Одна дома и Фанфикшн

21 Января 2021, 08:59:19
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру Гарри Поттера » Законченные фанфики категории "джен" » Джен-фики, размером от 45 до 65 тысяч слов (Модераторы: Shoa, Evika9) » [G] [~45.500 слов] Альтаир Блэк: Первый курс, НМП, AU/adventure/humor

АвторТема: [G] [~45.500 слов] Альтаир Блэк: Первый курс, НМП, AU/adventure/humor  (Прочитано 4472 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Название: Альтаир Блэк: Первый курс
Автор:
Silver Shadow
Тип: джен
Пейринг: Новый Мужской Персонаж, Драко Малфой, Блейз Забини, Северус Снейп, Ремус Люпин
Рейтинг: G
Жанр: Приключения, юмор
Размер: ~45,500 слов
Статус: закончен
Дисклаймер: Роулинг - роулингово, AU и ООС - мои... Взаимоотношения Драко с Блейз, а также её внешность взяты из замечательного фанфика "Родовая Магия" автора Layna, разрешение на использование получено.
Аннотация: Первого сентября 1991 года Драко Малфой встречает в поезде своего ровесника и кузена – Альтаира Блэка, становящегося его новым другом. Другом, ни в чём не уступающим ему самому. Многое сложится иначе… Многие любят Мародёров. Многие любят Драко Малфоя. А многие ли помнят, что он – двоюродный племянник Сириуса Блэка?
Предупреждение: Для тех, кто скучает по золотым семидесятым и хотел бы возрождения тех славных времён. AU, OOC. Блейз Забини – девушка
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение
Читать фик одним файлом


Альтаир Блэк: Предыстория
Альтаир Блэк: Первый курс
Альтаир Блэк: Второй курс
Альтаир Блэк: Третий курс
Альтаир Блэк: Четвёртый курс
Альтаир Блэк: Пятый курс
Альтаир Блэк: Шестой курс
Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Бургундия, Нормандия,
Шампань или Прованс -
Куда бы ни унёс вас верный конь,
При вас наш меч фамильный
И песенка при вас:
Где подлость - там схватка,
Два слова и - перчатка,
Пока ещё жива Гасконь!

Бургундия, Нормандия,
Шампань или Прованс,
Эфес почаще грейте о ладонь.
Дай бог, чтоб эта песня была, мой друг, про вас:
Где подлость - там схватка,
Два слова и - перчатка,
Пока ещё жива Гасконь!

Благословляю вас в дорогу,
Вослед врагам всегда найдутся и друзья.
Деритесь там, где можно, слава богу -
И уж конечно, там деритесь, где нельзя!

Бургундия, Нормандия,
Шампань или Прованс,
И в ваших жилах тоже есть огонь.
Но умнице Фортуне, ей-богу, не до вас,
Пока на белом свете,
Пока на белом свете,
Пока на белом свете есть Гасконь!

к/ф "Д'Артаньян и три мушкетёра"


Глава 1. Письмо Вы-Знаете-Откуда.

Стоял тёплый август, и солнце заливало своими лучами Лондон. Дни становились всё короче, но пока что это не слишком обращало на себя внимание. Другое дело, что летнее тепло понемногу уходило, и это заставляло жителей стараться проводить на солнце больше времени. Но были в Лондоне и места, где солнце даже летом – редкий гость.
Крыша Блэк-Холла была ярко освещена, но в комнатах лежал мягкий полумрак из-за задёрнутых занавесей. Обитатели дома №12 на площади Гриммо любили подольше поспать – в основном из-за того, что предпочитали поздно ложиться. Нынешний день не был исключением, так что мистер и миссис Блэк только выбрались из постели.
Этажом выше примерно посередине коридора располагалась ещё одна спальная комната, принадлежавшая их сыну. Он мирно спал, уютно устроившись на кровати, укрытой зелёным балдахином. Стрелки часов, стоявших на камине, перешли за одиннадцать, когда раздался хлопок, и в комнате появился домовой эльф. Хлопок разбудил мальчика, он недовольно зашевелился и приоткрыл глаза.
- Кричер извиняется, что разбудил молодого хозяина, – закланялся домовик. – Но хозяйка Беллатриса и хозяин Бартемиус послали Кричера, чтобы тот передал просьбу. Хозяина Альтаира просят спуститься вниз.
- Зачем, ты не знаешь?
- Кричер не знает, но Кричер думает, что по хорошему поводу. Старший хозяин и хозяйка выглядят очень довольными, – домовик ещё раз поклонился, почти коснувшись носом пола.
Альтаира словно пружиной подбросило на кровати.
- Кричер, отвечай немедленно: почту уже принесли?
- Да, хозяин Альтаир, уже несколько часов как прине…
- Там было письмо? Письмо из Хогвартса?
- Кричер не знает, Кричер не смотрел. Но Кричер может посмотреть и всё рассказать! – с готовностью предложил эльф.
- Нет, не надо. Я сам. А ты притащи пару пирожных с кухни. И чаю. Да побыстрее!
Кричер с хлопком исчез, а Альтаир спрыгнул с кровати. Распахнув шкаф, он быстро оделся, наспех проглотил принесённое домовиком и, толчком открыв дверь, бросился вниз по лестнице. Притормозил он лишь у первого этажа, отбросил с лица волосы, успокоил дыхание и чинно вошёл в гостиную.
Отец сидел в кресле у окна и, как и говорил Кричер, имел крайне довольный вид. Мама, стоявшая за ним, сияла от радости. Альтаир подошёл и умоляюще глянул на них.
- Я пришёл. Вы что-то хотели от меня?
Бартемиус Блэк улыбнулся и поднял руку с большим желтоватым конвертом.
- Поздравляю, – только и сказал он, с улыбкой глядя в серые глаза, вспыхнувшие радостью.
- Папа… это …
- Да, – Беллатриса обошла кресло и, присев, обняла сына. – Из Хогвартса.
Альтаир издал восторженный возглас и схватил письмо.
- Лондон, Блэк-Холл, мистеру А. Блэку, – прошептал он, глядя на надпись на конверте, сделанную изумрудно-зелёными чернилами. Подрагиваюшими от волнения руками Альтаир вскрыл конверт и вытащил оттуда лист пергамента. Он замер, счастливо глядя на него. «Уважаемый мистер Блэк! Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс»…»
- Ура! – Альтаир бросился отцу на шею. – Наконец-то!
Бартемиус, смеясь, обнял сына.
- Разве ты сомневался?
- Нет, конечно, но… я так этого ждал!
- И дождался, – подхватила Беллатриса, разом обнимая обоих. – Через две недели ты будешь в Хогвартсе!
Альтаир зажмурился от счастья. Тем временем его отец подобрал с пола конверт и достал оттуда второй лист.
- Та-а-ак, и что тебе потребуется? Ну, мантии, шляпа, перчатки, зимний плащ – всё это уже есть, только в июле покупали… Учебники… О, «История магии», ещё мы с Беллой по ней учились. Гуссокл, Уоффлинг, Свитч, – всё как обычно. «Магические отвары и зелья» – ну, эту тебе Северус подарил, «Фантастические звери: места обитания» – о, а эту – Ремус. Знали, хитрецы, что понадобится. Ха, Белла, ты только взгляни: «Тёмные силы: пособие по самозащите». Самая необходимая вещь для Блэка, а как же иначе?
Беллатриса расхохоталась и взъерошила сыну волосы.
- Разумеется, надо же знать, как от тебя защищаться будут!
Теперь смеялась уже вся семья. Бартемиус снова посмотрел в список.
- Ну, всё остальное у тебя есть. Кроме волшебной палочки. В Косой переулок отправляемся сегодня же, – Альтаир замер от восторга, – как я и обещал. Хм, «Студенты также могут привезти с собой сову, или кошку, или жабу». Ну, жаба – это смешно, а вот кошку или сову – не хочешь?
- Лучше бы собаку, – вздохнул Альтаир. – Но, как я понимаю, этого нельзя?
- Увы. Единственная собака в Хогвартсе – это пёс Хагрида.
- И Филч, – хихикнула Беллатриса.
- Не обижай собак, – хмыкнул Бартемиус. – Ну, вот и всё. Ах да, метлу, извини, брать нельзя.
- Как – нельзя?! – уставился на него Альтаир. – Почему?
- Да Моргана его знает, почему. Но первокурсникам собственные мётлы нельзя. Не расстраивайся, в следующем году купим тебе самую лучшую, какая только будет. Я уверен, ты обязательно попадёшь в факультетскую команду.
Альтаир со вздохом кивнул. Что ж, в конце концов, ничего страшного, если потерпеть. Всё равно можно будет сколько хочешь летать на каникулах.
- Ну, а теперь – завтракать и к Олливандеру, – подытожил Бартемиус, откладывая письмо в сторону. – И сделай милость, Альтаир, веди себя прилично. Сегодня очень важный для тебя день.

* * *

После завтрака семья собралась у главного камина Блэк-Холла. Бартемиус, крепко держа сына за руку, взял горсточку Летучего пороха и, бросив её в камин, шагнул следом, спокойно произнося:
- Дырявый котёл!
Альтаира, не выпускавшего руку отца, закружило и понесло вперёд. Перед глазами всё вертелось, проносились цветные пятна, к горлу начала подкрадываться тошнота, но путешествие не было долгим – спустя полторы минуты или около того они шагнули в паб. Альтаир с любопытством огляделся. Первое впечатление было такое: свинарник. Грязно, людно, шумно. Молодой Блэк поморщился, что сразу заметил отец.
- Ничего не поделаешь, Альтаир, общественное место, – Бартемиус презрительно хмыкнул. – К счастью, это всего лишь проход в Косой переулок.
За их спинами из камина появилась Беллатриса.
- Ну что, вперёд, мальчики. Не стоит здесь задерживаться.
Они двинулись вперёд. Народ здесь был самый разнообразный, хотя вряд ли кого, по мнению Альтаира, здесь можно было отнести к приличным волшебникам. Он отметил с любопытством, что, хотя большинство заняты лишь собой или собеседниками, некоторые всё же бросают на них взгляды, причём в основном недружелюбные. Правда, стоило отцу или матери повернуть голову в сторону глядящего, как взгляды моментально делались испуганными и быстро опускались. Это было весьма интересно – надо полагать, как раз одна из распространённых реакций на Блэков. Альтаир прекрасно знал о славе своего рода и был весьма ею доволен.
Выйдя на задний двор, Бартемиус вынул волшебную палочку и постучал по кирпичам над мусорными баками. Кирпичи задвигались, меняя своё расположение, и через несколько секунд перед ними была арка. Блэки прошли через неё и оказались в Косом переулке.
Альтаир оживлённо вертел головой. Здесь тоже было людно, но, по крайней мере, посвободней и воздух не спёртый, как в пабе. Кругом были расположены всевозможные магазины, торговавшие всяческими волшебными принадлежностями. Впрочем, мало что из этого заинтересовало Альтаира. Разве что магазин «Всё для квиддича», он даже притормозил, чтобы рассмотреть выставленную в витрине метлу, но оказалось, что это «Нимбус-2000». Он уже четыре дня как был у него – подарок отца на день рождения. И был ещё один любопытный магазинчик, где продавались различные товары для розыгрышей. Альтаир взял его себе на заметку – после того, как ему купят волшебную палочку, надо будет уговорить родителей зайти туда. Лишь бы разрешили – мама почему-то была уверена, что ему и подручных средств более чем достаточно, чтобы устраивать тарарам.
- Мы пришли, – объявил отец, останавливаясь перед маленьким неприглядным зданием, на котором висела вывеска: «Семейство Олливандер – производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры». Буквы когда-то были позолоченные, но это было, судя по всему, ещё до появления на свет родителей Альтаира. Даже витрина - и та была мутной и запылившейся. Бартемиус шагнул вперёд и распахнул дверь, пропуская жену и сына.
Альтаир переступил порог, слыша где-то в глубине магазина звон колокольчика. Помещение было удивительно маленьким, впрочем, возможно, это впечатление создавали стеллажи, которыми оно было заставлено. Через несколько секунд раздались тихие, почти неслышные шаги, и из-за стеллажей вышел старичок, с интересом смотрящий на посетителей.
- О, – губы пожилого волшебника тронула вежливая улыбка, – мистер и миссис Блэк. Рад вас видеть. А это ваш сын, я полагаю? Пришёл получить свою волшебную палочку?
- Да, сэр, – кивнул Альтаир. Олливандер – а это явно был он – выглядел как-то загадочно, отчего становилось немного не по себе, но Альтаир только выше поднял голову, напоминая себе, что он – Блэк и должен вести себя соответственно.
- Очень хорошо, очень хорошо, – забормотал Оллливандер, подходя к стеллажам и задумчиво проводя рукой по узким коробочкам. – Что ж, дайте мне подумать… Мистер Блэк, какой рукой вы держите палочку?
- Правой.
Старичок вытащил из кармана длинную серебряную линейку и принялся измерять сначала правую руку Альтаира, а потом перешёл к росту, ширине плеч, окружности головы и прочим анатомическим параметрам. Альтаир терпеливо ждал. Закончив с измерениями, Олливандер снова подошёл к стеллажам и снял несколько коробочек.
- Для начала давайте попробуем эту. Шиповник и волос единорога, одиннадцать с половиной дюймов, очень гибкая. Возьмите её и взмахните.
Альтаир осторожно взял палочку и попробовал сделать взмах, но ничего не произошло, за исключением стоявшего у стены стула, который неожиданно развалился на части. Олливандер поспешил забрать палочку, задумчиво покачивая головой.
- Что ж, а вот эта? Десять дюймов, кипарис и перо феникса, немного своенравная, но мощная…
На этот раз, несмотря на последовавшие один за другим несколько взмахов, вообще ничего не случилось. Олливандер, порывшись на полках, достал ещё несколько коробочек.
- Возможно, вот эта, мистер Блэк… Палисандр и волос мантикоры, десять с половиной дюймов – попробуйте.
Эта палочка оставляла в воздухе при взмахе дрожащий багровый след, но у Альтаира было странное чувство, что её неудобно держать в руке – словно она упрямилась. Он положил палочку на стол и покачал головой. Олливандер снова с глубокой задумчивостью уставился на свои коробочки.
Так продолжалось ещё несколько раз, пока Олливандер, попросив их подождать, не отошёл вглубь магазина и зашуршал там чем-то. Альтаир оглянулся на родителей с вопросительным и немного встревоженным видом.
- Что-то мне пока ничего не подходит…
- Тебе не о чем волноваться, – успокоила его Беллатриса. – Это нормальное дело, у меня и у твоего отца было то же самое. Нередко приходится перебрать не один десяток палочек, прежде чем найдёшь свою.
Снова раздалось тихое шарканье, и Олливандер вышел обратно к столу, держа в руках ещё одну коробочку.
- Наверное, это – то, что вам нужно, мистер Блэк. Ясень и сердечная жила дракона, тринадцать дюймов. Гибкая, упругая, мощная, идеальна для чар и трансфигурации. Возьмите…
Бодрящая прохлада коснулась пальцев Альтаира, как только он дотронулся до палочки – словно повеял свежий зимний ветерок. Он взмахнул палочкой, описывая восьмёрку, и из неё вырвалось зелёное сияние, местами перемежавшееся алым.
- Великолепно! Да, это то, что надо, мистер Блэк, то, что надо. Поздравляю вас.
- Спасибо, – прошептал Альтаир, восторженно глядя на палочку. На свою палочку.

* * *

Когда они вышли из магазина Олливандера, Бартемиус положил руку на плечо сына:
- Может быть, хочешь ещё куда-нибудь зайти? Выбирай, что хочешь.
- Я тут видел один магазинчик, – быстро выпалил Альтаир, – можно туда?
- Веди, – улыбнулся отец.
Альтаир быстро двинулся вперёд. Идти пришлось всего ничего.
- Это?! Альтаир, тебе что, мало того, что…
- Белла, но ведь ему скоро в Хогвартс.
- И что? Причём тут это?
- В этом году в него поступает и Гарри Поттер. А значит, гриффиндорцы задерут нос ещё больше обычного – куда же ещё ему попадать, как не на этот факультет? И я думаю, что пара… или тройка… небольших шуток без членовредительства поможет остудить их пыл без излишних претензий со стороны… да того же Дамблдора.
- Бартемиус, я правильно тебя поняла? Ты прямо подталкиваешь нашего сына к… к…
- Белла, дорогая, но ведь вряд ли Хогвартс изменит его натуру. А значит, пусть его… м-м… склонность к невинным шалостям будет направлена в полезное русло.
- Барти, ты меня с ума сведёшь. Ладно, уговорил. Но смотри, Альтаир, чтобы мне не пришлось за тебя краснеть!
- Конечно, мама.
Не успели они войти, как Альтаир оказался у полок с товарами. Чего тут только не было! Навозные бомбы, шарики с несмываемой краской, звуковые мины, которые можно было настроить на любой звук и прикрепить под стул, перья, делающие ошибки на любой вкус – от простых опечаток до полного изменения смысла текста, а зелья! Икотное, быстрослабительное, дурманящее, меняющее цвет волос и кожи, изменяющее человеческий голос на животный – всего и не перечесть.
- Выбирай, что нравится, – спокойно произнёс Бартемиус, – и сколько нравится. Я всё оплачу.
Альтаир еле удержался, чтобы не подпрыгнуть от восторга. Сегодня был просто чудесный день.

Когда они вернулись домой, солнце уже клонилось к закату. Чтобы унести всё, выбранное Альтаиром, пришлось вызывать Кричера и велеть относить всё прямо в комнату молодого хозяина. После ужина Альтаир уже хотел идти к себе, но отец его задержал.
- Я бы хотел поговорить с вами обоими. Мне кажется, что будет неплохо, если ты уже будешь что-то знать, когда окажешься в Хогвартсе.
- Но я уже знаю. Ну, кое-что знаю. Я могу варить простые зелья, ты так много рассказал мне по астрономии…
- Да, но я имел в виду заклинания. Это ведь главное, не так ли? Белла, как думаешь, что стоит ему показать?
- Хм, давай-ка подумаем. Насколько я помню, на первом курсе изучают всякие безобидные заклинания, в большинстве своём имеющие не так много применения. Но есть и несколько полезных…
- Давай так: какая область магии будет для Альтаира наиболее полезной?
Бартемиус и Беллатриса переглянулись и перевели взгляд на сына.
- А что тебя самого больше всего интересует?
- Боевая магия, – без замедления ответил Альтаир. – Ну, и трансфигурация.
- Трансфигурация довольно сложна, но МакГонагалл преподаёт неплохо. Думаю, с этим стоит подождать и потренироваться с чем-то простым, но полезным. Что касается боевой магии… большинство заклятий в ней, как ты понимаешь, требует быстроты, отличной реакции, сосредоточенности и немалой магической силы. Тебе не помешает подрасти, и это ты, надеюсь, осознаёшь, но кое-что должно выйти уже сейчас.
- А что, например?
- Ну, например, Парализующее заклятие. Движение палочкой несложное, получается, как правило, уже с первых попыток.
- А ещё Кандальное проклятие, – добавила Беллатриса. – Тоже несложное.
- Верно. Можно ещё Разоружающее попробовать, но оно уже посложней. Начнём с Парализующего. Кричер!
Домовой эльф появился посреди гостиной и закланялся хозяину.
- Встань вон там и не шевелись. Для начала будем тренироваться по неподвижной мишени. Альтаир, доставай палочку.
Альтаир с готовностью выхватил её из кармана.
- Да, над быстротой надо будет тоже поработать. Но это потом. Гляди: прицеливаешься, описываешь в воздухе вот такой знак, – Бартемиус медленно показал нужное движение собственной палочкой, – только, конечно, быстрее, и говоришь: «Петрификус Тоталус!»
Альтаир повернулся к домовику и навёл на него палочку.
- Петрификус Тоталус!
- Нет-нет, сынок, – шагнула вперёд Беллатриса, – верхнюю петлю более округлой, а внизу порезче… вот так. Давай ещё раз.
- Петрификус Тоталус! – повторил Альтаир, и, к его радости, руки Кричера рванулись к бокам, ноги рывком соединились вместе, – и домовик, шатнувшись, рухнул на пол.
- Отлично, молодец! Фините Инкантатем! Кричер, становись в угол. Альтаир, отойди подальше и действуй побыстрее. Принцип ты понял, теперь поработаем над меткостью. Давай!

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 2. Друзья и враги.

От автора: хочу сразу предупредить возможные вопросы по поводу ООСа Драко. Во-первых, в каноне мы видим его в чисто слизеринском обществе один-единственный раз - на втором курсе, и разговаривал он тогда только с Крэббом и Гойлом, которые на роль нормальных собеседников никак не тянут. Во-вторых, кто знает, как бы он себя повёл, найди он с самого начала друга, равного ему, а не одну лишь полуприслугу-полутелохранителей. Ну и в-третьих, если всего вышеперечисленного окажется недостаточно – в моей альтернативной истории Нарцисса передала своему сыну чуть больше блэковских генов, чем в каноне...
Всем, кто захочет больше узнать о том, как Блейз стала названой сестрой Драко и вообще об истории их взаимоотношений, советую прочитать "Родовую магию", да и остальным тоже.



Утром первого сентября Альтаир проснулся рано, ещё до девяти часов. Он немного полежал в постели, глядя на зелёный полог над собой. Сегодня должен был начаться новый виток его жизни – настолько важный, что сердце невольно билось учащённо. Палочка лежала на столе, чемоданы были собраны ещё вчера, и оставалось сделать только две вещи: позавтракать и одеться. Альтаир глубоко вздохнул и решительно встал с кровати. Времени оставалось не так уж много, и стоило принять душ. Через полчаса он стоял перед зеркалом в новой мантии и придирчиво себя оглядывал. В зеркале отражался высокий, слегка худощавый мальчик изящного сложения. Тонкие черты лица и лёгкая бледность кожи говорили об аристократическом происхождении. Чёрные волосы спадали до плеч небрежной гривой, а серые глаза лучились уверенностью. Альтаир подмигнул своему отражению и, подойдя к столу, взял палочку и положил её в карман. Теперь всё готово.
Спустившись вниз, он обнаружил родителей уже сидящих за столом. Поприветствовав их, Альтаир принялся за еду, но от волнения аппетита не было совсем. Пришлось ограничиться кофе и несколькими тостами. Встав из-за стола, Альтаир уже собирался напоследок пройтись по родному дому – он ещё никогда не покидал его так надолго – но тут мама позвала его и продемонстрировала одного из домовых эльфов.
- Я подумала, что ты уже достаточно взрослый для того, чтобы иметь при себе личного домовика. Этого порекомендовал Кричер, – надеюсь, он знает, что делает, но если ты сочтёшь, что эту роль будет лучше выполнять другой домовик, тебе стоит только сказать. А пока что – вот. Его зовут Трабби, и с этого момента главный его хозяин – ты. Я дарю тебе его.
- Ух ты! – Альтаир широко улыбнулся. – Спасибо, мам! Но ты ведь говорила, что в Хогвартсе достаточно домовиков для всех работ?
- Разумеется. Но этот тебе пригодится, если будешь голоден и захочешь поесть, не дожидаясь обеда, если понадобится срочно передать нам письмо – быстрее, чем долетит твоя сипуха, и вообще для всяких мелочей. Тебе уже пора держать при себе личного слугу.
- Ещё раз спасибо. А он что, поедет вместе со мной?
- Не смеши меня, сын, конечно же, нет. Он будет здесь, а если понадобится тебе, только позови его.
- Здорово. – Альтаир посмотрел на домовика. – Трабби, принеси мои чемоданы в вестибюль. Скоро я уезжаю.
- Конечно, хозяин, – домовик усердно закланялся. – Трабби счастлив служить хозяину Альтаиру!
С лёгким хлопком эльф исчез, а к Альтаиру подошёл Бартемиус.
- Давай пройдёмся, – шепнул он. – Я хочу поговорить с тобой напоследок.
Альтаир кивнул, и они вышли в коридор. Неторопливым шагом отец и сын поднялись на второй этаж и зашли в одну из комнат. Бартемиус прикрыл дверь и повернулся к сыну. По его лицу скользнула хитрая улыбка.
- Я не хотел, чтобы твоя мама нас услышала. Наверное, она не одобрила бы того, что я тебе собираюсь сказать.
Альтаир с любопытством смотрел на отца – пока что он не понимал, что же тот имеет в виду, но шестое чувство подсказывало ему, что это будет для него приятной новостью.
- Знаешь, сын, когда я был в твоём возрасте, у меня, откровенно говоря, был кошмарный отец. Всё моё детство прошло в незримых оковах правил, девяносто процентов которых были по сути совершенно ненужными. Мне приходилось уныло торчать в библиотеке, когда все остальные веселились. Мне очень хотелось, чтобы, когда у меня будет свой сын, ему бы не пришлось перенести всего этого – и я твёрдо намерен это осуществить.
Бартемиус весело взглянул в наполняющиеся радостью серые глаза сына и продолжил:
- Я знаю, как ты любишь повеселиться и пошутить. Мама хочет, чтобы ты вёл себя достойно своего имени, своего рода, и я хочу того же, но…
Бартемиус присел на корточки так, чтобы их с Альтаиром лица были на одном уровне.
- Если ты будешь… проказничать в умеренном объёме – насколько умеренном, определять доверяю тебе, – и будешь делать это не топорно, а со вкусом и стилем, на благо своего факультета, то… я ничего не имею против. Более того, я постараюсь прикрыть тебя перед мамой, если что. Веселись, сколько душе угодно, сынок. Только учись хорошо – поверь, в жизни всегда пригодится. И больше я тебя ни в чём не ограничиваю.
Альтаир издал невнятный радостный звук и кинулся на шею отцу. Бартемиус со смехом обнял сына в ответ.
- И ещё я хочу кое-что тебе подарить.
Бартемиус извлёк из кармана свёрток и развернул его.
- Похоже на мантию, – удивлённо произнёс Альтаир, разглядывая поблёскивающую, полупрозрачную серебристо-серую ткань. Он дотронулся до неё – на ощупь она была какой-то необычной, словно изготовленной из воды, непонятным образом удерживающей свою форму.
- Это и есть мантия, – улыбнулся отец и, отступив на шаг, закутался в неё. Альтаир ахнул – отец исчез, словно растворился в воздухе. Из ниоткуда раздался смех, и через секунду Бартемиус снова был перед ним.
- Это – мантия-невидимка. Она у меня лежала ещё с войны – трофейная. Я её подновил, теперь она как новенькая, и к тому же на неё не действуют Манящие чары. Думаю, она тебе очень пригодится. Держи.
Альтаир бережно взял её в руки. Его распирала радость, но едва он открыл рот, чтобы выразить всю благодарность, как отец весело ухмыльнулся:
- Не стоит, я всё понимаю. Положи в карман, она очень хорошо складывается. Гляди, её надо свёртывать вот так… так… и так. Теперь, если что, её можно выдернуть и развернуть одним движением. Ну, а теперь пора. Палочка с собой?
Альтаир кивнул и коснулся кармана.
- Отлично. Тогда идём, перемещаться будем каминной сетью.
Они спустились вниз, где возле двух чемоданов уже стояла Беллатриса.
- Половина одиннадцатого, – она бросила взгляд на часы. – Идёмте.
Бартемиус подхватил чемоданы и шагнул в зелёное пламя камина, Беллатриса, взяв сына за руку, двинулась следом за мужем. Этот полёт был дольше, чем до Косого переулка, но тоже довольно недолгим. Скоро Альтаир шагнул на платформу девять и три четверти. Прямо перед ним стоял длинный поезд, в начале которого виднелся паровоз красного цвета.
- Вот и Хогвартс-Экспресс, – повёл рукой по воздуху Бартемиус. – Он будет тебя возить до Хогвартса и обратно каждый год.
Альтаир перевёл взгляд на саму платформу. Она была заполнена людьми, оживлённо беседовавшими между собой. Здесь были школьники всех возрастов, их родители, родственники и друзья. Раздавалось уханье сов, сидевших в своих клетках. Блэки двинулись вдоль вагонов, посматривая вокруг. Бартемиусу и Беллатрисе очень хотелось встретить кого-нибудь из старых друзей. После войны по требованию аврората и Визенгамота им длительное время приходилось минимизировать своё общение с ними, и этот унизительное подобие маггловского Версальского договора лишь совсем недавно окончательно потеряло силу. Они остановились, не доходя до середины поезда – дальше вагоны были уже заполнены.
- Ну что ж, пора прощаться, – произнёс Бартемиус. – Конечно, не навсегда, но надолго.
Беллатриса смахнула со щеки пару слезинок и крепко обняла сына.
- Удачи, Альтаир. Не забывай, что ты Блэк. Найди себе настоящих друзей.
- Обязательно, мам.
Бартемиус пожал руку сыну и отлевитировал чемоданы в тамбур.
- До свиданья, Альтаир. Ещё раз удачи и помни, что учиться надо хорошо, а ещё лучше – не только учиться, – и он подмигнул правым глазом – Беллатриса стояла слева от него.
Альтаир на прощание обнял родителей и залез в вагон. Протащив чемоданы по коридору, он нашёл свободное купе и зашёл туда. Чемоданы быстро отправились под сиденье, а Альтаир снова вышел в коридор и высунулся в окно, чтобы напоследок помахать отцу и матери. Ему немного взгрустнулось, но печаль быстро ушла, когда поезд медленно тронулся с места. Казалось, её просто унесло набегающим ветром.
Альтаир зашёл в своё купе и задвинул дверь – ему хотелось пока побыть одному. Он уселся у окна и стал глядеть в него, прислонившись к стене. Постепенно городские постройки сменялись сельскими, а от плавного покачивания начинало клонить в сон. Альтаир встряхнулся. Сейчас не время спать. Пожалуй, стоит пройтись по поезду и поискать себе развлечений. Он вытащил один из чемоданов, в лёгкой задумчивости потёр висок, глядя на его содержимое, и решил, что для разведывательного рейда тяжело нагружаться ни к чему. Сунув в карманы пару навозных бомб, Альтаир выскользнул в коридор и осмотрелся. Кругом не было ничего интересного, и, повертев головой, он пожал плечами и двинулся к голове поезда. Долго идти не пришлось – через пару вагонов он, не успев выйти из тамбура, услышал:
- …и кроме того, я, как староста…
Альтаир осторожно выглянул в щель между дверью и кояком и увидел говорившего. Это был рослый старшекурсник с огненно-рыжими волосами. Он, судя по всему, читал нотацию каким-то своим подопечным, гордо выпятив вперёд грудь, на которой блестел серебряный значок с буквой «С». По лицу Альтаира скользнула предвкушающая ухмылка. То, что надо. Он извлёк из кармана навозную бомбу и тщательно её осмотрел. Эту модель стали выпускать недавно, и она имела разные задержки взрыва – от мгновенной, когда бомбу предполагалось просто положить на пол в тёмном месте и ждать, пока на неё не наступят, до десятисекундной. Альтаир установил именно её и снова выглянул в коридор. Староста заканчивал распекать своих жертв, и Альтаир, склонившись над бомбой с невинным видом, неспешно зашёл в коридор. Рыжий отпустил младшекурсников и повернулся, видимо, собираясь продолжить обход. Альтаир задержался, по-прежнему делая вид, что никого не замечает.
- Дай сюда.
Альтаир вздрогнул и поднял "недоумевающий" взгляд.
- Простите, сэр?
- Я говорю, дай сюда, – с расстановкой проговорил староста и протянул руку. – Навозные бомбы в Хогвартсе запрещены.
- Но, сэр, мы же ещё не приехали!
- И в поезде тоже, – с терпеливым видом выдал старшекурсник. – Дай немедленно. Какой курс и факультет?
- Первый, сэр, нас ещё не распределяли.
- И уже нарушаешь правила? Нехорошо. Бомбу.
Альтаир печально вздохнул и положил навозную бомбу в протянутую руку, незаметно нажимая кнопку на корпусе.
- Вот так-то. Кстати, как твоя фамилия?
Альтаир гордо вскинул голову.
- Блэк.
Староста насторожённо глянул на него.
- Да-да, вы всё расслышали правильно, сэр, – Альтаир невинно улыбнулся, отсчитывая в уме секунды. – Запомните: Блэк.
И отскочил в тамбур, захлопывая за собой дверь и набрасывая мантию-невидимку. Едва он успел сделать это, как за дверью раздался громкий хлопок. Альтаир спешно отступил к противоположному проходу и громко хлопнул дверью, стараясь, чтобы было хорошо слышно. Сразу же после этого он сделал пару мягких шагов в сторону, и вовремя – разъярённый староста ворвался в тамбур. При виде его Альтаир не удержался и прыснул , зажимая себе рот, но, к счастью, его всё равно не было слышно за стуком колёс. Рыжий промчался в следующий вагон – когда Альтаир осторожно посмотрел вслед ему, тот был занят тем, что искал его, заглядывая во все купе подряд. Второй раз неудержимый смех вырвался из молодого Блэка – в том виде, в каком пребывал сейчас горе-конфискатор, уместно было демонстрировать свою персону людям разве что ассенизатору. По-видимому, всё произошло, как и предполагалось, и навозная бомба рванула прямо у старосты в руках. Тот даже отвернуться не успел. Альтаир дождался, пока тот пронесётся в конец состава и скользнул в своё купе. Резко задвинув за собой дверь, он сдёрнул с себя мантию-невидимку и от души расхохотался, уже не таясь. Сейчас он жалел об одном – что у него с собой не оказалось фотоаппарата.
Примерно через полчаса в дверь постучали. Альтаир быстро выхватил волшебную палочку и, спрятав её за спину, приоткрыл дверь. Но это оказался не староста, а пухленькая улыбающаяся женщина с тележкой еды.
- Не хочешь чего-нибудь перекусить?
- Пожалуй, можно, – Альтаир посмотрел на тележку. – Шоколадных лягушек и лакричных палочек – по десять… а, ладно, по двадцать. Мне до самого вечера ехать.
Устроившись с купленными припасами у себя в купе, он удовлетворённо развернул первую лягушку и довольно проговорил:
- С почином, мистер Блэк. За первую удачную… пакость!
И Альтаир снова рассмеялся, полностью довольный собой.
Пейзаж за окном становился всё более диким и необитаемым. За окном виднелись леса и реки, перемежавшиеся холмами. Прикончив большую часть съестного, Альтаир начал подумывать о том, чтобы ещё разок пройтись по поезду, но ещё до того, как он принял более или менее окончательное решение, дверь купе скользнула в сторону. На пороге стояла рыжеволосая девочка – правда, не такая огненно-рыжая, как невезучий староста. Её волосы были светлее и имели золотистый оттенок. Зелёные глаза встретились с серыми.
- Здравствуй. Тут свободно?
- Да, конечно, – ответил Альтаир, приглашающе обводя рукой купе. – Я тут вообще один сижу.
Компании он был сейчас только рад.
- Очень хорошо, – улыбнулась девочка, заходя в купе и занося свой чемодан. – Надеюсь, ты не будешь против, если сейчас к нам присоединится мой брат? Он пошёл, – она насмешливо поморщилась, – знакомиться с самим Гарри Поттером, а меня отправил найти купе получше. Не мог с самого начала выбрать.
- Разумеется, я не против, – Альтаир сгрёб обёртки от лягушек и зашвырнул их на верхнюю полку. – Места хватит, вместе не так скучно. Меня зовут Альтаир Блэк.
- Очень приятно, – вежливо склонила голову новая знакомая. – Я – Блейз Забини. А ты – сын Бартемиуса и Беллатрисы Блэков? Я слышала о тебе и о твоих родителях. Вам ведь пришлось на время сократить общение с некоторыми семьями волшебников после войны, верно?
- Верно, – ответил заинтригованный Альтаир. – А кто тебе об этом рассказал?
- Мои приёмные родители. – Блейз смущённо глянула на него и тут же опустила глаза. – Видишь ли, я ношу фамилию Забини, но уже довольно давно воспитываюсь в другой семье. Моя мама была вынуждена оставить меня у своей подруги по не зависящим от неё причинам…
- А, я знаю. – Альтаир успокаивающе поднял руку, встретив тревожный взгляд девочки. – Я знаю. Мне родители рассказывали. Ничего страшного, я всё понимаю.
- Правда? Вот хорошо, – Блейз расслабилась и откинулась назад. – А то такое иногда говорят…
- Да не обращай на них внимание, слишком много чести будет любителям посплетничать. Шоколадную лягушку?
- Спасибо, – Блейз развернула угощение.
Через пару минут в коридоре раздались шаги, и в купе заглянул бледный белокурый мальчик с двумя здоровяками по бокам.
- Блейз! Вот ты где. Всё в порядке?
- Да, в полном. Заходи.
Мальчик шагнул в купе и посмотрел на Альтаира оценивающим взглядом. Тот ответил таким же, призвав наследственное блэковское высокомерие. По-видимому, его поняли правильно – по губам блондина скользнула улыбка.
- Я полагаю, с Блейз ты уже знаком. А я Малфой. Драко Малфой. – и он протянул руку.
- Альтаир Блэк, – ответил Альтаир, пожимая протянутую ладонь. – Рад встрече.
- Взаимно. А это Винсент Крэбб и Грегори Гойл, – он указал на своих спутников, неуловимо напоминавших телохранителей. – Винс, Грег, заносите чемоданы и устраивайтесь где-нибудь неподалёку, здесь на всех места не хватит.
Пыхтя, Крэбб и Гойл затащили в купе чемоданы и двинулись дальше по коридору. Малфой вальяжно уселся рядом с Блейз.
- Как там Поттер? – спросила она. Драко поморщился.
- Зря я вообще на него рассчитывал. Представляешь, сестрёнка, этот придурок уже подобрал где-то младшего Уизли и сидит с ним в одном купе. Когда я представился, Уизли принялся насмехаться над моим именем. После того, как я в ответ объяснил Поттеру, что из себя представляет его новый приятель, он и ухом не повёл. А когда я подал ему руку, он отказался её пожать, представляешь себе? Мне, Малфою, – и отказать в рукопожатии! Ну его ко всем пикси, в самом деле. Пускай с Уизли своим якшается. И одеты-то оба одинаково – в какие-то обноски.
Блейз успокаивающе похлопала Малфоя по плечу.
- Ну и правильно, не стоит он нашего внимания. Мальчик-Который-Выжил, – с нескрываемым презрением произнесла она. – Посмотрим, чего он на самом деле стоит.
- Блейз, можно поинтересоваться, – прищурился Альтаир, переводя взгляд с неё на Драко и обратно. – Драко и есть твой брат?
- Названый, – ответила Блейз. – Но я уже давно считаю его родным – уже девять лет как вместе живём.
Драко развернулся и с любопытством посмотрел на своего нового попутчика.
- Значит, ты – Блэк?
- Именно так.
- А ты знаешь, что наши родители – давние друзья? – улыбнулся Малфой. – Со времён войны?
- Если твои родители – Люциус и Нарцисса…
- А твои – Бартемиус и Беллатриса…
- То знаю.
Мальчики дружно рассмеялись и ещё раз пожали друг другу руки, уже гораздо теплей.
- И если ты ищешь себе друга, – добавил Альтаир, – то взамен Поттера могу предложить свою кандидатуру. Конечно, если ты не против.
- Разумеется, нет! – Драко радостно взглянул на Альтаира. – Наоборот, я очень рад, что наконец-то встретил кого-то равного себе. А то с приличным обществом тут напряжённо.
- В самую точку, – хмыкнул Альтаир. – Но теперь проблема решена.
- От скромности ты не умрёшь, – подколола его Блейз.
- Ну я же Блэк. Ты когда-нибудь слышала о скромном Блэке?
- Примерно так же часто, как о скромном Малфое, – и Блейз покосилась на брата. Тот самодовольно фыркнул.
- Оставим скромность Поттерам и Уизли. Наши семьи заслуживают большего.
- Полностью согласен с этим. Слушай, я тут собирался пройтись по поезду, поискать какое-нибудь развлечение. Хочешь со мной?
- Развлечься? С удовольствием. От этого я никогда не отказываюсь. Блейз, ты с нами?
- Нет уж, идите. Я лучше тут посижу – сдаётся мне, что вы найдёте слишком острые развлечения на свои… головы. Уж больно у вас ухмылки подозрительные.
- Как знаешь, – ответил Драко, выходя из купе. – Но не волнуйся, мы всё тебе расскажем.
Альтаир и Драко двинулись по коридору. За окном медленно начинало темнеть. Новые друзья весело болтали обо всём подряд. Разговор в основном вертелся вокруг общих знакомых. Оба сошлись на том, что им очень повезло, что Северус Снейп – их будущий профессор и, возможно, даже декан.
- А ты на какой факультет хотел бы попасть? – поинтересовался Драко, облокачиваясь на поручень и бросая взгляд в окно, где на горизонте высились горы и повсюду виднелись леса.
- Я даже не знаю, – Альтаир задумчиво провёл пальцами по стеклу. – Моя мама училась на Слизерине, отец – на Когтевране… а двоюродный дядя – даже на Гриффиндоре. Только в Пуффендуе никого из наших никогда не было, но Пуффендуй – это… – он сделал неопределённый жест рукой.
- Короче, его и не рассматриваем. Он для тупиц.
- Это точно. А так – Блэки всегда учились на Слизерине, но мои родители явно не будут против и Когтеврана. В Гриффиндор я вряд ли попаду…
- Гриффиндор! – Драко содрогнулся. – Имей в виду, что в этом случае тебе, скорей всего, придётся учиться вместе с Поттером и Уизли. Поверь, хуже только Пуффендуй.
- И к тому же я слышал, что у гриффиндорцев декан – просто рекордсменка по строгости и соблюдению правил. Кстати, хочу тебя спросить – а как ты относишься к… их соблюдению?
- Некоторые правила необходимы, но многих лучше бы не было. Или были, но в нашу пользу. А что?
Альтаир расползся в улыбке до ушей и ещё раз пожал руку Малфою.
- Просто я того же мнения, и очень рад, что наши взгляды совпадают… Знаешь, я тут недавно такую штуку со старостой одним проделал – это надо было видеть. Когда вернёмся к Блейз, я всё в подробностях расскажу. Возвращаясь к теме факультетов – в общем, я скорее всего окажусь или на Слизерине, или на Когтевране. Даже не знаю, что лучше…
- Слушай, Альтаир, – Драко резко качнулся вперёд, – будет очень здорово, если ты поступишь на Слизерин! Я уверен, что буду на Слизерине, там вся моя семья училась. Если мы окажемся на одном факультете, это же будет прекрасно! Поверь, Слизерин – самый лучший факультет в Хогвартсе, львиная доля успешных волшебников выходит именно оттуда. Там почти все – достойные представители чистокровных семей, там ты найдёшь лучших друзей!
- Таких, как ты? – задорно прищурился Альтаир.
- Ну, я, конечно, единственный и неповторимый, – как и ты, – но в целом, ты прав. Слизерин – это то, что надо!
За их спинами раздался смешок. Альтаир и Драко синхронно обернулись и обнаружили перед собой долговязого нескладного рыжего мальчишку и девочку с густыми каштановыми волосами, уже переодевшуюся в школьную форму. На руках у неё была жаба. Она неодобрительно смотрела на рыжего, а тот с вызовом пялился на них. Было очевидно, что смешок принадлежал ему.
- Тебе что-то не нравится, Уизли? – холодно осведомился Драко, приподнимая бровь.
- Да нет, отчего же? – с наглым видом ответил тот. – Если кому больше нравится быть хитрецом, чем храбрецом…
Альтаир не сдержался – да, по правде говоря, ему и не хотелось.
- А сам-то куда пойдёшь, если ты ни то, ни другое? – вмешался он, выступая вперёд. (Прим. автора: прошу прощения, не удержался – уж больно гладко вписалось. А вообще-то, как мне кажется, в данном случае характеристика намного более подходяща, чем в канонном). Драко расхохотался. Уизли вспыхнул до корней волос и, кажется, собирался что-то ответить, но девочка дёрнула его за рукав.
- Хватит, Рон! Пошли, нам ещё надо отдать жабу Невиллу. Не обращай на них внимания.
- О-о-о, – насмешливо протянул Драко. – Неужели?
Девочка чуть ли не силой потащила Уизли за собой. Альтаир и Драко, откровенно усмехаясь, наблюдали за этим зрелищем.
- Пока, Уизел! – крикнул вслед Альтаир, когда за ними закрывалась дверь тамбура. Драко, рассмеявшись, хлопнул друга по плечу.
- Это было классно! «Ни то, ни другое» – вот именно! Представляешь, и вот Поттер при выборе между мной и этим рыжим бабуином выбрал его!
- Что заставляет меня глубоко сомневаться в его умственных способностях, – подытожил Альтаир. – Пожалуй, он может и в Пуффендуй угодить.
- Вполне вероятно. Как и Уизел. Да ну их, в конечном итоге. Будет над кем поиздеваться в Хогвартсе… ой, я это сказал?
- Да. Ничего страшного, никто чужой не услышал. А я никому не скажу, если только… – Альтаир сделал многозначительную паузу.
- Если только – что? – настороженно спросил Драко.
- Если меня с собой прихватишь, перед тем как издеваться, – ухмыльнулся Альтаир.
Драко весело фыркнул.
- Договорились! А теперь пойдём-ка обратно. Кажется, мы почти приехали.
«Мы подъезжаем к Хогвартсу через пять минут», – разнёсся по вагонам громкий голос машиниста, когда они подходили к купе. – «Пожалуйста, оставьте ваш багаж в поезде, его доставят в школу отдельно».
- Наконец-то! – встретила их взволнованная Блейз. – Давайте переодевайтесь быстрее. Ну что, развлеклись?
- Ещё как, – фыркнул Драко, заходя в купе. – А что ещё лучше, положили многообещающий задел на будущее.
- Что ты имеешь в виду? – слегка нахмурилась Блейз.
- Расскажу по дороге, – обаятельно улыбнулся ей Драко и плавно задвинул дверь перед её носом.
Мальчики быстро переоделись и выглянули в коридор. Там уже толпились ученики, и Драко втянул Блейз в купе.
- Иди сюда. Лучше переждём, – при этих словах поезд, уже давно замедлявший ход, вздрогнул и полностью остановился. – Не хочу лезть в толчею.
- У меня ещё остались сладости, – Альтаир наклонился над сиденьем. – Будете?
- Давай. Правда, после распределения будет пир, но одно другому не мешает. Альтаир, ты хотел рассказать про старосту?
- О да, – по лицу Альтаира расползлась торжествующая ухмылка. – В общем, слушайте…
Через пару минут стёкла в купе дрожали от смеха.
- Ну ты даёшь, Альтаир! – простонал Драко, плюхаясь на сиденье. – Ну ты даёшь! А знаешь, что это тоже был Уизли? Кто-то из старших? Получается, ты в один день разом двоим из этой семейки хвост накрутил!
- Да ну? Уизли? Хотя да, мне следовало по волосам догадаться. Может, и ещё разок успею сегодня над ними посмеяться.
- Только для этого тебе бы не следовало опаздывать, – сказала Блейз, выглядывая в коридор и утирая слёзы, выступившие на её глазах от смеха. – Пошли, мальчишки. Вагон уже почти пустой.
В коридоре к ним присоединились Крэбб и Гойл, и они впятером вышли на платформу, встретившую их прохладой.
- Первокурсники! – услышали они чей-то зычный голос. – Первокурсники, все сюда!
Повернувшись, они обнаружили высоченного бородача с фонарём в руке. Он был настолько велик, что возвышался над всеми – его было видно издалека.
- А это ещё кто?
- Хагрид, – ответил Драко. – Лесник в Хогвартсе. Живёт в хижине, используется для подсобных работ, время от времени напивается и пытается колдовать, в итоге поджигая свою халупу.
- Он ещё и колдовать умеет? – Альтаир склонил голову набок, изучающе глядя на Хагрида. – Похоже, для этого ему надо очень сильно напиться.
Блейз подавилась со смеху.
- Надо полагать, ты прав. Но он тоже может быть полезен – если лодок не хватит, понесёт нас вброд.
Когда все первокурсники собрались вокруг Хагрида, он повёл их по узкой дорожке, резко уходящей вниз. Приходилось то и дело хвататься друг за друга, чтобы не упасть.
- Это, конечно, романтично – шляться в полной темноте, – недовольно ворчал Альтаир, – но могли бы и нам фонари выдать. Интересно, долго ещё тащиться?
Словно отвечая на его вопрос, впереди раздался зычный голос Хагрида:
- Ещё несколько секунд, и вы увидите Хогвартс! Так, осторожно! Все сюда!
Альтаир замер, из груди вырвался восторженный возглас. Перед ними расстилалось большое чёрное озеро. А на другой его стороне, на вершине высокой скалы, стоял гигантский замок с башенками и бойницами, его огромные окна отражали свет усыпавших небо звёзд.
- Потрясающе, – прошептала рядом Блейз. – Я и не думала, что это так… красиво.
- Да уж, действительно нет слов, – пробормотал Драко.
- По четыре человека в одну лодку, не больше, – крикнул Хагрид, тыча пальцем в маленькие лодочки, качавшиеся у берега.
- Ну-ка, вперёд, – оживился Малфой. – Крэбб, Гойл, вы сойдёте за четверых. Блейз, Альтаир, пошли, пока лучшие лодки без нас не заняли.
Когда все расселись, лодки сами собой заскользили по озеру. Вода была гладкой, как зеркало. Альтаир, сидевший на носу, опустил руку, наслаждаясь прохладными струями, скользившими между пальцев.
- На твоём месте я бы этого не делал, – заметил Драко. – В озере живёт гигантский кальмар.
Альтаир поспешно убрал руку и недовольно воззрился на воду, словно пытаясь укорить нехорошего моллюска.
Они подплыли к гиганскому утёсу, на котором стоял замок. В нём находилась большая расщелина, скрытая зарослями плюща. Миновав их, флотилия попала в тёмный туннель, который, по-видимому, заканчивался прямо под замком, и вскоре причалила к подземной пристани. Первокурсники высадились на камни. Альтаир и Драко помогли вылезти Блейз. Хагрид прошёлся у лодок, проверяя, не забыл ли кто чего, и обнаружил ту же самую жабу, которую напарница Уизли уже отлавливала в поезде. По-видимому, её владелец был жутко рассеянный.
Хагрид повёл их наверх по каменной лестнице, освещая дорогу огромной лампой. Вскоре все оказались на влажной от росы лужайке у подножия замка. На землю падали золотые прямоугольники света из окон, полы мантий поблёскивали – которые уцелели на озере, те намочила трава. Широкая лестница привела их прямо к огромным дубовым воротам замка.
- Все здесь? – Хагрид осмотрел толпу. – Эй, ты не потерял ещё свою жабу?
После чего он повернулся и трижды стукнул в ворота. Они открылись, и за ними обнаружилась пожилая сухопарая волшебница в изумрудно-зелёной мантии. Лицо её было настолько суровым, что Альтаир сразу же почувствовал себя неуютно и постарался отступить за спины впередистоящих.
- МакГонагалл, наверное, – прошептал Драко. – Судя по описанию отца, точь-в-точь она…
- Ну да, – Альтаир прислушался к словам Хагрида. – Она и есть. Теперь за ней идти – Мерлин, ну почему нас Северус не мог встретить?!
Они вошли в огромный каменный зал. Справа, за большими дверями, слышались голоса, – Альтаир припомнил рассказы родителей и понял, что там Большой зал. Однако МакГонагалл провела их мимо этих дверей и впустила в тесноватую комнату сбоку.
- Добро пожаловать в Хогвартс, – начала она свою речь. Альтаир не слушал – что она скажет, было и так ясно. Дорогие первокурсники, я счастлива вас видеть, поздравляю с поступлением, все факультеты хороши, не вздумайте нарушать правила и всё такое прочее. Гораздо больше его интересовало, где находятся остальные его сегодняшние знакомцы. И скоро он нашёл их.
- …церемония отбора начнётся через несколько минут в присутствии всей школы. А пока у вас есть немного времени, я советую вам собраться с мыслями.
Альтаир, уже шагнувший по направлению к рыжей макушке, затормозил и принял невинный вид, лучезарно улыбаясь МакГонагалл. Кажется, это сработало – взгляд преподавательницы задержался на нём, по её лицу пробежала тень, но тут же она успокоилась и сухо улыбнулась в ответ. Сказав, что скоро вернётся, и посоветовав вести себя тихо, она вышла. Альтаир немедленно тронулся с места и начал описывать плавную дугу, подкрадываясь к Уизли сзади. На него никто не обращал внимания – все были слишком встревожены предстоящей церемонией. Только та самая жабоискательница и уизлеуспокоительница рассказывала всем, кто её слышал, какие заклинания она уже знает и какие из них могут ей сейчас понадобится. Неужели её родители так и не удосужились рассказать дочери, как проходит отбор на факультеты? Альтаир про церемонию распределения знал с семи лет. Оказавшись прямо за своей целью, Альтаир осторожно запустил руку в карман, извлёк из футляра небольшой шарик и двумя пальцами бережно отправил его в карман Уизела. А потом как ни в чём не бывало шагнул из-за его спины прямо навстречу невысокому худому мальчишке с растрёпанными чёрными волосами и ярко-зелёными глазами. Имя спрашивать не было нужды – на лбу написано.
- Привет. Ты – Гарри Поттер, верно? Меня зовут Альтаир Блэк. Если хочешь, можешь присоединиться к нашей компании. Мы будем рады видеть тебя с нами.
Последний шанс, Поттер. Ну же, не оплошай!
Ага, как же.
- Если ты имеешь в виду компанию Малфоя, то, к сожалению, вынужден ответить отказом. Может, она мне и будет рада, но вот я ей – нет.
Рука Альтаира сама дёрнулась к карману с волшебной палочкой. Да, Драко был прав. Поттер тот ещё хам. Что ж, вольному – воля. И спрашивал-то, в сущности, для очистки совести.
Тут раздались громкие крики – это из стен выскользнули привидения. Альтаир и сам опешил от неожиданности, но их появление в конечном итоге оказалось лишь на пользу. Уизли отпрыгнул, чтобы призрак не прошёл сквозь него, и врезался боком в какого-то щуплого мальчишку. Через пару секунд вокруг распространился запашок, волей-неволей принуждающий обратить на себя внимание.
- Уизел, я всё понимаю, – громко сказал Альтаир, демонстративно помахивая рукой перед своим носом, – все здесь волнуются, но ты мог бы волноваться культурней.
Стоявшие рядом рассмеялись. Уизли снова сравнялся цветом лица с волосами. Довольный своей проделкой, Альтаир повернулся и зашагал к друзьям. Он немного напрягался, ожидая удара в спину, но его так и не последовало. Видимо, рыжий был слишком занят для этого.
- Что ты сделал? – полюбопытствовал Драко, едва Альтаир приблизился к ним. – Я не слышал, о чём вы говорили, но, похоже, ты что-то провернул.
- Ничего особенного, – фирменная улыбка «ангельская невинность». – Всего-навсего подкинул Уизелу в карман шарик-вонючку, а тот шарахнулся от привидения, как какой-нибудь маггл, и раздавил его.
Крэбб с Гойлом загоготали, Блейз прыснула в ладошку, а Драко открыто засмеялся.
- Идите сюда, – позвала всех вернувшаяся МакГонагалл. – Церемония распределения сейчас начнётся. Выстройтесь в шеренгу и идите за мной!
Друзья быстро встали друг за другом и вместе со всеми вошли в Большой зал.
В воздухе плавали тысячи свечей, зачарованный потолок отображал звёздное небо. Шагая мимо факультетских столов, Альтаир подумал, что все рассказы родителей и крёстного всё равно не могли передать и десятую долю этой красоты. Профессор подвела их к преподавательскому столу – Альтаир успел заметить за ним Северуса – и велела им повернуться спиной к учителям и лицом к студентам, после чего поставила перед ними табурет и положила на него Распределяющую Шляпу. Через несколько секунд она шевельнулась и запела свою песню. Альтаир знал об этом обычае – как и обо всей церемонии, ему всё подробно рассказали отец с матерью. Они даже напели ему ту песню, которая звучала на их собственном распределении. Песня, звучавшая сейчас, была короче и иной не только по словам, но и по содержанию – Шляпа всего-навсего перечислила качества, по которым происходит выбор факультета. Альтаир мысленно повторил куплет, касавшийся Слизерина. «Быть может, что в Слизерине вам суждено найти своих лучших друзей…» Это точно!
После того, как Шляпа отпелась и в зале кончили аплодировать, МакГонагалл шагнула вперёд, держа в руках свиток пергамента. Альтаир на мгновение задумался, не крикнуть ли Шляпе «бис», но всё же не осмелился выкинуть такую штуку перед всем Хогвартсом. Он не считал себя трусом, но его храбрость имела свои пределы.
«Что ж, меньше шансов попасть на Гриффиндор».
- Когда я назову ваше имя, вы наденете Шляпу и сядете на табурет, – произнесла МакГонагалл. – Начнём. Аббот, Ханна!
Пока девочка с белыми косичками шла к табурету, спотыкаясь не то от смущения, не то от испуга, Альтаиру пришло в голову, что его фамилия, судя по алфавиту, будет одной из первых и уж точно его распределят раньше, чем всех друзей.
- ПУФФЕНДУЙ! – громко крикнула Шляпа. Ханна Аббот засеменила к своему столу, разразившемуся аплодисментами, а МакГонагалл снова посмотрела в список.
- Блэк, Альтаир!
Альтаир вышел из шеренги, привычно держа осанку ровной, а походку уверенной. Подойдя к табурету, он взял Шляпу, сел поудобнее и надел её.
Несколько секунд ничего не происходило, а потом прямо над ухом раздался тихий голос:
- Ну надо же, Блэк. Ещё один. А ведь было время, когда я думала, что больше уже не встречу никого из вас… Что ж, рада в этом ошибиться. Ну-с, и что тут у нас? Так, Пуффендуй сразу отбрасываем – трудиться ты любишь, только когда позарез хочешь достигнуть желанной цели.
«Слава Мерлину. Этот филиал больницы святого Мунго мне точно не нужен».
- Ну, ну, ну, это ты через край хватил. Пуффендуй вовсе не так уж плох, как ты думаешь. Что имеем ещё? О, великолепные таланты, отличный ум. Не хочешь на Когтевран?
«Не уверен. Там учился мой отец, но… а как насчёт Слизерина?»
- Я ждала, что ты это скажешь. Ах, сколько Блэков я отправила на этот факультет – наверно, уже лет двести как со счёту сбилась. Да, ты подходишь. Хитёр, – о да, как хитёр! Решителен, цепок, считаешь, что правила нужны, лишь пока они полезны. И чистокровен к тому же. Да, тебя там примут с распростёртыми объятиями. Но есть и ещё один вариант.
«Упс».
- Скажи, Сириус Блэк тебе кем приходится? Не так давно я его распределяла. На Гриффиндор угодил, между прочим. Весёлый был, – в голосе Шляпы послышалась печаль. – На тебя похож.
«Он мой двоюродный дядя, кузен моей матери. Я знаю, что похож на него, видел его колдографии…»
- Нет-нет, я не только это имела в виду. Что внешне вас спутать можно было бы, ты, поди, и сам знаешь. Но ты и душой на него похож.
«Э-э… Спасибо на добром слове, конечно, но я бы не хотел учиться вместе с врагами и отдельно от друзей».
- Ну, я же говорю – похож. Он мне примерно то же самое сказал. Тоже ухитрился ещё в поезде найти и тех и других. Ну что, значит, уверен?
«Да».
- СЛИЗЕРИН!
Альтаир понял, что это слово Шляпа выкрикнула на весь зал. Он со счастливой улыбкой стянул её, беззвучно прошептал «спасибо», кладя её на табурет, и направился к своему столу, настречу громовым аплодисментам. Слизеринцы сразу же подвинулись, давая ему место. Альтаир уселся и принялся разглядывать остававшихся в шеренге. Его друзья радостно улыбались ему, и он улыбнулся в ответ. Один за другим на Слизерин отправились Гойл, Крэбб, Малфой – в отличие от Альтаира, Шляпа над ним долго не размышляла, – и через несколько минут настала очередь Поттера. Все замерли.
- Десять галлеонов, что он попадёт на Гриффиндор, – сказал Драко.
- Двадцать, что это произойдёт в ближайшую минуту, – ответил Альтаир.
- Принимаю.
Через тридцать пять секунд Альтаир стал богаче на десять галлеонов. Церемония плавно подходила к концу, и последней в списке оставалась Блейз. Уизли угодил на Гриффиндор вслед за Поттером прямо перед ней. Блейз, волнуясь, надела шляпу. Альтаир и Драко переглянулись, тревожно закусив губы, но Шляпа почти сразу крикнула:
- СЛИЗЕРИН!
Альтаир с облегчением аплодировал, одновременно сдвигаясь на скамье и освобождая для подруги место. Блейз села рядом с Драко и первым делом обняла обоих мальчишек.
- Поздравляю! – сказали все трое хором и дружно рассмеялись.
Тем временем директор встал и развёл руки, улыбаясь до ушей. Вид у него был довольно забавный.
- Добро пожаловать! – произнёс он. – Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнём банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Всё, всем спасибо! – и сел обратно под радостные крики и хлопанье.
- Отец говорил мне, что Дамблдор со странностями, – медленно произнёс Драко, – но я не предполагал, что с такими.
- Ничего, у нас ещё семь лет впереди для изучения его персоны. Жареной свинины?
- О, спасибо. Давай.
Еды было много, и она была хорошей. Альтаир с удовольствием насыщался, аппетит не портил даже Кровавый Барон, сидевший неподалёку. Почувствовав, что на него смотрят, призрак повернул голову и воззрился на мальчика. Альтаир поспешно проглотил то, что было во рту, и вежливо поклонился.
- Здравствуйте, сэр.
- Здравствуй, юный Блэк, – медленно ответил Барон. – Рад тебя видеть на нашем факультете. Надеюсь, ты поможешь нам удержать Кубок школы. Я даже отсюда чувствую, какие надежды возлагает в этом году на новичков сэр Николас де Мимси-Дельфингтон, особенно на Гарри Поттера.
- Простите моё невежество, сэр, но кто такой Николас де Мимси-Дельфингтон?
- Вон тот франт в трико за столом Гриффиндора, – Кровавый Барон презрительно покосился в сторону «львиного» факультета. – Кстати, могу дать совет – он не любит, когда его называют «Почти Безголовый Ник».
- А почему его так называют, сэр? – заинтересовался уже и Драко.
- Смотрите, – факультетский призрак кивнул в сторону конкурента, как раз наглядно пояснявшего свою этимологию.
- А Уизел крепче, чем я думал, – заметил Драко, – его не стошнило.
- Это успеется, это никуда не уйдёт… Сэр, вы не будете против, если мы сошлёмся на вас в случае проблем с Пивзом?
- У вас их не будет. Пивз и так не пристаёт к слизеринцам благодаря мне.
Альтаир выразил сердечную благодарность Барону и снова принялся за еду. Скоро появился десерт, и Блэк с Малфоем удвоили свои усилия. Где-то через полчаса всё закончилось, и тарелки засияли чистотой. Дамблдор снова встал со своего кресла. С деловитым видом откашлявшись, он заговорил:
- Теперь, когда все мы сыты, я хотел бы сказать ещё несколько слов. Прежде чем начнётся семестр, вы должны кое-что усвоить. Первокурсники должны запомнить, что всем ученикам запрещено заходить в лес, находящийся на территории школы. Некоторым старшекурсникам для их же блага тоже следует помнить об этом…
- Если запретили, значит, там что-то или ценное, или интересное, или и то и другое вместе, – прокомментировал Альтаир. – Схожу при первой возможности.
- ...все, кто бы хотел играть за сборные своих факультетов, должны обратиться к мадам Трюк. И наконец, я должен сообщить вам, что в этом учебном году правая часть коридора на третьем этаже закрыта для всех, кто не хочет умереть мучительной смертью.
Альтаир и Драко молча переглянулись.
- Туда тоже пойдёшь? – Малфой насмешливо приподнял бровь.
- Да, только Уизелом прикроюсь. Пусть пользу приносит.
- А теперь, прежде чем пойти спать, давайте споём школьный гимн! – торжественно объявил Дамблдор.
- Дожили. Хорошо ещё, что сплясать не просит.
- Да ладно тебе, Драко. Как насчёт того, чтобы представить, что поём под шотландскую волынку? Давай посмотрим, что получится. Только окончания слов посильнее растягивай.

* * *

После того, как всё закончилось и Дамблдор отправил всех спать, из-за стола поднялись двое старшекурсников.
- Первокурсники, подойдите к нам! – громко произнёс парень. – Я – ваш староста, меня зовут Генри Хуммель, а это, – он указал на стоявшую рядом с ним девушку, – моя напарница, староста Джейн Унголин. Добро пожаловать на Слизерин. Сейчас мы отведём вас в нашу общую гостиную, где с вами проведёт ознакомительную беседу наш декан, профессор зельеварения Северус Снейп. Не отставайте и держитесь вместе. Первые несколько дней мы будем вас провожать до кабинетов, в которых будут вестись занятия, но потом вам придётся ориентироваться в Хогвартсе самим, и я не обещаю, что это будет легко. Так что – будьте внимательны и запоминайте дорогу. А теперь идёмте.
Они вышли из зала и, перейдя вестибюль, прошли несколько коридоров и начали спускаться вниз по широкой лестнице. Здесь, в подземелье, было прохладно, но эта прохлада была приятной, какой-то успокаивающей. Альтаир подумал, что тут, наверное, особо приятно летом. Они много раз поворачивали, коридоры разветвлялись, расходились и сходились вновь, и в голову приходила мысль о том, что изучить Хогвартс действительно лучше как можно раньше, а ещё лучше – раздобыть карту. Наконец, они остановились у ничем с виду не примечательной стены.
- Серпентософос, – произнёс Хуммель, и часть стены плавно отъехала в сторону. – Заходите.
Общая гостиная Слизерина была очень уютной. Просторная комната с невысоким потолком, с которого свисали бронзовые лампы. Повсюду стояли высокие кресла, по подлокотникам и краям спинок которых вилась изящная резьба. Та же резьба украшала широкий камин, занимавший чуть ли не треть противоположной стены. Слева и справа виднелись входы в спальни. В одном из кресел сидел декан Слизерина, поднявшийся при появлении первокурсников.
- Меня зовут Северус Снейп, и я ваш декан. Вам наверняка это уже говорили, но я повторю: добро пожаловать на наш факультет. По всем вопросам вы можете обращаться либо ко мне, либо к старостам. Как вы уже поняли, эта комната – наша Общая гостиная. Здесь вы будете отдыхать, делать домашнее задание, а также общаться в тесном внутрифакультетском кругу. Должен вас предупредить: в школе отношение к нашему факультету неоднозначное. Упорно ходят слухи, поддерживаемые в первую очередь гриффиндорцами, что именно с нашего факультета вышло наибольшее количество тёмных магов и вообще мы все злодеи. Смею заверить вас, что это не так. Хотя бы потому, что Тёмная магия, как и всякая другая – лишь инструмент, и, как всякий инструмент, лишена моральной окраски и может служить и для добрых, и для злых целей. К сожалению, этой простой истины многие не понимают и предпочитают третировать целый факультет, не давая себе труда поближе рассмотреть своих оппонентов. Поэтому одно из главных правил нашего факультета гласит: какие бы распри не были внутри Слизерина, все слизеринцы едины перед внешней угрозой. Не оставляйте в беде своих товарищей, если ученики с других факультетов – чаще всего Гриффиндора – вознамерятся выказать агрессию. Вместе противостоять противнику всегда легче, чем порознь. Однако, – его взгляд скользнул по Альтаиру и Драко, – не увлекайтесь попытками упреждающих ударов. Они слишком часто служат в качестве «доказательств змеиной натуры». Теперь о более приятных вещах. Занятия начинаются с завтрашнего дня. Расписание вы получите от старост. Мой кабинет находится недалеко отсюда – если стоять спиной к двери в Общую гостиную, то направо, первый поворот налево, на развилке ещё раз направо и прямо до двери, на ней будет табличка. Чаще всего меня можно найти там, если только я не веду занятия. Напротив двери висит портрет, у него тоже можно осведомиться о моём местонахождении, но постарайтесь не дёргать меня по всяким пустякам. Однако и не стесняйтесь обращаться по значимым проблемам. Хочу предупредить, что отбой в девять часов и после него находиться вне спален и гостиной нельзя. Если у вас есть вопросы, задавайте.
Снейп обвёл взглядом первокурсников, но, видимо, всем всё было понятно.
- Нет вопросов? Очень хорошо. Тогда: спальни девочек – там, мальчиков – там. Всем спокойной ночи.
- Спокойной ночи, профессор, – отозвался нестройный хор, и первокурсники начали расходиться. Драко, Альтаир и Блейз подошли к декану, за ними топтались Крэбб и Гойл.
- Здравствуй, крёстный, – улыбнулся Драко.
- Здравствуй и ты, Драко. Только запомни, что, пока мы в Хогвартсе, при посторонних обращайся ко мне, как и к другим учителям.
- Но это не посторонние, – возразил Драко. – Блейз тебе не более чужая, чем я, Винса и Грега ты тоже знаешь, а это – мой друг, Альтаир Блэк, и, насколько я понимаю, вы знакомы.
- Разумеется, – хмыкнул Снейп. – Но я имел в виду не вашу компанию, а других учеников.
- А, ну это само собой разумеется.
- Вот именно. – Снейп немного помолчал, а потом улыбнулся: - Я рад, что вы все на моём факультете. Можете не волноваться, я присмотрю за вами. Альтаир, не стоит так морщиться, я имел в виду, – с вами я могу быть откровенным, – прикрытие вас перед другими учителями в случае нужды. Но не злоупотребляйте им – я не всесилен. А теперь, думаю, вам пора спать. Завтра вам рано вставать, так что выспаться не помешает. Идите.
Декан вышел из гостиной, а друзья разошлись по своим спальням. Альтаир, Драко, Крэбб и Гойл зашли в коридор, который вёл слегка вверх, а затем, пару раз вильнув, привёл их к двери с бронзовой табличкой: «1 курс». Открыв её, они оказались в спальне, где стояли пять кроватей с пологами на столбиках, закрытые изумрудно-зелёными балдахинами. Здесь уже находился последний первокурсник, распределённый на Слизерин в этом году, – Теодор Нотт. Кровати были уже застелены. После целого дня на поезде, распределения и пира все были утомлены, поэтому просто переоделись в свои пижамы и забрались на постели. Свет был погашен, и в окна, зачарованные наподобие потолка Большого зала, только отображающие не небо, а вид из надземных окон замка на озеро, лужайку и краешек Запретного леса, лился мягкий серебряный свет луны. Альтаир несколько минут полюбовался видом, но потом его неудержимо потянуло в сон и он, задёрнув полог, улёгся, почти сразу заснув.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 3. Учителя и ученики.

- Вставай, соня! – раздалось над головой. – Вставай, кому говорю, на завтрак пора!
Альтаир неохотно приоткрыл один глаз.
- Который час? – он зевнул, прикрывая рот.
- Полвосьмого. Давай, здесь до полудня спать не придётся, – и Драко отошёл расталкивать Крэбба и Гойла.
- Ничего себе неделька начинается, – Альтаир встал, с недовольным видом взъерошил себе волосы и двинулся в душ. – Могли бы и попозже устраивать завтрак. И уроки заодно. Часов хотя бы в десять…
Умывшись и одевшись, мальчики взяли свои сумки и отправились в Большой зал. На завтраке им раздали расписания. Альтаир с интересом посмотрел в свой листок, отставив в сторону вилку с беконом.
- Астрономия в полночь? Это здорово. Нет, действительно здорово – в первую половину ночи я всегда чувствую себя бодрым.
- Это тебе пригодится, – заметил Драко. – Так, травология три раза в неделю, первый урок уже сегодня…
- Терпеть не могу это садоводство. Если бы знание растений не помогало в зельеварении, это были бы самые скучные занятия.
- О, поверь, это далеко не самое худшее, – привет, мальчики. – За их спинами появилась Блейз.
- Привет, Блейз. А что тогда худшее?
- История магии. На ней уже полтораста лет как засыпают три четверти класса.
- И ты говоришь, что это худшее? Да лучше и быть не может! Будет, где отоспаться.
- А лекции кто записывать будет?
- Э-э, ну…
- Забудь, Альтаир. Вот оставшаяся стойкая четверть и будет. Надеюсь, Блейз, ты относишься к ней.
- Братец, твоя наглость не имеет себе равных.
- Эй!
- Ну хорошо, твоя тоже. Доволен?
- Вполне. Эх, трансфигурация только завтра… Жаль.
- Между прочим, это самый сложный предмет, – хмыкнул Драко.
- Знаю, но она всё равно крайне интересна. Так, завтра – трансфигурация и чары, сегодня – травология и защита от Тёмных искусств, в среду – опять травология и история магии плюс астрономия, четверг – ещё одна травология, и, к счастью, только она; пятница… ура! Сдвоенное зельеварение! То есть нет, не ура. Оно вместе с гриффиндорцами.
- Ура, ура, – уточнил Драко. – Будет только веселее.
- Точно. Что-то я не сразу всю ситуацию понял.
- Крёстный устроит гриффиндорцам весёлую жизнь, будь уверен.
- Надо будет помочь, – с серьёзным видом поднял палец вверх Альтаир. – С целью профилактики агрессии.
- Полностью с вами согласен, коллега, – подхватил Драко. – Как известно, болезнь легче предупредить, чем лечить.
- А вы уверены, что это называется лечение, а не распространение? – пристально посмотрела на них Блейз. Альтаир и Драко переглянулись.
- Какая разница, – хором ответили они.
- В любом случае не помешает, – добавил Малфой.
Блейз вздохнула, но спорить не стала. Скоро они отправились на первый урок травологии. Преподавательница, профессор Стебль, была низенькой и полной, доброй даже на вид. Как оказалось, внешность не была обманчива – Стебль являлась типичной пуффендуйкой и всегда была готова помочь любому ученику. Урок прошёл тихо и спокойно, безо всяких происшествий, – если не считать происшествием то, что Альтаир спросил у профессора, что находится в других теплицах, и услышал в ответ, что там расположены редкие или опасные растения, которые будут проходиться на более старших курсах. Альтаир понимающе кивнул и вновь принялся за рассаду, раздумывая, где можно найти заклинания для вскрытия замков.
После травологии слизеринцы двинулись обратно в замок. От сопровождения старост они отказались – Драко знал путь к нужному кабинету по рассказам своего крёстного. На одной из лестничных площадок Альтаир и Драко увидели тощую, грязно-серого цвета кошку, таращившуюся на них так, словно она подозревала каждого персонально в нехороших замыслах.
- Как думаете, чья она? – Драко присел, внимательно рассматривая животное.
- Понятия не имею, – покачала головой Блейз.
- Может, ничейная? – спросил Гойл.
Альтаир посмотрел по сторонам – вокруг не было видно никого, кто бы претендовал на роль её хозяина.
- Эй, кис-кис, – он попробовал погладить кошку, но та отпрянула, ощетинившись.
- Ну что ж ты какая нервная… Иди ко мне, не трону.
- Я где-то слышал, что кошки всегда приземляются на лапы, с какой высоты их ни брось, – пробормотал Гойл, почёсывая затылок.
- А давай проверим, – Крэбб шагнул вперёд, резко схватил кошку и швырнул через перила. Та с громкими воплями полетела вниз, растопырив лапы.
- Крэбб, ты спятил?! – воскликнула Блейз. Крэбб, перегнувшийся через перила, чтобы лучше видеть итог своего эксперимента, недоуменно обернулся, но тут снизу раздался скрипучий крик, который звучал противней любых кошачьих воплей:
- А-а-а-а-а! Что… Миссис Норрис! Кисонька моя, что случилось?
Драко, с любопытством глянувший вниз, отшатнулся и кинулся вверх по лестнице, давясь смехом. Остальные бросились за ним. Пробежав пару пролётов, Малфой остановился и обернулся к друзьям, утирая слёзы от смеха.
- Ну, что? – не выдержал Альтаир. – Что там такое?
- Она действительно приземлилась на лапы, – сообщил Драко. – А заодно на лысину Филча.
Блэк согнулся пополам от смеха.
- Ничего смешного, – недовольно посмотрела на него Блейз. – А если бы его там не оказалось?
- Ну и ничего бы с ней не произошло, – ответил Драко. – У кошки тем больше шансов выжить, чем с большей высоты она падает, – успевает правильно перевернуться. Мама когда-то упоминала об этом. Пойдёмте, кабинет защиты уже близко.
Друзья неторопливо пошли по коридору, продолжая обсуждать меткость Крэбба. Больше всего их интересовало, догадается ли Филч, кто является автором этого кошкометания. Но вроде бы свидетелей не имелось – во всяком случае, никто не помнил, чтобы в этот момент кто-то был рядом.
Когда они зашли в класс, профессор Квиррелл ещё не пришёл, и слизеринцы спокойно расселись по местам. Драко и Альтаир сели вместе, выбрав стол у окна, рядом устроилась Блейз, а Крэбб и Гойл решили попытаться укрыться от учительских глаз, чтобы на них пореже обращали внимание и пореже спрашивали, – и с этой целью забрались за стол, стоявший за тем, который был выбран их предводителем. Они не учли только одного – за любым из них Драко и Альтаир сами могли бы укрыться вдвоём.
В кабинете стоял противный дух чеснока – создавалось впечатление, что здесь усердно готовили один из традиционных средиземноморских супов. Казалось, что ещё немного – и начнёт щипать глаза.
- Альтаир, – морщась, попросила Блейз, – сделай милость, открой окно. Дышать нечем.
Блэк повернулся и распахнул створки, впуская свежий воздух в душную аудиторию.
- Спасибо, – облегчённо вздохнула девочка.
- Всегда пожалуйста… Кстати, кто-нибудь знает, куда профессор делся? Уже минут пять, как…
Снаружи послышались торопливые шаги, и в кабинет вбежал Квиррелл, запыхавшийся и придерживающий свой дурацкий тюрбан.
- П-простите, р-ребята, меня Да-Да-Дамблдор задержал. Я п-приветствую всех вас в этом к-классе, и н-надеюсь, что вам п-п-пригодятся з-з-знания, к-которые вы здесь по-получите. Д-давайте знакомиться. Ме-меня зовут профессор К-Квиррелл, и я ваш п-п-преподаватель защиты от Тёмных Искусств. Это н-невероятно увлекательный и полезный предмет, к-который в-в-вам обязательно п-п-по-понравится. Итак, сегодня у на-нас в-вводный урок. В-все п-п-присутствуют?
Ученики закивали.
- Очень хо-хорошо. Т-так, к-к-кто тут у нас п-по списку… П-первый – мистер Блэк. О… – Квиррелл поднял глаза и настороженно уставился на Альтаира. Тот едва удержался от смеха. Похоже, этого учителя защиты впору было самого защищать.
- Не волнуйтесь, профессор, – проговорил Альтаир самым серьёзным тоном, на который был способен. – Я ещё совсем молодой Блэк, неопасный.
Драко затрясся от сдерживаемого смеха, а Блейз, почти не скрываясь, хихикнула. Смешок прокатился по всему классу, и даже Квиррелл неуверенно улыбнулся.

* * *

После защиты от Тёмных Искусств настало время обеда. Альтаир, Драко и Блейз успели изрядно проголодаться и быстро шли в Большой зал. Крэбб и Гойл умотали туда одновременно с окончанием урока – у них аппетит всегда был повышенный. На ходу обсуждали первый учебный день – расписание у первокурсников было заметно менее плотным, чем у старших курсов, так что для них уроки на сегодня закончились. Сошлись во мнении, что Стебль не представляет из себя ничего выдающегося, хотя и ничего плохого, а вот Квиррелл вряд ли может этим похвастаться. Блейз, правда, советовала не торопиться с выводами, но Альтаир и Драко считали, что большого прока от его занятий не будет.
Усевшись за стол, они ненадолго прекратили разговор, но возобновили его, едва перейдя ко второму. Речь зашла о том, что им делать после обеда.
- Давайте прогуляемся по Хогвартсу, – предложил Альтаир. – Замок исследовать и исследовать, так что лучше приняться за дело пораньше, пока мы не загружены домашними работами.
- Это можно, – согласился Драко, – даже, я бы сказал, нужно. Чем быстрее научимся ориентироваться, тем быстрее сможем ходить, где хотим. Поедим, сумки в спальнях оставим и пойдём.
- Вот это правильно, – хмыкнула Блейз, – Если заблудимся, до отбоя будет больше времени, чтобы выбраться к гостиной.
- Блейз, – недовольно взглянул на сестру Драко, – ну почему сразу заблудимся? Северус нам о Хогвартсе рассказывал уже сколько лет. Погуляем, не забираясь в закоулки, и всё.
- Ну, это пока всё, – уточнил Альтаир. – Лично я хочу знать замок до последней комнаты и не успокоюсь, пока не изучу его весь.
- Я с тобой, – немедленно ответил Драко. – Мне тоже интересно. Вдруг мы найдём что-нибудь такое, чего до нас никто не находил?
- Драко, Хогвартс, конечно, велик, но не до такой же степени, чтобы за тысячу лет в нём могло быть ещё что-то скрытое, – пожала плечами Блейз.
- А Тайная Комната?
- Это же легенда.
- Легенда-то легенда, – вмешался Альтаир, – но всё равно мы можем много чего найти. Взять тот же коридор на третьем этаже – как вы думаете, что с ним такое?
- Не вздумай туда лезть! – вздрогнула Блейз. – Мы же ещё ничего не знаем, случись что, даже и обороняться-то не сможем!
- Ну, если быть точным, сможем, – уточнил Блэк. – Парочку боевых заклинаний я знаю. Но если учесть то, что исключений из запрета даже для семикурсников не сделали, пожалуй, ты права – туда соваться пока не стоит.
- А куда тогда идём? – поинтересовался Драко. – В подземелья, на башни, или просто куда глаза глядят?
- Да последнее, пожалуй. Будем бродить недалеко от входа в подземелья и постепенно расширять круги, чтобы ничего не пропустить.
- Тогда доедаем – и идём.
- Ага. Жалко, у нас нет карты.
- Ну так раздобудь. Или составь.
- Может, тогда уж вместе? Дело, между прочим, небыстрое.
- Не проблема.
- Альтаир, Драко, вы есть собираетесь или болтать? Решили побыстрее – так давайте!
- Извини, Блейз!

* * *

Зайдя в спальню, Альтаир хлопнул себя по лбу.
- Тьфу ты, совсем забыл! Родителям написать-то надо, что и как. И крёстному тоже.
- Да, верно, – спохватился Драко. – Я тоже напишу. Пойдём попозже.
- Да хоть вечером. Так даже лучше будет, спокойнее.
- Ты ещё скажи – после отбоя. Про Филча забыл?
- Нет, не забыл, – по губам Альтаира пробежала торжествующая усмешка. – Но, думаю, вряд ли он нас заметит…
Одним движением он выдернул из кармана мантию-невидимку и набросил её на себя. Драко восхищённо ахнул – Альтаира как не бывало. Через несколько секунд в стороне заструился воздух, и снова стал виден Блэк, снимающий мантию.
- Ну как?
- Потрясающе! Это мантия-невидимка?
- Она самая.
- С ума сойти… Откуда она у тебя?
- Отец подарил. Перед тем, как я уехал в Хогвартс. С нею мы сможем ходить по школе когда угодно – никто нам не страшен, и Филч – в последнюю очередь!
- Да-а-а… – протянул Драко, покачивая головой и лукаво улыбаясь, – это точно. Признаться, мне сразу вдвое сильней захотелось пройтись по замку после отбоя.
- За чём же дело стало, – в тон ему ответил Альтаир, подбрасывая на руке мантию-невидимку. – Вот оно, наше разрешение ходить не где нам разрешают, а где мы хотим. – Он бережно сложил мантию и убрал её в карман. – Ладно, давай быстрее напишем, и пойдём. Нам здесь ещё столько всего узнавать!
Альтаир достал пергамент, чернила, перо и вместе с Драко спустился в гостиную. Пристроившись у камина, он несколько секунд в задумчивости грыз перо, затем кивнул сам себе и склонился над листом.

Дорогие мама и папа!
Извините, что не написал ещё вчера, – после поездки, распределения и пира я очень устал и почти сразу заснул. Первым делом хочу вас обрадовать – я на Слизерине. Мне здесь очень нравится, вся обстановка в точности, как вы говорили.
Я подружился с Драко Малфоем и Блейз Забини. Они отличные ребята, особенно Драко. Блейз, мне кажется, стоило бы быть чуть менее осторожной.
Представляете, вчера мы ещё до распределения встретили Гарри Поттера. Мне он, если честно, не понравился. Слишком много о себе мнит – отказался от нашей компании, даже руку пожать не захотел, а вместо этого нашёл себе какого-то рыжего неандертальца Уизли и вместе с ним угодил на Гриффиндор. Не терпится показать ему, как он ошибся.
Я скучаю по вам, но не волнуйтесь – мне в Хогвартсе хорошо. В пятницу у нас сдвоенное зельеварение с Северусом, он крёстный отец Драко, и его предмет у нас будет одновременно с Гриффиндором! Представляете? Я уже предвкушаю этот день.
Скоро напишу ещё.
Альтаир.


Отложив один лист в сторону, Блэк взялся за другой.

Дорогой Ремус!
Как поживаешь? Надеюсь, последнее полнолуние прошло хорошо. Я в Хогвартсе, меня распределили на Слизерин. Надеюсь, тебя это не расстраивает, ведь ты всегда говорил, что все факультеты хороши. Понимаю, тебе было бы приятнее видеть меня на Гриффиндоре, но, к сожалению, меня бы там вряд ли тепло приняли. Я ещё в поезде успел подружиться с Драко Малфоем и Блейз Забини, одновременно поцапавшись с младшим Уизли, причём именно из-за темы факультетов. Уизли невероятный придурок, просто сам напрашивается на то, чтобы ему… впрочем, неважно.
Думаю, тебе будет приятно узнать, что Гарри Поттер попал на Гриффиндор. К сожалению, он сошёлся с Уизли и отверг нашу с Малфоем дружбу, так что вряд ли у нас будут тёплые отношения, особенно учитывая старую добрую вражду Слизерина и Гриффиндора. Но у меня есть друзья здесь, и этого мне вполне достаточно.
Ремус, у меня к тебе есть вопрос. Помнишь, ты говорил, что вместе со школьными друзьями составил подробную карту Хогвартса? Ту самую, где было всех видно? Не мог бы ты написать, какие заклинания вы использовали для этого и можем ли мы им научиться? Мне бы очень хотелось иметь такую карту, она бы нам здорово пригодилась. Отец подарил мне мантию-невидимку вчерашним утром, с ней, конечно, безопасно передвигаться по замку ночью, но намного удобнее было бы всё-таки набрасывать её лишь при приближении Филча, а не постоянно семенить под ней. Ничего, что я так откровенно? Думаю, ты меня поймёшь. Только, пожалуйста, не упоминай при маме о том, что я делаю. Папе можно, он не против.
Пожалуйста, напиши ответ побыстрее, если можешь, меня очень интересует возможность составления такой карты. До свидания, всего тебе хорошего.
С наилучшими пожеланиями,
Альтаир.


Сложив и запечатав оба письма, Альтаир вместе со своим другом отправился в совятню, чтобы отправить их адресатам. Слегка задумавшись над тем, какую сову выбрать, он всё же отправил письмо родителям со своей сипухой Джостли, а письмо крёстному – со школьной совой.
До отбоя оставалось ещё больше пяти часов, так что торопиться в любом случае было некуда. Решив «начать с начала», они, прихватив Блейз, отправились обследовать подземелья. Время, однако, текло настолько незаметно за этим увлекательным занятием, что слизеринцы спохватились, лишь закончив свой обход в самом дальнем коридоре, где даже факелы не горели, и приходилось освещать путь Люмосом Малфоя – он пока единственный из всех троих умел применять это заклинание. Они как раз радовались, что это последний коридор, и, не считая мелких закоулков, им удалось обойти всё подземелье, когда Блейз взглянула на часы.
- Мальчики, вы в курсе, что уже больше десяти вечера?
- Сколько?! – Альтаир чуть не выронил от неожиданности листы пергамента, на которых они с Драко по мере исследования делали наброски будущей карты. – Э-э-э… а ты уверена?
Блейз со вздохом сунула ему чуть ли не под нос свои часы.
- Теперь убедился? Хорошо ещё, что сюда Филч редко забредает. Давайте быстрее в гостиную, повезло, что благодаря вашей схеме не заблудимся.
- Ой, да ладно тебе, сестрёнка, – отмахнулся Драко. – У Альтаира есть мантия-невидимка, так что Филч нам не страшен. Другое дело, что в любом случае высыпаться надо. Жаль только, что ужин пропустили, – мне очень есть хочется.
- Да, и мне тоже, – кивнула Блейз. – Но что поделаешь, если мы так увлеклись, что забыли обо всём на свете. Придётся подождать до утра.
- Вот уж нет, – решительно помотал головой Альтаир. – Я не намерен ложиться спать голодным. Пойдёмте, я здесь знаю одно замечательное местечко.
Он зашагал в сторону выхода из подземелий, и Драко с Блейз, переглянувшись, поспешили за ним.
- А это твоё местечко недалеко? – спустя несколько минут полюбопытствовал Драко.
- О да, можно сказать, почти рядом, – ответил Альтаир. Впереди уже виднелась широкая лестница, ведущая наверх. – Мне о нём крёстный рассказал. Насколько я понимаю, он сам в своё время им нередко пользовался…
Выйдя в широкий коридор первого этажа, Альтаир остановился и настороженно осмотрелся. Затем прикрыл глаза и тщательно вслушался в ночную тишину. Друзья стояли рядом, почти не дыша.
- Чисто, – сказал Блэк, успокоенно выпрямляясь. – Во всяком случае, насколько я могу судить. Давайте сюда, только тише.
Слизеринцы, крадучись, двинулись вперёд, стараясь ступать бесшумно. Выходило с непривычки не очень, но всё равно так было безопаснее. Свернув в ничем с виду не примечательный тупичок, Альтаир остановился перед картиной с натюрмортом. Протянув руку, он пощекотал пальцем лежавшую на блюде зелёную грушу. Та хихикнула и вдруг превратилась в медную дверную ручку. Блэк с довольной улыбкой оглянулся на друзей и потянул ручку на себя.
- Прошу – хогвартская кухня.
Они осторожно зашли внутрь, и, не успев сделать и пяти шагов, увидели, как к ним торопятся несколько домовиков.
- Здравствуйте!
- Мы так рады вас видеть!
- Мы можем вам чем-то помочь?
- Может быть, вы хотите есть?
- Или вы заблудились?
- Или…
Альтаир поднял руку, вспоминая отца и вкладывая в этот жест как можно больше властности.
- Есть. Мы пропустили ужин и теперь не прочь хорошо перекусить.
Домовики метнулись куда-то вглубь кухни и почти сразу вернулись, таща несколько подносов с едой.
- Вот это правильно, – хмыкнул Драко. – Верно ты сказал, Альтаир, отличное место. Надо будет запомнить.
Спустя полчаса они вышли из кухни и отправились в Общую гостиную, прихватив с собой пару пакетов с пирожными и выпечкой. Шли уже более спокойно, даже разговаривая – правда, шёпотом. То ли из-за потери осторожности, то ли просто по случайности, но, уже подходя к лестнице в подземелья, они услышали покашливание Филча – им очень повезло, иначе они могли бы и прямо натолкнуться на него. И так-то еле успели укрыться под мантией, как из-за угла показался завхоз. Впереди него бежала давешняя Миссис Норрис. Друзья затаили дыхание, но Филч, к счастью, вёл пассивный, а не активный поиск – говоря проще, шаркал по коридору, время от времени посвечивая по сторонам фонарём, но, к счастью, не предполагая, что в данный момент искать следовало намного более тщательно и целенаправленно. Дождавшись, пока он не скроется из виду, Альтаир, Драко и Блейз на цыпочках подбежали к лестнице. По-видимому, Филч как раз вышел оттуда, так что, скорей всего, можно было в ближайшее время его здесь не ожидать. Блейз уже шагнула вниз по ступенькам, когда услышала за спиной шёпот брата:
- Альтаир! Ты куда?
Обернувшись, она увидела, как Блэк достаёт что-то из кармана, набрасывает на себя мантию-невидимку, предварительно махнув рукой в сторону лестницы, – мол, спускайтесь, – и исчезает, направляясь в сторону Большого зала.
- Драко! Как это понимать?
- А я знаю, что ли? – раздражённо ответил Драко, смотря туда, где скрылся из виду друг. – Понятия не имею, куда его понесло. Что ж, думаю, стоит его подождать, только давай немного спустимся вниз, чтобы, если опять Филч придёт, можно было безопасно отступить к гостиной.
Ждать пришлось недолго, от силы минут десять – Альтаир внезапно появился перед ними, держа в руке мантию-невидимку. Драко и Блейз даже вздрогнули от неожиданности.
- Где тебя пикси носили?! – напустился на него Малфой. – Куда тебе вдруг понадобилось ни с того ни с сего?
Блэк лишь хмыкнул, явно пребывая в прекрасном настроении.
- У меня в кармане оставалась навозная бомба – весь день её с собой протаскал – и я подумал, что стоит всё-таки её применить. Установил мгновенное срабатывание, и подсунул на ступеньки в гриффиндорской башне. Там есть один дивный поворот – пока полностью из-за угла не выйдешь, и не заметишь толком, что под ногами лежит. Рыцарские доспехи там стоят – обзор загораживают. Здорово будет, если на неё наступит Уизел.
- И только ради этого ты туда отправился? – покачала головой Блейз. – А если бы Филч там был?
- Тогда бы я в него этой бомбой запустил, – беззаботно ответил Альтаир. – Одному под мантией передвигаться проще, ускользнул бы запросто. А вам здесь ничего не грозило – гостиная недалеко, Филч ушёл. Ну, Блейз, не дуйся! Только представь, как кому-то из гриффиндорцев завтра с утра не повезёт!
- Не повезёт, – задумчиво проговорил Драко и вдруг фыркнул. – Да уж, не повезёт – это ты точно подметил. Ладно, давайте уже по спальням. Будем набираться сил для завтрашнего дня.

* * *

Вторник прошёл спокойно – никаких особых происшествий не случилось. Правда, если не считать таковым первый урок трансфигурации. Все рассказы родителей и личные подозрения оказались правдой – МакГонагалл действительно была ещё той угрозой. Нет, на уроках не было заметно, что она пытается совершать враждебные по отношению к Слизерину поступки, но лично для Альтаира достаточно оказалось вступительной речи в начале занятия. Что трансфигурация – один из самых сложных и опасных разделов магии, он и сам знал, но вот обещание выдворить без права апелляции из своего класса любого нарушителя дисциплины ему совсем не понравилось. Не выказывая, правда, открыто своего недовольства ни в малейшей степени, Блэк решил подождать и накопить опыт общения с деканом Гриффиндора – просто чтобы знать, чего от неё действительно стоит ожидать, а чего нет. Закончив с записью некоторых базовых основ, которые требовалось выучить наизусть, он вместе со всеми получил первое задание – превратить спичку в иголку.
Задание оказалось непростым. Альтаир уже не один год интересовался трансфигурацией и кое-что знал, но с налёту справиться со спичкой никак не удавалось. Вся штука была в том, что требовалось не только изменить материал или форму тоненькой деревянной щепочки – надо было сделать это одновременно. Сделать спичку стальной или же острой на концах и круглой в сечении – это не представляло сложности, но изменить предмет разом по двум параметрам было намного сложнее потому, что требовалось не только совместить движения палочкой в единую фигуру, причём более сложную, чем простое суммирование первых случаев, но ещё и придумать саму эту фигуру. К счастью, основные правила в учебнике имелись, да и небольшой опыт, полученный дома, тоже нельзя было сбрасывать со счетов, так что минут через двадцать-двадцать пять ему удалось добиться того, что спичка сделалась и обоюдоострой, и металлической. Было бы намного проще добиться этого последовательно – но беда была в том, что после превращения структура предмета длительное время оставалась довольно неустойчивой, и при попытке сразу же снова начинать дальнейшее преобразование хрупкая спичка могла попросту развалиться.
Альтаир до конца урока бился над тем, чтобы проделать в иголке ушко, но так ничего и не вышло – работа явно пока что была слишком тонкой для него. Впрочем, проверяя полученные результаты, МакГонагалл подняла брови при виде получившейся полуспички и, еле заметно улыбнувшись (чего никто из друзей совершенно не ожидал), наградила Слизерин двадцатью баллами.
Урок заклинаний прошёл вовсе не так интересно – профессор Флитвик сразу сказал, что первые несколько занятий будут посвящены чистой теории. Альтаир втайне понадеялся, увидев Флитвика, стоявшего на стопке из книг и зачитывающего фамилии, что он повеселит весь класс, свалившись оттуда при звучании фамилии «Блэк», но профессор разочаровал слизеринца – он оказался явно более стойким, чем Квиррелл. И вообще таким же равноприветливым ко всем, как и Стебль. Альтаир немного огорчился, когда Флитвик, что называется, и ухом не повёл, произнося его фамилию, и решил, что надо будет постараться исправить эту ситуацию. Необязательно сразу, но и откладывать в долгий ящик незачем.
Среда была самым скучным днём – история магии в изложении профессора-призрака оказалась невыразимым занудством. Уже через пять-шесть минут заунывного бубнения Бинса Альтаир поймал себя на том, что почти спит с открытыми глазами, не осознавая, что происходит вокруг. Будь лекция утром, он бы, наверное, просто поспал по-настоящему, даром что вчера снова легли спать поздно – доделывали детали в плане подземелий. Но после травологии Блэк чувствовал себя полностью проснувшимся и пытаться заснуть снова, даже под «колыбельную» профессора Бинса, было бы слишком неблагодарным занятием. Вместо этого он вместе с Драко развлёкся тем, что весь урок рисовал карикатуры на Уизли и Поттера. Рисунки выходили забавными, особенно тот, где Хагрид обучал гриффиндорцев трансфигурации, замещая прихворнувшую МакГонагалл.
А вот астрономия Альтаиру очень понравилась. Как и на трансфигурации, он сразу же был выделен преподавательницей. Впрочем, учитывая фамильный обычай Блэков называть своих детей в честь звёзд или – реже – созвездий, его осведомлённость в жемчужных рисунках ночного неба не была чем-то из ряда вон выходящим. С особым удовольствием он указал созвездие Дракона, давшее своё латинское имя его другу, и ту звезду, чьё имя носил сам – Альтаир, альфу созвездия Орла, круглый год видную на небе Британии.
Наконец, настала долгожданная пятница. За завтраком Альтаир и Драко не столько ели, сколько строили весёлые предположения на тему того, что сегодня ожидает Гриффиндор на зельях. Блейз не обращала на это особого внимания, спокойно расправляясь с яичницей, а вот Крэбб и Гойл жадно вслушивались и громко смеялись после каждой новой идеи. Быстро закончив завтрак, Блэк и Малфой устремились в подземелье, к кабинету Снейпа, чтобы ни за что не пропустить ни единой детали.
Как выяснилось, торопиться было некуда – даже дверь кабинета была ещё заперта. Снейп появился через несколько минут и, улыбнувшись при виде двух друзей, снял чары с двери и отпер её.
- Отрадно видеть такую жажду знаний. Вы, видимо, очень хотите побыстрей начать изучать искусство зельеварения.
Альтаир и Драко смущённо переглянулись.
- Ну, в общем, да, – ответил Драко.
Снейп тихо хмыкнул и сделал приглашающий жест рукой:
- Выбирайте места поудобнее. Их вам, скорее всего, семь лет не менять.
Слизеринцы шагнули в класс, с любопытством осматривая обстановку. Здесь было замечательно. Прохладный воздух прогонял сонливость и вселял бодрость, лёгкая затемнённость аудитории не мешала читать, но создавала почти уютную атмосферу, а вдоль стен стояло огромное количество интереснейших заспиртованных экспонатов. Бросив свои сумки на выбранный стол, приятели почти до самого начала занятий рассматривали содержимое банок и надписи на них.
Декан начал своё занятие со знакомства с учениками. Дойдя до Поттера, он остановился.
- О, да. Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.
Альтаир и Драко прыснули, оглянувшись на Поттера, торчавшего вместе с Уизли недалеко от них. Судя по физиономиям гриффиндорцев, им здесь не очень-то нравилось.
Закончив список, Снейп обвёл класс спокойным и внимательным взглядом. Его глаза потеплели, когда он на мгновение задержал взгляд на крестнике и сыне лучшего друга, сидевших бок о бок.
- Вы здесь для того, чтобы изучить науку приготовления волшебных зелий и снадобий. Очень тонкую и точную науку, – начал он.
Альтаир обратил внимание на то, с каким вниманием слушает Драко. Похоже, к зельеварению Малфой испытывал те же чувства, что сам Блэк к трансфигурации. Что ж, в случае чего будет у кого списать.
- … Я могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, и даже как заткнуть пробкой смерть…
«Интересно, а как использовать зелья для забав над гриффиндорцами, научит?» – подумал Альтаир. – «Очень на это надеюсь».
Драко еле слышно хихикнул, когда Снейп упомянул, что на его уроки обычно приходит стадо болванов.
- Гриффиндорцы и пуффендуйцы, разумеется, – прошептал он на ухо Альтаиру. – Думаю, сейчас начнётся…
- Поттер! Что получится, если я смешаю измельчённый корень асфоделя с настойкой полыни?
Все уставились на очкастого гриффиндорца, который сидел с таким видом, словно его попросили перечислить всех директоров Хогвартса в хронологическом порядке от времён Основателей. Альтаир хмыкнул. Даже он, бегло прочитавший учебник, знал ответ – вопрос был, по сути, простейшим. Видно, Поттер не удосужился даже прикоснуться к учебному материалу. И Уизли тоже – вон, застыл с ещё более глупым выражением лица, чем Поттер – если только это возможно. А вот гриффиндорка с непокорной гривой каштановых волос ответ знала не хуже него самого, судя по тому, что мгновенно вскинула руку вверх.
- Я не знаю, сэр.
Снейп слегка усмехнулся.
- Так, так… Очевидно, известность – это далеко не всё. Но давайте попробуем ещё раз, Поттер. Если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать?
Гриффиндорка подняла руку ещё выше, только что не вскакивая с места. А вот Поттер снова явно вообще не понимал, о чём идёт речь. Драко давился беззвучным смехом, глядя на него.
- Я не знаю, сэр, – монотонно пробубнила знаменитость.
- Похоже, вам и в голову не пришло почитать учебники, прежде чем приехать в школу, так, Поттер?
- Ну, чего же вы от него хотите, профессор? – с видом искреннего недоумения спросил Драко. – Гриффиндор со знаком качества на лбу.
Альтаир, не в силах сдерживать смех, уткнулся лицом в ладони. Сбоку звонко смеялась Блейз, сзади слышалось гоготание Крэбба и Гойла. Хохотали вообще все слизеринцы. Гриффиндорцы выглядели недовольными, особенно Уизел – только что в драку не лез, да и то лишь благодаря присутствию преподавателя. Поттер залился краской. Снейп слегка усмехнулся и снова посмотрел на него.
- Ну, хорошо, а в чём разница между волчьей отравой и клобуком монаха?
«Всё, проще некуда. Это же одно и то же растение!»
Каштановолосая всё-таки встала, вытягивая руку к потолку. До Поттера же, видимо, дошло, что надо бы показать, что знаешь и другие слова.
- Я не знаю. Но мне кажется, что Гермиона это точно знает, почему бы вам не спросить её?
Альтаир невольно хмыкнул. Всё-таки Поттер небезнадёжен. Одновременно он отметил про себя, как зовут эту умную гриффиндорку. Гермиона. Красивое имя. Интересно, из какой она семьи? С лёту никак не удавалось припомнить подходящий вариант – среди всех известных ему чистокровных семей он не знал ни одной ровесницы с таким именем. Может, из магглов? Да нет, не может быть. Слишком умная для этого. Наверное, полукровка.
- Сядьте! – рявкнул Снейп, поворачиваясь к ней. Девочка подчинилась с немного обиженным видом. Профессор обвёл взглядом класс.
- Мистер Блэк, попробуем с вами. Итак, если я вас попрошу принести безоар, куда вы пойдёте?
- Вон туда, сэр. К шкафу с ингредиентами.
Слизеринцы снова засмеялись, улыбнулось даже несколько гриффиндорцев. Снейп возвёл глаза к потолку с видом допрашиваемого.
- Ну хорошо, Блэк, а если мы будем не в Хогвартсе?
- Тогда я достану его из желудка козы, сэр.
Снейп облегчённо вздохнул.
- Ну наконец-то. Первые разумные слова, которые я сегодня слышу. А для чего нужен безоар?
- Он является универсальным противоядием, сэр. Ну, точнее говоря, почти универсальным.
- Десять баллов Слизерину. Садитесь. Что касается остальных моих вопросов, то из корня асфоделя и полыни приготавливают усыпляющее зелье, настолько сильное, что его называют напитком живой смерти. А волчья отрава и клобук монаха – это одно и то же растение, также известное как аконит. Все поняли? Записывайте! И минус пять баллов Гриффиндору, Поттер, за ваш наглый ответ.
Бросив взгляд на Уизли, Альтаир убедился, что тот надулся сильнее, чем сам Поттер. То же мне, оруженосец недоделанный. Хотя, если он сам из себя ничего не представляет, – а, скорей всего, так оно и есть, – то неудивительно, что его тянет примазаться к знаменитости, чтобы блестеть хотя бы отражённым светом за неимением собственного.
Тем временем Снейп поделил класс на пары и дал первое практическое задание – приготовить простейшее зелье от фурункулов. Драко небрежно фыркнул.
- Тоже мне, задача. Я с закрытыми глазами такое сварю.
- Приятно слышать, потому что я особыми знаниями в зельях похвастаться не могу.
- Да ну? – Драко удивлённо посмотрел на друга. – Действительно? Ладно, тогда будешь мне ассистировать.
Альтаир не имел ничего против – так они только быстрее справятся. Драко, по-видимому, не преувеличивал свои таланты – наблюдать за его отточенными движениями было одно удовольствие. Блэку пришло в голову, что и ему не помешало бы налечь на зельеварение – мало ли, когда пригодится. Откровенно говоря, главной причиной его равнодушия к зельям было отсутствие усидчивости.
Они справились с зельем быстрее всех в классе, добавив факультету ещё тридцать баллов, и, пока Драко помогал Блейз нарезать рогатых слизняков, Альтаир оглядывал остальных учеников, размышляя, нельзя ли отколоть какую-нибудь шутку. Было скучно.
Рассеянный взгляд остановился на Долгопупсе. Вот уж кому до Драко как до луны на черепахе. Ещё даже до середины не дошёл. И тут Альтаиру пришла в голову блестящая идея. Склонившись над учебником, он начал быстро читать страницу, посвящённую этому зелью. Ага, вот! «Ни в коем случае не добавляйте иглы дикобраза до снятия зелья с огня, так как при непрекращающемся подогреве реакция идёт с сильным выделением тепла, что, в свою очередь, в сочетании с кислотностью зелья может вызвать сильную коррозию котла вплоть до перфорации стенок». Мерлин, ну кто так пишет. Нет бы просто сказать: добавишь иглы дикобраза, не сняв котёл с огня – без котла останешься. Та-ак, и что у нас там? Отлично, у Долгопупса все ингредиенты в кучу свалены. Он и не поймёт ничего.
- Драко! – Альтаир слегка толкнул в бок друга, занятого теперь благотворительностью в виде помощи с нарезкой слизняков Крэббу и Гойлу. – У тебя иглы дикобраза остались?
- Нет, конечно, я взял столько, сколько надо. А зачем тебе? Мы же закончили.
- Хочу маленький сюрприз сделать, – шёпотом прошипел Блэк. – Этому гриффиндорскому придурку Долгопупсу.
- На, держи, – Драко мгновенно сунул ему пучок. – Крэбб и Гойл, похоже, всё равно уже не успеют дойти до конечной стадии.
- Отлично, – Альтаир усмехнулся, глядя на пучок, потом осторожно огляделся и стремительно стащил у Долгопупса его иглы. Добавив полученные от Драко, он незаметно подсунул вышедшую диверсионную заготовку обратно на стол гриффиндорцев. Теперь оставалось только ждать.
Ожидание было недолгим – ещё более недолгим, чем предполагал Альтаир. Долгопупс не только не стал снимать котёл с огня, но и, не глядя, бухнул туда весь пучок игл на две стадии раньше, чем надо.
- Готовься прыгать на стул, – прошептал Блэк другу. – Передай по цепочке нашим.
- Блейз, когда у Долгопупса зашипит – не бойся, а залезай на стул. Передай нашим.
- Крэбб! Гойл! Драко и Альтаир чего-то натворили с Долгопупсом и Финниганом. Говорят, чтобы вы были готовы ноги с пола убирать. Нашим передайте!
- Пенси! Эй, Пенси! Блейз говорит, сейчас у Долгопупса рванёт. Скажи остальным и… это… будь готова!
- Тео! Милли! Будьте осторожны!…
Спустя полминуты класс огласило громкое шипение, и с гриффиндорской половины повалил густой ядовито-зелёный дым. Все слизеринцы, как по команде, разом забрались на стулья, и очень вовремя – котёл Долгопупса превратился в полужидкую бесформенную массу, а зелье, которое они с Финниганом готовили, потекло на каменный пол, прожигая дырки в ботинках стоящих поблизости учеников.
- Идиот! – зарычал Снейп, спешно убирая разлившееся зелье. – Вы, как я понимаю, добавили иглы дикобраза, прежде чем снять зелье с огня?
Глядя на покрасневший нос Долгопупса, Альтаир и Драко с трудом сдерживались,чтобы не заржать в голос. Блейз неодобрительно посматривала на них, но молчала.
- Отведите его в больничное крыло, – обратился Снейп к Финнигану, и тут же обернулся к Поттеру. – Вы, Поттер, почему вы не сказали ему, что нельзя добавлять в зелье иглы дикобраза? Или вы подумали, что если он ошибётся, то вы будете выглядеть лучше его? Из-за вас я снимаю с Гриффиндора ещё пять баллов.
«Иногда получается лучше, чем задумывал», – подумал Альтаир, чувствуя, как в который раз за сегодняшний день его губы неудержимо расползаются в улыбке.

* * *

После зельеварения Альтаир и Драко поднимались в Большой зал с чувством глубокого удовлетворения. Настроение было отличное, и хотелось сделать что-нибудь, чтобы продлить его. Хотя при одном взгляде на гриффиндорцев уже становилось весело. Какая жалость, что зельеварение только по пятницам. Впрочем, если вдуматься, то над гриффиндорцами можно подшучивать не только на уроках у Снейпа, но и вообще везде, кроме разве что трансфигурации. У МакГонагалл нет чувства юмора.
- Драко, сколько нам там ещё осталось на первом этаже? – спросил Альтаир, расправляясь с грибным супом.
- Около половины. – Драко задумчиво прокрутил ложку между пальцами. – Я думаю, что на весь Хогвартс у нас уйдёт времени почти до Рождества.
- Наверное, но дело стоит того.
Прямо перед ними на стол аккуратно уселась сова и протянула лапу с письмом.
- Это сова Ремуса! – мгновенно узнал её Альтаир. – Вот кстати! Так-с, и что он пишет?

Дорогой крестник,
Я очень рад за тебя. Ты прав, я бы с большим удовольствием видел тебя на Гриффиндоре, но не имею ничего против твоего факультета. Надеюсь, ты доволен им. Жаль, что вы с Гарри не сошлись, но, учитывая традиционные разногласия Гриффиндора и Слизерина, это, увы, вполне предсказуемо. Буду рад, однако же, если ты будешь время от времени упоминать в письмах, как он там. Я ведь рассказывал тебе, что мы с его отцом дружили в школе, и мне бы очень хотелось знать, что с Гарри всё хорошо.
Отвечая на твой вопрос о карте – я не сомневался, что это тебя заинтересует. К сожалению, чары, которые мы с друзьями использовали для её создания, слишком сложны для первокурсников. Но я могу предложить тебе выход из положения. Все эти чары мне прекрасно известны, и я просто могу сделать такую карту для тебя. Только мне для этого понадобится план – или схема, или хотя бы набросок – той территории, которая тебя интересует. Если ты сможешь составить карту Хогвартса, просто пришли её мне, и я её зачарую. Конечно, даже простой обход замка потребует немало времени, так что, наверное, ты с картой справишься не раньше зимы. Торопиться нам некуда, я могу заняться своей частью работы в любое время. Это я к тому, что лучше не спешить, если тебя действительно интересует хорошая карта – здесь качество будет важнее. Хотя, конечно, ударяться в крайность и преследовать полнейшую точность изображения тоже, в общем-то, ни к чему. Её и на нашей карте не было.
Желаю тебе успехов в учёбе. Я полностью уверен в том, что они не заставят себя ждать – в конце концов, ты унаследовал ум отца и таланты матери. Напиши мне о новостях в Хогвартсе, очень интересно, какие изменения там произошли за тринадцать лет.
Искренне твой,
Ремус.


- Вот здорово! – Альтаир восхищённо уставился на письмо. – Значит, надо только закончить наш план Хогвартса! Правда, наверное, окрестности добавить тоже не помешает. Драко, как думаешь?
- Разумеется, чем больше, тем лучше, – пожал плечами Малфой. – Если так прикинуть, то, пожалуй, где-то в ноябре всё же закончим. Но, надеюсь, мы не будем всю осень ограничиваться только составлением карты?
- А то! Вот, кстати, у меня есть идея. Драко, ты можешь сварить, – Альтаир порылся в сумке, доставая учебник по зельеварению и пролистывая его до нужной страницы. – вот это зелье?
- Дай-ка посмотреть. Хм, листья крушины, буковые орешки, сушёные гусеницы крапивницы… полчаса на среднем огне… убавить, выдержать… Легко. Но свободное время будет только в выходные. Зелье, соответственно, не раньше воскресенья.
- А можно к понедельнику?
- Конечно. Как собираешься его использовать?
- Смотри: зелье меняет цвет под воздействием тепла, значит… – и Альтаир зашептал на ухо Драко свой план. Брови друга поползли вверх, и он согнулся пополам от смеха, выслушав Блэка до конца.
- Ты гений, дружище. Всё будет готово.
- Опять собираетесь устроить весёлую жизнь гриффиндорцам? – вздохнула Блейз.
- Именно, – ответил Драко. – Ты с нами?
- Куда я денусь, – девочка махнула рукой. – Надо же за вами приследить. И нечего ржать, Блэк!

* * *

Этим вечером они закончили набрасывать на пергаменте примерно две трети первого этажа. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, работать приходилось ближе к отбою и после него, когда коридоры замка пустели. Недостаток сна сказывался на друзьях неважно, но завтра начинались выходные, а значит, можно будет вволю отоспаться. Когда стрелки часов перевалили за полночь, Драко и Альтаир, осмотрев результаты своей работы, наконец-то удовлетворённо кивнули.
- Довольны? – зевнула Блейз. – Всё, мальчики, пошли. Я с ног валюсь.
- Конечно, сестрёнка, – отозвался Драко, складывая и убирая листы в сумку. – Альтаир, всё спокойно?
Блэк, стоявший у двери и вслушивавшийся в ночную тишину, обернулся и кивнул.
- Отлично. Тогда идём.
- Секунду, – вмешался Альтаир. – А вы знаете, что мы почти рядом с кабинетом Филча?
- Теперь знаем, – Драко переглянулся с Блейз. – А что?
Глаза Альтаира заблестели от предвкушения.
- Сейчас он наверняка пуст. Филч бродит по школе вместе с Миссис Норрис. Когда ещё нам выпадет такой шанс?
- Ты хочешь туда забраться? – спросила Блейз. – Эм-м… Альтаир, не думаю, что это – то место в Хогвартсе, куда надо стремиться.
- Ну, это если Филч там, – возразил Драко. – А вот если его там нет… Ладно, Альтаир, уговорил. Давай, только быстро.
Слизеринцы выскользнули из пустой классной комнаты и под мантией-невидимкой прокрались к кабинету завхоза. На двери был вывешен список предметов, запрещённых в Хогвартсе. Пробежав его глазами, Альтаир удивлённо присвистнул.
- Однако! Я и не предполагал, что здесь так много всего запрещено. Оказывается, я с собой целый чемодан контрабанды привёз – и ведь даже не знал!
- Ты не знал, что здесь запрещены навозные бомбы? – недоверчиво посмотрела на него Блейз.
- Нет, это я, конечно, знал, но вот всё остальное… Я предполагал, что это просто категория «нежелательно», а тут, оказывается, даже «запрещено». Ну, Филч, погоди, я тебе ещё покажу, как запрещать всё направо и налево.
Блэк решительно шагнул вперёд и нажал на ручку. Дверь не поддалась.
- Заперто. Вот зараза… Алохомора!
Раздался щелчок, и после повторного нажатия дверь со скрипом открылась. Альтаир, Драко и Блейз заглянули туда. Антураж был малоприглядный. Мрачная, с низким потолком комната, по-видимому, освещавшаяся одной-единственной керосиновой лампой, висевшей над столом. Вдоль стен стояли шкафы с ящиками, на которых значились какие-то надписи. Осторожно приблизившись, Альтаир увидел, что это фамилии, судя по их количеству, принадлежавшие ученикам.
- Наверное, это архив, – высказал предположение Драко. – Интересно, за сколько лет?
Альтаир прошёлся вдоль шкафов, посвечивая на них Люмосом, и замер, обнаружив свою фамилию. Он выдвинул ящик и достал оттуда пачку бланков.
- Ух ты, здесь моя мама! И здесь тоже… и здесь… А я и не знал, что она получала взыскания! В основном за то, что «давала прикурить» гриффиндорцам, судя по записям. Так, а это что? – Он вытащил огромную кипу записей, для чего пришлось взять палочку в зубы, чтобы освободить обе руки. – Ха, да это про моего двоюродного дядюшку! М-да, впечатляющий послужной списочек. Пожалуй, здесь не одна сотня случаев описана… И ведь это только те разы, когда он попадался.
Выложив бланки на стол, Альтаир с интересом принялся их перебирать. К нему присоединился Драко.
- Вот это да!
- Однако ж!
- Юморист, юморист.
- Бедный Северус…
- Да, здесь читать не перечитать, – подытожил Альтаир, собирая листы обратно. – Жаль, нельзя скопировать всё это, ведь готовый учебник получается. Придётся подождать и проявить собственную инициативу и изобретательность. Я докажу, что я не хуже его. Позор, если слизеринец не обойдёт гриффиндорца в подобных делах. Драко, а твоего отца тут нет?
- Не-а, – качнул головой Малфой, всматриваясь в надписи. – Вообще Малфоев не вижу. А вот Уизли есть.
- Уизли? – Альтаира передёрнуло. – Не думал, что они на что-то способны.
- Может быть, вот этот ящик тебя убедит – ни много ни мало отдельный эксклюзив для Фреда и Джорджа Уизли.
- Что?! – Альтаир одним прыжком оказался рядом с другом и уставился на надпись, не веря своим глазам. – Быть того не может…
Он начал лихорадочно рыться в заполнявших ящик листах пергамента, то вытаскивая их, то запихивая на место, и через несколько минут презрительное недоверие на его лице сменилось лёгким уважением.
- Что ж, и среди Уизли попадаются толковые волшебники. Хотя до уровня моего дядюшки и его друзей им ещё расти и расти. Они такое уже на первом курсе вовсю вытворяли, а не в конце второго.
- Альтаир, Драко, не хочу вам мешать, но мы тут уже довольно долго, а Филч может появиться в любую минуту.
- Прости, Блейз, – спохватился Альтаир, – я сейчас…
Он подошёл к столу и просмотрел его содержимое. Драко тем временем изучал цепи, висящие на задней стене.
- И зачем они ему, – заметил он, вытирая испачканные в смазке пальцы о стул Филча. – Ведь телесные наказания в Хогвартсе давно запрещены.
- И это было лучшее нововведение за всю историю школы, – отозвался Альтаир, выдвигая ящики. Просмотрев коллекцию конфискованных предметов, он быстро запихал в карманы приглянувшиеся экспонаты, взамен поставив на растяжку навозную бомбу.
«Сириус, Сириус, как жаль, что в ваше время таких универсальных бомб ещё не выпускали. Хотя Северусу, напротив, повезло».
Выпрямившись, он отряхнул руки и взял со стола свою палочку.
- Ну что, пошли? У меня всё.
- Наконец-то, – Блейз вскочила со стула. – Идёмте скорее.
Когда они отошли на десяток ярдов от кабинета, Блэк остановился, достал из кармана ещё одну навозную бомбу и швырнул её точнёхонько в список запрещённых предметов.
- Метко бросаешь, – оценил Малфой. – Прощальный привет?
- Ну да. А ещё – теперь список Филчу придётся писать заново, может, чего и забудет.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 4. Первая схватка.

Драко, как и обещал, сварил зелье в воскресенье. Уточнив у Альтаира предпочитаемый цвет – ярко-красный – он в два счёта приготовил небольшой котёл. Сам Блэк тем временем старательно вырезал из пергамента два трафарета. Ранним утром понедельника они в сопровождении Блейз прокрались в Большой зал и на более-менее примеченных заранее местах покрыли зельем лавки. Оно было бесцветным и быстро высыхало, так что никто ничего не должен был заметить, пока не станет слишком поздно. Вообще-то зелье имело изначально медицинское назначение, но благодаря фантазии Альтаира и лёгкой доработке Драко легко получило и другое.
Когда после завтрака все начали расходиться, друзья неотрывно наблюдали за гриффиндорцами. Вот одна девушка повернулась к ним спиной, и все пятеро замерли. А потом, зародившись за столом Слизерина, по залу прокатилась волна хохота. Гриффиндорцы вертелись на месте, отчаянно пытаясь то прикрыть себя, то друг друга, то избавиться чарами от отпечатков ладоней их факультетского цвета, видневшихся почти на каждой мантии. Далеко не у всех отметины располагались ровно, но зрелище всё равно было неописуемым – словно некто, интимно озабоченный, перелапал без разбору весь факультет Гриффиндор.
Профессор МакГонагалл поспешила к своим подопечным, но даже с её помощью на очистку ушло не меньше десяти или даже пятнадцати минут. За это время пол-Хогвартса начало уже икать от смеха. Даже Снейп не удержался от улыбки, правда, у Альтаира при этом появилось стойкое ощущение, что декан знает, чьих рук это дело. Уж больно пристально он на них посматривал. Впрочем, им ничего не грозило. Северус их точно не сдаст МакГонагалл, а сам взыскание вряд ли наложит. Альтаира больше интересовало, догадаются ли сами гриффы о чём-либо. Пока что, похоже, ответ был отрицательным – большая часть их ругала рыжих близнецов, отчаянно пытавшихся оправдаться. Видимо, это и были те самые Фред и Джордж Уизли. Блэк невольно задумался, как к этому отнестись. С одной стороны, здорово, что их самих не разоблачили, с другой – неприятно, что заслуженная слава досталась тем, кто и пальцем ради этого не пошевелил. Нет, конечно, до того Уизли славно поработали над своей репутацией, но сейчас-то, сейчас! Ведь это всё – чисто слизеринская работа! Альтаир решил, что в следующий раз надо будет подумать над тем, как сделать так, чтобы и доказательств не было, и сомнений тоже. А то прямо-таки несправедливо получается – трудятся они, а вся слава Уизли достаётся.
- Альтаир, это… бесподобно, – выдавил из себя Драко. По щекам у него текли слёзы, он всхлипывал от смеха. – Первый класс.
- Да, – довольно протянул Блэк, оглядывая кипящих от возмущения гриффиндорок. – Что верно, то верно. Пакость удалась.

* * *

Во вторник начались уроки полётов. Альтаир, Драко и Блейз, в отличие от Крэбба и Гойла, с удовольствием бы их пропустили – летать они и так умели – но, увы, это был обязательный предмет, а не факультатив.
- Взгляните на это с другой стороны, – попыталась утешить их за завтраком Блейз. – Занимаемся мы вместе с гриффиндорцами, можно будет как-нибудь над ними подшутить.
Она сказала это, всего лишь желая подбодрить своих друзей, сидевших с кисловатым видом, и сообразила, что именно предложила, только когда те, воспряв, обменялись коварными улыбками.
- Навестим их прямо сейчас, – предложил Альтаир, с удовольствием поедая конфеты. Филин Драко уже не первый раз притаскивал целую посылку сладостей, которыми Малфой щедро делился с друзьями. – Мы с ними уже сутки не общались, как бы не заскучали ребята.
Драко что-то согласно буркнул и, проглотив то, что было во рту, сунул остатки конфет в карманы и отправился к столу львиного факультета. Альтаир, Крэбб и Гойл последовали за ним.
- Гляди, что это за шар у Долгопупса? На сувенир какой-то похож…
- Тихо, – пробормотал Драко, прислушиваясь. – Напоминалка. Ну да, Долгопупс без неё как без рук. Он же всё на свете забывает. Удивительно, что ещё помнит, как его зовут.
Шар в руке Долгопупса заалел, и пустоголовый гриффиндорец уставился на него. Странное выражение, появившееся на долгопупсовом лице, видимо, долженствовало означать умственные усилия. Драко со смешком шагнул вперёд и выхватил шар из его рук. Альтаир оценил ловкость, с которой это было проделано, одновременно доставая палочку – Поттер и Уизли, кажется, возомнили себя работниками Отдела Магического Правопорядка и вскочили со своих мест. Крэбб и Гойл двинулись вперёд, готовые указать гриффиндорцам на их ошибку, но тут подошла МакГонагалл.
- Что происходит?
- Малфой отнял у меня напоминалку, профессор.
Драко поморщился и положил стеклянный шар на стол перед Долгопупсом.
- Я просто хотел посмотреть, профессор, – проговорил он и, развернувшись, пошёл прочь. Альтаир нагнал его и зашагал плечом к плечу.
- А у тебя хорошая реакция. Кем тебе больше хотелось бы быть – ловцом или охотником? Забудь про МакГонагалл, мы ещё повеселимся над гриффами.
Драко с лёгкой благодарной усмешкой покосился на друга, принимая утешение.
- Ловцом. Папа всегда говорил, что у меня подходящее сложение.
- А я вот охотником. Уже не первое лето на крысах тренируюсь.
Малфой чуть на ровном месте не споткнулся.
- Крысах?! Это как же, позволь спросить?
- А очень просто, – пожал плечами Блэк. – Возле одного из наших загородных поместий есть большая лесная поляна, а на ней старый сарай. Полуразвалившийся, стёкол нет, дверей тоже… А на поляне этой крысы водятся во множестве. Вообще-то они в сарае живут, но летом их всегда вокруг него много бегает. Ну вот, я как-то и придумал такую тренировку: хожу над лужайкой на бреющем полёте, вижу крысу – подлетаю и хватаю её. Они вверх мало смотрят, летаю я бесшумно, до последнего меня за травой не видно… В общем, не увернуться. А схвачу – несусь к сараю побыстрее, пока эта дрянь не извернулась, и швыряю в окно. Задача – попасть так, чтобы раму не задеть. И чтобы не укусила. Раньше плохо удавалось и то, и другое, но я там уже третий год летаю, так что натренировался неплохо. Квоффл, конечно, потяжелее, зато укусить не норовит и из рук не вырывается.
- Весело, – хмыкнул Драко. – Следующим летом лучше приезжай ко мне в гости, или мы с Блейз к тебе приедем. Будем тренироваться втроём, это куда приятней, чем с крысами.
- Вот спасибо, – заулыбался Альтаир. – Буду очень рад.
Лётные занятия были назначены на вторую половину дня. Слизеринцы пришли раньше и в ожидании извечных соперников перебрасывались шуточками. Альтаир то и дело смотрел на Запретный лес, деревья которого покачивались на ветру, словно маня его к себе. «А ведь мы уже больше недели в Хогвартсе, а туда так и не сходили» – подумал он. – «Надо бы не слишком задерживаться – до жути интересно, что же там запретного».
Скоро появились и гриффиндорцы. К глубокому сожалению Драко и Альтаира, почти сразу же прибыла и мадам Трюк, так что плодотворно пообщаться с Уизли и Поттером не удалось.
Занятие началось с простейшего – приказать метле прыгнуть в руку. Мётлы Альтаира и Драко послушались мгновенно, Блейз пришлось повторять несколько раз, а к Крэббу и Гойлу мётлы прыгнули только после того, как на них рявкнули ещё и Блэк с Малфоем. Разобравшись с упрямым инструментарием, Драко брезгливо посмотрел на доставшуюся ему метлу, явно знававшую лучшие дни. Пока он пытался перехватить её поудобнее, мадам Трюк, ходившая вдоль ряда и проверявшая правильность посадки, подошла к нему и заявила, что он неправильно держит метлу.
- Но я летаю не первый год! – возмущённо ответил Драко.
- Молодой человек, это означает всего лишь то, что вы неправильно летали все эти годы.
Онемев от такого заявления, Драко несколько секунд безмолвно открывал и закрывал рот. Трюк тем временем пошла дальше, а Альтаир что-то успокаивающе шепнул слева.
- А теперь, когда я дуну в свой свисток, вы с силой оттолкнётесь от земли, – продолжила мадам Трюк. – Крепко держите метлу, старайтесь, чтобы она была в ровном положении, поднимитесь на метр-полтора, а затем опускайтесь – для этого надо слегка наклониться вперёд. Итак, по моему свистку – три, два…
Ни с того ни с сего Долгопупс вдруг рванулся вверх, словно пнутый Хагридом.
- Вернись, мальчик! – всполошилась Трюк, но Долгопупс всё улетал и улетал, пока не посмотрел вниз. После этого он быстро спустился – правда, без метлы. Мадам Трюк подскочила к нему и стала осматривать.
- Сломано запястье, – облегчённо пробормотала она и выпрямилась. – Вставай, мальчик! Вставай. С тобой всё в порядке…
Альтаир поперхнулся. Ничего себе «в порядке» – перелом руки. Да ещё и одну ногу отшиб, судя по тому, как перенёс вес тела на другую. Да, всё в порядке, сущие пустяки…
- …тот, кто в моё отсутствие дотронется до метлы, вылетит из Хогвартса быстрее, чем успеет сказать слово «квиддич», – закончила Трюк и повела прихрамывающего Долгопупса в замок.
Драко насмешливо фыркнул, глядя им вслед:
- Вы видели его физиономию? Неуклюжий, как мешок!
- Но летел красиво, – с серьёзным лицом отозвался Альтаир. – Жаль только, недолго.
- Да, ему стоило бы подняться повыше и свалиться прямо на Трюк.
- Заткнись, Малфой, – сердито сказала первокурсница-гриффиндорка с индийскими чертами лица.
«Как же её… ах да, Патил!»
- О-о-о, ты заступаешься за этого придурка Долгопупса? – поинтересовалась Пенси. – Вот уж не думала, Патил, что тебе нравятся такие толстые плаксивые мальчишки.
- Смотрите! – вдруг крикнул Драко, срываясь с места и подхватывая что-то с земли. – Это же та самая дурацкая штука, которую прислала ему бабка!
В его руке поблёскивала стеклянными боками напоминалка. Альтаир приблизился, желая рассмотреть её получше.
- Отдай её мне, Малфой, – неожиданно услышал он за спиной голос Поттера. Блэк обернулся с удивлённым видом.
- Глядите-ка, наша гриффиндорская достопримечательность заговорила. Что, Поттер, тоже голова дырявая, а самому купить денег не хватает?
Все замерли, глядя на разгорающуюся свару. Только Уизли с грозным видом надулся и стал сжимать кулаки. То есть это он думал, что с грозным, на самом же деле это выглядело просто смешно. «Ах, да», – вспомнил Альтаир, – «Уизел всегда болезненно воспринимает финансовые намёки. Что ж, если ему не хватает ума даже на то, чтобы прятать свои слабости…»
Драко тем временем, смерив взглядом Поттера, только усмехнулся.
- Я думаю, лучше я положу её куда-нибудь, чтобы Долгопупс потом достал её оттуда, – Малфой покрутил головой, осматривая окрестности, – Ну, например… на дерево.
- Дай сюда! – завопил Поттер, но Драко одним движением вскочил на метлу и через несколько секунд завис над верхушкой росшего у площадки дуба.
- Хочешь её? – он продемонстрировал стеклянный шарик. – Так отними!
Поттер не струсил и с готовностью схватил метлу.
- Нет! – воскликнула Грейнджер, делая шаг вперёд. Поттер обернулся к ней. – Мадам Трюк запретила подниматься в воздух, из-за тебя у Гриффиндора будут неприятности!
Альтаир замер, припомнив слова преподавательницы, сказанные той перед уходом. Конечно, вряд ли действительно выгонят, скорее всего, это просто страшилка, выдуманная с целью профилактики несчастных случаев… и всё же Драко рискует. Альтаир крутанулся на месте и тревожно осмотрел ворота и галереи замка.
За спиной послышались изумлённые и радостные крики – и Блэк, спешно развернувшись ещё раз, обнаружил, что Поттер вполне неплохо делает «горку», оказываясь на одной высоте с Драко. Здрасте, а этот-то где успел научиться?
- Дай сюда! – торжествующе крикнул Поттер. – Или я собью тебя с метлы!
Альтаир машинально перехватил поудобнее собственную метлу. Мысли ушли из головы, осталась только лёгкая тревога. Серые, отливающие небесным цветом на солнце глаза неотрывно следили за гриффиндорцем. Да ну, не может же он… или может?
- Да ну? – вторя его собственным мыслям, отозвался друг. В следующую секунду из горла Блэка вырвался сдавленный вскрик – сумасшедший Поттер действительно пошёл на таран, и Драко чудом успел увернуться.
- Ах ты, ублюдок, – прорычал Альтаир, краем сознания отмечая, что последнее слово он договаривает уже в десяти метрах от земли. Поттер начал разворачиваться, и слизеринец плавно скользнул под ним, набирая высоту и заходя ему в хвост.
- Что, Малфой, заскучал? – насмехался тем временем гриффиндорец. – Твоего драгоценного Блэка здесь нет, и никто тебе не поможет.
- Какой ужас. Я сейчас в обморок упаду, – невозмутимо ответил Драко, одними глазами улыбаясь своему другу. Поттер недоумённо обернулся – и закрутился в воздухе, пытаясь удержать равновесие, когда коршуном спикировавший сзади-сверху Альтаир в нижней точке траектории резко взял метлу на себя и припечатал его ногой в плечо. Слизеринцы разразились восторженными криками.
- Сейчас мы посмотрим, кто кого собьёт, – угрожающе проговорил Альтаир, делая короткий вираж. Вдруг в ногу ему ударил невесть откуда взявшийся камень. Альтаир пошатнулся и удивлённо глянул вниз. С земли на него пялился Уизел с откровенной ненавистью в глазах. Блэк бросил взгляд на Поттера – тот ещё не до конца выправил своё положение – и, решив, что успеет, обрушился на рыжее недоразумение. На лице Уизли злоба сменилась страхом, и он развернулся, пытаясь убежать.
«Ещё один показатель умственного уровня гриффиндорцев», – подумал Альтаир, снова воспроизводя «удар кречета», на этот раз двумя ногами, и, переходя из пике в «горку», успевая заметить, как Уизел пропахивает носом землю. – «Неужели неясно, что от меня на метле всё равно не убежишь, а надо падать плашмя, чтобы я не мог ударить, не врезаясь в землю сам!»
- Драко! Альтаир! – громко закричала Блейз. – Прекращайте этот цирк, Трюк может вернуться в любую секунду!
Малфой и Блэк переглянулись.
- Тогда поймай, если сможешь! – крикнул Драко, обращаясь к Поттеру, и, размахнувшись, запустил шар в небо, а сам рванулся к земле. Альтаир последовал за ним.
- Вы о чём думаете? – вцепилась в них Блейз, едва ноги мальчиков коснулись травы. – Я чуть с ума не сошла!
- Глядите, Поттер разобьётся! – Пенси указала на что-то за их спинами.
Разбиться гриффиндорец не разбился, но Альтаир, хоть и был зол на него, всё же оценил бросок. Похоже, у наглеца талант.
- Гарри Поттер! – мимо них пробежала МакГонагалл. Друзья прямо подскочили от внезапного крика. Профессор гневно сверкала очками на своего первокурсника.
- Никогда… никогда за всё то время, что я работаю в Хогвартсе…
- Похоже, Поттеру конец, – вполголоса прокомментировал Драко. – Спасибо, что предупредила, Блейз.
- Тебе спасибо, дуралей, – сердито буркнула Блейз. – За то, что жив остался.
- Ну прости, сестрёнка, кто же мог знать, что Поттер решит меня сбить.
- Ох, Драко, – вздохнула Блейз, обнимая названого брата. – В следующий раз будь осторожнее, ладно? А ты классно летаешь, Альтаир. И тебе спасибо – что помог.
- Слизеринцы друзей в беде не бросают, – широко улыбнулся Блэк, небрежно встряхивая чёрной гривой и отбрасывая её с глаз.
- …достаточно, мистер Уизли. Немедленно идите в больничное крыло – посмотрите, что у вас с лицом. Поттер, а вы идите за мной, немедленно! – МакГонагалл, наконец, закончила разбираться со своими подопечными. Поттер уныло поплёлся за своим деканом, а Уизли мрачно потопал к замку вслед за ним. Драко довольно улыбался, глядя вслед защитнику прав Долгопупса, а Альтаир испытал глубочайшее удовлетворение, увидев новую форму носа Уизела.

* * *

За обедом все слизеринские первокурсники поздравляли героев дня. Альтаир с удовольствием купался в лучах славы, снова и снова пересказывая, как он резко потянул на себя рукоять метлы и сделал Уизли тише воды и ниже травы.
- Я думаю, вас на следующем курсе обоих возьмут в факультетскую команду по квиддичу, – сказал Теодор Нотт. – И мы снова шесть лет подряд станем уделывать гриффиндорцев.
- Точно! – подхватила Пенси. – Драко, ты был великолепен! Ты станешь прекрасным ловцом, я в этом уверена!
- Эй, а как же я? – шутливо возмутился Альтаир.
- А ты… – Пенси помедлила пару секунд. – А ты загонщиком будешь! У тебя удар первоклассный. Тебе и бита не понадобится – ногами блажеры распинывать будешь!
- Ага, от одних колец до других, – пробасил Гойл. Все снова рассмеялись.
- Смотрите-ка, Поттер ещё здесь, – задорно прищурился Драко. – Пойду спрошу, он уже до ужина уедет или нет?
- Я с тобой, – подхватил Альтаир, выбираясь из-за стола и прихватывая пару пирожков с печенью.
Драко подошёл к гриффиндорскому столу и приблизился к Поттеру, недовольно пялящемуся на него. Рядом со знаменитостью, как обычно, торчал Уизли, изображая его тень.
- Прощальный школьный обед, Поттер? – насмешливо вскинул бровь Драко. – Как грустно, что ты нас покидаешь. Во сколько поезд?
- Вообще-то, Малфой, меня не исключили, – ответил гриффиндорец, с удовольствием наблюдая за ошеломлённым выражением на лице Драко. – И, кстати, на земле ты куда смелее. Хотя ты везде смелый, если рядом твой приятель.
Альтаир остро пожалел, что ещё не знает полноценных проклятий.
- Да я и один на один с тобой в два счёта разберусь, – хмыкнул Драко, презрительно глядя на Поттера. – Хоть сегодня вечером. Дуэль волшебников. Никаких кулаков – только волшебные палочки. Что ты на меня так смотришь? Ах, ну да, ты же никогда не слышал о дуэлях волшебников.
- Он слышал, – влез Уизли, вставая с лавки. – Я буду его секундантом. А ты, конечно, прихватишь своего Блэка?
- Блэк не мой, он свой собственный, чего не скажешь о тебе, Уизли. Из тебя вышел отличный оруженосец Поттера. Кстати, новый нос шёл тебе больше. – Драко спокойно отвернулся от заалевшего Уизли и снова обратился к Поттеру:
- С тебя и Крэбба хватит. Полночь устраивает? Тогда мы в полночь ждём вас в комнате, где хранятся награды, – она всегда открыта.
Драко развернулся и, неторопясь, направился обратно к слизеринскому столу. Альтаир шагал рядом.
- Слушай, а можно мне тоже присутствовать? – спросил он. – Я с удовольствием посмотрю, как ты размажешь Поттера по стенке.
- Дружище, я бы выбрал своим секундантом тебя, если бы действительно намеревался идти на эту дуэль. Но я не собираюсь рисковать тем, что меня поймает Филч. Сам подумай: в Зале наград сплошь стеклянные шкафы с металлическими кубками и табличками, какой шум там поднимется после первого же промазавшего заклятия! Лучше спокойно закончим с первым этажом. А вот гриффиндорцам, боюсь, повезёт меньше. Ты же понимаешь, наш завхоз, так старательно блюдущий порядок в замке, может ведь, чисто случайно, я бы сказал, гипотетически…
- …заглянуть в Зал наград в двенадцать ночи, – предвкушающе улыбнулся Альтаир. – Ты прав. Думаю, намекну Филчу сразу после обеда. Заодно создам нам хорошую репутацию в его глазах – никогда не знаешь, когда пригодится.
Сделать это оказалось даже проще, чем предполагал Блэк. Закончив есть, вся компания направилась к кабинету Филча. Дверь уже была оттёрта, но запах ещё чувствовался. Список, ранее висевший на ней, блистал своим отсутствием. Альтаир переглянулся с друзьями и, глубоко вдохнув, постучал в дверь кабинета.
- Входите! – прокаркал Филч изнутри. Альтаир нажал ручку и шагнул в кабинет, стараясь выглядеть робко и невинно. Завхоз торчал за столом, сердито грызя перо и таращась в лежащий перед ним свиток пергамента. Услышав скрип двери, он оторвал взгляд от него и посмотрел на первокурсника.
- Ну? Чего надо?
- Извините, сэр, – вежливо начал Альтаир, прилагая немыслимые усилия для того, чтобы его губы не изогнулись в ухмылке, – я просто хотел сообщить кое-что, что будет ценным для вас, как я понимаю…
«Как списочек, старый пень? Половину забыл или больше?»
- Я услышал сегодня, проходя мимо гриффиндорского стола… – он сделал паузу, изображая нерешительность. Филч, как Блэк и рассчитывал, заинтересованно посмотрел на него. Альтаир готов был поклясться, что завхоз подумал о близнецах Уизли.
- Ну, и что ты услышал?
- Видите ли, сэр, я подумал, что это против правил, и следует сообщить вам, ведь это вы так хорошо ухаживаете за замком…
Альтаир опустил глаза – как подумал польщённый завхоз, в смущении. Знал бы он, что на самом деле Блэк просто прячет гримасу безмолвного смеха на своём лице!
- Ну-ну, мальчик, продолжай. Не бойся, никто не узнает, что это ты мне рассказал. Ну же, – протянул Филч с благожелательной (насколько это было для него возможно) физиономией.
- Несколько гриффиндорцев сегодня намереваются прийти в полночь в Зал наград, – упавшим голосом поведал Альтаир. – Я не понял, для чего именно, но нет сомнений, что это что-то противозаконное…
Глаза Филча недобро полыхнули.
- Вот как, значит? Ну что ж, спасибо тебе, буду знать. Наверняка это те же самые паршивцы, что позавчера рылись в моём кабинете.
- Рылись в вашем кабинете? – Альтаир сделал большие глаза и изобразил потрясение. – Какой ужас…
- Да ладно, не страшно, – махнул рукой завхоз. – И не такое бывало. Спасибо за информацию, кстати… как там тебя?
- Альтаир Блэк, сэр. Слизерин, первый курс.
- Ясно. Можешь идти.
- Да, сэр, – кивнул Альтаир и вышел из кабинета. Его глазам предстали Драко, Блейз, Винсент и Грегори, дружно зажимающие себе рты ладонями, чтобы не расхохотаться в голос.
- Ой, не могу, – простонала Блейз. – «Рылись в кабинете, какой ужас»… Альтаир, как у тебя нахальства хватило ему при этом в глаза смотреть?
- Блейз, – наставительно поднял палец Альтаир, – Филч создан для того, чтобы над ним издеваться. Это – единственное, в чём моя мама, по её рассказам, сходилась со своим кузеном.

* * *

Драко и Альтаир всё же не удержались от соблазна самолично проследить за тем, как Поттер и Уизли попадутся Филчу, и засели у дверей Зала наград под мантией-невидимкой. Блейз, подумав, согласилась присоединиться к ним. Увы, их постигло разочарование – гриффиндорцам удалось убежать от Филча, причём так, что он даже не видел их лиц. Когда топот затих в отдалении, Альтаир раздосадованно скинул мантию.
- Ну что же это такое! Даже такого простого дела этот треклятый сквиб не может выполнить! Верно мама говорит – хочешь, чтобы было сделано хорошо, сделай сам. В следующий раз лично их подстерегу и устрою… устрою… в общем, не знаю пока, что, но что-нибудь точно устрою.
- Да ладно тебе, – успокаивающе протянул Драко. – Авось Филч их ещё догонит. Или, может, кому другому попадутся – патрулируют коридоры ведь ещё и старосты, и учителя. Кстати, поэтому мантию всё же лучше держать наготове.
- У меня есть идея, – вмешалась Блейз. – Удерут они от Филча или нет, но ведь всё равно после этого они вернутся в свою башню, так? Тогда отчего бы нам не заминировать вход? Альтаир, ты ведь при бомбах?
- Разумеется, – ухмыльнулся Блэк. – Я ночью без них из гостиной не выхожу. Отличная мысль, Блейз. Давайте только быстрее – кто знает, сколько у нас есть времени.
Минут через семь они уже стояли рядом с входом в гриффиндорскую башню. Блейз стояла наблюдательницей, пока Драко и Альтаир крепили навозные бомбы на растяжки. Затем они снова укрылись под мантией. Ждать пришлось довольно долго, и, чтобы скоротать время, слизеринцы шёпотом строили предположения, зачем Поттеру потребовалось притаскивать с собой, кроме Уизли, ещё и Грейнджер с Долгопупсом. Сошлись на том, что Долгопупс жаждал видеть поражение Слизерина в отместку за сегодняшнее публичное падение перед обоими факультетами, а Грейнджер просто страдала исследовательским зудом и прицепилась из чистого любопытства.
Гриффиндорцы появились через четверть часа. Грейнджер с возмущённым видом вышагивала впереди, за ней шли Поттер и Уизли, выглядевшие так, словно их только что пугали все привидения Хогвартса, а позади всех тащился Долгопупс – на нём вообще лица не было. Альтаир слегка вздохнул, провожая взглядом Грейнджер – к ней, единственной из этой компании, он чувствовал какое-то подобие симпатии. Отец приучил его ценить жажду познания, так что эту умную гриффиндорку он всё же немного уважал. И с гораздо большим удовольствием он видел бы сейчас впереди всех Уизела.
Грейнджер скрылась в тёмном проёме, и через несколько секунд оттуда донёсся громкий хлопок и визг. Насторожив уши, слизеринцы разобрали, что Грейнджер на чём свет стоит ругает неизвестных шутников, а Поттер и Уизли спорят, чьих рук это дело. При этом Поттер догадался правильно, а Уизли – что особенно возмутило Малфоя и Блэка – считал, что у них не хватило бы храбрости ночью сунуться в гриффиндорскую башню и бомбы подложили близнецы. Через некоторое время из башни снова донеслись шаги, и снова раздался хлопок, уже чуть более приглушённый за счёт расстояния. На этот раз вопил уже Уизли – Альтаир даже запомнил несколько новых слов. В Блэк-Холле было очень сложно с ругательствами, и запас выражений для выяснения отношений на повышенных тонах Альтаиру приходилось пополнять, исходя из художественной литературы – а там брань и встречалась редко, и, что ещё хуже, была старомодной. Скорее всего, некоторых фраз тот же Уизли бы просто не понял.
- Мальчики, – хихикнула Блейз, – а если у Уизела это была единственная мантия?
- Сомневаюсь, что даже его семейка настолько нищая, – возразил Драко. – Ну, а уж даже если так…
- В списке, присланном из Хогвартса, говорилось, что каждый студент должен иметь минимум три мантии, – прервал их Альтаир. – И потом, домовики всё отстирают. Так что тебе не о чем волноваться, Блейз.
- Да я и не волнуюсь, Альтаир. Просто, по-видимому, роль тормоза безопасности в ваших шутках придётся взять на себя мне – больше некому.
- Ты считаешь, что у нас нет тормозов? – Драко сделал «щенячьи глаза» и печально глянул на сестру. Та прыснула, едва посмотрев на умильную малфоевскую физиономию.
- Боюсь, ты права, – подмигнул Альтаир.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 5. Дамблдор не любит Слизерин.

На следующее утро за завтраком Поттер и Уизли выглядели вполне довольными жизнью. Альтаиру это не слишком понравилось. То есть на Поттера ему было, по большому счёту, наплевать – за время, проведённое в Хогвартсе, он уже успел убедиться, что Поттер не выделяется ничем, кроме шрама, и не представляет собой никакой стоящей внимания конкуренции. Но вот Уизли… Альтаир и сам бы не смог точно объяснить, спроси его кто, почему ему так не нравится эта жертва перепроизводства. Блэка раздражало в нём всё: и нескладный вид, и манера хвостом таскаться за Поттером, и постоянное задирание носа перед Слизерином, словно одно лишь то, что Уизел попал на Гриффиндор, ставило его выше всех слизеринцев, вместе взятых. И манера путаться под ногами у самого Блэка и его друзей. И привычка влезать в конфликт, когда его самого пальцем не трогают. Словом, Альтаир просто терпеть не мог Рональда Уизли.
- Ты только посмотри на него, – произнёс справа Драко. – Прямо светится.
- Угу, – буркнул Альтаир. – Светлячок гриффиндорский.
- Слушай, давай ещё что-нибудь такое устроим. Вроде той шутки с зельем на лавках. Меня мутит, когда я вижу эту довольную очкастую физиономию.
- Чего… а, ты про Поттера…
- Разумеется, а ты что думал? – Малфой удивлённо посмотрел на друга.
- Да я вообще-то Уизела имел ввиду… хотя, какая разница. Он под Поттера просто мимикрирует.
- Мимикр… че-го?
- Подстраивается.
- Альтаир, сделай милость, – хихикнул Драко. – Не говори красиво. По крайней мере, выражайся так, чтобы простой скромный чистокровный маг мог тебя понять.
- Ты бы больше про волшебных животных читал – это оттуда термин. Так что ты думаешь им устроить?
- Может, ещё один расплавленный котёл на зельеварении?
- А что мы проходим в эту пятницу?
- Отбеливающее зелье. Ерунду для домохозяек.
Альтаир задумчиво уставился на гриффиндорский стол.
- Драко, а ты можешь уговорить Северуса задать модификацию посильнее?
- Насколько именно?
- Ну, так, чтобы можно было подкинуть Уизелу в котёл петарду, и после взрыва гриффиндорцы стали бы белые-белые…
- И пушистые? – хмыкнула Блейз.
- Увы, нет, – вздохнул Драко. – С пушистостью придётся подождать, а вот с белизной, думаю, всё получится.

* * *

В ночь на пятницу план первого этажа был закончен, и новый успешный шаг в составлении карты Хогвартса стоило отметить. Хорошенько подумав, слизеринцы прокрались в Большой зал и прикрепили звуковую мину под стул МакГонагалл. Блейз изрядно опасалась, что их могут раскрыть, но Альтаир заверил её, что такие штуки находятся в свободной продаже, волшебная палочка при их установке не используется, так что никаких прямых следов, могущих указать на них, просто не существует.
Утром все студенты и преподаватели Хогвартса оказались свидетелями крайне занимательного зрелища. Не прошло и нескольких минут после начала завтрака, как от декана Гриффиндора донёсся звук, напоминающий громкое урчание в животе. На дальних концах факультетских столов его, конечно, не расслышали, но те, кто сидел недалеко от стола преподавателей, и все, сидевшие за ним, машинально повернули головы в сторону МакГонагалл. Та покраснела и покосилась вниз, пытаясь понять, не Пивз ли это шалит.
- О, Минерва, – сочувственно покачала головой Синистра. – Вы слишком нагружаете себя, если даже поесть нормально не успеваете. Голодание на работе не приносит пользы.
- Да-да, – тоненьким голоском подхватил Флитвик. – Взгляните, какой отличный бекон. Ешьте, Минерва, ешьте!
Всё ещё красная МакГонагалл не решилась указать коллегам на их ошибку и объяснить, что урчит вовсе не у неё в животе, и предпочла с вежливой улыбкой поблагодарить и взять ещё бекона, не обращая внимание на смешки среди учеников. Через пару минут снова раздался тот же звук, только погромче.
- Минерва, может быть, вам стоит принять зелье от несварения желудка? – осведомился со спокойным видом Снейп, ничем не выдавая мысленный смешок при виде вымученно-вежливой улыбки на лице МакГонагалл. Декан Слизерина не сомневался, что всё это – дело рук его подопечных, а именно – крестника и его друга. Удивительно, как быстро эти двое сошлись. Видно, под стать друг другу оказались. Если в Малфой-Маноре любознательную и порядком озорную натуру Драко сдерживал Люциус, то здесь надеяться было не на кого. Ну не на себя же, в самом деле, когда – в чём не сразу сам себе решаешься признаться – так и хочется посмотреть, что ещё устроит неугомонная парочка? А Блэк – это вообще отдельный разговор. С наследственностью, полученной от матери-слизеринки (а это врождённая уверенность в том, что мир вертится вокруг тебя, причём так, как тебе этого хочется) и отца-когтевранца (то есть наличие интеллекта, достаточного для того, чтобы обеспечить реализацию данных требований), плюс наличие одного весьма примечательного родственника. Очень примечательного. Гриффиндорца слизеринского происхождения, от одного воспоминания о котором (гриффиндорце, а не происхождении) передёргивает до глубины души. Ну а как тут не вспоминать о Сириусе Блэке, когда каждый день перед твоими глазами за столом родного факультета восседает его точная копия. Ну, почти точная – глаза другие. И то временами похожие. Мерлин, какое счастье, что крестник Люпина попал на Слизерин. Снейпу делалось дурно при мысли о возможном повторении прошлого. Хотя, если оно будет повторено в другом направлении… Северус задумчиво посмотрел на двух друзей, громко смеявшихся над какой-то шуткой, отпущенной непонятно кем из них. В том, что он искренне завидовал Мародёрам во время своего обучения, Снейп никогда не признавался даже самому себе. Но сейчас зрелище весёлой компании за слизеринским столом грело душу зельевара, как весеннее солнце. Пусть ему пришлось провести семь лет в Хогвартсе почти без друзей – но, быть может, сейчас, с изрядным запозданием, его согреют лучи другой школьной дружбы?
От философских мыслей с лёгким налётом меланхолии его отвлёк третий звук, донёсшийся от (а точнее, из-под) гриффиндорского декана. Звук был похож на предыдущие, но радикально от них отличался. Его невозможно было спутать ни с чем – это резкое стаккато, рождающееся уже не в желудке, а на исходе кишечника. И громкость было достаточна, чтобы в подробностях услышало пол-зала.
Ученики как по команде повернули головы в сторону преподавательского стола – но всё могло бы обойтись, если бы МакГонагалл сама не вскочила со стула и не уставилась на него. Зал взревел от хохота. Смеялись даже гриффиндорцы, некоторые начали уже икать. Слизеринцы же не рухнули под стол только из-за необходимости «держать лицо» факультета. Впрочем, захлёбываться смехом это им не помешало. Хотя чего было ожидать от студентов, если прыснули даже Стебль, Синистра и Флитвик. Преподавательница трансфигурации лихорадочно осматривала стул, разыскивая причину конфуза. Дамблдор с интересом наблюдал за ней, забыв о засахаренной лимонной дольке в левой руке. Долька плавно начала подтаивать в пальцах.
- Мерлин и Моргана! – вырвалось у МакГонагалл, когда она, наконец, обнаружила под сиденьем скрытый встроенными Дезиллюминационными чарами источник непотребных звуков. – Когда я узнаю, чьих это рук дело, виновники месяц будут начищать кубки!
- Ну-ну, Минерва, – добродушно махнул рукой директор. – Стоит ли так злиться на невинную шалость?
- Невинную? – У МакГонагалл даже дыхание перехватило.
- Ну, хорошо, возможно, грубоватую, – спешно поправился Дамблдор, – но ведь всё равно, в общем, безобидную. Просто все немного посмеялись, вот и всё. Ничего страшного не произошло, право же.
- Альбус, я посмотрю на вас, когда вы окажетесь в положении мишени такой «невинной шалости», – сухо ответила МакГонагалл и осторожно снова уселась на стул. – А господа слизеринцы, я полагаю, вряд ли упустят подобный шанс.
Северус встревожился.
- Позвольте, Минерва, – произнёс он ещё более сухим и спокойным голосом. – Почему вы подозреваете моих студентов? Насколько мне известно, подобные выходки всегда были прерогативой ваших подопечных.
- В самом деле, – неожиданно поддержал его Флитвик. – Вполне возможно, что это постарались те же близнецы Уизли.
- Сомневаюсь, что они разыграли бы такую шутку над своим деканом, – сдвинула брови МакГонагалл.
- А может быть, они именно с этим расчётом всё сделали – что гриффиндорцев подозревать в данном случае не станут, – мгновенно ответил Снейп.
МакГонагалл нахмурилась и пристально посмотрела на близнецов, смутившихся и заёрзавших на лавке.
- Возможно, Северус, вы и правы… Я с ними поговорю.

* * *

Слизеринцы всё ещё посмеивались, выходя из Большого зала после завтрака. Особенно это касалось первокурсников, которые только что не в голос хохотали. Альтаир и Драко уже успели рассказать об авторстве диверсии всем желающим, и теперь весь первый курс Слизерина знал, кого следует благодарить за случившееся. Не было сомнений, что к вечеру новость облетит всю школу.
- А что, если об этом узнает МакГонагалл? – вздохнула Блейз по пути к кабинету зельеварения.
- Да пускай узнаёт, – отмахнулся Альтаир. – Доказательств-то всё равно нет. Всегда можно сказать – мы тут ни при чём, это всё клевета. Не станет же она нас Сывороткой правды поить, в самом деле?
- Хотя, пожалуй, после того, что мы скоро устроим, поверить этой клевете у неё будет несколько больше оснований, – ухмыльнулся Драко.
Снейп вошёл в класс вскоре после того, как все расселись по своим местам. Проходя мимо Малфоя и Блэка, он пристально глянул на них, словно пытался понять, что ещё они замышляют. А может, действительно пытался. Как бы то ни было, он подошёл к своему столу и обернулся.
- Сегодня мы будем готовить отбеливающее зелье. Состав простой, и варится оно недолго, но всегда может помочь в хозяйстве. С его помощью можно удалить любые обычные загрязнения, даже, к примеру, старые пятна от масла. Преимущество перед чистящими чарами в том, что, приготовив достаточное его количество, можно быстро отчистить такое количество пятен, на которое при использовании чар ушло бы в десять раз больше времени. Будьте осторожны – модификация, которую я собираюсь вам задать сегодня, достаточно сильна. Не вздумайте опускать в зелье что бы то ни было, за исключением обычных зельварческих принадлежностей – они устойчивы к нему. Рецепт, – Снейп повернулся и взмахнул волшебной палочкой, – на доске. Приступайте.
Зелье и вправду было несложным. Драко давным-давно бы справился с ним, но намеренно затягивал процесс, чтобы Уизли и Поттер успели их догнать. Когда очередная пара учеников справлялась с зельем, кто-то подходил к Снейпу, занятому проверкой письменных работ старших курсов, и просил проверить. Друзьям это было только на руку.
Вот, наконец, очкастый с веснушчатым тоже отодвинулись от котла, о чём сидящего к ним спиной Альтаира шёпотом известил Драко. Альтаир быстро извлёк из кармана петарду и слегка развернулся в сторону гриффиндорцев, прикрывая петарду широким рукавом мантии. Поттер начал вставать из-за стола.
- Крэбб, давай! – прошипел Драко.
Здоровяк поспешно вскочил со стула и тоже двинулся к Снейпу – своё зелье они с Гойлом давно сварили благодаря подсказкам Блейз, но послушно ждали команды Малфоя. Всё было чётко спланировано.
Нагнав Поттера, Крэбб грубо задел его плечом, – так, что гриффиндорская гордость чуть не упала. Уизли мгновенно отвлёкся от созерцания котла и начал громко возмущаться, привлекая всеобщее внимание к инциденту. Альтаир мгновенно поджёг петарду волшебной палочкой и аккуратно, по настильной траектории – для незаметности, – запустил её прямо в котёл к Уизелу. Тот, кажется, краем глаза заметил, что в его варево что-то плюхнулось. Заметил – и подозрительно уставился на него. Ох, было бы лучше для Уизела, если бы он этого не делал.
Раздался взрыв, прозвучавший из-под зелья, как глухой хлопок. Отбеливающее зелье взмыло в воздух и расплескалось по половине класса. По понятным причинам эта половина была гриффиндорской. Досталось бы и инициаторам побелки, но они-то как раз успели нырнуть под стол.
Гриффиндорцы закричали – кто от шока, кто от злости. Зелье и правда было очень сильным. Попадая на мантии, оно оставляло на них белые пятна, закопчённые стенки котлов начинали блестеть, как отполированные, на столах появились разводы, позволяющие увидеть первоначальный цвет дерева – зелье смыло грязь вместе с краской. Поттера, единственного из гриффиндорцев, не задело – он успел дойти до стола Снейпа. А вот Уизли… Альтаир громко расхохотался, глядя на то, как он осторожно ощупывает своё лицо. Зелье быстро остывало, так что обошлось без ожогов, но зато с физиономии рыжего недоразумения исчезли все веснушки. Возможно, это его только порадовало бы, но зелье выбелило кожу так, что Уизел стал походить на альбиноса. Более того, на его мантии словно появился белый нагрудник, а волосы стали двуцветными: спереди кристально-белыми, а сзади, прикрытые головой, остались по-прежнему рыжими. Альтаир остро пожалел, что у него с собой нет зеркала – по такому случаю он, пожалуй, протянул бы его Уизелу.
- Ну надо же, Поттер, – голос Снейпа, как всегда, легко перекрыл гам, – ваше зелье оказалось вполне работоспособным. Так и быть, пять баллов Гриффиндору. И отведите мистера Уизли в больничное крыло. Возможно, мадам Помфри сумеет вернуть ему прежний окрас.

* * *

Дорогой крёстный,
Рад сообщить тебе о наших новостях. У нас всё идёт прекрасно и даже лучше. В школьный ритм жизни мы вполне влились. МакГонагалл всё так же сурова и непокобелим… то есть непоколебима по отношению к нарушению правил. Правда, сегодня утром правила этикета нарушила она сама, громко распукавшись прямо за завтраком. Признаться, нас это очень повеселило.
Флитвик и Бинс тоже неизменны – на уроках первого всем интересно, на лекциях второго все спят. Ну, почти все – Блейз всё же записывает. Она удивительно вынослива.
Я первый на трансфигурации и астрономии, Драко – на зельях. Потрясающий талант, даже Северус это признаёт. У меня так хорошо не получается, но я стараюсь. Насчёт травологии сообщить особенно нечего – интересного ничего на этих уроках нет. Защита от Тёмных Искусств – просто цирк! Ведёт профессор Квиррелл. Ходит в дурацком тюрбане и воняет чесноком. Класс перед его приходом приходится проветривать, иначе в одном помещении с ним вообще дышать невозможно. Теорию, правда, более-менее знает, но боится даже собственной тени. Меня всё подмывает взорвать за его спиной хлопушку, чтобы посмотреть, достанет он в прыжке тюрбаном до потолка или нет. Какая жалость, Ремус, что не ты ведёшь этот предмет. Ты всегда так интересно рассказывал о повадках разных Тёмных существ. Честно скажу – я скучаю по тебе, ведь последний раз мы встречались почти месяц назад. Жду Рождества, ведь на каникулы мы разъедемся по домам, и я снова встречу праздник с родителями и с тобой. Это будет так здорово, у меня есть что тебе показать! Между прочим, план подземелий и первого этажа мы уже составили. Правда, приходится отсыпаться после обеда, но это ничего. После полуночи мы ведь тоже обычно спим.
Ночной Хогвартс такой интересный! Бродить по нему просто замечательно. Правда, временами приходится прятаться от Филча, но с папиной мантией это пара пустяков. Недавно мы даже забрались в кабинет завхоза. В архиве карточек с наказаниями я нашёл записи о своей маме и Сириусе, представляешь?! Кстати, судя по тому, что я увидел, мой дядя (двоюродный, конечно, но мне лень каждый раз это прибавлять) был более… более активным в плане общественной жизни, чем ты мне рассказывал.
О Поттере мало что могу написать – я его вижу только в Большом зале и на уроках Северуса. Ученик как ученик, не хуже и не лучше остальных, насколько я могу судить. Правда, во время наших ночных прогулок я его ни разу не встречал, да и, насколько я могу судить по своему опыту и рассказам сокурсников, на уроках он тоже особо не блистает, за исключением разве что полётов. Вот летает он неплохо. Но остальное… Вынужден тебя огорчить – если правда то, что ты мне рассказывал о Джеймсе Поттере, то его сын – лишь бледная тень своего великого отца. Только не рассказывай Северусу, что я назвал Поттера-старшего великим. Ему это не понравится.
Сегодня на зельеварении мы готовили отбеливающее зелье, и у Уизела оно взорвалось. Окатило пол-класса. Правда, слизеринцы не пострадали. Знаешь, я думал, что рыжая масть Уизли плохо идёт, но белая смотрится ещё хуже. Особенно в профиль – спереди бело, сзади оранжево… Морковка со сливками.
Поскорее бы Флитвик заканчивал со своей теорией и переходил к практике. Хочется быстрее начать тренироваться. Скоро напишу ещё.
Всего наилучшего,
Альтаир.

Альтаир,
Очень приятно слышать, что у тебя всё хорошо. Особенно радуют твои успехи на трансфигурации – это, пожалуй, самый сложный предмет из изучаемых в Хогвартсе, так что я немного удивлён, что ты можешь приплюсовать к своим особым успехам помимо него только астрономию. Хотя, конечно, блеснуть знаниями на лекциях Бинса сложно, а мастерски сажать какую-нибудь волшебную капусту для Блэка, пожалуй, скорее неприлично.
Позабавило известие про МакГонагалл. Она обычно даже причёске своей растрепаться не позволяет. В моё время, наверное, по такому поводу хохотали бы все факультеты. Я тоже жду рождественских каникул, мне очень хочется тебя повидать. Позавчера был у твоих родителей, посидели, вспомнили о тебе. Хм, написал и смотрю – выглядит так, словно о покойнике вспоминали. Ладно, забудь – на самом-то деле, конечно, было просто весело. Как о твоих проделках вспомнишь, сразу весело становится.
Кстати о проделках. Не расскажешь ли, что за странное зелье вы готовили, что оно вдруг взорвалось? Я не знаю ни одной модификации отбеливающего зелья, способной в принципе взорваться, даже при самом неправильном и неаккуратном приготовлении, и особенно подозрительно, что окатило только гриффиндорцев… вдвойне подозрительно, что этот странный взрыв произошёл именно в котле Уизли.
Надеюсь, что о Гарри у тебя просто мало информации – он очень похож на своего отца, только глаза от мамы. Если честно, не верится, что он всего лишь «бледная тень». А насчёт полётов – рад слышать. Я, помнится, тебе рассказывал, что Джеймс великолепно летал.
Всё же старайся высыпаться, в одиннадцать лет недостаток сна вреднее, чем в тридцать один. Даже стесняюсь такое писать, но всё же – если честно, будет интересно узнать, что ты там ещё натворишь. А что натворишь, готов поставить галлеон против кната.
Ремус.


* * *

Неприятности начались через несколько дней. Во время завтрака внимание Блейз привлёк огромный свёрток, который тащили разом шесть сов.
- Глядите-ка, – она слегка подтолкнула в бока Альтаира и Драко, сидевших по сторонам от неё.
- Это что же такое притащили? – удивился Драко.
- И главное – кому? – прибавил Альтаир.
Ответ на второй вопрос они получили спустя несколько секунд, когда совы разбили свёртком тарелку Поттера. Сразу же после этого седьмая сова сбросила в получившееся месиво письмо и быстро улетела.
- В первый раз вижу, чтобы Поттеру что-то прислали, – нахмурился Драко. – Как думаете, что это?
- Понятия не имею. Длинное, тонкое… – Альтаир задумчиво потёр висок. – Может быть, у Поттера плохо получаются заклинания, и ему подарили новую волшебную палочку?
Блейз от смеха чуть не подавилась яичницей.
- Размером больше него самого? Ты представь, как он ей махать будет.
- Запросто. – И Блэк встал, выставил правую руку вперёд, левую отвёл назад, как при фехтовании, и изобразил, что взмахивает гигантской палочкой:
- Я самый великий волшебник… о, о, о! – он сделал вид, что выронил палочку.
- О, нет, Дамблдор меня убьёт, он выстругивал её месяц! – Альтаир в отчаянии заломил руки. – Из единственной прямой ветки корявого вяза, растущего на краю самого вонючего болота Запретного леса, срубленной в полнолуние перочинным ножиком Гриффиндора, который в последний раз отчищал от ржавчины сам Салазар Слизерин, потому что Гриффиндор умел им только себе по пальцам попадать… Бедный дедушка извёл весь запас лимонных долек, чтобы откупиться от оборотней, а я так его подвёл! О-о, мне нет прощения, побегу к Хагриду, может, он всё починит своим большим молотко-о-ом…
- Альт… Альтаир, – икнула Блейз, вытирая слёзы. – Хватит, я сейчас лопну со смеху!
- Да, – тяжело выдохнул Драко, – точно… Ну, приятель, ты даёшь. Давно я так не смеялся.
- А что там на самом деле, – довольно улыбнулся Альтаир, – узнать проще простого. Подойдём и посмотрим.
- Давай сейчас, гляди, они уже уносить собрались.
- Уизел решил зарабатывать контрабандой и припахал Поттера, судя по всему. То-то так торопятся.
Гриффиндорцев перехватили у самой лестницы, ведущей наверх, – Крэбб и Гойл загородили им путь, а Драко ловко выхватил у Поттера загадочный свёрток и быстро прощупал его. Лицо Малфоя исказилось от удивления.
- Да это метла! – Он сунул свёрток обратно в руки гриффиндорцу и сердито уставился на него. – Всё, на этот раз тебе не выкрутиться, Поттер – первокурсникам запрещено иметь свои мётлы!
Альтаир прекрасно понимал друга. Он сам был глубоко недоволен этим запретом, а тут вдруг какой-то Поттер внаглую обладает тем, что запретили им!
- Это не просто какая-то старая метла, – нахально заявил Уизли. – Это «Нимбус-2000». А что ты там говорил, Малфой, насчёт той метлы, которую оставил дома? Кажется, это «Комета-260»? Метла, конечно, неплохая, но с «Нимбусом-2000» никакого сравнения.
- Ты-то что об этом знаешь, Уизли, твои предки себе и пол-ручки от «Кометы» позволить не могут, – мгновенно отбрил гриффиндорца Драко. – Небось, вы свои мётлы по хворостинке в лесу собираете.
- А потом летите и спотыкаетесь. О куриц, – с усмешкой добавил Альтаир.
- Надеюсь, вы тут не ссоритесь, мальчики? – пропищал из-под локтя Драко внезапно появившийся Флитвик.
- Профессор, Поттеру прислали метлу, – довольно ухмыльнулся Малфой.
- Да, да, всё в порядке, – заулыбался декан Когтеврана. – Вы знаете, Поттер, профессор МакГонагалл рассказала мне о сделанном для вас исключении. А что это за модель?
- Это «Нимбус-2000», сэр, – ответил очкарик, явно скрывая ехидную улыбку. – Я должен поблагодарить Малфоя за то, что мне досталась такая метла.
После этого гриффиндорцы прошли мимо Крэбба и Гойла и спокойно двинулись наверх. Слизеринцы поражённо смотрели им вслед.
- Чего?! – первым опомнился Драко. – Это что значит – он должен меня благодарить?! Я никак к этому не причастен!
- Слушай, друг, тут дело нечисто, – пробормотал Альтаир, напряжённо сдвигая брови. – Ты слышал, что сказал Флитвик, – МакГонагалл говорила о каком-то исключении для Поттера. Надо срочно поговорить с Северусом, может, он что-нибудь знает.
- Точно. Давай прямо сейчас, – и Драко развернулся в сторону Большого зала.
- Постой, – удержала его Блейз. – Так мы на травологию опоздаем. Поговорим после неё, всё равно за полтора часа ничего не изменится.
Драко закусил губу.
- Ну ладно… Но потом я отправлюсь к нему немедленно! Поттеру можно, а нам нет… Что ещё за дискриминация, Хагрид на них усядься!
Никогда раньше травология не тянулась так медленно. Едва урок закончился, как друзья выскочили из теплиц и понеслись в подземелья. Снейп только что закончил урок у пуффендуйцев-третьекурсников. При виде запыхавшейся компании он удивлённо поднял брови:
- Драко? Блейз? Альтаир? Что это с вами?
- Крёстный, – тяжело выдохнул Драко, – Поттеру прислали метлу. Флитвик говорит, для него сделано исключение. Ты что-нибудь знаешь об этом?
- Нет, – нахмурился Снейп. – Мне об этом ничего не известно. Что ещё за метла?
- Он говорит, «Нимбус-2000». Сегодня за завтраком совы притащили.
- Хм. Я поговорю с профессором Дамблдором. Это что-то новенькое. Ни разу на моей памяти первокурсникам не разрешали иметь свои мётлы.
- Вот именно! – воскликнул Драко. – А Поттеру вдруг ни с того ни с сего разрешили!
- Успокойся. Я выясню, в чём дело. Мне это не нравится. Я сообщу вам вечером о том, что мне удастся узнать. А сейчас у меня занятия.
- Да, конечно, – кивнула Блейз, – мы пойдём.

* * *

Вечером Драко и Альтаир не могли найти себе места. Крэбб и Гойл спокойно жевали шоколадных лягушек у камина, а Блейз делала домашнее задание и сочувственно поглядывала на мечущихся туда-сюда по гостиной друзей. Наконец, часть стены скользнула в сторону, и в проходе появился Снейп.
- Ну что? – бросился к нему Драко.
Профессор выглядел мрачным. Вздохнув, он ничего не ответил, а только прошёл к креслам и сел неподалёку от Блейз.
- У меня печальные новости, ребята. Видите ли, МакГонагалл была так восхищена выходкой Поттера на первом уроке полётов, что упросила Дамблдора «сделать для Поттера исключение», – произнося эти слова, Снейп брезгливо поморщился, – и разрешить ему играть за сборную. Метлу то ли она сама купила, то ли Дамблдор… Когда я потребовал у директора, чтобы он в таком случае разрешил играть и вам, он отказался.
- Но почему?! – воскликнула Блейз. Драко вообще, казалось, лишился дара речи.
- Видите ли, для вас это «слишком опасно», а Поттер «так хорошо летает, что за него не стоит беспокоиться».
- Что?! – заорал Альтаир. – Да я… да мы ничем не хуже его! Это провокация, то есть, наглое враньё! Дамблдор просто не хочет, чтобы мы победили!
- Ты даже не представляешь, насколько близок к истине, Альтаир, – кивнул Снейп. – Видишь ли, и директор, и профессор МакГонагалл в своё время заканчивали Гриффиндор. Вот уже семь лет и Кубок по квиддичу, и Кубок школы неизменно выигрывает наш факультет. Естественно, для наших экс-гриффиндорцев это как нож в сердце, и, пользуясь своим положением, они идут на всё, чтобы сбросить нас с заслуженного пьедестала.
- Поганые твари, – прошипел Драко. – А ещё упрекают нас в хитростях и говорят, что ты нас всегда защищаешь.
- Разве я могу поступать иначе в такой ситуации? – развёл руками Снейп. – Сами видите – если не я, то кто же?
- Ну, я… мы с ними разберёмся, – пообещал Альтаир, краснея от гнева. – Отнять у Поттера метлу мы, конечно, не сможем, а вот как-то иначе напакостить – вполне.
Ноздри Снейпа дрогнули, а губы слегка изогнулись в улыбке.
- Будем считать, что я этого не слышал и не имею никакого понятия о том, что вы что-то замыслили. Драко, Альтаир, Блейз, – спокойной ночи.
Весь вечер трое друзей спорили, что лучше предпринять. Крэбб и Гойл участия в обсуждении не принимали – им что Драко ни скажи, всё примут без возражений. Вместо этого они предпочли продолжить свой второй ужин. В конечном итоге было решено подлить гриффиндорцам перед завтраком рвотного зелья, нашедшегося в запасах Блэка. Осуществить это вышло довольно просто – достаточно оказалось прийти в Большой зал пораньше, когда тарелки уже стояли на столах, но еда ещё не появилась. Альтаир и Драко прошлись вдоль гриффиндорского стола и щедро наложили своего добра по принципу «на кого Мордред пошлёт». Правда, на две тарелки они положили свой сюрприз целенаправленно: Драко позаботился о Поттере, Альтаир – об Уизли. Причём в обоих случаях не пожалели двойной дозы.
Спустя два часа весь Хогвартс с интересом и опаской наблюдал за тем, как ни с того ни с сего посередине завтрака то один, то другой гриффиндорец или гриффиндорка срываются с места и несутся к дверям, правда, не всегда успевая добежать. В силу того, что еда появилась уже поверх зелья, до него добрались не сразу, и в результате все невезунчики получали критическую дозу в разное время. Многие «красно-золотые», насторожившись, даже решили поголодать, лишь бы не рисковать опорожнить содержимое желудка на соседа. Среди тех, кому досталось зелье, были и рыжий староста, и недотёпа-Долгопупс. Приятней же всего, с точки зрения Альтаира, было наблюдать за тем, как Уизли сначала, по своему обыкновению, жадно набросился на еду не хуже Крэбба или Гойла, и заподозрил что-то неладное только после того, как подчистил всю тарелку. На его физиономии появилась напряжённость, затем тревога, и он осторожно начал выбираться из-за стола, видно, не желая привлекать к себе лишнего внимания. С его стороны это было ошибкой – действие зелья нарастало быстро. Он не успел пройти и десятка шагов, как его неудержимо стошнило прямо на заучку Грейнджер. Альтаир, глядя на то, как та с воплем подскакивает и принимается колошматить Уизела своей сумкой, битком набитой учебниками, почувствовал, что ему от смеха уже не хватает воздуха.

* * *

Дни плавно текли один за другим – последние сентябрьские намёки на лето сменились осенними дождями. Утром один взгляд в зачарованные окна спальни навевал тоску, и хотелось забраться обратно под одеяло и проспать до обеда. К сожалению, никто такой возможности им предоставлять не собирался. Отраду предоставляли лекции Бинса, на которых Драко и Альтаир дрыхли без задних ног. МакГонагалл исправно награждала Слизерин баллами за успехи Блэка на своих уроках, хотя и не спускала с него глаз. Сам Альтаир признавал, что у неё есть некоторые основания для такого поведения после того, как он неосторожно испробовал на Уизеле заклинание левитации, час назад преподанное им Флитвиком. МакГонагалл оказалась в нескольких метрах за его спиной, и, в отличие от Драко, сочла, что сумка, взмывающая вверх и сначала чуть не придушивающая ремнём Уизли, а потом переворачивающаяся в воздухе и вываливающая на своего владельца учебники и чернильницу, – это не очень смешно. Хотя, как сказал Драко спустя минуту, снятые двадцать баллов и отработка с Филчем всё же стоят зрелища рожи Уизела, перепачканной в чернилах – содержимое чернильницы оказалось там после того, как она разбилась об уизлевский медный лоб.
На травологии стало немного интересней – Стебль начала показывать различные зимние магические растения Британских островов. Особенно друзьям понравилась кроличья картошка, выведенная несколько веков назад одним магом после неурожая. Часть корнеплодов у неё находилась над землёй, и по вкусу походила на сдобный хлеб. Причём сорванные клубни заново вырастали за какие-то сутки. Учитывая то, что теплицы находились отдельно от замка, после пробежки по утреннему морозцу дополнительное питание было очень кстати, с чем особенно соглашались Крэбб и Гойл. Правда, приходилось подбираться к ней незаметно для Стебль, но эта задача решалась легко – достаточно было запустить чем-нибудь в заросли визжащего можжевельника. Когда-то этот сорт вывели для охраны поместий – при малейшем прикосновении постороннего предмета или живого существа кусты начинали издавать пронзительные вопли при помощи специальных отверстий в стволе, и успокоить их было непросто. Приятней всего было то, что у гриффиндорцев травология была сразу за слизеринцами, и оставить без вкусной картошки извечных соперников было не только питательно, но и весело.
Родителям Альтаир в своих письмах исправно сообщал о своих достижениях на уроках, но о внеурочной деятельности ограничивался короткими отписками. Он понимал, что долго маскироваться не получится, но хотел, чтобы если ему и прислали Вопиллер, то за по-настоящему масштабную проделку, а не за какую-нибудь из тех, что он на пару с Драко делал по три раза на неделе. А вот Ремусу он описывал всё и в подробностях. Блэку казалось, что эти истории доставляют крёстному особенное удовольствие, и он с удовольствием отправлял ему «отчёты о проделанной работе».
Снейп и ухом не вёл в ответ на жалобы гриффиндорцев, у которых практически ни один урок зельеварения не обходился без каких-нибудь фокусов. В основном для этого Малфою и Блэку почти и делать-то ничего не надо было – достаточно оказывалось подбросить Долгопупсу лишний ингредиент. Круглолицый гриффиндорец вообще обладал редкостным талантом устраивать себе неприятности, и с вероятностью в пятьдесят-шестьдесят процентов можно было спокойно ограничиться ролью наблюдателей, но, как любил повторять Альтаир, – хочешь, чтобы было сделано хорошо, сделай это сам. Тем более что снимать баллы с гриффиндорцев Снейпу было только в радость.
Понемногу слава о новой слизеринской компании стала распространяться по школе. Пока что не было ничего особенного, так, лёгкие слухи, но для начала и это было неплохо. Блейз только вздыхала, выслушивая новые планы Альтаира и Драко по поводу того, как преподнести очередной сюрприз ученикам других факультетов. Когтевран и Пуффендуй обычно отделывались более или менее безобидными шутками – сильнодействующие слизеринцами заботливо приберегались для Гриффиндора.
План Хогвартса был практически составлен, но было решено ещё разок пройтись по всему замку и максимально уточнить его, а также присовокупить близлежащую территорию. Таким образом, отправка исходного материала Люпину откладывалась ещё примерно на месяц.
Наступил Хэллоуин. Этот праздник был для Альтаира одним из самых любимых – в доме Блэков его всегда праздновали с размахом. В общей гостиной развесили тыквы с горящими свечами внутри, подсвечивавшими забавные рожицы, прорезанные в кожуре, а запах запечённой тыквы, казалось, поселился в каждом коридоре и каждой комнате. На радостях Драко, Альтаир и Блейз даже запустили в вестибюле пару фейерверков, после чего еле удрали от разозлённого Филча. В этом году тридцать первое октября выпало на четверг, и после единственной травологии времени хватило на всё.
- Вот это жизнь, – довольно провозгласил Альтаир, сбрасывая мантию-невидимку с себя и Драко с Блейз после того, как заглянувший в пустой кабинет Филч, кипя от злости, пронёсся дальше. – Чем дальше, тем веселей!
- Это точно, – хмыкнул Драко. – Классные ракеты, Альтаир. Надеюсь, у тебя они ещё остались?
- Немного. Но отец обещал прислать новые запасы. Он был очень доволен после того, как я описал ему, что мы проделали с Филчем на позапрошлой неделе.
- А, ты про то, как мы уговорили Пивза спрятаться в его кабинете и разражаться громким идиотским хохотом спустя полчаса после того, как завхоз ляжет спать, – и так всю ночь?
- Ага. Он написал, что посмеялся от души, представив Филча под утро.
- Ну, если вспомнить, – улыбка скользнула по губам Блейз, – как мы смеялись, слушая под дверью весь этот концерт…
- Хорошо, что следующий день был выходным и мы смогли потом отоспаться. Но дело того стоило.
- А может, сегодня по случаю Хэллоуина что-нибудь особенное придумаем? – Драко мечтательно посмотрел в окно.
- Ну, фейерверки прямо перед Большим залом мы уже запустили, думаю, пока этого хватит. Не стоит привлекать к себе слишком уж много внимания – не хватало ещё нарваться на отработку в праздник.
- Да, наверное, ты прав. Ну, а завтра? Жаль, Северус контрольную по теории обещал дать – и не взорвёшь даже ничего.
- Это не значит, что гриффам нельзя подложить свинью, – коварно усмехнулся Альтаир. – У меня ещё Помарочные перья остались. Мы их пока что ни разу не применяли, и это будет дивный сюрприз.
- Мальчики, мальчики, – покачала головой Блейз, но весёлая улыбка выдавала её с головой, – когда же вы остепенитесь?
- Сестрёнка, только не говори, что тебе наши проделки не нравятся. Особенно если учесть, что несколько ты придумала сама.
Блейз картинно поднесла руку ко лбу и отвернулась.
- Ах, эти ошибки молодости… у кого их не было?
- Не торопись взрослеть, Блейз, – рассмеялся Альтаир. – Почтенный возраст от тебя никуда не убежит, а вот беззаботную юность не вернёшь.
- Что-то больно красиво сформулировано. Признавайся, дружище, у кого фразу стянул?
- У отца, – Альтаир уселся на стул и осторожно откинулся назад, балансируя на задних ножках и руками помогая себе сохранять равновесие. Продержавшись секунд семь, он со стуком опустился в нормальное положение. – Он любит так говорить, особенно когда вспоминает военное время.
- Тогда конечно, – посерьёзнел Драко. – Для наших родителей эти слова значат намного больше, чем для нас.
- Они воевали за то, чтобы мы жили счастливо, – Альтаир взглянул в светло-серые глаза друга. – Так давай же так и жить!
Драко счастливо расхохотался и с разбегу уселся прямо на преподавательский стол. Подтянув одну ногу к себе и опершись на колено подбородком, он ответил таким же весёлым взглядом.
- Отныне и навсегда!
Блейз тепло посмотрела на лучшего друга и названого брата.
«Мальчишки… Ох, какие они легкомысленные! И всё же с ними всегда хорошо».

* * *

Праздничный ужин выдался на славу. Повсюду – на стенах, на потолке, в воздухе, – виднелись летучие мыши, от взмахов их крыльев трепетали огоньки воткнутых в тыквы свечей. В честь праздника угощение было особенно разнообразным и вкусным. Умяв вторую тарелку с ломтиками жареной свинины, Альтаир всерьёз задумался, стоит ли добавлять ещё и омаров или лучше сразу перейти к десерту. Драко разбирался с французской запеканкой из грибов – жульеном, Блейз спокойно ела филе морского окуня, а Крэбб и Гойл, как обычно, демонстрировали великанский аппетит, избрав на сей раз для этой цели пирог с бараниной. Благодушное от сытости настроение Блэка было нарушено Квирреллом, вбежавшим в зал так, словно за ним гналась толпа акромантулов. Подскочив к столу преподавателей, Квиррелл тяжело опёрся о него и простонал на весь зал:
- Тролль! Тролль… в подземелье… спешил вам сообщить…
И, закатив глаза, рухнул в обморок.
Немедленно поднялась суета, близкая к панике. Крэбб и Гойл, пропустившие за своим пирогом сообщение Квиррелла, недоуменно озирались, пытаясь сообразить, почему половина учеников кричит, а вторая половина повскакивала с лавок. Драко и Альтаир придвинулись к Блейз, чтобы не потеряться в суматохе. Мозг Блэка спешно работал, пытаясь второпях выработать план действий или хотя бы что-то похожее на него. К счастью, его задача была облегчена Дамблдором, утихомирившим зал несколькими громко взорвавшимися фиолетовыми фейерверками и отдавшим приказ:
- Старосты! Немедленно уводите свои факультеты в гостиные!
Хуммель немедленно встал с места и окинул взглядом слизеринский стол.
- Внимание! – громко и чётко сказал он. – Всем построиться по курсам! Первый, второй и третий – в середину, четвёртый – позади, пятый – направо, шестой – налево, седьмой, ко мне! Старшекурсники, держите палочки наготове. Идём не спеша, сохраняем строй, никого не теряем! Джейн, помоги мне выстроить всех…
- Дамблдор совсем из ума выжил, – прошипел Альтаир, держась за руки с Блейз и Драко, чтобы в толчее их не разметало в разные стороны.
- Почему? – удивлённо посмотрела на него Блейз.
- Ты не поняла?! Говорит, чтобы все шли в гостиные! А где наша Общая гостиная? В подземелье! И тролль тоже там! Этот гад нас прямо в пасть к троллю отправил, теперь ясно?
Блейз в ужасе вскрикнула.
- Вам нечего бояться, ребята, – Джейн Унголин мгновенно оказалась рядом с ними и подбадривающе потрепала Блейз по голове. – Весь факультет рядом, а даже пара старшекурсников легко разделает тролля на бифштекс. Всё будет хорошо, не беспокойтесь!
Староста отошла, продолжая выполнять свои обязанности – кого-то размещала поудобней, кого-то успокаивала. Хуммель спокойно стоял во главе колонны, внимательно наблюдая за всем факультетом. При взгляде на них друзьям стало сразу легче, и вновь проснулась уверенность в себе. Когда же они посмотрели на процесс эвакуации других факультетов – где разумно действовали только когтевранцы, за гриффиндорским столом вопил Перси Уизли, срывая себе голос в попытках подозвать к себе первокурсников и одновременно напомнить всем, что он староста, а уж Пуффендуй… без комментариев. В общем, тут уже смех прогнал страх.
Когда все выстроились, Хуммель и Унголин повели факультет кратчайшей дорогой в подземелья. Гам и толкотня остались наверху, слизеринцы быстро и целеустремлённо шагали по родным подземным коридорам, освещённым тёплым светом факелов. Никаких признаков близкого присутствия тролля не наблюдалось, но, тем не менее, старшекурсники, окружавшие колонну младшекурсников защитным кольцом, не расслаблялись и держали волшебные палочки наготове. Глядя на их серьёзные, сосредоточенные лица, Альтаир только теперь в полной мере оценил слова Снейпа, сказанные им вечером после распределения:
«…все слизеринцы едины перед внешней угрозой».
До самой гостиной не произошло ровным счётом ничего. Старшие курсы пропустили в проход своих подопечных, после чего зашли сами в обратном порядке старшинства. Последними в Общую гостиную шагнули старосты, за которыми немедленно закрылся проход.
Никто не расходился по спальням, всем было интересно узнать, чем же кончится дело. Спустя минут двадцать часть стены снова скользнула в сторону, и в гостиную вступил Снейп.
- Всё в порядке, – объявил он. – Тролль нейтрализован. В Большой зал никто не возвращается, факультеты доканчивают пир в своих гостиных. Еда сейчас будет доставлена. Отбой на час позже обычного. Старосты, благодарю вас за грамотную эвакуацию учеников. Пятьдесят баллов Слизерину. Доброй ночи.
И декан скрылся в проходе.
- Ну, значит, всё в порядке, – успокоенно вздохнул Драко. – Продолжаем праздновать!
- А вы заметили? – встревоженно спросила Блейз. – Северус хромал.
- Наверное, был ранен в схватке с троллем, – предположил Альтаир. – Завтра с утра подойдём и спросим, как он справился с ним.
- А ты думаешь, это именно крёстный сделал?
- А кто же ещё? Не Квиррелл же – он, небось, до сих пор в Большом зале валяется. Да этот «защитник от Тёмных Искусств» бежал бы до Лондона от одного вида тролля.
- В самую точку, Альтаир. Но всё-таки одно мы точно выяснили – ты был прав.
- Я вообще всегда бываю прав… ну ладно, почти всегда. А в чём, кстати, на этот раз?
- Дамблдор не любит Слизерин.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 6. Хогвартсу тоже нужен отдых.

На следующий день перед уроком зельеварения Альтаир подметил одну странность. Если до этого дня Грейнджер постоянно ходила с видом «я-самая-умная-и-правильная», и воротила нос от Поттера с Уизли, то сегодня она вполне нормально с ними общалась, как со своими друзьями. Додумать, с чего бы это вдруг такие перемены, Блэк не успел – Снейп запустил всех в класс и начал занятие.
Пора было опробовать новое средство. Пока Снейп диктовал несколько новых законов зельеварения, Альтаир и Драко, записывая, параллельно присматривались к тому, какие перья у гриффиндорской знаменитости и его прихвостня. Перья были самые обычные, разве что уизлевское выглядело несколько обгрызенным. Это изрядно упрощало задачу.
Снейп закончил диктовку и позвал к своему столу за наборами зелий, которые требовалось опознать и кратко описать их свойства. Когда Малфой и Блэк проходили мимо поттеровского стола, Драко сделал вид, что споткнулся и толкнул Альтаира. Тот, в свою очередь, притворился, что чуть не упал, оперевшись на стол. Нескольких секунд, пока слизеринец подбирал под себя руки и тяжело поднимался, ему хватило, чтобы подменить перья, лежавшие в открытую. Всё было проделано не глядя – месторасположение письменных принадлежностей запомнено ещё перед толчком, а просторная ученическая мантия скрыла все манипуляции Блэка.
- Малфой, ты вообще смотришь, куда идёшь? – сердито спросил Поттер, глядя на то, как Альтаир отшатывается от его стола и начинает демонстративно отряхиваться.
- Не у всех есть четыре глаза, – хмыкнул Драко, окидывая взглядом изрядно потрёпанные поттеровские очки. Крэбб и Гойл угодливо загоготали.
Уизел сидел, как на иголках, но при Снейпе не решался устроить скандал. Вместо этого он попытался скопировать презрительный взгляд Драко – что ему удалось, мягко говоря, скверно, – и отправился к преподавательскому столу за образцами для себя и Поттера.
После того, как все уселись обратно на свои места, Снейп перевернул стоявшие перед ним песочные часы, и проверочная работа началась. Драко, как обычно, быстро опознавал название зелья, и остальным оставалось только вспомнить его характеристику. Правда, Крэббу и Гойлу для этого понадобилась помощь Блейз, зато Альтаир благодаря более быстрому, хотя и менее аккуратному почерку, справился даже быстрее Драко, благо память у него была отличная.
Оставшееся до конца работы время друзья провели, рисуя карикатуры на гриффиндорцев. Получалось неважно – прилично рисовала из всех пятерых только Блейз, но она как раз была наиболее гуманна в своих картинках. Хотя Уизли, услужливо тащащий за Поттером его сумку с книгами, метлу, табуретку, подушку и школьный обед, вышел вполне забавным. Драко отлевитировал рисунок на парту к оригиналу, и вся компания насладилась взбешённой физиономией гриффиндорца.
Постепенно ученики начали сдавать работы. Снейп сразу же принимался их просматривать. Скользнув взглядом по листу Уизли, он поперхнулся, всмотрелся пристальнее и с видимым интересом начал читать с самого начала. Сам Уизли ничего не заметил, потому что как раз шёл обратно к своему столу, спеша собрать вещи и покинуть класс. После того, как почти все ученики вышли из кабинета и друзья решили последовать их примеру, Снейп приподнял руку:
- Мистер Малфой, а вас я попрошу остаться. Мистер Блэк, вас это тоже касается.
Драко и Альтаир, удивлённо переглянувшись, снова уселись. Блейз, поколебавшись, села рядом с ними, как и Крэбб с Гойлом. Когда в классе не осталось никого, кроме них пятерых и декана, тот взмахом палочки закрыл дверь и жестом поманил их к себе, с усмешкой глядя на два листа пергамента, лежавшие перед ним.
- Иногда в письменных работах студентов встречаются весьма любопытные вещи, – хмыкнул Северус, беря в руки один из них. – Но такого мне ещё никогда не доводилось читать. Даже Поттер обычно всё-таки пишет грамотнее.
Обведя взглядом предвкушающие лица, он снова усмехнулся и начал читать:
- «Пре дабафление сушонык лезтов кропивы ф селие тля вспатттрифанийа рассума праэсходитт их взоиматейзтвийе з шерссстиу апосума, плакотаря чейму зиэлье преобриттает свайо зоконченое дествие», – Северус поднял глаза на трясущихся от смеха первокурсников и, весело прищурившись, поинтересовался:
- Альтаир, не объяснишь нам?
- Помарочное перо, – выдавил сквозь смех Блэк. – Делает всевозможные ошибки. При этом слегка туманит внимательность, так что пишущий заметит, что у него получается, только если отложит перо в сторону и спокойно прочитает текст с самого начала.
- Ясно. Ну что ж, за такой дивный текст Поттеру, боюсь, не миновать нуля и полной переписки всей работы. Не говоря уже о том, что «свайо зоконченое дествие» зелье приобретает ещё после одной стадии как минимум – двухсуточного выдерживания в темноте. И это не единственная ошибка. Но всё равно сочинение Поттера – ничто в сравнении с тем, чем осчастливил меня Уизли.
Альтаир жадно подался вперёд. Посмотрев ему в глаза, Северус фыркнул и начал с выражением:
- «До чего скучно здесь торчать ненавижу зельеварение. Зачем всё это учить мне всё равно ничего этого не пригодица. Так что тут у нас Мерлин опять эти корни папоротника. Проклятый Снейп две нидели назад меня пол урока ганял по ним. Когда же их нужно дабавлять в это долбаное зелье ладно напешу так: После мышиных хвостов вроде верно. А на следующей неделе МакГонагалл тоже даёт контрольную какой же кашмар».
- И в такой манере выдержана вся работа, – подытожил декан, с явным удовольствием делая какую-то запись внизу листа. – А это – следствие чего?
- Тоже Помарочное перо, – хихикнул Альтаир. – Только улучшенная модель. Записывает то, что пишущий думает в этот момент. Надеюсь, они ничего не заметят до трансфигурации…
И, представив лицо МакГонагалл, проверяющей работы, Блэк согнулся от смеха. Малфой последовал его примеру спустя мгновение.

* * *

Наступил ноябрь, и всё стало напоминать о приближении зимы. Каждое утро на траву ложился иней, а деревья Запретного леса стояли голыми – вся листва уже облетела. Вид у окрестностей замка стал неприветливый и суровый. Снейп ещё несколько дней прихрамывал, но в ответ на взволнованные расспросы Драко, Альтаира и Блейз успокоил их, сказав, что просто неудачно шагнул на тёмной лестнице и, оступившись, сильно ударился об угол.
С каждым днём друзья узнавали всё больше, и каждое новое знание проверялось ими на предмет того, каким образом его можно применить для новых забав. В перспективе наибольшие возможности обещали трансфигурация и заклинания, но, увы, пока что ничего серьёзного ни МакГонагалл, ни Флитвик им не преподавали. Выяснилось, что произошло между Грейнджер и Поттером с Уизли – Пенси разузнала через своих знакомых с Когтеврана. Оказывается, гриффиндорская всезнайка ревела в туалете, пропустив пол-пира, и от этого увлекательного занятия её отвлёк лишь некстати появившийся тролль. Поттер и Уизли, решив продемонстрировать главную отличительную черту своего факультета – безрассудство – отправились на охоту за троллем и нашли его в туалете с Грейнджер. Каким-то чудом им удалось оглушить четырёхметровую махину, не пострадав при этом самим. В результате тролля ликвидировали, а гриффиндорцы подружились.
Приближался первый матч по квиддичу в этом году – Гриффиндор против Слизерина. Драко и Альтаир решили поспособствовать победе своего факультета и пробрались под мантией-невидимкой на поле для квиддича во время тренировки сборной Гриффиндора. Отметив все тактические ходы и заодно убедившись, что Поттера действительно приняли в команду и он там – ловец, они в тот же вечер представили свои записи Маркусу Флинту, капитану команды Слизерина. Тот очень удивился, как им удалось всё это раздобыть, но бросил задавать вопросы, едва вчитавшись в наспех набросанные фразы.
Увы, всё оказалось тщетно. Не помогла и развединформация – проклятый Поттер ухитрился поймать снитч даже несмотря на то, что его чуть не сбросила собственная метла. Причём поймал он его ртом, что особенно возмутило слизеринцев, особенно когда оказалось, что это всё равно не против правил игры. В итоге Гриффиндор выиграл со счётом 170:80. В тот вечер в Общей гостиной Слизерина царило уныние, и даже Альтаир и Драко поутихли, ни разу не отпустив ни одной шутки до самого сна.
К счастью, уже на следующее утро хандра им надоела. И, чтобы расквитаться за поражение, они спустя сутки подлили перед завтраком всем игрокам гриффиндорской команды зелье метеоризма – в просторечии «гром-из-задницы». Гулкие звуки, разносившиеся тем утром от стола Гриффиндора по всему Большому залу, изрядно развеселили слизеринцев. МакГонагалл буравила взглядом их стол, но доказательств никаких не было, и осознание бессилия гриффиндорского декана поднимало боевой дух Драко, Альтаира и Блейз ещё выше. Но всё это было лишь прелюдией перед двумя событиями, произошедшими вскоре.
В начале декабря МакГонагалл решила провести полугодовую контрольную, чтобы оценить общий уровень знаний студентов. Мало кому это пришлось по душе. Альтаир не боялся никаких контрольных по трансфигурации, но напряжённый вид Драко и встревоженный – Блейз вгонял в депрессию и его самого.
- Проклятье, – простонал Малфой вечером за день до контрольной. – Мне кажется, я никогда это не запомню.
- Я могу чем-то помочь? – спросил Блэк.
- Спасибо, дружище, но только чем? Проверить я и сам себя могу, а на уроке наверняка МакГонагалл следить за нами будет во все глаза…
- Да, – пробормотала Блейз, печально глядя в учебник. – Тебе хорошо, Альтаир, ты лучший по ёё предмету на нашем курсе. А я до сих пор путаюсь в конкретных примерах действия законов элементарной трансфигурации Гампа.
Альтаир мрачным взглядом окинул гостиную. Нотт сидел, заткнув уши и закрыв глаза, лишь его губы беззвучно шевелились; Пенси и Милли в который раз проверяли друг друга по движениям волшебной палочкой, вид у девочек был совершенно измотанный; Крэбб и Гойл, похоже, вообще впали в транс, тупо пялясь на лекции Малфоя. С приглушённым звуком, напоминающим сердитое рычание, Альтаир скомкал лежавший перед ним лист черновика и зашвырнул его в камин.
- Хватит!
Половина слизеринцев, находившихся в Общей гостиной, обернулась к нему. Драко и Блейз вопросительно посмотрели на друга.
- Что – хватит? – уточнил Малфой.
- Хватит себе душу мотать этой подготовкой. У меня есть идея получше.
Теперь к нему повернулись даже Крэбб с Гойлом.
- Выкладывай, – глаза Драко загорелись.
- МакГонагалл всегда держит свои записи прямо на столе – даже ничего не прячет в ящики. Она, как и обещала, наверняка наложит на парты чары, не дающие списывать друг у друга, но едва ли ей придёт в голову зачаровывать собственный стол…
- А как ты собираешься незаметно списать прямо с её стола? – спросила Блейз. – Едва ли тут подойдёт даже… – она запнулась.
- Нет, Блейз, всё проще, – хмыкнул Альтаир, поняв, что подруга подразумевала его мантию-невидимку. – Надо только выманить её из класса, и достаточно надолго. Тогда я просто подойду к столу и продиктую всем правильные ответы!
- Как будем выманивать? – сосредоточенно спросил Драко.
Альтаир на минуту задумался.
- Думаю, лучше всего будет устроить маленький разгром в её запасном кабинете – она хранит там кое-какие ценные пособия, и это отвлечёт её надолго.
- А как мы дадим ей понять, что ей не мешало бы зайти туда?
- Нет ничего проще, Блейз. Филч-то на что?

* * *

Настало утро седьмого декабря. Перед завтраком, когда ещё все спали, Альтаир и Драко прокрались в запасной кабинет трансфигурации и как следует там поработали – разворошили и перемешали все папки, свалили в кучу все столы и стулья при помощи заклинания левитации, исписали все стены неприличными словами, стараясь подделываться под почерк Пивза, и напоследок швырнули пару навозных бомб.
По пути на трансфигурацию друзья сделали крюк и зарулили к кабинету Филча. Прислушавшись и убедившись, что завхоз там, они шёпотом договорились о ролях и разыграли небольшой спектакль. Драко пнул стоявшие неподалёку доспехи, отчего те со звоном рассыпались по полу, и швырнул об пол стеклянную склянку с маслом.
- Ай! – громко воскликнула Блейз, стараясь, чтобы её услышали за дверью. – Пивз, чтоб тебе!
- Блейз, с тобой всё в порядке? – Драко быстро подошёл к сестре, припавшей на ногу, и стал «помогать подняться» на случай, если Филч решит не только подслушать, но и выглянуть.
- Ничего, Драко, я только ногу ушибла… ауч… Пивз тут дрянь какую-то разлил.
- Вот урод, – вступил Альтаир, – мало ему запасного кабинета трасфигурации…
- А что с ним? – пробасил Крэбб.
- Да я, когда вас ждал у выхода из гостиной, услышал, как он пронёсся неподалёку и радовался тому, что скажет МакГонагалл, когда увидит своё подсобное хозяйство.
- Гы-гы-гы, – «вырвалось» у Гойла. – А МакГонагалл-то не знает!
- Вечером узнает, – ответил Драко. – Интересно, если он и там чего-то разлил, успеет засохнуть, или нет?
- Да какая разница, мальчики. Пойдёмте быстрее, у нас же с ней как раз контрольная!
Удалившись за угол, все дружно захихикали.
- Ну вот, – подытожил Альтаир. – Теперь, если всё пройдёт по плану, он помчится туда, узрит панораму и, не решаясь сам всё убрать – а вдруг чего учительское ненароком попортит? – позовёт МакГонагалл. А нам только того и надо.
Всё так и оказалось. Едва все расселись по своим местам и МакГонагалл раздала задания, как в кабинет с топотом ворвался Филч.
- Профессор, – задыхался он, – профессор… там… в вашем запасном кабинете… Пивз… всё порушил… идёмте, вам лучше самой посмотреть… вдруг чего ценное… ох…
МакГонагалл сердито поджала губы и покинула класс вслед за Филчем, на прощание предупредив, что скоро вернётся. Через несколько секунд после того, как за ней захлопнулась дверь, Альтаир метнулся к преподавательскому столу.
- Драко, встань у двери, следи за Грегом! Грег, встань у поворота, если МакГонагалл будет возвращаться, пойди ей навстречу, притворись, что у тебя болит живот, и отпросись в больничное крыло. Тогда она не заметит, что мы отслеживаем её возращение. Так, всем внимание! Ответы: первый вариант: один – а, б, два – д, три – последовательно, четыре – до двенадцати часов…
Класс стремительно начал строчить под диктовку Блэка. Блейз и Крэбб записывали заодно для своих друзей их варианты.
- Альтаир, – окликнул друга спустя несколько минут Драко. – Тут какая-то кошка идёт!
Блэк оторвался от чтения записей гриффиндорского декана, небрежным движением головы отбрасывая назад свою тёмную гриву.
- Норрис?
- Нет, какая-то другая. Никогда раньше её не видел.
- Да Моргана с ней! МакГонагалл не видно?
- Нет, Грег спокойно стоит!
- Ну и ладно! Так, второй вариант… одиннадцать – всё, кроме е, и;
Тем временем серая полосатая кошка неторопливо зашла в класс. Обозрев представившуюся ей картину, она громко мяукнула.
- Винс, дай бедняжке колбасы. Ты же прихватил с завтрака, а она вон кушать хочет. Пятнадцать – в законе пять исключений…
Кошка подошла к столу и, вспрыгнув на него, уставилась на Блэка удивительно выразительным для кошки взглядом. Альтаир протянул руку, чтобы погладить её, но та, вздыбив шерсть, отпрянула. Слизеринец пожал плечами и продолжил.
- …и двадцать – в тысяча шестьсот двадцать восьмом году. Всё! Драко, как там?
- Никого, – откликнулся Малфой, прислоняясь к дверному косяку.
- Отлично!
Альтаир спокойно направился к своему месту и вдруг услышал лёгкий хлопок у себя за спиной. Оглядев застывшего с разинутым ртом Крэбба, замершего в дверях и, судя по выражению глаз, лихорадочно соображающего Драко и спрятавшую лицо в ладонях Блейз, Альтаир медленно повернулся… и оказался лицом к лицу с МакГонагалл. Очень сердитой МакГонагалл.
- Э-э… однако… – пробормотал он. – Впечатляет…
- Блэк! Малфой! Это что ещё за фокусы?! – возмущённо произнесла МакГонагалл. Ноздри у неё раздувались. – Как вы объясните своё поведение? Никогда за все тридцать пять лет, что я преподаю в Хогвартсе, я не видела столь дерзкой выходки! У вас вообще совесть есть?!
- Конечно, профессор, – заулыбался Альтаир, решивший рискнуть и выдержать хорошую мину при плохой игре. – Одна на всю компанию, и находится у Блейз.
Класс расхохотался.
- Это возмутительно! Минус пятьдесят баллов Слизерину и недельную отработку у мистера Филча всей вашей компании! Это… это… у меня даже слов не хватает! Ну ничего на столе оставить нельзя, отлучиться невозможно! Вы просто…просто… стервятники какие-то!
- А ведь неплохо звучит… – задумчиво прошептал Драко. – Я бы сказал, даже стильно…

* * *

История эта разлетелась по всей школе за пару дней. На Альтаира, Драко и Блейз многие первокурсники стали поглядывать с уважением, причём среди таких было даже несколько гриффиндорцев. Альтаир с удовольствием грелся в лучах славы на пару с Драко. Блейз не слишком стремилась красоваться, но оставаться в тени рядом с Блэком и Малфоем ей не удавалось.
Тем временем Драко пришла в голову мысль, что неплохо бы осуществить их давний план – пробраться в Запретный лес. Альтаир мгновенно его поддержал, и Блейз оставалось только согласиться. Вылазку наметили на следующий же вечер после окончаний отработок у Филча. Блейз возмутилась, узнав о времени суток, но Альтаир и Драко смогли её убедить, что в этом случае меньше шансов, что их отсутствие заметят – вечером все могли гулять по своему усмотрению и их отсутствию в Общей гостиной никто не удивится. А большинство опасных животных активизируются только после заката солнца – и то далеко не сразу. К тому же водятся они только в глубине леса, а туда никто заходить не собирается. В общем, Блейз с неохотой, но согласилась.
Выбраться из замка оказалось на удивление просто – никто даже не задал вопрос, куда они идут. Хотя, с другой стороны, в ситуации не было ничего необычного – трое первокурсников идут по своим делам. Ну что тут такого? Видимо, так рассуждали до поры до времени все встречные. Но после того, как друзья дошли до теплиц, положение изменилось – дальше в сторону леса мало кто заходил, и они неизбежно привлекли бы к себе внимание… если бы не мантия-невидимка Блэка. В итоге Драко, Альтаир и Блейз благополучно добрались до опушки, никем не замеченные. Зайдя немножко в лес – чтобы их прикрывали деревья – они сняли мантию и дальше пошли уже совершенно спокойно.
Альтаир шагал чуть впереди. Он обожал леса, вокруг поместий Блэков их было очень много, и родители любили там гулять вместе с ним. Особенно ему нравилось в лесу летом, когда зелёная сень надёжно укрывала его от жары и излишне яркого полуденного света. За Альтаиром шла Блейз, замыкал шествие Драко – мальчики решили, что на случай встречи с неприятностями будет лучше укрыть подругу в центре, имея возможность защитить её и от атаки спереди, и от нападения сзади. С одной стороны, безусловно, предосторожность была нелишней, но с другой… в случае столкновения с серьёзным противником они бы всё равно не отбились. Но, по мнению Малфоя и Блэка, на опушке, да ещё и до заката солнца, им вряд ли стоило ждать сколько-нибудь значимой опасности.
В общем-то, они оказались правы – им не встретился никто, кроме нескольких птиц. Зато Блейз очень удачно обнаружила небольшую полянку, где рос бронзокорневый папоротник – ценный ингредиент к определённым зельям. Одновременно с прогулкой им удалось выполнить и ещё одну задачу – тщательно отрисовать план опушки Запретного леса. И это был исключительно важный шаг – теперь все необходимые схемы были завершены. Оставалось только отправить их Ремусу.
Скорее всего, их прогулка осталась бы не только ненаказанной, но даже и незамеченной, если бы не одно обстоятельство – когда они уже собирались выходить из леса, Драко заметил странный для этих мест, да и для текущего времени года, объект – делянку с клубникой. С минуту посоветовавшись, слизеринцы решили, что никого кругом не видно, клубника отменная, а подкрепиться им не мешает. В результате они увлеклись и, только ополовинив делянку, обнаружили, что солнце уже село.
Друзья инстинктивно придвинулись ближе друг к другу, вытаскивая палочки. Ничего вроде бы не изменилось, но дневное светило зашло за горизонт, и всем троим сразу же вспомнились рассказы о тех, кто не спит ночью. Каждый сейчас благодарил Мерлина за то, что они решили не заходить далеко в лес – темнеющее небо ещё виднелось между стволами деревьев в стороне опушки. Лес затих, но никто из них не сомневался – это всего-навсего означает то, что дневные его обитатели отошли ко сну, а вот ночные как раз просыпаются. Тени за кустами всё разрастались, становясь всё более неопределёнными и угрожающими.
- Люм… – начала было произносить Блейз, но так и не договорила – Альтаир мгновенно зажал ей рот ладонью.
- Тихо! Ты что?! Знаешь, как далеко свет в темноте виден? Ты сейчас сюда всех в радиусе мили приманишь.
- Альтаир, Блейз, давайте-ка выходить отсюда, – голос Драко слегка подрагивал, и Альтаир не взялся бы упрекать в этом друга. – Пока ещё не стемнело окончательно.
- Пошли, – кивнул Альтаир. – Только старайтесь не шуметь и смотрите по сторонам на всякий случай.
- А может, под твоей мантией спрячемся? – предложила Блейз.
Блэк покачал головой.
- Она скроет от глаз, но не от носа и ушей. А под ней нам будет тяжело передвигаться по подлеску бесшумно, да и времени это больше займёт.
- Всё верно, – проговорил Драко, понижая голос. – Так что давайте. Всего-то несколько минут, и мы в поле.
Они уже развернулись, когда услышали громкий хруст – кто-то исполинский шагал к ним как раз со стороны опушки, отрезая путь к спасению.
Друзья панически переглянулись – выбор был ужасен. Или пытаться убежать от неизвестного монстра дальше в лес, рискуя напороться на других, причём не факт, что они смогут двигаться быстрее того, кто был здесь дома и явно не мог быть замедлен ветками – в отличие от них… Или же дать бой. Конечно, шансы на благополучный исход тоже, мягко говоря, невелики, но с другой стороны – инициатива будет в их руках, и сражаться они будут полными сил, а не выдохшимися от бега.
- Поттер и Уизел вдвоём одолели тролля, – прошипел Альтаир, обращаясь к Драко. – А мы чем хуже?
- Эта тварь не больше него, – подхватил Малфой, перехватывая поудобнее палочку. В его глазах светилась ярость.
Не сговариваясь, они шагнули вперёд, загораживая Блейз собой. Разом вскинули палочки, целясь в уже различимую огромную тушу.
Махина вдруг остановилась и… начала чем-то чиркать. Сбитые с толку Драко и Альтаир снова переглянулись. Что это ещё за экстравагантное чудовище?
Чирканье завершилось, и в руках неизвестного противника загорелся… фонарь. Самый обычный фонарь, только очень большой. И этот фонарь высветил огромную нечёсаную бороду школьного лесничего.
Слизеринцы опустили палочки и разразились облегчённым смехом. Конечно, на их факультете не слишком-то жаловали Хагрида, но после готовности принять бой с неведомым страшилищем лесник показался им невероятно хорошим вариантом встречи.
- Эвон это кто! – Хагрид приподнял фонарь повыше и вгляделся в первокурсников. – А чтой-то вы тут делаете?
- Мы задержались, – объяснила Блейз. – Гуляли по опушке и задержались. Мы уж думали, на нас чудовище какое идёт, а это ты!
- Опушке? – удивился Хагрид. – Да до неё ярдов двести… – и тут его взгляд упал на делянку.
- Ах вы, паршивцы! Клубнику мою извести задумали?
- Мы были голодны, – ляпнул Альтаир первое, что пришло в голову. – Очень голодны.
- И мы съели не всё, – Драко зачем-то решил прокомментировать то, что и так было видно.
Хагрид что-то недовольно пробурчал, но затем махнул рукой и повернулся.
- Ладно, идёмте, провожу вас до замка. Нечего вам тут по ночам шастать… да и днём тоже нечего.
Они двинулись за ним, временами переходя на бег, чтобы не отстать. Когда деревья расступились и над головами оказалось чистое небо, у всех троих из груди вырвался вздох облегчения. Правда, облегчение оказалось недолгим – когда Хагрид довёл их до ворот замка, там оказалась МакГонагалл – к счастью, рядом стоял Снейп. И хотя выражение его лица тоже не предвещало восторженных похвал, но, по крайней мере, можно было надеяться на понимающий подход.
- Так, – декан Гриффиндора выступила вперёд. – Блэк, Малфой, Забини. Опять на месте не сидится? Не нарушил правила – прожил день зря? Что на этот раз, Хагрид?
- Эээ… да так, профессор, – промямлил лесничий. – Ничего… в смысле, ничего такого. Просто гуляли у леса, задержались до заката… и ещё объели мою клубнику. – В его голосе прорезалась обида.
Брови МакГонагалл поползли вверх.
- Клубнику?
- Ага, – буркнул Хагрид. – Всю убрать не успел, прихожу нынче вечером к остаткам – а эти уже там. Налетели, чисто стервятники.
Драко не удержался и хихикнул. Альтаир тоже ухмыльнулся, для прикрытия глядя себе под ноги. Да что же это такое – уже второй раз их стервятниками называют! Хотя, если вдуматься… звучит не так уж плохо, как кажется на первый взгляд. Называли же себя крёстный, двоюродный дядя и ещё два их друга Мародёрами? Но додумать эту мысль до конца он не успел – Северус вступил в спор с МакГонагалл по поводу наказания. В конечном итоге сошлись на том, что последнее слово при взысканиях остаётся за деканом факультета, на котором учатся нарушители. МакГонагалл, правда, явно не очень-то поверила заверениям Снейпа по поводу того, что наказание будет самым суровым. Впрочем, в это, пожалуй, не верил никто из собравшихся на крыльце, но в конечном итоге правила школы были сейчас действительно на стороне слизеринского декана.
- Идите за мной, – бросил им Снейп и повёл их в сторону подземелий. Шли быстро и молча. Немного не доходя до гостиной, он остановился и повернулся к ним.
- А теперь вы объясните мне, что делали в Запретном лесу. Всё и в подробностях.
Вздохнув, Драко повёл рассказ. Альтаир и Блейз периодически поддакивали ему. Умолчали они только о законченных схемах – это всё-таки был их секрет. Впрочем, эта подробность Снейпа как раз и не интересовала. Выслушав всё до конца, он шагнул вперёд и крепко обнял их. Драко, Альтаир и Блейз были смущены столь неожиданным проявлением чувств всегда спокойного декана, и тут Северус тихо сказал:
- Я беспокоился за вас. Пожалуйста, будьте впредь осторожнее.
Смутившись ещё больше, они поспешно закивали и юркнули в Общую гостиную. Снейп остался стоять на месте, глядя на закрывающийся проход и тихо усмехаясь. Эта молодёжь сведёт его с ума. Вот уж действительно стервятники – не вздумай чего интересное без присмотра оставить. Учуют за милю и непременно сунутся.
- Да, прогулялись же мы, – сказал Альтаир, протягивая озябшие руки к камину. – Пожалуй, в следующий раз надо будет подготовиться получше.
- Вот это мне нравится, – расплылся в улыбке Драко. – Я уж думал, ты следующего раза вообще не захочешь.
- Следующего раза я не больно-то хочу, – вздохнула Блейз. – Но клубника была отменная, этого не отнять…
Глядя на покатившихся со смеху друзей, она шутливо отвесила им по подзатыльнику.
- Стервятники!
- Вот, кстати! – Драко пригладил растрепавшиеся волосы. – У меня идея – а что, если нам так и назваться? Помнишь про Мародёров, Альтаир?
- А то! – Блэк широко ухмыльнулся. – Отличная идея, я и сам на крыльце об этом подумал. У Гриффиндора были Мародёры, а у нас будут – Стервятники!

* * *

Название оказалось удачным и прижилось быстро. Ещё до начала рождественских каникул их компанию так называли уже практически все – и студенты, и преподаватели. Быстрому распространению названия способствовала их деятельность – освободившись от составления карты Хогвартса и активно изучая новые заклинания и зелья, трое друзей постоянно расширяли свой арсенал проказ.
За неделю до конца семестра Драко сварил Веселящее зелье, причём благодаря книгам, найденным Блейз, его удалось слегка модифицировать, отсрочив наступление эффекта. За завтраком Альтаир под мантией-невидимкой подлил хорошую порцию в стакан Уизела, после чего Стервятники, воспользовавшись разницей факультетских расписаний, провели пол-пары под дверями кабинета трансфигурации, с удовольствием слушая, как размеренная лекция МакГонагалл то и дело прерывается взрывами дикого хохота поттеровского оруженосца. В конце концов разозлённая преподавательница, устав делать внушения и не желая больше снимать баллы с собственного факультета (а снять она успела с полсотни), просто наложила на Уизли заклинание немоты. Теперь до конца урока Уизел вместо смеха хрипел, как заправский астматик.
Ещё через пару дней друзья подловили Миссис Норрис перед обедом и предложили ей блюдце с настойкой валерианового корня, за которой Блэк лично посылал своего домовика. Норрис сначала недоверчиво понюхала, потом лизнула… и вошла во вкус. Обед увеселялся сначала истошными кошачьими песнями в холле, а затем помощница завхоза забежала в зал и принялась прыгать по столам. Правда, досталось и Слизерину, но старшекурсники быстро отчистили от брызг с едой и себя, и младшие курсы, одновременно благополучно прогнав Миссис Норрис к другим столам. Никто не решался кинуть в мечущуюся туда-сюда кошку заклинанием, опасаясь промахнуться и попасть в соседа, в результате чего подбил её только Снейп, когда она понеслась к столу преподавателей.
Дни летели быстро и весело, и очень скоро наступил последний день семестра. Хогвартс-Экспресс отходил после обеда, так что почти всё свободное время было потрачено на сборы. В итоге день прошёл почти спокойно, если не считать того, что, уже идя к воротам, Стервятники натолкнулись на Уизела, который в кои-то веки решил пройтись один, без Поттера. К сожалению, слизеринцы спешили, и пришлось ограничиться последней навозной бомбой Альтаира, запущенной тем прямо в веснушчатую физиономию.
До Хогсмидской станции их везли кареты без лошадей. В другое время это очень заинтересовало бы Блэка, но сейчас он думал только о том, что скоро увидит родителей и крёстного. Альтаир очень соскучился по ним и с нетерпением ждал встречи. Впрочем, Драко и Блейз вели себя точно так же – они тоже стремились под родной кров.
На станции их ждал приятный сюрприз – Северус отправлялся в Лондон вместе с ними, намереваясь провести Рождество в Малфой-Маноре. Когда на платформе почти никого не оставалось, к нему подошла МакГонагалл, контролировавшая благополучное отбытие учеников.
- Так значит, твои подопечные проведут каникулы дома, Северус.
- Да, именно так. Ты что-то имеешь против, Минерва?
- Ни в коем случае! – МакГонагалл невольно слегка содрогнулась. – Хогвартсу необходим отдых от твоих Стервятников.
Северус улыбнулся одними уголками губ и неторопливо зашёл в вагон. Каникулы так коротки, а семестр так долог…
Поезд мчался быстро, и к наступлению темноты уже подъезжал к платформе девять и три четверти. Прижавшиеся к окнам Альтаир, Драко и Блейз ощутили себя совершенно счастливыми, увидев своих родителей в первых рядах встречающих. Лязгнули тормоза, с шипением открылись двери, и Альтаир с радостным возгласом спрыгнул навстречу Бартемиусу, со смехом подхватившему на руки сына.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 7. Это время – для веселья.

Глубокий снежный покров укутывал Блэк-Холл, придавая огромному особняку уютный вид. Конечно, для Альтаира родной дом всегда был уютен, и он не мог даже представить себе более привлекательное место, хотя подземелья Хогвартса, пожалуй, могли приблизиться к нему по этому показателю. Но всё же заснеженность добавляла мягкости внешнему виду Родового Гнезда.
Наследник Рода Блэк, оказавшись в своей комнате, первым делом сделал то, что в Хогвартсе ему хотелось сделать пять дней из семи. А именно – отоспался. Всё равно спешить с утра было некуда. И правильно сделал – потому что на следующий день пришлось выдержать разговор с родителями. Точнее, с мамой. Сразу же после завтрака она достала пачку писем и протянула их сыну. Альтаир немного недоумевающе взглянул на неё, но послушно стал читать. И с первых же строк по его лицу начала расползаться улыбка. Это были письма из школы за авторством МакГонагалл.
Крайне интересно было посмотреть на себя со стороны. «Возмутитель спокойствия», ну, так его ещё мама называла… «своего рода банда» – это она про них? Ну и ну. Справедливая, называется. «Банда», ага. А Мародёры были, конечно же, невинными шалунами. Что ещё? Так, «безусловно, блестящий ученик», а вот за эту характеристику спасибо… «не всегда применяет свои таланты в мирных целях». Профессор, не я первый, не я последний, эту традицию ещё моя матушка завела на пару со своим кузеном…
«Прошу уделять больше внимания нравственному воспитанию». Эта фраза оказалась последней каплей. Альтаир расхохотался, едва не выронив письма. На ум сразу пришёл двоюродный дядя, которого он видел только на школьных колдографиях, подаренных ему Ремусом, но, несмотря на это, ощущал к нему сильнейшее расположение. Чем-то ему импонировал Сириус Блэк, чем конкретно – сложно сказать, но этот родственник был Альтаиру весьма по душе. Вот и сейчас в памяти всплыли рассказы крёстного и мамы, сразу же наводящие на мысль, что с «нравственным воспитанием» проблемы в их Роду явно наследственные. Конечно, Сириус ему не по прямой вертикальной линии родственник, но ведь был же у них общий предок! Как же там, на фамильном гобелене… Альтаир любил проводить у него иной раз не один час – было потрясающе интересно воочию видеть историю своего рода, скользить взглядом по ветвям древнейшего родословного древа Магической Британии. Он помнил сведения на гобелене наизусть, и сейчас ему тоже не пришлось напрягаться. Ну конечно же, прадедушка Поллукс – Альтаир помнил древнего патриарха, как сейчас. Он умер всего лишь год назад – и умер счастливым, видя, что древний род не погибнет, как казалось в семьдесят девятом, а расцветёт вновь. А ещё – прапрапрадедушка Финеас Найджеллус, бывший в своё время директором Хогвартса. Тоже к нему восходит происхождение и Сириуса, и его, Альтаира. Можно и дальше припомнить, но это уж слишком дальнее родство получается, малозначимое…
- И что же тебя так развеселило? – голос мамы вырвал его из раздумий. Альтаир виновато улыбнулся и протянул письма обратно, подчеркнув пальцем, смело можно сказать, историческую фразу.
Вопреки его ожиданиям, мама не рассердилась, а, напротив, с некоторым даже смущением поджала губы.
- Ну… – она глянула в поисках поддержки на мужа, но Бартемиус лишь пожал плечами. – Мне тоже такое писали, – призналась она. – Так что это нестрашно, я бы даже сказала, почти нормально для Блэка… Меня смущает не этот глупый совет, а твои проделки.
- Белла, – ласково произнёс Бартемиус, – полно тебе! Ничего, позорящего имя Блэков, в его шалостях нет. Ты же знала, что так и будет.
Беллатриса вздохнула.
- Между прочим, Сириуса за такие шалости с родословного древа выжгли.
- Как раз не за шалости, – возразил Бартемиус. – Это было третьестепенной претензией. Твоего кузена выжгли за регулярное и систематическое отрицание традиций и противоречие политике Рода. Если бы он вёл себя в этом плане прилично и учился на Слизерине, Вальбурга бы и ухом не повела по поводу его забав.
- Ну, в общем… ты прав, – неохотно призналась Беллатриса. – Меня, собственно, смущает то, что наш сын может пойти по его дорожке.
- А с чего вдруг? Разве он на Гриффиндоре? Разве он дружит с грязнокровками? Любовь моя, Альтаир унаследовал от своих предков плюсы Сириуса, но никак не минусы.
- Ну да, «мы не повторим старых ошибок – зато наделаем новых». Ладно, Барти, уговорил. Забудем про эту ерунду, – и Беллатриса швырнула в огонь стопку писем. – Давайте-ка о весёлом. Альтаир, МакГонагалл написала далеко не обо всех твоих похождениях…

* * *

Дни плавно перетекали из одного в другой. Альтаир то поделывал что-нибудь из домашних заданий, то писал письма друзьям, то просто валялся на своей кровати и придумывал новые шутки, которые можно будет сыграть над гриффиндорцами в целом и Уизелом в частности в будущем году. За всеми этими приятными занятиями Рождество подошло почти незаметно.
Альтаир сонно зевнул и приоткрыл глаза. Зелёные шторы были задёрнуты, так что в комнате царил полумрак, однако разглядеть подарки у кровати он никак не мешал. Блэк сладко потянулся и слез с постели, устроившись прямо на полу.
Первый подарок был от отца – великолепный запас всяческих магических приспособлений для шуток. Альтаир восторженно перебирал и рассматривал их не меньше десяти минут. Затем – новая парадная мантия от мамы. Лионский бархат, наложенные чары сохранения комфортной температуры, грязеотталкивания и даже лёгкие щитовые. Прекрасно! От Драко – местоуказатель для метлы со встроенной картой Британии. Ха, уж не намёк ли это на то, чтобы слетать к другу в гости на каникулах? А впрочем, отчего бы и нет – «Нимбус», поди, уже запылился. Хотя, конечно, не в прямом смысле – домовики-то на что? – а вот в переносном… От Блейз – ароматизатор воздуха с набором мелодий для релаксации. Хм, похоже, это особая женская придумка – у бабушки Вальбурги тоже такой имеется. А вот и от неё, кстати – варежки из шерсти гиппогрифа. Бабушка последние пару лет увлеклась вязанием с помощью магии. Так, что у нас тут ещё?
За составлением приятного реестра Альтаир даже не сразу заметил открывающейся двери. Когда же он поднял глаза…
- Ремус!
Оборотень со смехом обнял кинувшегося к нему крестника. Альтаир крепко прижался к, пожалуй, самому родному и близкому после родителей человеку во всём мире.
- Ремус, я так по тебе скучал… – проговорил он, зарывшись носом в тёплый свитер и с радостью признавая в нём собственный рождественский подарок.
- Я тоже, Альтаир, – ласково ответил Люпин, прижимая к себе крестника. – Я тоже…
Это было чистой правдой. Ремус любил Альтаира, как родного сына. Своей собственной семьи ему до сих пор так и не удалось завести, школьных друзей он лишился, и в итоге новой семьёй для него стали Блэки. Люпин прекрасно помнил, как благодаря им он смог вести жизнь практически нормального волшебника, как по просьбе Барти Снейп стал обеспечивать его Аконитовым зельем, позволяющим сохранять разум в полнолуние, как под нажимом Беллы его согласились принять на постоянную работу. Он немногим мог отплатить своим друзьям – разве что сердечным теплом и радушием, да готовностью пойти на всё ради для них. Однако, похоже, другого Блэкам и не надо было. Ремус всегда был желанным гостем в Блэк-Холле, а с некоторых пор он иногда проводил там даже полнолуния – признак небывалого доверия. Разумеется, это было возможно в первую очередь благодаря зелью Снейпа, но и это было прекрасно. В этом случае после полнолуния он всегда имел возможность прийти в себя в наилучших из всех возможных условиях – среди любящих его людей. Для Ремуса это было практически равноценно счастью. Периодически он даже задавался вопросом, заслуживает ли он этого. Вслух он заикнулся на эту тему один-единственный раз – и больше речь об этом не заводил, получив от Барти первый и пока что единственный подзатыльник. Несколько раз Альтаир даже проводил полнолуние вместе с ним – как выяснил после первого же такого случая шокированный Люпин, крестник просто счёл, что лежать одному в комнате всю ночь напролёт и смотреть в окно на полную луну довольно скучно. И в результате, чтобы скрасить ему полнолуние, Альтаир просто зашёл к нему – и просидел в обнимку с волком до самого утра, греясь о серую шерсть и вполне полагаясь на мастерство Северуса в приготовлении зелий. Ни к каким разъяснениям о том риске, которому он себя подвергал, он и не прислушался, достаточно разумно отвечая, что в случае наличия опасности Ремус просто бы не был здесь. Барти и Белла отнеслись к этой истории на удивление спокойно – как выяснилось, они до этого лично удостоверились в действенности зелья, а присутствие рядом человека, к которому оборотень испытывает тёплые чувства, по заверениям Снейпа, только усиливало эффект. После этого такие посиделки стали почти что традицией.
- Счастливого Рождества, Альтаир, – Ремус вынырнул из своих воспоминаний и, улыбаясь, достал из кармана сложенный лист пергамента.
- Спасибо! А что это? – Блэк с интересом взял лист и развернул его. Пергамент оказался пустым.
- То, о чём ты меня просил, – улыбнулся Люпин. – Карта.
Альтаир восторженно вскрикнул и снова обнял крёстного.
- А как она работает?
Ремус мягко высвободился из объятий, подошёл к столу, развернул на нём пергамент и произнёс, коснувшись его волшебной палочкой:
- Торжественно клянусь, что замышляю пакость, только пакость и ничего, кроме пакости.
С хитрой улыбкой глядя на смеющегося Альтаира, он пояснил:
- Это я из твоего письма взял. Помнишь, там, где ты описывал, как с друзьями подлил гриффиндорцам зелье метеоризма и что у вас из этого вышло?
Всё ещё смеясь, Альтаир кивнул, тоже приблизился к столу и в восхищении посмотрел на карту. Заголовок гласил: «Карта Стервятников». Здесь был весь Хогвартс вкупе с окрестностями – теплицы, луга, озеро, вплоть до самого Запретного леса. Как и на предшественнице, о которой Альтаир столько слышал, здесь движущиеся подписанные точки обозначали всех людей, находившихся в замке. Вот Дамблдор о чём-то разговаривает с МакГонагалл у себя в кабинете, вот Хагрид сидит в своей хижине, вот Поттер и Уизли – целых четверо зараз – в гриффиндорской спальне первого курса для мальчиков.
- Потрясающе… Это бесподобно.
- Ну, а убирается карта так, – и Люпин снова коснулся пергамента палочкой. – Пакость удалась! Это, помнится, вообще твоя фирменная фраза…
Линии на карте стремительно стали блекнуть, и через несколько секунд перед ними снова лежал чистый лист пергамента.
- Ещё я зачаровал её от случайной потери, от сгорания, разрыва и намокания, – закончил Люпин, весьма довольный своей работой. – Ну как, по душе подарок?
Глаза Альтаира подозрительно блестели.
- Ремус, ты лучший крёстный в мире!
Оборотень счастливо вздохнул, снова отвечая на крепкие объятия Альтаира. Пожалуй, ради этих искренних слов он хоть снова, как когда-то, лично бы весь Хогвартс излазил.

* * *

Каникулы промелькнули на удивление стремительно – возможно, потому, что они были совершенно счастливыми, счастливыми настолько, что бег времени просто не замечался. Альтаир гостил в Малфой-Маноре и сам принимал Драко и Блейз в Блэк-Холле, часами носился вместе с ними на мётлах над заснеженными полями и лесами загородных поместий, и от души пировал по вечерам, устроившись по семейной привычке рядом с камином.
Но, увы, две недели пролетают быстро, и вскоре Альтаир со своими друзьями уже садился на Хогвартс-Экспресс. Было жаль снова покидать родной дом, но Хогвартс тоже манил к себе, а летние каникулы были неизбежны, как «превосходно» по трансфигурации. Это и помогло быстрее утешиться. На станции их встретил Северус и вместе с ними доехал до замка, как, впрочем, и остальные деканы – все они встречали учеников своих факультетов.
На следующий день вновь начались уроки. Почти сразу появилась важная новость – скоро матч Гриффиндор-Пуффендуй. В случае победы Гриффиндора впервые за семь лет появилась бы реальная угроза гегемонии Слизерина в борьбе за Кубок школы. И это было крайне тревожно. Альтаир, Драко и Блейз только что локти себе не кусали от пренеприятнейшего осознания того, что они ничем в данном случае не могут помочь своему факультету. И это провоцировало их на более серьёзные выходки, чем обычно.
Незадолго перед матчем они стояли у библиотеки и в очередной раз обсуждали шансы Пуффендуя на победу. Расклад выходил малоутешительным. Снейп сказал им, что главным судьёй будет он, но одного этого явно было мало. Альтаир уткнулся лбом в прохладное стекло и угрюмо смотрел на заснеженный двор.
- Смотрите-ка, – голос Драко выдернул его из тягостных дум, – гриффиндорский придурок Долгопупс из библиотеки тащится. Всё пытается оживить свои мозги.
Альтаир развернулся, радуясь возможности хоть немного развеяться.
- Возможно, он избрал неправильный подход к делу, – предположил он.
- Что ты имеешь в виду? – Драко поднял бровь.
- Для хорошей работы ума требуется приток свежего воздуха к голове, а бедняга Долгопупс совершенно пренебрегает физическими упражнениями.
- Может, поможем ему? – хмыкнул Драко, доставая палочку. – Эй, Долгопупс!
Гриффиндорец обернулся.
- Локомотор Мортис!
Ноги Долгопупса склеились вместе, и он зашатался, пытаясь удержать равновесие.
- Хм, неплохо. Даже очень. Ничего личного, Долгопупс, надо же мне на ком-то тренироваться? Домовики, знаешь ли, надоели…
Альтаир захохотал. Долгопупс растерянно закрутил головой, но, кроме него и троих слизеринцев, в коридоре никого не было. Гриффиндорец уныло попрыгал в сторону своей башни. Стервятники поспешили тоже уйти – на случай появления кого-нибудь из учителей, но это не помешало Драко и Альтаиру смеяться до самых подземелий. Блейз неодобрительно посматривала на них.
- А вам не кажется, что это не слишком гуманно?
- Мерлин, Блейз, да что тут такого? Его свои живо расколдуют.
- А до тех пор мозги так славно проветрятся…
Событие было, в сущности, пустяковым, но имело в итоге важные последствия. Гриффиндорцы наконец-то решили, что они достаточно насиделись в обороне. Когда через несколько дней Стервятники ранним утром направились к Большому залу, чтобы снова устроить «подливку», Альтаир решил проверить по карте, нет ли поблизости нежелательных лиц. Каково же было удивление всех троих, когда возле стола Слизерина обнаружилась точка с надписью «Рональд Уизли».
- Что этот гад там делает?! – возмущённо воскликнул Драко.
- Думаю, то же, что собрались делать мы у их стола, – предположила Блейз.
- В таком случае нам повезло, – заметил Альтаир. – Давайте посмотрим, чем именно он там занимается.
Прокравшись к самым дверям, они укрылись под мантией-невидимкой и приоткрыли их. Уизли вскинулся, заметив краем глаза открывающуюся дверь, но, не увидев ничего подозрительного, вернулся к своему занятию – добавлению на тарелки какого-то зелья, видимо, списав всё на сквозняк. Покончив с этим через несколько минут, он огляделся, прислушался и тихо двинулся к выходу. Едва за гриффиндорцем закрылась дверь, как Драко вылез из-под мантии и решительно приблизился к факультетскому столу.
- Ну и что он накапал? – спросила Блейз, вместе с Альтаиром тоже сбросившая защитную накидку.
- Насколько я понимаю, – пробормотал Драко, внимательно смотревший на тарелку, – Уизел задумал сварить Рвотное зелье.
- Задумал?
- Тем, что у него получилось, можно и отравиться, – Малфой сердито воззрился на зеленоватые капли. – Идиот! У него хоть какие-то мозги есть?!
- Что делать будем? – вопросительно склонил голову Альтаир. Драко присел на лавку и сосредоточенно потёр лоб. Прошла пара минут.
- Знаю. Уизел перебрал с горчичным корнем. Но если смешать то, что получилось у него, с нашим зельем, то избыток корня должен будет нейтрализоваться соком ягод терновника.
- И что получится?
- Сложно сказать точно, но не яд. За это ручаюсь.
- Тогда всё просто, – пожал плечами Блэк. – Добавь наш сюрприз к тому, что наложил Уизел, и просто поменяем на столах тарелки.
За завтраком у многих гриффиндорцев внезапно посинели языки, но дело тем и ограничилось – больше ничего не последовало. Правда, половина факультета весь день при разговоре начинала напоминать чау-чау. Уизел сидел с удивительно злобным выражением лица – даром что ему-то как раз повезло и зелья не досталось.
Наступил день матча. Драко и Блейз собрались болеть за Пуффендуй, Альтаир же решил воздержаться. Ему бы и в голову не пришло болеть за исконных противников, но пуффендуйцы вообще не вызывали у него ничего, кроме чувства брезгливости. Гриффиндорцев можно было хотя бы уважать как достойных врагов, а «барсуки» не тянули даже на это звание.
Друзья немного опоздали, и игра началась как раз тогда, когда они пробирались по гриффиндорской трибуне. Дальше идти не было особого смысла, тем более что судьба преподнесла им замечательный подарок. Прямо перед ними торчал Уизли с Долгопупсом, а рядом сидела Грейнджер. Упускать такой шанс было бы безумием. Драко наклонился вперёд и отвесил лёгкий подзатыльник рыжему неандертальцу.
- Ой, извини, Уизел, я тебя не заметил.
Гриффиндорец яростно засопел.
- Правильно, – покивал Альтаир, – дыхательная гимнастика очень полезна для здоровья. Ну-ка, давай: вдох глубокий, руки шире…
- Рон, не обращай на них внимания, – устало вздохнула Грейнджер, придерживая за руку приятеля. Тот неохотно отвернулся, но его спина осталась напряжённой. Драко подмигнул другу и посмотрел в небо.
- Как думаешь, – громко произнёс он, – долго Поттер продержится на метле на этот раз?
- Смотря что понимать под «долго», – Альтаир тоже не понизил голоса. – Думаю, если повезёт, он даже очень долго продержится – целых полторы минуты.
- Ты ему льстишь. Минута, не больше. Кто-нибудь хочет поспорить? Может, ты, Уизли? Ой, я и забыл – спорить-то тебе не на что…
На поле Снейп оштрафовал Гриффиндор за то, что один из близнецов Уизли чуть было не сшиб судью бладжером. Напрягшиеся было Стервятники расслабились и заулыбались друг другу. Хотелось повеселиться ещё.
- Альтаир, я понял, по какому критерию в Гриффиндоре выбирают в команду по квиддичу.
- И по какому же?
- Жалость, – хихикнул Драко. – Сам посмотри. Взять, к примеру, Поттера – он сирота, – при этих словах Альтаир слегка поморщился. Издёвки издёвками, но это, пожалуй, чересчур. Драко понял выражение лица друга и двинулся дальше: – Взять близнецов Уизли – они абсолютно нищие. Так что странно, что они не предоставили место тебе, Долгопупс – ведь у тебя начисто отсутствуют мозги.
Долгопупс повернулся к ним с таким видом, что было ясно – он сейчас хочет оказаться как можно дальше отсюда.
- Я стою десятка таких, как ты, понял? – пролепетал он. Блэк хмыкнул.
- Эту фразу тебе Грейнджер подсказала? – осведомился он.
- Н-нет, – пробормотал Долгопупс. – Гарри. А как ты догадался?
- А сам бы ты ни за что до десяти не сосчитал, – ответил Альтаир. Драко согнулся пополам от смеха.
- Это точно, Долгопупс, – выдавил, наконец, он из себя. – Знаешь, если бы мозги были из золота, ты бы всё равно был беднее Уизли, а это показатель…
- Даже диагноз, – поправил его Альтаир.
- Я предупреждаю вас, – взревел Уизли, снова оборачиваясь к ним, – Ещё одно слово…
- Рон! – вдруг воскликнула Грейнджер. – Смотри на Гарри!
Все – и гриффиндорцы, и слизеринцы – обернулись на поле, где Поттер внезапно вошёл в крутое пике.
- Уи-и-изел, радуйся, – протянул Драко. – Поттер нашёл монетку.
Гриффиндорец вскочил со скамьи и кинулся на него. От неожиданности Драко пропустил удар и свалился в проход, Уизли немедленно придавил его к полу. Альтаир размахнулся, целя ботинком в плечо, но тут, вдвойне неожиданно, в драку вступил Долгопупс, оттолкнувший его в сторону. Разъярённый Блэк занёс кулак, делая вид, что хочет ударить в лицо. Долгопупс поднял обе руки, чтобы защититься, и Альтаир тут же двинул левой в живот. Гриффиндорец схватился за пострадавшее место и оставил без прикрытия уже голову. Блэку оставалось только с размаху припечатать по ней локтем. Переступив через рухнувшего Долгопупса, он шагнул к Уизли, но, к счастью, здесь тоже не дремали – Блейз отвесила гриффиндорцу хорошего пинка, и тот повернулся к ней, дав Драко возможность высвободить левую руку и расквасить противнику нос.
Альтаир уже собирался добавить от себя, но тут трибуны взорвались восторженными и не очень криками. Подняв голосу, слизеринец увидел Поттера, выходящего из пике со снитчем в руке. Грейнджер радостно закричала, подпрыгивая на сиденье, после чего бросилась обнимать свою соседку. На мгновение у Блэка возникла мысль отравить ей торжество, но он тут же одёрнул себя – аристократы в спину женщин не бьют. Вместо этого он достал палочку и прицелился в ноги Уизела.
- Локомотор Мортис! Попрыгай-ка и ты…

* * *

Несмотря на победу в этой маленькой стычке, общее настроение этим вечером было подавленным. Гриффиндорцы снова победили, и теперь лидировали в борьбе за Кубок школы. В Общей гостиной Слизерина ощущалась настороженность и лёгкая тревога, а на излюбленном диване Стервятников – и вовсе уныние.
- Надо что-то делать, – в который раз проговорил Драко, осторожно касаясь пальцами скулы. Зелье, данное ему Снейпом, быстро убрало «фонарь» под глазом, но поражённое место всё ещё ныло.
- А что? – Блейз печально смотрела в огонь. – Мы ведь не можем снять у гриффов баллы. И даже Северус тут не помощник – МакГонагалл набавит своим вдвое больше, чем отнимет он.
- Хорошо бы они подставились – по-крупному подставились, – вздохнул Альтаир. – так, чтобы даже наша ненаглядная МакКиска ничего поделать не могла.
- Ну, гриффиндорцы всё же не совсем дураки, – фыркнул Драко. Помолчал немного и добавил: – А жаль…
- Будем надеяться на удачу, – развёл руками Альтаир. – Больше нам ничего не остаётся.
- Может, мы сможем отыграться на экзаменах, – предположила Блейз, беря со столика апельсин.
- Не уверен, что так мы сможем что-то решительно изменить, – ответил Малфой, устало прикрывая глаза. – Хотя экзамен по рукоприкладству мы, похоже, сдали успешно. Ты где так драться научился, Альтаир? Сам я не смог увидеть, но Блейз мне всё описала. Классно ты его разделал.
- Повезло, – отмахнулся Блэк. – Я читать люблю, у нас в домашней библиотеке много приключенческих романов есть, а там иной раз всё с такими подробностями описано, что приходиться читать тайком – папа бы точно не разрешил, если б знал. А когда читаешь, ты же себе всё это представляешь, – вот я и решил попробовать, как там было написано. Долгопупс, похоже, просто вообще ничего не читал, иначе бы ещё неизвестно, кто кого одолел бы. Я же всё-таки волшебник, не маггл какой-нибудь, чтобы кулаками махать. Да и сегодня пришлось их в ход пустить только потому, что на заклятие не было ни места, ни времени.
- Долгопупса в больничное крыло отвели, – хихикнул Драко, – будет знать, как с тобой связываться. Жаль, Уизел разбитым носом отделался.
- Эх, – мечтательно протянул Альтаир, – вот бы на экзамене по трансфигурации превратить его голову в ночной горшок, а потом сказать, что так и было…
- Не выйдет, – покачал головой Драко. – Трансфигурацию и чары сдают по одному.
До экзаменов оставалось не так уж много – около двух с половиной месяцев. Собственно, этого было более чем достаточно, чтобы расслабиться, но, увы, даже на пасхальных каникулах отдых оставался лишь мечтой. Преподаватели завалили их домашними заданиями с головой. Драко и Блейз помогали Альтаиру с зельеварением, а он им – с трансфигурацией. С чарами справлялись единым фронтом. На развлечения почти не оставалось сил и времени, но Стервятники всё равно находили себе отдушины. Альтаир придумал конспектировать лекции Квиррелла на слух, вместе со всеми заиканиями, в результате чего подготовка к защите от Тёмных Искусств превратилась в чтение юмористических рассказов. Драко достал профессора Стебль вопросами, как правильно выращивать североевропейскую коноплю в комнатных условиях. Блейз перед чарами прикрепила под стол Флитвика «звуковую мину», после чего приводила её в действие волшебной палочкой, не вставая со своего места. Стоило бедному профессору отвернуться к доске, как за его спиной раздавался резкий демонический хохот, да такой, что только стёкла не тряслись. В первый раз от неожиданности Флитвик даже свалился со стула, но и потом всё равно не смог определить источник звука до самого конца урока.
Но усталость всё равно брала своё. Теперь поздними вечерами друзья уже не бродили по замку, а отдыхали в своих спальнях. Альтаир часто писал письма крёстному – подбадривающие тёплые ответы Ремуса было приятно читать и перечитывать, тем более что он всегда мог ответить на любой сложный вопрос из школьной программы, а чтобы повеселить своего крестника, то и дело подробно расписывал разные весёлые истории из своих школьных времён.
Постепенно Стервятники привыкли даже и к такой жизни, и всё так бы и шло своим чередом, если бы не одно происшествие, случившееся совершенно неожиданно. Одним весенним утром, выходя из Большого зала после завтрака, Драко проходил недалеко от Поттера, Уизли и Грейнджер, и услышал, как гриффиндорская всезнайка втолковывает своим приятелям:
- Нам нельзя пропускать занятия, у нас могут быть проблемы, а когда кто-нибудь узнает про Хагрида, вообще такое начнётся… И если мы ещё там рядом окажемся, тогда всё…
Драко мгновенно притормозил, рассчитывая услышать больше, но заметивший его Поттер немедленно зашипел своим:
- Заткнитесь!
Чем окончательно убедил Драко, что затевается что-то интересное. Догнав Альтаира и Блейз, он всё им рассказал.
- Хм, – задумчиво потёр лоб Альтаир, – значит, так. Они хотят пропускать занятия – и это сейчас, с нынешней нагрузкой. Хагрид чем-то занимается или что-то натворил, что может вызвать громкий скандал в случае огласки. Особо громкий, если эти трое окажутся тоже замешаны. Итог?
- Они помогают ему в чём-то противозаконном, – ответил Малфой.
- Не знаю, насколько противозаконном, но радикально нарушающем школьные правила точно. Даже завидно. Давайте узнаем, что они там делают?
- Тем более, если мы сможем застукать их и сдать Северусу, то, пожалуй, положение с баллами удастся выправить, – предвкушающе потёр руки Драко.
На том и порешили. Альтаир пристально отслеживал все перемещения гриффиндорского трио с помощью своей карты. Ждать пришлось недолго – сразу же после первого занятия те быстро двинулись к хижине лесничего. Альтаир решил рискнуть и разок прогулять урок Флитвика, попросив друзей сказать, что он плохо себя почувствовал и отправился в больничное крыло. Выскользнув из замка под мантией-невидимкой, он добежал до Хагридовского сарая как раз вовремя, чтобы увидеть новорождённого дракончика, сидевшего на столе в окружении всех четверых заговорщиков – про себя Блэк обозначил их именно так.
- Ну разве не красавчик? – с восторженно-глупым видом прогудел лесничий и попытался погладить зверёныша, в результате чуть было не оставшись без пальца.
- Вот умный малыш! Сразу узнал свою мамочку!
Альтаир поперхнулся от смеха и сразу же об этом пожалел – Хагрид встревоженно поднял голову и быстро подошёл к окну. Стервятник присел и прижался к стене, благодаря небо за то, что так и не снял отцовскую мантию.
- Кто здесь? – Хагрид высунулся в окно прямо над ним и покрутил головой туда-сюда.
- Что там такое, Хагрид? – донёсся из хижины голос Поттера.
- Да вот, вроде кто кашлянул за окном… – недоумевающе протянул лесничий, озираясь вокруг. Альтаир решил, что пора отвести подозрения от этого места – а вдруг он решит рукой на всякий случай пошарить? Опустив руку, он нащупал у себя под ногами палку, дождался, когда Хагрид повернётся в другую сторону, и что есть силы метнул её за угол хижины кручёным броском. Лесничий дёрнулся и уставился туда же.
- Беда, – он убрал голову. – Наверно, кто-то в окно заглянул и уже убежал, а я, как назло, занавески неплотно задвинул…
«Это ты называешь занавесками? Да в моём доме домовики постеснялись бы подобное в качестве половой тряпки использовать. Впрочем, мне действительно пора. Драко и Блейз будут счастливы, узнав про твоё приобретение».

* * *

- Он завёл у себя дракона? – зелёные глаза Блейз неверяще уставились на него. – Не иначе как спятил.
- Было бы с чего пятить, – нетерпеливо отмахнулся Драко. – Это же просто замечательно. Теперь они в наших руках! Говорим крёстному?
- А смысл? – возразил Блэк. – Выгонят Хагрида, а Гриффиндор баллы не потеряет. На месте преступления-то Поттер с дружками не застигнуты.
- Так что же, ждём, когда все снова там соберутся? Но, пока мы до Северуса добираться будем, гриффиндорцы, скорей всего, успеют разбежаться. Не будем же мы вместе с ним под твоей мантией у этой пародии на дом сидеть?
- Так, может быть, просто подождём? – предложила Блейз. – Не будет же Хагрид вечность держать его у себя – ему скоро места не хватит. Я читала, что драконы быстро растут. Значит, они будут его перепрятывать, дело это долгое, мы хоть весь Хогвартс созвать успеем…
Драко и Альтаир переглянулись.
- Да, похоже, это лучший вариант, – признал Малфой.
Всю следующую неделю Стервятники развлекались тем, что при каждой встрече многозначительно улыбались Поттеру, Уизли и Грейнджер. Те сразу начинали тревожно переглядываться, а Альтаир, Драко и Блейз, едва отходя на достаточное расстояние, дружно смеялись до упаду. Карта показывала, что большую часть свободного времени трио проводит у Хагрида, так что, похоже, дракон по-прежнему никуда не делся. Тем более, что и самого лесничего стало не видать – видимо, он вообще безвылазно сидел со своим любимцем.
В следующий четверг гриффиндорцы преподнесли им ещё один сюрприз – Уизли за завтраком сидел, скособочась, и одна рука у него явно была опухшей.
- Похоже, дракон его слегка поджарил, – прищурился Драко. – Интересно, пойдёт он или нет к мадам Помфри?
- А ты думаешь, так и будет гулять вот с эдакой рукой? – удивилась Блейз. – Ведь наверняка слухи пойдут.
- Но Помфри вмиг поймёт, что с ним случилось.
- Может и не понять, – возразил Альтаир. – Вряд ли в её практике часто встречаются ожоги драконьим пламенем. Сошлётся Уизел на неожиданно вскипевшее зелье, вот и всё.
По-видимому, так оно и вышло, потому что в обед рыжего гриффиндорца вообще не было видно, а на карте он обнаружился в больничном крыле.
- Нанесу-ка я ему дружественный визит, – хмыкнул Драко, выходя из Большого зала.
- Я с тобой, – немедленно вызвался Альтаир.
- Не стоит, – покачала головой Блейз. – Увидев вас обоих сразу, Уизли мгновенно завизжит, и вас выставят. Иди один, Драко, потом нам всё расскажешь.
Малфой ворвался в гостиную спустя полчаса, держа в руках какую-то книжку.
- Вы не поверите!
- Что такое?
- Смотрите, – Драко, запыхавшись, сунул Блейз листок пергамента. – Это лежало у Уизли вот в этой книге – мне пришлось сказать мадам Помфри, что я одолжил ему её, чтобы мне позволили войти. М-да, похоже, у меня уже есть определённая репутация… Кстати, у Уизела не ожог, а укус, рука – как три моих и вся зелёная. Грязноватые зубки у Хагридова питомца. Целительнице он сказал – ну, Уизли, конечно, а не дракон, – что это его Клык укусил, собака Хагрида. Я ему понамекал, что могу и сказать, кто его на самом деле тяпнул. По-настоящему, конечно, не сказал – рано ещё. Но, уходя, я прихватил книжку, чтобы всё выглядело правдоподобно, ради интереса глянул, а там это письмо!
- Астрономическая башня, суббота, полночь, – пробормотал Блэк, сосредоточенно глядя в текст. – Великолепно.
- Несём письмо Северусу? – осведомилась Блейз.
- И немедленно, – ухмыльнулся Драко.
- Погодите, – поднял голову Альтаир. – Уизел-то тоже знает, что письмо теперь у нас и нам всё известно. Он может переменить место или время.
- Думаешь? – Блейз снова перечитала письмо. – Да нет, вряд ли. Осталось-то всего двое суток. Ты представляешь, сколько лёту сове до Румынии и обратно?
- Но даже если так, всё равно – они знают, что мы знаем.
- И что они могут сделать? – пренебрежительно пожал плечами Малфой. Блэк задумался.
- Если бы я был на их месте, – медленно проговорил он, – я бы явился с повинной к МакГонагалл и попросил помочь избавить Хогвартс от возможных неприятностей с последствиями необдуманного поступка Хагрида – примерно с такой формулировкой… Мол, глядите, как удобно, мы сами проблему решили, сами всё сделаем, вы нам только разрешеньице выпишите на Астрономическую башню залезть во внеурочное время. И всё. Но мне почему-то кажется, что так просто всё не обойдётся.
- Ты мыслишь, как слизеринец, – заметила Блейз. – Не забывай, что они – гриффиндорцы и не привыкли искать лёгких путей.
- Ну, а если бы я был гриффиндорцем, то, наверное, попросил бы кого-нибудь из своих друзей – к примеру, близнецов Уизли – постоять в дозоре и отвлечь Снейпа, когда он явится, скажем… ну, скажем, прямым попаданием навозной бомбы.
- Очень вероятно, – задумчиво склонил голову набок Драко. – Тогда давайте пошлём туда не Снейпа, а МакГонагалл.
- Если она разом поймает там хотя бы обоих близнецов, копилка Гриффиндора изрядно полегчает, – усмехнулся Альтаир. – А уж если всех пятерых…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 8. Две победы.

Начало операции было назначено на полдень субботы. После обеда Стервятники не покинули Большой зал, а остановились недалеко от выхода, для вида негромко совещаясь друг с другом. Слизеринцы, проходящие мимо, бросали на них одобрительные взгляды, ученики других факультетов, особенно гриффиндорцы – настороженные.
Впрочем, разговор действительно вертелся вокруг очередной затеянной авантюры. Обсуждались возможные варианты конкретных действий Золотого трио – это ироничное название пошло гулять по Слизерину с лёгкой руки Драко.
- А может, попробовать поймать Поттера с его дружками самим? Они будут с драконом, он, пусть и молодой, но тяжёлый, перехватить их будет легко.
- Тогда, скорей всего, перехватят и нас. Филч спит и видит, как мы ему попадаемся. Того концентрированного слабительного в своём чае он нам так и не простил – целый день охотиться на учеников не смог! И вряд ли найдётся в Хогвартсе хоть одна живая душа, которая поверит в то, что мы оказались посреди ночи не в кроватях исключительно с одной-единственной благородной целью – пресечь нарушение школьных правил. Скорее уж сочтут, что и дракона мы Хагриду подсунули.
- Внимание, – вмешалась Блейз, – МакГонагалл идёт.
Преподавательница трансфигурации, закончив с едой, встала из-за стола и, как и все, направилась к выходу из зала. Драко вынул письмо и вместе с Альтаиром повернулся к МакГонагалл спиной, оставив наблюдение на Блейз. Вот она еле заметно кивнула – пора!
- До чего же гриффиндорцы рассеянные, – громко сказал Драко, вертя в руках письмо. – «Секрет, секрет, профессора узнают – нам не поздоровится», а сами где попало оставляют.
- Давай посмотрим, что там, – в тон ему ответил Альтаир. – Всё равно распечатано.
- Мистер Блэк, мистер Малфой! – МакГонагалл, как и предполагалось, всё услышала. – Немедленно отдайте мне это письмо.
Малфой с недовольным видом протянул ей исписанный лист. Стервятники безмолвно ликовали, тщательно маскируя свои чувства под угрюмыми выражениями лиц. Оказавшись без нежелательных свидетелей, они немедленно расхохотались, в порыве чувств хлопая друг друга по плечам и спинам.
- Есть!
- Получилось!
- Что теперь будем делать? – поинтересовалась Блейз.
- А нам и делать-то почти ничего не придётся, – беззаботно ответил Блэк. – Просто пронаблюдаем за всем из нашей спальни по карте.
- Блеск! Самая комфортная проделка из всех, что мы осуществляли, – ухмыльнулся Малфой.
Вечером, отправив Крэбба и Гойла вниз с пакетом сладостей для утешения, – Стервятники решили, что об их карте и мантии-невидимке Блэка не должен знать никто, кроме тех, кто непосредственно их использует, – друзья удобно уселись в кружок на кровати Альтаира, закрывшись балдахином и следя за передвижениями точек на карте. Уизли, как выяснилось, так и не покинул больничного крыла, что изрядно разочаровало слизеринцев – меньше будет пойманных МакКиской. Зато Поттер и Грейнджер торчали перед холлом первого этажа, в котором носился Пивз, – видимо, не желая, чтобы он их заметил.
Ждать пришлось долго, и пришлось коротать время, разыскивая всех остальных обитателей замка. Дело это, впрочем, оказалось вполне интересным. Наконец, точки «Гарри Поттер» и «Гермиона Грейнджер» сдвинулись со своего места. Гриффиндорцы прошли через холл, вышли во двор замка и благополучно добрались до хижины Хагрида. Проведя там всего пару минут – видимо, дракон был заранее подготовлен к транспортировке, – они двинулись в обратный путь. Начиналось самое интересное.
На этот раз точки двигались в несколько раз медленнее и то и дело останавливались на какое-то время. Видимо, дракончик успел изрядно подрасти. Но так или иначе, а они благополучно дотащились до самого подножья Астрономической башни.
- Глядите, а вот и МакГонагалл, – указала Блейз. – Ох, что сейчас будет…
Драко и Альтаир захихикали.
Однако, к их всеобщему изумлению, гриффиндорцы ухитрились прокрасться в башню в каком-то десятке футов от своего декана, не подававшей ни малейших признаков того, что она кого-то заметила.
- Она что, ослепла и оглохла?! – разъярился Блэк. – Или у них тоже есть мантия-невидимка? Или они в сговоре? Моргауза на Мерлине под Мордредом, это вообще как понимать?!
- Не выражайся, – автоматически заметила Блейз, продолжая пристально следить за картой. – Давай посмотрим, что дальше будет, им же ещё и спускаться надо. Вдруг сейчас им просто повезло и МакГонагалл в другую сторону смотрела.
- Ага, и непрерывно чихала при этом? – ехидно спросил Малфой, но всё же снова вгляделся в движущиеся точки.
Поттер и Грейнджер благополучно залезли на верхнюю площадку, где минут через десять к ним присоединились четверо с незнакомыми именами – наверное, те самые обещанные курьеры. Немного помельтешив, они пропали из виду, а гриффиндорцы начали неторопливо спускаться.
- Глядите, МакГонагалл ушла, – вдруг сказал Драко. – Вместо неё теперь Филч.
- Ну, может, хоть в кои-то веки от старого гриба польза будет, – откликнулся Альтаир. – А МакКиска вон, через пару коридоров оттуда. Ух ты! Долгопупс?!
- Где?
- Вон! Эта пародия на волшебника – в одиночку, вне своей гостиной, среди ночи? С ума сойти. Чего ему там понадобилось?
- Не знаю, но его сейчас поймают, – Блейз вела пальцем по карте. – МакГонагалл по пересекающемуся коридору идёт, сейчас… ещё немного… ну вот! Один есть.
- Ха! – восторженно воскликнул Драко, снова глянувший на Астрономическую башню. – Трое! Филч их всё-таки поймал.
Поттера и Грейнджер завхоз привёл в кабинет МакГонагалл, после чего разыскал её в коридорах и отправился к себе. Декан Гриффиндора тем временем зашла к пойманным, добавив к ним Долгопупса. Нотация, как ни странно, длилась недолго и заняла от силы две минуты, после чего гриффиндорцы потащились в свою башню – судя по скорости передвижения, не в самом лучшем настроении.
- Ну что ж, – подвёл итоги Драко. – Поздравляю всех с удачно проведённой операцией. Пакость удалась!
Карта снова приняла вид простого пергамента.
- Как думаете, сколько она с них сняла? – спросил Альтаир.
- Понятия не имею, – зевнула Блейз. – Какая разница, мальчики, завтра узнаем… А сейчас давайте спать. Второй час ночи уже, в конце концов.

* * *

- Сто пятьдесят?! – поражённо вырвалось у Драко.
Они не могли поверить своим глазам, но это было так. Огромные песочные часы, выставленные в холле, где баллы факультетов отмечались драгоценными камнями – рубинами у Гриффиндора, топазами у Пуффендуя, сапфирами у Когтеврана и изумрудами у Слизерина – не давали ошибиться. На каждых часах показания дублировались цифрами.
- Мы победили, – радостно прошептал Альтаир. – Победили! Слизерин теперь на первом месте!
- Что здесь такое? – поинтересовалась Пенси, подходя к ним.
- Приятная новость, Пенс, – ухмыльнулся Драко, широким жестом указывая на часы. – Взгляни.
Пенси взглянула, да так и застыла с раскрытым ртом.
- Ого! Это что же такое гриффы за ночь натворили?
- Поттер, Грейнджер и Долгопупс гуляли в полночь по замку и попались МакГонагалл, – с удовольствием выложил Альтаир.
- И она за это сто пятьдесят баллов со своего же факультета сняла? – изумилась Пенси. Стервятники переглянулись – это уточнение как-то поначалу прошло мимо их внимания. А ведь МакГонагалл, по сути, за невинную шалость – с драконом-то гриффиндорцы всё же не попались! – собственноручно лишила собственный факультет практически всех шансов на победу, к которой тот достаточно уверенно двигался.
- Видимо, Дамблдор всё же не самый сумасшедший в этой школе, – решил Блэк.
На невезучих контрабандистов было жалко смотреть. Три четверти Хогвартса ругали их чуть ли не в глаза, практически не стесняясь. Особенно доставалось Поттеру, как самому известному среди них. Зато слизеринцы радостно приветствовали его аплодисментами и возгласами:
- Мы твои должники, Поттер! Никогда не забудем твоей щедрости!
Но тот, вместо того чтобы, пользуясь случаем, наладить отношения со Слизерином, почему-то просто сидел тише воды, ниже травы. А Стервятники тем временем по случаю решительной победы следующей же ночью запустили над замком фейерверк, и несколько часов на каменных стенах плясали серебряные, зелёные, пурпурные и сиреневые отсветы.
Радость торжества омрачалась только одним – экзаменами. Они неумолимо надвигались, и подготовке приходилось уделять всё больше времени. Очень помогала взаимопомощь, благодаря которой сильно экономилось время. Да и со стрессом легче было бороться втроём. Однако в единоборство с преподавателем на экзамене каждому из Стервятников всё равно придётся вступать одному, и все это знали.
Начало экзаменов совпало с началом летней жары. Слизеринцам, привыкшим к приятной прохладе своих подземелий, это было особенно неприятно. К тому же большинство экзаменов были письменными. Собственно говоря, письменными они были по всем предметам, просто по трансфигурации, чарам, зельеварению и астрономии вдобавок имелись ещё и практические. Они-то как раз были самыми приятными, – во всяком случае, для Альтаира. Снейп предупредил своих подопечных, что все работы на экзаменах им придётся писать не своими перьями, а выдаваемыми специально для этой цели и заколдованные так, что тот, кто брал в руки такое перо, лишался возможности хитрить. Сообщить, как снять эти чары или преодолеть их действие, Снейп отказался, сообщив, что магические экзамены – не маггловские и предметов, которые абсолютно не пригодятся в жизни и которые можно будет смело забыть, покидая школу, здесь нет. И лучше бы им всем взяться за ум и приналечь как следует.
- А история магии тоже пригодится? – горестно вздохнул Альтаир, выходя из кабинета декана. – Ну кому нужны даты этих гоблинских восстаний, а? Кому? Если что интересное или поучительное когда случилось, так куда приятней об этом в хрониках или романах прочитать…
- Северус сказал, что эти перья блокируют попытки схитрить, – Блейз присела на скамью у стены и начала рыться в своей сумке. – А мне вот интересно: только магические попытки? И что вообще конкретно понимается в данном случае под термином «схитрить»?
- У тебя есть план? – спросил Драко.
- Понимаешь, братишка, всё дело в том, насколько предусмотрительны были создатели этих перьев. Здесь ведь надо очень чёткие границы указывать, чтобы и обычной работе не мешать, и «хитрости» блокировать. И, возможно, есть шансы найти какую-то ошибку в формулировке чар, позволяющую обойти их действие.
Друзья задумались. Внезапно Альтаир хлопнул себя руками по бокам и рассмеялся.
- Да тут же всё элементарно! Значит, когда берёшь в руки это перо, не можешь хитрить? Ну так бросить его на парту, перед тем как шпаргалку доставать – и дело с концом!
- Альтаир, ты гений! – воскликнул Драко.
- Ну ещё бы, – задорно тряхнул густой чёрной гривой его друг. – Я же Блэк.

* * *

К сожалению, всё оказалось не так просто. Нет, идея Альтаира полностью подтвердилась, но на экзамене у той же МакГонагалл было проблематично списать в любом случае. Они, впрочем, и не пытались – пользу трансфигурации понимал каждый. Особых проблем, в общем-то, и не было – времени им дали достаточно, а упорная подготовка принесла свои плоды. С чарами всё было ещё проще – всё же недаром самым сложным предметом испокон веку считалась именно трансфигурация. Альтаир не сомневался, что получит высший балл.
Экзамен по астрономии пролетел почти незаметно. Профессор Синистра весь год не могла нарадоваться на талантливого слизеринского первокурсника, и Альтаир снова не обманул её ожиданий, первым сдав и письменную работу, и практическую часть на Астрономической башне.
Стервятников огорчил тот факт, что экзамен по защите от Тёмных Искусств был исключительно теоретическим. Драко предположил, что Квиррелл просто боится принести в класс кого-то страшнее жабы. Впрочем, потрудиться всё равно пришлось – теоретическое задание было составлено хорошо.
Травология была скучней всего. Слизеринцы и так на ней редко блистали, и Стервятники не стали исключением. Практической части, как и по ЗОТИ, для первого курса не имелось, а расписывать, для чего используются те или иные корешки и какое удобрение лучше применять для тех или иных растений, было невыносимо скучно. Хуже был, как впоследствии выяснилось, только Бинс – но преподавателю-призраку даже свой предмет был малоинтересен. Квирреллу – и тому удавалось время от времени выдавать интересные лекции. Бинс же мог только уныло и монотонно скрипеть. Конечно, можно было учесть его не самое весёлое бытие, но даже среди призраков было немало весёлых ребят. Чего стоил один Толстый Проповедник, пуффендуйское привидение, – а ведь даже Кровавый Барон, когда был в духе, мог отмочить какую-нибудь шуточку. Правда, его шутки в основном относились к чёрному юмору, но всё равно были смешными.
Зельеварение прошло без эксцессов. Драко, как обычно, опередил всех, но и Альтаир с Блейз остались вполне довольны собой. По крайней мере, зелье, отнимающее память, прилично получилось у обоих. Теория прошла не слишком гладко, но результаты были явно выше проходного балла.
Интересней всего была практика по чарам и трансфигурации. В кабинет их вызывали по одному, а после сдачи выводили через другую дверь, так что для ожидавших своей очереди задание оставалось тайной. Альтаир, как обычно, шёл первым благодаря своей фамилии.
- Здравствуйте, мистер Блэк! – радостно поприветствовал его Флитвик. Маленького преподавателя в Хогвартсе любили за его аполитичность – он одинаково радушно относился ко всем ученикам, чем не могли похвастать ни Снейп, ни МакГонагалл. Стебль тоже не участвовала в межфакультетском соперничестве, однако это скорей объяснялось её глубокой увлечённостью своим предметом и реальным осознаванием ситуации, которая была такова, что Пуффендую Кубок светил в последнюю очередь. За весь двадцатый век он доставался ему только один раз – вскоре после выпуска МакГонагалл. Когтеврану же Кубок доставался чуть ли не чаще, чем Гриффиндору, но Флитвик всё равно был рад любым ученикам. Альтаир вежливо поздоровался.
- Итак, начнём. Я уже просмотрел ваши работы, могу сказать, что ваша одна из лучших на курсе. Скажу по секрету, я за неё сто пять баллов вместо ста положенных поставил. Хотя, вынужден сказать, что есть работы и равные, и даже получше.
- Это какие же, сэр? – навострил уши Альтаир.
- Ну, у мистера Малфоя результаты практически такие же. У мистера Бута с моего факультета. Мисс Боунс тоже почти не уступает… Но, скажу вам по секрету, лучше всех сдала мисс Грейнджер. Замечательная девочка.
- Лучше, чем мы с Драко? – уточнил Блэк.
- Да, мистер Блэк, именно так. У неё замечательные способности, редкостные память и внимание.
Альтаир неопределённо хмыкнул. Его изрядно задел тот факт, что какая-то девчонка с Гриффиндора может быть в чарах лучше, чем он.
- Ну что ж, давайте приступим. Пожалуйста, заставьте плясать вот этот ананас на столе.
- Я должен отрастить ему ноги? – уточнил слизеринец.
- Нет-нет, – засмеялся Флитвик. – Это совершенно необязательно, просто заставьте его двигаться так, будто он пляшет.
Это было несложно. Альтаир даже продемонстрировал – насколько это было возможно – ананасом несколько известных ему вальсов, а потом перешёл к танго. Простые пляски показались ему не слишком красивыми. Флитвик не протестовал, а, напротив, с удовольствием наблюдал за процессом.
- Замечательно, мистер Блэк, замечательно! Ваш род всегда отличался талантливостью. Я ещё вашу маму обучал, ваших тёть, ваших двоюродных дядюшек… да, всех помню. Всех. Можете идти. Мистер Гойл, прошу вас!
Альтаир вышел из кабинета, весьма довольный собой. Он предполагал, что этот экзамен будет гораздо сложнее. Впрочем, оставалась ещё МакГонагалл, а от неё поблажки не жди. Она и так неодобрительно относится к слизеринцам, а уж к нему и к его друзьям особенно. Наверняка что-нибудь сложное подсунет.
Практический экзамен по трансфигурации был назначен через день после практики по чарам. В кабинет так же запускали по одному. Альтаир уже привычно для себя первым перешагнул порог. МакГонагалл сидела за своим столом и смотрела на него, слегка поджав губы.
- Заходите, Блэк. Посмотрим, не растеряли ли вы свои таланты на всяких проделках. Вот мышь – не ухмыляйтесь, я знаю, о чём вы подумали, – задание такое: превратить её в табакерку. Если останутся усы, балл автоматически снижается. Чем красивей у вас получится, тем лучше. Приступайте, Блэк.
В процессе выяснилось, что МакГонагал не зря сказала про усы – завершив превращение, результат необходимо было закрепить, чтобы чары продержались достаточно долго. Превращение начиналось с конечностей и хвоста, а заканчивалось как раз усами, и превратить эти мелкие волоски в защёлку на крышечке было непросто – требовались очень точные движения палочкой, ещё больше усложнявшиеся от комплекса закрепляющих фигур, вычерчиваемых в воздухе её концом. Но Альтаир недаром был первым по трансфигурации в своём классе. Через не слишком большой промежуток времени он успешно справился с заданием, получив вычурную китайскую табакерку. Склонив голову набок, он окинул её оценивающим взглядом. Вроде всё в порядке, хоть сейчас трубочный брауншвейгский засыпай. Но, может быть, можно сделать ещё что-нибудь?
«А сейчас мы немножечко похулиганим».
Несколько взмахов палочки, формула изменения очертаний – и вот табакерка уже покоится на ножках в виде не драконьих, а кошачьих лап. Блэк, пряча улыбку, отдал её МакГонагалл. Интересно, что она скажет?
Губы декана Гриффиндора еле заметно дрогнули, когда она взяла в руки итог трудов слизеринца. Казалось, она хотела улыбнуться, но не позволила себе. Вместо этого, отложив табакерку в сторону, МакГонагалл что-то коротко написала на своём пергаменте и посмотрела на Альтаира.
- Очень хорошо, Блэк. Ваши бы способности, да в мирное русло. Но, боюсь, вы похожи на своего родственника, которого я учила двадцать лет назад, не только внешне…
- Вы про моего дядюшку Сириуса? – обаятельно улыбнулся Альтаир, встряхивая гривой так, чтобы несколько прядей упало на глаза, и лукаво глядя из-под них. – Да, профессор, другие тоже это отмечают.
- И почему вы не на Гриффиндоре, – вздохнула МакГонагалл. – Хотя, если вдуматься, мне вашего дядюшки в своё время более чем хватило. Пусть уж лучше с вами Северус разбирается. Ступайте, Блэк.
Самое сложное было позади. Оставалась только история магии, которую все факультеты сдавали вместе, но единственная сложность заключалась в общей скуке этого предмета. Благодаря заранее заготовленным шпаргалкам, местам на задних рядах и хитрости Альтаира Стервятники ответили на все вопросы наилучшим образом.
Выходя на ярко освещённый двор, друзья весело улыбались и шутили. Жизнь была прекрасна, экзамены позади, а через неделю начинались летние каникулы.
- Как же хорошо, – с хрустом потянулся Альтаир, шагая по направлению к озеру. – Наконец-то эта буря пронеслась, и теперь мы можем с новыми силами радоваться жизни. Предлагаю нынче же вечером хорошенько отметить нашу победу.
- Отличная мысль, – одобрительно отозвался Драко. – Как именно?
- Пока не знаю. Давайте посидим у озера вон под тем деревом – там сейчас хорошо в тени. Заодно и подумаем, а то на этой жаре мозги неважно работают.
Стервятники направились к избранному месту. Внезапно из-под дерева выбежали Поттер, Уизли и Грейнджер и со всех ног понеслись в сторону хижины Хагрида.
- Это они нам место освобождают, – усмехнулась Блейз. – Какие вежливые…
Друзья устроились между корней, частично выходивших на поверхность земли и служивших неплохими подлокотниками. Отсюда открывался великолепный вид на озеро. На мелководье близнецы Уизли со своим приятелем Джорданом издевались над неосторожно приблизившимся к берегу гигантским кальмаром, дёргая его за щупальца. Альтаир лениво повернулся набок, аккуратно прицелился, используя толстый корень в качестве сошки, и быстро, чтобы те не успели отследить, откуда был нанесён удар, запустил в них одно за другим три Кандальных проклятия. Гриффиндорцы, громко ругаясь, плюхнулись в воду, и теперь уже гигантский кальмар начал издеваться над ними.
- Жизнь прекрасна, – довольно заявил Драко, наблюдавший за действиями друга. – А очень скоро станет ещё прекрасней.
- Да, – хмыкнул Альтаир, снова укладываясь между корней и, прищурившись, глядя в небо сквозь колыхавшиеся наверху зелёные листья. – Так чем займёмся нынче вечером?
- Напишем родителям о том, какие предположения по поводу оценок. Немного попируем. А ночью отправимся на поиски приключений.
- Блейз, ты здорово соображаешь! Так быстро и чётко всё обрисовала…
- Спасибо, Альтаир. Приятно это слышать.
- Гриффиндорцам будем что устраивать?
- М-м… Да ну их. Успеется, ещё неделя впереди.

* * *

Всё необходимое для пира стащили на кухне, но не хватало одного – того, без чего нормальный пир не обходится. К счастью, экзамены окончились не только у них. Старшекурсники тоже готовили своё празднество. Альтаир, недолго думая, подошёл к Флинту.
- Привет, капитан. У вашего курса лишнего сливочного пива не найдётся?
- Сливочного пива? – хмыкнул здоровенный квиддичист, оглядывая изящную, даже немного хрупкую фигуру первокурсника. – А не рано ли тебе, Блэк?
- Скажи спасибо, что я огневиски не заказал, – фыркнул Стервятник.
- А ты с норовом, – одобрительно кивнул Флинт. – Галлеон за бутылку.
- Держи, мне четыре. Точнее, две нам с Драко и Блейз и по штуке Крэббу и Гойлу.
- Секунду. Эй, Дерек! Тащи сюда четыре бутылки сливочного! Молодёжь к взрослой жизни приобщается.
Довольный Блэк вернулся с добычей к своим друзьям.
- Всё готово.
- Отлично! Где празднуем?
- На Астрономической, – многозначительно усмехнулся Альтаир. – Отпразднуем одну победу на месте другой.
Никто в гостиной не обратил особого внимания на то, как они уходили. А выйдя из подземелий, они спокойно избежали ненужных встреч благодаря своей карте. Забравшись на самый верх, Стервятники устроились с удобством – столик для преподавателя здесь имелся, а стульев было более чем достаточно.
В приятной компании, за богатым столом время текло совершенно незаметно. Тем более, что сейчас солнце заходило поздно. Друзьям никуда не хотелось уходить, и они, даже полностью разобравшись с едой, просто переставили стулья и в приятной тишине наслаждались зрелищем заката. Половина неба была окрашена розовым, алым и бордовым. В Запретном лесу кричала какая-то птица. На востоке горизонт начинал темнеть, и дувший здесь лёгкий ветерок постепенно становился всё холодней.
Вдруг с южной стороны у ворот мелькнула какая-то точка и быстро понеслась к замку. Когда она приблизилась, по длинной, развевавшейся на ветру бороде Стервятники догадались, что это Дамблдор. Директор, видимо, очень спешил, если предпочёл метлу спокойному пешему пути от ворот и к тому же даже не дал себе труда заправить бороду за пояс, чтобы она не трепалась на манер вымпела.
- Как думаете, что это с ним? – лениво прищурился Драко.
- Откуда я знаю, – пробормотал Альтаир, рассеянно следя за тем, как профессор соскакивает с метлы у дверей замка и забегает внутрь. – Может, гулял и у него живот прихватило…
Малфой прыснул со смеху, представив себе Дамблдора, держащегося за живот и колотящего в запертую дверцу кабинки с воплями «Пусти, зараза, не то отчислю».
- А может, – вошёл во вкус Блэк, – он придумал тринадцатый способ применения крови дракона и теперь спешит его записать, пока не поздно. А то ведь старческий маразм – штука суровая.
На этот раз не выдержала Блейз – и уткнулась в плечо своего друга, вздрагивая от беззвучного хохота.
- Ладно, какая в конечном итоге разница. Главное, он нас не заметил. А так – пусть творит со своей МакГонагалл, что хочет. Старичку ведь тоже повеселиться хочется.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 9. Посмотрим, кто у чьих ботфорт в конце концов согнёт свои колени.

На следующее утро Стервятники направлялись на завтрак в отличном настроении. Души пели, и хотелось сделать что-то особенное. Как ни крути, подходил к концу учебный год, заканчивался первый курс, и такое событие хотелось отметить как-то по-особенному. Какой-то грандиозной выходкой. Раздумывая над возможными вариантами, они, не торопясь, зашли в Большой зал, сели на свои обычные места – и только тут заметили, что происходит что-то необычное. Все четыре факультета оживлённо перешёптывались, почти не обращая внимания на преподавателей.
- Кажется, мы что-то пропустили, – Драко осмотрел зал.
- Привет, ребята! – рядом с ними плюхнулась Пенси. Её прямо распирало от желания поведать, видимо, по-настоящему сногсшибательные новости. – Знаете, что произошло?!
- Пока нет, – ответил Альтаир. – Но будем очень признательны, если расскажешь.
- О-о-о, тут такое! В общем, если собрать всё вкратце, то дела обстоят следующим образом: в запретном коридоре на третьем этаже сидел Тёмный Лорд. Да-да, тот самый. Вчера вечером Поттер, Уизли и Грейнджер забрались туда, победили его, разобравшись при этом с парой десятков смертельных ловушек, спасли какой-то жутко важный артефакт, который Дамблдору поручил хранить лично министр магии, и теперь Поттер в больничном крыле и герой. Уизли и Грейнджер герои чуть поменьше, зато здоровые. Вон сидят, – Пенси кивнула в сторону гриффиндорского стола. – Все обсуждают подробности и то, как их награждать будут.
- И ты веришь в эту чушь? – с отвращением спросил Драко. – В то, что Поттер снова победил Лорда? Вот так вот, первокурсник, – взял и победил? Надо думать, он и его дружки просто вчера слишком бурно отметили окончание экзаменов. Странно только, что все поверили их пьяным бредням.
- Я только пересказываю то, что слышала, – слегка обиделась Пенси. – Не веришь – сам по залу походи и послушай. Ещё не то услышишь.
С этими словами она принялась за еду, не обращая больше ни на кого внимания. Стервятники переглянулись.
- Кто-нибудь что-нибудь понимает? – поднял бровь Драко.
- Если честно, нет, – ответил Альтаир.
- Может, действительно попробовать самим разузнать, что там произошло? – предложила Блейз. – Всё равно уроки закончились, свободного времени море.
- Только сначала поедим. – Альтаир поддел на вилку кусок бекона. – Потому что это, похоже, надолго.
В процессе сбора слухов выяснилось, что что-то важное действительно случилось. Все в один голос утверждали, что там, в запретном коридоре, Поттеру пришлось сражаться с Тёмным Лордом или, по крайней мере, с его воплощением – Квирреллом. Услышав такое, друзья поначалу долго смеялись – Квиррелл, конечно, учитель ниже среднего, но именно поэтому представлялось маловероятным, чтобы подобная трусливая курица могла быть воплощением самого грозного тёмного мага столетия. Но, порасспрашивав дальше, слизеринцы узнали, что Волдеморт в облике духа вселился в тело преподавателя защиты и управлял им, словно марионеткой. Это уже казалось похожим на правду, но целостную картину прошедшей ночи всё равно пришлось собирать и отфильтровывать до самого обеда.
- Ну и дела, – хмыкнул Драко, снова устроившись вместе с Альтаиром и Блейз под деревом у озера – это место понравилось всем троим. – Чего только не бывает.
- Да уж, – согласился Блэк, вытягиваясь на траве. – Мы-то думали, что там просто очередное домашнее животное Хагрида, а там вон что было.
- Может, зря мы не стали соваться дальше, выяснив, что там? – Блейз плела венок из полевых цветов. – Хотя после той ноябрьской ночи, помнится, мы быстро убрались к себе в гостиную. Мерлин, как вспомню, так вздрогну. Хорошо, что на нас была твоя мантия-невидимка.
- Да нет, пожалуй, не зря, – Альтаир прикрыл глаза. Проникавшие через листву лучики ласково скользили по его лицу. – Если там действительно было столько ловушек и в конце – это чудовище, то правильно мы сделали, не став подсовывать тому псу снотворное зелье.
- Чудовище? – Драко с любопытством посмотрел на друга. – Ты о Тёмном Лорде?
- Нет, о Дамблдоре, – раздражённо отозвался Блэк, не открывая глаз. – О ком же ещё? Конечно, о Волдеморте.
- Ты так спокойно называешь его по имени…
Альтаир вздохнул.
- Мои родители одно время служили ему, но мало что могут хорошего вспомнить о тех временах. Разве что то, что они стали встречаться, именно находясь на его службе. В остальном же… Я много читал и много слышал о той войне, и не вижу в ней ничего хорошего. Ради очищения магического мира от нечистокровных представителей Волдеморт перебил едва ли не четверть чистокровных. Папа и мама очень рады, что он сгинул. Если бы не этот счастливый факт, я бы сейчас мог быть сиротой, как Поттер. Так что я спокойно называю Волдеморта по имени и дальше намерен называть. Не пристало никому из древнейшего и благороднейшего семейства Блэк бояться какого-то имени, пусть даже имени Тёмного Лорда.
- Ну, мои родители тоже, в общем, ничего против не имеют. Без него, как ни крути, действительно легче жить стало. Спокойней. А от примеси маггловской крови волшебный мир мы и сами сможем очистить невоенным путём.
Все трое помолчали. За этот год они так крепко сдружились, что им даже необязательно было разговаривать, чтобы чувствовать себя хорошо, сидя рядом друг с другом. Теперь им было не только о чём поговорить, но и помолчать вместе.
Наконец Блейз встала и посмотрела в сторону замка.
- Наверное, нам стоит написать домой обо всей этой истории, как думаете?
- Да, верно, – согласился Драко. – Отцу, да и матери тоже, всё это будет интересно.

* * *

Дорогой Ремус!
Сегодня у нас случилось совершенно уникальное происшествие. Но обо всём по порядку.
Историю магии мы с Драко и Блейз сдали, скорее всего, на «превосходно». Полно и в срок ответили на все билеты. И мы даже не хитрили, когда писали – нам выдали специальные перья, чтобы мы не смогли этого делать! Так что приходилось откладывать перо на парту, чтобы достать шпаргалку. Только родителям не говори и Северусу. Хотя родителям, может, и можно… Понимаешь, Северус не одобрил идею шпаргалок. А мы ими и не пользовались, не считая истории! Мы же понимаем, что чем больше здесь выучим, тем легче будет во взрослой жизни. Но история нам ни к чему. Что нам надо, мы и так знаем. Если б хотя бы лекции были поинтереснее… Но под гудение Бинса удаётся не засыпать только Блейз.
Так вот, переходя ко главному. Если верить тому, о чём говорит весь Хогвартс, и разыскать в этих слухах то, что более или менее походит на правду, то нынешней ночью Поттер со своими приятелями победил дух Волдеморта, вселившийся в профессора Квиррелла, и спас ценнейший артефакт профессора Дамблдора. Прости, что пишу так кратко, но это – единственные сведения, за которые я могу хотя бы в какой-то мере поручиться.
Поттер сейчас в больничном крыле, но жить будет и даже в полном комплекте, можешь не волноваться. Сейчас у нас нет уроков, так что делать нам нечего – мы полдня сведения собирали.
Через несколько дней нам объявят результаты экзаменов, и мы поедем домой. Я очень этому рад – снова успел соскучиться по семье дальше некуда. И по тебе тоже, хотя какой смысл об этом отдельно упоминать – ты ведь тоже часть семьи. Поскорей бы переехать в какое-нибудь из летних поместий, там сейчас будет очень хорошо.
Пятого числа у Драко день рождения, он меня уже пригласил. Так что, вполне возможно, сначала погощу у него.
До скорой встречи!
Альтаир.

Альтаир,
Рад узнать, что вы закончили с экзаменами. Полагаю, с непривычки было непросто спокойно их перенести. О конкретных результатах я, наверное, спрошу тебя уже лично, а не письмом. Любопытно будет узнать, что же у тебя выйдет по истории магии. Ты ловко придумал, хвалю. Настоящий слизеринец. Мы с друзьями в своё время пробрались в кабинет профессора и сняли с перьев эти чары, но твой способ намного проще.
Насчёт Поттера, если честно, не очень понял. Откуда у вас там взялся дух Волдеморта? И что это за артефакт, да ещё хранящийся не в кабинете директора? Потому что мне упорно кажется, что эта эпическая битва произошла не там.
Ладно, мы скоро встретимся, и ты мне обо всём расскажешь. Я тоже очень жду встречи. Поздравляю тебя с окончанием учебного года – теперь, я полагаю, ты можешь смело именоваться уже второкурсником Хогвартса?
Желаю приятно провести время в школе до отъезда. Только не переусердствуй.
С пушистым приветом,
Ремус.


* * *

Через три дня состоялся пир по случаю окончания учебного года. В течение этих трёх дней Стервятники даже ничего особенного так и не устроили – то никак не могли выбрать наилучшую прощальную забаву, то тянуло посидеть у озера, а то и просто наконец-то отоспаться после экзаменов. Так что всё, чем они ограничились, это устроили Филчу дополнительную уборку в башне Гриффиндора, разбросав там навозные бомбы, да пару раз послали парализующее заклятие в Уизли, временно таскавшегося без Поттера. Правда, Грейнджер это не слишком нравилось, но никаких ответных действий она не предпринимала, что было единогласно расценено слизеринцами как молчаливое одобрение. В самом деле, рыжий мог надоесть кому угодно.
Соревнование между факультетами, как и ожидалось, выиграл Слизерин. Большой зал был украшен в приятной глазу зелёно-серебряной гамме, что напомнило Альтаиру родной дом – в Блэк-Холле такое цветовое оформление было не редкостью. На стене за преподавательским столом висело огромное зелёное знамя с серебряной змеёй.
Друзья сидели, весело переговариваясь между собой. Победа родного факультета настраивала на благодушный лад, и по такому случаю Стервятники были готовы даже не трогать гриффиндорцев. Вскоре Большой зал на мгновение замер, а потом все разом заговорили – как оказалось, такую реакцию вызвало появление Поттера. Альтаир хмыкнул, с интересом глядя на героя недавних событий. По нему и не скажешь, что с Волдемортом сражался – руки-ноги на месте, ходить может, говорить может. Судя по рассказам родителей, такой благополучный исход встречи с Тёмным Лордом был для его врагов большой редкостью. Поттер быстро прошёл к своим приятелям и уселся рядом с ними, а буквально через несколько секунд в зал вошёл Дамблдор. Разговоры сразу стихли.
- Итак, ещё один год позади! – радостно заулыбался директор. – Но перед тем, как мы начнём наш фантастический пир, я немного побеспокою вас старческим брюзжанием и пустой болтовнёй. Итак, позади остался отличный учебный год! Я надеюсь, ваши головы немного потяжелели по сравнению с тем, какими они были в начале года. Впрочем, впереди у вас всё лето для того, чтобы привести свои головы в порядок и полностью опустошить их до начала следующего семестра.
- Это будьте уверены, – хмыкнул Драко.
- А сейчас, как я понимаю, мы должны определить, кто выиграл соревнование между факультетами.
- Мерлин, да давай уже наш Кубок, и дело с концом, – демонстративно зевнул Альтаир.
- Начнём с конца. Четвёртое место занял факультет Гриффиндор – триста двенадцать баллов. Третье – Пуффендуй, у них триста пятьдесят два балла. На втором месте Когтевран – четыреста двадцать шесть баллов. А на первом Слизерин – четыреста семьдесят два балла.
Слизеринцы разразились восторженными криками и овациями. Драко торжествующе стучал по столу золотым кубком, Блейз счастливо аплодировала, а Альтаир запустил в воздух сноп изумрудных искр.
- Да, да, вы прекрасно потрудились, – закивал Дамблдор. – Однако мы не учли последних событий…
Рука Драко замерла на полпути. Альтаир и Блейз насторожились.
- Итак, – хмыкнув, продолжил Дамблдор. – В связи с тем, что в свете последних событий некоторые ученики заработали некоторое количество баллов… Подождите, подождите… Ага…
- Какого драного боггарта… – побледневшими губами прошептал Драко. – Если это про Поттера с дружками, так за такие победы Министерство магии награждает орденами Мерлина, а не Дамблдор баллами!
- Тихо! – прошипела Блейз.
- Начнём с мистера Рональда Уизли…
Альтаиру повезло, что у него в руке была вилка, а не нож, иначе бы он непременно порезался до кости. Сейчас же от судорожного сжатия пострадал лишь злополучный столовый прибор.
- …за лучшую игру в шахматы в истории Хогвартса я присуждаю факультету Гриффиндор пятьдесят баллов.
Если бы взглядом можно было накладывать Круциатус, Уизли бы точно не поздоровилось. Вилка согнулась ещё сильнее, хотя и так уже торчала между кулаком и столом под прямым углом. Гриффиндорцы вопили, как сумасшедшие.
- Далее, – продолжил Дамблдор, – мисс Гермиона Грейнджер. За умение использовать холодную логику перед лицом пламени я присуждаю факультету Гриффиндор пятьдесят баллов.
- С каких пор гриффиндорцам дают баллы за слизеринские достижения?! – завопил Альтаир. Даже блэковская выдержка давала трещину.
- У них уже второе место, – Блейз закусила губу. – Если он не остановится…
- И наконец, мистер Гарри Поттер.
Весь зал замер.
- За железную выдержку и фантастическую храбрость я присуждаю факультету Гриффиндор шестьдесят баллов.
- Волдеморт, чтоб тебе провалиться, – простонал Альтаир. – Почему ты его не добил?
Директор поднял руку. С нарастающим ужасом Стервятники осознали, что ещё один балл – и заслуженная победа уплывёт из рук их факультета.
- Храбрость бывает разной. – На улыбку Дамблдора было тошно смотреть. – Надо быть достаточно отважным, чтобы противостоять врагу. Но не меньше отваги требуется для того, чтобы противостоять друзьям. И за это я присуждаю десять баллов мистеру Невиллу Долгопупсу.
Альтаир со стоном уронил голову на стол. Он ещё никогда не чувствовал себя так плохо. Драко застыл безмолвной статуей.
- Повеситься бы, да радовать вас неохота, – сумрачно проговорила Блейз, смотря на стол Гриффиндора, напоминавший сейчас обезьянник в зоопарке.
- Таким образом, – Дамблдор пытался перекричать шум, – Таким образом, нам надо сменить декорации.
Хлопок в ладони, и знамя Слизерина на стене становится знаменем Гриффиндора.
- Я убью тебя, Дамблдор! – заорал Драко, с ненавистью глядя на директора. Альтаир остановившимся взглядом смотрел на Снейпа, с вымученной улыбкой безоговорочно капитулирующего пожимавшего руку МакГонагалл.
За столом Слизерина воцарилось уныние. Все думали об одном и том же – какой смысл в течение всего учебного года зарабатывать баллы, если Дамблдор в одну минуту всё равно может отдать победу своим любимчикам? Раз, и сто семьдесят баллов в кармане. Может уж, сразу тогда объявить Поттера министром магии?
Потрясение и уныние окутывали сознание Альтаира, словно густой, промозглый осенний туман. Но длилось это недолго. Как и всякий Блэк, Альтаир обладал норовом дикого лесного кота.
- Это им с рук не сойдёт, – зашипел он сквозь зубы, обращаясь к своим друзьям. – Пусть на этот раз нам придётся уйти с пьедестала, но мы, уходя, громко хлопнем дверью.
- Говори, – коротко произнёс Драко.
- Надо посоветоваться с Северусом. Он всегда нам помогал, может, и сейчас чего-нибудь присоветует. Если нет, сделаем сами, что сможем. У меня в арсеналах немало чего осталось.
Драко коротко кивнул. Действительно, победу отдали не им, и изменить это уже нельзя, но напоследок отвесить за такие дела хорошую оплеуху всему Гриффиндору им сейчас сам Дамблдор не помешает.
Всё настроение было испорчено, и никакого удовольствия пир уже доставить не мог. Но сейчас это невольно играло им на руку – наскоро подкрепившись, слизеринцы один за другим стали покидать Большой зал. Покинули его и Стервятники, сразу же направившись к кабинету своего декана. Они были уверены, что Снейп не заставит себя ждать. Правда, спустя несколько минут друзья по здравом размышлении решили, что он, скорее всего, первым делом зайдёт в Общую гостиную, чтобы, насколько это возможно, утешить своих расстроенных подопечных и поднять боевой дух в ожидании следующего года. Рассудив так, Альтаир, Драко и Блейз переместились к выходу из подземелий, чтобы пораньше перехватить профессора. Сейчас каждая минута была на счету – необходимо было совершить рейд возмездия, пока все гриффиндорцы упиваются своим торжеством в Большом зале и их башня никем не охраняется. Долго ждать Снейпа и в самом деле не пришлось.
- Я так и думал, что вы ко мне явитесь, – с печально-мрачноватой улыбкой поприветствовал он троих друзей, шагнувших ему навстречу. – Не говорите, сам догадаюсь. Вы взбешены решением директора и желаете отомстить.
Три одновременных кивка.
- И что конкретно вы собираетесь предпринять? – Северус сложил на груди руки. – Учтите, едва ли имеет смысл подкидывать навозную бомбу под каменную горгулью.
- Нет, мы понимаем, что Дамблдор нам не по зубам, – ответил Альтаир. – Мы хотим крупно напакостить гриффиндорцам – всем и разом.
- Так, чтобы надолго запомнили, – добавил Драко. Снейп перевёл на него задумчивый взгляд.
- И как?
Стервятники переглянулись.
- Ну, мы тут немного переговорили, – начала Блейз, – и решили, что это должно быть что-то непривычное, длительно действующее и затрагивающее по возможности всех без исключения, но при этом без серьёзных физических последствий.
- Но что именно, мы пока не решили. – Драко умоляюще посмотрел на Снейпа. – Крёстный, ты ведь сам в своё время с гриффиндорцами немало воевал. Может, подскажешь что-нибудь? Из тогдашнего арсенала?
Снейп коротко хмыкнул.
- В смысле, новое – это хорошо забытое старое, так, что ли? Ну что ж, рискну. МакГонагалл должна помнить тот случай, но, думаю, не догадается, что это я сейчас вам рассказал. Есть одно зелье, которое очень забавно действует на две прижатых друг к другу поверхности, давая подобие эффекта заклятия вечного приклеивания. Ничем из средств, доступных студентам, не отдерёшь. Думаю, вы знаете, где вход в Общую гостиную Гриффиндора?
- За портретом толстухи в розовом, – мгновенно ответил Альтаир.
- Именно. Так вот, если вылить это зелье в щель между портретом и стеной, через пять минут пройти будет невозможно. В своё время мне пришлось долго ждать ночью удобного случая, когда Полная Дама – та самая «толстуха в розовом» – уйдёт в гости к кому-то на другом портрете. И рисковать, что меня заметят Мародёры, отправившиеся на поиски очередных приключений на свою голову. Но сейчас весь Гриффиндор в Большом зале, а у вас, как я понимаю, есть средство остаться незамеченными для портретов.
«Откуда он знает про мантию-невидимку? Хотя какая разница, он свой, ему можно».
- Северус, у тебя ведь есть это зелье, – Драко не спрашивал, он утверждал.
- Есть. Я его иногда варю для Филча. Идите за мной.
Снейп быстро провёл их в свой кабинет, порылся в шкафу с готовыми зельями и с усмешкой продемонстрировал небольшую бутыль.
- Только будьте осторожны – мантию к коже тоже запросто можно приклеить, если сразу же не вытереть при попадании зелья куда не надо. В случае удачи минимум час ожидания на ступеньках гриффиндорцам будет обеспечен.
- Думаю, даже больше, – хитро улыбнулся Альтаир, – у меня есть идея.
- Расскажешь потом, а сейчас торопитесь, если хотите благополучно успеть. Доброй охоты, Стервятники.
Альтаир, Драко и Блейз выскочили из кабинета и понеслись в сторону башни Гриффиндора.
- Как удачно, что я имею привычку всегда носить мантию с собой, – пропыхтел Блэк на бегу. – Много времени сэкономим…
Добежав до входа в башню, они остановились передохнуть. Альтаир вынул из кармана карту, развернул её на подоконнике и, коснувшись палочкой, прошептал:
- Торжественно клянусь, что замышляю пакость, только пакость и ничего, кроме пакости.
Стервятники склонились над картой. Всё было прекрасно – Общая гостиная Гриффиндора была пуста, в спальнях тоже не было ни души. Более того, и в коридорах, ведущих к башне, было совершенно пустынно.
- Великолепно, – пробормотал Драко, поднимая голову. – Как нарочно для нас всё подгадали. Альтаир, что там у тебя за идея?
- Сейчас скажу, только давай сначала с делом закончим. Кто-то из нас под мантией-невидимкой прокрадётся к портрету и зальёт все пазы, а двое других посторожат здесь, внизу – действовать втроём, да ещё с бутылью и картой, совершенно невозможно, мантия не безразмерная.
- Хорошо. Кто идёт?
Друзья замялись, поглядывая друг на друга. Было совершенно ясно, что каждому хочется исполнить главную роль лично.
- Давайте бросим жребий, – предложила Блейз, доставая из кармана галлеон. – Сначала вы между собой решите, а потом тот, кто выиграет, бросит со мной.
- Хорошо, – кивнул Драко, беря монету и готовясь её подбросить. – Альтаир, аверс – я, реверс – ты…
После двух бросков удача улыбнулась Блейз. Девочка была очень довольна – обычно первую скрипку в их похождениях играл либо Драко, либо Альтаир.
- Ну что ж, может, так оно и лучше, – вздохнул Блэк, – говорят, женский пол аккуратней работает… Если что, мы вон те доспехи уроним – услышишь.
Взяв бутыль с зельем, протянутую Драко, Блейз закуталась в мантию и исчезла из вида. Её друзья остались стоять у подоконника, внимательно следя по карте за перемещениями гриффиндорцев. Впрочем, сейчас как раз никакого перемещения не было – победители, все до единого, сидели за столом.
Примерно минут через пять за их спинами раздался лёгкий шорох снимаемой мантии, и довольная Блейз протянула брату пустую бутыль.
- Всё в порядке? – спросил Драко, пряча её в карман мантии.
- В полном. Дама и не заметила ничего. Я просто подкралась и влила зелье в щели со всех четырёх сторон. Оно довольно липкое, так что никуда не вытечет. Теперь пять минут – и всё.
- Отлично, тогда, раз уж так, расскажешь наконец про твою идею? – Малфой вопросительно посмотрел на друга.
- Конечно, – Блэк опёрся руками о подоконник, подпрыгнул и уселся на него, откинувшись назад и прислонившись виском к прохладному стеклу. – Вот смотрите: гриффы идут к себе. Называют пароль, портрет не открывается. Как по-вашему, что они будут делать?
- Попробуют открыть при помощи старшекурсников, старост.
- Северус сказал – не поможет.
- Тогда пошлют за помощью к МакГонагалл.
- Именно! – воздел вверх палец Альтаир. – Именно! И наша задача – перехватить этих гонцов всех до единого. Вряд ли на такое простое дело пошлют кого-то со старших курсов. А с ровесниками мы справимся. Одно парализующее заклятие из-под мантии-невидимки – и всё. Оттаскиваем в ближайший пустой класс – кстати, стоит заранее его подготовить, – и ждём следующего. Потому что, скорей всего, они решат, что посланный никак не может найти декана, и пошлют ещё одного. А может, они так даже и не раз поступят. Я думаю, оттянуть время мы сможем здорово.
- Гениально! – воскликнула Блейз. – Тогда давайте быстрее всё подготовим. И посмотрим заодно, откуда удобнее будет заколдовывать их.
- Давайте, – Драко взял карту и двинулся в сторону кабинета преподавательницы трансфигурации. Альтаир и Блейз последовали за ним.
Рекогносцировка заняла не слишком много времени – за этот год Стервятники успели узнать замок, как свою Общую гостиную. Коротких путей от башни Гриффиндора до кабинета МакГонагалл, Дамблдора и до Большого зала было немного, и найти удобные для наблюдения и броска заклинанием места было несложно. На всякий случай слизеринцы при помощи нескольких навозных бомб, нашедшихся у Блэка и Малфоя, сделали неудобные для своевременного перехвата коридоры не то чтобы непроходимыми, но нежелательными для передвижения по ним. Теперь оставалось ждать.
Ожидание заняло немало времени, и друзья коротали его, строя планы на лето. Во время рассказа Альтаира о вересковых пустошах, расстилавшихся вокруг одного из шотландских поместий Блэков, над которыми так здорово носиться на метле в каком-то десятке футов от земли, Блейз встрепенулась и указала на карту:
- Идут. Как удобно – все разом. Видно, никто не хотел уходить и покидать вкусную еду и дружескую общефакультетскую компанию. Вон уже и учителя все из Большого зала ушли.
- Отлично, наконец-то, – ухмыльнулся Альтаир, касаясь палочкой карты. – Пакость удалась.
Все трое спрятались под мантией Блэка недалеко от входа в башню – в этом месте было неплохо слышно, что происходит на лестнице, ведущей к портрету. Скоро послышались весёлые голоса гриффиндорцев. Слизеринцы тоже развеселились – от одного предвкушения.
Впереди шли младшекурсники. Альтаиру невыносимо захотелось стереть торжествующее выражение с лица Уизела. Он успокоил себя тем, что оно и так долго не продержится.
Один за другим гриффиндорцы заходили в свою башню. Вот уже сверху донёсся голос Поттера:
- Храбрость не меркнет!
Что ответила Полная Дама, было не разобрать, но догадаться не представляло трудности: секундочку… ой! Что это? Извини, мальчик, нынче не мой день…
- Что там такое, Гарри? – послышался звонкий голос Грейнджер.
- Дама говорит, что не может открыться! Не получается!
- Что значит «не получается»? Позвольте мне – храбрость не меркнет!
Вот и рыжий староста подключился – ну как же, Перси Уизли каждой бочке затычка… Было слышно, как он возмущённо запротестовал, потом попытался отодрать портрет от стены, после чего, убедившись, что у него ничего не выходит, потребовал больше света и начал исследовать раму. Прозрачного слоя застывшего зелья в тонкой щели он, естественно, так и не заметил. После того, как близнецы Уизли и Оливер Вуд даже втроём не смогли отодрать Полную Даму, староста сдался и послал младшего Уизли за МакГонагалл.
Альтаир безмолвно возликовал. Они быстро отступили на заранее намеченную позицию, где даже от входа в башню их нельзя было ни услышать, ни увидеть. Времени хватило – рыжий пробирался вниз между своими же довольно долго. А вот и он, лёгок на помине. Пропустив его мимо, Блэк высунул палочку из-под полы мантии и, прицелившись Уизелу в спину, прошептал:
- Петрификус Тоталус!
Гриффиндорец рухнул на пол недвижимой статуей. Стервятники сбросили мантию, на цыпочках подбежали к нему, подняли и оттащили в находившийся рядом класс, где и уложили лицом вниз на первый попавшийся стол. Уизли так и не увидел, кто всё это проделал.
- Первый есть. Что теперь? – удовлетворённо выдохнул Драко.
- Прокрадываемся обратно и ждём следующего, – пожал плечами Альтаир.
Прошло не меньше четверти часа, прежде чем гриффиндорцы начали возмущаться. Сначала возникли предположения, что МакГонагалл куда-то ушла и Уизли просто ждёт её у кабинета. Потом – что она не поверила ему и отослала назад, но тогда почему он всё не возвращается? После возникли уже совсем тревожные высказывания (и наиболее, хотя никто из спорящих об не этом не знал, близкие к истине) о том, что, может быть, Уизли споткнулся где-то на лестнице, сломал ногу и теперь лежит беспомощный неизвестно где. Близнецы считали, что их брат просто заблудился. Наконец, терпение старосты закончилось, и на розыски незадачливого гонца отправился его друг. Тот самый, что со шрамом на лбу.
- Позволь, на этот раз я, – жарко прошептал Малфой.
- На здоровье, – улыбнулся Блэк.
Тот же коридор, то же заклятие, только выпущенное палочкой Драко, и Поттер лёг на соседний стол рядом с Уизли.
- Как думаете, в этом классе под конец места хватит? – хихикнула Блейз.
- Не хватит, штабелями сложим… – фыркнул Альтаир.
После того, как через десять минут не вернулся и второй посланник, гриффиндорцы всерьёз обеспокоились. Предложение отправиться на поиски всем староста, к большому облегчению Стервятников, отверг, заявив, что тогда даже в случае удачных розысков они потом друг друга по всему замку до утра искать будут. В третий раз были посланы сразу двое – Симус Финниган и Дин Томас. Драко и Альтаиру пришлось сбрасывать мантию и бить одновременно вдвоём в уже начавших оборачиваться на шорох ткани гриффиндорцев. После чего пришлось подползать к парализованным для того, чтобы перевернуть их лицом вниз и самим при этом не показаться на глаза – эти двое рухнули уже не ничком, а навзничь.
Самое смешное то, что после этого ожидавшие в башне успокоились надолго. Осторожно заглянув в неё под мантией, Драко выяснил, что большинство просто расселось по ступенькам и ведёт неторопливые разговоры обо всём, что только в голову придёт, успокаивая себя и окружающих тем, что, может быть, Поттер и Уизли потерялись в разных местах, по разным причинам, и пока ещё все четверо друг друга разыщут, пока до МакГонагалл доберутся… В ожидание гриффиндорцы уже втянулись, а предпринимать что-то радикальное им, сонным и усталым от сытости, охоты было мало. В итоге тревога поднялась только через двадцать минут (Альтаир следил по часам), и ещё десять понадобилось для того, чтобы главный Уизли поддался на уговоры и принялся разделять всех на группы и определять направление поисков. Как прирождённый бюрократ, он потратил на это ещё добрую четверть часа. Стервятники решили, что дальше оставаться здесь и опасно, и нет смысла. Немного повздыхав о том, что не осталось ни одной навозной бомбы, которую можно было бы швырнуть у входа в тот коридор, чтобы отсутствие отпечатков ног заставило всех искать в других местах, и о том, что, увы, даже слизеринская предусмотрительность имеет свои пределы, Альтаир, Драко и Блейз отправились к себе – в тёплые и уютные кровати. При мысли от того, что усталые, сонные и злые гриффиндорцы таскаются сейчас по всему Хогвартсу, они делались ещё теплее и уютнее. Распрощавшись в гостиной, друзья отправились по своим спальням. Драко быстро заснул, а Альтаир не смог отказать себе в удовольствии последить за «львами» по карте. Перси Уизли в кои-то веки оказался прав – даже через час ещё наблюдался увлекательный процесс «все ищут всех», и, пробормотав «пакость удалась», Блэк убрал карту и завалился спать.

* * *

Наутро новость разнеслась по всему замку, да и трудно было бы удержаться от любопытства, видя, как обладатели Кубка школы заходят в Большой зал с таким видом, словно на них ячмень молотили, – все как один мятые, взъерошенные и донельзя злые. К обеду о том, чьих это рук дело, знала даже Миссис Норрис, но никто так и не понёс наказание – снимать баллы со Слизерина теперь уже не имело смысла, а что касается конкретных виновников, то девизом Стервятников всегда было: «Все знают, а доказать никто не может». Правда, Уизел попытался вместе с близнецами отыграться за сыгранную «шуточку», но Альтаир, Драко и Блейз показали, что умеют не только ловко скрываться, но и быстро бегать. Опрометчиво погнавшиеся за ними мстители заблудились в подземельях, а когда, наконец, добрались до выхода, то встретили весьма решительно настроенную всю слизеринскую команду по квиддичу.
В общем, операция действительно прошла более чем успешно. Конечно, полностью смягчить горечь внезапного поражения она не смогла, но изрядно её подсластила. Теперь даже старшекурсники стали с уважением поглядывать на Стервятников, а Флинт вообще сказал при всех:
- Если эти трое летают не хуже, чем сажают гриффов в лужу, то на следующий год можно не думать, за кем останется Кубок по квиддичу.
Кубок в этом году в четвёртый раз остался за Слизерином – благодаря Поттеру гриффиндорцы победили и его, и Пуффендуй, но с Когтевраном им пришлось схватиться без своего нового ловца, и счёт вышел для них разгромным. Ну, а слётанная команда Слизерина в очередной раз успешно справилась со своими противниками. Конечно, Поттер по-прежнему представлял серьёзную угрозу – нельзя же было, в самом деле, полагаться каждый год на новый несчастный случай. Но Малфой и Блэк очень надеялись, что на следующем курсе их тоже возьмут в команду и они смогут составить успешную конкуренцию новоявленному гриффиндорскому супероружию.
За всей кутерьмой даже как-то забылось, что впереди ещё объявление результатов экзаменов. Списки были вывешены через пару дней во всех факультетских гостиных. Блэк, по своему обыкновению, дрых без задних ног, когда утром к ним в спальню ворвалась Блейз:
- Драко, Альтаир! О нет, опять эти сони за своё. Да вставайте же! Вставайте!
- Сестрёнка, тебе никто не говорил, что нехорошо будить человека спозаранку? – сонно пробормотал Малфой.
- Во-первых, дорогой братишка, уже девять утра. Вы и так уже который завтрак просыпаете. А во-вторых, тебе неинтересно узнать, как ты сдал экзамены?
- Что?! – Драко спросонья резко дёрнулся, запутался в одеяле и свалился на пол, одновременно разбудив Альтаира.
- А? Чего? МакГонагалл пришла?
- Нет, – фыркнула Блейз, одарив язвительным взглядом растрёпанного наследника Древнейшего и Благороднейшего семейства Блэк. – Всего лишь результаты экзаменов.
- Ух ты! – Альтаир быстро выбрался из-под одеяла. – Наконец-то! Драко, пошли скорей!
- Погоди, дай хоть выпутаюсь… А ты так в пижаме и пойдёшь в Общую гостиную?
Блейз шутливо вздохнула и присела на свободную кровать, глядя на то, как названый брат и лучший друг спешно приводят себя в порядок, и в нужные моменты деликатно отворачиваясь.
Скоро все трое уже стояли перед таблицей оценок и скользили взглядами по строчкам и колонкам. Им никто не мешал – большинство слизеринцев уже всё просмотрели.
- Отлично. Я так и знал, что по трансфигурации у меня будет высший балл.
- Да, дружище, это твоё. Гляди-ка, и по теории, и по практике… А вот и чары – то же самое.
- Ну, они нам всем удались, – заметила Блейз. – Только вот у меня «выше ожидаемого» по практике. Сложно было всё время удерживать ананас, чтобы не рвался контакт…
- Да, я и сам попотел. Впрочем, МакКиска за свои табакерки вообще только Альтаиру «П» дала, нам всего лишь «В». Правда, на теории мы всё же отыгрались.
- А вот с зельями тебе не мешает подтянуться, – Блейз продолжала аккуратно вести пальцем по таблице. – По практике только «Выше ожидаемого».
- Ну, не у всех крёстный – мастер зельеварения. Зато у меня два «Превосходно» по астрономии, а у вас… так… Блейз Забини – теория «Выше ожидаемого», практика «Удовлетворительно», Драко Малфой – теория «Удовлетворительно», практика «Превосходно».
- У тебя вся родня звёздные имена носит, небось, ещё в колыбели половину созвездий выучил. Ха, история магии – «Превосходно» всем троим. Классная была идея, Альтаир.
- Спасибо. Что тут у нас осталось? Так, защита – то же самое, ну, Квиррелл нас особо не напрягал… интересно, кого Дамблдор в следующем году откопает… м-да, а вот травология нам картину подпортила. Мне, во всяком случае.
- Да ладно тебе, главное, что проходной балл. У меня, конечно, «В», но это только из-за связи с зельеварением… У Блейз вообще то же, что и у тебя.
- Но, в общем, вполне неплохо, – подытожил Альтаир, отходя и лениво плюхаясь в кресло. – Я бы даже сказал, хорошо. А в следующем году, думаю, всё полностью подправим.
- Если, конечно, у нас будет на это время, – Драко уселся в соседнее кресло.
- А отчего бы нет?
- Не знаю, но, думается мне, на втором курсе противостояние с Гриффиндором ещё жёстче станет. И мне неохота, чтобы нас опять обошли.
- Мы ещё посмотрим, как им это удастся. Ты прав, победа даже важнее экзаменов… хотя, в процессе её достижения всё равно всё выучиваешь.
- Да, пожалуй, – Блейз облокотилась на спинку кресла Драко. – Но, может, хватит об этом? Впереди лето, и можно спокойно отдохнуть безо всяких уроков.
- А о заданиях на лето ты забыла?
- Хм, и верно, забыла. Ну и что? Не такие уж они и сложные. Времени всё равно на всё хватит.
Друзья немного помолчали, предаваясь приятным мечтам о стоящем на пороге лете.
- А когда отходит Хогвартс-Экспресс? – спросил Альтаир.
- В одиннадцать часов, – ответила Блейз. – Как я понимаю, вы ещё ничего не собрали?
Ответом ей послужил топот на лестнице, ведущей в спальни мальчиков.

* * *

Перед отъездом всем несовершеннолетним студентам вручили предупреждение, что они не должны прибегать к волшебству на каникулах. Это было малоприятным известием, но, с другой стороны, на те же полёты на мётлах это никак не распространялось. Поездка была наполнена смешанными чувствами: с одной стороны, конечно, каждому из них хотелось побыстрей попасть домой, обнять родителей, но, с другой…
С другой – за прошедший год для Альтаира, Драко и Блейз Хогвартс стал, пожалуй, вторым домом. И они знали, что за лето успеют соскучиться по нему точно так же, как сейчас скучали по родным домам. Уроки, квиддич, башни, коридоры, Большой зал и кухня, стадион и Запретный лес, друзья и враги… Даже без стычек с Золотым трио в целом и Уизелом в частности будет скучновато.
Чтобы скрасить расставание, друзья скупили у пухленькой ведьмы треть тележки со сладостями. Крэбб и Гойл в очередной раз оказались кстати, когда выяснилось, что с оценкой своей безутешности Стервятники всё же изрядно переборщили.
Незадолго до прибытия на платформу девять и три четверти Альтаир и Драко решили прогуляться по поезду и, уже пройдя из конца в конец и обратно, наткнулись на Уизли, возвращавшегося из туалета.
«Дежа вю», – мелькнуло в голове у Альтаира, вскинувшего палочку одновременно с Драко.
- Вы, – с ненавистью выплюнул рыжий.
- Мы, мы, – подтвердил Драко. – Рад видеть, Уизел, что ты наконец-то запомнил нас в лицо.
- Что-то ты выглядишь неважно, мятый весь, – сочувствующим тоном протянул Блэк. – Надеюсь, сегодня вам всё же удалось выспаться? Хотя да, я и забыл, что этот вид для тебя можно считать практически парадным…
Уизли издал придушённый вскрик ярости и шагнул вперёд, вытаскивая свою палочку. Это было с его стороны серьёзной ошибкой – быстро сделавший пару шагов навстречу Альтаир одним движением выхватил её прямо из руки гриффиндорца.
- Фу, Уизел, ты её хоть когда-нибудь чистишь? Мне потом руки с мылом мыть придётся.
- Ну что ты, это же совершенно особая семейка – им даже детей проще новых наделать, чем старых отмыть.
- Ещё одно слово, – взревел Уизли, – и я…
- Что? – резко перебил его Альтаир. – Что – ты? Полезешь безоружный на две палочки разом? Интересно, это все гриффиндорцы такие тупые, или ты – редчайший уникум даже по вашим меркам? Скорее, второе. Грейнджер тоже гриффиндорка, но она в тысячу раз умней тебя!
- Ты – позор всех чистокровных волшебников, Уизел, – добавил Драко, окидывая противника презрительным взглядом. – Ладно, что мы, в конце концов, на тебя своё время тратим. Пошли, Альтаир, мне на него смотреть противно.
Слизеринцы оттолкнули Уизли со своего пути и двинулись в сторону купе, где ждала их Блейз.
- Эй, палочку-то верните! – завопил им вслед гриффиндорец.
- Лови! – стремительно развернувшийся Блэк бросил ему палочку. Уизли вскинул руки вверх, ловя её. Но, едва его пальцы сомкнулись на возвращённом имуществе, как Альтаир сделал короткое движение собственной палочкой, которую и не думал убирать.
- Локомотор Мортис! Надо полагать, снимать это заклятие ты так и не научился?
Уизли шатался, пытаясь удержать равновесие, и злобно таращился на них. Драко фыркнул и помахал ему рукой на прощание.
Через час Хогвартс-Экспресс прибыл на Кингс-Кросс. Люциус и Нарцисса радостно встретили Драко и Блейз, Бартемиус и Беллатриса – Альтаира. Ремус тоже был здесь, и Альтаир рисковал вывихнуть себе руки, пытаясь обнять всех троих одновременно. Только сейчас он осознал, насколько же сильно соскучился по своей семье на самом деле.
- Ну что, первый курс благополучно закончен? – Бартемиус ласково потрепал сына по голове, взлохматив и без того неровно лежавшую гриву. – Можешь с друзьями особо не прощаться, всё равно через несколько дней на дне рождения Драко гулять будете.
- Откуда ты знаешь, что мы уже договорились? – Альтаир изумлённо уставился на отца.
Барти хмыкнул и сделал «умное лицо».
- Когтевранцы знают всё и всегда. Вот, кстати, предупреждение о запрете магии на каникулах вам уже выдали?
- Да, – поморщился Альтаир, доставая из кармана измятую бумажку – он даже не захотел класть её вместе с остальными вещами. – Вот оно.
Блэк-старший спокойно взял его, скомкал окончательно и, подбросив в воздух, сжёг одним движением волшебной палочки.
- Забудь о нём. Министерство не сможет отследить твою магию, если будешь колдовать в Блэк-Холле… да и везде, где постоянно проживают взрослые волшебники.
Альтаир несколько секунд ошарашенно моргал, а потом счастливо рассмеялся, глядя то на родителей, то на крёстного, то на своих друзей. Лето обещало быть чудесным.

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .