Одна дома и Фанфикшн

13 Ноября 2019, 07:10:24
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру Гарри Поттера » Гет (Модератор: naira) » [PG-13] [макси] Темный Лорд Поттер, ГП/НТ, ДМ, БЗ, AU, Drama, Adventure, +21-22 гл 12.05.13

АвторТема: [PG-13] [макси] Темный Лорд Поттер, ГП/НТ, ДМ, БЗ, AU, Drama, Adventure, +21-22 гл 12.05.13  (Прочитано 9711 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3029/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 19. Визенгамот

 Глава не бечена + вторую половину переводил новый переводчик Vira_Roks, так что прошу подождать редакции, пережде чем сильно пуляться тапками. И прошу прощения за задержку. В этом виноват я. Знаю....
Следующие полтора месяца в Хогвартсе для Гарри пролетели незаметно. Обязательные занятия для курса, квиддитч, уроки с Флитвиком и МакГонагалл, окклюменция, обучение студентов, подготовка дела против Дамблдора, практика продвинутых заклинаний, чтение о том, как стать Анимагом и время с Драко и Тонкс.
Гарри был приятно удивлен, что прекрасно успевает во всем в своей жизни. По Чарам и Трансфигурации было легко получить Превосходно, так как он уже продвинулся на материал третьего курса с Флитвиком и МакГонагалл. С Невиллом, партнером по Травологии, Гарри был практически уверен, что является одним из двух лучших на курсе. Тоже самое, можно было сказать о Зельеварении. Хотя Драко был, скорей всего лучший зельевар на курсе, Снейп всегда покровительствовал своему крестнику, Гарри получил более высокие оценки, так как они выполняли большинство заданий вместе. На Астрономии было также весело, как и в прошлом году, профессор Синестра симпатизировала Блейзу больше, чем кому-либо из слизеринцев. История Магии была все также скучна, хотя в этом году Гарри начал Историю с отметки Удовлетворительно. Единственный предмет, который не нравился Гарри был Защита от Темных Искусств. Локхарт был жалким преподавателем, так как большую часть своего времени он возложил на прочтение отрывков из своих книг, а затем проверял курс на знания. Гарри и Драко официально отказались от его курса после второго урока, и тратили это время на изучение продвинутых заклинаний. Им удалось усовершенствовать такие заклинания как оглушающее и очаровывающий щит.
С возвращением Маркуса Флинта, капитана команды Слизерина, Гарри и Драко стали чаще бывать на поле — тренироваться по три раза в неделю.  Тот факт,  что они выиграли кубок Квиддитча в прошлом  году и то, что Маркус завалил Ж.А.Б.А.  не заставило Флинта быть менее помешанным на спорте. Что было еще хуже, по крайней мере, для Поттера, Флинт поставил Гарри играть на место охотника во время тренировки. Флинту казалось, что миссия всей жизни для Гарри занять место охотника взамен Пьюси, все остальное шестикурсника не волновало.
Драко и Гарри практически умоляли Джинни попробовать вступить в команду, либо в качестве резервного охотника и снять давление с Гарри, либо в качестве нового ловца. Джинни же однако отказывалась, чем озадачивала и Гарри и Драко.
Дополнительные занятия с МакГонагалл продвигались просто отлично. Хотя Гарри пришлось практиковать все атакующие и защитные заклинания на себе, эти уроки были по-прежнему весьма полезны. В конце концов, МакГонагалл объяснила,  почему она заставляла его отрабатывать такие непонятные способы трансфигурации, например, превращение бобра в шляпу.
По мнению МакГонагалл,  Трансфигурация с первого по пятый год в Хогвартсе позволяет студентам понять все основы Трансфигурации. После того, как студенты сдают СОВ,  они могут начать отрабатывать изменение животных в других животных, а также трансфигурацию людей.
Гарри был рад, что МакГонагалл дала ему меньше теоретических тестов и больше экзаменационных бланков в первой части их дополнительного  занятия. Хотя проверка была монотонна и утомительна, Гарри наслаждался, выставляя очки, и смеялся над глупостью своих однокурсников.  Одну вещь, которую Гарри заметил, было то, что все, что знали гриффиндорцы было ошибочно. Хотя Грейнджер получила Превосходно и Выше ожидаемого на большинство своих работ, тестов и практических уроках, она не была полностью идеальной как в прошлом году. Гарри вошел во вкус, ища любую причину, чтобы снять баллы с нее. К сожалению, МакГонагалл быстро заметила, что Гарри слишком суров к Гермионе и забрала большинство экзаменационных листов Гриффиндора себе.
Уроки Флитвика также были необычайно полезны. После поединка в классе с внушительными игрушечными солдатиками у них состоялся интересный разговор.
::Флэшбек::
— Мистер Поттер, пожалуйста, сядьте,   — сказал Флитвик после того, как Гарри зашел в комнату.
Гарри присел на стул и только потом заметил, насколько взволнованно на него смотрит профессор.
— Эм... все в порядке, профессор? – спросил Гарри.
— В порядке? Ну... я бы сказал, что все намного лучше, чем «в порядке», мистер Поттер, — ответил Флитвик, хотя его глаза так и бегали из стороны в сторону.
— Ну, эм,  тогда я не понимаю,— ответил Гарри.
-Мистер Поттер на нашей дуэли, я разрешил себе провести небольшой тест, который вы прошли, да что там прошли вы превзошли все смелые ожидания,— подпрыгивая от счастья, сказал Флитвик.
-Да?— сказал, совершенно сбитый столку, Гарри.
-Оо, да, да, да… Я надеюсь, вы заметили, что те оловянные солдатики, использованные сегодня, были много сложнее обычных пластиковых, что были в последний раз,— с усмешкой сказал Флитвик.
-Вроде бы, да,— сказал Гарри.
-Мистер Поттер, как Долохов сформулировал пятое правило анимации,— спросил Флитвик с безумной улыбкой на лице.
Гарри понадобилось несколько мгновений, чтобы вспомнить формулировку, прежде чем он ответил: «Чем сложнее объект анимации, тем требуется больше сил и ментальных  усилий ».
-Да, да, да. Этим летом мой друг и коллега Джеймс Джордан смог уточнить, что это означает. В частности сложность объекта это его структура, размера и мелкие детали.Итак, ты видишь, что способен контролировать Больших Солдатиков, но я думал, что вам еще многое предстоит  сделать, прежде чем оживить нож, ну и в этом и был вопрос, как вы смогли оживить нож, так что я не узнал?— спросил Флитвик.
-Эм… что вы имеете ввиду? Когда я оживляю солдат, нож тоже оживает, все дело в управлении ножом через солдата,— сказал Гарри.
Флитвик выглядел немного ошеломленно: «Ты действительно анимировал нож одновременно с солдатиками?»
-Эм, ну, да. Я сделал что-то неправильно?— спросил Гарри.
-Нет,— почти что закричал Флитвик,— Я всеголишь хочу сказать,— начал он, как только смог успокоиться,— это просто очень сильно впечатляет. Я не подозревал, что Вы на таком психоэмоциональном уровне. Ведь управление игрушкой это тяжело, а управление еще и дополнительными объектами, что укреплены на игрушках это один из высочайших уровня контроля и самоконтроля. Я предполагал. Что вы произнесли заклинание анимации еще раз. Пока я был занят атакой на ваши игрушки,— сказал Флитвик.
-Это значит, что мы опережаем график?— спросил обрадованный мальчик.
— Мистер Поттер, я не мечтал о таком прогрессе в контроле собственным сознанием, как я предполагал это будет на пятом максимум шестом курсе. С каким мастерством многие на ЖАБА не выходили. Вы явно прогрессируете в уровне управления своим сознанием. Вы не можете предположить, что именно так повлияло на вас, ведь я точно помню прошлогодний ваш уровень,— в голосе Флитвика были вопрошающие нотки.
Гарри стал вспоминать, чем же он занимался последнее время. Я сделал много чтобы улучшить свои навыки, но что именно помогло в таком скачке? Может мои занятия по теории Трансфигурации?  Я не думаю, что это моя способность в Магии Теней, да и Метаморфмагия не сильно-то помогала. Подождите… Анимация это мои психические усилия –ментальный контроль, все было так просто,— Сэр, я начал работать над окклюменцией. Может это мне помогло?— спросил Гарри.
Флитвик казалось, впал в ступор, но все же сказал: «Окклюменция, тогда это все объясняет, и особенно ваш уровень контроля собственного разума. Если не секрет, как далеко вы продвинулись в ее изучении?»
Гарри взвешивал все плюсы и минусы. Флитвик ведь работал на Дамблдора, но он мог и так просто интересоваться из любопытства, но в тоже время мог и собирать информацию этому любителю лимонных долек. «Извините профессор, но мне, немного неудобно,-начал смущенно Гарри,— просить вас о даче мне клятвы волшебника, что вы директору или кому бы то ни было не раскроете того,  что я вам расскажу?»
Флитвик в свою очередь вновь был удивлен, Минерва как-то конечно упоминала, что юный Поттер взывал к долгу жизни нескольких студентов-первогодок, но он не поверил тогда ей. И снова Филиус был вынужден согласиться с ней, как бы сильно Гарри не походил по рвению к знаниям на его Когтевранцев, он был все же в душе Слизеринцем. «Хорошо, мистер Поттер. Я, Филиус Флитвик, клянусь своей жизнью и магией, что не расскажу ничего из рассказанного вами про ваши занятия Окклюменцией.
Как только клятва была произнесена, и Гарри почувствовал волну магии прошедшую между ними, он улыбнулся своему любимому учителю: «Благодарю вас, сэр. Я правда вам верю, но некоторые преподаватели пытались использовать Легилименцию на мне, поэтому я слегка опасаюсь. И теперь могу ответить на ваш вопрос – я работаю на 11 барьером, а хотел бы завершить 30, прежде чем продолжать двигаться дальше»,— сказал Гарри.
Флитвик был взбешен и поражен: «Мистер… Мистер Поттер, кто использовал Легилименцию? Это очень серьезное преступление! Ни один учитель не должен использовать это против студентов!»— сказал Флитвик в шоке.
-Я мог бы рассказать вам, но прошу дать еще одну клятву о не разглошении,— предложил ему Гарри.
-Хорошо, Мистер Поттер; Я, Филиус Флтвик, клянусь своей жизнью и магией, что не раскрою личности тех, кто использовал на мистере Поттере Легилименцию, до того момента, пока сам Гарри Поттер не расскажет либо не сделает это достоянием общественности.
Гарри вновь почувствовал принятие присяги: «Сэр, профессор Снейп и профессор Дамблдор, они использовали на мне легилименцию на мне в прошлом году. Но они всегда останавливались, как только я ловил их на этом и говорил прямо в лицо».
-Как вы узнали? Как давно вы изучаете Окклюменцию?— спросил преподаватель.
-Ну, сэр,— медленно начал рассказывать Гарри.— Я начал работать над ней только этим летом, но Салазар, как мой фамильяр может защищать мое сознание от вторжений.
-Замечательно. Так все и было. Тебе повезло, что в обоих случаях он был при тебе,— сказал Флитвик.
-Знаете, сэр, Салазар со мной всегда. Он даже сейчас со мной,— сказал Гарри, и как раз змея высунула голову из его одежды.
-Но мистер Поттер, это нарушение школьного устава – студентам не разрешается брать животных  на занятия,— сказал Филиус.
-Вы правы, но сами понимаете, когда учитель позволяет себе такое, я консультировался с Мистером Малфоем, и если что то очень красивый материал про профессора Снейпа и Дамблдора попадет в редакцию «Ежедневного пророка»,— сказал Гарри.
Флитвик вновь впал в депрессию. У его любимого ученика был материал для шантажа директора и профессора зелий: «Вы пошли на свой факультет, мистер Поттер»,— произнес профессор с легкой грустью.
Гарри ухмыльнулся.
::Theend Флешбэк::
После этого разговора Гарри с Флитвиком, Гарри был очень рад, что Флитвик не изменил своего отношения к нему. И правда, казалось будто бы Флитвик задвинул этот разговор про шантаж на дальнюю полку, и углубился только в развитие способностей Гарри в Чарах. Они проводили уроки по анимаци все большего количества объектов. Флитвик был прав, в том, что гарри помогает окклюменция в анимации объектов, но простых по своей форме и структуре, такие как стулья и столы. Может быть это было из-за его прогресса, но Флитвик сазал, что если бы Гарри захотел практиковать в его классе теорию Оклюменции, то у него не возникнет проблем. Флитвик даже увеличил их частные уроки на 20 минут, для того, чтобы Гарри успевал сделать что-то по Оклюменции до комендантского часа.
Гарри конечно же был ошеломлен этими поступками. Когда же он спросил почему, Флитвик просто ответил, что раз Окклюменция помогла ему в чарах, то Гарри должен продолжать практиковать ее, а он только лишь помогать ему в этом.
Гарри был бесконечно благодарен своему профессору Чар, за такую помощь в освоении Окклюменции, ведь у него было так мало свободного времени на это. Такими темпами, гарри закончил свой тринадцатый незримый ни для одного человека барьер к концу сентября, а четырнадцатый и пятнадцатый в октябре.
Гарри уже меньше стал уделять времени занятиям Трансфигурацией с Невиллом, так как у того наметился прогресс, а самому юному преподавателю даже понравилось это занятие. Гарри понял, что у Невилла вся проблема состоит в недопонимании теории, что как раз и сказывается на его практических навыках. Когда Гарри стал объяснять Неввилу все полностью, а не в кратком изложении МакГонагалл, то у Невилла все стало получаться гораздо лучше. Гарри поговорил с МакГонагалл по этому поводу, на что та ответила, что некоторым студентам необходимо больше теории (это странно, но так прим. SecretHero), чтобы понять материал.
МакГонагалл дала Невиллу более углубленные учебники, и тогда тот стал получать П и В на ее занятиях. И все же тот отказался прекращать частные уроки с Гарри. Они даже с МакГонагалл очень сильно поспорили в присутствии всего класса. В итоге Невилл смог убедить МакГонагалл, что книга, которую она ему дала, превосходна, но часто ему нужна помощь в понимании и в практике.
Гарри все же не мог бы отрицать, что занятия с Невиллом и отнимали у него много времени, но они ему нравились.  И вот он смог добиться от Невилла выполнения всего домашнего задания на неделю, кода тот осилил книгу по Трансфигурации.
Гарри хотелось, чтобы его уроки по Чарам прошли так же как Трансфигурация. Его подопечным был первогодка по имени Колин Криви, который учился в Гриффиндоре. Эта человеческая особь была особенно раздражающей, по сравнению всех, что Гарри встречал. В самую первую их встречу мальчик признался, что он магглорожденный. Каждое занятие было проверкой выдержки Гарри, и навыков Окклюменции, что сдерживало желание выхватить палочку и заавадить сорванца тут же на месте. Но ничто не могло вывести Гарри из равновесия, как сравнения мальчика двух миров: магловского и магического. Каждый раз, когда Колина заносило, и он начинал рассказывать про своих родителей, брата или какой-то вообще непонятный аспект мира маглов, Гарри выходил из себя и прогонял мальчика, говоря тому, что занятие закончено.
Гарри тоже был проклят «Гриффиндорскими» магглорожденными, но хотя бы его подопечным был второгодка Дин Томас. И они с Драко всегда спорили, кто из их подопечных хуже, но их споры заканчивались всегда в ничью. Тонкс понимала желание Гарри задушить Криви, ведь она знала его неприязнь к магглам. Он сам доводил ее немного, прознав, что она метаморфмаг постоянно приставал, чтобы она изменилась для него. Джини было неловко при анти маггловских разговорах или разговорах о магглорожденных, и все время нервничала, когда такие темы возникали у Гарри с Драко. Блейз же обычно молчал, пока разговор сам собой не проходил.
Гарри так был занят. Что свободным было лишь воскресенье. Обычно он отправлялся в библиотеку с Тонкс и драко, или же в пустой класс. Там они учили и практиковали некоторые  передовые атакующие и оборонительные заклинания, так как занятия у Локонса были просто похожи на балаган. Тонкс тоже стала изучать Нумерологию и Древние Руны. Драко тоже изучал Древние руны и боролся с Тонкс за первое место. Гарри так же ходил в этот класс, но лучше всего он преуспел в Нумерологии.  Тонкс была много лучше, но это и понятно – она дочь испытателя заклятий, и ее мать провела много времени с ней, объясняя ей нумерологию. Однако, скоро Гарри изучая эти предметы, стал говорить о способах создания собственных заклятий.
Поздно вечером, прежде чем лечь спать, Гари решал почитать ему теорию анимагии или теорию теневой магии. У него была цель, он думал, что сможет совершить первое перевоплощение в анимагическую форму к рождеству, сварив зелье. Его мастерство в Трансфигурации лишь убеждало его в этом.
 Но с магией тени все было в точности до наоборот. Теория была настолько сложной и плохо организованной,  что уверенность Гарри во вменяемости Ле Роше быстро угасала. Ле Роше только начинал объяснять теорию вызова Лентифолдов, как через несколько страниц уходил от темы и рассуждал о применении, и не возможности ее использования их магами. Так что через полтора месяца Гарри совсем не приблизился к решению проблемы вызова Лентифолдов.
Насущной проблемой был суд по поводу опекунства над ним, Дамблдора. Люциус написал ему, что он так и не смог поговорить с Дамблдором о процессе, но и директору запрещенно общаться с Гарри по этому поводу. Гарри был очень рад этому факту. Но на всякий случай продолжал брать с собой Салазара, если директору станет любопытно, или же просто нужна будет информация, и он решит пролигелиментить Гарри.
Так же он каждый день переписывался с Люциусом, и даже два раза встречался с адвокатом, конечно же с помощью портала. Дамблдор не хотел отпускать его из замка без присмотра, но Визенгамот заставил его разрешить Гарри встречатся со своим представителем.Гарри радовался тому, что ему не нужно выдумывать предлог, чтобы уйти с Истории магии.
Суббота, 30 октября, Большой Зал, Хогвартс.
Гарри сидел за слизеринским столом вместе с Блейз, Драко, Джинни и Сьюзан. Сьюзан оделась вцвеовой гамме Слизерина — первый матч сезона. Игра между не примиримыми факультетами Слизерин и Гриффиндор, Сьюзан вместе с Джинни и Блейз, обиралась болеть за команду Слизерина, но так как сама она настаящая пуффендуйка, то прежде чем сесть за стол пожелала Тонкс удачи.
— Значит вы не нервничаете?— спросила их Джинни.
— Нет,— сказал Гарри.
— Неа,— протянул Драко.
— Лжецы,— ухмыльнулась Блейз. -Мысли о проигрыше Тонкс и Гриффиндорцам отравили весь их сон кошмарами.
Сьзан и Джинни  жироко улыбнулись, переглянувшись.
-Спасибо,тебе Блейз,— с иронией сказал Гарри.
-Подожди, но ведь это очевидно. Всю школу лихорадит от одной лишь новости об этом матче, ведь так ребята? Гриффиндорцы хвастались всю неделю своей командой, и мы знаем, что в лазарете оказываются восемь представителей львиного факультета,— с вопросительной интонацией сказала Блейз.
— Девять. Я заколдовал Криви прошлой ночью, во время нашего занятия,— понуро пробурчал Гарри.
— Да, я слышала об этом,— с улыбкой на устах сказала Сьюзан.— Тебе назначили отработки до конца недели.
— Это того стоило. Он посмел сравнивать квиддитч с маггловским спортом — Футболом. Этот маленький уродец заслужил потерять свой рот и глаза,— сказал Гарри, а Драко утвердительно кивал, соглашаясь с другом.
— Тебе повезло, что узнал Флитвик, а не МакГонагалл или Дамблдор, которые могли не пустить тебя на игру,— сказала Блейз.
— Нет, не отстранили бы. Если бы Гриффиндор выйграл, когда меня нет на поле, то все бы стали кричать, что это подстроено,— сказал Гарри.
-Команда Слизерина, пойдемте,— громко позвал Флинт, после того, как  только встал сам.
Гарри и Драко встали именно тогда общее молчание проравло криками со всего зала, радостными и поддерживающими со стороны слизеринского стола, которые были приглушенны со стороны boos и перемешивались со злобными выкриками со стороны других факультетов.
Семь парней спустились вниз, затем дошли до раздевалок и переодевшись, стали ждать, когда Флинт начнет говорить.
— Хорошо. Вот уже второй год вы в команде. Давайте выйдем туда и сыграем плохо. Вы все знаете, что мы можем побить этих Львов. Главной причиной, почему они сыграли лучше в прошлом году, было предательство Монтегю, когда он слил им наши схемы игры. Так что давайте внушим им, что они лучше и обыграем их,-  все зааплодировали ему и схватив свои метлы вылетели на поле.
Гарри увидел Тонкс во время пред матчевых кругов и помахал ей приветствуя, она ответила ему тем же. Они спустились несколько минут спустя, и Мадам трюк шагнула на поле.
— Учтите, что я жду от ВАС честной игры. Я буду судить эту игру и Любое нарушение будет штрафоваться. Капитаны – можете пожать друг другу руки,— произнесла мадам Трюк.
Гарри закатил глаза, когда Флинт и Вуд пытались сломать руки друг другу под видом рукопожатия. Как только этот цирк закончился, мадам Трюк свистнула в свисток и все взмыли в воздух.
Гарри быстро пролетел над местом действия, в поисках Снитча. Он заметил Тонкс в нескольких футах от себя. Они улыбнулись друг другу, прежде чем она свернула в противоположную сторону в поисках неуловимого «золотого мячика».
-И ДЖОНСОН ПАСУЕТ КВОФЛ СПИННЕТ, КОТОРАЯ ПЕРЕДАЕТ ЕГО БЕЛЛ. ПОСМОТРИТЕ НА ЭТО ЖЕНСКОЕ ТРИО. БЕЛЛ ПАСУЕТ ДЖОНСОН, ОНА УВОРАЧИВАЕТСЯ ОТ БЛАДЖЕРА ЗАПУЩЕННОГО ДЕРИКОМ И ВОТ РЕЗУЛЬТАТЫ! 10-0 ГРИФФИНДОР! Сказал Ли Джордан, магически усиленным голосом.
Гарри скорчил гримасу, когда понял план Гриффиндорцев. Анджелина Джонсон и Кэти Бэл вдвоем зажимали Драко, в то время как Алисия Спинт находилась между Флинтом и Пьюси. Гарри так и подмывало сказать Флинту взять тайм-аут, но он все таки решил первым делом поймать Снитч. Надеюсь они сумеют приспособиться до того, как Гриффиндор уйдет в большой отрыв.
Тем не менее 14 минут спустя Гарри все еще продолжал искать призрачный Снитч. Когда Драко, Флинт имели возможность защищать Пьюси при нападении, как Бол и Дерик столкнулись с Гриффиндорцами. Счет уже был 130-20, а Гарри все еще не видел Снитч.
Угловым зрением Гарри увидел Тонкс, которая вошла в глубокое пике. Опасаясь худшего, Гарри рванул за ней. Даже набрав максимальную скорость на своем Нимбусе,он все равно находился в нескольких фунтах позади Тонкс. В то время как земля быстро приблизилась, Тонкс вытянула свою левую руку, и Гарри стал ускоряться, чтобы заблокировать выпад Тонкс. Тем не менее Тонкс положила руку на метлу и взмыла вверх. У Гарри расширились глаза, когда он поняла, что она обманула его. Катастрофически приблизившись к земле, Гарри тоже рванул ввысь со всех сил, что у него были. Его усилия были вознаграждены, когда он смог выровнять свою метлу всего в нескольких дюймах от земли.
Когда все увидели, что он не разбился, три четверти стадиона застонали от разочарования. Игра продолжалась, и гриффиндорские охотники продолжали лидировать. Двадцать минут спустя, когда Кэти Бэл забила, и счет стал 260-30. Гарри не мог больше это выносить, он подал знак мадам Хуч для тайм-аута.
Гарри приземлился и мгновение спустя, злые приземлились и Маркус, Драко, Пьюси, Бол,  Дерек и также Уоррингтон. 
"Поттер, что ты делаешь, беря тайм-аут!" закричал Флинт.
— Заткнись! Мы в заднице, Флинт! У нас всего один шанс на возвращение в игру,— сказал Гарри.
"О да что такое!" сказал Уоррингтон с агрессией.
— Первое,  заткни пасть Уоррингтон. Второе, сейчас я собираюсь заменить Пьюси Охотником. Как только мы заполучим 110 очков — поменяемся обратно,— сказал Гарри.
— Ты думаешь, что можешь встать вместо меня просто так Поттер!— Пьюси бушевал, и выступил вперед с угрозой.
Вместо того, чтобы отступить, Гарри шагнул вперед и сказал: «Да! В команде ты худший охотник, Пьюси. Если я буду вместо тебя, они не смогут блокировать игру Драко»,— сказал Гарри.
"OkПоттер, давай продумаем это до конца. Зачем ждать до 110 пунктов? Почему ты не возвратишься как ловец в то время как мы уже теряем 140 пунктов?" спросил Флинт.
"Как много времени займет у Гриффиндора забить два гола и мы вновь вернемся в тоже положение? У нас есть всего одна возможность, Флинт, чтобы после этого поменяться обратно, Флинт. Мы не можем сделать это слишком рано." Сказал Гарри.
Флинт колебался секунду прежде чем сказать, "Ok, давай сделаем это. Пьюси, даже не пытайся ловить снитч, просто сделай так, чтобы девушка не получила его!" Флинт крикнул это в лицо Пьюси, прежде чем подлететь к мадам Помфри.
— В СЛИЗЕРИНСКОЙ КОМАНДЕ РОКИРОВКА. ОХОТНИКА АЛАНА ПЬЮСИ ЗАМЕНИТ ГАРРИ ПОТТЕР,— когда Ли Джордан сказал это над стадионом повисла гробовая тишина.
Как только Джордан озвучил замену, Вуд взял тайм-аут. Когда они заменились, Мадам Хуч дала знак о возобновлении игры.
Гарри мгновенно взял квоффл и полетел на поле. Он сразу признал, что гриффиндорцы благодаря своей стратегии успешно сдерживали Драко. Он усмехнулся, представив, как разделается с Элис Спинет один на один. Гриффиндорка 4 года был хороша, но Гарри знал, что даже близко не стоит рядом с его лигой. Он сделал кульбит, чтобы избежать бладжера и поддельный пас Флинту. Спинет полностью купилась на поддельный пас и ринулась к Флинту. Это и нужно было скользкому слизеринцу, чтобы добраться до Вуда. Гриффиндорский хранитель уже вылетел, чтобы остановить его, но Гарри уже бросил квоффл в нижний правый обруч.
Слизеренские трибуны взорвались овациями.
В течение следующих 10 минут Гарри демонстрировал свои великолепные летные навыки. Вуд понял, что Гарри намного выше классом всех охотников и поэтому отозвал л Кэти Бэл и Анжелину Джонсон от Драко и направил их на Поттера. Тем не менее, две девушки были не в состоянии мешать Гарри, как это проделывали с Драко. Гарри летал кругами вокруг них и в удачные моменты бросал и ловил квофл.
Гриффиндорцы также очень злились каждый раз, когда он забивал и вдвойне их взбесило, что Гарри сумел перехватить квофл перед самым носом Анжелины Джонсон. Грифы конечно пытались пасовать мяч своей лучшей охотнице, но Гарри всегда был там, чтобы перехватить его.
Единственной причиной, почему Гарри стал охотником, был счет, и вот когда уже было все возможно вернуться на свои места, Дерек и Боле недоглядели. Уже шел третий час от начала матча и счет был 350-220, когда Гарри с ужасом заметил, что Тонкс удаляется от Пьюси, а потом резко уходит в пике. Гарри видел, как Боле и Дерек направили пару бладжеров в ее сторону и Пьюси старался угнаться за ней, но все равно был слишком далеко. Тонкс вынырнула из пике с маленьким золотым мячиком в руках.
Гарри, Драко и Флинт ругались так громко, что великолепно слышали друг друга даже несмотря на рев Пуффендуйцев, Когтевранцев и Гриффиндорцев. Гарри приземлился вместе с Драко, и на пути в раздевалку они все еще бормотали о бесполезности Пьюси и некомпетентности Боула и Дерека.
Воскресенье 31-ое октября, Большой зал, Хогвартс.
На следующий день все ощущали последствия от проигрыша Слизерена. Почти каждый слизеренец счел своим долгом подойти к Гарри и Драко и сказать, что в проигрыше не было их вины. Только Пьюси, Дерек, Уорингтон и Боул не сделали этого к завтраку. Четверо слизеренцев провели эту ночь в больничном крыле после того, как все, кто был в гостиной пытались их заколдовать. После этого их лица напоминали желе, Флинт и некоторые другие семикурсники использовали на них заклятие левитации, заставляя четверых слизеренцев летать по общей комнате, и затем оставили виновников в коридоре, где они и были найдены перфектом.
Другая странность заключалась в том, что на следующее утро Тонкс сидела и смеялась вместе с гриффиндорцами.
Драко был невероятно расстроен тем, что она сидит не рядом с ними. Гарри также это не равилось, но он больше был сосредоточен на деле в Визенгамоте.
"Только посмотрите на нее! О чем она думает? Уверен, что они все теперь ее просто обожают, но что можно сказать про все остальные дни года! Зачем она утруждает себя разговором с ними? Я клянусь, Гарри, мне иногда кажется, что если бы у Тонкс были друзья в Гриффиндоре, она бы отбросила нас, как будто мы ничто." Мрячно рявкнул Драко, что стало причиной того, что некоторые первогодки с опаской отодвинулись от него.
"Я не думаю, что она сделала бы это, Драко. Я имею ввиду, что она в восторге от победы, но никогда не променяла бы нас на них." Сказал Гарри посмотрев на Тонкс, и увидел, что она смеется вместе с Гермионой Грэйнджер. После, посмотрев на часы, Гарри встал.
"Куды ты идешь, Гарри?" спросил Драко..
"Драко, какой сегодня день?" спросил Гарри с сарказмом..
"Хэлоуин… Ооо…" Светлые глаза слизеренца расширились. "Во сколько мы отправляемся?" спросил он, как только вспомнил о важности даты.
"Ну, сейчас 9 утра, а наш портключ активируется в 9.30 в кабинете Дамблдора. Ам нужно переодется и захватить Тонкс с собой." Сказал Гарри, когда встал.
"Портключ? Куды ты направляешься?" спросила Джинни.
"Я уверен, что все это будет завтра в газете, Джинни. Драко, ты готов?" спросил Гарри.
"Да, ты все еще уверен, что мы должны взять с собой Тонкс? Может сейчас оставить ее в толпе обожающих друзей?" Драко практически выплюнул эти слова.
Гарри вздохнул. "Драко, я знаю, что ты расстроен проигрышем, но я думал, что ты уже решил прошлой ночью, что вся вина на Дереке? Кроме того, Тонкс это не понравится. Кроме того, Тонкс не забудет такое. Сейчас не забудь захватить с собой некоторую одежду, Драко, твой отец сказал мне, что мы будем на магическом ланче."
Драко успешно поставили на место, и он кивнул. Он попрощался с Блэйзом и сказал прощай Джинни перед тем, как быстро выйти из Большого зала.
"Удачи, Гарри." Сказал Блэйз.
"Спасибо, Блэйз, ты уверен, что не хочешь пойти? Имею ввиду, что твой отец использует те же правила, что и Лорд Малфлой по отношению к Драко?" спросил Гарри.
"Нет, думаю, что через несколько лет я так устану от политики, что нет смысла ппполучать хороший старт в этом деле. Просто предупреди когда вы вернетесь." Сказал Блэйз серьезно.
"Без проблем." Сказал Гарри встав и направился к столу Гриффиндора.
Как только гриффиндорцы поняли, куда он идет, то начали кричать.
"Oу, посмотрите все…" заорал Джордж.
"Это ловец проигравшей команды…" сказал фрэд громовым тоном.
"Или он был охотником проигравшей команды?" спросил Джордж смеясь.
"Не  таков ты хорош сейчас, Поттер!" выплюнул Рон.
"Ты пришел узнать как мы вас подебили?" прокричали гриффинорские пятигодки.
"Хах, возможно он хочет взять уроки у Тонкс.." сказал Дин Томас.
Гарри поморщился от идиотизма гриффиндорцев, но он не собирался доставить им удовольствие, взбесившись. Потеря была горька, но это было ничто по сравнению с делом в Визенгамоте. 
"Тонкс, пошли, мы уже опаздываем. Драко уже пошел переодеваться, и если не поспешим, то не успеем вовремя." Гарри смотрел прямо на свою подругу.
Тонкс выглядела смущенной. "Пойти с тобой и Драко куда?" спросила она.
Глаза Гарри расширились от шока. "Тонкс втавай, ты знаешь, что мы собирались сегодня делать."
"Эм…нет Гарри, о чем ты?" сказала Тонкс то время как гриффиндорцы продолжали сыпать оскорблениями.
Гарри вдруг почувствовал растущее презрение к своему лучшему другу.
"Перестань говорить загадками ты, глупый слизеренец!" прокричал Ли Джордан во всеуслышание.
Токс бросила на Ли предупреждающий взгляд прежде чем вернуться к разговору с Гарри.  "Прости Гарри, но я действительно не понимаю о чем ты." Тонкс все еще выглядела сконфуженно.
Глаза Гарри сузились. "Черт возьми, Тонкс, ты издеваешься?" сказал зло Гарри.
Тонкс выглядела, очень озадаченной гневом лучшего друга в отношении ее. "Гарри, что это? Я думаю, что ты не сумасшедший говорить так со мной  по поводу  матча, ведь это всего лишь квиддич."
"Можешь честно сказать мне, что забыла, что сегодня за день?" спросил печально Гарри.
Тонкс выглядела еще более запутавшейся, но прежде чем она успела что-либо сказать, кто-то выкрикнул "Отвали Поттер, иди за другие столы портить людям хэлоуинское настроение за завтраком."
Слово  Хэлоуин, казалось, отчасти вывело Тонкс из замешательства. "Мерлин, мне так жаль, Гарри, я совсем забыла, что это будет в Хэлоуин, секунду, во сколько мы отправляемся?" Спросила Тонкс быстро встав.
"Нужно быть в 9.20 в кабинете Дамблдора, Тонкс. Кроме того мы собираемся в Магико (в оригинале похоже название поэтому не переводиться) на ланч, поэтому захвати праздничную одежду." Сказал Гарри, и его гнев быстро улетучился.
"Хорошо, я пошла переодеваться."  Сказала Тонкси они вдвоем покинули ошеломленных гриффиндорцев.
"На мгновение я поверил, что ты забыла." Признался Гарри.
"Да. Но я действительно сожалею, что забыла какой сегодня день." Застенчиво сказала Тонкс.
"Не волнуйся, это может случиться с каждым. Бьюсь об заклад, прошлой ночью была сумасшедшая вечеринка по случаю победы." Прокомментировал Гарри.
"Ты не имеешь понятия. Несмотря на то, что я слышала вчера о Пьюси, Боуде, Дереке и Уорингтоне, у вас тоже была неплохая ночь." Сказала Тонкс с улыбкой.
"Бесполезные маленькие педерасты заслужили это." Пробормотал Гарри направляясь в подземелья, в то время как Тонкс уже поднималась по лестнице к Гриффиндорской башне.
Пятнадцать минут спустя Гарри, Драко и Тонкс стояли возле кабинета Дамблдора. "Итак, какой пароль, Гарри" спросила Тонкс.
"Без понятия, Дамблдор лишь сказал мне, чтоб в 09.20 я был готов отбыть." Сказал Гарри.
"Хорошо, но уже 9.24, и если мы пропустим наш портключ, то отец будет расстроен." Ответил Драко.
"Думаю, что мы могли бы попытаться угадать пароль." Предложил Гарри.
"Oкей…эм…расширенная теоретическая трансфигурация." Тихо сказала Тонкс.
"Хорошая попытка, мисс Тонкс, однако, неверная." Сказал улыбаясь Дамблдор, шагнув им навстречу.
"Кровавое перо маркиза де Сада." Громко произнес Дамблдор.
Каменные горгульи мгновенно сдвинулись, освобождая им путь.
— Кровавое перо маркиза де Сада,— в шоке прошептал Драко, обращаясь к Тонкс.
"Сэр, вы знаете тех, кто выступает за права вампиров?" спросила Тонкс.
"о да, мой друг Стефан их большой поклонник, однако я слышал, что они слишком слащавы." Ответил Дамблдор в то время как Драко, Гарри и Тонкс уставились на него открыв рот.
"Итак,  Гарри, кто пойдет с тобой?" спросил Дамблдор.
"Тонкс." Отвтеил Гарри.
"Очень хорошо, мистер Малфлой, вы можете вернуться в Большой зал." Сказал Дамблдор.
"Ну что ж, отец Драко настаивал на его присутствии на суде..Поскольку Мистер Малфлой как Лорд, Драко может присутствовать в Визенгамоте до тех пор, пока там находится вместе с отцом." Ответил Гарри.
"Ах да, Лорд/Акт наследования от 1432. Очень хорошо, пожалуйста, каждый положите руку на портключ и мы отправимся через 3…2…1… активировать." Сказал Дамблдор и все полетели при активации портключа.
Несколько мгновений спустя они оказались в атриуме Министерства Магии.
 "Гарри вовремя как я вижу."
Гарри обернулся и увидел своего адвоката, мистера Новича, стоящего рядом с мистером Малфлоем.
"Приветствую господа." Сказал Гари во время рукопожатия с  адвокатом и затем с Люциусом.
"Увидемся внутри, Гарри." Ласково сказал Дамблор. Бросил короткое "Добрый день," Люциусу и мистеру Новичу и зашагал прочь.
Когда все были уверены, что Дамблдор ушел, Люциус сказал, "Ладно, вот как мы поступим. Наше дело назначено к слушанию четвертым, так очередь дойдет где-то к 11. Дело о Переобучении маглорожденных(может все же преобучении?) последнее, так что мы все сможем отправитьсяв Магико на ланч. Нарцисса займет мое место в Визенгамоте. Когда ланч завершится, мы вернемся в Визенгамот." Сказал Люциус.
Худой человек быстро подошел к ним и тихо сказал мистеру Новичу перед тем как уйти.
"Люциус и Драко должны находится снаружи, первое голосование вот-вот состоится." Сказала Мистер Нович.
"Очень хорошо, Драко, ты будешь сидеть со мной. Гарри, Тонкс, вы будете в секции посетителей до тех пор, пока вас не пригласят. Затем мистер Нович позовет тебя Гарри." Сказал Люциус.
Гарри и Тонкс кивнули, прежде чем последовать за Люциусом по коридорам. Когда они добрались до лифта, Люциус открыл дверь и все вошли внутрь.
"Залла Визенгамота." громко сказал Люциус.
Двери немедленно закрылись и лифт начал спускаться. Через несколько минут двери открылись и глаза Гари расширились, а Тонкс ахнула находясь в шоке.
"Добро пожаловать в Визенгамот." Сказал с усмешкой Люциус.
Гарри мог только тупо кивнуть головой и войти в самую большую комнату, которую когда-либо видел. Это делало Большой зал маленькой Слизеренской комнатой. Везде вокруг него ведьмы и колдуны говорили друг с другом, или отсылали заколдованную почту вперед назад. А в центре этой большой комнаты сидел Альбус Даблдор на золотом троне.
"Если вы хотите – следуйе за мной мистер Гарри Поттер."
Голос вывел Гарри из оцепенения и посмотрев вниз он увидел крошечного эльфа.
"Эм…Oкей." Сказала Гарри и вместе с Тонкс последовали за ним по нескольким лестничным пролетам, прежде чем эльф остановился и указал на дверь с надписью Общественным Посетителям.
Гарри оглянулся на мгновение прежде чем изменить цвет волос на светлые и спрятать шрам. 
"Не хочешь, чтобы тебя узнали, Гарри? " спросила Токс с улыбкой.
Гарри закатил глаза, прежде чем войти в комнату. Как только он вошел в дверь, был рад, что изменил внешность. Около двадцати камер сразу были направлены на них, прежде чем он услышал, что один из репортеров сказал, "Это не он."
"Что это было, Гарри?" спросила сердитая Тонкс протирая глаза.
"Сегодня Гарри Поттера Привело в Визенгамот дело." Сказал один из фотографов.
Гарри собирался бросить на Тонкс самодовольный взгляд, когда увидел нескольких гоблинов, сидящих в изолированном углу комнаты для посетителей.  Любопытно узанть, по его ли делу они здесь, он пихнул Тонкс, и подошли и сели напротив гоблинов.Большая часть гоблинов посмотрела на них с недоверием. Наконец один заговорил. 
"Можем ли вы вам помочь?"
Гарри узнал Гоблина, это был один из тех, кто впервые сопровождал его по Гринготтс. "Твое имя Магнар, верно?" спросил неуверенно Гарри.
Глаза гоблина расширились. "Как ты узнал м…ах да, я забыл об вашем маленьком таланте мистер Поттер." Сказал Магнар тихо.
"Вы здесь по моему делу?" спросил Гарри.
"Действительно, директор Хорик поручил нам поработать с вашим адвокатом. Сейчас я считаю, что мы должны завершить этот разговор пережде чем пресса догадалась кто вы есть. Вы выглядите подозрительно разговаривая с гоблинами." Сказал Магнар.
Гарри обернулся и, конечно же, уже несколько представителей прессы смотрели на него с любопытством. Гарри просто кивнул, прежде чем передвинуться на несколько кресел вместе с Тонкс. Далеко внизу они увидели Драко сидящего рядом с отцом и несколькими другими нарядными мужчинами.
"Это дико, да?" тихо спросил Гарри.
"Да, я рада, что ты изменил внешность. Можешь представить себя сидящим рядом с теми журналистами?" прошептала Тонкс, прежде чем Дамблдор послал нескольких представителей в воздух.
"Это полное собрание Визенгамота по приказу в Осеннее равноденствие. Все, кто не имеет места или права голоса должны молчать или будут, изгнаны из этого зала." Сказал Дамблдор магически усиленным голосом.
Как только Дамблдор закончил говорить, все уже нашли свои места и замолчали.
 "Первое голосование на сегодня о предложении снятия запрета полетов на коврах-самолетах. Сегодня туту присутствуют несколько членов персидского Визенгамота  для того, чтобы рассказать о новшествах, которые позволят им быть более незаметными, если вдруг их увидят магглы." Сказал книжник.
Первые несколько дел были рассмотрены быстро и скорок писец снова встал. "Дело 4443429 о смене опеки будущего Лорда Гарри Дж. Поттера. Будущий Лорд Поттер желает, чтобы Главный Чародей Альбус Персиваль Вульфик Дамблдор перестал быть его магическим опекуном. Мы просим будущего Лорда Потера освободить секцию посетителей и проделать путь до первого этажа, чтобы присоединиться к своему адвокату Лорд Дамблдор в качестве ответчика в данном деле, пожалуйста, оставьте кресло Главного Чародея и займите ваше место на первом этаже. Леди Амелия Боунс должна взять на себя роль Лорда Дамблдора на протяжении всего этого дела." Произнес писец.
Гарри простонал, все не должно было произойти, таким образом, Нович должен был забрать его. Вздохнув, Гарри встал и двинулся к выходу из секции посетителей. Когда он подошел к двери, некоторые представители прессы закричали, "Он зачарован!" что породило хаос. Пресса сразу начала щелкать фотоаппаратами как сумасшедшая и кричать вопросы и пытаться блокировать дверь выхода.
"Пресса должна позволить будущему Лорду Поттеру покинуть секцию посетителей иначе они буду изгнаны из Визенгамота! Аврорская служба безопасности проводит мистера Поттера до первого этажа Визенгамота. " резко сказала мадам Боунс магически усиленным голосом.
Дверь секции для посетителей открылась, заставив упасть нескольких фотографов. Несколько магов в сиреневых мантиях с поднятыми палочками вступили на порог. Пресса немедленно прекратила задавать вопросы в присутствии авроров. В суматохе, Гарри успел вернуть себе свою внешность.
"Мистер Поттер?"
Гарри поднял взор и обнаружил, что смотрит  на большого лысого черного аврора.
"да." Ответил Гарри.
"я аврор Кингсли Шелкболт, если вы изволите следовать за мной, то я отведу вас на первый этаж Визенгамота. " сказал ласково аврор назвавшийся Кингсли.
Гарри кивнул и быстро последовал за аврором Кингсли вниз по лестнице до основной площадки Визенгамота. Как только его увидели все, сразу по залу разошелся возбужденный шепет. Гарри быстро нашел мистера Новича и сел за маленький коричневый стол рядом с ним.
"Вы можете озвучить ваше дело, мистер Нович." Сказала мадам Боунс.
"Благодарю Леди Боунс. Лорды и Леди (дамы и господа), члены Визенгамота, должностные лица министерств, представители прессы – это очень простое дело. Будущий Лорд Гарри Дж. Поттер узнал, что от него была удержана важная информация его магическим опекуном Лордом Дамблдором. Эта информация была важной информацией Гринготтса, что любой не кровный родственник не может получить доступ к ней, опекун или кто иной. Когда стало ясно, что гоблины допустили мошенничество 9 уровня по отношению к древнейшему роду, они начали собственное расследование более года назад. Несколько гоблинов, что вели это расследование, здесь, чтобы засвидетельствовать, что главный чернокнижник Лорд Альбус Персиваль Вульфик Дамблдор именно тот, кто перехватывал конфиденциальную информацию будущего Лорда Поттера. Более того, Лорд Дамблдор даже не пытался известить будущего Лорда Поттера на протяжении 12 лет, что является его магическим опекуном. Именно поэтому будущий Лорд Поттер желает сместить Лорда Дамблдора с места своего магического опекуна и назначить на его место Лорда Люциуса Малфлоя." Произнес Нович.
Некоторые члены Визенгамота начали переговариваться после того, как Нович закончил свою речь.
"Лорд дамблдор, каково ваше мнение?" спросила мадам Боунс, заглушая шепот.
"Благодарю, Леди Боунс. Члены Визенгамота, я не отрицаю обвинения выдвинутые против меня. Я удерживал от будущего Лорда Поттера информацию из Гринготтса, но не из злого умсла или с любой другой уловкой. В ведении будущего Лорда Поттера находится одно из крупнейших счетов Европы, если не самое крупное. Я спрашиваю вас – должен ли 11-12-летний мальчик распоряжаться таким состоянием? Я думал, что разумно подождать до пятнадцатилетия, прежде чем раскрыть перед ним его состояние. Я надеюсь, что к тому времени он бы созрел для управления своим состоянием. Это, однако, и была моя ошибка, и я уже был наказан за это. Гоблины лишили меня моего звания магического финансового опекуна будущего Лорда Поттера. Что касается того, почему я не раскрыл перед мистером Поттером то, что явлвяюсь его магическим опекуном. Будущий Лорд Поттер достаточно славы возложенной на него, вы тому свидетели. Если бы стало известно, что я , Альбус Дамблдор, являюсь магическим хранителем, он бы стал еще более знаменит.  Кроме того, будущий лорд Поттер живет не под моей опекой, а со своими родственниками-магглами. Что бы он получил от того, что я бы раскрыл себя  перед ним? Я приношу будущему Лорду Поттеру свои извинения, и могу только добавить, что если бы вы пришли ко мне с этой информацией, то мы, конечно, все решили бы без приведения этого вопроса на достояние Визенгамота." Сказал Дамблдор.
"Очень хорошо, обе стороны высказались, и обвинения были подтверждены Лордом Дамблдором. Сейчас я призываю к голосованию. Тек, кто за снятие с поста магического опекуна  главного чернокнижника Альбуса Дамблдора будущего лорда Поттера, пожалуйста, проголосуйте сейчас." Сказала леди Боунс.
Некоторые члены направили свои палочки на пергамент, который парил в центре. Когда каждая палочка направлялась на пергамент, число на нем возрастало. Наконец все закончилось на числе 142.
"Кто против?" спросила мадам Боунс.
Опять же большое количество палочек было направлено на пергамент. Гарри затаил дыхание, когда число продолжало расти. Он с ужасом наблюдал, как число растет. 120…124…128…134…137…139…142…146.
"Прости, Гарри." Тихо сказал Нович.
Гарри опустил голову поняв что это поражение.
"Ходатайство будущего Лорда Поттера по поводу удаления с должности магического опекуна Лорда Дамблдора было побеждено четырмя голосами." Произнесла мадам Боунс.
"Можем ли мы подать апелляцию? Проголосовать заново?" умолял Гарри
"Мне жаль, у нас был бы еще один шанс, если бы мы сейчас были не при полном составе Визенгамота." Ответил Нович.
"Вы уврены, что мы не можем сделать что-либо?" спросил Гарри с видимым гневом в голосе.
"Гарри, ты говорил, что не хочешь привлекать Дурслей. И я тебе объяснил, что самым верным способом удаления Дамблдора с поста опекуна будет именно таков. " ответил Нович.
Зеленые глаза Гарри потемнели при упоминании Дурслей.
"Давай, Гарри, мы должны уйти. Ты должен встретиться с Люциусом в Магико." Произнес Нович положив руку на плечо Гарри и вывел из зала суда. Как только они покинули первый этаж, как тут же оказались под напором репортеров и фотографов еле сдерживаемом аврорами.
"Мистер Поттер, пару слов Недели Ведьм?"
"Будущий Лорд Мистер, Михаил О'Тоул Ежедневный пророк, какова ваша реакция на голосование?"
Гарри яростно развернулся к репортеру. "Вы хотите знать, что я думаю о голосовании?” выплюнул он. "Я считаю оскорблением тот факт, что Альбус Дамблдор до сих пор является моим магическим опекуном. Я говорю о человеке, который отсутствовал в моей жизни и крал конфиденциальную информацию, но большинство Визенгамота видимо считают, что это нормальное поведение из главы. Почему магический мир думает, что он желал это без злого умысла? Мерлин, разве я прошу многого, я лишь хочу опекуна, который на самом деле хочет им быть и участвовать в моей жизни. " спросил Гарри с искренностью в голосе. "Я действительно очень близок с Лордом Малфлоем; действительно считаю его самого и его жену более близкими людьми, нежели мои тетя с дядей. Я не доверяю директору Дамблдору до тех пор пока не разорву связь с ним."
"Мистер Поттер, как вы думаете, повлияет ли это на отношение к вам директора Хогвартса?"
"Какие отношения? Я не имею и не хочу иметь с ним какие-либо отношения."
"Рита Скитер, будущий Лорд Поттер, вы хотите перевестись в другую магическую школу?"
"Что? Нет, я никогда не желала переводиться с иную школу, только лишь, если директор сделает нечто плохое, ввиду этого моего дела против него. Я не могу представить, что смог бы покинуть моих друзей, к тому же у меня очень хорошие отношения с некоторыми преподавателями, чтобы оставлять школу." Ответил Гарри.
"С кем? С кем вы настолько близки?" вновь спросила Рита у него.
"Учителя? Я бы сказал, что очень близок с профессором Флитвиком и Профессором МакГонагал…" начал Гарри.
"А что вы скажите о Северусе Снейпе?" спросил другой репортер.
 — Профессор Снейп глава нашего факультета, естественно я уважаю его. И такие довольно таки уважительные отношения у нас давно,— Быстро солгал Гарри.
"А что вы скажите о Локхарте? " спросила блондинка.
"Я думаю, что Локхарт самый худший учитель, которого когда-либо преподавал в  Хогвартсе, и это также касается профессора Квирелла, который пытался меня убить." Ответила Гарри, что сначала журналист шокированно уставился на него, прежде чем начать записывать за ним.
"Гарри, теперь нам необходимо идти на встречу с Мистером Малфлоем и Драко." Сказала Тонкс проталкивая Гарри через толпу.
"Гарри, это твоя девушка?"
"Как е езовут?"
"Как долго вы встречаетесь?"
"Заткнитесь, я не его девушка, он мой лучший друг." Рявкнула Тонкс в сторону журналистов.
"Пора." Сказал Нович нажимая на министерский портключ и произнес, "Активировать."
Дырявый котел, Лондон
Гарри, Тонкс и Нович с мягким щелком возникли рядом с дырявым котлом.
"Гарри, это было неразумно. Зачем ты говорил с прессой?" поинтересовался Нович.
"Почему бы и нет? Я думаю, что это был хороший способ показать всем, что Дамблдор не всемогущ как Бог. Что, во имя Мерлина, мы могли потерять?" зло спросил Гарри успев изменить свою внешность, сменив цвет волос на светлый и спрятав шрам, прежде чем они успели войти в Дырявый котел.
Они быстро кивнули беззубому бармену и подошли к стене. Нович нажал на кирпич, стена разъехалась и они все оказались в Косом переулке.
"Пойдемте. Магико совсем рядом с Гринготтс." Произнес  Нович.
"Как бы не так." Проворчал Гарри.
"Это не конец света, Гарри." Сказала Тонкс положив руку к нему на плечо.
Гарри это не улучшило настроения. Он все еще бормотал про магов, которые не способны сами думать и решать.
Пять минут спустя они прибыли в Магико. Нович  подошел к хозяину и поинтересовался пришел ли мистер Малфлой.
Хозяин с минуту мерил Новича взглядом прежде чем сказать, "Кто его спрашивает?"
-Виновник торжества,— ответил Нович и Гарри вместе с Тонкс сделали шаг вперед.
"Следуйте за мной." Сказал мужчина прежде чем повести их по ресторану, который был на удивление заполнен. Они прошли за занавес и Гарри сразу увидел Драко и Люциуса, сидящих за единственным столом в центре комнаты.
"Ах, Гарри, Тонкс, присаживайтесь. Благодарю Нович, они больше не нуждаются в твоих услугах; Однако я хотел бы вам напомнить о конфиденциальности." Сказал Люциус и Нович поклонившись вышел.
Как только Гарри и Тонкс сделали заказ, Люциус произнес несколько заклинаний.
"Что это было, сэр?" заинтересовался Гарри.
"Анти-прослушивающее заклятие и охрана периметра." Пояснил Люциус.
"Ох." Произнес Гарри.
"Я сочувствую тебе по твоему делу, Гарри. Не могу поверить, что из-за четырех чертовых голосов ты его проиграл. " произнес с досадой Драко.
"Да, не до шуток." Проворчал Гарри.
"Когда мы вернемся в Хогвартс?" спросила Тонкс.
"После ланча мы должны встретиться с директором в атриуме министерства и получить портключи для возвращения. Затем Тонкс с Драко должны вернуться немедленно. Гарри вернется после голосования за закон об образовании магглорожденных." Ответил Люциус.
Министерство Магии, Лондон
Двумя часами позднее, Гарри, Драко, Тонкс и Люциус вошли в атриум Министерства Магии. В момент, когда Гарри вошел, его сразу же облепили фотографы и репортеры.
"Будущий Лорд Поттер, почему вы вернулись?"
"Это правда, что вы намерены высказать свое мнение по поводу магического образования магглорожденных.?"
"В чем причина вашей неприязни к директору Дамблдору?"
Прежде чем Гарри успел ответить им, чтобы они убирались, Люциус взмахнул палочкой и все репортеры были отброшены не менее чем на 30 футов каждый.
"Жаль, я не знал это заклинания ранее." Пробормотал Гарри.
"Ах, вы вовремя, Люциус. Драко, Тонкс, Гарри – все готово для того, чтобы вы вернулись в школу." Произнес Дамблдор делая несколько шагов к ним навстречу.
Гарри лишь бросил в сторону директора холодный взгляд из-за чего улыбка директора погасла. "Гарри, надеюсь у вас на сегодня больше нет дел против меня?" произнес Дамблдор.
"Я еще не возвращаюсь в Хогвартс. У меня еще есть дело в Визенгамоте." ОтветилГарри.
"Гарри, я просмотрел все досье, прежде чем прийти к вам, у вас больше нет заявлений для рассмотрения дел на сегодня." Возразил Дамблдор.
"Это верно, но я еще намерен высказаться по одному из дел." Ответил Гарри.
"Гарри, ты еще не Лорд." Заявил Дамблдор.
"О, несмотря на то, что Гарри все еще нет 16, он может высказаться, так как является единственным представителем своего рода. И так как он единственный оставшийся в живых из членов своей семьи, он имеет право высказаться, но не голосовать. " произнес Люциус.
“Хорошо, Гарри, после последнего дела мы вернемся вместе с Гарри в Хогвартс. Я надеюсь вас на затруднит подождать до 6, т.к. именно в это время мы сможем уйти." Спросил Дамблдор.
-Это будет как раз,— натянуто произнес Гарри.
Дамблдор с любопытством взглянул на Гарри, прежде чем передать портключ Драко с Тонкс. Директор несколько раз коснулся палочкой портключа, а потом сказал, "Хогвартс."
Как только Гарри и Тонкс отбыли, Люциус сразу же начал рассказывать про прошлое директора и прессу. Они довольно быстро проделали свой путь до Визенгамота и Люциус посоветовал Гарри занять свободное место рядом с собой.
Следующие три часа были самыми скучными в жизни Гарри. Он наблюдал как Визенгамот обсуждал такие обыденные вещи как международные стандарты на котлы, новые ограничения на мантикору, и также новое предложение от компании Зонко позволить ей использовать смертельные вещества класса Е. Наконец, был поднят к рассмотрению последний вопрос дня. Гарри наблюдал как Дамблдор встал со своего кресла главного чернокнижника.
"Последнее дело на сегодня это законопроект, предложенный Лордом Макмильоном. Законопроект назван Акт об образовании магглорожденных и предлагается выдавать им стипендию в сорок тысяч галлеонов в год, для лучшей адаптации магглорожденных волшебников к магическому миру. Прошу Лорда Макмильяна пройти в центр вместе с Леди Боунс, которая представляет министерство." Сказал Дамблдор.
Гарри наблюдал как напыщенный Лорд Макмильян и Мадам Боунс прошли в центр Визенгамота.
"Лорды, Леди, друзья, коллеги, прошу вас уделить должное внимание этому законопроекту. Образование ведьм и колдунов – это очень важный вопрос и мы должна взглянуть фактам в лицо. Магглорожденные находятся в весьма трудном положении, когда направляются на учебу в Хогвартс. Для них уже шок и то известие о реальности магии, когда приходят к ним домой сотрудники Хогвартса и убеждают их в этом. Они должны быть полностью ознакомлены с магическим миром. Этот законопроект позволит создать группу проводников, для того чтобы ознакомить магглорожденных и их родителей, например, с такими местами, как Косая Аллея. Это мое мнение и мнение Лорда Дамблдора, соавтора данного законопроекта, что призван облегчить адаптацию магглорожденным студентам." Произнес Лорд Макмильян и некоторые люди встали и начали аплодировать.
"Мадам Боунс, каково мнение министерства по этому поводу?" спросил Дамблдор.
"Лорд Дамблдор, я хочу сказать не только от имени министерства, но и от своего собственного. Думаю, что этот законопроект слишком необычен в его текущем виде. Имею ввиду, сорок тысяч галеонов в год? Вы планируете дать каждоум магглорожденному свою собственную метлу Лорд Макмильян? Средства, которые требуюься для данного законопроекта могут быть потрачены министерством на более нужные дела." Произнесла мадам Боунс.
"Благодарю Лорд Макмильян и мадам Боунс, теперь, прежде чем приступить к голосванию, я предоставляю возможность высказаться тем, кто желает." Сказал Дамблдор.
"Ты помнишь то, о чем собираешься сказать?" Прошептал Люциус как только Барон закончил восхвалять законопроект Макмильяна.
"Я практиковался прошлой ночью целых три раза." Ответил Гарри прежде чем подняться и произнести, "Я хочу высказаться."
Сгновенно, большинство Визенгамота вскочило и начало кричать. Потребовалось лишь несколько взмахов палочки Дамблдора, чтобы все успокоились.
"В конце 1339 пункта сказано, что будущий Лорд Поттер имеет право высказаться; Однако, он не имеет право голоса до достижения им 16-летнего возраста." Объяснил Дамблдор.
Гарри подождал, пока все учителя замолчат, и сказал: "Лорды и Леди Визенгамота, я хочу выступить против этого законопроекта. Считаю, что он не только повлечет колосальные траты, но и является совершенно ненужным. Известно ли членам Визенгамота, что лучшим студентом года является магглорожденный? Несомненно, если среди лучших учеников есть магглорожденные то разве они находятся в таком неравном положении? — невинно спросил Гарри. — "Кроме того, если мы начнем давать магглорожденным дополнительную помощь, чем это сомнительное предприятие может закончиться? не приведет ли это к тому, что им начнут завышать оценки только потому, что их родители не маги?"
Весь Визенгамот вновь начал шуметь. Гарри видел, что многие теперь кричали, что нужно отклонить законопроект, в то время, как немногие другие обвиняли его в юношеском максимализме.
"Будущий Лорд Поттер, только 1 магглорожденный был в списке 10 лучших учеников, в то время, как чистокровок там 6, а полукровок трое. Что вы на это скажете?" спросил светловолосый мужчина.
"Мой ответ прост, со мной на одном курсе учатся дочери и сыновья очень могущественных и влиятельных людей. Если вы мне не верите, то позвольте огласить список из десяти лучших студентов Хогвартса. Первая, магглорожденная Гермиона Грейнджер, вторым идет полукровка Терри Бут, третья – Су Ли, дочь китайского посла и мастера чар Чан Ли, четвертый – я, пятая – Падма Патил. Признаюсь, я не очень хорошо ее знаю, но, насколько я в курсе, Патил — древний чистокровный род. Шестая в списке Лиза Тюрпен, первая дочь лорда Тюрпена. Седьмая — моя близкая подруга С.Б., племянница леди Боунс. Восьмой – мой лучший друг – Драко Малфлой, сын Лорда Малфлоя. Девятый – мой близкий друг – Блэйз Забини, сын Лорда Забини. Десятый – это полукровка Энтони Голдстейн. Можете ли вы назвать чистокровных, более сильных, чем эти, сэр? кроме того, если магглорожденная Гермиона Грейнджер может добиться таких успехов, то, возможно, дело не в том, что маглорожденные обделены магическими способностями, а в том, что они просто слишком ленивы, чтобы их развивать. однако же, это в равной степени касается как маглорожденных, так и полукровок, и чистокровок, и это не дает основания оказывать маглорожденным особую помощь" — ответил Гарри.
Закончив последнее предложение, Гарри сел на свое место с улыбкой на лице. Когда он взглянул на Дамблдора, он улыбнулся еще шире, увидев разочарование на лице старика. После встали еще несколько членов Визенгамота и поддержали слова Гарри и у Дамблдора не было выбора, кроме как призвать к голосованию.
Окончательно голосование по поводу законопроекта завершилось в соотношении 130-158. Дамблдор обяъявил, что законопроект был отклонен, Гарри усмехнулся и пожал руку Люциусу.
"По крайней мере нам хоть в чем-то сегодня повезло." Гарри все еще чувствовал разочарование по поводу своего дела.
Люциус просто кивнул и онинаправились к центру Визенгамота, откуда Гарри вместе с Дамболдором должен возвратится в Хогвартс.  По пути пресса нападали на них с вопросами. Самый распространенный был о том, что он высказался против законопроекта Дамблдора лишь потому, что директор выиграл дело Гарри. Гарри отрицал эти слова и больше ни на какие вопросы не отвечал.
Когда они дошли до центра Визенгамота, Гарри ухмыльнулся увидев покрасневшего Макмильяна, который беседовал с директором. Люциус просто подвел Гарри туда, где стоял директор и сказал, "Директор, я думал вы хотите отбыть в 6, а сейчас уже десять минут седьмого." Произнес Люциус.
"Спасибо, Люциус. Гарри, ты готов вернуться в Хогвартс?" спросил Дамблдор без гнева в голосе.
Казалось, что Директора совсем не беспокоит тот факт, что его законопроект будет отвергнут, очень беспокоил юного Поттера. Он сузил глаза и на манер голоса директора произнес, "Да." Гнев Гарри вылился в то, что часть слова он произнес как обычно, а часть на парселтанге.
Глаза директора расширились всего на долю секунды, прежде чем он сказал, "Очень хорошо, я поговорю я вами позже, Лорд Макмильян. Всего хорошего, Люциус."
"директор." Ответил Люциус.
"Лорд Дамблдор." Произнес Лорд Макмильян.
Дамблдор достал большое красное перо и протянул его Гарри. Затем пожилой директор взял свою палочку и произнес, "Хогвартс."
Портключ незамедлительно активировался и спустя мгновение они вдвоем стояли внутри, возле главного входа.
 "Теперь, я полагаю, мы должны добраться до Большого зала, чтобы поужинать.." весело произнес директор.
"Думаю, что пойду в гостиную Слизерена. Анди может принести мне мой ужин." Произнес Гарри прежде чем развернуться и направиться в подземелья.
"Гарри, не возражаешь, если я пройдусь с тобой?" спросил Дамблдор.
Гарри повернулся и уставился на директора. "Это ваша школа." Неохотно ответил Гарри.
Дамблдор улыбнулся и вдвоем направились в сторону подземелий. Спустя пару минут тишины, Дамблдор сказал, "Гарри, мне кажется, что ты расстроен из-за того, что проиграл дело."
Гарри закатил глаза. "Почему я должен быть расстроен? Вместо того, чтобы мои опекуном был человек, который мне нужен, мой опекун тот, кто крал мою личную информацию и игнорировал мое существование в течение 12 лет."
Дамблдор вздохнул. "Гарри, я извиняюсь за это, я действительно считаю, что делал ‘nnjв твоих интересах. Состояние Поттеров огромно, Гарри.. Ваш консультант гоблин хорошо бы заботился о нем до тех пор, пока вы бы не достигли зрелости, чтобы суметь делать это самостоятельно."
"И, полагаю, что такие мелочи, как законы, не имеют значения, если у вас благие намерения?" заметил Гарри с сакрказмом, в то время как они свернули в коридор.
"Гарри…Я только хочу сказать, что мне очень-очень жаль. Как будет лучше для тебя, только это я могу сказать в свое оправдание. Я подумал, что будет лучше, если вы вырастете без своей славы. Имею ввиду, что вы знамениты из-за того, чего даже не помните. Взросление в магическом мире расширило бы ваш кругозор. " произнес Дамблдор таким умоляющим голосом, что Гарри хотелось ему верить.
Гарри просто проигнорировал слова директора. Так они прошли вглубь подземелий, и Гарри начал замечать, что пол весь в лужах воды. Когда они свернули за угол, глаза Гарри расширились от шока. "ЧЕРТ ПОБЕРИ!" воскликнул Гарри.
На стене, в конце коридора, висела кошка Флитвика, Миссис Норис, подвешенная за хвост Два факела освещали ее тело и фразу, написанную ее кровью.
ВРАГИ НАСЛЕДНИКА ТРЕПЕЩИТЕ, ТАЙНАЯ КОМНАТА ОТКРЫТА.
Гарри посмотрел на Дамблдора, который, казалось, совсем забыл про него и быстро подошел к стене и начал изучать. Пораженный увиденным, Гарри последовал за ним, но старался все же держаться на расстоянии от директора. Когда он  оказался достаточно близко от Миссис Норис, то увидел, что кошка, казалось, застыла, замерзла в то время, когда пыталась мяукать. Гарри был настолько занят изучением тела, что не услышал шагов за спиной.
"Что, во имя Мерлина, это значит?"
Гарри сразу узнал голос Слизеренца Дерека и обернулся. И он ожидал увидеть позади практически весь слизерин.
"Поттер. Какого черты ты это сделал?" спросил Боул со смесью страха и гордости в голосе.
"Ты сукин сын, я убью тебя!"
Гарри повернул голову и увидел хогвартского сквиба взирающего на него. The squib caught him completely off guard and tackled him to the hard stone floor.
"Я получу твою голову, Поттер!" бушевал Флитч.
"УБЕРИ ОТ МЕНЯ РУКИ ПРОКЛЯТЫЙ СКВИБ!" парировал Гарри.
Флитч занес на Гарри руку и в этот момент Дамблдор заблокировал удар, "АРГУС, ГАРРИ НЕ ОТВЕТСТВЕННЕН ЗА ЭТО!"
Флитвик посомтрел на директора и произнес, "Сэр, он знает, что я сквиб, и конечно он виновен перед миссис Норис."
Когда шум улегся, большинство студентов уже были в коридоре, много Райвенкловцев, Хавлапавцев и Гриффиндорцев. Голоса Дамблдора, Флитча и Гарри должны разнестись по всей школе. Наряду со студентами прибыли и Снейп, Локхарт, МакГонагалл, и вскоре прибыл и Флитвик.
"Аргус, отойдите от мистера Поттера." Рявкнул Снейп.
Флитч наконец отстал от Гарри и напрвился к своей любимой миссис Норис.
"Похоже, что кошка не убита а находится под заклинанием оцепенения. Жаль, что меня не было рядом, тогда бы я мог применить контрзаклинание, чтобы спасти ее. " сказал Локонс.
"Я хочу мести! Хочу, чтобы Поттера исключили!" зло произнес Флитч.
"Аргус, Гарри не мог сделать этого, так как мы вместе сделали это неприятное открытие." Отвтеил Дамблдор.
"Дожно быть он свершил это заранее и использовал Вас, чтобы доказать свою невиновность." Флитч открыто обвинял Гарри, тыкая в него пальцем.
"Гарри ьбыл в Лондоне целый день, Аргус. Мы вернулись из Визенгамота несколько минут назад. Уверяю вас, Гари не делал этого." Сказал Дамблдор, надеясь успокоить смотрителя и пресечь возможные слухи.
"Мой кот мертв, Директор, кто-то должен заплатить за это." Простонал Флитч.
"Кошка не мертва, Аргус, она окаменела, большего сказать я не могу." Произнесс Дамблдор, продолжая взмахивать палочкой над телом миссис Норис.
"Все, шоу окончено. Возвращайтесь в свои гостиные, если не хотите содержаться под стражей до завтрашнего утра." Равкнул Снейп, обращаясь к ученикам.
Все быстро разошлись, за исключением Гарри. Он все еще читал эти слова на мтене.  Враги наследника трепещите, тайная комната открыта. Что такое тайная комната?
"Поттер, это касается и тебя. Убирайся отсюда." Выплюнул Снейп.
Гарри кивнул и быстро ушел в гостиную Слизерена. Он был измотан, но знал, что нужно поговорить с Блейзом и Драко по поводу Визенгамота, а теперь и про тайную комнату.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3029/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 20. Власть прессы

 Не бечено, все главы отправил бетам.
В понедельник утром Гарри был последним, кто покинул комнаты Слизерина.  Его разговор с Драко, Блейзом и Джинни на счет Визенгамота и Тайной комнаты продлился до поздней ночи.
Быстро приняв душ, Гарри предложил Салазару обернуться вокруг его плеч, прежде чем поместить его под мантию. Когда фамильяр заверил его, что ему комфортно, Гарри отправился в Большой зал, чтобы быстро позавтракать перед зельями.
Когда он зашел в Большой Зал, все, сидящие за столом Слизерина, поднялись и зааплодировали. Гарри инстинктивно обернулся, чтобы увидеть того, кто зашел вместе с ним. Но заметив, что он был один, а Слизерин продолжал ему хлопать, Гарри с любопытством начал пробираться к Блейзу, Драко, Джинни и Тонкс.
— Ну и что, черт побери, здесь творится? – спросил Поттер, как только ему удалось занять рядом с ними место.
— Поттер, я говорил тебе,  что твое дело против Дамблдора будет масштабным? А ты взял и сделал из него историю года! – Блейз протянул Гарри копию «Ежедневного Пророка». Гарри удивленно посмотрел сначала на Забини, потом на заголовок статьи, и застонал.
Гарри Поттер против Альбуса Дамблдора
Схватка двух победителей Темных Лордов!
автор Рита Скитер
Вчера в осеннее Равноденствие на заседании Визенгамота Гарри Поттер ходатайствовал о лишении прав его Магического опекуна. Вы спросите, кто же опекун Мальчика-Который-Выжил? Ни кто иной, как победитель Темного Лорда Гриндевальда, Альбус Дамблдор!
Мистер Поттер нанял легендарного адвоката среди волшебников Александра Новитча, как своего представителя. Мистер Новитч свидетельствовал о том,  что Альбус Дамблдор не только подделывал защищенную финансовую  информацию и скрывал ее от мистера Поттера, но также, что он не принимал активную роль в жизни мистера Поттера, как опекун.
То, что в дальнейшем шокирует это то, что Альбус Дамблдор полностью признал все обвинения мистера Новитча. Верховный чародей утверждал, что он пытался уберечь Мальчика-который-выжил от бремени его собственности. (Мы пытались выяснить общий фонд денежного состояния мистера Поттера, однако, гоблины из Гринготтса отказались отвечать. Неофициальные источники утверждают, что вклад является одним из крупнейших в Европе).
Альбус Дамблдор заметил, что не было необходимости открывать свою значимость мистеру Поттеру. Он заявил, что сообщение о магическом опекуне было бы нецелесообразным из-за того, что в данный момент Мальчик-который-выжил живет с маггловскими родственниками. Альбус Дамблдор также отметил, что он привлек бы еще больше внимания к итак уже знаменитому второкурснику.
И какой результат в этой истории века, спросите вы? Прошение об удаление Альбуса Дамблдора как опекуна Гарри Поттера на закрытом собрании Визенгамота было поддержано лишь  четырьмя голосами. Излишне сообщать, что мистер Поттер был менее взволнован результатом. Когда журналисты после приговора догнали его и спросили про реакцию на голосование будущий лорд Поттер ответил:
— Вы действительно хотите знать, что я думаю об этом голосовании? Я считаю оскорблением то, что Альбус Дамблдор до сих пор мой магический опекун! Этот человек отсутствовал всю мою жизнь и крадет и утаивает конфиденциальную информацию у меня, но большинство Визенгамота видимо считает, что это в порядке вещей. Почему же все волшебники мира слышат и видят только то, что ЭТОТ говорит, даже не задумываясь?
И действительно почему? Это репортер может ответить и без мистера Поттера. Будь любой другой человек на месте Альбуса Дамблдора, Визенгамот немедленно бы лишил его прав. Ясно же одно, что Альбус Дамблдор имеет очень большое политическое покровительство и именно поэтому сохраняет опеку над юным мистером Поттером. Когда Тита Огдена и несколько других высокопоставленных представителей Визенгамота спросили, почему они голосовали против мистера Поттера, все они дали Пророку один ответ: «Без комментариев». 
— И почему это я был удостоен таких оваций? – спросил Гарри, отложив в сторону газету.
— Учитывая, что большинство Слизерина не доверяют проклятому директору, тебе следует прочесть еще пару статей, — Блейз протянул газету ему обратно.
Гарри с любопытством заглянул на следующие страницы и его брови поползли вверх от другой статьи.
Гарри Поттер остался в Хогвартсе
автор Арнольд Джонсон
Казалось, что после тех действий, совершенных директором Хогвартса по отношению к Гарри Поттеру, мистер Поттер должен бы серьезно рассмотреть вопрос о переходе в другую Магическую школу. В конце концов, Шармбатон и Дурмстранг с радостью примут молодого человека.
Помимо своей репутации, как победителя Того-кого-нельзя-называть, мистер Поттер является одним из лучших студентов Хогвартса. Через источник в департаменте Образования я получил копию свидетельства об успехах мистера Поттера за первый год. Единственный предмет на котором мистер Поттер не получил «Превосходно» это История Магии. В любом другом – он входит в десятку лучших студентов.
 Поразительно, что Мальчик-который-выжил категорически отрицал любое желание  перевестись в другую магическую школу. Главная причина, которую он назвал, это близкие друзья и хорошие отношения с профессорами.
В число преподавателей, с которыми у мистера Поттера доверительные отношения, входят следующие:
Филиус Флитвик. Профессор курса Чар и декан факультета «Когтевран» в течение нескольких последних десятилетий является хорошо известным и уважаемым мастером Чар, получившим орден Мерлина 2 степени за работу над практическим применением Чар. Он оЧАРовал газету «Таймс» как волшебник месяца в прошлом году  и с гибелью легендарного мастера Чар Фридриха Нейнца, он, как и ожидалось, занял высший ранг в журнале «Сила и Влияние». Филиус Флитвик также является победителем пяти международных поединков и членом сообщества Морганы за достижения в Бытовой магии.
Минерва МакГонагалл. Считается одним из лучших мастеров в Трансфигурации за всю историю; Минерва МакГонагалл преуспела со своим наставником Альбусом Дамблдором, став профессором Трансфигурации и деканом Гриффиндора в Хогвартсе с 1947 года. Сегодня она является вторым по силе трансфигурастом в Европе после легендарного Альбуса Дамблдора. Ее работа с Альбусом Дамблдором в конце Гриндевальдской войны (1938-1945) принесла ей орден Мерлина 3 степени и щит Гриффиндора за храбрость. Она также хорошо известна своими эссе по теории и практике Трансфигурации.
Северус Снейп. Один из молодых людей получивший свое мастерство в области Зелий, Северус Снейп является мастером Зелий и деканом Слизерина (факультета мистера Поттера) в Хогвартсе. Северус Снейп известен своим талантом зельевара и Волчьим зельем для оборотней, созданным в 1983 году с его бывшим наставником Николасом Фламелем. Среди его многочисленных наград и достижений Северус Снейп был назван «Золотой зельевар» на Международном конкурсе зельеваров, получил британскую награду «Превосходный мастер Зелий» и выиграл два соревнования в ’84 и ’89 в Праге.
Эти три прекрасных педагога были отмечены мистером Поттером, как те, с которыми у него хорошие отношения. Однако, когда его спросили об преподаватели Защиты в этом году мистере Локхарте, мистер Поттер выразился, что он «...один из худших учителей, которые у меня были в Хогвартсе, учитывая даже профессора Квирелла, который пытался меня убить...».
Мы были поражены узнав, что мистеру Поттеру явно не нравится знаменитый автор. До того, как Гарри Поттер объяснил,  почему профессор Локхарт был так ужасен,  его адвокат активировал порт-ключ и отдал ему.
Гарри поднял голову, чтобы задать вопрос, но Тонкс перевернула страницы до последней, где была напечатана другая статья. Глаза Гарри расширились, когда он прочел заголовок.
Гарри Поттер мстит Альбусу Дамблдору!
Мальчик-который-выжил заваливает директорский законопроект о поддержке магглорожденных
автор Рита Скитер
Как бы вы отреагировали узнав, что ваш Магический опекун держал свою личность в тайне от вас двенадцать лет, и тайно похищал секретную информацию. Я думаю, что большинство детей вероятно плакали, ныли, жаловались и кричали, постоянно кричали. Хорошо, что мистер Поттер оказался не таким, как большинства детей. Вместо того, чтобы жаловаться и ныть для прессы, будущий лорд Поттер решил мстить в гораздо большем масштабе.
Последнее доказательство это день осеннего равноденствия и заседание Визенгамота о поддержке маглорожденных. Этот спорный законопроект должен обеспечивать сорок тысяч галеонов каждый год, чтобы давать лучшее обучение магглорожденым ведьмам и колдунам. Авторы лорд Макмиллан  и господин Дамблдор надеются, что это поможет маггорожденным обеспечить более легкий вход в магическое сообщество и тем самым повысит статус таких студентов.
Законопроект уже имеет явное отрицание у нескольких значимых чистокровных семей. Многие из них впервые объединяются, чтобы этого не произошло. Среди таких оппозиционеров являются легендарные политические враги Леди Амелия Боунс и барон Энтони Паркинсон. Леди Боунс – представитель ярой поддержки маглорожденных; утверждает, что эти деньги лучше было бы потратить на другие цели.
Так как законопроект был доведен до Визенгамота, практически каждый политический деятель мог предсказать, что он пройдет. Наш Марк Оуэнс из «Ежедневного пророка» цитирует в воскресной газете, что «...Даже с необычным союзом Леди Боунс и барона Паркинсона, похоже что законопроекту дадут ход и он станет законом...».
Правда то, что политические обозреватели не могли предвидеть, это то, что легендарный Гарри Поттер выразил свое мнение о законопроекте перед его рассмотром. Ссылаясь  на конец строки абзаца 1339, Главный чародей Альбус Дамблдор вынужден был разрешить будущему Лорду Поттеру говорить. Мистер Поттер коснулся аргументов леди Боунс о большей значимости галлеонов в других проектов, указав Визенгамоту, что на первом курсе была лучшей ученицей именно магглорожденная Гермиона Грейнджер.
Мистер Поттер также рассказал о страхе в помощи магглорожденым студентам. Цитирую: «... если магглорожденный способен стать лучшим студентом в Хогвартсе, очевидно же, что они не настолько беспомощны. Кроме того, если мы дадим магглорожденым большую помощь, к чему это приведет? Мы должны прогибаться под них, только потому, что у них нет родителя-мага?..».
Эти слова привели Визенгамот в хаос. Тот факт, что магглорожденный студент стал лучшим учеником в год обучения мистера Поттера в Хогвартсе, вызвало много суждений у за-магглорожденных лордов. Также несколько поубавился их энтузиазм по данному вопросу. К примеру, лорд Забини потом поделился с нами: «...Я зашел в холл с намерением голосовать за принятие законопроекта, однако мысль о том, к чему этот законопроект может нас привести, заставило меня пересмотреть свое мнение...».
Несколько лордов, однако,  обвинили будущего лорда Поттера в преувеличении отдачи законопроекта и попросили объяснить тот факт, что только ОДИН из маглорожденных вошел в десятку лучших. Будущий лорд Поттер достаточно спокойно отреагировал на это. Он пояснил, что в десятке были только сыновья и дочери очень влиятельных лиц, которых обязывает статус. Среди них – Су Ли, дочь китайского посла и мастера Чар Чен Ли. Сам Гарри Поттер. Старшая дочь чистокровной семьи Патил, дочь лорда Терпин, племянница леди Боунс, сын лорда Малфоя и сын господина Забини.
Подводя к итогу, мистер Поттер доказал, что возможно проблема не в том, что маглорожденные были удивлены существованием магии, а в том, что они просто ленивы. Цитирую: «...Это происходит и с маглорожденными, и с полукровками, и с чистокровными, так что особое внимание маглорожденным ничего не гарантирует...».
Окончательное голосование: 158  «против» — 130 «за», — это огромная победа для очень спорного законопроекта. В то время как мистер Поттер отрицает выступление против директоровского законопроекта как акт мести, мы в «Ежедневном пророке» думаем иначе. Директор Дамблдор является широко признанным чемпионом прав маглорожденных, и, по слухам, он потратил более месяца работая  над делом и получая поддержку того же лорда МакМиллана. Если мистер Поттер не мстил, то он выбрал очень любопытный законопроект, чтобы выступить против, учитывая, что его собственная мать была магглорожденной.
Гарри положил газету на стол.
— Ух ты, — тихо произнес он.
— Я не могу поверить, что ты действительно все это сказал прессе. Они точно не переврали? – усмехнулся Драко.
— Эм, неверно цитировали меня? Нет. Хотя они не правы, называя это враждой, и они были не далеко от правды про месть, — сказал Гарри.
— Не могу поверить, что ты действительно сказал, что Локхарт – это худший учитель, что был, при чем учитывая того, кто пытался тебя убить. Это просто... просто... ты гений!  — Блейз не мог сдержать приступы хохота.
— Блейз, прекрати! Серьезно! Гарри, ты ведь понимаешь, что любой магглорожденный будет ненавидеть тебя начиная с этого момента? – нахмурилась Джинни.
Гарри и Драко обменялись взглядами, прежде чем рассмеяться вместе с Блейзом. Когда они все же перевели дух, Драко сказал:
— Ты думаешь, что Гарри волнуют мнения грязнокровок? Законопроект был туфтой и все, что сказал Гарри – одна лишь правда.
— Да, и быть может теперь мадам Боунс получит себе Некроманта, — улыбнулся Гарри.
— Некроманта? – растеряно вместе спросили Тонкс и Джинни.
Гарри, Драко и Блейз быстро объяснили им про их споры на пляже и то, что Гарри планировал выступать против этого законопроекта независимо от событий.
— Значит, ты готовился к этому с лета? – удивилась Джинни.
— Да и я до сих пор хочу, чтобы с Дамблдора сняли все привилегии моего проклятого опекуна! – раздраженно произнес Гарри.
— Ну если ты действительно хочешь, чтобы он ушел, почему бы не рассказать все это Дурс... – начала Тонкс.
— Замолчи Тонкс! – рявкнул Гарри так, что несколько слизеринцев перестали разговаривать и обернулись на него.
— Эмм... Тонкс, — сглаживая ситуацию, сказал Драко. – Ты действительно ожидаешь это от него после Визенгамота? Ты же помнишь, что он планировал сделать, да?
— Прости, я на секунду забыла об этом,  — Тонкс покраснела на мгновение, а потом применила свою способность, чтобы румянец исчез.
— Не беспокойся об этом, — махнул Гарри.
— Я так понимаю, с нами вы не поделитесь информацией? – спросил Блейз.
— Нет, прости. Некоторые вещи просто слишком личные, даже с Окклюменцией, — ответил Поттер.
— Вы знаете, а мой папа очень ждал, что законопроект примут, — перевела тему Джинни.
— Правда? Ему же хуже, — с сарказмом произнес Драко.
— Драко,  не хорошо так говорить! – резко воскликнула Джинни.
— Почему? Твой отец просто предатель чистокровных. Помогать магглорожденым – глупо.
— Драко,  не смей называть отца предателем. Мы гордимся своим родом, как любая чистокровная семья. Тот факт, что у нас нет никаких проблем с магглами и маглорожденными  не делает нас плохими!
— Ты не права Джин, не плохими, а глупыми, — сказал Гарри, заработав обиженный  взгляд от Джинни.
— Я не пытаюсь навязывать тебе свое мнение, Джин, но давай будем честными, магглы это ужасные люди и магглорожденные должны оставаться в их мире.
— Но... но... Тонкс, Блейз, неужели вы думаете также? – в голосе Джинни проявились печальные нотки.
— Я понимаю, почему Гарри так думает и я с ним согласна, — призналась Тонкс.
— Без  комментариев, — пожал плечами Блейз.
— Без комментариев? – переспросила Джинни.
— Забини – нейтральны на счет этого и я не собираюсь ломать традиции семьи, — пояснил Забини.
Джинни посмотрела на своих друзей и покачала головой, не зная что ей делать.
— Гарри, ты правда признал Снейпа своим любимым профессором? – Тонкс постаралась сменить тему.
— Они спросили о нем, а я не захотел усложнить себе жизнь  в школе выразив свое мнение.
-  Но Локхарт? – усмехнулся Блейз.
— Он больше не учитель, так что не имеет значение то, что я о нем говорю, — улыбнулся Гарри,  и все, включая Джинни, рассмеялись.
Пока Джинни,  Блейз, Тонкс и Драко начали спорить о том, какой поступок Локхарта был самым глупым, Гарри решил осмотреть зал. Первое, что бросилось в глаза – страшные волчьи взгляды бросаемые на него гриффиндорцами. Один из них принадлежал Грейнджер. И Гарри не смог лишить себя удовольствия и помахал ей. Лицо Грейнджер покраснело от ярости и она выбежала из зала. Поттер лишь ухмыльнулся и продолжил свой обзор.
У когтевранцев все сгрудились в кучку и тихо обсуждали что-то. Каждый из них, как и прежде, смотрел на него снизу вверх. Гарри заметил Су Ли в одной из главных групп Когтеврана, ловца Чжоу Чанг, Терри Бута и несколько третьих и четвертых курсов. Никто из них, как оказалось не хотел встречаться с ним взглядом, поэтому Гарри перевел взгляд на стол Пуффендуя.
Пуффендуйцы поддерживали гриффиндорцев. Гарри заметил Эрни МакМиллана и они вместе отвели друг от друга взгляд. Гарри никогда не видел такого МакМиллана, ведь казалось, что тот сейчас подойдет к нему и вызовет на дуэль. Только два пуффендуйца, казалось, не были расстроены – Сьюзен Боунс и Ханна Эббот. Гарри был рад, что они не изменили себе. Хотя это не слишком удивило его, так как они присутствовали при поттеровском споре с мистером МакМилланом. Они также знали, что это не был акт мести, его дело против Дамблдора.
Взглянув на профессорский стол, Гарри попытался оценить каждую реакцию преподавателей на статьи. Гарри с удивлением заметил ухмылку Синистры, в то время как профессор Стебль выглядела раздраженной. Профессора Бинса конечно же не было. Флитвик поймал его взгляд и Гарри мог сказать, что его любимый профессор не стал его осуждать. Профессор МакГонагалл была явно раздражена и делала все возможное, чтобы избежать поттеровского взгляда. Профессор Снейп выглядел так, словно Рождество наступило на несколько месяцев раньше и все тупые ученики свалили и перестали его донимать. Он улыбался. Дамблдор однако вел себя так, будто ничего не произошло и нарезал вафельки со своей привычной улыбкой.
— Гарри! – прокричала Тонкс ему на ухо.
— Прости, ты что-то сказала?
— Я хотела спросить, узнал ли ты что-нибудь новое про Тайную комнату?
— Нет, ничего. Кроме разве, что тот, кто ее открыл превращает в камень кошек, — слегка улыбнулся Гарри.
— У меня сегодня пара с Бинсом, пожалуй спрошу его об этом.
— Хорошая мысль. А мы в свою очередь, узнаем у Снейпа и МакГонагалл, — хлопнул в ладони Драко.
— Хм...  статья сделала Снейпа счастливым, а МакГонагалл, кажется, сходит с ума, – сказал Гарри, бросив быстрый взгляд на профессорский стол.
— И почему бы ей не сделать дядю Северуса счастливым? Единственный раз Пророк перечислил все его заслуги и награды. Не говоря уж о том, что он один из трех любимых твоих учителей. Добавим, что он ненавидит Локхарта со всей страстью – не лучший ли способ сделать дядю Северуса счастливым? — усмехнулся Драко.
— Ага, в то время как МакГонагалл приходится читать, что ты не в ладах с ее наставником и похоже Дамблдора это ни капельки не волнует, — ухмыльнулась Тонкс.
— Поэтому мы спросим Снейпа? – логически заключил Блейз.
— Да, если он не пошлет нас разбираться во всем самим, тогда спросим МакГонагалл, — сказал Гарри.
— Тогда пойдем для начала на занятия,  — Блейз поднялся из-за стола.
— Если бы не ты, Блейз, не думаю, что Драко или я приходили бы вовремя на занятия, — Гарри тоже встал.
— О чем ты говоришь? Даже если я несколько раз скажу вам, что пришло время идти, ни ты, ни Драко не покажетесь на Истории Магии, — усмехнулся Блейз.
 
 
 
* * *

Кабинет Зельеварения, Хогвартс
Гарри и Драко привычно заняли свои места впереди класса и быстро достали необходимые вещи. Они еще даже обсудили с Блейзом как найти Тайную комнату, прежде чем пришли гриффиндорцы.
— Хей! Смотрите все сюда — это же сам Мальчик-который-думает, что Альбус Дамблдор не достаточно хорош для опекуна! – громко сказал Рон,  и несколько гриффиндорцев засмеялись.
— Заткнись, Уизли. Дамблдор не более чем вор. Директор просто крал финансовую информацию у Гарри. Конечно же тебя это вряд ли касается? У твоей семейки вообще нет средств, чтобы о них волноваться, — хмыкнул Драко и слизеринцы громко рассмеялись.
Лицо Рона быстро покраснело. Он выглядел так, словно собирался что-то сказать, когда мисс всезнайка его опередила:
— КАК ТЫ СМЕЕШЬ ИСПОЛЬЗОВАТЬ МОЕ ИМЯ И МОИ ОЦЕНКИ ДЛЯ СВОИХ ГРЯЗНЫХ ДЕЛ, ПОТТЕР?! Этот законопроект мог помочь магглорожденым с их переходом в магический мир! – прокричала Грейнджер.
— Вот если бы ты не была такой, может быть, грязнокровки и извлекли бы какую-нибудь пользу. Но никто не любит всезнаек, Грейнджер, — сочувственно покачал головой Поттер, а слизеринцы едва удерживали слезы от смеха.
— ТЫ УБЛЮДОК! – заорала Гермиона и достала волшебную палочку, направила на Гарри и произнесла оглушающее заклятие.
Сначала Гарри удивился, что девушка оказывается осведомлена в передовой магии, но Поттер быстро отбросил от себя эти мысли и выставил щит Протего. Гарри ухмыльнулся,  когда увидел расширившиеся глаза Грейнджер, когда ее проклятье отразилось его щитом и срикошетил прямо в нее. Грейнджер пришлось упасть на пол, чтобы избежать заклятья и тем самым это привело к разрушению кабинета Зелий.
Гарри собрался высказать Грейнджер все, что он о ней думает, но судьба кажется благоволила к нему. Северус Снейп зашел в кабинет и заорал во всю мощь своих легких.
— КТО НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УНИЧТОЖЕНИЕ КАБИНЕТА? – взревел Снейп.
— Поттер, сэр! – воскликнул тут же Уизли.
— Это ложь! – в противовес прокричал Драко. – Сэр, Грейнджер послала оглушающее заклинание на Гарри, а Гарри выставил щит. Проклятье Грейнджер срикошетило на нее, она увернулась, и оно ударило в стены кабинета, — пояснил Малфой.
— Это правда? – спросил Снейп, оглядывая учеников хмурым взглядом.
Когда все слизеринцы и даже несколько гриффиндорцев, которым явно не нравилась Грейнджер, признали, что это была ее вина, Снейп повернулся к Гермионе.
 — Ваше наказание в отскребании котлов весь следующий месяц. Без магии. Если не останется котлов требующих очистки, я с удовольствием попрошу мистера Лонгботтома попытаться сварить Волчье Зелье. Я уверен,  он сумеет подготовить котлы для вас довольно быстро. Также сорок очков с Гриффиндора за драко и порчу школьного имущества, — ухмыльнулся Снейп.
— Сэр,  можно вопрос, прежде чем начнется занятие? – спросил Драко.
— Только если это  не про смешные статьи Ежедневного пророка. Эти тупые репортеришки оставили без внимания мои более поздние достижения, — высокомерно сказал Снейп.
— Нет, сэр,  я хотел бы знать, что вы можете рассказать нам о Тайной Комнате?
После заданного вопроса в кабинете зависла неестественная тишина, все напряженно ждали ответа.
Снейп демонстративно посмотрел на часы.
-  Ладно, у нас есть еще четыре минуты. Я постараюсь кратко объяснить легенду за это время. Тайная комната – это возможно скрытая комната где-то в школе. Это значит, что когда Слизерин понял, что Когтевран и Пуффендуй перешли на сторону Гриффиндора и все магглорожденные ведьмы и колдуны стали заполнять школу, он создал комнату. Якобы Слизерин проложил путь в комнату со своим наследником, и что-то в ней должно было очистить школу от всех не чистокровных. Конечно, никто никогда не находил Тайную комнату, поэтому она стала легендой и никто не верил, что она существует на самом деле, — сказал Снейп.
— Но что именно находится в этой комнате? Что-то ужасное? – нервно спросил Дин Томас.
— Не волнуйтесь, ваша маленькая магглорожденная голова, Томас, в безопасности. Комната – это миф, кроме того я считаю, что Салазара Слизерина явно не волновали какие-то блудливые кошки, даже если они принадлежали сквибу. Если Салазар Слизерин и оставил что-то, то, я уверен, это было бы смертельным, — Снейп произнес это и прозвенел колокол.
— Теперь, можете сказать спасибо Грейнджер, наше практическое занятие по Аннулирующим зельям переносится, так что берите свои перья. Мы будем двигаться вперед и следующая лекция о великом зельеваре Борисе Ньюмене. Итак, Ньюман родился в Санкт-Петербурге в...
Гарри однако не обратил внимание на начало занятия, он спокойно мог взять конспекты у Драко или Блейза позднее. Поттер был слишком сосредоточен на том, что Снейп рассказал о Тайной комнате. Только ли наследник Слизерина может получить доступ к ней? Но я – наследник Слизерина, и я не открывал ее. Если это не я и не призрак Волдеморта, то кто же? Может быть, это просто чья-то шутка? Может кто-то узнал о легенде про комнату, заколдовал кошку Филча и оставил сообщение, как уловку? Нет, если это сделал студент, то миссис Норрис давно уже сновала по этажам. Мерлин, может кто-то узнал, что я наследник Слизерина? И они пытались меня подставить. Нет, только Драко и Тонкс знают об этом, и они никогда не расскажут. Может кто-то вытащил это из их мыслей? То же вряд ли, ведь их окклюменция достаточно развита, чтобы понять, что кто-то залез к ним в голову. Мерлин, я должен выяснить!
Полтора часа спустя, покинув зельеварение, Гарри все еще думал о Тайной комнате. Он так глубоко ушел в себя, что не заметил, как Тонкс и Драко пытались до него докричаться.
— ГАРРИ! – Тонкс заорала ему практически на ухо.
Гарри подскочил на несколько футов от громкого звука и шока.
— Тонкс, что это было? – спросил он.
— Я пыталась докричаться до тебя. Даже Драко не смог. Ты не поверишь, ЧТО Бинс рассказал нам о Тайной комнате!!! – возбужденно произнесла Тонкс.
— Позволь угадать: только наследник Слизерина может ее открыть и там есть оружие для устранения всех грязнокровок в школе?
— Снейп рассказал? – Тонкс подняла свою челюсть с пола.
— Да и это сводит меня с ума. Я не могу понять, то ли кто-то знает про меня или это все большая шутка, — прошептал Гарри так, чтобы только Драко и Тонкс услышали.
— И что ты собираешься делать? Думаешь, кто-то знает? – спросила Тонкс.
— Не знаю. Вы никому не говорили?
Драко и Тонкс покачали головой.
— Я не думаю, что твой отец мог рассказать, хотя я через Анди спрошу его в письме в любом случае. Как думаете, кто-нибудь мог проникнуть вам в мысли в последнее время?
— Никто, так как я постоянно работаю над окклюменцией, — пожал плечами Драко.
— Ко мне тоже, я на десятом блоке теперь, — ответила Тонкс.
— Ясно. Раз никто никому не говорил, давайте предположим,  что они не знают, что наследник это я. Что тогда этот кто-то должен получить,  если проклятая комната и вообще это место существует?
— Ты имеешь в виду помимо избавления школы от магглорожденного мусора? – насмешливо поинтересовался Драко.
— Кошка Филча не маглорожденная! – сказала Тонкс.
— Но Филч – сквиб, что еще более неправдоподобно, чем магглорожденный. По крайней мере, они могут творить магию, — заметил Драко, когда они подошли к классу МакГонагалл.
— Мы поговорим об этом позже, ладно? – сказал Гарри и вместе с Драко зашел в кабинет Трансфигурации. Избегая свои обычные места рядом с входом в класс, они затерялись в самой глубине кабинета. Блейз присоединился к ним несколько мгновений спустя.
Гарри все еще думал о Тайной комнате, когда в кабинет зашла Грейнджер. Решив, что ему нужно выиграть время, Гарри произнес:
— Очень хорошая работа на Зельях, Грейнджер.
Лицо Гермионы тут же стало пунцовым, когда она посмотрела на Поттера.
— Заткнись, Поттер, — прорычал Дин Томас.
— Заткнись, Томас. Ты же не хочешь пойти против Слизерина и нашего оружия Салазара Слизерина бродящего на свободе? Хотя ты – грязнокровка, и это вряд ли лучше чем быть мертвым, — ухмыльнулся Драко.
— Если на кого-то и нападут, Малфой, так это на слизеринцев, — угрожающе сказал Рон.
— Я очень сомневаюсь Уизли и если бы не знал точно, я бы не говорил. Грязнокровки уйдут первыми, а потом предатели чистокровных, — широко улыбнулся Драко.
— Мистер Малфой, вы сегодня наказаны и двадцать очков с Слизерина! – гневный голос профессора МакГонагалл раздался тогда, когда она вошла в класс.
Гарри заметил самодовольный взгляд Уизли в сторону Драко, прежде чем тот отвернулся. Поттер закатил глаза. Идиот-Уизли! И достал книгу за второй курс по Трансфигурации,  которая на самом деле была копией Оборонительной Трансфигурации.
 
 
 
* * *

Когда Минерва МакГонагалл проснулась первого ноября,  она чувствовала себя ужасно. Ей пришлось провести до трех утра пытаясь расколдовать кошку Филча с Альбусом, Филиусом и Северусом и профессором Защиты. К сожалению, их колдовство, казалось, никаким образом не влияло на бедное животное. Все, что они могли сделать, так это положить кошку к Поппи в лазарет и поместить ее в волшебный сон. Конечно,  она выглядела точно также,  но Поппи заверила их, что есть зелье, которое сработает.
Когда Минерва зашла в Большой зал,  чтобы позавтракать, она заметила, что буквально каждый студент имеет копию «Ежедневного Пророка». Ее слегка заинтересовало то, что стало так важно учащимся, но любопытство достигло своего пика только когда она увидела, что профессора разделяют энтузиазм студентов.
— Филиус, что такого интересного в сегодняшней газете? – спросила МакГонагалл, занимая свое место.
— Ах, Минерва... вам стоит взглянуть на это самой, — Филиус протянул ей свою газету.
Сначала она не поверила своим глазам. Сняла очки, протерла их и наделяя снова, просто чтобы убедиться. Однако заголовок не изменился. Минерва быстро прочла статью и пришла полнейший шок. Она взглянула на своего давнего друга и наставника и молча умоляла всех Богов, чтобы это оказалось сплошной ложью.
— Альбус, скажи мне, это правда?
— Я могу заверить тебя, Минерва, что Пророк склонен все преувеличивать. Я не придерживаюсь никакой враждебности по отношению к юному Гарри. Хотя я верю, он может относиться так ко мне, хотя я надеюсь не до такой степени. Скажи мне, ты прочла все три статьи или только ту, что на обложке? – Дамблдор безмятежно налил себе тыквенный сок из графина.
— Три? Их три? – спросила Минерва. Она быстро заглянула в низ страницы и увидела, что там была еще одна большая статья. После того, как она прочитала ее, Минерва не знала даже,  что ей думать. С одной стороны, Гарри признал ее любимым преподавателем и она получила одни комплименты, но он также твердо оскорбил одного из профессоров. Хотя Минерва была согласна, что Локхарт был мягко говоря ужасным преподавателем, Гарри не следовало так отзываться о нем в прессе.
Решив пролистать дальше, она перевернула газету до последней страницы. Как только она прочла название, то в шоке схватилась за сердце. Он на самом деле загубил законопроект о Магглорожденных! Как он мог?! Его мать могла бы получить пользу от него!
По мере того, как она читала статью, МакГонагалл видела, как ее ученик оспаривает то, что должно было быть реализовано уже несколько лет назад. Как Гарри мог сказать, что этот законопроект приведет к прогибанию учащихся под маглорожденных?! Это просто смешно! Он никогда бы не продвинулся так далеко!
Когда она прочла, что Гарри аргументировал приведя в пример одну магглорожденую среди лучших студентов, МакГонагалл отбросила газету в сторону. Сыновья и дочери сильных людей! Я не могу в это поверить! Если бы Лили и Джеймс могли увидеть это, они бы кричали и возмущались. Не верю. О  чем Поттер думал? Как он мог так просто сказать, что причина в том, что маглорожденные просто ленивые? Он же не верит в это в действительности? Пророк прав, это просто месть Альбусу через законопроект. Как Гарри мог быть настолько дьявольски мелочным? Альбус не поступал плохо и он все еще заслуживает оставаться опекуном мальчика, но разве нужно было наказывать каждого будущего маглорожденного студента, чтобы просто отомстить?
Чувствуя, как шкала презрения, которое раньше было невозможным для Минервы, растет, она посмотрела на мальчика, когда тот вошел в Большой Зал и занял свое место за столом Слизерина. Смех одного из профессоров тут же переключило ее внимание.
— Я не понимаю, что может быть смешного, Аврора, — рявкнула Минерва.
— О... ничего такого, Минерва. Я только наслаждаюсь статьей, — усмехнулась профессор Синистра.
МакГонагалл оставшийся завтрак провела в ярости. Как она не смогла разглядеть такого мстительного человека в одном из своих любимчиков, было за пределами ее понимания.
Первая пара занятий немного успокоила ее гнев. Четверокурсники Гриффиндора и Пуффендуя решили ничего не делать, а узнать по подробней о Тайной комнате. Хотя ее проблемы на этом не закончились. До звонка осталось буквально три минуты, когда близнецы Уизли успели превратить Кеннета Таулера наполовину в канарейку. Пока она разбиралась с близнецами и с их трансфигурированным творением, Минерва подозревала, что Уизли просто подсунули ему что-то и он это проглотил. Близнецы были известны своими проделками через еду. Вздохнув, она отпустила класс и отлеветировала мистера Таулера в лазарет.
— Поппи, ты здесь? – крикнула она.
— Да, Минерва, чем я могу... о, дорогой Мерлин, что с мистером Таулером? – спросила удивленно Поппи.
— Думаю, что Уизли дали ему что-то съесть. Как они умудряются делать это, пока я не вижу? – МакГонагалл потерла виски.
— Ты в порядке, Минерва? – спросила мадам Помфри. – Ты выглядишь изможденной.
— Я в порядке. Просто немного болит голова, Поппи.
— Тогда положи мистера Таулера на кровать, а я сейчас принесу тебе зелье.
— Благодарю, — вздохнула Минерва и опустила Кеннета на больничную койку.
— Вот возьми. Сколько еще занятий у тебя сегодня? – Помфри протянула Минерве склянку с зельем.
— Только один и слава Мерлину, хотя я бы с радостью отказалась.
— Почему?
— Второй год. Слизеринцы и гриффиндорцы, — Минерва поморщившись выпила зелье.
— А, я так понимаю, ты не рада видеть мистера Поттера?
— У тебя всегда была хорошо развита интуиция, Поппи.  Да, я не хочу видеть Поттера. Я просто не могу поверить, что он мстит Альбусу благополучием всех будущих маглорожденных студентов в магическом мире.
— Я согласна с тобой, это было чрезмерно, но я думаю... – Помфри не закончила фразу, так как колокол прозвенел во второй раз, что свидетельствовало о начале занятий.
— Я должна идти, Поппи. Лучший рецепт катастрофы – это оставить гриффиндорцев и слизеринцев без присмотра, — МакГонагалл сказав это, быстро покинула лазарет.
С помощью серий секретных проходов, известных лишь учителям, Минерве удалось добраться до кабинета очень быстро. Когда она приблизилась к двери, то четко услышала громкие голоса Рона Уизли и Драко Малфоя.
 — Я очень сомневаюсь Уизли и если бы не знал точно, я бы не говорил. Грязнокровки уйдут первыми, а потом предатели чистокровных, — сказал Малфой.
Минерва почувствовала,   что ее кровь начала закипать. Она всегда ненавидела эти чистокровные идеалы.
— Мистер Малфой, вы сегодня наказаны и двадцать очков с Слизерина! – рявкнула она сердито.
— Сегодня, класс, мы начнем нашу лекцию о превращении кроликов в тапочки. Кто может мне рассказать базовую теорию? – МакГонагалл окинула взглядом студентов. Как и ожидалось Гермиона Грейнджер, Драко Малфой и Блейз Забини подняли руку. Минерва сразу же поняла в прошлом году, что после мистера Поттера, эти трое были хорошо осведомлены в Трансфигурации. Однако две другие руки присоединились к этой тройке студентов несколько секунд спустя. МакГонагалл посмотрела на Невилла Лонгботтома и Парвати Патил, прежде чем сказать:
— Мистер Лонгботтом?
— Мэм, для того, чтобы завершить трансфигурацию необходимо знать пять правил Леше о преобразований млекопитающих...
Минерва только прислушивалась к мальчику. Ее взгляд был направлен на юного Гарри Поттера. Он и его друг, мистер Малфой, освободили свои обычные места в задней части кабинета. Как обычно, мальчик, казалось, был полностью поглощен своим учебником, но что-то на мгновение насторожило МакГонагалл. Гарри был слишком продвинут по курсу, чтобы найти что-то интересное в этом учебнике. Решив, что сегодня именно тот день, чтобы узнать, что читает Поттер, она произнесла:
— Мистер Поттер, вы согласны с мнением мистера Лонгботтома?
Гарри, в свою очередь, был ошеломлен, ведь раньше профессор МакГонагалл никогда не задавала ему вопросов на занятии. Черт! Ведь у них негласное соглашение, что на лекции он мог делать все что угодно, только не мешать занятию. И он, конечно же, ни к чему не прислушивался. Он  перестал слушать после слов, как Леше вывел пять правил для трансфигурации млекопитающих. Решив, что Невилл, вероятно дал правильный ответ, Гарри сказал:
— Абсолютно, мэм. Я уверен, что Невилл может предоставить даже более подробное объяснение, если бы вы спросили его.
Гарри наблюдал, как МакГонагалл поджимает губы.
— Мистер Поттер, а вы могли бы, пожалуйста, прочитать отрывок про трансфигурацию кролика в туфельку из книги?
Теперь Гарри действительно запаниковал. Оборонительная Трансфигурация не содержала ничего даже близкого к превращению кроликов в тапочки, не говоря уж о точном отрывке из учебника для второго года по Трансфигурации. И МакГонагалл как-то сообразила, что он не читает эту книгу. И зачем ей это? Хотя, впрочем неважно.
Гарри знал, что его поймали с поличным, но надеялся, что выход еще есть.
— Я могу не смотреть на книгу, мэм, я буду читать и без нее, — Гарри закрыл книгу и положил ее в сумку.
— Видите ли, теория превращения кролика в пару шлепанцев не так уж и сложна. Должно быть один из... – Гарри начал лекцию.
— Это прекрасно, мистер Поттер, однако любопытно, что именно в вашей книге есть то, что говорите вы, — несколько гриффиндорцев хихикнули на слова МакГонагалл.
Понимая, что его просто загнали в угол, Гарри сделал то единственно, что оставалось. Он стал давить высокомерием.
— Кого волнуют эти низкопробные книги, профессор? Я бы мог написать более тщательную теорию Трансфигурации! Это низко, когда вы говорите так. Не удивительно, что хорошисты в теории, как Тео и Невилл так тупят в практическом применении. Это всего лишь пятая часть теории. Вы же сами сказали мне, что эти «кролик в тапочки», «крыса в чайный набор» вполне достаточно, чтобы отсеять слабеньких магов. Получается, что школа всего лишь гостиница для маглорожденных и менее талантливых. Может быть, если они могли справиться с теорией хотя бы, они бы стали проклятыми волше... – высокомерно заявил Гарри.
— МИСТЕР ПОТТЕР, ВЫ ОСТАНЕТЕСЬ ПОСЛЕ ЗАНЯТИЯ! И тридцать очков с Слизерина! – в бешенстве заявила МакГонагалл.  Этот надменный мальчишка! Как он смеет использовать мои слова и бросить их мне в лицо! На глазах у всего класса?! Кто умер и назначил его королем магии? В школьные программы подбираются книги очень тщательно, чтобы большинство людей не подавлять ими. Не все могут читать по пятьсот страниц книг по теории и постичь все, как есть.
Гарри явно успокоился, когда МакГонагалл начала игнорировать его и спрашивать других студентов. Если бы он показал МакГонагалл свою книгу, то это вызвало бы слишком много вопросов. Гарри видел, что большинство гриффиндорцев злорадно  ухмылялись, а слизеринцев возмущенно смотрели на Поттера за потерю очков. Гарри только пожал плечами. Ему было плевать на то, что подумают его однокурсники, ведь защита тайны была гораздо важнее, чем потеря очков факультета.
Остальное занятие прошло довольно спокойно, Гарри был вынужден делать пометки и обращать внимание на говоривших, так как он не осмелился достать книгу Трансфигурации еще раз. Когда прозвенел колокол,  Гарри подождал, когда большая часть класса встала и вышла, прежде чем подняться самому.
— Гарри, Блейз, я подожду вас в Зале, — сказал Драко.
— Хорошо, Драко, спасибо, — ответил Гарри.
— Мистер Малфой, мы встретимся с вами сегодня в семь вечера, — вдогонку Малфою, прежде чем он ушел, сказала МакГонагалл.
— Э-м... да, мэм, — раздраженно сказал Драко, прежде чем закрыть дверь.
Гарри подошел к МакГонагалл, не отводя от нее взгляда, с сумкой, перекинутой на плечо.
— Вы хотели поговорить со мной, мэм?
— Не стоит хитрить со мной, молодой человек. То,  что вы сказали сегодня было совершенно безнравственно. Как ты смеешь указывать мне на то, что я сказала доверительно тебе на глазах всего класса?! Откуда ты решил так про учебный план школы? Если на то пошло, что заставляет тебя думать, что нынешняя программа рассчитана на маглорожденных? – резко отозвалась МакГонагалл.
— Прошу прощения, мэм, я был совершенно безнравственен, и мне очень жаль, — честно ответил Гарри.
МакГонагалл застал врасплох извиняющийся тон. Она ждала затяжной бой с молодым студентом за школьную учебную программу. Ничего не понимаю, он ведь так высокомерно отзывался ранее. Почему вдруг резкая перемена? Что же не так? Думай, Минерва! Мальчик из Слизерина, а значит, он не может совершить необдуманный поступок. Мерлин, этих слизеринцев так тяжело понять. Думай! Думай! Думай! Что Гарри мог получить от обсуждения школьной программы? Допустим, он знал, что это отвлечет меня. Он в курсе моих суждений о нынешнем учебном плане, но зачем ему меня отвлекать? Так, посмотрим,  прежде чем он начал показывать свою надменность и высокомерие, я... я... я сказала ему прочесть его книгу Трансфигурации. Мерлин, так он не хотел читать эту книгу! Он пытался отвлечь меня от книги разглагольствованиями.  В конце концов, он захлопнул ее и сказал, что ему не нужно читать теорию. Когда же я захотела услышать о чем говорилось в книге, он начал свою маленькую тираду. Что за Слизеринец!
Гарри пытался сделать вид, что пронизывающий взгляд МакГонагалл ни капельки не трогает его, но на самом деле его это беспокоило гораздо сильнее. По быстрее бы уже наказание, лишь бы она не молчала.
— Мистер Поттер, я хочу увидеть твою книгу по Трансфигурации, — как обухом по голове через некоторое время произнесла МакГонагалл.
Гарри почувствовал, как внутренности холодеют. Нет,  я не могу показать ее! Я не хочу потерять эту книгу, и слишком много вопросов, она ценна для меня.
— Нет, — твердо произнес Гарри, глядя прямо в глаза МакГонагалл.
После всех оправданий, которые Минерва слышала на протяжении многих лет, она думала, что знает их все. Но впервые за всю ее преподавательскую практику ученик откровенно в лицо сказал ей «нет».
— Простите, мистер Поттер, я ослышалась? Я сказала покажите мне книгу, — повторила МакГонагалл. 
— Нет, — просто ответил Гарри.
Минерва прищурилась. Как он смеет! Как он смеет перечить преподавателю не один раз, а дважды?! Ну тогда посмотрим насколько много эта книга значит на самом деле для него.
— Прекрасно, мистер Поттер. Если вы прямо сейчас не покажете мне эту книгу, я сегодня же рассмотрю об отмене ваших частных уроков со мной, — сказала она ледяным тоном.
Гарри был потрясен тем, что она прямо выложила свой козырь. Это не может быть просто из-за книги. Черт возьми, она должна была догадаться, что я читал что-то еще, кроме своего учебника. Держу пари, она просто взъелась на меня из-за газетной статьи о моей схватке с ее наставником. Хорошо, если она хочет играть именно так, я не нуждаюсь в ее обучении. Что именно она когда-нибудь делала для меня? Я с первой попытки могу творить ее заклинания и она не учила меня чему-то действительно полезному. Кому нужно знать как превратить ворона в кубок во всяком случае? Я мог бы использовать два этих часа с преподавателем с пользой для себя в каких-нибудь оборонительных или атакующих трансфигурациях. Есть  много пустых комнат в подземелье для тренировок. Тем более мне как раз нужно больше времени для Анимагии. Забудьте МакГонагалл, я не нуждаюсь в вас!
Минерва видела, как Гарри шокирован ее просьбой, хотя на его лице тут же появилась маска безразличия. Она даже могла бы предположить его мысли в поисках выхода из ситуации. Чем больше Гарри медлил с ответом, тем больше росло любопытство по поводу этой книги у МакГонагалл.
— Я согласен с вашим требованием об отмене уроков, — с решимостью ответил Гарри.
Челюсть Минервы буквально рухнула на пол, когда она наблюдала, как один из ее любимых и безусловно самых талантливых студентов поворачивается к ней спиной. Мысли лихорадочно неслись в ее голове. Часть Минервы хотела остановить его и сказать, что она пошутила, а другая – наказать на месяц. В объеме противоречий мыслей и эмоций она просто смотрела, как он открыл дверь и покинул кабинет.
Пять минут спустя, Минерва МакГонагалл все еще сидела за своим столом пребывая в глубокой задумчивости. Она не могла вспомнить ни одну такую книгу, чтобы мальчик мог отказаться ради нее от их частных уроков. МакГонагалл знала, как им обоим нравились занятия. Она бы обсудила с Гарри Поттером этот момент еще раз, когда их эмоции слегка поутихнут.
 
 
 
* * *

На пять минут раньше, возле кабинета Трансфигурации
Гарри Поттер  выскочил из кабинета МакГонагалл совершенно взбешенным и  ринулся в сторону библиотеки. Если я расстался с ее уроками, я должен поговорить с мадам Пинс. Таким образом, они не смогут доказать, что я взял книгу из запретной секции без Разрешения.
— Эй, Гарри... Э... трудно придется без занятий, приятель? – неуверенно произнес Драко.
Гарри же даже не заметил, что Блейз и Драко шли рядом с ним.
— Что? Мне плевать на занятия, Драко. Мне плохо и я устал от МакГонагалл.
— Почему  ты просто не показал ей книгу? – зря спросил Блейз.
— А сам не догадался? – взбеленился Гарри.
— Я думаю, что твой учебник был вероятно всего лишь обложкой для другой книги. Но ты ведь мастер Трансфигурации, чтобы вытащить именно учебник, — не обращая внимания на тон Гарри, предположил Блейз.
— Десять очков Слизерину, — насмешливо произнес Поттер.
— И что это тогда за книга? – усмехнулся Драко.
— Никогда бы не хотел рассказать о ней МакГонагалл, — ответил Гарри, заходя в библиотеку.
Драко только кивнул, последовав вместе с Блейзом за Гарри к стойке, где сидела мадам Пинс.
— Мадам Пинс, я больше не занимаюсь частными уроками с профессором МакГонагалл. Я подумал, что должен сказать вам,  чтобы вы не удалили все копии Большой Книги по Трансфигурации, которые профессор МакГонагалл сказала, чтобы вы отложили на этой неделе.
Мадам Пинс была явно удивлена.
— Мистер Поттер, почему у вас больше не будет дополнительных занятий?
— Профессор МакГонагалл их отменила. Я просто подумал, что должен вам сообщить об этом.
— Вы, безусловно, можете прочесть главы на этой неделе. И я бы не стала говорить ей, что они у вас, — искренне произнесла мадам Пинс.
— Спасибо, мадам,  но нет. Я не хочу, чтобы МакГонагалл побежала к директору и нажаловалась, что я читал книгу из запретной секции без ее разрешения, — Гарри повернулся и  вышел из библиотеки, провожаемый удивленным взглядом мадам Пинс.
— Эмм, Гарри, зачем ты это сделал? Мой отец  говорил, что эта книга практически библия Трансфигурации, — сказал Блейз.
— И она у меня есть, Блейз, — улыбнулся Гарри.
Забини был сильно удивлен.
— Как ты достал ее из запретной секции?
— Никак. Я получил ее летом в подарок на день рождения,  но теперь, когда ты упомянул об этом, Блейз, думаю, что запретная секция в библиотеке так долго была запретной и неисследованной. Драко, я думаю ты должен написать своему отцу. Спроси  его, знает ли он какие-нибудь книги, которые могли бы помочь расширить наши знания о проклятьях, — тихо произнес Гарри.
— И как вы планируете попасть в запретную секцию? Мадам Пинс как ястреб следит за всем, — покачал головой Блейз.
— Ночью нет ничего не возможного, Блейз, — сказал Гарри и обменялся с Драко понимающей улыбкой.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3029/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 21. Дуэльный клуб   
Не бечено — все беты на праздниках!
   Ноябрь пролетел незаметно для троих друзей. Это был первый раз с тех пор, как он поступил в Хогвартс, когда у него было свободное время. Кроме того не было занятий с МакГонагалл, но Маркус Флинт решил сфокусироваться на ЖАБа, чтобы в очередной раз не остаться на второй год. И конечно сыграл тот факт, что Слизерин до рождественских каникул не будет играть в квиддич, заставил Флинта сократить количество тренировок до одной в неделю.
  Спустя шесть дней учитель трансфигурации МакГонагалл, попросила Гарри задержаться после урока и стала говорить о возможности возобновления частных уроков.
  ::Флешбек::
  -Пожалуйста сядьте, мистер Поттер,— сказала МакГоногалл.
  Гарри кивнул и сел на ближайший стул.
  — Ответьте мне на вопрос. Вам нужны частные занятия по Трансфигурации, или нет?— сразу перешла к делу МакГонагалл.
  Для Гарри это было неожиданно. Он был уверен, что она его будет ругать, за выпендреж на уроке. С их размолвки, Гарри в очень редких случаях приносил свои продвинутые книги по Трансфигурации на занятия. Единственное, что развлекало его на уроках по Трансфигурации, была практика, где он мог показать свои навыки.
  -По правде говоря, мэм, я даже не задумывался над этим. Просто мне так же нравиться и то, чем я занимаюсь сейчас,— честно признался Гарри.
  — Мистер Поттер, как я помнила, вы хотели получить степень мастера ещё дошкольного выпускного? Конечно вы понимаете, что теперь этот план может и не исполниться,-грустно проговорила МакГоногалл.
  -Я все же уверен в себе. Я надеюсь, что все же могу подготовиться сам. И все же я все равно могу сотворить любое заклинание после нескольких тренировок,— с самодовольством в голосе ответил Гарри..
  МакГоногалл была шокирована ответом мальчишки. «Мистер Поттер, я все же уверяю вас, что даже с вашим природным даром, вам нужен наставник, для того чтобы он мог показать вам на ваши ошибки»,— сказала она.
  -Правда. Как Дамблдор был вашим наставником?— с сарказмом проронил Гарри.
  -Это профессор Дамблдор или директор Дамблдор. Вы можете проявлять уважение к своим профессорам,— сказала грозно МакГонагалл.
  Гари сузил глаза. «Мэм, вы должны знать, что директор ничего так и не сделал, чтобы добиться моего уважения. Я заметил, что в тот день, когда вышла газета, у вас были небольшие проблемы. Я не поверю, что все это из-за какой-то-то недосказанности, я же прав. Удачного дня, профессор,— сказал Гарри и поднявшись вышел из кабинета, оставляя там одну Минерву МакГоногалл.
  ::Конееец флешбека::
  Гарри был рад, что Профессора Флтвика не огорчила статья в газете. Они и так заняли большую часть первого их занятия обсуждением происшествия в классе профессора МакГоногалл, сам же Флитвик был благодушен, он ждал пока Гарри сможет наконец выговориться. После этого, они больше не возвращались к этому, а только практиковались в Чарах.
  Гарри продолжал осваивать анимацию(скорее оживление?), и Флитвик продолжал объяснять ему как контролировать большие комплексы объектов(количество не верно в данном случае, тут множество использовано). До сих пор самым большим объектом? Который смог оживить Гари, был стол. Он заставил его скакать как лошадь, на спине которой и проехался вокруг своего класса Флитвик. Одновременно с этим Флитвик преподавал ему и некоторые бытовые заклинания, хотя бы для приготовления пищи. Гарри считал очень интересными заклинания нарезки, и игры в кости. В своих фантазиях он ощипывал не утку, а своих родственников. Так же Флитвик научил его чарам, что могут оживить фотографии, и давать личность картинам.
  Занятия с Флитвиком не занимали много времени, у Гарри еще оставалось для собственных занятий. Оно не пропадало зря, как у большинства его сверстников. В среду после истории магии он занялся окклюменцией. Не смотря на то, что время было занято квиддичем, Гарри все равно продолжал заниматься девять-десять часов, при этом посещая занятия по истории магии. А занимаясь на занятиях по Чарам и частных уроках с Флитвиком, он продвигался так быстро в освоении окклюменции, что даже Салазар не мог представить. К началу декабря у Гари были уже закончены 21 слой защиты. Гари начинал подозревать, что в окклюменции изложены различные виды ментальных защит для защиты его сознания. Его последняя защита маскировалась под Берлинскую стену, на которой по всему периметру было написано 'Stayout, Dumbledore!'  (Проход запрещен Дамблдору).
  В то время, когда у Гарри должны быть уроки с МакГонагалл, он отправлялся в подземелье и там занимался Трансфигурацией. После сильных запирающих чар и глушилок наложенных на дверь, Гарри смог достать свои копии Защитной Трансфигурации и Большой книги Трансфигурации. После того, как он прочитает все книги, он позовёт Энди и покажет на что он способен в трансфигурации.
  Гарри продвигался в обучении даже быстрее, чем сам представлял. К концу месяца он смог завершить практиковаться в заклинаниях третьего года и даже половины четвертого. Он усмехался, когда вспоминал, как МакГонагалл утверждала, что он не сможет закончить изучать даже программу четвёртого курса к конце этого года.
  Наряду с обычной программой Гарри еще занимался и программой по дуэлингу. Большая книга Трансфигурации гласила: самыми легкими для трансфигурации во время поединка существами являются собаки, кошки, птицы или змеи. Гарри конечно нашел, что любое заклинание может разрушить это существо, но и сам волшебник может преобразить созданное существо в более страшную версию. Самым простым заклинанием призыва змеи было Serpensortia, для создания боле крупной и мощной версии использовали на созданной змее заклинание EngorgioTransfigoSerpensortiaи можно конечно выбрать тип змеи при произнесении этого заклинания. Больших ментальных усилий требовало заклинание EngorgioTransfigoAvis. Потому что Avisпризывает группу птичек которые трансформировались в более агрессивных и злобных, чтобы их призвать требовалось представить всю группу их и их окончательный вариант.
  Так как Флинт решил уменьшить количество тренировок по Квиддичу, Драко тоже располагал большим количеством времени. Гарри и Драко решили потренироваться в выходные дни вместе с Тонкс, Блейз и Джини в продвинутых заклинаниях нападения и защиты.
  Драко написал письмо своему отцу с просьбой о том, чтобы он прислал список книг в которых были такие заклинания, которые они могли бы выполнить и чтобы он не смотрел на то были ли они в общем доступе, или же находились в запретной секции. Люциус не разочаровал их и предоставил список трех книг где две из них были в общем разделе, а последняя в запретной секции, этого хватит на первое время.
  После того как на замок спустились сумерки, а сам Гарри запомнил название книги, он вошёл в свою теневую форму и взял из библиотеки нужные книги. Тогда его друзья спросили его зачем он украл и эти две книги, что были в главной библиотеке, ведь можно было просто их взять там, на что он ответил, ведь Дамблдор узнает, что мы делаем. Вскоре их всех видели погруженными в интересное чтиво, такое как: Расширенный сглаз, Как проклясть своих врагов и Чары что причиняют БОЛЬ. Конечно же Гарри зачаровал обложки книг и они всем казались обычными школьными учебниками.
  В последнюю неделю ноября пять друзей почувствовали, что они узнали много и что они готовы уже даже провести учебные дуэли друг против друга. Так они решили в Субботу и в Воскресенье утром перед завтраком ходить в учебную комнату в подземельях. Они старались использовать заклинания, к которым знали контр заклятия, но так как каждый читал независимо от других разные разделы книг, то вскоре ни столкнулись с проблемой незнания заклинаний.
  Гарри начинал читать книгу Как проклясть своих врагов пока не узнал от Флитвика, что большинство заклинаний основана на чарах, поэтому Гарри начал изучать книгу Чары что причиняют БОЛЬ, и стал изучать одну из передовых книг в запретной секции Расширенный сглаз. Он гордился тем, что был единственным, кто мог совершить заклинания сглаза и контр проклятья. Изучение Большой книги Трансфигурации и Защитной Трансфигурации приносили тоже свои плоды, это позволяло ему быть более развитым дуэлянтом, чем все остальные. Гарри мог выстроить очень сложные стратегии из-за этого. Он мог вызвать змея, птиц, обрушить шквал болевых проклятий или же мог просто заставить нападать неодушевленные предметы. Одновременно с этим защищаясь от сглаза с помощью трансфигурации неодушевленных стен или же простого заклинания Protego.
  Тонкс была на втором месте по дуэлям в их группе. Из-за своей большей возможности тренироваться она могла совершить больше передовых сглазов и заклинаний из двух стандартных книг. Она была следующей по силе в дуэлях после Гарри, из-за доступного ей выбора заклинаний, они не требуют много силы и концентрации, а стратегией было лишь превосходить противника по скорости, заставлять их уходить в оборону.
  В отличии от Тонкс у Драко вероятно был самый маленький запас заклинаний. Он так же как и Гарри провел много времени за чтением книги Чары что причиняют БОЛЬ, но он не обладал природной способностью к чарам, не опережал их в знаниях. Так Драко сосредоточился на простых заклинаниях боли в начале книги и теперь пытался совершенствоваться в них. Его стратегия была довольно простой. Попасть в противника заклинанием мучения и отвлечь его от нападен6ия, затем же поразить их. Какой бы грубой она не была – это работало. Он не разу не победил Гарри, но вот с Тонкс и Блейз было другое, они знали, что победят они или проиграют им все равно будет больно.
  Блэйз же строил свою стратегию очень сложно. Он смог прочитать всего понемногу из всех книг и строил свою стратегии на комбинации всех трех направления, как сглаза, средних по силе заклинаний боли и проклятий. Необычные комбинации атакующих заклинаний помогали ему в дуэли, но как только его комбинацию обрывали он был безоружен, так как не мог встроиться в новый ритм дуэли, так как этого не было в его плане.
  Джини была самой слабой дуэлянткой. Она могла сотворить только самые слабые заклинания из Расширенного Сглаза, но все же ей удавалось побеждать Драко Летуче-мышиным сглазом. Это заклинание призывало что-то наподобие летучих мышей с очень острыми когтями которые царапали лицо противника. Все удивились увидев это заклинание, ведь его не было в книгах. Как потом призналась Джини про него рассказал ее старший брат Билл, когда узнал как к ней относятся Близнецы и Рон.
  Конечно все старались улыбаться при Джини, но внутри они кипели от гнева. Как-то Тонкс рассказала всем, что Братья Джини обвиняют ее в пособничестве темным магам, и в том, что она уходит из семьи. Конечно она так же сказала, как это ранит молодую девушку. Конечно она не могла знать о многих приколах Близнецов и постоянно выговаривающем своей сестре Роне. Перси же никак не старался даже приструнить своих младших братьев. И масла в огонь подлили родители – мама никак не накричала на свою дочь и ничего не сказала ей плохого, но намекнула, что отец ее разочарован в ней, так как ее распределили на Слизерин.
  Апогея этот конфликт достиг семнадцатого ноября, когда Рон громко сказал, что не считает свою Джини своей сестрой во время обеда в Большом Зале. Это заставило расплакаться ее и выбежать из зала. Они сразу же прокляли Рона все вмести, за что с каждого сняли всего лишь по пять балов, а не назначили месяц отработок. Они смогли найти Джини в самом укромном уголке Слизеринской гостиной, где она сидела и плакала. Драко подошел к ней и что-то стал говорить ей. Что он ей говорил, никто не знал, но то что это дало ей сил противостоять всем и своему отцу в том числе, это да. И она стала ждать письмо от отца.
  Джини была не единственной у кого были проблемы. Пресса обсасывала тему несуществующих отношений Дамблдора и Гарри. Она так же смогла как-то узнать, что МакГонагалл ранее давала ему уроки, а теперь нет. И Ежедневный пророк пустил слух, будто бы этот перерыв в уроках связан с тем, что Она выбрала сторону своего старого наставника, а не молодого героя магического мира. Гарри конечно же ничего не комментировал и никак не отзывался на это, ему не нужно поддержания этих слухов.
  После этой истории Пророк выдал серию статей и одной из них была статья о том, что Дамблдор отговорил Поттера от перевода в Шармбатон во Франции. Нужно было видеть лицо МакГонагалл в тот день, хотя Гарри и старался скрыть свой интерес к изменениям в нем.
  Дамблдор не замечал антирекламы, но он и держался на расстоянии от Гарри. Они и не разговаривали то друг с другом, но судя пророку они уже два раза заавадили друг друга, превратили Хогвартс в руины и так далее в том же духе.
  Гарри было жаль, что всех эта раздутая прессой шумиха интересует студентов. Его каждый день спрашивали студенты остальных трех факультетов, ну что сегодня будет дуэль с директором, или нет?
  К еще большему огорчению, что интересовало студентов была Тайная комната. Многие склонялись к выводу, что это шутки близнецов и вся история сама по себе шита белыми нитками. Но Гарри знал источник всего и смеялся над предположением, ведь Близнецы тупы и не могут узнать весь Хогвартс без своей карты.
  Златопуст Локанс, вот это было мучительнейшим из испытаний Гарри Поттера. Этот шарлатан был худшим из учителей. Он заставлял его читать все свои произведения перед классом. Наверняка он думал, что так Гарри поверит в их правдивость, но это была истинная пытка для Поттера. Когда же Гарри пошел Жаловаться Снейпу, тот просто спросил а за кого он хочет почитать на его уроках?
  Трансфигурация — на этих уроках Гарри не мог насладиться своим знанием. Теперь ему приходилось делать пометки в тетради, чтобы просто не заснуть. И он тянул руку и отвечал на вопросы преподавателя так заумно, что все студенты ничего не понимали, но за такие ответы МакГонагалл давала больше балов. Теперь у слизеринцев была игра – знаешь, молчи, а не знаешь молчи еще усерднее, и смотри на ответы Поттера. Теперь все гадали сколько ему дадут за ответ, двадцать, тридцать или сорок балов.
  Гарри так же смог использовать время Истории магии для практики. Он объяснил Бинсу, что его гоблин управляющий не может встречаться с ним в другое время, а без него ничего не получится сделать, а сделать нужно много. Весь класс был поражен когда Бинс отмахнулся от него и сказал, что ему плевать где он будет лишь бы его задания были сданы в срок.
  Чары были любимым уроком Гарри, где он мог практиковаться в анимации предметов, изучении Окклюменции, или просто вычитанных из Современных теории Чар. На практике Гарри ассистировал профессору, он должен был помогать каждому кому это нужно. Так иногда было во время занятий Слизерина и Ревенкло. На этих занятиях он иногда пытался заговорить с Су Ли, но девушка упорно молчала и ему ничего не оставалось, как оставить эти попытки.
  Астрономия все еще была ему интересна, хотя он уже и не так блистал на ней. Да, он оставался лучшим, но ему уже сделала Синистра замечание, что он скатился немного, ведь он может лучше. Ему пришлось выкручиваться и немного солгать, ну профессор сказала, что она поняла, что это была небольшая оплошность.
  Гарри был рад, что смог чуть лучше понимать зелья. Теперь ему даже не нужна была помощь Драко в этом предмете, хотя она была неоценимой опорой вначале, и он ценил ее. В этом году даже Снегг оценил его знания, сказав, что его письменные работы стали лучше и ставил за них Выше ожидаемого.
  Гербология это был совсем другой разговор. Тут Гарри сам почувствовал себя увереннее. Конечно до своего напарника, которым был Невилл, он не дотягивал, но тоже был не плох, со своими О(эта оценка не переведена), он может будет в конце года третьим или четвертым по школе в своем выпуске.
  9 Декабря, Большой зал, Хогвартс
  -Приветики,— сказал Гарри, как только спустился на ланч.
  -Ты уже слышал,— спросила его Тонкс.
  -Что Я должен был слышать?— ответил вопросом на вопрос он.
  -Гарри, ты знаешь. Что нужно проверять доску объявлений, прежде чем выходить из общей гостиной,— и с этими совами Драко вручил ему флаер.
  Гарри взял флаер и стал его рассматривать. – У нас есть собственный Дуэльный клуб, зачем нам нужно ходить на его? — спросил он.
  — Гарри — это может быть полезным, возможно, нам объяснят что-то новое, и мы сможем выучить новые техники,— сказала Джини.
  — Может быть. Кто курирует это? — спросил Гарри
  -Локонс,— раздражённо ответил Драко.
  Гарри поперхнулся тыквенным соком. – Вы сошли с ума, если хотите пойти на этот с позволения сказать Дуэльный клуб, под управлением этого…
  -Если бы удосужились прочитать все в объявлении, то знали бы, что ассистировать ему будет профессор Снегг.
  — Снегг ассистент Локонса. Вы шутите? Он чемпион двух кровавых дуэлей! И вы думаете, что он будет помощником этих экскрементов дракона,— спросил Гарри в шоке.
  — Возможно, но тут написано, что они проведут несколько показательных дуэлей, чтобы показать надлежащую технику,— с улыбкой на лице сказал Драко.
  Гарри потребовалось время, чтобы переварить то что сказал Драко: «То есть… то есть ты сказал, что будет Дуэль между Снеггом и Златопустом?»
  Когда все закивали в подтверждение этого Гарри засмеялся и сказал: "Если так, то мы идем. Я не могу не пойти на такое шоу. Когда будет?"
  — В субботу, тогда нам придётся отложить свою практику, я хочу проклясть этих зазнавшихся Близнецов,— улыбаясь сказала Тонкс.
  Гарри улыбнулся после слов Тонкс. — Ты думаешь, что Снегг будет устраивать специально дуэли? Ода, тогда бы я попрактиковал на Роне несколько новых заклинаний, что я не использовал на вас,— сказал злорадно ухмыляясь Гарри.
  — Гарри, Рон мой. Я уже говорила с профессором Снеггом и он разрешил мне дуэль с моим старшим братом. Я не отрицаю, что вначале не хотел этого, но после демонстрации некоторых заклинаний из моего арсенала он уступил. По его словам ведь никто из младших не мог победить старших,— с кровожадным блеском в глазах сказала Джинни. — О, ну хорошо. Кто свободный то остался? Я жду дуэлей,— сказал Гарри.
  — Томаса я беру я. Хочу оставить этого грязнокровку в больничном крыле,— яростно сверкая глазами сказал Драко.
  — Грейнджер,— сказал Блейз
  -Правда? У тебя же не было ни плохого ни хорошего отношения к Грейнджер, Блейз. А как же твой нейтралитет, а Блейз? -заметил Гарри.
  — Это не изменилось. Просто я хочу дуэль с тем, кто думает так же, как и я. У нее острый ум, что есть очень большая проблема в дуэли,— сказал Блейз.
  Гарри только кивал головой его словам.
  -Гарри, у тебя скоро тренировка? — спросила Тонкс.
  Гарри застонал. — Ну зачем вы напомнили мне? Клянусь, я прибью Криви голыми руками,— быстро запихнув всю еду, что была у него в тарелке и уже жуя на ходу выбежал из большого зала, направился в сторону библиотеки.
  В библиотеке за столом в одиночестве сидел раздражающая Гарри гриффиндорская маглорожденная неожиданность. Колин криви встретил его как всегда глупой улыбкой.
  — Привет, Гарри. Ну, с чего начнем сегодня? Я знаю, что я не силен в левитации предметов, но я подумал, что можем начать с этого, но все же вы репетитор и вам решать. Так что же вы думаете? — спросил Колин.
  -Криви, тебе нужно прочитать теории левитации объектов за двадцать минут,— холодно сказал Гарри.
  — Я уже, уже читал,— сказал Колин, но был перебит Гари. – Значит еще раз прочитаешь.
  — Э-э. Хорошо, да, я думаю в этом есть смысл. Ты знаешь. Ты лучший учитель,— он сказал это с усмешкой, что заставило перекоситься лицо Гарри.
  Пока криви читал, он старался прочитать дневник теневого мага, чтобы вызвать Lethifold. Он старался выписать теории по вызову этих существ, но Ле Рош ушел так сильно запутав все, поэтому он стал читать просто теорию призыва существ, чтобы разобраться в каракулях Ле Роша.
  Ровно через двадцать минут Криви захлопнул книгу и сказал: «Так, а теперь что вы хотите сделать?»
  Гарри закрыл книгу Записки мага теней и спрятав ее в сумке сказал: «Хорошо, Криви, достань свою палочку и скажи Vollo»,— скомандовал Гарри.
  Колин взволнованно достал палочку и быстро сказал заклинание.
  Гарри только и мог, что закатить глаза, когда перо даже не шелохнулось. — Следи за моей палочкой, Криви,— сказал Гарри и продемонстрировал быстрый взмах с поворотом запястья.
  Колин попробовал с нова и снова и снова, в общем где-то еще раз тридцать из которых Гари поправлял его движения палочкой и показывал их раз семь, а произношение еще раз восемь. У него уже начинала болеть голова и Гарри массировал вески, стараясь справиться с этой болью. «Все, хорош на сегодня. Ты можешь дуть в свою гостиную и продолжить практиковаться там, и если что не поймешь, то обратить с Грейнджер»,— сказал Гарри. В середине ноября и не освоить эти самые первые изучаемые чары, да – это поражала Поттера и бесило в то же время.
  -Но мы даже часа не занимались! — сказал удрученно Колин.
  -Я знаю, но мне нужно к мадам Помфри за лекарством от головной боли,— ответил тому Гарри.
  -Ой, хорошо. Я надеюсь, что вы скоро почувствуете себя лучше,— сказал Колин собирая свои вещи и наконец покидая библиотеку.
  Когда Криви скрылся из виду, Гарри вздохнул: «Уже лучше»,— конечно голова его не прошла, но хотя бы его не раздражали, да она проходила медленнее, чем умчался этот надоедливый гриффиндорец. И все же он решил сходить к мадам Помфри и убить двух зайцев сразу: от Флитвика прикрытие, и быстрее пройдет головная боль.
  Он побросал свои учебники в сумку и побрел к больничному крылу.
  -Здравствуйте, Мадам Помфри,— позвал медсестру Поттер.
  -Да, мистер Поттер, что я могу сделать для вас? — сказала медсестра выходя из своего кабинета.
  -Зелье от головной боли,— сказал Гарри.
  -Конечно, мой дорогой, вот держи,— и с этими словами вручила ему синий флакончик.
  Гарри выпил содержимое его и головная боль отступила. «Спасибо, мэм».
  -Я рада, что в этом году вижу вас реже, чем в прошлом, я надеюсь вы ограничитесь только головной болью,— сказала мадам Помфри.
  -Я старался, мэм,— сказал Гарри улыбаясь.
  -Хорошо, что ни будь еще нужно? — спросила она.
  -Нет, это все. Спасибо еще раз,— и Гарри покинул Больничное Крыло.
  Гарри в общем-то был еще голоден, поэтому решил зайти на кухню, чтобы перекусить. Конечно Энди всегда мог ему принести что-нибудь перекусить, но он не вернулся на кухню в этом году.
  Гарри спускался вниз не разбирая дороги, когда он натолкнулся на кого-то он попросил прощения, но подняв глаза он просто был в ужасе, даже кровь застыла в его жилах. Перед ним стоял Колин Криви с камерой в руках и был полностью оцепеневший.
  -Мерлинова борода,— закричал Гарри вы шоке.
  Когда Гарри рассмотрел его то понял, что Колин застыл так же, как и кошка Филча, в состоянии полнейшего ужаса. Мальчик приближал камеру, чтобы сфотографировать, что-то. О Мерлин, мне нужно позвать Мадам Помфри. Нет, дурак, какая к дементорам. Нужно поскорее убираться отсюда, а грязнокровку может найти и кто-нибудь другой.
  Как только Гари собирался убраться отсюда, то услышал крик с лестницы за ним. Когда он развернулся, то увидел двух большущих сплетниц Хогвартса Парвати Патил и Лаванду Браун. «Подождите меня здесь, я иду к Дамблдору»,— сказал Поттер, но девушки, крича убежали от него.
  -Вот ведь, теперь мне нужен учитель,— и Гарри помчался в лазарет. –Мадам Помфри,— крикнул он вбежав.
  -Что такое, мистер Поттер,— спросила медсестра, выбегая из своего кабинета.
  — Еще одно нападение. Я нашел Колина Криви на площадке между вторым и третьим этажами.
  Гарри видел, как лицо медсестры побелело и ее глаза расширились: «Мистер Поттер, это не шутка?» — спросила она
  -Нет, мэм. Вы были ближе всех учителей, поэтому я и вернулся.
  — Очень хорошо, Пойдем и расскажи мне все,— сказала она беря свою палочку и некоторые зелья.
  Да и рассказывать, то нечего. Я спускался на кухню, перекусить, так как был немного голоден, и тут наткнулся на кого-то. Я извинился, и не услышав ничего в ответ, я поднял глаза и увидел Колина,— сказал Гарри, когда же они повернули за угол, чтобы спускаться по лестнице, то казалось, что все гриффиндорцы уже там.
  -Это он, я точно знаю. Исключите его,— кричал Рон Уизли.
  -Мистер Уизли, по тише,— голос МакГонагалл прорезал толпу, заставив всех замолчать. – Мистер Поттер. О, спасибо Мерлину, Поппи, ты пришла.
  -Минерва, это мистер Поттер пришел и позвал меня. Как я поняла это мистер Криви,— сказала немного раздраженно она, стараясь обойти гриффиндорцев.
  -Да, я послала за директором, он должен быть скоро тут,— сказала МакГонагалл.
  -Я уже тут,— раскатился по лестнице усиленный волшебством голос директора.
  Все, даже Гарри повернулись, чтобы посмотреть, на директора. Он шел вместе с профессором Снеггом. «Минерва, я был с Северусом, когда пришло твое сообщение и мы сразу же пошли сюда. Поппи, дорогая, скажи есть ли разниц между кошкой Аргуса, и этим происшествием?»
  Мадам Помфри взмахнула несколько раз над Криви, прежде чем ответить: «Нет, профессор. Тоже неизвестное заклинание».
  -Очень любопытно, очень. Кто его нашёл? — спросил директор.
  -Этот кровавый Темный Волшебник тоже тут. Лаванда и Парвати застали его при исполнении этого оцепенения,— сказал Рон и все гриффиндорцы стали оговаривать Гарри.
  Гарри знал, что его не накажут и не исключат уж точно, ведь он не мог быть в двух местах одновременно, но упустить такой шанс высмеять весь Гриффиндор он упустить не мог, притом при всех профессорах. «Как всегда гриффиндор в своём репертуаре. Я не заклинал Криви, я только нашел его»,— сказал Поттер.
  — Если врешь, то ври правдоподобно. Почему ты ушел с места преступления? – кричала Лаванда.
  -О, я даже не знаю, может быть потому что я ушел за преподавателем? И вы помните, что я вас просил остаться с ним пока буду искать, а? — Гарри сказал это скорее для Снегга, чтобы тот ухмыльнулся, ну а остальные смотрели на него с осуждением.
  -Зачем им оставаться, что бы ты и их тоже того – парализовал! — закричал Финиган.
  -Да, конечно Финиган. Обучаясь на втором курсе Хогвартса я нашел такое заклинание оцепенения, что даже директор его не знает, и это совсем возможно. — иронично сказал Гарри.
  -Гарри, почему бы тебе не рассказать нам, что случилось? — спросил Дамблдор.
  — Хорошо, как я говорил мадам Помфри, я спускался чтобы взять немного еды…— начал гари, но его прервал выкрик шестикурсника с гриффиндора: «Все ложь, все знают, что есть более быстрый путь в Большой Зал».
  -Идиот, я собирался не в Большой зал, а в кухню,— рявкнул Гарри, в результате чего все грифы замолчали.
  -И как я уже говорил, я шел за едой, и натолкнулся на Криви, тут на лестничной клетке. Лаванда и Браун увидели меня и я сказал им оставаться тут, чтобы я смог поискать кого-нибудь из профессоров. Но они будучи неполноценными членами общества решили, что информировать нужно всю гриффиндорскую башню, а особенно веря слуха обо мне…— продолжил Гарри.
  -Мистер Поттер, пять балов со Слизерина,— сказала МакГонагалл.
  -Двадцать пять с Патил и Браун, так как твои храбрые грифы решили не оставаться с оцепеневшим, а распространять слухи. Я думаю это справедливое наказание,— сказал Снегг смотря на МакГонагал, которая чуть не зашипела, как разозленная кошка.
  -Гарри, что произошло потом? — не обращая внимание на перепалку преподавателей продолжил Дамблдор.
  -Я пошел за мадам Помфри, рассказал ей о случившемся и вот мы пришли сюда,— просто ответил Гарри.
  -Поппи, мистер Поттер рассказал тебе тоже? — спросил ее Дамблдор.
  -Да, то же самое,— сказала медсестра неотрывно колдуя над оцепеневшим Криви.
  -Просто замечательно. Гарри я думаю, тебе нужно вернуться в гостиную Слизерина, и что твой домовик сможет достать тебе еды, если ты все еще голоден,— сказал блестя стеклами своих очков половинок директор.
  Гарри кивнул и пошел в сторону гостиной, удаляясь от все еще злых Гриффиндорцев.
&&&
  Два дня прошло с того момента как наши окаменевшего Криви, но казалось, что все школьники не могут найти другой темы для разговоров. Хотя Директор и сказал, что Гарри не имеет отношения к этой истории, но все равно большая часть школьников думала иначе, а уж все гриффиндорцы были в этом уверены. Конечно Гарри нравилось, что его не достают, и то, что эта вся история не попала в газеты, но полное отчуждение от людей все же немного напрягало его.
  В это время Драко забавлялся тем, что пугал первогодок злым наследником Слизерина, а Блейз просто игнорировала это событие.
  Тонкс же не могла проигнорировать это. Она была изгоем на своем факультете, так же, как и Гермиона с Невилом. С ней никто не говорил если дело не касалось квиддича. Однако, после того как она прокляла группу студентов, что говорили об исключении Гарри, казалось весь факультет объединился против нее. Даже Близнецы начали компанию против нее. Они придумали план – изменять пароль от общей гостиной и Полной Дамы, и не сообщать об этом Тонкс, чтобы она не могла попасть в башню. Это не действовало так как они хотели, ведь Невилл постоянно забывал пароли, ну а Гермиона всегда сообщала им пароль из-за своей можно сказать дружбы с ними. Когда же об этом узнала Минерва МакГонагалл, то она пригрозила снять с должности старосты того, кто будет менять пароль так часто, а заодно сняла с близнецов по тридцать балов.
  Джини так же приходилось терпеть нападки со стороны своих старших братьев, нечего говорить уж о Роне и Близнецах, когда даже Перси сам стал возмущаться ее поведением. Ее друзья — это единственное, что заставляло быть ее относительно спокойной, ну а так же грела мысль о дуэли с Рони-Пусом.
  К счастью суббота настала быстро. Друзья уже пришли в большой зал и увидели, что его расширили и установили несколько дуэльных платформ.
  -Хорошо, мы скрасим этот дуэльный клуб, так Гарри? — сказала Тонкс.
  — Одна из привилегий невменяемого Наследника Слизерина,— сказал Гарри, как только Златоуст вышел на сцену.
  — Спасибо всем, что вы пришли в Дуэльный клуб! Вы все знаете кто я – Ваш учитель Защиты от темных искусств и пятикратный обладатель номинации самой очаровательной улыбки Ведьмиполитена – Златоуст Локонс,— расплылся в своей очаровательной улыбке Локонс.
  -Напыщенный осел (ослиная задница),— прошептал Драко.
  -Я хочу представить моего ассистента вашего профессора Зельеварения, Северуса Снегга. У него есть навыки ведения дуэлей, но конечно он не побеждал Корнельского оборотня в Луизиане, но все же послушайте и его,— улыбаясь своей приторной улыбочкой продолжал заливаться Локонс.
  -Некоторый опыт в дуэлинге. Он выиграл два кровавых дуэльных состязания,— сказал Драк и все Слизеринцы, и так же Тонкс и Джинни засмеялись.
  -Спасибо мистер Малфой, но позвольте мне самому представляться и говорить о своих достижениях,— сказал он поднимаясь на сцену к Локонсу. Никто наверное кроме слизеринцев не заметил мимолетной улыбки на лице своего декана.
  -Ну что ж, мы начнем наше занятие с показательной дуэли между мной и профессором Снеггом. Займите место напросив меня,— сказал он Снеггу, когда тот, как будто бы случайно шел к противоположному концу платформы(сцены?).
  -Вначале нужно поклониться,— и Локонс, преувеличенно глубоко поклонился. – Теперь мы просим профессора МакГоногалл дать сигнал для начала дуэли.
  МакГонагалл тут же выбросила из своей палочки красные искры, Снегг вскинул свою палочку и рявкнул "Expelliarmus", а Локонс перелетел через всю платформу
  -Да, Северус это хорошее шоу. Конечно, я мог бы отклониться от него, чтобы защитить себя, но нужно было показать студентам его действие. Как насчет практики студентов, к примеру Поттер и Малфой, поднимитесь сюда.
  -Гилдерой, мы просто потратим время, для исполнения такого простого заклинания Поттером и Малфоем. Я предлагаю, других кандидатов, Мистера Уизли и Томаса,— сказал Снегг, после его слов все Слизеринцы
  -Вы правы Северус, Мистер Уизли, Мистер Томас, пройдите сюда,— сказал Златоуст.
  Гарри наблюдал как эти двое неуклюже используют заклинания. Рон по три минуты целиться и все равно мажет, наверняка сейчас Джини внутренне заливается смехом наблюдая, как  ее старший брат старается использовать заклинание, которое она освоила в начале семестра.
  По прошествии пяти минут Локонс стал хвалить этих горе дуэлянтов и говорить, что и лучше-то не получиться. Вскоре Снеггу этот цирк надоел и он сказал: «У меня есть тут пергамент со списком дуэлянтов в который любой желающий может дописать того, кого желает вызвать на дуэль, ну и свое имя конечно. Я так думаю Дуэлей будет много, особенно Гриффиндор против Слизерина, но учтите вы можете вызывать на дуэль в пределах двух лет, то есть на год младше и на год старше своего курса, это границы для вас. Возможно многим не удастся сегодня спаринговаться, но все это лишь ограничено нашим временем. Так что начнем с мисс Уизли»,— сказал Снегг.
  Гарри смеялся, когда Снегг вызвал его за Джини, Тонкс, Блейз и Драко. Теперь грифы понимали, что их могут вызвать на дуэль и показать какие они трусливые и жалкие. Гарри взглянул на список имен на пергаменте:
  Джини Уизли VsРон Уизли
  Нимфадора Тонкс VsФред Уизли
  Драко Малфой Vs Дин Томас
  Блейз Забини Vs Гермиона Грейнджер
  Гарри ухмыльнулся и написал свое имя и Джордж Уизли.
  Пергамент обновился и теперь его имя и имя Джорджа были после Блейз и Гермионы.
  Когда Гарри закончил, он присоединился к Тонкс, Джинни, Драко, и Блез и ждал всех, когда они закончат писать имена вызываемых. Через пять минут, все, кто хотел бросить вызов закончились и Снегг взял пергамент.
  -Первый спарринг состояться между Джини Уизли, Слизерин и Рональдом Уизли, Гриффиндор,— гаденько улыбаясь объявил Снегг.
  Все услышали, как Рон закричал в шоке, что ему бросила вызов его младшая сестра.
  -Очевидно, мистер Уизли очень напуган, чтобы выйти на платформу для дуэли со своей младшей сестрой, поэтому нужно двигаться дальше. Следующие это Ним…— сказал Снегг.
  -Я не боюсь своей хитренькой сестрёнки слизеринки,— сказал Рон. –Если она хочет опозориться, то пожалуйста,— с этими словами он взобрался на платформу, где его уже ждала Джини.
  -Вы поклонитесь друг другу, займете позицию, и начнете по сигналу Профессора МакГонагалл,— сказал Снегг.
  Джини и Рон выполнили указания Снегга и ожидали сигнала от МакГонагалл, через секунду она выпустила сноп красных искр.
  -Expelliarmus! — взревел Рон.
  Джини просто стояла и смотрела, как заклинание Рона пролетело в трех футах над ее головой: «Ты знаешь, Рон, думаю, что нужно целиться в человека, когда посылаешь разоружающее заклинание»,— саркастически прокомментировала она.
  Рон покраснел от ее слов, а его сестра послала в него летуче-мышиный сглаз и еще несколько нехороших заклинаний.
  Все заклинания попали в цель. Вскоре Рон катался по полу выблевывая слизней, стараясь почесать коричнево-красные волдыри на руках, а из носа его выросли крылья летучей мышки и царапали его лицо.
  -Минерва, я думаю, что мистер Уизли уже побежден, что вы скажете? — спросил Снегг.
  — Я могу только согласиться. Мисс Уизли снимите пожалуйста проклятия,— резко сказала Минерва.
  -Конечно мэм,— сказала Джини. У Рона прошли волдыри и исчезли крылья с лица, но вот блевать слизняками он не перестал.
  -Последнее заклинание, мисс Уизли,— сказала МакГонагалл.
  -Простите мэм, но это заклинание нельзя отменить, его эффект проходит сам в течении нескольких часов, так что все с ним будет в порядке,— сказала Джини спускаясь с подиума и с довольным выражением на лице. Только Рон бросал на нее яростные взгляды, пока его не увели Симус и Невилл в Больничное Крыло.
  — Следующий поединок между мисс Нимфадорой Тонкс из Слизер ... пардон Гриффиндора и мистером Фред Уизли, Гриффиндор,— сказал Снегг.
  Тонкс улыбнулась Снеггу, когда поднималась на платформу вслед за Фредом, которому громко аплодировали.
  Как только все формальности были соблюдены, Тонкс пошла в атаку. Она посылала заклятие за заклятием. Гарри никогда ее такой не видел. Фреду ничего не оставалось как поставить Protego, но его щитовые чары были слабы и спали после третьего заклинания.
  Скоро, Фред лежал на спине порезами на всем протяжении лица. Его тело, тем не менее, было покрыто ранами, ушибами, ожогами, и порезами. У него не было волос, и его лысина была покрыта прыщами и красновато-коричневыми волдырями. Поскольку весь зал затих в шоке, смех Гарри, Драко, Джинни, и Блейз услышали все.
  -Хорошее выступление, двадцать секунд — это новый рекорд,— сказал Драко.
  -Мисс Тонкс, какие чары вы использовали на мистере Уизли,— спросила МакГонагалл поднимаясь со своего места.
  -Я сбилась со счета. Несколько заклинаний обугливающих кожу, коричнево-красных волдырей, ватных ног, ошеломляющее, выпадения волос, ослепляющее, ломающее кости, режущих, прыщей и несколько ударяющих,— когда Тонкс говорила, она загибала пальцы на руке.
  Весь зал был тих, когда они слушали, список внушительной коллекции проклятий, чар, и средней тяжести заклинаний боли, что перечисляла Тонкс.
  — Где Вы все это выучили? Там не упоминалось, что при использовании большого количества таких заклинаний, последствия не предсказуемы,-коротко сказала МакГонагалл.
  -Это была дуэль, мэм. Это не моя вина, что он не правильно защищался,— сказала Тонкс в тот момент, когда сходила со сцены.
  МакГонагалл сма стала сопровождать Фреда в больничное крыло, а Флитвик занял место судьи вместо нее.
  — Это было великолепно, Тонкс, поздравляю! — сказал Драко, когда он прошел мимо нее, направляясь на сцену.
  -Следующая дуэль между Драко Малфоем, Слизерин и Дином Томасом, Гриффиндор,— меланхолично сказал Снегг.
  Дин сглотнул, прежде чем подниматься на сцену.
  -По моему сигналу, мальчики,— Флитвик сказал, и подождав мгновение выстрелил красными искрами.
  Дин постарался использовать стратегию Тонкс, используя много проклятий и сглазов, что мог знать несовершеннолетний. Да, Драко же всегда спаринговался с Тонкс, так что он знал большинство из этих заклинаний, так что с лёгкостью отменил их все, прежде чем атаковать.
  Гарри видел, что Драко с Дином уже играют в кто кого перехитрит уже около 4 минут. Дин конечно вывел из себя Драко своими заклинаниями ушиба, и еще какими-то чарами что тоже причиняли неудобства и тогда Малфой использовал Stunner, после чего Дин был весь в синяках и не мог двигаться.
  /И снова побежденного отправили в Больничное крыло.
  -Следующие Блейз Забини, Слизерин и Гермиона Грейнджер, Гриффиндор,— сказал Снегг.
  Блейз поднялся на сцену и стал ждать.
  -Мисс Грейнджер, вы идете на дуэль? — спросил Снегг.
  -Я не думаю, что она тут,— сказала Лаванда Браун.
  -Да, я видела, что она писала что-то в своем дневнике, прежде, чем мы ушли,— сказала Парвати Патил.
  -В международных правилах указано, что у дуэлянта есть пять минут, чтобы прибыть на дуэль,— сказал Снегг.
  Когда пять минут закончились, Снегг сказал: "Очень хорошо, мистер Забини. Пожалуйста, сойдите с платформы, ваш противник не явился на дуэль".
  Блейз просто пожал плечами и спустился вниз.
  — Следующие Гарри Поттер и Джордж Уизли,— громко объявил Снегг.
  Гарри поднялся на дуэльную платформу.
  -Где мистер Уизли,— спросил Снегг.
  -Ли Джордан пошел, чтобы позвать его,-ответил кто-то.
  -Очень хорошо, у мистера Уизли еще пять минут, чтобы дуэль состоялась,— пробурчал Снегг.
  Мальчик кивнул и убежал, вероятнее всего сказать об этом Джорджу.
  Гари ждал и надеялся. Его надежды были оправданы, когда до истечения пяти минут осталось секунд 20 в большой зал вбежал Джордж Уизли, которого приветствовали три четверти студентов радостно, а оставшаяся треть, только потому, что хотела увидеть, как еще одного гриффиндорца отправят в больничное крыло.
  Джордж быстро поднялся на сцену. "Поттер, у меня есть кое-что особенное для тебя," Джордж сплюнул.
  — Я с нетерпением жду этого, Уизли,— сказал Гарри саркастически.
  -Мальчики, поклонитесь,— командовал Флитвик.
  Гарри и Джордж подчинились и заняли их участвующую в поединке позицию. Мгновениеспустя Флитвик послал искры в воздух.
  -Serpensortia! — заорал Джордж, чтобы призвать Гадюку.
  Все кричали в шоке, поскольку гадюка начала ползти прямо к Гарри. «Я думал, что всему Слизерину понравились змеи, Поттер!» — кричал Джордж с огромной усмешкой.
  К общему удивлению, Гарри лишь засмеялся: «Engorgio Transfigo Serpensortia Boa Constrictor!»
  Фиолетовый луч ударил в гадюку созданную Джорджем, заменяя ее на шестнадцати метрового удава. Все находящиеся в зале студенты закричали. «Ну что, Уизли, видишь, что наши змеи больше ваших»,— смеясь ответил Гарри.
  -Атакуй Поттера,— закричал Джордж, надеясь, что он управляет это большой змеей.
  Гарри улыбнулся, когда его Боа даже не шелохнулась. «Атакуй Уизли»,— скомандовал он. Все потонуло в крике, и как потом узнал Гарри, что крик был в основном не из-за того, что змея атакует Джорджа.
  Уизли же весь побелел. Он постарался оглушить змею, но безрезультатно, когда же она обвивала Джорджа, он даже забыл про свою палочку и стал руками отбиваться от змеюки.
  -Мистер Поттер, вы выиграли Дуэль! -сказала МакГонагалл, входя в Большой зал вместе с Дамблдором
  — У него все еще есть своя палочка, мэм, таким образом, технически поединок не закончен, но это будет быстро,— сказал Гарри зло.
  -Нет! Все, я сдаюсь! Отзови змею! — закричал Джордж, а Боа стала еще больше затягивать хватку.
  Мгновение спустя МакГонагалл взмахнула палочкой и огромный Боа исчез.
  Гарри повернулся и пошел с платформы. Тем не менее, когда он добрался до Драко, Блейз, Тонкс, и Джинни он увидел, что трое из них качают головами, в то время как Джинни выглядела испуганной. Прежде, чем он успел что-либо сказать, Драко и Блейз схватил его и потащили их выход из Большого зала.
  -Что? — удивленно спросил Гарри, так как Драко затолкал его в пустую классную комнату, а остальные зашли после него.
  -Так что он говорит,— качая головой поинтересовался Блейз.
  Тонкс запечатала дверь прежде чем сказать: «Гарри, зачем ты использовал Змеиный язык. Это глупо».
  — Что? Я использовал Парселтанг? — удивленно спросил Гарри.
  — Да приятель, похоже твой секрет раскрыт,— сказал Блейз.
  -Тесть вы знали? — спросила Джини в шоке.
  -Джини успокойся, они все знают с моего поступления в Хогвартс,— сказал Гарри. – Присядь, пожалуйста.
  -Н.. но ведь это знак злого волшебника,— сказала Джини.
  -Джини, не будь дурой. Говорить на змеином языке – просто талант, как и метаморфизм, просто ты знаешь несколько темных волшебников, что дали ему дурную славу,— сказала Тонкс.
  -О,— только и смогла сказать Джини.
  -Это просто здорово, я даже не понимал, что использовал его,— восторженно сказал Гарри.
  -Ты что-то сказал, перед тем, как змея напала на Уизли,— спросил Драко.
  -Вот черт, я направил ее прямо на Уизли, это было глупо с моей стороны,— сказал Гарри.
  -Гарри, это действительно плохо. Теперь все уверились, что ты несешь ответственность за всех, кто оцепенел.
  -Т-ты не такой? — неуверенно спросила Джини.
  -Что ты имеешь в виду? То, что я за все в ответе, потому что я чертов змееуст? Рон орал вообще несносно, даже после того, как я его спал, и все старался обозваться Темным Лордом.
  Лицо Джини покраснела и она немного пребывала в шоке. – То есть Рон знает? Тогда почему он не рассказал, ведь он же ненавидит тебя?
  -Я спас его, Долгопупса и Грейнджер от горного тролля на первом курсе, тогда я совершил ошибку в открытую говоря с Салазаром. Потом и он узнал, что я мог говорить со змеями;.. Вместе с Дамблдором, МакГонагалл, Снеггом, и Блейз Чтобы быть уверенным, что он не проболтается, я воззвал к его долгу жизни,— сказал Гарри.
  -Ты призвал к долгу жизни? Это очень древняя магия. Если бы Рон проболтался, то уже бы умер,— сказала Джини в шоке.
  — Это был единственный способ защитить мою тайну, и теперь, похоже, все пропало прахом,— сказал Гарри раздраженно.
  -Ну это твоя ошибка. Теперь будешь знать, как превращать что-то в удавов, хотя ты мог бы просто растворить змею, сердито сказала Тонкс.
  -Хорошо, я совершил ошибку,— сказал Гарри.
  -Но всего одну,— добавил Драко
  -Большую,— подхватила Тонкс.
  — И это даже хуже,— сказал Блейз.
  -Что ты имеешь в виду? — спросила Джини.
  -Ну учитывая, что пресса любит нашего Гарричку, и если это они узнают. А прибавить еще два оцепенения, то вы сами подумайте кто получиться? А? Ага – Темный Лорд,— ответил Блейз.
  -Вот что за жизнь? — спросил Гарри.

Оффлайн naira

  • Пришел, увидел, окопал.
  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 14655
  • Карма: +3029/-1
  • Пол: Женский
  • Вопросы? Пожелания? Предложения? Skype - Intalasa.
    • Товары для рукоделия, наборы для вышивания
Глава 22.  Рождественские перемены.   
 
Глава не бечена — все беты на праздниках.  После праздникав сразу обновлю на редактировнный текст
  Следующие несколько дней прошли именно так, как предсказывал Блейз. После занятия в дуэльном клубе в Ежедневном пророке от неизвестного источника появилась заметка, что Гарри – змееуст.  Газета пестрила заголовками. В статьях Поттера обвиняли в том, что он следующий Темный Лорд и хвалили Альбуса Дамблдора, за то, что тот внимательно приглядывал за Гарри.
  Поттер не был уверен, что расстроило его больше: факт, что он получил, по крайней мере, десять Вопиллеров от людей, угрожающе орущих на него, чтобы он держался подальше от их детей, или то, что каждый маг теперь свято верил в Дамблдора, как в его магического опекуна. На данный момент, в глазах магического мира, Альбус Дамблдор стал единственным, кто мог бы спасти Гарри от превращения в Волдеморта.
  Хорошей новостью было то, что газета не обвиняла его в открытии Тайной Комнаты.  Дамблдор наверное нажал на все свои связи, чтобы эта история сохранилась в тайне, так как в Пророке до сих пор не было ни единого упоминания об этом.
  Гарри пожалел не только о том, что использовал Парселтанг, но и о своем поединке с Джорджем Уизли. Ведь как только МакГонагалл увидела, как он использовал заклинания из продвинутой Трансфигурации, она тут же заставила его остаться после занятий.
  Флэшбек
  После очередной скучной лекции по Трансфигурации на тему заклинаний преобразования, Гарри зашел в кабинет профессора МакГонагалл. Он получил шестьдесят очков для Слизерина, продемонстрировав свои знания в этой области. Конечно, Поттер не смог удержаться и шокировал однокурсников путем преобразования ушей Рона Уизли в иглы кактуса. Это стоило Гарри потерянных тридцати очков из шестидесяти, но любой слизеринец мог подтвердить, что это оправданная потеря.
  — Мистер Поттер, сядьте, — резко сказала МакГонагалл.
  Гарри опустился на стул, заняв место напротив декана Гриффиндора, и решил сразу же оправдаться.
  — Я сожалею, что превратил уши Уизли в колючки кактуса.
  — Во-первых, мистер Поттер, вы не сожалеете, так что можете не врать. Во-вторых, я позвала вас сюда не для того, чтобы обсудить ваше неправильное использование заклинаний преобразования, — МакГонагалл скрестила  руки на груди.
  — Тогда зачем? Вы хотите прочесть мне лекцию на тему, как плохо быть змееустом? Поверьте, сейчас не самое лучшее время, — произнес Гарри.
  — Мистер Поттер, я знаю о вашей способности с прошлого Хэллоуина. С какой стати, мне читать вам лекцию именно сейчас? – нахмурилась профессор.
  — Понятия не имею, — безразлично ответил Гарри. – Если вы не рассержены моей маленькой шуткой над Уизли и вас не волнует то, что я змееуст, то зачем я здесь?
  — Я бы хотела обсудить с вами то заклинание, что вы использовали на мистере Уизли... – начала МакГонагалл.
  — Это было обыкновенное заклинание преображения, — небрежно пояснил Гарри.
  — Не заклинание на мистера Уизли, а то, которое вы направили на Джорджа Уизли! – нетерпеливо воскликнула Минерва и ее глаза засверкали. – Как вы узнали об этих некоторых особенностях Трансфигурации? Я хочу знать, как вам это удалось,  ведь это уровень СОВ, и оно достаточно сложное, даже если змея является одним из простейших животных, чтобы выполнить его, — заключила МакГонагалл.
  Гарри внимательно посмотрел в глаза бывшего профессора пытаясь решить, что именно сказать ей. Понимая, что без помощи тут не обойтись, Поттер опустил подбородок на мантию и произнес:
  «Сссалазар, ты мне нужен, не против выйти?»
  Пару секунд и Салазар отполз от груди Гарри и вылез из мантии. «Что желаете массстер? Вы уверены, что ссстоит разговаривать перед ведьмо-кошкой?»
  «Все нормально, она знает, что я змееуссст, как и любой, кто находится сссейчассс в школе. Теперь мы можем общаться в любое время».
  «Ясссно, а я ведь предупреждал, что не ссстоит отвечать мне, когда кто-то из незнающих о вашей ссспособности рядом».
  «Я уверен, что в этом есссть сссвоя польза. Правда МакГонагалл хочет знать, откуда я взял продвинутые заклинания Трансссфигурации, что иссспользовал в дуэли. Что мне сссказать ей?»
  «Правду?».
  «Я не сссскажу ей о Большой книге Трансссфигураций. Она тут же отберет ее», — Гарри зашипел от досады.
  «Тогда просссто ссскажите, что прочли в другой книге», — прошипел в ответ Салазар так, будто это была самая очевидная вещь на земле.
  «В какой?».
  «Разве имеет значение?».
  «Она сссразу поймет, если я сссовру. Ведь она изучила множество изданий по Трансссфигурации».
  «Тогда ссскажите ей, что я знал это заклинание и объяссснил вам», — предложил Салазар.
  «Что? Она никогда не поверит в это! Ты же ничего не знаешь о магии!» — воскликнул Гарри.
  «Но она-то об этом не знает. И не сссможет доказать обратное», — прошипел довольно Салазар.
   
 
   
* * *
   
  Минерва МакГонагалл потеряла дар речи, увидев, как Гарри начал шипеть, разговаривая со своим фамильяром. Часть Минервы хотела знать, что важного было в ее вопросе, если Поттер начал общаться с змеей именно после него, однако большая часть была в ужасе от того, что змея была под одеждой Гарри все время. С тех пор, как она впервые увидела фамильяра Гарри,  МакГонагалл не могла принять это.
  То, что действительно нервировала Минерву, так это то, насколько быстро выросла змея, пока Гарри был в Хогвартсе. Раньше змея была менее двух футов в длину, теперь же около трех футов, не считая внушительных дюймов в ширину. Большинство преподавателей опасались ее, хотя очень немногие действительно видели. Даже Северус сказал, что он видел змею только два-три раза, когда тот был не на плечах у мистера Поттера в гостиной Слизерина.
  Дамблдор сказал, что верит слухам о том, что на занятиях Салазар постоянно с Гарри, но большинство преподавателей в это не поверили.  Змея была довольно большой, и ее невозможно было бы скрыть так легко, но увидев, как существо скользит под мантией Поттера, Минерва начала думать, что Альбус был прав.
  Пока Минерва пыталась придумать причину зачем Поттеру его фамильяр на занятиях, Гарри наконец ответил на ее вопрос.
  — Салазар научил меня этому заклинанию.
  Потребовались целые пять секунд, чтобы до Минервы дошел смысл его слов. Его змея. Он считает, что я поверю в то, что змея знает о магии? С какой стати? Это ведь всего лишь змея... Я уверена, что... Нет, этого не может быть!
  — Мистер Поттер, вы действительно думаете, что я поверю в то, что ваша змея научила заклинанию вас? – недоверчиво спросила МакГонагалл.
  — Да, мэм. Салазар знаком с некоторой довольно мощной магией. Тем не менее  он отказывается обучать меня тому, с чем, по его мнению, я не смогу справиться, — пожал плечами Гарри.
  — Мистер Поттер, ваш фамильяр не должен отвечать за это, так что просто скажите прямо, откуда вы узнали  заклинание? Пятикурсники или шестикурсники одолжили вам книгу Трансфигураций? Возможно, мистер Дерик с шестого курса из моего продвинутого обучения к Ж.А.Б.А.?
  — Простите, мэм, но это Салазар обучил меня заклинанию, — с сдерживаемой усмешкой ответил Гарри.
  Конец флэшбека
  МакГонагалл больше не общалась с Гарри после их недавнего разговора. Поттер предположил, что слова о том, что змея обучала его искусству магии, были серьезным оскорблением ее интеллекту.
  Кстати, Гарри был не единственным,  кто страдал от ежедневных нападок Пророка. Джинни и Тонкс тоже получали письма от родных, ведь те считали, что им необходимо держаться от Гарри подальше.
  После того, как Тонкс получила письмо от матери, она написала краткий ответ, попросив у Поттера одолжить Анди, и отправила записку маме. Через три дня, Тонкс получила самый громкий Вопиллер в истории Хогвартса. Андромеда очень громко кричала, что она наказана начиная с момента, как выйдет из поезда и на весь первый месяц летних каникул. Когда Вопиллер закончил орать, Тонкс стряхнула пепел от сгоревшего письма со стола и сделала вид, что ничего не произошло. Она также отказалась сообщать, что она написала матери.
  Джинни оказалась еще больше раздражена чем Тонкс, получив предупреждение от семьи на счет Гарри. Причиной для этого оказалось то, что она получила письмо от отца, который наконец-то решил написать ей.
  Флэшбек
  Довольно жалкая на вид старая сипуха буквально упала на слизеринский стол.
  — Черт возьми! Эта птица еще жива? – с отвращением Драко оглядел потрепанное существо.
  — Да, это Эррол, сова моей семьи. Я даже не представляю, сколько ей лет, — Джинни счастливо отвязала письмо от упавшей в обморок совы.
  — Можно ее убрать со стола? Вдруг она болеет чем-то, — наморщил нос Малфой.
  — И куда ты хочешь ее убрать? – спросила Джинни.
  — В мусорное ведро? – предложил Драко.
  — Нет! – отрезала Уизли.
  — Анди, — позвал Гарри.
  — Да, хозяин Гарри? – Анди тут же появилась рядом с ним.
  — Возьми эту сову и позаботься о ней, пока она не окрепнет.
  — Да, хозяин Гарри, — Анди подхватила сову и исчезла с хлопком.
  — Спасибо, — сказала Джинни,  разворачивая письмо и начиная его читать. Когда она прочла половину, то отбросила его в сторону, нахмурившись.
  — Что пишут? – поинтересовался Драко.
  — Что пишут? Что пишут! Ты только послушай это! – выкрикнула Джинни, заставив нескольких сидящих рядом слизеринцев обратить на нее внимание и прислушаться.
  Дорогая Джинни,
  Я сожалею, что не было возможности написать тебе раньше, но работа стала очень напряженной.
  — Ну конечно, а раньше – ерунда. У него было время, чтобы написать всем моим безмозглым гриффиндорским братьям, — злобно рассмеялась Джинни.
  Я не скажу, что не был удивлен, когда Рон сообщил мне, что ты была распределена в Слизерин. И более того, когда Перси сообщил, что ты общаешься с сыном Люциуса. Я хочу предупредить тебя – гляди в оба. Ты из хорошей семьи, а слизеринцы будут использовать все, что могут против тебя.
  — Это как будто он совершенно забыл, что я тоже в Слизерине! Как он мог так просто оскорбить мой факультет?! – вскрикнула от досады Джинни.
  Наконец, я прочитал в Ежедневном пророке несколько дней назад, что твой друг Гарри Поттер – змееуст. Джинни, ты должна быть очень осторожна, ведь это метка Темного Лорда. Я знаю, что ты тесно общалась с Гарри в течение лета, но не бойся отстраниться от него. Если он не оставит тебя в покое, сообщи Дамблдору об этом.
  С любовью, папа.
  — Какого черта он так думает?! Инсендио! – в ярости Джинни сожгла письмо.
  Чуть позже, когда Джинни успокоилась, она поднялась и подошла вплотную к профессору Снейпу, который наблюдал весь спектакль, как и большинство преподавателей, сидевших за профессорским столом.
  — Мисс Уизли, чем могу помочь? – ровно спросил Снейп.
  — Я хочу быть включена в список студентов, остающихся здесь на праздники, — решительно потребовала Джинни.
  — Прекрасно, мисс Уизли. Я добавлю ваше имя.
  Конец флэшбека
  Последние дни перед рождественскими каникулами Джинни провела в плохом настроении. Оказалось, что она единственная из Слизерина, кто останется в Хогвартсе на Рождество. Из-за этого Гарри, Тонкс, Драко и Блейз ощущали свою вину, особенно, когда ее братья и родители узнали, что она не вернется домой.
  Джинни получила Вопиллер от матери: та требовала чтобы Джин выписалась из списка; близнецы постоянно задирали ее, Перси отругал ее за то, что она отвернулась от семьи прямо после лекции по Истории магии, а Рон просто кидался «Слизерин» всякий раз, как только видел ее. После всего этого или возможно именно из-за такого отношения, Джинни по-прежнему отказывалась вернуться домой с братьями.
  18 декабря. Большой зал, Хогвартс
  Гарри, Драко, Тонкс, Блейз и Джинни завтракали в дружной компании. Хогвартс-экспресс должен был отправиться в путь через полтора часа, чтобы вернуть всех студентов домой на праздники. Однако, только Гарри, Драко и Блейз с нетерпением ждали этого.
  Гарри принял приглашение Малфоев провести каникулы с Драко, Люциусом и Нарциссой. Гарри с нетерпением ждал поездки. По крайней мере, под защитой в Малфой-меноре, Гарри смог бы отдохнуть от Вопиллеров и неприятных писем.
  Тонкс с Джинни почти впали в депрессию при мысли о праздниках.
  — Не хмурься, Тонкс, я буду присылать Анди каждый день, — сказал Гарри.
  — Да, а если Анди будет занята, Джинни, мы просто пришлем Трикси или Добби тебе с письмом, — заверил Драко.
  — Спасибо, — хором ответили Тонкс и Джинни.
  — Тонкс, если ты не хочешь возвращаться домой, почему не запишешься в список? – спросил Драко.
  — МакГонагалл не позволит, — раздраженно ответила Тонкс.
  В то время, пока Драко пытался развеселить Тонкс, Гарри старался изо всех сил, чтобы заставить Джинни улыбнуться.
  — По крайней мере, ты не встретишься с слизеринским чудищем, — усмехнулся Гарри.
  — Откуда ты знаешь?
  — Ну, смотри, ты и несколько первогодок единственные, кто останется здесь на каникулы, я думаю — ты в безопасности.
  — А может это по тому, что здесь не будет тебя, Поттер?
  Гарри, Драко, Джинни, Тонкс и Блейз обратили внимание на Рона Уизли, подошедшего к ним.
  — Пошел вон, — выплюнула Джинни.
  — Я здесь для того, чтобы в последний раз предложить тебе вернуться домой, — угрожающе начал Рон.
  — Вон, — отрезала Джин.
  — Прекрасно, можешь не ждать подарков от меня, — громко воскликнул Уизли, перед тем как покинуть Большой Зал.
  — Не могу поверить, что мы родственники, — сердито заметила Джинни.
  — Мы тоже, — хором подхватили Драко, Гарри, Тонкс и Блейз.
  — Кстати, Джинни, чем планируешь заняться в каникулы? — поинтересовался Забини.
  — Я не зн... — начала Джинни.
  — Мистер Поттер, директор желает поговорить с вами.
  Гарри обернулся и застонал при виде декана факультета.
  — Сейчас, мистер Поттер, — усмехнулся Снейп.
  Гарри быстро кивнул, поднялся и последовал за деканом в кабинет директора.
  — Тараканья гроздь, — произнес Снейп, а Поттер закатил глаза от такого пароля.
  Горгулья послушно отодвинулась в сторону и Гарри продолжил подниматься за Снейпом вверх по винтовой лестнице.  Когда они оказались возле двери, Гарри услышал голос Дамблдора: "Войдите". Это заставляло задуматься, откуда директор школы узнал, что они перед кабинетом?
  Снейп открыл дверь и Гарри зашел внутрь. Комната ни капли не изменилась. Феникс Дамблдора все также сидел на жердочке рядом с директором, в то время как несколько предметов кружили по кабинету, крутились и издавали странные звуки.
  — Спасибо, Северус. Это все, — сказал Дамблдор.
  Снейп кивнул и быстро вышел из комнаты.
  — Гарри, пожалуйста, присядь. Хочешь лимонную дольку? — Альбус пододвинул коробку сладостей к Гарри.
  — Нет, спасибо, сэр, — хладнокровно ответил Поттер.
  — Ладно. Полагаю, ты хочешь узнать, почему я позвал тебя?
  — Да, — произнес Гарри, стараясь не закатывать глаза от очевидности в словах директора.
  — Я бы хотел, чтобы ты остался в Хогвартсе на Рождество, — прямо сказал Дамблдор.
  — ЧТО?! — воскликнул Гарри.
  — Пожалуйста, Гарри, выслушай меня, — Альбус добавил в голос успокаивающих ноток.
  Он что, сошел с ума? Что, во имя Мерлина, может заставить меня здесь остаться?
  — Однозначно, нет. Я проведу каникулы вместе с Драко у него дома.
  Дамблдор вздохнул.
  — Гарри, я не хочу заставлять тебя, но так как ты не отправляешься к дяде и тете, я прошу тебя остаться, как твой опекун.
  — То есть, до этого вы отсутствовали в моей жизни двенадцать лет и тут собираетесь испортить мне Рождество?! — разъярился Гарри.
  — Гарри, я хотел бы, чтобы в это  Рождество мы познакомились друг с другом ближе.
  Гарри собирался сказать директору все, что он думал об этом, но Дамблдор поднял руку, останавливая его:
  — Я должен был предугадать, что отсутствие в твоей жизни заставит тебя думать обо мне, как о человеке пренебрегающем властью, а я хотел, чтобы ты видел во мне друга. Я должен был попытаться сблизиться с тобой раньше, но и сохранить тайну волшебства, пока ты не был готов. Мне жаль. Я не хочу повторять эту ошибку снова, Гарри. Так что мне жаль, что ты думаешь, что я порчу твое Рождество, но я хотел бы узнать тебя получше, так как в течение учебного года не могу этого сделать. Нам хватит времени в Рождество, чтобы хорошо понять и узнать друг друга.
  Гарри даже не знал, что думать. Все выглядело так, словно Дамблдор собрался заставить его остаться в любом случае, не зависимо от его планов. Мысли летели с огромной скоростью, пытаясь придумать что сделать или сказать. Большая часть хотела наорать на директора, свалить из его кабинета и сесть вместе с Драко на поезд. Другая часть, тем не менее, хотела кое-что выяснить у директора.  Пока Гарри не мог сказать знает Дамблдор или нет о их родственных связях. Разговор Дамблдора о его семье мог бы помочь, однако была небольшая проблема. Если Дамблдор знал о пра-пра-прадеде Гарри и Гарри много расскажет о своей семье, Альбус мог бы подумать на Поттера. "Мерлин, что мне делать?" — мысленно закричал Гарри.
  — Хозяин, я чувссствую вы рассстроены? — прошипел Салазар высунув голову из-под мантии Гарри.
  Гарри проигнорировал приподнятые брови директора и ответил фамильяру:
  — Я не знаю, что делать. Дамблдор зассставляет меня оссстаться в замке на каникулы, вмесссто того, чтобы провесссти их ссс Малфоями.
  — Почему? — поинтересовался Салазар.
  — Он утверждает, что хочет узнать меня. Я бы лучше оссстался ссс Драко, но он, кажется, не оссставляет мне выбора и я не знаю, что делать. Ты знаешь о моих отношениях ссс Дамблдором, но я уверен, он что-то знает о моем пра-прадеде. Часссть меня хочет попробовать узнать информацию о его внучке, однако есссли он знает о том, что я мог быть его внуком, то он подозрительно отнесссется к рассспросам о ней.
  — Да, это опасссная ссситуация, но никто вассс не контролирует. Вы уверены, что он не позволит вам уехать?
  — Да, он очень сссильно хочет пообщаться сссо мной, — раздраженно сказал Гарри.
  — Тогда вы ничего не можете сссделать, лишь быть осссторожным рядом ссс ним, — прошипел Салазар.
  Гарри уныло кивнул и перевел взгляд на Дамблдора.
  Он хотел что-то сказать, но Альбус заговорил раньше:
  — Я должен заметить, что это прекрасная способность. Парселтанг, я имею ввиду.  Вообще-то, возможность общения со своим фамильяром может быть оказаться полезным опытом. Фоукс в состоянии понять меня и может выразить согласие или не согласие через клекот, но это не тоже самое.
  — Эм, спасибо. Но большинство магов с вами бы не согласились, — многозначительно сказал Гарри.
  — Да, к сожалению, Магический мир может быть довольно ограничен, — мягко произнес Дамблдор.
  — Сэр, могу я идти? Мне нужно сообщить Драко, что я задержан на период каникул, — кратко заметил Поттер.
  — Мне жаль, что ты смотришь на это именно так, Гарри, ведь я действительно просто хотел узнать тебя получше. Тем не менее я согласен с тем, что ты должен сообщить мистеру Малфою.
  Гарри резко поднялся и, покинув кабинет директора, вернулся в Большой зал. Своих друзей он обнаружил все там же — за столом.
  — Гарри? Что от тебя понадобилось Дамблдору? — спросила Тонкс, когда Гарри занял место рядом с ней.
  — О, он просто испортил мой отдых, — пояснил Гарри.
  — О чем ты говоришь? — спросила Джинни.
  — Директор школы сообщил мне, что так как я не планирую возвращаться к родственникам, я должен остаться в Хогвартсе, чтобы мы могли узнать друг друга получше. Судя по всему он жалеет, что ни черта обо мне не знал в первые двенадцать лет моей жизни, — с сарказмом сказал Поттер.
  — Что? А как же наши планы? — застонал Драко.
  — Мне жаль, — Гарри закусил губу.
  — Брось, как только отец узнает... — Драко пробормотал окончание фразы под нос.
  — Значит, ты остаешься?
  В вопросе Джинни не было ни капли счастья. Это не так уж и важно, но Гарри полагал, что Джинни должна была хоть немного порадоваться тому, что она встретит Рождество не одна, учитывая, что она не могла провести его с семьей.
  — Да, Джинни, будем ты и я.
  — Хотела бы и я остаться, — пробормотала Тонкс.
  — Ты чего, Тонкс? — спросил Гарри.
  — Я просто теперь хочу остаться. Ведь единственная причина моей отправки домой это то, что я не хотела быть в Хогвартсе одна. Но теперь и ты и Джинни останетесь здесь, — уныло произнесла Тонкс.
  — Ты разве не можешь остаться? Думаю, еще не слишком поздно вписать свое имя в список, если даже Дамблдор только сейчас сказал, что я остаюсь, — предложил Гарри.
  — И ты думаешь, МакГонагалл позволит мне?
  — Если ты действительно не хочешь ехать домой, почему бы просто не спросить ее? — сказал Блейз.
  — А если она скажет, что не возможно, расскажи ей о том, что сделал Дамблдор, — ухмыльнулся Гарри.
  — Хорошо, тогда я пойду прямо сейчас, — Тонкс поднялась и отправилась к преподавательскому столу, где сидела МакГонагалл.
   
 
   
* * *
   
  У Минервы МакГонагалл была не самая лучшая неделя. Мало того, мистер Поттер наплел ей сказочку о том, что змея обучила его магии, а она не могла никак опровергнуть это, так теперь еще и пришлось выслушивать Филиуса, как тот хвалит успехи Гарри в искусстве Оживления. Ей пришлось признать, что она ошеломлена и невероятно впечатлена, тем, что Филиус лишь показал Гарри, как живое трансфигурировать в предмет, а он повторил это с первой попытки. Независимо от его успехов в Трансфигурации, если бы у него не было книги по теории, Гарри не смог бы выполнить такое продвинутое задание.
  Минерва подозревала, что у Гарри явно есть хотя бы один том продвинутой Трансфигурации и то, что он зачаровал обложку, чтобы она выглядела как учебник для второго курса. Он даже почти прямо сказал ей об этом, когда отказался показать книгу после лекции. Минерва не возражала, чтобы Гарри читал продвинутые учебники, но она не была согласна с тем, чтобы он читал продвинутую Трансфигурацию, ведь некоторые заклинания были очень опасны.
  С другой стороны ее волновало то, насколько легко Гарри преобразил змею во время дуэли с Джорджем Уизли. Она знала, что Гарри был способен трансфигурировать змею в неодушевленный предмет, но чтобы превратить ее в другую большую змею и контролировать, она никогда не учила его этому.
  Однако именно заклинание, что использовал Гарри, волновало Минерву больше всего. "Энгоргио Трансфиго Серпенсортиа" — заклинание использовалось исключительно для дуэлей и Минерва знала только несколько экземпляров книг, где оно упоминалось. После того, как ее обязанности в клубе дуэлей были выполнены, она немедленно отправилась к мадам Пинс, чтобы спросить о проверке несанкционированного отсутствия книг в школьной библиотеке. Всех книг, хотя те, что были нужны, находились в запретной секции.
  Это привело к еще более ужасным мыслям. Либо Гарри придумал, как проникнуть в запретную секцию, либо у него была копия одной из книг. Часть Минервы предполагала, что Гарри проник в запретную секцию, ведь его отец был в состоянии это сделать. Однако тот факт, по словам мадам Пинс, что ни одна из книг не была взята из запретной секции еще с прошлой недели, заставил МакГонагалл утвердиться в мысли, что у Поттера есть копии. Мальчик был слишком увлечен своей книгой в течение года на ее занятиях.
  — Эмм... профессор МакГонагалл?
  Минерва подняла голову и увидела Нимфадору Тонкс, замершую перед ней и Филиусом.
  — Да, мисс Тонкс? Чем могу помочь?
  — Я... кхм... мне было интересно, могли бы вы выписать мое имя из списка учеников, которые отправятся сегодня домой? — быстро сказала Тонкс.
  — Мне очень жаль, дорогая, но окончательный список уже был утвержден неделю назад, — покачала головой МакГонагалл.
  — Но это не помешало директору сообщить Гарри только сейчас о том, что он не может уехать вместе с Драко.
  Минерва была удивлена неожиданно сердитым тоном Тонкс, однако любой ее выговор мог бы с тем же успехом быть выкинут в окно, когда заговорил Филиус.
  — Что вы имеете ввиду, Тонкс?
  — Директор только что пригласил Гарри в свой кабинет и сказал, что ему не разрешено отпраздновать Рождество вместе с Драко. Если Гарри можно остаться в школе, я тоже хочу...
  — Мне очень жаль, дорогая, но окончательный список был... — заново начала МакГонагалл.
  — Но это нечестно! Я вписалась в этот дурацкий список только потому, что не хотела остаться в Хогвартсе одна! Теперь и Гарри и Джинни остаются, а я вынуждена уехать?! — с досадой воскликнула Тонкс.
  — Минерва, наверное, можно сделать исключение. Если то, что сказала Тонкс, правда, директор не будет возражать, — заметил Филиус.
  Тонкс послала профессору благодарную улыбку, прежде чем посмотреть на декана.
  — Пожалуйста, мэм, это ведь Рождество.
  — А что подумает ваша мать, когда не обнаружит вас на станции? — спросила МакГонагалл.
  — Я могу попросить Гарри отправить эльфа с письмом. Таким образом, ей не нужно будет приходить на станцию без необходимости.
  — Но что на счет вашей мамы? Разве вы не хотели бы увидеться с ней на Рождество?
  Тонкс фыркнула.
  — С этой женщиной, что требовала от меня отстраниться от своих лучших друзей и угрожавшей отправить в Шармбатон этим летом? Нет, спасибо, я лучше останусь в замке.
  Минерва и Филиус удивленно переглянулись.
  — Дорогая, вы пошутили? Андромеда угрожала отослать вас в Шармбатон? — недоверчиво спросила МакГонагалл.
  — Я не шучу, мэм, эта история повторяется из раза в раз и в этот ничего не изменится. Могу я остаться? — снова попросила Тонкс.
  — Думаю, да. Но я надеюсь, что вы отправите письмо своей матери сразу же, — кивнула МакГонагалл и Тонкс, просияв, побежала обратно к столу Слизерина с широкой улыбкой.
  — Она сказала да! — радостно воскликнула Тонкс, опустившись на скамью.
  — Здорово, — улыбнулся Гарри.
  — Да, вот только мне нужно послать маме записку с твоим домовиком, чтобы она не забирала меня на вокзале, — пояснила Тонкс.
  — Без проблем. Анди! — позвал Поттер.
  С шумным хлопком рядом с ним появился эльф.
  — Да, хозяин Гарри, — сказала Анди.
  — Тонкс, у тебя готово письмо? — спросил Гарри.
  — Эмм, нет, мне надо его написать, — призналась Тонкс.
  — Анди, следуй за Тонкс, а затем отправь письмо ее матери, ладно?
  — Да, хозяин Гарри, — Анди последовала за Тонкс, покинувшей Большой зал.
   
 
   
* * *
   
  Оставшиеся недели до Рождества были одними из самых насыщенных в году. Гарри постепенно начинал ненавидеть короткие разговоры с Дамблдором. Независимо от того, о чем Гарри пытался поговорить, Альбус всегда был в состоянии поменять тему с прошлого на самого Гарри. Когда Поттер отказался отвечать, что он любит делать летом или какое его любимое сладкое лакомство у магглов, Дамблдор казалось решил, что Гарри отказался разговаривать с ним о своем прошлом. С тех пор, их разговоры сводились исключительно к работе Гарри на Чарах и Трансфигурации, к их взаимному разочарованию.
  Также миссис Тонкс прислала ответ на письмо Тонкс о ее решении остаться в Хогвартсе, Анди вернулась с Вопиллером. Письмо взорвалось как только Анди доставила его, но Тонкс стояла на своем и вновь отправила с домовиком письмо, что она не вернется домой.
  После того, как Анди вернулась, эльф сказала, что Андромеда была очень зла. И это еще было преуменьшение. Андромеда аппарировала в Хогсмид на следующий день и потребовала возвращения Тонкс. Только благодаря вмешательству МакГонагалл и Дамблдора, Тонкс и ее мать не начали бросаться в друг друга проклятиями. Когда обе немного остыли, Андромеда сообщила директору, что она все равно заберет Тонкс домой. 
  Однако, это оказалось невозможным. Дамблдор объяснил, что еще в 13 веке, когда Волшебный мир столкнулся с мощью Темного лорда и многие семьи разрывались на части между тем последовать за ним или нет,  директор Хогвартса принял решение настроить защиту замка на юных студентов во время каникул. План директора заключался в том, чтобы дать студентам возможность решать хотят они остаться в замке или нет. Список, который студенты подписывали, был напрямую связан с мощными заклинаниями школы и любая попытка родителей заставить студента покинуть замок заставит защиту Хогвартса реагировать на них как на угрозу.
  Андромеда осталась недовольна этим, но не хотела быть атакована защитой Хогвартса. В конце концов, Андромеда покинула замок после слов Тонкс, что она все равно наказана на большую часть лета.
  Тонкс была не единственной, у кого были проблемы с семьей. На следующий день, после ухода миссис Тонкс, Джинни получила сову от своего брата Чарли из Румынии. Джинни практически плакала, пока читала и Тонкс решила прочесть оставшееся за нее, когда Гарри спросил, что же произошло.
  Чарли упрекал Джинни в "выбрала друзей вместо семьи", "ведешь себя, как избалованная девчонка" и "заставляешь мать плакать". Прошло добрых десять минут, прежде чем Гарри и Тонкс смогли утешить Джинни,  чтобы она перестала плакать. Когда Джинни наконец заговорила, то сказала, почему он написал именно так, ни Гарри, ни Тонкс не могли найти хороший ответ для нее. Тонкс предложила написать Чарли свою историю с их стороны, ведь он не знал всей ситуации в целом.
  Джинни согласилась с этим и написала длинное письмо Чарли с описанием отношения к ней Рона и близнецов. Как мистер Уизли даже не потрудился ей написать, как только узнал, что она попала в Слизерин и что единственное, когда он все же соблаговолил это сделать, было требование отстраниться от своих лучших друзей. Джинни сделала все, чтобы убедить Чарли,  что парселтанг не делает из Гарри всемирное зло и что это только помогает ему разговаривать с фамильяром, ведь таланту Чарли общаться с драконами всегда завидовали.
  Не считая проблем с семьей, Гарри, Джинни и Тонкс хорошо проводили время. Гарри и Джинни показали Тонкс гостиную Слизерина и дали пароль на время Рождественских каникул. Они были единственными слизеринцами, которые остались в Хогвартсе, и Тонкс на следующий день перенесла свои вещи в комнату первокурсников.
  Гарри начал учить Джинни окклюменции с помощью Тонкс и Салазара. Удивительно, но Джинни оказалась невероятно талантлива в этой области магии. Гарри было необходимо лишь описать ей то, что она должна была сделать и Джинни немедленно реализовывала это без каких либо проблем. Джинни все время казалось невозможным догнать Драко, Блейза, Тонкс и Гарри, поэтому она начала заниматься еще с большей одержимостью.
  В то время, пока Джинни практиковала окклюменцию, Гарри провел Тонкс в гостиную и показал ей все свои книги. Гарри также показал ей лист с заклинаниями по продвинутым Чарам и Трансфигурации, что он хотел изучить. Когда Тонкс просмотрела список, она нашла одно заклинание, от чего ее брови поползли вверх.
  Флешбек
  — Гарри.
  — Да, Тонкс? Что такое? — спросил Гарри оторвавшись от Оборонительной трансфигурации.
  — И когда ты собирался сказать мне, что хочешь стать Анимагом? — серьезно спросила Тонкс.
  Гарри вдруг почувствовал себя очень виноватым.
  — Тонкс, я... э... ну, ты знаешь, когда я прошел тест на чистокровность, он показал, что у меня есть возможность стать анимагом. Я должен был рассказать тебе и я планировал сделать это.
  — Как давно ты работаешь над этим?
  — Хм, с лета, я думаю. В Большой книге Трансфигураций этому посвящен целый раздел.
  — И? Как далеко ты зашел? Какая у тебя форма? — с интересом спросила Тонкс.
  — Мне нужно зелье, чтобы узнать ее. Я написал Люциусу об этом в октябре и он сказал, что сделает все возможное, чтобы получить его для меня, но так как его субстанция не постоянна, это может быть трудно, — признался Гарри.
  — Как ты думаешь, сколько займет у тебя времени превратиться, как только ты узнаешь свою форму? — нетерпеливо произнесла Тонкс.
  — Не знаю.
  — Что еще ты знаешь об этом?
  — Просто прочти это, — Гарри протянул ей Большую книгу Трансфигурации.
  Основные принципы Анимагии (для продвинутого курса см. стр. 227-356).
  Хотя один из наиболее распространенных типов магии уникален для волшебников, анимагия тем не менее редко является талантом, как врожденным компонентом, и требует ряда дополнительных магических эффектов, которые помогут природным способностям полностью реализоваться. В отличие от аналогичных способностей (см. Метаморфомагия, с. 357 и Оборотничество, с. 428), которые проявляются на пятый-шестой день после рождения, большинство людей с талантом к Анимагии, могут никогда не стать анимагами. Ритуалы, необходимые для проявления талантов, предполагают приобретение обширных знаний в области Чар и Трансфигурации. Большинство потенциальных анимагов не обладают необходимыми навыками в одной или более сферах, чтобы стать анимагом.
  Второй сдерживающий фактор в том, что многие люди не обладают необходимым терпением, чтобы подчинить себе силу трансформации. Для того, чтобы переключиться в анимагическую форму, волшебнику необходимо принять изменения, чтобы существо было и в сердце, и в уме и в душе. Маг, который в первый раз превращается, никогда не меняется полностью. Многие из животных черт могут перенестись в человеческую форму. Иногда, проявляющиеся черты могут быть незначительны, как определенная тяга к продуктам. В других случаях гораздо более внушительными. Так, одна древняя колдунья была постоянно пунцовой, прежде чем обнаружила, что ее анимагическая форма — единорог. После ее начальной трансформации, она прекратила все действия вплоть до смерти более двух с половиной веков назад.
  Еще одним сдерживающим фактором является то, что перспективные анимаги не могут выбрать форму и до недавнего времени мало кто использовал медитацию, чтобы найти ее. Зелье "Ревелиус" позволит для кого-то открыть для себя анимагию и найти свою форму, введя в галлюциногенное состояние, однако если кто-то не имеет такой возможности, зелье погружает его на три часа в ужасный кошмар.
  Никто не знает, какая животная форма предназначена ему. Некоторые специалисты предполагают, что личность человека является главным фактором, другие строят совершенно иные теории. НИКТО не знает в действительности. Практически любое животное по всему миру было зарегистрировано, как анимагическая форма для кого-то, от кошек и собак до земляных червей и сверчков. Некоторые магические формы были даже слишком уникальны, такие как адские псы или единороги.
  — Вау! — изумилась Тонкс.
  — Я знаю, — Гарри вернул книгу себе.
  Конец флэшбека
  Рождественское утро, Хогвартс
  — ГАРРИ, ВСТАВАЙ!
  Гарри открыл глаза как раз вовремя, чтобы увидеть как Тонкс и Джинни направляют на него волшебные палочки и кричат:
  — Агуаменти!
  Две струи холодной воды обрушились из палочек прямо на лицо Гарри. В ту же секунду он проснулся и подскочил.
  — Что черт побери это было? — заорал Поттер.
  — Рождество, ты не имеешь права злиться, — усмехнулась Тонкс. — Теперь, когда ты принял душ, спускайся вниз, чтобы открыть подарки.
  — Я клянусь, я припомню вам это и где все мои подарки? — Гарри оглядел пустую комнату.
  — Анди переместила их вниз, так что давай, вставай! — Джинни потянула его за руку.
  — Хорошо, хорошо, хорошо. Может вы хотя бы выйдите из комнаты, чтобы я смог переодеться?
  — Оу... Гаввви слишком смущается переодеть рубашку когда две девушки в его комнате? — Тонкс заставила Гарри покраснеть.
  — ВОН! — Гарри закричал, послав низкий уровень сглаза на Тонкс и Джинни.
  — Ты не должен проклинать в Рождество, Скруджи, — игриво заявила Тонкс, выбегая из комнаты.
  Гарри быстро переоделся, достал подарки для Джинни и Тонкс из чемодана и спустился вниз.
  — Наконец-то, — сказала Тонкс, как только увидела его.
  — Тонкс, еще только пять утра! — зевнул Гарри.
  — Не жалуйся, меня она разбудила в три и утверждает, что сама встала в час, — улыбнулась Джинни.
  — Ты должно быть шутишь, — потрясенно сказал Поттер.
  — Нет, я люблю Рождество, и всегда просыпаюсь рано в этот день, ничего не могу поделать, — взволнованно отозвалась Тонкс.
  — И что ты делала четыре часа в одиночестве? — поинтересовался Гарри.
  — Ну, что... мм, я составила список пытаясь угадать, что будет в подарках. Это заняло около тридцати минут. Я хотела разбудить Джинни, но передумала, и решила разбудить тебя. Встретила Анди, когда она леветировала твои подарки и она убедила меня немного перекусить, перед тем, как будить тебя. Мы ели и разговаривали до двух сорока пяти и я решила все же разбудить Джинни. Она восприняла побудку гораздо хуже, чем ты и мы провели небольшую дуэль, — призналась Тонкс.
  — И я ее выиграла, — самодовольно произнесла Джинни.
  — Не правда! — возмутилась Тонкс.
  — Правда. Я вымотала тебя и ты уснула, — гордо сказала Джинни.
  — Только на час. Во всяком случае, когда я проснулась в четыре мы с Джинни по прежнему хотели разбудить тебя. Хм, ну то есть мы пытались разбудить тебя. Анди забаррикадировалась в твоей комнате и отказалась позволить нам сделать это, пока мы не согласились переместить твои подарки в гостиную, так, чтобы они не повредились. И вот теперь, наконец-то, мы можем открыть подарки! — возбужденно пояснила Тонкс.
  Гарри рассмеялся над энтузиазмом Тонкс.
  — Ясно и с чего ты хочешь начать?
  — Ну давайте для начала обменяемся, — Тонкс протянула подарок и Гарри и Джинни.
  Гарри и Джинни последовали ее примеру и передали свои подарки друг другу. Как только Тонкс получила свои, она судорожно начала рвать бумагу так быстро, как только могла.
  — Подписка на Ведьмополитен! Спасибо Джинни, это просто замечательный подарок, — счастливо сказала Тонкс.
  — Нет проблем. Спасибо за зелья для волос и тела, — улыбнулась Джинни.
  — Гарри, почему ты не открываешь подарки?
  Гарри тут же схватил ближайшую коробку, открыл ее и обнаружил небольшую трикотажную зеленого цвета с серебряной отделкой шапочку.
  — О, это от меня. Тебе нравится? — неуверенно спросила Джинни.
  — Да, это невероятно, Джинни, спасибо, — Гарри надел ее.
  — Я... мм, сделала ее сама, — покраснела Уизли.
   — В самом деле? Это удивительно, я даже не знала, что ты умеешь вязать, — сказала Тонкс.
  — Да, мама научила меня давным-давно. Я правда не так хороша в этом, — призналась Джинни.
  — Нет, ты проделала большую работу, — Гарри вызвал еще больший румянец у Джинни. — Так вы собираетесь открыть мои подарки или нет?
  Это оказалось последней каплей для Тонкс и она напала на подарок от Гарри. Когда она его открыла, то потеряла дар речи.
  — Гарри, ты не мог...
  — Ну у меня не было много времени, чтобы походить по магазинам в этом году, так что на самом деле вы обе получили одинаковые подарки и, я надеюсь, вы не откажетесь.
  Тонкс пораженно лишь покачала головой, а Джинни быстро открыла свой подарок, чтобы посмотреть, что именно так взволновало Тонкс. Подарок от Гарри был в небольшом конверте и достаточно легок. Когда Джинни открыла конверт, она улыбнулась, ведь увидела подарочный сертификат от Глэдрагс, однако, когда она прочитала "на 100 галеонов" то ахнула.
  — Гарри, я не могу поверить, что ты сделал это.
  — В этом году после всего, что произошло, я даже не знал что подарить. На самом деле я начал паниковать уже на прошлой неделе, когда услышал, как Дафна Гринграсс разговаривала с Паркинсон о подарочном сертификате в Глэдрагс. Паркинсон сказала, что получает сертификат на 100 галеонов каждый год, так как ее отец не знает, что выбрать для нее, — пояснил Гарри.  — Джинни, мы должны посмотреть каталог Глэдрагс сегодня вечером! — взволнованно сказала Тонкс.
  Пока Джинни и Тонкс обсуждали одежду и те наряды, которые они могли бы получить с подарочным сертификатом, Гарри открыл подарок от Тонкс, где лежали перчатки на заказ для ловца. Перчатки были зеленые с серебристой отделкой и двумя змейками у основания.
  — Спасибо, Тонкс. Это здорово, — сказал Гарри, держа в руках перчатки и показывая их девушкам.
  — О, мне приятно, что тебе нравится.  А теперь время для следующих подарков, — жадно произнесла Тонкс.  — Хорошо, — сказал Гарри, а Тонкс уже открывала следующий подарок.
  Гарри начал открывать оставшиеся подарки. Он получил книгу "Мир оживления" от профессора Флитвика, несколько сладостей от Сьюзен и Ханны, перья исправляющие ошибки от Блейза. Гарри также искал подарок от Малфоя, когда Анди с хлопком появилась рядом с ним.
  — Хозяин Гарри, сэр, если вы ищете подарок от Малфоев, я схожу и принесу его вам, — сказала Анди.
  — Что ты имеешь ввиду?
  — Когда я доставила ваш подарок Малфою, мистер Малфой отдал мне подарок для мистера Гарри Поттера, но сказал, что он должен быть тщательно охраняем, так как это очень важно, — серьезно произнесла Анди.
  Интересно, что именно преподнес мистер Малфой, подумал Гарри, сказав Анди, чтобы она принесла подарок. Анди кивнула и исчезла, чтобы секунду спустя вернуться с двумя упакованными коробками.
  Гарри принял их и открыл первую. Там оказалась книга под названием "Пробуди животное" от Уильяма МакКиннона. Как только Гарри открыл первую страницу, то понял, что описано в книге. Гарри быстро ее закрыл и осторожно развернул меньшую коробку, где оказался пузырек с жидкостью черной как смоль.
  — Гарри, что это? — спросила Джинни, указывая на зелье черного цвета.
  — Это... это... это подарок от мистера Малфоя, — Гарри все еще был растерян.
  — Зелье? И что оно делает? — спросила Тонкс.
  Гарри рассеянно отдал книгу "Пробуди животное" Джинни и Тонкс. Тонкс как только увидела название тут же пораженно выдохнула.
  — Он...
  Гарри только кивнул.  — Я не понимаю, что это? — Джинни открыла книгу и начала читать с первой страницы. Как только она прочла первый абзац, тоже ахнула.
  — Я не могу поверить, что он достал для тебя это зелье, — это привело Тонкс в трепет.
  — Ты ведь не будешь его пить? Если ты не анимаг, ты же увидишь кошмар! — воскликнула Джинни.
  — Я — анимаг, — рассеянно ответил Гарри.
  — Откуда ты знаешь?
  — Не имеет значения, — Гарри откупорил пробку от зелья.
  — Гарри, не смей пить его сейча... — крикнула Тонкс, но Поттер быстро проглотил жидкость.
  — Почему ты не хочешь, чтобы я выпил его? — спросил Гарри, как только в склянке не осталось ни одной капли.
  — Гарри, ты сошел с ума! Зелье является одним из самых мощных галлюциногенов в Магомире! А мы должны пойти на завтрак с преподавателями через два часа!  — прокричала Тонкс.
  — О, — выдавил Гарри, перед глазами все завертелось.
  — О? О?! И это все что ты можешь сказать, чертово "О"?
  — Нет, я так же могу сказать гххх, — Гарри схватился за живот. — Что-то мне плохо.
  — Ты в порядке? — Джинни бросилась к нему.
  — Нет, — просто ответил Гарри, его глаза закатились и он упал вперед.
   
 
   
* * *
   
  Гарри открыл глаза, но вокруг было слишком темно, чтобы хоть что-то разглядеть. Вдруг рядом замерцал свет от факела, затем от двух, трех, и вскоре сотни факелов озарили комнату, где лежал на спине Поттер. Гарри медленно поднялся на ноги и огляделся. Комната была абсолютно пуста. Только факелы выстроились вдоль каменных стен, отбрасывая тень по всей комнате. Гарри попытался найти, где заканчиваются их тени, но не смог.
  Тогда он начал двигаться по этому огромному пустому пространству. Гарри подошел к ближайшей стене и прикоснулся к ней. Хотя она точно была сделана из камня, поверхность оказалась гладкой и ровной.
  — Гарри, — мягко позвали его.
  — Гарри! — затем гораздо громче.
  Поттер резко обернулся и обнаружил перед собой две фигуры в плаще с длинными полами капюшона, скрывающими их лица.
  — Кто вы? — спросил Гарри.
  — Мы — хранители, — ответил первый.
  — Ты ищешь здесь свою форму, — сказал второй.
  — Что это за место?
  — Это то, что есть и так, как должно было быть, — загадочно пояснил первый.
  — Так-то вы ничего не объяснили, — сухо сказал Гарри. — И как мне найти свою форму?
  — Путь в тысячу миль начинается с одного шага, — ответил второй.
  — Ничего себе, начитались печений с предсказаниями?
  — Тебе нужно найти форму, — спокойно произнес первый.
  — Ты должен совершить путешествие, — сказал второй.
  — Путешествие? Куда? — наконец-то они заговорили по существу.
  Первая фигура в плаще взмахнула рукой, превращая стену в длинный коридор.  Затем она что-то сказала второму хранителю и быстро ушла. Гарри попытался последовать за ней, но как только сделал шаг, второй остановил его.
  — Удачи, — сказал хранитель.
  — Спасибо, — буркнул Гарри, отмахнувшись от фигуры и ступив в коридор. Он задохнулся от вида бесконечной винтовой лестницы.
  — Мда, — Поттер смотрел на эту лестницу и понимал, что действительно ненавидит печенья с предсказаниями.  &&&
  Тонкс и Джинни были сильно напуганы. Подходило время завтрака, а Гарри все еще лежал в обмороке на полу гостиной Слизерина.
  — Что нам делать? — нервно спросила Джинни.
  — Не знаю. Что мы можем сделать? — ответила Тонкс.
  — Если мы не придем на завтрак, все будут удивлены. Конечно, мы можем сказать, что проспали... — Джинни замолчала, когда Гарри застонал, поднялся и стал крутиться во все стороны.
  — Гарри? — неуверенно позвала его Джинни.
  — Гарри! — радостно воскликнула Тонкс.
  — Кто вы? — спросил он.
  — Гарри, это мы. Джинни и Тонкс, — страх за Гарри снова вернулся к Джинни.
  — Гарри, ты не помнишь? — Тонкс тоже нахмурилась.
  — Что это за место? — Гарри по-прежнему оглядывался.
  — Гарри, это гостиная Слизерина, — тихо произнесла Джинни, ее глаза расширились.
  — Так-то вы ничего не объяснили.  И как мне найти свою форму?
  — Гарри... ты все еще под действием зелья? — спросила осторожно Тонкс.
  — Ничего себе, начитались печений с предсказаниями?
  — Ты выпил зелье Ревелиус, Гарри, — попыталась объяснить Джинни.
  — Ты помнишь что-нибудь? — тихо спросила Тонкс.
  — Путешествие? Куда? — Гарри перевел взгляд мимо девушек.
  Джинни теперь серьезно запаниковала.
  — Тонкс, он все еще под влиянием зелья.
  — Я вижу и собираюсь сказать Дамблдору, что ты и Гарри еще спите. Это должно удержать их от лишних вопросов. Будем надеяться, что действие скоро закончится, — Тонкс вышла из гостиной и быстро направилась через подземелья в Большой Зал.
  За разговором с Тонкс Джинни не заметила, что Гарри тоже пошел к выходу из гостиной. Когда он прошел мимо нее, Джинни схватила его за плечо:
  — Гарри, ты должен остаться здесь.
  — Спасибо, — Поттер отбросил ее руку и покинул гостиную со словами, как сильно он ненавидит печенья с предсказаниями.
  Джинни последовала за ним из гостиной в подземелье. Она услышала, как Гарри пробормотал что-то, прежде чем забежать в ближайший открытый класс. В недоумении Джинни смотрела, как Гарри бегает по кругу кабинета, прежде чем вновь вернуться в коридор. Затем он прошел несколько футов, пока не добрался до следующего класса, зашел и начал снова бегать по кругу. К тому времени, как они покинули подземелья, Гарри умудрился побывать в каждом кабинете, в нескольких кладовках и в двух массивных кабинетах лекций. Джинни могла только удивляться, ведь Гарри, казалось, пытается набегаться до изнеможения.
  Когда они покинули подземелья, Джинни нервно огляделась, чтобы убедиться в отсутствии преподавателей. Гарри же выглядел совершенно запутанным. Джинни только хотела сказать, когда выражение лица Поттера резко изменилось в один момент. Она видела, как глаза Гарри стали выкатываться и он быстро поворачивался в сторону каждого направления.
  Затем вытащил палочку и применил заклинание "Люмос". Он отчаянно замахал ей по кругу, как сумасшедший. Потом медленно попятился назад и закричал: "Редукто"!
  Глаза Джинни расширились от удивления, когда Гарри выпалил несколько взрывных заклинаний, оставляя пятна на стене. Ее удивление переросло в ужас, когда он начал швыряться Ступефаями, прежде чем повернулся к лестнице в конце холла.
  Так как ни одно из заклинаний не было направлено на нее, Джинни решила последовать за Гарри, но уже на расстоянии. Время от времени, Гарри останавливался, нагибался и кидал заклинания огня в случайном направлении, продолжая подниматься по лестнице.
  Когда он дошел до четвертого этажа, то сначала остановился, а потом побежал по коридору. Джинни издали наблюдала, как ноги Гарри вдруг подкосились и он упал на колени. Продолжая что-то бормотать неопределенное, Джинни была слишком далеко, чтобы что-то понять. Она хотела убедиться, что с Гарри все в порядке, но Поттер внезапно начал трястись и кричать от боли, и его тело внезапно стало меняться.
  Сначала появились крылья. Массивные черные крылья. Из кожи, похожие на крылья летучей мыши, они выдвигались из лопаток. На концах крыльев появились белые костяные когти, дающие контраст. В размахе крылья были широкими и достаточно большими, чтобы удержать вес человека.
  Череп Гарри начал меняться, быстро теряя сходство с человеческим. Его голова стала шире, длиннее, и изо лба выросли два завитых рога, как у барана. На шее и позвоночнике отросли тонкие отростки, напоминавшие иглы дикобраза. Глаза стали больше и поменяли цвет на ярко-зеленый. Что самое важное, веки из горизонтального положения стали вертикальными. Когда он моргнул, веко опустилось не сверху вниз, а слева направо. Кожа теперь была очень черной и как только он открыл рот, Джинни заметила раздвоенный язык и ряды шестидюймовых зубов (1 дюйм — 2,5 см).    Тело Гарри продолжало меняться: чуть выше ягодиц пророс хвост, толстый, как кнут. Он вытягивался пока не достиг пяти футов. Колени были согнуты в другом направлении, в то время как лодыжки оставались в том же человеческом положении. Руки и ноги утолстились и ладони заменились на три когтя.
  Но как только он принял форму, то тут же стал меняться обратно. С воплем боли, зверь-Гарри возвращал себе человеческое тело. Когда же Гарри полностью обернулся, он на мгновение улыбнулся, прежде чем снова упасть в обморок, потеряв сознание.
 
   
* * *
   
  Гарри выдохся. Он только что закончил восхождение по самой длинной лестнице, что когда-либо видел. Когда он достиг наконец-то вершины, перед ним открылась дверь.
  Его брови от удивления поползли вверх, ведь он оказался в какой-то огромной пещере. Гарри стоял у входа в пещеру, и дальше носа ничего не видел. Нигде не было света. Поттер решил пройти внутрь, когда мощный взрыв с вспышкой света оглушил его.
  Вспышка света буквально вышла из него и поэтому не ослепила. Его глаза тут же привыкли к свету и он оглядел пещеру.
  Тем не менее, от того, что он увидел, захотелось кричать. Вокруг него были разного размера монстры из камня. Некоторые напоминали ему тетю Мардж, другие были не менее двадцати футов в высоту. Все статуи были немного похожи. У них была пара крыльев, острые зубы, своеобразный хвост и острые когти. Они замерли в позе, рычащей на невидимого врага. 
  Когда Гарри захотел подойти к ближайшей, свет начал исчезать. И как только он почти исчез, все статуи затряслись. Гарри сразу же попытался отодвинуться от них, но он все же был достаточно близко, чтобы в деталях видеть изменения в ближайшей статуе. Гарри в ужасе смотрел, как каменные глыбы отламываются от нее и проявляется рука с острым когтем: она тут же заскребла по камню.
  Гарри достал палочку и крикнул: "Люмос". Заклинание тут же осветило большую часть пещеры. Гарри мог только стоять и в ужасе смотреть на происходящее. Все каменные существа вокруг него внезапно ожили и стали разрушать камень, удерживающий их на месте. Громкий треск заставил Гарри направить волшебную палочку на ближайшую статую. Существу удалось больше остальных высвободить себя из камня.
  Оно согнуло крылья и издало пронзительный визг. Затем повернуло голову и зарычало на Гарри, обнажая длинные зубы.
  Гарри направил палочку и произнес самое сильное проклятье, которое знал: "Редукто!".
  Взрывное заклятье поразило существо в грудь, однако тем самым разозлило его еще больше и не принесло никакого вреда.
  — Ступефай! — прокричал Гарри. Заклинание заставило существо замедлиться, но не оглушило. Так быстро, как только мог, Гарри развернулся и бросился бежать через пещеру, кидая заклинания в разных направлениях. Рев горгулий сопровождал его с каждой ожившей статуей. Он бежал около десяти минут, прежде чем остановиться.
  Перед ним предстал массивный каменный храм. Небольшие лестницы вели прямо к двери. Свет, идущий из-под нее, казался лучшим выходом чем встреча с горгульями и Гарри быстро побежал к двери.
  Ступни с каждым шагом начали гореть. Он бежал уже так долго, что конечно устал. Громкий визг раздавшийся за спиной заставил Гарри упасть на колени и начать кидать парализующие туда вниз. Вопреки желанию тела, Гарри заставлял себя подниматься по лестнице.
  После, казалось, вечности, Гарри наконец-то удалось потянуться к свету. Он открыл дверь и тут же захлопнул ее за собой. К ужасу Гарри перед ним снова оказался длинный коридор, который так же был бесконечен.
  Гарри шел по коридору, пока у него не кончились силы. Ноги подкашивались. Он упал на колени и опустил голову в полном изнеможении. Очередной вопль заставил Гарри поднять взгляд. Перед ним стояло большое крылатое существо, и как только они встретились взглядами, словно вспыхнул свет в голове.
  Ты и есть причина моего путешествия, да? Он слишком устал, чтобы говорить, но существо казалось без труда поняло его. Ростом оно было более шести футов с большими крыльями как у летучей мыши. Свирепый взгляд, длинные зубы и два рога выступающие из черепа. Руки были тощими, но мускулистыми и оканчивалась трехпалыми острыми когтями. Особенностью конечно был именно хвост. Он прошелся вперед и назад как змея и кончик его был острым как кинжал.
  Гарри мог только смотреть на пугающего его существо и бороться с собой, чтобы оставаться в сознании.
  Существо растопырило одну из своих когтистых рук и положило ее на голову Гарри. Его глаза расширились на мгновение, когда он почувствовал потоки магии. Поттер не сводил взгляда с существа и в деталях видел, как оно превращается в самого Гарри, и даже не подозревал, что сам трансформируется в это существо.
  — Твое путешествие закончилось, — сказало существо-Гарри, когда Поттер превратился в зверя, и исчез.
  Гарри улыбнулся. И прежде чем он потерял сознание, мощный голос эхом раздался от него во все стороны.
  — Горгулья!   —  —  —  —  —  —  —  —  —  — —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —   —  —  —  —  —  —  —  —  — —  —  —  —  —  —  Гостиная Слизерина, Хогвартс 
  Гарри проснулся в своей постели, ощущая тяжесть по всему телу.
  — Ох, — произнес он, попытавшись встать, но как только двинул ногой, снова застонал.
  Через несколько минут распахнулась дверь и в комнату вбежали Джинни и Тонкс.
  — Гарри, ты в порядке?
  — Мне кажется, что я оббежал вокруг замка дюжину раз, а потом на мне потоптался дракон, — простонал в ответ Гарри.
  — Ну, ты действительно много бегал по замку, — сказала Джинни.
  — Да ладно?
  — Гарри, у тебя была галлюцинация! Теперь скажи мне, чем ты думал, когда пил это идиотское зелье именно сегодня? — воскликнула Тонкс.
  — Я не думал, я просто хотел узнать свою форму, — честно ответил Гарри.
  Тонкс ударила его по ноге, заставив вскрикнуть.
  — Это за то, что заставил меня волноваться! Джинни прибежала в Большой Зал во время завтрака и сказала, что ты упал в обморок в коридоре четвертого этажа. Ты знаешь, где ты потерял сознание, Гарри? — требовательно спросила Тонкс.
  — Эмм... нет, — Гарри боялся того, что могла она рассказать.
  — Прямо перед кабинетом МакГонагалл! Ты знаешь, что было бы, если бы она решила закончить завтрак чуть раньше и нашла бы тебя там? — закричала Тонкс.
  — Прости, — искренне сказал Гарри, — но я же не знал, что будет именно так. Я думал, что это будет типа сна или что-то похожее.
  — Если бы ты прочел письмо от Люциуса, лежащее в книге, ты бы знал, что нужно ожидать!
  — Я идиот, я знаю это, — застонал Гарри.
  — Прекрасно! — Тонкс хватило пару минут, чтобы успокоиться и спросить: — Ну что, ты нашел свою форму?
  — Да, — ответил Гарри вместе с Джинни.
  — Откуда ты знаешь? — удивленно спросил ее Поттер.
  — Я видела, как ты превратился в своего рода демона, Гарри, — призналась она.
  Поттер усмехнулся и покачал головой.
  — Не в демона, Джинни, я — горгулья, — гордо сказал он.
  — Горгулья, — ошеломленно повторила за ним Тонкс.
  — Так вот что это было? — хмыкнула Джинни.
  — Да, это был я в виде ужасной на вид горгульи, — усмехнулся Гарри.
  — Я так и сказала.
  — Это... это удивительно, — произнесла удивленно Тонкс.
  — Я знаю и не могу дождаться, когда смогу изучить их.
  — Звучит здорово, но нам пора на ужин, — пожала плечами Джинни.
  — Ты права. Гарри, одевайся, — скомандовала Тонкс, — ужин начнется через пять минут.
  — Но у меня все болит, — пожаловался Гарри.
  — Ты сам виноват, и сам принял галлюциноген в Рождество. Мы прикрывали тебя на завтраке и во время ланча, но если ты не появишься на ужине, Дамблдор начнет проявлять излишнее любопытство. Все, что он делал сегодня, так это спрашивал о тебе, — покачала головой Тонкс.
  — Ублюдок, как будто его это касается, — мрачно проворчал Гарри.   —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  — —  —  —  —  —  —  —  —  —   —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  — Большой зал, Хогвартс.
  Потребовалось почти двадцать минут, чтобы подняться с кровати, сходить в душ и одеться. Когда Гарри спустился вниз он обнаружил голодных и нетерпеливых Джинни и Тонкс, которые потащили его в Большой зал.
  Первое, что Гарри отметил, это то, что как и на прошлое Рождество все четыре стола факультетов были оттеснены к стене. Второе, все перестали есть, когда они пришли.
  — Надо же, мистер Поттер, вы наконец-то решили почтить нас своим присутствием, — усмехнулся Снейп.
  НАПАДАЙ! Потребовал от Гарри где-то в голове злобный голос. Гарри встряхнул волосами, откинув внезапное желание ударить декана и занял место рядом с Флитвиком и незнакомым профессором.
  — Счастливого Рождества, Гарри, — улыбнулся Флитвик.
  — Счастливого Рождества, профессор, — ответил улыбкой на улыбку Гарри, а Тонкс и Джинни сели рядом с ним.
  — Счастливого Рождества, мисс Тонкс, — сказала другой профессор.
  — Счастливого Рождества, профессор Вектор. Как ваши дела? — поинтересовалась Тонкс.
  — Я в порядке, дорогая. Мы только что как раз с Филиусом говорили о вас двоих.
  — Правда?
  — Профессор Вектор пытается выпытать у меня любую информацию о мистере Поттере, чтобы привлечь его в следующем году к Нумерологии, — улыбнулся Флитвик.
  — Право, Филиус, звучит, как-то не привлекательно. Мы просто разговаривали о том, что вы выберете в следующем году, мистер Поттер. Я предположила, что вы как мисс Тонкс, моя лучшая студентка, также выберете нумерологию. Я просто не верю в то, что вы выберете уход за магическими существами или прорицание, как думает Филиус, — сказала Вектор.
  Тонкс подавилась тыквенным соком, так как похвала вызвала неконтролируемый приступ смеха. Когда преподаватели прекратили разговаривать, чтобы узнать то, что ее так рассмешило, Тонкс попыталась взять себя в руки.
  — Извините, мэм, но Гарри не собирается брать Нумерологию в следующем году, — сказала она.
  — Да, Тонкс? Ты ведь знаешь, что у меня есть веская причина, чтобы больше узнать о магических существах, — кивнул Гарри.
  — То есть то, чему я учила тебя по нумерологии в течение года, ничто? Прекрасно, тогда закончим на этом.
  Когда Тонкс закончила говорить, за столом воцарилась тишина. Гарри мог прямо почувствоваться усмешку Снейпа и направленный мерцающий взгляд Дамблдора на него. Наконец, Вектор решила нарушить молчание.
  — Мисс Тонкс учила тебя всему, что она узнала в этом году?— в ее голосе было удивление.
  Гарри обвел взглядом весь стол и увидел, что каждый ждал его ответа. Решив повеселиться, как с МакГонагалл, Гарри сказал:
  — Профессор Вектор, вы будете удивлены тому, что пять довольно талантливых слизеринцев могли сделать это, приложив требуемое усердие.
  Это заявление привлекло внимание и остальных профессоров.
  — Поттер, не думаете вы, что мы действительно поверим, что вы и четыре других слизеринца выучили нумерологию с мисс Тонкс? — сказал Снейп.
  НАПАДАЙ! Защищай свою честь!!! Гарри вновь сделал усилие, чтобы заглушить чужие мысли, однако он был согласен и ухмыльнулся, удивив преподавателей.
  — Нет, сэр, я не прошу вас поверить в то, что Тонкс обучила меня непосредственно и еще четырех других слизеринцев нумерологии, но я ожидаю, что вы поверите, что эти студенты и я изучили также основы древних рун, наравне с нумерологией от Тонкс, — заключил Гарри.
  — Наказание, Поттер, вы будете сортировать глаза угрей все Рождество, — мрачно сказал Снейп.
  Мысленный образ Снейпа, пронзенный когтями и выпотрошенный в области груди, пришедший в голову Гарри, заставил его угрожающе заулыбаться.
  — Северус, мне кажется, вы погорячились в отношении Гарри. Ведь сейчас Рождество и мисс Тонкс сообщила нам, что он чувствовал себя плохо весь день, — Дамблдор старался изо всех сил, чтобы пресечь скрещивание волшебных палочек в Рождественский ужин.
  — Хорошо, директор. Поттер, вы не будете наказаны, если вы сможете доказать, что знаете нумерологию. Я уверен, что профессор Вектор не будет против задать вам несколько вопросов? — злобно сказал Снейп.
  — Я не против. Я слышал хорошие отзывы о профессоре Вектор и ее стиле преподавания, — Гарри повернулся к удивленному учителю нумерологии.
  — Хорошо, мистер Поттер. Что такое Эквивалентность подъема? — спросила она.
  — Эквивалентность подъема это утверждение, когда одно заклинание ломает другое через числовое значение, то есть количество семерок, что появляются в начертании заклинания определяет мощность заклинания. Наиболее известным примером являются Непростительные, которые на графике имеют бесконечное количество семерок. А так как ни один магический щит не может повторить такое же количество семерок, Нумерологи верят, что Непростительные нельзя будет блокировать, пока не найдется щит повторяющий такое же количество семерок, — объяснил Гарри без особых усилий.
  — Великолепно мистер Поттер, очень краткий и точный ответ, — улыбнулась Вектор, а другие профессоры кивнули в знак согласия.
  — Спасибо, мэм, — гордо ответил Гарри.
  — Мистер Поттер, кто те другие слизеринцы, которых вы упомянули? — поинтересовался Флитвик.
  — Драко Малфой и Блейз Забини.
  — Скажите мне, мисс Тонкс, мистер Малфой и Забини также схватывали материал, как мистер Поттер? — спросила Вектор.
  — Хм, Гарри и Блейз действительно легко, но Драко пришлось побороться над некоторыми заклинаниями. Зато Драко потрясающ в области древних рун. Он наверное, знает о них даже больше, чем я сейчас, — заметила Тонкс.
  — Это впечатляет, — Дамблдор засверкал глазами.
  — Спасибо, сэр, — монотонно ответил Гарри.
  — Гарри, ты назвал только двоих слизеринцев, но их было пять, не так ли? — напомнил директор.
  — Я посчитал, что это очевидно. Блейз, Драко, Джинни, Тонкс и я, — пожал плечами Гарри.
  — Мистер Поттер, это четыре слизеринца и один гриффиндорец, — уточнила МакГонагалл.
  — Вы ошибаетесь, мэм. Пять слизеринцев.
  — Мисс Тонкс — гриффиндорка, — с небольшим вызовом сказала Минерва.
  — При всем уважении, мэм, Тонкс — не гриффиндорка, она просто в Гриффиндоре, — Гарри заставил покраснеть Тонкс, а МакГонагалл поджала губы.
  — Мистер Поттер, я не вижу разницы.
  — Разница в том, что Тонкс имеет все качества для настоящего слизеринца, но она была отсортирована на один год раньше. Тонкс не больше гриффиндорка, чем я. Единственное реальное отличие между нами, это где мы спим по ночам и команды в которых играем в квиддитч, — Гарри мысленно представил, как МакГонагалл и Снейп опускаются лицом в рождественский ужин.
  Тишина  после последних слов Гарри, казалось, тянулась бесконечно. Наконец первокурсник из Когтеврана решил высказаться.
  — Значит ли это то, что тайную комнату открыл кто-то с любого факультета, а не только Слизерин?
  — Вполне. Человек, открывший комнату, может быть из Гриффиндора, Когтеврана или Пуффендуя, — кивнул Дамблдор, заставив Флитвика, Стебль, МакГонагалл посмотреть на него.
  — Вы же не подозреваете кого-то из моих пуффендуйцев, директор?— с ужасом спросила профессор Стебль.
  — Или из моих когтевранцев? — возмутился Флитвик.
  — Ни один из уважающих себя гриффиндорцев не выпустит чудовище Слизерина, — твердо сказала МакГонагалл.
  — То есть виноваты слизеринцы? — спросил Гарри, привлекая внимание к себе.
  — Мистер Поттер, никто не обвиняет  слизеринцев, — ответила Минерва.
  — Вы правы, все обвиняют меня, так как я змееуст, из Слизерина, а еще очередная реинкарнация Волдеморта, — отчеканил Гарри каждое слово.
  Весь стол буквально задохнулся от произнесенного имени, кроме Гарри и Дамблдора.
  — Мистер Поттер, никто о тебе так не думает, — успокаивающе заверил его директор.
  Гарри почувствовал, что теряет самоконтроль. Желание наброситься на Дамблдора было слишком велико.
  — То есть то, что было в заголовке Ежедневного Пророка на следующий день после того, как все уехали на каникулы, мне привиделось? Ах да, я помню "Альбус Дамблдор удерживает Гарри Поттера в Хогвартсе".  Знаете, директор, вам хватило бы одного письма, чтобы остановить все эти статьи с нападками на меня. Вы же влиятельный маг в мире, хотя я должен был ожидать, что вы просто пустите все на самотек, позволяя прессе разобраться со мной. Ведь вы были таким же небрежным опекуном всю мою жизнь, так почему бы вам не остановиться сейчас, когда я действительно знаю, какой вы на самом деле опекун? — злостно сказал Гарри.
  — Мистер Поттер, немедленно извинитесь перед директором! — приказала МакГонагалл.
  Гарри медленно повернулся в сторону МакГонагалл.
  — Сейчас я разговаривал не с директором, а со своим опекуном. Он заставил меня остаться здесь, чтобы познакомиться со мной, так что я просто хотел бы узнать, почему он и пальцем не пошевелил, чтобы помочь мне. Это ведь то, что должен делать опекун, не так ли?
  — Поттер, вы не можете ждать от директора вмешательства от вашего имени, чтобы остановить распространяющуюся новость, — рявкнул Снейп.
  Заставь его замолчать! Он должен знать СВОЕ МЕСТО!
  — Ему не надо было останавливать. Все, что надо было сделать это сказать газете, что он не знал о моих способностях к парселтангу в течение года и что это отметка злого волшебника просто слух.  Это ведь так просто. Вместо этого, он ничего не сказал и позволил газете превратить меня в следующего Темного Лорда, — Гарри боролся с желанием проклясть Снейпа.
  — Гарри, здесь не место для такого разговора, если вы хотите обсудить это, мы можем пройти в мой кабинет, — сказал Дамблдор.
  — Нет, сэр, меня уже тошнит от наших небольших разговорах в вашем кабинете. И я надеюсь, вы не ожидаете, что увидите меня в оставшееся каникулы. Анди! — громко сказал Гарри.
  — Да, хозяин Гарри? — спросила Анди после того, как аппарировала.
  — Я думаю, что буду есть в общей гостиной, — Гарри поднялся. — Всем счастливого Рождества, — холодно бросил он и вышел из зала.
  Как только Гарри пошел на выход, Тонкс и Джинни последовали за ним. Они оставили за собой трех шокированных первокурсников, несколько ошеломленных преподавателей, ворчавшего Снейпа, разозленную МакГонагалл и директора в депрессии.
  &&&
  После импровизированного нагоняя директору школы перед всеми преподавателями, Гарри оставался в слизеринской гостиной остаток каникул. Тонкс и Джинни попытались выяснить у него, почему он вдруг так напал на директора, но Гарри был не в состоянии дать им ответ.
  Честно говоря, Гарри и сам не знал, что именно послужило внезапному приливу гнева по отношению к директору, Снейпу и даже к МакГонагалл. Чтобы отвлечься от этого, Гарри бросил все силы на учебу. Он практиковался в дуэлях, Трансфигурации, Чарах и окклюменции каждый день с Тонкс и Джинни. Также он попросил Анди совершить набег на библиотеку и достать всю литературу по горгульям. Анди не разочаровала и принесла около пятидесяти книг, которые хоть как-то ссылались на редких магических существ.
  В книге "Ночные магосущества" Тонкс нашла объяснение вспышке гнева Гарри.
  Флэшбек
  — Гарри, мне кажется, я знаю, почему ты внезапно разозлился на Дамблдора, — сказала Тонкс, оторвавшись от книги.
  — Да? — Гарри отложил в сторону свою.
  — Да, прочитай это, — Тонкс протянула ему заинтересовавшие ее страницы.
  Гарри принял книгу и начал читать.
  Горгульи
  Это могущественные существа, они невероятно редки и востребованны в волшебном мире. Горгулья — гуманоидный вид известна главным образом своей преданностью, жестокостью, а также возможностью превратиться в твердый камень. Поскольку преобразование в камень является весьма болезненным, большинство горгулий живут в глубоких пещерах или ямах, где дневной свет редко достигает их. Много слухов существует об этих представителях, включая (1) то, что их кожа абсолютно устойчива к любому типу магии, (2), что они не в состоянии двигаться в светлое время суток и (3) то, что они питаются людьми.
  Все эти слухи ложны. Кожа горгулий устойчива к магии также, как и шкура драконов, то есть им может быть причинен вред с помощью магии, как и любому другому живому существу.
  Также неверно, что как только горгульи попадают под солнечный свет, они застывают. В отличие от вампиров, чтобы превратиться в камень горгульям необходим пробыть от тридцати минут до двух часов под прямыми солнечными лучами. На самом деле, при воздействии солнца, горгульи становятся намного опасней. Их кожа становится еще более прочной, но заставляет горгулью чувствовать болезненные изменения, и, пока не превратится полностью в камень, устойчивость к волшебству будет повышаться. Горгулья будет становиться все более жестокой и агрессивной, чем дольше она проведет на солнечном свете.
  Наконец, самое большое преувеличение это то, что горгульи жестокие каннибалы и охотятся на людей и питаются только ими. Хотя было несколько случаев о нападении горгулий на человека, но жертвами часто становились лишь те, кто вредил горгульям. Дело в том, что из 1573 сообщивших о нападении горгулий на людей 1127 из них пытались поймать горгулий ради их кожи или навредить горгульям. Это привело к теории, что горгульи на самом деле очень умны и мстительны.
  Эта теория имеет смысл, ведь горгульи мстят лишь если человек наносит им вред, либо их сородичам. Случай, который подтвердил эту теорию имеет место во время раскопок египетских пирамид в 1798 году. Майкл Стритер работал на раскопках, когда одна из горгулий ожила и вдруг обезглавила его, а потом улетела без причинения вреда другим искателям. После изучения истории мистера Стритера, его товарищи обнаружили, что тот убил молодую горгулью в Исландии почти сорок лет назад.  Много людей отказывались от этой теории, утверждая, что горгульи не имеют интеллекта и не могут понимать такие вещи, однако последние испытания доказали, что мозг горгулий похоже немного менее развит, чем у гоблинов.
  — Я не понимаю, Тонкс, — Гарри отложил книгу.
  — Гарри, что именно ты думаешь о Дамблдоре?
  — Ты знаешь, что я думаю о нем, — резко сказал Поттер.
  — Я знаю, Гарри, знаю. Но хотя бы подумай... Горгульи мстят людям, что причинили им боль и поэтому ты набросился на директора и Снейпа, ведь эта первая вспышка гнева горгульи внутри тебя. Я знаю, что ты обвиняешь Дамблдора, что он несет ответственность за то, что случилось с твоими родителями, и ты ненавидишь его за жизнь с Дурслями и теперь ты узнал, что он твой опекун, а он отказался помочь тебе. Я  думаю эта твоя обида и заставила мстительность горгульи выйти из тебя, — сказала Тонкс.  — Я не хотел убить директора школы, Тонкс, — Гарри намеренно не уточнял, что не имел склонности к убийству Снейпа.
  — Может быть ты просто злишься на него за то, что он сделал с тобой, но было ли это преднамеренным или нет, ты только опустил его перед преподавателями, а не напал физически, как это выглядело со Снейпом.
  — Может быть, Тонкс. Все может быть, — пожал плечами Гарри. Он уже думал о том, почему Снейпа хотел именно убить, а Дамблдора только унизить. Дамблдор разрушил его жизнь намного больше, чем Снейп. В конце концов, Снейп просто брюзгливый профессор зелий, не так ли?
  Конец флэшбека
   —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  — —  —  —  —  —  —  —  —  —  —   —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  — —  Последний день каникул, кабинет директора школы Хогвартс
  Альбус Дамблдор сидел за своим столом и раздумывал над тем, что же не так пошло у него с Гарри Поттером. Он надеялся, что они смогут забыть свои разногласия в честь Рождества и лучше узнать друг друга, но получилось совсем не так. Во всяком случае, заставить юного Гарри остаться в школе было ужасное решение. Мало того, Гарри обиделся на него еще сильнее, так он оказывается дал флаг в руки средствам массовой информации, чтобы они использовали это против мальчика.
  В перспективе, Дамблдор жалел о том, что он не мог вернуться и заново повлиять на множество вещей в жизни Поттера. Он должен был принять участие в жизни юного Гарри. Может если бы он был в те моменты, то Гарри относился бы к нему как к крестному, а не неудачному опекуну.
  Было больно, что ребенок Лили и Джеймса был такого невысокого мнения об Альбусе. Недавнее фиаско с прессой показало, что Гарри и дальше будет презирать его.  Альбус каждый день думал о брошенных словах Гарри в рождественский ужин и каждое слово было правдой. Он с треском провалился, не защитив Гарри от прессы, но он вполне смог утаить открытие тайной комнаты. Тем не менее, он должен был предвидеть, что появится реакция на талант змееуста Гарри, как только он раскроется. Что же на счет написания письма в газеты, оно бы прошло долгий путь и все же прекратило эти ужасные обвинения, заставившие столкнуться лицом к лицу двенадцатилетнего мальчика.
  Ход мыслей Альбуса был приостановлен, так как вспыхнул камин и в кабинет через него вошла заместитель директора.
  — Альбус, ты должен перестать корить себя за это, — Минерва произнесла это, как только ее нога опустилась на пол.
  — Как я могу, Минерва, если все, что сказал Гарри правда? Я ужасный опекун для него, — печально заметил Альбус.
  — Альбус, ты не можешь позволить Люциусу Малфою стать его опекуном, мы оба знаем, что он — пожиратель Смерти.
  — Раньше я также думал, Минерва, но Гарри, кажется по настоящему уже ненавидит меня. Я надеялся хоть как-то сократить разрыв между нами в каникулы.
  — Ты должен позволить всему течь, как есть, Альбус. Гарри лучший студент, ты — директор Хог...
  — Вместе с тем, я опекун этого студента, Минерва. Я должен был обсудить с Гарри это все несколько лет назад, хотя бы в прошлом году. Так много всего произошло, что я не знаю, что мне сделать, чтобы исправить все это.
  — Ты всего лишь человек, всем свойственно ошибаться, — Фоукс заклекотал в знак согласия с Минервой.
  — Я знаю, но мне кажется, что мои ошибки, имеют гораздо большие и далеко идущие последствия. Я могу только молиться Мерлину, чтобы Гарри не стал одной из них, — сказал Дамблдор. 

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .