Одна дома и Фанфикшн

26 Января 2021, 08:52:21
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру The Vampire Diaries » Гет в процессе написания (Модераторы: Shoa, Evika9) » [R] Катерина, Кетрин, adventure/drama/romance, макси, в работе

АвторТема: [R] Катерина, Кетрин, adventure/drama/romance, макси, в работе  (Прочитано 2553 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Название: Катерина
Автор: Мандарина в крапинку
Пейринг: Кетрин Пирс
Рейтинг: R
Жанр: adventure/drama/romance
Размер:
Статус: в работе
Дисклаймер: стандартный
Аннотация: Катерина Петрова, Кетрин Пирс - злобная вампирша, преследующая свои эгоистичные цели. Кто она? Жертва? Хладнокровная убийца? Способна ли она на любовь или её человечность погрязла в море смерти и крови?
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 1.

1470 год. Болгария. София.
В большой, жарко натопленной комнате, освещённой несколькими десятками свечей, царила напряженная атмосфера. На постели лежала большая тучная женщина средних лет, она тяжело дышала и комкала простыни, сдерживая рвущийся наружу крик. Возле кровати суетились две молоденькие девушки-служанки. Одна из них, с туго стянутыми в пучок волосами, смачивала губку в миске с водой и обтирала лицо женщине.
-Ещё немного, госпожа... Ещё немного, - шептала девушка, глядя на искривлённое, измученное продолжительными родами лицо женщины. - Тужьтесь!
Раздался громкий стон, на смену которому пришёл звонкий писк младенца.
-Вот и всё, - не смогла сдержать радостную улыбку служанка, поглаживая хозяйку по волосам.
Другая девушка тем временем осматривала младенца, захлёбывающегося криком:
-Девочка! Девочка, госпожа!
-Дайте мне взглянуть на неё... Дайте мне, - женщина протянула руки к своему дитя, и лицо её, ещё недавно испещрённое морщинами, разгладилось при одном взгляде на маленький, пищащий комочек.
Служанка бережно передала младенца в руки хозяйки и скрылась за дверью - все в доме трепетно ждали новостей.
Не успела она исчезнуть, как в комнату ворвался мужчина в расстегнутой рубахе с трясущимися от волнения руками:
-Мария, дорогая!
Он встал на колени перед постелью жены и заключил её в объятия, на что ребёнок разразился недовольным криком.
-Девочка, Тодор, у нас наконец-то родилась девочка.
-После шести оболтусов пора бы родиться кому-то, кто заставит семью гордиться собой. Правда, девочка, ты не подведёшь отца?
Плач послужил ему ответом. Но Тодора Петрова он устроил, мужчина добродушно рассмеялся и поцеловал жену.
-Ты уже подумала над именем, Мария?
-Катерина. Её будут звать Катерина.
1490 год.
-Катерина, дорогая, ты кажется загрустила? - Мария Петрова обеспокоенно вгляделась в нахмуренное лицо дочери. - Постарайся улыбаться, это ведь приём в честь твоего двадцатилетия.
-Мне трудно улыбаться, ведь я просила не устраивать никаких торжеств в этом году, - ответила Катерина, поправляя шуршащие складки платья, которые в ярком свете переливались светло-голубой волной. - Но для вас куда важнее честь семьи и положение в обществе, чем моё мнение, так что не просите меня участвовать в этом спектакле. Актриса из меня никудышная.
Мария провела рукой по гладким белоснежным перилам балкона. Все в доме знали, что балкон - любимое место Катерины, место уединения, в котором девушка находила успокоение, отдыхала от мишуры светских приёмов, устроившись в мягком кресле с книгой в руках.
-Но, дорогая, ты ведь не хочешь огорчить отца? - возразила женщина. - Он так старался устроить всё как можно лучше. Ну же, не хмурься, - Мария схватила дочь за руку и потянула за собой в сторону, откуда звучала музыка струнных квартетов и дюжина голосов.
Катерина Петрова последовала за матерью в зал, где её тут же окружила толпа приглашённых, среди которых было множество молодых людей, только и мечтавших о том, как завоевать сердце юной красавицы. В свои двадцать лет, одетая в ледяного цвета платье, с каштановыми волосами, рассыпанными по плечам небрежными колечками, и миндалевидными тёмными глазами, Катерина была признанной красавицей, почётной гостьей на всех балах, устраиваемых высшими кругами Болгарии. Простым смертным путь на них был закрыт, но, Катерина, принадлежавшая к знатному роду, не знала другой жизни, жизни за пределами танцевального зала.
Комплименты и поздравления сыпались со всех сторон, так, что уже через пять минут Катерина думала только о том, как бы сбежать через стеклянные двери в сад, где можно было прогуляться по уединённым затерянным тропинкам, спрятаться в тени деревьев от надоедливых ухажёров, их лести и малоприятных недвусмысленных предложений. Когда ей наконец удалось сбежать, девушка почувствовала себя так, словно у неё выросли крылья, и пока мать не заметила её отсутствия, Катерина торопливо направилась в глубь сада, где находилась её любимая беседка и розовые кусты.
Оказавшись под защитой сада, девушка углубилась в чтение романа, который она принесла сюда накануне вечером. Мать и отец скептически относились к её увлечению, находя, что хорошенькой молодой девушке её возраста не стоит забивать голову выдуманными пустяками, а поскорей найти собственного принца, ну или, если такового не будет поблизости, то достойного жениха, который будет иметь приличный доход и сможет содержать жену, не спрашивая у неё ежедневного отчёта о купленных накануне чулках, драгоценностях и атласных лентах.
-Как невежливо с вашей стороны было покинуть гостей и спрятаться здесь, Катерина, - раздался мягкий бархатный голос, нарушивший тишину сада и заставивший Катерину вздрогнуть и оглядеться в поисках говорившего.
Этого человека она не видела раньше. Тень скрывала его волосы и одежду, но солнечный лучик, пробившийся сквозь густую листву деревьев, на миг осветил его лицо. Своей позой незнакомец напомнил Катерине хищника, притаившегося в зарослях леса в ожидании маленького глупого зверька, который проявив неосторожность, послужит ему обедом. Она вздрогнула от какого-то незнакомого чувства. Должно быть, страха.
-Как невежливо с вашей стороны, сударь, было отделиться от гостей и отправиться на мои поиски, - Катерина старалась говорить ровно и спокойно, хотя вид этого человека не внушал ей доверия. - К тому же, мы с вами не знакомы...
-Прошу простить меня за это.
Он вежливо поклонился и сделал шаг в сторону девушки, чем заставил ей подняться со скамеечки, после чего представился:
-Пётр Орлов, к вашим услугам.
Катерина протянула ему ладонь, как того требовали правила приличия, хотя всё её существо вопило об опасности.
Его губы изогнулись в вежливой улыбке и коснулись её мягкой ладони. Девушка почувствовала дрожь, пробежавшую от кончиков пальцев по всему телу, дрожь, которая не могла быть вызвана ничем другим, кроме как страха.
Они присели, и Катерина смогла лучше рассмотреть своего неожиданного спутника. Чёрные, как смоль, волосы и глаза... Такие глаза невозможно забыть! Они напоминали расплавленное серебро и притягивали к себе каждого, кто имел неосторожность попасть под их чары. Лицо так же привлекало внимание: правильные черты, волевой подбородок, нос с небольшой горбинкой и пробившаяся кое-где щетина.
Он без стеснения изучал её, пробежавшись по всей её складной фигурке, почти раздевающим взглядом. Катерине вдруг стало не по себе. Она почувствовала, как кровь бросилась в лицо, но всё же, несмотря на смущение, не могла отвести взгляда. Её не покидало настойчивое ощущение, что он не взлюбил её с первого взгляда, и от мысли, что этот человек может стать её врагом, внутри что-то оборвалось.
-Так что же заставило вас сбежать с собственного праздника? - спросил он, хотя она могла спорить на что угодно, что его это нисколько не волнует.
-Бал утомил меня, захотелось тишины и покоя, - её голос прозвучал совсем по-детски, словно принадлежал не двадцатилетней девушке, а маленькому, насмерть перепуганному ребёнку.
-Никогда бы не подумал, что такая девушка как вы, может чувствовать себя неуютно на балу.
-Представьте себе, может. Все знают, что я не люблю посещать подобные вечера.
-Я недавно приехал в город, - он пожал плечами и улыбнулся.
Катерина изумилась тому, как улыбка изменила его лицо. Оно светилось мягкостью и обаянием, и сейчас ей казалось смешным, что в первую минуту он вызвал в ней чувство страха.
Ветер на своих крыльях донёс им звуки музыки, и Пётр протянул девушке руку:
-Вы позволите?
Она кивнула, и они, шурша опавшей листвой, начали вальсировать в полумраке сада.
Катерина чувствовала тепло, разливающееся внутри, ей было так хорошо и спокойно, и в тоже время так любопытно узнать, как можно больше о своём новом знакомом, что она принялась осторожно разглядывать его.
Он не походил на человека, который улыбается легко или часто, и она предположила, что в свои молодые годы, а ему едва ли исполнилось больше двадцати трёх лет, он побывал в немалом количестве передряг. В нём чувствовалась спокойная уверенность и сила, приобретённая скорее опытом, чем при рождении, и некоторая доля жестокости, прослеживающаяся в чертах лица.
Катерина подняла ресницы, чтобы посмотреть ему в глаза. О, Боже! Он в упор смотрел на неё своими серебристыми глазами, и этот взгляд действовал на неё поистине гипнотически, притягивал к себе, заставляя сильнее прижиматься к крепкому мужскому телу, чувствовать мышцы, перекатывающиеся под тонкой льняной рубашкой. Ей вдруг нестерпимо захотелось поцеловать его, узнать, каковы его губы на вкус...
Словно почувствовав её желание, Пётр молча протянул руку и провёл пальцами по её подбородку.
-О, нет, - прошептала она. Голос внутри её кричал, что это безрассудство хотеть человека, которого она знала не дольше пяти минут, но он сжал ладонями её лицо, и всё её тело затрепетало. Его ласки пробудили в ней незнакомые желание. Как долго она ждала мужчину, который сможет разбудить в ней страсть!
Он наклонил голову так, что между ними не осталось и пары сантиметров, как бы давая девушке шанс отказаться от задуманного, но Катерина слегка приоткрыла губы - приглашение с её стороны. И когда губы их почти соприкоснулись...
-Катерина! Катерина, ты здесь?
Девушка в испуге отпрянула от молодого человека, всё ещё ощущая тепло его прикосновений. Пётр пристально смотрел на неё, и девушка видела, как серебристые лужицы его глаз вновь становятся кусочками льда.
-Катерина! - девушка узнала голос матери, а через секунду она сама показалась на каменной дорожке, ведущей в беседку.
-Катерина, почему ты не откликаешься? Я так перепугалась, когда не нашла тебя в доме... Ах, Пётр, вы тоже здесь! Очень рада снова видеть вас в наших краях. Что привело вас сюда? - женщина схватила Петра под руку и повела в дом.
-Катерина, тебе стоит вернуться к гостям, милая.
-Секунду, мама, - ответила девушка, оглядывая себя в маленькое карманное зеркальце. Её лицо всё ещё пылало, но краснота спала, и, захлопнув крышечку, Катерина поспешила за матерью к особняку, где уже давно подали десерт и прохладительные напитки.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3632/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 2.

Часы пробили двенадцать раз. Полночь. Катерина вздохнула и открыла глаза. Поворочавшись ещё немного и убедившись, что от сонливости не осталось и следа, Катерина встала с постели и, взяв с прикроватного столика подсвечник с догорающей свечой, вышла из комнаты.
В коридоре не было ни души. Все обитатели дома были погружены в глубокий сон, и Катерина вдруг почувствовала себя неуютно посреди пустого коридора со свечой, готовой погаснуть при первом дуновении ветра. Девушка вышла из левого крыла особняка, где кроме её спальни находилась комнатка её горничной Мисси, которая в отличие от хозяйки никогда не страдала бессонницей, и спустилась по лестнице.
В библиотеке было тепло и уютно. Ещё непотухший камин мерцал в темноте, и девушка, присев возле него, поворошила кочергой угольки.
-Кто здесь? - раздался хриплый голос из ближайшего кресла.
Катерина испугалась, но вовремя узнав голос отца, расслабилась:
-Это я, папа.
-Катерина? Почему ты не спишь, дорогая?
Раздался треск, и в руках у Тодора Петрова затеплилась свечка, осветив его обеспокоенное лицо.
-Подойди ко мне, дитя!
Катерина подошла к отцу и присела на подлокотник его кресла.
-Раз уж мы встретились здесь, я хочу серьёзно поговорить с тобой, Катерина, - Тодор помолчал, собираясь с мыслями, - тебе исполнилось двадцать лет, пришло время задуматься о будущем. Нет, нет, дорогая, послушай, я не хочу давить на тебя, но уже через каких-то пять лет ты выйдешь из юного чудесного возраста, когда девушки мечтают о прекрасном принце и любви. Тебе нужен будет человек, который обеспечит тебя, рядом с которым ты будешь чувствовать себя в безопасности.
-Но, папа, - разочарованно протянула Катерина. - Мы уже говорили об этом. Я никогда не соглашусь на свадьбу по расчёту.
-Я не говорил о браке по расчёту. Но не слишком надейся на чувства, Катерина, в них можно жестоко обмануться. Ты должна подать пример Софье...
-Софья - глупышка. Она только и думает о том, как выйти замуж, да чтобы жених был побогаче... Но я не она! - воскликнула Катерина.
-Дорогая, наш разговор не означает, что завтра на балу ты должна будешь...
-Бал? - перебила отца Катерина, чем заслужила его укоризненный взгляд.
-Разве мама тебе ничего не сказала? - удивился Тодор. - Николаевы устраивают в своём поместье бал-маскарад, и наша семья - почётные гости. Так что и слушать не хочу никаких возражений. Ты должна на нём быть.
-Хорошо, папочка, - вздохнула Катерина. - Пожалуй, мне стоит отправиться спать.
Награжденная поцелуем на ночь, Катерина вышла из библиотеки и после, лёжа в кровати, думала о том, что завтра её ждёт ещё один безумно долгий день.

Катерина знала, что бал у Николаевых, несомненно, станет главным событием сезона. Не только все приглашения были приняты, но глядя на бальный зал соседского особняка, где яблоку негде было упасть, создавалось впечатление, что многие явились без приглашения, уповая на удачу. На маскараде трудно узнать большинство гостей, скрывающих лица под изысканными масками. Так что даже если среди гостей и были лишние, то Елена Николаева - хозяйка дома, молоденькая девушка двадцати пяти лет, не могла сказать наверняка, кто именно. Да и вряд ли эта скромная девушка, нарядившаяся в простенькое, цвета молодого поросёнка платье, смогла бы выставить непрошенных гостей из своего дома. Вот Катерина без особых угрызений совести вывела бы наглецов за двери особняка. Не только помещение, но и количество еды и напитков, которых явно не хватало, кричало о посторонних.
Для бала Катерина выбрала шёлковое платье цвета морской волны, на которое вот уже неделю имела виды Софья. Но вмешательство матери быстро расставило всё по своим местам, и не лишило Катерину возможности покрасоваться в наряде, отделанном серебряной нитью.
Катерина не любила маскарады. Виной тому были полумаски, закрывающие лицо и не создающие к тому же никакой атмосферы таинственности. Они не могли полностью скрыть лица своего обладателя, поэтому Катерина без труда узнала приближавшегося к ней Виктора Николаева - кузена Елены. Виктор был невысок и уже в двадцать три имел круглый животик, свидетельствующий о чрезмерном пристрастии своего хозяина к еде. Он был немного увлечён Катериной, хотя прекрасно знал о её требованиях к предполагаемому жениху и понимал, что в рамки он, мягко говоря, не вписывается. Некоторые считали, что Катерина слишком горда и ей так и суждено остаться старой девой, но Виктор, который по натуре был человеком мягким, очень нежно относился к девушке.
Виктор поцеловал ей руку и со свойственной ему напыщенностью произнёс:
-Катерина, дорогая! Вы как всегда само очарование! Честное слово, если бы я задумывался о женитьбе, то непременно выкрал бы вас из отчего дома!
Катерина вспыхнула. Виктор не в первый раз делился с ней такого рода мыслями, и это не могло не смущать. Девушка знала, что Виктор был человеком довольно болтливым, чем нередко ставил окружающих в неловкое положение. Но всё же он был её другом, и она пыталась найти оправдания его недостаткам.
Поэтому улыбнувшись, Катерина ответила:
-Ну что вы, Виктор! Все мы знаем, что вы осчастливите кого-нибудь ещё очень не скоро.
В этот момент к ним приблизился ещё один человек, глаза которого, пристально наблюдающие за девушкой сквозь прорези в маске, показались Катерине знакомыми.
-Катерина, - торжественно произнёс Виктор. - Хочу представить тебе моего старинного приятеля, с которым связаны самые приятные моменты моей жизни. Пётр Орлов.
"О Боже!" - думала Катерина, глядя на Петра, который отвесив поклон, ожидал от девушки ответного знака. "До чего же тесен мир".
-Рада познакомится с вами, - улыбнулась Катерина, глядя в серые глаза, которые, как и прежде, в саду, напоминали две льдинки. - Но боюсь огорчить тебя, Виктор, мы с Петром уже виделись раньше.
-Правда? - воскликнул Виктор, совершенно неопечаленный этой новостью. - И где же?
-На празднике по случаю моего двадцатилетия.
В этот момент один из гостей окликнул Виктора, и он, извинившись, отошёл.
-Итак... - задумчиво произнёс Пётр, глядя на стоящую перед ним девушку. - Мы снова встретились, Катерина.
Девушку удивляло, что он так спокойно называет её по имени, хотя они были знакомы всего лишь несколько минут, если не считать того инцидента в парке, от одной мысли о котором Катерине становилось не по себе. Но в том, как Пётр произносил её имя, словно пробуя его на вкус, было что-то одновременно очаровывающее и пугающее.
-Удивительно, не правда ли?
-Возможно, но я рад, что это случилось.
Катерина не смогла сдержать улыбки. Но Пётр не ответил на неё, он вдруг коснулся подбородка девушки и, приподняв его, несколько секунд всматривался в её глаза. Наконец он отвернулся и, бросив: "Оставьте мне танец", - скрылся среди гостей.
"Танцы? В такой толпе?" - усмехнулась Катерина, продолжая стоять и улыбаться до тех пор, пока откуда невозьмись не появилась Софья и не начала жаловаться на натирающие ноги туфли.
Делая вид, что слушает непрекращающуюся болтовню сестры, Катерина думала, что, по крайней мере, один танец ей сегодня обеспечен.

Катерина сидела перед зеркалом и расчёсывала волосы, когда в комнату, словно ураган ворвалась Мисси.
-Что с тобой? В доме пожар? - спросила Катерина, глядя на запыхавшуюся служанку, поправляющую сбившийся набок фартук.
-Госпожа, вам велели передать вот это.
Этим оказался свиток бумаги, перевязанный бордовой ленточкой.
-Что это?
-Мисси не знает. Велено было отнести молодой хозяйке Катерине.
-Хорошо, Мисси, ты свободна на сегодня. Только приготовь постель и можешь идти.
Закрыв за горничной двери, Катерина дрожащими от нетерпения руками развязала ленточку и пробежалась глазами по коротенькому посланию, которое вряд ли понял бы кто-то кроме неё: "Там, где мы впервые встретились, в шесть вечера".

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .