Одна дома и Фанфикшн

23 Октября 2017, 14:52:12
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Оригинальные произведения » Готовые оригинальные произведения. Тип: "Джен" (Модератор: Shoa) » [G] [~1.000 слов] Размышления о смерти, philosophy

АвторТема: [G] [~1.000 слов] Размышления о смерти, philosophy  (Прочитано 1513 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Название: Размышления о смерти.
Автор:
Akiko
Бета: Нет.
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: G
Жанры: Философия, Повседневность   
Размер: Мини
Статус: закончен
Описание: Когда за окном непогода, а неуютность метели удерживает людей в месте, начинается разговор о самых интересных и загадочных явлениях, в частности о смерти.
Публикация на других ресурсах: С моим разрешением.
Примечания автора: Просто рассказ.
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Re: [G] [~1.000 слов] Размышления о смерти, philosophy
« Ответ #1 : 26 Ноября 2011, 03:26:10 »
Белоснежные снежинки перекатывались, скользили по затихшим после напряжённого и суетливого рабочего дня мостовым и улицам. Иногда кто-нибудь, какой-нибудь заблудивший турист, или же уставший житель города – перебегали по скользкому тротуару. Так тихо. Выглянет порой какой-нибудь ребёнок с какого-нибудь этажа и, стараясь остаться не замеченным как для родителей, так и для путешественников, станет изучать, разглядывать эти непохожие друг на друга крошки снега. Красивое зрелище просто завораживает. А как приятно и уютно находится в тёплом помещении с кружкой горячего какао или кофе в одиночестве или с компанией. В такие моменты становиться также немного жутко, словно в следующий момент может что-нибудь произойти...

Сегодня небольшой бар в подполье одного из жилых домов стал жутко популярен. Никогда ещё Вениамин Мануев, владелец комнатушки, не сталкивался с таким явлением. Из-за врождённой скупости, привыкший сам выполнять работу обслуживающего персонала, он поспешно протирал пивные кружки, тут же наполняя их пивом. Есть такое сложившиеся правило: бармен должен выслушивать речь клиента и давать по-возможности советы. Этого как раз Вениамин совсем не любил, за свою не долгую предпринимательскую деятельность он наслушался самых разнообразных историй. А теперь, а когда на улице недружелюбный снегопад, кто-нибудь наверняка начнёт рассказ. Просто не может быть иначе.

— Знаете, — чуть повысив голос, произнёс грузного вида мужчина среднего возврата, Саша Белков,— совсем скоро мы так же будем прятаться в таких подвальчиках, попивать так же пиво, а над нами, там, на поверхности будут гулять ураганы, наводнения, жаркое солнце. Так и будет, уверяю вас.

— Почему же? – возразил Григорий Александрович, профессор одного из городских вузов, — абсолютно нет, если даже начнётся апокалипсис, что, между прочим, маловероятно, нам будет совсем не до пива, и не до философии. Таков человек, когда неудовлетворенны низшие его потребности, не придёт даже в голову что-то не сугубо физиологическое.

— Начинается, хорош лабуду нести! – воскликнул, повернувшись к профессору Игорь, — ни слова не понятно.

— Если неспособен понять нормалью человеческую речь, тебе не место в социуме, — с вызовом выпалил Григорий Александрович. Да алкоголь расслабляет и возбуждает нервную систему, Вениамин интуитивным местом чувствовал, что лучше будет сгладить конфликт, он просто предложил ещё немного пива. Да, никогда хозяин заведения не умел устранять острые углы.

— Вы оба неправы, — задумчиво произнёс Виталий, пригубив рюмку водки, — дело не в том, что мы будем делать, а в том будем ли мы? Представьте себе везде разрушение, голод и смерть. Я не учёный, но и мне понятно, мы все умрём.

— С чего это мы умрём?! – вмешался Игорь, заплетающимся языком, — я, например, обязательно выживу.

— Ну, ну, мечтай, — пробубнил Виталий.

— Мы можем и умереть, смерть странная штука, приходит не по расписанию и когда не хочется совсем перемещаться в другой мир. – Вновь подал голос Саша, — а сколько существует возможностей умереть...

— Возможно, разрешат людям выбрать. Представьте, что нет ни одной возможности спастись, не лучше ли будет самому свести счёты? – поинтересовался Вениамин, заполняя стакан пивом.

— Хм... тогда пулю в лоб, и все дела, — отозвался Виталий, — простая и лёгкая смерть.

— Если всё-таки ваше предположение и сбудется, и людям действительно позволят выбрать смерть, что маловероятно, то введут медицинским метод. Не буду утомлять ваш и без того вялый мозг названием препаратора, но имеется такое средство, один укол и ты мёртв. – Прокомментировал Григорий Александрович.

— Ребят, вы на мрачное перешли, — фыркнул Игорь, — лучше давайте: «За здоровье».

Небольшой бар на краткое мгновение наполнил звук мелодичного позвякивания бокалов и шумные выкрики компании. А за окошком всё так падал снег, быть может, уже такие пушистые и большущие сугробы выросли, возможно, и во все выход из погреба стал невозможным.

— Игорёш, пофилософствовать тоже надо. Ведь мало кто знает, какие мысли могут прийти к человеку, спонтанно ярко, словно явление солнца, — отпив и выждав паузу, проговорил Саша Белков, — сегодня, раз уж разговор зашёл о смерти, я выскажусь. Друзья, нет ничего ужаснее смерти во сне. Представьте себе хоть на мгновение, сколько секретов и тайн хранит в себе жизнь и этот мир, словно кто-то тщательно запрятал клад знаний в надёжную шкатулку.

— Какие же тайны? — всплеснул рукой с бокалом пива Григорий, разлив немного на столешницу, — процесс смерти сопровождается первоначально агонией, потом эйфорией. Кстати сладкое чувство возникает в результате нехватки мозговых клеток кислорода, человек впадает в состояние клинической смерти, и угасающий мозг рисует картины туннеля, лестницы и тому подобное.

— Собрались умники, умрем, когда умрём, — недовольно отозвался Игорь.

— Лучшая смерть быстрая, вот и всё, — вставил Виталий, неодобрительно осматривая компанию.

— Меня перебили, я ещё не закончил мысль, — продолжил Саша, — даже если смерть биологический процесс, разве не интересно находясь в сознании его прочувствовать?

— В сознании? Это сумасшествие, человек всяко вырубиться! – воскликнул Григорий.

— Подожди, на последнем этапе и отключится. Смерть человека подобна заходу солнца, вот вот был свет, но наступила тьма. В нашем разговоре вечная, пугающая, таинственная. Но разве ночь прекрасна или прекрасен день? Великолепен и пленителен заход солнца, этот шаткий момент перехода. Я не хотел бы его проспать...

— Ты просто романтик, — фыркнул Виталий, — какой толк в получения знания, перед тем как погибнешь? Ведь ни одной душе поведать об этом невозможно. Бессмысленно, лучше выбрать простую безболезненную, быструю смерть.

— А всё-таки любопытно же, что же происходит? – задумчиво поинтересовался Вениамин, — придёт ли женщина с косой, или бесы потащат в ад, или небесная дорожка, ведущая на мирской суд, появиться ли?

— Бредни, — покачал головой Григорий, — абсолютно эти суеверия ненаучны.

— А вот моя сестра, — вмешался, ранее скучавший, Игорь, — когда её током долбануло, увидела могилки и святую деву с ребёнком.

— Иллюзия, вызванная недостатком кислорода, говорил же, — отозвался Григорий.

— А вот и нет, потом у сеструхи ещё следы на руках от прикосновения этой женщины остались, я сам видел.

— Может, это ты её за руки трогал? – ехидно полюбопытствовал Виталий.

— Ну, вам только отговорку придумать... – отвернулся Игорь, опустошив бокал, — вы не слышали её рассказ, поверили бы.

— Видите тоже история, а сколько этих рассказов. Неужели у всех, кто шагнул за потустороннюю дорожку и вернулся, возникли одинаковые иллюзии? Врядли... — произнёс Саша, даже если всё неправда, я хочу узнать истину.

— Даже если, покалечишься серьёзно и будешь умирать долго и мучительно? – едко спросил Виталий.

— Даже если, так...

— Безнадёжно, — выдохнул Григорий, посматривая в узенькое высокое окошко, — а стало немного проясняться. Поспешу я.

Действительно робкое, ещё испуганное недавней неразберихой, солнце выглянуло, осветив кристаллические горки выпавшего снега. Бар постепенно опустел, лишь Вениамин Мануев одиноко протирал по-обыкновению бокалы и столешницу. Хоть и немного потеплело, всё равно в душе росло неприятное вязкое чувства, скоро должно что-то произойти.

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .