Одна дома и Фанфикшн

26 Ноября 2020, 09:02:14
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру The Vampire Diaries » Джен, готовые (Модераторы: Shoa, Evika9) » [R] [~ 4.800 слов] Are you f*cking kidding me?, Стефан,Дэймон,Вероника Марс,AU/general/humor/x-over

АвторТема: [R] [~ 4.800 слов] Are you f*cking kidding me?, Стефан,Дэймон,Вероника Марс,AU/general/humor/x-over  (Прочитано 2891 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Название: Are you f*cking kidding me?
Автор: Potter_James
Бета: atranotte
Фэндом: Дневники вампира/Вероника Марс
Рейтинг: R за мат
Категория: джен, капля гета
Жанр: общий с сарказмом, может юмор, кому как
Персонажи: Стефан, Деймон, Вероника Марс и другие
Варнинг: мат и другой strong language, немного оос
Статус: окончено
Саммари: Вероника Марс пишет к балу основателей статью, затрагивающую историю родного города, которую планируется разместить в журнале о паранормальных явлениях. И делает фоторепортаж. Время действия - в пределах первых пяти серий.
От автора: никогда не знаешь, чего ждать от глубин подсознания. Посвящается Вичке))
Разрешение на размещение: получено

Обсуждение

Читать фик одним файлом

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-45
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
12.10.2009.

Дорогой дневник,

Понимаешь, в этой истории должны были быть только мы втроем: красавица, красавец и вялый мудак, вечно недовольный жизнью. Это я.

- Я собираюсь провести вечность в блуде, пьянстве и обжорстве, - говорит мой брат. – И ты - единственное, что бесит меня в этой вечности.

Он говорит, что единственное, чего он по-настоящему боится, - это скука, которая исходит от меня и проникает лучами в его мозг.

Недавно он прочитал мой дневник. Не знаю, почему я не подумал о том, что он способен даже на такое. Он глумился надо мной.

- «Дорогой дневник, я верю, что в глубине души в Деймоне осталось что-то человеческое», - мерзким голосом читал он, мелькая вокруг меня, ускользая от меня, ведь я, конечно, гонялся за ним по дому, пытаясь отнять тетрадку. - Ты серьезно? Серьезно?

- Я больше не возьму это в руки, - сказал он, метнув дневник мне в голову откуда-то сверху. – Иначе, клянусь, меня вырвет кровью.

Не смотря на все это, история с Еленой должна была быть символичной. Круг должен был замкнуться. Думаю, после этого мы бы разошлись навсегда. Цикл завершается, история должна заканчиваться когда-нибудь - закончились даже «Санта-Барбара» и «Секретные материалы».

Мой брат ждет окончание с нетерпением.

- Дорогой дневник, не знаю, как сказать тебе об этом сейчас, но это не та девушка, это какая-то бл*дь, - раздраженно сказал он мне на днях, откидываясь в кресле. – Мне жаль, брат, но все пошло. Девушка не та. Город не тот. Времена не те. И мой брат дерется с собаками из-за крыс.

Я предлагал ему уехать, свалить из этой скучной сопливой истории, но он не послушал.

- У меня рвется шаблон от символичности всего, - говорит Деймон, закрывая глаза. – И я схожу с ума от скуки.

- Нынешняя литература – полный отстой, - продолжает Деймон. – У тебя нет других дневников?

- Белла...
- Эдвард...

- Ты только посмотри на себя, - говорит Деймон, указывая пультом на экран и брезгливо сморщив лицо. – Но мне нравится Виктория, она красивая.

И это дерьмо все не кончается, и где бы мы с Еленой ни оказались, он оказывается там же, даже если это мороженица.

- Пломбир с ананасом, черт бы его побрал, пожалуйста, спасибо.

У меня ощущение, словно он ввалился ночью в мою квартиру, разбросал свои вещи, выпил мое пиво и теперь сидит за моим компом, а я вынужден посещать интернет-кафе. Он ходит по моему дому, валяется на моих диванах, надевает мои вещи, читает мой дневник, шарится по списку моих друзей в фейсбуке, пристает к моей девушке.

Мне кажется, или, бл*дь, это банально и совсем не демонически?

Даже хуже. Недавно все и вовсе превратилось в безвкусный фарс из-за одной девочки, четвертой, которой не должно было быть в нашей истории. Ее не должно было быть, но, что бы я ни делал, мне кажется, что я слышу ее мерзкий писклявый голосок. Он комментирует все, что я делаю. Говорит, мол, нет, меньше соплей, Стефан, или нет, Стефан, больше страсти, встань туда, улыбнись, нет, не улыбайся, я напишу статью о тебе, Стефан, я хочу полежать в твоем гробу, нет, без тебя, Стефан, не смотри на меня, в моей крови слишком много яда.

Когда мое сердце готово разорваться на куски, мне кажется, я слышу, как она зевает.

Это случилось две недели назад. Мы спорили с братом и племянником в большой гостиной нашего дома, когда услышали этот голос впервые.

- Эй, звонок не работает! Мистер Сальваторе, вы дома?

Племянник подошел к открытому окну и выглянул.

- Привет, Вероника, что ты здесь делаешь?

Парень был слегка взвинчен.

- Я хотела заснять вампирское гнездо, - ответила девочка.

- Вампирское гнездо? – повторил он, как мудак.

- Я пишу паранормальную статью к балу основателей, - ответила она. – Про вампирскую историю вашей семьи. Вообще-то я таким не увлекаюсь, но мне заплатят триста долларов. Это важно.

- Вероника...

- Пригласите меня войти, сэр, - сказала Вероника. – Потому что я ведь могу войти и без приглашения и заснять вас и ваших племянников мирно спящими в своих гробах.

- Моих племянников? – продолжал талдычить этот парень.

- Я хожу в одну школу со Стефаном.

- А, да....

- И я прочитала все про вас в городском архиве. Я Малдер, сэр.

В этот момент Деймон встал с дивана, подошел к окну и посмотрел вниз. Я последовал за ним и так я впервые увидел Веронику Марс - подростка, способного обосрать даже историю поздней любви старого вампира.

- Дорогой дневник, иди, открой, - сказал мне брат.

- Иди сам открой, - огрызнулся я.

- Нет, я буду ждать ее здесь, в расслабленной позе, - ответил он, быстро расстегивая две верхние пуговицы на рубашке. – У меня есть демонический блеск в глазах?

Я отвернулся.

- Не ломайся, это же не твоя Елена Прекрасная. Пригласи ее войти.

Какой чудовищный поворот судьбы.

И да, это не Елена Прекрасная, это точно. У Вероники какие-то мышиные черты лица – мелкие и острые. Узкие губы, маленькие глаза. Она стискивает зубы и подозрительно щурится, или улыбается так, словно сейчас набросится и обглодает ваше лицо. Идеальная маленькая вампирша, кусачая и злобная, как бесхозная комнатная собачонка.

Я слышал о ней в школе. Мамаши других учениц считают ее шлюхой.

- Привет, - сказал я, открывая дверь.

Меня ослепила вспышка.

- Прости, фото должно быть естественным, - ответила она, входя внутрь.

С тех пор Вероника Марс появилась в нашей жизни. Когда-нибудь она состарится и умрет, но я не знаю, как мне дождаться этого момента.

Мне страшно, потому что мне хочется убить ее. Боюсь, я не преградил бы Деймону путь, если бы он надумал ее сожрать.

- Ты издеваешься надо мной? – сказал мне Деймон, когда, протестуя против убийства людей, я ввернул: «Может, ты и Веронику сожрешь?».

Мне страшно, что я это сказал. Я словно хотел подать ему отличную идею. И это отвратительно.

Однако, кажется, я зря переживаю. Скорее эта сука сожрет нас обоих.

Tbc


Дорогой дневник,

В тот роковой день Вероника сделала несколько фотографий нашего коридора, выбрав, на мой взгляд, довольно странный ракурс.

- Очень милый дом, - сказала она. – Слишком милый для вампирского гнезда, редактору это не понравится.

Войдя в гостиную, она первым делом сфотографировала Деймона, который полулежал на диване, как надо, с расстегнутыми пуговицами, стаканом виски в руке и улыбкой тарантула.

- Редактору это понравится, - улыбнулась Вероника. – Вероника Марс.

- Деймон Сальваторе.

Они пожали друг другу руки.

Веронику пригласили присесть, и на меня обрушились дурные предчувствия.

- Я работаю на журнал «Провинциальные ужасы», - сказала Вероника, отводя за ухо жидкую светлую прядку. – К балу основателей мне заказали статью. Историю, которая имела бы отношение к нашему городу и была бы в равной степени ужасна и провинциальна.

- Это же история моей жизни, - оживился Деймон и подался вперед.

- Я тоже так подумала, - оскалилась Вероника, поднимая вверх указательный палец. - Деймон и Стефан Сальваторе есть в списке гостей бала основателей, который был черт знает когда. Отсюда вывод: или все очень символично, и ваши предки гордились этой историей, или вы правда вампиры. Я бы предпочла второй вариант, это хорошо для журнала. Но в статье я в любом случае оставлю над этим вопросом завесу тайны, если вы не против.

Мне хотелось сделать вампирскую рожу с черными глазами и сосудами вокруг них и взреветь, чтобы стереть с ее лица этот оскал. Но я сдержался. В конце концов, Вероника Марс - обычный подросток. Может, она мне не нравится, может, она маленькая назойливая тварь, но она в любом случае не заслуживает ничего из того, что может предложить ей мой брат.

Я присел в кресло в углу, словно меня нет. Прикинулся ветошью.

- Мне нравится концепт твоей статьи, - сказал Деймон. – Я думаю, что у тебя талант.

О, конечно.

- Это просто совпадение, - ввернул я, пытаясь немного разрушить игру света и тени вокруг моего брата. – Наши имена, они просто...

- Не думаю, что это совпадение, - перебила Вероника, сверля меня взглядом своих маленьких светлых глазок. – Имена довольно странные. Дважды назвать парней Деймон и Стефан – это примерно как молния, которая дважды попадает в одно и то же место.

Повисла секундная пауза. Я неожиданно вспомнил, как Деймон смеялся над комиксом о коте Гарфилде. В этом комиксе Гарфилд смотрит фильм ужасов, и одного из героев спрашивают:

- Как ваше имя, рядовой?
- Рядовой Жрачка Монстра, сэр! – отвечает за рядового Гарфилд.

Я усмехнулся.

- Что? – спросила Вероника, прищурившись.

- Вспомнил комикс про рядового по имени Жрачка Монстра, - ответил я. Деймон сделал страшные глаза.

- Кстати, ты ведь встречаешься с Еленой Гилберт? – к счастью, Вероника сменила тему.

- Ты ее знаешь? – поинтересовался я.

- Конечно, - кивнула Вероника. – Время от времени я плюю ей в кофе.

Деймон прыснул.

- Зачем? – не понял я.

- Не отвечай, - сказал Деймон. – Стефан, она пошутила.

- Нет, я это серьезно.

- Я знаю, но Стефану все равно, серьезно ты или нет. Он не понимает разницу между шуткой и правдой, потому что у него нет чувства юмора.

Я опустил глаза.

И я сидел тихо и не говорил ничего до тех пор, пока Вероника не собралась уходить. Она сделала несколько фотографий и задала пару незначительных вопросов по поводу якобы материалов, которые она нарыла якобы в архиве. И все. Это не внушало мне уверенности в завтрашнем дне, если честно.

- Эй, возьми у меня интервью, - сказал Деймон, вцепившись ей в локоть, когда она уже стояла в дверях. - Допустим, завтра вечером, в баре.

Я подскочил к ним так быстро, как только мог.

- У меня много работы, - ответила Вероника. Молодец, Вероника. Хорошая самка богомола.

- Ты чертовски хочешь взять у меня интервью, - Деймон заглянул ей в глаза сверху вниз и сверкнул очами.

Я схватил Веронику за другой локоть, резко развернул к себе и пульнул в нее ответной порцией гипноза.

- Ты не хочешь его больше видеть, и никого из нас. Ты не хочешь брать у него интервью.

- Нет, ты хочешь взять у меня интервью, - раздраженно перебил меня Деймон, разворачивая Веронику к себе. – Завтра в восемь ты хочешь сидеть в баре и брать у меня интервью. В маленьком красном платье.

- Ты даже платье за нее выбрал, - окрысился я. - Забудь об этом! - рявкнул я на Веронику, дергая ее за локоть. – Тебя тошнит от нас обоих, никаких интервью не будет, никогда!

Боковым зрением я увидел, что в коридоре стоит Зак и испуганно прикрывает рот ладонью.

- Парни, вы оторвете ей руки, - пролепетал он.

Проигнорировав племянника, я потянул Веронику к себе.

- Ты не должна встречаться с моим братом наедине, никогда, - настойчиво произнес я, зомбируя ее из последних сил.

Деймон слегка толкнул меня в плечо.

- Эй, гипноз – это дерьмо собачье против моего мужского обаяния, - сказал мне Деймон. Он уже отпустил Веронику и теперь пялился на меня, и у него было сочувственное выражение на лице, и я его понимаю, потому что, если бы я мог багроветь, я бы побагровел от чрезмерных усилий по перезомбированию девочки, которую я бы сам с радостью убил, если бы это не было так плохо.

Не можешь срать – не мучай жопу, Стефан. Я знаю. Но я должен был попытаться.

Пару секунд мы смотрели друг на друга.

- Слушайте, даже не знаю, хочу ли я взять у тебя интервью завтра в восемь в баре или нет, - медленно произнесла Вероника, немного осознавшая себя после гипноза.

Я хотел схватить ее за плечи, уставиться ей в глаза и выжечь мозг испепеляющими лучами моего желания спасти ее никчемную жизнь.

Деймон избрал путь покороче. Он сунул руки в карманы, пожал плечами и улыбнулся ей.

- Я совершенно точно хочу взять у тебя интервью завтра в восемь в баре, - приняла решение Вероника.

- Это твое последнее решение, - сказал я. После этого я быстро развернулся и пошел вглубь дома, но все же слышал окончание их разговора:

Вероника: «Последнее в жизни?»
Деймон: «В смысле, окончательное».

Из окна второго этажа я видел, как Вероника вышла из нашего дома и направилась к своей машине, однако на полпути остановилась, развернулась, и у нее на лице было очень подозрительное выражение.

Она быстро защелкала фотоаппаратом, и, бл* буду, она искала удачное место, чтобы влезть внутрь, минуя дверь.

Tbc

Дорогой дневник,

Я очень кратко расскажу, как прошло свидание, не делая никаких скоропалительных выводов и не вынося никаких суждений. Голые факты.

Вчера Вероника Марс подошла ко мне в школе и попросила номер мобильного телефона Деймона. В глубокой задумчивости я продиктовал его, размышляя над тем, стала ли Вероникой очередной Кэролайн или еще нет.

Чтобы выяснить это, в семь вечера я был уже в баре. В восемь, когда они придут, думал я, я подойду и скажу, мол, не ожидал встретить вас здесь, но привет. Сяду за их стол и не спущу с них глаз.

Однако в половину десятого вечера, когда их все еще не было, я начал думать о том, что Вероника, наверное, попросила телефон Деймона, чтобы позвонить ему и перенести свидание. На другое время. Или, что гораздо хуже, в другое место. То есть прямо сейчас, в другом месте, она может быть уже съедена. И осталось от нее одно маленькое мокрое пятнышко, как от мышки, когда ее сжирает кот.

Так, в глубокой запаре, я играл сам с собой в бильярд.

В десять они все же появились.

- Не ожидал встретить вас здесь, но привет, - сказал я, подсаживаясь за их столик.

- Боится, я тебя съем, - сказал Деймон, подмигнув Веронике.

- Я думала об этом, - ответила Вероника. – Это приглашение и правда подозрительно. Я вроде как не в твоей лиге для свиданий.

Она имела в виду свои короткие ноги, жидкие волосы и посредственную морду. Что ж, она права.

- Да ладно, - отмахнулся Деймон, отпивая виски. – Если бы я ждал представительниц своей лиги для свиданий, я бы помер девственником.

Вероника закатила глаза.

- Ой, нескромно получилось, - добавил Деймон и закусил орешком.

Потом мы болтали о вампирах. Глубина знаний Вероники заставила меня нервничать, она задавала провокационные и неловкие вопросы, в ответ на которые Деймон с видом по-настоящему дерзкого пацана отвечал чистую правду.

- Я слышал, в совете основателей до сих пор борются с вампирами, - сказал он. – Ты имеешь к этому какое-то отношение?

- В отсутствие вампиров совет основателей борется со мной, - ответила Вероника с плохо скрываемой гордостью. – Ненавижу совет основателей. Шериф проверяет мой шкафчик трижды в неделю. Жена мэра переходит на другую сторону улицы, когда видит меня. «Своим бесстыдным блудом эта богомерзкая тварь осквернила семьи уважаемых горожан...» или типа того.

- Обезглавить или сжечь...? – уточнил Деймон, поднимая свой бокал.

- И то, и другое, и солью сверху посыпать, - ответила Вероника, поднимая свой, и они выпили.

Вероника сказала, что тому, кто совершает зверские убийства в лесу, - ее личная благодарность.

- С другой стороны, - добавила она, – про меня стали забывать. Я еще не решила, нравится мне это или нет.

В этот момент у нее зазвонил телефон. «Ой», - сказала она, затем натянула на лицо свой чудовищный оскал и нажала на «Ответить».

- Да, конечно! – радостно взвизгнула она в трубку после недолгой паузы. – Конечно, я лично привезу вам образцы, - продолжила она загадочным голосом. – И отвечу на любые, любые, любые ваши вопросы, - почти простонала она. – Останетесь очень довольны, такого с вами еще не бывало.

Она повесила трубку и уставилась на нас, всем своим видом как бы спрашивая, на чем мы остановились.

Мы поговорили еще немного о ритуальном сожжении в церкви и о том, боятся ли вампиры чеснока; при этом я заметил, что краем глаза Вероника следит за входной дверью.

- Можно ведь пить кровь собак, а не людей, - сказал я.

- Но это гораздо подлее, - нахмурилась Вероника. – Только не животных и, тем более, не собак. Лучше людей. Человек – такая тварь.

Она улыбнулась, и я так и не понял, шутит она или нет.

- За это, - сказал Деймон, и мы выпили, хотя я не врубился, за что именно.

Примерно в половину двенадцатого в бар вошел мужчина под сорок и направился к стойке. Далее опять голые факты.

- Ой, минутку, - сказала Вероника, резво вскакивая на ноги. – Я сейчас.

Она направилась к телефону, а затем вышла на улицу. Минут через пять она вернулась и в спешке стала допивать свой коктейль.

- Торопишься? – спросил Деймон.

Вероника сказала, у нее еще дела. Она за рулем. У нее много работы. Опыт моей предыдущей жизни подсказывал мне, что у восемнадцатилетних девочек не может быть никакой приличной работы после одиннадцати вечера и они не пьют коктейли, когда они за рулем.

Минут через десять в бар вошла шериф с помощниками. Оглядевшись, они направились прямо к мужчине за стойкой, и я выпрямился, предчувствуя проблемы.

Помощники шерифа о чем-то говорили с этим человеком, после этого один из них настойчиво опустил руку ему на плечо. Тот озирался и яростно вращал глазами, пока не заметил за угловым столиком нас троих.

- Ты! – рявкнул он, указывая пальцем на нас. – Ты - сука!

Вероника захлопала глазами.

- Мразь! – ревел мужик, пока помощники шерифа пытались застегнуть на нем наручники. – Все, бл*дь, молись! Я выйду – я оторву тебе башку голыми руками!

Я перевел взгляд на Веронику и увидел, как она демонстративно зевает, прикрывая рот ладошкой.

- Я сам пойду! – каркнул несчастный, передергивая плечами и пытаясь стряхнуть руку помощника шерифа. – Вранье и подстава!

Вероника помахала ему вслед рукой, невзирая на то, что шериф все еще стояла в баре, склонив голову набок и внимательно глядя прямо на нее с плохо скрываемой неприязнью.

Когда машина с задержанным отъехала от бара, Вероника встала, взяла свою сумку, повесила на шею фотоаппарат, вынула из кармана и сунула под пепельницу двадцать баксов и, перегнувшись через стол, быстро поцеловала Деймона в щеку.

- Отличный вечер, - сказала она. - Но мне пора.

- Хорошей охоты, - ответил Деймон, допивая свой виски за ее удачу.

Кажется, Вероника смутилась. Хотя мне самому с трудом в это верится. Она отвернулась слишком быстро, в баре было слишком темно, она вышла слишком поспешно, и ее голова была опущена слишком низко.

- Надеюсь, я вам не сильно мешал, - съязвил я, глядя в свой пустой стакан.

- Нет, нормально, - ответил Деймон, проигнорировав мой сарказм. – Мне тоже пора.

Он встал, похлопал меня по плечу и направился к выходу, предоставив мне оплатить наш счет. Я вяло подумал, что, может быть, он пойдет следить за Вероникой, и все же сожрет ее где-нибудь в лесу, но что-то мне подсказывало, что на сегодня мой брат больше не представляет для нее угрозы.

~*~

Дорогой дневник,

Вероника Марс не преувеличивала. В школе ее старались избегать, шериф регулярно зависала возле ее шкафчика.

- Как твоя статья? – спросил я ее как-то в коридоре.

- Отлично, осталось чуть-чуть, - весело ответила она. – Натурные съемки.

Я тогда не понял, что это значит, и решил, что уточнять не следует.

- Ты говорил с Вероникой Марс? – спросила меня Елена в тот же день, гневно сверкнув глазами.

До самого вечера я раздумывал над тем, стоит ли ей сказать, что я не только говорил, но и сидел в баре и пил с Вероникой Марс, или что Вероника Марс была у нас в гостях, или что на днях Вероника Марс подвозила нас с Деймоном до дома, и на ее мобильник снова поступали странные звонки.

- Да, я звонила вам, я бы хотела сменить пол, но как можно скорее, пожалуйста, это очень срочно, - сказала она и, услышав ответ, широко улыбнулась. Было уже темно, и в свете единственного фонаря ее зубы сверкнули подозрительно хищно.

Наверное, у меня мания или фобия.

Стоило ли говорить Елене, какой занозой в моей заднице была Вероника, и то, как она непринужденно вписалась в нашу жизнь, возникая то тут, то там?

- Ты идешь в школу? – спросил меня на днях Деймон.

- Ой, у меня болит живот, можно я не пойду, - огрызнулся я.

- Передай это Веронике, - сказал Деймон и положил передо мной на стол книжку с изображением бледного подростка с красными глазами. – Хорошая вампирская книжка. Тянет как раз на двадцать баксов.

Вероника мне не нравилась, потому что она была наглая и злая одиночка, и потому что я опасался, что должен приглядывать за ней.

Однако все было еще страннее и страшнее. Дни шли, а я ясно видел, что Деймон не собирается ее жрать. И играть с ней ни в какие игры тоже не собирается. И преследовать ее, и прижимать к машине, и говорить ей какие-нибудь странные вещи, жарко дыша в ухо.

Недавно мы оказались в кабинете шерифа как свидетели по делу о нападении Вероники с электрошокером на одного в слюни обдолбанного парня. По словам Вероники, он воровал собак у их хозяев и ждал, пока те объявят о вознаграждении, а если этого не происходило, он убивал несчастных животных.

Но это версия, которую она изложила нам с Деймоном. Я видел только, как она приставила электрошокер к шее того парня и нажала на кнопку, и как затем он с визгом повалился на землю.

- Нет, я не видел этого, - сказал Деймон.

По его версии, парень уже был такой, когда мы с Вероникой вышли в переулок. Он же был обдолбан. Вероника просто померещилась ему. Вероника подбежала, желая оказать ему первую медицинскую помощь, и тут он начал отчаянно глючить, вопить, отбиваться от нее и даже рассек ей губу.

- Так все и было, - нехотя подтвердил я.

- А что вы там делали?

- Мы просто гуляли, - ответил Деймон.

- Вы просто гуляли, - эхом повторила шериф.

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга.

- Ты хороший парень, Деймон, - сказала шериф. – И ты, конечно, взрослый. Но все-таки мой тебе совет: держись подальше от Вероники Марс.

- Почему?

- Она считает, что все правила - не для нее, - ответила шериф. – От нее одни неприятности.

Про это она могла нам не рассказывать.

Могу сказать, это все длилось довольно долго. За это время я узнал, что мать Вероники – алкоголичка - сбежала из семьи. Вероника нашла ее, истратила все свои деньги, отложенные на колледж, чтобы оплатить ее лечение, но мать их, кажется, пропила, а в семью так и не вернулась.

Я так же узнал, что подругу Вероники Лили убили два года назад, что Вероника искала убийцу и едва не сгорела из-за этого заживо в багажнике автомобиля.

Еще я узнал, что примерно в то же время Вероника расследовала собственное изнасилование.

Еще она нашла отца одного парня, что было непросто, потому что отец сменил пол, стал бабой, вышел замуж и переехал жить в соседний город.

И многое другое.

Но все это были слухи, конечно. Вероника мало рассказывала о себе. И ничего не рассказывала о своих делах.

Кажется, она была тем, что называется трудным подростком.

И она действительно плевала Елене в кофе. И та ничего не могла ответить. Хотела выплеснуть кофе Веронике в лицо, но та довольно ловко увернулась. И я ничего не сделал. Не хотел вмешиваться в разборки между девочками.

А теперь я могу рассказать, чем все закончилось.

Мой брат пришел ночью в лес, в наркоманский притон, чтобы пожрать. Я пришел туда же, чтобы остановить его.

Когда Деймон поднял с земли тело, которое находилось в полуобморочном состоянии и от того не сопротивлялось, и впился зубами в его шею, я как раз подбегал к поляне. Деймон успел сделать несколько больших жадных глотков, прежде чем я добежал до него, размахивая руками и вопя: «Нет, остановись», - и все такое.

Но дело было не в этом. Раньше, чем я успел понять что бы то ни было, Деймон отбросил мертвое тело и развернулся, сканируя безумным кровожадным взглядом ближайшие кусты.

Затем он вытер рукавом лицо, залитое кровью, и воздел глаза к небу.

- Ну какого х*я?! – громко воззвал он, и в его голосе я услышал неподдельное раздражение и досаду. Большая лесная птица в испуге захлопала крыльями, смываясь подальше от этого места. Ворон каркнул неподалеку. – Какого х*я именно сегодня тебе не сиделось дома и не смотрелось «Девочек Гилмор»?!

В кустах что-то зашевелилось. Но оно было не быстрее Деймона, конечно, и я, конечно, был не быстрее Деймона.

Мой брат бросился в кусты, преследуя какую-то бледную тень, которая метнулась к дереву в тщетной попытке спастись.

В темноте сверкнул электрический разряд, потому что последнее, что Вероника Марс успела сделать в своей жизни, - это ткнуть Деймона электрошокером под ребро прежде, чем тот вцепился зубами ей в глотку.

~*~

- Шутки шутками, - сказал Деймон, оторвавшись от ее шеи и быстро облизывая губы.

- Черт, ты убил ее, - сказал я, прикрывая рот рукой, как это делают в фильмах, когда труп смердит.

- Подержи, - ответил Деймон.

Тело Вероники, в котором еще теплилась какая-то жизнь, опустилось мне на руки. Она полностью обмякла и едва шевелила губами. Наверно, она бормотала слова проклятья. Вряд ли это были мольбы. Только не Вероника.

Деймон сделал несколько шагов по направлению к тому месту, где она пряталась. Я только сейчас услышал тихие щелчки, которые доносились оттуда.

- Интересно, - сказал Деймон, вставая рядом с фотоаппаратом, валяющимся на земле. – Получилось ли у Вероники с этого ракурса заснять собственное убийство?

Фотоаппарат продолжал щелкать. Я продолжал держать бесчувственное тело Вероники и глядел, как баран, прямо в объектив.

- Нас снимает скрытая камера, - продолжил Деймон. – Отличные, наверно, выйдут фотки.

- Ты убил ее, - повторил я. – Ты убил Веронику.

- Ты умеешь проявлять фотки? – спросил меня Деймон.

- Ты. Убил. Веронику.

Проигнорировав меня, Деймон опустился на колени и взглянул на экран фотоаппарата.

- Удачно, - сказал он, прищурив один глаз.

Затем он поднялся на ноги, подошел ко мне и забрал тело Вероники.

Он принял картинную позу, перекинув тело через свою правую руку так, чтобы оно изящно выгибалось, а бледный свет луны падал на уродливые раны на ее шее и на красную от крови футболку.

- Девочка зря комплексует. Чем она не невеста Дракулы? - улыбнулся он, удовлетворенно глядя на плоды своих кровавых трудов.

Я отошел еще на несколько шагов и прислонился к дереву. Я сунул руки в карманы.

Я наблюдал, как он прокусывает свое левое запястье и поит Веронику. Как с хрустом ломает ей шею. Как аккуратно сажает ее, словно куклу, на землю возле дерева, идет на поляну, берет одно из бесчувственных наркоманских тел и тащит его к Веронике.

- Ускоренный курс, - подмигнул он, когда волок этого парня мимо меня, а я провожал их равнодушным взглядом.

Он похлопал Веронику по щекам и подсунул ей шею жертвы.

Когда все было окончено, и Вероника зашевелила руками, Деймон сказал мне:

- Открой, пожалуйста, склеп.

Я хотел высказать предположение, что теперь, обратив Веронику, он хочет замуровать ее в склепе, что было бы так по-джентльменски и так похоже на него, но он меня опередил.

- Там темно и прохладно. Ей надо придти в себя.

- Я думал, мы отнесем ее к нам домой, - возразил я.

Деймон разозлился.

- Я не буду тащить их всех в дом и выкармливать там сиськой, - раздраженно ответил он. – Она умница, она сообразит.

Старый склеп, в котором Деймон решил оставить новообращенную и еще не осознавшую себя Веронику Марс, был довольно тесным, и в нем была крошечная щель, через которую просачивался воздух и, конечно, солнечный свет. Если Вероника придет в сознание к тому моменту, когда наступит день, она сможет поэкспериментировать с одиноким лучом, который будет туда светить. Это так мило, я считаю.

Мы оставили ее на сырой земле в углу, куда свет точно никогда не доберется. Это было не самое плохое место, в котором она могла оказаться. Этот склеп стоял здесь еще тогда, когда мы с Деймоном были детьми, то есть действительно детьми, по-настоящему. Я хочу сказать, он очень старый. Это укромное и по-своему уютное место.

Рядом с Вероникой мы аккуратно положили ее фотоаппарат. Деймон предварительно сделал несколько фотографий склепа и ее тела в нем.

- Как думаешь, будет прикольно, если я сфоткаюсь вместе с ней? Как бы она, только после обращения, и я, который ее обратил...

Я не был уверен, что все еще понимаю, что прикольно, а что нет, но моя совесть практически молчала.

Деймон попросил блокнот и ручку, ведь я всегда ношу их с собой, чтобы делать любопытные пометки.

Он написал:

«Не выходи на солнце, это больно. Вопросы и фотки вышли мне на е-мейл damon_thevampire@gmail.com».

Он засунул записку за ремень ее джинсов.

- И все? – спросил я. – Мы теперь так обращаем вампиров?

Мы стояли на пороге склепа и смотрели на Веронику. Она продолжала шевелиться, но, кажется, все еще была серьезно не в себе.

Деймон улыбался, глядя на нее.

- Ты в склепе, дорогуша, - громко сказал он. – Но я не буду тебя запирать, только дверь прикрою. Я этого не планировал, но я не жалею. Сразу напиши мне, как доберешься до компа. Так лучше? – уточнил он, обращаясь ко мне.

Когда мы стали запирать дверь, Деймон неожиданно хихикнул.

- Что?

- Смотри, - сказал он, указывая на тело Вероники. – Я же говорю, она умница.

Я сощурился и внимательно пригляделся.

Бледные руки Вероники, сложенные у нее на животе, немного дрожали, она не могла поднять голову и сказать хоть что-нибудь, но я увидел ясно, как днем, что она будет в порядке.

Из темноты старого склепа Вероника Марс показывала нам обоим свой залитый кровью средний палец.


The end.


 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .