толкала капитана локтем в бок, отчего у альбиноса начинался просто нервный тик.
-Да пошла ты… — Недовольно проговорил ассасин, опустошая бутылку и заказывая новую. Нет, с двух бутылок он не напьется, все будет нормально…

Вот кто просил ее после двух бутылок виски заказывать абсент?! Он проснулся посреди ночи с головной болью и ощущением того, что лежит абсолютно голый и рядом с ним тело. Так… что еще за тело? Габриэль приподнял одеяло и с интересом посмотрел на спящего юношу, с рыжими вьющимися волосами. Он несколько секунд удивленно смотрит на это недоразумение и сначала думает, что это Эльза… «Тогда почему у меня болит зад?!» Он снова заглянул под одеяло, оценивая тело. Однозначно, оно было очень похоже на его подружку-проститутку, но только это был парень. Альбинос попытался вспомнить, что было, но это вызвало лишь головную боль, от которой Габриэль тихо застонал. Рухнув обратно на кровать, он натянул одеяло на голову, пытаясь не думать о том, что могло быть между ними.
Утро… утро не обещала ничего хорошего. Хотя нет, открыв глаза, альбинос понял, что лежит один в кровати, чему был несказанно рад, вот только радость эта длилась не долго.

-Что, алкоголик, таблетку аспирина и водичку принести? – Он посмотрел на нее и фыркнул.
-Уйди, ведьма. У меня уже галлюцинации были ночью, что ты мужик. – Эльза залилась смехом, запахиваясь в свой шелковый халатик.
-Ну, ты, блин, даешь. Что, правда, ничего не помнишь? – Прищурив свои зеленые глаза, спросила она. Он отрицательно покачал головой.
-Эй, ведьма, давай потом со всеми расспросами. Я пить хочу. – В следующее мгновение Габриэль стал активно тереть глаза, думая, что у него двоится в глазах.
-С добрым утром. – Проговорил бархатным голосочком тот самый парень, подходя к растерянному альбиносу и целуя его в губы, потом вручая в руки горячий чай с молоком.
-Эльза, меня что, до сих пор не отпустило? – Журналист поморгал растеряно и пригляделся к глазам парня: единственное отличие от Эльзы это то, что у него были голубые глаза.
-Алкоголик, это мой младший брат. Восемнадцать лет. Ладно, голубки, не буду вам мешать. – Девушка послала ассасину воздушный поцелуй, а парень сел рядом с ним.
-Так… стоп… меня трахнул восемнадцатилетний парень? – С тихим ужасом дошло до альбиноса, его глаза расширились от этого.
-Как грубо, а вчера ты был таким нежным, так сладко просил меня не останавливаться… — Промурлыкал парень. – Кстати, раз ты ничего не помнишь, то, вероятно, имени моего ты тоже не помнишь. Я Эль. – Капитан сделал пару глотков горячего чая, блаженно прикрывая глаза. Значит, он все-таки не глюк словил и переспал с младшим братом подруги. Замечательно. Вот только одно не оставляло его в покое: почему он был в пассиве?!
-Послушай, Эль, я реально вчера был пьян, так что прости за произошедшее. – Габриэль допил чай и оставил чашку, собираясь как раз подняться и уйти, когда ладонь Эля уперлась ему в грудь, опрокидывая обратно.
-За что ты извиняешься? За то, что я тебя трахнул? – Рыжеволосый мурлыкнул и уселся на бедра альбиноса. – Фарфарелло… ты такой потрясающий. – Вот именно в эту секунду ассасин как никогда хотел придушить этого Фарфарелло, жаль только, что они одно целое. «Ну, хоть понятно стало, почему ничего не помню. Чертов Фарф. Опять устроил, не пойми что».
-Ну, наверное, за то, что ты спал не со мной. – Габриэль скинул парнишку с себя и стал поспешно одеваться. Он только сейчас вспомнил о том человеке, который должен был заняться починкой компьютера для вирта. – Черт, Эльзе передай, что я загляну через недельку к ней в бордель. Бай. – Прежде, чем мальчишка успел что-либо сказать, альбинос выбежал из комнаты, а потом и вовсе из квартиры.
-Тс, какой нервный парень. – Эль достал мобильный и набрал номер. – Фантом? Он уже идет домой, закругляйся. – На другом конце послышался смех, а потом Фантом заговорил.
-Молодец, Пешка, хорошо работаешь. Передай Химере, что Хозяин сегодня ждет ее. – Эль что-то недовольно фыркнул и сбросил вызов. А ведь ему и впрямь понравилось с капитаном…

Габриэль влетел в свою квартиру, тяжело дыша. Мало того, что его мутило, так еще он простоял несколько часов в пробке. Его встретил все тот же парень, который тут же улыбнулся альбиносу.

-Я все починил, квитанцию оплатите потом. – Капитан кивнул и достал деньги, вручая их парню.
-Это за причиненное вам неудобство моим отсутствием. – Парень взял деньги и убрал их сразу в карман.
-Хорошей вам игры. – Он ушел, оставив наконец-то альбиноса одного. Он облегченно вздохнул и поплелся в свою комнату, после чего рухнул на кровать и зарылся в одеяло, скинув обувь. Голова, сволочь, продолжала трещать. Двигаться не было абсолютно никакого желания, поэтому капитан решил себе позволить отдохнуть. Благо работы сегодня не было, да и в игру выйти он собирался только через день.

Фантом улыбался, подбрасывая в руке ключи от машины. Выйдя из подъезда, он снял надоевшую кепку и отправил ее в мусорку, оставаясь только в комбинезоне рабочем. Он насвистывал какую-то не замысловатую мелодию, быстро набирая смску Хозяину. «Камеры в его квартире установлены, как и прослушивающие средства. В компьютер изменения внесены. Есть еще какие-нибудь указания?». В ответ ему пришло лишь «свободен». Хозяин сидел у себя в кабинете, крутясь порой на стуле.

-Ничему его жизнь не учит. Придется перевоспитывать своего несмышленого раба. – Включив экран, он остановился и посмотрел на него, наблюдая за спящим на кровати альбиносом. – Да, когда он спит, то выглядит даже милым. Жаль, что он не в моей команде, очень жаль… придется его уничтожить, но это потом, время еще есть. – Хозяин рассмеялся и откинулся на спинку стула, заложив руки за голову и сцепив пальцы в замок. Его откровенно забавляло то, что сейчас происходило…

Капитан проснулся от банального желания попить, поэтому, пересилив себя, Габриэль сполз с кровати, кутаясь в одеяло. Пройдя до кухни, а это был для него целый подвиг, после чего достал бутылку минералки и сделал пару глотков. Холодная вода спасала от жажды, но вскоре он умудрился замерзнуть. Ассасин глянул на время и недовольно что-то пробурчал. Оставалось уже не более тридцати пяти часов до начала нового квеста. За это время нужно было найти регалию и передать ее Хозяину. Эх, не повезло же капитану. Достав мобильный, он набрал номер брата.

-Гленн, я знаю, что регалия «Глаз Дракона» у тебя. Нам нужно поговорить.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 05. Предательство

Гленн ждал его у себя дома, сидя за столом и равнодушно смотря в окно. Когда Габриэль зашел в квартиру, то брат даже не обратил на него внимания, словно это лишь ветер шелестел занавесками. Альбинос подошел к темному магу и положил руку ему на плечо, как делал всегда, но он тут же скинул ладонь ассасина, заставляя его тяжело вздохнуть.

-Гленн, мне нужна эта регалия. Отдай ее. – Брат усмехнулся и откинул голову назад, смотря в глаза Габриэля.
-А если нет? Если я откажусь отдавать ее тебе, что ты сделаешь, братишка, а? – Был ли у альбиноса выбор, кроме как силой забрать регалию? Он схватил Гленна за ворот рубашки и притянул к себе, смотря в его темные глаза.
-Ты знаешь ответ.
-Нет, произнеси это вслух, Габриэль. Давай, скажи, что убьешь меня ради этой регалии. – Журналисту и впрямь хочется его прибить в какой-то момент, но вместо этого альбинос поцеловал братика, а потом отпустил.
-Ты отдашь ее. – Спокойно проговорив, он пошел к двери. Нет, Габриэль не был уверен в своих словах, просто другого выхода он все равно не видел сейчас. А бить брата он не мог, рука бы не поднялась сделать темному магу больно.

Альбинос ударил кулаком в стену, оказавшись на улице. Он не ожидал, что брат так поведет себя… Вдох, выдох… Надо было взять себя в руки, но кровь от злости стучала в висках. И как его уговаривать, как?! Еще одной встречи в игре с хозяином ассасин мог просто не перенести, слишком уж тот любил пытать. Габриэль достал пачку сигарет и закурил, медленно сползая по стенке вниз и смеясь. Как же он влип…

«Почему я так поступил? Что мной двигало? Найти эту регалию, а потом спрятать от брата… наверное, я все еще хочу сделать ему больно, отомстить за все, за все обиды и ту боль, которую он мне причинил. Возможно, это неправильно, но я уже не могу ничего с собой поделать. Он не ударил меня, хотя я так надеялся, что сорвется, ударит, либо еще что-нибудь сделает… а брат ушел… всегда поражался его выдержке. Надо будет лично связаться с Хозяином и передать ему регалию и плевать, что потом будет с Габриэлем. Я так решил, как бы подло это ни было» мысли Гленна были сбивчивыми и немного путались. Он любил альбиноса, но уже совсем по-другому, да и прежняя рана на сердце никак не проходила, напоминая о себе каждый раз, когда он видел брата с Джасунорой. Да, темный маг давно знал Хозяина, тот как-то предлагал ему заключить договор, но, увы, тогда юноша отказался. А сейчас было поздно, хотя оставалась возможность стать одним из его членов команды. Так сказал сам Хозяин. Гленн достал мобильный и быстро набрал номер.

-Фантом, передай Хозяину, что глаз дракона у меня. И у меня есть предложение, которое его заинтересует. – На губах черноволосого юноши заиграла улыбка.

Пешка ожидал альбиноса около самого дома и, когда тот показался из-за угла, то Эль стал активно размахивать ему рукой. Габриэль тихо вздохнул, настроение было ниже среднего, да и говорить с юношей у него не было никакого желания, ей богу. Но видимо парень не думал о таких мелочах: он схватил ассасина за руку, а потом впился в его бледные губы поцелуем. Сейчас журналист не стал даже сопротивляться, ему просто не хотелось, стало как-то абсолютно все равно, что было несвойственно ему. Пешка потащил его в квартиру, крепко держа за руку. Хватка у парня была сильная, и ассасин оценил это, ему даже на мгновение стало интересно… но это было ровно мгновение, не более того. Альбинос выдернул руку и посмотрел на Эля.

-Зачем ты пришел? Фарфарелло не скоро придет, а ты меня не интересуешь. – Равнодушно проговорил журналист, но парень явно не слушал его. Оставался еще лифт до квартиры, в который его и втолкнул рыжеволосый.
-Да мне какая разница? Мне твое тело нравится, а не твои личности, сколько бы у тебя их не было. – Габриэль еле сдерживается, чтобы не начать смеяться, это бесило его, бесило то, что кто-то смел такое говорить ему. Пальцы сжались на тонкой шее юноши.
-Ты видимо плохо расслышал. – Пешка смотрел своими голубыми глазами с какой-то непонятной детской обидой и только после этого альбинос разжал пальцы. Какая разница, кто трахнет его сегодня?

Удар по кнопке «стоп» и лифт останавливается где-то между этажами. Они целовались с каким-то остервенением, альбинос позволял стягивать с себя одежду, которая сейчас очень мешалась, чтобы получить удовольствие в полной мере. Габриэль стоял на коленях перед Элем, тот довольно жмурился, когда горячий язычок касался головки плоти, а потом проскальзывал по всей длине, касаясь мошонки. Пешка, конечно же, не ожидал такого расклада: он думал, что просто трахнет ассасина, а этот решил сделать минет ему. Немного неожиданный расклад, но парню это нравилось, особенно когда альбинос вбирал его плоть практически полностью. В этот момент Габриэль выглядел особенно пошло, его томный взгляд и влажные губы… эти бледные губы, которые так и манили, но сейчас ротик парня был занят другим. Эль гладил альбиноса по голове, порой надавливая на затылок и заставляя брать глубже, чтобы головка упиралась в глотку, и это заставляло рыжего стонать, да так, что, наверное, слышали все соседи, но разве кого-то сейчас волнуют такие мелочи? Вряд ли. Пешка уже не желал больше терпеть: схватив Габриэля за волосы, он резко дернул журналиста вверх, заставляя того подняться, а потом развернул к себе спиной.

-Обопрись руками в стенку. – Альбинос послушно оперся и расставил немного ноги, отчего вид его стал еще более возбуждающим для рыжего. Он массировал кольцо мышц пальцами, то проникая на одну фалангу, то обратно вытаскивая, только дразнясь, заставляя ассасина желать продолжения. – Ты такой горячий… а твое нутро так хочет, чтобы его наполнили… поласкали… — Если бы только журналист умел смущаться, то он бы сейчас стушевался и попытался прекратить все это, но нет, Габриэль не знал таких слов как «смущение», «стыд», «совесть». Его тело рефлекторно выгнулось, когда на сжатое кольцо мышц надавила головка плоти, медленно проникая, но это только мгновении: Эль сделал резкое движение бедрами и вогнал свою плоть до основания, заставив ассасина застонать громко. О да, без подготовки это должно было быть больно, но Пешку не волновали такие вещи, ему хотелось получить удовольствие и доставить данное и альбиносу, чье тело так охотно отзывалось на каждое прикосновение, начиная от сжимания сосков и заканчивая простым поглаживанием по бедрам. Пальцы рыжего сжимались на бедрах Габриэля, он двигался быстро, темп был сбивчивым, он то порой выскальзывал из альбиноса, то резко входил до основания своего члена, ударяя головкой по простате. – Милый, поласкай сам себя… — Прошептал Эль на ушко ассасина, слегка покусывая мочку, прижимаясь к ягодицам журналиста. Одной рукой опираясь в стенку, другой он стал заниматься самоудовлетворением: пальцы скользили по всей длине, стараясь уловить темп движений, а потом массировали головку, оттягивая кожицу. Потом он снова начинал ласкать свой член по всей длине, в какой-то степени даже яростно, царапая ногтями нежную кожу. Пешка не сдерживался, его одна рука скользнула к шее, и пальцы сжались, мешая парню дышать, но судя по реакции альбиноса, его это только больше заводило. – Ах… милый… еще немного и я кончу в тебя… — Эль не соврал, протолкнул свою плоть полностью он излился глубоко в Габриэле, а потом выскользнул из его тела и нажал кнопку первого этажа. Он внимательно наблюдал за тем, как ассасин доводил себя до оргазма и в тот момент, когда открылись двери, он выгнулся и застонал протяжно и сладко, пачкая свои пальцы в белесой сперме. – Ты прекрасен, Габриэль. Повторим как-нибудь еще раз. – Эль помахал ему рукой и вышел из лифта, альбинос же тяжело дышал, смотря на свою руку, перепачканную в собственной сперме. На губах появилась какая-то странная улыбка.

Через несколько минут альбинос уже был дома. Раздевшись, он прошел в ванную, решив смыть с себя остатки дня, да и чужую сперму тоже желательно было смыть, мало ли кто зайдет? Холодная вода струилась по красивому стройному телу, по каждому его изгибчику, а потом падала вниз под своей тяжестью, создавая приятный и успокаивающий звук. Через двадцать минут, выйдя в одном полотенце, обмотанном вокруг бедер, Габриэль сел за компьютер и подсоединил нужный штекер к шее. Сегодня он хотел поиграть один, чтобы привести мысли в порядок, так было нужно, что найти решение своей проблемы. Несколько мгновений, разряды пробежались по телу, заставив ассасина сжать подлокотники кресла, а потом перед глазами все резко потемнело…
Он услышал смех, чужой смех, но довольно-таки кажущейся знакомый. Ассасин приоткрыл глаза и огляделся, он был в какой-то странной красной комнате, посредине которой стояла большая кровать. На этой кровати лежал красивый юноша, полностью голый, по его бедрам стекало семя. Габриэль резко развернулся, но у него тут же закружилась голова и он упал на пол, чувствуя странную дрожь в ногах. «Что с моим телом? Почему оно меня не слушается?» Юноша поднялся с кровати… подтянутый высокий мулат с серебристыми волосами, которые спадали до плеч, он смотрел на лежащего своими миндалевидными синими глазами, которые обрамляли пушистые ресницы. Юноша присел рядом с Габриэлем и ласково погладил по голове. Дышать через маску становилось тяжело и снова этот знакомый смех.

-Фантом… ублюдок, что с моим телом?! Что ты сделал?! – Прорычал ассасин, пытаясь снова подняться, но тут мулат уселся к нему на бедра и стал ерзать, отчего альбинос чуть не застонал. По телу волнами разошлось возбуждение.
-Привет, я Аришта, исполню любое твое желание. – Промурлыкал юноша, наклоняясь и расстегивая ремешки на маске. Габриэль хотел было оттолкнуть его, но тело не слушалось, он даже не мог пошевелить рукой. – Не беспокойся, я не сделаю тебе больно. – Этот Аришта был самым настоящим воплощением Похоти, каждый его жест, движение… он просто сидел на бедрах альбиноса, а тот уже хотел его…
-Черт, Фантом. Передай Хозяину, что я знаю, где регалия! – Мулат замер и рядом с ним появился сам Фантом, с интересом разглядывая ассасина.
-А мы тоже знаем. Ты здесь ради развлечения его Величества, его забавляет то, как ты выглядишь в такие моменты. Аришта, его надо перенести на кровать, помоги мне. – Парень ловко поднял Габриэля, а потом переложил на кровать, привязывая руки последнего к изголовью крепкими веревками. И когда он только оказался без одежды? Альбинос выпадал периодически, он терялся в том, что происходило, словно опоенный наркотиками, он даже не мог говорить… Когда он снова открыл глаза, то увидел желтые кошачьи глаза, которые смотрели прямо в его.
-Хозяин… — А потом комнату разрезал оглушающий крик, когда Хозяин надавил лезвием на правый глаз альбиноса, медленно выковыривая его из глазницы. Габриэль бился на кровати, стараясь высвободить руки от пут, но тщетно, это были магические веревки, которые сильнее сжимались от его попыток освободиться.
-Не шуми ты так! У меня даже уши заложило. Ты же ассасин, терпи. – Хозяин провел кончиком языка по вытащенному глазу, а потом отправил его в рот. Это последнее, что видел журналист, прежде чем погрузиться во тьму…
Его привели в чувства ударами по щекам, да такими сильными, что скорее всего будут синяки, но не это волновало альбиноса. Ощущение боли никуда не ушло, а значит… значит Хозяин и впрямь выколол ему глаз, только почему он тогда не чувствует уже боли?

-Хозяин, он пришел в себя, можно я с ним развлекусь? – Промурлыкал мулат, водя острым ноготком по груди Габриэля.
-Можешь делать с ним все, что хочешь, Похоть. Сегодня я это разрешаю. – Фантом было начал возмущаться, ведь это он хотел поиграть с ассасином, но Хозяин прервал его. – Хотя… давайте предоставим возможность кое-кому другому эту возможность… — Аришта соскользнул с кровати и вскоре к ней подошел знакомый силуэт… от этого сердце в груди сжалось до боли.
-Почему, Гленн?

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 06. Неожиданное спасение

«Каково было мое удивление, когда рядом с кроватью оказался Гленн. Я не ожидал этого, невыносимо больно от мысли, что брат предал нас. Интересно, что пообещал ему Хозяин? Кровь стучит в висках, по щеке из пустой глазницы с поврежденными и порванными сосудами стекает она же. Все мысли мои заволокла боль, она не давала мне продохнуть. Задыхаюсь собственным стоном боли, когда брат проводит пальцем там, где совсем недавно был мой глаз. И снова все темнеет, еще немного и я потеряю сознание. Возможно, для меня это лучший вариант, чем видеть лицо Гленна. Хотя… нет, я так просто не сдамся! Делаю быстрые движения пальцами, неважно, что руки связаны, этого хватает. Вся кровь моя, что была пролита, взмыла вверх, превращаясь в тонкие стрелы, а потом полетели во врагов. Активирую жизненное заклятие крови и вот мой фантом крови обнимаю Гленна сзади, а потом резко поднимаю его температуру тела и так же резко опускаю, заставляя его потерять сознание и отключиться от игры. Иду в сторону призрачного Фантома, который разделился на несколько тел и теперь пытался окружить меня. Кровяная стрела одна попала в него, и этого хватило, чтобы заставить стать мою кровь ядом и проникнуть в его тело, отравляя, и вот настоящий Фантом упал, хватая ртом воздух. Поворачиваюсь и смотрю на Хозяина, которого явно все это веселило, он смеялся, гладя по голове Похоть. Почему-то стало невыносимо противно смотреть на него, призвав всю свою кровь из других, в кого она попала, я направил его на этого ублюдка, но я рано радовался…»

-Время, стоп! – Хозяин ударил ногой по полу, и кровь замерла, не достигнув своей цели. – Возврат времени Фантома, Похоти. Гленн остается. Возврат времени Кровавого Ангела и наложение печати на него. – Габриэль зашипел, поняв, что бессилен против Хозяина, причем в абсолютной форме. С пола поднялся Фантом, до сих пор находящейся в шоке после атаки ассасина, образ Гленна пропал. Похоть уже стоял около кровати, с интересом смотря на журналиста, который снова был в своем теле. – Ах, Габриэль, ты такой милый, когда злишься и пытаешься сопротивляться мне. – Подошел к нему и сам Хозяин, после чего положил ладонь на пустую глазницу. – Так будет красивее. Будем каждый раз повторять эту процедуру. — Альбинос тяжело дышал, смотря на Аришту двумя глазами. Он видел… именно за эти вот игры Габриэль ненавидел Хозяина, но признавал его могущество. Возможно, это было еще одной причиной, почему он заключил с ним договор.

«Я думал, что он убьет меня, но в итоге он отмотал мое время на тот момент, когда еще не выколол мне глаз. Иногда я понимаю, насколько Хозяин безумен, но от этого осознания легче не становится. Я помню нашу первую встречу на игре, тогда он еще играл сам по себе, сильный персонаж, тот, кто получал все, что хотел. Я оказался в том числе. Он заглянул в глубины моей души и нашел самое потаенное желание, после чего исполнил его. Так я стал его рабом, как бы печально это не звучало. Он заклеймил меня и пропал на год, а потом снова объявился и предложил встретиться в реальности. Он немногим отличался в реальности от себя в игре, такой же красивый и безумный. Встреча закончилась у меня в квартире, потом два дня нормально сидеть не мог, так хорошо он меня поимел. И еще год, когда мы с ним не виделись, ни общались. А сейчас он вернулся с сильной командой. Где он только нашел их? И кто еще входит в эту команду? Даже страшно подумать о тех, кто является заменителями и сейчас вне игры, ожидая своей очереди. Уверен, это такие же психи, как и сам Хозяин…»

Ассасин приоткрыл глаза и прислушался, понимая, что в комнате он остался наедине с кем-то… но это явно был не Хозяин и не Фантом, а значит… Похоть? Нашли с кем оставить.

-Ой, ты пришел в себя наконец-то… а я решил тебя немного развлечь, ты же не против. – Альбинос ничего не ответил, лишь усмехнувшись, почувствовав до боли знакомый запах. Опиум. Значит, выбора у него снова не было, кроме как принять данное, а возможно, и получить удовольствие. Аришта скользил кончиком язычка от пупка до шеи, потом стал нежно целовать и покусывать кожу на ней, пальцами поглаживая журналиста по бокам. Пальцы у Похоти были горячими, приятными… или это опиум так действовал на сознание, искажая все ощущения? Откровенно говоря, ассасин не знал этого точно. – А ты красивый, жаль, что принадлежишь Хозяину и нельзя тебя себе забрать… даже как-то обидно… — Промурлыкал Аришта, снова садясь на бедра альбиноса и ерзая на них, чувствуя, как возбуждается Габриэль. Черт, как это было все приятно, когда Похоть стал терзать его губы поцелуем-укусом, а его пальцы сжались на проколотых сосках. Парень был гибким, словно кошка, он то льнул к альбиносу, то выгибался и показывал себя во всей красе, а потом неожиданно обхватил пальцами его плоть у основания и резко опустился на него. Габриэль застонал, Аришта был узким внутри, но мулата это явно не волновало, так же и не волновало, что может быть больно. Он и впрямь Похоть… истинное ее воплощение, столь прекрасное, что просто можно было сойти с ума…

«Я чувствовал его… этот мулат такой горячий, что когда моя плоть проникла полностью, я думал, что сойду с ума от таких ощущений. Стенки его нутра так плотно обхватывали мою плоть, что я не мог сдержать стона. Этот парень… я не знаю, что испытываю сейчас больше: ненависть к Хозяину или благодарность за то, что он оставил меня с Ариштей. Этот мулат… он словно пантера, такой же гибкий, грациозный… он то кусался, то целовал и царапался, заставляя меня извиваться на кровати, дергать руками в надежде высвободить их. Хотелось прикоснуться к его красивой коже. Это было похоже на бред больного воображения и запах опиума… который заставлял искаженно воспринимать все происходящее. Мне это нравилось состояние. Я вам не рассказывал никогда, что раньше был не таким уж и милым парнем? Наверное, стоит…
Тогда я жил в Лондоне, прекрасное место, поверьте. Лично я был в восторге от этого города и его туманов над водой. Вы знаете что-нибудь об уличных боях? Вряд ли. Я состоял тогда в группировке Черных Драконов, которые на тот момент властвовали в центре города. Их боялись, а меня знали как уличного танцора с ножами, так же называли Кровавым Тринадцатым – я дрался под этим номером, участвовал в боях между группировками. Многие из-за этого оказались в больнице, мне же не повезло лишь однажды, когда я пропустил удар ножа и теперь на моей груди есть тонкая полоса от лезвия. И в этот же день на нас натравили псов полиции, лучших стрелков, мне прострелили плечо. Я не помню, как добрел до больницы друга и упал там. Он и вытаскивал пулю, и выхаживал меня, а потом я уехал из Лондона, оставив все эти уличные разборки, которые мне к чертям не были нужны. Рольфу я сказал отдельное спасибо за помощь, за свою спасенную жизнь, после этого с криминалом я не связывался. Вот только связался с такой опасной игрой, сам не подозревая, как стану зависимым от нее. Она как этот опиум, заволакивающий сознание. Эх, Рольф, как же тебя не хватает… и ведь никто уже не поможет мне…»

Мулат уже вовсю двигался на члене альбиноса, резко и с силой опускаясь на него, по его ягодицам текла кровь, пачкая ассасина. Но их это словно не волновало, комната наполнялась сладострастными стонами, температура их тела была повышена, кровь стучала в висках, разливалась горячими потоками по телу, а веревки… это чертовы веревки натирали красивые запястья Габриэля… ему хотелось тихо взвыть от этого, но он терпел, лишь стона и выгибаясь, вгоняя свою плоть глубже в чужое тело. Тонкий запах, казалось, окутал уже все тело, каждую клеточку. Но вот Похоть выгнулся и вскрикнул, а потом испачкал живот Габриэля. Еще несколько судорожных движений и уже сам журналист не выдержал…
Его резко выбросил из игры… нет, не выбросило. Кто-то отсоединил штекер и стащил его с кресла, а теперь с силой лупил по щекам. Ассасин никак не мог открыть глаза, он тяжело дышал, из уголков глаз медленно стекала кровь, на запястьях были кровавые следы от веревок. Открыв глаза, альбинос увидел знакомое до боли лицо, глаза этого человека смотрели со злостью и беспокойством. Странный взгляд. Он схватил журналиста за подбородок и стал вливать что-то в рот, как оказалось, простая вода. Когда же Ассасин закашлял, его подняли и отволокли на кровать, аккуратно уложив.

-Слава богу, я вовремя приехал. Габриэль, ты меня слышишь? – Альбинос мутными глазами посмотрел на мужчину, а потом улыбнулся уголками губ.
-Рольф… — А потом темнота…

«Я не ожидал, что он приедет сюда. Наверное, получил мое последнее письмо об игре и происходящем в ней. Наверное, стал беспокоиться, раз сорвался из Лондона сюда. Иногда мне кажется, что он мой ангел хранитель, человек, которому сорок лет оберегает меня постоянно, даже на расстоянии. А тут сам приехал… беспокоился значит. Иногда такие вещи невероятно душу греют, успокаивают даже. Иногда мне кажется, что за этот уют я бы отдал все, но нет, мне нужен адреналин, который выбрасывается в кровь во время игры, и неважно, что в последнее время на игре творится не пойми что. Я все равно буду каждый день возвращаться в вирт…»

-Ты чертов придурок, который убьет сам себя этой игрой! Габриэль, когда ты вспомнишь о настоящей жизни, за гранью этой ебнутой игры?! Лучше бы ты и дальше участвовал в боях, спокойнее намного было! – Рольф был прав, альбинос слишком увлекся игрой, он порой просто забывал про реальную жизнь. Мужчина приподнял голову ассасина, снова заставляя его попить, уже стерев кровь со щек и обработав запястья. Рольф был вообще-то бизнесменом, который тоже играл не совсем по правилам: мафия была под его началом, поэтому мужчина быстро научился оказывать первую медицинскую помощь. Это был высокий мужчина, практически под два метра, с широкими плечами, накачанным, но не перекачанным прессом… его темные длинные волосы уже начали седеть, но это ничуть не портит его; яркие желтые с зелеными вкраплениями глаза, небольшая ямочка на подбородке, на губах приветливая улыбка. Такой мужчина производил неизгладимое впечатление, и его сложно было забыть, если встретиться случайно в толпе.

«А как мы с ним познакомились? Хах, я тогда ему отсосал в туалете кафе. Мне просто было скучно, и количество алкоголя превышало норму, при которой я еще отдаю себе отчет в действиях. Туалетная романтика, потом сказал он, относя на руках к себе в машину. Мда, как я тогда напился… даже вспоминать стыдно. Интересно, а почему мы оказались в одном туалете того клуба целующимися, а потом… а, черт, все равно не вспомню. А он никогда не говорит на эту тему, переводя разговор в другое русло. Ну и черт с этим, я рад, что он здесь.»

-Рольф… это такой прекрасный мир…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 07. Фарфарелло

-И все-таки ты псих, Габриэль. — Альбинос улыбнулся этим словам, его нисколько не обижали они. Рольф протирал его глаз, из которого до сих пор шла кровь. Никто не мог толком объяснить, как травмы, получаемые в игре, проявлялись в реальности, да и не особо хотелось знать. Техника, новый век, прогресс, в конце концов. Мужчина изучал взглядом фигуру капитана, сейчас он был в одних джинсах. – Ты все так же красив… жаль, что растрачиваешь свою жизнь на игру. – А потом журналист почувствовал на своих губах губы бизнесмена, которые как всегда были немного жесткими. Альбинос не ответил на поцелуй, он был слишком сильно погружен в свои мысли… он думал о Гленне, о том, что совсем недавно его родной брат предал их. Это осознание больно било по натянутым нервам, которые в любой момент, словно струны, могли лопнуть и тогда бы капитан сорвался. – Габриэль… — Рольф несколько раз несильно ударил парня по щеке и только тогда он вспомнил, что сейчас не один и у себя дома.
-Я хочу спать. – Отрешено проговорил альбинос, а потом отвернулся от бизнесмена, который реакции друга лишь улыбнулся.
-Иногда ты бываешь таким милым…

«Почему-то сейчас я чувствую себя подавленным, хотя и Рольф рядом. Видимо так сказывается то, что Хозяин смог переманить к себе брата. Это больно, обидно, неправильно… но я пока что не знаю, как это изменить. Из-за чего все так случилось? Все просто: Гленн не мог смириться с тем, что я был не его, а я все так же относился к нему только как к брату, хотя и было пару раз, что мы занимались сексом. Интересно, если Рольф узнает об этом, как он отреагирует? Наверное, скажет, что я больной и будет прав. Нормальные люди так не поступают. Но быть нормальным в наше время слишком скучно…»

Прошел день и вечером Габриэль уже с перебинтованным глазом и запястьями поднялся с кровати, бизнесмена не было дома, впрочем, так даже было лучше для журналиста. Альбинос не спеша прошел на кухню, сделал себе завтрак, но потом отправился в душ. Полчаса под холодной водой и мысли наконец-то в его голове пришли в порядок, только после этого он позволил себе поесть. Капитан был слишком задумчивым сегодня, а потом ему позвонили.

-Мистер Габриэль? Вас беспокоят из ремонтной компании. Просим прощения, что наш техник не вышел к вам, сегодня в течение часа он придет к вам. – Теперь хотя бы стало ясно, как Тринадцатый оказался в той странной комнате, это снова была какая-то игра Хозяина, которую он, откровенно говоря, давно перестал понимать. Зачем, почему? Эти вопросы он часто задавал сам себе, но не находил ответа.
-Хорошо, я подожду.
Через минут сорок приехал техник и стал копаться с компьютером и всеми прилагающимися приспособлениями для вирта, Габриэль же наблюдал в стороне, как тот что-то отсоединял, потом стал переустанавливать программы… несколько часов, на улицу уже стал опускаться вечер. Нужно было сесть за игру до прихода Рольфа, если конечно он придет, да и третий день, данный самим капитаном, уже подходил к концу.

-Все готово. У вас было несколько вирусов и подключенных незаконно оборудований с пометкой «Ф». – Теперь альбинос понял, почему там оказался. Фантом…
-Благодарю, сколько я вам должен. – Техник посмотрел на журналиста и покачал головой.
-Нисколько. Как вижу из-за того, что мы вовремя не приехали, вы пострадали. Хорошей вам игры. – Габриэль кивнул и проводил его до двери, а после вернулся в комнату и уставился на компьютер, чуть поморщившись от воспоминаний произошедшего. Да, Хозяин с Фантомом хорошо развлеклись с ним, чего уж скрывать-то. Капитан подошел к компьютеру и сел, потом включил и надел специальные очки, передергивая плечами. Потом он подключил штекер к шее и прикрыл глаза, погружаясь снова в игру. Прошло несколько минут, и он оказался в лесу, сквозь крону которого не пробивалось и лучика света. К нему подошла девушка и пригласила следовать до места встречи с командой, рассказывая при этом о белых драконах. У них было шесть игроков, два чара, один лазутчик, два стихийника и один темный лорд, который и был капитаном. Не очень сильная команда, но и недооценивать ее нельзя было. Габриэль еще издалека увидел кошачьи глаза и улыбнулся.

-Джас, ты готова к игре? – Девушка бросилась в его сторону и вскоре повисла у капитана на шее.
-Всегда готова, милый. Я уже жажду им надрать задницы. – Она подмигнула журналисту, а потом они вместе пошли к остальным членам команды, не было только Гленна. – Слушай, а где Гленн-то? Нам играть надо, а его нет. – Кровавый помрачнел сразу же, но благо за маской этого не было видно.
-Он не придет. Играем впятером. – Его тон говорил о том, что альбинос явно не намерен был говорить на эту тему, ну Джасунора и не стала его пытать: у каждого свои причины для молчания. – Все готовы? – Он сверкнул своими аметистовыми глазами, которые медленно переливались в алый. Это значило готовность его перейти в состояние берсерка. Но тут подал голос новый чар и зря…
-Подожди, как мы будем впятером играть против шести? Разве можно? – Мгновение и капитан уже сжимал ворот плаща Михаэля, смотря прямо ему в глаза и тихо шипя.
-Что, самый умный нашелся?! Нам нужна регалия и мы получим ее в любом составе! – Голубые глаза испуганно уставились на агрессивного капитана. – Все разошлись на разведку! – Рявкнул журналист и, как только девушки команды ушли, Габриэль хищно усмехнулся сквозь маску. – Ну что, хотел к себе внимание привлечь?
-Нет, простите, капитан…

«Я чувствовал, как чар дрожал в моих руках, ему было страшно находиться рядом со мной и это забавляло, ей богу. Только вот челка, скрывающая его перепуганные глаза, меня раздражала. А когда он протянул руку и коснулся ремешков на моей маске, я сорвался к чертям собачьим. Схватив чара за длинные волосы, я ударил его коленом в живот, а потом швырнул на землю, снова дергая за волосы. Ставлю ногу ему на спину и тяну за волосы, заставляя выгнуться, он вскрикивает от боли, но меня такие мелочи не волнуют. В команде могут быть только сильные игроки. Я даже не помню, как в руке оказался стилет, а потом он прошелся по одежде Михаэля, разрезая ее. Чар замер, он был перепуган уже не на шутку, что-то шептал, умолял остановиться, но Фарфарелло уже проснулся во мне…»

Альбинос не церемонился с новеньким, со зверским оскалом сдирая с юноши одежду, в какие-то моменты, разрезая ее ловко стилетами. И вот настало то мгновение, когда Михаэль остался без штанов и нижнего белья. Фарфарелло безумными глазами смотрел на прижатого к земле, но потом его поведение изменилось. Наклонившись к ушку парня, капитан прошептал что-то вроде «прости».

-Что вы собираетесь сделать? – Дрожащим голосом спросил чар, но ответа не последовало, только действия. Украшенная камнями рукоять стилета прижалась к кольцу мышц парня, а потом он медленно протолкнул ее внутрь. Михаэль вскрикнул, и этот звук был музыкой для Кровавого. – Пожалуйста, Габриэль, вытащите это из меня… мне больно… — Но Фарфарелло не слышал его, а сам Габриэль был где-то далеко от этого места, полностью уйдя в свои проблемы.
-Фарф, у нас не так много времени, так что давай быстрее. – Около дерева в метрах пяти остановилась стихийница, на губах которой играла привычная садистская улыбка. Да, команда психов, что еще можно было сказать о черных сердцах.
-О, Джасунора… может, присоединишься? – Хмыкнул капитан, полностью вводя в нутро юноши рукоятку кинжала, слушая его мольбы и крики.
-Не сегодня. Анна, Манна, нашли белых? – Инквизиторши, как всегда держась за руки, подошли к тому месту, где все происходило.
-Они в городе, отсюда день игры. Фарф, а ты дашь нам потом его выпотрошить? – В один голос спросили близняшки, прижимаясь друг к другу и наблюдая за происходящем.
-Не в этот раз. Нас могут снять с игры, если только четверо будет игроков. – Спокойно говорил капитан, медленно. Словно издеваясь, трахая Михаэля рукоятью своего стилета и было альбиносу плевать, что об идеально острое лезвие он режет свою ладонь, который сжимал его. Протолкнуть до основания ручки, ударив по простате…
-Мы лучше найдем нового игрока потом. Но сегодня так и быть, пусть живет. – На удивление, но инквизиторши быстро сегодня согласились, что не могло не радовать. – Тогда мы пошли в город. Джасунора идет с нами, ты же не против?
-Нет, идите. – Анна и Манна схватили стихийницу под руки и потащили прочь отсюда, капитан же вытащил стилет из парня и стал расшнуровывать свои шаровары. – Будет больно – кричи. Хотя обещаю, больно будет. – Альбинос хихикнул и, спустив с себя штаны вместе с бельем, пристроился головкой своего уже возбужденного члена к анусу Михаэля. Тот попытался дернуться, освободиться, но Фарф намотал на кулак черные волосы, а своим телом навалился на юношу, резким движением бедер вгоняя в него свою плоть. Крик разрезал тишину леса, вспорхнули вверх птицы… — Ах, парень, твой голос это нечто… кричи громче, не бойся… — Пальцы ассасина сжались на шее чара, плоть же проникла в узкое нутро до основания. Когда он стал таким жестоким? Черт его знает, Фарф никогда с головой своей не дружил. Он двигался не сдержанно, впрочем, как и всегда, когда злость кружила ему голову. Альбинос стал медленно повышать температуру лежащего под ним парня, тот же верещал от того, как резко чужая плоть врывалась в его тело. Потянув за черные волосы, Кровавый заставил чара встать на четвереньки, меняя угол проникновения, теперь уже яростно вбивая свой член в юношу.

«Когда моим телом владеет Фарф, я не отдаю отчета в своих действиях. Часто это плохо заканчивается, но иногда мне все-таки удается избежать плачевных последствий. Но не сегодня. Я перешел границу дозволенного, решив изнасиловать новенького члена команды, который явно не ожидал такого обращения грубого со своей персоной. Я был груб, заставляя его плакать от боли, но эти звуки в тот момент меня заводили лишь сильнее, а его мольбы остановиться срывали окончательно мне крышу. Наверное сейчас я был больше всего похож на своего Хозяина. Беспощадный, надменный… в этот момент я испытал отвращение к самому себе…»

Через час Габриэль уже шел спокойно по лесу, Фарф снова отдал бразды правления над телом ему, где-то сзади плелся чар, всхлипывая постоянно, по его щекам катились слезы и падали на землю, изорванную и изрезанную одежду, верней на ее остатки. Фарфарелло порвал Михаэля и поэтому тот сейчас с трудом переставлял ноги, но капитана не волновали такие мелочи. Он полностью был погружен предстоящим квестом.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 08. Встреча с белыми драконами

Лучше бы она не открывала глаза… лучше бы не видела эту самодовольную улыбку, которая словно говорила, что он предупреждал. Как никогда захотелось ударить его чем-нибудь и желательно тяжелым. Эта улыбка ассасина выводила стихийницу из себя, особенно если учитывать, что она ничего не помнила. Абсолютно ничего. Двинувшись, она застонала от боли, руки были связаны у нее над головой, что заставило Джасунору даже удивиться.

-Ты трахнула близняшек, извращенка подлая! — С какой-то явной гордостью в голосе говорил он, отчего у девушки глаза чуть из орбит не вылезли. Как близняшек?! Повернув голову, она увидела их рядом с собой и тихо взвыла от отчаяния. Ну, вот кто ее просил вчера напиваться?!

Вечером прежнего дня…

«После устроенного Габриэлем шоу в лесу, мне захотелось напиться. Если честно, парня стало откровенно жалко, но он новенький и не мог знать, что для капитана его брат больная тема, что он за Гленна любому глотку перегрызет, даже если тот предал нас. Это было его личным правилом: никто не смел трогать брата. Я как-то тоже высказалась по поводу их отношений, за что он меня избил, благо, только в вирте. Но и этого хватило мне, чтобы запомнить урок. Ну, так вот, мне стало жалко новенького, но вмешиваться я не посмела, а просто ушла с близняшками. Когда мы добрались до города, они предложили выпить… это было хорошее вино, только почему-то я быстро опьянела, наверное, после второго фужера. И видимо меня потянуло на приключения…»

-Анна, как ты думаешь, она уже готова? – Манна заглядывала в глаза Джасуноры, которая раскинулась на кровати и мирно спала.
-Ага, готова. Надеюсь, мы не слишком много ей возбудителя налили.
-А это был конский? – Анна кивнул. – Тогда много… надо будить ее. – Анна снова кивнула и стала расстегивать кофту девушки, проскальзывая потом пальцами под нее и сжимая сосок, как оказалось, стихийница была без бюстгальтера. – Ой, она глаза открыла… — Пискнула Манна, а потом она оказалась прижатой к кровати. Девушка смотрела на одну из близняшек сонными, но уже возбужденными глазами. Анну же она держала при помощи воздуха, а потом стала срывать потоками воздуха с девчонки одежду. Анна не сопротивлялась, ей это казалось забавным, а Манна притянула Джасунору к себе за шею, впившись в ее губы поцелуем. А дальше было еще веселее… если вкратце, то стихийница вовсю использовала свои способности: Анну она ласкала воздушными потоками, а Манну целовала, сжимала в ладони ее небольшую грудь, другой рукой поглаживая живот, а потом ниже…

А вот то, что было дальше, нимфоманка хотела бы забыть. Как и сказал Габриэль, она трахнула сначала одну близняшку, а потом и вторую. У девушки явно начинался нервный тик, она развязала воздушными потоками веревки, а потом выскользнула аккуратно из кровати, чтобы не разбудить двух то ли ангелочков, то ли демонят. Подойдя к другу, она схватила его за руку и в чем мать родила, потащила в коридор.

-Как это могло произойти?! – Ассасин сгибался пополам и смеялся, казалось, что он сейчас расплачется от смеха. – Габриэль, хорош ржать уже! Я же серьезно! – Парень смахнул пальцами выступившие слезы, сжимая в одной руке маску и постепенно успокаиваясь.
-Конский возбудитель, они опоили тебя. – С улыбкой проговорил он. Если быть совсем уж честным, то именно капитан и дал им его, дабы они могли развлекаться на полную катушку но в мирном русле, если так можно выразиться.
-И откуда они только берут такие вещи?! – Подумав, парень стянул с себя накидку с капюшоном, которую он решил одеть на это задание, после чего накинул ее на девушку, прикрывая ее нагое стройное тело, чтобы посторонние люди не пялились, кто был в таверне на этом этаже. До нее только сейчас дошло, что она была голой. – Блин… — Девушка покраснела, и это вызвало очередной приступ смеха. – Придурок. – Она еще немного побурчала, но потом и сама рассмеялась.
-Ты бы видела себя со стороны, Джас. Твое лицо – это нечто.
-А ты бы вчера на себя посмотрел. Вел себя как зверь. – Ассасин сразу стал серьезным.
-Это Фарф, я снова не смог контролировать его. – Джасунора понимающе кивнула и похлопала друга по плечу. – Нам надо собираться и выдвигаться. Разбудишь девчонок? Я пойду, навещу чара. – Девушка снова побледнела. – Хочешь поменяться? – Она закивала, и капитан загадочно улыбнулся. – Ну, давай…

Анна проснулась от того, что кто-то что-то явно рисовал у нее на лице. Открыв глаза, девочка увидела капитана, отчего ее глаза округлились от удивления.

-Ну, что, развлеклись, как я погляжу? – Видеть капитана без маски, во-первых, было непривычно, во-вторых, необычно было видеть и его довольную улыбку, как у кота, объевшегося сметана.
-Да, твой подарок пригодился, поэтому мы тебя не убьем. Манна, проснись, надо собираться, раз уж сам капитан с утра почтил нас своим присутствием. – Кстати, капитан был одет сегодня во все красно-белое, но все равно в шаровары и тунику короткую с длинными рукавами. Маска тоже была такого цвета.
-Ааа… капитан. Откупился, чертяга, знал видимо, что брат придаст и придется нас подкупать для допуска к игре. Ладно, мы сейчас соберемся, Бри. Дай нам двадцать минут. – Ассасин кивнул и надел маску, усмехаясь.
-Видимо у меня открылся дар предвидения. – Габриэль вышел из комнаты и пошел на улицу, решив там дождаться остальных игроков. Да, он словно чувствовал, что Гленн предаст рано или поздно, просто до последнего не хотел думать и верить в это.

Михаэль проснулся от ощущения того, что его кто-то целует, усевшись к нему на бедра. Юноша испугано распахнул глаза и уставился на девушку, которая была голая. Хотя нет, на ней была накидка белого цвета. Михаэль удивленно захлопал ресничками, а потом дернулся, пытаясь вылезти из-под девушки.

-Да не пугайся ты так. У тебя двадцать минут на сборы. Скоро мы выдвигаемся на поиски белых драконов. Если мы не получим эту регалию, капитан снова зад тебе порвет. – Угрожающим тоном проговорила Джасунора, отчего парень позеленел и что-то пропищал в ответ. Стихийница слезла с парня и, виляя бедрами, гордо вышла из комнаты, пошла за своей одеждой. Накидку ведь все равно придется вернуть капитану, а голой драться она не хотела.

Двадцать минут спустя команда была в сборе: стихийница, чар, две инквизиторши и капитан, кровавый ангел.

-Выдвигаемся на север города, они должны быть там. – Джасунора подошла к капитану и накинула на его плечи накидку.
-Команда принята к исполнению. – С усмешкой сказала она, и двинулись в сторону окраины города. Конечно, их уже ждали, но команда Габриэля не спешила, нельзя была лезть бездумно, так можно было потерять все, включая свою жизнь.

Он стоял посреди комнаты, уставленной куклами, и его охватывала тихая ненависть к этим фарфоровым созданиям. Хозяин подошел к одной из них и коснулся щеки, а потом резко отдернул руку, зашипев от холода ее.

-Я ненавижу, когда они смотрят на меня, Кукловод, заставь их закрыть глаза, ты же можешь. – Кошачьи глаза внимательно наблюдали за юношей аристократичной внешности лет двадцати пяти, с длинными пальцами и острыми ногтями, который причесывал одну из кукол. У юноши были правильные черты лица, длинные седые волосы, они были собраны в аккуратную косу чаще всего. И рубиновые глаза, выглядящие такими же стеклянными, как и у тех кукол, за которыми он ухаживал и которых так безумно любил. Облегающие черные брюки, блуза с пышным жабо и красивыми кружевными манжетами, на шее крест. В каждом жесте Кукловода была утонченность, даже когда он просто водил расческой по волосам своих дам.
-Закройте глаза, леди, Хозяин вас боится. – Куклы все закрыли по его приказу глаза, даже та, которая была у него на руках. – Хозяин, это называется гленофобией. Вы боитесь взгляда кукол. – Спокойно говорил он, не сводя глаз с мягких белокурых волос своей куклы.
-Ты каждый раз это говоришь, но их взгляд хуже, чем у моего раба. В тех хоть что-то есть, а эти смотрят бездушно. – Кукловод поднял свои рубиновые глаза на Хозяина и покачал головой.
-Не оскорбляйте моих дам, Хозяин. Зачем вы пожаловали в мою обитель? Вы ведь так редко приходите сюда. – Красноволосый подошел к юноше и выхватил его куклу, отшвыривая к стенке.
-Он все еще не сломился! Его гордыня… я хочу сломать его, хочу, чтобы он молил меня о пощаде, а лучше смерти! – Желтые глаза сверкали безумным огнем. Кукловод подошел к своей кукле и дотронулся разбитой щеки от удара и ее «рана» тут же затянулась.
-Пожалуйста, не бросайте моих дам в стены, они не любят этого.
-Ты помешан на своих куклах. – Хозяин недовольно фыркнул.
-Так же, как вы на своем рабе. Почему бы вам не признать, что вы хотите, чтобы он принадлежал только вам? Ведь именно поэтому вы пытаетесь сделать из него свою куклу, которая будет безвольно подчиняться каждому вашему приказу. – Хозяин посмотрел на Кукловода, который прижимал к своей груди белокурую куклу.
-Если он будет похож на твоих кукол, то я его возненавижу и разобью об стену. – Хозяин развернулся и пошел прочь. Небо затянуло тучами, и молния рассекла темное небо.
-А мне потом придется залечивать его раны, чтобы вы вновь и вновь могли ломать его. Что ж, я буду ждать эту новую куклу, уверен, она будет тоже прекрасна по-своему.

«Мы уже были на окраине города, когда Габриэль согнулся пополам от боли. Я не могла понять, что с ним, но он сжал пальцы у меня на плече и рассказал о том, что было недавно. Теперь стало понятно, почему капитан наш был не в духе. Я не думала никогда, что Габриэль может с кем-то таким связать свою жизнь. Этот Хозяин был непросто жестоким, он находил самые слабые места его и ударял по ним, отчего последние дни капитан просто сходил с ума. Это были последствия использования жизненного заклятия крови, который он использовал, чтобы спастись. Я поддерживала его, пока он тяжело дышал и старался заставить себя не упасть. Ему бы сейчас отдохнуть, а не играть, но видимо он делал это все, чтобы на более высоких уровнях найти команду Хозяина и забрать у него своего брата. Интересно, как называется его команда?»

Габриэль с трудом стоял на ногах, на лбу его выступила испарина. Капитан тяжело дышал, было ощущение, что он задыхается: это был к тому же результат наложения печати Хозяином. Ассасин держался из последних сил, не позволяя себе упасть, из уголка глаз скатилась капля крови, словно напоминая ему снова обо всем произошедшем. Джасунора поддерживала его воздухом, не давая осесть на землю, благо чар и инквизиторши шли далеко позади.

-Габриэль, возьми себя в руки, нам нужно идти дальше. – Кровавый кивнул, судорожно втягивая воздух, но это давалось ему с трудом.
-Подожди, Джас, это откат… — Закашлялся альбинос, но прошло минут пять, и он выпрямился. Все-таки ассасин был сильным парнем и терпел большую даже боль.
-Господи, и зачем ты только сунулся в игру один? – Задала она риторический вопрос, понимая, что друг ничего не ответит. – В следующий раз хотя бы меня возьми с собой, тогда хоть не так пострадаешь. – Он улыбнулся, но стихийница не видела это под его маской.
-За нами уже следят, а значит, мы нашли драконов… ну или они нас. – Тихо проговорил капитана, а потом резко дернул девушку на себя, спасая ее от ядовитой стрелы из арбалета лазутчика. Прикрыв глаза, ассасин направил потоки крови по своему телу чуть быстрее, а потом, ранив свои запястья, он создал кровавые стрелы две и отправил их в лазутчика, который прятался на крыше дома. Тот вскрикнул, когда его ладони пронзили стрелы. – Где все остальные? – Джасунора сковала несчастного в кольцах воздуха, что парнишка не мог сбежать, но лазутчик молчал, не желая выдавать своих членов команды. – Ты зря молчишь. – Кровь Габриэля превратилась в яд и теперь медленно распространялась по телу лазутчика, отчего он стал постепенно терять сознание. Кровавый не собирался убивать его, но устранить парня нужно было.
-Отпусти моего бойца, капитан Черных Сердец, иначе мне придется убить ваших инквизиторов и чара – Про них капитан как-то совсем забыл.
-Как ты думаешь, Джас, он блефует? – Девушка покачала головой. – Хреново тогда.
-Я чувствую тонкие нити стихий, которые окутывают все это поле, мы попали в их ловушку. Прости, что не заметила. – Альбинос улыбнулся и медленно вытащил кровавые стрелы из лазутчика, возвращая их себе.
-Другое дело, теперь мы можем и поговорить. – Габриэль переглянулся с подругой и тихо шепнул ей, чтобы она контролировала других игроков вражеской команды. Воздушной волной, стихийница закинула альбиноса на крышу к темному лорду. Капитан оказался в опасной близости от него и приставил аккуратно вытянутый из рукава стилет, оттаскивая того от края крыши, чтобы скрыться от чужих глаз. Но недолго положение альбиноса было выигрышным, уже вскоре их окутала тьма, призванная темным лордом.
-Я, темный лорд Жоэль, призываю матушку Тьму! – Габриэль тихо выматерился, понимая, что ничего не видит вокруг и уж тем более своего врага. Они оба ступали бесшумно, прислушиваясь к каждому возможному звуку и в слепую атакуя, тем более капитан понизил температуру, чтобы слиться с окружающей обстановкой. В этом была прелесть кровавых ангелов, они могли стать хладнокровными и подстраиваться под температуру окружающей среды. Но вот ассасина схватила тень и резко прижала к земле, а потом подошел и сам Жоэль. – А ты ловкий, сумел спрятаться от меня, но я все рано тебя нашел, так что это было бессмысленно. – Габриэль оскалился под маской, а потом кровавый фантом встал за спиной темного лорда и обнял, положив ладони на его грудь и разогревая чужую кровь, отчего противник вскрикнул, боль расходилось от ладоней кровавого фантома, он крепко держал свою жертву. – Черт, хватит! – На губах капитана уже играла садистская улыбка, а фантом продолжал свое дело, пока парень не упал без чувств. Фантом вернулся в тело, а тьма отступила и тогда ассасин наконец-то смог рассмотреть Жоэля. Это был парень лет восемнадцати, с короткими черно-красными волосами, карими глазами. Ничего особенного во внешности, но парнишка все же был мил.
-Я заберу всего лишь регалию, а не твою жизнь, так что радуйся. – Обыскав паренька, Габриэль достал регалию смерти и повесил ее на шею, после чего подошел к краю крыши и посмотрел вниз, смотря, как Джасунора ловко разобралась с «молодняком», оказалось, что в команде белых драконов были совсем новички. – Игра, запомнить: в следующий раз я хочу, чтобы этот парень играл со мной в паре. Сохранить метку. – Произошло сохранение. Спрыгнув аккуратно с крыши, альбинос подошел к девушке и оглядел ее, проверяя на наличие побоев. – Ты молодец, мы можем перейти на новый уровень. – А потом мир покачнулся перед глазами Кровавого и он упал на землю, из уголка губ потянулась тонкая струйка крови.
-Габриэль!

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash
« Ответ #10 : 27 Ноября 2011, 23:35:15 »
Глава 09. Откат от игры

Если бы он только знал, что все так обернется... игра не позволяла ему высвободиться из пут своих, затягивая все глубже, поэтому когда произошел откат, капитан чуть не сдох. Джасунора еле успела поймать падающего парня, вводя быстро код на выход из игры. Читеры, черт возьми. Как только игровой мир исчез, она сдернула с себя очки и отсоединила штекер, после чего бросилась прочь из квартиры своей. Теперь ей нужно было успеть к Габриэлю, что спасти этого придурка от верной смерти...

Вот только девушку опередили: сегодня к альбиносу решил зайти Пешка, который почему-то переживал за того, с кем его связывал только секс и тот, по приказу Хозяина. Рыжеволосый юноша легко вскрыл дверь и прошел внутрь. Сначала он тихо позвал капитана, но тот не ответил, тогда он пошел в игровую комнату и нашел его там со струйкой крови из уголка рта.

-Твою ж мать! — Он подбежал к журналисту и выдернул штекер из его шеи, после чего стащил парня с кресла и уложил на пол. Пульс был, хоть и слабый. Где-то внутри у Пешки неприятно кольнуло, ему захотелось прервать всю эту долбанную игру, разгромить ее... но Эль не спешил идти против Хозяина, он знал, на что способен этот человек и не собирался рисковать своей жизнью ради игрушки. Вызывать скорую он не хотел, поэтому не придумал ничего лучшего, чем вызвонить Аришту: этот парень несмотря на свою должность в игре, был в реальности врачом, причем неплохим и понимающим, что да как делать. Единственное, о чем рыжеволосый попросил, так это не говорить ни Фантому, ни Хозяину, проблемы ему не нужны были, да и объяснять, что он делал здесь совсем не хотелось: Пешка и так не вызывал у этих психов доверия. Дождавшись Похоть, парнишка помог ему отнести альбиноса на кровать, после чего мулат принялся обследовать потрепанного игрой журналиста: диагноз был не утешительным для него. Переутомление, повреждение ребер, с ранением легких. Удивительно, что капитан еще дышал и жил. После того, как Похоть закончил с перебинтовыванием, он протолкнул несколько капсул журналисту в рот, заставляя их потом проглотить.
-А ты молодец, Пешка, быстро среагировал. Только что ты забыл дома у игрушки Хозяина? — Эль вздрогнул и посмотрел на мулата, который облизывался и смотрел на все еще бессознательного капитана. Даже в таком состоянии он был прекрасен...
-Отойди от него, Похоть. И без приказа Хозяина даже и не думай, что я позволю тебе что-то с ним делать. — Голубые глаза были зло прищурены, он сделал шаг в сторону Аришты, но тот примирительно поднял руки. Синие глаза смотрели прямо в голубые, они ненавидели друг друга сейчас, Эль делает выпад, хватает мулата за шею, он прижал Похоть к стене, ухмыляясь. — Похоть, я не собираюсь Фарфарелло отдавать кому-либо и даже Хозяину, он мне и самому приглянулся. как и тебе, верно? А знаешь, что на этого журналиста есть еще планы и у Фантома, а? — Аришта зашипел от того, что дышать стало тяжело, приятного в этом было мало. Мулат ударил паренька коленкой в пах и оттолкнул от себя, тот упал на кровать рядом с все еще бессознательным альбиносом.
-Не нарывайся, Пешка. Хозяин тебе этого так просто не спустит. — Откашлявшись, Аришта пошел прочь из квартиры, ему не хотелось получить еще синяки на тело от этого взбалмошного юноши. Эль же держался за пах, шипя от сильного удара, было больно и неприятно, а главное подло.

Когда Джасунора добежала до квартиры альбиноса, то она застала капитана и лежащего рядом с ним парня, который как-то ласково перебирал пепельные волосы, рассматривая безэмоциональное лицо. Эль посмотрел на девушку и приложил палец к губам, чтобы она не шумела, потом поднялся с кровати и увел ее на кухню, где стал нагло хозяйничать. Девушка уже ничего не понимала в происходящем.

-Эй, парень, потрудись ответить, кто ты? — Пешка повернулся и улыбнулся ей ласково, хотя голубые глаза остались ледяными.
-Это я и тебя спросить хотел. Но так и быть, представлюсь первым: я Эль, его партнер по сексу, если так можно выразиться. — Глаза у девушки чуть на лоб не полезли, а в голове пронеслась единственная мысль, что ассасин конченная скотина, развел столько любовников себе.
-Я? А я его будущая жена. — Ляпнула девушка, отчего Пешка что-то даже уронил: как оказалось, уронил он чашку кофе.
-Будущая жена? Он не говорил. — Присев на корточки, парень стал собирать осколки, бросая порой быстрые взгляды на девушку с глазами цвета болота.
-Ты что, не знаешь? Зачем ему что-то рассказывать о себе, если ты для него просто вещь для секса? — Язвительные нотки проскользнули в ее голосе, Эль не выдержал и сжал осколки в руке.
-Я не вещь...
-Вещь, милый. Именно вещь. — Он швырнул осколки в нее и поднялся, после чего быстро покинул владения альбиноса. Как оказалось, у Пешки тоже есть чувства. Джас с трудом успела увернуться, чтобы эти самые осколки не ранили ее. Теперь ее очередь была убирать все это.

Габриэль пришел в себя только на следующий день, в квартире хозяйничала его подруга, с кухни разносились приятные запахи. Видок у него был ужасный, чего скрывать, лицо бледнее, чем обычно, а глаза были потухшими. Альбинос молча расположился за столом и опустил голову на руки, сейчас он с трудом отличал реальность от вирта. Игра... она все больше забирала его, а он все меньше мог этому сопротивляться. Джасунора подошла к нему и присела рядом, коснулась кончиками пальцев его виска, но он не отреагировал практически.

-Джас, это реальность, да? — Его голос звучал необычайно тихо, девушка даже не сразу поняла, что он спросил, скорее догадалась по его взгляду, когда он поднял голову. Эти аметистовые глаза сводили ее медленно с ума, особенно золотой ободок вокруг зрачка. Необычные глаза, у обычных людей таких ведь не бывает.
-Да, реальность. Габриэль... тебе надо прерваться временно и не заходить в игру. Ты видел себя в зеркало? Посмотрись, поймешь сам, почему я тебе говорю об этом. — Он лишь отмахнулся и взял чашку кофе, которую она недавно приготовила видимо для себя.
-Не могу. Гленн... он с Хозяином теперь. Я хочу вытащить брата, уверен, дома его нет. — Шатенка удивленно воззрилась на парня, не совсем понимая, о чем тот говорит. — Джас, я продал душу Хозяину. Но только сейчас я понял, какую глупость совершил. Поэтому не хочу отдавать ему своего брата. Пойми меня. — Он сделал всего пару глотков, когда зазвонил телефон. — Слушаю. — Нехотя ответил он. Лучше бы этого не делал...

Несмотря на свое состояние, ему пришлось поехать на место убийства, никто не отменял его работы, а игра была плохой причиной не явиться. Он кутался в плащ, на улице лил дождь, как из ведра. Габриэль спешно шел в сторону полицейских, которые огородили место убийства, там уже ждал его знакомый — Жоэль. В реальности они тоже впервые виделись, но это все мелочи, он узнал его по тому, что у того был разъем для штекера на шее и следы от драки. Они молча переглянулись, Жоэль был здесь на практике, будущий полицейский... журналист подошел к нему ближе.

-Убийство. Девушку подвесили на крючья и веревки на дереве. Глаза и рот зашиты, пальцы отрезаны, грудь тоже. Она была моделью, но кто-то изуродовал ее до неузнаваемости. Но убийца оставил паспорт у нее на спине, несмотря на то, что она голая. Ее нашел здесь старик один. — Габриэль кивнул и закурил. — Вижу, тебя тоже вирт потрепал. Жоэль. — Он протянул руку для рукопожатия и альбинос ее пожал, ухмыляясь.
-Габриэль. Значит... модель? Хм. Я кстати журналист, тебе разрешено хоть с такими разговаривать? — Парнишка недовольно поморщился и взял сигарету из пальцев капитана, затягиваясь.
-Разрешили... это не первое убийство. Поэтому теперь они решили дать огласку делу, надеясь, что это заставит убийцу ошибиться где-нибудь. — Жоэль повел журналиста ближе к трупу. — Огласка... этот маньяк явно хочет известности. Мы ее дадим ему и в состоянии эйфории он вполне вероятно проколется. — Когда они подошли ближе, альбинос воззрился на творение убийцы и ему откровенно захотелось сблевать: кожа в ожогах и гематомах, губы были и впрямь защиты, как и глаза... а вот из уголка глаз были следы крови.
-У нее нет глаз. — Сглотнул капитан, чувствуя, как комок подкатывает к горлу, а парнишке было явно плевать, он спокойно смотрел на труп.
-У нее на щеке был рисунок, следы краски видны, но из-за дождя большая его часть смылась. — Он попытался рассмотреть остатки рисунка и его глаза расширились от удивления. Верить не хотелось в то, что он увидел, появилось желание стереть и остатки рисунка. Это не могло быть правдой, альбинос кинул окурок и пошел прочь за ограждение, чуть дрожа. — Эй, Габриэль, что случилось?
-Ничего, просто не люблю такое уродство. Статью завтра подготовлю. — Он не пошел домой, а пошел в бар, решив напиться. Там был рисунок, который Гленн любил наносить ему на щеку, когда они теплыми вечерами сидели дома, попивая вино. Этот рисунок... он узнал его легко, пускай он и был практически смыт.

Он не хотел напиться, тем более не в его состоянии, когда он и так с трудом дышал от боли в легких. Удивительно, но он только сейчас понял, что у него все болит. Спасибо Джас за обезболивающее вколотое, девушка постаралась сделать так, чтобы журналист не мучился сильно от отката. Он сидел, сложив руки на столе, уже не совсем трезвый, но еще и не пьяный, когда напротив него сел красивый парень с седыми волосами и рубиновыми глазами. Парень смотрелся дико, особенно из-за того, что одет был аристократично слишком. Это реальность? А может снова вирт? Он тряхнул головой и вгляделся в черты лица, но потом бросил это дело: перед глазами капитана до сих пор было тело на крючьях.

-Габриэль, ты не того подозреваешь. Ищи другого, кто мог убить. — Только альбинос хотел было что-то сказать, как перед глазами все померкло и он отключился. Тело больше не выдерживало нагрузки. Кукловод улыбнулся и погладил парня по голове. — Бедняжка, израсходовал все силы. Хозяину это не понравится. — Кукловод поднялся и пошел прочь из бара, оставив на испуганных официантов бессознательного альбиноса, из уголка губ которого тянулась тонкая струйка крови. Теперь начиналось самое веселое — игра без капитана.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash
« Ответ #11 : 27 Ноября 2011, 23:35:32 »
Глава 10. Параллели

Он был в больнице уже несколько дней, у его кровати по очереди дежурили то Джасунора, то Михаэль, но в один из дней приехал Рольф. Именно благодаря нему альбинос содержался в лучшей палате, за ним смотрели лучшие врачи... вот только толку от этого было мало. Мужчина наблюдал за спокойным лицом юноши, который лежал под капельницами. Наклонившись к его лицу и сняв маску искусственного дыхания, Рольф нежно коснулся его губ своими, гладя по щеке. Реакции никакой, он бы мог воспользоваться ситуацией и... нет, он бы ничего не сделал, бизнесмен слишком хорошо относился к Габриэлю, и не хотелось портить то, что было между ними... а было ли что-то? Да черт знает. Так он и просидел до ночи с ним, пока его не выпроводила медсестра. На ночь ассасин остался один.

Открыв глаза, он увидел лишь темноту, но где-то послышалось шуршание и смех. Поднявшись, парень попытался хоть что-то нащупать в этой кромешной тьме, но ничего, кроме смеха, который медленно приближался. Он пятится... старается уйти, но его хватают чьи-то ледяные руки, удерживая, не давая уйти, а смех все ближе.

-Они все умрут... все до одной, эти сучки! Они должны умереть, правда? — Голос такой знакомый и такой чужой, где он мог слышать его раньше? Но память ничего не выдает на этот вопрос. Холодный металл прижался к щеке. — А ты? Ты так не считаешь? Почему? — Лезвие скользнуло по его прессу, оставляя тонкую полоску, он это почувствовал, но не увидел. — Твои глаза как у куклы. Я их выколол, ты же не против? Зачем тебе глаза? Ты же не хочешь смотреть на меня своими глазами, правда? — Он почувствовал, как по щекам потекло что-то теплое, хриплый стон вырвался из пересохшей глотки. Кровь... этот запах обволакивал его разум, заставляя ненавидеть того, кого он не видел, но знал. Он медленно проходился лезвием по груди, что-то вычерчивая, а в конце поставил точку, вогнав стилет в плечо. Рана была не смертельная, но в купе со всеми прежними, это вызвало болевой шок. Последние слова...
-Почему? — Он проваливался дальше в холод и липкую темноту, слыша насмешливый ответ, что они заслужили. Ему бы стоило узнать чем, но он уже не мог.

Врач уже подготовил дефибриллятор...

-Разряд! — Его тело встряхивает от проходящего электричества, но с первого раза сердце не начало биться, оно оставалось равнодушно спокойным в груди. — Разряд! — Рявкнул врач и очередной разряд прошелся по телу альбиноса. Оно не бьется... — Черт, если он умрет... нет, еще больше, разряд! — Его тело снова встряхивает и на этот раз сердце забилось, пускай и слабо. Габриэль не открыл глаз, не сделал судорожного вдоха, он остался таким же спокойно-равнодушным, словно ничего и не случилось. Врач еще что-то прокричал своим коллегам, Габриэлю ввели обезболивающее и еще что-то, но это уже не важно. Рольф нервно курил на улице, ожидая результатов. А ведь уехал всего на час...

Рубиновые глаза смотрели прямо в пустые глазницы, а потом он взял шелковый платок и завязал ей глаза, когда зашел Хозяин. Он что-то пнул, снова начал срываться на крик и только потом обратил внимание на Кукловода и его занятие.

-Новая марионетка? — Юноша молча кивнул, не считая нужным удостаивать Хозяина ответом. Тот хмыкнул и присел рядом с парнишкой, который так заботливо завязывал глаза девушке-марионетке. Здесь они были пешками в их игре, разменными монетами, которые можно было легко использовать без лишних проблем. Они не сопротивлялись и послушно выполняли любой приказ. — Они похожи на тебя, Кукловод. Так же бездушны и спокойны. Ты ведь поэтому вырезаешь им глаза, чтобы не видеть этого сходства? — Пальцы Кукловода замерли и он отошел от своей марионетки, подсоединив к ней ранее тонкую нить, чтобы управлять ей. Легкое движение кисти и вот марионетка послушно подошла к ним, поклонилась. Еще одно движение и она обернулась вокруг своей оси.
-Нет, что вы, Хозяин. Просто я избавляю их от нужды смотреть на этот порочный мир. — Желтые глаза недовольно прищурились, но он не стал трогать аристократа, знал, насколько тот силен. Их даже по силе можно было сравнить. Лучшие из лучших... у каждого из них медленно только ехала крыша. Печально. Кукловод недовольно смотрел на красноволосого парня, который схватил так грубо его марионетку за волосы и теперь трепал ее, как игрушку.
-Я их ненавижу! Всех! Даже без глаз она смеет смотреть на меня своим сочувствующим взглядом… Кукловод!
-Хозяин, если вы хотите спастись от их взгляда, то просто выколите себе глаза. – Желтые глаза сверкнули в полумраке, который тут же поселился в помещении, он подошел к аристократу и схватил его за волосы, резко дергая к себе, но тут его схватила марионетка. Она вцепилась в Хозяина мертвой хваткой, не позволяя Кукловоду делать больно. Именно поэтому он отпустил обладателя рубиновых глаз, а потом, проклиная все на свете, ушел, громко хлопнув дверью. Глаза марионетки кровоточили…

Он не приходил в себе и на следующее утро, Джасунора понимала, что игру останавливать из-за этого нельзя. Габриэль именно из-за нее так жертвовал собой, из-за сладкой игры, которая заставляла его каждый раз рисковать. Она в последний раз посмотрела на лицо друга, который лежал недвижимо. Поцелуй и цоканье каблуков. Пора было вернуться в вирт.
Девушка вскоре уже была дома, но не у себя, а у капитана. Она осматривала оборудование, чего скрывать, девушка в реальности немного, но смыслила в проводах. Она писательница, пишет красивые эро-рассказы, они случайно встретились с ассасином, когда того, избив, выкинули из кафе. Журналистов не любили, увы. Тогда она удивленно воззрилась на смеющегося побитого парня, которого явно все это забавляло, было видно, что он дрался не в полную силу. Она подошла и заговорила с ним… так все и началось. Подключаться с чужого компьютера она не стала, а лишь посидела перед ним, списывая последние показатели с экрана, который все еще работал. Отключив его, Джасунора отправилась домой, там ждал ее Михаэль. Самое удивительное, что после изнасилования в вирте, юноша не сбежал, а наоборот, даже еще больше захотел встретиться с капитаном, который унизил его так на глазах других. Стихийница молча прошла мимо него, кинула свою сумку на кровать, а потом посмотрел на их чара.

-Как он? – Она усмехнулась и покачала головой: их команда это нечто, только Габриэль мог собрать вокруг себя таких людей.
-Жив еще, но у нас мало времени, чтобы пройти уровень. Ведь если мы проиграем, он нас не простит. – Михаэль поверил ее словам, на собственной шкуре ведь успел убедиться в том, что ассасин не знает пощады. – Фарфарелло не дает ему умереть.
-Фарфарелло?
-Да, его вторая личность. Именно она так борется за свою жизнь и, естественно, за его жизнь. – Парень прошел к компьютеру и стал подключать его.
-Значит… меня там в лесу поимел Фарфарелло? – Девушка что-то недовольно фыркнула, эта тема ей совсем не нравилась, раздражала. Ну, трахнули, ну что такого-то? Зачем из этого устраивать трагедию? Она не понимала этого.
-Заткнись и подключайся. – Оба сели перед двумя компьютерами, надели очки и подключили штекеры…

Подключение сорок процентов…

Темные коридоры, тяжелые капли срывались с труб на пол и звонко разбивались, оставляя свой мокрый след. Он шел на ощупь вперед, цепляясь за холодные стены, которые были бездушны, им было все равно, что ему больно. Лишь чей-то мягкий голос звал вперед, словно шелк, струящейся сквозь пальцы и время. Он шел, ничего не видя перед собой, но желая найти источник столь прекрасного голоса. Еще шаг… еще один… он остановился недалеко от двери, из-за которой слышались голоса, а потом дверь распахнулась, и его чуть не снесли.

-Ненавижу его кукол… — Этот голос, он вздрогнул, почувствовав прикосновения к коже. – Я ненавижу всех его кукол… их взгляд бездушен, ты понимаешь да, Тринадцатый? – Хозяин… именно он сейчас так спокойно обнимал его, прижимал к себе, касался губами шеи, заставляя трепетать, а потом с потолка закапало, а он пропал, оставляя только мерзкий запах тлена рядом. Габриэль озирался невидящими глазами, но натыкался лишь на темноту, а дождь с потолка усиливался. Он подставил руки воде, но это оказалась совсем не вода, а чужая кровь. Капитан отшатнулся от стены, попытался бежать, но поскользнулся и упал, упал куда-то глубоко, во что-то вяжущее… кошмар не отпускал его, он слышал чужой смех и смех того, кого так сильно ненавидел, что любил.

Игра загружена…

Джасунора снова очутилась в той таверне, где так мило поимела близняшек. Девочек не было, как и Гленна. Только они двое, да регалия смерти, которую они забрали у драконов. Михаэль, бледный, как сама смерть, смотрел куда-то вперед. Девушка перевела взгляд и вздрогнула: те ребята, которых они победили, но не убили, были выпотрошены и подвешены на крюки к деревьям. Зачем она только посмотрела в окно, кто ее просил? Парень не выдержал и убежал в туалет, а девушка продолжала смотреть на это кровавое месиво за окном. У всех не было глаз, на телах – руны, вот только язык ангелов она не знала. В этот момент она пожалела, что капитана нет рядом. Тяжелый вздох, она только хотела было что-то сказать чару, но отвлеклась, увидев силуэт, который спешно перемещался от дерева дереву. Несколько мгновений и вся кровавая баня загорелась. Запах жженого тела, кожи, волос… теперь и самой стихийнице стало плохо, она отошла подальше от окна, а потом и вовсе вышла в коридор. Лучше бы в номере заперлась. К ней шествовала безглазая девушка, у который сполз на нос шелковый платок. Она шла неуверенно, ее ноги подгибались и она чуть ли не падала, но все же продолжала идти. Воздушную стену Джасуноры она прошла, ее лицо ничего не выражало…

-Быстро, сюда! – Оклемавшись, чар вдернул девушку в ванную и заперся с ней. – Это марионетка, магия неживых. – Марионетка стала ударять своими прелестными ручками в дверь, словно надеясь, что сможет так сломать дверь. Михаэль открыл один из свертков и стал быстро читать, надо было заморозить время куклы и бежать… только бы успеть. Первой не выдерживает стихийница, она ударила дверью марионетку по лицу, а потом перепрыгнула через нее, рванув прочь, в коридор, парень с трудом поспевал за ней, не закончив ритуал. – Нам нужно выйти из игры! – Но когда они попытались, то поняли, что игра не отпускает их. Они бежали прочь, Джасунора устроила ураган прямо в коридоре, молясь о том, чтобы вихрь задержал марионетку… они оба бежали так, как никогда не бегали, хотя их понять можно: сегодня от этого зависела их жизнь. А Кукловод из своей комнаты с наивной и чистой улыбкой смотрел на то, как они пытались спастись… глупцы…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash
« Ответ #12 : 27 Ноября 2011, 23:35:58 »
Глава 11. Новые игроки

-Все решает судьба, она, чертовка, вертит нами так, как только ей угодно. Мы все ее рабы. – Голос… он не знал, кому этот тихий голос принадлежал, который не давал сознанию полностью покинуть парня. – Судьба людей порой оказывается слишком запутанной, правда? Вот взять тебя. Ты хочешь любви, но находишь лишь похоть. Но при этом не отчаиваешься и заключаешь с Хозяином странный контракт, которого я понять никак не могу. А в результате? Ты на больничной койке ото всех его проделок, то есть, он не осуществил твою мечту. – Тот, кто лежал, был вынужден слушать, он не мог сбежать от правды. И впрямь, какой во всем смысл? Судьба? Вот уж вряд ли. – Ты правильно думаешь, это не судьба. По крайней мере, не твоя. Кстати, я Лампадник. – На распев произнес незнакомец, положив ладонь на плечо альбиносу, и тот через это прикосновение увидел его. Парень лет двадцати пяти, черноволосый, растрепанный, его глаза скрывали непроницаемые очки. А на губах играла усмешка… и да, он курил в палате. И как медсестры это допустили?! Тонкий запах сигаретного дыма стал заполнять все вокруг. – И да, как ты догадался по моему имени, я тоже из команды Хозяина. Решил наведать того, с кем я помог ему заключить этот глупый контракт. Кстати! – Он поднял указательный палец вверх, выдыхая снова дым. – Твои друзья в опасности, возможно, их найдут скоро мертвыми. Тебе бы пора очнуться, прошла уже неделя ведь. А они все бегают в лабиринтах игры… — Лампадник улыбнулся. – Предлагаю контракт: я помогаю тебе попасть в игру, а ты потом соглашаешься выполнить любую мою просьбу. Согласен? – Черноволосый кивнул, словно услышав ответ, а потом стал отсоединять капитана ото всех приборов. – Только не помри раньше времени. Принц поможет тебя подключить. – Взяв свою ношу на руки, игрок скрылся из палаты с альбиносом перед тем, как сюда зашел Рольф. Кружка кофе выпала из его рук, и он бросился на поиски похищенного.

Лампадник усадил парня на кровать, придерживая его, Принц же подсоединял капельницы, аппарат искусственного дыхания, а потом и штекер игры.

-Лампадник, ты уверен, что Хозяин нас не убьет за это? Все-таки это его… хм, я даже не знаю, как назвать этого парня. – Черноволосый впервые снял очки и посмотрел слепыми белесыми глазами на друга.
-Он уже убил каждого из нас, отняв самое важное в жизни. Ты же тоже потерял то, что тебе было дорого, Принц. – Принцем был парень с пшеничными волосами и зелеными глазами, которые смотрели словно куда-то в глубину души. Ему столько же, сколько и Лампаднику. Да вот только мало кто знает о том, что каждый из них потерял, и кем они были раньше. Лучшие друзья… — Подключай его, он должен спасти своих друзей. Это его судьба, им рано умирать. – Тряхнув пшеничными волосами, парень включил игру, отправляя капитана снова в вирт. Вот только теперь двое были около его кровати и внимательно следили за показателями жизни, готовые вернуть его из игры в любой момент.

Альбинос очнулся в каком-то коридоре, залитым кровью, недалеко от него прошла девушка, приволакивая ногой. Он не сразу заметил то, что она без глаз. Марионетка. С трудом поднявшись, Габриэль выудил из рукавов стилеты, а потом пошел тихо за ней. Было видно, что эту куклу не слабо потрепали друзья, но она продолжала идти, ведомая приказом. Шаг… еще один… стилет проходит между ее ребер, но девушка словно не чувствует этого, она лишь поворачивается и одним ударом откидывает от себя капитана. Летел он не долго, но красиво, снеся пару балок. Только сейчас он понял, что находится в каком-то старом здании. Вдали слышались голоса. А потом он отключился…

«Я никогда ничего так не боялась. Лишь он заставлял меня просыпаться с криком и в холодном поту раз за разом. Фарфарелло… его поступь я узнавала легко, каждое его движение говорило о желании убивать. Он никогда не знал пощады. Но впервые в жизни я молилась о том, чтобы этот псих оказался рядом и спас нас. Михаэль уже весь продрог за это время игры, мы на грани. Оба. Сколько дней без сна? Я не знаю, но уверенна, что стоит нам закрыть глаза, как эта неживая тварь убьет нас. Ее пустые глазницы пугают меня, как и то, что наши способности на нее не действуют. Она словно под чьим-то контролем и защитой, этот кто-то не дает ей умереть и пасть пред нами. Я слышу шорох вдали… черт, это она! Я знаю! Трясу за плечо задремавшего чара, а потом мы вместе бежим, хотя сил на это нет. Скорее инстинкт самосохранения нас ведет уже. Выбиваем дверь, залетая в очередной коридор, а потом быстро вниз по лестнице. Пути назад у нас давно нет, как и возможности пользоваться своими способностями. Манна на нуле для этого уже. Черт, я не хочу умирать! Что за хрень?! Почему игра нас не отпускает?! Боже, Габриэль… спаси нас…»

Джасунора привалилась к стене, по ее щекам скатывались непрошеные слезы. Она не хотела умирать, по крайней мере, так глупо, от рук какой-то марионетки. Михаэль красными от усталости глазами посмотрел на напарницу, которая стирала тыльной стороной ладони слезы.

-Джасунора, успокойтесь. Мы не умрем. – Попытался утешить он, из-за чего девушка схватила его за ворот кофты и встряхнула, как нашкодившего щенка. Глаза цвета болота быстро перешли в желтый, она смотрела в широко распахнутые голубые глаза.
-Заткнись! Хоть на секунду! – Крикнула она на него, а потом отпустила, медленно отшатнувшись, когда между ними пролетел кусок чего-то. Стихийница повернула голову, испуганно смотря в ту сторону, откуда доносился шум. – Вниз! – Схватив снова чара за руку, она потащила вниз его по лестнице, любое промедление могло стоить им жизни.

«Ах… как же давно я этого не испытывал… конечно тело потрепано, но драться я могу. Спасибо, Габриэль, что уступил место мне. Теперь я поиграю с это тварью и будь уверен, что после этого она не сможет двигаться. В отличие от тебя я это делаю ради своего удовольствия, а не ради мнимых друзей. Тебе бы пора привыкнуть быть одному, Габриэль, и тогда ты прекратишь влипать во все эти дурацкие ситуации. Кстати, чего это ты так себя измотал? Так даже не интересно, я-то надеялся помучить наше с тобой тело, а теперь нельзя. Ну да ладно, так, где была это безглазая девочка? А, она пошла вперед на шум. Как полагаю, там и прячутся твои друзья. Ну что ж, молись, чтобы они выживут, пока я буду кромсать это ходячее недоразумение. Вот только прости, но я открою третий уровень твоей магии. Где моя любимая кровавая коса?»

Фарфарелло скалился под маской, из уголков губ тянулись струйки крови после сильного удара. Он поднялся и вытащил из воздуха, пропитанного кровью, страхом, отчаяньем, кровавую косу, за спиной раскинулись кровавые крылья. Псих рванул вперед, желая достичь своей добычи и вот, он увидел марионетку. Удар в спину, она отлетела вперед, сломав что-то. Марионетка выдернула из ноги деревянный обломок и с силой отшвырнула его, только сейчас она переключилась на альбиноса, чьи глаза налились кровью. Она рванул вперед, доставая два окровавленных тесака, словно недавно кого-то разделывала. От этого на губах капитана заиграла еще более безумная улыбка, он ловко избегал ее ударов, нанося в ответ, оставляя глубокие борозды от косы, но крови у марионетки не было. Кукла, самая настоящая.

-Интересно, твой хозяин очень расстроится, если я оторву тебе руки? – Зацепив ее левую руку косой, Фарфарелло рванул ее и острое лезвие отсекло ее от тела марионетки, но та даже не поморщилась, она не чувствовала совсем боли. – Как забавно.
-Почему ты скрываешься под маской? – Впервые подала голос она, ее голос был тонким, словно детским. Альбинос усмехнулся, гордо вскинув голову.
-Чтобы скрыть свое клеймо и усмешку, с которой я смотрю на тебя сейчас. – Капитан развернулся вокруг своей оси и точным ударом отсек ей вторую руку, девушка пошатнулась и чуть не упала, а потом вокруг них поднялись предметы. – О, да ты паранорм, как я посмотрю! Так даже интересней! – Камни полетели в Фарфарелло, какие-то он разрезал, несколько влетело в его тело, отчего изо рта вырвался хриплый кашель. Но усмешки с его уст это не стерло, он стал двигаться быстрее, словно танцуя, легко перешагивая, казалось, что он парил, нанося ей быстрые и сильные удары, косой и вот ее голова оказалось пред лезвием. – Я бы подарил тебе жизнь, но мне это совсем не интересно. Помолись за себя. – Последний удар снес ей голову, после чего он убрал косу и вышел к лестнице, ведущий вниз. Приняв нормальный облик, с горящими алыми глазами, капитан спустился вниз, где тяжело дыша, стояли двое. – Считайте, что вам повезло. – Он успел подхватить Джасунору прежде, чем она упала в обморок. – Нам нужен отдых, а потом отправимся искать выход. – Пообещал он, смотря на измученного чара. Игра продолжалась…

-Лампадник, скажи, если он сумеет выжить там и вернуться, что ты попросишь у него взамен? – Курящий парень посмотрел на друга и пожал плечами. – Не скажешь? А жаль…
-Остановить Хозяина. – Неожиданно проговорил черноволосый, смотря невидящими глазами вдаль, стоя у окна
-Остановить Хозяина? Думаешь, ему это удастся? – Тихо спросил принц, держа пальцы на пульсе альбиноса, проверяя в очередной раз.
-Это его судьба. Я видел книгу судеб. Именно он нам поможет снова стать свободными. – Принц подошел к другу и обнял его сзади, уткнувшись носом между лопаток, пшеничные волосы скрывали лицо. – Я знаю, что он выберет именно этот путь судьбы и не свернет с него. – Дым поднялся вверх, и он прикрыл глаза, вздыхая. Теперь все зависело от него, хотел этого Габриэль или нет.

«Я не думал, что все так выйдет. Правда, не ожидал. О том, что брат впал в кому я узнал только от Пешки, тот единственный, кто говорит со мной. И Химера. Они двое разговаривают со мной, даже Хозяин, ради которого я предал брата, даже он не приходит. Теперь они держат меня взаперти, я уже пожалел о своем опрометчивом решении, но теперь другого пути у меня нет. Как же я хочу встретиться с Габриэлем… интересно, он сможет меня простить когда-нибудь? Если выживет, конечно же… эта игра сделал нас всех похожими на зверей, мы все изменились, стали жестокими и можем вонзить нож в спину даже самым дорогим нам людям. Это не нормально, это не нормально, это не нормально! Я повторяю эти слова, как мантру какую-то, надеясь, что сам не стану, как все в этой команде. Они ожесточились под правлением Хозяина, он не дает никому никаких послаблений. Не справился – умрешь. Это я хорошо понял на первом же задании, а вернее после него. Он меня избил тогда до потери сознания, когда я не смог убить-таки брата. Но все же мне дан второй шанс… только теперь я его собираюсь использовать совсем по другому…»

Гленн метался по комнате, смотря на портативный компьютер, следя за ходом игры команды. Легендарная команда под предводительством Хозяина занимала первые места в турнирных таблицах, команда Габриэля шла четвертой из-за того, что их капитан выбыл временно из игры, и не доставало игроков, белые драконы выбыли совсем из игры, кроме их капитана. Гленн устало опустился на кровать и обхватил свою голову руками, он впервые не знал, что делать ему.

В это время Кукловод разочарованно смотрел за поражением своей марионетки, он не планировал никак того, что вмешается Габриэль. Это путало все его карты, да и психующий Хозяин, который проклинал все на свете, не давал ему сосредоточиться. Аристократ отлично понимал, что Хозяин сейчас поспешит подключиться к игре, чтобы встретиться с капитаном чужой команды, а Кукловоду это было, увы, не на руку. Ему не нужно было, чтобы красноволосый узнал об их встречи.

-Хозяин, вы не могли не мельтешить? Вы мешаете мне создавать марионеток для устранения этих мешающихся вам объектов. – Желтые глаза устремили свой взгляд в сторону спокойного Кукловода, который снова сидел с одной из своих фарфоровых кукол в руках. Эта его любовь к куклам раздражала Хозяина, но он не мог запретить юноше держать их в этом месте. Это же мир Кукловода, здесь были его правила.
-Кукловод, вот скажи, как он оказался снова в игре?! Он же должен быть в больнице, полудохлым! Я же все сделал для этого! – Орущий Хозяин настроения юноше не прибавлял, он недовольно поморщился и покачал головой.
-Может, это его друзья сделали? Пойдите, узнайте, если хотите. А лучше отправьте туда Химеру под вашим обликом. И вы не пострадаете, если там окажется ловушка и то, что вас интересует, узнаете. – Хозяин с недоверием посмотрел на него, а потом покинул комнату.

Учащенное дыхание, девушке снился кошмар, она снова вцепилась в руку капитана, сжимая ее до хруста, а потом, закричав, проснулась. Габриэль обнял осторожно Джасунору и прижал к себе, начав шептать что-то успокаивающее на ушко. Он переживал за нее, благо этот крик не разбудил чара, иначе бы они не смогли просто посидеть, обнявшись. Оба были уже на грани нервного срыва, доведенные игрой до него, но закончить все… прервать… практически не было возможным. Слишком уж много времени они потратили здесь, чтобы так легко сдаться теперь. Стихийница что-то прошептала прежде, чем снова уснуть, тогда ассасин снял с себя накидку и накрыл ее, а сам пошел на разведку. Он шел по коридору, когда услышал в стороне чей-то безумный смех. Хотя как это чей-то? Габриэль отлично знал, кому принадлежал этот смех. Хозяин.

-Хватит прятаться, я знаю, что это ты, Хозяин. – Альбинос снял маску с лица и пошел туда, откуда только что доносился этот смех. Неожиданно его обняли сзади, отчего капитан даже вздрогнул.
-Что, не рад меня видеть, Габриэль? – Его пальцы сжали косички альбиноса, а потом потянули за них вниз, заставляя парня откинуть голову назад. Аметистовые глаза встретились взглядом с желтыми, а потом красноволосый наклонился и впился грубым поцелуем в губы альбиноса. Это было слишком неожиданно даже для Кровавого Ангела, он не успел среагировать, вырваться оттолкнуть… а потом и вовсе ответил на поцелуй, ведомый странным желанием. Капитан всегда желал этой власти, с которой подчинял его Хозяин, хотел ощутить ее вновь… и именно поэтому сейчас он даже не сопротивлялся, когда тот стал стаскивать с него одежду. Он не сопротивлялся, хотя и чувствовал, что что-то не так. Вот только что?

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash
« Ответ #13 : 27 Ноября 2011, 23:36:51 »
Глава 12. То, что скрыто, однажды становится явным

Сколько прошло времени? Капитан оглянулся, но Хозяина уже и след простыл. Подобрав свою одежду, он стал одеваться, когда к нему вышла Джасунора, видимо только что проснувшаяся.

-Габриэль… он опять приходил? Тот, кто тебя постоянно пытает. – Парень вздрогнул от ее голоса и надел маску на лицо, устало улыбаясь.
-Мой личный мучитель. Он дает мне ощущение жизни.
-Но он же изводит тебя, делает больно! Как так можно ненавидеть самого себя?! – Кровавый покачал головой и тяжело вздохнул. А разве другие не делают больно? Просто в этом случае капитан сам выбрал себе такую пытку, такую боль.
-Не преувеличивай, Джас. Все будет нормально. Буди чара, нам пора выдвигаться и искать выход из игры. У меня не так много времени осталось, да и у вас тоже. После выхода я на неделю ставлю запрет вам на вход в игру. – Уже холодно проговорил он, надевая накидку.
-Но…
-Это не обсуждается! – Жестко отрезал он, сверкнув алыми глазами, показывая, что Фарфарелло готов в любой момент пробудиться снова в нем.
-Как скажешь… — Проговорила стихийница, возвращаясь в помещение, где был Михаэль. Сам же альбинос медленно съехал по стенке вниз, закрыв лицо руками. Он сходил с ума уже от всего, что тут происходило. Габриэль хотел домой… помещение стало мерцать, он распахнул широко глаза и стал озираться, после чего упал на горячую землю и зашипел недовольно. Опять игра его выкинула из уровня, закидывая в какое-то другое место, эти ситуации начинали уже раздражать его. Тут капитан почувствовал горячее прикосновение к шее чего-то острого. Вот и что же это значит?!

Джасунора не сразу поняла, что их с чаром выкинуло из игры. Просто мир резко покачнулся, а потом, открыв глаза, они уже оказались в реальности. Она быстро отключила игру и компьютер, после чего побежала в туалет, бедную девушку выворачивало наизнанку более десяти минут. Михаэль свалился с кресла без сознания, он был истощен из-за проведенного времени в игре. Но это еще было не самым худшим для них: стоило девушке выйти из ванной, как ее ударили чем-то по голове и она упала на пол, а потом стихийницу оттащили к чару и вскоре их куда-то поволокли.

Принц стал трясти Лампадника за плечо, но тот очень крепко спал, и разбудить его не казалось возможным вообще.

-Лампадник, проснись же! Его куда-то увело с того уровня, мы можем потерять Габриэля! – Но черноволосый парень остался глух к его мольбам… вот только…

Это был ад. По-другому сие место описать было невозможно с учетом того, что его окружало. Лампадник подошел сзади к Габриэлю и присел на один из камней, а через мгновение на его месте оказался совсем другой юноша: длинные, словно седые волосы, необычные глаза, которые отрешенно смотрели вперед.

-Талал, эта демонесса не пускает меня к брату. И уже не первый день. Почему так? Чем я провинился пред любимым братиком? – Рубиновые глаза были наполнены грустью и болью, он смотрел на юношу, чье лицо было скрыто за маской, но можно было почувствовать взгляд серых глаз. Демон не ответил опечалившемуся. – Тогда я подарю ему ад… я создам ему новый ад, где мы с ним сможем быть вместе… да, именно так! Я подарю Люциферу новый ад, где не будет этой противный Белиал, которая не разрешает нам видеться. – Демон покачал головой. Нет, этот юноша с красивыми рубиновыми глазами ничего не успеет более сделать, им был отдан приказ на его убийство. Слишком много грехов он свершил. Он занес свой меч, и кровь забрызгала его маску и мантию, потом он услышал шелестящий смех и легкое прикосновение пальцев к своим плечам.
-А ты молодец, Талал. Сделал всю работу за меня, вот только судьба у него немного другая. – Демон посмотрел на демонессу и впервые заговорил, его голос звучал хрипло, каждое слово словно давалось с трудом.
-Белиал, когда Люцифер узнает об этом – он нас лишит жизни.
-Однажды он сюда вернется, но уже совсем в другом обличье. Правда, Габриэль? – Альбинос вздрогнул и отступил на пару шагов, впечатываясь в горячий камень, который на удивление не жег его. Белиал расправила подол своего плаща, сняла шляпку и учтиво поклонилась, приглашая капитана идти за ней, Талал же подошел к Габриэлю и тихо шепнул что-то, а потом растворился. Альбинос осмотрелся и вскоре понял, что другого выхода у него нет, кроме как идти за ней. Белиал что-то себе напевала, она была на удивление сегодня жизнерадостна, вся ситуация эта ее забавляла. Не каждый же день приходится водить смертного по аду, поэтому она не собиралась так быстро его отпускать от себя. Так сказать, решила провести экскурсию без его согласия. Кровавый с каждым кругом все больше понимал то, что меньше всего хочет оказаться здесь. – Да не беспокойся, ты здесь в любом случае окажешься, если только не сделаешь что-то очень хорошее. – Игра замерцала, открыв глаза, капитан теперь увидел лицо Принца, который обеспокоенно вглядывался в его лицо.
-Ну, слава богу, пришел-таки в себя! А я уже думал, что придется тебя самим реанимировать! Интересно, куда ты ушел то? – Зеленые глаза были наполнены какой-то странной печалью, отчего даже Фарфарелло стало не по себе. Что скрывалось за этим взглядом?

Прошло несколько дней…

Видимо это было судьбой, никто их не искал, впрочем, кто мог искать какого-то официантика и писательницу? Хотя со вторым можно было поспорить, но факт оставался фактом. Их не искали. Единственное, что, несомненно, радовало – все условия в так называемой камере. Был душ, ванная и их кормили. Поэтому помирать Джасунора и Михаэль явно не собирались. Парень так вообще на удивление проявлял себя как спокойный юноша теперь, не задающий лишних вопросов. Это стихийнице даже нравилось до сегодняшнего дня. Сегодня парня увели из камеры, отчего девушка явно была не в восторге. Для чего его забрали? Что они такое сделали, что теперь были вынуждены обитать в таких условиях? Эти вопросы терзали ее, не давали покоя. Как никогда в юной писательнице взыграло любопытство, благо их «тюремщики» забыли закрыть дверь. Она прошмыгнула за дверь следом и пошла в ту сторону, где предположительно должна была быть «пыточная». Она кралась тихо, никто из охраны ее не заметил, а может, не захотел заметить – Джасунора об этом сейчас совсем не думала. Она оказалась на достаточном расстоянии от комнаты, куда привели Михаэля, чтобы услышать разговор… ох, как же ей не понравилось услышанное…

-Как дела в команде? Ты уже обустроился там? – Скучающим тоном спросил неизвестный голос.
-Да, Хозяин. Пока все хорошо, они не подозревают, что я ваш лазутчик… хотя капитан у них конечно зверь и явно чует такие вещи. Но я ему подсыпал яду в последний раз, поэтому шансов того, что он меня раскроет – минимум. Скорее медленно умрет, так ничего и не поняв. Хотя меня удивило его неожиданное появление на игре… кто-то явно не хочет вашей победы, раз мешает этому. – Михаэль замолк, видимо давая возможность другому все осмыслить. Девушка перебралась чуть ближе, желая увидеть того, с кем разговаривал чар.
-Травить его я не разрешал, Михаэль. Габриэль моя игрушка и портить ее могу только я. Разве это не понятно? – С долей лени проговори неизвестный, словно не первый раз говорил что-то неразумному ребенку. – И мне не важно, что он тебя изнасиловал, я говорил тебе, чтобы бы был осторожнее. – Михаэль уселся на коленки хозяина и обнял его за шею, касаясь чужих губ своими, отчего у стихийницы похоже даже расширились глаза. Она даже задохнулась от возмущения, и хотела было нарушить идиллию, когда услышала продолжение разговора.
-Но разве он этого не заслужил? Хозяин, забудьте его, будьте моим, а я стану вашим! – Воскликнул черноволосый, но Хозяин остался равнодушен. Тогда Михаэль закатил настоящую истерику, этого видеть девушка уже не могла, она спокойно поднялась и отправилась обратно в свою камеру. Ей нужно было подумать, понять происходящее…

Рольф не находил себе места после пропажи друга… хотя нет, таковым он не мог назвать Габриэля, это было бы грязной ложью. Они не были друзьями, не были любовниками. Их связал случайный секс… хотя нет. Это снова ложь. Но бизнесмен не хотел думать об таких вещах. Мужчина поднял все свои связи, стараясь разыскать альбиноса, но тщетно: никто не видел, куда его увели, не видели и кто это сделал. Он был уже на грани, хотелось оторвать врачам тем головы, что не уследили за пациентом, которым был на грани жизни и смерти. Как он мог пропасть?! Это просто не укладывалось в его голове, казалось глупым сном, но нет, это была реальность со своим омерзительным лицом. Ох, ему все это все меньше и меньше нравилось…

Лампадник сидел на краю кровати рядом с ассасином, который смотрел на них как-то совсем загнанно. Словно зверь в клетке. Тонкая струйка дыма тут же взметнулась к потолку.

-Не смотри так. Мы не знаем, куда ты ушел в вирте. Мы тебя лишь отправили спасти друзей. – Габриэль не успел ничего ответить или сказать, как вмешался другой парень.
-Лампадник, оставь меня с ним. Мне нужно поговорить с капитаном. – Черноволосый недовольно посмотрел на Принца, но все же поднялся и пошел в другую комнату под влиянием этих прекрасных зеленых глаз. Лампадник не мог перечить этому парню, видимо у Принца был какой-то особенный способ воздействия… вот только осталось понять, какой именно. – Я отследил твой переход с уровня игры. Скажи, что там видел?
-Ад, демонов. – Хрипло ответил ассасин, а потом благодарно кивнул, взяв стакан воды из рук юноши. Сделав пару глотков, он продолжил. – Талала и Белиала. Последняя мне хотела что-то показать, но не успела. Меня выкинуло из игры. – Пшеничные волосы скрыли зеленые глаза, юноша нахмурился недовольно.
-Демоны? Странно, никогда не слышал о них в игре. Наверное, какой-то сбой в системе общей был. Ладно, отдыхай, тебе нужно набираться сил. – Уже с улыбкой проговорил Принц, после чего вколол снотворное ассасину, надеясь, что это поможет ему хоть немного расслабиться и поспать. А сам он подошел к курящему Лампаднику, который недовольно смотрел в окно.
-Ты ему не рассказал. Почему? – Спросил черноволосый.
-Ему пока что рано знать…

Это был холодный, равнодушный сон. В нем не было эмоций, кроме ненависти ко всему миру. Альбинос медленно шел по длинному коридору, в конце которого виднелся свет. С каждым шагом он все ближе приближался к нему, сердце порой трепетать начинало в груди, но потом снова успокаивалось… что-то там было, что-то, чего Габриэль не хотел видеть. Но повернуться и уйти он уже не мог. С каждым шагом он был все ближе, сердце теперь бешено билось об его ребра, заставляя дрожать. Вот свет ударил по глазам и Тринадцатый зажмурился от этого. Представшее перед ним заставило его замереть. Мальчишка шестнадцати лет с пепельными волосами и аметистовыми глазами шел по улице, обсуждая с подругой новую игру, которая только вышла. Вирт. Игра очень быстро набирала популярность, хотя и была немного банальна, но что поделать, это демо-версия. Он был в восторге, его голос звучал так искренне весело… но вот подъехала черная машина, парнишку поймали и грубо затолкали в нее, он даже выронил свой мобильный. Хлороформ потом сделал свое дело, и он отключился, а похитители уже ехали в сторону одного особняка.
Машина остановилась перед роскошным домом, бессознательное тело вытащили из машины и понесли в дом, там их ждал на пороге мужчина тридцати четырех лет, темные волосы были аккуратно зачесаны, он смотрелся очень солидно для своего возраста. Он отдает распоряжение, и юношу понесли в подвальное помещение. Там его пристегнули наручниками к трубе, оставляя одного.
Мальчик пришел в себя только через час, он попытался встать, но ничего не получилось, тело его не слушалось, а голова гудела. Габриэль это отлично чувствовал, словно он это испытывал сам. Мальчик дрожал, его тело было охвачено ею, видимо он замерз за то время, которое пролежал на полу. Габриэль подошел к нему и дернул оковы, но те не поддались.

-Парень, вставай! Я помогу тебе! – Но мальчик не услышал ассасина, он словно смотрел сквозь него, когда в помещение вошел высокий мужчина, заворачивая рукава рубашки.
-Вот уж не думал, что дойду до такого в бизнесе. Твой папаша задолжал мне крупную сумму денег, а отдавать не хочет. Может, пропажа сына поможет ему в этом? – Мальчик испуганно смотрел на мужчину, дергая руками.
-Пожалуйста, отпустите меня… — Жалобно попросил он на итальянском. Мужчина усмехнулся, беря стакан с водой и поднося его прикованному.
-Твой отец мне должен. – Повторил он, но уже на итальянском. – Фарфарелло, пока он не выплатит мне свой долг, ты будешь здесь. Если ты ему дорог, то он разыщет эти деньги и отдаст мне. – Пепельноволосый загнано смотрел на говорившего, поджимая колени к груди.
-А что будет со мной, если он не заплатит? – Тихо спросив, мальчик сильнее сжался, когда бизнесмен коснулся его щеки пальцами, а потом сжал пальцы на подбородке, заставляя его смотреть в глаза похитителя.
-Тогда ты ответишь за его ошибку. Поверь, тебе это не понравится. – Мужчина поднялся и вышел, а мальчик остался сидеть около трубы, так и не попив. Габриэль снова подошел к нему, взял стакан и сделал сам пару глотков, после чего коснулся губ похищенного, но тот никак не отреагировал. Что это было? Сон?
Так прошло несколько дней, мальчика кормили и отводили в ванную, чтобы он не умер, но об его судьбе до сих пор не было ничего известно. Но вот в один вечер выпивший бизнесмен вошел в подвал к мальчику, его взгляд не понравился похищенному.

-А твой папаша конченный ублюдок. Сказал, что ты ему не нужен и ему плевать, что с тобой будет, Фарфарелло. А раз так, то я возьму плату твоим телом. – Аметистовые глаза широко распахнулись от удивления, мальчик не успел ничего сказать, когда его губы накрыли грубым поцелуем. Хрустнула ткань рвущейся рубашки с коротким рукавом, мальчик стал брыкаться, когда мужчина сжал его хрупкую шею, другой рукой разведя хрупкие ноги Фарфарелло.
-Пожалуйста, не надо! Я готов работать! Я отработаю весь долг, только не делайте этого! – Умолял мальчик, но бизнесмен был глух к его словам, лишь с силой ударив пепельноволосого по лицу.
-Рот закрой. Я буду делать то, что хочу! – Рявкнул темноволосый, дернув мальчишку за бедра. Габриэль отвернулся, чтобы не видеть происходящего, но это не помогало: он все слышал, слышал крики ребенка, которого насиловали. Он кричал пронзительно, в этом крике была не только боль, но и отчаяние, осознание того, что он никому не нужен. Габриэль закрыл лицо руками, чувствуя, как по щекам струятся слезы. А мальчик все так же тщетно старался сопротивляться, пока не потерял сознание от боли, по его худым бедрам стекала кровь. Мужчина же спокойно поднялся и ушел, получив свое. Зачем он ломал этого мальчика? Ассасин не знал ответа.
Утром мальчика отнесли в ванную и кинули в воду, не обращая внимания на то, что тот был без сознания. Жестокие люди, как они могли быть такими жестокими с подростком? Мужчина пришел к нему в ванную, как-то слишком нежно коснулся щеки, а потом губ. Словно не он вчера насиловал Фарфарелло, словно не он заставлял его отчаянно кричать. Он лично помыл мальчишку, а потом отнес обратно в подвал, где уже успели кинуть матрас. Его снова пристегнули к трубам, горячий шершавый язычок прошелся по его шее. Эта пытка обещала продолжаться еще не один день.

Габриэль проснулся посреди ночи, на его глазах были видны слезы. Ассасин только сейчас вспомнил то, что память так благоразумно скрывала все эти годы. Этим мальчиком тогда был он, это его насиловали тогда! И… и это был тот, кого он считал нынче своим другом. Рольф… еще в шестнадцать лет этот человек заставил его умереть. Именно тогда и произошло это раздвоение, после недели пытки. Тогда Фарфарелло ожесточился на весь мир и скрылся, дав Габриэлю возможность существовать. Все медленно складывалось в единую картину для него теперь. Альбиноса трясло, отсоединив все приборы, он пошел прочь из квартиры двоицы. Он хотел знать, почему Рольф с ним так поступил… почему оставался все эти годы рядом, если сам же выкинул шестнадцатилетнего мальчишку тогда. Обесчещенного, раздавленного, морально убитого…

Посреди ночи в дверь кто-то постучал, бизнесмен вскочил с дивана, оставив свой ноутбук, после чего подошел к двери. Открыв ее, он уставился на еле стоящего Габриэля, который сжимал в руке пистолет.

-Я пришел рассчитаться за долги отца.

А где-то далеко очередная девушка мучилась в руках психа, который медленно спускал с нее лоскуты кожи, которые он аккуратно вырезал скальпелем, а потом оголяя мышцы. Девушка кричала в предсмертных муках, когда он медленно отрезал ей пальцы, эти крики заставляли убийцу злиться еще больше, она должна была замолчать навеки! Если бы простой человек с неподготовленной психикой увидел это – не выдержал бы столь отвратительной картины и сбежал бы. Но нет, убийца не боялся собственных работ, они ему нравились, каждая становилась совершенной для него, когда нитка сшивала рот, когда глаза катились по равнодушной к чужой боли земле. Весь город был равнодушен к происходящему. Потом маньяк оттащил тело в парк и аккуратно подцепил его крюками, подтягивая на тросах ее, подвешивая. Он привязывает концы веревок к другим деревьям, чтобы тело продолжало висеть в нужном положении, растянутая, отчего все раны открылись еще сильнее. Но на этот раз убийца оставил записку на теле убитой «пятый уровень, дорога ада». Словно приглашение кому-то прийти туда…

Он не смог сопротивляться взгляду этих глаз, позволил грубо сжать свои пшеничные волосы, выгнувшись потом в пояснице. Принц чуть ли не плакал, когда его лучший друг так грубо брал его, когда в его узкое еще совсем невинное нутро проникала плоть Лампадника. Он сжимал сильнее пальцы в пшеничных волосах, прижимая голову юноши к подушке, затыкая его так, словно не желая слышать этих болезненных слабых всхлипов. Зеленые глаза были потухшими, когда очередным толчком черноволосый парень вогнал свою плоть полностью в него, до основания, до пошлого некрасивого шлепка. Принц не смог сопротивляться лишь потому, что сам выбрал себе такое наказание. Он тихо всхлипывал, когда пальцы Лампадника дергали с силой за пряди волос, заставляя юное тело выгибаться под ним. А потом снова жалобный стон-всхлип, когда он ногтями сжимает розовый сосочек, затвердевший от поглаживаний и щипаний. В комнате чувствовался запах чего-то безвозвратно потерянного, слез и боли с одной стороны и удовольствия, садистского удовольствия, перемешанного с насилием с другой стороны. Ногти проскользнули по хрупкой талии, оставляя красные следы, а потом по бедру, оставляя на нежной и мягкой коже следы, которые словно метки горели на ней. Но вот черноволосый что-то рычит и полностью выходит из юноши, но нет, не для того чтобы прервать свою пытку: он перевернул Принца на спину, посмотрел в заплаканные зеленые глаза, но ничего не увидел. Зубы сжались на и так уже искусанной губе, отчего во рту терзаемого появился снова навязчивый металлический вкус. Он кусался, вгрызался в кожу, оставлял свои метки, словно желая показать, что зеленоглазый принадлежит ему…

-Ты все равно не принадлежишь мне. – Прошептал Лампадник и обессилено упал на него, зарывшись в пшеничные волосы пальцами, вдыхая их аромат, его коленка упиралась в пах, терлась, отчего Принцу становилось не по себе. Он боялся говорить, но юноша хотел ответить, он хотел сказать, что всегда будет принадлежать только ему… Лампаднику. Это была их карма. Черноволосый приподнял изящные бедра юноши, тот сам развел свои ноги, мечтая о том, что пытка когда-нибудь кончится… но он зря надеялся. – Когда-нибудь ты станешь только моим… моим, я не отдам тебя никому! – Закричал черноволосый, его серые слепые глаза, казалось, прозрели, в них появился огонь. Одно грубое движение, когда головка приставлена к все еще тугому кольцу мышц, жесткое проникновение и красивое тело выгнулось дугой под пытающим, Принц закричал и этот крик разрезал ночную тишину, утопая в ее равнодушии. Ночь была равнодушна, люди безразличны, лишь ветер трепал занавески открытого окна, подглядывая за нарушителями тиши. Лишь ветер не был равнодушен, осушая холодными прикосновениями чужие слезы.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash
« Ответ #14 : 27 Ноября 2011, 23:37:18 »
Глава 13. Сладкая пытка

Жоэль с долей отвращения смотрел на труп девушки, которая была изуродована даже сильнее, чем прежняя жертва. Полицейские уже сняли ее с крючьев и теперь закрывали в мешке, поэтому завтрак уже не обещал вырваться наружу. Со временем все практиканты привыкали, либо уходили прочь. Третьего дано не было. Дописав отчет, парень пошел обратно к своему мотоциклу, более задерживаться здесь у него не было причин. Остальное сделают профессионалы, а его присутствие теперь было лишним. За ним лишь следили любопытные голубые глаза юноши, который прятался в сени деревьев. Хозяин отправил пешку следить за этим практикантом, не объясняя толком причин. Хотя Хозяин ни когда ничего не объяснял, лишь делал то, что хочется. Эль достал мобильный и набрал номер сестры, решив узнать, как ее слежка, но та не ответила, на что он обиженно фыркнул. Просто наблюдать юноша любил меньше всего, ему больше нравилось действовать. Вот только нельзя быть в такие моменты невнимательным, кто-то подкрался к нему сзади и зажал рот и нос платком с хлороформом. Пешка отключился, позволив тьме поглотить себя, а потом его куда-то поволокли. Жаль, что этого никто не увидел…

Когда Михаэль вернулся в комнату, девушка уже привела себя в относительный порядок: она сидела на кровати в одном коротком полотенце, которое едва ли что-то прикрывало, по ее телу скатывались капли крови, оставляя после себя мокрые дорожки. Чар осмотрел ее с головы до ног и даже облизнулся, девушка оказалась более чем привлекательной в такой одежде, а не своих балахонах. Юноша подошел к кровати и сел на ее край, откинув длинные волосы, «тюремщики» закрыли за ним дверь.

-Что им от тебя нужно было? – Девушка сделала вид, что ничего не слышала, лишь глаза поблескивали от негодования.
-Пытались узнать у кого регалия смерти. Но я не знал ответа, поэтому они меня затолкали обратно. Тебе не холодно? – Он провел кончиками пальцев по плечу девушки, размазывая каплю воды, Джасунора ему улыбнулась, хотя это и далось ей с трудом.
-Немного… может, согреешь, раз нас все равно тут держат взаперти… мне так одиноко без мужского внимания… — Промурлыкала шатенка, вмиг оказываясь у парня на коленках, упираясь ладонями ему в грудь, заставляя его лечь. Парень не сопротивлялся, лишь растерянно хлопал своими пушистыми ресничками. Ох, как же стихийница хотела их вырвать, а потом и ногти, чтобы он мучился от боли. – Знаешь, я считаю, что капитан тогда тебя незаслуженно наказал. Тебе было больно? – Парень передернул плечами и попытался приподняться, но девушка удержала его.
-Да, больно и унизительно. – Ответил чар, положив ладони ей на бедра, когда она заерзала на нем. Михаэль чуть улыбнулся ей. – Но ничего, я это пережил, как видишь.
-А ты молодец, Михаэль. Такой сильный… — Он снова попытался встать, но девушка толкнула его обратно. – Милый, лежи и получай удовольствие. – Промурлыкала она, аккуратно скинув с себя полотенце, показывая себя во всей красе. Михаэль скользнул по ее фигуре, его взгляд остановился на упругой и красивой груди, с аккуратными ореолами сосков. Ее болотные глаза сверкнули и она наклонилась, шепча парню в губы, отчего у того округлились глаза. Месть обещала быть сладкой.

Гленн уже битый час стоял под дождем на улице, ожидая одного человека, который побеспокоил его неожиданным звонком. Темный маг не любил ждать, но сегодня видимо это было необходимо. Парень дошел до магазина и встал под навес, закуривая, это ожидание его уже начинало раздражать, но сейчас уйти – значит отступиться от самого себя и собственного решения. Нужно было ждать, черт возьми!

-Прости, проблемы на работе были, пришлось задержаться. Операция. – Мулат подошел к черноволосому, который с ненавистью взглянул на Похоть.
-Зачем ты вызвонил меня? – Рявкнул Гленн, кинув окурок в урну и проходя мимо парня, схватив его потом за локоть и потащив за собой. Маг поправил прядь волос, отведя Похоть в сторону, после чего прижал к стенке в переулке, вся одежда прилипла из-за дождя к телу юноши, еще сильнее подчеркивая его стройность. Аришта оценивающе посмотрел на Гленна и даже облизнулся, но встретившись взглядом с темными глазами, он понял, что парень настроен серьезно.
-Полегче, парень. Я здесь тебе помочь хочу и твоему драгоценному братику. – Темные глаза уставились прямо в глаза Похоти.
-Откуда ты узнал, что мы братья? – Тряхнул Гленн Аришту, отчего тот засмеялся лишь: он легко мог вырваться из цепких пальчиков семнадцатилетнего юноши, но пока не спешил этого делать, синие глаза нехорошо заблестели.
-Это неважно. Но я не помогаю просто так, тебе придется заплатить мне. – Маг усмехнулся, ничего другого он и не ожидал услышать от одной из верных собак Хозяина.
-Сколько? – Гленн отступил на шаг, капли воды падали с его мокрых волос, которые липли к вискам, лбу.
-Неделю твой брат будет в моем распоряжении. – Гленн криво усмехнулся и приставил через мгновение ножик к шее обнаглевшего мулата.
-Нет, Габриэля ты не получишь. Хватит и того, что тебе в той комнате тогда позволил Хозяин. – Похоть быстро передумал и уже прижимал к себе одной рукой стройное тело юноши, заставляя того возмутиться.
-Раз братиком делиться не хочешь, то сейчас ты позволишь мне трахнуть себя. – От такого заявления черноволосый даже потерял на мгновение дар речи, чем Похоть и воспользовался, прильнув к мягким губам поцелуем, но тут же получил кулаком в живот. – Неужели не интересно, где твой Габриэль и что с ним? – С гаденькой улыбкой поинтересовался Аришта, согнувшись от удара, отчего ножик парнишки поранил несильно кожу на шее. Доктор недовольно покачал головой, касаясь пальцами ранения, а потом наотмашь ударяя Гленна по лицу. – Вот хочешь с вами по-хорошему, так нет, нарываетесь на грубость. – В нем было сложно признать прежнего Аришту, реальный он был не просто воплощением Похоти, но и садизма. Прежде чем маг успевает что-либо сделать, он перехватил его, одной рукой держа за волосы, а потом, впечатывая лицом в стенку, отчего из носа последнего хлынула кровь. – Ну вот, опять все неправильно. Ладно, Гленн, у тебя теперь нет выбора, я сам сделал его за тебя. – Мулат провел язычком по мочке уха парня, сжимая сильнее волосы и заставляя юношу прогнуться, когда он тянет за них. Маг попытался вырваться, но Похоть перехватил свободной рукой его руки и вжал своим телом в стенку. Его горячее дыхание обжигало кожу, отчего она покрывалась мурашками. Какой контраст: холодный дождь и горячее дыхание Похоти, а потом в шею воткнулась иголка, и маг потерял ощущение реальности. – Не бойся, тебе понравится истинная сторона желания. – Шепот, заставляющий дрожать всем телом, от него подкашивались ноги, но Аришта держал крепко, ожидая, когда же сыворотка подействует. Ночь обещала быть горячей…

Когда Лампадник проснулся, он оглядел в комнату и судорожно выдохнул, поняв, что в ней нет самого дорогого его сердцу: не было Принца. Вскочив с кровати, с того чертова места, где он позволил себе грубость по отношению к любимому существу, черноволосый обежал комнату, но никого не было. Словно и никогда не было: ни вещей, ни запаха цветов, который всегда исходил от юноши с зелеными глазами. Что-то полетело в стену и со звоном разбилось, позади себя он услышал до боли знакомый голос.

-Я же говорила тебе, чтобы ты не давал себе настоящему волю. А ты монстр, Лампадник, такое сотворить с самым невинным мальчиком в вашей команде… это надо быть по истине зверем. – А потом смех, искаженный пространством.
-Закрой рот! Ты ничего не понимаешь! – Заорал он и по стеклам потянулись тонкие нити трещин, разрисовывая стекло своим странным узором. Демонесса качнула бедрами и устроилась на столе, улыбаясь во все свои острые зубья. – Уйди Белиал… сгинь, чертова тварь! – Он швыряет в нее вазу, но та прошла сквозь нее и разбилась об стену. Голограмма всего лишь.
-Срок твоего наказание подходит к концу, Люцифер ждет тебя. Будь готов вернуться в полнолуние. И да… голос. Я забираю его у тебя. – Демонесса подошла к Лампаднику, он попытался отстраниться, но ловкая чертовка легко поймала его за горло, он почувствовал острые когти на шее, которые разрезали кожу, ранили, уничтожали. По шее струей стекала кровь, он медленно оседал, хватаясь за рану, а она лишь смеялась над ним, слизывая алые капли крови со своих пальцев. Голограмма, которая имела силу, Белиал поправила шляпку на голове и растворилась посредине комнаты. Черноволосый задыхался от собственной крови с перерезанной глоткой, он знал, что не умрет. Он не позволит. Люцифер ждал возвращения…

Определить, кто будет сверху, можно было легко: Михаэль был хрупок и строил из себя упорного пассива, поэтому девушка все взяла в свои руки… в прямом смысле слова. Ее ловкие пальцы поглаживали его член по стволу, порой опускаясь ниже и сжимая яички, отчего юноша начинал жалобно стонать. Видимо у него тоже было долгое воздержание, как и у самой стихийницы. «Ничего, исправим сию ошибку» — подумала она, седлая уже его бедра, нарочно ерзая, заставляя предателя чуть ли не скулить. Она будет его пытать. Медленно, со вкусом, с расстановкой… наклонившись, она касается его мочки уха, прикусывает, посасывает, а все для того, чтобы парень отвлекся, расслабился. Непозволительная роскошь в такой обстановке. В ее глазах – огонь, ненависть и жажда мести, она не терпела тех, кто предавал, вонзал нож в спину. Пощады не будет, парень сам себе вынес смертный приговор.

-А теперь ты расскажешь мне, сука, как ты связан с этим Хозяином. – Джасунора зажала рот ему ладонью, другой сжав его шею. – А если начнешь орать и звать на помощь – я убью тебя. – Михаэль перепугано смотрел на девушку, словно не понимал, что происходит и что на нее нашло. Но это ложь. Она сильнее сжимает столь хрупкую юношескую шею, смотря на страх в голубых глазах. – Ты ведь любишь жесткий секс? О, ты его получишь, милый. – Шатенка усмехнулась, губы искажала кривая усмешка. Когда парень отключился от недостатка кислорода, она порвала простыню на лоскуты и привязала ими парня к кровати, а потом обошла комнату на наличие того, что можно использовать для пытки.
После пяти минут хождения по комнате, у нее была лампочка, кусок провода, иголки и плоскогубцы. По мнению девушки те, кто охранял их, были идиотами, раз оставили такие вещи здесь, но ей это играло только на руку. Вернувшись к привязанному, она вставила ему кляп в рот, а потом с силой стала хлопать по щекам, приводя в чувства. Когда Михаэль приоткрыл свои глаза, на ее губах появилась дикая, безумная улыбка, а глаза сверкнули желтым.

-Ну, что, милый, теперь ты испытаешь все грани удовольствия…

Гленн пытался понять, где реальность, а где его воображение, все ощущения были обострены, каждое прикосновение вызывало ассоциации, что касаются голых нервов, от них било током. Аришта с улыбкой на устах следил за парнишкой, когда он нарочито медленно стаскивал с него облегающую водолазку, касаясь нежной бархатистой кожи пальцами, слегка царапаясь. Он наблюдал с интересом ученого, который следит за своим подопытным, когда накрыл губами розовый сосочек мага, играя с ним язычком, втягивая его, а потом, прикусывая, заставляя последнего задыхаться от ощущений, раскатывающихся волнами по телу. Возбудитель? Нет, что-то другое, Гленн пытался понять, что же именно этот ублюдок вколол ему, но тщетно: в таком состоянии он был не способен соображать вообще, его тело не слушалось, он даже не мог оттолкнуть Аришту, а тот наслаждался этой игрой. Мулат вжал юное тело в стенку и заломил его руки над головой, любуясь тем, какие это эмоции вызывает. Горячий шершавый язычок коснулся щеки, вызывая новый приступ отвращения, если бы Гленн мог, он бы уже избил этого наглеца до полусмерти. Но он не мог. Не получалось, как бы он этого не хотел, да и теснота в штанах говорила о том, что уже поздно сопротивляться.

-Какая приятная реакция, правда? Ты возбужден только от прикосновений к соскам, а что же будет, когда я коснусь тебя там? Кончишь? – Насмешливо спросил Похоть, кладя ладонь на пах мага и надавливая, заставляя страдать парнишку от желания, он даже не в силах был говорить, лишь нечленораздельно что-то мычать и всхлипывать. Какая сладкая пытка…
-Х… хва… тит… — С трудом выговорил черноволосый, смотря в синие глаза своими темными, подернутыми пеленой желания.
-Ты говоришь, хватит, но твое тело требует того, чтобы его ласкали или ты скажешь, что я не прав? – Он ничего не ответил и тогда доктор позволил себе то, что никто, кроме брата не позволял. Он поцеловал мага в губы, пройдясь по ним язычком, а потом свободной рукой стал снова терзать по очереди его соски, заставляя их вновь твердеть. Разгоряченное тело, безжалостный взгляд, пришпиливающий к чертовой стенке, жадно изучающий потом тело. Отпустив руки юноши, Похоть спустил с него штаны с бельем и опустился пред ним на колени. Сказать, что магу не нравилось – ничего не сказать. Он чувствовал себя отвратительно, ненавидел этого парня, ненавидел дождь, который ударял по телу, заставляя порой вздрагивать от холодных капель, соприкасающихся с определенной частотой с кожей и скатывающихся потом вниз. Прикрыв глаза, юноша пытался не думать о происходящем, особенно тогда, когда длинные пальцы коснулись кольца мышц, очертили его по кругу, а потом проникли внутрь. Это было не с ним… с кем-то другим. Гленн не хотел верить в происходящее, это просто сон. Да, плохой сон, не более.

Похоже, в этот момент Михаэль пожалел, что родился на свет. Когда он попытался закричать в момент, когда девушка освободила его рот, она поймала пальцами его язык и дернула, что вызвало довольно-таки болезненные ощущения, в итоге она затолкала обратно кляп ему в рот, поняв, что эта сволочь говорить не станет. Но теперь стихийница была уже заведена и ей как-то так стало плевать на то, будет говорить он или нет. Он получит свое. В ее руках оказываются иголки, она нарочно подносит их к глазам парня, показывая и намекая, что скоро это он почувствует на себе. Сначала она прокалывает его соски, в каждый вгоняя по две иглы, образуя крест, капли крови сбегали по его груди, потом чуть ниже, уже протыкая кожу. Ей было плевать на его реакцию, Джасунора просто наслаждалась видом и запахом крови, которые кружили ей голову. Да, она была не намного лучше Фарфарелло, которому при виде крови срывало голову, но все же… Закончив прокалывать его кожу, она дернула каждую из них, вырывая и разрывая мягкие ткани, отчего Михаэль забился на кровати от боли, а на ее губах заиграла та загадочная улыбка, по которой нельзя было прочесть, останешься ли ты в живых. Наклонившись, она аккуратно коснулась его соска язычком, а потом с силой сжала зубами и рванула, словно желая оторвать, но пока парню повезло, если так можно выразиться. Она не оторвала его, а лишь заставила сильнее идти кровь. Потом шатенка расположилась между его ног, сжала его член и провела по всему стволу языком, повторяя сию процедуру несколько раз, до той поры, пока достоинство чара не стало твердым. Джас обмотала тонким проводом его член у основания, чтобы он не посмел кончить. Оседлав его бедра, она медленно опустилась на затвердевшее достоинство предателя, чуть кусая губы, она не застонала, ничего такого, даже когда девушка позволила его плоти полностью заполнить ее изнутри. Глаза парня выражали две эмоции: страх и желание и второе явно перевешивало, хотя он и пытался дергаться сначала, но через несколько минут, он уже поскуливал и подкидывал свои бедра вверх, чтобы задать самому ритм движений. Она его не стала останавливать, да и зачем? Пока ей было хорошо от этого, да и то, что чару больно приносила ей отдельное удовольствия, когда она начинала поворачивать этот «крест» в его сосках, дергая. Глаза несчастного заблестели от слез, когда очередная порция боли была дарована ему девушкой, которая уже переняла инициативу и сама двигалась на его члене, позволяя проникать ему до самого основания, в ней хлюпало уже от того, как она была возбуждена, а это было хорошим признаком того, что Джас скоро достигнет пика удовольствия. Но неожиданно она остановилась, а потом взяла в руку ту злосчастную лампочку. Догадываетесь, что она собирается сделать? Вот и чар догадался, его глаза были широко распахнуты от ужаса, когда она стала более узкую часть лампочки вталкивать ему в зад. Парень начал извиваться на кровати, мычать что-то непонятное, а когда более широкая часть стала входить, этот идиот зажался, и лампочка лопнула в нем. Стихийница пожала плечами, мол, сам виноват, хотя так и было в ее понятии. Она посмотрела на порезанные пальцы и врезала ему с кулака в челюсть, получая от этого еще большее удовольствие, чем даже от секса. Возобновив движения, она снова рванула его левый сосок, но на сей раз все-таки отрывая, отчего по щекам парня потекли слезы. Больно? Видимо очень больно и именно поэтому она повторила эту процедуру и с правым соском, и именно в этот момент ее настиг оргазм, она выгнулась, ее грудь в этот момент тяжело вздымалась, капли пота скатывались вниз. Поднявшись, она взяла свою одежду и спешно оделась, после чего взяла плоскогубцы и подошла к Михаэлю, который на свое несчастье все еще был в сознании.

-Ну, все, сука, теперь ты сдохнешь медленно и мучительно. – Она отвязывает его одну руку и крепко держит, не давая себя ударить или вырваться, а потом один за другим, медленно, заставляя парня страдать, выдергивает ему ногти. То же самое она проделывает и со второй его рукой, чар потерял-таки сознание от болевого шока, и тогда она закрыла его лицо подушкой и, дождавшись, пока грудь его не прекратит вздыматься, отпустила ее. Джасунора тяжело дышала и смотрела на результат своей работы, а потом рассмеялась, понимая, что убила человека в реальности. – И что? Это практически самооборона. А теперь надо отсюда выбраться и найти Габриэля. Нужно спасать этого придурка, раз ему яд давали. – Умозаключила она, после чего взяла вазу и позвала охрану, мол, хочет рассказать, где нужная их боссу регалия. На ее счастье, зашел один охранник, поэтому она обрушила вазу этому несчастному, а потом бежала из комнаты. Пока парень приходил в себя, Джасунора уже сбежала. Ей явно везло.

А где-то в это время решалась судьба одного человека…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash
« Ответ #15 : 27 Ноября 2011, 23:38:20 »
Глава 14. Приговор и его исполнение

«Как все это началось? Почему? Я честно пытался вспомнить, когда стал испытывать эти чувства к брату, но долгое время ничего. Но в тот день, когда Похоть измывался над моим телом, я все-таки вспомнил. Родители были разведены, Фарфарелло жил в Лондоне, но однажды мама мне рассказала о том, что у меня есть старший брат. Она с ним давно не виделась, отец отсудил его у нее. Вот только в его шестнадцать отец погиб в автокатастрофе, и брат остался один жить. Тогда я ее уговорил отвезти меня в Лондон, я очень хотел познакомиться с ним.
Так получилось, что я приехал слишком рано, мама отправилась снимать нам номер в отеле, а я по указанному адресу. Семнадцать лет… столько должно было быть брату. Я переминался с ноги на ногу, ожидая его около подъезда, мама рассказала, как примерно он выглядит и вот я дождался… Красивый высокий парень с пепельными волосами, аметистовыми глазами, которые печально смотрели на меня. Мы с ним были разными, не похожими друг на друга, поэтому было сложно сказать, что мы братья.

-Извините, а вы Фарфарелло? – Робко спросил я, а он наклонил голову в бок и стал изучать меня взглядом.
-Я. А ты кто? И зачем я тебе понадобился? – Он посмотрел на часы, брат спешил.
-Это, я Гленн. Вроде как твой брат младший. – Его взгляд снова прошелся по моей фигуре, а потом он улыбнулся. Я впервые видел такую улыбку, открытую и добрую.
-Прости, братишка, не признал. Ты еще был совсем мелким, когда нас разлучили. Поэтому я тебя не узнал. И да, называй меня Габриэль. Я сменил имя. – Я тогда был несказанно рад тому, что он не послал меня куда-нибудь подальше. Приобняв за плечи, он быстро поцеловал меня в висок. – Слушай, братишка, мне сейчас надо на учебу. Дождись меня. – Он всунул мне ключи от дома, а потом убежал. Красивый, необычный парень…

Брат вернулся только ближе к ночи, немного помятый, но довольный. Я не стал расспрашивать, почему он так выглядит, а он не стал рассказывать. В итоге он ограничился просьбой рассказать о себе, и я начал свой долгий и не очень-то веселый рассказ о том, как жил и живу. Габриэль лишь менял сигареты, которые быстро прогорали в его тонких пальцах, он практически не затягивался, где-то витал в своих мирах. А потом он снова улыбнулся мне, и это улыбка отпечаталась где-то внутри. Я понял, что не хочу больше терять брата. Жаль, что этот день не длился вечно, мы просидели до утра, потом он снова убежал по своим делам, а мне пора было идти в номер отеля, хотя так хотелось еще раз с ним посидеть, побыть вместе. Наверное, вы посчитаете это глупым желанием, но в моем городе таких людей нет, все погрязшие в пороках, а Габриэль был чистым. Я так думал на тот момент, это сейчас я знаю, какой он на самом деле, но осуждать брата все равно не могу. Просто ревную, когда он опять позволяет кому-то измываться над своим прекрасным телом. Но тогда я снова пришел к нему домой и нашел его сидящего на ступеньках с разбитой губой, растрепанного. На мои попытки расспросить он никак не реагировал, а просто схватил меня за шиворот и затащил в дом, а там прижал к стенке.

-Гленн, обещай мне, что никогда не свяжешься с группировками? – Я не понимал, о чем он говорит, но кивнул, чтобы успокоить хоть как-то. Аметистовые глаза в тот момент отливали алым, и этот цвет заставил меня насторожиться, словно это и не Габриэль был, а кто-то другой.
-Габриэль? – Он покачал головой, а потом быстро выставил за дверь, я тогда недоумевал, за что он меня прогнал. Это позже мне рассказал его знакомый Рольф, что брат втянут в группировки и участвует в уличных боях. Как я беспокоился и злился на него, до чего он безрассудно себя вел! Но с другой стороны… он восхищался свободолюбием брата, который всеми своими поступками бросал вызов миру, устоям его… именно так и начались мои чувства к нему. Бунтарь в этом светлом парне меня влек безудержно и однажды, когда я оставался у него на ночь снова, я позволил себе поцеловать Габриэля. Что-то в тот момент изменилось между нами. Мне было всего четырнадцать, когда я потерял свою девственность со своим братом. Другой бы сожалел об этом поступке, но не мы. В этот же день я вернулся домой, оставив Лондон, но брат обещал приехать ко мне. И он приехал, вот только это был уже совсем другой человек. Что в нем изменилось? Его сущность…»

От размышлений Гленн оторвался лишь тогда, когда понял, что сидит на холодной земле. Он не сразу понял, что все наконец-то закончилось, и этот Аришта оставил его. Рядом с ним лежал водонепроницаемый пакет, Гленн дотянулся до него и вскрыл, доставая оттуда бумажку с номером телефона. С трудом поднявшись, юноша натянул на себя штаны, чувствуя, как чужое семя начало вытекать из него. Ощущения были омерзительными, но маг все же поплелся в сторону своего дома, набирая номер, на том конце никто не ответил, тогда он набрал еще раз, проклиная то, что решился на встречу с Похотью. Как же это все раздражало.
Оказавшись дома, он избавился от одежды и закинул ее в стирку, а сам залез в теплую воду, набрав ванну, решив хоть немного расслабиться. Так он и уснул.

Рольф смотрел прямо в аметистовые глаза, он не боялся умереть, да и тем более было за что.

-Я пришел рассчитаться за долги отца. – По губам мужчины скользнула улыбка, и он покачал головой, смотря на решимость в этих глазах. Габриэль убил бы, не задумываясь, если ему это нужно было или просто хотелось. Сегодня альбиносу хотелось убить, но он медлил. – Ответь на один вопрос: почему? Почему ты после того, как изнасиловал и выкинул на улицу, решил неожиданно спасать меня? Мне просто интересно. – Скрипнув зубами, Габриэль втолкнул бизнесмена в дом и закрыл дверь, не опуская пистолета.
-Почему? Хороший вопрос. Считай, что у меня проснулась совесть после всего. Да тем более это не я по пьяни в туалете отсасывал. – Голос мужчины звучал язвительно, что очень не нравилось ассасину, он снял пистолет с предохранителя. – После того, что было, я хотел забыть тебя, а в том клубе ты стал заигрывать со мной. Откуда я только мог знать, что ты все забыл? – Голос мужчины звучал теперь раздраженно, он явно хотел снять с себя бремя ответственности за свои грешки. Щелкнул затвор пистолета, по бледным губам прошлась презрительная усмешка, еще один шаг и дуло уперлось мужчине в подбородок.
-Мне было шестнадцать, ублюдок. Всего шестнадцать… из-за тебя я стал страдать кошмарами. Как думаешь, насколько приятно просыпаться посреди ночи от собственного крика?! – Альбинос ударил ему кулаком в живот и одновременно рукоятью пистолета по виску, отчего Рольф пошатнулся, но все же не упал, лишь отступил на несколько шагов. Габриэль достал сигарету и закурил, его глаза становились теперь равнодушными. – Как ты хочешь умереть? Быстро или медленно? Но оба способа будут мучительными. – Заверил Кровавый, поправляя легким жестом прядь волос, сейчас он уже не целился в бизнесмена. Знал, что тот не настолько глуп, чтобы пытаться отобрать оружие у парня.
-Мне все равно. – Желто-зеленые глаза смотрят в упор, отчего ассасину даже стало как-то не по себе, он передернул плечами, втягивая в легкие яд медленного действия.
-Хорошо, умрешь быстро. Я все-таки еще не забыл, что несколько раз ты мне спасал жизнь. – Зажав сигарету зубами, альбинос оскалился по-звериному.
-А последнее желание перед смертью? Приговоренным всегда его исполняют. – Кровавый недовольно фыркнул и убрал пистолет таки, поставив на предохранитель, чтобы случайно себе не прострелить чего-нибудь. Скрещенные руки на груди, пальцы, сильно сжимающие чуть выше локтей… было видно, что альбинос с трудом себя сдерживал.
-Если оно мне не понравится, я убью тебя и без него. – Каждое слово было похоже на росчерк пера, которым когда-то подписывали те самые приговоры, от этого мужчина передернул плечами едва заметно, ему было явно не по себе от всей ситуации.
-Конечно же, Фарфарелло. Не захочешь, не станешь исполнять его. – Мужчина пересек расстояние, которое было между ними, притянул худого парня к себе за талию и впился в бледные губы поцелуем. Видимо по привычке, но Габриэль ответил, положив ладони на широкие плечи, но потом все же оттолкнул, прерывая сие.
-Если это твое желание, то… — Его перебили, снова поцеловав, а потом тихий шепот.
-Нет. Мое последнее желание – эту чертову ночь ты проводишь со мной, а потом можешь убить, как тебе вздумается. – Ассасин не успевает ничего ответить вновь, как его губы накрывают очередным поцелуем, а потом и вовсе прижимают к стене. Он почувствовал, как Рольф вытащил пистолет у него из-за пояса и уже мысленно корил себя за свою несобранность, он думал, что его сейчас пристрелят… но нет, мужчина откинул пистолет в сторону и рванул рубашку, отчего пуговицы с характерным звуком оторвались и полетели на пол, легкий стук их об твердую поверхность. Почему Габриэль не остановил сейчас бизнесмена? Хороший вопрос, но вряд ли он ответит вам, ибо и сам не знал ответа. Он даже не сразу понял, что его взяли на руки, а потом понесли в комнату. На удивление, но Рольф был аккуратен: он уложил ассасина на кровать, скинул свою рубашку, а потом навис над ним, снова целуя, заставляя альбиноса отвлечься, забыться… хотя бы ненадолго. Он осыпал мраморную кожу поцелуями, такими нежными, не похожими ни на что и казалось бы, Габриэль уже совсем расслабился, если бы только не этот холодный пронзительный взгляд аметистовых глаз. По ним можно было понять, что он напряжен как никогда, словно ждал какого-то подвоха, не верил, что этот человек может быть таким. Теперь не верил. Приподнявшись, альбинос стащил испорченную рубашку и кинул ее на пол, удобнее устраиваясь на кровати, когда теплая ладонь Рольфа скользнула по его груди вниз и остановилась на животе. Взгляд прошелся по груди парня, отчего ему стало не по себе, что-то было в этом взгляде пугающим. Наклонившись, он коснулся легко мягких губ, а потом отстранился и взял с прикроватного столика небольшую коробочку. Открыв ее, он достал серебряное кольцо с аметистом и аккуратно надел его на безымянный палец ассасина, заставляя того широко распахнуть глаза от удивления. – На память. Потом можешь выкинуть, если захочешь.
-Именно так и сделаю. – Ответил Кровавый, но потом сам потянулся за поцелуем, но сильная ладонь уперлась ему в грудь, не давая возможность получить желаемое, на губах мужчины играла улыбка. Он стал выцеловывать дорожку от шеи к пупку, не забыв одарить вниманием и соски, очерчивая их ореол кончиком языка, а потом, покусывая, прислушиваясь к судорожному дыханию и хрипам, которые вырывались из легких альбиноса. Для Рольфа эти звуки были подобны музыке, которая приятно ласкала слух.
-Elle me fait mal à l'intérieur Et j'ai tout fait pour ça Quand elle me fait saigner le cœur Je l'ai gardé pour moi.* — Прошептал мужчина, но Габриэль не разобрал его слов, не услышал, а может и не понял, он откинул голову на подушки, отчего множественные разноцветные косички разметались по ней, а потом он стал спускаться поцелуями ниже, касаясь язычком пупка, чуть щекоча. Аккуратно расстегнув пряжку ремня, а за ней и брюки, он снял ненужную сейчас деталь одежды с ассасина, на его удивление, нижнего белья на последнем не было. Поцелуями он прошелся по внутренней стороне бедра, заставив Габриэля согнуть ногу в колене, с улыбкой поцеловал это самое колено, наблюдая за реакцией парня. А тот закрыл лицо руками, судорожно выдыхая, эти прикосновения так рознились от всего, что он помнил, что испытывал, по телу прокатилась волна жара, заставившая трепетать и желать еще… еще прикосновений, еще поцелуев, еще близости… ему хотелось, чтобы это не прекращалась. Правда, странно? А ведь он пришел убивать сюда Рольфа… от собственных мыслей альбинос отвлекло прикосновение губ к головке плоти, это просто прикосновение вызвало в теле дрожь и сорвало томный стон. Какая прекрасная песнь для приговоренного… он накрыл губами возбужденный орган, задерживая движение, следя из-под полуопущенных ресниц за реакцией Габриэля, а тот лежал и кусал свою ладонь, надеясь, что сможет не застонать. Наивный… нарочито медленно он опустил голову, глубже вбирая его плоть, практически до основания, но потом снова поднял и остановился на головке. Так он повторил несколько раз, пока не услышал жалобный скулеж, просящий большего. Это было так мило… томить более бизнесмен не хочет альбиноса, тот и так уже еле держался, поэтому избавившись от ненужных тряпок, он аккуратно раздвинул изящные ноги. Самое удивительное то, что Габриэль, несмотря на то, что участвовал в уличных боях, он сумел остаться все таким же изящным, красивым, подтянутым. Даже что-то в нем было от кошачьего, наверное, грация. Та грация, с которой хищник настегает свою жертву, а потом раздирает плоть. Именно такая грация – стремительная, опасная, но завораживающая. Если честно, в такого парня невозможно было не влюбиться, если только вы знаете о его проблеме с личностями. Но и тогда есть процент вероятности, что вы не устоите пред ним. Рольф облизал два пальца, а потом он аккуратно протолкнул их в сжимающееся кольцо мышц, на его лицо скользнула снова улыбка, он видел, как это нравилось ассасину, как ему было хорошо, когда он стал медленно двигать пальцами, периодически разводя их, чтобы подготовить. Вот только одно но: пальцев Габриэлю хватило, чтобы он кончил, перепачкав собственный живот в белесой сперме. Наверное, если бы ассасин умел краснеть, он бы был похож на помидор, но на его счастье он альбинос и краснеть не умеет. – Не порядок, Габриэль. Так дела у нас с тобой не пойдут, если ты будешь кончать от пальцев. – Рольф посмотрел на парня, глаза того были подернуты пеленой удовольствия и губы чуть приоткрыты. Мужчина залюбовался им и, наклонившись, коснулся скулы поцелуем, заставляя альбиноса положить ноги ему на плечи. Бизнесмен сначала дразнился, водя головкой своего члена по входу, но, не давая желаемого ассасину, отчего тот начинал ерзать. Он хотел… хотел почувствовать уже мужчину в себе.
-Не заставляй меня просить… — Прохрипел альбинос, смотря в томные глаза парня. Чуть надавив, он проник внутрь, но не глубоко, поняв, что не хватает смазки, он вышел обратно. Смочив возбужденную плоть слюной, он снова вошел в худое тело, теперь дело шло лучше и ему удалось проникнуть полностью, отчего Габриэль мучительно сладко застонал. Этот стон был полон желания, в нем были все его оттенки и когда мужчина сделал первое движение, тот зажался и задрожал, выгнувшись немного в пояснице. Сильные мужские руки легли на его бедра и теперь удерживали под нужным ему углом, очередное плавное движение бедер, он снова вошел до основания ударил головкой по точке удовольствия, сорвав очередной хриплый стон с бледных губ. Улыбка поселилась на уже не молодом лице бизнесмена, он продолжал размеренно вталкиваться в тело, которое так охотно реагировало на сие действие, парень под ним подрагивал от накрывающих ощущений, скользя пальцами по простыне. Рольф покачивал бедрами взад-вперед, отчего его член порою чуть ли не выскальзывал, но он вовремя успевал среагировать, чтобы снова полностью протолкнуться в горячее нутро, которое только этого и ждало. Грудь альбиноса тяжело вздымалась от судорожного дыхания, он задыхался от этого непривычного ему неторопливого ритма, а Рольф наслаждался, смотря на покрывшегося бусинками пота ассасина. Габриэль сгорал от этой неторопливой страсти, которая жадно захватывала тело, но не давала еще пока что разрядки, внизу живота разливалось приятное тепло. Мужчина наблюдал за реакцией на каждое свое действие, а потом взял в руку плоть парня, начав медленно и ритмично ласкать ее по всему стволу, отчего голова шла кругом, причем, теперь у обоих.
-Если бы ты знал, как ты прекрасно смотришься в такие моменты… — Последнее движение и глубоко внутри Габриэля Рольф излился своим семенем. Одновременно с ним разрядки достиг и альбинос. Тяжелое дыхание казалось слишком громким в комнате, где были только они вдвоем, все вокруг словно отражало каждый их вдох и выдох.
Это продолжалось практически до утра, до тех пор, пока обессиленный Габриэль не уснул под боком у бизнесмена. Рольф любовался им до первых лучей солнца. Когда же луч солнца проскользнул сквозь шторы и лег на щеку альбиноса, бизнесмен поднялся с кровати. Взяв небольшой листок бумаги, он написал записку парню, надел штаны, а потом прошел в кабинет. Сев за свой стол, он достал из ящика свой пистолет, а потом приставил к виску.

-Незачем тебе Габриэль мараться об меня. – Сказав это, он спустил курок. Выстрел, а потом стук упавшего тела. Ассасин от этих звуков подскочил на кровати и тихо застонал, поняв, что у него все болит, но превозмогая боль, он дошел до кабинета Рольфа и охнул.
-Рольф… — Альбинос закрыл дверь, ненужно было, и проверять, жив мужчина или нет. Это было и так понятно. Взяв свой мобильный, Габриэль вызвал скорую, собрался, а потом взял оставленную записку бизнесменом. Его глаза быстро пробежались по строчкам, потом он смял листок бумаги и сунул в карман. Закурив, парень вышел из дома и направился домой, когда ему пришла смска от брата, с просьбой встретиться в их месте. Ассасину пришлось поменять свой маршрут.

Записка Рольфа.
«Габриэль, я знаю, что ты меня никогда не простишь за это, но тебе и так хватает грязи в жизни. Твой приговор я сам приведу в исполнение. Завязывай с игрой и найди того, с кем проживешь всю жизнь и кого сможешь полюбить. Будь счастлив. Рольф.»

_____________________________________________________________________________
* Elle me fait mal à l'intérieur Et j'ai tout fait pour ça Quand elle me fait saigner le cœur Je l'ai gardé pour moi. – Она причиняет мне боль глубоко в душе И я все сделал для этого. Когда из-за неё мое сердце кровоточит Я все держу в себе. (французский). Из мюзикла «Dracula, l'amour plus fort que la mort».

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash
« Ответ #16 : 27 Ноября 2011, 23:38:56 »
Глава 15. Команда Хозяина

Рыжеволосая девушка раздраженно смотрела на парня с красными волосами, который точил свои клыки пилкой для ногтей. Сейчас ей как некогда хотелось засадить эту пилку ему меж глаз, но девушка все-таки сдерживала свои кровожадные порывы.

-Твою мать, Хозяин, отвлекись уже! – Не выдержав, взвизгнула Эльза, отчего парень аж подскочил. Ну, не очень-то он любил кричащих личностей.
-Ааа… Химерочка… что-то случилось? – Улыбнулся он, оголяя ровные клыки. И зачем он только подпиливал их, спрашивается.
-Где мой брат?! Ты отправил его следить за тем полицейским, и он пропал! – Кошачий зрачок стал похож на одну линию, он прищурил свои желтые глаза и приблизился к девушке практически вплотную.
-Что-что? Я не расслышал. Пешка пропал? – Он наклонил голову в бок, с интересом рассматривая ее шею. Проститутка как всегда была одета только в трусики и корсет, плюс чулки в сеточку. Только на этот раз наряд весь ее был красно-белым. А вот Хозяин был в красной безрукавке и черных штанах облегающих, которые очень хорошо подчеркивали его телосложение. Не раскаченный, но рельеф мышц все же был, он всегда любил подчеркивать свои достоинства такой одеждой, это заставляло всех оборачиваться ему вслед и вожделеть его. Ему бы быть порно актером…
-Только не делай вид, что не знаешь, где он… — Прошипела Химера, сжимая кулаки, на что Хозяин только рассмеялся.
-Химера, если бы я знал, то уже давно бы сказал тебе. Но я не знаю, где он. – Парень неожиданно стал серьезным, он развел руки в стороны, мол, прости. – Я тебе еще более интересную вещь скажу: пропали Принц и Лампадник. Кто-то систематично уводит наших членов команды, причем они пропадают бесследно. – Рыжеволосая стала недовольно пристукивать каблуком, выбивая определенный ритм, ритм биения ее сердца.
-Это шутка, Хозяин? Кому это может быть нужно, устранять нас? – Он пожал плечами и отошел обратно к зеркалу, снова начав точить клыки.
-Я собираюсь навестить своего зверька, а ты можешь пока подумать над этим вопросом. – При упоминании о «зверьке» девушка побледнела. Ах да, а вы не знали, что тогда в игре Габриэля трахнул не Хозяин, а она в его обличье? Ну, так вот, Хозяин тоже этого не знает, и если сей факт выявится, то она может себе копать могилу, именно там она окажется.
-А где ты его искать будешь то? Дома он не объявлялся, тот, кто за ним следил – пропал. – Похоже, парень только сейчас задумался над этим вопросом, пилка замерла рядом с клыком.
-Твою мать… точно же! – Он разочарованно посмотрел в свое отражение и покачал головой. – А я только хотел развлечься с его телом… оставить еще парочку своих меток. – Его голос совсем стал печальным, девушка подошла к нему сзади и положила ладонь на плечо.
-Хозяин, ты можешь отправить Фантома искать… ты же знаешь, у него в этом плане талант. – Красноволосый задумался и продолжил точить клыки.
-Хах, пусть ищет. Если к вечеру не найдет зверька, я ему устрою сладкую жизнь. Все, брысь отсюда. – Он выставил нагло девушку за дверь, Химера что-то сказало неприличное ему в ответ за это, и пошла к Фантому. Нужно было передать ему новое задание.

Фантом – это мечта любого татуировщика, практически все его тело покрыто татуировками: змея оплетает тело, на руках идет паутина и несколько тарантулов, на шее узор терновника, которые потом тянется по плечам и под паутиной словно. На щиколотках были руны, значение которых только он знал, а на костяшках пальцев символы с его кодовым номером, как одного из опасных преступников. Но самое удивительное, что любитель татуировок не имеет ни одного пирсинга. Эльза зашла к нему без стука, за что чуть сразу не получила ножом в живот.

-Стучаться не учили? – С усмешкой спросил он, поднимая взгляд на девушку. Под левым глазам у него были символы игральных карт набиты.
-Не учили, я же в борделе работаю, забыл? У меня вообще отсутствуют какие-либо манеры. – Ехидно проговорила она, наклоняясь и поправляя чуть сползший чулок. Фантом наблюдал на это действие с долей интереса, особенно когда смог лицезреть ее бюст, он даже облизнулся, но потом она распрямилась, и он разочарованно вздохнул.
-Так чего ты приперлась? – Парень провел ладонью по короткому ежику зеленых волос, которые идеально подходили под цвет его глаз, ядовито-зеленых. Фантом был одет в военную форму, его вообще чаще всего можно было встретить в таких прикидах: парню нравились камуфляжные цвета, да и смотрелся он в них эффектно. Подтянутое крепкое тело с красивым рельефом мышц… не парень, а мечта просто. Он снял военную куртку и остался в майке, которая еще сильнее подчеркивала его рельефы, девушка чуть не застонала от увиденного. Они упорно дразнили друг друга.
-Хозяин отправляет тебя искать свою зверюшку. В реальности. – Он чертыхнулся и ударил ногой по стулу, отчего тот отлетел.
-Да что б его! У меня были планы на вечер! Хотя… эти планы можно перенести и на сейчас… — Эльза хотела было что-то сказать, но не успела: Фантом притянул девушку к себе и впился в ее накрашенные красным губы. Да чего уж говорить, Химера не особо-то и сопротивлялась его «планам».
Через… хрен знает сколько времени, довольный как удав Фантом вышел из своей комнаты, прихватив куртку и на ходу поправляя пряжку ремня, на шее его теперь красовался ошейник. Довольный оскал говорил о том, что настроение у него было просто великолепное, и он был готов устроить охоту на «зверька».

Дверь тихо скрипнула, и в комнату Хозяина зашел белокурый юноша с голубыми глазами и нежной светлой кожей, красноволосый увидел его в отражении, после чего отложил пилку и повернулся, улыбаясь вошедшему.

-Ангел! Давно я тебя здесь не видел. – Юноша, одетый во все белое, улыбнулся в ответ, подходя к Хозяину и оплетая руками его шею и касаясь легким поцелуем губ.
-Да, Хозяин, давно, но вы же знаете, что я был занят вашим заданием и успешно его выполнил. – Красноволосый запустил пальцы в светлые волосы и сжал с силой, потянув за них, заставляя Ангела откинуть голову назад. Горячий язычок прошелся по шее юноши, но Хозяин не стал кусать его, а лишь плотнее прижал к себе.
-Какая у тебя вкусная кожа, Ангелочек. Надеюсь, ты ко мне с хорошими известиями? – Ангел захлопал ресничками, его глаза предано смотрели на главного.
-Ну как вам сказать, Хозяин. В общем, ваша пленница сбежала, убив Михаэля. – Хозяин рассмеялся, для него это было хорошей новостью, значит, можно было не напрягаться больше по поводу этого чара. А то, что девушка сбежала… в этом не было ничего страшного, даже если она расскажет, где обитель их команды, альбиносу это ничем не поможет.
-Ты сегодня принес хорошую мне весть, Ангел, за это я тебя отблагодарю… — Он подошел к столику перед зеркалом и достал оттуда белый кулон, после чего вернулся к юноше и надел ему на шею, проскальзывая кончиками пальцев по мягкой коже, а потом зарываясь в мягкие шелковистые волосы.
-Я рад, Хозяин, что эта весть пришлась вам по душе. – С губ юноши не сходила улыбка, даже когда Хозяин стал расстегивать его шортики, а потом спустил их.
-Скажи, Ангелочек, ты сильно по мне соскучился? – Он сжал плоть белокурого у основания, касаясь кончиком язычка мочки уха, дразнясь привычной для себя манере. Но белокурый все продолжал улыбаться, словно не замечая таких манипуляций.
-Конечно же скучал, Хозяин. Вы же знаете, что я всегда думаю о вас и только о вас. – Такой ответ удовлетворил самолюбие красноволосого, поэтому он стал медленно водить рукой, возбуждая юношу, порой переходя на мошонку и сминая несильно ее, оттягивая вниз. С губ Ангелочка сорвался сладкий стон, он оттопырил попку назад, словно прося тем самым, чтобы Хозяин сделал большее. Ну, разве он мог отказать этому созданию в его желании? Несколько раз шлепнув по упругим ягодицам, красноволосый отошел и сел в кресло, после чего жестом поманил к себе юношу. Тот послушно подошел, сам расстегнул брюки и спустил их с Хозяина, высвобождая возбужденный орган. Ангел несколько секунд рассматривал его, лаская сам себя, а потом уселся на коленки к нему спиною, медленно опускаясь на член. Белокурый заерзал, стараясь удобнее сесть, чтобы потом было проще двигаться, на это у него уходит несколько секунд, а потом он начинает довольно таки активно подниматься и опускаться обратно, не позволяя органу Хозяина выскользнуть из кольца мышц, которое приятно зажимало внутри. Красноволосый поддерживал юношу за бедра, порой заставляя его сильнее опускаться, чтобы он мог войти до основания, чтобы Ангел прочувствовал каждый миллиметр плоти. Он опустил голову, позволяя Хозяину целовать свою шею, на удивление с этим юношей главный никогда не был груб и имел его с медленным остервенением, пока сам Ангел не начинал умолять о позволении кончить, довести себя. – Умм, Хозяин, как же хорошо быть с вами… — Желтые глаза сузились, красноволосый парень расхохотался и резко вогнал движением бедер свой член до основания, а потом еще и еще раз повторил это, в этот момент Ангел уже не сдерживался и вовсю ласкал себя. Первым до пика дошел естественно юноша и когда его мышцы сжались вокруг члена Хозяина, то тому тоже долго ждать не пришлось оргазма. Поднявшись, Ангел пошел в спальню, а за ним и Хозяин. Веселье только начиналось.

Альбинос шел не спеша в заброшенный парк аттракционов, через несколько минут, толкнув калитку, он прошел внутрь, снова закуривая. Сколько он уже выкурил за это время сигарет? Черт знает. Габриэль садится на старую карусель и смотрит в бездушное ночное небо. Это место всегда навевало на него тоску, почему они стали здесь гулять постоянно с братом? Наверное, потому, что здесь можно было быть самими собой. Он услышал шелест ветра в листьях деревьев, тихие шаги сзади, прикрыв глаза, ассасин попытался вспомнить, брата ли они? Тряхнув головой, усмехнулся, почувствовав, что обняли со спины.

-Что, братишка, решил добить меня? Давай, против ничего не имею, тем более от твоей-то руки. – Он услышал недовольное фырканье Гленна, а потом его поцеловали в затылок.
-Габриэль, тебя отравили. Яд медленного действия. Вот его код. – Гленн быстро всунул листок бумаги Габриэлю в руки, а потом отошел. – Прости, но я не могу с тобой тут оставаться. У тебя неделя осталась, прежде чем яд полностью выведет твой организм из нормального состояния, неделя на то, чтобы найти противоядие и выжить. До встречи. И пожалуйста, выживи. – Альбинос ничего не успел сказать, он даже выронил изо рта сигарету. Вскочив с карусели, он было бросился за братом, но у того был талант сбегать и не оставлять следов, чтобы найти его. Чертыхнувшись, Габриэль посмотрел на бумажку с кодом. Губы исказила улыбка. Отравлен, ну что ж, это делало игру еще интереснее, у ассасина была неделя на то, чтобы пройти уровень и провести команду, верней ее остатки. О судьбе Джасуноры и Михаэля он еще не знал. Ударив почему то и зашипев, капитан огляделся, услышав какое-то постороннее шуршание. Крутанувшись вокруг себя, он никого не увидел и когда хотел было вернуться на карусель и сесть, ему в спину ткнулся нож. Убрав аккуратно листок в карман, альбинос усмехнулся.
-Что-то мне везет в последнее время на приключения. – В тоне капитана звучало презрение к тому, кто посмел приставить нож. Усмешка.
-Когда мы виделись в последний раз в игре, ты пытался убить меня. Что же сейчас не пытаешься? – Голос альбиносу показался знакомым, он почувствовал, как у него из-за пояса достали пистолет и куда-то видимо убрали. – Я тебе напомню: ты натыкал в меня свои кровавые стрелы с ядом. Ощущения не очень приятные, поверь. Но единственное, что радует – я смог тебя поиметь при первой встрече. Вспомнил? – Габриэль рассмеялся, он понял, кто это был.
-Фантом, не ожидал встретиться с тобой в реальности. – Теперь рассмеялся Фантом, что заставило ассасина напрячься.
-Ну что ты, мы уже виделись, это я тебе тогда компьютер отрегулировал, чтобы потом встретиться в той комнате. Помнишь? Кстати это комната Похоти, он до сих пор обижен на тебя за то, что ты там устроил. – Фантом подцепил ножом край рубашки Габриэля, и острое лезвие разрезало его, отчего по коже прошелся ветерок и он поежился. – А в реальности ты ненамного отличаешься от своего образа в игре. – Правая рука Хозяина толкнул капитана на карусель и тот, не удержавшись, упал на нее, но потом повернулся к напавшему лицом. Если честно, в этот момент Габриэль прифигел, увидев, как выглядит в реальности Фантом. Тот ухмыльнулся лишь на такую реакцию, подходя и присаживаясь перед ассасином на корточки и приставляя нож к детородному органу, отчего альбиносу стало не по себе. Вот кастратом он не хотел становиться явно, это слишком скучно.
-Убери нож от моего члена, ублюдок. – Габриэль посмотрел на него, его тон был холоден, но из-за этих слов зеленоволосый надавил лезвием на ткань штанов, а потом и вовсе ее разрезал. С долей интереса альбинос наблюдает за сим, пока не двигаясь. Еще не хватало провоцировать психа такого, ведь реально отрезать может!
-Из-за тебя сорвались мои планы на ночь, Габриэльчик. Поэтому я решил, что могу их перенести на тебя, тем более Хозяин сказал найти тебя… а что делать, увы, указаний не было. – Похоже, у альбиноса начался нервный тик: уголок губ дрогнул, Габриэль попытался отползти, но его схватили за эти злосчастные штаны и притянули обратно. В итоге брюки были безнадежно испорчены, а Фантом нависал над ним, упираясь ножом ему в бок. – Тебе лучше подчиниться сейчас, иначе не гарантирую, что доставлю тебя Хозяину живым. – Зеленые глаза сверкнули недобрым огоньком во тьме, парень стянул с капитана порезанные брюки, а потом уперся ему коленкой в пах. Вот только этого еще не хватало для полного «счастья» ассасину!
-Слушай, Фантом, может, отвалишь, а? А я тебя познакомлю с классной проституткой, развлечешься с ней… а к Хозяину я и сам могу дойти. – Но судя по взгляду, Габриэль мог не надеяться на хороший исход для себя. Уложив Кровавого полностью на карусель и откинув брюки, он воткнул нож рядом с его лицом, а потом скользнул холодными ладонями по бокам альбиноса. Впервые в жизни ассасин почувствовал себя беззащитным настолько, что это даже возбуждало. – Понятно, не отвяжешься… — И ответом ему была ухмылка. Фантом даже не посчитал нужным раздеваться, он лишь приспустил свои штаны и подтянул альбиноса к себе за бедра.
-Не бойся, я постараюсь закончить с тобой побыстрее, больше часа насиловать не собираюсь. – У ассасина от такого заявления аж глаза округлились. Ну что за нафиг?! Какой час?! И так холодно ночью на улице! Но видимо этому парню в военной форме абсолютно плевать на мнение альбиноса, особенно когда он проталкивает свой член в его нутро. Габриэль чуть не взвыл, ощутив размер этого ублюдка в своем заду, тем более без подготовки… видимо капитан долго сидеть не сможет после такого «знакомства».

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash
« Ответ #17 : 27 Ноября 2011, 23:39:30 »
Глава 16. Переход на четвертый уровень

«Сказать, что у меня болел зад – ничего не сказать. По-моему, я еще неделю буду спать на животе из-за этого зверюги. И где только его Хозяин нашел?! Ладно, одно хоть радует, что через час он и впрямь отвял от меня. Ну как отвял? Закинул мою тушку на плечо, дошел до своей машины и кинул на заднее сиденье, после чего благородно отвез домой, пообещав указать Хозяину, где я. Мол, чтобы мой зад никто пока не тронул. Как я понял, но Фантом решил естественно не рассказывать ему о том, что было здесь.
Когда я оказался дома на душе прям легче стало. Дом, милый дом, как же я соскучился за эти дни по нему! А вот бросать так грубо на диван было совсем не обязательно! Вот ведь зараза зеленоволосая. Попытавшись встать, я застонал, поняв, что лучше вообще не двигаться. Больно это мягко сказано, я даже не знаю какие эпитеты для описания подобрать, насколько это больно. А Фантома это веселит, рожа довольная. Ничего, в игре я ему устрою веселую жизнь! Перевернувшись на живот, уткнулся носом в подушку, честно стараюсь не обращать внимания на то, что он еще не ушел, но это сложно, с учетом того, что он периодически отпускает шуточки в мою сторону. Придушу…
Похоже он провел у меня в квартире около двух часов, я успел задремать, вот только проснулся от удара по больному месту: это Фантом так попрощался. «Как-нибудь повторим» заставляет напрячься, но благо он все-таки уходит. Как-нибудь повторим… ага, конечно! Не дождется такого счастья! Все же сползаю с дивана и иду в душ, скидывая с себя испорченные остатки вещей, когда оказываюсь под теплыми струями воды, ощущения, что оказался в раю. Как же хорошо сейчас, даже боль отступает на второй план. Мой взгляд падает на безымянный палец, на котором кольцо. Хм, не выкинул. И что это значит? Нет, не хочу думать над тем, почему Рольф все это делал. Теперь он мертв и все это не имеет значения.»

Габриэль стоял под душем и даже не подозревал, что в этот момент Хозяин наблюдает за ним. Красноволосый лежал на кровати, уложив голову Ангела к себе на грудь. Он с интересом наблюдал за тем, как капли воды катятся по стройному, даже немного женственному телу, как альбинос откидывал голову назад и подставлял лицо воде. Потом ассасин стал расплетать большое количество косичек, под мокрой водой они прилипали к телу. От такого зрелища Хозяин даже облизнулся, ему очень захотелось прикоснуться к этой мраморной коже, схватить за волосы и протащить так до самой кровати, а потом бросить на нее и… в этот момент красноволосый заметил, что парень стал смотреть на какое-то кольцо на своем пальце. Внутри все неприятно стало закипать, Хозяин сел на кровати и увеличил изображение, чтобы рассмотреть кольцо. Потом он снова рассматривает тело парня: он увидел на нем синяки на пальцах, верней на бедрах, словно их с силой сжимали. Вот это совсем не понравилось Хозяину. Кто посмел без его разрешения притронуться к его зверьку?! Ангел недовольно замычал, когда красноволосый решил подняться: тот поднял голову и уставился в желтые кошачьи глаза, а потом уставился на экран, смотря тоже на обнаженное тело ассасина.

-Это и есть ваш зверек, Хозяин? – Сонно поинтересовался Ангел, обнимая потом подушку крепко и прикрывая снова глаза. – Он красивый у вас. Хотя все ваши зверьки всегда отличались этим. – Это было правдой, Габриэль, увы, не первый зверек Хозяина и вряд ли последний.
-Он не подчиняется мне и не слушается. Я его наказываю, а он все равно смеет поступать так, как хочет. Я его даже отравить приказал, чтобы он ко мне приполз и попросил противоядие, а он спокойно стоит в душе и смотрит на чужое кольцо! Кто ему его подарил?! – Было видно, что Хозяин злился, а это было плохим признаком.
-Хозяин не идите к нему в таком состоянии, а то не получите никаких ответов от него. Я более чем уверен в этом, по нему видно, что он гордый зверек и так просто не сдастся. – Голос Ангела заставляет красноволосого замереть, он посмотрел на лежащего юношу, а потом снова на экран. Ангел был прав. Бежать сейчас домой к альбиносу было бы глупо, так бы он показал Габриэлю только то, что ревнует. А это слишком большая роскошь для зверька.

Эль пришел в себя в каком-то темном подвале, его руки были связаны. Рядом кто-то лежал, но пока что без сознания. Приглядевшись, рыжеволосый узнал в лежащем Принца, на затылке которого виднелось темное пятно. Видимо его сильно приложили, было сложно определить, жив ли он. От этого Пешке стало не по себе, он тихо позвал светловолосого юношу, но тот не отреагировал, что еще больше не понравилось Элю. Дверь скрипнула, и к ним кинули кого-то еще, увы, Пешка не разглядел лицо их похитителя. А вот нового заключенного он узнал: это был практикант полицейских, тот, за кем следил совсем недавно он. Жоэль. Пешке все интереснее становилось, кто же похитил их, а главное – для чего. Какая цель? Они не были детьми богатых людей, поэтому выкуп требовать не с кого, игроки в вирте они не основные… Принц тихо застонал, видимо он стал приходить в себя.

-Принц, как ты? – Тихо спросил Пешка, смотря на связанного парня, которому явно досталось больше всего.
-Пешка? Где мы? Я ничего не помню… — Тихо проговорил светловолосый, стараясь не двигаться, было видно, что парню очень плохо, только вот Пешка не знал, отчего именно. Из-за раны на голове? Возможно. Но было ощущение, что у Принца не только голова болела.
-Я бы сам хотел знать, где мы и почему нас заперли. Как ты? – Повторил свой вопрос рыжеволосый, наблюдая за ним.
-Нормально, переживу… а где Лампадник? – В его голосе читался испуг, Эль усмехнулся. Кого не было здесь, того не было.
-Пока кроме нас никого здесь нет, и не было. – С легкими нотками раздражения ответил он, опуская голову. Только они были здесь, и никто ничего не объяснял, почему и из-за чего. А неизвестность – самая страшная пытка.

«Бездействовать я не любил, поэтому, поспав несколько часов, я пошел снова за игру. Сейчас на карте моя жизнь и мне надо как-то узнать о противоядие. Самый верный способ найти на противоядие – это попасть на четвертый уровень в забытый город. Я о нем слышал всего пару раз, никто туда не заходил обычно потому, что некроманты сделали город засильем живых мертвецов. Это был некогда город ученых и алхимиков, у них были все яды и, естественно, противоядия. Запомнить номер яда не составляет труда. Сажусь в кресло и надеваю очки, потом подсоединяю штекер и загружаю игру. Подсоединение немного заискрило, видимо последствие неудачного выдергивания в последний раз. То, что на кресле моя кровь меня это совсем не волнует. Мир перед глазами мерцает и начинает загружаться игра. Пятьдесят процентов… перед глазами пролетают все моменты последних событий, марионетка, как Фарфарелло убивает ее… потом Хозяин и то, что было в коридоре… опять это странное ощущение того, что это не он, а кто-то другой, принявший его облик. Встряхиваю головой, отгоняя эти ненужные мысли. Не хватало мне еще напрягаться из-за таких мелочей, сейчас важнее дойти квест и открыть проход на четвертый уровень, жаль, что никто из команды не играет сейчас. На Джас запрет оставленный мною, близняшки давно вообще не выходили в игру. А Михаэль… что с ним, я не знал, но его значка тоже не было. Я один и это паршиво, но с другой стороны могу свободно перемещаться, независимо от других. Сто процентов, я оказываюсь в той таверне, где смеялся над своей подругой. Меняю экипировку свою на черный костюм ассасина, он тоже с шароварами и туникой, только немного по-другому скроен, на лице любимая маска, в рукавах стилеты. Только в этот раз я еще беру короткий одноручный меч. Быстро прописываю несколько кодов, чтобы сохраниться и открыть свою манну, это мне пригодиться. Регалия смерти висит теперь у меня на шее. Ну, что же, теперь нужно найти проход…»

Габриэль осматривался по сторонам, когда вышел из таверны, люди сновали туда-сюда, но всем было плевать на странного гостя. Это были боты, пока их не тронешь, они не трогают тебя, все просто. Капитан пошел в сторону выхода из города, где были конюшни. Нужно было выбираться отсюда, причем, чем быстрее, тем лучше. Не любил ассасин ботов таких, бездушные единицы. Когда он оказался около конюшен, то не нашел торговца. Что ж, не его проблемы, он кинул несколько золотых монет на скамейку, а сам вскочил на гнедого коня, который на его счастье был оседлан. Пришпорив коня, он направил его в сторону разрушенной церкви. Что его вело туда? Наверное, можно назвать это чутьем. Волосы во время скачки развивались, словно небольшой шлейф, красно-пепельные… смотрелось со стороны это очень экзотично, да и вообще вся внешность Кровавого смотрелась экзотично. Особенно аметистовые глаза с золотым окаймлением вокруг зрачка…
Несколько часов он добирался до старой разрушенной церкви. Спешившись, он оставил коня щипать травку, а сам снял регалию смерти и прошел внутрь. Нужно было найти хоть какую-то подсказку…

-Долго искать сам будешь. Тебе помочь? – У альбиноса начался нервный тик. Повернув голову, он посмотрел на стоящего в проеме Фантома. Габриэль искривил губы в подобие улыбки и отвернулся обратно, подходя к алтарю.
-Обойдусь и без твоей помощи. – Фыркнул ассасин, смотря на регалию и символы на ней. На алтаре были такие же некоторые символы, альбинос стал их очищать, чтобы потом прочесть, но ему снова помешал этот наглец, подойдя сзади и обняв, скользнув по груди ассасина своими белесыми руками.
-Если ты сейчас используешь регалию смерти, то она отнимет половину твоей жизни и откроет портал на промежуточный уровень, а не на третий. Тут нужна еще одна. Регалия жизни. – Альбинос что-то прошипел, убирая его руки от себя.
-И где ее достать? Эту регалию? – Раздраженно поинтересовался Габриэль, когда Фантом снова расположил руки на его груди. Вот ведь извращенец, постоянно пристает.
-Ну, если ты меня хорошо попросишь, то я помогу тебе открыть регалию жизни… Ладно, шучу, так помогу тебе. Считай, что благотворительность. – Благотворительность?! Габриэль был готов его придушить сейчас же. Как он смел говорить о благотворительности после того, как поимел его в парке том?! Но ассасин не успел ничего сказать, когда перед его носом повис кулон, в котором была заперта регалия жизни.
-Откуда она у тебя? – Тихо спросил альбинос, заворожено смотря на нее.
-У каждого в начале игры дается определенная регалия. Моя была регалия жизни. Твоя — ярости. Чья-то – смерти. Понял? – Он так говорил, словно с несмышленым ребенком, отчего капитан недовольно фыркнул.
-И что теперь делать? – Он высвободил регалию свою и взял регалию смерти свои руки, прижав их друг к другу.
-Там где начинается жизнь, заканчивается смерть, а где смерть – прекращается жизнь. Но на их перепутье стоит бесконечность и миг. – Две регалии засветились в белесых руках, отчего Габриэль даже зажмурился, столь ярким был свет. – И в этом перепутье жизнь соединяется со смертью. Портал четвертого уровня, забытый город, переход! – Фантом громко проговорил последние слова, и вспышка света объяла их обоих в этой старой церкви. Там где был алтарь открылся портал, Фантом втолкнул в него альбиноса и шагнул сам. Через несколько секунд загрузки, они оказались в каких-то горах. Фантом протянул альбиносу обратно его регалию смерти, а свою убрал. – Пошли, заброшенный город находится за горами, нам их нужно перейти. – Капитан явно не понимал мотивов правой руки Хозяина.
-Почему ты решил мне помочь? – Наконец-то задал он интересующий вопрос, на что полупрозрачный парень лишь пожал плечами, поправляя свою тунику. Да, он игровой и реальный сильно отличались, Кровавый рассматривал Фантома, пытаясь понять мотивы того, раз уж он решил игнорировать его вопрос.
-Идем уже, я не собираюсь с тобой тут надолго зависнуть. – Он махнул рукой в сторону узкой тропы и ассасин пошел по ней вперед, сам же он пошел следом, постоянно оглядываясь, словно ожидая какого-то подвоха.
Они шли, пока не стемнело, и только тогда Фантом сказал, что пора устроить привал. Капитан отказываться не стал, слишком сильно устал за это время, видимо, сказывался еще и яд в организме. Яд замедленного действия? Как же это мило было со стороны Хозяина отравить его, пускай и чужими руками. Альбинос кинул свою накидку и разлегся на ней, костер оба решили, что разводить не стоит: опасно, можно всякую живность ненужную привлечь к себе. Уснули они довольно-таки быстро, видимо сказывалась долгая дорога. Но вот капитан проснулся через несколько часов, услышав рядом с собой странный шипящий звук: открыв глаза, он посмотрел на странную зверюшку с четырьмя глазами, с туловищем льва и хвостом змеи. Габриэль посмотрел на то, что эта тварь нависла над Фантомом. Он бы оставил все так но… но правая рука Хозяина все-таки помог ему и это было бы нечестно, поэтому тихо встав, ассасин бесшумно подошел к существу, но вот под ногу попала ветка и раздался хруст… секунду и существо уже скалится на капитана, а тот выхватывает стилет и делает стремительное движение. Их дуэль длилась недолго, подобие льва попыталось откусить ему руку, за что Кровавый по-честному высадил глаза зверюги, сумев с трудом завалить его на землю. Сам капитан отделался лишь раной на плече и шипением от этой мелочи. Фантом посмотрел на плечо ассасина, а потом поднялся и достал бинт откуда-то, увы, Габриэль не понял откуда.

-Спасибо, что прибил его. Я что-то не заметил опасности во сне. – С усмешкой произнес он. Стащив с альбиноса тунику, он стал рассматривать снова тело капитана, потом скользнул язычком по ране, словно зализывая ее, отчего у раненого пошли мурашки. Приятные прикосновения, несмотря ни на что.
Теперь мы квиты.

«На удивление, но сейчас в игре его прикосновения не вызвали обычной вспышки гнева, да и горячий шершавый язычок, собирающий кровь… хм, это было чем-то очень приятным. Жаль, что в итоге он оторвался от раны и стал ее бинтовать. Так, о чем я это думаю?! Какое нафиг жаль?! Что-то у меня в голове не порядок в последнее время, смотрю на кольцо на пальце, и Фантом замечает этот жест, но ничего не спрашивает и не говорит, лишь качает головой. И я понимаю, что он этим хотел сказать: Хозяин будет не рад. Да Хозяин всегда недоволен всем, я явно плохо справляюсь с ролью раба для него. Задумываюсь слишком и даже не замечаю, как Фантом накидывает на меня мою же накидку, я немного удивлен. Он странный, то трахает без подготовки в грубой форме, то вот так заботится. У меня уже от общения с ним крыша медленно едет. Он что-то говорит о предначертанном. Что о своей судьбе можно узнать на пятом уровне. Увы, но перепрыгнуть уровень я сейчас не могу, мне нужно противоядие, если я хочу выиграть турнир. В итоге Фантом укладывает меня спать, сказав, что мне нужен отдых. А ведь он прав, я нормально не спал уже давно. Сегодня мы ложимся вместе, он притягивает меня к себе и кутает в своих объятиях. Хм, странные ощущения от этого, непривычные…»

Фантом разбудил альбиноса рано утром, нужно было выдвигаться, дорога ждала их долгая и не очень-то приятная. Тушу зверя пришлось разделать, чтобы перекусить перед дорогой, благо утром костер все-таки развели для готовки. Одевшись, ассасин посмотрел на своего спутника, который покрылся на мгновение сеточкой, но потом снова стал полупрозрачным, как и раньше. Легендарный игрок…

-Пошли и прекрати на меня так пялиться. – Вывел он капитана из раздумий, кинув ему один из его стилетов. Альбинос быстро убрал оружие на место и пошел за парнем, который явно был сегодня в хорошем расположении духа. Его так веселила предстоящая опасная вылазка в город? Габриэль в очередной раз убедился, что команда Хозяина сборище одних психов, которым только сражения и подавай. Этим они и отличались: команда альбиноса стремилась к победе не через убийство, а через свои знания, если так можно выразиться. Люди Габриэля никогда не убивали противников без предупреждения, а Хозяина могли убить так, что вы даже не поймете, что вас убили. У них много различий, но обе команды в турнире стремятся к одному. Альбинос нагнал Фантома и пошел рядом с ним, слушая, как тот что-то мурлыкает себе под нос.
Время тянется невероятно медленно, казалось, что прошла целая вечность, прежде чем они спустились с гор. Перед ними лежал город похожий на те, что показывали в фильмах ужаса. Слишком тихий, вымерший, только засохшие травы с ветками перелетали по дороге. Крыши где-то прогнили и обвалились, фонтан в центре города не действовал. Было слишком тихо, что заставляло даже насторожиться. А вы бы не насторожились, если бы в городе была мертвая тишина? Никаких звуков, даже животные обходили это место, боясь зайти. А капитану предстояло пройти весь город до конца, чтобы потом спасти свою жизнь от яда, если конечно переживет ночь здесь.

-Я дальше не пойду, мое время заканчивается. – Габриэль резко развернулся и посмотрел на Фантома, который только что выдал такое.
-Мда, обрадовал. Ладно, спасибо и так, что компанию составил. – Фантом подошел к альбиносу, крепко обнял, а потом вручил карт-бланш.
-Используй, если совсем паршиво станет. И выживи, я еще не забыл о своем желании натянуть твой зад пару раз. – Альбинос хотел было возмутиться, но правая рука Хозяина пропал, просто растворился. Ассасин посмотрел на карт-бланш и усмехнулся. Хоть какой-то козырь в рукаве. На город медленно опускался вечер, а капитан двинулся вперед. Именно ночью можно найти скрытую лабораторию по преданию. Видимо ему придется повеселиться прежде, чем спасти себя.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash
« Ответ #18 : 27 Ноября 2011, 23:40:40 »
Глава 17. Четвертый уровень, забытый город

«Когда ночь опустится на город, вы можете услышать тихий плач тех душ, что были неприкаянны. Но не стоит столь бурно реагировать на этот плач и бежать туда, откуда он доносится. Возможно, это баньши. Они так любят подшутить над путниками, которые забрели в город. Не спешите заходить сюда, подумайте несколько раз прежде, чем совершить такую глупость…»

Проговорил равнодушный голос игры. Будто у него был выбор. Нет, конечно, выбор был умереть от яда, тем более он наконец-то стал чувствовать его влияние на тело: появилась усталость и головокружение, что было плохим признаком. Он бросил последний взгляд на горы и покачал головой, понимая, что уже отступать поздно. Четвертый уровень был полон диковинных зверюшек, которые только и мечтали отгрызть кусочек от вас. Перехватив удобнее меч, альбинос спустился к входу в город, толкнул покосившиеся от времени ворота и прошел внутрь…

«Вы находитесь в забытом городе четвертого уровня. Информация по нему скрыта. Карта скрыта. Выйти из города можно только на рассвете. Удачи выжить…»

Этот голос медленно, но верно начинал раздражать парня. Прикрыв на мгновение глаза, он сделал глубокий вдох и, открыв, охнул. Перед ним лежал процветающий город, люди сновали туда-сюда, дети бегали, смеялись, развлекались. Альбинос удивленно озирался, а потом спрятал меч в ножны, после чего пошел вперед, постоянно озираясь вокруг. Все были живыми, радовались, кто-то грустил… но они были живы! Ассасин подошел к одному зданию и прислонился спиной к стенке, начав наблюдать за людьми, вода в фонтане приятно шумела, даже как-то умиротворяюще. Он прикрыл глаза, наслаждаясь пением птиц, шелестом листвы и детским смехом… капитан улыбнулся, наслаждаясь этой музыкой жизни. В реальности сейчас такое было невозможно услышать, а здесь он словно снова оказался в пригороде Лондона, как когда ездил с отцом, когда был еще совсем подростком. В том месте так же бегали дети, запускали воздушных змеев, кто-то гонял мячик и случайно, ударив слишком сильно, выбивал соседям стекла в окнах. На его губах появилась улыбка и неважно, что она была скрыта маской. Приятные воспоминания…

-Дядя, а что это у вас такое? – Габриэль открыл глаза и посмотрел на девочку с мягкой игрушкой, которая указывала на его меч своим маленьким пальчиком. Что это? Неужели они не знают об оружии? И что же он должен был ответить ей?
-Это меч. Им я защищаюсь от разных монстров. – Девочка захихикала, прикрыв ладошкой свой ротик.
-Но ведь монстров нет. Здесь безопасно. – Она вытащила его меч и уронила на землю, а потом взяла за руку и повела в сторону фонтана. – Тебе нужно отдохнуть и испить воды отсюда, вода имеет живительное свойство. – Пролепетал ребенок, и альбинос благодарно ей улыбнулся. Оказавшись около фонтана, он только понял, что у нее ледяные руки. Посмотрев на девочку, ассасин криво улыбнулся, увидев то, что у нее не было лица. Вырвав руку, он посмотрел на фонтан, из которого полилась кровь, а потом услышал тихий детский плач, полный отчаяния. – Дядя, не уходите! Помогите мне, прошу вас! – Услышал он ее голос в своей голове, после чего зажал уши. Она кричала в его голове, оглушала, капитан упал на одно колено, стараясь не поддаваться, но надолго его не хватило, и он потерял сознание от воздействия девочки.

Шорох где-то слева, справа детский смех… голова жутко болела, альбинос даже был не в состоянии открыть глаза. Паршивое состояние. На него смотрела все та же девочка, с большими добрыми глазами, она протянула ему руку, чтобы помочь встать. Так могло показаться со стороны, но капитан уже не доверял ей. Но ее улыбка… ее милая добрая улыбка заставляла словно довериться, хотя это и было явной ошибкой. Габриэль тряхнул головой и раздраженно фыркнул, поднимаясь и оглядываясь кругом. У девочки уже не было мягкой игрушки, да и взгляд ее был абсолютно пустым. Шаг назад, но сзади были люди, они схватили его и не давали теперь двинуться.

-А я ведь хотела с вами по-хорошему все решить, дядечка… — Проговорила девочка, в ее милых чертах что-то изменилось, стало жестче, а в руках оказался кинжал. Она подошла к альбиносу, и хотела было нанести ему удар, но он успел первым ударить ее ногой в грудь, отчего она отлетела.
-Чужак напал на нашу девочку! – Он почувствовал, как кто-то начал сдавливать его шею, ему с трудом удалось высвободить руку и, вытащив стилет из другого рукава, он нанес удар кому-то, отчего поднялся вой над городом, птицы быстро взмыли вверх, а весь прекрасный город испарился. Тяжело дыша, ассасин оглядывался. Никого, только мягкая игрушка лежала перед ним. Подойдя к ней, он наклонился и взял ее, рассматривая.
-Тс, нечисть. – Капитан кинул ее в фонтан и пошел к тому дому, где уронил свой меч. Убрав стилет и подняв меч, он снова осмотрелся. Странный город… До альбиноса быстро дошло, что воздействовала на его сознание баньши, вот только где она была… оставалось вопросом. Одно Габриэль понял точно: ходить по земле опасно, а значит надо забраться на крыши, что он и поспешил сделать, убрав опять меч. Теперь он аккуратно передвигался по старым крышам, которые скрипели под его шагами и норовили обвалиться, что не особо-то его и радовало.

«Справка: заброшенный город – город мертвых алхимиков и ученых, которые пытались найти источник вечной жизни, но из-за неудачных экспериментов все жители оказались при смерти. Тогда явились некроманты и предложили им вечную жизнь. Заключив с последними договор, они снова словно ожили, но постепенно их тела стали распадаться и остались только души и гнилые тела, которые теперь населяют этот город.
Баньши – их вой и стенания, предвещают смерть. Вой баньши предвещает скорую гибель члена семьи, а тот, кто видит баньши, должен вскоре умереть сам…»

Этот равнодушный голос игры вызвал у Габриэля лишь нервный тик. Он слышал смех баньши и что это значит? Ассасин перепрыгнул на следующий дом и снова увидел снующих внизу людей, которые хватали факелы, крича что-то. Он не мог разобрать их слов, а они бежали к воротам, схватив вилы и ружья. Альбинос замер и стал наблюдать, как звери стали бросаться на ворота, стараясь сломать их, а они удерживали эти несчастные ворота под их натиском. У него даже дыхание перехватило… что это? Галлюцинация или видение? Капитан не мог толком понять, он лишь наблюдал за тем, как звери прорвались и стали терзать людей, а за ними вошли люди в темных одеяниях. Что им двигало потом, Кровавый бы не смог ответить: он спрыгнул с крыши, вытащил меч и рванул к воротам, он помогал жителям обороняться. Увидев ту девочку, он подлетел к ней, закрывая ее от волка, одним ловким ударом он нанес животному смертельный удар. Девочка прижимала игрушку к груди, ассасин прятал ее за собой, смотря на некромантов, которые вторглись в чужой город.

-Спрячься и не выглядывай. Тебе не нужно это видеть. – Скомандовал девочке Габриэль и, почувствовав, что та отбежала, ринулся вперед, рубя зверье своим мечом. Он и сам был похож на зверя, его меч разрезал их пополам, кровь лилась на землю, орошая ее алым. Сожаления не было, когда он убивал врагов города. Зачем он это делал? Ему захотелось неожиданно защитить того ребенка. Пускай она и баньши в таком милом обличье, но ассасину плевать, он рубится, словно на поле битвы. Кровь уже стала течь ручьями, земля пропиталась ей очень быстро, появился отвратительный запах гнили, и снова стало пустынно, а на мече не было и следа крови. Капитан тяжело дышал, держась из последних сил на ногах. Его уже начинало все это злить, он вмешивался в жизнь мертвого города, понимая, что это бесполезно, но остановиться никак не мог. Неожиданно по его шее скользнули холодные пальчики, все та же девочка прижалась к нему со спины, обнимая ногами за талию, а руками за шею. – Где ты живешь? В каком доме? – Сам Кровавый не понимал, что им руководило сейчас.
-В доме рядом с фонтаном. Мои родители алхимики. – Его сердце пропустило удар. То, что ему нужно, алхимики…
-А можно мне будет с ними поговорить? – Девочка неожиданно заплакала, уткнувшись в его спину.
-Да… можно… — Баньши плакала… Габриэлю от этого стало не по себе. Оказавшись у дома рядом с фонтаном, он проводил девочку до двери, она ее открыла и скрылась, а сам альбинос вернулся к злосчастному фонтану и сел на его бордюр. Голова уже начинала болеть от всей этой ситуации, ассасин мечтал уже о том, что скоро уйдет из этого города, получив таки свое противоядие.
Девочка вышла через несколько часов, смеясь, она была счастлива, казалось бы, только большие глаза были пустыми, безэмоциональными. От этого альбиносу стало не по себе, он усадил девочку к себе на коленки, когда та подошла к нему.

-А ты знаешь, дядя, что мы сами заключили тот союз с некромантами? Наши ученые боялись смерти, а алхимики хотели познать новое… — Люди… жалкие люди. Ассасин начинал их ненавидеть уже. – Но некроманты убили нас всех. Да, мы теперь, конечно же, живем вечно, но разве это жизнь? – Она тихо стала хныкать, уткнувшись носом ему в грудь.
-Разве нет возможности прервать все это? – Тихо спросил ее альбинос, проскальзывая пальцами за ее ухом, чувствуя то, насколько холодная ее кожа. Не самые приятные ассоциации это вызвало, но парень попытался быть спокоен. Девочка спрыгнула с коленок и захихикала подло.
-Почему же? Есть. Нужна чья-то жизнь взамен. Разве ты не понял, что являешься нашим пленником? – Габриэль проклял сам себя в эту секунду за то, что посмел поверить этим глазам и ее детскому милому голосочку. Тс, надо же было так попасться…

В это время в реальности…

На свое несчастье, Джасунора пришла домой, что было самой плохой идеей. Словно нельзя было догадаться, что ее там будут ждать… Эльза приставила пистолет ко лбу шатенки, гаденько так улыбаясь. То, что проститутка была опять полуголой, ее явно не волновало.

-Ой, а я уже и не ожидала тебя увидеть, Джасунора. Я слышала забавную новость… — Измученная стихийница смотрела на Химеру, пытаясь понять, что та все-таки сделает в следующую секунду. Ничего хорошего в голову шатенки не шло. Пристрелит? Это, наверное, было лучшим вариантом. А если нет? А если эта девушка поведет ее обратно в тот дом и комнату, где она убила одного из членов команды, пускай он и был предателем? Ей явно было не по себе от всего этого уже, она нервно рассмеялась, когда щелкнул затвор пистолета.
-Что тебе нужно? Вы уже все достали меня! – Девушка начинала уже истерить, ей и так пришлось немало пережить за эти дни.
-Ну, я бы пристрелила тебя с удовольствием, но Хозяин запретил. Поэтому ты просто должна удалить свой аккаунт в игре. Так что вперед к компьютеру для этого. – Доведенная до отчаяния девушка подошла к компьютеру, быстро вошла в игру и стала вписывать коды удаления персонажа. Сожаления не было, не было уже ничего, она хотела наконец-то зажить нормальной жизнью среднестатистического человека, возможно, даже построить семью. Видимо на ней сказалось то похищение. Эльза с улыбкой смотрела на то, как иконка игрока испарилась с экрана, а сам персонаж умер. – Ничего личного, Джасунора, но Хозяин просто не хочет, чтобы кто-то помог вашему капитану выжить. – Рыжеволосая кинула пачку денег уже бывшей стихийнице. Права на восстановление у удалившихся не было, увы. Та же удивленно воззрилась на Химеру, которая снова лишь усмехалась. – Что, непонятно? Ты должна уехать отсюда и больше никогда не появляться в этом городе. Ты сама потом еще поблагодаришь Хозяина за это. У тебя полчаса на то, чтобы уехать. – Проститутка развернулась и пошла к выходу, сначала стихийница хотела огреть ее чем-нибудь тяжелым, а потом плюнула. Зачем рисковать жизнью ради игры и Габриэля? Правильно, незачем. Наплевав на все, она стала быстро скидывать самое необходимое в сумку и в конце взяла деньги, а потом выбежала из квартиры. Джасунора уже ни о чем не думала, когда садилась в поджидающее такси и уезжала прочь из города и прочь ото всех игроков и самой игры. А Эльза довольно ухмылялась, наблюдая за бегством. Все-таки Хозяин был прав, когда говорил, что верных игроков вокруг капитана нет, и каждый сбежит, если станет слишком жарко. Химера не спеша пошла на базу, покачивая бедрами, сегодня был для них удачный день.

Габриэль на удивление был аккуратен: он ссадил девочку с коленок, и вскочил на бордюр фонтана, вытащив снова свой меч. Умирать здесь он явно не собирался, слишком много чести для этой нежити. Первым бросились несколько парней с уже погнившими лицами, мышцы которых были видны из-под слезший или съеденной кожей. Первому капитан отрубил руку, когда тот потянулся к нему, он аккуратно двигался на бордюре, словно танцуя, быстро переставляя ноги, нанося раз за разом разящие удары свои противникам. Но нет, они от этого не умирали. Это было естественно: они и так мертвые.

«Для того, чтобы остановить нежить надо найти тот дом, где скрывается управляющий ними некромант. Для нейтрализации некроманта… недостаточно информации…»

Габриэль выматерился, рванув вперед и перепрыгивая через их головы, срубая нескольким голову. Толпа медленно собиралась вокруг него. Осмотревшись, он пришел к выводу, что перебежки по крыше были самым его лучшим решением за все это время, поэтому, развернувшись и толкнув парочку зомби, Он ловко закинул меч на крышу, а потом сам подпрыгнул и зацепился, после чего, приложив усилия, подтянулся. Снова меч оказался в его руке, он огляделся, пытаясь понять, где же тот ублюдок, который ими управляет, но, не найдя данного среди толпы, побежал по крыше. Куски черепицы от неосторожных шагов слетали вниз и падали кому-то на головы, отчего слышалось недовольное шипение. Еще бы они были довольны тем, что какой-то парень им нелегкие предметы на голову роняет. Несколько тварей забрались на крышу, капитан обратился к магии крови, создав пару стрел и отправив их во врагов, те проткнули сначала одних, а потом атаковали других. Это замечательная способность, использовать собственную кровь, как оружие, которое еще и разумно, если так можно выразиться. Перепрыгнув очередное расстояние между домами, альбинос неудачно приземлился и проломил не особо-то прочную крышу. Падение на спину оказалось не самым приятным, особенно когда один из жителей прыгнул сверху и попытался вгрызться свои грязными и гнилыми зубами в шею, у Кровавого не было другого выхода, как всадить ему обломок крыши в глаз, отчего тварь даже взвыла. Видимо это было очень больно даже для мертвеца, если он реально был таким. Но это уже мелочи.

-Призыв крови третьего уровня, кровавый пес! – Резкое ухудшение собственного состояния, но зато теперь рядом с ним был кровавый доберман, который скалился во тьме невидимому врагу. – Найди некроманта и убей, а я пока тут разберусь. – Пес рванул вперед и сломал стенку, отчего у самого альбиноса глаза чуть на лоб не вылезли, ну, не ожидал он такого от пса, они с ним виделись только второй раз и Габриэль еще не знал всех его способностей. Перекинув меч в другую руку, капитан приготовился к обороне, ему не хотелось пока что умирать, еще предстояла месть Хозяину за все пережитое. Альбинос насторожился, когда услышал позади детский плач снова. – А, баньша… по ком плачешь, а? – Девочка возникла сзади, снова обняла ассасина, а потом он почувствовал тонкое острие, вонзающееся в бок. Неприятно…
-По тебе, капитан. Ты умрешь. Совсем скоро. – А потом она рассмеялась, он ее уже не чувствовал за спиной, она куда-то сбежала, а озверевшие зомби рванули к нему, почувствовав свежей запах крови. Достав свои стилеты и убрав меч, он собирался доказать, что все еще остался танцующим с кинжалами. Его движения были грациозными, он двигался и впрямь, словно в танце, делая выпады и кружась. Летела кожа, мясо, запах гнили усиливался. Но ему было плевать, аметистовые глаза снова стали отливать алым, он рубил их, как ненужное мясо, но они все равно вставали и снова атаковали. Проблема заключалась в том, что из-за раны через пять минут сражения, Габриэль почувствовал головокружение, и обороняться стало сложнее, несколько раз он промахивался, а потом одна тварь вгрызлась ему в руку. Это было больно, он даже вскрикнул. Лезвие кинжала прошлось по шее твари, а потом он с ноги оттолкнул от себя эту тушу. Нужно было бежать…
-Рано меня оплакиваешь, баньша… — Прошипел он, толкнув одного из зомби, другому вонзив кинжал в глаз и откинув его потом, с трудом, но он пробрался к балкону. Оценив высоту и ситуацию, с матами, Габриэль прыгнул вниз. Результатом была подвернутая нога и жуткая боль во всем теле, он завопил на весь город, чем привлек к себе явно лишнее внимание. Заставив себя подняться, капитан поковылял в сторону здания, где услышал лай и крики. Нужно было идти туда. – Кровавый пес, активации силы Цербера. – Да, на это могла уйти вся манна и сильно подорвать здоровье, альбинос посмотрел на здание и понял, что это бывший лазарет. А значит, противоядие может быть там… от только сил у него практически нет, чтобы дойти до него, да голова кружится. Прежде, чем потерять сознание, Габриэль успевает применить карт-бланш, отчего яркая вспышка озарила город, нечисть попряталась, не смея нападать на лежачего. Да, за это Фантома можно было лишь поблагодарить. А в это время пес рвал выжившего некроманта, чьи крики раздирали округу, услышь вы такой крик, то ваша кожа бы покрылась мурашками ужаса. Через каких-то полчаса все было кончено, город снова опустел, а кровавый пес вышел к своему хозяину и медленно вошел в него, возвращая некоторую долю жизненных сил.
Альбинос пришел в себя за пятнадцать минут до рассвета, у него было не так много времени, чтобы найти противоядие. Поднявшись, он дошел до лазарета, прошел мимо растерзанного на мелкие куски тела, и подошел к шкафу с лекарствами. Благодаря удару меча, он сломал замок и полез в него, ища нужный номер, отчаяние медленно охватывало его с каждой не подходящей баночкой. Еще немного и ассасин впадет в истерику, жить ведь хотелось. Полка с таблетками полетела на пол, все было не то, он проверил даже ящики в шкафу, где были документы. А потом он понял, что все равно не жилец. Это было забавно в его понятии, умереть от яда. Прикрыв глаза, он тяжело вздохнул, когда почувствовал прикосновение к плечу. Приоткрыв глаза, он увидел все ту же девочку, которая вложила ему в руку одну таблетку.
-Считай, что это благодарность за свободу, но надолго тебе лекарство не поможет, ты все равно умрешь. – И на этой позитивной ноте она исчезла, а измотанный капитан, выпив таблетку, отключился снова.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [NC-17] [~48.500 слов] Вирт, POV/action/dark/fantasy/fem-slash/het/slash
« Ответ #19 : 27 Ноября 2011, 23:40:59 »
Глава 18. Последняя пытка инквизиторш

Какие прекрасные, приятные голоса, ласкающие слух, обволакивающие сознания. Песнь на французском столь прекрасна, что Габриэлю даже показалось, будто он где-то в далеком прошлом. Словно в своем детстве, когда они еще жили одной дружной семьей. Он видел цветные сны, пока первые лучи солнца не коснулись его лица. Тогда ему пришлось проснуться, хотя поспал всего-то пять минут. А сколько он успел увидеть за эти пять мгновений… семью, нежный голос мамы. Он только сейчас вспомнил почему-то, что она была певицей в опере, такой красивый голос было невозможно забыть. И порой ночами во снах он вновь и вновь слышал его, она пела о чувствах, о любви, которые альбиносу были неведомы. Нет, он знал о них, но все эти чувства в нем были извращены. Щурясь, ассасин открыл глаза и посмотрел на солнце, которое наконец-то поднималось. «Считай, что это благодарность за свободу, но надолго тебе лекарство не поможет, ты все равно умрешь» — он вспомнил слова баньши и от этого его даже передернуло. Все равно умрет и скоро… ему уже вынесли приговор и видимо не в его силах изменить судьбу. Поднявшись с трудом, альбинос пошел в сторону выхода из города, его шатало, голова кружилась, слабость была во всем теле. Когда он только перешагнул ворота, снова упал, споткнулся, но его подхватили сильные руки и прижали. Габриэль широко распахнул глаза, пытаясь понять, кто это, а потом просто прикрыл глаза и прижался сам.

-Ты заставил меня беспокоиться, я уже и не думал, что ты выберешься отсюда. – Этот голос был знаком до боли. Похоть. – Ты устал и тебе нужен отдых. Я отключу тебя от игры…
-Нет, не вздумай! – Неожиданно рявкнул капитан, отчего мулат вздрогнул и отстранил парня от себя, всматриваясь потом в черты лица. Что-то за ночь изменилось в Габриэле, но что именно – сложно сказать.
-Габриэль. Если ты нормально не отдохнешь, то вскоре так умрешь… — Ну вот снова ему говорили о смерти, он даже было хотел послать мулата куда подальше, но тот не давал ассасину вырваться, держа крепко его в своих объятиях.
-Да пошел бы ты со своей заботой! – Вырвавшись, Кровавый ударил мулата под дых, а потом оттолкнул Аришту на несколько метров, отчего тот даже споткнулся и упал на пятую точку. Альбинос смотрел с ненавистью на парня, с трудом сдерживаясь, чтобы не сделать этому мулату больно, а желание было сильное на удивление. А главное, это желание было именно Габриэля, а не Фарфарелло. Это должно было бы его насторожить, но почему-то совсем не насторожило, альбинос остался спокоен к сему факту. Капитан хотел было пойти дальше, но путь ему преградили инквизиторши. Вот так здрасте, давно не виделись. Анна и Манна стояли напротив него, защищая словно Похоть и наставляя на него свои мечи правосудия. Габриэль лишь усмехнулся. Вот так вот и предают в команде люди.
-Капитан команды, Габриэль ты призываешься к суду инквизиции и отправляешься в камеру смирения. – Он выматерился, когда мир вокруг померк, и осталась только темнота. Опустившись на пол, он огляделся, но не увидел ничего. Только тьма. Вечная тьма…

Анна и Манна смотрели на мулата, который оттряхивался после падения.

-Вы слишком долго. Он мог и сбежать, а у нас договор. – Похоть посмотрел на девочек, у них теперь были пальцы, вы не поверите. Аришта провел операцию и теперь они были должны ему, а инквизиторши были девочками честными, они не любили оставаться в долгу.
-Мы были заняты. – Обиженно надув губки, одновременно сказали близняшки.
-Знаю, чем заняты. Ладно, вы главное вовремя пришли и он не успел сбежать. Можете теперь делать все, что вам вздумается с ним, главное не убивайте. Он еще нужен моему господину живым. – Аришта одарил их хитрой лисьей улыбкой, а потом исчез, выйдя из вирта, девочки же решили устроить зачистку четвертого уровня. Призвав к магии огня, они сожгли дотла деревушку, а потом пошли к судьям.

В реальности в это время очередной труп девушки был найден недалеко от реки, он висел на ветвях, распятым в какой-то степени. На груди у жертвы было выжжено послание — «Если вы не хотите все издохнуть в игре, то найдите способ попасть на пятый уровень, иначе я запущу вирус в игру, и он проберется во все дома и убьет вас медленно, пытая и выворачивая ваши органы наизнанку...» Больше ничего нельзя было разобрать из-за того, что кожа на дальнейшем участке текста была содрана, словно нарочно, не давая полного ответа, как и что будет. Только намек, угроза и все.
В этот день похититель зашел к пленникам, приведя нового. Эль узнал в нем брата своего… хм, а кем для него был Фарфарелло? Случайный любовник? Видимо так он и должен был считать, но почему-то совсем не хотелось. Гленн был тоже связан, только у него еще и на глазах повязка была, видимо, чтобы парень не увидел преступника.

-Гленн, ты видел его лицо? – Парень, молча, покачал головой и вздохнул, он легко узнал этот голос.
-А ты тут давно, Пешка? И что с нами собираются делать? Зачем нас собирают здесь? – Эль попытался в очередной раз двинуть руками, но они уже онемели за то время, пока были связаны. Им бы освободиться… неожиданно вмешался в этот мини диалог практикант полиции.
-Эй, рыжий, я могу помочь тебе руки развязать, а ты потом нам поможешь. Он мне не так сильно стянул руки, я могу ими еще двигать. – Наверное, им просто повезло, что Жоэль и Пешка сидели рядом и спиной друг к другу. На то, чтобы освободить руки рыжеволосого ушло около сорока минут, узлы были хорошими, а делать что-то не видя – очень сложно. Несколько минут Эль приходил в себя, какое же счастье было, что путы сняли, он растирал запястья, на которых были уродливые кровоподтеки. Сколько он был здесь? В темном подвале дни пролетали незаметно, было сложно сказать, какое время суток точно.
-Зря, нам все равно не выбраться отсюда. Этот дом – лабиринт, он все рассчитал, чтобы мы никогда сами не смогли выйти, а пути знает только он. – Все, не видя человека, уставились в его сторону, ожидая дальнейших пояснений. – Он давно все спланировал, давно наметил жертв, и теперь мы все здесь. – Пшеничные волосы закрыли красивые, но грустные зеленые глаза, Принцу было сложно говорить о том, кто похитил их и зачем. Это было тяжело для человека, которого похитили прямо из постели любимого и он не знал его судьбу. А кто похитил… он ненавидел его больше всего на свете, что заставлял столько времени Лампадника страдать…

Похоть вышел из своей комнаты, довольно улыбаясь и потягиваясь, когда ему путь преградил Фантом. Может сейчас Хозяин и был занят Ангелом, с которым они давно не виделись, но это не значит, что зверек остался без присмотра. Только вот Фантом в качестве надсмотрщика был намного страшнее. Аришта хотел было пройти мимо, но зеленоволосый схватил его за шею и грубо впечатал в стенку.

-Я не знаю, что ты там замышляешь и с кем работаешь, но поверь, если Хозяин узнает о твоих махинациях, я смогу тебя наконец-то убить, переломить твою хрупкую шею. – Он сильнее сжал шею мулата, а потом в воспитательных мерах несколько раз приложил лицом об стену, чтобы не забывал свое место.
-Придурок… ты мне нос разбил! – Взвизгнул Аришта, за что еще раз «поцеловался» лицом со стенкой, а потом Фантом отшвырнул его, как тряпичную куклу, после чего вернулся в свою комнату. Там зеленоволосый быстро включил игру и стал наводить справки, что сейчас происходило с Габриэлем. Не хотелось бы, чтобы потом Хозяин за оплошность голову оторвал, если с его зверьком что-то случится. Несколько мгновений загрузки и Фантом громко стал материться: альбиноса отправили на суд четвертого уровня, а это ничего хорошего предвещать не могло. Теперь нужно было как-то вызволить парня, не говоря об этом Хозяину, который в последнее время слишком ярко реагировал на то, что происходило с питомцем его. И словно его услышали Боги (или Дьявол) к нему зашла Химера, покручивая пистолет на пальце. Он аж присвистнул, увидев ее вот такую. Красивая девушка с оружием вызывала всегда эротические фантазии, а тем более у того, кто о сексе думал все время, даже во сне.
-Вот ты-то мне и поможешь, милая Химерочка. Ты помнишь, как выглядит наш Ангел? – Она кивнула и удивленно посмотрела на парня. – Не смотри так, подключаемся к игре и идем вызволять из суда хозяйского зверька. – Эльза матюкнулась, что было несвойственно для нее, после чего кинула пистолет на стол, а сама расположилась в игровом кресле, надевая очки, а потом и подключая штекер к шее. Ох, она не по своей воле становилась экстрималкой, раз лезла в такое дело, которое могло кончиться их изгнанием из игры в лучшем случае.

Габриэль лежал во тьме и смотрел в нее, а она равнодушно смотрела на него. Они играли в гляделки, кто кого пересмотрит. Ничего интересного, все вокруг темное, тьма поглотила здесь время, оно вязкое текло сквозь пальцы, медленно окутывая все окружающее этой вязкой субстанцией. В какой-то момент он от скуки стал насвистывать мелодию, чем-то похожую на ту, что совсем недавно была в его сне. Ту мелодию колыбельной, которую ему пела мама. Сейчас альбинос вспомнил, что эта была колыбельная, красивая такая, чувственная, заставляющая забывать обо всем на свете. Шаги в этой тьме тонули и становились абсолютно бесшумными, поэтому он не услышал, как подошли близняшки, пока не получил ожог руки, Анна решила, что будет забавным заставить тьму гореть под его рукой. Альбинос шипел из-за этого «недоразумения», а девочки хихикали и толкали несильно друг друга в бок. Неожиданно на его кистях появились огненные наручники, любое лишнее движение грозило тем, что они сомкнуться и ассасину будет очень больно. Они толкнули его к выходу из этого помещения, решив отправить в пыточную. Вот только одно но: здесь они вдвоем поразвлечься не могли, многие орудия тяжело было привести в действие. Здесь оказался мужчина, чье тело было изуродовано большим количеством шрамов, видимо один из главных карателей. Если честно, то капитан не понимал, за что его решили отправить под суд и тем более, почему сейчас он в пыточной. Хотя нет, второе-то как раз было ясно. Сестрички любили пытать людей. Капитан осмотрел помещение с интересом, видимо ему предстояло это испытать на своей шкуре. Мда, перспектива не самая приятная, но что поделать? Видимо выхода не было. Огненные оковы пропали и мужчина нагло стащил с альбиноса накидку и тунику, после чего его пристегнули кандалами около стены. Первой решила попробовать Анна, в ее руках был всего-то двухметровый кнут, прицелившись, она с силой ударила, отчего ассасин прогнулся и зашипел, удар обжег кожу, но не рассек ее. Следующий удар нанесла Манна, в этом плане она была более опытной, несколько хорошо поставленных ударов заставили Кровавого зарычать, шипеть, а потом и застонать. Было больно, но Габриэль привык терпеть боль. Видимо это девочкам не понравилось, поэтому они сели на стулья и позволили дядечке заняться своей работой: кнут он взял значительно тяжелее, с небольшим крюком. Теперь каждый удар сдирал кожу со спины, уродуя его любимую татуировку, каждый удар заставлял его дергаться и порой даже материться от боли. Боль медленно затмевала рассудок, мешая трезво мыслить. Никаких естественно обвинений ассасину они не предъявили, а пытали только ради удовольствия, поэтому, когда капитан от боли потерял сознание, то очень расстроились. Ну как же так, а казалось всегда, что Кровавый более стойкий, но, увы, и их, его тоже можно сразить. Дыбы пришлось отменить, сейчас, увы, альбинос был и так слаб, а на дыбе он мог и вовсе помереть. Вырванные куски мяса и кожи, его спина теперь представляла кровавое месиво, картина, честно сказать, не для слабонервных и уж тем более не для, тех, кто только что позавтракал. Окатив его ведром холодной воды, надзиратель пыточный сдернул с альбиноса брюки, что последнему очень не понравилось, это было явно плохим знаком. Габриэль даже двинуться не мог, сопротивляться, даже обидно становилось от этого. Его руки подвесили к крюку с лебедкой за веревки, которыми он был связан, ассасин посмотрел на то орудие пыток, которое на нем собирались применить, отчего его глаза широко распахнулись, а сам капитан сглотнул. Надзиратель медленно стал отпускать альбиноса, тот дернулся, после чего получил от одной из близняшек кнутом по спине. Взвыв, он выгнулся, потом еще удар, истерзанная спина кровоточила, парень понимал, что с такими темпами долго не продержится. Но самое худшее было потом, когда его все-таки заставили сесть на колыбель Иуды, вершина пирамиды проникла внутрь, а дальше волна боли окатила его тело, когда началось давление. Анна и Манна взяли два мешка с одинаковым весом и привязали их к ногам ассасина, отчего боль усилилась, он зажмурился, стараясь терпеть. Увы, надолго альбиноса не хватило, и он потерял сознание снова. Тогда одна из девочек решила по другому привести в чувства своего бывшего капитана. Она взяла уксус и стала поливать им разодранную спину. Новая волна боли не особо-то помогла прийти ему в чувства, а несколько ведер ледяной воды сделали свое дело и, застонав хрипло, Габриэль пришел в себя. И пожалел об этом, щадить его никто не собирался, поэтому его снова усадили на колыбель, он уже быстрее терял сознание, но его снова приводили в чувства и повторяли процедуру. Сколько прошло времени в его истязаниях? Альбинос давно потерял счет времени, а вот боль с каждым разом усиливалась, когда вес на ноги все добавляли и добавляли. Нет, колыбель не ломала кости, эта была тупая, беспощадная боль, которая заставляла тихо выть. Ассасин сейчас желал единственного – умереть.

Призрачное существо выделялось во тьме, Фантома было невозможно не увидеть в этот раз в этом месте, рядом с ним гордо шествовал Ангел, его белые крылья были большими, красивыми. Белокурые волосы спадали на плечи, он был одет в белоснежную тогу, такой идеальный… Оказавшись в комнате смирения, Фантом и Ангел попытались отыскать пленника, но его не оказалось здесь.

-Где он еще может быть? – Спросил Ангел Фантома, на что белесое существо пожало плечами, а потом он услышал стон из другой комнаты, полный боли, отчаяния.
-Видимо там… — С холодеющим голосом произнеся это, Фантом быстро направился к переходу в другую комнату, но его схватил за руку Ангел.
-Успокойся. – Он не совсем понял, зачем белокурый сказал это, но кивнул. Первым вошел призрак, а потом и юноша в тоге, они посмотрел на все происходящие. Фантому даже плохо стал при взгляде на спину альбиноса, на которой и живого места не было. – Я, судья четвертого уровня, приказываю освободить капитана «Black Heart», Габриэля. – Две близняшки отвлеклись от пытки и лениво посмотрели на судью, а потом одна усмехнулась и ударила кнутом Ангела, отчего тот вскрикнул.
-Не пытайся обмануть нас, Химера, судей мы чувствуем. — Химера приняла свой облик: рыжие волосы, зеленые глаза, а на лице появилась безликая маска. – Фантом и Химера пришли за нашей добычей? Не получится, мы его не отдадим, он наша игрушка. – В этот момент Габриэль снова повис, потеряв сознание, надзиратель спокойно поднял его с колыбели и стал приводить в чувства, а близняшки достали свои огненные мечи правосудия. – Вы еще можете уйти прежде, чем мы вас убьем. – Мило проговорила девочка, хлопая ресничками. Манна снова взмахнула кнутом, собираясь нанести удар, но ее руку неожиданно перехватили, не давая этого сделать. Обернувшись, она увидела одну из проекций Фантома, который не собирался дать ей нанести удар. Химера благодарно посмотрела на него, а потом пошла в сторону альбиноса, но тут ей преградила путь другая девочка, наставив меч на нее, огонь которого ранил немного кожу рыжеволосой, отчего та недовольно зашипела. Эти девочки совсем обнаглели, раз угрожают ей! Два шага назад, что упереться спиной в надзирателя: Химера испуганно икнула, когда ее схватили за шею, не давая дышать нормально. Меч девочки прошелся по наряду рыжеволосый, ткань сгорала и расходилась, вскоре открывая красивое тело Химеры. Эльза недовольно стала шипеть, она боялась даже в игре, что ее могут поранить сильно. Опыт показывал, что большинство ранений в игре потом проявлялись и в реальности. А это не самая лучшая перспектива. И вот когда месс коснулся брюк Химеры, кто-то перехватил ее руку, прикосновение было легким, мягким, зато голос звучал холодно и твердо.
-Запрещаю трогать их.

Несколько часов назад…

Ангел смотрел на экран, где была показана квартира зверька Хозяина. Он с интересом смотрел на юношу в очках, как в какие-то моменты менялось его выражение лица. Но вот когда парень на экране застонал и выгнулся, белокурый напрягся, ему не понравилась эта картина. Благо Хозяин крепко спал и не видел того, что с его зверюшкой что-то происходило. Укрыв одеялом красноволосого, Ангел вышел из комнаты и, взяв свой мобильный, позвонил в тех поддержку игры. Как же он был удивлен, узнав, что без его разрешения в камеру пыток привели игрока и как вы думаете кого? Правильно, зверюшку. Недовольно фыркнув, белокурый юноша воспользовался быстрым выходом в игру и вскоре оказался в комнате смирения, через которую прошел в пыточную, только через другой вход. Он успел поймать руку инквизиторши, когда та явно намеревалась раздеть девушку. Ангел никогда не любил такие вещи.

-Запрещаю трогать их. Ангел, судья первого ранга четвертого уровня. Плененного освободить. – Близняшки разочарованно буркнули, а Ангел оглядел парочку: Фантома и Химеру. – А вы двое в следующий раз говорите, если что-то случилось со зверьком Хозяина. Он никому не простит, если этот парень помрет неожиданно и не от его руки. – После этого белокурый кинул накидку рыжеволосой, и та охотно прикрылась ей, а белесый парень подошел к лебедке. Откинув колыбель, он опустил аккуратно Габриэля, придерживая его одной рукой под шею и вглядываясь в бессознательное лицо. Только сейчас Фантом увидел мокрые дорожки из глаз ассасина. Освободив его, призрак осторожно обнял парня. – Его нужно в лазарет игры. Химера, отправляйся к нему в реальности и проверь его состояние. Перед уходом я ввел снотворное Хозяину, у нас есть около двенадцати часов, чтобы привести парня в порядок. – Анна и Манна с разочарованием смотрели, как выносят их добычу на руках, как фантом, Химера и Кровавый скрылись во тьме. – А что касается вас, инквизиторши… вы перешли правила игры уже не в первый раз, вы не следите за правильностью игры. Сами понимаете, что будет. – Близняшки взялись за руки. – Инквизиторши Анна и Манна, приговор: казнь через сожжение. Но из-за того, что вам по пятнадцать лет, то наказание сменяется полным изгнанием из игры. Вы больше не сможете сюда попасть. И советую вам сменить город, иначе я найду вас и приведу в исполнение первый приговор. – Облики девочек исчезли, а Ангел пошел обратно. Ему еще хотелось понежиться в одной кроватке с Хозяином.

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .