Одна дома и Фанфикшн

13 Октября 2019, 22:56:57
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Оригинальные произведения » Готовые оригинальные произведения. Тип: "Джен" (Модератор: Shoa) » [R] [~ 60.000 слов] Двадцать тысяч золотых звезд, роман

АвторТема: [R] [~ 60.000 слов] Двадцать тысяч золотых звезд, роман  (Прочитано 8823 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Название: Двадцать тысяч золотых звезд (Twenty Thousand Gold Stars).
Автор: Даск Петерсон (Dusk Peterson)
Ссылка на оригинал: http://duskpeterson.com/goldstar/fullnovel.htm
Разрешение на перевод: получен.
Переводчик: Роуз Ред redroseplant@yahoo.com
Бета: Varesso – любезно согласилась помочь мне преодолеть самое большое препятствие – начальные строчки.
Анис 1 глава
Вольный художникъ 2 глава
honeysickle (honeysickle@mail.ru) 3-10 главы.
Гамма: honeysickle 1-2 главы.
Размер: макси (10 глав).   
Количество слов: ≈ 59 622
Рейтинг: R (из-за тематики и обсуждаемых тем)
Жанр: роман
Саммари: Роман об интернет-сообществе.
Предупреждение: тема педофилии.
Дисклаймер: права на оригинальное произведение принадлежат исключительно автору
От переводчика: Я взялась за перевод в знак благодарности автору, с которым знакома в сети и которым восхищаюсь как писателем и человеком. Надеюсь, перевод не будет недостоин оригинала, в таком случае заслуга принадлежит, прежде всего, моим бетам. Особенной благодарности заслуживает honeysickle, которая героически довела проект до конца. Низкий поклон ей и лучшие пожелания всем бетам мира.
От honeysickle: 1) по ходу редактирования этого произведения я встречалась с новыми для себя терминами, понятиями и ссылками, о которых мне было интересно узнать и которыми я решила поделиться и с читателями. Чтобы не перегружать текст справочной информацией, я старалась сносить ее в конец каждой главы для интересующихся;
2) сокращений в этом тексте всего несколько: п/п – примечание переводчика, п/б – примечание беты, п/г – примечание гаммы.
Размещение: предупредите, пожалуйста, и дайте ссылку на ресурс, где будет размещен перевод.
« Последнее редактирование: 15 Ноября 2011, 23:04:34 от naira »
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
От автора
« Ответ #1 : 02 Октября 2011, 11:46:27 »
От автора.

В основу данного романа легло реальное интернет-сообщество. Все форумы, упомянутые в нем, не выдуманы. Я позволил себе лишь некоторые вольности в описании (другой цвет фона и т.д.) В остальном я пытался изобразить все так, как оно было на самом деле.
События и персонажи романа вымышлены, однако, в нем показано поведение, типичное для этого сообщества. Крайнее разнообразие мнений, выраженное героями, также почерпнуто из жизни.
Одна из трудностей в сочинении романа о большой и разнообразной группе людей состоит в том, что автору удается раскрыть только один-два примера каждого «типа». Поэтому я особенно хочу подчеркнуть, что ни одно описание человека, представляющего определенную группу пользователей, не предполагает, что все члены этой группы разделяют взгляды данного персонажа. В некоторых случаях точка зрения может быть прямо противоположной.
Хотя вымысел не требует, как правило, подобных заявлений, я бы хотел указать, что взгляды персонажей принадлежат им, и я не обязательно с ними согласен.
Разбросанные по тексту романа юридические ссылки не соответствуют какому-то определенному законодательству, но должны дать общее представление о нынешнем положении во многих штатах США.
Внимательные читатели заметят, что действие романа происходит как раз перед тем, как новые средства связи вроде мобильных телефонов и КПК вошли в употребление повсеместно. Обычаи сетевого сообщества взяты из того же периода.
«Двадцать тысяч золотых звезд» – результат трехлетних исследований и более трех тысяч часов общения на этих форумах. Изучая это сообщество как журналист, я задавал нелегкие вопросы, требующие от собеседника глубокого самоанализа. Некоторые вопросы были вызваны моей полной неосведомленностью. Я бы хотел поблагодарить тех, кто все эти годы делился со мной своими историями: членов сообщества, сочувствующих посетителей, а также посетителей, настроенных против сообщества. Иногда это было болезненно для них. Я весьма обязан им.
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Re: Двадцать тысяч золотых звезд
« Ответ #2 : 02 Октября 2011, 11:55:54 »
Глава 1.
Home Page (Начальная страница).



Основное правило его жизни – не раскрывать ничего о себе. Первые признаки того, что стена, которой он окружил себя, пошла трещинами, появились ветреным вечером в конце февраля, когда он сидел в комнате, освещенной только работающим экраном компьютера. Сейчас его лицо отсвечивало зеленым: он склонился над лэптопом, изучая сайт с травянисто-зеленым фоном и логотипом наверху странички в виде столба с двумя указателями, направленными в разные стороны. Рядом – единственное слово: «Распутье».

Он пробежался по заголовкам сообщений на форуме. Пропустив «СМЕРТЬ – СЛИШКОМ ЛЕГКАЯ УЧАСТЬ ДЛЯ ВАС», вгляделся в пост прямо над этим, озаглавленный «Вы больны! Вы нуждаетесь в помощи!» Это было сообщение некой Заботящейся_и_Разгневанной. Он подвинул мышку так, что курсор указал на заголовок, потом кликнул. Первые строки сообщения высветились на экране.


* * *


«Вы больны! Вы нуждаетесь в помощи!»
Добавлено на Распутье Заботящейся_и_Разгневанной в среду, 28 февраля, 20:36


Я на самом деле так думаю. Все вы на самом деле больны, очень больны, и вам нужна профессиональная помощь. Пожалуйста, обратитесь за ней раньше, чем вы причините вред другим…


* * *


В этот момент он внезапно уловил движение за пределами экрана. Чтобы разглядеть получше, вытянул шею.

Движение было за окном. Под яркой неоновой рекламой кинотеатра в стиле «ар деко» (п/г: декоративный стиль в архитектуре, отличающийся яркими красками и геометрическими формами) торопливо шли двое в развевающихся от ветра пальто и с набитыми целлофановыми пакетами в руках. Тут ветер швырнул один из пакетов на водосточную трубу, выступающую из стены. Покупки так и посыпались из прорехи.

Он действовал инстинктивно, как пожарный, обученный вскакивать с постели по сигналу тревоги раньше, чем сообразит, в чем дело. Он задержался только на секунду – захватить пустой целлофановый пакет с кухонной стойки возле двери, выскочил из квартиры, сбежал по лестнице и распахнул дверь подъезда.

Двое стояли на коленях, пытаясь собрать рассыпавшееся содержимое пакета. Какой-то журнал вырвался из рук, и тот, что был повыше, положив книги на тротуар, что-то сказал другому. Второй, пытаясь распихать коробки с хлопьями по оставшимся пакетам, отозвался раздраженным женским голосом.

Поглощенная своим занятием, пара не заметила, как он оказался рядом с ними. Наклонившись к невысокой женщине, обтиравшей банку замороженного апельсинового сока, он спросил:
– Это вам не поможет? – и протянул свой пакет.

Ответом был женский визг, немедленно прервавшийся, как только она взглянула вверх и увидела, кто стоит рядом. Прижала руку к груди и сказала, переводя дыхание:
– Боже мой, Джон, ты меня напугал! Я как раз читала статью об охоте ФБР за сексуальными маньяками и на секунду приняла тебя за насильника.

– Прошу прощения. – Он знал, что улыбка вышла натянутая, но никак не мог расслабиться. – Я не должен был так подкрадываться в темноте. – Он тоже опустился на колени и начал засовывать банку какао в пакет.

Теперь он имел возможность как следует рассмотреть женщину средних лет, стоящую на коленях на тротуаре в распахнутом ветром пальто. Он так привык к Сандре в деловом костюме, что поразился ее виду в блузке с лайкрой, подчеркивающей полную грудь и тонкую талию. Не опуская взгляда, чтобы не смотреть на ее бедра, он заметил:
– Вы что-то припозднились.

– Да, такая досада. Я же говорила Киму, что если он хочет подбросить нас с Милано домой после школьного представления, то должен быть здесь ровно в восемь вечера. Ведь у нас с собой полно покупок. И не то чтобы я его заставляла, он сам вызвался заехать за нами. И, конечно, не явился.

Сандра улыбнулась ему. Губная помада цвета спелого винограда, ресницы немного подкрашены, чтобы оттенить смуглые веки и темно-карие глаза. Пытаясь не обращать внимания на усиливающееся волнение, он спросил:
– Вам далеко идти? К сожалению, у меня нет машины, но я с удовольствием помогу вам донести сумки.

– Бог ты мой, это так мило с твоей стороны, Джон, но нам недалеко. Только до станции метро в конце квартала, а наш дом прямо за углом от остановки на другом конце линии. Тебе совсем не нужно утруждаться.

Но, поднявшись, она не протянула руку, чтобы забрать у него ношу. Он ответил:
– Мне нисколько не трудно, я буду рад проводить вас до метро. Давайте сюда, – и взял бумажный пакет из рук ее спутника, который с трудом балансировал, положив его поверх стопки книг.

– Ой, спасибо, Джон. Если ты не возражаешь… – Она передала второму одну из сумок, оставив себе самую большую. – Честно говоря, я немного нервничаю, мы идем одни поздно ночью. Я знаю, что в метро здесь безопасно, но никогда не знаешь, что подстерегает тебя на таких темных улицах.

Они шли рядом по улице, мимо припозднившихся парочек, державшихся за руки.

– Да, мир полон опасностей, – согласился он. Пытаясь найти тему для разговора, посмотрел на свою ношу и сказал: – Предохранительные замки. Пробки для розеток. Регуляторы температуры для душа. Вы серьезно относитесь к безопасности детей.

– Стараюсь как могу, – ответила она бодро. – Конечно, нелегко заботиться о троих, и не от кого ожидать помощи. Не представляете, каких трудов мне стоило найти бэбиситтера на сегодня.

– Да? – Этим можно было бы воспользоваться, но он решил упустить такую возможность. Он смотрел на ее левую руку с ярко-красными ногтями и без обручального кольца. – Значит, Ким вам почти не помогает?

Сандра фыркнула:
– Сами видите, как он мне помог сегодня. Он живет в пригороде, но клянусь вам, с тем же успехом он мог бы жить на западном побережье, так много от него прока. Я не ожидаю ничего для себя, но это же его дети. Он не развелся с ними, когда развелся со мной.

– Может быть, – сказал он неуверенно, – вы подыщете кого-нибудь еще в помощь. – Он немного занервничал, не слишком ли дерзко прозвучали его слова, но она немедленно с ним согласилась.

– Да, я часто думаю, что неплохо бы было иметь другого знакомого мужчину – для детей, как понимаете. Милано он особенно нужен.

Он решил, что пора уделить внимание третьему члену компании, идущему позади. Повернувшись и впервые открыто взглянув на него, он вздрогнул, как от удара током.

Прошло несколько мгновений, прежде чем он понял, что стоит как вкопанный. А Сандра тем временем продолжала:
– Вы раньше не встречали Милано, правда, Джон? Милый, это мистер Стедман, он работает в моем отделе. О, Господи, это не такси? Постойте-ка здесь, мальчики, я проверю.

Они остались стоять вместе под порывами резкого ветра. Джонни чуть не повернулся и не схватил Сандру за руку, но сумел сдержаться. Он стоял столбом, надеясь, что волосы, растрепанные ветром, скроют выражение его лица. Воцарилось неловкое молчание.

– Приятно познакомится с вами, мистер Стедман. – Мальчишеский голос, уже ломающийся, без выражения. На лице – стоическое терпение. Спустя мгновение он понял, почему, и мысленно выругал себя.

Было слишком поздно притворяться, что он не пялился. Подавив желание оглянуться на Сандру, которая увлеченно беседовала с водителем неосвещенного такси, он протянул руку и сказал:
– Зови меня Джонни.

Милано небрежно пожал ее. Казалось, он изо всех сил старался не наклонять голову. Свет фонарей падал на его лицо, выделяя припухлость на левой щеке, невольное подергивание уголка рта и темно-синее родимое пятно, покрывавшее почти всю левую половину его лица. Осознав, что снова уставился, Джонни торопливо опустил взгляд на книги.

– Это для роли в школьной пьесе? Твой отец ведь актер, правда?

– Я не участвовал в представлении. – Снова голос без выражения. Затем, немного эмоциональнее, мальчик добавил: – Не прошел пробы.

Джонни не знал, что и сказать. Он посторонился, уступая дорогу парочке подростков, которые, хихикая, под ручку прошли мимо. При этом он снова увидел Сандру. Ее руки как будто чертили в воздухе фигуры, пока она возбужденно выговаривала таксисту. Джонни наблюдал, как она мотнула головой, ее длинные темные волосы развевались, как знамя.

– Со мной было то же самое, – сказал Джонни, наконец. – Я так мечтал играть Ромео, взбираться на балкон и вести тайные беседы с Джульеттой. Но школьный режиссер счел, что я недостаточно убедителен в сцене, где описывал, как готов пойти наперекор семье. Полагаю, для подростка я показался ему конформистом. Я ужасно расстроился, пока не нашел для себя в школе другие кружки. Так, значит, это учебники? – Он едва не шагнул вперед, чтобы взглянуть на названия книг, но вовремя остановился и не вышел из поля зрения Сандры.

– Ага, – ответил мальчик почти нормальным голосом. – Геометрия.

Сандра, о которой он не забывал ни на секунду, внезапно повернулась спиной к такси, бросила шоферу несколько оскорбительных слов и с угрюмым выражением лица подошла к Джонни и сыну.

– Грязный ублюдок, – провозгласила она, сердито глядя на Джонни. Потом, заметив смятение у него на лице, добавила: – Я говорю о таксисте. Я ему предложила двадцатку сверху, лишь бы довез нас до дома, но ему больше по душе смотреть, как мы мучаемся с покупками. В наши дни не часто встретишь добрых самаритян. – Она одарила его сияющей улыбкой. – О чем вы тут говорили?

– Об ужасах домашнего задания по математике, – ответил Джонни.

– Господи, Милано, надеюсь, ты не рассказывал, как ненавидишь математику, – сказала она. – Понимаешь, мистер Стедман бухгалтер. Он изучал математику в колледже.

Джонни опешил, но тут же припомнил, что как секретарь-референт Сандра имела доступ к его личному делу. Он встревожился, как будто из этой папки другие могли узнать о нем больше, чем хотелось бы. Чтобы отвлечься от этой мысли, он сказал Милано:
– Школьная математика и впрямь может казаться скучной. Все зависит от того, как ее преподают.

– Наверно, – осторожно ответил мальчик. – В седьмом классе учитель объяснял лучше, чем тот, который у нас сейчас.

– Я знаю некоторые книги для самостоятельного чтения, это помогает в изучении геометрии. Джонни остро ощущал присутствие женщины, чувствовал запах ее духов.

– Возможно, вы могли бы принести эти книги и показать ему, – предложила Сандра. – За то, что Вы нас спасли сегодня, полагается хороший ужин.

– Мама готовит потрясную лазанью, – согласился ее сын. Он переводил взгляд с Джонни на Сандру, как будто связывая их мысленно.

– Ну, – сказал мужчина, чувствуя, как колотится сердце, – может быть, организуем как-нибудь. Хотя теперь мне бы лучше вернуться домой. Я тут был занят кое-чем.

– Спасибо за помощь, мистер Стедман, – проговорил Милано и взял у него сумки. Он был всего на два дюйма ниже Джонни, хотя только начал взрослеть.

– Да, спасибо, Джон, – улыбнулась Сандра, и забрала у сына пластиковый пакет, который принес Джонни. – Увидимся завтра на работе?

– Конечно, – ответил Джонни. Он надеялся, что голос звучит как обычно. Сердце колотилось так, что трудно было понять.

Он смотрел, как они спустились на эскалаторе в подземку и исчезли, потом повернулся. По другой стороне улицы в тени домов шел какой-то мужчина. Он, очевидно, провожал глазами женщину с мальчиком, а сейчас его взгляд на секунду упал на Джонни, прежде чем незнакомец свернул в переулок.

Джонни почувствовал, как у него перехватывает дыхание при мысли о том, что именно этот человек увидел. Он думал, не догадался ли мужчина, и если да, то о чем.

Он довольно часто задавался таким вопросом в подобных случаях.

Что-то задело его ногу. Это был потрепанный журнал, летевший по улице к кинотеатру. Он поднял его, узнал журнал Сандры и решал, не выбросить ли в ближайший мусорный ящик, когда заметил на обложке заголовок: «Сексуальные хищники. Как защититься от них?»

По телу пробежала дрожь, уничтожив все тепло, которое он ощущал, беседуя с Сандрой. Еще какое-то время он смотрел на обложку. Потом, вспомнив о том мужчине, аккуратно свернул журнал в трубочку обложкой внутрь, сунул в левый карман и вернулся домой по продуваемой штормовым ветром улице.

В квартире было темно, ее освещали только слабые всполохи иллюминации кинотеатра. Джонни остановился, включил свет в кухонном уголке, потом прошел в темную часть комнаты, где его ждал компьютер, очертания которого обозначал свет из окна. Он бросил журнал на стол, сел и двинул мышку. Сообщение Заботящейся_и_Разгневанной снова появилось на экране.


* * *


«Вы больны! Вы нуждаетесь в помощи!»
Добавлено на Распутье Заботящейся_и_Разгневанной в среду, 28 февраля, в 20:36


Я на самом деле так думаю. Все вы на самом деле больны, очень больны и вам нужна профессиональная помощь. Пожалуйста, обратитесь за ней раньше, чем вы причините вред другим детям.

Я – одна из этих «нехороших» ЗР (защитников ребенка), на которых вы тут жалуетесь все время. Я помогаю исцелить детей от ран, нанесенных педофилами, я борюсь, чтобы дать детям право на жизнь без физического и психологического насилия, и я-таки выслеживаю вас, сексуальных хищников – о, простите – вас, «бойлаверов». Я должна выражаться политкорректно.

Позвольте рассказать вам, что такое «бойлав» с точки зрения ребенка. Когда моему сыну было девять лет, с ним подружился один из вас, «бойлаверов». В то время мы с мужем проживали отдельно; вы, хищники, всегда охотитесь на детей из неблагополучных семей. Когда друг семьи предложил вроде как заменить ему отца, я была настолько наивна, что думала, будто он делает это по доброте душевной, а не из-за эгоистичной похоти. Я доверяла ему сына, и я никогда не перестану каяться в том, что сделала. Я всегда буду предостерегать других родителей от опасных «бойлаверов».

Мой сын любил одного из вас всем сердцем, и вы отплатили ему за это, воспользовавшись его невинностью, нанося ему рану за раной. Вы как будто избивали его до крови. Ему уже 26 лет, и до сих пор он не может свободно говорить о том, что произошло – это слишком мучительно для него. Но я помню первый раз, когда он пришел и рассказал мне обо всем. Я помню, как он плакал и говорил: «Почему он делает это мне, мамочка? Я думал, он меня любит!»

Я читала здесь сообщение Суда Линча1, который предлагает не-педофилам убить всех педофилов. Я не могу с этим согласиться. По-моему это только продлит порочный круг насилия, начатый вами, педофилами. Я встречала исправившихся преступников, и я знаю, что некоторым из вас можно помочь. Вы просто должны уйти с этих форумов «бойлаверов» и начать лечение. Если вы это сделаете, то сможете удержаться и больше не вредить детям.

Я призываю вас всех позвонить в полицию и признаться, или, если вы еще никого не изнасиловали, позвонить в центр помощи детям и попросить информацию о группах сексоголиков. Это – единственный способ, каким «бойлавер» может на самом деле любить мальчика.

ЗР значит Заботящаяся_и_Разгневанная.


* * *


Джонни перечитал сообщение дважды, чувствуя растущее напряжение во всем теле. Потом он отодвинул стул от компьютера и подошел к холодильнику.

Вернувшись через несколько минут со стаканом яблочного сока и коробкой с порцией лазаньи, подогретой в микроволновке, сел за стол и съел половину безвкусной лапши, затем снова двинул мышку.

Кнопка «Назад» вернула его к главному меню «Распутья». Страница автоматически перезагрузилась, и появились два сообщения, оставленные в ответ на пост Заботящейся_и_Разгневанной, одно из них – с тех пор, как он впервые просматривал главное меню. Он кликнул на линк раннего ответа, левая рука сама потянулась за соком.


* * *


«Снимите шоры, мадам».
Добавлено на Распутье Отказником в среду, 28 февраля, в 21:17
В ответ на «Вы больны! Вы нуждаетесь в помощи!», добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


Вашему сыну не понравилось заниматься любовью с мужчиной. Ну и что? Мне жаль вашего сына, ЗР, так же, как мне жаль моих друзей, которые развелись. Но только из-за того, что половина браков в США кончается разводом, мы ведь не будем отменять брак? (По крайней мере, не будем отменять только по этой причине. Подробнее об этом потом).

Если Вы так хорошо разбираетесь в бойлав, как утверждаете, то должны знать, что лучшее исследование на эту тему – обзор результатов 59 других исследований, большей частью проведенных теми, кто против секса между мужчинами и мальчиками. Оно показывает, что в среднем треть мальчиков реагирует отрицательно на такой секс. И это треть в мире, настолько враждебном к идее бойлав, что ваши сайты защитников ребенка называют бойлаверов вроде Платона и Микеланджело «сексуальными хищниками».

Ваш сын мог быть (я говорю «мог», потому что я поверю, только если услышу это от него самого) одним из тех мальчиков, которые не получают удовольствия, занимаясь любовью с мужчинами. Что ж, так бывает; а мне самому не нравится секс с женщинами. (Кстати, Вы не объяснили, почему Ваш сын попросту не сказал тому бойлаверу: «Спасибо, нет». Любой настоящий бойлавер не будет настаивать в таком случае). Ваш сын и некоторые мальчики не хотели бы секса с мужчинами. А как насчет других мальчиков?

Позвольте мне ответить на историю Вашего сына моей собственной. Когда мне было двенадцать, мы с моим соседом стали любовниками. Это была моя инициатива лечь с ним в постель, и мне потребовалось два года на то, чтобы убедить его. (Да, это значит, что я влюбился в него еще до подросткового возраста. Так бывает). Мы были любовниками пять лет, и мы не сказали моим родителям, как я не рассказываю им о мужчинах, с которыми я сплю. Они крайне религиозные консерваторы, они бы не поняли.

Так что мы были любовниками пять лет, а потом он «бросил» меня. Ага, точно. Я сказал ему, что мои сексуальные желания изменились (теперь меня интересовали мальчики моложе меня). Он был разочарован, но, конечно, отпустил меня.

Так что он «бросил» меня. Это выразилось в том, что мы звоним друг другу каждый вечер уже тридцать пять лет. Моему любовнику уже 71 год, и он, и его семья (особенно его красивые внуки :) ) всегда ждут меня в гости на день Благодарения, Новый год и 4-е июля. Мы любим друг друга так же сильно, как когда я был ребенком, хотя больше и не занимаемся сексом.

А если вы думаете, что я необъективен, описывая последствия бойлав для мальчика, позвольте рассказать вам о том, что сказала моя сестра, которая (к моему великому сожалению) республиканка-христианка и противница абортов, которая прямо-таки набита ихними «семейными ценностями». Год назад она попросила моего любовника быть наставником ее младшего (очень хорошенького) сына. Мой любовник предупредил ее, что мальчик его привлекает, и если тот предложит ему вступить в связь, то возражений не последует.

Что ответила моя сестра? «Если это случится и из моего сына получится такой же хороший человек, как (вставьте мое настоящее имя), я буду очень рада».

Конечно, я знаю готовый ответ «защитников ребенка» на подобные рассказы. Мне «промыли мозги», когда я был ребенком; на самом деле я был жертвой, но просто не понимал этого. С помощью психотерапевтов, которых вы напускаете на наших любимых мальчиков, вы можете помочь тем понять, как они на самом деле страдали от «сексуальных маньяков-педофилов» вроде моего любовника.

Вы можете извратить любое свидетельство, чтобы оно доказывало то, что вам надо. Это не мы больны, мадам. Это вы.

«Отказник» – потому что я отказываюсь соучаствовать в несправедливости, лишающей мальчиков права выбирать, кого они хотят любить.


* * *


Джонни поставил стакан, расплескав сок. Он торопливо убрал мышку подальше от лужицы и промокнул стол бумажной салфеткой. Потом отнес стакан, вилку и пустую картонку на кухонный стол и открыл холодильник.

Он вернулся к письменному столу с куском яблочного пирога, который мать испекла ему на тридцать четвертый день рождения. Рассеянно размазывая вилкой по пирогу взбитые сливки, он прочел второй ответ на пост Заботящейся_и_Разгневанной.


* * *


«Добро пожаловать на Распутье!»
Добавлено на Распутье Педружкой в среду, 28 февраля, в 21:23
В ответ на «Вы больны! Вы нуждаетесь в помощи!», добавленное
Заботящейся_и_Разгневанной


Добро пожаловать в ваш новый дом :) (Символ в конце предложения – улыбающееся лицо, если вы не знакомы с интернет-жаргоном).

Я Педружка, одна из вебмастеров Распутья. Я женщина, одинокая, двадцати двух лет, и никогда не испытывала сексуального влечения к детям. Кроме моих обязанностей здесь, я также руковожу форумом для жертв инцеста. Меня растлил отец, когда я была подростком.

Иногда, когда я читаю здешние сообщения, мне становится дурно, особенно если они касаются инцеста. Я помню, как после долгой дискуссии, в которой некоторые участники спокойно обсуждали, полезен ли для детей секс с родителями, мне пришлось выйти из интернета, и я плакала целый час. Но потом я вернулась. Так хладнокровно, как могла, я выложила пост (для тех, кто еще не слышал об этом) – рассказ о том, что было между мной и отцом. После этого несколько бойлаверов сказали мне, что я изменила их точку зрения на секс между детьми и их родителями.

Именно поэтому я провожу столько времени, помогая этому форуму – потому что я знаю, что истории вроде вашей и моей могут изменить взгляды бойлаверов и помочь им вести себя более ответственно.

Когда я впервые попала на форумы бойлаверов, я была также разгневана, как и Вы. Я орала на них, спрашивая, как могут они вредить детям. Постепенно я поняла, что некоторые из них никогда не причиняли вреда детям, некоторые сделали это и сожалели об этом потом, а некоторые продолжают это делать, но не понимают этого. Я ни разу не встретила здесь мужчину (за то время, что я здесь, я встретила только одну женщину-бойлавера), кто намеренно вредил ребенку. Если вы объясните им, почему секс со взрослыми вредит детям, и они поймут, о чем вы говорите, они будут готовы помочь прекратить этот вред.

Поэтому я надеюсь, что вы продолжите писать сообщения, чтобы мы могли учиться на вашем опыте, как я сама научилась от бойлаверов, чьи истории прочла здесь.

И, между прочим, один защитник ребенка назвал меня «ПЕДружкой» потому, что я провожу столько времени с бойлаверами. Я ношу это прозвище с гордостью.

Педружка
Вебмастер
Распутье.


* * *


Джонни начал зябнуть. Он встал, включил отопление и долго смотрел на освещенную фонарями улицу. Улица была пуста, вечерний сеанс еще не кончился, а на ночной еще не выстроилась очередь. Он вернулся к компьютеру и открыл в своем браузере закладки.

Распутье было третьей закладкой в списке. Он кликнул на вторую закладку. Открылась ярко-желтая страница, с экрана сияла эмблема – крест на фоне синего треугольника.

Он прокрутил страницу вниз и увидел, что с прошлого вечера добавили только одно новое сообщение. Он прочел тему, поколебался, потом кликнул и открыл сообщение со всеми ответами.


* * *


«Вы христиане? Или бойлаверы?»
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов Гостем в среду, 28 февраля, в 11:30


Надеюсь, вы не возражаете, если я задам вопрос. Если этот форум закрыт для посторонних, дайте мне знать, и я уйду. Я не хочу нарушать никаких правил, но я чрезвычайно озадачен: как вы можете называть себя «христианами-бойлаверами»? Если вы христиане, вы обязаны знать, что Библия запрещает нам вступать в сексуальные отношения вне уз брака, и даже если вы не против гомосексуализма, вы должны знать, что Иисус запретил соблазнять детей. Так что вы или христиане, или бойлаверы. Не понимаю, как можно быть и тем, и другим.

Пожалуйста, поймите, что я уразумел, что вы можете бороться с соблазном навредить ребенку. Многие из нас борются с сексуальными соблазнами; самого Иисуса искушал Сатана. Искушение еще не грех, но я не представляю, как вы можете позволить себе поддаться искушению и затем подходить к причастию в воскресенье, как будто ничего не случилось.

Опять-таки, если я выбрал не то место для таких вопросов, пожалуйста, дайте мне знать. Я буду молиться за вас в любом случае.




«Конечно, вы можете размещать здесь сообщения!»
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов В_Мире в среду, 28 февраля, в 19:48
В ответ на «Вы христиане? Или бойлаверы?», добавленное Гостем


Прежде всего, добро пожаловать, брат. «Где двое или трое соберутся во имя мое, там и я посреди них», обещал Иисус, и я вижу, что здесь, по крайней мере, двое из нас сегодня :)

Да, конечно, ты можешь размещать здесь сообщения. Форум открыт для каждого, не важно, какова их ориентация или вера. Ты не сказал, привлекают ли дети сексуально тебя самого, но в нашем форуме участвуют как педофилы из общества сексуального оздоровления, так и непедофилы. Нехристиане тоже иногда пишут здесь. Один из них – Уайт Роуз, наш регулярный посетитель.

Что касается меня, я принадлежу к евангелической церкви и прожил все мои сорок с лишним лет в христианской общине: маленьком городке на среднем западе, полном дружелюбия и сопричастности.

Брат, ты даже не представляешь, как утешили меня твои слова и твое понимание нашей борьбы. Мы не так далеки друг от друга, как тебе могло показаться. Как и ты, я верю, что Бог хочет, чтобы мы ограничили нашу сексуальную активность святыми узами брака. Как и ты, я верю, что гомосексуальное и педофилическое поведение – грех (хотя и не худшие грехи; ожесточить свое сердце против Духа Святого куда более греховно).

Именно поэтому я и многие другие размещаем сообщения на этом форуме: потому что мы боремся, дабы исполнять Божьи заповеди, и потому что нам нужна взаимная поддержка, чтобы сражаться с сексуальным искушением и найти способы использовать нашу ориентацию во благо. Я не верю, как некоторые другие здесь, что Бог сотворил меня бойлавером. Я верю, что мои сексуальные желания, направленные на мальчиков, – результат Грехопадения, из-за которого все природное попало в плен зла, вошедшего в мир, когда первый мужчина и первая женщина согрешили. Но я также не верю – и из твоих слов мне ясно, что ты с этим согласен – что я враг Господа, потому что меня сексуально привлекают мальчики. Я получил от Бога дар свободной воли, и я использовал свою свободную волю (милостью Божьей), чтобы не навредить детям. Я грешник, конечно, как все смертные, но этого греха я не совершил.

Но только недеяния – воздержания от секса с мальчиком – для меня недостаточно. Я глубоко верую, что Сатана может творить зло уже только искажая то, что по сути добро, и я верую, что Бог может помочь мне восстановить добро, которое Сатана хочет исказить. За моим грешным желанием иметь секс с мальчиками – истинная любовь к мальчикам, которую, я верю, я могу использовать, чтобы творить добро ребятам вокруг меня. Конечно, я должен проявлять осторожность, в точности как мужчина, которого привлекает замужняя женщина, должен остерегаться, чтобы не позволить себе попасть в положение, когда он может совершить прелюбодеяние. Но с помощью других участников форума я мог помочь многим мальчикам в моей общине несексуально, что позволяет мне разделить с ними любовь к Богу.

Так вот, то, что могло бы стать трагедией для меня, стало вместо того Божьим благословением. Христос позволил мне страдать и подвергаться искушению, как Он сам некогда, и дал мне силу, которая нужна мне, чтобы построить царствие Его на Земле.

Пожалуйста, пиши еще, и расскажи нам о твоей борьбе с сексуальными желаниями. Я уверен, что всякому здесь твоя история пойдет на благо.

Во имя Христа
В Мире с Господом
Вебмастер ФХБ.




«Я счастлив быть здесь».
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов Полом в среду, 28 февраля, в 20:46
В ответ на «Конечно, вы можете размещать здесь сообщения!», добавленное В_Мире


Я бы хотел извиниться за свой предыдущий пост. Очевидно, я должен был прочесть сообщения на этом форуме, прежде чем размещать свое. До сих пор я слышал слово «бойлав» только в связи с NAMBLA2, и не понял, что вы используете его в другом смысле. Разумеется, если тот тип любви, к которому вы стремитесь, называется «Агапе» (п/г: см. прим. к главе 5), тогда вы – настоящие бойлаверы. Я только хотел бы предостеречь, что слово легко понять неправильно, так как в нашем обществе слово «лавер» обычно имеет эротический оттенок (любовник).

Спасибо за приглашение участвовать в этом форуме. Я на самом деле рад этому – теперь, когда понял ваши цели. Я уверен, что вы можете помочь мне, как я надеюсь помочь вам.

Цитировать
Ты не сказал, привлекают ли дети сексуально тебя самого


Прошу прощения, что не представился. Меня зовут Пол, мне 46 лет, и меня сексуально влечет к мужскому полу с ранней юности. Я член миссионерской организации экс-геев, и, хотя еще не испытал перемену чувств, как некоторые другие, я ухаживаю за женщиной, принадлежащей к моей церкви, и мы надеемся, что все изменится, когда я стану ближе к Господу.

В зрелом возрасте почти все представители моего пола, которые меня привлекали, были моими ровесниками, но когда я был старшекурсником в колледже (в 21 год) мне нравился один семнадцатилетний первокурсник, так что, я полагаю, вы можете звать меня почетным экс-бойлавером (используя слово «бойлавер» в смысле NAMBLA).

Как видите, я меньше всего склонен судить брата во Христе, который старается противостоять сексуальному искушению. Некоторых из моих друзей экс-геев сексуально привлекают несовершеннолетние, и я наткнулся на ваш форум в поисках группы поддержки для моего друга из другого штата (его привлекают несовершеннолетние, хотя он не экс-гей), который ищет такую группу в помощь на своем нелегком пути. Если кто-нибудь знает о подобном в Чикаго и его окрестностях, пожалуйста, сообщите мне, я написал тут свой е-мейл адрес.

Я буду молиться за всех участников этого форума, и надеюсь, вы помолитесь за меня, и так мы будем бороться вместе.

Пол (грешник, не святой) (п/г: в ориг. «Paul (the sinner, not the saint)» имея в виду апостола Павла (Apostle Paul)).




«Сексуальные перемены и промысел божий».
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов В_Мире в среду, 28 февраля, в 21:42
В ответ на «Я счастлив быть здесь», добавленное Полом


«И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: «Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи». И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова. Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен». (Второе послание к Коринфянам, 12:7-10).

Не утруждайся отвечать мне сегодня: я знаю, что многие посетители этого форума предпочитают отзываться не так скоро, как на других форумах, я просто хотел выразить свою озабоченность не твоим участием, а твоим заявлением, что ты «экс-гей».

Я должен объяснить, что, прежде чем я нашел форум христиан-бойлаверов, я потратил почти двадцать лет, пытаясь избавиться от влечения к мальчикам всеми способами, включая участие в миссии экс-геев. Эти усилия едва не погубили меня. Как и апостол Павел, я открыл, что Господь хочет, чтобы я продолжал страдать от этого «жала», и что мои попытки изменить сексуальную ориентацию обречены на поражение. Теперь ты говоришь, что был гомосексуалистом более двадцати лет, и твои чувства все еще не переменились, однако ты продолжаешь стараться. Уверен ли ты, что это разумный путь? Я не хотел бы, чтобы ты кончил как я, с разбитым сердцем, потому что я думал, что не могу служить Богу, если не изменю свои чувства.

Надеюсь, это сообщение тебя не обидело.

Во имя Христа
В Мире с Господом
Вебмастер ФХБ.




«Я нисколько не обижен».
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов Полом в среду, 28 февраля, в 21:51
В ответ на «Сексуальные перемены и промысел божий», добавленное В_Мире


Мне часто задают этот вопрос, само собой, и мой единственный ответ – это кажется мне наилучшим выбором. Я знаю других экс-геев, чьи чувства не переменились, мы называем друг друга «экс-геями» просто потому, что не принадлежим к сообществу геев. Если ты предпочтешь называть меня воздерживающимся гомосексуалистом, я не возражаю. Ярлыки для меня не главное. Но я знаю многих экс-геев, чьи чувства и впрямь изменились, и я надеюсь, что то же произойдет однажды и со мной. Воздержание (как ты сам знаешь) – тяжкий путь. Я бы хотел жениться.

Если мы занимаем слишком много места на форуме, не стесняйся послать мне е-мейл, я снова указал свой адрес в начале сообщения.

Пол (грешник, не святой).




«Благодарю тебя!»
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов В_Мире в среду, 28 февраля, в 21:59
В ответ на «Я нисколько не обижен», добавленное В_Мире


Благодарю тебя за твое доброжелательное объяснение, Пол. Я согласен, для Господа нет ничего невозможного, и я счастлив, что ты понимаешь, что жизнь в воздержании для гомосексуалиста или бойлавера может быть призванием от Бога, даже если она (Боже, помоги мне) временами и тяжела.

Теперь небольшое замечание о безопасности, прежде чем я пожелаю тебе спокойной ночи. Я заметил, что ты размещал здесь е-мейл адрес, в котором есть твои личные данные. По этой причине я удалил этот адрес. Я предлагаю тебе завести анонимный адрес (я добавил линк к странице, как это сделать), потому что даже непедофилы могут подвергаться преследованиям со стороны тех, кто не одобряет деятельности Форума Христиан-Бойлаверов.

До следующей встречи…

Во имя Христа
В мире с Господом
Вебмастер ФХБ.


* * *


Джонни побарабанил пальцами, затем нажал на кнопку «Назад». Он провел стрелкой по имени Пола. Как он и думал, оперативная память его браузера сохранила первоначальную версию сообщения Пола и е-мейл адрес был виден: paul@chaplaincy.oldcityuniv.edu.

Он еще поколебался, глядя на адрес, затем перевел его в форму письма. Посмотрел на пустое поле для текста, затем свернул окно и снова обратился к странице с закладками.

Первый сайт с закладкой загрузился быстро: небесно-голубой фон и синий треугольник без креста. Эмблемой был не просто синий треугольник, но маленький синий треугольник, покоящийся внутри большого синего треугольника.

Джонни быстро просмотрел заголовки на форуме:
«Я влюблен!»
«Знает ли кто-нибудь возраст полового совершеннолетия в Новой Зеландии?»
«Новости: Полицейский признался, что убил педофила, присяжные его оправдали».
«Мы с юным другом идем в цирк».
«На сайте NAMBLA помещен пересмотренный закон Великобритании о жестоком обращении с детьми».
«Опрос: Правильно ли это – анальный секс с мальчиком?»
«Мальчик из моего города убит – какая несправедливость!»
«Видел сегодня хорошенького пятилетнего мальчика».
«Я собираю линки сайтов для геев-подростков».
«Опрос: Стоит ли нам заручиться поддержкой герл-лаверов?»
«Сайту предотвращения самоубийств среди бойлаверов требуются добровольцы».
«Я новичок здесь и мне нужна помощь!»


На последнее сообщение было уже двадцать ответов. Джонни кликнул на линк.


* * *


«Я новичок здесь и мне нужна помощь!»
Добавлено на БойЧат Настоящим Бойлавером в среду, 28 февраля, в 15:13


Бог ты мой, не могу выразить, что для меня значило найти этот сайт. Я нашел его, когда просматривал сайт с фотками, но это значит КУДА больше для меня, чем любые фотки.
Позвольте представиться. Меня зовут [удалено модератором], я живу в [удалено модератором], и я окончил школу в прошлом году. Меня привлекали мальчики с начальной школы, но я рос, а мне по-прежнему нравились младшеклассники. Так что, наверное, я – бойлавер.

Я прочел некоторые сообщения здесь и думаю, что я отличаюсь от большинства здешних, так что я боюсь рассказать свою историю – вдруг вы прогоните меня. Я знаю, что все здесь любят мальчиков и не хотят причинить им вреда. Ну, я чувствую то же самое, но иногда у меня бывают фантазии об изнасиловании и убийстве мальчиков. Это меня здорово пугает.

Эти фантазии начались, когда я еще был маленьким и жил в интернате, где меня били другие ребята. Я лечился у психотерапевтов с десяти лет, но никогда не рассказывал им о своих фантазиях. Они ведь по закону обязаны будут сообщить полиции, и меня посадят. Когда я ходил в школу, там на окнах были решетки, и с тех пор я больше всего боюсь, что меня запрут в клетку.

Сейчас я безработный и живу далеко от дома (это долгая история, родители нашли некоторые фотки мальчиков, которые я собирал), так что у меня нет денег на психотерапевта. Я бы очень хотел поговорить с кем-нибудь о моих фантазиях, о том, что я могу сделать, чтобы так не поступать, поэтому-то я так счастлив, что нашел вас. Я выбрал ник «Настоящий Бойлавер», потому что я хочу быть таким. Я не хочу вредить детям.

Можно мне писать здесь? Я знаю, что другие здесь не хотят насиловать детей (я имею в виду, принуждать их к сексу. Я думаю, что некоторые из вас считают, что можно иметь секс с мальчиком, если он того хочет, но это не то, что меня беспокоит). Если вы думаете, что я отвратительное чудовище, все, что я могу сказать, – я согласен с вами, и я уйду, если вы мне скажете.

[Имя удалено модератором], стараюсь быть НАСТОЯЩИМ бойлавером.




«Добро пожаловать на БойЧат».
Добавлено на БойЧат Кирпичом в среду, 28 февраля, в 15:22
В ответ на «Я новичок здесь и мне нужна помощь!», добавленное Настоящим Бойлавером


Ты получишь много ответов на свое сообщение, но я только хотел официально заверить тебя, что ты, конечно, можешь писать здесь. Любой может оставлять сообщения на этом форуме, если они подчиняются нашим правилам, ссылку на которые я даю внизу. Пожалуйста, обрати внимание, что правило №6 говорит о том, что нельзя размещать сообщения, из которых можно понять, что ты нарушаешь законы. Я надеюсь, что в будущих постах ты будешь осторожен.

Еще о правилах безопасности. Я удалил из твоего сообщения информацию о твоем настоящем имени и адресе. Пожалуйста, не пиши их снова. Очень немногие из нас открыто признали себя педофилами, и даже они обычно подписываются никами. В нашем мире небезопасно говорить другим, что ты бойлавер. Любой может зайти на этот форум и выяснить, где ты живешь.

Теперь немного о себе. Я подписываюсь «Кирпич», потому что иногда я чувствую, что я просто еще один кирпич в стене (п/п: намек на песню Pink Floyd), хотя БойЧат помогает мне превозмочь это чувство. Как и основная часть наших участников, я живу в Северной Америке. Мне двадцать с лишним, и я пишу на БойЧат уже три года. Сейчас я вебмастер БойЧата и глава комитета Вольномыслящих, который руководит БойЧатом и несколькими другими форумами для бойлаверов (но не независимыми, вроде Распутья или Форума Христиан-Бойлаверов). Вольномыслящие также собирают ссылки, связанные с бойлав, но прочти наши правила, прежде чем добавлять туда линки. Все сайты должны быть в рамках закона.

Как и ты, я считал себя чудовищем, когда впервые попал сюда. Сейчас я не чувствую никакой вины за то, что люблю мальчиков. Как и ты, я решил воздерживаться от секса, потому что считаю, что нельзя нарушать законы, даже если они несправедливые. Я скорее буду стараться постепенно изменить взгляды на бойлав, особенно показывая пример образцового гражданина, так что любой, кто познакомится со мной и узнает, что я бойлавер, поймет, что мы не чудовища.

Я очень огорчен, что ты фантазируешь о причинении вреда детям. Я лично с такой проблемой не сталкивался, и никто из моих знакомых на этом форуме тоже, но, может быть, кто-нибудь сможет посоветовать тебе способ перестать об этом думать. Я не уверен, что тебе нужна психотерапия, потому что психотерапевт, к которому я раньше ходил, заставил меня так сильно ненавидеть себя за то, что я бойлавер, что я едва не бросился под поезд. Но, может быть, кто-нибудь тут знает психотерапевта, не враждебного к бойлав, который не попытается изменить твою любовь к мальчикам (в отличие от твоего желания их насиловать).

Кирпич
Вебмастер и на все руки мастер
БойЧат.


* * *


Другие сообщения были добавлены в ответ:
«Не стыдись любви к мальчикам» Отказника,
«Вы больны! Вы нуждаетесь в помощи!» Заботящейся_и_Разгневанной
«Мы здесь, чтобы помочь тебе, Настоящий Бойлавер, говори с нами» Педружки.


Когда Джонни обновил страницу через несколько минут, там появилось новое сообщение.


* * *


«Пробовал ли ты обращаться в интернет-группы сексуального оздоровления?»
Добавлено на БойЧат Уайт Роуз в среду, 28 февраля, в 22:29
В ответ на «Я новичок здесь и мне нужна помощь!», добавленное Настоящим Бойлавером


Знаю, что другие участники форума предупредят тебя, что эти группы опасны. Я, конечно, не стал бы рекомендовать их обычному бойлаверу. Но, похоже, у тебя серьезные проблемы, и тебе может помочь разговор с теми, кто раскаялся после совершения насилия над детьми. Но, пожалуйста, не переставай говорить с нами. Мы поможем тебе всем, чем можем.

Меня зовут Уайт Роуз. Я мужчина и меня сексуально привлекают мальчики в возрасте от 12 до 16 лет. Мой ВП (возраст привлекательности) может быть немного выше или ниже, но любой, кто еще не начал созревать или уже успел повзрослеть, просто не привлекает меня.

Я бойлавер лет с 12, хотя я не понимал этого, пока не поступил в колледж, и не знал, как это называется, пока два месяца назад не обнаружил форумы бойлаверов. (Я попал сюда на солнцестояние, здесь это важный праздник).

Это место изменило мою жизнь. Я больше не верю, как раньше благодаря газетным статьям, что мне предопределено растлить ребенка. Я все еще не решил, как быть с сексом. Некоторые из бойлаверов тут считают, что секс с согласным на это мальчиком плох для него, другие – что не вредит ему. Но одно я знаю точно – и мне нужно было, чтобы мне это сказали – я никогда не буду принуждать мальчика к сексу против его воли.

Мне все еще жутковато писать обо всем этом. Я тут новичок, как и ты, и часть меня продолжает вопить: «Ты желаешь мальчиков! Тебя нужно пристрелить!» Если бы не БойЧат, не знаю, как бы все кончилось. Может быть, я бы изнасиловал и убил ребенка, как этого от меня ожидает общество. (Нет, я не думаю, что сделал бы это, но я знаю некоторых, которые почти сделали и спаслись, потому что вовремя нашли БойЧат).

Я также хотел бы повторить предупреждения Кирпича относительно сохранения тайны твоей личности. Когда я впервые написал сообщение, в котором признавал себя бойлавером (это было на другом форуме – Распутье), я упомянул, в каком городе живу, и описал вид из моего окна. К счастью, один из модераторов отредактировал мой пост и удалил эти подробности. Он даже послал мне е-мейл с объяснением, что кто-нибудь, живущий в том же городе и читающий мое сообщение, мог бы догадаться, где я живу.

Очень жаль, что большая часть из нас не может поговорить с другими людьми в реальной жизни о том, какие мы. Иногда я очень хотел бы знать мнение не-педофила о том, что меня волнует. Но я полагаю, нам повезло, что не-бойлаверы, вроде Педружки, готовы заходить сюда и общаться с нами.

Но опять же – было бы приятно поговорить с кем-нибудь в реальной жизни.

Уайт Роуз.


* * *


Джонни почувствовал, что не может больше усидеть на месте, отключил модем и снова подошел к холодильнику. Он достал молоко и налил в кастрюльку. Поставив ее на плиту, он зажег газ и вернулся к письменному столу, где внизу экрана увидел иконку неоконченного письма к Полу. Он кликнул и посмотрел на развернувшееся окно. Подумав немного, начал печатать. В теме написал «Мой первый е-мейл тебе». Потом «Дорогой…»

Зазвонил телефон.

Он подскочил, словно от выстрела. Потом протянул руку и поднял трубку.

– Говорит Уайт Роуз, – сказал он машинально.

– Джонни? – раздался голос пожилой женщины. – Это ты?

– О боги, – пробормотал Джонни. Потом, опасаясь, что его слышно на другом конце провода, добавил быстро: – Да, мама, это я. Прошу прощения. Я так увлекся электронной книгой, которую читал, что, кажется, начал воображать себя ее героем.

– Уайт Роуз, а? – это был голос отца, говорившего с параллельного телефона; он звучал так, как будто произошедшее было забавным. – Похоже на шпионский роман. Этот Уайт Роуз что, тайный агент?

– Вроде того, – сказал Джонни, наматывая телефонный шнур на палец. – Он ведет двойную жизнь. Днем он – обычный человек, но его друзья и родные не знают, какой секретной жизнью он живет по вечерам.

– Обычный служащий днем, но по ночам он становится Суперменом, – отец хохотнул. – Поразительно, эти старые сюжеты все еще в ходу.

– Ну, этот как раз осовременен, – ответил Джонни. – Одна из тайн Уайт Роуза – он пишет сообщения в интернете, тысячи людей по всему миру читают их каждый день, но никто в реальной жизни не знает, что он – Уайт Роуз.

– А его семья узнала, кто он? – это спросила мать. Она, как обычно, на все глядела с родительской точки зрения.

После короткого молчания Джонни выдавил:
– Не уверен. Я еще не дочитал до конца.

– Покажи книгу нам, когда приедешь в гости, – попросил отец. – Похоже, классная штука, вроде тех приключенческих историй, что ты сочинял в школе.

– Я помню, ты говорил мне, что интереснее писать об опасностях, чем их переживать, – сказал Джонни. Он выпустил телефонный шнур и начал играть с мышкой. Экран компьютера от движения мышки снова активировался – на нем было сообщение Уайт Роуза.

– Из-за этого-то мы и звоним, Джонни, – подхватила мать. – На этой неделе была статья в одном из журналов – в каком, Том?

– Там на обложке был педофил, хватающий ребенка, – ответил отец.

– Да. Ты, конечно, можешь найти его в супермаркете, – сообщила мать. – Там объясняют, как не стать жертвой преступника. Ты знаешь, Джонни, мы все время беспокоимся, что ты переехал в город, где столько насилия.

– В маленьких городках тоже совершают преступления, мама, – ответил Джонни, переводя взгляд с сообщения на экране к огням кинотеатра за окном. – В прошлом году в соседнем квартале избили одного человека только потому, что кто-то решил, будто именно его лицо он видел на плакате «Разыскивается».

– Но твоя мама, все равно права, – вставил отец. – В большом городе есть особые опасности, которых у нас мало: сталкеры, «хищники», всякое такое. У нас-то последнее изнасилование было восемь лет назад.

Джонни почувствовал внезапную усталость.

– Мама, папа, я был бы рад поговорить еще, но у меня кое-что выкипает на плите. Давайте, я позвоню вам утром.

– Конечно, Джонни. – В голосе отца звучало понимание. – Наверное, не стоило нам звонить так поздно, ты ведь весь день работал.

– Отдохни, – посоветовала мать. – И не беспокойся, что должен звонить нам утром. Любое время, когда тебе удобно, подходит нам.

– Я поговорю с вами завтра перед работой, – пообещал он. – Спасибо, что позвонили.

Молоко уже закипело к тому времени, когда он подошел. Поэтому Джонни отставил кастрюльку в сторону остывать и вернулся к компьютеру. Недописанный е-мейл ждал его. Он побарабанил пальцами, затем подключил модем и вернулся к форуму с зеленым фоном.


* * *


«Цели Распутья».
Добавлено на БойЧат Голд Стар в среду, 28 февраля, в 22:16
В ответ на «Вы больны! Вы нуждаетесь в помощи!», добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


Как и Педружка, я говорю вам: добро пожаловать на Распутье. У нас не так много не-педофилов, как нам бы хотелось, так что я рад видеть ваше сообщение.

Я только хотел прояснить для вас задачи Распутья. Вы говорите о NAMBLA, Вольномыслящих и Распутье через запятую, как будто они одно и то же, но, поскольку я принадлежал ко всем трем из них, могу заверить вас, что они весьма отличаются.

Североамериканская ассоциация бойлаверов (NAMBLA), к которой я принадлежал пару лет, – пропагандистская организация. Ее задачи – добиваться общественных и юридических перемен, чтобы дать несовершеннолетним мальчикам различные свободы, включая свободу выбирать своих сексуальных партнеров. NAMBLA также оказывает поддержку бойлаверам, но ее главная задача – пропаганда.

В противоположность этому, Вольномыслящие – организация для поддержки. Ее цели – поддержка всех бойлаверов, не важно, считают ли они, что мальчики должны иметь возможность заниматься сексом с мужчинами. Например, когда я был членом комитета Вольномыслящих, если бы ко мне обратился бойлавер и сказал: «Я хочу открыть форум для бойлаверов, которые считают, что заниматься сексом с мальчиками морально недопустимо», я бы ответил: «Отлично! Чем я могу помочь?» Я сказал бы это не потому, что верю, что заниматься сексом с мальчиками само по себе плохо (хотя это может быть плохо при определенных обстоятельствах, например, когда это незаконно). Я бы сказал это потому, что комитет Вольномыслящих хочет помогать всем бойлаверам, независимо от их идеологии.
 
Ну, а Распутье – нечто, совсем отличное от NAMBLA и Вольномыслящих. Вы называете Распутье организацией бойлаверов, в то время как это форум для бойлаверов и не-бойлаверов, и его ведут бойлаверы и не-бойлаверы для блага обеих групп. Наша задача – предоставить нейтральную территорию, где бойлаверы и не-бойлаверы (включая не-педов) могут обсуждать свои различия во взглядах и то, что их объединяет.

В отличие от Педружки я здесь не для того, чтобы изменить чьи-то взгляды на проблему секса. Я не думаю, что могу изменить взгляды Педружки на это – не больше, чем она может изменить мои собственные. Я сотрудничаю с ней потому, что верю, что несмотря на все наши расхождения мы оба беспокоимся о благополучии детей, и оба хотим жить в мире, где дети меньше подвергаются опасности. Я хотел бы вместе с не-педами помочь создать такой мир и надеюсь, что вы присоединитесь к нам на Распутье, чтобы внести свой вклад.

Может быть, я даже смогу убедить вас помочь в предотвращении насилия против бойлаверов. Ну, я мечтатель, что делать? :)

Голд Стар
Вебмастер
Распутье.


* * *


Кому: goldstar@freespirits.org
От: whiterose@anonymail.com
Дата: 28 февраля 22:49 (Восточное время)
Тема: мой первый е-мейл тебе


Дорогой Голд Стар.

Надеюсь, ты не возражаешь, что я пишу тебе ни с того ни с сего. Я думаю, ты помнишь мой ник, поскольку я довольно часто пишу на Распутье и мы отвечали на сообщения друг друга.

На БойЧат появился новый бойлавер, который, похоже, очень напуган тем, что его привлекают мальчики. Когда я читал его сообщения, я вспомнил повесть, линк к которой ты давал на Распутье месяц назад: о мужчине и 14-тилетнем мальчике, которые влюбились друг в друга. Я не читал историю целиком, поэтому не могу припомнить сюжет, но, может быть, ты помнишь этот линк, чтобы я мог скинуть его новому бойлаверу. Я помню, что это была довольно старая история, и я подумал, что смогу показать ему, что бойлаверы существуют уже давно, чтобы он не боялся.

Я надеюсь, что у тебя все в порядке, как и у твоих юных друзей, если они у тебя есть.

Джонни (Уайт Роуз).


* * *


Тут же пришел ответ.

Кому: whiterose@anonymail.com
От: goldstar@freespirits.org
Дата: 28 февраля 19:59 (Тихоокеанское время)
Тема: Линк, о котором ты спрашивал


Дорогой Джонни.

(Кстати, спасибо за честь знать твое имя). Рассказ, который ты, вероятно, имеешь в виду, – «Священник и мальчик-служка», написанный в 1894 году Джоном Фрэнсисом Блоксэмом. Я не уверен, что это история наилучшим образом подходит для твоих целей, но ты можешь дать новому бойлаверу ссылку (она внизу). Это впрямь произведение, интересное с исторической точки зрения. Оно написано одним из авторов английского движения «Ураниум», группы писателей и художников, воспевавших свою любовь к мальчикам.

Цитировать
Надеюсь, ты не возражаешь, что я тебе пишу ни с того ни с сего


Господи, не надо извиняться, я сам собирался написать тебе. Мне очень нравятся твои сообщения на Распутье, особенно то, в котором ты пишешь, что у бойлаверов и тех, кто против БЛ, больше общего, чем они сами думают.

Другим членам команды Распутья тоже понравились твои сообщения, и мы подумали, не найдешь ты время и желание присоединиться к нам и стать модератором Распутья.

Мы лишились многих модераторов в прошлом году, отчасти из-за флейма (п/г: перепалки в местах многопользовательского сетевого общения, «спор ради спора»), отчасти из-за споров о сбалансированности состава комитета представителями разных взглядов. Нам всегда было труднее убедить присоединиться не-педов, чем бойлаверов и герл-лаверов. (К нам еще не присоединились педы из групп сексуального оздоровления; мы надеемся, что это произойдет рано или поздно).

Сейчас мы модерируем Распутье втроем, и нам нелегко постоянно держать форум под присмотром. Все мы стараемся помочь в выходные, а в рабочие дни модерируем «посменно». Отказник (который живет в Европе) на вахте с трех утра до полудня по восточному времени, Педружка – после обеда. Я в сети с шести до одиннадцати вечера по тихоокеанскому времени (это с 10 вечера по 3 утра у вас, на восточном побережье). К сожалению, я не могу модерировать в более ранние вечерние часы, потому что хожу на курсы с понедельника по четверг в это время.

Я заметил, что ты бываешь в сети ранним вечером, приблизительно до того часа, когда я появляюсь. Не хотел бы ты поучаствовать? Все, что требуется – толстокожесть, чтобы выдержать все возмущенные вопли из-за редактирования или удаления сообщений. К счастью, наши правила довольно просты и сводятся к проблемам безопасности (то есть не давать участникам раскрыть личность друг друга).

Я полагаю, что должен добавить, что тебе надо будет держать в тайне любые личные сведения, на которые ты наткнешься как модератор. Я – единственный в нашем комитете, у кого есть доступ к каждому IP-адресу – коду, который показывает приблизительное местонахождение компьютера пользователя (он может понадобиться в случае возникновения серьезных проблем). Но ты сможешь видеть другую важную информацию, вроде предыдущих вариантов отредактированных или удаленных сообщений, так что мы попросим тебя держать рот на замке. Если ты согласен на это, дай нам знать.

Я надеюсь, что ты присоединишься к нам. Не только потому, что у нас слишком много работы, но и потому, что ты всегда пытаешься понять чужую точку зрения и научиться от других, именно такие нам и нужны на нашем форуме. Мы не хотим бесконечных перебранок.

Твой
Голд Стар.




Кому: goldstar@freespirits.org
От: whiterose@anonymail.com
Дата: 28 февраля 23:10 (Восточное время)
Тема: Боги, конечно да!


Дорогой Голд Стар.

Боги, я польщен. То есть, я пишу на форумах бойлаверов только два месяца. Ты уверен, что не спутал меня с кем-нибудь, у кого на самом деле есть опыт в такого рода делах?

Мне уже давно пора спать, так что я напишу подробнее утром. Я только хотел сказать, что, конечно, я понимаю, почему ты озабочен вопросами безопасности, и я буду держать в секрете все, что узнаю. Не думаю, что это станет моральной проблемой – не вероятнее, чем для тебя будет моральной проблемой сохранить в тайне мое настоящее имя.

Было ужасно приятно получить от тебя письмо. Я чувствовал себя одиноким…


* * *


Он остановился, стер последние несколько слов и начал заново.


* * *


Я чувствовал, что мне надо поговорить с кем-нибудь, потому что со мной случилось что-то очень хорошее: я смог помочь в трудную минуту женщине, с которой работаю, и поболтать немножко с ее сыном. Это на самом деле такая мелочь, что о ней как-то неловко писать на БойЧат, но, может быть, ты понимаешь, почему я упомянул об этом сейчас. И то, что я помог его матери, значит для меня не меньше, чем разговор с мальчиком. Не думаю, что кто-нибудь на БойЧат это поймет, но думаю, что ты – поймешь. По крайней мере, я чувствую это по твоим сообщениям.

Поговорим завтра (по интернетовскому времени).

Искренне твой,
Джонни.


* * *


Молоко совсем остыло, когда он налил его в чашку, но он все равно добавил туда какао, и подошел к окну, прихлебывая. Начали собираться зрители на ночной сеанс. Был рабочий день, так что в очереди стояли в основном пожилые мужчины и женщины; некоторые из них, вероятно, семейные пары с большим стажем. Джонни наблюдал за одной парой – седовласыми мужчиной и женщиной: они купили билеты и исчезли в кинотеатре. Он допил свое какао и вернулся к кухонному столу.

За несколько минут он вымыл посуду и положил ее на сушилку. Картонка от ужина отправилась в мусорное ведро, и он начисто вытер стол губкой. Проверил, собран ли портфель на завтра, и отправился в ванную.

Он вышел оттуда в пижаме в синюю полоску, напоминавшую раскраской карамельку. Собирался выключить свет, когда вспомнил о лэптопе, подошел и выключил его. Затем на глаза ему попался журнал, упавший на пол. Он нагнулся за ним и машинально прочел один абзац.

«По большей части педофилы ведут вполне обычную жизнь, – говорит агент ФБР Даррен Фрэнклин, который выслеживает в интернете педофилов, посещающих форумы, предназначенные для обсуждения, как растлевать детей. – Если вы их встретите, вы удивитесь, как нормально они выглядят. Только когда вы увидите, что они делают с детьми, вы понимаете, насколько они опасны».

Джонни оставил журнал на письменном столе и пошел спать. Постель была холодна. Он долго лежал без сна, уставившись в потолок.


* * *


«Спасибо, спасибо, спасибо!»
Добавлено на БойЧат Настоящим Бойлавером в четверг, 1 марта, в 8:42


Не могу выразить, как я вам всем благодарен за ответы. Я теперь знаю то, о чем только догадывался раньше – я могу удержаться и не причинить вреда никому из детей в моем городе. (Кстати, Кирпич, я постараюсь не забывать все советы насчет безопасности из твоего е-мейла. Трудно припомнить их, когда я пишу, потому что я в таком восторге от этого форума!)

Я никогда в жизни не встречал такую замечательную компанию! Благодаря вам я всегда останусь Настоящим Бойлавером.





1 (п/г: Линчевание (суд Линча) – самосуд, не законная зверская кровавая расправа без следствия и суда, совершавшаяся расистами в США главным образом над неграми, борющимися против политики расовой дискриминации и угнетения, а также над прогрессивно настроенными белыми.

Как указано в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона «происхождение термина в точности неизвестно. Американские лексикографы обыкновенно относят происхождение обычая к виргинскому фермеру XVII в. по имени Уильям Линч, который, поймав преступника, обыкновенно расправлялся с ним собственной властью, наказывая его плетьми. Он же, если верить преданию, по просьбе соседей исполнял у них должность судьи для ускоренного наказания преступников.
Некоторые историки полагают, что данный термин произошел от имени полковника иррегулярных войск американских колонистов Чарльза Линча. В ходе Войны за Независимость он прославился тем, что сформировал собственный суд в округе Бедфорд и внедрял порядок и закон посредством веревки. Жертвами наведения порядка обычно становились сторонники английского короля.
Другие исследователи названия суда Линча производят от Джемса Фицстефена Линча, который, будучи мэром в Гальвэе (в Ирландии), в 1493 г., по преданию, «повесил собственного сына своего за обман и убийство путешественников, не руководствуясь военным или гражданским законом, а в добрый пример для потомства». Третье объяснение исходит из англосаксонского устарелого глагола linch – «бить палицей», «бичевать» и т. п., которое в сродном с первоначальным значении сохранилось у переселенцев в Америке, как и многие другие слова, давно уже вышедшие из употребления в Великобритании.

Несмотря на то, что вокруг имени исторического прародителя термина велись и ведутся споры, «Судом Линча» стали называть сам факт самосуда, а всю систему неписаных правил линчевания – «правом Линча». «Суд Линча» наиболее широко был распространён в США с конца XIX века до 1930-х годов.
Закон Линча был первой системой уголовных наказаний, особенно во вновь заселяемых местах, близ приисков и т. п., где быстрый рост населения предшествовал установлению твердых норм общежития, а обилие всяких негодяев (desperadoes, «отчаянных») вызывало обуздание их со стороны преданной порядку части населения».

Возникновение суда Линча как систематической практики надо относить к концу 1860-х, когда после поражения в Гражданской войне Юг США подвергся военной оккупации Севера; земли подвергались массовой скупке со стороны северных дельцов, а чернокожее население, объявленное в ходе войны совершенно свободным от рабства, мстило своим бывшим хозяевам. Для борьбы с северными оккупантами и особенно освободившимися неграми была учреждена тайная организация Ку-Клукс-Клан, члены которой широко практиковали бессудные убийства. Этот (так называемый Первый) Ку-Клукс-Клан был решительно разгромлен федеральным правительством в 1870-е, но террор против негров не прекратился. На смену рабству пришла сегрегация, закреплённая законодательно (так называемые Законы Джима Кроу), а также неписаный этикет, который должны были соблюдать негры.

Наряду с неграми, хотя и гораздо реже, линчеванию подвергались и белые англо-американцы, а также другие меньшинства, прежде всего итальянцы (по подозрению в сотрудничестве с мафией), евреи, англоязычные католики.

Нередко в суде Линча участвовали не просто неорганизованные толпы, а законные судьи, мэры небольших городов, шерифы; о месте и времени линчевания сообщалось заранее, как при законной казни, туда являлись фотографы, иногда устраивались шоу, как в цирке. В 1900-е в моду вошли открытки с изображением повешенных негров, рядом с которыми позируют весёлые и смеющиеся участники суда Линча; они посылали их родственникам с комментариями вроде «Мама, это я слева». Федеральное правительство запретило такого рода почтовую продукцию в 1908, но она нелегально печаталась и циркулировала до 1930-х.

Борьбу с линчеванием под давлением общественного мнения начали президенты-демократы (хотя Демократическая партия США традиционно была связана как раз с рабовладельческим Югом, а многие её деятели и с Ку-Клукс-Кланом) Рузвельт и особенно Трумэн, а также Кэннеди и Джонсон).


2 (п/г: North American Man/Boy Love Association (сокр. NAMBLA) – Североамериканская ассоциация бойлаверов. Организация настаивает на «прекращении притеснений мужчин и мальчиков, которые взаимно и свободно вступают в близкие отношения» и призывает «принять законы, защищающие детей от нежелательного сексуального опыта, которые в то же время оставляют за ними право определять виды и способы их собственной сексуальной практики». На сайте NAMBLA утверждается, что «NAMBLA не поощряет и не помогает людям в поисках сексуальных контактов» и что она не «участвует в каких-либо действиях, противоречащих закону… [или] пропагандирует, что кто-либо должен [нарушать закон]».

Организация NAMBLA родилась в условиях бурной политической атмосферы 1970-х годов, а точнее из движения за освобождение геев, которое развилось после Стоунволлских бунтов 1969 года в Нью-Йорке. Говорят, что, хотя основное течение борьбы за права геев никогда не разделяло идеологию NAMBLA, однако в то же время оно и не высказывало никакого неодобрения NAMBLA до тех пор, пока оппоненты течения не связали права геев с насилием над детьми и «вербовкой».  К середине 1980-х годов правозащитные организации геев под тяжестью обвинений в вербовке детей и растлении малолетних отказались от радикализма, свойственного им в начале деятельности, и «отвергли идею более зазывающей политики», предпочитая вместо этого больше апеллировать к общепринятым взглядам. На сегодняшний день практически все правозащитные группы геев отмежевываются от NAMBLA, выражают несогласие с ее целями и препятствуют любому участию этой организации в мероприятиях по защите прав геев и лесбиянок.

В данный момент по свидетельствам СМИ группа предположительно больше не существует для преследования каких-либо реальных целей и состоит только из веб-сайта, поддерживаемого лишь несколькими энтузиастами.

Более подробно на эту тему можно прочитать, например, на Википедии (в переводе романа нами используется термин «обхаживание» в отличие от статьи на Википедии, в которой для того же понятия применяется слово «вербовка». Подробнее см. прим. к гл.2)).
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Глава 2
« Ответ #3 : 02 Октября 2011, 12:03:35 »
Глава 2.
Firewall (Система защиты доступа1).



«Несколько страниц из дневника».
Добавлено на Распутье Отказником в четверг, 15 марта, в 6:32


9 августа: Мы с Биллом снова ходили на пляж, держась за руки. Это первый раз, когда он позволил мне держать его за руку, с тех пор, как мы встретились. Раньше, когда я пытался взять его за руку, он отдергивал ее и шутил, что я слишком большой для этого. Когда он, наконец, позволил мне дотронуться до него, я словно почувствовал удар током.

Мы присели на камень в пещере, и я положил руку ему на бедро, но не успел я передвинуть ее выше, как он поднялся и сказал, что нам пора возвращаться. Я должен найти способ, чтобы заставить его понять!

12 сентября: Грандиозный скандал. Мама решила перевернуть мой матрас и нашла журнал, который мне дал почитать Рики: он подобрал его рядом с баром, куда ходят только мужчины. После этого все было ужасно: мама плакала, папа орал, а надоеда Дженет сует свой нос ко мне в комнату каждую минуту и спрашивает, что я натворил.

Когда отец перестал орать и начал говорить тихо, все стало еще хуже: он говорил, что гомосексуализм можно вылечить и что шокотерапия усовершенствовалась, и я наконец выскочил из дома. Я пошел к телефонной будке и позвонил Биллу, он уже вернулся с работы.

Я плакал в трубку, как маленький (к счастью, Билл так не думал). Он рассказал мне несколько смешных историй о том, как он ссорился с родителями, и я почувствовал себя лучше. Я понял, что некоторые родители – такие, и придется терпеть. Но зато теперь я знаю, что никогда не смогу рассказать им о Билле. Они просто не поймут.

15 сентября: Рики рассказал мне, что слышал от одного старшеклассника, что, если стоять в переулке за тем баром, иногда к тебе подходят мужчины и говорят с тобой, и иногда они даже позволяют тебе заниматься сексом с ними. Бывает, они даже дают после этого деньги. Рики сказал, что еще не пробовал это, потому что боится идти туда один.

Я хотел сразу броситься туда, но потом подумал, что, если об этом узнает Билл, он может понять все неправильно и подумать, что я его больше не люблю. Я хочу, чтобы он знал, что он важнее всех для меня, так что я решил немного подождать с этим.

20 сентября: Родители ушли сегодня днем, так что мы с Рики наконец смогли сделать это. Рики был в восторге и сказал, что первый раз – всегда самый лучший, но я чувствовал, что что-то не так. Хотя мы использовали картинки из журнала как образец (я вытащил его из маминого комода), все равно это было не то – мне все казалось, что мы что-то сделали неправильно. Как жаль, что это было не с Биллом.

29 сентября: На прошлой неделе мама и папа пришли домой такие счастливые, и сегодня я понял, почему. С завтрашнего дня я должен ходить к паршивому психотерапевту, который «вылечит» меня.

Я вышел и позвонил Биллу, используя это как предлог, чтобы попросить его встретиться на пляже в пещере. (Уже холодно, и я знал, что больше там никого не будет). Он сразу пришел, но, когда я показал ему журнал для голубых и попытался обнять его, он встал и ушел, даже не попрощавшись. Я плакал три часа.

Попробую написать ему письмо.

3 октября: Да! Он сказал да! Ура, ура, ура!

4 октября: Это было чудесно. Боже, боже, боже. Все, как в моих мечтах.


~~~


Вышеизложенное (я только исправил свое ужасное правописание и пунктуацию) – с подлинных страниц моего дневника, который я вел в двенадцать. Теперь скажи мне еще раз, дорогая ЗР, как меня «обхаживали2» с целью «растлить».

Я знаю, кто из нас был соблазнителем, – и это был не мой любовник.

Отказник, в надежде слегка расширить твой кругозор.


* * *


«Перевод твоего поста».
Добавлено на Распутье  Заботящейся_и_Разгневанной в четверг, 15 марта, в 16:45
В ответ на «Несколько страниц из дневника», добавленное Отказником


Прежде всего, у меня нет доказательств, что все это было на самом деле. Это выглядит точь-в-точь как история, которую мог сочинить насильник вроде тебя в свое оправдание.

Но, даже если это и правда, это только доказывает, что хуже всего в педофилии то, что растлитель ухитряется убедить свою жертву, что это было «ее» желание, и привязать жертву к себе. Это хорошо известное явление, которое носит название «стокгольмский синдром3»; ты можешь найти его описание в книгах о заложниках и военнопленных.

Вот что на самом деле произошло с тобой, хотя твой растлитель не позволил тебе это осознать.


# # #


9 августа: Прежде всего растлитель внедряет определенные идеи о сексуальной активности в сознание ребенка, но делает это очень тонко. Жертва даже не догадывается, что никогда бы не задумалась о подобном, пока ей бы не предложили. Ты, например, считаешь, что держаться за руки – то, чего хотел ты, а не твой растлитель. Но даже в этой записи ты проговорился, признаваясь, что сначала он держал тебя за руку. Это, конечно, внедрило в твое сознание мысль, что ему будет приятно, если ты и дальше будешь брать его за руку. (Между прочим, касательно твоего более раннего поста: обхаживание в полтора года длиной – не такое уж необычное дело. Педофилам нравится убеждать себя, что они «любят» детей, которых растлевают, так что они даже «ухаживают» за ребенком, прежде чем ложиться с ним в постель).

12 сентября: Классический случай. Самой простой для педофила способ завоевать любовь ребенка – лишить его родительской поддержки. В большинстве случаев это делается исподтишка; педофил начинает с того, что говорит: «Твои родители тебя не понимают», и только по прошествии времени добавит: «Только я тебя понимаю». Эта запись показывает, что твой растлитель перешел к завершающей стадии по твоему обхаживанию.

15 сентября. О Боже, что сказать об этой записи? Что дети в твоем городе продавали себя, и что мужчины в твоем городе пользовались их невинностью… Слишком ужасно даже думать об этом.

20 сентября: ГОМОСЕКСУАЛИЗМ – НЕ ТО ЖЕ САМОЕ, ЧТО ПЕДОФИЛИЯ! СЕКСУАЛЬНЫЕ ИГРЫ С РОВЕСНИКАМИ – НЕ ТО ЖЕ, ЧТО РАСТЛЕНИЕ МАЛОЛЕТНИХ! Ты все время подменяешь эти понятия в своем дневнике – понятно, ты был ребенком, но теперь-то пора бы понимать разницу.

Гомосексуализм – не психическая болезнь, а педофилия – болезнь. Вот определение педофилии из четвертого пересмотренного издания Руководства по диагностике и статистике психических расстройств, опубликованного Американской Психиатрической Ассоциацией:

«В течение не менее чем полугода постоянные, сильные, сексуально возбуждающие фантазии, сексуальные желания либо поведение с ребенком или детьми младше подросткового возраста (обычно 13 лет и младше). Индивид действует в соответствии с этими сексуальными желаниями, либо же сексуальные желания или фантазии причиняют ему заметные страдания или трудности в общении. Индивид – это взрослый человек в возрасте от 16 лет и как минимум на 5 лет старше, чем ребенок (дети).


Примечание: сюда не входят те, кто в старшем подростковом возрасте имел продолжительные сексуальные отношения с 12-13-летними».
(Между прочим, хотя секс с подростками и не упомянут здесь, это также растление).

 Американская Психиатрическая Ассоциация описывает сущность педофилов так:
«Действия [педофилов] обычно объясняются использованием оправданий или приносимой пользы, что они имеют «образовательную ценность» для детей, что дети получают от них «сексуальное удовольствие», или что ребенок вел себя «сексуально вызывающим образом» – темы, обычные также для педофильской порнографии…

Отдельные личности могут ограничиваться своими собственными детьми, приемными детьми, родственниками, или их жертвами могут стать дети, не принадлежащие к их семьям. Некоторые индивиды, больные педофилией, угрожают детям, чтобы избежать разоблачения. Другие – особенно те, кто часто делает своими жертвами детей – изощряются в приемах получения доступа к детям, которые могут состоять в попытках завоевать доверие матери ребенка, женитьбе на женщине с привлекательным ребенком, продаже детей другим индивидам, больным педофилией, или, в редких случаях, усыновлении детей из стран третьего мира или похищении чужих детей.

Исключая случаи сексуального садизма, такой человек может стараться удовлетворить нужды ребенка, чтобы завоевать его привязанность и верность, заинтересовать, а также обеспечить молчание о своих сексуальных действиях».

Звучит знакомо, не правда ли?

Так что, как ты видишь, желание заниматься сексом с ребенком связано с желанием манипулировать и насиловать. Именно поэтому вам всем срочно нужна психиатрическая помощь!

Когда дети занимаются сексом с детьми своего возраста, это абсолютно отличается от взрослых, пользующихся невинностью ребенка. Неудивительно, что ты не понимал этого тогда – жертвы растления, как правило, не осознают. Женщины, которых сексуально эксплуатируют психотерапевты или священники, верят, что они способны сказать «нет». Только потом они осознают, насколько велика разница в силе между ними и их эксплуататорами.

Ты был ребенком; ты не был полностью способен сказать «нет» своему растлителю, даже если и думал, что можешь это сделать. Дети биологически настроены на то, чтобы угождать взрослым – это часть их сущности. Твой растлитель воспользовался этим, чтобы ты захотел угодить ему, до такой степени, что убедил тебя в том, будто это ты был соблазнителем.

29 сентября: Типичный случай, часто встречающийся в описании растления малолетних, когда ребенок изменяет свои воспоминания о случившемся, чтобы преуменьшить размеры того, чему он подвергался. Ты сказал, что показал своему растлителю «журнал для голубых». На самом деле, это он показал журнал, скорее всего, полный детской порнографии, чтобы ты понял, чего он от тебя хочет. Так он не только использовал тебя, но и всех жертв на фотографиях, которых показывал тебе (как тот, кто сознательно покупает краденое – такой же вор, как и тот, кто украл это). Естественно, в результате он полностью убедил тебя, что изнасилование тех детей было проявлением любви.

Не знаю, как понимать конец этой записи. Может быть, твой растлитель почувствовал краткий приступ раскаяния, у них это бывает перед совершением преступления. Или, может быть, ему просто не хотелось заниматься анальным сексом с тобой на холодном пляже.
3-4 октября: Трагедия, трагедия, трагедия.


# # #


Если эти дневниковые записи настоящие, я искренне сочувствую тебе, потому что ты был не только совращен, но и продолжаешь эту ужасную цепную реакцию, совращая других детей. Я советую тебе найти хорошего психоаналитика, и, возможно, постараться восстановить забытые воспоминания о твоем растлении. Ты можешь найти помощь в разделе «Растление малолетних» в телефонном справочнике, или твоя церковь может порекомендовать тебе подходящее учреждение.

ЗР значит Заботящаяся_и_Разгневанная.




«Отказнику и Заботящейся_и_Разгневанной: последнее предупреждение».
Добавлено на Распутье Голд Старом в четверг, 15 марта, в 22:45
В ответ на «Перевод твоего сообщения», добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


Я обязан напомнить вам обоим еще раз, что правила безопасности Распутья запрещают обсуждение незаконных действий, которые не были рассмотрены в суде. Это включает как ваши действия, так и действия других. Здесь неподходящее место для признания в совершении противозаконных действий или для обвинений в таковых. Если вы чувствуете такую потребность, пожалуйста, обратитесь в церковь или в полицию (в зависимости от специфики случая).

Отказник, я оставил твой пост только потому, что там описаны события сорокалетней давности. Однако слишком многие из твоих последних сообщений были на грани фола. Ты – модератор, ты должен понимать, что делаешь.

Заботящаяся_и_Разгневанная, пожалуйста, постарайтесь запомнить, что мы не позволяем участникам обвинять других участников в незаконных действиях. Я уверен, что вам бы не понравилось, если бы другие участники обвинили вас без юридических доказательств вашей вины в незаконных действиях с целью выследить бойлаверов. Если ваши реплики в адрес Отказника, Уайт Роуза и других насчет того, что они развращают детей, означают, что вы заявляете, что они занимаются растлением малолетних, в то время как они имеют дозволенный законом секс с теми, кто уже достиг возраста сексуального согласия4, то, пожалуйста, поясняйте это в своих сообщениях.

Вам обоим – Педружке, Уайт Роузу и мне уже надоело постоянно редактировать и удалять ваши посты, а также делать предупреждения каждые несколько дней. В следующий раз, когда один из вас нарушит правила безопасности, он будет забанен на Распутье – временно или постоянно, в зависимости от степени вины. Команда Распутья и так слишком занята, чтобы возиться с нераскаявшимися постоянными нарушителями.

Голд Стар
Вебмастер
Распутье.




«Мои извинения».
Добавлено Отказником на Распутье в пятницу, 16 марта, в 3:12
В ответ на «Отказнику и  Заботящейся_и_Разгневанной: последнее предупреждение», добавленное Голд Старом


Мои сообщения о сексе с мальчиками были чисто гипотетическими. Мне нравится любить мальчиков гипотетически. Как пример моего исправления, которое я начну демонстрировать с данного момента, пожалуйста, посмотрите линк внизу к моему посту на БойЧат, описывающему – чисто гипотетически – каково это – принимать душ вместе с одиннадцатилетним мальчиком.

Отказник, начинающий новую жизнь.

Линк: Почему анальный секс лучше орального.




Кому: whiterose@anonymail.com
От: paul@chaplaincy.oldcityuniv.edu
Дата:
16 марта, 18:13 (по восточному времени)
Тема: Re: Re: Это Пол с ФХБ, будем знакомы

Дорогой Уайт Роуз,

15 марта ты написал:

Цитировать
О группе поддержки для вашего друга: к сожалению, я знаю только об одной открыто рекламируемой группе поддержки для бойлаверов, которая собирается в реальной жизни, и это далеко от того места, где живет ваш друг, которого привлекают малолетние. Я знаю, что некоторые бойлаверы, живущие в крупных городах, встречаются друг с другом неформально, но, конечно, они не анонсируют такие встречи. Почему вы не предложите своему другу посещать ФХБ?


Колледж, в котором учится Джевон, следит за тем, как студенты используют интернет, так что это невозможно, но спасибо за предложение. Оказалось куда труднее, чем я полагал, найти группу поддержки для взрослого, которого привлекают малолетние, и который не является преступником. Джевона не интересуют встречи экс-геев, куда я его брал с собой (он из семьи, которая только формально христианская), а группа для сексоголиков, которую он посещал этой весной, не слишком помогает ему. Когда я встретил его в прошлом году, он уже куда лучше контролировал свои сексуальные позывы, чем большинство известных мне не-педофилов.

Цитировать
Если он рассказал своим родителям, как вы говорите, тогда, возможно, он мог бы подумать об организации «кружка поддержки», как сделали некоторые из участников ФХБ. Смысл в том, что рассказываешь тем, кому можешь доверить свою тайну, в реальной жизни: родителям, братьям и сестрам, друзьям, священникам и т.д. Таким образом, когда тебе нужна поддержка в реальной жизни, у тебя уже есть готовая группа, как у большинства не-бойлаверов. Люди, которые знают тебя в реальной жизни, могут понять то, чего твои друзья в Интернете, не знакомые с подробностями, не могут.


Это потрясающее предложение, я обязательно передам его Джевону.

Цитировать
Нет, я не неоязычник и не индуист. Я начал говорить «О боги» в старших классах, потому что моим родителям не нравилось, что я поминаю имя Господа всуе. Очевидно, поминать имена чужих богов всуе – не грех :)


Я недавно встретил неоязычника-бойлавера на ФХБ, который серьезно обиделся на меня за то, что я не ставлю свечи Зевсу и его любимому мальчику Ганимеду. Он строго спросил меня, уж не противник ли я межрелигиозной терпимости.

Цитировать
Я не нашел подходящего определения для того, во что я верю. Полагаю, ты можешь сказать, что я верю в Нечто, которое направляет нас и чьим указаниям мы должны подчиняться, но я думаю, каждый называет это «Нечто» по-своему. Бойлавер-атеист, которого я знаю (Голд Стар) говорит, что он следует велениям Совести (он не пишет ее с большой буквы, но говорит об этом так, будто заглавная буква есть).


В таком случае я надеюсь, что его совесть достаточно эрудированна. Невежественная совесть очень опасна.

Цитировать
Что касается меня… Сократ поклонялся богу Любви, Иисус велел своим последователям верить в Бога, который есть Любовь, так что, думаю, я всегда представлял себе направляющее меня Нечто как Любовь – истинную любовь, конечно, не эгоистичную.


Да, но какую истинную любовь? Английский – неподходящий язык в данном случае. Если бы мы переписывались по-гречески, ты бы знал, что Любовь, которой поклонялся Сократ, была Эрос, в то время как Любовь, которой призывал нас поклоняться Иисус, – Агапе (я не могу поставить знак ударения в е-мейле).

В греческом языке есть три основных обозначения для любви; любопытно, что два из них используются для описания античных видов бойлав. (Кстати, благодарю тебя за объяснение, что бойлав – английский перевод слов педофилия и педерастия. Хотя я изучал греческий в колледже, сам я до этого бы не додумался, если бы ты не объяснил).

Эрос – половая любовь, отсюда «педерастия», половая любовь к мальчикам. Филия – дружеская любовь, отсюда «педофилия», дружеское расположение к мальчикам (очевидно, что значение вышло за пределы первоначального – несексуального). И агапе – бескорыстная любовь. Это тот вид любви, которой Бог любит нас и которой мы должны любить всех остальных, включая наших врагов; тот вид любви, который отдает, не требуя ничего взамен. В греческом нет слова «педагапе», но я догадываюсь, что некоторые из участников ФХБ, включая тебя, пытаются достичь такого уровня бескорыстной любви к мальчикам (п/г: подробнее см. прим. к гл.5).

Эрос и филия играют важную роль: дружба между мальчиком и мужчиной уж точно не достойна насмешки, но я считаю агапе высшей формой любви, потому что она дает, не требуя ничего взамен: она – чистая самоотверженность. Лучшее ее описание из известных мне – в первом послании апостола Павла к Коринфянам5 (которые были раннехристианской общиной, и, очевидно, нуждались в увещевании на эту тему).

«Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестанет…»

Цитировать
Я попрошу В_Мире послать тебе документ, который ФХБ составил несколько лет назад – как бойлаверы могут организовать группы поддержки в реальной жизни.


Кстати об этом. Внизу ты найдешь место моей работы и номер моего мобильного телефона. Как видишь, я работаю в городском университете; я помощник капеллана (п/г: священник в армии, колледже, больнице, тюрьме) по административным вопросам. Если стресс окажется слишком тяжел для тебя и нужно будет поговорить с кем-нибудь в реальной жизни, я надеюсь, ты позвонишь мне (то есть, если живешь в США или Канаде. Я знаю, что международный звонок может влететь в копеечку). Считай меня частью группы поддержки, которая, я уверен, помогает тебе в реальной жизни.

С уважением,
Пол Коувар.


* * *


Джонни остановился у входа в университетское кафе. Бо́льшая часть студентов, очевидно, считала субботнее утро подходящим временем для того, чтобы прийти в себя после пятничных вечеринок: просторное помещение было пусто, не считая нескольких буфетчиков за стойкой, двух серьезных молодых людей, спорящих над моделью додекаэдра, стайки хихикающих девушек и сидящего за соседним столиком строго одетого мужчины, который, очевидно, не замечая девичьего цветника поблизости, просматривал сложенную газету, постукивая пальцем по кофейной чашке.

Мужчина уже начинал лысеть, на носу у него были такие же круглые очки, какие, наверно, носил Боб Крэтчит6 или какой-нибудь другой нагруженный работой клерк диккенсовской эпохи. Он был в белой рубашке, черном пиджаке, с красным галстуком-бабочкой. Что-то в его облике внезапно вызвало у Джонни образ куда более молодого человека, щеголяющего в розовой рубашке и сиреневой куртке, с несколько женоподобными манерами. Затем тот чопорно перевернул страницу, и иллюзия рассеялась. За столом за утренним кофе сидел обыкновенный мужчина лет сорока с небольшим.

Джонни почувствовал спазмы в животе, как солдат перед боем, сулящем серьезные потери, когда шел к столику. Некоторое время человек был поглощен газетой, но затем поднял взгляд и улыбнулся.

– Уайт Роуз? – уточнил он.

Джонни кивнул и сглотнул.

– Можете звать меня Джонни.

– Рад, наконец, встретиться с тобой, – сказал Пол и протянул руку. У него было крепкое рукопожатие, ни тени неуверенности в себе. – Заказать кофе? Чай? – предложил Пол, указав на свою чашку.

Джонни помотал головой. Его взгляд скользнул к соседнему столику, где, если он правильно разобрал шепот, девушки гадали – с интересом и надеждой – не новый ли он преподаватель. Одна из них оценивающе разглядывала его из-под тщательно накрашенных ресниц.

Пол, проследив за его взглядом, предложил:
– Может, пройдем ко мне в кабинет? Там мы будем одни.

Джонни подавил внезапное видение: он входит в комнату, где его уже поджидают полицейские.

– Конечно. Как Вам угодно.

Пол сложил газету, улыбнулся хихикавшим девицам и отнес чашку на мойку, прежде чем выйти вместе с Джонни. Кампус – построенный еще до того, как город обвился вокруг него, словно плющ – был просторным и зеленым в свете мартовского солнца, с кирпичными зданиями в колониальном стиле и ухоженными газонами. Пол, наблюдая за группой студентов, развлекавшихся бросанием книги друг в друга, покачал головой и сказал добродушно:
– Студенты! Иногда я гадаю, занимаются ли они вообще. Не то чтобы университет прилагал большие усилия для поощрения учебы. Брошюра для абитуриентов почти целиком состоит из описания достоинств наших студенческих клубов и обществ.

Джонни вспомнил юношей с додекаэдром.

– Факультет математики тут неплох.

– М? – ответил Пол, с любопытством уставившись на него сквозь очки в тонкой металлической оправе.

Джонни представил себе, как Пол просматривает университетские архивы в поисках человека по имени Джон, лет тридцати с небольшим, изучавшего математику. Сохранилась ли в архиве его фотография со студенческого билета? Подавив порыв убежать с воплем, Джонни торопливо добавил:
– Это сказал кто-то у нас на работе, учившийся здесь. Погода просто отличная, не так ли?

– Да, весна ранняя, – согласился Пол, очевидно, не возражая против смены темы, и они пошли вместе через кампус, где не было деревьев, обсуждая лучшее время года для подрезки кустов форзиции7.

Они направлялись, как, наконец, понял Джонни, к зданию, построенному в стиле церквей Новой Англии, с сияющим белым шпилем и двойными дверями, широко открытыми для посетителей. Все выглядело ужасно обыденно. К огромному облегчению Джонни, Пол направил его к боковому входу, который вел всего лишь в безобидный коридор. Когда за ними захлопнулась дверь, Пол сказал:
– Кстати, я забыл, не упоминал ли ты когда-нибудь на ФХБ о том, что тебя привлекают взрослые мужчины?

Джонни поймал себя на том, что машинально оглядел коридор, но в этой части здания как будто никого не было.

– Нет, нисколько, – ответил он.

 – Прости меня за назойливость, но я наложил на себя епитимью несколько лет назад – не видеться без свидетелей с мужчинами, которых я могу привлечь сексуально. Вот мы и пришли. – Он указал на вход.

Обернувшись на него, Джонни вспомнил о хихикающих девицах и их оценивающих взглядах и вдруг задался вопросом, что почувствовал Пол, когда впервые увидел его. Но у него не было возможности обдумать это, потому что Пол уже заводил его в кабинет, походивший на комнату, где работал сам Джонни. Указав на стул, Пол сел за письменный стол со стандартным офисным набором: блокнотом для записей, клавиатурой и монитором, стаканом с ручками – только синими или черными, как заметил Джонни – лотком для бумаг и линейкой. Ничего здесь не указывало на то, что Пол чем-то отличался от обычных людей; опять-таки, все было очень похоже на собственный рабочий стол Джонни.

Он опустился на предложенный стул, открыл портфель и вынул из него несколько листов бумаги. Он положил их на стол Пола, со словами:
– Я распечатал тут пост, который выложил на БойЧате; я не был уверен, видели ли вы его. Там есть некоторые подробности о том, как я начал посещать форумы БЛ.

Пол послушно придвинул к себе бумаги, выудил из внутреннего кармана вторую пару очков, надел их и медленно прочел распечатку, пока Джонни продолжал разглядывать комнату. В ней не было окон; вместо них стены были украшены образцами христианского искусства в рамках: по большей части мадонны, оплакивающие мертвого Христа. На шкафчике рядом стояли две фотографии в рамках. На одной – большая семья, все улыбаются, кроме одного подростка – явно Пола. На другой он был уже взрослым с сияющей улыбкой и обнимал одной рукой женщину одного с ним возраста, на шее у которой висела цепочка с крестиком.

Пол снял очки для чтения и положил их обратно в карман пиджака со словами:
– Этот рассказ, на который ты дал ссылку в конце поста, – «Священник и мальчик-служка» – у тебя его нет?

– С собой нет, – ответил Джонни. – Я могу послать вам линк по е-мейл.

– Был бы признателен, – ответил Пол, откидываясь на спинку стула и поправляя на носу свои повседневные очки. – Расскажи, пожалуйста, о чем там идет речь?

– Я не дочитал до конца, – пояснил Джонни. – То, что я прочел, – очень романтично, хотя и немного сентиментально. Это о мужчине, который влюбился в…

Он прервался не только потому, что услышал шаги в коридоре, но из-за переменившегося в лице Пола. Его взгляд перескочил на дверь за спиной Джонни, и он сказал:
– Привет, Мэтт. Я не думал, что увижу тебя сегодня. Разве у тебя на сегодняшнее утро не назначен доклад в Обществе студентов-мусульман?

Джонни полуобернулся и увидел стоящего в дверях человека в пасторском воротничке. Священник с любопытством посмотрел на Джонни, но сказал лишь:
– Я должен сейчас быть там. Я зашел только на минутку взять тот документ насчет межрелигиозного разрешения споров и искупительного правосудия.

Пол порылся в стопке бумаг у себя на столе и вынул пачку распечаток, сколотых скрепками.

– Вот, – сказал он, привстав, чтобы отдать их.

Священник проверил первую страницу, снова взглянул с любопытством на Джонни, и сказал:
– Спасибо, как раз то. Увидимся в понедельник.

– Удачи с докладом, – ответил Пол и любезно проводил священника до дверей. Как только тот ушел, он захлопнул дверь.

Джонни подождал, пока удаляющиеся шаги не затихнут в коридоре, прежде чем спросить:
– Они тут знают, что Вы гей? – Он уловил еле заметную гримасу на лице Пола и торопливо исправился: – Простите, я имел в виду – экс-гей.

Пол остановился рядом с холодильником,  доходившим ему до колена, и наклонился, чтобы открыть его.

– Если бы я был геем, моя жизнь была бы куда легче. В университете проводится политика разнообразия и терпимости; один из крупнейших административных отделов – отдел по делам геев, лесбиянок, бисексуалов и трансвеститов. Когда при приеме на работу я упомянул, что прежде был делопроизводителем в организации экс-геев, у представителей отдела кадров было такое выражение лиц, будто я сознался в намерении утащить студентов в ад по личному приказу Люцифера. Лимонаду?

Джонни принял у него из рук стеклянную бутылочку с розовой жидкостью, Пол снова сел и продолжил:
– Они хотели, чтобы я пообещал, что никогда не буду говорить об экс-геях со студентами. Все, что я смог обещать, – что, если кто-нибудь из студентов будет интересоваться насчет местных христианских священников, занимающихся вопросами влечения к лицам своего пола, я дам им как брошюры священников, связанных с экс-геями, так и священников, поддерживающих геев, и предоставлю им самим решать, что для них лучше. Это не слишком им понравилось, но, к счастью, Мэтт очень увлечен идеей диалога между конфликтующими сторонами, и я смог убедить его, что университет не выглядел бы таким уж терпимым, если бы отказался принять меня на работу только потому, что я противник гомосексуального поведения. – Он открыл свою бутылочку и отхлебнул.

– Я полагаю, это особенно тяжело – быть консерватором, если тебя привлекают мужчины, – задумчиво проговорил Джонни. – В_Мире сказал однажды, что его жизнь была бы куда проще, если бы он был за БЛ-секс, потому что теперь на него нападают с двух сторон: многие БЛ, потому что он против БЛ-секса, и консервативные не-педофилы, которые посещают ФХБ, поскольку он имеет наглость не разделять их сексуальные предпочтения.

– Да, те БЛ, которые обрекли себя на пожизненное воздержание, выбрали трудный путь. Я могу судить об этом по собственному опыту.

Какая-то часть Джонни отметила с одобрением, что Пол последовал его примеру и употреблял сокращение «БЛ» – куда меньше шансов, что его поймут чужие, даже если бы и услышали, но другая часть не замечала ничего, кроме внезапно участившегося сердцебиения. Через несколько мгновений он поставил лимонад на стол и сказал:
– Я не уверен… То есть я не знаю, принял ли я уже такое решение.

Вот оно, сказал себе Джонни, глядя на ничего не выражающее лицо Пола. Это был тот момент, когда нажимали кнопку или поднимали палец, и полицейские врывались в комнату. Он почувствовал, как на ладонях выступает пот, и попытался незаметно вытереть их о свой кожаный портфель.

Но Пол всего лишь наклонился вперед и спросил:
– Можно узнать, почему?

Джонни облизнул губы, потом снова порылся в портфеле. Он молча протянул Полу бумаги.

Пол читал распечатки недавних сообщений Отказника, обращенных к Заботящейся_и_Разгневанной, невыносимо медленно. Когда он, наконец, дочитал, то некоторое время смотрел в пространство. Затем Пол снял очки и сказал:
– У меня есть друг, который каждый вечер ужинает в Макдональдсе. Я приглашал его несколько раз на ужин в хороший ресторан, где подают не только бифштексы, но и гамбургеры, но он всегда говорит: «Зачем мне есть в другом месте? Здешняя еда – то что надо!»

Немного помедлив, Джонни ответил:
– Может быть, это дело вкуса. Моя мама любит шоколад «Херши8», ну и однажды я подарил ей на день рождения шоколад «Годива9», но он ей не понравился. Я слышал, как она говорила папе, что у «Годивы» слишком утонченный вкус.

– Да, но была ли «Годива» ей доступна в возрасте, когда формировались ее вкусы? – Пол уронил распечатки постов Отказника на стол и подался вперед. – Этот джентльмен поклоняется Эросу – это ясно видно по каждой написанной им строчке. Очевидно, что он не способен представить себе долголетнюю дружбу, основанную на чем-то ином, кроме как на взаимном сексуальном удовольствии. Он может также проявлять агапе, не зная об этом. Но я сомневаюсь, что он понимает, что это такое или прилагает усилия проявлять бескорыстную любовь, когда у него есть выбор между агапе и эросом. Это и не удивительно. Когда он был молод, то познал любовь-эрос в возрасте, когда взгляды только формируются. Но как ты думаешь, если бы его друг имел достаточно сил и мужества продолжать отказывать ему в сексуальных притязаниях, стал бы Отказник прыгать из одной постели в другую, как он делает это сейчас, судя по его сообщениям?

– Причина не обязательно в этом, – не согласился Джонни, вертя в руках пустую бутылочку.

– Да, нельзя быть абсолютно уверенным. В этом проблема с БЛ-сексом, это как русская рулетка. Никогда не знаешь, как все повернется. – Он побарабанил пальцами по столу, потом добавил: – Я до сих пор узнаю новое на ФХБ, Джонни, но мне представляется, что вы называете себя бойлаверами только потому, что неравнодушны к благополучию мальчиков. Вы действительно готовы рисковать, фиксируя мальчика на эросе? Вы действительно хотите рискнуть разрушить его жизнь таким образом?

С минуту Джонни смотрел на фигурное стекло и остатки розовой жидкости на дне бутылочки. Затем поднял взгляд и поинтересовался спокойным голосом:
– А вы уверены, что хотите жениться на своей подруге, рискуя сломать ей жизнь? Как вы можете быть уверены, что секс с вами не приведет ее к фиксации на эросе?

К его удивлению, Пол рассмеялся.

– Туше́, – признал мужчина. – Вижу, что ты не напрасно проводишь столько времени в диспутах на Распутье. Между твоим и моим положением есть разница, и я уверен, что со временем ты ее увидишь. Не желаешь осмотреть церковь? К счастью, Мэтт очистил ее от всех этих кошмарных «усовершенствований» семидесятых, когда стал здешним капелланом: абстрактные картины, плакаты с собачкой Снупи с надписью «Счастье – любимое дитя», иконы с Иисусом, одетым как протестующие против войны во Вьетнаме и т.д.

Джонни, который хорошо помнил все это безобразие со времени церковной службы накануне вручения диплома, на которое он пришел ради родителей, встал и пошел за Полом к двери, но на полпути оглянулся на письменный стол. Распечатки сообщений – его и Отказника – лежали совсем на виду.

– Вы разве не собираетесь убрать их? – спросил Джонни.

– Посты? Да, кажется, надо бы. – Пол вернулся к столу, небрежно бросил их в лоток с бумагами, затем подошел к дверям. Джонни все равно не отпускала тревога, пока он следовал за Полом, который теперь рассуждал о преимуществах строгой простоты в религиозной архитектуре.


* * *


– Я думаю, это зависит от бойлавера, – сказал Джонни. – Какой у тебя ВП – возраст привлекательности – тоже имеет значение. Голд Стар, вебмастер Распутья, однажды написал, что он все понял в девять лет, потому что влюбился в первоклассника. Он не знал, как это называется, но почувствовал, что отличается от других мальчиков.

Пол сидел за столом, наклонившись вперед, и упирался локтями в блокнот, а подбородком – в свои руки. Мужчина кивнул. Джонни потерял счет времени, не зная, сколько они проговорили; свет в комнате без окон создавал ощущение вечного дня, словно ее обитатели могли беседовать веками без перерыва.

– Не могу утверждать, что созрел так рано, – сказал Пол. – Я начал догадываться, когда был старшеклассником, и какой же это был ужас! Мне понадобилось несколько лет, чтобы набраться духу и рассказать семье и другим членам моей церкви. Бог меня не совсем оставил своей милостью: я знал с самого начала, что никогда не должен следовать своим влечениям. Библия, церковная традиция, разум – все соединилось, чтобы сказать мне это. Но я совершил большую ошибку, думая, что мое место – среди геев. Я не знал ни о какой другой возможности получить поддержку, и отчаянно нуждался в обществе людей, подобных мне.

Он откинулся на спинку стула, и лицо его слегка омрачилось.

– Это было кошмарное время; только последние несколько лет я могу снова находиться рядом с геями. Долгие годы раны были еще слишком свежи. Каждый день – соблазн согрешить, и каждый раз окружающие подталкивали меня, говоря: «Что в этом плохого? Ты же его любишь, правда? Почему не проявить эту любовь?» Бывало, я приходил домой после встреч с геями и меня рвало в туалете, потому что я разрывался на части между тем, что я считал правильным, и тем, что, как полагали окружающие, я должен был считать правильным. И все-таки я не мог оторваться от общества тех, кого привлекали люди того же пола.

 – И как же вы ушли оттуда? – спросил Джонни. Он сидел, расслабленно откинувшись на спинку стула, отставив портфель в сторону, и больше не напрягая слух в ожидании приближающейся полиции.

– Бог послал мне вестника: бывшую экс-лесбиянку. Женщина очень тяжело переживала то, что испытала в миссии для экс-геев. Из-за всего случившегося там, она была настроена против них и, предостерегая, многое мне рассказала. Я готов был целовать ей ноги от радости. Порвать общественные связи с миром геев было тяжелее, чем я думал, но с той минуты, как я узнал о существовании миссий экс-геев, я подумал: «Слава Богу! После всех этих даром потраченных лет я, наконец, возвращаюсь домой».

На фоне негромкого гудения кондиционера Джонни произнес:
– Полагаю, я отчасти завидую вам. Я не знал о существовании других бойлаверов еще три месяца назад, и мне понадобилось куда больше времени, чем вам, чтобы понять, кто я такой. Когда я был в средних классах, я впервые понял, что мне нравятся мальчики, и было нелегко примириться с тем, что я гей. Потом, едва я начал к этому привыкать, я перешел в старшие классы, и почувствовал, что что-то не так. То есть восьмиклассников обычно не привлекают двенадцатилетние. Но меня привлекали также и мальчики из старших классов, так что я все еще был способен убедить себя, что я нормальный гей.

Джонни почувствовал, как напрягается и заставил себя снова расслабиться, сосредоточив свои мысли на испытующем взгляде Пола.

– Я пошел работать после школы, чтобы заработать денег на колледж, и, когда через год стал студентом, мой мир разлетелся вдребезги. Некоторые из тех, кто учился на класс младше меня в школе, оказались со мной на первом курсе – те парни, которые привлекали меня еще год назад. Но больше они меня не интересовали; мне не нравился вообще никто из моих однокурсников. Но, когда я проходил по улице мимо двенадцатилетнего, у меня учащалось сердцебиение. Тогда-то я понял, что меня не привлекают взрослые. Только мальчики из средних и старших классов.

Джонни потряс головой и качнулся на стуле.

– Я рассказал своим сокурсникам, когда пришел в колледж, что я гей; это должно было стать моим «большим признанием». И теперь я не знал, что мне делать. Я никому не осмеливался рассказать правду – я был уверен, что меня вышвырнут из колледжа, если я это сделаю. Когда я перешел на третий курс, как-то целую ночь пролежал в постели, рыдая с вечера почти до рассвета. Не знал, то ли пойти в полицию и признаться, то ли перерезать себе вены, то ли изнасиловать ребенка. Тогда мне казалось, что это все варианты, что у меня есть. Я как раз собирался с духом, чтобы поискать в ванной общежития лезвия, когда услышал, как Нечто внутри меня сказало: «Нет, ты не хочешь делать ничего подобного. На самом деле ты хочешь помогать мальчикам».

– В услышанном не было для меня никакого смысла, и, полагаю, поэтому-то я и поверил в это. Это была не та мысль, до которой я мог бы додуматься сам; это противоречило всему, что я знал о педофилах. На следующий день я записался в число репетиторов-добровольцев для старшеклассников, и с тех пор мой путь был мне ясен. До нынешнего года я все еще отчасти верил, что могу потерять над собой контроль и изнасиловать ребенка, но, по крайней мере, я понял, начиная с третьего курса, что насиловать мальчиков – это не для меня.

Он взглянул на Пола, сложившего руки и сидевшего очень прямо. В атмосфере комнаты, в ее опрятности и обыденности, было что-то успокаивающее. Джонни почувствовал себя малолетним правонарушителем, который провел несколько лет в камере, и теперь, вдруг, его пригласил в свой кабинет начальник для дружеской беседы.

Он добавил: – Наверно, все эти годы от сумасшествия меня удерживало именно это Нечто, которое тогда сказало мне то, чего не смог бы сказать весь остальной мир. В глубине души я всегда верил, что если в моей жизни снова наступит кризис, это Нечто придет и подскажет мне, что делать. К счастью, такого пока не случилось.

Пол, наконец, пошевелился, потянулся за ручкой, раскрутил ее, заглянул внутрь, потом собрал обратно и положил в стаканчик к остальным. Он сказал:
– Мне стыдно.

– Стыдно? – пораженный, Джонни качнулся вперед, зафиксировав стул в устойчивом положении.

Пол закачал головой.

– Существует одна проблема, с которой постоянно сталкиваешься, если тебя привлекают лица твоего пола; это меня всегда поражало. Я никак не мог понять, как столько добрых христиан могут впадать в фарисейство10 (п/г: лицемерие). Теперь я знаю. – Он поднял глаза на Джонни и сказал негромко: – Я был, как тот фарисей в храме, молящийся: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как эти грешники». Я писал на ФХБ, что я грешник, и что я прошу вас молиться за меня, и что я надеюсь научиться у вас. Но все это были пустые словеса. Мой разум твердил мне, что все мы грешники, но мое сердце уже раньше убедило меня, что я лучше, чем вы. Я пришел на ФХБ как миссионер, чтобы объяснить вам, бедным, заблудшим, заблуждающимся педофилам, какой путь вы должны избрать. Я с высоты своего морального превосходства должен был вести вас, поскольку, очевидно, я знал больше, чем вы. И вот я вижу себя на месте ученика, а ты садишься на место учителя и наставляешь меня в том, в чем я ошибаюсь.

Джонни ощутил крайнюю неловкость. Первый раз за несколько часов он взял на руки свой портфель и начал его теребить.

– Я сказал что-то, что показалось вам полезным?

Пол кивнул.

– Ты открыл мне, что мы приближаемся к Богу не тогда, когда не испытываем искушения, но в минуту, когда соблазн переполняет нас и мы в силах превозмочь его. Я понимал это умом, но только твои слова показали моему сердцу, насколько это верно. Все те годы, когда я каждый день подвергался соблазну, все эти «потерянные» годы, о которых я сожалел, что не провел их в миссиях экс-геев… Теперь я вижу, что именно в эти годы приближался к Господу.

Пол улыбнулся и машинально протянул руку, чтобы поправить красный галстук-бабочку.

– Уайт Роуз, я думаю, что ты только что исцелил последнюю из моих ран тех лет. Я благодарен тебе.

Джонни не знал, что и сказать. В административном крыле церкви было очень тихо, уличные звуки не доходили до сюда, только часы тикали на стене. Пол взглянул на них и сказал:
– Уже поздно. Я бы пригласил тебя домой на ужин, но, к сожалению, у меня свидание сегодня вечером. Подвезти тебя до дома?

Пауза длилась не дольше трех ударов сердца, и затем Джонни – скорее, из-за долгих лет самоприучения, чем приняв сознательное решение – сказал:
– Нет, я не хотел бы вас утруждать. Но все равно спасибо за предложение.

Пол кивнул, очевидно, не смущенный отказом. Он встал и проводил Джонни по темному коридору, освещенному только указателями выхода.

– Я не могу обещать никогда больше не поучать тебя, как тебе жить, – сказал Пол, когда они подошли к выходу. – Боюсь, это привычка, от которой я так и не смог избавиться. Но если ты заметишь, что я сбился со своего пути, пожалуйста, не откажи в любезности и подтолкни меня в правильном направлении. Мы, бедные, заблудшие, заблуждающиеся нормальные люди нуждаемся в наставлении.

Джонни рассмеялся, и все еще посмеиваясь после того, как за ним закрылась дверь, он увидел, что ступил в темную прохладу вечера.


* * *


«Вы ребята – самые замечательные!»
Добавлено на БойЧат Настоящим Бойлавером в субботу, 17 марта, в 21:05


Все ваши сообщения и е-мейлы, которые вы мне посылали, очень мне помогли! Моя жизнь стала куда лучше, чем месяц назад.

Уайт Роуз, спасибо за то, что показал мне пост В_Мире на Форуме Христиан-Бойлаверов о тревожных признаках сексоголизма. Я проверил по списку, и понял, что должен начать очищать свою жизнь (я не скажу здесь как, потому что это может нарушить правила).

Отказник, твой совет насчет ежедневной медитации – ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ. Моя квартира немного шумновата для таких дел, но я нашел в лесу неподалеку домик, который вроде никто не использует, и это идеальное место для очищения сознания так, как ты советовал.

Мне понравились твои слова об индусах, как они используют сакральную сексуальность для того, чтобы достичь Внутреннего Я, но у меня есть проблемы, потому что каждый раз, когда я пытаюсь сосредоточиться на образе, который ты посоветовал – мужчина и мальчик целуются – все снова кончается фантазиями об изнасиловании. Я не думаю, что так оно и должно быть. Может, ты скажешь мне, что я делаю неправильно.

До сих пор моя жизнь была такой унылой, когда я проводил бесконечные вечера, разглядывая то, на что мне не следовало смотреть, но теперь я провожу вечера, читая сообщения на БойЧате, и с каждым днем чувствую себя все лучше. Так что спасибо еще раз.

С любовью,
Настоящий Бойлавер.


1 (п/г: Firewall (буквально «огненная стена») – межсетевой экран или сетевой экран. Основной задачей сетевого экрана является защита компьютерных сетей или отдельных узлов от несанкционированного доступа.
Брандма́уэр (нем. Brandmauer) — заимствованный из немецкого языка термин, являющийся аналогом английского firewall в его оригинальном значении (стена, которая разделяет смежные здания, предохраняя от распространения пожара). Интересно, что в области компьютерных технологий в немецком языке употребляется слово «firewall».
Вследствие защитных ограничений могут быть заблокированы некоторые необходимые пользователю службы, поэтому настройка файервола требует участия специалиста по сетевой безопасности.
Межсетевой экран сам по себе не панацея ото всех угроз для сети. В частности, он не защищает узлы сети от проникновения через «люки» (англ. back doors – «черный ход»), не обеспечивает защиту от многих внутренних угроз, в первую очередь — утечки данных, не защищает от загрузки пользователями вредоносных программ, в том числе вирусов).


2 (п/г: grooming – официальный термин, использующийся в ООНовских документах; означает «вхождение в доверие к ребенку с целью склонения его к какому-либо неподобающему поведению, в том числе и в сексуальном плане»).


3 (п/г: Стокгольмский синдром – термин популярной психологии, описывающий защитно-подсознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата и применения (или угрозы применения) насилия. Под воздействием сильного шока заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия, и в конечном итоге отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели. После освобождения выжившие заложники могут активно поддерживать идеи захватчиков, ходатайствовать о смягчении приговора, посещать их в местах заключения и т. д.
Авторство термина «стокгольмский синдром» приписывают криминалисту Нильсу Бейероту, который ввёл его во время анализа ситуации, возникшей в Стокгольме во время захвата заложников в августе 1973 года. Механизм психологической защиты, лежащий в основе стокгольмского синдрома, был впервые описан Анной Фрейд в 1936 году, когда и получил название «идентификация с агрессором».
Исследователи полагают, что стокгольмский синдром является не психологическим парадоксом, не расстройством (или синдромом), а скорее нормальной реакцией человека на сильно травмирующее психику событие. Поэтому стокгольмский синдром не включен ни в одну международную систему классификации психиатрических заболеваний).


4 (п/г: Возраст сексуального согласия — в уголовном праве возраст, начиная с которого человек считается способным дать информированное согласие на секс с другим лицом. Возраст сексуального согласия не следует путать с возрастом совершеннолетия или возрастом, начиная с которого человек может вступить в брак.
Возраст сексуального согласия может значительно отличаться в зависимости от законодательства, хотя в большинстве стран сегодня он находится между 14 и 16 годами. Тем не менее возраст сексуального согласия может как отсутствовать вовсе, так и достигать 20 лет. Конкретная цифра может определяться типом сексуального акта и полов партнёров.
В большинстве случаев, взрослый несёт правовую ответственность, если он вступает в половую связь с лицом, не достигшим данного возраста.
Подробнее об этом, а также о планках возраста сексуального согласия в разных странах можно посмотреть на сайте Википедии).


5 (п/г: Первое послание к Кори́нфянам — книга Нового Завета. Послание написано апостолом Павлом, адресовано христианской общине города Коринф. Община Коринфа была основана самим апостолом Павлом. Община, как видно из послания, состояла, главным образом, из обращённых язычников и испытывала серьёзные проблемы, которые потребовали вмешательства апостола Павла. Два послания к коринфянам, вошедшие в канон Нового Завета, были не единственными – в обоих посланиях упоминаются другие послания к этой общине, не дошедшие до нас.
Многие фрагменты 1-го послания к Коринфянам играют важнейшую роль для христианского богословия. Седьмая глава полностью посвящена вопросам брака, семейной жизни и девства — это единственный фрагмент Нового Завета, подробно разбирающий данные вопросы. В одиннадцатой главе содержатся указания о необходимости достойно совершать таинство Евхаристии; пятнадцатая глава подробно останавливается на воскресении Иисуса Христа и вере в грядущее воскресение мёртвых, в частности в этой главе приводится самый подробный список свидетелей воскресения Христа. Тринадцатая глава является великолепным гимном любви, это — одно из самых красивых мест всех апостольских посланий).


6 (п/г: Боб Крэтчит – один из персонажей романа Чарльза Диккенса 1843 года «Рождественская песнь в прозе» (на данном произведении основан сценарий английского фильма «Скрудж» 1970 года).
Главный герой – старый мрачный скряга Эбинейзер Скрудж, который давно уже никого и ничего не любит, кроме собственных денег. Он не понимает радости, которую другие испытывают по поводу приближающегося Рождества и Святок. Он не может понять, зачем люди целый день веселятся и не работают, если это не приносит им выгоды, и отказывается пожертвовать благотворителям деньги на помощь нуждающимся детям.
В вечер сочельника Скрудж очень неохотно соглашается отпустить своего клерка с работы на Рождество, закрывает свою контору и идёт домой. Однако дома перед ним вдруг предстаёт дух его покойного компаньона Джейкоба Марли, умершего в сочельник семь лет назад. Дух Марли говорит Скруджу, что после смерти он был наказан за то, что при жизни не стремился творить на земле добро и помогать людям, и он не хочет, чтобы та же участь постигла и Скруджа. Поэтому по его просьбе Скруджа посетят три духа, которые, как он надеется, помогут ему измениться. Духи должны явиться один за другим в течение трёх ночей в первый час пополуночи. После этих слов дух Марли прощается со Скруджем и исчезает.
На второй день ровно в час пополуночи Скруджу является второй дух. Это Дух нынешних Святок. Дух ведёт Скруджа к жилищу Боба Крэтчита — клерка, работающего в конторе Скруджа. Он небогат, и у него большая семья со множеством детей, но и здесь царит веселье и ликование. Лишь однажды всеобщая радость нарушается — когда Боб предлагает тост за здоровье Скруджа. Его жена очень неохотно присоединяется к тосту, говоря, что если бы не Рождество, не стала бы она пить за здоровье этого гадкого и бесчувственного скупца. Это был первый тост за весь вечер, который члены семьи пили не от всего сердца.
Повесть неоднократно экранизировалась. Самой ранней киноверсией стал немой фильм 1901 года «Скрудж, или Призрак Марли». В ноябре 2009 вышла ещё одна экранизация.
Знаменитый диснеевский мультгерой Скрудж Макдак был назван именно по имени главного героя «Рождественской песни». Собственно тогда он и появился в диснеевском мультфильме по мотивам этой истории, где все герои были заменены диснеевскими персонажами, например в роли Боба Кречита Микки Маус, Питт в роли духа будущего рождества и т. д.).


7 (п/г: Форзиция (или форсайтия, или форсиция) – эффектный раннецветущий кустарник с ярко-желтыми цветками, густо покрывающими голые ветки растения. Это, пожалуй, один из первоцветущих кустарников; когда большинство деревьев и кустарников стоят голыми или едва начинают зеленеть, форзиции покрываются красивыми золотисто-желтыми цветками, похожими на колокольчики, и на протяжении 20-25 дней радуют своим нарядным обликом. Появляющиеся после цветения простые или тройчатые, светло-зеленые листья осенью окрашиваются в яркие тона.
Название дано по имени английского ботаника У.Форсайта).
 


8 (п/г: The Hershey Company – крупнейший производитель шоколадных батончиков в Северной Америке, а также одна из старейших шоколадных компаний в Соединенных Штатах. Компания была основана Милтоном Херши в 1894 году.
В начале века, Милтон Херши разрешил загадку производства высококачественного доступного молочного шоколада. Херши ограничил производство несколькими наименованиями, и держал их в цене настолько низкой, насколько возможно.
Милтон Херши был первым американцем, кто разработал формулу производства молочного шоколада, он внедрил спрессованный в плитки шоколад, так знакомый нам сейчас, в 1900 году. Шоколад долго не портился, оставался свежим и сохранял свои вкусовые качества).


9 (п/г: Godiva – самый изысканный шоколад, неповторимый вкус которого восхищает гурманов всего мира. Godiva – это и удивительная средневековая легенда, воспетая в восхитительном шоколаде. Легендарная леди Годива, спасшая свой народ от непомерного налога, которым обложил жителей ее собственный муж, вдохновляла поэтов, писателей и живописцев. Творение шоколатье стало венцом десятивекового шествия ее образа по миру.
Первое упоминание о леди Годива относится к 1057 году. Со своим супругом Эрлом Леофриком она жила в Ковентри. Еще до замужества девушка владела огромными поместьями и занимала высокое положение в обществе. Их брак с Леофриком положил начало одному из самых богатых родов Англии. Подданные графа страдали от непомерных налогов, и Годива упрашивала своего мужа снизить налоговый гнёт. Однажды на очередном пиру, будучи сильно пьяным, Леофрик обещал снизить налоги, если его жена проедет обнажённой на лошади по улицам Ковентри. Он был уверен, что это условие будет совершенно неприемлемо для неё. Однако Годива всё-таки пошла на этот шаг. Жители города, очень любя и уважая ее за доброту, в назначенный день закрыли ставни и двери своих домов, никто не вышел на улицу. Так незамеченной она проехала через весь город.
Граф был поражён самоотверженностью женщины и, сдержав своё слово, снизил налоги.
В продолжение этой легенды появилась история о «Подглядывающем Томе». Согласно некоторым версиям легенды, лишь один житель города, «Подглядывающий Том» (Peeping Tom), решился выглянуть из окна и в тот же миг ослеп. Деталь про «Подглядывающего Тома», по некоторым данным, появилась в 1586 году, когда совет города Ковентри заказал Адаму ван Ноорту изобразить на картине легенду о леди Годиве. После того, как заказ был выполнен, картина была выставлена на главной площади Ковентри. И население ошибочно приняло изображённого на картине Леофрика, выглядывающего в окно, за ослушавшегося горожанина.
Знатоки продуктов класса люкс ценят эту торговую марку в первую очередь за качество натуральных ингредиентов, используемых при изготовлении Godiva. Дело в том, что наряду с элитными аукционами, такими как Sotheby’s и Christie’s, существуют еще и торги, на которых продают отборнейшие какао-бобы — лучшие из всего мирового урожая. На этих торгах именно Godiva обладает приоритетным правом выбора. Шоколад Godiva признан на самом высоком уровне: на протяжении многих лет эта компания является официальным поставщиком бельгийского королевского двора).


10 (п/г: Фарисеи – религиозно-общественное течение в Иудее, одна из трёх древнееврейских философских школ, возникших во II в. до н. э. Слово «Фарисеи» означает «отделившиеся». Изначально «фарисеи» было прозвищем (в смысле «отступники», «еретики»), которое они получили от своих противников саддукеев (господствующий класс: почти вся родовая и денежная аристократия), но затем оно приобрело уважительный оттенок. Это были люди, вышедшие из глубины народной массы и поднявшиеся на её поверхность благодаря своему умственному развитию. Ученые, не принадлежавшие к священническому сословию, начали играть важную роль в религиозной жизни народа. В вопросах внутренней политики они всегда стояли на стороне народа против посягательств господствующего класса; поэтому народ доверял им и следовал во всем их учению.
Отношения Иисуса с фарисеями изображены в Евангелиях неоднозначным образом. С одной стороны, Иисус говорит о необходимости соблюдать всё, чему учат фарисеи, критикуя их за то, что они сами не целиком соблюдают то, чему учат. По причине частого обличения Иисусом показного и демонстративного благочестия фарисеев, понятие «фарисейство» в христианстве и современном обществе часто употребляется как синоним лицемерия.
И дело в том, что формально фарисеи действительно были правы – на их стороне были и закон, и власть. Иисус же был кругом неправ – хоть и любимец черни, но нарушил закон (лечил в субботу), шлялся среди сомнительных личностей (мытарей, проституток и т.п.), не имел постоянного места жительства и вообще непонятно на что жил. Это все не могло не вызывать раздражения власть предержащих. Именно уверенность в собственной правоте, в сочетании с лицемерной праведностью - и есть суть фарисейства. Фарисейство всегда соединено с внутренним превозношением над ближними и придирчивым судом над их действительными и кажущимися недостатками. В притче о молитве фарисея и мытаря (Евангелие от Луки 12:1-14) он осуждает уверенность в своей праведности и презрение к грешникам, которую выражала молитва фарисея).
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Глава 3
« Ответ #4 : 02 Октября 2011, 12:11:00 »
Глава 3.
Log In (Войти в систему).



«Краткий урок истории для невежд».
Добавлено на Распутье Отказником в пятницу, 6 апреля, в 11:44
В ответ на «Совращение детей происходило на протяжении всей истории!», добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


Цитировать
Я не очень разбираюсь в истории

Это, мадам, более чем очевидно. Лучше прекратите хвастаться своими недостатками.

Цитировать
но мне доподлинно известно, что детей совращали во все времена и во всех культурах, начиная с греков. Обычно совратители сочиняют сказки, ужасно похожие на те, что появляются на форумах бойлаверов, описывая свою «любовь» в сладко-сахарных словах, чтобы одурачить ни о чем не подозревающих людей. И, как это ни прискорбно, совращаемых мальчиков, девочек и женщин.

Мадам, когда до вас, наконец, дойдет, что я БОЙлавер, а не герл-лавер? В последний раз, когда я проявлял интерес к женской анатомии, мне было шесть лет и я со своей ровесницей – кузиной Бесси – играл «в доктора», но даже тогда это была чистая любознательность.

Не хотелось бы шокировать вас, но я против секса между мужчинами и девочками. Думаю, научные исследования достаточно убедительно показывают, что ранний сексуальный опыт куда более негативно влияет на девочек, чем на мальчиков (хотя и здесь есть исключения). И, разумеется, организм маленьких девочек недостаточно сформирован для беременности. Секс в таких случаях чаще всего приводит к травме.

И, без сомнения, именно поэтому вы, ЗР, любите объединять понятия секса между мужчиной и девочкой и секса между мужчиной и мальчиком – потому что пытаетесь избежать неприятной для вас правды, которая состоит в том, что мальчики физиологически и психологически устроены так, чтобы получать удовольствие от секса в более раннем возрасте, чем девочки. Именно поэтому вы и Педружка просто не можете понять бойлав. Ваша сексуальность отличается от мужской.

Цитировать
этих мальчиков, девочек и женщин никогда не выслушивают; они – безмолвствующие голоса истории. Мы знаем только точку зрения тех, кто надругался над ними.

*Долгий вздох* Видите ли, мадам, я несколько тороплюсь (очень хорошенький девятилетний мальчик ждет, когда я искупаю его в ванне), но я постараюсь обьяснить историю бойлав доступным языком, чтобы даже вы поняли.

Вот как это было во времена греков… Нет, подождите; я предчувствую ваш раздраженный возглас. «Греки!», говорите вы. «Разве они не были язычниками? Разве мы, христиане, не доказали, что эти дьяволопоклонники сбились с пути истинного во мраке?» Так что позвольте мне для начала указать, что бойлав (в своих разных проявлениях) практиковался во многих мировых религиях: у буддистов-самураев и монахов в Японии, у других буддистов, конфуцианцев и даосов по всей Восточной Азии, у евреев в средневековой Испании, и – пока христианство не насадило свою систему ценностей в арабском мире – среди ранних мусульман. Я отсылаю вас к превосходному очерку по истории педерастии сэра Ричарда Бертона, данного в конце его перевода «Тысячи и одной ночи» (который, как я уверен, вы не прочтете, потому что это противоречит вашим предрассудкам). Это христиане блуждают во тьме, мадам, а не язычники.

Вернемся к грекам. Считалось, что по достижении определенного возраста мальчики готовы к знакомству с таинствами любви. Литературные источники указывают на порог в 12 лет, искусство позволяет предположить, что к этому также привлекались мальчики допубернантного (п/б: до начала полового созревания) возраста. Не важно, принцип один: взрослый решает, что мальчик готов узнать о сексе, как теперь отец решает, что его сын готов учиться играть в бейсбол, или мать решает, что дочери пора поступить в балетную школу. (Между прочим, из ваших замечаний по поводу того, что «дети не готовы взять на себя взрослую ответственность», я понял, что вам не выпала честь посещать балетную студию, или театральную школу, или школу исполнительских искусств, где детей готовят к участию в профессиональных представлениях. Курс молодого бойца – пустяки по сравнению с этим, и этот опыт идет детям только на пользу).

Мальчику, разумеется, предоставлялась возможность выбрать сексуального партнера. В нашем так называемом просвещенном христианском обществе единственная предоставляемая ему возможность – его ровесница. Теперь скажите, мадам, когда ваш сын захотел научиться играть в бейсбол, вы отправили его учиться к детям, которые знали об игре не больше, чем он сам? Или наняли взрослого тренера со стажем?

Исходя из личного опыта, могу заявить, что необходим кто-нибудь более сведущий, чтобы научиться занятию любовью. В противном случае вы наделаете самых ужасных ошибок. Я знаю молодого человека, который, как дурак, следовал предписанию своей церкви не вступать в половые отношения до женитьбы. Естественно, в первую брачную ночь он напортачил: грубо порвал девственную плеву своей супруги и не уделил никакого внимания предварительным ласкам, которые так нравятся женщинам.

Греки были мудрее. Несколько лет мальчик учился у мужчины – не только любви, но и другим важным для жизни умениям. Это продолжалось, пока мальчик сам не становился мужчиной; тогда он брал на воспитание любимого мальчика и учил его всему, что знал сам. И только потом, после приобретения пятнадцати-двадцатилетнего любовного опыта, он ложился в постель с невестой. Только подумайте, сколько удовольствия вы получили бы в свою первую брачную ночь, мадам, если бы ваш муж в течение пятнадцати лет учился у своего любовника, а затем сам обучал других мальчиков.

Теперь, важное замечание – это не должно было ускользнуть от вашего внимания, но я уверен, что так и вышло – каждый древнегреческий бойлавер, который писал, как много удовольствия получает любимый мальчик от секса с мужчиной, занимался любовью с мужчиной, когда сам был мальчиком. Это то свидетельство, которое вы искали, – голос «ребенка – жертвы насилия».

Между прочим, мадам, неотъемлемой частью обычая греков в то время было то, что мальчик мог сказать «нет» тому, кто за ним ухаживал. Вы все еще не объяснили, почему ваш сын этого не сделал.

Отказник, потому что он отказывается разбить сердце ребенка, сказав ему «нет».




«От вас педофилов мне хочется криком кричать!»
Добавлено на Распутье Заботящейся_и_Разгневанной в пятницу, 6 апреля, в 16:32
В ответ на «Краткий урок истории для невежд», добавленное Отказником


ПОЧЕМУ ОН НЕ СКАЗАЛ «НЕТ»? ПОТОМУ ЧТО ЕМУ БЫЛО ДЕВЯТЬ ЛЕТ!

Честное слово, вы иногда так тупы, что мне хочется трясти вас, пока вы не опомнитесь. Если вы скажете девятилетнему мальчику: «Я хочу сделать кое-что, что сделает тебя очень счастливым, и тебе это будет страшно приятно», он не ответит: «Хмм. Расскажи-ка мне поподробнее, и я решу, согласен ли на это». Он доверяет вам, потому что вы взрослый, а он ребенок.

(Вдобавок он может бояться, что вы его накажете, если он скажет «нет», но я знаю, что об этом вы предпочитаете малодушно забывать). Так что он позволяет вам совратить его, и, когда все кончается, он выходит и его рвет, но скажет ли он вам? КОНЕЧНО, НЕТ. Вы сказали ему, что секс сделает его счастливым, так что, если он не счастлив, что-то не так с НИМ, а он не хочет, чтобы вы знали, что он неправильный. Кроме того, он видит, что это делает счастливым ВАС, и, потому что вы любите его (или он ДУМАЕТ, что любите), он больше всего хочет угодить вам. Так что его тошнит, и тошнит, и тошнит, пока он не доходит до такого состояния, когда, скорее, покончит с собой, чем признается вам, как ему плохо.

А что до ваших россказней о том, как жертвы в древнегреческом обществе превращались потом в насильников, так это называется порочным кругом поколений. Вы можете прочитать об этом в любом учебнике о жестоком обращении с детьми.

ЗР значит Заботящаяся_и_Разгневанная.




«Я с этим согласна».
Добавлено на Распутье Педружкой в пятницу, 6 апреля, в 16:48
В ответ на «От вас педофилов мне хочется криком кричать!», добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


Я должна поддержать слова Заботящейся_и_Разгневанной. Отказник, я знаю, что тебе не нравится, когда я использую для примера девочек, но думаю, что то, что произошло со мной, могло случиться с любым мальчиком, и могу тебя заверить, что мне тогда даже в голову не пришло, что я могла сказать «нет» своему отцу. Он был взрослым, вся моя жизнь зависела от него, так что, естественно, я согласилась. И даже когда я прослушала в школе лекцию о совращении детей и понимала, что должна на него донести, принятие решения было мучительным. Можешь ли ты представить себе, каково это – быть девочкой, которая осознает, что должна выбрать либо молча страдать, либо смотреть, как ее отца сажают в тюрьму?

Я полагаю, что все мы склонны проецировать собственный опыт на других. Ты много раз указывал, что жертвы часто проецируют свой опыт на твою жизнь, полагая, что ты тоже страдал от причиненного тебе вреда. Не думаю, что ты допускал возможность и обратной проекции. Поскольку ты считал, что без труда мог бы сказать «нет» своему старшему другу, ты недооценил как трудно для многих детей было бы отказать взрослому, которым они восхищаются.

Я не говорю, что ты сознательно искажал опыт жертв совращения. Я просто думаю, что это очень по-человечески – считать, что другие пережили то же, что и мы.

Педружка
Вебмастер
Распутье.




«Вы живете в Америке 21-го века».
Добавлено на Распутье Отказником в субботу, 7 апреля, в 5:05
В ответ на «Я с этим согласна», добавленное Педружкой


Мадам и мадам, вы обе, кажется, забыли очевидный факт: вы живете не в Древней Греции. Если бы вы там жили, вы куда свободнее могли бы сказать «нет».

(Для целей этого поста придется притвориться, что ты, Педружка, – мальчик. Это не так-то легко, признаюсь).

Представим, что ты – мальчик, живущий в Древней Греции, и мужчина говорит, что хотел бы заняться с тобой сексом. Ты знаешь, что у тебя есть право сказать «нет». Причина, по которой ты не знала об этом в современной Америке, состоит в том, что ты выросла в обществе, которое отказывается допускать, что некоторым мальчикам и мужчинам нравится заниматься сексом друг с другом. Если бы ты жила в обществе, где все это делалось в открытую, за этим надзирали бы другие и любому поклоннику, который докучал бы тебе, пришлось бы объяснить свое поведение другим взрослым так же, как мужчина, который сексуально домогается женщины, вынужден оправдываться перед другими членами нашего общества.

Злоупотребление маловероятнее в обществе, где истинная любовь открыто разрешена. Как только вы это уразумеете, вы поймете, почему в социуме, в котором признается бойлав, настоящее совращение детей менее вероятно.

Кстати, Заботящаяся_и_Разгневанная, мне действительно интересно, насколько далеко вы готовы зайти в своем анти-бойлавизме. Затрясетесь ли вы от негодования, если я пошлю валентинку мальчику, который провел со мной прошлую ночь? (Ему тогда уже было 16, он достиг возраста сексуального согласия, так что, Педружка, оставь в покое клавишу «Delete»). Вы против любви или только против секса? Если против второго, то от вас за версту разит пуританством.

Отказник, который, к счастью, живет сейчас в стране, менее зараженной пуританством.

P.S. О, и когда ваш сын женится потому, что вы задурили ему голову и убедили, что это – единственная сексуальная возможность для него, я полагаю, вы добавите себя в следующую редакцию вашего учебника о жестоком обращении с детьми в качестве примера одного из представителей «порочного круга поколений».




«ЧТО?!!»
Добавлено на Распутье Заботящейся_и_Разгневанной в субботу, 7 апреля, в 9:42
В ответ на «Вы живете в Америке 21-го века», добавленное Отказником


КОНЕЧНО, Я НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ ВЫ ПОСЫЛАЛИ ЛЮБОВНЫЕ СТИХИ МАЛЬЧИКУ! ВЫ ЧТО, РЕХНУЛИСЬ?




«Добавлю свои пять копеек».
Добавлено на Распутье Педружкой в субботу, 7 апреля, в 9:46
В ответ на «ЧТО?!!», добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


На самом деле, Отказник, я чувствую себя даже польщенной, что здесь меня могут принимать за мальчика. Хотя в моем представлении ты не идеал наставника, думаю, я была бы не прочь иметь в наставниках (не в вопросах секса) многих здешних бойлаверов, когда была маленькой.

Боюсь, что мой опыт снова вынуждает меня не согласиться с тобой, потому что мой отец начал ухаживать за мной (с его точки зрения), когда мне было тринадцать, и не занимался со мной сексом, пока мне не исполнилось пятнадцать. Во многих отношениях эти два промежуточных года были самыми тяжелыми. Я чувствовала, что что-то не так – я знала, что взрослые мужчины не приглашают тринадцатилетних девочек на танцы – но не могла понять, в чем дело, поэтому не имела понятия, как это прекратить. Как могла я сказать: «Нет, пожалуйста, папочка, забери эту норковую шубку, потому что меня от этого мутит». Я испытала что-то сродни облегчению, когда он, наконец, взял меня в свою постель, и я поняла, для чего все это делалось.

Что мне трудно донести до тебя (поскольку твой опыт полностью отличается от моего), так это то, что бо́льшая часть моих страданий совершенно не была связана с сексом. Причиной являлось то, что меня вынудили вступить в любовные отношения со взрослым. Я хотела родительской любви, а он вместо нее дарил мне романтические валентинки. Так много детей нуждаются во взрослых, которые были бы для них только родителями, учителями, и да – наставниками. Разве справедливо лишать их этого из-за нескольких мальчиков вроде тебя, которым захотелось секса?

Я бы не трудилась задавать такой вопрос, если бы не верила, что ты, как и все остальные здесь, на деле заботишься о благе детей. Это тот базис, на котором, я надеюсь, мы можем основывать наши дискуссии.

Педружка
Вебмастер
Распутье.


* * *


Кому: whiterose@anonymail.com
От: goldstar@freespirits.org
Дата:
7 апреля, 11:05 по тихоокеанскому времени
Тема: Re: Моя интимная жизнь

7 апреля в 13:30 по восточному летнему времени whiterose@anonymail.com написал:

Цитировать
Никаких любимых мальчиков – у меня никогда не было сексуальных отношений с ребенком.

Ну, это уже облегчение. Теперь мне не придется читать тебе лекцию на тему: «Преимущества ожидания, пока не изменят законы» :)

А серьезно, если ты когда-нибудь решишь заняться сексом с мальчиком, я надеюсь, ты прежде обсудишь это со мной. У меня было много друзей, которые вбили себе в голову, что сексуальные отношения с мальчиком в наше время будут как в старые добрые древнегреческие времена. Слишком поздно они осознали, как действуют такие противозаконные отношения на мальчика.

Цитировать
Однако у меня было четверо юных друзей.

А, так ты «полипаис» – многомальчиковый (честно, такое слово есть. Я нашел его в греческом словаре). Я сам предпочитаю моногамию, хотя мои первые отношения закончилась разводом (если можно так выразиться; в любом случае, я не видел этого мальчика уже пятнадцать лет).

Цитировать
Мои первые взаимоотношения оказались во многих смыслах самыми приятными. Он был школьником, с которым я добровольно занимался математикой по менторской программе, когда учился в колледже. Он меня нисколько не привлекал, так что я с самого начала знал, что моя любовь к мальчикам не эгоистична. Я не просто проводил время с мальчиками для собственного удовольствия.

Кирпич тоже участвует в программе менторства и говорит, что взял себе за правило брать в ученики самых некрасивых мальчиков, потому что знает, что их, скорее всего, в последнюю очередь выберут другие репетиторы (даже не-педы).

Цитировать
Моей второй и третьей любовью были близнецы, сыновья одного из деловых партнеров моего отца. Я присматривал за ними, когда им было по десять, и продолжал быть для них своего рода дядей, пока они не уехали учиться в колледж.

Сейчас на БойЧат идет обсуждение, должны ли бойлаверы рассматривать себя как наставников или как романтических партнеров. Лично я считаю, что бойлаверы, утверждающие, что их юные друзья полностью равны с ними в романтических отношениях, начитались феминистской чепухи, будто чувственная любовь между неравными по своей природе «злоупотребительная». Конечно, отношения между бойлавером и мальчиком – отношения между неравными, так же, как и отношения между родителем и ребенком. Любой бойлавер, который считает, что восьмилетний мальчик может судить о вещах так же зрело, как восемнадцатилетний, должен бы усомниться в своем психическом здоровье.

Цитировать
Что хорошо в близнецах – им присуще держаться вместе. Они всегда все делали вдвоем, так что мне никогда не приходилось беспокоиться, что я окажусь наедине с кем-нибудь из них. Хотя в то время я сомневался в своем самоконтроле (я все еще считал, что педофилы похожи на оружие, снятое с предохранителя, готовое выстрелить в любой момент), я не думал, что смогу соблазнить двух мальчиков одновременно.

Да, но что, если они решат соблазнить тебя сами? Кирпич (если вспомнишь из его постов на БойЧат) учитель музыки, и он говорит, что ему пришлось отказать трем мальчикам – и это только за прошлый год. Он считает, что от бойлаверов исходит какой-то особый запах, уловимый только для сексуально изголодавшихся мальчиков.

Конечно, Кирпича привлекают подростки, как тебя. С моим ВП проблема в том, что мальчики не имеют представления, что они делают. Например, когда я только начал свой бизнес несколько лет назад, у меня было много клиентов среди местных, и иногда я приходил к ним на дом. Однажды мой клиент, который должен был срочно отлучиться по семейным делам, оставил меня наедине со своим очаровательным десятилетним сыном. Тот как раз занимался борьбой в школе и хотел похвастаться своим костюмом и продемонстрировать свои приемы на мне.

Мне потом пришлось целый месяц принимать холодный душ, чтобы оправиться от пережитого. Я не мог винить ни мальчика, ни даже отца. В конце концов, откуда им было знать, что я бойлавер. Намного проще жилось бы в мире, в котором можно было бы прямо сказать: «Нет, извините, я бойлавер и не могу присматривать за вашим сыном, пока он снова не оденется».

Но нет, мир предпочитает притворяться, будто люди вроде нас только и делают, что подстерегают в переулках, поэтому ситуации, подобные этой, продолжают происходить.

Цитировать
Мой нынешний юный друг… ну, еще слишком рано говорить, как пойдут дела.

Ну, давай, намекни хотя бы. Блондин? Голубоглазый? Читал Витрувия (п/б: римский архитектор и инженер I в. до н.э.)? Любое из вышеперечисленного означает, что я должен внести его в свой официальный список (объемом уже в несколько томов) «Мальчиков, С Которыми Я Не Должен Садиться Слишком Близко».

Цитировать
Я еще точно не решил (хотя сейчас это не животрепещущий вопрос), но я склоняюсь к идее о воздержании. *Вздыхает*. Как ни странно, именно сообщения Отказника о педерастических обществах для меня – решающие в этом случае. Чем больше он говорит о преимуществах бойлав в обществе, которое надзирает и направляет такие отношения, тем острее я чувствую, что при любых других обстоятельствах секс с мальчиком будет крайне опасен, не важно, есть ли до этого дело полиции. Просто я вижу слишком много потенциальных опасностей в отношениях, выходящих за рамки общественно приемлемого. Я не думаю, что когда-нибудь занялся бы сексом с мальчиком, даже если бы изменили законы, разве что общество создаст какие-то рамки для одобренных отношений бойлаверов и мальчиков.

Я бы занялся, не раздумывая ни минуты :) Но это только демонстрирует, что вы лучше меня, сэр, и в связи с этим я уважаю вас еще больше. Мне так надоели сообщения на БойЧат, в которых автор провозглашает: «Я люблю мальчиков!» и потом в двадцати абзацах каждым словом показывает, что его не волнует ничего, кроме собственного удовольствия.

Цитировать
Боюсь, по бо́льшей своей части я эгоист, потому что мне понадобилось столько времени, чтобы принять такое решение, хотя я начал подозревать такой исход даже раньше, чем наткнулся на сообщения вроде постов Заботящейся_и_Разгневанной. Сама мысль провести всю жизнь в одиночестве пугает меня сильнее, чем ты можешь себе представить. Ну, ты-то вообще-то можешь, но большинство людей не в состоянии. Однако, в конечном счете, важны интересы ребенка, а не мои. Я бы постыдился называть себя бойлавером, если бы считал иначе.

Самопожертвование недостаточно ценится в нашем обществе, тебе так не кажется? Все эти форумы бойлаверов с их постоянными самовлюбленными речами «я хочу того, я хочу сего» – просто рай по сравнению с моим спортзалом, где тусуются «нормальные» мужики. Быть гетеросексуальной женщиной стало бы для меня хуже кошмара; иногда я думаю, что во всем городе не сыщется ни одного гетеросексуального не-педа, который хотя бы пять минут в день посвящал иным мыслям, помимо тех, которые о том, что́ он может получить от женщины, которую «любит».

Приятно встретить кого-то вроде тебя, кто понимает, что любовь – это «отдавать», а не «брать», даже если «отдавать» подразумевает пожертвовать собственным удовольствием ради любимого человека.

Цитировать
Наша переписка доставляет мне большое удовольствие.

Мне тоже, поэтому могу я набраться наглости и предложить перейти на следующий уровень общения?

На следующей неделе я собираюсь прилететь в твой город на конференцию. (Да, боюсь, я все еще помню, в каком городе ты живешь. Сообщения, которые я редактирую по соображениям безопасности, обычно застревают у меня в памяти). Ты не возражаешь встретиться за ланчем или обедом? Я еще не знаю своего точного графика, и, к сожалению, у меня не будет доступа к интернету. Нет ли у тебя на примете какого-нибудь подходящего «дупла», куда я смог бы бросить записку, чтобы договориться о встрече?

Я рассчитываю на то, конечно, что ты не догадаешься защитить свои личные данные от агентов ФБР вроде меня :)

Твой
Голд Стар.


* * *


Джонни сидел, поставив локти на письменный стол, и покусывал большой палец. Сквозь открытое окно доносилось хлопанье голубиных крыльев, резкий запах выхлопных газов и отдаленные крики уличного продавца цветов. Легкий апрельский ветерок, внезапно усилившись, перелистнул страницы журнала на столе. Джонни не обратил на это внимания. Он еще несколько минут смотрел на письмо Голд Стара, прежде чем дотянуться до мышки и переместить курсор на кнопку «Ответить». Но передумал и отключился от интернета.

Почти сразу же на столе зазвонил телефон. Он выждал один сигнал, затем поднял трубку и произнес:
– Джон слушает.

– Джон? – Голос в трубке звучал глухо, как будто издалека. – Это Сандра. Сандра Смит.

– О, здравствуйте, Сандра. Как поживаете? – Он почувствовал неясное желание занять чем-нибудь руки, достал из стакана для ручек маркер и снял с него колпачок. Рядом с ручками лежало последнее письмо от близнецов с фотографией двух улыбающихся студентов.

– Надеюсь, я тебе не помешала?

– Нет, нисколько. – Он пододвинул к себе журнал, раскрыл его и начал выделять маркером ключевые слова в каждом предложении.

– Я спрашиваю потому, что твой телефон был занят пару часов. Я думала, ты говорил со своей девушкой или еще что.

– Увы, нет. – Джонни давным-давно заучил стандартные ответы и использовал их теперь, не задумываясь. – Я просто был в интернете, поэтому модем занимал линию. – Он выделил слова в следующем абзаце: «Педофилы… хищники… добыча…»

– А, понятно. Ну, если ты уверен, что я не мешаю…

– Нет, полезно отдыхать от компьютера. Общение с людьми в реальной жизни всегда лучше. – Он никогда бы не подумал, что Сандра может быть такой застенчивой в телефонном разговоре; обычно он видел, как на работе она решительно отдавала приказы своей секретарше. Маркер приступил к третьему абзацу: «Педофилы… обхаживают… совращают… растлевают…похищают… убивают...»

– Наверное, надо было просто подождать до понедельника и поговорить с тобой на работе.

– И нажить нам неприятности, обсуждая личные дела в рабочее время? – Он пытался разговорить ее своим шутливым тоном. «Подвергнуть… кастрировать… посадить… казнить… педофилов…»

– И то правда. Я бы не хотела, чтобы у тебя из-за меня были проблемы.

Сандра замолчала, очевидно, обдумывая вероятность этого. Джонни снова подтолкнул ее:
– Вы хотели меня о чем-то спросить?

– Да, это насчет Милано.

Джонни выронил маркер.

– Милано? – переспросил он задыхающимся голосом, сползая под стол, чтобы достать маркер.

– Да, мой сын… Помнишь его? Ты передал мне для него книги по геометрии месяц назад.

– Да, конечно, Милано. – Джонни отыскал маркер под пыльной батареей и достал его.

– Кстати, ему понравились книги… С тобой все в порядке?

– Все отлично. Я просто ударился. – Он потер затылок и сел обратно на стул. – Значит, книги ему помогли?

– Да, они понравились ему больше, чем школьные учебники, но он все время задает мне по ним вопросы, на которые я не могу ответить. Я не училась в колледже, понимаешь.

Это прозвучало как извинение, поэтому Джонни сказал:
– Мой отец тоже, однако, он один из умнейших людей, которых я знаю. Мне иногда кажется, что цель колледжа – избавить людей от природного ума.

Сандра рассмеялась. Джонни оставил в покое журнал и принялся играть колпачком маркера, снимая и надевая его.

– Вы говорили о книгах…

– Это слишком – просить тебя, после того, как ты так щедро отдал нам эти книги…

– Нет, нет, они просто собирали пыль у меня на полках. Чем еще я могу помочь?

– Милано хочет поговорить с тобой.

Колпачок выскочил у него из рук и исчез в темном углу. Сандра нерешительно позвала:
– Джон?..

– Простите. Меня отвлек… – он лихорадочно огляделся, и его взгляд упал на компьютер, – отвлекла мышь. Мышь только что пробежала по полу.

– Ой, как жаль, – в голосе Сандры тут же появилось сочувствие. – Хочешь, я принесу тебе мышеловки? У меня есть несколько запасных.

Взгляд Джонни привлек открытый журнал с выделенными словами.

– Нет! Нет, не хочу вас утруждать, Сандра. Кроме того, у меня вечно беспорядок. Мне неудобно приглашать к себе гостей. – Он замолчал, но не дождался никакого ответа, поэтому сказал осторожно: – Вы как раз говорили что-то насчет Милано…

– Да, он хотел бы задать тебе кое-какие вопросы об этих книгах. Я сказала ему, что мы не можем беспокоить тебя еще больше…

– Пустяки. Я буду рад помочь. – Джонни надеялся, что его голос звучит достаточно невозмутимо. У него начала потеть шея. – Он сейчас рядом? Вы не могли бы позвать его к телефону?

– О. – Сандра на мгновение замолчала. – Ну, думаю, да… Подожди минутку, я посмотрю, может, он…

– Нет, подождите. – Ладонь Джонни конвульсивно сжалась, и он смял журнал. – Если вы имели в виду что-то другое…

– Ну, я подумала, может… Если тебя это не слишком затруднит… Не хотел бы ты зайти к нам?

Журнал выскользнул из руки Джонни, пролетел мимо стола и с шумом упал в медную корзину для мусора.

– Джон? Ты слушаешь?

– Да, конечно. – Он был удивлен, насколько спокойно прозвучал его голос. Ведь все его тело дрожало от звука удара. – Буду рад заглянуть, Сандра. Ужасно трудно обсуждать геометрию по телефону, из-за всех этих наглядных примеров.

– Я как раз об этом и подумала. – Облегчение в голосе Сандры было почти осязаемым. – И, по правде говоря, сейчас не самое подходящее время для разговора с Милано, потому что он собирается – за ним заедет его отец. Не хочешь зайти в гости в понедельник после работы? Потом можешь поужинать с нами.

– Конечно. Отлично. – Голос по-прежнему звучал спокойно; Джонни сам себе удивлялся.

– Ты уверен, что я не занимаю твое свободное время? Если у тебя свидание или еще что…

– Нет, ничего подобного. Я привык бесцельно проводить вечера, лазая, например, по сайтам. Будет здорово хоть выйти из дома для разнообразия. Значит, в понедельник после работы?

– Конечно. В понедельник. И я приготовлю для тебя отличную… per Bacco (п/б: итал. – «черт возьми»), пришел Ким. Мне надо идти.

– Все в порядке. Увидимся на работе в понедельник.

– Увидимся, Джон. Ciao bello (п/б: итал. – «Пока, милый»). – Она повесила трубку.

Несколько секунд Джонни сидел, замерев, словно статуя. Затем прошептал:
– Боги. – И после этого: – Боги!

Он подскочил к окну и распахнул его. Улица внизу была переполнена субботними покупателями, которых выманили из их домов приятный ветерок и солнце янтарного цвета. Огороженные деревья осыпали проходящих по тротуару людей дождем из золотых лепестков.

В фильмах человек на его месте обычно всегда что-то выкрикивает из окна, подумал Джонни. Но вряд ли кто-нибудь из прохожих понял бы его. Он плюхнулся обратно на стул, еле дождался соединения с интернетом, зашел на главную страницу БойЧат, нажал на кнопку «Добавить новое сообщение» и начал лихорадочно печатать.

«Только что произошло нечто совершенно удивительное, – писал он. – Некоторые из вас могут помнить, как месяц назад я написал, что познакомился с мальчиком по имени М.…»

Он закончил печатать, бегло просмотрел написанное, чтобы удостовериться, что никоим образом не скомпрометировал себя или Милано, и с триумфом кликнул «Отправить». Заголовок поста высветился в списке на БойЧате, его увидят тысячи людей по всему миру, включая тех, кого обрадуют такие известия.

Джонни все еще ощущал нервное возбуждение. Он задался вопросом, куда деть избыток энергии: то ли пойти прогуляться, то ли снова прибраться в квартире, хотя он вычистил ее еще утром. И тут, когда он уже собирался отключить лэптоп, его взгляд привлекла иконка с е-мейлом от Голд Стара.

С громко колотящимся сердцем он установил курсор в поле для ответа и начал быстро набирать текст, словно хотел успеть проскочить в закрывающийся проход. «Джон Стедман, – было написано в его письме, – Театр Авенью, 332-1/2, кв. 2В».

Он допечатал свой адрес и телефонный номер и нажал кнопку «Отправить». Как только он это сделал, на него навалилось ощущение обреченности.

Не существовало способа вернуть письмо, не то, что раньше, когда достаточно было просто вскрыть почтовый ящик. Его е-мейл отправился на западное побережье… быть может, уже прибыл туда. Теперь ему оставалось только ждать. Он перешел на главную страницу Распутья, лениво просматривая заголовки новых сообщений, добавленных сегодня, но к мышке не прикасался.

Пять минут спустя раздался стук в дверь.

Он подскочил на месте так, что мышка слетела со стола и со звоном приземлилась в мусорной корзине. С тем же успехом он мог зажечь неоновую вывеску «Я дома», с горечью подумал он. Джонни силился рассуждать здраво, несмотря на подступившую панику. Это не могло быть ФБР – слишком быстро. Местная полиция? Мог ли Голд Стар – кем бы он ни являлся – позвонить в справочную систему, узнать по коду в номере город, объяснить полиции, кто такой Джонни, и навести копов на его дом, и все – в течение несколько минут?

Если только… О боже, ну конечно же! Голд Стар уже знал, в каком городе он живет. Он мог заранее связаться с полицией, ожидая минуты, когда Уайт Роуз сглупит и откроет данные, по которым его можно будет вычислить незнакомцу, с которым общался только по интернету. Но если Голд Стар являлся защитником ребенка, или сотрудником правоохранительных органов, или каким-нибудь охотником за головами педофилов, сумел бы он так долго дурачить Комитет Вольномыслящих?

Потом Джонни в голову пришла ужасная мысль. Как он вообще мог быть уверен, что е-мейл пришел от Голд Стара? Конечно, письмо было написано в его обычном стиле, но Джонни весьма смутно представлял себе, как работает интернет. Может, полиции не составило бы труда перехватить настоящее послание Голд Стара, вставить абзац, побуждающий Джонни раскрыть себя, и переслать, ожидая его ответа, словно затаившийся у мышиной норки кот. Может, они уже несколько недель поддерживали связь с его интернет-провайдером; возможно, они читали каждый его е-мейл и каждый пост.

Может, им уже было известно о его новом юном друге.

На мгновение комната поплыла у него перед глазами. Затем сквозь головокружение он услышал, как в дверь снова постучали, уже более настойчиво. Он уставился на телефон, гадая, получится ли у него позвонить Полу. Ему следовало подготовиться к такому; в его кармане всегда должен был лежать номер телефона адвоката. Джонни представил, как звонит родителям из полицейского участка…

О, боги; это не могло происходить на самом деле. Он был обычным гражданином, он не нарушал закона. Его не могли поджидать снаружи никакие полицейские. Это, должно быть, сосед по площадке, который опять хочет одолжить мелочь для прачечной-автомата. Джонни решительно встал со стула, подошел к двери и отпер ее, чувствуя, как внутри него все кричит от ужаса.

На пороге стоял незнакомец. Приблизительного того же возраста, что и Джонни, с неприметными волосами соломенного цвета и темно-янтарными глазами. Единственно примечательным в его внешности был тонкий шрам на тыльной стороне правого запястья, такой можно получить в схватке с опасным врагом. Он был одет во все темное: брюки, водолазка и свободная куртка. В такой одежде мог работать коп под прикрытием.

Незнакомец не улыбался.

– Джонни Стедман? – спросил он.

Джонни знал, что это не новый разносчик газет, пришедший за платой. Он стоял, как вкопанный, чувствуя, как ужас сковывает его ледяными тисками. Через окно донесся далекий крик продавца цветов, продолжавшего свою торговлю, не замечая, что наступил конец света.

– Джонни Стедман? – настойчиво повторил свой вопрос незнакомец, сжав губы и пронзая его взглядом.

Джонни сумел, наконец, хрипло прошептать в ответ:
– Кто вы?

Незнакомец, казалось, крепко задумался над вопросом, будто при его профессии обычно не называют своего имени. Наконец он произнес:
– Меня зовут Делиус Фрей.

Лицо незнакомца начало казаться Джонни смутно знакомым, словно он видел его раньше на фото. В отчаянии Джонни попытался воссоздать в памяти имя агента ФБР, знаменитого тем, что выслеживал педофилов в интернете. Тут его осенило, и он сделал шаг в сторону, чтобы загородить мужчине обзор.

Слишком поздно. Само его движение привлекло внимание, и взгляд незнакомца упал на все еще открытый лэптоп. Словно по команде, программа энергосбережения отключила дисплей, но не раньше, чем визитер успел заметить зеленый фон с надписью «Распутье» наверху.

Тут он широко улыбнулся, как охотник, настигший давно желанную дичь; его лицо как будто озарилось. Он сунул руку в карман, достал что-то и протянул.

Джонни машинально подставил руку. С детского сада его приучили подчиняться авторитетам, и он настроился принять все, что ему было уготовано: жетон полицейского, ордер на обыск, наручники, пулю в сердце.

Ему вручили кусочек бумаги, такой маленький, что Джонни пришлось поднести его к самым глазам, чтобы понять, что это такое. Бумага была рассечена прямыми линиями и сверкала на солнце.

Все еще улыбаясь, незнакомец произнес:
– Я известен тебе как Голд Стар.


* * *


«У меня появился юд!»
Добавлено на БойЧат Настоящим Бойлавером в субботу, 7 апреля, в 14:14


Угадайте что! У меня теперь есть юный друг!

Его зовут Б. [полное имя удалено модератором], он ходит в [удалено] школу, и я познакомился с ним, когда косил газон у его родителей. В первый день он принес мне апельсиновый сок, поэтому я сделал перерыв, и мы разговорились. И теперь он делает это каждый раз, когда я прихожу!

Это так чудесно – быть влюбленным. И нет, меня не посещало ни одной мысли о том, чтобы изнасиловать или убить Б., и не думаю, что когда-нибудь посетит. Он слишком милый мальчик, чтобы представить, что я могу причинить ему боль. Уайт Роуз, ты был абсолютно прав, что знакомство с реальными мальчиками поможет мне избавиться от безумных фантазий.

Я все еще не нашел работу, в [удалено] трудновато ее найти. Я уже даже подумывал переехать в город [удалено], в двух часах отсюда, но теперь, конечно, я не могу! Я готов подстригать газоны до конца жизни, если это подразумевает возможность видеть Б.

У меня никогда бы не хватило духу заговорить с Б., если бы не вы, ребята. Я так надеюсь, что вы приедете навестить меня и познакомиться с Б., потому что благодаря вам у меня появился юный друг!

С любовью,
НБ.




«НБ, тебе послан е-мейл» (без текста).
Добавлено на БойЧат Кирпичом в субботу, 7 апреля, в 14:22
В ответ на «У меня появился юд!», добавленное Настоящим Бойлавером





«Обращение Администрации ко всем участникам».
Добавлено на БойЧат Кирпичом в субботу, 7 апреля, в 14:45


Джентльмены (и одна-две леди), я бы хотел напомнить вам, что Седьмое правило БайЧата запрещает публиковать сообщения, предлагающие встретиться с несовершеннолетними участниками этого форума. Разъясняю: это также значит, что мы не приветствуем сообщения, предполагающие, что вы организуете встречи в реальной жизни знакомых вам мальчиков и участников этого форума.

И дело тут не только в том, что за нами следят копы, хотя мы прилагаем массу усилий, чтобы форум оставался в рамках закона. Комитет Вольномыслящих установил это правило уже давно, чтобы защитить всех несовершеннолетних бойлаверов, любимых мальчиков или других мальчиков, которые захотят здесь писать. Я знаю, что вы, ребята, заботитесь о своих юных друзьях и не хотите подвергать их лишнему риску. Встречи в реальной жизни между взрослыми, которые знакомы только по е-мейл, и то довольно рискованы.

Так что, будьте добры, соблюдайте правила!

Кирпич
Вебмастер и на все руки мастер
БойЧат.

Ссылка: Семь правил БойЧата
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Глава 4
« Ответ #5 : 02 Октября 2011, 12:15:50 »
Глава 4.
Password Protected (Защищено паролем).



«Несколько замечаний».
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов Голд Старом в субботу, 7 апреля, в 1:31
В ответ на «В попытке лучше понять вас», добавленное Полом


Цитировать
Труднее всего для меня понять, почему, если вы заботитесь о благе мальчиков, то позволяете другим бойлаверам, которые причиняют им вред, продолжать делать это. Буквально сейчас на Распутье один из модераторов бахвалится своими сексуальными завоеваниями, в то же время как БойЧат посещает молодой бойлавер, который, несомненно, серьезно болен, однако, никто из вас не предпринимает ничего, чтобы помочь ему прежде, чем он сорвется и убьет ребенка. Конечно, я понимаю, что в вашем положении не слишком удобно обращаться в полицию, и, честно говоря, я сам считаю предотвращение преступлений мерами общественного воздействия более приемлемым вариантом, нежели волочение таких проблем по судам. Но ведь некоторым из вас не составит труда навестить таких людей и не дать им причинить вред мальчикам, благополучие которых вам не безразлично.


Я обычно не пишу здесь, но меня попросил об этом Отказник. Я полчаса успокаивал его после того, как он прочел ваш пост. Он порывался зайти сюда и высказать свое мнение о готовности судить, на отрицательное отношение к сексу, и выложить длиннющий трактат о том зле, которое христианство творило в мире. Ничто из этого не вписалось бы в ту миролюбивую атмосферу, которую, как я полагаю, ФХБ пытается создать. Я лично предпочитаю живую и беспорядочную дискуссию, которая ведется на Распутье, но также ценю ту работу, что проделывает В_Мире, и хотел бы помочь по мере своих сил.

Особенно оскорбило Отказника то, в каких выражениях вы сформулировали свои претензии к нему. Пол, я бы хотел, чтобы вы на минуту представили себе, что женились на той подруге, о которой писали, потом, после медового месяца, опубликовали пост, в котором описывали бы, как вам было хорошо вместе. Вообразите, что один из нас заявит, что ваше сообщение – сплошное «бахвальство вашими сексуальными завоеваниями». Если вы способны вообразить такое, то думаю, сможете и оценить свои слова с точки зрения Отказника.

Именно это и вызвало недовольство Отказника. Есть еще несколько моментов, которые я хотел бы отметить.

Во-первых.

Мне не ясно, какими обязанностями мы, по-вашему, пренебрегаем. Это правда, что некоторые из нас не согласны со взглядами Отказника, и мы приложили все усилия, чтобы убедить его изменить их, как и он в свою очередь пытался уговорить нас сойти с «ложного пути». Кроме доноса в полицию, что прикажете нам делать? Да, я подчас весьма озабочен тем, что происходит с мальчиками, с которыми встречается Отказник, но не думаю, что могу сделать больше, чем уже сделал. Я объясню свою позицию ниже.

Что же касается Настоящего Бойлавера (я полагаю, что вы имеете в виду именно этого участника БойЧата), то это совсем другая история. Ясно, что он нуждается в профессиональной помощи, которая выходит за рамки той, что способен предоставить большинству своих участников БойЧат. Некоторые бойлаверы приложили массу усилий, пытаясь найти для него такую помощь. Опять-таки, я не вполне понимаю, где истоки вашего недовольства.

Во-вторых.

Вы предлагаете нам (если свести ваши слова к голой сути) сообщить о наших друзьях властям, если мы считаем, что они повинны в преступлении. Я полагаю, что, имея собственный багаж за плечами, вы лучше большинства других людей сможете понять вопрос, который я сейчас задам: вы действительно убеждены, что те из нас, кто воздерживается, имеет полное моральное право судить тех из нас, кто сексуально активен?

Вы писали, что одно время подумывали об однополом сексе. Вы и впрямь уверены, что ваш моральный долг – позвонить в полицию и сообщить, что ваш друг, который принял другое решение, нарушает закон против мужеложства?

И как вы определяете, где провести границу? Если вы согласны с тем, что сдать того, кто нарушил гражданское право, – это правильно, должны ли вы также донести на того, кто преступил церковное право? Или вы должны доносить только на тех, кто, по вашему личному мнению, причиняет вред своим сексуальным партнерам? Несколько лет назад на БойЧате был один бойлавер, которого замучили угрызения совести, и он начал пересылать ФБР все электронные сообщения, которые получал от бойлаверов, чей ВП – восемь лет и младше. Почему восемь? Потому, что его собственный ВП начинался с девяти лет, и, по его личному мнению, секс с детьми этой возрастной группы не вредит им.

(Обычно именно это мне особенно трудно объяснить не-педам, которые полагаются на свои внутренние ощущения для решения, какие половые акты морально предосудительны. Если бы мне поручили составлять законы о преступлениях на сексуальной почве, основываясь на том, что мне лично противно, гетеросексуальность была бы запрещена уже с завтрашнего дня).

В-третьих.

Вы блаженно толкуете о том, что можно помочь мальчикам, позвонив в полицию, и намекаете, что единственная причина, по которой мы этого ни разу не сделали, – страх за собственную шкуру. Прошу меня извинить, но мне совершенно очевидно, что вы никогда не видели, что происходит, когда в дело вмешивается полиция.

Предположим, у вас был друг, который принимал наркотики и подсадил на них свою наивную подругу. Вы пытались остановить его, но не смогли. Не сумев снять его с наркоты, вы решили, что единственный способ спасти вашего друга и его девушку – вызвать копов. Вот, что за этим последовало бы.

Вашего друга арестовали бы и предъявили обвинение не просто во владении наркотиками, но также в торговле ими, поскольку его подруга дала ему деньги, чтобы он купил их для нее. (Вы поразитесь, сколько всего можно навесить на арестованного бойлавера; я навскидку могу перечислить десяток нарушений). Затем полиция должна была бы решить, арестовать ли также и девушку. (Имейте в виду, что под «возрастом согласия» закон подразумевает запрет для мальчика вступать в сексуальные отношения до определенного возраста). Он тоже нарушил закон. Даже если девушку не арестуют, ее будут долго допрашивать полицейские, желающие получить как можно больше улик против вашего друга. Если девушка любит его, это означает, что они попытаются сломать ее преданность всеми доступными способами. Вы не поверите, только если сами не видели этого, что случается, когда в руки полиции попадается упирающийся свидетель.

Итак, вашего друга сажают в тюрьму, где он проведет несколько лет среди закоренелых преступников. (По крайней мере, его не ожидает «радужная» перспектива, как многих бойлаверов в наши дни, – кастрация). Далее (если он попадет в хорошую тюрьму) его начинают лечить по программе реабилитации наркоманов, которая заключается в том, чтобы внушить ему, что он навеки подонок общества, если хоть раз подумает о дозе. Если он продолжает считать, что употребление наркотиков не аморально… Ну, опустим мучительные подробности.

В конечном итоге ваш друг выходит из тюрьмы со сломанной жизнью. Вы хоть представляете, насколько тяжело осужденному найти работу? А все это время девушка, которую вы стремились спасти, будет крайне несчастна, осознавая, какие последствия имели ее показания для любимого человека. Известны случаи в подобных ситуациях, когда осужденный и его жертва снова сходились просто потому, что они уверены – весь мир против них. (Уверен, вы слышали об историях, когда дети-жертвы растления разыскивают своих совратителей).

А теперь скажите мне: ЧТО из вышеперечисленного должно было помочь вашему другу и его подруге?

В-четвертых.

Вы равным образом блаженно толкуете и о «мерах общественного воздействия». Я бы чертовски желал узнать об этих мерах, поскольку ни разу ни о чем подобном не слышал.

Так как это христианский форум, позвольте привести пример, почему общественность, как правило, в это не вовлекается. Я не знаю, в какой части света вы посещали колледж, но представим, что в Калифорнии, где возраст сексуального согласия наступает в восемнадцать лет. Допустим, в минуту слабости, вы переспали с семнадцатилетним студентом, в которого влюбились. Предположим, на следующий день вы обратились к капеллану и рассказали, что сделали. Предположим, вы попросили его помочь вам найти психотерапевта, а также совета, как вам компенсировать причиненный ущерб юноше и его семье.

Знаете, где вы очутитесь на следующий день? За решеткой, потому что в Калифорнии есть закон об обязательном доносительстве, который обязателен и для священнослужителей.

Вот вам и меры общественного воздействия.

В-пятых.

Вы считаете, что нам следует навестить Отказника и Настоящего Бойлавера в реальной жизни. Пол, даже если бы у меня были деньги на билет, неужели вам не пришло в голову, что я попросту могу не знать, кто эти два джентльмена и где они живут? Бойлаверы не отличаются стремлением афишировать свои личные данные, и нетрудно догадаться, почему.

В-шестых.

Ну тогда, скажете вы, почему бы просто не рассказать всем, кто я и где живу, и ждать в гости других бойлаверов? В другом посте вы пишете, какое облегчение испытали, поделившись с другими своими сексуальными предпочтениями, и как бы вы советовали всем здесь «духовно вырасти», открыв миру внутренние переживания.

Пол, я не знаю, как сказать это повежливей, так что будут прям: быть геем (или экс-геем, если хотите) – не то же самое, что быть бойлавером. Да, мы оба относимся к сексуальным меньшинствам, которые общество демонизировало. Каждый день, как ни прискорбно, на геев нападают или убивают; каждый день молодые геи кончают жизнь самоубийством. Слава богу, значительное количество людей – включая консерваторов вроде вас – начинают выступать против ненависти и насилия, направленных на геев.

Кто выступает против ненависти и насилия, направленных на бойлаверов? Я не вижу, чтобы университеты собирали комиссии по изучению вопросов предотвращения депрессий и самоубийств среди подростков-бойлаверов. Я не вижу, чтобы лидеры наций требовали от общества нахождения путей борьбы с ростом преступлений по мотивам ненависти в отношении бойлаверов. Я не слышу заявлений от церкви о том, что, хотя она и считает секс между взрослым и ребенком грехом, но не менее тяжкий грех – ненавидеть кого-то только потому, что его привлекают дети.

На самом деле я считаю, что проводить здесь сравнения – низко. Терпеть не могу это «я еще несчастнее тебя». Не имеет значения, кто страдает больше – голубые или бойлаверы. Чем заниматься такими подсчетами, я бы предпочел, чтобы мы сотрудничали с целью избавить мир от разного рода нетерпимости.

Что меня беспокоит, так это, что вы можете убедить какого-нибудь неопытного бойлавера на этом форуме в том, что, если он признается, худшее, что ожидает его – то, что случилось с вами: некоторые прихожане его церкви откажутся сидеть рядом с ним. Хорошо бы.

Я знаю парня, которого жестоко избил его собственный двоюродный брат после того, как он признался ему в том, что является бойлавером. Вернувшись из отделения неотложной помощи, он наивно позвонил в полицию, чтобы сообщить о совершенном против него преступлении. Полиция в ответ перевернула верх дном его дом и допросила соседей, ища что-нибудь, что могло подтвердить, что он совращает малолетних. Когда полиция ушла (они не обнаружили никаких доказательств преступления по той простой причине, что он его не совершал), бойлавер позвонил в отдел штата по защите прав человека, чтобы узнать свои права на случай, если его снова изобьют (что представлялось более чем вероятным, поскольку все его соседи теперь знали, что он бойлавер). Как только он произнес слово «педофил», оператор отдела по правам человека сообщил, что их разговор записывается и его слова передадут полиции. Так что он повесил трубку, собрал вещички и переехал. Сейчас он живет в другой части страны под другим именем.

Или возьмем Кирпича, который поступил, как вы советуете, и «поделился своим секретом с другими».

Кирпич – один из немногих бойлаверов на подобных форумах, чье настоящее имя известно. Он признался два года назад, из чистого альтруизма: Комитету Вольномыслящих нужен был участник, который сможет подписывать всякие официальные документы. Кирпич вызвался добровольцем на это опасное задание.

В прошлом году Кирпич со своей невестой поехали навестить ее родителей и пересекали границу США и Канады. Кирпича задержали на границе, надели на него наручники, сообщили, что он не имеет никаких прав согласно международным законам, и привели в темную комнату без окон, где его допрашивали двенадцать часов подряд. Он, возможно, все еще находился бы там, если бы адвокат его невесты не добился его освобождения.

Преступление Кирпича? Он – вебмастер БойЧата, так что, безусловно, он также должен быть детским порнографом, растлителем малолетних и детоубийцей.

Пол, я ценю вашу готовность выделить время, чтобы общаться с бойлаверами, но, прежде чем оставлять здесь новые сообщения о «радости разделить с другими историю своих душевных терзаний», полагаю, вам следует немного подготовиться и почитать некоторые из выложенных здесь историй. Можете начать с бойлавера, которому в дом бросили зажигательную смесь.

Голд Стар
Вебмастер
Распутье.


* * *


– Ты думал я из Интерпола? – спросил человек, известный ему как Голд Стар, когда они с лязгом спустились по железной лестнице из дома Джонни и повернули налево по тротуару.

Джонни, наконец, начал реагировать на происходящее. С немалой досадой он объяснил:
– Это потому, что ты назвал меня Джонни. Никто не зовет меня так в реальной жизни, кроме родителей и моих юных друзей.

– Хочешь, чтобы я звал тебя Джон?

– Нет, Джонни будет нормально. Можешь даже звать меня Уайт Роуз, если хочешь.

Делиус запрокинул голову и расхохотался. У Джонни появилось слабое ощущение, что, называя свое прозвище в общественном месте, он нарушает все правила безопасности, которые установил для себя давным-давно. Но, когда они шли по улице солнечным весенним днем, это едва ли казалось значимым.

На улицах было привычно людно в это время дня: семьи несли домой покупки, старики и старухи рылись в мусорных баках в поисках еды, уличные разносчики и торговцы наркотиками предлагали свой товар, молодые люди рассматривали молодых женщин, околачиваясь у винных магазинов без витрин. Улица Джонни была в самом конце театрального квартала; там жили вперемешку негры и латинос, а также бедные белые художники. Район наводил на Джонни страх с того самого момента, как он тут поселился. Только необходимость в дешевом жилье (он посылал все, что мог, своим небогатым родителям) придала ему храбрости переехать из маленького городка, где ночью преступления были редкостью, в квартал, где день без преступлений был редкостью. Он решил переселиться в место побезопаснее сразу, как только ему дадут прибавку.

Однако сейчас, наблюдая, как Делиус шагает по мостовой с высоко поднятой головой – приостанавливаясь только затем, чтобы обменяться улыбкой с толстухой-торговкой, грудным голосом по-испански расхваливавшей свои шарфы, вернуть укатившийся мячик девочке с кожей цвета красного дерева и уронить монету достоинством в доллар в шляпу попрошайки почти незаметным движением руки – Джонни внезапно ощутил твердую уверенность, что именно здесь ему и следует жить. Где еще, в конце концов, жить бойлаверу, как не среди других отверженных?

– Не могу ума приложить, откуда ты взял такой ник, – признался Делиус, наклонившись, чтобы оттянуть назад терьера, привязанного к парковочному знаку на рискованно близком расстоянии от проносящихся по дороге машин.

– Мой ник и раньше доставлял мне неудобства, – сказал Джонни. – Отказник с подозрением относился ко мне первый месяц, когда я появился на форуме. Он был убежден, что мой псевдоним – оговорка по Фрейду, и на самом деле я женщина и защитник ребенка.

Делиус улыбнулся Джонни. Освещенное улыбкой, его лицо сияло как солнце, и теперь, когда они вышли из тени дома, Джонни заметил, что волосы Делиуса отливают золотом. Он поймал себя на том, что задумался, как Голд Стар выглядел в детстве.

– Очень похоже на Отказника, – ответил Делиус. – А почему ты выбрал такой ник на самом деле?

– Это из фильма, который произвел на меня большое впечатление, когда я был ребенком. Там был рыцарь, который должен был вручить белую розу самой важной женщине в его жизни, в знак своей вечной любви. Поскольку он был влюблен сразу в нескольких прекрасных дам, ему было нелегко выбирать между ними. В конце фильма он отдал белую розу своей бабушке, потому что понял – она самая важная женщина в его жизни. Этот фильм запал мне в душу после первого же просмотра. Неделями после этого я мечтал подарить белую розу девочке, которая была важнее всего для меня.

– Хотел бы я посмотреть этот фильм, мне нравится эта часть про бабушку. … Вон там.

Делиус ловко обогнул нескольких девочек, увлеченных игрой в классики, и указал на здание на углу, которое Джонни раньше не замечал. Как и многие дома в этом квартале, оно было полуразрушено; даже входная дверь заколочена досками. Единственной элегантной деталью было окно-фонарь, выступавшее на втором и третьем этажах, примета того времени, когда эта часть города еще не была населена одними только бедняками.

– Я до сих пор не могу поверить, что ты живешь в соседнем квартале, – поделился Джонни. – Это просто слишком невероятное совпадение.

Делиус обернулся к Джонни и криво усмехнулся:
– Совпадение?

Джонни молчал, пока они проходили мимо группы подростков, храбро пытавшихся играть в футбол между припаркованных машин, затем утвердительно произнес:
– Ты знал, где я живу.

– В этом городе есть только один кинотеатр в стиле «ар деко», – заметил Делиус. – Так что, когда ты сказал, что живешь в моем городе и из твоего окна виден его фасад, я решил проверить. Я предположил, что ты живешь либо в том доме (как и оказалось), либо в соседнем. Но, конечно, я не мог ходить по домам, стучаться и спрашивать, кто тут Уайт Роуз, а тем более – заявиться к тебе без приглашения.

– Так ты переехал сюда ради меня? – недоверчиво уточнил Джонни, пока они прокладывали себе путь между проезжающими машинами.

– Ну, я все равно искал новое жилье и поэтому, когда я увидел объявление «Сдается», то решил, что стоит посмотреть. Между прочим, мне и впрямь пришло в голову, что, если я когда-нибудь откроюсь какому-нибудь БЛ в этом городе, будет удобно жить в пяти минутах от него.

Он ухмыльнулся Джонни, потом переключил внимание на железную калитку в человеческий рост, преграждавшую путь в переулок. Джонни, который повернулся как раз вовремя, чтобы успеть заметить спускающихся в метро на эскалаторе женщину с мальчиком на другой стороне улицы, почувствовал, как по телу пробегают мурашки. Он осознал, почему Делиус показался ему смутно знакомым.

– Ты возвращаешься домой часов в девять вечера? – спросил он, когда они подошли к калитке с висячим замком.

– Плюс-минус. Я посещаю курсы веб-дизайнеров в библиотеке по вечерам с понедельника по четверг. Когда я возвращаюсь, то обычно принимаю душ и обедаю, прежде чем зайти на форумы.

– Обедаешь?

Делиус снова ухмыльнулся:
– Я – сова. Это позволяет мне создавать впечатление, будто я живу на западном побережье.

Он открыл калитку – замок был разломан – и повел Джонни по узкому проходу между двумя домами. Повсюду валялся мусор, земля под ногами была усыпана битым стеклом, и воняло мочой. Джонни осторожно переступил разлагающиеся останки бездомного кота.

– Этот проулок – дополнительный бонус, – признался Делиус. – Тут я могу воплотить в реальность мечту всей своей жизни – красться в темных переулках.

– И многих БЛ ты приглашал красться с тобой? – спросил Джонни. Проход расширился; они дошли до места, откуда можно было увидеть калитку в конце проулка, а за ней – узкую подъездную дорогу и задние дворы следующего квартала, чьи газоны были забиты полуразобранными механизмами и висящим над ними бельем.

– У Кирпича есть постоянное приглашение, но его последняя попытка приехать в США плохо кончилась. – Делиус направил Джонни в обход упавшей водосточной трубы, об которую тот едва не споткнулся, и указал в направлении ржавой пожарной лестницы, спускавшейся с крыши.

– Но что насчет других БЛ, которых ты встречал в реальной жизни? – настаивал Джонни.

Лицо Делиуса снова озарилось улыбкой:
– Только тебя. Будь нежен со мной – ты у меня первый. – Он побежал вверх по лестнице, перепрыгивая сразу через две ступеньки.

Когда Джонни догнал его, тот сражался с тремя дверными замками. Дверь выглядела как окно, прорубленное донизу – чем она, фактически, и являлась. Отперев последний замок, Делиус сказал:
– Мой домовладелец точно дает взятки пожарной инспекции, чтобы выйти сухим из воды с таким домом, но он не сует нос в дела своих жильцов, а это для меня главное. «Заходи в мое жилище», сказал мухе паучище, – с этими словами он распахнул дверь и пропустил Джонни внутрь.

Ступив за порог, Джонни на мгновение показалось, что он вернулся в переулок. Он обнаружил, что находится на кухне, загроможденной всевозможными вещами: на железном радиаторе разлегся спортивный костюм; пара кроссовок на полу пристроилась к груде грязных носков; ряд штендеров (п/б: выносной напольный рекламоноситель, представляющий собой складную конструкцию небольшого размера, с одной или двумя рекламными поверхностями) облокотился на неподключенную акустическую систему, которая как будто недоумевала, чего от нее хотят; рюкзак, брошенный на потрескавшийся деревянный стол, заваленный компьютерными журналами; в раковине, горделиво презревшей обычное мытье посуды, пристроилась стопка книг; а гора пустых жестянок из-под содовой словно пыталась перерасти стоящий рядом компьютер. Казалось, это был единственный предмет, который понимал, в чем заключаются его обязанности. На экране были установлены обои, изображающие лунный ландшафт под беззвездным небом с логотипом в виде синего треугольника на лунной породе.

Вся комната напоминала недавно прерванную бурную вечеринку материальных объектов. Даже тараканы замерли не более чем на мгновение, изучая новоприбывших, прежде чем возобновить восхождение на гору жестянок.

Делиус шуганул их рубашкой, которая, похоже, дожидалась стирки уже месяца два-три.

– Прости за беспорядок, – извинился он. – У меня нечасто бывают гости, так что я даже не пытаюсь скрыть, какой я ужасный неряха.

Джонни ничего не ответил, рассматривая комнату. Он начал различать, что запущенность была выборочной. Стены выглядели недавно выкрашенными (и, скорее всего, не домовладельцем-взяткодателем), и новые осветительные приборы были установлены в помощь слабому свету из окна, выходившего в переулок. И если сомнения еще могли одолевать касательно ремонта, было ясно, какова причина порядка рядом с компьютером. За исключением жестянок – которые выглядели почти стильно, словно в музее современного искусства – к письменному столу претензий не находилось. Это был единственный новый предмет мебели, нагруженный не только процессором, монитором и клавиатурой, но и принтером, сканнером, факсом с автоответчиком, колонками и записывающим устройством для компакт-дисков. У Джонни было такое ощущение, будто он попал в центр управления космическими полетами во время старта ракеты.

Делиус открыл дверцу холодильника, украшенную открытками с ренессансными амурчиками и эстампами (п/б: оттиск с гравюры) со старомодно одетыми мальчиками, играющими с обручами.

– Не густо, – заключил он. – Я как раз позавтракал. Стоит ли мне начать «обхаживать» тебя, предложив остатки джанк-фуда (п/б: нездоровая пища из закусочных)?

– Пока нет, спасибо, – отказался Джонни. – Я действительно первый бойлавер, которого ты пригласил к себе домой?

– Перед уходом вручу тебе почетный значок, – пообещал Делиус, решительно захлопнув холодильник. – А ты? Часто в реальной жизни встречал бойлаверов?

– Ни разу, – ответил Джонни. – Я и на БойЧат попал только три месяца назад, не забывай. – Он поколебался, потом добавил: – Я встретил в этом городе одного человека, с которым познакомился через интернет…

– Пола? – Увидев потрясение на лице Джонни, Делиус улыбнулся. – Пол послал мне е-мейл вскоре после того, как появился на форуме; представился и дал мне адрес и телефон на случай, если мне понадобится «поддержка». Я не клюнул. А ты, значит, да?

– Вроде того, – с беспокойством признал Джонни. – Он не знает обо мне ничего, кроме имени.

– На твоем месте я бы поглядывал, не следует ли за мной кто-нибудь в штатском после таких встреч. Надеюсь, ты понимаешь, что Пол, возможно, записывает на пленку ваши беседы?

– Слушай, он не такой, – слабо запротестовал Джонни, словно адвокат, защищающий невиновного перед враждебно настроенными присяжными.

– Тебе видней, – сказал Делиус и махнул рукой, покончив с этой темой, после того, как освободил стул от стопки бумаг для принтера. – Кто-нибудь еще знает, что ты бойлавер?

– Нет, никто. Я подумывал рассказать родителям.

– Ну, – протянул Делиус, повернувшись спиной, чтобы переложить бумагу рядом с тарелками в сервант, – лично я не советую признаваться семье.

Джонни ожидал, пока Делиус продолжит, но потом догадался, почему он не станет этого делать. Чувствуя, как от смущения кровь приливает к лицу, Джонни отвел взгляд и подошел к двери напротив той, в которую вошел. Она вела в гостиную, хотя Делиус использовал ее, скорее, как склад для пустых ящиков и компьютерного оборудования. В комнате не было окон, только занавешенный альков в стене слева. В дальнем конце помещения находилась еще одна дверь, очевидно, выходящая в коридор, но загороженная продавленным диваном, выглядевшим, словно его подобрали, пока он стоял на обочине, дожидаясь мусоровоза.

– Хочешь, устрою экскурсию? – спросил Делиус на ухо. – Это не займет много времени.

Джонни послушно последовал за ним через дверь в другом конце кухни, которая, как выяснилось, вела в коридор, пролегающий параллельно стене. Здесь было светло, и при взгляде на то место, где когда-то находился выключатель, Джонни предположил, что освещение работает тут постоянно. Из приоткрытой двери дальше по коридору также падал свет.

Прямо напротив входа в кухню была еще одна дверь, закрытая. Делиус толкнул ее, и некоторое время Джонни не мог различить ничего внутри. Затем глаза начали привыкать к темноте.

Комната была абсолютно черной. Не только потому, что занавески до пола в дальнем конце комнаты как будто отражали любой свет, пытавшийся проникнуть через окна, но и потому, что стены были выкрашены в этот цвет. Лишь с большим трудом Джонни смог разглядеть обшарпанный шкаф, беспорядочно набитый одеждой, рядом с которым стояла раскладушка. Меблировка оказалась скудной: комнату занимали еще только стул и небольшой письменный стол. На его поверхности стоял лэптоп, и Джонни разглядел на экране е-мейл, который ранее послал Делиусу.

Он все еще пытался справиться с ощущением дезориентации, когда Делиус произнес:
– Странно, правда? Словно видеть как картина, которую ты рассматривал неделями, оживает у тебя на глазах.

Джонни кивнул, оторвал взгляд от экрана и снова уставился на стены.

– Я полагаю, ты любишь темные цвета, – проговорил он.

Делуис пожал плечами.

– Такое у меня было настроение, когда я переехал сюда. Пойдем посмотрим другую комнату, она светлее.

Следующая по коридору комната была ванной. Джонни только краем глаза уловил черную от ржавчины раковину и оконное стекло настолько матовое, что свет почти не проникал через него. Затем они с Делиусом оказались в конце коридора и через дверь ступили в царство тепла и света.

Эта комната по размерам превосходила спальню. Свет заливал ее через ряд окон, выходящих на улицу. Среди них было окно-фонарь с подоконником, обитым мягким материалом и достаточно широким, чтобы на нем сидеть. Подойдя к окну, Джонни смог разглядеть кинотеатр на другом конце улицы. Кроме обивки, на подоконнике ничего не было; сами окна были незанавешены и сверкали на полуденном солнце.

Свет падал на книжные стеллажи вдоль стен. Сооруженные из кирпичей и старых досок, они доходили до потолка. Некоторые кирпичи, похоже, только недавно были принесены со стройки. Стеллажи возвышались словно стражи, но лишь два из них были заполнены книгами. Почти все тома выглядели новенькими, кроме нескольких подержанных, и даже те, как обнаружил Джонни, когда открыл один из них и увидел чек на покупку, завалявшийся между страниц, оказалось, тоже были приобретены недавно.

Он вгляделся в текст.

   «… знаешь что? Я считаю, тебе было бы не худо немного пожить у меня. В моем доме все просто и без затей, не то что у мистера Тоуда (правда, ты пока что не видел его усадьбы), все-таки я думаю, что тебе у меня будет неплохо. Я научу тебя грести и плавать, и скоро ты совсем освоишься на реке, не хуже нас, речных жителей».

Крот был так тронут добротой своего друга, что у него перехватило горло и куда-то подевался голос, и ему даже пришлось тыльной стороной лапки смахнуть набежавшие слезинки.

Но дядюшка Рэт деликатно отвернулся, и понемногу Крот опять пришел в прекрасное настроение и даже смог дать отпор двум шотландским курочкам, которые судачили по поводу его грязноватого вида…

Этот день был только первым в ряду таких же дней для освободившегося Крота… (п/б: Кеннет Грэм «Ветер в ивах»)



– Ну-с, – сказал Делиус у него за спиной, – по крайней мере, ты прошел этот тест.

Вздрогнув от неожиданности, Джонни посмотрел через плечо. Делиус стоял на коленях, вынимая стопку подержанных книг из двух бумажных пакетов, в которых они хранились. Еще один чек выпорхнул из пакета и упал на пол.

– Что ты имеешь в виду? – не понял Джонни.

– Ты не направился прямиком к книгам про бойлав.

– О. – Джонни поставил книгу обратно на полку и рассеянно огляделся. – Я не думал об этом. У тебя, значит, есть книги про бойлав?

Делиус указал кивком направление, не отрывая взгляда от книги, с которой тщательно стирал пыль.

– Нижняя полка. У большинства из них благопристойные названия.

Джонни присел на корточки у второго стеллажа и пробежал взглядом корешкам книг внизу: «Педерастия и педагогика в Древней Греции», «Гомоэротизм в классической арабской литературе», «Ганимед в эпоху Возрождения», «Любовь всерьез: Отдельные замечания о жизни и творчестве английских поэтов-уранистов с 1889 по 1930»… Там было еще с десяток названий, но Джонни потянулся за потрепанным томиком о поэтах-уранистах.

Эта книга, как узнал Джонни, посмотрев на задний форзац, была списана из библиотеки – точнее, из городской университетской библиотеки в феврале прошлого года. Он просмотрел указатель в поисках слов «Священник и мальчик-служка»1 и, перелистывая книгу до нужной страницы, заметил:
– Большая часть твоих книг, как я вижу, о литературе и искусстве.

Делиус не ответил. Когда Джонни поднял взгляд, то увидел, что тот сидит на окне с книгой в руках и пристально смотрит на улицу. Молчание затянулось. Джонни поднялся на ноги и присоединился к нему.

Из подземки выходила семья: отец, мать и мальчик лет шести-семи. Мальчик держался за руку матери, а в другой руке сжимал рожок с полурастаявшим мороженным, с которого ему на лицо капал шоколад. Он дергал мать за руку, явно желая убежать вперед, но она была поглощена разговором с мужчиной и не обращала на сына внимания. Все трое повернули направо и пропали за углом.

Взгляд Делиуса, наконец, оторвался от уличной сценки. Он посмотрел на Джонни и улыбнулся.

– Извини, – сказал Делиус. – Я отвлекся. Главная проблема этой улицы – по ней проходит слишком много симпатичных мальчиков.

– Проблема? – переспросил Джонни, позволив взгляду задержаться на шестнадцатилетнем прохожем. Впервые в жизни он разрешил себе это в то время, когда другой человек смотрит на него, и почувствовал странную незащищенность, словно невеста-девственница, раздевающаяся перед мужем в первую брачную ночь.

– Это как жить рядом с магазином сладостей, когда сидишь на диете, – пояснил Делиус. – Что касается книг… Да, я изучал современную литературу и историю искусства. Я собирался преподавать искусство в начальной школе, прежде чем ступил на другой путь.

– Значит, твоя нынешняя работа тебе больше нравится? – спросил Джонни, украдкой поглядывая на книги, которые Делиус распаковывал. Он увидел, что все они были по истории искусства.

Помолчав, Делиус произнес:
– Веб-дизайнерам точно платят больше. Извини, у меня тут до сих пор нет стульев. Хочешь сесть на подоконник? – Он встал, и в этот момент Джонни мельком увидел, какая книга у него в руках: «Пир» Платона.

– Могу представить, какое, должно быть, испытание – найти столько мебели, чтобы заполнить эту площадь, – ответил Джонни, отказываясь от предложения присесть. – Одна эта комната больше, чем вся моя квартира.

– Это место слишком велико для меня, но я не мог не поддаться соблазну иметь две спальни. – Делиус подошел к одному из стеллажей и пристроил на одну из полок тонкий томик. – Мы с Кирпичом обсуждали возможность его переезда сюда. Его невеста сейчас в Африке до будущего лета в качестве волонтера от своей церкви, так что он вроде как неприкаянный до тех пор. Он думал, что было бы здорово провести полгода вместе с другим бойлавером. Но передумал, впрочем, после того, как я сообщил ему, что я в списке. Ему не больно-то хотелось открыть дверь квартиры и обнаружить на пороге разгневанного родителя, вопрошающего, не он ли растлитель малолетних.

Внизу по улице пробежала гурьба ребятишек, перекликаясь и смеясь, уворачиваясь от взрослых. На краткий миг затих шум от колес проходящих машин; Джонни показалось, что он едва слышит голос уличного торговца, который всегда стоял на углу рядом с его домом.

Джонни спросил звенящим от напряжения голосом:
– Ты кого-то растлил?


* * *


Делиус повел плечом, как будто сбрасывая ношу, слишком легкую, чтобы держать ее на обоих плечах. Он не отрывал взгляда от книг, которые выстраивал на полке. Делиус махнул в сторону рукой со словами:
– Картотечный шкаф, верхний ящик. Там вначале есть папка с надписью «Тюремное досье».

Обернувшись, Джонни только сейчас заметил, что один угол комнаты был свободен от стеллажей. Под аккуратно повешенной репродукцией стояла метровой высоты картотека, нижний ящик которой проржавел насквозь. Стопка скоросшивателей лежала сверху, опасно близко к краю. Джонни поправил ее, прежде чем выдвинуть верхний ящик.

В нем находилось штук двадцать пять папок, большая часть с названиями музеев изобразительного искусства. Файл, который он искал, нашелся без труда: в отличие от других, его края были обгрызены и он оказался настолько замызганным, что Джонни испачкался, вытаскивая его. Ему пришлось потратить некоторое время, вытирая его начисто своим носовым платком, прежде чем открыть.

После минуты беглого просмотра первой страницы Джонни поднял взгляд. Делиус исчез из комнаты.

Джонни нашел его в спальне. Тот сидел на стуле спиной к двери. На экране лэптопа горело изображение лунного ландшафта с синим логотипом, но когда Джонни остановился в дверях, оно исчезло и сменилось белым фоном с маленькими разноцветными квадратиками сбоку. Делиус протянул руку к мышке.

Джонни спросил:
– Пять лет за то, что ласкал мальчика?

– Мне еще вынесли мягкий приговор, – отозвался Делиус, не оборачиваясь. – Помимо половой связи с несовершеннолетним мне вменили злоупотребление служебным положением. Я был его бэбиситтером… по крайней мере, так считали его родители. С моей точки зрения все эти походы в зоопарк были свиданиями.

– Но ты, и правда, ласкал его? – На Джонни давило чувство, что необходимость установить этот факт было вопросом вселенского масштаба.

– Я целовал его. – Взгляд Делиуса не отрывался от экрана. – Непрерывно, в течение двух часов. Губы, щеки, шею, волосы. Он целовал меня тоже, конечно. Ему особенно нравились мочки моих ушей.

Его голос был выдохшимся, как шипучка, из которой вышел газ. Джонни видел его руку, лежащую на мышке; серебристый шрам казался темнее из-за экранной подсветки. Рука шевельнулась, задействуя мышку, чтобы направить курсор на маленькую иконку наверху страницы. Внезапно на экране возник треугольник. Перетаскивая курсор в другую часть экрана, Делиус вращал треугольник, пока тот не перевернулся острием вниз.

– Он был очень счастлив, просто в восторге, – продолжал он, пока указатель двигался обратно, вверх экрана. – Он помчался домой и записал в дневнике – который тайком читала его мать – что это было самое чудесное из всего, что с ним случалось. – Делиус замолчал. На экране рядом с треугольником появилась звезда. Джонни наблюдал, как Делиус кликнул по иконке и звезда увеличилась.

Делиус заговорил снова:
– Как оказалось, это меня и сгубило. Если бы Тэдди написал, какой он несчастный, тогда, думаю, его родители удовлетворились бы требованием о моем принудительном лечении. Но вышло, что я не просто растлил их сына, я промыл ему мозги, так что он был уверен, будто его не совращали. Не успел я и глазом моргнуть, как в четыре утра у меня на пороге стояла полиция с наручниками наготове.

Джонни взглянул на страницу, которую держал, и неуверенно произнес:
– Тут написано «ласкал». Целовать кого-то – это ласка?

– «Развратные или непристойные действия» – так на самом деле сформулировано в законе. Это значит, если Тэдди возбудился от того, что он меня целовал, я – преступник. В любом случае, в моем положении мне не особенно хотелось спорить с полицией о разнице между нежничаньем и петтингом. – Делиус теперь с помощью палитры раскрашивал звезду в золотой цвет. – Я мог думать лишь о том, что если просто признаю себя виновным в любых обвинениях, которые они на меня навесят, то избавлю Тэдди от дальнейших допросов. К несчастью, было уже слишком поздно.

Он наложил звезду на треугольник. Обе фигуры совместились, как подогнанные. Очевидно, удовлетворенный результатом, Делиус кликнул мышкой, и треугольник исчез, еще одним щелчком – сохранил файл.

– Я видел Тэдди, когда мне выносили приговор, – продолжал Делиус. – Он был бледен, как утопленник, и не смотрел в мою сторону. Каждый раз, когда ему задавали вопрос, он поворачивал голову к родителям, как будто надеясь, что они подскажут ему ответ. Это смотрелось впечатляюще, чем и воспользовался государственный обвинитель: пострадавший ребенок, сломленный вероломным насилием педофила, маячившего перед ним. Атторней (п/б: атторней – в США должностное лицо, поддерживающее государственное обвинение по уголовным делам в федеральных судах; аналогичен нашему прокурору) даже принес картинку с изображением мальчика, съежившегося в объятиях мужчины, вероятно, в качестве «научного доказательства».

Все еще пробираясь наощупь к хоть какому-то источнику освещения, Джонни спросил:
– Так ты не считаешь, что заслужил этот приговор?

Рука Делиуса замерла, уже готовая щелкнуть мышью. Несколько мгновений он не шевелился, созерцая изображенный на экране безлунный пейзаж, которым он заменил предыдущие обои. Затем он развернулся вполоборота на стуле так, чтобы Джонни мог видеть его лицо, едва различимое в слабом свете, проникающим из коридора.

– Джонни, мне было всего двадцать, – сказал он уже не тем безжизненным голосом, которым говорил ранее. – Это ты должен понять. Мне как раз исполнилось двадцать, я был второкурсником в колледже, зачитывался классиками и мечтал о мире, в котором мужчины и мальчики могли бы свободно любить друг друга. У меня хватило здравого смысла понять, что трахать между бедер американского мальчика в наши дни – не самый разумный поступок со стороны мужчины. Поэтому я переделал эту идеальную модель, чтобы она больше соответствовала нашему времени, а, увы, не античному: мы с Тэдди, как романтическая пара, держимся за руки, льнем друг к другу, возможно, обмениваемся парой целомудренных поцелуев. Я хотел быть как благонравный философ Сократ, который лежал рядом со своим возлюбленным, даруя ему свою любовь, не затрагивая при этом плотских ее сторон. Беда состояла в том, что я и близко не знал того, что было известно Сократу: насколько сильны повеления бога Эроса. Целомудренные поцелуи вышли из-под контроля, возлюбленный получил то, что хотел.

Делиус уставился в пол. Понизив голос, он сказал:
– Я считал, что, поскольку мы были парой, я должен дать Тэдди все, что он захочет. Я знал о греческой бойлав далеко не так много, как полагал. Я тогда не понимал, что значит быть наставником и как мужчина должен играть направляющую роль, решая, что лучше для мальчика, совсем как родитель или учитель. И я даже не задумывался, как обстояли дела для Тэдди. Если бы не вмешалась полиция и мы продолжали бы нашу тайную связь, он бы все больше и больше отдалялся от семьи и друзей, потому что ему пришлось бы скрывать правду от них. Или – если бы он решил, что не сможет вынести разлуку с близкими – перед ним бы встала трудная задача: сказать мне, что он хочет прекратить наши отношения. Даже взрослым достаточно тяжело иметь запретные связи. Любой, кто вынудит вступить в них восьмилетнего мальчика…

Он не договорил. Сквозь занавешенное окно слабо доносились звуки проносящихся, словно ветер, автомобилей. Через некоторое время Делиус поднял голову, пока не встретился взглядами с Джонни, и произнес:
– Я был взрослым, а он ребенком, он следовал за мной. Да, я заслужил каждую минуту из этих пяти лет. Мне бы только хотелось, чтобы в соседней камере сидели те, кто заставил Тэдди чувствовать себя несчастным из-за того, что он наслаждался нашими поцелуями.

На лице у Делиуса было выражение, которое заставило Джонни разорвать зрительный контакт; словно он смотрел на рану, слишком свежую, чтобы до нее дотрагиваться. Джонни уставился на папку и еще с минуту изучал ее содержимое. Услышав, как Делиус шевельнулся на стуле, Джонни поднял взгляд и немного удивленно произнес:
– Тебя не выпустили условно-досрочно.

– Нет, руководитель тюремной программы реабилитации лиц, совершивших преступления на сексуальной почве (п/б: SOTP) возражал против этого. Он невзлюбил меня с самого начала, потому что я отказался признать, что то, что Тэдди так пострадал, целиком моя вина. Это также не расположило ко мне других заключенных.

Делиус нажал на клавишу, и на экране рядом с вытянутым, словно тень на земле, синим треугольником появилась золотая звезда. Делиус с минуту подгонял фигуры друг к другу по размеру, затем перешел обратно в программу редактирования изображений.

Джонни спросил нерешительно:
– Плохо было в тюрьме?

На белом фоне появилась звезда. Делиус кликнул на какую-то иконку, и звезда начала вытягиваться, как будто ложась плашмя. Делиус ответил, снова безжизненным голосом:
– «Насильники младенцев» на самом дне тюремной иерархии, со мной и обращались соответственно. Что меня поддерживало, так это надежда на налаживание моей жизни после тюрьмы. Я решил, что мой срок должен пойти на пользу, не стать пропавшими зря годами.

Экран снова переключился на обои с лунным пейзажем. Делиус перетащил туда золотую звезду, теперь лежащую горизонтально, как и голубой логотип, минуту сравнивал на глаз фигуры, затем снова открыл окно редактора изображений и начал вносить исправления.

– Что хорошо в тюрьме – есть время для размышлений. Я решил, первое, что сделаю, когда выйду, – найду таких же, как я. В том-то и была отчасти моя проблема, пока я был с Тэдди, понимаешь. Мне не с кем было поговорить, некому было предупредить меня, к какой катастрофе я приближаюсь. Один из заключенных рассказал мне о NAMBLA, так что, как только я вышел, я потратил полгода, разыскивая почтовый адрес NAMBLA, потом завел почтовый ящик под вымышленным именем и подписался на членство в этой организации.

– Помогли тебе их собрания? – поинтересовался Джонни.

Делиус покачал головой, передвигая золотую звезду в другое место экрана, прежде чем сохранить ее.

– У меня так и не хватило смелости посетить хотя бы одно их собрание. И, в любом случае, ближайшее из них проводится в трех часах езды отсюда. Я только подписался на их бюллетень и довольно скоро потерял к этому интерес. Слишком много было в нем статей о том, как лоббировать с целью изменения законов и каким будет мир, когда бойлав снова станет законной. Это на самом деле не главное в моей жизни. Я больше всего был заинтересован в том, чтобы понять, каким путем в жизни идти сейчас, каким образом воздерживаться от желания снова целовать других мальчиков и как извлечь пользу из своей сексуальной ориентации. – Он кликнул мышкой. На экране появилась звезда, частично смещенная относительно треугольника. С возгласом раздражения Делиус снова переключился на программу редактирования.

Он продолжил:
– Через пару лет я просто не позаботился о продлении членства в NAMBLA. Я работал то тут, то там еще года три и становился все несчастнее от того, что не мог поговорить ни с кем о том, что я бойлавер. Я настолько отчаялся, что подумывал снова вступить в отношения с каким-нибудь мальчиком, только чтобы мне было с кем поговорить. Потом я заработал достаточно денег, чтобы купить компьютер и оплатить интернет. В первый же день, как я вышел в онлайн, то направился прямиком в раздел педофилии одной из крупных веб-директорий. Так я нашел сайт Вольномыслящих. – Он кликнул мышкой. Золотая звезда снова появилась на лунном пейзаже; теперь она идеально подходила к синему треугольнику.

Делиус в течение нескольких секунд оценивал результат. Довольный, он встал и подошел к двери. Джонни, закрыв папку, посторонился и затем проследовал за ним на кухню. Делиус открыл холодильник, вытащил две банки колы, вопросительно посмотрел на Джонни и бросил ему одну.

Он сказал:
– Это было словно возвращение домой. Все эти ребята, которые прошли через то же, что и я, рассказывающие о своей повседневной жизни, буднях бойлаверов.

 – То же было и со мной, – подхватил Джонни, оторвавшись от банки, из которой отпивал маленькими глотками. – Я понимал, конечно, что должны существовать другие, вроде меня, но я всегда считал, что эти другие – насильники и похитители детей, потому что именно так об этом всегда писали в газетах. Я был просто потрясен – обнаружить так много педофилов, похожих на меня, которые не желали вреда мальчикам.

Делиус кивнул.

– Меня уволили с тогдашней работы, потому что я двое суток, не отрываясь от экрана, просидел на БойЧате, изучая все разделы в главном меню и архивы. Так вышло, что потеря этой работы оказалась незначительной. В нескольких своих первых постах я выражал недовольство дизайном некоторых форумов, которые содержали Вольномыслящие. Довольно скоро я начал подробно расписывать предложения по их совершенствованию. Думаю, им, в конце концов, надоело постоянно отвечать на мои недовольства, потому что они предложили: «Отлично. Теперь сам этим занимайся». И не успел я опомниться, как присоединился к Комитету в качестве веб-дизайнера. Потом я начал понемногу делать веб-работы для одной компании, в которой раньше подрабатывал, и вдруг сделался профессионалом. – Делиус отставил свою неоткупоренную банку с содовой. – Кирпич считает, что Вольномыслящие должны получить право вручать дипломы компьютерщиков. В конце концов, столько их членов стали специалистами в компьютерных вопросах.

– Ты так и не получил свой диплом учителя, – внезапно сказал Джонни.

– Будучи осужденным за преступление на сексуальной почве? Едва ли. Я даже не потрудился вернуться в колледж, потому что не хотел браниться с деканом, объясняя, почему меня должны принять обратно.

– Я просто подумал… Ты мог бы встретить больше мальчиков, если бы стал учителем. У тебя было много юных друзей?

Делиус подошел к столу, на который Джонни положил папку. Он посмотрел на нее, дотронулся до грязного пятна. Спустя мгновение он ответил:
– Один. Тэдди.

Джонни обнаружил, что не может произнести ни слова. Он поспешил поставить банку на кухонную стойку, рядом с кучей раскрытых счетов. Подняв взгляд, Делиус добавил:
– Это было еще одно решение, которое я принял в тюрьме. Я был бы рад снова заботиться о детях после освобождения и на этот раз сделать это, как полагается. Но ни один родитель не захочет, чтобы человек, совершивший сексуальное преступление, находился рядом с его ребенком, и если кто-нибудь из них случайно узнал бы – например, прочитав мое имя в списке лиц, совершивших преступления на сексуальной почве – произошел бы скандал, и больше всех пострадал бы мальчик. Так что моя Совесть сказала мне: «Что ж, Голд Стар, ты профукал свой шанс. Если законы не изменятся, тебе придется найти другие способы занять свою голову». Так что с тех пор я держался от мальчиков подальше.

– Боги! – вырвалось у Джонни едва слышно. Никогда прежде в его жизни это не походило так на молитву.

Уголки губ Делиуса приподнялись. Он сказал беспечно:
– Мне не могут запретить улыбаться мальчикам, когда я прохожу мимо. Когда один из них улыбается в ответ, это доставляет мне радость.

Джонни не знал, что на это ответить. Он вновь обратил свое внимание на банку колы, глотая щекочущую горло жидкость и перекатывая в пальцах гладкий металл. Делиус взял в руки папку и поинтересовался:
– Ты покончил с этим? Я не люблю, когда это лежит на виду. Иногда мне приходится приглашать внутрь людей, чтобы расписаться за посылку, и порой сосед снизу забывает свой ключ и просит меня впустить его через мою квартиру.

Джонни задумался над этим, следуя за Делиусом обратно в светлую комнату с книгами.

– Это те «нечастые гости», которые у тебя бывают?

Делиус, опустившись на колени, чтобы открыть картотечный шкафчик, сказал:
– А ты сообразителен. Да, моя общественная жизнь среди взрослых тоже не фонтан. Именно поэтому я посещаю эти курсы. Я знаю больше, чем преподаватель, но так в реальной жизни я оказываюсь среди людей, которые разделяют мои интересы. Беда в том, что я боюсь пригласить сюда кого-нибудь – как бы они не заметили чего-нибудь, что слишком явно обозначает бойлав. – Он махнул рукой на репродукцию над шкафчиком.

Джонни подошел ближе и вгляделся. На репродукции был изображен двуручный серебряный кубок с барельефами на обеих сторонах. Сглотнув, он придвинулся еще ближе, чтобы прочесть подпись.

«Британский Музей, Лондон
Чаша Уоррена
Малая Азия 30 г. до н.э. – 20 г. н.э.
Сторона А: Мужчина и юноша совокупляются, мальчик подглядывает
Сторона Б: Юноша и мальчик совокупляются».

– Я понимаю, о чем ты, – произнес Джонни, когда сумел отвести взгляд. – У меня на работе есть несколько друзей, у которых я был в гостях, но как только я подумаю, что должен оказать ответную любезность, перед глазами встает картина, как я выхожу из туалета и обнаруживаю, что один из моих друзей включил компьютер и просматривает закладки, чтобы узнать, на каких сайтах я регулярно бываю… Эй, осторожно!

Он повернулся, стараясь успеть перехватить стопку скоросшивателей, сшибленных сотрясением от резко захлопнутой дверцы. Одна из папок – черная – выскользнула из его рук и приземлилась, распахнувшись.

Джонни опустился на колени, чтобы подобрать ее, и понял, что не может оторвать взгляда. На раскрытой перед ним странице сияли сотни золотых звезд.

Они были наклеены под числами календаря; каждая дата отделена от другой тонкой рамочкой. Звезды частично перекрывали друг друга, каждая соответствовала своему числу; весь год был отмечен ими. Внизу на странице, где оставалось немного свободного места, словно кульминацией, располагалась звезда гораздо бо́льшего размера.

В верхней части календаря был указан год, а над ним аккуратным почерком подписано: «Возраст: 23».

Он заметил, что Делиус сидит на полу рядом с ним, скрестив ноги и уставясь на звезды, и молчит. Джонни спросил:
– Так ты выбрал свой ник?

Делиус кивнул, не поднимая на него взгляда.

– Это был один из наиболее полезных советов, который я получил во время программы перевоспитания преступников, которую меня заставили пройти в тюрьме. Руководитель предложил нам поощрять себя за каждый день без рецидива. – Он протянул палец и коснулся маленьких звездочек из фольги. – Когда я был ребенком, мама обычно наклеивала в календарь золотые звезды на каждый день, в который я хорошо вел себя. Мне очень нравились эти звездочки. Так что я решил награждать себя золотой звездой за каждый день, когда я не целовал мальчика или не делал чего-нибудь в этом духе. Я завел этот календарь сразу же после тюрьмы, но датировал его днем своего ареста, потому что хотел, чтобы время заключения тоже считалось частью этой перемены в моей жизни.

Он перелистал до первой страницы. Она была подписана «Возраст: 20», и каждое число на ней было украшено звездой, кроме одного дня в январе. Делиус указал на него и пояснил:
– В этот день я поцеловал Тэдди. В конце того года я не получил большую звезду; большие звезды – награда, если целый год пройдет без срывов.

Джонни медленно переворачивал страницы. Звезды шли непрерывной чередой с тех пор, внизу каждой страницы располагалась большая звезда. Когда он дошел до страницы с надписью «Возраст: 25», то заметил:
– Некоторые звездочки здесь обведены черным.

– Да, я решил обводить звезды в рамочку в день, когда я, так или иначе, поборол серьезное искушение. – Делиус указал на первую из обрамленных звезд, которая появилась в июне. – Эту я получил спустя всего три недели после освобождения. Однажды я шел по улице поздней ночью, и откуда ни возьмись появился мальчик и спросил, не хочу ли я, чтобы он мне отсосал. Ему было пятнадцать, куда выше, чем мой ВП, но, господи, на мгновение… К счастью, я быстро опомнился. Я отвел его в круглосуточное кафе неподалеку, купил ему молочный коктейль и разговорил. Оказалось, он сбежал из дома и зарабатывал на еду единственно известным ему способом. Я сумел убедить его позвонить по телефону доверия для сбежавших из дома и оставался с ним до приезда этой службы.

Делиус указал ниже на той же странице; его рука с серебристым шрамом отбрасывала тень на переливающиеся в солнечном свете звезды.

– Эта звезда… нет, та, что ниже. Это звезда за шестилетнего мальчика, который увязался следом за мной как щеночек после того, как я остановился и починил его сломанный роликовый конек. Он зашел бы ко мне домой, если бы я позвал. Так что я привлек внимание проезжающих мимо патрульных и отправил мальчика с ними домой, а затем обходил его дом стороной, чтобы больше с ним не встретиться.

Он перевернул страницу.

– Эта звезда… Господи. Эта звезда – за кошмар моего двадцать шестого года. Я иногда хожу в спортзал, где чувствую себя в безопасности, потому что он находится в деловом квартале города и обычно там занимаются только взрослые. В тот день, однако, я вошел в раздевалку и увидел, что там – в чем мать родила – стоит лишь один одиннадцатилетний мальчик. – Делиус откинулся назад, уперевшись руками в пол, и уставился в потолок. – Ты видел изображения статуи Давида Донателло? Этот мальчик был таким – как будто прямо из первозданного райского сада. – Делиус снова опустил взгляд на страницу и добавил: – Я, должно быть, сумел преодолеть милю за четыре минуты, выскакивая из этого спортзала. Потом мне пришлось заставить себя вернуться и предостеречь его отца, чтобы тот не оставлял так сына одного. Я читаю до жути превосходные лекции на тему, как опасны сексуальные маньяки, могу признать без ложной скромности. – Он ухмыльнулся Джонни, прежде чем вернуться к предыдущей странице и указать на еще одну звезду в рамке. – Я сейчас припоминаю, за что была эта. В тот день я наткнулся на маленькую девочку, которую обижали. Она не представляла для меня риска, конечно, но у нее оказался благодарный брат…

Он продолжал предаваться воспоминаниям, и Джонни молча слушал, уделяя больше внимания руке со шрамом, чем звездам. Он задумался над тем, не оказывал ли Делиус сопротивления, когда его арестовывали. Отбросив эту мысль, он сосредоточился на историях. В определенный момент ему пришло в голову, что Делиус – словно мужчина на необитаемом острове, который лишен женского общества и сберегает образы проплывающих мимо на корабле женщин, – так и он лелеет память о кратких встречах с мальчиками. Каждое воспоминание было аккуратно подобрано, отполировано до блеска, а потом отложено, чтобы можно было его достать в минуту нужды.

– Делиус, – внезапно произнес Джонни, вспомнив один пост Голд Стара, – а какая-нибудь из этих звезд в рамочке относится к Тэдди?

Делиус прервался на мгновение, чтобы наслюнявить палец и прикрепить начавшую отклеиваться звезду получше, и ответил, не глядя на Джонни:
– Нет. Я переехал сюда из Калифорнии, чтобы у Тэдди не появились неприятности, если он решит искать меня. – Затем он продолжил свой предыдущий рассказ, как будто и не прерывал его: – Так что его родители сказали мне: «Почему бы вам не переехать к нам и не научить нашего сына лучше говорить по-английски?» Они сами говорили только по-испански и не доверяли полиции; я знал, что они никогда даже не услышат о том, что существует список лиц, совершивших преступления на сексуальной почве. И тут Совесть сказала мне: «Голд Стар, это самое сладостное искушение, которому ты когда-либо подвергнешься, но если ты поддашься ему, то и не заметишь, как согласишься уложить их сына спать, и затем останется лишь шаг до того, чтобы лечь спать с ним…»

Делиус продолжил переворачивать страницы. Начальные листы календаря были распечатаны на грубой бумаге, наклеенной поверх плотной и гладкой – явно, вырванные из телефонных книг – но после рубежа в тридцать лет все изменилось. Теперь календари были распечатаны на принтере, и строгая красота каждой цифры, буквы и клеточки могла бы заставить устыдиться календари из телефонных книг.

Что-то в тщательной проработке дизайна пробудило в Джонни воспоминание. Когда Делиус дошел до конца очередной истории, Джонни произнес:
– Знаешь, ты мне во многом напоминаешь Пола.

Делиус поднял взгляд на Джонни. Он не улыбался.

– Надеюсь, ты подразумевал под этим комплимент, – сказал он. Прежде чем Джонни сумел сообразить, что ответить, Делиус снова обратил взгляд на скоросшиватель и произнес: – Раньше я носил это с собой. Я смотрел на эту папку всякий раз, когда чувствовал упадок духа и мне казалось, что моя жизнь ни на что не годна.

Джонни снова посмотрел на страницу с пометкой «Возраст: 34». Звезды кончались на первой неделе декабря. Перевернув страницу, Джонни увидел, что лист «Возраст: 35» был незаполнен.

Делиус слегка пожал плечами.

– Я перестал добавлять звезды в декабре прошлого года. В определенный момент я начал смотреть на это, как на не имеющее смысла достижение – только не причинять вред мальчику. Разумеется, я понимаю, что то, что я делаю в сети, имеет некоторое влияние на жизнь мальчиков. Я помогаю поддерживать душевное равновесие других бойлаверов, так что они могут помогать мальчикам. Но все же…

Он закрыл папку, и Джонни заметил, что часть золотого покрытия обложки была изъедена, предположительно, той же тварью, что обглодала досье. Он присмотрелся внимательнее и увидел, что да, следы от укусов походили по форме на те, что остались на тюремном деле.

Ход его мыслей резко оборвался, когда Делиус поднялся на ноги, поставив папку на бок, чтобы на нее опереться. Джонни впервые обратил внимание насколько она толстая.

– Сколько еще квадратиков осталось заполнить? – поинтересовался он. – Я имею в виду гипотетически, даже если ты больше не наклеиваешь звезды.

Делиус улыбнулся, кладя скоросшиватель обратно на шкафчик. При этом длинный рукав его водолазки зацепился за угол шкафчика и задрался, открыв, что шрам уходит дальше по руке. Делиус одернул рукав машинальным движением и ответил:
– О, я рассчитал это с самого начала. Предполагая, что законы не изменятся, и я проживу среднестатистический срок жизни, мне надо заслужить еще двадцать тысяч золотых звезд.

Джонни открыл рот, да так и остался. Через минуту он произнес с едва подавляемой яростью:
– Боги! Некоторых награждают медалями только за то, что они написали хорошую книгу, а все, что получишь ты в конце жизни, – некролог с заголовком: «Умер растлитель малолетних». – Он залпом допил колу и встал на ноги, чувствуя, как жар расходится по телу.

Делиус отвернулся от шкафчика. Некоторое время он смотрел на Джонни с серьезным выражением лица, затем сказал негромко:
– Уайт Роуз, не иди этой тропой.

– Какой тропой? – Джонни вышел из затемненного угла обратно в светлое тепло. Солнце изменило положение и теперь освещало несколько картинок, которые до этого Джонни не заметил, потому что они висели на стене рядом с дверью. Изображения были похожи на фотокопии иллюстраций из разных детских книжек: свинка и паук, поросенок и медвежонок, кот и мышка… Джонни удивился – какой темой эти картинки могли быть объединены?

– Тропой жалости к себе, – голос Делиуса был спокоен. – Это искалечит тебя. Передать не могу, от скольких бойлаверов я слышал беспрерывное нытье, что их никто не ценит. Многие люди по всему свету совершают замечательные поступки, и никто этого не замечает. Сельские доктора, гробящие себя на службе у бедняков, социальные работники, рискующие жизнью в трущобах… По сравнению с тем, что делают они, хранить воздержание несколько десятилетий – малость.

– Да, но врачами и социальными работниками все восхищаются. Нас же – презирают. – Он сам удивился, с какой горечью прозвучали его слова. Джонни даже не догадывался, что таил такое в себе. Каким-то образом именно личная встреча с другим бойлавером вызвала в нем эмоции, которые до этого он старательно подавлял.

Делиус заговорил торопливо:
– Джонни, остановись. Я серьезно. Это не тот путь, который ты хотел бы избрать. Я едва не пошел по нему сам, пока сидел в тюрьме, и снова – в декабре прошлого года; вскоре после этого я перекрасил комнату в черный цвет. Но это прямая дорога к саморазрушению. Сотни бойлаверов питают свои сердца ненавистью к обществу. Они деградируют. В лучшем случае они еще проявляют некоторую заботу о других бойлаверах и мальчиках, в худшем – не думают ни о ком, кроме себя самих. Господи, Джонни, если бы ты видел, на кого они походят. Меня иногда пугает, как Отказник твердит, что все мы – жертвы холокоста. Холокоста? У него хорошая работа, хорошее жилье, вдоволь еды – что знает он о том, когда тебя отправляют подыхать от голода в концлагерь с газовыми камерами? Он говорит, что бойлаверы – самое угнетенное меньшинство в мире. Неужели он на самом деле считает, что нам хуже, чем жертвам геноцида? Невинным, которые умирают от голода и болезней, потому что никто о них не беспокоится? Джонни, если ты хочешь, чтобы общество не оставило от тебя ничего, вступай на этот путь. Позволь тому, как общество обращается с нами, превратить тебя в эгоистичного бойлавера, который думает только о своих страданиях.

Джонни осознал, что сдавил в руке банку с содовой. Он поспешно ослабил хватку и сказал упрямо:
– Но мы в худшем положении, чем некоторые другие.

– Конечно, никто и не спорит, только не стоит забывать, что у других тоже есть свои проблемы, – голос Делиуса снова зазвучал ровно. Он забрал банку у Джонни и продолжил: – Знаешь, почему я стал вебмастером на Распутье? Напоминать себе, что не мне одному было плохо. У меня есть одна книга, и мне бы хотелось, чтобы ее прочел каждый бойлавер, который жалуется на Распутье, что люди вроде Заботящейся_и_Разгневанной чересчур щепетильны. В ней излагается история жестокого обращения с детьми в США, и там описано, как до недавнего времени жертв или игнорировали, или презирали, или говорили им, что они сами виноваты. Ничего удивительного, что такие как Заботящаяся_и_Разгневанная в бешенстве от нас. Все, кто как-то замешан в борьбе с насилием над детьми, сражались со своим собственным холокостом. Каждый раз, когда я читаю сообщения Заботящейся_и_Разгневанной, Совесть напоминает мне: «Ты станешь похожим на нее, если так же зациклишься на своих страданиях, что не будешь думать о страданиях других». Участь горше смерти, нечего и говорить, – добавил он, скривив губы.

Некоторое время Джонни водил взглядом по картинкам на стене. Затем спросил:
– Могу я позаимствовать ту книгу, что ты упомянул?

Внезапно улыбка снова озарила лицо Делиуса, словно золотая звезда, в честь которой он выбрал себе ник.

– Конечно. По правде говоря, она затерялась где-то не так давно, но я могу заказать другой экземпляр для нас обоих. – Он слегка хлопнул Джонни по плечу. – Господи, ну и хозяин же из меня! Я пригласил тебя к себе, затем рассказал историю своей жизни и прочитал нотацию, как если бы ты был любимым мальчиком. Пойдем на кухню, я закажу нам пиццу. Это правда – то, что ты написал на БойЧате на прошлой неделе – что в средней школе ты встречался с девочкой? Ты ее любил?

Они вернулись на кухню, где Делиус аккуратно поставил смятую банку поверх других. Джонни поймал себя на том, что не может оторвать взгляда от книг в раковине. Пока Делиус набирал номер пиццерии, Джонни выложил книги, пустил горячую воду и начал перемывать посуду с кухонного стола.


* * *


«Ни одной фантазии об изнасиловании на этой неделе!»
Добавлено на БойЧат Настоящим Бойлавером в субботу, 14 апреля, в 19:48


У меня не было фантазий об изнасиловании на этой неделе! Была, правда, одна фантазия об убийстве, но я уверен, что на следующей неделе смогу избавиться и от этого!

Прошло ТАК много времени с тех пор, как целая неделя проходила без этих фантазий, и все благодаря вам, ребята. Уайт Роуз, ты был прав, когда сказал, что встреча с настоящими мальчиками поможет мне перестать фантазировать, потому что я окажусь перед реальностью – каковы мальчики на самом деле. Когда я вспоминаю милое лицо Б., я не могу даже ПОМЫСЛИТЬ о том, чтобы изнасиловать его или любого другого мальчика!

Вторая хорошая новость – я нашел РАБОТУ в местной забегаловке. (Не скажу, к какой сети фастфуд она относится. Прошу прощения за свой предыдущий пост, Кирпич, и обещаю, что с этого момента постараюсь соблюдать правила безопасности).

Так что, в общем и целом, дела идут на лад!

С любовью,
НБ.


1 (п/б: «Священник и мальчик-служка» («the Priest and the Acolyte») – история, написанная Джонном Фрэнсисом Блокхемом (John Francis Bloxam), уранистом и церковником, и рассказывающая о любви между молодым священником и его мальчиком-служкой. Конец истории печальный – когда правда раскрылась, священник предложил мальчику покончить с жизнью вместе с ним.
Прочитать историю на русском можно здесь).
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Глава 5
« Ответ #6 : 02 Октября 2011, 12:42:06 »
Глава 5.
Alt Text (Alt-текст1).



«Каковы обязательства взрослого, которого сексуально привлекают малолетние, перед Господом?»
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов Полом в среду, 9 мая, в 18:01
В ответ на «Бойлав в Библии», добавленное Кирпичом


Кирпич, вы писали:

Цитировать
Будучи как бойлавером, так и любителем женщин, я дружу с несколькими герл-лаверами, так что я бы попросил вас перестать намекать, что любовь к детям подразумевает гомосексуализм.


Я прошу прощения за то, что произвел на вас такое впечатление. Разумеется, я знаю, что большую часть из тех, кого привлекают представители их пола, не привлекают малолетние, и что из тех многих, кого привлекает противоположный пол, кое-кого привлекают малолетние. Я лишь имел в виду, что для некоторых – вроде моего друга – привлекательность лиц своего пола и привлекательность малолетних тесно связаны. Например, я люблю как Библию, так и религиозное искусство. Я знаю, что некоторым оба эти увлечения кажутся раздельными, но в моей жизни они тесно взаимосвязаны.

Цитировать
Я не посещаю церковь, но считаю себя последователем Иисуса


Мне было крайне нелегко найти религиозную общину, которая бы меня поддержала, и я уверен, что с такой же проблемой, должно быть, столкнулись и многие из здешних посетителей.

Цитировать
и я тщательно изучил этот вопрос. Прежде всего, следует понять, что контекст имеет первостепенное значение. Нельзя буквально трактовать Писание, как это делают фундаменталисты2. Это умаляет значение Откровения.


Рад видеть, что мы согласны в этом. На самом деле мои возражения против трактования Библии как про-бойлав направленной, которое я наблюдал на этом форуме, состоят в том, что, по моему мнению, не учитывается древний еврейский контекст, а вместо этого приписываются современные представления о любви и сексуальности людям, которые относились к таким вопросам совершенно иначе.

Цитировать
В Библии есть несколько примеров пар неравного возраста, таких как Ионафан и Давид («любовь твоя была для меня превыше любви женской», Ноеминь и Руфь («Куда ты пойдешь, туда и я пойду»), Иисус и Иоанн ("ученик, которого любил Иисус») и юноша в набедренной повязке, о котором упоминает Евангелие от Марка (п/б: одно из четырех Евангелий, входящих в Новый Завет Библии) и который, согласно другому варианту этого Евангелия (записанного Cв. Климентом Александрийским), провел ночь с Иисусом.


Что касается последнего заявления, то я считаю, что неканонические евангелия – неоднозначные и часто еретические, и верю, что церковь была направляема Святым Духом, когда отказалась от них в пользу канонических евангелий.

Ваши первые три примера, как я полагаю, подразумевают филию и ага́пе, а не эрос3. Именно в таких случаях важен исторический контекст. В нашей культуре эрос считается высшей формой любви, так что выражения типа «любовь твоя была для меня превыше любви женской», «Куда ты пойдешь, туда и я пойду» и «ученик, которого любил Иисус» для нас звучат так, словно в них подразумевается эротическое желание.

Но в древности дела обстояли иначе. Не считая педерастов – которые, по-видимому, были аристократическим меньшинством в древнем мире – все упоминания о высшей любви почти всегда подразумевают филию. Мужчина, который говорил своему другу: «Ты для меня важнее любой женщины», не предлагал ему лечь с ним в постель. Скорее, его слова подчеркивали то значение, которое имела дружеская любовь в его культуре.

Это достаточно четко можно продемонстрировать на примере 21 главы Евангелия от Иоанна4, где Иисус постоянно спрашивает Петра: «Любишь [агапе] ли ты Меня?», а Петр каждый раз думает, что Иисус спрашивает: «Любишь [филия] ли ты Меня?». Петр полагал так потому, что филия являлась высшей формой любви в его обществе. Если мужчина из нашего общества спросит другого: «Любишь ли ты меня?», любой, кто услышит, естественно решит, что речь идет об эросе.

Что в древности, что сейчас Иисусу пришлось бы приложить немалые усилия, чтобы убедить своих последователей, что высшей формой любви является не филия или эрос, а, скорее, агапе.

Между прочим, восхищение филией продолжалось вплоть до викторианской эпохи (п/б: эпоха королевы Виктории (1837-1901 гг.)). В девятнадцатом веке не было редкостью, чтобы двое неженатых мужчин (или две незамужние женщины) всю жизнь вели совместное хозяйство, и их домашнее партнерство (п/б: союз двух взрослых людей, не находящихся в отношениях родства, согласившихся жить вместе, разделяя при этом совместную заботу друг о друге (Социологический энциклопедический англо-русский словарь) было так же прочно, как и брак. Историки-сторонники гомосексуализма обычно склоны толковать это как «сожительство» в современном смысле, но, хотя, несомненно, некоторые из этих союзов являлись прикрытием для эротических отношений, мне кажется, было бы преувеличением считать таковыми все. В те дни никто не видел ничего странного в желании прожить с кем-то жизнь, основываясь на филии, а некоторые из них могли даже стремиться к агапе.

Цитировать
Конечно, некоторые придерживаются мнения, что апостол Павел осуждает педерастию в Первом послании к Коринфянам (6:9) и Первом послании к Тимофею (1:10), но я не думаю, что такое прочтение выдерживает критику.


Согласен с вами. Я считаю, что слова Павла «мужеложники» и «малакии»5 не относятся конкретно к педерастам и мальчикам (какой был бы смысл осуждать мальчиков?), а подразумевают гомосексуализм вообще.

Цитировать
О самом важном упоминании бойлав в Библии вы, возможно, не знаете. Несколько лет назад один исследователь (см. библиографическую ссылку внизу) доказал, что слово, переведенное на английский как «слуга» в версии Матфея о центурионе6 и его слабом здоровьем слуге, было переведено неверно. Я подозреваю, что вы знаете греческий, поэтому вам должно быть известно, что английский корень «ped-/paed» произошел от греческого «pais/paidos». Это слово можно перевести как «слуга», но его основное значение – «мальчик». Этот ученый, собрав примеры разнообразного употребления слова «pais» в античной литературе, показал, что для читателей первого века нашей эры, отлично осведомленных о римской педерастии, было естественно предположить, что упоминание римлянина и его «entimos pais» означало, что центурион состоял в педерастических отношениях со своим «возлюбленным мальчиком». Примечательно, что Иисус ни разу не осуждает эту связь.


Это интересная теория, и я очень рад, что вы поделились ею со мной. Если она имеет под собой реальные основания (нужно будет отыскать статью, которую вы упоминаете), мне кажется, она отлично подойдет к другим историям о встречах Иисуса с грешниками, таким как «прелюбодейная жена7», «самарянка у колодца8», «грешница, которая омыла его ноги (возможно, проститутка)9» и «Матфей/Леви мытарь10» (п/б: мытарь – сборщик податей и пошлин в Палестине. «Грешник», «язычник» и «мытарь» были синонимами у евреев того времени). Во всяком случае, Иисус не читал им проповеди об их греховном образе жизни, самое бо́льшее – он велел прелюбодейной жене больше не грешить. Вместо этого он, по-видимому, полагался на силу собственной личности и являл благочестивую любовь, чтобы показать, какой чудесной могла бы быть их жизнь, если бы они вернулись на путь веры. Такая тактика, очевидно, сильно сбивала с толку его недоброжелателей, и мы видим, как они негодуют: «для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками?» (п/б: Ев. от Матфея 9:11). Видимо, им было бы куда спокойнее, если бы Иисус произносил пламенные речи на манер Иоанна Крестителя.

Как вы могли заметить, я, увы, слишком склонен к проповедям. Тем не менее, мой друг-гей, который исповедует христианство, спросил меня пару лет назад, почему я никогда не читаю ему суровых проповедей о греховности содомии. Я ответил: «Если образ жизни, которую ведем я и другие экс-геи, не убеждает тебя, что мы избрали истинный путь, тогда никакие мои слова не смогут убедить тебя».

Именно поэтому я не собираюсь продолжать объяснять в этом посте, почему я уверен в том, что, даже если это легализуют, заниматься сексом с мальчиком будет неправильно. Вместо этого я скажу: «Взгляни на жизнь и личность В_Мире или любого другого бойлавера, которые воздерживаются по моральным соображениям. Затем взгляни на жизнь и личность любого бойлавера, который, по твоему убеждению, сексуально активен. Это сравнение говорит само за себя».

Цитировать
Нигде Иисус не говорит: «Это грех – быть бойлавером».


Мы оба согласны, разумеется, что иметь сексуальные желания по отношению к детям – само по себе не грех (хотя, без сомнения, в мире, не пораж енном грехопадением, такие желания и не появились бы). Конечно, объясняя седьмую заповедь в Нагорной проповеди, Иисус говорит, что «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем», но я использую перевод короля Якова, потому что, как вы верно указали, главное тут – намерение. Грех – смотреть с вожделением на тех, с кем заведомо не можешь связать себя узами брака. Я убежден, что ни ты, ни я не грешим, когда ловим себя на невольном чувстве влечения к мальчикам или мужчинам.

Но хотя невольные желания не грешны, мне представляется, что чувства, которые сознательно поощряются, – вид деяния, которое уже подлежит моральной оценке. Когда некоторые бойлаверы пишут здесь, что «это неправильно – заниматься сексом с мальчиком, но все в порядке, если я фантазирую об этом», они, как мне кажется, забывают совершенно явное предостережение Иисуса, что подлинная греховность таится в сердце. Если сердце твое и разум стремятся к Богу, тогда позывы твоей плоти не греховны, если ты им не уступаешь. Но если ты никогда не грешил плотью, а грешил в сердце своем, это тот же самый грех.

Так что все это запутывает вопрос, грешно ли быть бойлавером. Все зависит от того, что подразумевается под «быть бойлавером». Вы имеете в виду, что ваши чувства к мальчикам имеют эротическую окраску и вы пытаетесь придать им возвышенный характер агапе? Если так, тогда (по моему мнению) нет ничего похвальнее. Но я заключил, что некоторые из вас подразумевают большее под этим: что они могут практиковать эрос если не в действительности, то в помыслах. И это, представляется мне, находится в опасной близости к прелюбодеянию, совершенному в сердце.

Но, как известно, Данте влюбился в замужнюю женщину, писал ей любовные стихи и оказался в раю, так что это действительно сложный вопрос. Мне бы очень хотелось узнать, есть ли у вас мысли по этому поводу.

Пол (грешник, не святой).




«Святое благочиние».
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов В_Мире в среду, 9 мая, в 21:12
В ответ на «Какие границы должен я провести?», добавленное Уайт Роузом


Я не уверен, что этот вопрос можно легко разрешить; мне кажется, что у каждого – свои пределы. Я, например, давно решил для себя, что не буду присматривать за мальчиками, если это означает оставаться с ними в доме наедине. Я рассуждал так: если бы я был гетеросексуальным не-педофилом, я бы не стал проводить ночь в доме наедине с моей невестой. Но я знаю бойлаверов, которые считают, что у них достаточно самоконтроля, чтобы заниматься подобной работой, равно как и мужчин, которые могут остаться на ночь в комнате для гостей в доме своей невесты и не совершить ничего неподобающего.

С другой стороны, меня не напрягла просьба посидеть с пятилетней дочкой моего брата, поскольку меня не привлекают девочки. Хотя если бы я был герл-лавером, то относился бы к этому иначе.

Важнее всего, на мой взгляд, не устанавливать правила, а, скорее, найти способ определять в любой момент времени, остаешься ли ты в рамках благочиния, установленных для себя. Но, как ни парадоксально, составление списка правил сводит на нет все усилия, потому что создает иллюзию безопасности. Ты думаешь: «О, это не нарушает моих правил, значит, все в порядке».

Наиболее действенно, мне кажется, спрашивать себя, когда зарождаются сомнения: «Что бы подумал Иисус, если бы видел, что я это делаю?» Этот метод никогда меня не подводил. Поскольку ты неверующий, возможно, тебе стоит выбрать человека, которого уважаешь больше всего – например, твою мать или начальника – и представлять, как этот человек наблюдает через твое плечо, пока ты проводишь время со своим юным другом. Таким образом, твой «невидимый страж» даст более объективную оценку твоим поступкам, нежели предусмотренные тобой меры.

Надеюсь, это поможет тебе. Если у тебя появятся еще какие-либо идеи, надеюсь, ты поделишься ими с нами, чтобы мы могли извлечь пользу из твоего опыта.

Во имя Христа,
В Мире с Господом
Вебмастер ФХБ.




«Как правильно воспитывать мальчиков».
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов Кирпичом в четверг, 10 мая, в 16:30
В ответ на «Взгляд церкви на сексуальность», добавленное Полом


Не следует ли нам пойти дальше? Я считаю, что мы должны задумываться не только над тем, что́ разные конфессии говорят о сексе, но также верны ли эти суждения.

Мне кажется, что представителям различных вероисповеданий следует осознать, что в нашем обществе господствуют путанные представления о том, что значит знакомить человека с сексом, и это вредит не только детям, но и взрослым. Позвольте провести аналогию: у нас в Северной Америке детям запрещено употреблять спиртные напитки. В результате их первое знакомство с алкоголем происходит в университете. Итог? В моем университете свирепствовали пьянки, вождение в нетрезвом состоянии и другие виды злоупотребления алкоголем. Поскольку эти люди начали пить безо всякой подготовки, когда бы они находились под присмотром старших, они, естественно, наделали много ужасных ошибок.

Теперь сравните это с отношением к выпивке в некоторых европейских странах. Детей приучают к алкоголю с самого раннего возраста. Вино, конечно, сильно разбавляют водой; никто не подразумевает, что дети будут пить так же, как взрослые. Постепенно, под присмотром взрослых, они адаптируются к свойствам алкоголя и учатся употреблять его без излишеств. Поэтому вероятность напиться для восемнадцатилетнего француза гораздо меньше, чем для восемнадцатилетнего американца.

Я утверждаю, что так же дело обстоит и с сексом. В настоящее время мы вышвыриваем повзрослевших детей в половую жизнь без предварительной подготовки, не говоря уже о контроле со стороны старших. Не удивительно, что так высок уровень разводов! Что церкви следовало бы поощрять, так это постепенное знакомство с сексом в детстве, под руководством тех, кто достаточно прожил на свете, чтобы совершать ошибки и учиться на них. Конечно, каждый этап должен соответствовать возрасту: совсем маленький ребенок будет готов только к поцелуям и легкому поглаживанию, в то время как человек на пороге зрелости будет готов узнать о совокуплении (вагинальном, анальном или между бедер). И, конечно, следует учитывать индивидуальный уровень готовности. Именно таким образом можно добиться настоящего успеха.

Один из худших аспектов закона о сексуальном согласии – предположение, что все созревают одинаковыми темпами. Некоторые двенадцатилетние мальчики готовы к оральному сексу, в то время как некоторые тридцатилетние мужчины – нет. Отменив закон о сексуальном согласии и подходя к каждому случаю индивидуально, мы сможем говорить: «Нет, даже если большинство двадцатипятилетних людей готовы к сексу, этот человек – не готов». Или: «Да, те из нас, кто наблюдали за развитием этого человека, считаем, что он готов перейти к оральному сексу». Так мы поступаем, когда дело касается других сторон жизни. Просто позор, что в самых разных религиях вообще когда-либо появилась мысль, что сексуальность отличается от других аспектов жизни личности.

Кирпич
Вебмастер и на все руки мастер
БойЧат.




«Любовная жизнь против Любви к жизни».
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов Полом в четверг, 10 мая, в 19:09
В ответ на «Как правильно воспитывать мальчиков», добавленное Кирпичом


Кирпич, надеюсь, вы не заподозрите меня в уклончивости, если я не стану прямо отвечать на приведенные вами доводы. Причина, по которой я не хочу этого делать, – предположение, что вы не христианин. Это как пытаться обсуждать с вами неэвклидову геометрию, в то время как вы постоянно ссылаетесь на аксиомы, которые верны только для эвклидовой геометрии.

В языческом и секулярном (п/б: нерелигиозном) обществах допустимость секса вне постоянного союза – аксиома. Ни один христианин не сможет этого одобрить (ИМХО). Я согласен с вами в том, что нет таких заповедей Иисуса, касающихся вопросов сексуальности, которые трактовались бы недвусмысленно. В Евангелиях нет таких отрывков, где бы он говорил: «Не занимайся однополым сексом» или «Не занимайся сексом с ребенком». Но одно неоспоримо – Иисус сказал: «Не разводись» (Ев. от Матфея главы 5 и 19, Ев. от Марка глава 10 и Ев. от Луки глава 16).

Эта заповедь Иисуса занимает настолько значимое место в его учении, что утверждаю – самый тяжкий грех, творимый в рамках современной церкви, – не гомосексуализм, а развод. Даже либеральные христиане признают важность постоянных союзов в жизни Церкви; за исключением некоторых радикальных христиан, все они основывают на этом свои аргументы. Христиане-сторонники геев заявляют, что гомосексуалисты так же способны создать союз на всю жизнь, как и гетеросексуалы. Поборники добрачного секса утверждают, что пары не обязаны ждать до формальной свадьбы, прежде чем вступить в постоянный союз. Африканцы, которые выступают за то, чтобы разрешить многоженцам сохранить всех жен, когда они принимают христианство, утверждают, что иметь двух жен – меньшее зло, чем развестись с одной из них.

Фактически, единственную группу умеренных христиан, которые приводят доводы в пользу временных сексуальных союзов, я встречал только здесь – и это участники данного форума. Это «обучение», о котором вы говорите, если зреть в корень, на самом деле не что иное, как сексуальный союз, который закончится разводом. Если бы вы «женились» на мальчике, а не на женщине, вы бы не смогли остаться с ним в «браке» после того, как он достиг бы зрелости.

Я знаю, кое-кто из вас возразит, что некоторые бойлаверы и их любимые мальчики провели вместе всю жизнь. Но, как В_Мире и некоторые другие уже замечали здесь, может ли двенадцатилетний мальчик в действительности принять такое важное решение, как заключение постоянного союза? Браки с детьми были бичом древней и средневековой церкви, и я не думаю, что этот обычай стоит возрождать.

Кирпич, я уверен, что неслучайно Иисус требует от нас вступления в эротические отношения на всю жизнь и никак иначе. Это соответствует всему, чему он учит нас о любви в целом. Если я женюсь и потом оставлю жену, потому что она перестанет меня интересовать, велика вероятность того, что так же я поступлю и по отношению к Богу. Придерживаясь всю жизнь постоянных эроса и филии, мы учимся постоянной агапе. Это та любовь, которой Бог хочет, чтобы мы предавались: та любовь, которой он возлюбил нас.

Или, в терминах эвклидовой геометрии, – если ты не верен всю жизнь человеку, которого любишь, ты не будешь верен всю жизнь делу, в которое веришь.

Пол (грешник, не святой).


* * *


– Слэш, childabuse (п/б: насилие над детьми) – пишется слитно, – сказал Джонни. – Слэш, tips (п/б: советы), точка, HTML (п/б: продиктованный адрес пишется так: /childabuse/tips.html).

Он приостановился, давая Милано время напечатать веб-адрес. Мальчик торжественно стукнул по клавише ввода и, пока страница грузилась, заметил:
 – Вы помните адрес наизусть.

– Я часто его рекомендую, – ответил Джонни, наблюдая, как слова «Инструкция по Безопасности в Киберпространстве для Детей» появились на экране Макинтош. – Я посещаю форум, в названии которого есть слово «boy» (п/б: мальчик) . Время от времени туда забредает какой-нибудь мальчик, очевидно, думая, что это форум для общения детей. Вебмастер и некоторые из постоянных участников сразу объясняют ему, что он ошибся, и дают совет, где найти форумы для детей и подростков. Но что меня беспокоит больше всего – многие из этих мальчиков как будто не знают ничего о безопасности в сети. Они раскрывают свои настоящие имена и адреса, и вебмастеру приходится удалять личную информацию. Так что я обычно даю им эту ссылку, прежде чем они уйдут. – Джонни посмотрел сверху вниз на Милано, который, примостившись на краешке сидения, пристально вглядывался в экран. – Разве в школе вас не ознакомляют с таким списком?

– Наверное, – рассеянно отозвался Милано. – Я не обращал внимания.

Мальчик смотрел на список широко распахнутыми глазами. Левая рука, которой он обычно подпирал щеку, когда сидел, соскользнула, открывая взгляду темное родимое пятно. Наблюдая за ним, Джонни посоветовал:
– Моргай время от времени. Ты же не хочешь, чтобы у тебя пересохли глаза.

– А, ну да. – Милано послушно моргнул несколько раз. У него были отцовские плоские веки и материнские длинные темные ресницы, загнутые кверху, словно устремившаяся в небо птица. Джонни отступил, чтобы ему стал виден только затылок Милано, и торопливо сказал:
– Эти правила довольно просты. Они сводятся к трем основным требованиям: не давай настоящих сведений о себе, никогда не соглашайся встретиться с кем-нибудь в реальной жизни, если родители тебе этого не позволили, и помни, что люди не всегда таковы, какими кажутся в Интернете. Иногда те, кто внешне кажутся очень милыми, внутри скрывают опасность.

Милано развернулся, оперевшись рукой на спинку стула, и поднял взгляд на Джонни.

– Я полагаю, – заговорил он нерешительно, – что наоборот тоже бывает. Мне кажется, некоторые люди, которые внешне кажутся отвратительными, внутри на самом деле славные.

Джонни на минуту поглотило видение: агент ФБР просматривает БойЧат, затем достает список с заголовком «Опасные интернет-педофилы» и добавляет имя «Уайт Роуз». Затем он заметил, что мальчик все еще напряженно смотрит на него, и понял, почему Милано заговорил об этом.

Подросток, очевидно, решил, что не получит ответа, или, по крайней мере, что мужчина перед ним слишком вежлив, чтобы ответить откровенно, потому что быстро отвел взгляд, взял с компьютерного стола книгу и начал вяло листать ее. Джонни подошел ближе и разглядел страницу, которую тот переворачивал. Там было изображено несколько геометрических фигур: квадрат, вписанный в окружность, окружность, вписанная в треугольник, и треугольник – в другой треугольник. Джонни спросил:
 – Где здесь круг?

Милано приподнял голову и в замешательстве покосился на него. Затем указал на нарисованный на странице круг.

Джонни покачал головой.

– Это не круг. Это изображение круга. Я хочу настоящий круг.

Милано оглядел комнату, прежде чем показать на ободранный футбольный мяч рядом с кроватью. Джонни снова потряс головой.

– Это не круг. Он только имеет форму круга.

– Где же тогда круг? – поинтересовался Милано, склонив голову набок.

Джонни указал на лоб Милано, где темная челка спадала на такие же темные брови.

– Здесь. Единственный настоящий круг – в твоем воображении. Это единственный совершенный круг; все, что мы видим в реальности – не более чем несовершенная попытка подражать идеалу, который существует только у нас в голове.

Улыбка стала медленно появляться на лице Милано, натягивая кожу и меняя форму родимого пятна.

– О, – только и произнес он.

Внезапно Джонни осознал приглушенную возню двух младших сестер Милано в соседней комнате. Он машинально отступил назад и сказал:
– Внизу на странице есть ссылки на другие советы по безопасности. Ты можешь прочитать их, когда у тебя будет время.

Милано охотно повернулся назад к компьютеру и прокрутил страницу вниз, пока не показались ссылки на другие страницы. Джонни, мальчику положив руку на плечо и наклонившись вперед, указал на экран со словами: – Сейчас ты можешь это не читать, но я даю адрес этой страницы многим детям: здесь о том, чтобы не садиться в машину к незнакомцам. А тут про то, что делать, если кто-нибудь пытается схватить тебя, пока ты идешь по улице. О, и вот здесь тоже есть полезные советы.

Милано наклонился вперед, чтобы лучше видеть, и прочел вслух:
– Что делать, если кто-то трогает тебя так, как тебе не нравится.

– Что тут происходит?

Джонни, который как раз убирал руку с плеча Милано, отдернул ее как ошпаренный. Он обернулся и посмотрел на женщину в дверях, чьи руки и передник были перепачканы в муке и томатном соусе.

– Мама! – возмущенно воскликнул Милано. – Ты вроде должна стучать, прежде чем входишь.

– А вы, молодой человек, вроде должны спросить позволения, прежде чем зайти в Интернет. Но я полагаю, в данном случае тебя можно не упрекать. – Она одарила Джонни улыбкой, проходя в комнату.

– Прошу прощения, – нерешительно произнес Джонни. – Мы смотрели сайт по истории математики, который рекомендовал его учитель, а затем начали говорить о школьных правилах пользования Интернетом.

– Так это математический сайт? – спросила Сандра, заглядывая сыну через плечо. – О, это хорошо. Я рада, что вы показываете это Милано. Я пугаюсь каждый раз, когда он заходит в Интернет. Все время слышишь истории про педов, которые обхаживают детей.

– Что такое «пед»? – спросил Милано, пока сосредоточенно сохранял страницу в закладках.

Сандра приподняла брови и посмотрела на Джонни.

– Может быть, вы объясните лучше. Вы для этого лучше подходите.

Джонни внезапно показалось, будто он проваливается в темную яму. Сандра засмеялась и сказала:
– Ой! Я неудачно выразилась, да? Я только имела в виду, что вы мужчина и поэтому у вас лучше получится объяснить мальчику про пестики и тычинки, чем у меня.

Джонни посмотрел на Милано, который перешел обратно на сайт по истории математики и как будто не обращал внимания на разговор взрослых. Он на секунду представил, как усаживается рядом с Милано и говорит:
– А сейчас я расскажу тебе о педофилах. Понимаешь, некоторые мужчины влюбляются в женщин, некоторые мужчины влюбляются в других мужчин, а некоторые мужчины влюбляются в мальчиков…

– Может, будет лучше, если это с ним обсудит его отец? – предположил он.

– Ага, после дождичка в четверг, – прокомментировала такую вероятность Сандра. – Но я прошу прощения, Джон; я не собиралась взваливать на вас родительские обязанности. Мне и так неловко, что вы тратите так много времени, помогая Милано с математикой.

– Я жду с нетерпением этих занятий, – заверил Джонни, наслаждаясь одним из кратких мгновений, когда он мог говорить чистую правду. – Цифры, с которыми мне приходится иметь дело на работе, приводят меня в уныние. Такое облегчение вернуться к математике, которую я любил мальчишкой. И, конечно, это удовольствие – заниматься с таким усердным учеником, как Милано. – Он надеялся, что его слова звучат в меру вежливо и сдержано.

– Ну, даже если я не могу вам платить, я, по крайней мере, могу накормить вас приличным ужином, – сказала Сандра, вытирая руки о передник. – Я пришла предупредить, что еда будет готова через пятнадцать минут. Milano, non importunare il Signor Steadman (п/б: итал. «Милано, не докучай синьору Стедману»).

– Мама! – с мукой в голосе вскрикнул Милано, повернувшись на стуле.

На щеках у Сандры появились ямочки, когда она снова посмотрела на Джонни.

– Если он будет надоедать, скажите мне без промедления. Спорю, была бы его воля, он бы заставил вас полночи играть с ним в компьютерные игры, когда все, чего вы хотите, – вернуться домой и лечь в постель. – Она указала на кровать Милано.

– Совсем нет, – произнес Джонни еле слышно.

– Мистер Стедман! – позвал Милано, потянув его за рукав. – Посмотрите! На сайте по истории математики есть страница о типе по имени Платон, и он сказал то же, что и вы, о кругах. И там есть ссылки на собрание его сочинений. – Он кликнул мышкой и прочел: – «Менон» (п/б: трактат О добродетели), «Государство» (п/б: трактат О справедливости) и «Пир» (п/б: трактат О благе)…

– О боги, – произнес Джонни еще тише. Сандра уже ушла. Он постарался сказать своим самым строгим наставническим тоном: – Вернемся к делу. Здесь на сайте есть страница об Эвклиде; он больше нам подходит…

Джонни наклонился к мышке и решительно кликнул на клавишу возврата, снова погружаясь в мысли об идеальном и несовершенном.


* * *


Делиус, откинувшись на подушки на кушетке в комнате Джонни, некоторое время внимательно рассматривал фотографию, прежде чем произнести:
– Возлюбленный.

– Что? – Джонни замер над чашкой Делиуса, наливая ему какао.

– Это значение имени «Милано». Ты не знал? Отказник проводил опрос на БойЧат в прошлом году: «Лучшие имена для любимого мальчика». «Милано» упоминалось там. Он итальянец?

– Наполовину. Его отец американец азиатского происхождения. Милано навещает его по выходным.

Делиус поднял на Джонни взгляд.

– Он смотрит на тебя как на отца?

– Мне так кажется. По крайней мере, я думаю, что он считает, будто я заинтересован его матерью. Я пытался дать ему понять, у меня нет к ней романтического интереса, но не уверен, получилось ли.

Делиус снова взглянул на фото.

– Это ты снимал?

Джонни покачал головой.

– Его мать. Он дал мне это фото прямо у нее на глазах; она вроде не возражала.

Делиус негромко фыркнул, принимая чашку из рук Джонни.

– Представляю себе, что бы было, если бы она знала.

– Она попросила меня сегодня рассказать Милано про педофилов.

– Господи! – Делиус запрокинул голову и расхохотался. Какао выплеснулось ему на колени, едва не попав на фото. – Надеюсь, она не попросила тебя продемонстрировать наглядно?

Он взял протянутую Джонни бумажную салфетку и промокнул свои джинсы, пока тот отложил фото в сторону, от греха подальше.

– Большую часть времени я даже не думаю об этом, – сказал Джонни. – Мы с ним так поглощены занятиями. Но время от времени… Он впервые улыбнулся мне сегодня. У меня чуть сердце не остановилось.

– Хм-м. – Отодвинув в сторону чашку и салфетку, Делиус снова взял фото. Через минуту, в течение которой Джонни пытался расшифровать выражение его лица, Делиус сказал: – У него уникальная внешность.

– Именно так я и думаю! – воскликнул Джонни довольно, от чего его голос прозвучал громче. – В первый раз, когда я его увидел, я только и мог думать: «Боги, он прекрасен!» Наверное, некоторые сочтут родимое пятно изъяном, но надеюсь, он никогда не обратится к косметическому хирургу. Он так отличается от остальных мальчиков. Это чудесно.

– Он уникален в своей красоте. – Делиус оторвал взгляд от фото и улыбнулся.

– Да. – Чувствуя, как внутри разливается тепло, Джонни подался вперед и выбросил мокрую салфетку в корзину для бумаг. Затем он рассеянно сдвинул кувшин с какао и чашки в одну линию с лэптопом Делиуса, открытым на главной странице Распутья. Сидящий сбоку от него мужчина сказал:
– Ты такой организованный. Не поделишься несколькими своими генами, отвечающими за аккуратность? Я бы с радостью обменялся на несколько своих, отвечающих за неряшливость… Кстати, я могу поставить это фото в качестве фона на экран твоего компьютера, если хочешь.

Джонни, погруженный в свои мысли, вздрогнул от неожиданности и повернулся к Делиусу. Тот приподнял брови и сказал:
– Нечего выглядеть таким шокированным. Это не хуже, чем поставить фотографию подруги на письменный стол.

– Наверное, – смущенно проговорил Джонни. – Просто… Мне нравится, как выглядит Милано, но это не главное между нами.

– М-м, да. – Делиус положил фото рядом с собой на сиденье и потянулся за чашкой. – Ну, теперь понятно, почему ты всегда занят ранними вечерами. Отныне я знаю, кто мой соперник. – Он улыбнулся Джонни, откинувшись на спинку кушетки.

Джонни смутился:
– Извини. Я знаю, что не особо много времени уделял модерированию в будни. Я готов выйти из комитета…

– Не говори глупостей. Каждого члена комитета иногда отвлекают дела реального мира. Нет, просто это вечная проблема – нам не хватает модераторов. – Его взгляд снова обратился к фото, какао было забыто. – Сколько ему? Четырнадцать?

– Тринадцать. Он способный для своего возраста.

– Однако явно подросток, и поэтому выше моего ВП. У тебя, конечно, нет его фотографии, когда он был младше?

Джонни покачал головой и уставился на шерстяное покрывало, которым он застилал кушетку днем. Сквозь открытое окно доносился шум голосов – у кинотеатра выстраивалась очередь на вечерний сеанс. Джонни произнес негромко:
– Иногда я чувствую себя виноватым за то, что он не будет меня привлекать спустя несколько лет. Мне это представляется предательством – доказательством того, что я не люблю его по-настоящему.

– Заботящаяся_и_Разгневанная пыталась использовать это как аргумент против Отказника на прошлой неделе. – Делиус поставил чашку, не сделав из нее глотка. – Отказник даже не потрудился напомнить ей, что его привлекают также и мужчины. Вместо этого он спросил ее – сама невинность – что будет, если она проснется однажды утром и обнаружит, что ее мужу снова семь лет. Будет ли он по-прежнему ее привлекать? Она так и сунулась в ловушку, с негодованием ответив: «Конечно, нет!» На что Отказник воскликнул в притворном ужасе: «Как? Ваша любовь к мужу зависит от его возраста? Но ведь если ваши чувства к нему зависят от его возраста, вы ни в коем случае не можете любить его по-настоящему…» И так далее и тому подобное, повторяя как попугай все ранее сказанные ею слова. – Делиус вложил фото Джонни в руку и встал со словами: – Любовь – нечто большее, чем просто секс, Уайт Роуз. Если бы это было не так, ты бы уже давно раздел этого мальчика.

Собрав кувшин с какао и чашки, Джонни отнес их к раковине. – Но иногда я мечтаю…

– Мечтаешь о чем? – вопрос Делиуса прозвучал резко.

– О, не знаю. Просто он так много значит для меня, и мне кажется, что сейчас я очень нравлюсь ему, но через несколько лет он забудет обо мне. И я вспоминаю об Отказнике и его дружбе с бывшим любовником, и хотел бы, чтобы так же было и у нас с Милано.

– Учителя иногда могут оставаться в сердцах у своих учеников на всю жизнь. На твоем месте, я бы не рассчитывал ни на что большее.

Джонни, потянувшись к крану намочить мочалку, оглянулся на Делиуса. Голд Стар все еще стоял рядом с журнальным столиком; он снова держал в руке фотографию и смотрел на нее. Затем, как будто решив что-то про себя, положил фото на журнальный столик лицевой стороной вниз.

– Ты понял, о чем я, – сказал Джонни. – Для тебя все еще хуже. Если законы не изменятся, у тебя никогда не будет дружбы с мальчиком, сексуальной или нет. Как ты выдерживаешь?

Улыбка Делиуса граничила с издевкой.

– Холодный душ помогает лучше, чем думают.

– Но дело не в этом. Ты только что сам сказал это. Секс – не то, чего мы хотим больше всего.

Делиус продолжал смотреть вниз на фото, хотя больше не мог изображенного на нем мальчика. На его руке со шрамом была повязка – результат выходных, которые они с Джонни потратили на то, чтобы расчистить проулок у его дома.

– Я полагаю, каждый бойлавер находит для себя свой выход. Кирпич даже не считает это проблемой; он говорит, что ошибочно строить отношения в форме бойлав по образцу брачных. Он считает, что на то есть биологические причины, связанные с женской сексуальностью, из-за которых сексуальный союз между мужчиной и женщиной должен быть постоянным и моногамным, и рассчитывает, что таким будет его брак. Он говорит, что с его стороны было бы глупо вступить в постоянный союз с одним мальчиком, как для учителя – учить всю жизнь одного ученика. Кирпич утверждает, что получает удовлетворение от того, что обучает одного мальчика всему, что знает, а затем переходит к следующему, который в нем нуждается. Он полагает, что бойлав заключается именно в этом.

– Но у тебя нет такой возможности, – сказал Джонни. – И даже если бы была… В одном из своих писем ты намекнул, что ищешь чего-то большего.

– Я не уверен, что у меня сложилось окончательное мнение по этому вопросу в то время, когда я был знаком с Тэдди, – сказал Делиус. – Но теперь… – Он как обычно повел одним плечом и подошел взять вымытые чашки из рук Джонни. – Я думал, что если начну жить с кем-нибудь, то это поможет. Но даже прежде, чем Кирпич пошел на попятную, я уже понял, что это не решит проблему. Сердце и мысли Кирпича сосредоточены главным образом на его невесте; если бы это был другой бойлавер, он бы думал в основном о мальчиках. Само собой, мальчики важны и для меня, даже сейчас, но это было бы бесполезно – жить с кем-то, кто всегда поглощен своей подругой, или юными друзьями, или еще чем. Так мы были бы словно поезда, идущие в разных направлениях.

– Но должен же быть какой-то выход, – не сдавался Джонни, пока Делиус, закончив вытирать чашки, ставил их в буфет. – Но ведь каждый день рождаются миллионы бойлаверов. За прошедшие века кто-нибудь из них должен был найти способ обойти одиночество.

– Ну, – произнес Делиус и взял у него из рук последнюю чашку, – в прошлом году я подумывал о том, чтобы предложить Педружке выйти за меня замуж.

Джонни выронил кувшин в раковину. Секунду у него в ушах звенело от грохота, но толстое стекло выдержало. Джонни поднял кувшин и переспросил слабым голосом:
– Ты хотел на ней жениться?

Уголок рта Делиуса подрагивал, но он сказал только:
– Я думал, это могло сработать. Мы оба нравимся друг другу, и она иногда полушутя-полусерьезно говорит о том, чтобы выйти за бойлавера. Я думаю, она считает, что это ее долг – стать женой бисексуального бойлавера, которому будет трудно найти того, кто сможет его понять. Ей уютно с воздерживающимися бойлаверами, она не впадет в истерику, если я поверну голову вслед мальчику, мимо которого прошел на улице. И у меня были бы дружеские отношения, в которых я так нуждаюсь.

– Но если бы ты женился на ней, – запинаясь, произнес Джонни, – разве тебе не пришлось бы?.. Я имею в виду, ты бы смог?..

Делиус пожал плечом.

– Я прикинул, что смогу справиться и в спальне, хотя бы по минимуму. Я хочу сказать, ты ведь слышал о голубых, которые как-то ухитрялись заниматься сексом со своими женами.

– Но ты ей не предложил?

Делиус покачал головой, дотянувшись до верхней полки, чтобы поставить кувшин.

– Чем больше я думал об этом, тем больше это казалось мне неравноценным обменом. Я хочу сказать, если бы я ее привлекал, это было бы тяжело, потому что меня она бы не привлекала, даже в наилучшем случае. Может, я смог бы доставить ей немного удовольствия, но я не смог бы реагировать на нее так же, как она реагировала бы на меня, а я знаю, что это было бы важно для кого-то вроде Педружки. В конце концов, я бы только получал, ничего не отдавая взамен.

– А для тебя это важно? – Джонни знал ответ, но чувствовал потребность в продолжении разговора. Он все еще слышал голоса с улицы и понимал, что если Делиус сейчас уйдет домой, все кончится тем, что он будет стоять у окна, наблюдая за очередью у кинотеатра.

Делиус снова пожал плечами.

– Джонни, я бойлавер. Я потратил последние пятнадцать лет, приучая себя ставить потребности других выше своих собственных. Я не могу сделать исключение только потому, что это будет взрослый, а не ребенок.

– Так что же делать? – спросил Джонни, когда Делиус снова сел на кушетку. – Может, стоит выставить этот вопрос на обсуждение в БойЧат? Другие бойлаверы должны были сталкиваться с этим, и, возможно, кто-то из них нашел выход.

Делиус откинулся на подушки.

– Я знаю, какое решение нашел для себя Отказник. Он и близко не проводит так много времени в постели с мальчиками, как любит представлять на Распутье. Отказник признался мне однажды, что если бы он не мог заниматься любовью с мужчинами, то уже давным-давно сошел бы с ума. – Делиус наклонился вперед и пододвинул к себе лэптоп. – Он предлагал мне то же самое. Он говорит, что если уж я собираюсь блюсти строгий образ жизни и отказаться от мальчиков, по крайней мере, я не должен глупить и отвергать также и мужчин.

Последовало долгое молчание. Делиус, хмурясь чему-то на экране, резко придвинулся к столу и развернул лэптоп, чтобы лучше видеть. Теперь Джонни мог разглядеть только четверть его лица.

– Но, – сказал Джонни, – я думал…

– Думал что? – уточнил Делиус, не переставая печатать сообщение.

– Я думал, ты как я – что тебя привлекают только мальчики. Если тебя привлекают и мужчины, тогда я… Ну, это было бы о’кей…

– Что было бы о’кей? – Делиус, поглощенный сообщением, казался раздраженным тем, что его отвлекали.

– Я только хотел сказать, что… Ну, если бы ты захотел… То есть, это то, что можно было бы сделать ради друга…

Он понимал, что невразумительно бормочет. И не удивился, когда Делиус, наконец, оторвавшись от компьютера, одарил его насмешливой улыбкой.

– Джонни, – начал он, – ты настоящее сокровище, честное слово. Но ты более чем на двадцать лет превышаешь мой ВП.

Джонни, который держался за эмалированную раковину, нагретую майским теплом, почувствовал, как к лицу приливает жар. Выражение на нем, очевидно, было под стать его горящим щекам, потому что улыбка Делиуса пропала и он сказал спокойно:
– Нет, честно, Джонни, для меня большая честь, что ты сделал мне такое предложение, но даже если бы это было возможно, я бы не попросил о такой жертве.

– Ну, это не было бы уж такой жертвой, – сказал Джонни, чье смущение сменилось некоторым облегчением. – То есть, мне не было бы противно или нечто в этом роде. Это просто не так много значило бы для меня.

– Значит, все в порядке. – Делиус махнул рукой, закрывая тему, и снова повернулся к экрану. – Еще один посетитель угрожает расправой; я подозреваю, что это Суд Линча, хотя не могу доказать. Я забанил IP-адрес, который он использует сегодня, но он отправлял сообщения под тридцатью разными никами с такого же количества IP-адресов. Может быть, нам снова придется ограничить доступ и предоставить его только зарегистрированными пользователями, хотя ума не приложу, как убедить ЗР сообщить нам свой пароль. Она все еще считает, что это форум для бойлаверов, а солдаты в битве против насилия над детьми не сотрудничают с врагом.

Джонни было не по себе, как будто важная онлайн-переписка неожиданно прервалась из-за глюка программы. Но он только сказал:
– Возможно, Педружка сможет ее уговорить. В конце концов, она ведь пережила…

Раздался пронзительный сигнал, настолько громкий, что Джонни аж подскочил. Делиус, глянув через плечо, потянулся за мышкой и сказал:
– Это всего лишь мой комп. Извини.

– Е-мейл? – предположил Джонни, глядя, как Делиус кликает по иконке.

– Срочный е-мейл. Я установил программу, которая предупреждает, когда… О, черт. – Делиус с минуту читал, водя взглядом по строчкам, потом вскочил с места со словами: – Можно позвонить по твоему телефону?

– Конечно, – ответил Джонни. – Что случилось?

– Кирпич пригласил на ужин нового участника БойЧата, считая его бойлавером, однако тот оказался тележурналистом. – Делиус замолчал, пока вводил номер своей телефонной карточки, затем продолжил: – Этот тип тайком снял, как Кирпич рассказывал о Вольномыслящих, а потом показал это в шестичасовых новостях… Привет, Кирпич, это Голд Стар. Слушай, если это только местные новости, не все еще потеряно. Запись покажут только в твоем регионе, и девяносто процентов тех, кто ее посмотрит, не узнают тебя, даже если ты постучишь им в дверь. Если ты нервничаешь и готов рискнуть пересечь границу, можешь приехать сюда. Я знаю бойлавера, который тебя приютит. – Он взглянул на Джонни в поисках подтверждения, но едва Джонни успел кивнуть, как выражение лица Делиуса изменилось. Послушав минуту, он сказал: – Господи, конечно, ты не можешь оставить мальчика накануне его сольного концерта. А его родители знают о передаче?.. Ладно, послушай, дай мне только послать е-мейл группе поддержки в реальной жизни из…

Джонни отвлекся. На кухонном столе рядом с ним лежала поваренная книга, открытая на рецепте блюда, которое он приготовил для них с Делиусом этим вечером. Ему вспомнилось, как мать учила его готовить, когда он был старшеклассником. «Так что у твоей жены иногда будет свободный вечер», говорила она.

Он закрыл книгу и подошел к рюкзаку Делиуса, который тот при входе швырнул на пол. Когда Джонни поднял его, чтобы переложить на кухонный стол, из наружного кармана на пол с мягким стуком выпало что-то маленькое. Джонни наклонился поднять.

Это оказалась прямоугольная плоская картонная коробочка с прозрачной крышкой, умещавшаяся в ладони. В свете, проникающем в комнату от иллюминации кинотеатра, Джонни видел, как поблескивает ее содержимое.

– Двадцать тысяч золотых звезд, – пробормотал он про себя.

– Ты что-то сказал? – спросил Делиус, нажав «отбой» на телефоне.

– Ничего, – уже громче произнес Джонни, вкладывая коробочку обратно. Думаю, я нашел ответ на свой вопрос; просто он мне не нравится. Кирпич приезжает?

– Нет. Думаю, что группа поддержки сможет о нем позаботиться. У них большой опыт в таких делах; попавшие в беду бойлаверы всегда обращаются к ним за помощью. В прошлом году обсуждалась возможность организации такой же группы в Южной Калифорнии, но последние решения местного суда…

Снаружи смолкли остававшиеся голоса. Джонни подошел к окну и выглянул на улицу. Пока Делиус продолжал говорить, он успел мельком заметить пожилую пару. За ними шел одинокий старик, засунув руки глубоко в карманы, склонив низко голову и сгорбившись.


* * *


«Ух ты, теперь я хожу к психотерапевту!»
Добавлено на БойЧат Настоящим Бойлавером в четверг, 10 мая в 21:40


Черт, не представляю, как смог выжить до того, как встретил вас. Вы не только придали мне смелости приобрести юного друга, но и помогли мне найти психотерапевта!

Один из бойлаверов на этом форуме (он просил не упоминать его ник) раньше жил в соседнем городе и дал мне имя психотерапевта, которого посещал. Он не дорого берет и очень славный. Он знает все о БойЧате и, хотя он предупредил меня, что интернет-поддержка имеет свои пределы, сказал, что мне следует использовать все доступные возможности. Он сказал, что у меня настолько серьезные проблемы, что он считает, мне следует посещать собрания для сексуальных преступников. Конечно, я с радостью буду следовать всем его советам. А пока он снова прописал мне успокоительное, которое мне выписывал мой предыдущий психотерапевт.

Меня немного тревожило то, что он расскажет обо мне полиции, и он объяснил мне, что обязан сделать это по закону, действующему здесь, в [удалено модератором], об обязательном донесении о жестоком обращении с детьми, но поскольку я не надругался ни над одним ребенком, все в порядке. Он взял с меня обещание, что я всегда буду с ним откровенен, даже если это значит рассказать ему, если я надругаюсь над ребенком, но я сказал ему, что стараюсь быть настоящим бойлавером, а настоящие бойлаверы не причиняют вреда детям!

Я рассказал ему немножко о Б. Он думает, что я могу продолжать видеться с Б., потому что все наши разговоры проходят на лужайке перед его домом. На самом деле я же не могу косить лужайку каждый день, поэтому я вызвался помочь очистить от мусора задний двор, но это не сильно отличается от разговоров с Б. перед домом.

Мне пора – рано вставать на работу. Меня немного расстраивает то, что, когда парни на работе все время обсуждают своих подружек, мне нечего сказать, но мне достаточно только представить себе Б. и я понимаю, что другие просто не понимают, чего они лишены!

С любовью,
НБ.




1 (п/б: Alt-текст – «альтернативный текст». Этот термин используется в веб-програмировании. Предназначен для записи текстового эквивалента изображения. Если броузер не воспроизводит изображение, вместо него (на месте где должен располагаться рисунок) появляется заменяющий текст. Форма записи: <IMG src="any.gif" alt="альтернативный текст">.


2 (п/б: Фундаменталисты считают Библию боговдохновенной, отвергая возможность влияния на священные тексты среды, эпохи, личностей священных авторов. Они настаивают на строгом следовании предписаниям, установленным в религиозных священных книгах).


3 (п/б: В Греческом языке есть несколько слов, которые могут быть переведены словом «любовь». Вот они:
Филия (phileo) – древнегреческое слово, которое не имеет точного соответствия в других языках. Оно обозначает не только «дружбу», но и «дружественность», «расположение», «притяжение», «влечение», «любовь». Это любовь, основанная на взаимных интересах и симпатиях. Она базируется на каких-то определ енных условиях. Если они выполняются, то любовь есть. Если они перестают выполняться, то и любовь прекращается. Большинство браков основано именно на этой любви, потому они и заканчиваются разводами: общие интересы у мужа и жены заканчиваются, чувства и симпатии охладевают, и супругов больше ничто не держит в семье.
Ага́пе (agape). Древние греки так называли мягкую, жертвенную, снисходящую к ближнему любовь.
Библия провозглашает: «Бог есть любовь» (Ев. от Иоанна 4:8). В оригинале используется греческое слово «агапе». Оно означает преданную, бескорыстную, безусловную и самоотверженную любовь. Сам Господь Иисус Христос описывает эту любовь следующим образом: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ев. от Иоанна 15:13). Именно такую любовь Бог продемонстрировал своей смертью на кресте за наши грехи.
По мнению некоторых исследователей, ранние христиане называли агапами «Трапезы Любви», которые они устраивали в память о Тайной вечере.
Эрос (eros) – это физическое, сексуальное влечение. Если взаимоотношения между людьми базируются лишь на любви-эрос, то через некоторое время, когда физическое чувство проходит или ослабевает, пара распадается.
Сторге (storge). Этот вид любви больше напоминает привязанность, будь то привязанность к человеку, вещи или животному. Так, например, любовь-сторге как нельзя лучше описывает любовь к домашним питомцам. Это также может быть любовь к определ енному окружению, в котором вы выросли и к которому очень сильно привыкли. Это также может быть привязанность к старой квартире или работе. Также вы можете сказать, что любите мороженое. В данном случае слово «люблю» – это сторге. Некоторые родители испытывают по отношению к детям именно этот вид любви – Любовь-привязанность.
Мания (mania). Манию трудно назвать любовью в полном смысле этого слова. Это — маниакальное влечение к кому-либо или чему-либо. С библейской точки зрения, такая любовь является идолослужением, поскольку обожествляет человека или же вещи. Греки расценивали такой вид любви, как прикосновение капризных греческих богов, потому что после этого прикосновения люди начинали себя вести нерационально. Современное слово «маньяк» происходит от греческого «мания» и как нельзя лучше описывает человека, одержимого любовью-маниею.
Материал взят из Википедии и Дискуссионного Клуба города Монреаля.


4 (п/б: Иоанн Богослов, апостол от Двенадцати. Евангелие от Иоанна — четв ертая книга Нового Завета. По преданию, ученики Иоанна Богослова попросили своего учителя написать о жизни Иисуса то, что не вошло в остальные три Евангелия Нового Завета. Текст Евангелия от Иоанна (содержащий 21 главу) некоторые эксперты условно делят на четыре части:
1. Пролог — гимн о Христе, как воплотившемся вечном Слове и Боге,
2. Проповеди и чудеса земной жизни Иисуса Христа,
3. Страсти Христовы — период от тайной вечери до воскресения,
4. Эпилог — явление воскресшего Христа ученикам-апостолам).


5 (п/б: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники…» Апостол Павел. Первое послание к Коринфянам, 6:9.
«Для блудников, мужеложников, человекохищников, (клеветников, скотоложников), лжецов, клятвопреступников, и для всего, что противно здравому учению…» Апостол Павел. Первое послание к Тимофею, 1:10.

Данные греческие слова в различные времена переводили по-разному: от мужеложников и женоподобных мужчин до гомосексуальных насильников и гомосексуалов-проституток. Но наиболее распространено мнение, что слово «малакии» обозначало мягких, феминизированных мужчин и ассоциировалось с пассивной гомосексуальностью; а многозначное слово «arsenokoitai» в синодальном (первый и единственный русский перевод, имеющий признанный статус в Русской Православной Церкви, осуществлен в течение XIX века и авторизован Святейшим Правительствующим Синодом) переводе Библии переведено как «мужеложники». Подробнее об этом можно почитать здесь:
1) ProBoga.com
2) АНТИ ДОГМА
3) Википедия).


6 (п/б: Центурион – в римской армии командир центурии; центурионы высшего ранга командовали также более крупными подразделениями. Центурионы назначались полководцем, как правило, из известных ему лично наиболее опытных солдат; центурион не мог быть моложе 30 лет. Центурионов можно сравнить с командирами рот и батальонов, однако по социальному положению они сравнимы с сержантским составом. Именно на плечи центурионов ложились все обязанности по организации повседневной жизни легиона, военному обучению и т. д.
Материал взят из Википедии)


7 (п/б: Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю: пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице. Таков путь и жены прелюбодейной; поела и обтерла рот свой, и говорит: `я ничего худого не сделала`.
Ветхий Завет, Притчи 30:18-20).


8 (п/б: Иисус Христос и самарянка. Итак приходит Он в город Самарийский, называемый Сихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу. Там был колодезь Иаковлев. Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа. Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Женщина Самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, самарянки? ибо иудеи с самарянами не сообщаются. Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая? Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его? Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в н ем источником воды, текущей в жизнь вечную.
Новый завет, Евангелие от Иоанна 4:5-14).


9 (п/б: Некто из фарисеев просил Его вкусить с ним пищи; и Он, войдя в дом фарисея, возлег. И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром. Видя это, фарисей, пригласивший Его, сказал сам в себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница. Обратившись к нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, Учитель. Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят, но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его? Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил. И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей от ерла; ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги; ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи е е многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит. Ей же сказал: прощаются тебе грехи. И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает? Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром.
Новый Завет, Евангелие от Луки 7:36-50).


10 (п/б: В Писании Матфей и Леви (Левий в некоторых переводах), по-видимому, – это один и тот же человек. Матфей, «дар Божий», – наиболее распространенное его (апостола) имя, используемое среди евреев после Изгнания. Он был сыном Алфея и мытарем или сборщиком налогов в Капернауме (город Иисуса Христа, Палестина). Как-то раз, выходя со стороны озера, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфей, и сказал ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним и стал его учеником (Мт. 9:9). Раньше он был известен под именем Леви (Марк 2:14; Лука 5:27); теперь же он изменил его, возможно, в благодарную память за то, что Иисус позвал его за собой, на Матфея. В тот же день, когда Иисус позвал его, сделал для Него Левий в доме своем большое угощение (Лк. 5:29), прощальный пир, на который он пригласил Иисуса и его учеников, и, вероятно, также множество старых знакомых мытарей. Впоследствии он был выбран одним из Двенадцати (Лк. 6:15). Больше его имя не упоминалось в истории Евангелий, кроме списка Апостолов.

После сего Иисус вышел и увидел мытаря, именем Левия, сидящего у сбора пошлин, и говорит ему: следуй за Мною. И он, оставив все, встал и последовал за Ним. И сделал для Него Левий в доме своем большое угощение; и там было множество мытарей и других, которые возлежали с ними. Книжники же и фарисеи роптали и говорили ученикам Его: зачем вы едите и пьете с мытарями и грешниками? Иисус же сказал им в ответ: не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию.
Новый Завет, Евангелие от Луки 5:27-32).
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Глава 6
« Ответ #7 : 02 Октября 2011, 12:47:05 »
Глава 6.
Keywords1 (Ключевые слова).



«Объединение родителей и бойлаверов».
Добавлено на Распутье Голд Стар в понедельник, 21 мая, в 21:15
В ответ на «Значит, вы признаете, что растлевали детей!», добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


Боюсь, Уайт Роуз занят сегодня вечером. Несомненно, он захочет ответить вам завтра, но ваш пост (о котором мне по телефону сообщил один из участников БойЧата), на мой взгляд, достоин немедленного ответа.

Я полагаю, Уайт Роуз говорил о том, что он вел переписку в сети с бойлавером, который вступил в интимные отношения с четырнадцатилетним там, где такие отношения законны, и сделал это с согласия родителей мальчика. Мне кажется, Уайт Роуз хотел показать этим, что, наблюдая за такими отношениями, мы сможем лучше понять, на что будет похожа бойлав в мире, где секс между мужчиной и мальчиком считается приемлемым, в противоположность наблюдению только за сексуальными отношениями в форме бойлав, которые незаконны и происходят без ведома родителей. Не думаю, будто Уайт Роуз подразумевал под этим, что сам вступал в подобные отношения или что он призывает к этому других на данном форуме.

Лично я считаю, что такие отношения – неудачная мысль, по той же причине, по которой не считаю, что открыться не-педу – удачная мысль: потому что риск слишком велик. Ретивый полицейский, желающий вас арестовать, всегда сумеет откопать какой-нибудь закон, в нарушении которого вас можно обвинить, даже если у вас есть разрешение родителей на такие отношения. Если не изнасилование несовершеннолетнего, так злоупотребление положением; если не злоупотребление положением, тогда непристойные контакты (то есть, когда вы, например, говорите с возлюбленным по телефону).

Я знал одного парня, который жил в стране, где закон запрещает сочинение бойлав-эротики. К нему наведалась полиция, которая не нашла в его доме ничего необычного, за исключением опросного листа, который прислал ему по е-мейлу исследователь, занимающийся изучением воздерживающихся бойлаверов. Этот бойлавер откровенно ответил на вопросы анкеты о своих сексуальных фантазиях, в результате чего ему предъявили обвинение за владение детской порнографией.

Но я хотел бы вернуться к вопросу о взаимоотношениях родителей и бойлаверов. В наши дни, когда многие оплакивают исчезновение большой семьи, насчитывающей несколько поколений – когда у ребенка есть возможность обратиться к другим старшим родственникам, если он не хочет обращаться за советом к родителям – похоже, что многие не замечают потенциала бойлаверов, которые могли бы играть эту же роль. Я знаю, вас тревожит мысль о мальчиках, вступающих в интимные отношения с мужчинами. Полагаю, вы уже поняли, что многие из нас разделяют ваше убеждение в том, что такие отношения не соответствуют морали современного общества. Но это не должно мешать нам искать другие возможности использования способностей бойлаверов как наставников.

Предположим, что не пед – знакомый вашего ребенка – на самом деле совратил его, а, например, это сделал ваш муж. (Поймите, я говорю чисто теоретически. Уверен, что ваш муж никогда бы не совершил ничего подобного). В таких обстоятельствах, к кому бы обратился ваш сын? Замечательно, если бы он попросил о помощи вас, но, боюсь, вероятность этого была бы крайне мала из-за ваших близких отношений с мужем. Вместо этого, он, скорее всего, обратился бы к старшему другу.

Теперь, если ранее вы запрещали сыну контактировать с любыми мужчинами в вашем районе из опасений, что его могут совратить, его старший друг оказался бы в крайне щекотливой ситуации. Чтобы помочь ребенку, ему бы пришлось признать, что он тайком встречался с вашим сыном, и тем самым подвергнуться риску самому быть ложно обвиненным в растлении. С другой стороны, если бы вы знали, что ваш сын дружит с этим педом, и позволили их отношениям продолжаться (на любых условиях, которые вы сочли бы приемлемыми), тогда этот мужчина мог бы – с согласия мальчика – немедленно поставить вас в известность о том, что вашего ребенка совратили.

Это лишь один из способов, которыми бойлаверы могут помогать, а не препятствовать родителям в исполнении их обязанностей. Я знаю многих бойлаверов, которые поддерживают превосходные отношения с родителями своих юных друзей. Увы, в современном обществе им приходится скрывать свою сексуальную ориентацию от родителей. Но я не перестаю надеяться, что настанет день, когда этого больше не потребуется; как уже зачастую гомосексуалисту не требуется скрывать свою ориентацию при приеме на работу, где также есть другие мужчины.

Время, когда бойлаверы смогут открыться всему миру, к сожалению, еще очень далеко, но было бы интересно уже сейчас начать искать пути улучшения взаимопонимания бойлаверов и родителей. Со стороны родителей имело бы смысл предложить бойлаверам: «Вот ограничения, которые мы – в первую очередь, как нравственные наставники наших детей, – считаем надлежащими. При соблюдении этих условий мы приветствуем вашу помощь в воспитании наших детей». В качестве первого шага на пути к этим новым временам, я бы предложил создать форум с целью объединения родителей и бойлаверов, которые хотят сотрудничать, а не противостоять друг другу, чтобы сделать жизнь мальчиков лучше.

Бойлав – постоянная сексуальная ориентация, она имеет место в любую эпоху; родители не могут просто надеяться, что мы исчезнем сами по себе. Вместо этого им следует впрок использовать наши таланты.

Голд Стар,
Вебмастер,
Распутье.




«Вы изнасиловали моего сына!»
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов Заботящейся_и_Разгневанной во вторник, 22 мая, в 17:02
В ответ на «Объединение родителей и бойлаверов», добавленное Голд Старом


Давайте, баньте меня согласно вашим тупым правилам безопасности (которые вы применяете весьма избирательно: что-то Отказник за свой пост ниже не получил даже предупреждения). Вы можете пытаться скрыться от правды, забанивая каждого, кто с вами не согласен, но правда остается правдой: такие как вы изнасиловали моего сына и продолжают насиловать детей из года в год.

Прошлой ночью мой сын неожиданно вернулся домой. Он сейчас должен был бы работать над важным проектом, который мог бы принести ему повышение как в должности, так и зарплаты, но ему пришлось вернуться, чтобы на несколько дней лечь в больницу, потому что его изводили постоянно вспыхивающие в памяти образы из прошлого, когда над ним надругался один из вас, «бойлаверов».

«Боже, когда же это, наконец, кончится?» – спросил он нас с отцом. Он дрожал и всхлипывал, когда произносил это. И вам придется поверить мне на слово – мой сын не из тех, кто дрожит и плачет.

И что еще печальнее, я не могла пообещать ему, что его кошмары когда-нибудь прекратятся. Вполне возможно, что до конца жизни его будут мучить воспоминания о том, что произошло. Его насильника выпустили из тюрьмы несколько лет назад, но мой сын продолжает отбывать свой пожизненный срок.

И ВЫ ХОТИТЕ, ЧТОБЫ МЫ ДОВЕРИЛИ ВАШЕЙ ЗАБОТЕ ЕЩЕ БОЛЬШЕ ДЕТЕЙ? ВЫ ЧТО, СЧИТАЕТЕ НАС, РОДИТЕЛЕЙ, БЕЗМОЗГЛЫМИ?!

Вы, болваны, просто не понимаете этого, правда? ВЫ. ВСЕ. БОЛЬНЫ. Детей не отдают в руки педофилам – как не дают спиртного в руки алкоголикам – особенно, если это не «выпивка», а беззащитный ребенок, чья жизнь может быть разрушена.

Цитировать
многие из нас разделяют ваше убеждение в том, что такие отношения не соответствуют морали современного общества.

Перевод: «Мы притворимся, что мы против сексуального насилия над детьми, потому что нам не охота попасть за решетку, но стоит вам расслабиться, мы позаботимся, чтобы были приняты законы, позволяющие нам насиловать ваших детей».

Цитировать
Бойлав – неизменная сексуальная ориентация

Я очень хорошо знаю, что, в большинстве случаев, педофилия – неизлечимая болезнь (если перевести данное высказывание с вашего привычного политкорректного языка). Тем больше причин, по которым вы должны держаться подальше от детей. Если бы я была насильником, я бы не околачивалась по барам для одиноких, ища женщин для «наставничества». Однако взгляните, какие у вас профессии: учителя, тренеры, сотрудники молодежных центров, вожатые отрядов бойскаутов, репетиторы… Боже, это как слушать сборище алкоголиков, на полном серьезе объясняющих, что им нужно работать барменами, чтобы научиться пить, как полагается.

ЕСЛИ ВЫ БЕСПОКОИТЕСЬ О ДЕТЯХ, ДЕРЖИТЕСЬ ОТ НИХ ПОДАЛЬШЕ. Мы, родители, будем счастливы помочь вам в этом, чем только возможно.

ЗР значит Заботящаяся_и_Разгневанная.

Постскриптум: Не думайте, что я не заметила вашей попытки свалить вину с «друга» моего сына на «насилие», которому мой муж и я якобы подвергали нашего сына в детстве. Вы опоздали – Отказник уже во всех красках расписал свою идею о нехватке родительского внимания и каким очевидным решением являются бойлаверы.




«По поводу родительских опасений».
Добавлено на Распутье Педружкой во вторник, 22 мая, в 18:23
В ответ на «Вы изнасиловали моего сына!», добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


Прежде всего, Заботящаяся_и_Разгневанная, это я решила не банить Отказника за пост, который он опубликовал ниже. Я поступила так потому, что строчку, на которую, я уверена, вы ссылаетесь («Я недавно завершил кругосветное путешествие по борделям с мальчиками»), он использовал как минимум с четырьмя разными защитниками ребенка, с успехом выводя их из себя. Я в частном порядке разъяснила Отказнику, что ему лучше больше не вставлять тут шутки, которые могут быть превратно поняты теми, кто незнаком с его чувством юмора.

Мне очень жаль, что у вашего сына недавно случился рецидив. Я уверена, что вы помогли ему найти наилучшую помощь, доступную в вашем районе, но если ему нужна дополнительная поддержка, пожалуйста, передайте ему, что ему будут рады на моем форуме (иногда там пишут и жертвы не-инцеста). Я обнаружила, что возможность поговорить с другими жертвами о своих воспоминаниях очень помогла мне облегчить боль.

Еще двое участников Распутья – оба бойлаверы – также пережили сексуальное насилие и могут порекомендовать дополнительные источники в интернете.

Теперь перехожу к твоему сообщению, Голд Стар: милый, если бы у меня был ребенок и ты появился бы на пороге моего дома со словами: «Я – Голд Стар; я хотел узнать, не нужен ли вам бэбиситтер для сына», – я бы распахнула перед тобой двери. После всех бесед, которые мы провели, я узнала тебя, как человека, искренне заботящегося о мальчиках и о том, чтобы они поддерживали хорошие отношения с родителями, и который никогда не нарушил бы моральные правила, установленные мной в своей семье.

Но представь себе ситуацию: на пороге моего дома появляется незнакомец и говорит: «Привет! Я бойлавер из «Союза родителей и бойлаверов». Я хотел бы приглядывать за вашим сыном». Боюсь, что в ответ я бы захлопнула перед ним дверь – не потому, что я настроена именно против этого мужчины, но попросту потому, что он для меня – незнакомец. Я ничего о нем не знаю. Он вполне может оказаться насильником.

Проблема в слове «бойлавер», понимаешь. Оно говорит о человеке и его личности, его моральных ценностях не больше, чем слово «гетеросексуальный». Тебе я доверяю, но ты прекрасно знаешь, что на таких форумах есть мужчины, которых я и близко к дому не подпустила бы. Прости, но такова реальность.

Но я согласна с тобой в том, что единственное решение этой проблемы – бо́льшая открытость нашего общества, чтобы о каждом бойлавере судили по его личным качествам, а не равняли с людьми, с которыми он может не иметь ничего общего. Но когда ты заводишь разговоры об онлайн-союзе, мой интерес пропадает. Это потому, что, как бы высоко я не ценила онлайн-группы (конечно, ценю, иначе бы меня здесь не было), мне кажется, что для установления доверительных отношений они не годятся.

Я доверяю тебе (несмотря на то, что мы ни разу не общались в реальности), но причина кроется в другом. Мы обменялись тысячами е-мейлов и постов; в противном случае я бы не доверяла тебе настолько. И даже при этом, я узнала, что у тебя есть разные стороны. Когда я впервые прочла твои сообщения на Распутье, я сочла тебя хладнокровным, суровым и даже несколько властным, потому что такое впечатление ты производишь в своих постах. Потом, когда мы стали переписываться по электронной почте, я, к своему величайшему изумлению, обнаружила, что ты к тому же умеешь быть беззаботным и остроумным. Один бог ведает, каков ты в реальной жизни. Уверена, что в реальной жизни ты не можешь быть насильником детей, но я могу сказать это только потому, что мы переписывались столь длительное время.

Большинство людей просто не располагают достаточным количеством времени, чтобы узнать друг друга лучше в сети. Единственная возможность сказать: «Я доверяю тебе» – узнать человека в реальной жизни. Так что, хотя онлайн-союз бойлаверов и родителей – замечательная идея – как и Распутье – мне представляется это только временной заменой. В конце концов, бойлаверам и родителям придется встретиться лицом к лицу и поговорить честно и откровенно.

«И как же я это сделаю, – спросишь ты, – если тут же, сто́ит мне открыться, кто-нибудь выхватит оружие?» Честно говоря, у меня нет ответа на этот вопрос, как бы мне ни хотелось обратного. Что я знаю наверняка – так это, что при обычных обстоятельствах прочные доверительные отношения возможно установить только в реальной жизни. И то это удается не всегда.

Педружка,
Вебмастер,
Распутье.


* * *


– Целомудрие – это дар, – выразил свое мнение Джонни. – Это особое призвание, для которого  подходит не каждый, поэтому Церковь не может требовать от нас всех пожизненного воздержания.

Он позаимствовал этот аргумент у Кирпича и ожидал, что Пол скажет что-нибудь с точки зрения мальчика, но тот только согласно кивнул и произнес:
– Разумеется, воздержание может быть даром, и нас завораживает жизненный путь того, кто наделен таким даром. Это как наблюдать за художником, когда он творит. Но одна из печальных загадок жизни состоит в том, что Бог иногда требует от тех, кто лишен дара в определенных занятиях, совершать их в жизни. Например, мой друг утратил способность ходить в результате автомобильной аварии несколько лет назад. Он не был готов и, соответственно, приспособлен к жизни инвалида. Однако у него не было иного выбора, кроме как принять на себя новые обязанности точно так же, как некоторым может потребоваться ухаживать за престарелыми родителями, даже если ради этого придется пожертвовать хорошей работой. – Он сунул руку в карман пиджака, вынул листок бумаги и развернул его. – Я не имею представления о том, почему Бог подвергает некоторых из нас бо́льшим испытаниям. Возможно, этим он предоставляет нам привилегию полнее разделить страдания Христа.

С минуту Джонни молчал, пока они поднимались по крутому склону, разделявшему здания кафедр математики и искусствоведения, затем заговорил:
– Некоторые ваши аргументы поражают меня. Я все жду, когда вы начнете утверждать, что все БЛ психически больны, или о том, что из-за разницы в силе между мужчиной и мальчиком в их сексуальных отношениях всегда будет присутствовать насилие. Вместо этого вы продолжаете настаивать, что мальчики слишком молоды, чтобы принять такое важное решение, как вступление в постоянный союз.

– Я полагаю, что ты уже знаком с нерелигиозными аргументами, – сказал Пол, приветственно махнув рукой проходившей мимо студентке. – Не то, чтобы я пренебрегал ими. Я знаком с экс-геями, которые очень сильно пострадали от сексуального насилия в детстве, и также знаю экс-геев, которых привлекают малолетние и которые представляются мне психически крайне неустойчивыми. Но проблема обобщений состоит в том, что рано или поздно сталкиваешься с исключением. Если этический аргумент основан на эмпирическом (п/б: опирающимся только на опыт, факты) фундаменте и этот фундамент просядет – просядет вместе с ним и сам этический аргумент. – Пол остановился на мгновение, чтобы взглянуть на план территории университета у себя в руках, и снова устремился вперед.

– Некоторые – наиболее здравомыслящие – в среде экс-геев осознали это, – продолжил он. – Знаешь, Церковь раньше имела обыкновение повторять: «Вы не должны заниматься сексом с другим мужчиной, потому что гомосексуализм – это психическая болезнь». Или: «Вы не должны заниматься сексом с другим мужчиной, потому что ваши отношения будут злонамеренными». И одновременно с этим существует множество людей, наподобие моего друга-гея, которые явно психически здоровы и чьи взаимоотношения с партнерами наполнены любовью и заботой. Так что, разумеется, этих геев вовсе не впечатляют традиционные нерелигиозные доводы против гомосексуального образа жизни. Только нравственные доводы – доводы, основанные на глубоком понимании причин, по которым Бог пожелал, чтобы наша сексуальность была именно такова, – могут оказать на них влияние… Кстати, хочу извиниться, что повел тебя по такой крутой тропе.

– Ничего страшного, – отмахнулся Джонни. Он едва заметил подъем, глядя на безмятежное лицо Пола, освещенное лучами позднего майского солнца. – Я понимаю, о чем вы говорите, но, тем не менее, меня чуть не повергли в шок слова, которые вы написали на ФБХ на днях: «Я считаю, что некоторые сексуальные отношения в БЛ, скорее всего, не носили злоупотребляющий характер».

– Не злоупотребляющий, а аморальный, – поправил Пол. – Проблема нашего общества заключается в том, что мы отождествляем психологическое здоровье с духовным. Я знаком с человеком, который был женат четыре раза. Он очень рассудительный и уравновешенный, любой психиатр вынес бы чистое медицинское заключение о его психической вменяемости. По его женам не скажешь, что развод с ним нанес им травму. И все же я преисполнен уверенности, что его жизнь аморальна, и думаю, что на уровне более глубинном, чем может выявить любой психологический тест, этот человек и его бывшие жены пострадали от образа жизни, который он ведет. То же самое с БЛ. Насколько я могу судить, Джонни, в тебе нет ничего ненормального, за исключением твоих сексуальных желаний, и я не могу сказать с абсолютной уверенностью, что, если бы ты занялся сексом со своим юным другом М., он стал бы похож на моих травмированных друзей-экс-геев, а не на счастливого и довольного жизнью Отказника. Но вред, который ты причинил бы М. и себе самому, был бы глубже. Если бы ты занялся сексом с… – Пол внезапно прервал свою речь.

Они без эксцессов миновали группу студентов: молодые люди были поглощены обсуждением предстоящей вечеринки для первокурсников, организованной студенческим братством. Джонни надеялся, что не сводил глаз с тропы, пока они проходили мимо, но, когда голоса затерялись в общем шумовом фоне, Пол поинтересовался спокойно-деловым тоном:
– Тот, что помоложе, был в твоем ВП?

– Мог бы быть, – ответил Джонни неловко, – если бы не был студентом. Полагаю, что он взрослый, или все равно что взрослый.

– А это важно для БЛ?

– Не для всех БЛ. Я знаю некоторых, для которых возраст или степень развития – важнее всего; если бы завтра двенадцатилетние стали взрослыми по закону, для них это ничего не изменило бы. Но мне… Это трудно объяснить, но мои чувства связаны с желанием заботиться о ком-то. А заботиться о взрослом так же, как о ребенке, нельзя. С другой стороны, если бы в нашем обществе произошли некоторые перемены и мы бы стали готовить мальчиков к взрослению в возрасте десяти лет, это бы обрадовало Де…

Он сдержался как раз вовремя, закусив губу так сильно, что почувствовал соленый привкус крови. Пол переспросил:
– Обрадовало бы кого?

– А, никого. Так, одного моего знакомого бойлавера. Вы говорили о травме. – Он попытался перевести разговор обратно на Пола, который чуть более внимательно наблюдал за ним.

– Да, травма. – Пол вернулся к изучению карты, как только они достигли вершины холма. – Другая проблема состоит в том, что христианская церковь сама не обладает безупречной репутацией в этом отношении. Я говорю про все эти браки с детьми, которые она поощряла в ранний период своей истории, когда разница между супругами в возрасте, в зрелости (которая совершенно очевидно очень высоко ценилась), достигала огромных размеров. Я недавно перечитывал двадцатую главу Послания к Ефесянам святого Иоанна Златоуста, в которой он дает совет мужу, как заботиться о молоденькой жене, и меня поразили слова, которые он использовал в отношении жены: «юная и нежная дева», «дитя», «возьми ее и сформируй ее как должно». Если изменить всего несколько слов, проповедь будет походить на пост на форумах БЛ о том, как БЛ должен заботиться о своем юном друге.

– Дева Мария была довольно юной, когда вышла замуж, – припомнил еще один основной, имеющийся у Кирпича, аргумент Джонни. – Возможно, лет тринадцати-четырнадцати. И святой Иосиф был довольно-таки немолод.

– Если верить преданию, – с оговоркой согласился Пол. – Конечно, это имело место в другой культуре, но все равно я не думаю, что в наши дни кто-нибудь из верующих посоветовал бы шестидесятилетнему мужчине жениться на четырнадцатилетней девушке. И в этом-то и суть. Церковь, к сожалению, расходится во мнениях, греховен ли гомосексуализм, но никто не спорит, является ли грехом секс между взрослым и ребенком. Какие бы ошибки не совершала Церковь в прошлом, сейчас она осознала, что ранние браки – «разновозрастные», как окрестил их Кирпич, или называемые еще как – не есть благо.

– Другие религии с этим не согласны, – возразил Джонни. Он беспокойно озирался по сторонам, проверяя, не услышал ли кто поблизости рискованную фразу «секс между взрослым и ребенком».

– Ты говоришь о язычниках. Но, Джонни, если ты почитаешь древние тексты, то увидишь, что даже у язычников имелись доводы против секса между взрослым и ребенком. Отрывки в платоновском труде «Законы», посвященные теме педерастии… Что такое?

– Может, сменим тему? – предложил Джонни, с отчаянием чувствуя, как в нем поднимается паника, хотя он понимал, что следующие за ними по склону холма преподаватели находились слишком далеко, чтобы расслышать их разговор.

– Да, разумеется, – сразу же согласился Пол. – Давай поговорим лучше о тебе – я заметил, что когда мы встречаемся, говорю практически только я. Боюсь, во всем виновато мое неискоренимое стремление читать лекции. Расскажи-ка о себе: кем же ты работаешь на самом деле?

Последовало долгое молчание. Джонни все еще пытался сформулировать ответ, когда выражение лица Пола изменилось и он сказал мягко:
– Приношу свои извинения, это была непозволительная грубость с моей стороны. Я все забываю, как следует себя вести в обществе таких людей, как ты. А не должен бы, поскольку многие из этих правил соблюдаются и в среде экс-геев.

– Дело не в том, что я не хочу говорить вам, – попытался объяснить Джонни несчастным голосом. – Просто…

Пол прервал его, подняв руку:
– Не нужно объяснять. Мы не так давно познакомились; дружба, как и брак, не сразу строится. Я бы не хотел торопить тебя.

Он указал на здание, располагающееся на окраине кампуса.

– Вон там. Насколько я помню, в университетском книжном магазине широкий выбор пособий по самопомощи. Ты сможешь найти там литературу о сексуальной зависимости, которая может пригодиться Настоящему Бойла…

– Спасибо, – спешно поблагодарил Джонни, повысив голос из-за вновь охватившего его отчаяния, когда рядом с ними прошла компания старшекурсников. – Думаю, я найду дорогу сам. Благодарю за помощь. – И он сорвался с места прежде, чем Пол успел сказать что-нибудь.


* * *


Солнце уже клонилось к закату, так что комната находилась в основном в тени. Однако в помещении было светло благодаря старинным лампам и мерцающим в канделябре и на столе свечам.

– Превосходно, – похвалил Джонни и положил себе еще немного жаркого из курицы. – Я думал, что в объединениях экс-геев не поощряется увлечение таким женским занятием, как кулинария.

Пол, обойдя стол, чтобы подлить Джонни вина, улыбнулся ему.

– На самом деле, я относился с опаской к своей готовке в годы ярко выраженной феминности, – признался он. – Теперь, когда я не сомневаюсь в своей мужественности, я могу позволить себе перестать беспокоиться, какую сторону своей натуры проявляю – подавляюще-мужскую или подавляемую-женскую, – он прервался, чтобы закупорить вино пробкой, прежде чем сесть на место.

Вспомнив гору банок от колы, Джонни подумал, что, как ни странно, дом Пола напомнил ему квартиру Делиуса. Может быть, дело было в развешанных на стенах столовой картинах в рамках. Ту же репродукцию Моне с изображением кафедрального собора он видел – только без рамочки – над кухонной раковиной у Делиуса. Что-то знакомое было и в простоте пригородного жилища Пола. Как и Делиус, он, видимо, расходовал большую часть своих средств на покупку книг и картин, хотя его компьютерное оборудование значительно меньше бросалось в глаза, чем у Делиуса. Остальные вещи были просты в шейкерсом2 стиле: без завитушек, но полные строгой красоты.

В других отношениях, конечно, двух более непохожих жилищ было трудно сыскать. Отчасти из-за выбора произведений искусства. В то время как Пол увлекался изображениями безмятежных ликов святых, Делиус отдавал предпочтение картинам времен Первой мировой, наполненным страданиями войны. Если Пол повесил прерафаэлитское3 изображение мальчика Иисуса на крыше иерусалимского храма, то Делиус – фотографию греческой статуи мальчика Эрота.

Но разница просматривалась и глубже. Попросту говоря, ни одна вещь в доме Пола не находилась «не на месте». Книги лежали аккуратными стопочками на журнальном столике, а не валялись на полу, как у Делиуса; пальто и куртки были развешены на крючках, а не свисали с любого выступающего предмета рядом с входной дверью; грязные тарелки – судя по тому, как поступил с ними Пол после первого блюда – немедленно отправлялись в посудомоечную машину, а не скапливались вокруг раковины в тщетной надежде, что кто-нибудь обратит на них внимание.

Во многих отношениях, подумалось Джонни, жилище Пола было ближе ему по духу и напоминало маленький викторианский домик, в котором он вырос. Эта мысль вызвала у него неловкость, и он отставил ее в сторону, поступив так на деле и с миской, в которой раньше находился настолько искусно уложенный салат, что у Джонни даже промелькнула мысль его сфотографировать.

– Моя миссия проводит встречи для новичков по вечерам в четверг, – сообщил Пол, отпивая глоток вина. – Возможно, это могло бы показаться тебе интересным.

Джонни заставил себя улыбнуться.

– Вы уже третий раз приглашаете меня на свои встречи. Почему мне кажется, будто меня обхаживают?

– Отнюдь, – не согласился Пол, потянувшись за перечницей. Он некоторое время растирал перец над своей тарелкой, затем сказал: – Я разговаривал с Джевоном по телефону вчера вечером. Он возвращается домой из колледжа на июль и выразил желание познакомиться с тобой.

Джонни моментально окатила волна беспричинной паники при мысли, что Пол обсуждал его с посторонними. Но затем он осознал, что хохочет. Когда он отсмеялся и смог перевести дыхание, то заметил, что Пол с удивлением смотрит на него.

– Прошу прощения, – извинился Джонни. – Конечно, я хотел бы с ним подружиться; будет чудесно встретиться с другим педофилом в реальной жизни. Я просто представлял себе, как местная газета сообщила бы о такой встрече. «Местные педофилы организуют кружок секса с детьми. Обеспокоенные родители требуют произвести аресты. Доктор Джейн Спец из «Супернаучного общества по раскрытию и вскрытию педофилов» призвала родителей не паниковать. «Не все встречи педофилов происходят с целью планирования растления малолетних, – сказала она со своим широко известным сочувствием. – Некоторые педофилы встречаются просто с целью обмена детской порнографией...»

Пол фыркнул от смеха, потянувшись за стаканом воды.

– Неизвестное часто кажется пугающим для непосвященных. К примеру, я считаю, что большая часть членов нашего общества уверена, будто все объединения экс-геев – это организации по контролю сознания, вроде тех религиозных культов, которые промывают мозги своим адептам. На самом же деле у моей миссии налажена жесткая процедура приема, призванная исключить вероятность того, что новых членов принуждают посещать собрания.

Последовало долгое молчание. Сквозь французские окна (п/б: стеклянные створчатые окна, доходящие до пола) до Джонни слабо доносились разговоры и смех соседской семьи, которая устроила во дворе за домом барбекю. Через непродолжительное время Джонни подал голос:
– Слушайте, я не говорил, что имею что-то против группы экс-геев, которую вы посещаете. Просто по четвергам я занимаюсь с М.

– Тогда в какие дни тебе будет удобно? Глава миссии иногда проводит дополнительные встречи, если заинтересованное лицо не может попасть ни на одно из регулярных собраний.

Джонни почувствовал, как жар приливает к его лицу. Он со стуком положил на стол серебряную вилку и заявил:
– Вы обхаживаете меня.

Пол невозмутимо накрыл рукой свой стакан, чтобы тот не опрокинулся.

– Допустим, что так, – мягко отозвался он. – Если бы Отказник попытался уговорить тебя посетить форум, на котором он открыл обсуждение темы «На какую конституционную защиту могут рассчитывать американские бойлаверы, если решат нарушить законы о сексуальном совершеннолетии», ты бы тоже стал гневно обвинять его в стремлении обратить тебя в свою веру? Или сказал бы: «Конечно, я загляну туда», затем бегло просмотрел бы тему и решил для себя – продолжать ли тебе посещать этот форум, после чего занялся бы другими делами?

Джонни снова поднял вилку и некоторое время ковырялся в тарелке с лапшой. Наконец он взял себя в руки и сказал:
– Простите. Наверно, вы невольно разбередили старую рану. Мысль о посещении собрания экс-геев вызвала все эти ужасные воспоминания о годах в колледже, о попытках изменить себя с тем, чтобы меня не привлекали двенадцатилетние, о том, как я едва не свихнулся, пытаясь достичь невозможного.

– Может быть, ты выбрал не тот способ, – предположил Пол. – Попытка психологического или духовного роста в одиночку, безо всякой помощи со стороны, может оказаться нелегкой задачей. Но давай отложим обсуждение перемен. Некоторые миссии экс-геев призывают к воздержанию, и такого же подхода придерживаются многие группы сексуального оздоровления. Ты когда-нибудь посещал подобную группу?

Джонни медленно проговорил:
– Поверить не могу. Вы пытаетесь завлечь меня.

Пол улыбнулся, подперев кулаком подбородок. Кольцо дружбы, подаренное ему его девушкой, отбрасывало отблески в свете от пламени свеч.

– Скажем так, я пытаюсь заполнить пробел в том, что мне уже известно о твоей жизни. Ты признался мне однажды, что считал, будто в твоем случае сдаться полиции, покончить с собой или изнасиловать мальчика были единственными вариантами, между которыми ты мог выбирать. Потом ты узнал о форумах бойлаверов. А за все это время ты пробовал обращаться за помощью в какие-либо другие группы поддержки для взрослых, которых привлекают дети?

Джонни, осознав, что превратил еду на своей тарелке в непонятное месиво под стать Делиусу, заставил себя проглотить немного, прежде чем ответить:
– Однажды я заглянул на форум исправляющихся преступников. Мне казалось, там я узнаю, как правильно вести себя с моими юными друзьями.

– И?

Джонни пожал плечами и снова начал ковыряться в тарелке.

– Я не знаю, как объяснить. Что бы вы сделали, если бы попали в группу, целью которой считали брачные консультации, а кто-нибудь сказал вам: «Добро пожаловать! Просто присаживайся к нам, избивавшим своих жен»?

– Я бы сел, – незамедлительно ответил Пол. – Узнать о неудачных браках – прекрасный способ удержать от разрушения свой собственный брак. Кроме того, всегда присутствует вероятность, что я узнаю, как мне избежать того, чтобы поднять руку на жену в будущем. – Он долго смотрел в лицо Джонни, потом продолжил: – Я понимаю, конечно, что ты имел в виду. Иногда я чувствую, что не вписываюсь в разговоры моей миссии о гомосексуальном прошлом, потому что у меня нет гомосексуального прошлого. Все-таки я считаю, ты убедишься, что группы сексуального оздоровления могут дать тебе то, что форумы бойлаверов – не в состоянии. Бо́льшее единство моральных ценностей, например.

Джонни сощурился, чтобы лучше разглядеть Пола сквозь пламя свечей.

– Пол, что вы пытаетесь сказать?

Пол промокнул губы салфеткой, положил аккуратно свернутую ткань рядом с тарелкой и встал, начав собирать грязную посуду.

– Возможно, больше, чем следовало бы. Поэтому скажу только, что беспокоюсь о том, что ты исследовал не все возможности. Знаешь, другие бойлаверы, такие как В_Мире, рассматривали подобные альтернативы. Не следует думать, что поиск иных путей, открытых для тех, кого привлекают малолетние, помешает тебе оставаться бойлавером. Если бойлав – вера, которой стоит следовать, она сможет выдержать подобное испытание.

– Наверное, – согласился Джонни, протягивая свою тарелку. – Мне стоит попробовать отнестись к этому так же, как вы теперь относитесь к годам, проведенным в обществе геев, – как к возможности для личностного развития, даже если это неприятно. Просто, наверно, я не могу вообразить себя ни в каком другом месте, кроме форумов бойлаверов. Я словно попал домой, и чем больше времени я там провожу, тем больше чувствую себя на своем месте.

– Это, – сказал Пол, складывая оставшиеся тарелки поверх аккуратной стопки, – как раз и беспокоит меня.

Джонни хотел что-то ответить, но Пол сразу сменил тему:
– Я проявил себя плохим хозяином. Джонни, я говорю серьезно: если я навязываю тебе свои вкусы, то прошу прощения за это. Я похож на фанатика здоровой пищи, который обнаружил чудесную новую диету, изменившую его жизнь. Естественно, я хочу, чтобы все мои друзья перешли на натуральную пищу. Но если тебе кажется, что я пичкаю тебя против воли, не стесняйся сообщить мне об этом. У меня и в мыслях не было.

– Нет, вы правы, это было бы интересно, – признал Джонни. – Как бы в духе Распутья – узнать точку зрения других людей. Но придется отложить это до лета. Я сейчас слишком занят с Милано.

– Милано? – Пол, внимательно разглядывавший содержимое блюда с подливкой, внезапно поднял на него тревожный взгляд.

С минуту был слышен только стук передвигаемых Полом тарелок. Затем Джонни сказал:
– Да, это настоящее имя М.

– А. – Пол как будто потерял интерес. Он отнес и поставил посуду на буфет, и затем вернулся за бокалами.

За окном дети обсуждали видеоигры. Соседний двор отчетливо просматривался, потому что Пол не побеспокоился задернуть занавески или хотя бы накрыть на стол так, чтобы Джонни сидел спиной к проему. Он подождал, пока хозяин соберет бокалы, потом глубоко вдохнул и произнес:
– Мое настоящее имя – Джон Стедман. Спасибо за ужин; я бы тоже хотел пригласить вас как-нибудь.

Пол улыбнулся и ничего не ответил. Пока он относил бокалы для вина на кухню, Джонни пришло в голову, что если Пол действительно обхаживал его сегодня, то весьма преуспел в этом.


* * *


«Он любит меня!»
Добавлено на БойЧат Настоящим Бойлавером во вторник, 22 мая, в 19:24


Угадайте, что случилось, ребята! Я последовал совету Отказника и признался Б., что влюблен в него, и Б. ОТВЕТИЛ, ЧТО ОН ТОЖЕ ВЛЮБЛЕН В МЕНЯ! Он сказал, что не решался открыться мне раньше из-за страха, что я уйду.

Мы разговаривали недолго, потому что опасались, что на задний двор в любой момент может выйти мать Б., но зато мы успели обменяться знаками любви (это Б. захотел; он очень романтичный). Б. дал мне локон своих волос, а я дал ему значок с вензелем «БЛ», который послал мне [удалено модератором].

Я сказал Б., что, по моему мнению, его родители начнут беспокоиться, если я буду приходить к нему слишком часто, но я пообещал посылать ему по письму каждый день, пряча их в дупло дерева рядом с его школой. Это тоже придумал Б. Он однажды читал историю о влюбленных, встречающихся при луне.

Я еще не решил, рассказать ли Джеффу – моему психоаналитику – о том, что мы с Б. признались друг другу в любви. Понимаете, мы с Б. обменялись поцелуем – только одним, и очень целомудренным. Но я боюсь, что Джефф донесет на меня в полицию из-за этого поцелуя. Я пообещал ему, что расскажу, если причиню вред ребенку, но не думаю, что этот поцелуй повредил Б.! Он сам предложил.

(Кирпич, надеюсь, я не нарушил никакие правила в предыдущем абзаце. Если да, только скажи мне).

Скоро у Б. будет день рождения. У вас, ребята, есть идеи, что бойлавер может подарить юному другу? Это должно быть что-то, что не вызовет подозрения у родителей.

С любовью,
НБ.


1 (п/б: «Keywords» в программировании – это мета-тэг; ключевые слова, присутствующие в тексте страницы и имеющие отношение к теме сайта. По ним поисковые системы ищут запрашиваемую пользователями информацию. Правда, говорят, что многие администрации поисковых машин отказались от учета keywords, поскольку ловкие спамеры давно смекнули, как извлечь выгоду из их применения (для достижения высокого позиционирования, тэг стали набивать не только повторными словами и фразами, но также включать слова, и вовсе отсутствующие в тексте страницы и сайта)).


2 (п/б: Шейкеры (англ. Shakers) — протестантская религиозная секта в США, официальное название которой — «Объединённое сообщество верующих во второе пришествие Христа». Шейкеры известны как сторонники строгих нравов, стремятся к целомудрию, ведут размеренный образ жизни в составе общин, ценят труд, декларируют равенства полов.


3 (п/б: Братство Прерафаэлитов – группа английских художников и писателей XIX века, следовавших в своем творчестве идеалам «наивного» искусства средних веков и Раннего Возрождения – до Рафаэлевского периода).
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Глава 7
« Ответ #8 : 02 Октября 2011, 12:54:35 »
Глава 7.
Broken Connection (Связь прервана).



«Ты просто не понимаешь этого, Уайт Роуз».
Добавлено на Форум Комитета Распутья Голд Старом в субботу, 2 июня, в 15:30
В ответ на «Почему бы и нет?», добавленное Уайт Роузом


Цитировать
предубежден против нее только потому, что она защитник ребенка

Я стараюсь не поддаваться этому. Правда, я никогда не встречал ЗР, знакомого со значением выражения «цивилизованный диалог», но не могу также отрицать того, что это касается и ряда наших участников-БЛ. Я бы не хотел, чтобы кто-то валил меня в общую кучу просто потому, что ему попало в постах от Отказника. (Извини, О., но тебе известно, что я предпочитаю быть джентельменом в спорах с не-педами).

Цитировать
высказывала дельные замечания

Я согласен, что Заботящаяся_и_Разгневанная куда более рациональна в своих аргументах, чем большая часть не-педов на Распутье. Бесспорно, ее посты содержательны, в отличие от постов Суда Линча. Но ты по-прежнему не улавливал суть, на которую я намекал: дело не в содержании диалога, а в его безопасности.

Конечно, мы приветствуем в составе комитета тех, кто выступает за полемику, но главное качество для модератора – стремление обеспечить безопасность наших участников. И я попросту не думаю, что Заботящаяся_и_Разгневанная из числа таких людей.

Позволь привести пример. Пять месяцев назад, в своем первом посте на Распутье ты был настолько простодушен, что указал свой домашний адрес. Я удалил эту информацию, тем дело и кончилось. Неужели ты думаешь, что Заботящаяся_и_Разгневанная на этом бы и успокоилась? Мне так не кажется. Она бы передала эту информацию своим друзьям-ЗР по сети. И очень скоро полиция в твоем городе получила бы факс с сообщением: «По этой информации вы сможете найти мужчину, который публикует сообщения на известном бойлав-форуме «БойЧат», и здесь же его посты о том, как он обхаживает мальчика по имени М.» После чего к тебе домой с ордером на обыск заявилась бы полиция с целью поиска доказательств растления тобой М. А тем временем, разумеется, другие полицейские стали бы допрашивать самого М.

Уайт Роуз, обязанности защитников ребенка включают выслеживание педов. Если мы примем Заботящуюся_и_Разгневанную в Комитет, это будет как пустить волка в овчарню.

Цитировать
Но по-прежнему я считаю Пола наиболее предпочтительным вариантом.

Начнем с того, что это предложение является чисто теоретическим. Пол никогда не публиковал ничего на Распутье, и, кроме того, я сомневаюсь, что ему захотелось бы стать членом комитета нерелигиозного форума. Но если ты настаиваешь, что это стоит обсудить…

Я согласен, что Пол не так опасен, как Заботящаяся_и_Разгневанная; я думаю, что сознательно он бы никого не разоблачил. Но меня очень беспокоит то, что он мог бы забыться и раскрыть личную информацию. Полагаю, ты еще помнишь, как В_Мире месяц назад пришлось отредактировать один из его постов на ФХБ, потому что он случайно назвал тебя настоящим именем?

Думаю, проблема Пола обуславливается его заблуждением относительно схожести наших ситуаций. В некотором роде это достойно восхищения, но в то же время не позволяет ему увидеть, что раскрытие личности для нас будет иметь куда более серьезные последствия, чем для него. В прошлом месяце он рассказывал на ФХБ о своих трудностях в поисках работы, потому что он экс-гей. Неужели он думает, что кому-нибудь из нас могло настолько повезти, если бы ему просто отказали в работе? Первое, что сделал бы любой потенциальный работодатель – позвонил в полицию, затем предупредил бы всех, кого знает, остерегаться «этого психопата».

Поскольку Пол не осознает, насколько наше положение хуже, он забывается. И я не утверждаю, что это происходит из-за того, что он не-пед. Педружка тоже не-пед, однако она быстрее всех в Комитете подмечает угрозу безопасности. Разница в том, что она настороена дружелюбно к БЛ, поэтому уделяет больше внимания проблемам, с которыми сталкиваются бойлаверы.

Но вопросы безопасности меня беспокоят не только из-за возможного присутствия в комитете не-педов. Когда Отказник вступал в комитет, мы подвергли его тщательной проверке, чтобы удостовериться, что он не станет выдавать личные данные защитников ребенка, против которых боролся. Однако я не допускал и мысли, что О. может случайно допустить утечку информации о члене форума, будь то БЛ или не-БЛ. А вот в Поле я не уверен.

Уайт Роуз, причина, по которой я продолжаю отклонять предложенную тобой кандидатуру, помимо обеспечения безопасности наших участников (о чем я думаю в первую очередь), состоит и в том, что это затрагивает личные интересы. Модераторы получают доступ не только к информации об участниках, но и к нашему внутреннему форуму. Подумай, что это значит. Здесь Отказник упомянул, что живет в Голландии. Педружка написала, что учится на юридическом, а ее сестра лесбиянка. Я сообщил вам, что являюсь независимым веб-дизайнером. А ты раскрыл тут свое настоящее имя. Информацию такого рода мы бы не стали выкладывать в общий доступ. Ты уверен, что готов рискнуть и обнаружить эти данные на общедоступных форумах, где ее прочтут миллионы людей?

Голд Стар.




«Ты, должно быть, шутишь».
Добавлено на Форум Комитета Распутья Уайт Роузом в субботу, 2 июня, в 15:45
В ответ на «Ты просто не понимаешь этого, Уайт Роуз», добавленное Голд Старом


Цитировать
Разница в том, что она настороена дружелюбно к БЛ

Позволь мне уточнить. Для вступления в этот комитет необходимо благоприятствовать бойлав? Боги, не удивительно, что у вас никогда не было модераторов не-бойлаверов!

Неужели ты не понимаешь, Голд Стар, что девяносто девять процентов мирового населения считает бойлав (даже бойлав с воздержанием) болезнью, пороком, или в случае с Полом – неудачным выбором? Я думал, что этот Комитет задумывался с тем, чтобы представлять разные взгляды на бойлав, а не только его сторонников.

У меня есть предложение – почему бы вообще не отказаться от участия не-бойлаверов на нашем форуме? Тогда бы мы смогли усесться в кружок и рассказывать друг другу, какие мы все замечательные.

Цитировать
Я согласен, что Пол не так опасен, как Заботящаяся_и_Разгневанная

Опасен? Опасно было предлагать бойлаверу, который писал на форум только пару месяцев – и которого в лицо никто не видел – стать членом комитета. Голд Стар, тебе прекрасно известно, что у меня есть основания верить, что Пол не раскроет никого, нарочно или нет. Не заливай мне, что он представляет опасность.

Цитировать
дело не в содержании диалога, а в его безопасности.

Нет, не в этом. Ты достаточно ясно дал это понять в своем последнем абзаце. Речь не о безопасности участников, или безопасности Педружки, или моей. Все дело в безопасности Голд Стара. Ты не хочешь допускать сюда никого, кто мог бы заставить тебя чуточку понервничать.

Слушай, Голд Стар, я точно так же, как и все бойлаверы, дергаюсь при мысли о стуке в дверь; я знаю, что невиновность – не защита бойлаверу в этом мире. Но у тебя это доходит до паранойи. Такое ощущение, будто ты считаешь, что не должен общаться ни с кем, кроме бойлаверов и друзей бойлаверов, вроде Педружки. Диву даюсь, как ты вообще стал вебмастером на форуме для БЛ и не-БЛ. И еще чуднее, что ты взял в Комитет кого-то еще.

Ты знаешь, есть идеальный способ обеспечить свою безопасность: изолировать себя ото всех. Ты этого хочешь? Форум для одного?

Джонни.


* * *


Джонни нажал на кнопку «Отправить» и ненадолго задержал взгляд на экране лэптопа, убедившись в появлении на форуме своего поста, который завершался сделанным Делиусом специально для него изображением белой розы. Затем он крутанулся на стуле, чтобы посмотреть, что происходит позади. Все, что попадало в поле его зрения, – спина Делиуса, уставившегося на экран компьютера на кухне. Пальцем тот поглаживал левую клавишу мышки. Наконец, он двинул рукой, и Джонни заметил белую стрелку, переместившуюся вверх, чтобы закрыть браузер. Спустя минуту экран погас, и Делиус потянулся вниз, чтобы отключить компьютер. Джонни никогда раньше не доводилось видеть его за этим; это было словно наблюдать за тем, как электростанция вырубает свет во всем городе.

– Ты не собираешься отвечать? – поинтересовался он.

Делиус покачал головой, отодвинулся на стуле, царапая ножками пол, и встал, потянувшись за чашкой с какао на столе.

– Мы зря тратим трафик. Нам лучше обсудить это не в сети.

– Я подумал, что Педружке и Отказнику, возможно, есть что добавить.

– Может быть, – допустил Делиус. Он чуть отвернулся, делая глоток. – Но мы вышли за рамки административных вопросов, не так ли?

На кухне было слышно, как Делиус тихо потягивает свое какао. Звук этот, казалось, перекрывал даже грохотание послеполуденного уличного движения, проникавшего через открытые окна в дальнем конце дома. Помолчав немного, Джонни произнес:
– Полагаю, да.

Делиус наклонился и собрал со стола субботнюю почту, по пути захваченную Джонни из почтового ящика и сложенную аккуратной стопочкой на захламленном столе среди скетчей для вебсайтов, вырезок из местной прессы с юридическими диспутами вокруг использования зашифрованных адресов электронной почты и изображений белых роз, которые в прошлый раз показывал ему Делиус. Последний вскрыл конверт со счетом за телефон, поморщился, прочитав содержимое, и отложил в сторону. Следующим была реклама службы знакомств, которую он не задумываясь швырнул в переполненную мусорную корзину, затем – журнал о компьютерах, брошенный в кучу на полу.

Последним получением была плоская картонная коробка без надписей. Делиус взглянул на нее и попросил:
– Не принесешь мне ножницы, Джонни? Они в библиотеке.

Нежный июньский ветерок шевелил занавески в светлой комнате, когда Джонни туда вошел. Хотя летнее солнце прогнало тьму из самых дальних уголков, ему пришлось потратить несколько минут на поиски ножниц. Они оказались за банками с краской, оставшимися с прошлых выходных, когда они с Делиусом помогали соседям в ежегодном закрашиванием граффити. Вернувшись на кухню, он обнаружил, что Делиус уже использовал кухонный нож, чтобы вскрыть посылку. Коробка с программным обеспечением лежала на кухонном столе, а Делиус снова сидел на своем стуле, отклонившись на спинке к столу.

– Мы с Педружкой переписывались насчет Суда Линча, – пояснил он.

– А, – неопределенно ответил Джонни. Он держал в руке ножницы и чувствовал себя бесполезным. – И вы пришли к чему-то?

– Ну, Педружка упоминала некоторые судебные решения, касающиеся свободы слова тех, кто высказывается в пользу противозаконной деятельности, если только они не подстрекают других к немедленным действиям. Другими словами, нельзя кричать «Пожар» в переполненном театре, но можно сказать: «Я считаю, что мы должны иметь право кричать «Пожар» в переполненном театре». Выходит, что посты Суда Линча не нарушают закон. В конечном счете все сводится к нашей политике равного отношения к БЛ и к не-БЛ. Если мы позволяем Отказнику публиковать посты, в которых он утверждает – теоретически – что бойлаверам следует иметь противозаконную связь с мальчиками, тогда мы не можем запрещать Суду Линча в своих постах заявлять, что – теоретически – не-педы должны линчевать бойлаверов.

Джонни бросил ножницы, которые со стуком упали на кухонный стол, и уселся на вращающийся стул, обхватив ногами спинку.

– Пол – не Суд Линча, – произнес он отрывисто.

– Я никогда не говорил этого.

– Однако ты сказал мне, что я не должен приглашать его к себе.

– Я и этого никогда не говорил. Меня не касается, кто тебя навещает в твоем доме. Все что я говорю, так это если ты дашь Полу свой адрес, я не смогу больше к тебе приходить. Я не хочу рисковать столкнуться в коридоре с участником ФХБ, который может догадаться, что я – Голд Стар.

– Это из-за того, что Пол не бойлавер.

– Не только. Если бы ты пригласил к себе В_Мире, я бы сказал то же самое. Ты один из всего двоих, кто знает мое настоящее имя, Джонни. Тебе это известно.

Джонни с остервенением дергал за нитку, вылезшую из потрепанной обивки на спинке стула.

– Боги, Делиус, это смехотворно. Если ты больше не хочешь меня видеть только потому, что кто-то с форума может догадаться, кто ты…

– Опять же – ты можешь приходить ко мне.

– А если я не захочу тратить время на отшельника, который проводит всю свою жизнь, прячась в черной комнате?

Его голос дрожал от гнева, на глазах от злости выступили слезы. Он не сразу осознал, что Делиус встал и вышел в коридор, и с тоской посмотрел на дверь. Но его лэптоп все еще работал, и было бы слишком обременительно выключать его перед уходом. Он поднялся и тоже направился в коридор.

Делиус сидел в спальне перед экраном лэптопа. Его лицо подсвечивалось разными цветами, когда он переходил с одного форума на другой. Делиус сделал вид, что не обратил внимания на прислонившегося к дверному косяку Джонни. Борясь с клокочущей в нем яростью, тот молчал некоторое время и лишь затем произнес:
– Слушай, я не то хотел сказать, но ты вынуждаешь меня выбирать между тобой и Полом, а это нечестно. Если бы ты только перестал быть таким параноиком…

Черт побери, Джонни! Вот когда в твой дом закинут зажигательную смесь, тогда можешь судить меня!

Делиус оттолкнулся от стола так резко, что тот чуть не опрокинулся. Лэптоп соскользнул со столешницы, с треском упал на пол, испустив сноп искр, и отрубился. Делиус посмотрел вниз и выругался, но не стал нагибаться, чтобы поднять его.

Джонни застыл в дверях, точно изваяние.

– Ты не рассказывал мне об этом.

Делиус откинул волосы со лба. Не отрывая взгляда от того, что осталось от лэптопа, он устало произнес:
– Из-за этого я и переехал. Это также является настоящей причиной, по которой Кирпич не может жить со мной. Полиция поймала того, кто это сделал, но несколько педов в этом штате пострадали от поджогов за последние несколько лет. Полиция не может гарантировать, что этого не повторится. – Он поднял голову, но в спальне было слишком темно, чтобы разглядеть выражение его лица. – Я должен был еще два месяца назад поставить тебя в известность о том, что тебе опасно даже приходить ко мне. Прости.

– Ты с самого начала признался, что находишься в списке; я знал, что это рискованно. Но боги, Делиус…

Последний тяжело вздохнул, потревожив пылинки, парящие в узком луче света, который падал из занавешенного окна и подошел к двери. Джонни отступил, освобождая проход, и тут в поле его зрения снова попал серебристый шрам на левой руке Делиуса. Сразу вслед за этим он припомнил недостаток мебели, новые книги и репродукции взамен старых, покрытое сажей тюремное досье и обгоревшую папку. Джонни ощутил холод в животе, ему пришлось подавить поднимавшийся приступ тошноты.

Делиус направился в сторону библиотеки. Он обернулся на полпути, и в послеполуденном свете, заливавшем коридор, было видно, как на его лбу выступили капельки пота.

– Джонни, я до смерти боюсь, что кто-нибудь выяснит, что я – бойлавер, – признался он тихо. – Если ты не понимаешь обо мне этого, ты не поймешь вообще ничего. Тебя не было рядом в тот день, когда те шестеро избивали меня на полу, и хотя я орал под их ударами, но все равно понимал, что надзиратели будут не особо спешить на выручку мне. Не так, как если бы на моем месте был любой другой заключенный. Я был уверен, что умру, прежде чем подоспеет помощь… Мне бы хотелось верить, что дела обстоят лучше здесь, в так называемом цивилизованном обществе, но даже до поджога то, что я читал в новостях в Интернете, убедило меня в обратном. Каждый раз, когда я получаю посылку от неизвестного адресата, у меня дрожат руки, когда я открываю ее, потому что внутри может оказаться взрывное устройство, посланное кем-то, кто видел мое имя в списке сексуальных преступников, и решил, что такие, как я, не заслуживают жизни. Каждый раз, когда звонит телефон, я подскакиваю в страхе, что это защитник ребенка, который проверяет по своему «черному» списку мой действительный адрес перед тем, как раскрыть личную информацию о Голд Старе на своем сайте, чтобы другие линчеватели могли найти меня. Каждый раз, когда ты стучишь в дверь, мое сердце уходит в пятки, потому что я боюсь, что полиции стало известно, что я администрирую Распутье, и меня запрут в такую же комнату без окон, как Кирпича. Только я не выйду оттуда живым.

Джонни старался убедить себя, что ему тепло, ведь он стоял прямо под солнечными лучами рядом с Делиусом. Ему вспомнился пост Педружки о разных слоях личности. Теперь, глядя на уверенного в себе вебмастера, с прямой спиной и высоко поднятой головой, Джонни различил за этим образом другого Голд Стара, о существовании которого он и не подозревал.

Это видение рассеялось почти мгновенно, и снова перед ним стоял человек, который даже мышкой всегда кликал с непоколебимой уверенностью. Пытаясь нащупать потерянный образ, Джонни сказал:
– Спасибо тебе за то, что ты рассказал мне о своем прошлом.

Неожиданно улыбка Делиуса вновь вернулась на его лицо, как звезда, которую закрыло на время облако и которая вновь заблистала во всей своей красе. – Ну, ты стоил того, чтобы рискнуть, – отозвался он беспечно. – Я просто не того же мнения о Поле.

Внезапно на кухне раздался телефонный звонок. Делиус вздрогнул, почти неощутимо. На секунду его взгляд встретился с глазами Джонни, потом он обогнул его и поспешил на кухню.

К тому времени, когда Джонни подоспел за ним, Делиус внимательно прислушивался к голосу в трубке.

– Господи, есть… Спасибо, Кирпич, – поблагодарил он собеседника, потом с размаху положил трубку и бросился к стулу как пожарник, услышавший сирену. – Суд Линча по некоторым избранным фразам Отказника вышел на его домашнюю страницу, которая содержит его настоящее имя, – сообщил он, поворачиваясь к компьютеру и нетерпеливо постукивая пальцами по мышке. – Он раскрыл личность О. и добавляет сообщения без текста с заголовком «убить извращенцев» по всему форуму. Сотри сообщение о личности О.; а я забаню IP-адрес Суда Линча.

В комнате снова воцарилась относительная тишина. Не раздавалось ни звука, кроме негромкого щелканья клавиш, совсем тихого кликанья мышек, да вдали – голоса какого-то мальчика на улице.


* * *


Джонни посмотрел на конверт со своим обратным адресом, выведенным аккуратным почерком, который мать – не доверяя учителю начальных классов такое важное дело – целеустремленно привила ему. Имя. Фамилия. Квартира, дом, улица. Город, штат, индекс. Была в этом какая-то окончательность, от которой ему становилось не по себе.

Вокруг него, в стенах здания, шумели трубы водопровода. Джонни попытался отвлечь себя, подняв и положив скрепку в левый карман, куда он всегда клал вещи, которым не мог найти применение. Часто потом он выкидывал их, даже не взглянув повторно, – настоящий символ его врожденной нерешительности. Джонни снова опустил взгляд на конверт.

Он все еще продолжал смотреть на него, когда спустя минуту дверь открылась и мужчина в воротничке священника поинтересовался:
– Вы ищите Пола?

Джонни, который еще даже не успел постучаться, чуть не выронил от неожиданности конверт. Он быстро прижал его к бедру, скрывая адрес, и ответил:
– Нет, я просто хотел кое-что оставить.

– Понятно. Я подумал, вы можете не знать, что Пол проводит воскресенья со своим другом.

Почему-то то, как священник произнес последнюю фразу, заставило Джонни сказать не раздумывая:
– Вы имели в виду, с его подругой. Разве вы не верите, что Пол действительно экс-гей?

Служитель, все еще держа дверь в кабинет широко распахнутой, замешкался. Он был моложе Пола, может быть, лет тридцати, но в его голосе звучала та спокойная уверенность, которая у Джонни всегда ассоциировалась с наставничеством. В руке он держал стикер с посланием, который, вероятно, собирался оставить в кабинете Пола.

– Я бы не хотел делать никаких умозаключений насчет Пола, – осторожно заговорил священник, – но я знаком с другими случаями подобного рода, когда такой человек в лучшем случае является бисексуалом, борющимся с сильным чувством вины. Понимаете, одно дело – принимать нравственные решения о сексуальном поведении, совсем другое – отрицать правду о своей сексуальной ориентации.

Со своего места Джонни мог видеть кресло, и он представил себе Пола таким, каким запомнил его в первую их встречу: лицо лучилось радостью, когда тот рассказывал о том, как стал экс-геем. Так же тщательно подбирая слова, Джонни сказал:
– В некоторой степени я согласен с вами, но когда речь идет о Поле… Я полагаю, есть множество жизненных путей, из которых каждый волен выбрать свой. И бывает, что друг может выбрать тот путь, который я бы не стал. И я не уверен, что это всегда означает, будто он ошибается в выборе.

Молчание священника подсказало Джонни, что он позволил себе лишнего в высказываниях. Пытаясь не обращать внимания на желание найти ближайший источник огня и швырнуть в него конверт, Джонни отступил на шаг со словами:
– Мне пора…

– В самом деле? – священник перешел на деловой тон. – У меня скоро начнется вечерняя служба, но если бы вы остались – посетили бы службу или подождали бы здесь, на ваше усмотрение – мы могли бы продолжить нашу беседу. Так получилось, что вы затронули мою любимую тему: необходимость принять то, какие мы есть.

– Спасибо. – Джонни сглотнул ком в горле. – Это любезно с вашей стороны. Но мне надо идти. Может быть, увидимся потом как-нибудь.

– Надеюсь. – Священник не стал настаивать, а просто отвернулся и подошел к столу Пола, взяв с него карандаш.

Джонни оставил святого отца в кабинете Пола и, только выйдя из административного здания, позволил себе вдохнуть полной грудью. Он посмотрел на конверт, который держал в руке. Пергамент был смят. Джонни аккуратно сложил его и убрал в левый карман, а затем направился через кампус к станции метро.

По дороге ему пришло в голову, что слова священника – значение которых служителю Господа, несомненно, казалось неоспоримой истиной – мог бы произнести любой его знакомый по форумам бойлаверов, от Отказника до Заботящейся_и_Разгневанной. Он задумался над тем, что бы сказал священник, если бы осознал всю сложность того, что Джонни надлежало бы «принять».

Он почти завершил эту воображаемую сцену, когда прошел через турникет метро. Только тогда, потрясенный, Джонни осознал тот путь, который он только что отказался выбрать.

Всю обратную дорогу до дома он гадал, принял бы он то же самое решение, если бы Голд Стар не был его другом.


* * *


 «Мне нужна помощь».
Добавлено на Распутье Настоящим Бойлавером в воскресенье, 3 июня, в 23:59


Пожалуйста, я надеюсь, кто-нибудь тут сможет мне помочь. Понимаете, фантазии об изнасиловании и убийстве вернулись. Я не знаю, почему, может быть, из-за нескончаемых проблем на работе, и нам с Б. приходится очень тяжело, чтобы сохранить в тайне нашу любовь.

Мне было так плохо в пятницу, что я пораньше ушел с работы и позвонил Джеффу. Он приехал прямо из [удалено модератором] и оставался со мной все выходные. Джефф уже месяц пытается записать меня на лечение для сексуальных преступников. Но, чтобы попасть в такую группу, необходимо, чтобы сначала тебя арестовали за сексуальное преступление, а я, конечно, его не совершал!

Джефф нашел одну психиатрическую лечебницу, куда меня согласны положить, но это означает, что меня запрут в помещении с решетками на окнах, а мысль об этом просто невыносима для меня. Так что я попросил Джеффа поискать еще.

Ему пришлось вернуться в город этим вечером. Он хотел, чтобы я поехал с ним, но я не могу потерять еще и работу. Он заставил меня пообещать звонить ему до работы, после нее и два раза вечером, чтобы он знал, что я в порядке. Если я не позвоню или не отвечу на его телефонный звонок, он приедет проверить, что со мной.

Из-за всего этого мне было немного сложно увидеться с Б. на этой неделе. Я, наконец, рассказал Джеффу, что мы с Б. любим друг друга. Было непросто решиться на это, потому что одна часть из вас считала, что это сто́ит сделать, а другая – что нет. Джефф встревожился и сказал мне, что я должен немедленно перестать видеться с Б. Но, честное слово, ребята, Б. – единственное, что еще удерживает меня от безумия!

Хотел бы я, чтобы было еще с кем поговорить, кроме Джеффа и Б. обо всем этом. Ваши е-мейлы очень поддержали меня, ребята, а некоторые даже позвонили, но все равно это не то же самое, что поговорить по-настоящему.

Я публикую этот пост на всех форумах – не только на БойЧат – потому что надеюсь, что один из вас сможет найти время и навестить меня. Мой адрес: [удалено модератором]. Если кто-то живет недалеко от меня, пожалуйста, пожалуйста, приезжайте. Джефф и даже Б. не могут всего понять; мне нужно поговорить с другим бойлавером.

С любовью,
Настоящий Бойлавер (честно, я СТАРАЮСЬ).

[Примечание модератора: напоминаю всем участникам Распутья, что комитет Распутья не одобряет посты, в которых участники раскрывают информацию о себе. Взрослые участники, которые хотят встретиться, должны организовывать это через е-мейл. Комитет Распутья рекомендует участникам проявлять должную осторожность, прежде чем соглашаться на подобные встречи. Голд Стар].
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Глава 8
« Ответ #9 : 02 Октября 2011, 13:02:04 »
Глава 8.
Preview Mode (Предварительный просмотр).



«Так и знал, что вы пуританка».
Добавлено на Распутье Отказником в среду, 13 июня, в 4:12
В ответ на «Если они не совершают преступлений, все в порядке», добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


Благодарю вас, мадам, за то, что вы, наконец, показали свое истинное лицо. Какое-то время я думал, что вы собирались продолжать ломать комедию, будто просто ненавидите людей с сексуальной ориентацией «бойлав». Но правда наконец вышла наружу.

Уверен, вы ожидали от всех нас бурных аплодисментов, когда сказали, что не имеете ничего против педофила, если он держит ширинку застегнутой и ведет воздержную жизнь. Может быть, кое-кто тут готов в знак благодарности целовать вам руки. Но я не из их числа, мадам. Я мог бы уважать фанатика – по крайней мере, он последователен. Но говорить, что быть бойлавером «о’кей», если не заниматься сексом с мальчиком, это совершенно лишено всякой логики.

Позвольте объяснить вам (а заодно в который раз заполнить зияющие пробелы в ваших познаниях по истории сексуальности), что все это мы уже неоднократно слышали. Давным-давно геям говорили, что Бог любит их, несмотря на то, что они появились на свет такими уродами с гомосексуальными желаниями. Все, что им нужно, дабы не угодить в ад, – никогда не ложиться в постель с другими мужчинами.

Некоторые церкви до сих пор проповедуют эту чушь. (Кирпич справедливо надавал мне по шее, когда я сказал это применительно ко всем церквям. Теперь я признаю, что некоторые христиане не настроены против геев, хотя как они примиряют положительное отношение к сексу с ненавидящей плоть религией – выше моего понимания). Некоторые церкви – а также некоторые нерелигиозные придурки – продолжают пытаться проводить границу между сексуальной ориентацией и актом любви.

Тут ничего не поделать. Такая попытка отделить сердце и разум от тела – чистое пуританство. В основе лежит отвращение к телесному и нежелание признавать, что половой акт может приносить удовольствие.

Если вы сказали, что быть бойлавером «о’кей», вы не можете заявлять, что любить мальчика в сексуальном контексте – плохо. Честное слово, подобные высказывания других бойлаверов приводят меня в замешательство. (Да, я в частности имею в виду одного христианина-вебмастера, но я не собираюсь снова распространяться насчет его склонности составлять чопорные посты о греховности мастурбации). Это как слышать разговоры рабов о том, как они счастливы служить своим хозяевам.

Отказник, потому что я отказываюсь играть роль дяди Тома (п/б: дядя Том – герой романа Г. Бичер-Стоу, предатель интересов негров, выслуживающийся перед белыми) и улыбаться, улыбаться, улыбаться.




«Вы все время только и говорите о себе!»
Добавлено на Распутье Заботящейся_и_Разгневанной в среду, 13 июня, в 16:49
В ответ на «Так и знал, что вы пуританка», добавленное Отказником


Я, я, я – только это вы педофилы и твердите. Кого волнует, какие плотские утехи (перевод – растление) вы получаете от мальчика? Если можно было бы спросить Джека Потрошителя, не сомневаюсь, он тоже запел бы ту же песню, что нельзя отделять сердце и разум от тела.

Важны тут дети, и вы их сердца – вырываете из груди. Как вам вообще взбрело в голову, что бойлав имеет какое-то отношение к любви? Уму непостижимо!

И я не писала, побойтесь Бога, что быть бойлавером – это «о’кей». Я писала о том, что если педофил проявит желание излечиться, прежде чем навредит ребенку, тогда он заслуживает, чтобы ему протянули руку помощи. «Бойлаверы» не признаются, что нуждаются в серьезной помощи психиатра, как вы сами только что доказали.

Сама не понимаю, почему я провожу столько времени на этом форуме, у меня есть дела поважнее. Знаете, чем я занималась вчера до полуночи? Оказывала психологическую помощь мальчику, которого отец ежедневно избивал и еженощно насиловал. Несчастный мальчик настолько повредился умом из-за того, что отец наговорил ему, что считал растление «наградой» за хорошее поведение. Знаете, что будет с этим мальчиком через десять лет? Ему придется ежедневно посещать психотерапевта, пытаясь понять, как сформировать правильное отношение к женщинам. (Или к мужчинам. Как я уже многократно указывала, я не имею ничего против любой сексуальной активности между взрослыми, если это происходит по взаимному согласию).

Я знаю, о чем говорю, потому что мой сын именно этим и занимается в последнее время; он пытается освободиться от сковывающих его ужасных воспоминаний о своем растлении, чтобы наладить нормальные отношения с подругой. Он даже не решается сказать ей: «Я тебя люблю», потому что для него эта фраза связана с его растлением! Он не может выбраться из мира, где «Я тебя люблю» означает «Я собираюсь тебя насиловать», где «Я хочу о тебе заботиться» означает «Я хочу засунуть в тебя свой член», где «Я сделаю для тебя все, что угодно» значит «Я сделаю с тобой то, что разрушит твою жизнь».

Боже, не могу больше писать. Если бы вы только видели моего сына, вы бы поняли.

ЗР значит Заботящаяся_и_Разгневанная (и Рыдающая).




«И ЗР еще говорит про «я, я, я».
Добавлено на Распутье Отказником в четверг, 14 июня, в 5:30
В ответ на «Вы все время только и говорите о себе», добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


О Боже отцов моих, даруй мне терпение в общении с подобными слабоумными болванами. Опять вы твердите о своем сыне, как будто он был единственным мальчиком на свете. Вашему сыну не понравился секс с мужчиной, поэтому нам следует запретить бойлав. Жертвам Джека Потрошителя не нравилось, когда их насиловали, поэтому нам следует запретить гетеросексуальность.

Попытайтесь, наконец, усвоить: некоторым мальчикам нравится заниматься сексом с мужчинами.

Дайте передохнуть, мадам. Приберегите свои слезливые истории для таких же узколобых дурней, которых, я уверен, вы приглашаете на свои христианские чаепития.

Отказник (и чего я с ней вожусь?)




«ТЫ УБЛЮДОК!!!!!» (без текста).
Добавлено на Распутье Заботящейся_и_Разгневанной в четверг, 14 июня, в 16:25
В ответ на «И ЗР еще говорит про «я, я, я», добавленное Отказником




«Позволю себе вмешаться».
Добавлено на Распутье Педружкой в четверг, 14 июня, в 16:35
В ответ на «ТЫ УБЛЮДОК!!!!» (без текста), добавленное Заботящейся_и_Разгневанной


Заботящаяся_и_Разгневанная, спасибо вам за то, что вы находите время публиковать здесь посты, тогда как ваш сын продолжает бороться за свое выздоровление. Если вы чувствуете, что вам лучше сделать перерыв, чтобы справиться с мучительными переживаниями, мы вас поймем. Но я надеюсь, что когда вы немного успокоитесь, то продолжите делиться здесь своим опытом работы с пострадавшими.

Отказник, не думаю, что меня можно обвинить в том, что я все вижу в черно-белых тонах. Я много раз повторяла, что не считаю, будто каждому человеку моложе восемнадцати секс с восемнадцатилетним или старше приносит вред. Моя мать вышла за моего отца, когда ей было шестнадцать, а ему – двадцать, и ее не травмировал секс в таком возрасте. (В отличие от моего отца, который не был достаточно зрелым, чтобы принять на себя обязанности отцовства, но это другая история).

Да, я считаю, что некоторым мальчикам нравится секс с мужчинами, и думаю, что некоторым из них это приносит пользу (не всем, потому что удовольствие и благополучие – не всегда одно и то же). Я подозреваю, что таких мальчиков очень немного, и при этом осознаю, что это только мои догадки, основанные на том, что я вижу множество проблем, которые может вызвать секс между мальчиками и мужчинами.
   
Но я точно могу доказать – с помощью того самого исследования, о котором ты такого высокого мнения, – что бойлаверы не всегда чувствуют, когда мальчику наносится вред. Это исследование про голландских любимых мальчиков, на которое ты так часто ссылаешься, содержит раздел, в котором исследователь показывает, что поведение мальчиков, которое бойлаверы воспринимают как заигрывание, часто не носит сексуальный характер с точки зрения самих мальчиков. Если бойлаверы могут ошибаться в чем-то, настолько основополагающем, нетрудно понять, почему они могут не заметить признаков того, что их любимым мальчикам не нравится заниматься с ними сексом.

Мой отец понятия не имел, что секс с ним заставлял меня страдать. Он думал, что признаки физической боли, выражаемые мной, были следствием его случайной неуклюжести, и мои явные душевные переживания – не более чем обычной любовной хандрой. Хочу заметить, что такие ошибки возможны не только в бойлав или в герл-лав. Я знаю случаи, когда зрелые пары не замечали сигналы, которые посылали их партнеры. Но, на мой взгляд, больше вероятность того, что подобное недопонимание произойдет между взрослым и ребенком, потому что взрослые и дети мыслят совершенно по-разному. Я очень хорошо помню это: ребенком я поражалась тому, что взрослые тоже люди, потому что они думают абсолютно по-другому.

Понятно, что нельзя пренебречь тем фактом, что кто-то должен воспитывать детей. Мы не можем обойтись без родительства. Но секс следует отложить до того возраста, когда меньше шансов, что все приведет к трагедии, как в случае с сыном Заботящейся_и_Разгневанной. Бьюсь об заклад, что если бы старший друг сына ЗР предложил бы ему секс, когда тому было не девять, а девятнадцать, сыну ЗР было бы нисколько не трудно выразить, действительно ли он этого хочет.

Между прочим, Отказник, я перед тобой в долгу, и не сомневаюсь, что ты испытаешь смешанные чувства, узнав об этом. Когда я впервые попала на этот форум, как тебе известно, я ненавидела своего отца за все те раны, которые он нанес мне в детстве. Я не разговаривала с ним долгие годы, с тех пор как он вышел из тюрьмы. Но чем дольше я проводила здесь времени, тем яснее понимала, как все должно было выглядеть с его точки зрения, что он искренне не осознавал, что вредит мне. Поэтому я решила навестить его несколько месяцев назад. Показав ему одно из твоих сообщений о мальчике, с которым ты встречался, я спросила: «Ты чувствовал то же самое?»

И он разрыдался и подтвердил: «Да, то же самое. Я думал, что ты была влюблена в меня».

Так что теперь, благодаря тебе и другим людям с этого форума, я помирилась с отцом. Сейчас я осознала, каким ударом, вероятно, было для него думать, что он доставляет наслаждение любимой дочери, а потом узнать, какой тяжкий вред он мне нанес. Я надеюсь, что тебе и некоторым другим с этого форума никогда не придется пережить подобное с мальчиками, которых вы любите.

Педружка
Вебмастер
Распутье.


* * *


– Дело не только во мне, – сказал Милано. – В моей школе издеваются над каждым, кто непохож на других. Иностранные ученики, приехавшие по обмену, ребята, которые любят поэзию, ребята из бедных кварталов… В прошлом полугодии одному семикласснику-гею сломали руку.

– В моей школе было то же самое, – подтвердил Джонни. Он сидел, оседлав стул, спиной к письменному столу, а Милано занял кровать, заваленную учебниками и тетрадками. Мальчик сжимал в руке гелевую ручку, как будто записывая за собой слова.

– А над вами издевались в школе? – спросил Милано.

– Ну, в начале средней школы мне пришлось туговато, потому что я был вроде как зубрилой. Мне нравилось учиться, понимаешь, особенно математика. Но в седьмом классе я обзавелся подружкой, и это повысило мой авторитет среди других мальчиков.

Милано явно упал духом. Слишком поздно Джонни сообразил, что в данном случае ему вряд ли стоило советовать завести подружку как метод повышения социального статуса в школе. Он торопливо добавил:
– Не то чтобы у нас все слишком ладилось. Мы расстались через несколько месяцев. Если бы я мог повторить все с начала, я бы повременил со свиданиями до колледжа. Молодые девушки ужасно переменчивы, им подавай качка или кого-нибудь в этом роде. К колледжу люди взрослеют и лучше понимают, что им нужно на самом деле.

– А в колледже вы с кем-нибудь встречались? – Милано внимательно изучал свою ручку, снимая и надевая на нее колпачок.

– Ну, не совсем. – Джонни замолчал на некоторое время, пытаясь подобрать как можно более правдивый ответ. – Я ни к кому не испытывал тогда романтических чувств. Но у меня был близкий друг, с которым мы вместе проводили массу времени, и это было ничуть не хуже.

– А. – Милано оторвал взгляд от ручки. Джонни внезапно охватил страх, как бы его не попросили описать этого «друга». Он указал на бумаги и сказал: – Сегодня у тебя все получилось прекрасно. Думаю, что экзамен ты сдашь на «отлично». Ты уверен, что хочешь продолжать занятия и после учебного года? Я думал, что ты захочешь избавиться от школьных заданий на время каникул.

– Нет, учить с вами математику весело. Мне нравится с вами заниматься.

Джонни протянул руку и наугад вытянул один из листов, старательно делая вид, что читает, а Милано тем временем продолжал:
– Знаете, я спросил мистера Томпсона – моего учителя обществоведения – о Платоне, и он прочитал мне часть истории, которую Платон написал о дружбе. Она назвалась «Лиза…», «Лизи…»

– «Лизис», – подсказал Джонни, оторвав взгляд от листа. Интересно, какой отрывок мистер Томпсон читал Милано. Вероятно, не ту часть, где мужчины в гимнасии1 пожирали глазами красивых мальчиков. – Да, я читал этот диалог, когда изучал философию в колледже. Мне понравилось, как Платон изображает дружбу между двумя мальчиками в своем труде.

– Правда? – Очевидно, Джонни выбрал правильную тему; Милано забыл про ручку и наклонился вперед, положив руку на футбольный мяч, лежавший рядом.

– Да, – подтвердил Джонни, который отчетливо понял линию своего дальнейшего поведения. – У меня есть друг, который говорит, что современные люди придают свиданиям слишком большое значение. Их головы занимают мысли о том, как бы пригласить девушку на танцы и тому подобное, понимаешь. Он говорит, что в античные времена дружба ценилась также, как в наши дни – свидания. Дружба между двумя мальчиками тогда была бы не менее важна для них, чем поход на выпускной вечер с девочкой.

Милано казался полностью поглощенным его речью. Джонни поймал себя на мысли, с каким мальчиком в школе Милано хотел бы дружить, и ему пришлось подавить, кратковременный приступ ревности. Он продолжал, воодушевленный темой:
– Греки считали дружбу одной из разновидностей любви. Они обозначали ее специальным словом… – Он вовремя остановил себя и сказал: – Ну, так сразу и не припомнишь, каким именно. Но суть была в том, что если у тебя и нет подружки, жизнь все равно может быть замечательной, если рядом есть особый друг… Тот, кому важно, кто ты есть на самом деле, а не то, каким остальные думают, тебе следует быть, – добавил он. Затем Джонни замолчал, ожидая, что Милано, может быть, упомянет о другом мальчике как о таком особом друге.

Однако подросток внезапно как будто застеснялся, потому что отложил мяч, растянулся на животе и начал перебирать бумаги. Потом он сказал:
– Да, я тоже об этом думал. То есть, что дружба может быть разновидностью любви.

– О? – Несмотря на важность предстоящего заявления, взгляд Джонни скользнул на экран компьютера, заставка которого была выполнена в виде сверкающего золотого ливня. Надо обязательно рассказать об этом Делиусу; он знал, что тот последнее время пробовал создать анимированный фон для сайта Вольномыслящих…

Не поворачивая головы, Милано тихо произнес с кровати:
– Вы знаете, я люблю вас.

Джонни почувствовал, как слова пронзили его словно электрический заряд. Мгновение он молчал, и причиной было не только то, что у него перехватило дыхание, но и то, что мужчина старался подобрать нужные слова. Наконец, Джонни произнес:
– Я польщен.

Очевидно, он ответил правильно; Милано повернул голову, на лице его читалось облегчение.

– А вы меня любите? – с жаром спросил мальчик.

– Да, конечно. – Джонни старался отвечать кратко, «дядюшкиным» голосом, который он использовал с близнецами. По-видимому, он перестарался, даже слишком, потому что лицо у Милано вытянулось и мальчик быстро отвернулся к бумагам.

Все еще с трудом заставляя работать свои легкие, Джонни смягчил голос и заговорил снова:
– Я серьезно. Конечно, я тебя люблю. – И затем, когда Милано снова повернулся к нему с выражением надежды на лице, Джонни продолжил: – Мы стали друзьями, разве это не замечательно? Совсем как мальчики в «Лизисе»… – Джонни сменил тему: – Это доказательство теоремы, которое ты написал сегодня? Просто превосходно получилось, думаю, я покажу это твоей маме…– Затем, когда Милано передал ему лист и начал подниматься, Джонни заметил: – Нет, оставайся здесь. Ты можешь пока начать решать задачи из последнего раздела. Спорю, что ваш учитель подготовил одну из таких в качестве сюрприза на контрольной.

Он обнаружил Сандру где обычно – в спальне у телевизора. Ее внимание было поглощено дневной мыльной оперой, а глаза прикованы к экрану, пока она снимала кофточку с вешалки. Чувствуя, что все, что он пережил за последние минуты, отражается у него на лице, Джонни торопливо заговорил:
– Я только хотел показать вам, как Милано справился с додекаэдром. Он делает большие успехи. Думаю, этим летом мы сможем приступить к неэвклидовой геометрии…

Джонни сбился с речи, увидев выражение лица Сандры. На секунду у него закралось подозрение, не подслушала ли женщина разговор между ним и Миланом и каким-то образом догадалась, что он при этом подразумевал. И тут Джонни осознал, что выше пояса на Сандре не было ничего, кроме трикотажного лифчика.

Прежде чем он успел покинуть комнату, Сандра, похоже, пришла в себя. Она уже надевала кофточку, пока Джонни извинялся:
– Прошу прощения. Я должен был постучать.

– Это я виновата, что оставила дверь приоткрытой, – сказала Сандра. Ее голос звучал приглушено из-под ткани, которую она натягивала через голову. – Я рада, что Милано так успевает; очень любезно с твоей стороны проводить с ним так много времени. Тебе нравятся дети, правда?

– Да, – ответил он, и это было самым огромным преуменьшением в его жизни.

– Кажется, у Дэйва есть две дочки от последнего брака. Ты знаком с Дэйвом, из отдела обслуживания клиентов?

– Да, конечно. – На самом деле он не помнил никакого Дэйва, но не мог найти удобный предлог, чтобы прервать эти смущающие расспросы.

– Я слышала, что недавно он пережил разрыв отношений.

– Очень жаль, – ответил Джонни.

– Да, он очень переживал. Они были вместе пять лет, и даже купили дом. – Она разгладила блузку; пальцы, на которых не было ни одного кольца, выглядели бледно без привычного лака на ногтях.

Уловив, к чему она ведет, Джонни почувствовал, что вся его нервозность улетучивается. Он заметил серьезным голосом:
– Должно быть, тяжело провести с кем-то много лет, а потом снова оказаться одной.

– Да, иногда бывает одиноко. Конечно, у меня есть Милано и его сестры, но все равно…

Джонни было известно все это не понаслышке. Он поймал себя на том, что интересуется:
– Вы все еще любите Кима? Или уже готовы к новым отношениям?

Сандра кивнула, одновременно пожав плечами.

– Ага, ну, ты знаешь, как это бывает. Все хорошие мужчины в городе уже заняты, так или иначе. Жизнь не так проста.

Джонни ответил не сразу. Он думал о Голд Старе и Педружке и о том, что, будь он другим бойлавером, мог бы начать ухаживать за Сандрой, чтобы проводить больше времени с Милано. В краткосрочном плане это бы ей не повредило, но в долгосрочном…

– Да, – согласился он, – жизнь нелегка.


* * *


Пожилой торговец сидел как обычно на бордюре, присматривая за ведрами с цветами. Он поймал взгляд Джонни и предложил:
– Не желаете купить букет для своей жены, сэр?

– Спасибо, я не женат. – Джонни не замедлил шаг, но старик был стрелянным воробьем:

– Любовнице? – предположил он. – Сожительнице? Партнеру?

– Нет, спасибо, – отказался Джонни и оставил торговца уговаривать более перспективную покупательницу приобрести букет для мужа.

На ступеньках перед входом в жилое здание Джонни помедлил. Было только семь вечера; Делиус, скорее всего, еще не вернулся с курсов. Но что-то тянуло Джонни прочь от его пустой квартиры наверху, и он пошел дальше по улице к обшарпанному зданию в переулке.

Дверь была не заперта. Он нашел Делиуса в черной комнате. Тот сидел перед лэптопом, упираясь локтями в стол и закрыв лицо ладонями, и даже не пошевелился, когда Джонни вошел.

– Что такое? – звенящим от тревоги голосом спросил Джонни. – Хакеры снова взломали форум?

Делиус отпрянул от стола и махнул Джонни на стул:
– Смотри сам, – сказал он.

Джонни, еще даже не сев, сразу приступил к чтению поста на экране. Через несколько секунд он прошептал:
– О, боги. – И спустя некоторое время: – О, Господи.


* * *


«Важные новости о трагедии».
Добавлено на БойЧат Завсегдатаем в четверг, 14 июня, в 18:40


Я постоянный участник этого форума, но размещаю данный пост не под своим обычным ником, потому что нижеследующая статья взята из моей местной газеты. Она была опубликована сегодня днем, я исключил некоторые личные подробности.

~~~

«Любовь» педофила привела к смерти мальчика».
Автор: Грэм Браун
Репортер «Меркури Ньюз»

Риверсайд. Педофил убедил десятилетнего мальчика совершить самоубийство вчера, после того, как полиция узнала о его «романе» с этим мальчиком.

Бесчувственное тело Бэна Уолтерса, ученика начальной школы Гринвудз, было обнаружено в хижине рядом с рекой после того, как полицейское расследование определило, что мальчик встречался с мужчиной, который посылал ему, как выразился начальник полиции Риверсайда Арнольд Николсон, «извращенные письма об их «романе».

Бэн, сын Кеннета и Джоан Уолтерсов с Главной улицы, был срочно доставлен в реанимацию, но так и не пришел в сознание. Полагают, что смерть мальчика наступила в результате приема полного пузырька успокоительного.

Правоохранительные органы впервые узнали об опасности, подстерегающей мальчика, когда обеспокоенный гражданин позвонил в полицию штата и сообщил, что Бэна, возможно, растлевает 19-летний Дэниел В., который переехал в Риверсайд год назад. При обыске в доме Бэна были обнаружены письма, которые В. посылал ему. Родители Бэна сказали, что знали о дружбе мальчика с В., но ничего плохого не подозревали.

«Его родители абсолютно безутешны, – сказал представитель семьи «Меркури Ньюз». – Они, разумеется, знали о существовании опасности в лице педофилов, но этот человек выглядел совершенно обычно».

Пятичасовой поиск в Риверсайде и его окрестностях наконец завершился обнаружением тела Бэна в заброшенной хижине на бесхозной земле. Полиция заявила, что имеет доказательства того, что В. обычно тайком встречался с мальчиком именно в этой хижине.

Сам В. был обнаружен лежащим без сознания рядом с мальчиком. В руке он держал записку, содержание которой полиция отказалась раскрывать. Свидетель по делу, однако, описал письмо как написанное В. и Беном совместно, и сказал, что это была «записка двойных самоубийц, в духе Ромео и Джульеты».

В., которого также доставили в больницу, вероятно, выживет. Николсон сказал, что ему будет предъявлено обвинение в убийстве первой степени2 и во владении детской порнографией. Еще не решено, предъявлять ли ему дополнительное обвинение в растлении малолетнего.

Даррен Фрэнклин – агент ФБР из отдела, занимающегося преступлениями, совершенными на сексуальной почве, – к которому полиция обратилась за советом по этому делу, предупредил, что педофилы обычно выглядят как абсолютно нормальные люди и располагают к себе детей с целью их обхаживания и совращения.

«Заблуждение – думать, что педофил – мужчина в длинном пальто, который хватает детей на улицах и утаскивает их в подворотню, – пояснил Франклин. – Самое страшное в педофилах – они искренне верят, что любят детей, которых растлевают».

Фрэнклин особо предостерег о новой опасности – интернете, где педофилы часто собираются.

Николсон подтвердил слова Фрэнклина, подчеркнув, что улики, найденные в компьютере В., выявили, что он принимал участие в интернет-форуме под псевдонимом «Настоящий Бойлавер». Этот форум – БойЧат – был описан Николсоном как место, где педофилы собираются, чтобы обмениваться советами, как насиловать детей.


1 (п/б: Гимнасий (от gymnós - обнаженный) - воспитательно-образовательное учреждение в Древней Греции. В гимнасии сочетались элементы общеобразовательного курса (обучение чтению и письму) с интенсивным курсом физической подготовки. Физические упражнения на открытом воздухе в обнаженном виде было принципиально для воспитания в молодежи «греческого духа», провозглашающего необходимость эмоционально-физического общения между мужчинами как одной из основных ценностей древнегреческого общества.).


2 (п/б: США имеют общее федеральное уголовное законодательство, а также каждый штат – свой уголовный закон, который не должен противоречить федеральному.

За незначительными исключениями в англо-американском уголовном праве квалифицированное (тяжкое) убийство – это только умышленное убийство.
Доминирующей характеристикой умышленного убийства как убийства тяжкого в англосаксонском уголовном праве (в частности в США) является наличие у виновного заранее обдуманного злого умысла.
Тяжкие убийства в США делятся на две категории (степени) (за исключением УК штата Пенсильвания: тяжкие убийства делятся там на три степени). Среди обстоятельств, квалифицирующих убийство как тяжкое убийство первой степени, предусмотрены два: а) «любое другое умышленное, предумышленное, злоумышленное и преднамеренное убийство»; б) «совершенное по заранее обдуманному намерению противоправно и злоумышленно причинить смерть другому человеку». Любое другое тяжкое убийство является тяжким убийством второй степени.
Тяжким убийством первой степени по федеральному уголовному законодательству США является тяжкое убийство, совершенное со следующими признаками объективной стороны: путем отравления; из засады; в ходе поджога или покушения на поджог, а также убийства, связанные с похищением человека, государственной изменой, шпионажем, диверсией или с сексуальными домогательствами при отягчающих обстоятельствах.
Тяжкое убийство первой степени предусматривает смертную казнь, если присяжные не оговорят свой вердикт словами «без смертной казни» (тогда виновный подлежит пожизненному тюремному заключению).

Тяжкое убийство второй степени по закону влечет за собой тюремное заключение на любой срок или пожизненно).
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Глава 9
« Ответ #10 : 02 Октября 2011, 13:08:53 »
Глава 9.
Fatal Error (Критическая ошибка).



«Боже, боже, боже. Кто-нибудь знает подробности?» (без текста).
Добавлено на БойЧат Отказником в пятницу, 15 июня, в 3:05
В ответ на «Важные новости о трагедии», добавленное Завсегдатаем



* * *


– Не БойЧат виноват в случившемся! – воскликнул Джонни.

Он находился на грани срыва и даже не потрудился понизить голос, хотя был вечер понедельника и они расположились в кабинете Пола. Последний сидел со сложенными на столе руками и молчал.

– Люди то и дело теряют головы и творят всякие безумства, – настаивал на своем Джонни. – Когда я был маленьким, врач в нашем городке свихнулся и пырнул пациента. Но это же не значит, что нам следует закрыть все больницы.

– Нет, – ответил Пол, принявшись пересчитывать сборники гимнов (п/б: духовных песен) на столе, – но если окажется, что способ управления данной больницей повышает вероятность того, что врачи будут убивать людей, я бы подумал, прежде чем обращаться в такое заведение.

– Это безумие, – не сдавался Джонни, сжимая кулаки. – Бойлаверы выступают против насилия над детьми; это написано на главной странице Вольномыслящих. Если провести опрос среди участников БойЧата, ни один из них не поддержит идею того, что бойлаверу следует поощрять своего юного друга к самоубийству.

Пол поднял голову от сборников гимнов, и в стеклах его очков отразился свет от лампы. Долгую минуту он, не отрываясь, смотрел на Джонни. Затем выдвинул один из ящиков письменного стола, перебрал в нем папки и вытащил из одной пачку бумаг. Джонни взял их и прочел заголовок: «Священник и мальчик-служка».

– Ты хотя бы дочитал это до конца? – спросил Пол.

Джонни все смотрел на распечатку из Интернета.

– Нет.

– Думаю, тебе все же сто́ит сделать это. Хотя бы сейчас.

Пол раскладывал сборники гимнов по скамьям, когда Джонни нашел его в часовне. Молитвенный дом был пуст, и главный вход заперт на ночь. Изнутри помещение ничем не освещалось, кроме указателей пожарного выхода, да света от фонарей за окном. Джонни тяжело привалился к косяку двери, соединяющей часовню и административное крыло. Он сгорбился, словно после долгого бега.

– Вы намекаете, – начал он, и его голос отозвался эхом в тишине, – что Настоящий Бойлавер и Бэн решили покончить с жизнью потому, что я порекомендовал НБ этот рассказ?

– Не обязательно, – Пол поднял взгляд на Джонни, подбирая слетевший со скамьи лист. – История о несчастных влюбленных, которые предпочли расстаться с жизнью, чем друг с другом, – часть нашей культуры. Настоящий Бойлавер мог представлять себе любовь в таком свете задолго до того, как попал на форумы бойлаверов. Но из этого, – Пол указал на листы в руках Джонни, – и из многочисленных постов на БойЧате он заключил, что дети, наравне со взрослыми, способны принимать решения в вопросах жизни и смерти.

– Это безумие, – возразил Джонни, но уже не так уверенно. – Я в это не верю, и Голд Стар с Распутья тоже. Он считает, что роль бойлавера – направлять по жизни мальчика, основываясь на своем более зрелом опыте.

– А еще Голд Стар считает, что дети в начальной школе должны иметь законное право решать, хотят ли вступать в половую связь. – Пол опустился на скамью и указал на место рядом с собой. Джонни покачал головой.

– Пол, – произнес он напряженным голосом, – мы уже обсуждали это. Я знаю ваши взгляды на секс, вы знаете мои. Что нового вы можете добавить?

– Что я считаю, тебе следует прекратить посещать форумы бойлаверов.

В часовне воцарилась полнейшая тишина. Было слышно лишь тихое шуршание от трения обложки о дерево, пока Пол поправлял Библию, расположенную в держателе на скамье перед ним. Затем Джонни произнес с горечью:
– То есть, вы думаете, что я не должен больше «есть с мытарями и грешниками».

Пол тяжело вздохнул.

– Джонни, не в том дело, чтобы чураться бойлаверов как прокаженных. Я бы хотел, чтобы каждый, кто обеспокоен проблемой сексуального насилия над детьми, хотя бы изредка посещал форумы бойлаверов и общался с ними. Я думаю, это коренным образом переменило бы жизни бойлаверов и мальчиков, с которыми те общаются. Но есть разница между поощрением праведных мужчин и женщин сидеть за столом с грешниками, и поощрением к такому же поведению того, кто сам подвержен сильным искушениям.

Он снова указал на место рядом с собой, и на этот раз, мгновение поколебавшись, Джонни медленно двинулся к нему.

Внутреннее убранство часовни – в традициях пуритан Новой Англии1 – было почти лишено декоративных элементов, в том числе произведений религиозного искусства. Теперь, когда она была очищена от нововведений семидесятых, единственным, что приковывало взгляд, был массивный простой крест в дальнем конце помещения, нависающий над маленьким столиком для причастия. Скрытый сейчас в тени, крест казался темным. Можно было даже представить, будто распятие притаилось в темноте, молчаливо взирая на все сверху.

– На прошлой неделе вы хвалили В_Мире за то, что он руководит Форумом Христиан-Бойлаверов, – напомнил Джонни, опускаясь на жесткую деревянную скамью.

Пол кивнул.

– В_Мире напоминает мне учителя – выходца из бедного района города, который, сам поборов искушения, которым подвержены малоимущие слои населения, решил остаться и преподавать в своей школе, пораженной наркотиками, и принести столько пользы, сколько сможет. Хотел бы я, чтобы те взрослые, которых привлекают дети, были похожи на В_Мире. Я беспокоюсь, что он преступит закон, не больше, чем за Джевона – но только потому, что в обоих случаях их разум и сердце находятся в согласии друг с другом. С тобой же – иначе. Твои разум и сердце – в раздоре.

– Не понимаю. – У Джонни перехватило дыхание. Ноги он поставил на твердую подставку, для коленопреклонения, а безжалостно прямая спинка молитвенной скамейки2 впивалась ему в тело сзади. Он много лет не был в церкви – один из немногих отрытых бунтов против родительского воспитания – хотя ничто в его межрелигиозном богословии не препятствовало ему в этом. Церковь напоминала Джонни о длительных проповедях об участи тех, кто противится воле Божьей, и осознании по мере взросления, что сам он может оказаться среди тех, кто сгинет в вечном огне вместо того, чтобы войти в Золотой Иерусалим3. Даже пассажи из Священного Писания о том, что Бог любит раскаявшихся грешников, не могли стереть глубоко укоренившегося впечатления о церкви как об еще одном месте, где таких, как он, не ждут.

Джонни поймал себя на размышлении о том, что как дома он почувствовал себя на БойЧате больше не из-за ценности самого форума, а, скорее, потому что любые другие «дома» были закрыты для него, если только он не скрывает, кто он.

Некоторое время Пол молчал, не отрывая взгляда от темного креста, затем негромко произнес:
– Мне нелегко говорить это, Джонни; я уже давно удерживал себя от того, чтобы не открыть тебе глаза на то, что мне было ясно с самого начала о форумах бойлаверов. Я подумал, что будет лучше, если ты сам это увидишь. Но в свете случившегося… Некоторое время назад ты сказал мне, что принял твердое решение блюсти целомудрие на протяжении всей жизни.

– Если только общество не изменится, и бойлав не станет снова частью общественной жизни, – уточнил Джонни. – Но я не могу представить, что доживу до этого времени; изменения в обществе не происходят так быстро. Так что, похоже, мы с В_Мире в одной лодке.

– Не совсем, – по-прежнему негромко произнес Пол. – Ты сказал, что желаешь остаться целомудренным… Ты хоть представляешь, как трудно для тебя будет придерживаться этого решения? До сих пор тебе везло, ты не попадал в ситуацию, когда сексуальное искушение сильно́, но так не будет продолжаться вечно. Когда настанет момент истины, тебе нужна будет броня, чтобы защититься от копий Диавола. Форумы бойлаверов не дадут такой брони. Скорее, они лишат той, что уже есть.

 – В_Мире все время пишет в своих постах о сопротивлении сексуальным искушениям. – С трудом Джонни оторвал взгляд от креста и посмотрел на Пола.

Пол же не сводил глаз с молчаливого свидетеля их беседы.

– И в следующем же сообщении Кирпич объяснит всем, что секс с детьми – это воля Божья. Что эти форумы дают одной рукой, они отнимают другой. – Мужчина замолчал, выражение его лица переменилось, как будто ему что-то пришло на ум, и затем он тихо продолжил: – Джонни, ты как мальчик, желающий попасть на поле битвы с игрушечным оружием. Ты и представить себе не можешь, на что это похоже, когда взревут настоящие пушки. Когда снег валит так, что ничто, кроме снегоуборочной техники, да грузовых машин не может проехать по улице, а твой автобус сломался за две мили от дома, и твой попутчик приглашает тебя к себе погреться перед предстоящим нелегким путем домой, и вы проводите три часа за разговорами и узнаете, что у вас много общего, и потом этот человек приглашает тебя провести ночь в его доме, и ты понимаешь, что он не просто предлагает тебе лечь на диване… Когда что-нибудь подобное случится с тобой, тебе понадобятся все твои силы, чтобы ответить: «Спасибо, нет» и выйти за дверь. И любая защита, которой тебя наделят форумы бойлаверов для сопротивления в такой схватке, будет не сильнее листка бумаги против пули.

Джонни уставился на маленький позолоченный крест, впечатанный в обложку Библии, которая стояла перед ним в держателе. Наконец, он нашелся:
– В_Мире умеет сопротивляться искушениям. Вы сами так сказали.

– В_Мире умеет сопротивляться искушениям потому, что его сердце и разум объединились для противостояния любым соблазнам, на которые может поддаться тело. Напротив – твой разум говорит тебе не заниматься сексом с мальчиками, но твое сердце, – он прикоснулся к листам у Джонни в руках, – говорит тебе совсем другое. И, Джонни, когда придет время противостоять своему искушению, ты не смеешь сделать этого без единства сердца и разума, потому что у твоего тела будет решающий голос.

Джонни продолжал неотрывно смотреть на крестик в течение нескольких следующих минут. Наконец, он поднял руку и вытер тыльной стороной запястья слезу. Срывающимся голосом Джонни произнес:
– Значит, вы говорите мне, что я должен вернуться на прежний путь, где нет друзей, похожих на меня, когда не с кем поговорить о влечении к мальчикам. Я должен вернуться в темницу и запереть себя на замок. И какую причину вы мне назовете для такой жертвы?

Он ожидал, что Пол скажет что-нибудь насчет экс-геев, заговорит о радости поделиться переживаниями с другими, предложит ему еще раз ступить на путь, который избрал он сам. Но когда Джонни поднял голову и увидел, что Пол, наконец, отвел взгляд от нависающего распятия, тот сказал только:
– Ты говоришь, что любишь его. По-настоящему?


* * *


Кому: Админам Бойлав-форумов
От: brick@freespirits.org
Дата: 19 июня, 11:24 по центральному дневному времени4
Тема: Еще инфо о Настоящем Бойлавере и Бэне

Внизу я выложил расширенную версию сообщения, которое добавлю на БойЧат этим утром. Этот вариант (только для вас) дает некоторую дополнительную информацию об обвинениях, выдвинутых против Настоящего Бойлавера.

# # #

Я разговаривал этим утром с психотерапевтом Настоящего Бойлавера – Джеффом – и он смог рассказать мне больше о случившемся.

Джефф сказал, что полиция получила информацию о Настоящем Бойлавере и Бэне через горячую линию по борьбе с насилием над детьми от кого-то, кто переписывался с Настоящим Бойлавером. Похоже, что, когда Бэн увидел полицию на пороге своего дома, он догадался, что случилось, и выбежал через задний ход, захватив с собой родительский сотовый телефон. Мальчик позвонил Настоящему Бойлаверу на работу; другой сотрудник, слышавший разговор, говорит, что Настоящий Бойлавер страшно расстроился и сказал звонившему, что встретится с ним в «нашем месте». За этим последовало то, что описано в новостях, только статья не упоминает о выраженном Бэном в прощальном письме страхе, что его разлучат с Настоящим Бойлавером.

Свидетелем, упомянутым в статье, был, между прочим, Джефф, который приехал в город после того, как Настоящий Бойлавер перестал отвечать на его звонки. Он первым сообразил о возможном местонахождении Настоящего Бойлавера и Бэна и вызвал скорую помощь.

Джефф сказал, что разговаривал с Настоящим Бойлавером в выходные, и, хотя он не может открыть, о чем шла речь, упомянул (потому что об этом уже было напечатано в местной газете), что в больнице следят, как бы Настоящий Бойлавер снова не попытался покончить с собой.

Джефф сказал, что, вероятно, Настоящему Бойлаверу предъявят обвинение в насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетнего. Под детской порнографией, о которой идет речь в другом обвинении, подразумевались фотографии с сайтов, которые, по словам полиции, были стерты с компьютера Настоящего Бойлавера в апреле, но их смогли восстановить. Был произведен обыск всего имущества Настоящего Бойлавера. Боюсь, что Настоящий Бойлавер так и не научился правилам безопасности, так что, вероятно, теперь полиция располагает всеми е-мейлами, посланными Настоящему Бойлаверу с момента его появления на БойЧат. Я надеюсь, что все участники форума соблюдали стандартные меры предосторожности при написании своих е-мейлов, но если кто-то опасается, что содержание их писем станет известно полиции, пожалуйста, не паникуйте. Если вы свяжетесь с Вольномыслящими, мы предоставим список адресов, куда можно обратиться за юридической помощью, если к вам явится полиция. (Сами мы, конечно, не можем давать юридических советов).

Мы продолжим держать вас в курсе новых подробностей.

Кирпич
Вебмастер и на все руки мастер
БойЧат.




«Молитвы за жертв трагедии».
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов В_Мире в среду, 20 июня, в 7:14


Я только хотел напомнить участникам ФХБ, что на нашем форуме есть комната для молитв (линк наверху главного меню), где вы можете помолиться за упокой души Бэна и попросить Господа наставить и даровать Настоящему Бойлаверу силы в грядущие дни. Кроме того, Отказник руководит полирелигиозным сайтом, где вы можете зажечь виртуальные свечи за упокой души мальчика (линк внизу).

Наши братья с БойЧата переоценивают сейчас свои ценности, как видно по сотням постов, размещаемых с прошлого вторника. Я надеюсь, что кто-нибудь из вас предложит им посильную помощь. Сейчас не время разбирать кто христианин, а кто нет, кто бойлавер, а кто нет. В такой момент наши души должны сплотиться в скорби и покаянии.

Я бы хотел также сообщить, что меня не будет в интернете несколько дней из-за некоторых неотложных дел в реале. Голд Стар любезно согласился пока присматривать за форумом. Мои молитвы и мысли будут со всеми вами эту неделю, особенно когда наше сообщество будет зажигать свечи.

Во имя Христа
В Мире с Господом
Вебмастер ФХБ.




«Да, это сделала я»!
Добавлено на Распутье Заботящейся_и_Разгневанной в среду, 21 июня, в 16:32
В ответ на «ЗР, это вы сделали?», добавленное Отказником


Да, именно я позвонила в полицию, и всем вам должно быть стыдно, что ни один из вас не поступил также. В течение четырех месяцев все здесь говорили о том, что Настоящий [удалено модератором], прошу прощения – «Бойлавер», психически неустойчив и нуждается в психиатрической помощи. Однако ни у кого не хватило ума или смелости сделать то, что до́лжно. Этот мальчик умер потому, что все вы педофилы закрываете глаза на то, как один из вас травмирует ребенка. И это простая истина.

Вероятно, это мой последний пост на данном форуме. Говорить с вами – все равно что пытаться образумить скопище умственно-отсталых слизняков.

ЗР значит Заботящаяйся_и_Разгневанная (крайне разгневанная).


* * *


– Спасибо, что не сказал: «Я же тебе говорил!»

Делиус пожал плечами. Он сидел в черной спальне, куда перенес свой оставшийся компьютер. Его лицо казалось желтым из-за отсвета от экрана с Форумом Христиан-Бойлаверов.

– Трудно судить о людях в интернете; в свое время я сам ошибался не раз. Кроме того, в словах Заботящейся_и_Разгневанной есть доля правды. Я не считаю, что следовало заявлять в полицию – сам видишь, сколько пользы принесло их вмешательство – но мы действительно могли сделать больше, чем сделали. – Делиус замолчал, просмотрел сообщение и начал печатать, одновременно говоря: – Суд Линча нашел ФХБ и размещает многочисленные сообщения, цитируя в них слова Иисуса о мельничном жернове на шею5. В_Мире будет не слишком доволен, когда вернется. С него и так хватает самозваных лже-проповедников, предвещающих участникам ФХБ дорогу в ад. – Он еще немного постучал по клавишам и затем добавил: – Мне стали известны имя и адрес Настоящего Бойлавера из его поста, который я отредактировал две недели назад. У меня было достаточно средств, чтобы слетать к нему. Если бы я… – Он умолк, и пальцы соскользнули с клавиатуры.

Джонни решил сообщить:
– Пол считает, что мне не сто́ит больше посещать форумы бойлаверов.

Делиус посмотрел на него, затем отвернулся, потянувшись рукой к мышке.

– Тебе нечего сказать? – удивился Джонни.

Делиус методично кликал мышкой, пока на экране не появилась панель управления ФХБ.

– Что ты хочешь, чтобы я сказал? Мы все рано или поздно с этим сталкиваемся. Отказник едва не ушел с БойЧата в первый год, потому что форум показался ему недостаточно напористым. Что касается меня – когда я впервые прочел сообщение О., то спросил себя: «Что я тут делаю? Если я когда-нибудь снова поцелую мальчика, в этом будут виноваты подобные сообщения». Делиус слегка пожал плечами и, не глядя на Джонни, произнес: – Только ты можешь принять это решение, Уайт Роуз. Если больше не захочешь приходить, я пойму.

– Да я не это имел в виду, – поспешно проговорил Джонни. – Даже если я уйду с форумов, я все равно буду навещать тебя…

Почему, черт побери?

Джонни почувствовал, как у него сбилось дыхание от неприкрытого гнева в голосе Делиуса. Резко развернувшись всем телом к собеседнику, он сказал, чеканя слова:
– Я бойлавер. У меня на полках книги о бойлав, на стенах – картины с бойлав, в компьютере – проекты для бойлав-форумов, и мне посчастливилось быть Голд Стар, вебмастером Распутья, на которого в ФБР, я уверен, уже собирается толстое досье. Если форумы бойлаверов опасны для тебя, Джонни, тогда и я опасен. Не делай ничего наполовину. Следуй своей совести до конца или не следуй вовсе. Я бы посоветовал первое. Если ты на самом деле думаешь, что бойлав приведет к тому, что ты причинишь вред мальчику, ты должен уйти сейчас же.

В коридоре было удушливо жарко, на кухне – еще хуже, поскольку на плите закипала кастрюлька с молоком. Джонни решил сделать паузу, чтобы выключить газ, ополоснул пустую банку из-под какао, прежде чем положить ее поверх растущей горы жестянок на подставке для компьютера, и шагнул по направлению к выходу.

Он поднял свой портфель, когда что-то заставило его обернуться. Делиус стоял в дверях своей спальни. Он не шевелился и молчал, но нечто в выражении его лица подвигло Джонни спешно сказать:
– Я не решаю такие важные вопросы сразу. Мне просто пора к Милано, я уже опаздываю к нему на занятие.

– А. – Делиус не изменился в лице, но в его голосе появились нотки холодного веселья: – Рад, что ты все еще придерживаешься своих приоритетов. Мальчики всегда на первом месте.

– Милано всегда был для меня на первом месте, – ответил Джонни и ушел, оставив Делиуса одного у входа в его черную пещеру.


* * *


– Отлично, она смотрит фильм про любовь, – сообщил Милано, вернувшись из ванной с прилипшими ко лбу после умывания кудряшками.

– Отлично? – Джонни взглянул на него, открывая портфель, чтобы убрать калькулятор и вынуть узкий длинный предмет, завернутый конусом в фольгу.

– Конечно, – сказал Милано с явным удивлением. – Разве вы не замечали? Когда начинается один из таких телефильмов, она не двинется с места, пока он не закончится. Хоть дом сгорит дотла, она не обратит внимания.

– Так что три часа ты предоставлен самому себе. – Джонни через силу улыбнулся – горящий дом с недавних пор стал для него не просто образным выражением. – Ну, смотри, не попади в неприятности.

Буквально мгновение Милано оставался в дверях, покусывая губу и загораживая Джонни проход, затем подошел и встал рядом.

– Что это? – спросил он, кивком указывая на мягкий сверток в руках Джонни.

– Это подарок, – сказал тот, но, прежде чем он нашелся с дальнейшими словами, Милано  уже потерял к этому интерес. Мальчик разглядывал портфель Джонни, как будто обнаружил там что-то весьма занимательное, и сказал:
– Я думал о том, что вы сказали тогда. Что внутренний мир является самой важной нашей частью. Вы до сих пор так считаете?

– Да, разумеется, – подтвердил Джонни, пытаясь сообразить, как вернуть беседу в прежнее русло. – Это одна из причин, почему люди выбирают себе ники для общения в сети. Они считают, что никнеймы точнее выражают их внутреннюю сущность, чем имена, данные родителями.

Похоже, это заинтересовало Милано. Он выпрямился и сказал:
– Вы сказали, что посещаете форум в интернете. Какой у вас ник?

Казалось, прошла вечность, прежде чем Джонни ответил:
– Уайт Роуз. – Слова слетели с языка, как падает звезда с неба.

Милано сдвинул брови.

– Роуз девчачье имя, – проговорил он с сомнением.

– Боюсь, я не подумал об этом, когда выбрал его. Оно из фильма о рыцаре, который дарит белую розу самому важному для себя человеку и кого он хочет любить вечно.

Лицо Милано просияло, родимое пятно проявилось еще резче.

– Самому важному для него? – повторил он.

– Да.

Джонни на мгновение задержал дыхание, подбирая слова, но Милано не дал ему возможности продолжить, выпалив:
– Джонни, могу я вас кое о чем спросить?

– Да, конечно. – Джонни тотчас задумался, почему ему так неловко. Хотя Милано, приученный родителями к правилам вежливости, никогда прежде не называл его по имени, другие юные друзья Джонни так делали. И затем он понял, как сильно повлиял на него рассказ Делиуса о Тэдди. Милано не был ровней Джонни, и, к счастью, Джонни никогда об этом не забывал, не считая подобные маленькие упущения.

Милано поднял взгляд. Он все еще был на пару дюймов (п/б: ≈ 5 см) ниже, и ему пришлось задрать голову, задавая свой вопрос:
– Вы гей?

Последовало долгое молчание, в течение которого все, что Джонни слышал, были слабые звуки фильма из комнаты Сандры и приглушенная болтовня сестер Милано в соседней комнате. Затем он выдавил:
– С чего ты взял?

– Я слышал, как мама говорила с папой по телефону в понедельник вечером – у нее был очень расстроенный голос. Она думала, вы приходили заниматься со мной, чтобы видеться с ней, но вы вошли в ее комнату, когда она была полураздета, и даже не обратили на это внимания, поэтому она решила, что вы, вероятно, гей. Вы гей? Мне очень важно знать.

Милано сцепил вместе руки; кожа вокруг родимого пятна натянулась. Наблюдая это, Джонни задумался, не станет ли для Милано слишком тяжелым ударом окончательно убедиться, что Джонни не женится на его матери. Потом он вспомнил о мальчике-гее, которому сломали руку, и сообразил – Милано мог искать подтверждение тому, что можно быть непохожим на других и все-таки благополучно стать взрослым.

– Ну, меня не очень интересуют женщины, – наконец, ответил Джонни.

По лицу Милано пробежала волна облегчения. Он опустил ресницы и некоторое время разглядывал собственные руки, прежде чем сказать:
– Я размышлял… Как вы думаете, люди могут быть только геями, или только натуралами, или кем-то посредине?

– Бисексуалами? Да, конечно, почему нет. Я знаком с одним таким человеком: его привлекает мужской пол, однако через месяц он женится на своей подруге. – Похоже, Милано и в самом деле хотел знать намерения Джонни касательно своей матери. Джонни почувствовал, что у него не очень получается дать понять Милано, что не стоит надеяться на то, что он когда-нибудь станет его отчимом.

Мальчик еще немного покусал губу, затем поднял взгляд и признался:
– Мне кажется, я бисексуал.

Такого поворота беседы Джонни не ожидал. Ему потребовалась минута, чтобы прийти в себя и отреагировать:
– Спасибо, что поделился со мной.

Тут Милано улыбнулся, слегка опустив голову.

– Спасибо, что не сказали, что я это перерасту.

– Как я могу быть в этом уверен? Знаешь, меня немного привлекали девочки, когда я был в средних классах, но это прошло, когда я стал взрослее. Может быть, и тебя перестанут привлекать другие мальчики.

– Может быть, – осторожно согласился Милано. – Но я знаю, что сейчас я бисексуал, и это важно.

Джонни вспомнил о просьбе Сандры рассказать Милано «про птичек и пчелок» и поймал себя на мысли о превратностях современной жизни. Очевидно, в двадцать первом веке наставник должен давать отеческие советы, основанные на собственном опыте, как должен себя вести бисексуальный мальчик в жизни. Он улыбнулся про себя: какую еще роль ему придется сыграть в дальнейшем?

– Мы можем стать любовниками?

Вопрос Милано прозвучал резко, почти требовательно. Он сделал шаг к Джонни, который стоял, застыв на месте, все еще держа предмет в фольге.

Он должен был быть готов к такому, понимал Джонни смутно, и то, что он не был, свидетельствовало о том, как далеко он зашел за установленные для себя границы. Джонни попытался собраться с мыслями, но чувствовал, словно сначала шел по ясно видимой дороге, как вдруг сгустился туман, и он стал слепо спотыкаться. Наконец, Джонни произнес:
– Я не думаю, что это хорошая идея.

– Почему нет? Я люблю вас, и вы сказали, что любите меня – вы ведь еще любите меня, правда? – Милано снова шагнул вперед, так что их стал разделять только сверточек в руках у Джонни.

– Да, конечно. – Он отчетливо слышал в своем голосе панику. – Но есть разные виды любви…

– Я знаю. – Милано склонил голову, будто рассматривая вещь в руках Джонни, потом снова поднял взгляд. На его лице появилось то же выражение, что и при первой их встрече. – Я для вас не привлекательный, правда? Я знаю, что я урод. Но вы не обязаны будете смотреть на меня… Мы можем заниматься любовью в темноте…

Ни один проблеск не достигал сознания Джонни сейчас; он не мог сообразить, что будет хуже: поддаться порыву и обнять мальчика или с воплями выбежать из комнаты. Джонни почувствовал неуверенное прикосновение руки Милано к своей.

И затем он словно услышал голос, выводящий его из тумана: «Если ты когда-нибудь решишь заняться сексом с мальчиком, я надеюсь, ты прежде обсудишь это со мной». Он тут же представил себе эту беседу: «Ну, конечно, я все еще верю в то, о чем мы с тобой говорили, но, честно, Голд Стар, что мне было делать? Только представь, он сам предложил мне…»

И тут туман рассеялся, и все для Джонни стало предельно ясно, как для того, кто падает с высокого обрыва навстречу смерти.

Он отступил на два шага, положил кулек на портфель и твердо сказал:
– Слушай, дело не в этом. Я не волен любить тебя так.

Милано все еще стоял с протянутой к нему рукой. На мгновение губы мальчика задрожали, и казалось, он сейчас заплачет. Но, в конце концов, на его лице появилось понимание.

– Значит, у вас кто-то есть? – предположил он нерешительно.

Джонни некоторое время хранил молчание, пытаясь подобрать наиболее правдивую формулировку ответа, и затем медленно заговорил:
– Я сильно влюблен в кое-кого уже несколько месяцев. Если бы я любил тебя так, думаю, это причинило бы ужасную боль тому, кого я люблю. Я люблю тебя, но не могу рисковать навредить ему.

– Я понимаю, – торопливо сказал Милано. – Мне надо было сначала спросить, не встречаетесь ли вы с кем-нибудь. Я был настоящим дураком. – Он перевел взгляд на портфель, поднял сверток, который лежал сверху, и начал теребить край фольги.

– Нет, не был, – возразил Джонни. Затем он произнес второе по величине преуменьшение в своей жизни: – Я был рад узнать, что я тебе не безразличен.

Милано, казалось, не хотел поднимать взгляд и продолжал теребить фольгу. Словно протестуя против подобного обращения, фольга вдруг развернулась и ее содержимое оказалось в руках у Милано.

Он поднял предмет на свет, не отрывая от него взгляда. Джонни почувствовал, как у него перехватывает дыхание. Милано поинтересовался:
– Это для вашего любимого?

– Да, – медленно ответил Джонни, различая первые проблески земли, летящей ему навстречу. – Это тому, кого я люблю.

Милано рассматривал предмет еще минуту, потом протянул его Джонни.

– Значит, это от нас обоих, – сказал он, пытаясь звучать по-взрослому уверено. – Если вы с ним счастливы, тогда я рад.

Джонни забрал назад свою вещь, при этом его руки дрожали.

– Спасибо, – поблагодарил он. – Я рад узнать, что ты это понимаешь. – Он отвернулся к портфелю и сказал напряженным голосом, потому что как раз начал ощущать настигающий его удар об землю. – Мне пора. Похоже, сейчас польет как из ведра, а я не захватил зонтик.

Он подхватил портфель и прошел через, казалось, бесконечное пространство, отделявшее его от двери. Джонни бы шагнул через порог, не оглядываясь, но он владел слишком обширным опытом наставничества, чтобы так поступить. Он повернулся и увидел, что Милано все еще стоит на том же месте с потерянным видом.

– В следующий раз мы займемся четырехмерными фигурами, – сообщил Джонни, стараясь говорить бодрым тоном.

– У меня футбольная тренировка по пятницам, – произнес Милано еле слышно.

– Да, припоминаю. Ну, тогда увидимся в понедельник. – Он очень хорошо понимал убитое выражение на лице Милано и постарался подобрать слова, которые исцелили хотя бы одного раненного в этой комнате. Наконец, он определился: – Я показал недавно твое фото другу, которого привлекает мужской пол. Ему очень понравилось твое лицо. Он сказал, что твоя красота – своеобразная, и спросил, нет ли у меня других твоих снимков.

Надежда боролась с недоверием на лице Милано.

– Вы не выдумываете? – спросил он уже громче.

Джонни покачал головой.

– Я бы никогда не обманул тебя. – Он оставил мальчика стоять возле кровати с разливающимся по лицу вокруг родимого пятна жаром, в то время как сам прокладывал путь под холодным дождем, все еще сжимая в руке то, что отдал ему Милано.

Он дождался, пока дом не скроется из виду, и только тогда выронил белую розу в грязь.


* * *


«Обращение к Участникам Распутья».
Добавлено на Распутье Голд Старом в четверг, 21 июня, в 17:30


Прежде всего, касательно ответов на пост Заботящейся_и_Разгневанной: я бы хотел напомнить всем о правилах этого форума, запрещающих раскрывать личность участников. Это относится и к личностям не-бойлаверов. Последующие посты о реальной жизни Заботящейся_и_Разгневанной закончатся баном для нарушителей.

Во-вторых, касаемо запросов в комитет Распутья: Комитет в настоящее время обсуждает, в каких случаях можно забанить участника Распутья за раскрытие чужой личности вне форума. Это не новая проблема, и мы хотим решить ее как можно более справедливо. Соображения не-бойлаверов на эту тему особенно приветствуются.

Наконец, для тех, кто не видел сообщения на БойЧате. Похороны Бэна пройдут с четырех до шести вечера завтра (в пятницу). Форум будет закрыт для размещения постов на это время в знак минуты молчания.

Голд Стар
Вебмастер
Распутье.


1 (п/б: Новая Англия – исторический район на северо-востоке США, включает штаты Мэн, Нью-Гемпшир, Вермонт, Массачусетс, Коннектикут и Род-Айленд. Название дано английскими пуританами, основавшими на побережье в 1620 г. первую колонию. На базе пуританской этики в Новой Англии сложилась субэтническая группа янки).


2 (п/б: Вот так примерно выглядит молитвенная скамейка: ).


3 (п/б: Выражение «Золотой Иерусалим» (англ. «Golden Jerusalem» – Город Золота) появилось в 12-ом веке из поэмы монаха, который позаимствовал образ Нового Иерусалима из последней книги Нового Завета – Откровения Иоанна Богослова*. Новый Иерусалим (Небесный Иерусалим) – это небесный град, сходящий на Землю в конце истории, своего рода столица Царства Божьего. Апостол постоянно подчеркивает металлическую (чистейшее золото) и кристаллическую природу города («…сиянием город подобен кристаллу»). Через весь город проходит улица, состоящая из золота настолько очищенного, что Иоанн сравнил его с прозрачным стеклом.

* Откровение Иоанна Богослова – название последней книги Нового Завета. Часто также упоминается как Апока́липсис, от греч. – раскрытие, откровение.
В книге описываются события, предшествующие Второму пришествию Иисуса Христа на землю и будут сопровождаться многочисленными катаклизмами и чудесами (огонь с неба, воскрешение мёртвых, явление ангелов), поэтому слово «апокалипсис» часто употребляют как синоним для конца света или для катастрофы планетарного масштаба. От этого слова образовались термины апокалиптика и постапокалиптика, обозначающие жанры научной фантастики, в которых действия развиваются в мире во время или после какой-либо глобальной катастрофы, соответственно. Книга описывает также второе пришествие Иисуса Христа и события после него.).


4 (п/б: Северная Америка поделена на несколько временны́х зон. В Центральной временно́й зоне, к которой относятся определенные национальные зоны (например, штаты в США), соблюдается стандартное время (standard time) (минус шесть часов от гринвичского времени) и летнее время (daylight saving или summer time) (минус пять часов от гринвичского времени).

В Канаде и США в быту время, соблюдаемое в зонах, обобщающе называют центральным временем (Central Time (CT)). В официальной и уточняющей речи американские и канадские жители употребляют словосочетание «центральное стандартное время» (Central Standard Time (CST)), подразумевая стандартное время, и центральное дневное время (Central Daylight Time (CDT)), подразумевая летнее время.

Летнее время (Daylight saving time (DST)) действует в большинстве центральных временны́х зон в период между серединой марта и раннем ноябрем. Один из видов летнего времени носит название центрального дневного времени (Central Daylight Time (CDT)) и также обозначается как UTC−5 (минус пять часов от гринвичского времени). Центральное дневное время соблюдается в определенных штатах США (например, Алабаме, Арканзасе, северо-восточных частях Флориды (определенные города), Иллинойсе, Луизиане и других). Другие виды летнего времени (которые относятся к североамериканской группе временны́х зон): Atlantic Daylight Time (ADT), Alaska Daylight Time (AKDT), Eastern Daylight Time (EDT), Eastern Greenland Summer Time (EGST), Hawaii-Aleutian Daylight Time (HADT), Mountain Daylight Time (MDT) и другие.


5 (п/б: Евангелие от Матфея (18:6,7): Господь говорит: «…а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской. Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит».
Речь идет о людях, которые толкают других людей ко греху. И судьба таких людей незавидна – камень на шею и в море. И ни кого не возникало сомнений, что мельничный жернов – это что-то большое и тяжелое, и что человек с мельничным жерновом на шее потонет в глубине морской).
Guilty But Insane

Оффлайн honeysickle

  • Автор
  • *
  • Сообщений: 12
  • Карма: +0/-0
  • Пол: Женский
    • Персональный сайт honeysickle
Глава 10
« Ответ #11 : 02 Октября 2011, 13:14:03 »
Глава 10.
Expand Alt Text (Расширять альтернативный текст1).



«С международным днем бойлав!»
Добавлено на Распутье Педружкой (по доверенности) в четверг, 21 июня, в 17:35


Меня не будет в городе до конца недели солнцестояния (Я все еще не сообразила, когда нужно праздновать МДБ – зимой или летом, но уяснила, что все здешние отмечают его в солнцестояние). Так что я попросила Голд Стара добавить этот пост в нужное время. Мне бы хотелось, чтобы вы все знали – где бы я ни находилась, я зажгу для вас синюю свечу2, а также от лица тех, кто боится, что ее пламя выдаст в вас бойлаверов.

Международный день бойлав прошлой зимой стал самым лучшим для меня, потому что за два дня до этого двенадцатилетний мальчик оказался на Распутье и начал интересоваться, если мужчины занимаются сексом с мальчиками, любят ли они этих мальчиков. Это насторожило Голд Стара. Он нашел е-мейл адрес, который удалил из первого поста этого парнишки, и расспросил почему того интересует этот вопрос. После долгих колебаний мальчик, наконец, признался, что отец заставляет его заниматься с ним сексом, и он не знает, что делать.

Голд Стар сразу связался со мной по ICQ, и вдвоем мы сумели убедить мальчика рассказать обо всем матери. Последнее, что мы слышали об этой истории – отец начал лечиться. После этого случая я только и могла думать, что, если бы не Голд Стар и я руководили этим форумом, тот человек продолжал бы растлевать своего сына. Это стоило всех часов, потраченных на устранение перепалок на форуме.

Этим летом я решила отыскать пост, который впервые опубликовала на Распутье полтора года назад. В нем я описывала ту ночь, когда мой отец в первый раз совратил меня. Я переписала все с точки зрения своего отца, как если бы это он писал на БойЧат. Я знаю, что такой пост был бы удален с форума, учитывая, что в нем описываются противозаконные действия, но я прочитала достаточно постов бойлаверов-сторонников секса с мальчиками, чтобы представлять себе, как бы он примерно выглядел.

Вот что я написала полтора года назад:

«Ты обхватил меня руками и прорычал: «Ты меня любишь?» Я была сильно напугана и не знала, что делать. Я подумала, если поцелую тебя в щеку, то, может быть, ты меня отпустишь, но ты повернул лицо и захватил мои губы своими. Я хотела закричать, но не могла вырваться, потому что ты держал меня очень крепко, и еще я боялась, что, если скажу тебе, как сильно я тебя ненавижу, ты бросишь меня. Ты все время повторял, как собираешься уйти от моей матери, потому что она не любит тебя.

Потом ты зажал мое запястье словно в тиски и потащил в спальню, где сорвал с меня всю одежду. Я тряслась от ужаса, но ты не обратил на это никакого внимания, просто положил меня на кровать и воспользовался мной для своего удовольствия. Даже когда я плакала, ты только улыбался, как будто именно моя боль доставляла тебе самое большое наслаждение. После этого я была как труп, но ты заставил меня оставаться с тобой всю ночь.

Я ненавижу тебя. Я ненавижу всех вас педофилов за то, что вы погубили мою жизнь и жизни других детей».

А теперь то же самое предположительно с точки зрения моего отца:

« – Ты меня любишь? – застенчиво спросил я, понизив голос. Я оцепенел в страхе, что она ответит отрицательно, но вместо этого моя дочь привстала на цыпочки и страстно поцеловала меня. Я застыл от восторга и только и мог, что обнимать ее крепко. Я думал, что запла́чу от радости.

Я взял ее за руку, и мы вместе отправились в спальню, где я раздел ее, медленно и с нежностью. Она дрожала от возбуждения. Я старался продлить предварительные ласки насколько мог, ради нее, но боюсь, когда я проник в нее, то был настолько распален, что сделал ей немного больно, потому что она плакала, как и моя жена в нашу первую брачную ночь. Однако потом она полностью успокоилась и лежала удовлетворенная в моих объятиях до рассвета.

Мысль о том, что кто-то такой чудесный, как она, любит меня, заставляет чувствовать себя пристыженным. Я без сомнения не заслужил никого, настолько необыкновенного. То, что я могу доставить ей немного удовольствия в ответ на все то счастье, что она принесла мне, – величайший дар для меня».

Теперь, после прочтения, полагаю, некоторым из вас могло показаться, что я делаю то же, что и многие не-бойлаверы – пытаюсь доказать, что, когда бойлавер думает, что дарит любовь, на самом деле он втайне желает причинить боль и ничего кроме боли. Но это совершенно не то, что я пытаюсь донести. Напротив, я считаю, что и я, и мой отец смотрели на происходящее лишь с одной стороны, и если бы мы только могли понимать друг друга лучше, то осознали бы, как все представляется каждому из нас. Я уверена в том, что действительно страдала, и, знай об этом, мой отец немедленно бы прекратил причинять мне боль. И я верю, что он на самом деле любил меня, и если бы я понимала это, то нашла бы в себе смелость сказать ему остановиться или хотя бы простить его раньше.

Так что мое послание в Международный день бойлав – за лучшее взаимопонимание между всеми нами и нашими любимыми, чтобы мы смогли найти пути в любви для сближения друг с другом в надежде, что никого из нас, бойлаверов или не-бойлаверов, не заставят страдать другие.

Со всей любовью,
Педружка.


* * *


Улица напоминала бурный ручей. Машины были оставлены у бордюров, а немногочисленные пешеходы бросили даже попытки справиться со своими зонтами, которые выкручивал яростный ветер. Большая часть прохожих укрылась под навесом кинотеатра; двое людей, плотно прижавшись друг к другу, чтобы не попасть под водопад из водосточной трубы, воспользовались этим, чтобы обменяться несколькими поцелуями. Некоторые бросали на них взгляды, но короткие. Это была космополитическая3 часть города, так что на гомосексуальные пары здесь никто не обращал особого внимания.

Другая парочка – на этот раз подростки – вбежала под навес, громко смеясь и разглядывая друг друга, оба промокшие до нитки. Мальчик растрепал девочке волосы, она шутливо стукнула его. Несколько человек улыбнулись.

Джонни наблюдал за ними из своей темной комнаты, потягивая холодное какао. Он перевел взгляд на семью: мать, отец и подрастающий сын. Джонни резко отвернулся, чтобы поставить чашку на письменный стол.

Входная дверь распахнулась с таким грохотом, что, будь он в любом другом расположении духа, то в первую очередь подумал бы о рейде ФБР. А так Джонни просто уставился на вошедшего. Он мимоходом отметил, как с того на ковер капает вода.

– Извини, – сказал Делиус. – Я хотел постучать, но дверь была приоткрыта. – Он помедлил, но все же поинтересовался: – Можно войти?

– Конечно. – Джонни с удивлением осознал, что голос его прозвучал как обычно.

Ответ, должно быть, успокоил Делиуса. Он стащил рюкзак и швырнул его на пустой стол, после чего начал стягивать промокший плащ.

– Господи, ну и ночка! – воскликнул он. – Сначала ветер вырвал у меня зонт, когда я был на полпути домой, потом Кирпич прислал мне на пейджер сообщение, чтобы я немедленно ответил на его е-мейл, и не успел я дойти до дома, как на всей улице вырубило свет. Ничего, если я воспользуюсь твоим лэптопом, чтобы проверить почту?

– Он на журнальном столике, – указал Джонни.

– Лучше я сначала вытрусь насухо, а то меня ударит током. Если ты не возражаешь, я бы воспользовался твоей ванной комнатой…

– На кухонной стойке есть фонарик.

– Спасибо, дойду наощупь. Нам извращенцам не привыкать ночами пробираться в темноте, ты что, не знал? – Он исчез за дверью ванной комнаты.

Джонни неспешно подошел к столу, поднял плащ с того места, где Делиус бросил его, повесил на вешалку и повернулся к рюкзаку. Ушло несколько минут и куча бумажных полотенец, но стол и рюкзак стали немного суше. Джонни открыл сумку, чтобы проверить состояние ее содержимого.

Внутри находились всего две вещи: термос – его подарок Делиусу – и черная папка. Джонни вынул ее и подошел к окну, чтобы осмотреть при свете огней кинотеатра и маленького пламени.

Синяя свеча наполовину уменьшилась за вечер, и теперь ее пламя было немногим больше искорки, но все равно это был самый яркий свет в комнате. Выглянув из окна, Джонни увидел медленно проезжающую по улице патрульную машину. Женщина-полицейский посмотрела вверх на окно Джонни, и время для него застыло. Затем она равнодушно отвела взгляд.

Папка легко раскрылась, неповрежденная водой, на странице с надписью: «Возраст: 35 лет».

Джонни заметил, что Делиус снова начал добавлять звездочки в начале этого года. Золотая звездочка шла за золотой звездочкой, образуя одинаковые сияющие ряды. Монотонность нарушала только одна фигура, обведенная черным на дате шестинедельной давности. Джонни попытался припомнить события прошлого месяца, чтобы понять, упоминал ли Делиус о каком-нибудь мальчике, но никак не мог сосредоточиться.

Он перевернул страницу. Перед ним оказались триста шестьдесят пять пустых клеточек; триста шестьдесят пять дней должны быть заполнены. Страница была озаглавлена: «Возраст: 36 лет».

Джонни снова перевернул страницу. Триста шестьдесят пять пустых клеточек, триста шестьдесят пять звездочек должны быть добавлены. «Возраст: 37 лет».

Он добрался до страницы с надписью «Возраст: 62 года», когда его гость вышел из ванной, вытирая волосы полотенцем.

– Я позаимствовал твой банный халат, – сообщил Делиус. – Надеюсь, ты не возражаешь. – Не дожидаясь ответа, он поднял телефонную трубку, приложил ее к уху, потом резко опустил. – И телефон не работает – черт, нет интернета! Ну, что ж. Кирпич пока может попереживать самостоятельно над тем, что у него там произошло. У меня проблема посерьезней – целый вечер без интернета. Худший кошмар бойлавера, между прочим. Отказник однажды написал сатиру о том, как в результате катастрофы из мира исчезли все знания о компьютерах. Оказалось, что единственными, кто смогли восстановить интернет, были бойлаверы…

Он вдруг оборвал себя. Джонни, уставившись на пожилую пару, державшуюся за руки, подумал, что гроза, должно быть, разыгралась еще сильнее, потому что стена дождя размывала очертания всего окружающего. Потом он понял, что вода, затуманившая его зрение, была не дождем.

Он почувствовал руку у себя на плече. Делиус тихо предложил:
– Пойдем, расскажешь мне, что случилось.

Они сели вместе на диване. Делиус заставил Джонни выпить до дна горячее какао из своего термоса. К тому времени, когда какао иссякло, подошел к концу и рассказ. Джонни откинулся на руку Делиуса, лежащую на спинке дивана, и подумал, как жаль, что у Делиуса нет юного друга, потому что Голд Стар мог утешить любого мальчика, который захотел бы с ним говорить.

Электричества по-прежнему не было. Повернув голову, Джонни различил на фоне огней кинотеатра профиль Делиуса, наполовину сокрытый в тени. Под шум воды, непрерывным потоком льющейся с неба, Джонни припомнил образ, ставший перед глазами однажды поздним вечером, когда Делиус, казалось, не хотел возвращаться к себе: освобожденный из тюрьмы, появившийся на пороге дома своей семьи, и чаша с освященной водой у дверей4, которая расплескалась, когда эту дверь захлопнули перед его лицом.

Не отрывая взгляда от пустого термоса, Делиус спросил:
– Ты считаешь, что поступил правильно?

– Я уверен, – подтвердил Джонни. – Все, что я сказал тогда Милано, было правдой. Вне зависимости от того, кто прав – ты или Пол, но, так или иначе, думаю, я мог травмировать Милано, если бы согласился на его предложение. Если бы не твоя история – и Педружки, и Заботящейся_и_Разгневанной, и Настоящего Бойлавера – я мог бы поддаться искушению и ответить Милано: «Мы не можем спать вместе, но все равно, в душе́ мы можем быть любовниками». Как бы там ни было…

Делиус по-прежнему смотрел на термос.
– Ты не считаешь, что Отказник прав?

Джонни покачал головой.

– Не думаю, что отвергнув Милано, я так уж сильно травмировал его. В конце концов, если он будет продолжать пытаться завести отношения с другими людьми, скорее всего, он еще столкнется с отказами. Вероятно, я даже подготовил его к подобному.

– И все-таки, – мягко сказал Делиус, – чертовски мучительно ответить «нет», правда?

Джонни помолчал немного, глядя на золотисто-солнечный отсвет неоновых ламп с улицы на темных стенах комнаты. Наконец, он произнес:
– Дело не в сексе. Несмотря на все, что Отказник и Пол говорят о неотделимости тела, сердца и разума, дело не в этом. Если нужно, я бы каждый день принимал холодный душ. Просто… – Он мучительно пытался подобрать слова, не ощущая ничего, кроме руки Голд Стара под своей головой. – Каждый вечер перед сном я делаю одно и то же. Я варю себе какао и некоторое время стою с чашкой у окна, наблюдая за парами, идущими под руку. Потом я выключаю компьютер, убираю пустую картонку из-под ужина «на одного», и ложусь спать один. И после лежу и не могу заснуть целый час, размышляя, каково это – прожить всю жизнь одиноким, до самой смерти. Если бы мы с Милано завели близкие отношения – даже на короткий срок, даже совершенно без секса – мы были бы важны друг для друга, были бы сосредоточены друг на друге. И потом мы сохранили бы связь друг с другом до конца жизни, как Отказник и его старший друг. Я ложился бы спать каждый вечер с мыслью, что моя жизнь была настолько связана с другой, что я внес что-то важное в его жизнь.

– Но сейчас я посмотрел на твою папку и… О, боги, Делиус, двадцать тысяч незаполненных клеточек. Двадцать тысяч дней пустоты и одиночества, и нечем заполнить их, кроме холодного удовлетворения от осознания исполненного долга. Двадцать тысяч дней – и никого в моей жизни… Делиус, мне просто невыносимо думать об этом…

Делиус внезапно прервал этот поток слов, притянув задыхающегося Джонни в объятия. Тот уткнулся лицом ему в плечо, чувствуя, как халат намокает от слез. Соленая влага не иссякала, как дождь за окном. Наконец, Джонни поднял голову. Делиус продолжал обнимать его, хотя лицо его было повернуто в сторону, к стене, на которой лежали светлые пятна. Дрожащим голосом Джонни попросил:
– Открой мне свой секрет. Тебе должен быть известен способ заполнить все эти клеточки.

– Должен быть? – Голос Делиуса звучал спокойно, и он не обратил к Джонни лица.

– Да, иначе ты бы не начал снова наклеивать звездочки за всех мальчиков, которые тебя прельстили.

– Ну, – протянул Делиус, – в последнее время это были не мальчики.

Вдали пророкотал гром, откатываясь к окраине города. Дождь уже не хлестал с прежней силой. Делиус продолжал смотреть на стену с тем же сосредоточенным выражением, с каким он обычно разрабатывал дизайн сайта. Джонни, видя этот немигающий взгляд, повернулся в руках Делиуса. Тот немедленно отпустил его и изменил положение, готовясь встать с дивана.

Джонни схватил его за руку. Делиус повернулся к нему, но выражение его лица было трудно разобрать в тени, виден был только плотно сжатый рот.

Джонни наклонился и поцеловал его в сомкнутые губы.

Делиус позволил ему это, но не ответил на поцелуй. Когда Джонни отодвинулся, то заметил, что лицо Голд Стара стало еще более напряженным. На мгновение ему показалось, что он видит Делиуса в раздевалке спортзала, противостоящего своему инкубу5.

Джонни задумался, как выглядело его собственное лицо, читалось ли на нем то же напряжение.

– Я только что лишил тебя права на звездочку? – спросил он.

– Боюсь, что так, – отозвался Делиус. – Ни сегодня звездочки, ни в конце года.

Он сказал это так небрежно, почти с самоиронией. Джонни узнал этот тон и понял, что хватит малейшего знака с его стороны, и Делиус обратит все в шутку, как он поступил в прошлом месяце. Эта мысль заставила Джонни действовать без промедления, как если бы он увидел сворачивающего за угол красивого мальчика. Он снова схватил Делиуса за руку и воскликнул:
– Почему ты в прошлом месяце не сказал, что тебя влечет ко мне?

– Потому что это не так. – Голос Делиуса был невыносимо равнодушным. – Во всяком случае, не в этом смысле.

Дождь перешел в легкую морось. За окном зазвучали голоса: пешеходы, укрывавшиеся под навесом, начали покидать свое временное пристанище. До Джонни слабо донесся ломкий голос подростка, обращающегося к своей подружке, но едва обратил на это внимание. Мыслями он вернулся к давешнему разговору.

– Ты сказал мне, – медленно констатировал он. – Ты сказал мне еще в прошлом месяце, что ты ищешь кого-то. Я тогда не понял… Почему ты не сказал мне, что тебе нужен я?

– Что, по-твоему, я должен был тебе сказать? – голос Делиуса все еще звучал безразлично, несообразно его словам. Он снова уставился на стену. – «Джонни, я десять лет искал другого бойлавера, которого смог бы полюбить и разделить с ним жизнь» – как я мог сказать тебе такое? Ты был готов лечь со мной в постель из жалости; это было бы все равно, что сделать предложение Педружке. Мне не жалость нужна. Мне не нужен кто-то, от кого бы я только получал и получал, ничего не давая взамен. – Он повернулся к Джонни и на лице его читался гнев. – Если это то, что у тебя на уме – безвозмездно одарить меня – я сразу уйду. – Он пододвинулся к краю дивана.

– Как? – в притворном изумлении воскликнул Джонни. – Что ты, зря обхаживал меня в течение последнего полугода?

Делиус гневно нахмурил брови и открыл рот. Да так и не закрыл его, уставившись на Джонни, который кусал губы, чтобы сдержаться. Но почти сразу же сдался, и вслед за ним Делиус тоже бросил злиться. Не сговариваясь, они с хохотом одновременно упали друг другу в объятия.

Постепенно их смех иссяк, как дождь, но Джонни не поднял головы с плеча Делиуса. Даже сквозь махровый халат он чувствовал как, колотится сердце Голд Стара. Джонни сказал:
– Твое сердце как будто пустилось в пляс. Ты уверен, что твое тело меня не желает?

Делиус негромко фыркнул, прижимаясь щекой к макушке Джонни.

– Если ты опустишь руку чуть ниже, то найдешь подтверждение моим ранним словам. В жизни есть и другие виды возбуждения, помимо сексуального, как сказал бы Пол.

– Пол. – Тело Джонни само теснее прижалось к Делиусу в поисках тепла. – Пол бы сказал, что я сошел с пути истинного.

– Ну да, Отказник сказал бы то же самое обо мне, правда, по иной причине. Полагаю, мы разочаруем некоторых наших друзей, если сделаем это.

Джонни поднял голову и в темноте обвел взглядом контуры теперь спокойного лица Делиуса.

– А что мы делаем? – спросил Джонни. – Я не вполне уверен, что знаю.

– Все что угодно, если ты этого хочешь, – немедленно отозвался Делиус. – Если хочешь, чтобы все оставалось как прежде – отлично. Уже то, что я могу рассказывать тебе о своих настоящих чувствах, многое значит для меня. Если захочешь, чтобы мы стали любовниками… Ну, я знаком с некоторыми бойлаверами, которые побывали на нашем месте, и они поделились со мной советами, как обойти незначительный нюанс отсутствия физического влечения друг к другу. С другой стороны, если тебя не привлекает идея секса между нами, мы можем быть «сожителями» в том смысле, который вкладывает в это понятие Пол. Выбор за тобой. Не в сексе суть того, что я ищу.

– А в чем же? – спросил Джонни, поднимая взгляд к золотистому сиянию волос Делиуса. – Чего ты искал?

Делиус немного помолчал, приобнимая Джонни. Его лицо выражало ту же сосредоточенность, которая появлялась на нем при написании особенно важного административного сообщения. Наконец, он заговорил:
– Думаю, я не согласен с теорией Пола и Отказника о том, что тело, сердце и разум должны находиться в полной гармонии. Согласен – отлично, когда тело, сердце и разум действуют заодно с Совестью, но не думаю, что абсолютно необходимо. Если хотя бы часть нас поступает по Совести, то думаю, мы движемся в верном направлении… Сегодня, когда Милано предложил стать твоим любовником, какая часть тебя была согласна?

– Мое тело, – медленно проговорил Джонни. – И мое сердце. Это мой разум наложил вето.

– Значит, твой разум следовал твоей Совести, и все в порядке. Уайт Роуз, я только что предложил тебе стать моим спутником жизни – с сексом или без такового зависит от тебя. Что на это говорят разные части твоей личности?

Настороженное ожидание ответа больше угадывалось по напряженности в теле Делиуса, чем по вернувшейся к нему серьезности. Дождь уже закончился, хотя в комнате по-прежнему царил полумрак.

– Мое тело не испытывает особого трепета.

– А твои сердце и разум?

В голосе Делиуса снова слышалось напускное безразличие. Джонни сумел поймать его взгляд, прежде чем тот успел отвести его.

– Мои сердце и разум принадлежат тебе, – негромко произнес он. – Ты именно этого искал? Моих сердца и разума?

На мгновение Делиус застыл, словно потеряв дар речи. Но затем пришел в себя и сказал просто:
– Нет. Отдать тебе свои.

И тогда Джонни притянул Делиуса к себе. Тот без сопротивления положил голову ему на грудь лицом вверх. Несколько минут Джонни молчал, прослеживая пальцем серебристый шрам на руке Делиуса и глядя сверху на его сомкнутые веки. Наконец, он сказал:
– Насчет одного Пол прав.

– И что же это? – Джонни чувствовал вибрацию в груди от голоса Делиуса.

– Эрос и филия – не самые возвышенные виды любви.


* * *


К тому времени, когда Джонни вернулся домой, квартиру заливал полуденный свет солнца; в комнатах раздавался слегка приглушенный уличный шум. Джонни постоял минутку в дверях, оглядывая пустое помещение, затем сдвинул несколько тарелок на столе и аккуратно положил пакет с печеньем в центре в качестве украшения. Рядом он прислонил карточку с надписью.

«Дорогой Джонни (мистер Стедман),

Вчера вечером я признался маме в том, что я бисексуал, и она совсем не рассердилась, даже из-за того, что я рассказал вам первому. Но она сказала, что я не должен был просить вас вступить со мной в отношения. Мама сказала, что только педы занимаются сексом с мальчиками моего возраста. Вы примите мои извинения? Я не имел в виду, что вы пед.

И еще она не возражает, если мы будем по-прежнему друзьями, хотя вы и гей. Ее только обижает, что вы до сих пор не познакомили ее со своим партнером.

Я бы тоже хотел с ним встретиться. Вы уже рассказывали ему про круг?

С любовью,
Милано.

P.S. Печенье испекла мама, но оно от нас обоих».

Отложив портфель, он машинально собрал тарелки, поставил их в раковину отмокать и убрал в шкаф чистую посуду. Взгляд его был прикован к компьютеру. Со своего места он разглядел главное меню БойЧата, но место обычных сообщений занял полностью черный фон. На темном экране выделялись только три больших слова: «Бэнджамин Кристофер Уолтерс».

Джонни посмотрел на даты под именем и подсчитал, что через неделю Бэну исполнилось бы одиннадцать лет. Он отстраненно подумал, успел ли Настоящий Бойлавер купить ему подарок.

Джонни вытер руки бумажным полотенцем, выкинул его в недавно купленное мусорное ведро и уже почти отвернулся, когда заметил маленький значок внизу экрана. Он был ярко-желтый, и начинался со слов: «Я хочу убить…»

Джонни медленно приблизился и кликнул на значок. Иконка развернулась в сайт ФХБ.




«Я хочу убить себя».
Добавлено на Форум Христиан-Бойлаверов В_Мире в пятницу, 22 июня, в 16:20





Джонни быстро просмотрел сообщение; слова отдавались в его голове знакомым рефреном старинной баллады. Священник, которому, как думал В_Мире, можно было доверять… Теперь все в окру́ге знают… Ему запретили посещать церковную службу… Его уволили с работы… К нему заявилась полиция, но не нашла никаких улик, предупредив держаться подальше от детей… Его брат уверен, что он растлил свою племянницу… Родители поддерживают его, но настаивают на курсе лечения…

На пост пришло штук двадцать ответов, среди которых – несколько с БойЧата от тех, кто никогда прежде не бывал на ФХБ. «Не делай этого, милый» было озаглавлено сообщение Отказника.

Джонни дважды просмотрел список имен, но одного там не хватало. Он кликнул на второй значок внизу страницы, зеленый. И выскочил другой пост.


* * *


«Последние новости».
Добавлено на Форум комитета Распутья Голд Старом в пятницу, 22 июня, в 17:45
В ответ на «Я беспокоюсь, что происходит на ФХБ?», добавленное Педружкой


Вот как обстоят дела: В_Мире обменивался е-мейлами с Кирпичом вот уже несколько месяцев. Когда вчера вечером стрессовое напряжение стало невыносимым для него, он послал Кирпичу е-мейл, что должен немедленно с ним поговорить. К несчастью, Кирпич как раз выходил из дома, чтобы встретить в аэропорту своего племянника, поэтому он переслал письмо мне с просьбой ответить В_Мире. Однако я совсем недавно смог зайти в интернет, поэтому не видел е-мейла Кирпича.

Не дождавшись ответа от Кирпича, В_Мире пробовал написать некоторым другим БЛ-друзьям, но, очевидно, все они не спешили проверять свою почту. Наконец сегодня В_Мире выложил пост, в котором поведал о событиях, произошедших недавно в его жизни. Сначала он пытался добавить его на Распутье, потому что был знаком с некоторыми его участниками, но там уже отключили возможность публиковать посты. Так что вместо этого он разместил его на БойЧате.

К несчастью, он сделал этот как раз за секунду до того, как меню БойЧата было заменено на мемориальную страницу на время похорон Бэна. Увидев, что его сообщение исчезло с экрана, В_Мире совсем потерял контроль над собой и разместил прощальную записку на ФХБ.

Ну, вы знаете, как мало посетителей бывает на ФХБ в выходные; могло пройти несколько дней, прежде чем кто-нибудь заметил бы сообщение. К счастью, Пол прочел его почти сразу и начал рассылать е-мейлы каждому бойлаверу, чей адрес у него был.

Кирпич и я связались по телефону с В_Мире – сейчас он гораздо спокойнее. Он считает, что его родителям просто нужен совет от кого-нибудь помимо него, какую помощь ему можно оказать, так что я собираюсь полететь навестить В_Мире и заодно объяснить его родителям, что группа поддержки может быть альтернативой лечению.

Это происшествие лишний раз доказывает, что помощь, которую сообщество бойлаверов может оказать своим членам в интернете, весьма ограничена. Так случилось, что вчера я обсуждал эту тему с одним бойлавером, который собирается открыться своим родителям при следующей встрече. Мы решили организовать местную группу поддержки для любого бойлавера, живущего поблизости, и надеемся связаться с не-бойлаверами (педами и не-педами), которые, возможно, захотели бы пообщаться с нами. Например, рядом с нами есть группа экс-геев, с которыми можно попытаться найти общий язык, и тот бойлавер, с которым я говорил, встретил священника, с которым, возможно, сто́ит познакомиться.

Я вижу в этом подобие Распутья в реальной жизни.

Вот все, что я могу сказать на данный момент. Пожалуй, Джонни, который чаще, чем я, отписывается на ФХБ, сможет добавить что-то, когда зайдет в сеть.

Голд Стар.


* * *


Присев на упаковочную коробку рядом с компьютером, Джонни напечатал короткий ответ, написав только, что надеется познакомиться с В_Мире в реальной жизни. Его взгляд начал блуждать по комнате еще до того, как он кликнул «Отправить», и остановился на мигающем рядом красном огоньке. Поколебавшись секунду, он потянулся и нажал на кнопку.

Автоответчик прокрутил ленту с удовлетворенным урчанием, и бестелесный голос проговорил: «Это Пол, в ответ на сообщение Делиуса. Счастлив получить от вас весточку, Голд Стар. Я вроде как сообразил, что в жизни Джонни есть кто-то важный, но не хотел давить на него, потому что знаю, как высоко он ценит неприкосновенность своей частной жизни. Конечно, я буду рад поужинать с вами обоими. Я приду завтра в шесть и захвачу с собой бутылку вина…»

До Джонни постепенно дошло, на чем именно он сидит. Он встал, посмотрел на коробку, полную рубашек, и поднял ее, положив сверху портфель.

Свет в коридоре был выключен (на прошлой неделе они установили новый выключатель). Джонни остановился у приоткрытой двери в комнату Делиуса; сквозь щель пробивался солнечный луч. Однако коробка все еще находилась у него в руках, поэтому он прошел дальше по коридору. При этом Джонни миновал картинки, недавно перевешанные сюда: поросенок Уилбер и паучиха Шарлотта, Винни-Пух и Пятачок, котенок Гарри и мышонок Такер, дядюшка Рэт и мистер Крот6… Изображения друзей, живущих вместе, тянулись до самой двери в библиотеку.

По самой комнате как будто пронесся небольшой смерч. Половину стеллажей отодвинули, чтобы расчистить место для дивана и письменного стола Джонни; Делиус даже установил его лэптоп, но экран не был активным. Свои книги Голд Стар, однако, еще не забрал. Они кучками валялись на полу, напирая на ящики с вещами Джонни.

Он поставил коробку на пол и начал шарить в портфеле, когда заметил звезды.

Джонни медленно выпрямился, все еще сжимая в руке то, что попалось ему в портфеле, и долго не отрывал взгляда, прежде чем подойти к стене с дверью. На месте прежних иллюстраций из детских книжек теперь находились десятки листов бумаги, переливавшихся золотом в солнечных лучах. На первых пятнадцати распознавался знакомый порядок: золотые звездочки, аккуратно наклеенные ровными рядами. Ряд за рядом, беспрерывно тянулись звезды, заключенные в клеточки.

Оставшиеся сорок страниц выглядели совсем иначе. Золотые блестки разлетелись по бумаге, кругами и спиралями; единственное, что выглядело аккуратным, – одна большая звезда в центре каждого листа.

Отступив назад, чтобы лучше видеть золотые страницы у самого потолка, Джонни натолкнулся на письменный стол. Компьютер тут же включился, на экран дождем выплеснулись золотые звезды, и раздался праздничный колокольный перезвон.

Потом изображение изменилось, появился знакомый лунный пейзаж с синим треугольником посередине. Звезды теперь танцевали на темном небе, и треугольник искрился от звездной пыли. На экране появились слова:

 «Даже если законам суждено измениться, мне нужен будешь только ты».

Он почувствовал раньше, чем увидел, как Делиус вошел в комнату. Или, может быть, первым проник запах краски; когда Джонни повернулся к двери, то увидел, что Делиус, весь перепачканный в золотой краске, откладывает малярную кисть. Его волосы сияли золотом, словно звезды.

Некоторое время Джонни не мог вымолвить ни слова. Он почувствовал себя вне времени, как будто все это произошло давным-давно. Делиус тоже ничего не говорил, а просто улыбнулся.

И затем Джонни шагнул вперед со словами:
– Я купил это для тебя.

И протянул Голд Стару белую розу.

-*-*-*-*-*-*
КОНЕЦ.
-*-*-*-*-*-*


1 (п/б: В составе браузера Microsoft Internet Explorer имеется набор специальных возможностей, которые могут помочь людям с ограниченным зрением при просмотре web-страниц. Одна из них – функция «Always expand ALT text for images». Если напротив этого параметра установлен флажок, связанный с графическими изображениями альтернативный текст в режиме отключенного отображения графики будет увеличиваться пропорционально размеру рисунка).


2 (п/б: синяя свеча стала символом МДБ; обычно ее зажигают дома, реже – в общественных местах).


3 (п/б: Космополитизм (от древне-греч. – космополит, гражданин мира, человек космоса (вселенной)) – идеология, рассматривающая жителей Земли вне зависимости от гражданства или какой-либо родовой принадлежности).


4 (п/б: перед некоторыми храмами и внутри них ставится чаша с освященной водой, чтобы, входя или выходя из храма, верующие обмакивали руку в эту воду и делали крестное знамение – символизирует смывание грехов.
В западных обрядах Католической церкви принят термин «благословение воды», тогда как в восточных — «освящение». Сама вода именуется, как правило, не «святой», а «освященной»).


5 (п/б: Инкуб, или инкубон (инкубониус) (incubus, от лат. incubare, «возлежать сверху») — в средневековых легендах распутный демон, ищущий сексуальных связей с женщинами. Соответствующий ему демон, появляющийся перед мужчинами в образе женщины, называется суккуб. В большинстве случаев инкуб описывается как безобразное существо, часто напоминающее козла (один из образов дьявола).
В средневековом трактате «Молот ведьм» утверждается, что демоны в качестве суккубов собирают мужское семя, хранят его в своем теле, а затем в качестве инкубов оплодотворяют женщин, сообразуясь с положением звезд, с целью появления потомства, изначально предрасположенного ко злу под влиянием планет.
Связь с инкубом считалась гораздо более тяжким грехом, чем супружеская измена, поскольку она приравнивалась к скотоложству, а взаимоотношения с суккубами приравнивались к мужеложству, ведь суккуб тот же дьявол, только в женском обличье.)


6 (п/б: перечисляются герои детских книжек:
1) «Паутинка Шарлотты» (англ. Charlotte's Web) — детская книга американского писателя Эдвина Брукса Уайта, впервые опубликованная в 1952 году.
Герой книги — поросенок по имени Уилбер, которого спасла от гибели девочка по имени Ферн. Поросенок попадает на Скотный двор, где другие животные дают ему понять, что проживет он недолго. Однако паучиха Шарлотта вплетает в свою паутину слова, которые должны убедить фермера в том, что поросенок заслужил жизнь.
2) Винни-Пух – плюшевый мишка, персонаж повестей и стихов Алана Александра Милна. Как и многие другие персонажи книги Милна, медвежонок Винни получил имя от одной из реальных игрушек Кристофера Робина (1920—1996), сына писателя. В свою очередь, плюшевый мишка Винни-Пух был назван по имени медведицы по кличке Виннипег (Винни), содержавшейся в 1920-х в Лондонском зоопарке.
Реальными игрушками Кристофера Робина были также Пятачок (подарок соседей), Иа-Иа без хвоста (ранний подарок родителей), Кенга с Крошкой Ру в сумке и Тигра (куплены родителями впоследствии специально для развития сюжета вечерних рассказов сыну). В рассказах они появляются именно в таком порядке. Сову и Кролика Милн придумал сам; на иллюстрациях Шепарда они выглядят не как игрушки, а как настоящие животные, Кролик говорит Сове: «Только у меня и тебя есть мозги. У остальных – опилки».
«Винни-Пух» представляет собой дилогию, но каждая из двух книг Милна распадается на 10 рассказов с собственным сюжетом, которые могут читаться, экранизироваться и т. д. независимо друг от друга.
В книге воссоздается атмосфера всеобщей любви и заботы, «нормального», защищенного детства, без претензий на решение взрослых проблем
3) «Котенок Гарри и мышонок Такер» – детская книга, написанная Джорджем Шелденом и иллюстрированная Гартом Уильямсом. Она также является приквелом к книге «Сверчок в квадрате времен».
Книга рассказывает о молодом мышонке по имени Такер и котенке по имени Гарри, двух друзьях сверчка Честера из «Сверчка в квадрате времени».
Такер, как мы узнаем, родился в коробке из-под продукции компании Клинекс среди всякого хлама на Десятой авеню и сбежал из своей норки, чтобы спастись от работников санитарной службы. Свое имя он взял в честь пекарни «Домашняя выпечка Мэри Такер» на Десятой авеню. Он встретил котенка Гарри, который назвался так, услышав разговор двух детей, один из которых сказал: «Гарри – ты чудак!» и котенок решил, что тоже хочет стать чудаком.
Эти двое стали друзьями и отправились в Нью-Йорк в поисках своего нового дома. Блужания привели их в подвал Эмпайр-стейт-билдинга (небоскреб) и в Грамерси Парк (отель) в частности. К конце концов, они устроились в неиспользуемом канализационном стоке станции метро Таймс-сквер.
4) «Ветер в ивах» – сказочная повесть шотландского писателя Кеннета Грэма. Впервые была издана в Англии в 1908 году и принесла автору известность.
Сказка повествует о жизни и приключениях пяти персонажей: дядюшка Рэт (водяная крыса), мистер Крот, мистер Барсук, мистер Тоуд (жаба) и Выдра).
Guilty But Insane

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .