Одна дома и Фанфикшн

23 Октября 2017, 14:52:34
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру Гарри Поттера » Законченные фанфики категории "джен" » Джен-фики, размером от 65 до 100 тысяч слов (Модераторы: Shoa, Evika9) » [PG] [~70.000 слов] Амулет Времени II, ГП,РУ,ГГ,ДУ, action/adventure/general, ЗАКОНЧЕН

АвторТема: [PG] [~70.000 слов] Амулет Времени II, ГП,РУ,ГГ,ДУ, action/adventure/general, ЗАКОНЧЕН  (Прочитано 3053 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Амулет Времени II: Два мира, Две войны
Оригинальное название: Amulet of Time 2: Two Worlds, Two Wars
Автор: Luna the Moonmonster, пер.: Antara
Бета: lavryk
Рейтинг: PG
Пейринг: ГП, РУ, ГГ, ДУ
Жанр: Action/ Adventure, General
Отказ: Все права принадлежат Джоан Роулинг, а я ни на что не претендую.
Аннотация: После того, как Гарри получает странный подарок на день рождения, он, и его друзья попадают во времена основателей Хогвартса. Застряв там на год, друзья решают выучить все, что смогут, и потом с помощью этих знаний уничтожить Волдеморта. Наконец, время пребывания там подошло к концу, и они оказываются в новом месте. Но где? Военная Европа, 1943 год! Где Гитлер терроризирует маггловский мир, а темный лорд Гриндевальд пытается захватить власть в волшебном.
Комментарии: Этот фанфик - вторая часть серии «Гарри Поттер и Амулет Времени». В серии будет четыре фанфика.
Статус: закончен
Разрешение на размещение: получено

обсуждение

Читать фик одним файлом
« Последнее редактирование: 10 Декабря 2011, 23:49:37 от Shoa »

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 1. Где мы? Когда мы?

Ярко вспыхнуло, как и в прошлый раз, и в Большом зале появились четверо студентов, сидящие на своих чемоданах. Все выглядело точно так же, как и до их исчезновения, с той лишь разницей, что флаги над столами были выполнены в другом стиле, да и кроме четверых друзей в зале больше никого не было. Рон и Джинни с любопытством оглядывались, продолжая сидеть на своих чемоданах. Гермиона встала и принялась активно исследовать территорию в попытках обнаружить какую-нибудь подсказку по поводу времени. Гарри же сидел, уставившись в пространство - мыслями он был далек от этого места. Одни и те же мысли прокручивалась в его голове множество раз.

«Неужели она на самом деле сказала, что беременна? У них действительно было что-то в его день рождения? Что теперь с ней? Родился ли ребенок? И мальчик это или девочка?» Но более яркой мыслью было: «Я отец».

Гарри вынырнул из своих размышлений тогда, когда Гермиона, все еще искавшая подсказки, открыла двери Большого зала и выглянула наружу. Совершенно не по-гермионски пискнув, она вбежала обратно и подошла к друзьям.

- Определенно, мы намного ближе к нашему времени, - заявила она.

- Откуда ты знаешь? – спросил Рон.

И, прежде чем она успела ответить, двери Большого зала вновь открылись, и к друзьям направился человек. Высокий, худощавый мужчина, с длинными, темно-рыжими волосами и бородой, заткнутой за пояс. Весь его вид говорил о большой силе. Четверка сразу узнала его. Но, прежде, чем они успели что-нибудь сказать, он подошел к ним, и, скрестив руки, посмотрел на них с веселым блеском в глазах.

- Меня зовут Альбус Дамблдор, я профессор трансфигурации. Могу я спросить, кто вы такие, и как вы смогли появиться посреди Большого зала так внезапно?

Друзья переглянулись друг с другом, словно мысленно переговариваясь. Откашлявшись, Гарри повернулся к Дамблдору:

- Сэр, не могли бы мы минуту посовещаться?

- Конечно. Думаю, потом вы все объясните?

- Да, сэр.

Дамблдор кивнул, а Гарри повернулся обратно к друзьям и заговорил на древнеанглийском языке:

- И что мы ему скажем?

- Правду.

- Ты думаешь, мы можем рассказать ему всё, Джинни?

- Я предлагаю рассказать ему некоторую часть. Мы можем рассказать ему о том, что произошло, и как оказались в прошлом. Но так же, как и Основателям, мы не должны рассказывать ему о событиях будущего.

- Согласен.

- И я.

- Но кто будет всё рассказывать?

- Гермиона.

- Почему я?

- Потому, что это ты постоянно говоришь нам, что нужно быть осторожными. Вот и расскажешь все, что, по-твоему, никак никому не навредит.

- Хорошо, - скрепя сердце согласилась она. Повернувшись к ошеломленному профессору, она сказала:

- Профессор Дамблдор, мы готовы. Но не могли бы мы поговорить в более конфиденциальной обстановке?

- Конечно. Мы можем поговорить в кабинете директора.

- Я не хочу, чтобы Диппет знал!

Внезапный возглас Гарри привлек всеобщее внимание. Дамблдор удивленно посмотрел на него, недоумевая, откуда он знает имя директора, в то время, как его друзья просто замерли в растерянности. Они не могли понять, почему он против Диппета. Гарри смущенно посмотрел на них, и объяснил:

- Ну… это… я слышал о его методах решения проблем… и просто хочу, чтобы все было только между нами.

Дамблдор понимающе кивнул и, выйдя из Большого зала, повел их в свой кабинет. По пути Джинни на древнеанглийском расспросила Гарри о его вскрике:

- Гарри, что ты имеешь против Диппета?

- Мы все еще не знаем, в какой год попали, Джинни. Судя по реакции Дамблдора, он все еще тут директор. Именно Диппет принимал решение, отправляя Тома Риддла каждые каникулы в приют, что, возможно, стало одной из причин его превращения в Волдеморта. Я просто не хочу доверять такую огромную тайну человеку, который так поступал. Я не возражаю против рассказа Дамблдору потому, что знаю, что могу доверить ему свою жизнь, но я не собираюсь рассказывать это все совершенно чужому человеку.

Джинни побледнела при воспоминании о своем первом курсе, но все же согласно кивнула. Прежде, разговор закончился, они подошли к кабинету, принадлежащему в будущем МакГонагалл. Осмотревшись, они заметили много вещей, которые в их будущем находились в кабинете директора. Впустив их, Дамблдор сел за свой стол и внимательно посмотрел на ребят:

- Не хотите ли лимонную дольку? – предложил он, протягивая им баночку. Друзья переглянулись и громко рассмеялись. Дамблдор совсем не изменился, подумал Гарри, наблюдая за смущенным учителем. Убрав конфеты, он дождался, когда они успокоятся, и продолжил:

- Я приму это за «нет». А теперь, не могли бы вы рассказать мне, кто вы, и почему внезапно появились из воздуха в Большом зале?

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 2. Дамблдор и Диппет

Откашлявшись, Гермиона попыталась все объяснить:

- Ну, мы вроде бы как, из будущего, но сейчас мы прибыли из прошлого.

Дамблдор удивился такому заявлению, но все-таки кивнул, будто бы для него это объяснение было совершенно понятно.

- Очень интересно, мисс…

- Грейнджер, сэр. Гермиона Грейнджер.

- Мисс Грейнджер, а не могли бы вы рассказать подробнее?

Гермиона покраснела. Ей не нравилось такое пристальное внимание со стороны ее будущего директора.

- Хорошо, мы из будущего. По крайней мере, я так думаю… Какой сейчас год?

- Одна тысяча девятьсот сорок третий.

- О, это многое объясняет. Да, мы из будущего. Если точнее, то из тысяча девятьсот девяносто девятого. Я купила волшебный амулет и подарила его Гарри на день рождения. Год назад мы произнесли заклинание, держа амулет в руках, и последствия были… довольно-таки неожиданными. Понимаете, этот амулет оказался Амулетом Времени…

- Нет необходимости продолжать, мисс Грейнджер. Кажется, я понял, что произошло.

- Поняли? – удивленно спросила она.

- Да, понял. Видите ли, несколько лет назад я стал обладателем одной старинной книги. В ней были записи о жизни одного студента Хогвартса в течение года. Сначала книга показалась мне ничем не примечательной, мимо нее проходили все люди, не обращая внимания. Однако, меня она заинтересовала тем, что была написана в девятисотых годах, во время Основателей Хогвартса. Это само по себе редкость, так как мало какие книги того времени дошли до нас. Но что действительно меня удивило, так это то, что она была написана на современном английском языке. Меня это поразило. Естественно, я думал, что в том времени писали либо на древнеанглийском языке, либо на латыни. Возможно - на французском или кельтском. Но написать ее на современном английском было просто невозможно. Я купил ее и был поражен написанным в ней. Там рассказывалось о четырех друзьях, прибывших из далекого будущего во времена Основателей, которые помогли спасти прошлое. Книга была написана девушкой, Галатеей Равенкло, дочерью Ровены Равенкло. Я так полагаю, что вы и есть те самые люди, которые побывали во времени Основателей?

Четверым путешественникам во времени ничего не оставалось, как удивленно кивнуть. Видимо, в конце концов, она написала книгу, - подумал Гарри. И в этот момент его пронзила другая мысль: «Если сейчас тысяча девятьсот сорок третий, то значит, Том Риддл только что закончил школу. Скорее всего, старшекурсники все еще помнят его. Если я поговорю с теми, кто его знал, то, возможно, смогу найти его слабое место».

Дамблдор доброжелательно улыбнулся и протянул свою руку. После того, как все ее пожали, он продолжил:

- Хорошо, теперь, когда мы разобрались, не хотели бы вы представиться?

- Рональд Уизли.

- Вирджиния Уизли.

- Гермиона Грейнджер.

- Гарри Поттер.

- Хорошо, хорошо. И что нам теперь с вами делать? Вы точно не хотите, чтобы обо всем узнал профессор Диппет?

- Точно.

- Тогда я скажу ему, что прибыли четверо студентов, которые захотели обучаться в нашей школе. Я уверен, что смогу убедить его принять вас. На какой курс вы пойдете?

- Пятый, сэр, - ответила Джинни. – В начале лета мы сдали СОВ и ЖАБА на отлично. Однако они только по древней магии, а не современной. Нам снова придется окончить пятый курс.

- Очень хорошо. Подождите тут, пока я схожу за директором.

Сказав это, Дамблдор встал и быстро вышел из кабинета.

Спустя десять минут дверь вновь открылась, и вошли Дамблдор с Дипеттом. Последний выглядел немного растерянно, и с опаской наблюдал за новыми студентами. Как только они уселись, он принялся расспрашивать профессора трансфигурации:

- Альбус, кто они?

- Студенты, желающие поступить в Хогвартс на пятый курс.

- Откуда они взялись? Ты уверен, что им можно доверять? Наступили темные времена, Альбус, ты не должен забывать об этом.

- Они были на домашнем обучении, директор. Но для сдачи СОВ в этом году им необходимо учиться в какой-нибудь школе.

- Я понимаю. Но ты действительно думаешь, что им можно доверять? Я имею в виду Гриндевальда. Как ты можешь быть уверен, что они не на темной стороне?

- Я верю им, директор. Надеюсь, что вы доверяете мне?

- Ну, хорошо, они могут остаться. Они будут распределены вместе с первокурсниками. Ты позаботишься об этом?

- Конечно.

- Очень хорошо. Если это все, то я покину вас, у меня есть еще дела. Увидимся на пиру, Альбус.

Профессор Диппет вышел из кабинета. Четверо студентов облегченно выдохнули, радуясь, что им разрешили посещать уроки. Однако упоминание темного лорда Гриндевальда заинтересовало их. Они знали, что при нападении смогут выстоять, особенно Гарри с его знанием Темных искусств и высоким дуэльным мастерством. Ребята были вынуждены прервать свои размышления, когда Дамблдор начал объяснять, что они будут делать:

- Итак, прежде, чем вас распределить, мы должны принять кое-какие меры. Когда начнется пир, я хочу, чтобы до прихода первокурсников вы находились вне Большого зала. Когда они войдут в зал для распределения, вы пойдете в конце. Как только подойдет ваша очередь, я назову ваши имена и вы, как и любые новые студенты, будете распределены по факультетам. Завтра суббота, поэтому ваши уроки начнутся только в понедельник. Утром я сопровожу вас в Косой переулок, чтобы вы смогли купить школьные принадлежности. Я думаю, что деньги у вас есть?

- Да, конечно, - подтвердил Гарри, подумав о созданном хранилище до их отъезда. Рон усмехнулся, видимо, тоже вспомнив про него.

- Замечательно, тогда я буду ждать вас в вестибюле после завтрака. Мы вернемся к обеду, поэтому вы сможете провести много времени с новыми друзьями. А теперь, пойдемте в Большой зал. Мы ведь не хотим опоздать, не так ли?

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 3. Распределение и встреча с местными жителями

Находясь недалеко от Большого зала, четверо друзей взволновано ждали, когда Дамблдор вернется с первокурсниками. Они стояли за углом и могли видеть прибытие остальных студентов, в то время, как те их не замечали. Они думали о том, что им сказал Дамблдор в то время, когда они шли сюда. Он велел ребятам не показываться никому на глаза до распределения, и спросил, как бы они хотели, чтобы их звали. Это время было достаточно близко к их собственному, и люди могли узнать фамилии Поттера или Уизли. С фамилией Гермионы было все в порядке, потому что она - магглорожденная. Но трое остальных волшебников должны были взять другие. Для Гарри оказалось все просто. Так как его мама была магглорожденной, то он решил взять ее девичью фамилию – Эванс. Рон и Джинни взяли фамилию Уэстон, так как она была немного похожа на их настоящую, и поэтому они вряд ли ее забудут.

Наконец, они заметили Дамблдора. Рассказав первокурсникам кратко о факультетах, он повернулся и повел их в Большой зал для распределения. Как только последний ученик вошел туда, Гарри, Джинни, Рон и Гермиона проскользнули следом за ним и встали в конце группы. Когда они проходили мимо столов, то заметили несколько человек, похожих на людей из их времени. Но у них не было времени наблюдать за ними, потому что началось распределение. Они не очень удивились, услышав несколько знакомых фамилий. Вызвали маленького мальчика с длинными черными волосами и нахальной улыбкой на лице. Его звали Роберт Блэк и шляпа, не задумываясь, отправила его в Гриффиндор. То же самое повторилось несколько минут спустя, когда на стул сел мальчик в очках и с растрепанными черными волосами, и был отправлен в Гриффиндор. Гарри с грустью наблюдал, как Юстас Поттер садился за свой стол. Ничего себе, - подумал он, - у него такой же взгляд, как и у меня. За время, проведенное у Основателей, Гарри довольно сильно вырос. Он короче подстриг волосы, и теперь они были более послушными. Еще он исправил зрение, и больше не нуждался в очках. И теперь, если кто-нибудь, незнакомый с Поттерами, посмотрит на него, то не признает в нем их родственника. Он стал больше похож на маму, и перестал быть точной копией своего отца. Остальные тоже очень изменились. Рон отрастил волосы, и теперь был очень похож на Билла. Гермиона и Джинни тоже повзрослели, и теперь были больше похожи на молодых девушек, чем на нескладных подростков. Волосы у Гермионы – стали более послушными и не были похожи на стог сена, что сделало ее еще более привлекательной.

Наконец, все первокурсники были распределены. Студенты и учителя с любопытством наблюдали за путешественниками во времени. Дамблдор вышел вперед со шляпой в руках и потребовал тишины.

- У меня есть для вас одно объявление. В этом году к нам присоединились еще четверо студентов, которые будут учиться на пятом курсе. Сейчас я буду вызывать их по одному, и они будут распределены, после чего присоединятся к своему факультету. Прошу вас принять их в свою компанию. А теперь, начнем...

***POV Гарри***

- Гарри Эванс!

Гарри взволновано подошел к табурету и надел шляпу. Как и в прошлый раз, он услышал ее голос, что-то шепчущий ему на ухо. Он обреченно застонал, понимая, что ему придется выслушать очередную раздражительную речь:

«Итак, что мы тут имеем? Полагаю, мистер Поттер, наконец, вернулся в Хогвартс. Нужно, как и в прошлый раз распределить вас по разным факультетам?»

«Да».

«Замечательно. Гриффиндор и Равенкло не рассматриваются, но и в Слизерин я не могу вас отправить из-за вашего отвращении к этому факультету. Вы могли бы достичь там многого, с учетом ваших темных знаний, но, я чувствую, что вам нужно еще немного времени, что бы принять это. Негативное отношение к Хаффлпаффу у вас немного уменьшилось, но никогда не исчезнет полностью. Вы плохо себя чувствуете после того, как вам пришлось расстаться с молодой Равенкло, что показывает вашу лояльность… В прошлый раз вы доказали, что готовы много учиться, чтобы победить Темного Лорда, так что, думаю, наилучшим в этом времени для вас факультетом будет…»

- Хаффлпафф!

Гарри снял шляпу и подошел к хаффлпаффскому столу, где ему громко хлопали. Он сел рядом с пятикурсниками. Почти все застенчиво улыбались ему. Только одна девушка смотрела удивленно. Приглядевшись, он заметил скрытые эльфийской магией заостренные уши. Любой обычный волшебник не заметил бы этого, но Гарри видел их раньше, и знал, как их распознать. Она сидела прямо напротив него, и, когда остальные вернулись к своим делам, он наклонился и заговорил с ней на эльфийском:

- Ты из мира эльфов. Что привело тебя в Хогвартс?

Забавно было наблюдать за ее удивленным лицом. Быстро оглядевшись, она спокойно ответила:

- Моя мама отправила меня сюда. Она решила, что будет хорошо для меня узнать людей. Мы жили отдельно от них много сотен лет, и люди считают, что наш народ – вымысел. Моя мама думала, что отправить меня сюда безопасно, потому что люди не знают, на что нужно обращать внимание при поиске эльфов. С маскирующими чарами я выгляжу как человек. Я и не думала, что мне повезет встретиться с тобой.

- А что такого особенного во мне?

- Ты ведь Гарри Поттер, не так ли?

- Ну, да…

- Классно! Мама много рассказывала мне о тебе.

- Я знаю твою маму?

- Я думаю что да. Ее зовут Гаервин…

- ГАЕРВИН? Сестра Лолиде, Гаервин?

- Именно. Моя тетя Лолиде рассказывала мне, как она обучала тебя нашей культуре и магии, чтобы когда-нибудь ты смог восстановить связь между людьми и эльфами. Теперь я понимаю, почему она выбрала тебя, и для меня большая честь встретиться с тобой.

- О… Могу ли я навестить твою мать и сестру?

- Конечно! Они с нетерпением ждали этого с самого твоего отъезда! У тебя ведь есть камень?

- Да, он находится в безопасном месте.

- Ну, тогда когда у тебя появится свободное время, можешь приходить.

- Хорошо. Кстати, как тебя зовут?

- О, прости меня за мои манеры. Я – Мин-Мин-Лама.

- Довольное длинное имя…

- Да, но друзья зовут меня просто Мин.

- Хорошо, Мин, я рад, что встретил тебя. Будет приятно вновь увидеть Гаервин и Лолиде.

Прежде, чем Гарри смог продолжить, рядом с ними уселась высокая девушка в разлетающаяся черной одежде и отвратительными очками. При взгляде на нее у Гарри появилось ощущение, что он где-то ее уже видел. И, как только она заговорила, он сразу вспомнил.

- Мой дорогой, ты должно быть новичок. Я должна сказать тебе, что вижу смерть и тьму в твоей жизни. Над твоей головой сгущаются темные тучи, показывая мне твое темное прошлое и еще более темное будущее. Я советую тебе быть осторожнее.

- Ох, Сибил, прекрати пугать его! – воскликнул рядом сидящий мальчик. Трелони повернулась и уставилась на него.

- Не спорь со мной, смертный! Я – истинная провидица, и сильна в этом. Мои предсказания всегда верны. Будьте осторожны.

Сказав это, она выбежала из зала, а Гарри с мстительным удовольствием наблюдал за ее бегством.

***POV Гермионы***

- Следующая у нас Гермиона Грейнджер.

Гермиона подошла к табурету и надела шляпу. Как и в случае с Гарри, стоило ей только одеть ее, в голове раздался голос:

«Ах, Гермиона Грейнджер. В прошлый раз я отправила вас в Слизерин, так как Равенкло был уже занят. Вам было неплохо там, и вы поняли, что не все слизеринцы так ужасны, как вы думали. Однако в этот раз я вижу, что Равенкло подходит вам больше всего. Вам повезло, потому что это единственный факультет, на который я могу отправить вас в этом году. Хаффлпафф уже занят, в Слизерине вы были в предыдущий раз, и я не могу отправить вас в Гриффиндор. Несмотря на все это, я бы в любом случае отправила вас туда, поскольку, там вы сможете развить свой ум. Желаю вам удачи в …»

- Равенкло!

Гермиона сняла шляпу и направилась к столу своего факультета, где ее радостно встретили. Сев на место, она была удивлена, когда ей протянул руку очень низенький волшебник.

- Филиус Флитвик, шестой курс. Добро пожаловать в Равенкло.

Гермиона осторожно пожала руку своему будущему учителю чар.

- Я рада встретиться с вами, - ответила она.

Филиус улыбнулся и заговорил о заклинаниях. Гермиона была всегда рада поговорить об учебе со столь же заинтересованными в ней людьми. Через несколько минут она уже поражалась его теории об объединении заклинаний.

***POV Рона***

- Рональд Уэстон.

Услышав свое имя, Рон подошел к Распределяющей шляпе. Хоть он и знал, на какой факультет попадет, он все равно нервничал. Сейчас ситуация была сильно похожа на момент его поступления на первый курс. Он очень боялся разочаровать родителей и попасть на другой факультет, не к братьям. Надев шляпу, он услышал, как она заговорила:

«Рональд Уизли, я полагаю, что с вами мы тоже уже встречались. Мне нечего вам сказать, так как вы сами знаете, к какому факультету принадлежите. Поэтому, без дальнейших бессмысленных разговоров, я отправляю вас в …»

- Гриффиндор!

Рон прошел к гриффиндорскому столу и сел рядом с красивой рыжеволосой девушкой. Приглядевшись, он заметил, что она очень похожа на Джинни. Улыбнувшись, он протянул ей руку.

- Привет, я – Рональд Уэстон.

- Персефона. Персефона Уизли.

«Так вот почему она так похожа на Джинни. Видимо, она наша родственница. Но кто? Я никогда не слышал о Персефоне Уизли. Нужно будет спросить у папы, когда я вернусь домой».

- А на каком ты курсе, Персефона?

- На третьем. Мой младший брат Артур поступит в следующем году. Я не могу дождаться! Я сказала ему, что чтобы быть распределенным на факультет, ему придется сразиться с троллем. Он немного напуган этим, но я знаю, что, в конце концов, он будет счастлив.

Видимо, она моя тетя, - подумал Рон. Однако он все еще не мог понять, почему отец никогда не упоминал ее. В этот момент ему пришлось прервать свои размышления, так как он услышал удивленный вскрик. Роберт Блэк смеялся над покрасневшим Юстасом Поттером. Видимо, это мародеры этого времени…

- И последняя, но не менее важная, Вирджиния Уэстон.

***POV Джинни***

Джинни понимала, что, в общем-то, было бессмысленно надевать шляпу. Она и так была уверена, что попадет в Слизерин. Она весь год боялась туда попасть, так как знала, что не обладает ни хитростью, ни изворотливостью, необходимой для Слизерина. Да и неудачный опыт с дневником Тома Риддла не прибавлял радости от перспективы учиться на его бывшем факультете. Как и ожидалось, у шляпы было мало, что ей сказать:

«Ах, да, Вирджиния, я помню вас. Ну, что я могу вам сказать. Слизерин не очень вам подходит, но я не могу пойти против воли Годрика. И вы последняя из вас четверых, поэтому…»

- Слизерин!

Джинни медленно подошла к столу своего нового факультета, откуда ученики косо на нее поглядывали. Стоило ей сесть к однокурсникам, как к ней тут же обратились двое волшебников, сидящие напротив. У одного из них были длинные серебряные волосы и аристократический вид. Волосы второго были довольно грязны и растрепаны, на лице выделялся довольно большой нос. Оба смотрели на нее свысока, будто она какая-то букашка. Блондин заговорил первым:

- Я никогда не слышал об Уэстонах, поэтому, я предполагаю, что ты – грязнокровка. Тебе нет места на нашем факультете.

- Я не магглорожденная, - выплюнула Джинни. – Я принадлежу к старинному чистокровному роду. Моя семья была… далеко… довольно долгое время. Вероятно, поэтому вы ничего не слышали о нас.

-Ты чистокровная? – спросил черноволосый мальчик.

- Да.

- В таком случае - добро пожаловать в Слизерин. Меня зовут Сатанус Снейп, а это – мой хороший друг, Калигула Малфой.

Услышав их имена, Джинни еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. Парень протянул ей руку. «В конце концов, - подумала она, - враги мне здесь не нужны…»

Спустя час студентов всех факультетов вывели из Большого зала, и повели в комнаты отдыха. Главная староста девочек, Минерва МакГонагалл, шла впереди. После того, как они вышли, Дамблдор долго смотрел вслед четверым друзьям, распределенным на разные факультеты, зная, что предстоящий год будет очень интересным…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 4. Поход в Косой Переулок

Следующим утром друзья встретились перед завтраком в вестибюле. У всех, кроме Джинни, казалось, было неплохое настроение. Только они собирались войти в Большой зал, как с ближайшей лестницы послышался голос:

- Дитя мое, вы должны следить за каждым свои шагом. В будущем вам предстоит ужасное падение. Я вижу это…

Рон повернулся к Гарри с выражением ужаса на лице.

- Пожалуйста, скажи мне, что это не так.

Гарри опечаленно посмотрел на своего друга.

- Боюсь, что это так. Она на моем факультете. Я должен был все это выслушивать весь вчерашний вечер. Это было ужасно!

К тому времени, как он сказал это, Сибилла Трелони уже спустилась с лестницы, оставив третьекурсников позади. Остановившись, она осмотрела толпу студентов, спешащих на завтрак, и едва заметила младшекурсника из Хаффлпаффа, споткнувшегося на лестнице и падающего вниз. Шум привлек ее внимание к неудачливому третьекурснику, схватившемуся за ногу. На ее лице появилась злобная улыбка.

- Я же предупреждала тебя, Дэниел. Ты должен более серьезно относиться к моим словам, потому, что я – истинная провидица, и тебе очень повезло, то ты знаешь такого человека.

Третьекурсник только закатил глаза и попросил своего друга сходить за мадам Помфри. Четверо друзей наблюдали, как их будущая учительница предсказаний прошла в зал с высоко поднятой головой и выражением превосходства на лице. Рон сочувствующе посмотрел на Гарри.

- Мне жаль тебя, приятель. Тебе придется слушать это все целый год.

Гарри согласно кивнул ему и вошел в Большой зал.

В девять часов четверо путешественников во времени стояли в вестибюле и дожидались Дамблдора. Каждый их них получил с утра сову со временем их встречи. Через несколько минут из зала вышел улыбающийся Дамблдор.

- Вы уже готовы отправляться?

- Да, профессор, - ответила Гермиона.

- Хорошо, хорошо. Тогда пойдемте.

Когда он вышел на улицу, Гарри подошел к нему.

- Профессор?

- Да, Гарри?

- Как мы попадем в Косой Переулок?

- Сначала мы дойдем до Хогсмида, и уже там воспользуемся портключом. Это самый быстрый способ попасть туда и вернуться обратно, так как на поезде получилось бы слишком долго, и вы не можете аппарировать.

Последнюю часть Гарри уже не слышал. Его внимание было полностью сосредоточено на словах о портключе. Чем больше он думал об этом, тем сильнее его начало трясти и, в конце концов, его ноги подкосились и он упал на землю. Его друзья быстро подбежали к нему, и Джинни обняла его за плечи.

- Что случилось, Гарри? Что тебе сказал профессор Дамблдор? – шепотом спросила она.

Гарри ничего не ответил, его продолжало трясти. Заинтересованный Дамблдор подошел к ним.

- Могу я узнать, в чем проблема?

- Что вы ему сказали, профессор?

- Я просто сказал, что мы воспользуемся портключом, чтобы попасть в Косой Переулок, мисс Грэйнджер.

Глаза Гермионы расширились, и она направилась успокаивать друга. Рон подошел к растерянному учителю.

- Это все из-за портключей, сэр. Больше года назад у Гарри были большие неприятности из-за них. Он стал свидетелем убийства студента и до сих пор чувствует себя виноватым. Каждый раз, когда он должен воспользоваться портключом, он начинает паниковать. Мы думаем, что ему кажется, что это снова случиться.

- Ах, понятно. Тогда вы трое можете переместиться с помощью портключа, а я аппарирую вместе с ним. Я не могу переместиться с четырьмя людьми, но с одним - вполне.

- Я передам ему это. Спасибо, профессор.

Рон подошел к своему лучшему другу и передал ему то, что сказал будущий директор. Гарри заметно расслабился, услышав, что ему не придется воспользоваться портключом. Неожиданно он вспомнил, что такая же реакция у него была после первого использования амулета времени. Подумав, он заметил, что в этот раз все прошло хорошо. Он предположил, что это из-за того, что он был в шоке от слов Галатеи. Остальные тоже были шокированы его словами, и пытались весь вечер его расспросить об этом. Гарри удалось отбиться от их вопросов, пообещав, что расскажет им все в воскресенье, когда у них будет время сходить в библиотеку и все проверить.

Он вырвался из своих мыслей только тогда, когда они покинули территорию Хогвартса и подошли к Хогсмиду. Профессор Дамблдор достал небольшой камень и отдал его трем друзьям, после чего те исчезли. Гарри только немного вздрогнул, а Дамблдор сжал его плечо, и они исчезли с тихим хлопком.

Когда они появились на оживленной улице, Гарри заметил, что Косой Переулок выглядел практически так же, как и прежде. Волшебники и волшебницы различных возрастов спешили по своим делам, неся под мышками пакеты и держа волшебные палочки в руках. Однако, приглядевшись, он заметил, что все выглядело менее ярко, чем должно быть. На магазинах не висели яркие вывески, а одежда людей была серых или коричневых оттенков. У каждого взрослого была перекинута через плечо большая черная сумка. Увидев их реакцию, Дамблдор принялся объяснять.

- Я думаю, что вам интересно, почему здесь все так… тускло?

Друзья кивнули, дожидаясь, когда он продолжит:

- Вы должны знать, что у нас война. Ну, технически, их две. В прошлом были войны магглов и волшебников, и они никак не пересекались между собой. Однако, эта война отличается от них. Магглы борются с немецким лидером Адольфом Гитлером, а волшебный мир сражается с темным лордом Гриндевальдом. Эта война отличается тем, что Гриндевальд - союзник Гитлера. Он считает, что единственный способ получить власть, это подчинить себе оба мира. Он помогает Гитлеру с помощью магии, так как знает, что магглы не смогут ей противостоять. То же относится и к нам. Гитлер предоставляет ему оружие магглов для нападения на волшебный мир. Большинство волшебников мало что знают о достижениях магглов, и поэтому не могут защититься. Сумки, что вы заметили, являются волшебными противогазами. Мы должны носить их с собой везде, кроме Хогвартса.

Четверо студентов молча слушали объяснения. Они мало слышали про это время и никогда серьезно не задумывались о масштабах войны. Они никогда не задумывались о том, что ради власти Темный лорд может вступить в союз с магглами. Они думали об этом всю дорогу до Гринготтса.

Их мысли были прерваны гоблином, спрашивающим ключ. Гарри заранее решил, что возьмет деньги с их Роном счета, хоть остальные и думали, что у него еще много своих денег. Его друзья очень удивились, когда Гарри сказал им, что ему нужны деньги, так как свои закончились. Они не знали, что он потратил все свои в их последние выходные в Хогсмиде.

После длинного спуска в гринготтских тележках, четверо друзей чувствовали себя не очень хорошо. Их самочувствие немного улучшилось, когда гоблин открыл дверь их хранилища. Рон чуть не упал в обморок от шока. В хранилище были все деньги от продажи квиддичных правил и проценты от доходов национальных и международных команд. Войдя внутрь, друзья заметили, что хранилище было разделено на две равные части, одна из которых принадлежала Гарри, а другая – Рону. Там было столько галеонов, что все деньги чистокровных, вместе взятые, на их фоне выглядели бы грошами. Миллионы золотых галеонов выстроились от пола до потолка, заполняя собою все пространство. Пройдя на свою половину, Рон упал на свои галеоны и закричал от радости. Гарри, который все еще не совсем отправился, с улыбкой наблюдал за радостью своего друга. В хранилище было столько золота, что они могли купить Хогвартс сто раз. Улыбнувшись, Мальчик-Который-Выжил прошел на свою, правую, сторону хранилища и положил немного галеонов в свой мешочек. Спустя приблизительно полчаса они услышали удивленный вздох позади них. Обернувшись, четверо подростков увидели Дамблдора, пришедшего проверить их и теперь в благоговении взиравшего на горы золота.

- Неужели это все ваше? – благоговейно спросил он.

- Да, сэр. Видите ли, я и Рон придумали квиддич…

- Мерлин, это все объясняет. Удивительно. Что вы собираетесь со всем этим делать?

- Ну, когда я вернусь домой, отдам все своей семье, - сказал Рон. – Я бы с удовольствием отдал им все сейчас, но Гермиона опять начнет читать мне лекции об опасности изменения времени.

- Конечно! Ты не можешь изменять события только потому, что они тебе не нравятся. Представь, если бы Гарри захотел спасти свою…

Запнувшись, она посмотрела на Дамблдора. Она поняла, что чуть не проболталась. Если Дамблдор узнал бы, что должно случить в 1981, то он мог бы попытаться исправить это, и тогда Темный лорд не был бы побежден. Смущенно улыбнувшись, она развернулась и направилась к выходу.

- Думаю, нам пора идти в магазины, - сказала она через плечо. – Мы же не хотим вернуться в Хогвартс поздно.

По возвращении в Косой переулок Дамблдор дал им два часа на все. Вручив списки с нужными вещами, он велел им быть осторожными. И, уже собравшись уходить, он посмотрел им в глаза и сказал:

- Помните одну важную вещь. Светлым ведьмам и волшебникам не место в Ночном переулке. Я встречу вас в «Дырявом котле» в полдень. Удачи!

Как только он скрылся из виду, Гермиона и Джинни потянули мальчиков в книжный магазин за учебниками. Когда они вошли, Гарри с Гермионой направились в учебные секции, Рон – в квиддичные, а Джинни – в секцию предсказания, пытаясь найти еще информацию об истинных провидцах.

Спустя некоторое время, друзья, купив все учебники, нехотя вышли из магазина. Гарри купил дополнительно несколько книг по зельям, так как во время написания книги о древних зельях и противоядиях заинтересовался предметом. Гермиона купила тысяча девятисотое издание Истории Хогвартса, а Джинни несла в руках новую книгу о предсказаниях.

На сей раз они зашли в аптеку, чтобы купить нужные ингредиенты для зелий, некоторые из которых не входили в школьную программу, чтобы попытаться сварить несколько зелий из времен Основателей. Они также посетили магазин одежды мадам Малкин, чтобы купить школьные и повседневные вещи, мантии для праздничных балов. Конечно, они могли бы носить те вещи, которые у них уже были, но для Гарри и Рона они стали малы, а да и вышли из моды.

После того, как они ненадолго зашли в квиддичный магазин, а потом - в кафе мороженое Фортескью, друзья были готовы отправиться назад. Посмотрев на часы, Гарри понял, что у них еще есть полчаса. Встав, он уменьшил все свои покупки и положил их в карман. Затем он повернулся к друзьям, которые с любопытством наблюдали за его действиями.

- Я хочу зайти в книжный магазин в Ночном Переулке. А еще мне нужно в зоомагазин, потому, что у Эйлопса не продают ничего для змей.

Гермиона возмущенно уставилась на него. Гарри предполагал такую ее реакцию, и заранее подготовился.

- Гарри! Что я тебе говорила про Темные искусства? Если ты не будешь осторожен, то превратишься в Темного Лорда. Я понимаю, что ты хочешь использовать их в хороших целях, но я знаю, что в итоге они изменят тебя до неузнаваемости! Я не понимаю, почему они тебе так нравятся…

- Гермиона, я тебе говорил, что со мной все будет в порядке. Что такого плохого в их использовании? Как сказал Слизерин, магия не делится на белую и черную, все зависит от целей, в каких ты ее используешь.

- Но, Гарри! В начале лета тебе пришлось сразиться с ним, чтобы помешать захватить школу. Он был плохим, как ты можешь верить его словам?

- Потому, что я вижу в этом логику! Я целый год использовал темную магию, и я все еще нормальный человек. Только подумай об этом, Гермиона. Я использовал ее, чтобы помешать Горацио, когда тот наложил на тебя круциатус. Основатели не могли помешать ему, а я смог. Парселтанг считают Темным искусством, но если бы я не мог говорить со змеями, то мы бы никогда не нашли Тайную комнату на втором курсе. И мы не смогли бы шпионить за Слизерином в прошлом году. И не забывай, как я спас Джастина Финч-Флетчли на втором курсе, в дуэльном клубе, и Гриффиндора в прошлое Рождество. Мне продолжать? Ах, да! В финальной битве между Слизерином и Гриффиндором, последний был бы мертв, если бы я не использовал темную магию на Слизерине. Ты понимаешь, к чему я клоню, Миона? Если хочешь, я приведу еще несколько примеров.
Трое друзей удивленно смотрели на Гарри. Он никогда раньше не говорил так с Гермионой. Однако они поняли, к чему он все это сказал. Во всех тех случаях, в которых он использовал темную магию, он спасал людей, и все еще оставался тем же Гарри, которого они знают пять лет. Он не изменился, только избавился от некоторых предубеждений. Согласно кивнув, друзья увидели на его лице несмелую улыбку. Однако Гермиона все еще беспокоилась.

- Гарри, ты не можешь пойти в Ночной Переулок. Дамблдор запретил это.

Гарри глубоко вздохнул. Он ожидал это.

- Нет, он не запретил. Он сказал, что Ночной Переулок не место для светлых волшебников. Я больше не считаю себя таковым, поэтому, мне нечего опасаться.

Его друзья озадаченно посмотрели на него. Гарри решил объяснить подробнее:

- По определению, светлая ведьма или волшебник это тот, кто использует светлую магию в повседневной жизни, прибегая к темной только в крайних ситуациях. Темная ведьма или волшебник – это те, кто используют оба вида магии в повседневной жизни. Быть темным волшебником не означает творить зло, даже притом, что в основном все злые волшебники являются темными. Понимаете, о чем я? Я свободно использую оба типа магии, поэтому я – темный волшебник. У меня нет с этим проблем, надеюсь, и у вас тоже. А теперь, я пойду в Ночной Переулок на все оставшееся время, и встречусь с вами в «Дырявом Котле» в полдень.

Сказав это, Гарри пошел прочь, не обращая внимания на удивленные взгляды друзей.

Ночной Переулок был наполнен различными злобными существами и темными волшебниками. Каждый из них поспешно проходил мимо по своим делам. Гарри смог пройти незамеченным до самого магазина, где он купил свою книгу об амулетах. Войдя внутрь, он удивился, увидев, что в углу, на стуле, сидит все тот же владелец магазина. Он не сильно изменился за пятьдесят лет. Он прошел вглубь помещения, чтобы внимательнее просмотреть книги.

Спустя пятнадцать минут шестнадцатилетний парень вышел из магазина с уменьшенной полной сумкой темных книг в кармане. После быстрого посещения аптеки, он направился в магазин, где купил Симби и Ниру. Купив для них еду, он заметил сов, которые напомнили ему о Хэдвиг. Мысли о его сове немного расстроили его, поскольку он не знал, что с ней случилось. Он только надеялся, что с ней все будет в порядке, и что кто-нибудь выпустит ее из клетки, когда обнаружат их купе пустым.

В итоге без пяти двенадцать он отправился обратно в «Дырявый Котел». Дамблдор и друзья уже ждали его, чтобы вернуться, и, как только он подошел к ним, учитель трансфигурации дал портключ Гермионе, Рону и Джинни. Схватив Гарри за плечо, они с тихим хлопком аппарировали обратно в Хогсмид.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 5. Изучение рода Равенкло

Вернувшись в замок, друзья разошлись в разные стороны, чтобы отнести покупки в свои гостиные. Они решили через полчаса встретиться в комнате Гриффиндора, чтобы оставить там купленные в Косом переулке книги. Во время долгого пути до школы, Гермиона сказала Гарри, что больше не может ждать его объяснений на счет последних слов Галатеи. Поэтому Гарри принял решение рассказать им все при их встрече.

Двадцать минут спустя Гарри, наконец, остался один в спальне мальчиков Хаффлпаффа. Убедившись, что в их спальню никто не направляется, он плотно закрыл дверь и приложил руку к стене. Прошептав «Гарри Поттер, комната Гарри», он с удивлением заметил, как перед ним, в стене, появилась большая красная дверь. Войдя внутрь, он быстро закрыл за собой дверь, пока никто из его соседей не вернулся. Как ни странно, за прошедшие девятьсот пятьдесят лет комната ничуть не изменилась. Все выглядело также, как и в момент их исчезновения. Он прошел в комнату с оружием и достал свой эльфийский меч, который положил сюда прежде, чем уехать. Несмотря на здравый смысл, они все оставили свое оружие тут, так как не знали, куда попадут в следующий раз, и как в том месте будут относиться к детям с мечами и луками. Пройдя в центр комнаты, он принялся выполнять с помощью меча различные сложные приемы. Практикуясь, он будто бы выпускал всю накопившуюся в нем напряженность. Пока его не прервал голос Рона, он не замечал, что друзья пришли.

- Гарри? Ты готов нам все рассказать?

Вздохнув, Мальчик-Который-Выжил отнес меч обратно в оружейную. Вернувшись назад, он увидел троих друзей, с удобством усевшихся в кресла перед камином. Гермиона призвала чайный сервиз, а Джинни положила на тарелку несколько принесенных с собой булочек. Сев рядом с Роном, он, тяжело вздохнув, пристально посмотрел в глаза своих друзей.

- Что вы хотите знать?

- То, что сказала Галатея, правда? – спросила Гермиона.

- Честно, я не знаю. Я впервые услышал об этом. Но я не вижу причин, по которым она могла солгать.

- Как это могло случиться?

- Я не могу вам объяснить что-нибудь…

- Гарри! Ты обещал нам все рассказать, а теперь сидишь тут и не говоришь ничего! Мы вроде бы как друзья…

- Рон! Прекрати! Думаю, ты не так меня понял. Я не могу ответить на этот вопрос потому, что не знаю ответа. Единственный раз, по-моему, когда это могло случиться, это в мой день рождения. Помните, когда мы возвращались сильно пьяными в башню Равенкло? Следующим утром мы проснулись в моей кровати почти полностью раздетыми. И мы не могли вспомнить хоть что-нибудь о прошедшей ночи. Поскольку на нас все еще было нижнее белье, мы решили, что ничего не было. Видимо, это решение было ошибочным...

- О, Гарри! Как ты мог быть столь безответственным?

- Я не специально, Миона! Мы были пьяны и не понимали, что делали.

- Но…

- Брось, Гермиона! Это было ошибкой. Мы не понимали, что делали. Но это случилось, и сейчас я уже ничего не могу сделать. Мы только можем попытаться выяснить то, что произошло после нашего исчезновения. Хорошо?

- Хорошо, - тяжело вздохнув, ответила Гермиона. – Нам действительно необходимо узнать все последствия твоего поступка. Знаешь ли ты, насколько этот инцидент мог изменить время?

- Миона, я никогда не устану это повторять, но, думаю все то, что мы, так или иначе совершили, должно было случиться. Я не собираюсь вновь спорить с тобой об этом, так что просто соглашайся или отказывайся.

До сих пор молчавший Рон предложил начать свои исследования с генеалогических древ. Но в середине его объяснений недалеко от них раздалось противное кудахтанье. Спустя несколько секунд в комнату влетело существо и приземлилось в одно из кресел, начав сильно смеяться. Четверо друзей смущенно наблюдали за фигурой. Неожиданно она посмотрела на них и пораженно вскочила:

- Как это? Студенты в комнате Пивза? Как вы могли сюда попасть? Только Пивз знает, как…

- Пивз! – радостно вскричал Рон. – Как приятно вновь увидеть тебя, дружище!

- А ты кто еще такой? Наверняка, кто-нибудь из тех студентов, которые причиняют всем неприятности.

- Неужели ты не узнаешь своих коллег - мародеров, Пивз? Видимо, после смерти память стала подводить тебя.

- Как ты…? Ронникинс? Гарри?

- Именно. Давно не виделись, - сказал Гарри, перейдя на англо-саксонский.

- Невероятно! Со мной давно никто не разговаривал на этом языке! Как вы? Это то самое время, в которое вы попали? Я очень долго ждал вашего появления, но со временем моя надежда угасла…

- Ну, мы вернулись. Думаю, ты все еще проказничаешь?

- Конечно, Ронни! В конце концов, меня обучали лучшие!

- Так что же произошло после того, как мы исчезли? – спросила Джинни у полтергейста.

- Ах, все было очень печально. Галатея родила ребенка и переехала в другую страну. После этого я ни разу ее не видел. Как я слышал, после рождения ребенка Ровена обучала ее всему нужному. Я помню, как лорд Гриффиндор и леди Хаффлпафф пытались сохранить порядок в школе. Им было очень тяжело, ведь осталось только двое из четырех Основателей. Им немного помогала Лолиде. Она взяла на себя предметы леди Равенкло. Ардвик и я все еще пытались шутить, но без вас это было не так весело. Мы не общались после того, как он закончил Хогвартс. Из того, что я слышал, думаю, он был счастлив. Ард и Крис поженились, и у них родилось много детей. Но я действительно не знаю, что случилось с Теей.

- А как ты? Как получилось, что ты стал полтергейстом?

- Ну, как вы знаете, полтергейсты – это вредные призраки, а так как я шутник, то не смог бы жить спокойно, не причиняя никому неприятности. К несчастью, спустя несколько лет после того, как я закончил Хогвартс, меня поразили смертельным заклятием. Я был очень зол. Я хотел вновь увидеть вас, а также совершить еще много шалостей. Следующее, что я помню, это как очнулся в Хогвартсе, паря в воздухе. С тех пор я тот, кто я есть сейчас.

- А тебе бы не хотелось похулиганить? Как в старые добрые времена? – спросил Рон.

- Конечно! Давайте посмотрим… у нас есть Малфой, от которого вечно одни проблемы…

*~*~*

На следующий день четверо путешественников во времени, а также Пивз, сидели в углу хогвартской библиотеки. После нескольких часов изучения родословной Равенкло, мальчики отделились от девочек и решили обсудить шалость года. Пивзу первому надоело читать книги, после чего он постепенно отвлек внимание и Гарри с Роном. Когда они спросили у него, почему он так не любит блондина, Пивз ответил, что видел все поколения Малфоев, и что они напоминают ему одного небезызвестного Горацио д’Эскарго. Смеясь, мальчики быстро согласились помочь.

Спустя некоторое время в библиотеку начали приходить студенты, желающие сделать домашнюю работу. Когда Пивз спорил с Роном на счет Сатануса Снейпа, Гарри заметил трех гриффиндорцев – третьекурсницу и двух первокурсников, которые смотрели на их стол. Поняв, что их заметили, они уже повернулись, чтобы уйти, но Мальчик-Который-Выжил встал и подошел к ним:

- Эй, постойте. Почему вы не садитесь с нами? За нашим столом много свободного места.

Трое студентов с любопытством взглянули на него, и девушка ответила:

- У вас довольно странная компания. Слизеринка, гриффиндорец, равенкловка и полтергейст. И, как мне думается, ты с хаффлпаффа, верно?

- Ага, я Гарри Эванс.

- Персефона Уизли. Друзья зовут меня Перси. А это – Юстас Поттер и Роберт Блэк. Вы уверены, что не будете против нашей копании?

- Мы будем только рады. Гермиона и Джинни изучают кое-что, а остальные планируют шалость.

- Вы шутники? Ничего себе! Можно мы вам поможем? – воскликнул Юстас.

- Конечно! Вы все хотите помочь нам?

На лице Роберта появилась широкая улыбка, что сделало его очень похожим на крестного Гарри в детстве, а в глаза Персефоны зажглись огнем азарта, который он нередко замечал у близнецов Уизли. Они вчетвером вернулись к столу, и Гарри сообщил своим друзьям, что теперь они будут в их компании. Пивз улыбнулся новоиспеченным шутникам, и поприветствовал их как Мародеров.

*~*~*

Этим же днем, во время обеда, произошло довольно интересное событие. Ничего не подозревающие студенты как обычно сидели за своими столами и спокойной общались, когда в зале неожиданно зазвучала громкая музыка. Испуганно оглядевшись, они с удивлением уставились на слизеринский стол, где после яркой вспышки все студенты оказались в бикини. Встав со своих мест, они принялись танцевать вокруг Калигулы и Сатануса, которые вышли вперед и запели. Остальные слизеринцы подхватывали припев.

Она боялась выйти из раздевалки,
Она очень нервничала.
Она боялась выйти из раздевалки,
Она боялась, что кто-нибудь увидит.
Два, три, четыре, расскажите людям, что было на ней надето.


Это было крошечное, малюсенькое желтое бикини в горошек,
Сегодня она одела его в первый раз.
Крошечное, малюсенькое желтое бикини в горошек.
И она хотела остаться в кабинке.
Два, три, четыре, не уходи, мы тебе дальше расскажем.


Она боялась выйти всем на обозрение,
И завернулась в пляжный коврик.
Она боялась выйти всем на обозрение.
И так она сидела на, берегу, свернувшись в комочек.
Два, три, четыре, расскажите людям, что было на ней надето.


Это было крошечное, малюсенькое желтое бикини в горошек,
Сегодня она одела его в первый раз.
Крошечное, малюсенькое желтое бикини в горошек.
И она не хотела снимать с себя коврик.
Два, три, четыре, не уходи, мы тебе дальше расскажем.


Теперь она боится выйти из воды,
И мне интересно, что она будет делать.
Теперь она боится выйти из воды,
И бедненькая девчонка синеет.
Два, три, четыре, расскажите людям, что было на ней надето.


Это было крошечное, малюсенькое желтое бикини в горошек,
Сегодня она одела его в первый раз.
Крошечное, малюсенькое желтое бикини в горошек.
И так что она хотела оставаться в воде.


Из кабинки в одеяло,
Из одеяла на берег,
С берега в воду,
Думаю, это всё.


Как только песня закончилась, Пивз, все это время летавший над слизеринским столом, начал кидаться в студентов пирожными с заварным кремом. Покраснев, все слизеринцы, за исключением Джинни, которая сидела за столом Хаффлпаффа, выбежали из Большого зала. Все остальные, находящиеся в зале, громко засмеялись над их унижением. Заметив, что никто не собирается успокаиваться, Диппет встал со своего места и призвал всех к тишине:

- Я уверен, что Пивз не смог бы сделать все это сам, поэтому, если я когда-нибудь узнаю, кто ему помог, они будут немедленно исключены. Такое поведение недопустимо в этой школе. А сейчас я вам советую успокоиться и продолжить обед, после чего пройти в свои гостиные.

Несмотря на сказанные директором слова, разговоры не утихли. Мародеры, оглядев преподавательский стол, встретились с удивленным взглядом Альбуса Дамблдора, который кивнул им, будто безмолвно поздравляя их с успешной шуткой.

*~*~*

Первый учебный день для путешественников во времени был довольно тяжел. Чтобы не привлекать внимание, им приходилось пользоваться волшебными палочками на трансфигурации и чарах. После года использования беспалочковой магии было сложно вновь привыкнуть к сложным движениям палочками. Кроме того, им приходилось учиться и постоянно пересекаться со своими будущими учителями и просто знакомыми. МакГонагалл была старостой девочек, Флитвик учился вместе с Гермионой, вокруг все время слонялся отец Снейпа, а Трелони, куда бы ни пошла, везде и всем предсказывала несчастья. Им приходилось встречаться вместе со своим будущим другом Хагридом, учиться трансфигурации у Дамблдора, и защите от Темных сил у уважаемого аврора Аластора Грюма.

На первом в их расписании уроке - зельях, которые проводились совместно с Равенкло - было довольно интересно. За прошлый год Гарри очень полюбил зелья, и здешний профессор Севел был намного лучше Снейпа. Он давал и снимал баллы справедливо, и всегда хвалил тех, кто правильно приготовил зелья. На уроке произошло нечто интересное – Сибилла заговорила со своего места:

- Профессор Севелл, подойдите сюда!

- Что такое, мисс Трелони?

- У меня было видение.

- О, это замечательно.

Класс захихикал, но Сибилла, не обратив на это внимания, продолжила:

- Мое внутреннее око показало мне, что равенкловцы должны быть осторожны. Будет взрыв.

Махнув рукой для большего эффекта, ненормальная провидица бросила в соседний котел несколько глаз жуков, из-за чего тот незамедлительно взорвался, облив всех стоящих вокруг студентов липкой зеленой слизью. Учитель, неодобрительно покачав головой, отправил получившую ожог Трелони в больничное крыло, настояв на том, что ей необходимо успокоительное.

Этим же днем, после всех занятий, четверо друзей встретились в гарриной комнате, чтобы продолжить их исследования.

Однако только двадцать восьмого сентября они нашли что-либо существенное касательно судьбы Галатеи и ее ребенка. Для их исследований библиотека была практически бесполезна потому, что там, в основном, были книги только о Ровене Равенкло, а не ее дочери. Большинство книг по истории не содержали никакой информации о событиях после победы над Слизерином. В конце концов, когда они уже почти потеряли надежду что-либо обнаружить, Гермиона нашла в гарриной комнате, в книжном шкафу, старую книгу. Это было самообновляющееся родовое древо всех четверых Основателей. Естественно, прежде, чем показать книгу остальным, Гермиона проверила, настоящая ли она. В доказательство она привела то, что последним потомком Слизерина значился никто иной, как Том Марволо Риддл, недавний выпускник Хогвартса. Джинни, бывшая слизеринкой, весь месяц расспрашивала старшекурсников о предыдущем старосте мальчиков, пытаясь выявить его слабые стороны. Пока не было никаких результатов, но она не сдавалась.

Этим вечером, после обеда, Гермиона мысленно попросила друзей прийти в комнату Гарри к восьми часам. Собравшись вместе, они уселись перед камином.

- Это должно быть очень важно, Миона, - начал Рон. – Ты отвлекла меня от планирования шутки вместе с Юстасом, Робертом, Перси и Пивзом…

- Прости, что отвлекла тебя от чего-то столь жизненно важного, но я подумала, что тебе будет интересно узнать, что я нашла самообновляющееся родовое древо Основателей.

Гарри побледнел. Хоть он и проводил исследования целый месяц, чтобы узнать что-нибудь о своем ребенке, но теперь, когда у них, можно сказать, появились ответы на их вопросы, он не был уверен, что хочет знать. Даже когда он узнает имя, все будет выглядеть намного реальней. Он знал, что у него был ребенок, но он никогда особо сильно не задумывался об этом. Интересно, у него сын или дочь? Наверняка они выросли, женились, родили детей. А Галатея была вынуждена одна воспитывать внебрачного ребенка, что было в то время большим грехом. Откашлявшись, Гермиона открыла книгу.

- Ну, я нашла основателей рода Равенкло. Здесь написано, что это Ровена и Энгельберт Равенкло. После них записаны Галатея Равенкло и Гарри Джеймс Поттер, родители Глинадада Гарольда Поттера.

Итак, значит у него был сын, и теперь он знает его имя. Его сын реален. Он записан там, на пергаменте. Это, бесспорно, правда. Из глаз медленно потекли слезы, а Гермиона продолжила:

- Последними здесь записаны Агнес и Чарльз Поттеры, родители Юстаса Поттера. Мы же предполагали, что Юстас – дедушка Гарри, и тот факт, что он единственный наследник Равенкло, доказывает это. Но это так же означает, что Гарри свой собственный предок!

- Как! Это… Это ненормально!

- Рон, не говори так! Ты оскорбляешь Гарри. Это, конечно, странно, но…

Взглянув на смущенного Рона, она заметила, что Гарри вышел из комнаты.

Придя на квиддичное поле, Гарри стал ходить взад и вперед, чтобы успокоить свои разбушевавшиеся эмоции. Он не мог больше оставаться в той комнате. Ему было необходимо уйти от друзей, чтобы подумать. Он неосознанно пришел на то место, где чувствовал себя ближе всего к Галатее. Квиддичное поле. Ее квиддичное поле. Которое он построил для нее. Подойдя к месту, где должен был быть камень, он расстроился, не обнаружив его. Убрав часть травы, он облегченно выдохнул, вспомнив, что камень просто скрыт магией. Взмахнув рукой, он пробормотал пароль, и увидел, как на нем стали проявляться слова, написанные им на древнеанглийском и английском языках. Под ними он заметил еще одно сообщение, написанное на эльфийском языке. Присмотревшись, он спокойно прочитал его:

«С любовью и памятью
Галатея Равенкло
Мать, друг и любимая дочь»


Гарри потрясенно отпрянул от камня. Любимая дочь? Это означает, она умерла раньше своей матери. Молодой. О, Тея…

Его мысли были прерваны мягким, красивым голосом:

- Здравствуй, Гарри.

Резко обернувшись, он, со слезами на глазах, столкнулся лицом к лицу с человеком, которого никогда не надеялся больше увидеть.

- Тея…


Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 6. Открытия и их последствия.

- Здравствуй, Гарри.

Резко обернувшись, он столкнулся лицом к лицу с человеком, которого уже не надеялся увидеть. На глазах выступили слезы.

- Тея…

- Давно не виделись.

- У-у-гу.

Гарри неловко поежился. Когда он ее увидел, потрясение от происходящего не только не уменьшилось, а даже усилилось. Переминаясь с ноги на ногу, он в нерешительности пытался придумать, что сказать, попутно внимательно разглядывая ее. Она парила в нескольких сантиметрах от земли, и ее прозрачное тело слегка колыхалось. Тея выглядела немного старше, чем тогда, когда они в последний раз виделись. Призрак, тем временем грустно улыбнулся и заговорил:

- Думаю, тебе интересно, как я здесь оказалась?

- Гм… Да.

- Как всегда - немногословен, - заметила Тея. В ответ она получила робкую улыбку.

- С чего бы начать… Пожалуй, с того, как я здесь оказалась. Ты покинул меня в начале шестого курса Хогвартса, незамужнюю и беременную. Людское неодобрение, в конце концов, доконало меня, и почти подвело к краю. Я так по тебе скучала, что мне было больно дышать. Я чувствовала, как во мне росла жизнь, и я знала, что у меня осталась частичка тебя, но этого было недостаточно. Я хотела вновь тебя увидеть. Но я понимала, что не смогу прожить так долго, и тогда я решила, что единственный выход – смерть. Спустя приблизительно месяц после того, как ты ушел, я пришла сюда и оставила сообщение на камне. Я знала, что когда-нибудь, в будущем, ты увидишь его. Поэтому я привязала свою душу к этому месту. Когда я умерла, спустя шесть лет, моя душа осталась здесь, ожидая, когда ты появишься. И ты пришел, Гарри. Ты освободил меня, и я могу вновь увидеть тебя.

Гарри со слезами на глазах протянул руку к своей любимой, но пальцы схватили лишь воздух или что-то в этом роде. Горько заплакав, он упал на колени и спрятал лицо в ладонях, высвобождая всю ту печаль, что накопилась от потери своей подруги. Призрак плавно подлетел к нему, бормоча утешительные слова. В конце концов, рыдания стихли, и остались слышны только тихие всхлипывания. Глядя в красивые глаза Галатеи, он задал вопрос, который мучил его уже несколько недель.

- Что случилось с нашим ребенком?

Галатея улыбнулась, довольная тем, что Гарри интересовала судьба их ребенка.

- У нас был красивый мальчик. Он родился в начале апреля, я тогда училась на шестом курсе. Я назвала его Глинадад Гарольд Поттер, в честь тебя. Закончив учебу, я вернулась в поместье Равенкло, поскольку думала, что это будет хорошее место для него. Он был очень энергичным ребенком, и у него были твои черные растрепанные волосы и такие же, как у тебя, глаза. Ему нравились полеты на метле, и он был в факультетской команде по квиддичу на протяжении всей учебы. Я умерла от гриппа, когда он был на пятом курсе, и, так как моя душа была привязана здесь, я не очень часто его видела. Но и тогда, когда он приходил сюда, он не мог меня видеть, поскольку я была заперта в камне, пока ты не освободил меня. Но я могла наблюдать за ним, и видела, что он превратился в прекрасного молодого человека. Он женился на своей сокурснице, Люсиль, и у них было четверо замечательных детей – сын и три дочери. Насколько я знаю, у него была длинная и счастливая жизнь. Я продолжала наблюдать за его потомками, такими, как Юстас, поскольку была уверена, что встречу тебя, когда придет время.

- Мой сын… Наш сын был счастлив?

- Да.

- Кто воспитывал его после того, как ты умерла? Я чувствую себя ужасно оттого, что оставил его одного.

- Это не твоя вина, Гарри. Я даже не хотела говорить тебе о нем, так как знала, что ты захочешь остаться. У меня была счастливая жизнь – я влюбилась, родила ребенка, у которого тоже была счастливая жизнь. С нами все было хорошо, и ты, Гарри, должен сбросить это бремя и жить дальше. Не останавливайся на том, что могло бы быть, и живи.

Гарри улыбнулся, глядя на свою любовь, и обдумал все то, что она ему сказала. Он понимал, что она была права. Он должен отбросить свое прошлое и жить дальше. Конечно, он будет часто приходить сюда, чтобы поговорить со своей подругой, но он не позволит прошлому разрушить его настоящее. Улыбнувшись Галатее, Гарри пожелал ей спокойной ночи и отправился обратно в замок, где его ждал разговор с друзьями.

***
Войдя в комнату через дверь, которую он создал в вестибюле, Гарри обнаружил своих друзей все еще сидящих возле камина. Они с беспокойством посмотрели на него, когда он вошел, но увидев, что с ним все в порядке, облегченно вздохнули. Как только он сел, все трое молча уставились на него. Спустя несколько минут это начало его раздражать.

- Что?

- Мы волновались, Гарри. Я понимаю, что это, должно быть, странно слышать, но мы не знали, куда ты пошел. Могло случиться, что угодно. Знаешь ли, тут есть Темный Лорд, разгуливающий недалеко.

- Я знаю, но он же не охотится за мной. Почему вы думаете, что что-нибудь могло случиться?

- Ну…

- Да?

- Много чего происходит, когда люди расстроены…

- И что с того?

- Ничего! Мы знаем, что ты трудно переживаешь то, что тебе ничего не известно о своем сыне…

- Его звали Глинадад Гарольд Поттер. Он играл в квиддич в факультетской команде. Когда он вырос, то женился на своей сокурснице, Люсиль, и у них было четверо детей. Мальчик и три девочки. Он прожил длинную и счастливую жизнь, и умер от старости. Он был счастлив – и это все, что имеет значение. Мне рассказали все это, и я потихоньку начинаю принимать ситуацию такой, какая она есть.

Трое друзей недоуменно посмотрели на Гарри. Джинни осторожно заговорила:

- Откуда ты все это знаешь? Мы же узнали только его имя, когда ты ушел…

- Тея сказала мне.

- Что?! – все трое одновременно закричали. «Это было бы довольно забавно, если бы положение не было столь серьезным», подумал Гарри.

- Тея рассказала мне. Она все объяснила… Она всегда знала, как заставить меня чувствовать себя лучше…

Гермиона, придя в себя, решила, что лучшим выходом будет спросить его прямо.

- Гарри, что ты подразумеваешь, говоря «Тея»? Тея мертва!

- Пивз тоже мертв, но это не мешает ему по-прежнему проказничать.

- Ты хочешь сказать, что Тея – призрак?

- Ага.

- Ты не кажешься расстроенным. Все в порядке?

- Гермиона, если бы у тебя был человек, которого ты любишь, и ты бы думала, что он мертв, разве ты не была бы счастлива вновь иметь возможность его увидеть, говорить с ним, несмотря на то, что он теперь нематериален?

- Ну, думаю… да…

- Ну, вот и хорошо.

- Но, Гарри! – заговорил Рон. – Почему мы ее не встретили раньше? Я имею в виду, что Пивза же мы увидели на следующий день после нашего прибытия сюда. Мы уже здесь почти месяц, но еще ни разу не встречали ее.

- Мы и не могли. Никто не мог, даже ее сын. Я думаю, что даже Пивз не знает, что она здесь. После того, как мы исчезли, она привязала свою душу к камню, который я установил на квиддичном поле. Я пришел сегодня туда, и освободил ее. Вы можете навестить ее, если захотите.

Друзья кивнули в знак согласия, после чего Рон внезапно выпрямился и, взмахнув рукой, направляя ее на горло, произнес заклинание усиления голоса.

- СЭМЮЭЛЬ ПИВЗ, НЕ МОГ БЫ ТЫ, ПОЖАЛУЙСТА, ПРИБЫТЬ В КОМНАТУ ГАРРИ. ЭТО СРОЧНО, - сказал он на древнеанглийском достаточно громко, чтобы было слышно во всем замке. Гермиона неодобрительно посмотрела на него.

- Рональд Уизли! Ты, наверное, разбудил всю школу этим шумом! Это было глупо. Мы могли бы поговорить с ним завтра…

- Ой, Миона, не сердись. Никто же не поймет, что я сказал, и, поскольку они не знают об этой комнате, никто не поймет, откуда был звук.

- Это тебя не оправдывает! Ты должен…

Гермиону прервал влетевший в комнату полтергейст. Сделав несколько кругов под потолком, Пивз уселся рядом со своими друзьями.

- Зачем звали? – обратился он к Рону.

- Скажи, Пивз, ты знал, что Галатея стала призраком? – спросила его Джинни. По его лицу она поняла, что он не знал. Как только они рассказали ему все то что, он пропустил, полтергейст обратил внимание на одну вещь:

- А вы понимаете, что ваш постоянный спор теперь больше не имеет смысла?

- Какой спор?

- Спор между тобой и Гермионой, - сказал он Мальчику-Который-Выжил.

- А причем тут он?

Пивз раздраженно покачал головой.

- Подумать только, ведь ты был в Равенкло. Удивительно! Я говорю об изменении времени. Очевидно же, что Гарри был прав. Вы должны были вернуться назад во времени, и поэтому все, что вы тут делаете, не изменит будущее.

- Я не понимаю, к чему ты клонишь, - недоуменно сказала Гермиона.

- Я имею в виду то, Миона, что Гарри узнал о сыне – доказательство того, что чтобы это произошло, вы должны были оказаться тут. Подумай об этом. У Гарри и Галатеи родился ребенок, первый из Поттеров. Галатея наблюдала за всеми потомками, и у нас есть Юстас, он дедушка Гарри – это и есть доказательство. Гарри в каком-то смысле свой предок. Поэтому если бы вы не попали бы в прошлое, Гарри не существовало бы, потому что он бы не встретил Галатею, и она не забеременела бы от него. Как я понимаю, это так же связано с вашим Темным Лордом, наследником Слизерина. Если бы вы не попали во времена основателей, то Слизерин бы убил Гриффиндора. Думаю, если бы вы не помешали этому, так бы и произошло. Так же вы должны понимать, что… Вы говорили мне, что Джеймс и Лили Поттер умерли, но Гарри выжил, уничтожив Темного Лорда его же собственным заклинанием, отскочившим благодаря защите Лили. Если бы Гарри не попал в прошлое, то он не родился бы. Если бы он не родился, то Волдеморт бы уже захватил власть.

- Он прав, - сказала Джинни. – Гарри, у тебя есть судьба. И все это путешествие во времени имеет большее значение, чем мы когда-либо представляли. Если об этом логически подумать, то так и получается, что нам было предназначено попасть сюда.

- Но почему мы? – возразил Рон. – Я имею в виду, если у Гарри такая судьба. Хорошо, мы можем с этим согласиться. Но причем тут мы? Почему мы тоже оказались тут?

- Возможно, у каждого из нас есть какие-либо личные качества, которые помогут Гарри достигнуть своей цели.

- Он прекрасно справился со Слизерином в прошлом году. В смысле, только он мог послать змей шпионить за ним. Какой толк ему был от нас?

- Мы не знаем, - сказала Джинни. – У меня было жизненно важное видение. Если бы не я, мы бы не узнали о Слизерине. Думаю, мы оказались в этом времени потому, что нам нужно что-то сделать тут. В самом же деле! Я не думаю, что амулет выбирает время наугад. Я чувствую, что это не так.

- Ты права, - согласился Гарри. – Мы не знаем, что нас ждет. Но я гарантирую, что независимо от того, что нас ожидает, мы будем готовы к этому. Мы много узнали во времени Основателей, и думаю, что здесь нам нужно поступить так же. Конечно, мы можем пользоваться древней магией, и мы невосприимчивы к непростительным, но, думаю, этого недостаточно. Мы можем защититься от старых проклятий, но от новых – нет. Я предлагаю нам изучить магию этого времени. Не то, чтобы я предлагаю совсем отказаться от шуток и квиддича. Но мы не можем играть всю жизнь. Я знаю, что мы все еще дети, но нам придется быстро повзрослеть, если мы не хотим, чтобы Волдеморт окончательно разрушил все. Поэтому мне нужно победить его. Именно моя кровь вернула его к жизни, и я понесу за это ответственность.

- Хорошо сказано.

- Спасибо, Рон.

- У меня есть идея, - сказала Гермиона.

- Только одна?

- Заткнись, Рон.

- Прости.

- В любом случае, вы знаете, что у нас есть ожерелья против непростительных, да?

Друзья согласно кивнули.

- Если мы оденем их на себя, то снять их можем только мы. Я предлагаю снять их, и отдать Пивзу, что бы он надел их на нас.

- Зачем? – спросила Джинни.

- Подумайте логически. Что, если нас схватят Упивающиеся Смертью или еще кто-нибудь? Они могут заставить нас снять их, а затем убить. Но если их наденет на нас полтергейст…

- Они не смогут заставить нас снять их! Миона, ты гениальна!

- О, да.

После нескольких часов обсуждений друзья, наконец, отправились спать.

***
Спустя две недели, когда Гарри сидел за хаффлпаффским столом, к нему подошла его новая подруга - Мин-Мин-Лама и села с ним рядом, при этом широко улыбаясь. С опаской посмотрев на нее, он стал ждать, когда она объяснит причину происходящего. Не дождавшись, он спросил:

- Что-то случилось, Мин?

- Конечно!

- Должно быть, что-то ужасное.

- Знаю, знаю. Но я не могла отказаться.

- Держу пари, что ты не могла, - пробормотал Гарри. – Ты что-то хочешь от меня? Ты выглядишь как кошка, увидевшая канарейку.

- Я - что?

- Ничего.

- Ну, ладно. Я хочу сказать, что в эти выходные отправлюсь домой. Я не смогу пойти туда в праздники, потому что моя семья отправится в гости к другому племени. Я отправлюсь туда в эту субботу, вместо следующей. По нашему времени – это приблизительно на месяц.

- Здорово, Мин.

- Ну… Я хотела позвать тебя пойти со мной, если ты, конечно, хочешь.

- Правда? Ты не будешь против?

- Конечно же, нет! Ты – мой друг, и ты знаешь мою семью. Некоторые эльфы, возможно, отнесутся к тебе настороженно сначала потому, что ты человек. Мы не выходили на контакт с людьми тысячу лет. Но, я думаю, все быстро к тебе привыкнут. В конец концов, ты знаешь наш язык и обычаи. Так ты пойдешь?

- Конечно.

- Ура! Встретимся возле гостиной, в субботу, в восемь часов утра.

Сказав это, она убежала на первый урок, оставив счастливого Гарри сидеть за хаффлпаффским столом.

***

Утро субботы застало Гарри сидящим в гостиной без пятнадцати восемь, в ожидании, когда Мин спустится вниз. Сидя перед камином, он вспоминал недавний разговор с друзьями. Его предстоящая поездка была воспринята не слишком хорошо. Гермиона хотела поехать с ним, чтобы изучить эльфийскую культуру. Джинни и Рон тоже хотели поехать, потому что им казалось, что все интересное Гарри забрал себе. Гарри пытался им объяснить, что приглашен был только он, потому что эльфы долгое время не общались с людьми, и с подозрением относятся к ним. Он сказал им, что они смогут пойти туда немного позже, когда он наладит хоть какой-то контакт между двумя расами.

Из воспоминаний его вытащил звук падения с лестницы. Мин спустилась. Поднявшись с пола, она достала свой камень-портал и стала ждать того же от Гарри. Мгновение спустя они исчезли во вспышке яркого света, чтобы вновь появиться в мире эльфов. С того момента, как Гарри был здесь последний раз, Фэйлариз ничуть не изменился. Что, в общем-то, и не особо удивило его. За прошедшее тысячелетие цивилизации сильно выросли и стали более развитыми. Но, казалось, к эльфам это не относилось. Они все еще бережно охраняли свои традиции и не собирались ничего менять. Единственное отличие, которое увидел Гарри, так это то, что город, кажется, стал немного больше. Жилых деревьев стало больше, чем он помнил.

После двадцати минут ходьбы они, наконец, дошли до дома Мин. Бросившись опрометью, молодая эльфийка рывком распахнула дверь и буквально ворвалась в дом.

- Мама! Тетя Лолиде! Я здесь! И я привела гостя!

Гарри осторожно вошел в дом, закрыв за собой дверь, и медленно проследовал в комнату, вслед за подругой. Спустя несколько минут он услышал голос Мины из соседней комнаты.

- Мама, тетя Лолиде, вот вы где! Я вернулась!

- Мы заметили это, дорогая.

Гарри был поражен. Он узнал голос Гаервин, но когда он видел ее в последний раз, она была еще очень молодой, даже для эльфов. Эльфы жили невероятно долго, они очень медленно старели. Голос Гаервин звучал почти так же, как и раньше. Разве что он стал более взрослым. Отойдя от удивления, он стал вслушиваться в беседу, проходящую в соседней комнате.

- Угадай, что, мама!

- Что дорогая?

- Я привела друга из школы!

- МИН-МИН-ЛАМА! Как ты могла так поступить? Ты же знаешь, что эльфы не общаются больше с людьми. Лично я, конечно, никогда не имела против них ничего, но остальные относятся к ним по-другому.

- Ну, если кого они и смогут принять, так это моего друга.

- Почему ты так думаешь?

- Пошли, и убедишься сама.

Гарри услышал шаги, донесшиеся из соседней комнаты. Зная, что сейчас он увидит своих друзей, Гарри в панике пригладил свои волосы и одернул одежду. Услышав, что дверь открывается, он выпрямился и стал ждать реакцию Гаервин. Она все еще говорила с дочерью, и он знал, что она недовольна ее поступком.

- Мин, я не могу поверить, что ты пригласила кого-то сюда, не спросив сначала…

Эльфы прошли в комнату, не заметив стоящего в углу мальчика. Увидев их, Гарри удивился. Лолиде не очень изменились, выглядела всего на пару лет старше. С другой стороны, Гаервин превратилась в красивую женщину. У нее были длинные распущенные волосы и красивые, яркие глаза. Если бы она была человеком, Гарри бы решил что ей лет двадцать. Усмехнувшись, он решил присоединиться к беседе. «Интересно, что они подумают, когда услышат от волшебника свой язык», подумал он.

- Если мое прибытие проблема, Гаервин, я всегда могу вернуться в Хогвартс.

Гарри весело наблюдал, как оба взрослых удивленно уставились на него. В их глазах отражалось изумление. Нарушив тишину, Гаервин нерешительно спросила:

- Гарри?

- Привет, Гаервин, Лолиде. Долгое время не виделись.

- Гарри!

И, прежде чем он сознал это, Гарри попал в удушающие объятия, напомнившие ему Молли Уизли. Обнимая ее в ответ, он не мог не думать об этом. Видимо, это будет очень долгий месяц…

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 7. Вперед!

С этой главы и дальше новый переводчик. Приветствуем Dark_Malvink'у, которая решила продолжить сей перевод. Все благодарности посылаем на ее имя. Без нее проды не было бы еще очень и очень долгое время.
Для удобства прочтения было решено выкладывать продолжение в уже существующем фанфике, что бы не было путаницы.
-----------------

Время, проведенное с эльфами, пролетело слишком быстро, на взгляд Гарри. Он в самом деле был рад вновь увидеть Гаервин и Лолиде, целительница продолжила их занятия по вечерам. Они успели закончить обучение до того, как Гарри покинул времена Основателей, кроме того, он получил несколько книг для чтения. Поскольку они уже были прочитаны за первые полтора месяца пребывания в Хогвартсе, Гарри был готов двигаться дальше. Лолиде сама взялась за его обучение новой эльфийской истории, всего, что произошло с того момента, как они виделись в последний раз. Эти события охватывали длительный период, потому, что время в мире эльфов протекало быстрее, чем в мире людей, однако, Гарри находил это интересным.

Остальные эльфы в Фэйлариз отнеслись к Гарри довольно враждебно в первые дни его пребывания в этом мире. Однако он приложил все усилия, был вежлив с ними и показал, что знаком и уважает их обычаи, и вскоре они сблизились. Несколько молодых эльфов, которые не помнили времена до того, как все связи между людьми и эльфами были порваны, все еще настороженно относились к нему. Малыши-эльфы считали его занятным. Не одно утро он провел, сидя у дерева с детским садом, делясь с ребятами историями из мира людей.

В конце концов, спустя месяц, проведенный в городе эльфов, настало время возвращения в Хогвартс. В его мире заканчивались выходные, и у него и Мин-Мин-Ламы в понедельник утром начинались уроки. Прощаться с Гаервин и Лолиде оказалось тяжело, как и в прошлый раз, но он пообещал навестить их, когда Мин вновь соберется домой. Их путешествие, совпадающее с Рождеством, означало, что праздники были вне сомнений, но он сказал, что заглянет через две недели после их возвращения.

Мин и Гарри покинули город эльфов поздним вечером, зная, что вернутся в гостиную ночью воскресенья. Этого они и хотели, поскольку шансы попасться на глаза однокурсникам были практически на нуле. Махнув рукой на прощание Лолиде и Гаервин в последний раз, студенты исчезли во вспышке света. Прибыв в общую гостиную, оба собрались ложиться спать. Прежде, чем Мин поднялась наверх, Гарри позвал ее, чтобы задать вопрос, который интересовал его с момента прибытия в Фэйлариз.
- Мин, ты живешь только с мамой и тетей?

Мин взглянула на него с любопытством, немного удивленная этим вопросом.

- Да, разве ты этого не понял?

- Ну, да. Мне просто интересно, если это не секрет, что случилось с твоим отцом?

Лицо Мин тут же приобрело грустный вид, и Гарри пожалел о сказанном. Он уже собрался сказать, что это не важно, но она заговорила первой.

- Мой отец умер, когда я была совсем маленькой. Я не очень хорошо его помню.

- Мне жаль.

- Все нормально. Мама всегда знала, что он не проживет достаточно долго, чтобы увидеть, как я повзрослею. Понимаешь, он был человеком, а ты ведь знаешь, что люди не живут так же долго, как эльфы.

- Ты наполовину человек? - спросил Гарри, слегка изумленный.

- Да, но не говори, пожалуйста, это другим эльфам. Мама поведала им, что мой отец погиб в битве, это правда, но она никогда не рассказывала, что я наполовину человек. Если они узнают, я превращусь в изгнанницу.

- Я ничего не расскажу, даю слово. Но почему ты выглядишь как эльф, если ты наполовину человек?

- Ну, эльфийская кровь гораздо сильнее человеческой, так как у нас больше магии. Я выгляжу, как эльф, но моя магия немного слабее, и я не смогу прожить столько же, сколько живет обычный эльф. Если у меня будет ребенок от эльфа, он будет полностью эльфом, поскольку наша кровь сильнее. Но, если бы у меня был ребенок от человека, в нем осталось бы еще меньше от эльфа. Первыми пропали бы заостренные уши. Он был бы человеком, но его магия была бы намного сильнее обычной, и он пережил бы всех своих друзей. Только это маловероятно. Когда я закончу Хогвартс, я вернусь в Фэйлариз. Мне нравится мир людей, и мне приятно видеть, где рос мой отец, но я принадлежу миру эльфов.

- Прости за то, что поднял этот вопрос, Мин.

- Все в порядке, я не против. Это же ты, я не думаю, что мама или тетя будут возражать. А сейчас я пойду спать, у меня с утра Зелья, не хочу злить профессора Севела.

- Спокойной ночи, Мин.

- Спокойной ночи, Гарри.

Ложась в постель, Гарри не мог не задуматься о том, что только что поведала ему Мин.

***
В следующую субботу, за неделю до Хэллоуина, Гарри и Рон после завтрака спустились на поле для квиддича. Команды Факультетов проводили отбор новых игроков. Рон пробовался на место вратаря Гриффиндора, а Гарри на загонщика. В Хаффлпаффе уже был ловец, но Гарри не желал расставаться с квиддичем. Он вспомнил первый курс, когда Оливер Вуд сказал, что он мог бы стать хорошим загонщиком. Поскольку место загонщика было свободным, он решил попробовать. В конце концов, даже если он и не получит место, по крайней мере он попытался.

Поле было поделено на секции для каждого факультета, чтобы провести испытания потенциальных игроков. Направляясь к команде Хаффлпаффа с северной стороны поля, Гарри ждал действующего капитана, Уинстона Диггори, который должен был распределить кандидатов по разным позициям, чтобы другие игроки могли протестировать каждую группу. Услышав имя капитана, Гарри вздрогнул от воспоминания о смерти Седрика Диггори. Он задумался, что, возможно, этот парень был братом или отцом Амоса Диггори. Отогнав прочь воспоминания, он подошел к тому месту, где в ожидании стояли другие три кандидата на место загонщика. Через несколько минут к ним подошел один из охотников.

- Слушайте, ребята. Мы собираемся выпустить бладжеры, и мы, охотники, будем летать тут вокруг. Мы хотим, чтобы вы отбивали в нас как можно больше мячей. Уинстон будет сидеть на трибуне, и отмечать вашу точность и навыки полета. А теперь взлетайте, и удачи!

Поднимаясь в воздух, Гарри был рад снова ощутить ветер, бивший в лицо, и восторг, который он испытывал в полете. Метла, сделанная для него Галатеей, стала предметом зависти его соседей по комнате, когда они увидели ее утром. Она была также хороша, как и его Молния, если не лучше, а тот факт, что она была создана руками его девушки, делал ее еще более особенной.

Гарри вынырнул из мыслей, когда на него со свистом понесся бладжер. Подняв биту, он осмотрелся, куда бы его направить. Тихий голос в голове подсказал, что лучший способ получить место в команде – использовать тактику. Поскольку мяч летел прямо в него, он приподнял биту и ударил по нему. Другой загонщик справа от него не заметил бладжер, и был вынужден сильно отклониться, почти упав при этом с метлы. Гарри улыбнулся своему успеху. В следующий раз он прицелился в другого соперника, который был слишком занят, избегая черного мяча, чтобы отправить его в кого-то еще. Через двадцать минут четверых игроков позвали вниз. Уинстон спустился к ним с пергаментом в руке.

- Что ж, это было интересно. Гарри Эванс, можно задать вопрос, почему ты целился в других загонщиков, а не в охотников?

Под пристальными взглядами Гарри начал смущаться.

- Гм... ну, насколько я понимаю, охотники не были угрозой. Во время игры охотники попытаются забить гол, и у них все хорошо с прицелом, для этого нужен загонщик, чтобы держать их в невыгодном положении. Тактически, было бы более разумным в первую очередь вывести из игры ловца противника, чтобы дать возможность своей команде поймать снитч. Следующими целями должны стать загонщики. Только у них тоже есть биты. Они могут использовать их для нападения на нашу команду, поэтому, выведя их из игры, мы защитим своего ловца и охотников.

Остальная часть команды ошеломленно смотрела на него.

- Ну, я никогда об этом не думал. Отличная работа, Гарри. Ты увидел проблему и обдумал ее с точки зрения тактики. Это так по-слизерински...

- Эй!

- Извини, не хотел обидеть тебя. Но, думаю, с такими тактическими навыками ты заслуживаешь место нашего загонщика. Добро пожаловать в команду!

Гарри улыбался во весь рот. Он впечатлил команду, и даже не в качестве ловца, где он играл лучше всего. Когда все было решено с другими игроками команды, он направился к Рону, который ждал его.

- Я попал в команду, Рон! Мне сказали, что я могу думать тактически.

- Отлично, приятель.

- Как дела у тебя?

- Меня сделали запасным вратарем, но парень, которого взяли в первый состав, действительно гений. Его зовут Оникс Вуд. Теперь я вижу, откуда у Оливера такие навыки, тот парень на самом деле просто молодец.

- Что ж, увидим в первом матче. Хаффлпафф против Гриффиндора, если я не ошибаюсь. Ставлю пять галлеонов, что Хаффлпафф побьет вас!

- Пять галлеонов? Идет!

По дороге обратно в замок ребята обсуждали четыре команды и их шансы на завоевание кубка по квиддичу, делая ставки и споря, пока, наконец, не пришли в Большой Зал на обед.

***

Довольно скоро наступил Хэллоуин, и утро тридцать первого октября застало Гарри, Рона, Пивза, Юстаса, Роберта и Персефону сидящими в тихом уголке библиотеки за составлением плана их новой шалости. Поскольку намечалась она на празднование Хэллоуина, Перси предложила сделать ее грандиозной. Вместо того, чтобы разыграть студентов, они собирались подшутить над преподавателями. Гарри посчитал это отличной идеей. Диппет слишком напоминал ему Корнелиуса Фаджа, и унижение его на глазах у всей школы заставило бы почувствовать себя лучше; особенно, когда он вспомнил ту часть, где директор изображал превращение Тома Риддла в зло. Мальчик-Который-Выжил понимал, что придется трудно, подшучивая над Дамблдором, но он знал, что эта попытка доставит им много веселья. Поскольку идея принадлежала Персефоне, ей было позволено спланировать шалость. В такие времена Гарри и Рон очень напоминали близнецов Уизли. Они уже час сидели в библиотеке, делясь идеями, но к обеду дело так и не продвинулось.

- Ну, я думаю, мы должны заставить их петь.

- Нет, мы уже проделывали это. Уже не свежо.

- Мы можем заставить их драться на дуэли.

- Нет, это тоже уже было.
- Когда?

- Когда я был на первом курсе…

- ПИВЗ! Это было много лет назад. Никто об этом не вспомнит!

Мы вспомним, - подумал Гарри, глядя на лучшего друга.

- Мы можем превратить их в животных.

- Звучит неплохо.

- Угу.

- Но как?

- Канареечные помадки?

- Что?

- Неважно.

- Как на счет того, чтобы использовать Свистульки?

- А что это?

- Конфеты, которые мы взяли из... там, где мы жили.

- Для чего они?

- Кажется, описание было такое: ‘Свистульки превратят вашу отрыжку в различные знаменитые мелодии’.

- Гениально!

- Мы можем заставить их дышать огнем.

- Хорошая мысль!

- У меня есть идея!

- Что?

- Что?

- Продолжай.

- Рассказывай!

Персефона шепотом поведала свой план другим Мародерам, которые восторженно приняли идею. Это должно быть весело, - подумали они.

Празднование Хэллоуина было таким же, как всегда. Большой Зал был украшен как обычно - тыквами в натуральную величину на полу и скелетами, свисающими с потолка. На потолке была паутина, прятавшая ночное небо. Кроме того, ее нити закрывали несколько приспособлений для шалости, оставляя в неведении студентов и преподавателей. Как только все расселись по местам, профессор Диппет поднялся, чтобы произнести речь.

- Добро пожаловать на празднование Хэллоуина. Не ешьте слишком много, иначе плохо себя почувствуете. Наслаждайтесь праздником.

Когда он сел, Мин нагнулась к Гарри и прошептала по-эльфийски.

- Что? Это все?

- Вероятно.

- Я ожидала чего-то большего... я не знаю...потрясающего.

- Ага, я тоже.

Оба вернулись к еде. В середине ужина Гарри взглянул на стол Гриффиндора, чтобы увидеть, как Персефона пускает в ход шалости. Однако ее прервал громкий сигнал, наполнивший Большой Зал. Все преподаватели мигом вскочили на ноги, вытаскивая волшебные палочки. Дамблдор указал палочкой на горло, шепча заклинание усиления голоса.

- СТУДЕНТЫ, БЕЗ ПАНИКИ. МНЕ НУЖНО, ЧТОБЫ ВЫ ОСТАВАЛИСЬ НА МЕСТАХ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ. НАС АТАКУЮТ, ПОЭТОМУ Я ПРЕДЛАГАЮ ВАМ ВСЕМ НАДЕТЬ ПРОТИВОГАЗЫ. СТУДЕНТЫ, КОТОРЫХ ДО СИХ ПОР НЕ ОБУЧИЛИ ЗАКЛИНАНИЯМ, ПОПРОСИТЕ СТАРШИХ ПОМОЧЬ ВАМ. НАМ НУЖНО, ЧТОБЫ ВСЕ СТУДЕНТЫ ШЕСТОГО И СЕДЬМОГО КУРСА ОТПРАВИЛИСЬ С НАМИ. НАМ ПОНАДОБИТСЯ ЛЮБАЯ ПОМОЩЬ, ЧТОБЫ ЗАЩИТИТЬ ЗАМОК. СТАРОСТЫ, КАК ТОЛЬКО МЫ ВЫЙДЕМ, ВЫ ДОЛЖНЫ УДОСТОВЕРИТЬСЯ, ЧТО ДВЕРИ БОЛЬШОГО ЗАЛА ЗАПЕРТЫ. НИКТО НЕ ДОЛЖЕН ВОЙТИ ИЛИ ВЫЙТИ. УСПОКОЙТЕ МЛАДШИХ ТОВАРИЩЕЙ. Куайтус.

Дамблдор и другие преподаватели, а также взволнованные шестой и седьмой курсы, направились к дверям. Гарри вскочил на ноги и увидел, как Рон, Гермиона и Джинни сделали то же самое. Разглядывая Зал в поисках своих друзей, он заметил Сатануса Снейпа и Калигулу Малфоя, выглядевших расслабленными, с самодовольными ухмылками на лицах. Они знают, - понял Гарри. Он последовал за преподавателями, но кто-то ухватил его за руку. Оглянувшись, он увидел, что Мин тянет его обратно.

- Гарри, куда ты собрался? Ты пятикурсник. Ты должен остаться здесь.

- Я не могу, Мин. Я знаю, что могу помочь. Мне говорили, что я отличный дуэлянт. Я могу помочь защитить замок. Я не хочу, чтобы что-то случилось с тобой, Перси, Юстасом или Робертом. Пожалуйста, Мин, отпусти меня.

- При одном условии.

- Каком?

- Ты вернешься ко мне, слышишь? Я не могу потерять тебя, Гарри. Моя мать никогда не простит мне этого.

Гарри удивился, когда он обняла его, роняя слезы. Он быстро обнял ее в ответ перед тем, как направиться к дверям, где его ждали Гермиона, Рон и Джинни.

Они настигли преподавателей и студентов на главной лестнице, самые старшие и опытные стояли впереди. Не медля, они подошли к Дамблдору, который с удивлением взглянул на них, когда они встали рядом с палочками наготове.

- Что вы здесь делаете? Вы должны быть внутри с остальными.

- Мы можем помочь, профессор, - заверила его Гермиона. - Нас обучал дуэли Годрик Гриффиндор. Я думаю, мы можем за себя постоять.

Дамблдор казался слегка изумленным этим откровением, но ничего не сказал. Вместо этого он вновь обратил свое внимание на силы врага, появившиеся из леса. Там были ряды темных волшебников, одетых в чертные мантии, сильно напоминающих Упивающихся Смертью. С одной стороны собрались оборотни, а с другой - дементоры.
Позади стояли пятеро великанов с огромными дубинками в руках. Прямо перед ними находилась фигура, заставившая кровь каждого похолодеть. Это был единственный маг с кроваво-красными волосами, доходившими ему до пояса, и такими же красными глазами. Он выглядит почти, как возродившийся Волдеморт,- подумал Гарри, - только не такой страшный. Оглянувшись, Гарри уловил страх в лице каждого. Поскольку во главе армии стоял Темный Лорд Гриндевальд собственной персоной.

Никто не знал, какая сторона начала движение. Заклинания полетели в воздух с обеих сторон - и Светлой, и Темной. Войска Гриндевальда использовали непростительные, оставляя студентов и учителей лежать в траве мертвыми. Рон, Гермиона и Джинни энергично взялись за дементоров, пока Гарри направился кратчайшим путем к оборотням. Они злобно глядели на него по мере приближения, выпуская когти и обнажая клыки. Гарри только ухмыльнулся в ответ и трансформировался. Оборотни не успели осознать, что в них ударило, черно-белое пятно метнулось к ним для отмщения, разрывая в клочья лапами и зубами. Они попытались ответить, превратить эту тварь в их подобие. Однако Гарри знал, что он в безопасности. Ведь люди в анимагической форме не могут быть превращены.

В самом разгаре битвы Джинни довольно успешно отгоняла дементоров, используя патронус за патронусом. Рон и Гермиона помогали студентам и преподавателям отбиваться от магов. В один момент Дамблдор заметил, что они посылают заклинания только руками. Увидев , что они применяют беспалочковую магию, он на секунду застыл от удивления, давая возможность ближайшему магу послать в себя убивающее проклятье. Гермиона, заметив это, встала на его пути. Дамблдор чуть не потерял сознание, когда зеленый луч коснулся ее груди и не оказал никакого действия. Быстро оглушив противника, она повернулась к будущему директору.

- Сэр, вам необходимо сохранять концентрацию. Не обращайте на нас внимания, мы объясним позже.

Когда Дамблдор коротко кивнул ей, она вернулась в бой, оглушив еще двух людей Гриндевальда.

Прикончив оборотней, Гарри принялся за великанов. Джинни, закончив с дементорами, отправилась на помощь небольшой группе студентов, которые с трудом пытались сдержать натиск огромных чудовищ. Гарри видел, что великаны слишком сильны для нее, но понимал, что если отвлечь, она сможет их уложить. Раскрыв большие белые крылья, запачканные в крови, он взлетел в воздух и направился к группе.

Джинни держалась, но понимала, что теряет позиции. Взглянув вверх в ту секунду, когда что-то пролетело мимо, она с облегчением увидела Гарри в анимагической форме. Он покружил вокруг ближайшего великана, а затем сел на его лицо и начал царапать. Этого было достаточно, чтобы отвлечь чудовище, так как он безуспешно пытался снять его с лица. Джинни подняла руку и выпустила серию сильных оглушающих заклятий в него. До того, как великан отвлекся, она не могла направить достаточно заклятий, чтобы оглушить его. После седьмого заклятия великан, наконец, упал, и Гарри полетел к следующему.

А в Большом Зале студенты начинали нервничать. Старостам пришлось применить серию заглушающих чар, когда звуки борьбы снаружи заставили младших студентов впасть в истерику. Все разговаривали, обсуждая возможные исходы битвы и пытаясь угадать, что происходит снаружи. Когда с другой стороны двери раздались удары, все сильно испугались. Минерва МакГонагалл, староста девочек, оставшаяся во главе студентов, усилила свой голос.

- СТУДЕНТЫ, СОХРАНЯЙТЕ СПОКОЙСТВИЕ. НАПАДАЮЩИЕ, ДОЛЖНО БЫТЬ, ПРОЛОМИЛИ СТЕНЫ. ВСЕМ ОТОЙТИ В КОНЕЦ ЗАЛА, СТАРШИЕ СТУДЕНТЫ ВПЕРЕД, ПОВЕРНИТЕСЬ К ДВЕРЯМ C ПАЛОЧКАМИ НАГОТОВЕ.

Как только все встали на места, у Персефоны возникла идея. Поскольку остальные учащиеся ее факультета передвинулись в конец Зала, она быстро нырнула под стол Гриффиндора. Спустя несколько минут двери Большого Зала были сорваны с петель и около двадцати волшебников ворвались внутрь, бросая заклинания в собравшихся студентов. Первые курсы начали бороться в ответ, но с небольшим успехом. В ужасе Персефона подняла волшебную палочку и указала ею в потолок, пробормотав заклинание. Темные волшебники потеряли бдительность, когда тысячи пузырей поплыли с потолка. Озадаченные, они вначале проигнорировали их, чтобы напасть на оставшихся детей. Однако им все-таки пришлось обратить на них внимание, когда пузыри, касаясь кожи, заставляли их смеяться. Это была одна из шалостей, которые установили ребята. Персефона собиралась выпустить пузыри посреди праздника, так как они содержали смехотворное зелье, которое заставляло людей истерично смеяться, когда прикасалось к коже. Оно сотворило чудо с волшебниками, предоставив пятому курсу и Минерве шанс оглушить как можно больше противников. Однако пока волшебники катались по полу от смеха, некоторые предусмотрительно послали Редукто в потолок. В следующий момент они осознали, что потолок падает прямо на них.

А снаружи преподаватели и студенты проигрывали. Четыре путешественника во времени справились с нечеловеческими созданиями, но не могли остановить группу магов, ворвавшихся в замок. Пока Гарри оглушал противника, в спину ему ударило убивающее проклятье. Кружась, он встретился взглядом с мерцающими глазами Гриндевальда. Жестоко улыбнувшись, он поднял руку и выкрикнул эльфийское заклинание, которое скручивало человека. Не впечатленный, Темный Лорд начал бросать Темные заклинания и проклятья в сторону Гарри. Мальчик-Который-Выжил, чтобы не остаться побежденным, начал использовать те же методы. К этому времени все остальные замерли, наблюдая дуэль двух волшебников, перекидывавшимися самыми отвратительными Темными Заклинаниями, которые только можно представить. Гарри поймал проблеск сожаления и разочарования на лице Дамблдора перед тем, как опрокинуть Гриндевальда в траву. Видя, что победа ему не светит, Темный Лорд дал рукой сигнал и его войска отступили.

Гарри вздохнул с облегчением, в то время, как остальные глядели на него со страхом и благоговением. Не обращая на них внимания, Гарри стал пробираться в замок, чтобы посмотреть, все ли в порядке с остальной школой, учителя отправились вслед за ним. Дойдя до Большого Зала, он увидел повсеместные разрушения. Заметив Мин, Юстаса и Роберта возле того, что когда-то было столом Гриффиндора, он устремился туда посмотреть, что происходит. Когда они, видя, что он направился к ним, подняли головы, слезы бежали по их щекам. Молча они указали на неподвижое тело на полу. Гарри присел и убрал рыжие волосы со знакомого лица. Это была Персефона Уизли. Трясущимися руками он попытался прощупать пульс на руке, а затем уронил ее.
Она была мертва.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 8. Траур

Переводчик Dark_Malvinka
_______________

Студенты и преподаватели собирались в Большом Зале. Гарри не слышал и не видел ничего. Он не мог поверить, что Перси больше нет. Так просто – раз, и все, словно щелчок пальцев. Просто, словно никогда и не было. Как Седрика. Только что они смеялись и шутили, а через мгновение все закончилось. Гарри сидел в оцепенении, роняя слезы. Первым звуком, прорвавшимся сквозь туман в его голове, стал отчаянный крик Рона и Джинни, когда они вернулись с поля битвы и увидели, что их тетя безжизненно лежит у ног Гарри. Слегка развернувшись, Гарри обнял Джинни, она плакала. Гермиона таким же образом пыталась утешить Рона. Пивз летал над головами собравшихся, необычно унылый, в глазах больше не светилась озорная искорка. Юстас и Роберт стояли рядом с другими гриффиндорцами, пытаясь объяснить, что произошло.

Все внимание переключилось на Дамблдора, когда он подошел к собравшейся группе, все время осторожно наблюдая за Гарри. Он осмотрелся прежде, чем расспросить Минерву о произошедшем. Она рассказала о пузырях, которые отвекли нападавших, когда им это так было нужно, как потолок обвалился прямо на стол Гриффиндора. Дамблдор выглядел печальным, он оглядел Зал, убедился, что все остальные студенты и преподаватели в сборе, а затем усилил голос.

- ВНИМАНИЕ! ВО-ПЕРВЫХ, СПАСИБО ВСЕМ, КТО УЧАСТВОВАЛ В ОБОРОНЕ ШКОЛЫ. БЛАГОДАРЯ ВАМ ВРАГ БЕЖАЛ. ВО-ВТОРЫХ, Я ХОТЕЛ БЫ СООБЩИТЬ ВАМ, ЧТО ШЕСТЕРО СТУДЕНТОВ И СЕМЕРО ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ПОГИБЛИ В БОЮ, ВКЛЮЧАЯ НАШЕГО ДИРЕКТОРА. МНЕ ПРИДЕТСЯ ПРИНЯТЬ РУКОВОДСТВО ШКОЛОЙ НА СЕБЯ. Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ВСЕ ВЕРНУЛИСЬ В ОБЩИЕ ГОСТИНЫЕ, ЧТОБЫ МЫ МОГЛИ ОЦЕНИТЬ УЩЕРБ. СПАСИБО.

Дамблдор подошел к тому месту, где Гарри, сжавшись в комок, по-прежнему держал Перси за руку. Положив ладонь на плечо парня, он ждал, когда Гарри посмотрит на него.
- Мистер Эванс, я хотел бы, чтобы вы зашли в мой кабинет, как только закончится подсчет студентов. Меня очень заинтересовали ваши методы ведения боя.

Гарри со злостью взглянул на новоиспеченного директора.

- Со всем уважением, сэр, только что погибла моя подруга. Ей было тринадцать. Это слишком рано для смерти. Не могли бы мы отложить разговор до окончания похорон? Мне хочется почтить ее память.

Дамблдор окинул зеленоглазого юношу проницательным взглядом прежде, чем кивнуть в согласие.

- В течение двух дней в школе будет проходить поминальная служба. Ты придешь ко мне поговорить после этого?

- Да, директор.

- Хорошо. Я оставлю тебя наедине с твоим горем. Я сочувствую твоей утрате.

После этих слов Дамблдор вышел из Зала, чтобы начать организацию поминальной службы. Гарри вновь обернулся к Джинни и покрепче обнял ее.

На следующий день в школе воцарился хаос. Уроки были отменены, как дань уважения погибшим, да еще пришлось восстанавливать Большой Зал. Следующим вечером Дамблдор организовал поминальную службу. В школу собирались прибыть семьи погибших, а после должен был пройти ужин. Родственники организовали частные похороны, а поминальная служба позволила бы всем студентам выразить свое уважение.
В шесть часов следующего вечера начали прибывать родные студентов и учителей, павших в бою. Рядом с преподавательским столом для них был установлен еще один. Поминальная служба проводилась Дамблдором, он первым взял слово.

- Дамы и господа, студенты. Мы собрались здесь, чтобы восхвалить жизни тринадцати смельчаков, которые отдали ее для спасения школы от страшного врага. Сегодня мы празднуем эту отвагу, и несколько друзей ушедших хотят сказать пару особенных слов.
Сойдя вниз, он попросил жестом встать первого выступающего. Гарри, Рон, Гермиона и Джинни сидели в конце зала, наблюдая за происходящим. Многие вставали, чтобы поговорить о тех, кого потеряли. Друзья, семья, сумасшедшие соседи и коллеги, все они одинаково поднимались и рассказывали короткие истории о людях, которых они знали, так что ситуация казалась как никогда реальной. Гарри не мог удержаться от мыслей, что люди становились более живыми благодаря тем, кто видел в них лучшее. Каждая история, каждое воспоминание доказывало, что они были не просто именами или статистикой, а настоящими людьми - с друзьями, семьей и собственной жизнью.

Наконец, настало время рассказать о Персефоне. К большому сюрпризу рыжеволосой семьи, сидевшей впереди, вдруг поднялся Рон и направился к трибуне.

- Здравствуйте, меня зовут Рональд Уэстон, и Перси была моим близким другом. Хотя я знал ее недолго, с первого момента, как мы встретились на приветственном пиру, я почувствовал глубокую связь с ней, как-будто знал ее всю свою жизнь. Она во многом напоминала мне моих братьев-близнецов, у которых такой же озорной характер и невинная улыбка. Когда она входила в комнату, ее нельзя было не заметить. Ее... индивидуальность невозможно было игнорировать. Она погибла, спасая своих товарищей, проявив невероятную изобретательность и умело использовав одну из шалостей, которые она так любила. Она показала мужество и самоотверженность, которые заставили бы Годрика Гриффиндора гордиться ей, и я восхваляю ее. Персефона навсегда останется в наших мыслях и сердцах.

Глаза Рона блестели от слез, когда он спускался с трибуны. Взглянув на Уизли, собравшихся вместе, он послал им улыбку, полную печали. Он обрадовался, когда его дедушка улыбнулся в ответ, с признательностью и уважением в глазах. Садясь на место, Рон почувствовал, как Джинни незаметно приобняла его.

- Прекрасная речь, Рон.

- Спасибо, Джин. Я думаю, Уизли были немного удивлены, но я должен был что-нибудь сказать. Она была не просто нашей тетей; она была и нашим другом. Я просто рад, что нам выпал шанс познакомиться с ней.

- Я тоже.

В это время к трибуне направился еще один человек. Это был мальчик лет десяти, он был неуклюж и выделялся фирменным цветом волос Уизли. Когда он повернулся лицом к собравшимся, все заметили его решительный взгляд, несмотря на дрожащие руки и опухшие, покрасневшие глаза. Вопреки очевидной нервозности, его голос был громким и четким.

- Я - Артур Уизли, брат Персефоны. Я только хотел сказать, что, несмотря на то, что говорят люди, смерть Персефоны - не трагедия. Она прожила счастливую жизнь, с друзьями и семьей, которые любили ее. Я буду очень скучать по ней. Она была моей сестрой, и я скорблю по ней. Но я не позволю горю взять надо мной верх. На следующий год я приеду в Хогвартс и попаду на Гриффиндор. Я сделаю все, чего не может теперь Перси, и в эти моменты буду думать о ней. Но я не позволю ее смерти управлять моей жизнью. Она бы этого не хотела. Перси хотела бы, чтобы мы отпраздновали ее жизнь, а не оплакивали смерть. Это все, что я хотел сказать, спасибо.

Когда он сошел с трибуны, Большой Зал наполнился шепотом. Гарри нагнулся к Гермионе и тихо сказал.

- Это было неожиданно.

- Да уж. Он говорил так по-взрослому... Трудно поверить, что ему только десять.

- Я знаю. Я в том возрасте еще жил в чулане. Тем не менее, он прав. Перси не хотела бы, чтобы мы страдали. Она хотела бы, чтобы мы продолжали жить и помнили счастливые времена с ней.

- Да. Ты хочешь поговорить с семьей Уизли после службы?

- Да, я хотел бы кое-что узнать.

Как только стихли разговоры, служба была продолжена, закончившись ужином в честь погибших студентов и учителей. После ужина Гарри подошел к столу, где сидели Уизли. Заметив его приближение, они прервали разговор.

- Здравствуйте, я Гарри Эванс. Я был хорошим другом Персефоны.

Мистер Уизли заговорил от всей семьи.

- Да, кажется, Перси упоминала тебя в своих письмах.

- Я просто хотел сказать, что сочувствую вашей утрате. Я буду очень скучать по Перси, но не могу представить себе, через что прошли вы. Однако мне хотелось бы поговорить с вами кое о чем.

- Присаживайся, - предложил ему мистер Уизли, указывая на пустой стул. Гарри сел перед тем, как продолжить.

- Я хотел бы кое-что сделать, но сначала мне нужно получить ваше разрешение. Я хочу сделать статую Персефоны, чтобы установить ее здесь, в Хогвартсе. Этот вечный памятник будет напоминать будущим студентам о ее величайшей жертве. Я собирался высечь ее сам, но сначала мне нужно ваше одобрение.

Мистер и миссис Уизли даже не знали, что сказать. Они были удивлены, что студент, который знал их дочь на протяжении всего двух месяцев, хотел создать памятник ей. Мистер Уизли озвучил свой интерес.

- Ты уверен, что она будет сделана со вкусом? Я не хочу, чтобы это была большая статуя с цветами и колокольчиками, или другими украшениями, которые сделают нашу пямять похожей на... безвкусицу.

- Сэр, я бы никогда такого не сделал. Она будет небольшой и изящной, и открываться только тем, кто искренне хочет выразить свое уважение. Я никогда не разрушил бы память о друге таким образом. Даю вам слово.

- Хорошо, но мы хотели бы увидеть ее перед тем, как она будет установлена. Ты будешь на похоронах?

- Если мне позволят.

- Тогда там ты и сможешь показать ее нам.

- А моим друзьям можно присутствовать на похоронах? Персефона много значила для всех нас. Мы не причиним неприятностей.

- Конечно, если только вас немного.

- Нет, нас будет только шестеро, я заверяю вас.

- Хорошо. Похороны будут проходить в церкви Оттери Сэйнт Кэтчпоул в пять пополудни. Мы надеемся увидеть вас там.

Гарри кивнул семье, а затем подошел к друзьям, чтобы поделиться новостями.

На выходе из Большого Зала Гарри остановил никто иной, как Альбус Дамблдор. Директор осторожно посмотрел на него, и положил ладонь на плечо Гарри, направляя его в свой новый кабинет. Как только они добрались, Дамблдор подошел к горгулье и прошептал пароль.

- Шоколадки Фрая.*

Пароль был принят, горгулья отпрыгнула в сторону, и директор провел Гарри по спиральной лестнице в круглый кабинет. Войдя, он сел за стол и указал юноше на стул напротив него.

- Лимонную дольку?

- Нет, спасибо, сэр.

- Итак, Гарри. Я привел тебя сюда, чтобы задать несколько вопросов о битве.

- А что с ней, сэр? - ответил Гарри, пытаясь увильнуть, хотя хорошо знал, что имел в виду Дамблдор.

- Я был обеспокоен тем видом магии, который ты использовал в сражении с Гриндевальдом.

- Со всем моим уважением к вам, сэр, я не вижу в чем тут проблема.

- Это была Темная Магия, Гарри. Это опасно, она одурманит тебя. До того, как мы узнаем об этом, у нас появится новый Темный Лорд.

- Он и так появится, но это буду не я, это я могу привести в качестве аргумента.

- Гарри, почему ты использовал Темную Магию?

- Она ведь сработала, не так ли?

- Ты знаешь, это не то, что я имею в виду.

- Я просто не могу понять, почему у вас проблема с этим. Я видел, что Светлая Магия не оказывала на него воздействие. Единственной возможностью остановить его - было использование Темных Искусств. Не воспользуйся я ими, он бы победил. Вы знаете это так же, как и я.

- Не в этом дело…

- В этом, сэр. Факт в том, что я прогнал Гриндевальда. А то, что я при этом использовал Темную Магию, не важно. Я не превращаюсь в зло, сэр, я просто сделал то, что было необходимо.

- Я просто не хочу столкнуться с еще одним врагом…

- Профессор, у вас есть доказательства того, что я злой? Я не сделал ничего плохого. Я спас школу, людей в ней. Каким образом это делает меня злым?

- Я понимаю твою точку зрения, но и ты пойми мое беспокойство.

- Я понимаю и уважаю ваши убеждения относительно Темной Магии. Но, с другой стороны, мои убеждения сильно отличаются от ваших, и вы не сможете меня переубедить. Однако, если вам нужно доказательство того, что я хороший человек...

Гарри вдруг громко свистнул. Дамблдор посмотрел на него в недоумении. Все объяснилось через минуту, когда большое красно-золотое создание появилось в комнате, издавая неземные трели.

- Профессор Дамблдор, позвольте представить вам моего друга, Фоукса.

- Это феникс? - спросил потрясенный мужчина, глядя на птицу, которая уселась на плечо хозяина. Гарри самодовольно усмехнулся тому факту, что смог удивить вроде бы всезнающего человека.

- Да, это он. Фоукса мне подарил на день рождения мой друг-эльф. Как вы знаете, фениксы – Светлые создания, и избегают всего злого. Если бы я собирался стать следующим Темным Лордом, вы думаете, Фоукс сейчас сидел бы на моем плече?

- Я полагаю, нет.

- Тогда у меня все. Я не хочу продолжать доказывать вам свою точку зрения. Я предлагаю согласиться с нашим несогласием. Годрик Гриффиндор доверял мне даже до того, как я помог ему победить Слизерина. Я надеюсь, что и вы сможете мне так же доверять.

- Я постараюсь, Гарри. А теперь, есть еще один вопрос, который я хотел бы обсудить с тобой.

- Какой?

- Во время битвы я заметил, что ты и твои друзья использовали заклинания без волшебных палочек. Мне интересно, как такое возможно.

- Мы применяли беспалочковую магию.

- Это невозможно! Беспалочковая магия – миф.

- Уверяю вас, директор, это не так.

Указав рукой в центр комнаты, Гарри быстро вызвал Патронуса. Дамблдор в изумлении смотрел на оленя, бродившего по его кабинету.

- Преимущества использования беспалочковой магии неисчислимы. Прежде всего, во время боя ваш противник не узнает, какие чары вы пошлете в него, потому, что не нужно произносить само заклинание. Также вам не нужно беспокоиться о том, что вас могут разоружить.

- Ты сможешь обучить меня?

- Я боюсь, что вы сможете пользоваться ей только в простых заклинаниях. Обучаться беспалочковой магии надо, пока ты молод. Чем старше, тем сложнее преуспеть в этом. Я попробую, но только на одном условии.

- И каком же?

- Вы обучите меня и моих друзей трансгрессии.

- Договорились.

- Хорошо. Что-то еще?

- Только пара вопросов, если у тебя есть время.

- Слушаю вас.

- Ты и твои друзья - анимаги?

- Да. Нас обучала Леди Хаффлпафф.

- Понятно. Очень полезный навык. И еще, я хотел узнать, как получилось, что ты и мисс Грейнджер выжили после убивающего проклятия?

- На этот вопрос я не могу ответить. Не переживайте, я расскажу вам, когда вы станете старше.

Не дав Дамблдору возможности ответить, Гарри поднялся и покинул кабинет, радуясь своей маленькой мести: сколько раз Дамблдор говорил ему, что он узнает о некоторых вещах таким же образом.


_________________

*Шоколадки Фрая (Fry’s Five Boys) - довольно известный на Западе шоколад.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 9. Обучение Минервы

Переводчик Dark_Malvinka.


Похороны прошли тихо. Получив разрешение Дамблдора, Гарри, Рон, Гермиона, Джинни, Юстас и Роберт с помощью летучего пороха прибыли в Нору, где должны были встретиться с Уизли и другими людьми, собирающимися на похороны. Мин собиралась пойти с ними, но она не была настолько близка Перси, как остальные, и чувствовала, что это будет не очень удобно.

Весь процесс интересовал Гермиону и Гарри с культурной точки зрения. Они никогда не бывали на похоронах волшебника до этого, поэтому не были уверены в том, что можно ожидать. До отбытия в церковь Гарри отозвал родителей Персефоны в сторону, сказав, что хочет поговорить с ними наедине. Они проводили его в кухню, где он вытащил небольшой предмет из кармана и увеличил его с помощью волшебной палочки, чтобы не вызывать подозрений. Это была статуя Персефоны Уизли в натуральную величину. Она была высечена из белого мрамора с помощью магии, внизу была прикреплена небольшая платиновая табличка в ожидании надписи. Статуя была выполнена с мельчайшими деталями, отражая Перси в школьной форме, с палочкой в руке и улыбкой на лице. Гарри умудрился передать даже блеск в глазах с помощью волшебства. При виде этого миссис Уизли тут же разрыдалась и уткнулась в плечо мужа. Гарри занервничал.

- Извините, миссис Уизли. Если она вам не нравится, я могу изменить ее...

- Не в этом дело, мистер Эванс, - сказал мистер Уизли юноше, - Просто статуя выглядит совсем как Перси. Ты сам ее сделал?

- Да, сэр.

- Великолепная работа. Мы не знаем, как отблагодарить тебя. Платиновая табличка, наверное, стоит целое состояние.

- Цена не имеет значения, сэр. Я просто чувствовал, что Перси заслуживает лучшего, поэтому и сделал так. В общем, я оставил табличку пустой. Я подумал, что вы сами захотите сделать надпись.

- Очень чутко с твоей стороны, спасибо. Мы впишем ее, как только вернемся на поминки. А теперь, я полагаю, нам пора, скоро начнутся похороны.

Все трое вернулись в гостиную, остальные друзья и родственники уже выходили наружу. Шествие к церкви было торжественным. Подойдя к зданию, мистер Уизли провел их в боковой придел храма через заднюю дверь. Она вела в другую часть церкви, очевидно, предназначенную для церемоний волшебников. Заняв места, они смотрели, как старый волшебник в темно-фиолетовой мантии встал перед собравшимися и начал речь.

- Дамы и господа, мы собрались здесь сегодня, чтобы оплакать смерть Персефоны Вирджинии Уизли, которая покинула нас на прошлой неделе. Она погибла благородной смертью храбрых, сражаясь с Темными волшебниками, чтобы спасти своих школьных товарищей.

Гарри тихонько зарычал, услышав этот предрассудок, что волшебники злые, поскольку они Темные. Прослезившаяся Джинни мягко положила руку поверх его ладони и покачала головой. Он немедленно успокоился и кивнул ей в ответ, а затем вновь вслушался в слова волшебника.

- Да поможет Мерлин ее переходу в следующую жизнь, где к ней однажды присоединятся ее друзья и семья, которых она оставила позади. Давайте попросим Великого Отца присматривать за ее душой, отныне и вовек.

Гарри прослезился, когда гроб Персефоны стал прозрачным. На ее тело были наложены чары сохранности, так чтобы она оставалась неизменной на все времена. Мужчины семьи Уизли, включая маленького Артура, встали и подняли гроб, чтобы вынести его из церкви. Остальные проследовали за ними наружу, к небольшому склепу среди деревьев в Норе. Оказавшись внутри, Гарри и Гермиона удивились, заметив ряды каменных саркофагов. Рон нагнулся и тихо объяснил:

- Это место захоронения рода Уизли. Наша семья пользуется им сотни лет. Когда кто-то умирает, проводится церемония, и прозрачный гроб помещается в каменный саркофаг. Если поднять крышки других саркофагов, можно увидеть превосходно сохранившиеся тела моих предков. Мы все знаем, где это место находится, но мама с папой запретили нам входить сюда, за исключением похорон. Это единственное правило, которое соблюдают даже Фред с Джорджем.

Гарри и Гермиона кивнули в знак понимания. Когда гроб опускали в каменное место упокоения, Гарри прикрыл глаза и запел эльфийскую погребальную песню. Тревожная мелодия вскоре заполнила каменный склеп, все повернулись на звук его глубокого голоса, прекрасно державшего ноты. Спустя миг, к всеобщему удивлению, в дверь влетел Фоукс и сел на гроб, его мягкие трели песни феникса влились в похоронную песнь Гарри. Когда песня была окончена, Гарри открыл полные слез глаза и был удивлен и смущен тем, что оказался под прицелом всеобщего внимания. Повернувшись к Уизли с извинениями, он был рад заметить, что они просто улыбались ему.

Когда церемония в склепе была закончена, все вернулись в Нору на поминки. Там старший Уизли позвал Гарри в кухню и закрыл дверь. Мистер Уизли встал рядом с парнем и указал на статую.

- Мы хотели бы добавить надпись, если ты не против.

- Конечно, мистер Уизли. Без проблем.

- Ты сможешь это сделать, если мы скажем, что написать?

- Конечно, если вы этого хотите.

Гарри опуситлся на колени перед статуей и положил руку на верхнюю часть таблички. Уизли странно на него посмотрели, но быстро отвлеклись. Миссис Уизли описала, что она хотела бы увидеть на табличке.

- Светлой памяти Персефоны Вирджинии Уизли, 1930 – 1943, погибшей в Битве, защищая своих друзей.

Собравшиеся с трепетом взирали, как рука Гарри начала испускать золотистый свет. Когда он убрал ее, надпись была сделана изящными рукописными буквами. Поднимаясь, Гарри уменьшил статую, положил ее в карман и направился к выходу. Перед самой дверью его остановил тихий голос Артура Уизли.

- Гарри, а что это была за песня, которую ты пел?

Гарри повернулся к мальчику и встретился с несколькими выжидающими взглядами.

- Это была эльфийская похоронная песнь, которую традиционно поют близкие друзья, чтобы помочь душе попасть на тот свет. Извините, если вам это не понравилось, но в тот момент мне показалось это уместным.

- Глупости, молодой человек! Это был необыкновенный жест. Так приятно видеть, что юноша, который столько заботился о нашей дочери, думает о подобных вещах. Хотя только один вопрос... ты сказал, что песня была эльфийская... где ты выучил ее?

- У меня есть друг-эльф, миссис Уизли. Она научила меня этой песне в прошлом году.

- Друзья-эльфы, что дальше! Что ж, давайте вернемся к гостям, им, наверняка, интересно, куда мы пропали.

Они вернулись в гостиную, где Гарри присоединился к друзьям. Вскоре они попросили разрешения удалиться, поскольку Дамблдор попросил их не опаздывать. Он еще не доверял Гарри полностью, особенно - когда тот находился рядом с младшими студентами. Вернувшись в Хогвартс, Юстас и Роберт пошли в общую гостиную Гриффиндора, а Гарри вызвал дверь в свою комнату и вместе с остальными вошел и сел возле камина. Джинни предупредила Пивза, что они встретятся здесь после похорон, чтобы рассказать ему обо всем. Когда полтергейст явился, Гарри прошел в угол комнаты рядом с одним из окон, пока остальные делились с Пивзом впечатлениями. Вытащив статую и увеличив ее, он добавил снизу свою надпись на эльфийском языке.

Дорогой подруге и талантливой шутнице,
Пусть тебя всегда сопровождают радость и счастье.
До новой встречи.


***

Шли недели, жизнь продолжалась, хотя студенты вели себя немного тише, чем обычно. Все, за исключением факультета Слизерина. Калигула и Сатанус нашли возможность повеселиться, болтая, что битва стала разочарованием, и как Гриндевальд свел счеты с несколькими грязнокровками перед уходом. Гарри несколько раз чуть не проклял их, но друзьям удавалось остановить его. К середине ноября все стихло. Мародеры даже вновь занялись своими шутками, теперь с помощью Мин-Мин-Ламы. Они собирались прекратить эту деятельность, поскольку считали это непримелемым после недавних событий, но Юстас заявил, что Перси хотела бы этого. Ребята были уверены, что, прекратив шутить, они оскорбят ее память. Остальные неохотно с этим согласились. Первой шуткой после битвы стали падающие пузыри со смехотворным зельем, в честь участия Перси в битве.
Постепенно путешественники во времени все больше поддавались унынию. Гермиона, Джинни и Рон по-прежнему скучали по семьям, чем больше времени они проводили в прошлом, тем сильнее становилась тоска по дому. И, хотя теперь они были ближе к своему времени, чем в прошлом году, и встретили знакомые лица, такие как Альбус Дамблдор и Аластор Грюм, все равно это было не то же самое. Гарри начал скучать по Сириусу, несмотря на то, что он не очень хорошо знал своего крестного. Симби и Нира хоть как-то поддерживали его и были отличными помощниками в некоторых делах. Гарри посылал их по замку шпионить, как он делал это в прошлом году. В этот раз они не искали что-то особенное, просто то, что казалось немного странным. Все, что они смогли откопать – это тот факт, что Кириани, слизеринская главная змея, была на самом деле более молодой версией василиска в Тайной Комнате. Эта новость вызвала у Гарри мурашки. Он видел эту змею несколько раз во время ее разговоров со Слизерином, но он и не догадывался о том, что это был змееныш василиска. Мысли о василиске напомнили ему о том, что Плакса Миртл была убита всего два года назад. Ему печально было думать, что она училась вместе со студентами этого времени. То же относилось и к Тому Риддлу; хотя намеки о нем, адресованные Джинни, не принесли до сих пор результата.
За две недели до начала Рождественских праздников Гарри, Рона, Джинни и Гермиону вызвали в кабинет Дамблдора. Они не знали, чего ожидать, не могли понять, что сделали не так. Конечно, они устроили несколько проделок, но всегда удостоверялись, что доказательств их причастности к этому не было, хотя все учителя и студенты знали, кто стоит за этими розыграшами. Просто это было невозможно доказать. Возле горгульи ребята остановились в растерянности. В голове не было ни одной идеи, с чего можно начать отгадывать пароль. Они знали, что это какая-то разновидность сладостей, но никто не знал какие именно сладости или шоколад производились в военной Британии. Маггловские сласти, вне сомнений, не входили в это число, ведь нормирование продуктов означало, что большинство отправлялось военным отрядам. Через несколько минут они услышали монотонный голос позади.
- Шоколадное драже.
Горгулья отпрыгнула в сторону, а к студентам подошла Минерва МакГонагалл.
- А что вы четверо здесь делаете?
- Мы пришли к профессору Дамблдору. Он позвал нас, - ответила Гермиона Старосте девочек.
- Хорошо. Идите за мной.
Пятеро студентов вошли в кабинет Дамблдора и ждали приглашения присесть. Как только все устроились, он протянул им вазочку.
- Лимонную дольку?
Все пятеро покачали головами, и он вернул вазочку на стол, затем сцепил руки в замок и повернулся к Старосте, которая продолжала ёрзать на стуле, к большому удивлению остальных.
- Мисс МакГонагалл, вы подошли ко мне в начале года с просьбой о возможности обучаться анимагии, это так?
- Да, сэр.
- Ну, учитывая ваш статус Старосты девочек и преовосходные оценки по трансфигурации, я решил выполнить вашу просьбу.
- Спасибо, сэр. Но я не понимаю, зачем здесь остальные...
- Терпение, Минерва, терпение. Я попросил их прийти, чтобы спросить, готовы ли они обучить тебя трансформации.
Все пятеро смотрели на него в шоке, четверо друзей – потому что они этого не ожидали, а староста – потому что не знала, что они – анимаги. Первым очнулся Рон.
- Почему бы и нет, сэр. У нас есть время на выходных, хотя вечера заняты, у нас с Гарри квиддичные тренировки. Когда вы хотите начать?
- Как можно скорее. У вас есть время только до конца учебного года, поскольку Минерва в этом году заканчивает школу. Я предлагаю вам встречаться в кабинете трансфигурации по субботним вечерам в семь. Это всех устраивает?
Студенты молча кивнули, Минерва все еще была в шоке. Повернувшись к младшим студентам, она вышла ненадого из ступора, чтобы задать вопрос.
- Если вы – анимаги, какую форму вы принимаете?
В ответ ребята передвинулись на свободный участок в середине комнаты. Сначала Гермиона превратилась в большую полярную сову и описала в воздухе пару кругов перед тем, как вернуть себе человеское обличье. За ней последовала очередь Джинни, только она превратилась в красивого пеликана. Затем Рон принял свою впечатляющую форму. Директор и староста даже слегка подпрыгнули, когда в кабинете появился большой фестрал, черный как ночь. Они были еще больше поражены, когда Рон развернул свои крылья и стал невидимым. Когда подошла очередь Гарри, они оба узнали большого снежного барса с крыльями. Минерва не могла сдержать слова, которые рвались с языка.
- Ты участвовал в битве. Ты отвлекал великанов и уничтожил оборотней. Мне было интересно, откуда появилось такое необычное создание, но я совсем об этом забыла. Теперь я знаю.
Гарри превратился обратно и сказал директору и Минерве.
- Моя анимагическая форма была самой трудной. Часть процесса состоит в тщательном изучении твоего животного. Поскольку в исторических летописях не был отмечен ни один крылатый снежный барс, мне было довольно трудно. Мне пришлось почитать о снежных барсах и золотых грифонах, так как они были ближайшими формами, которые я смог найти.
Завершив разговор и назначив встречу, пятеро студентов разошлись по гостинным. Минерва была счастлива, наконец-то она может стать анимагом.
В субботу вечером ребята собрались в кабинете трансфигурации. Они сидели по кругу на полу и медитировали. За первый час Минерва узнала многое о том, что поможет ей завершить трансформацию. Для этого друзья просто продиктовали ей записи, которые дала им Леди Хаффлпафф, читая англо-саксонские слова, но произнося их на английском. Ей сказали, что когда она узнает свою форму, ей придется провести около шести недель за исследованиями. После этого ребята покажут ей, как правильно расслабить тело и разум. Она не могла произнести заклинание, показывающее анимагическую форму, пока не помедитирует как следует.
Через некоторое время девушка была готова к этому. Убедившись, что глаза закрыты, она прошептала заклинание.
- Видео анимагус.
Открыв глаза, она улыбнулась, наблюдая за маленькой полосатой кошкой, бродившей по комнате.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 10. Рождество

Переводчик Dark_Malvinka.

За два дня до начала Рождественских каникул весь Хогвартс собрался посмотреть первый мачт по квиддичу в этом году: Хаффлпафф против Гриффиндора. В этом году в Хогвартсе был новый комментатор, так как Тимоти Джордан закончил школу в прошлом году. Роберт Блэк, несмотря на то, что был младшекурсником, занял эту должность. Его писклявый голос разносился над стадионом, когда команды вышли на поле.

- И вот выходят гриффиндорцы! Новый вратарь Вуд выводит команду на разогрев, пока Хаффлпафф появляется из раздевалок. В обеих командах в этом году новички, будет интересно посмотреть, как они сыграются вместе. Профессор Севелл выпускает бладжеры и снитч. А ВОТ И КВОФФЛ!

Гарри парил над полем с битой в руке. Немного времени ушло на то, чтобы привыкнуть к новой позиции в команде. Ему придется сдерживаться, чтобы не броситься за снитчем случайно. Заметив бладжер, направляющийся к одному из охотников Хаффлпаффа, он быстро оглянулся в поисках девушки-ловца Гриффиндора. Отыскав ее, он спустился ниже и перехватил бладжер, отправив его прямо в грудь девушки и сбив ее с метлы. Команда противника тут же попросила таймаут, пока их ловца отлеветировали в госпиталь. Гарри слышал неодобрительные восклицания гриффиндорцев и приветствия хаффлпаффцев, когда пролетал над трибунами, выискивая следующую жертву.

Двадцать минут спустя он уже веселился. Не так волнительно, как в позиции ловца, однако быть загонщиком было забавно. С самого начала игры ему одному удалось устранить ловца, вратаря и одного охотника из команды соперника. Рон, в качестве запасного вратаря, был доволен тем, что получил шанс поиграть, но, поскольку не было запасных охотников или ловцов, им по-прежнему не хватало двух игроков. Разница стала довольно ощутима, когда Хаффлпафф забил еще один гол.

- И еще один гол Хаффлпаффа! Счет становится 60-20 в пользу факультета Хаффлпафф. Новый загонщик Гарри Эванс действительно производит впечатление. ДАВАЙТЕ, ГРИФФИНДОР, ПОВЕСЕЛИТЕ ИХ!

- БЛЭК!

- Простите, профессор.

Слышно было, как из секции для учителей раздавалась ругань Аластора Грюма. Гарри не слышал его, так как был почти сбит с метлы резко нырнувшим вниз ловцом. Секунду спустя шестикурсник вновь поднялся, держа в вытянутой руке сжатый снитч.

- Победа за Хаффлпаффом. Боунс поймал снитч, - проплыл над толпой голос Роберта с нотками разочарования.

Гарри приземлился, спрыгнул с метлы и бросился поздравлять команду. Пересекая поле, он заметил фигуру, стоящую под трибунами Равенкло, наблюдавшую издалека. Он подошел к ней с широкой улыбкой на лице.

- Тебе понравился матч, Тея?

- Конечно. Я очень скучаю по игре. Такое разочарование смотреть, но не играть самой. Особенно, если вспомнить, что это мое поле для квиддича.

- Почему ты не возвращаешься обратно в замок? Мы будем праздновать в общей комнате. Ты можешь прийти, я уверен, никто не будет против. Сегодня все уже привыкли к призракам.

- Я не могу, Гарри, - объяснила она со слезами на глазах, - моя душа привязана к этому месту. Я не могу покинуть поле для квиддича, пока моя душа не будет освобождена. Проблема в том, что я не знаю, как это сделать.

- Все в порядке, Тея. Я подумаю над этим. И подключу Миону, Рона и Джин. Ты в два счета будешь летать по Хогвартсу.

- Спасибо, Гарри.

- Это меньшее, что я могу сделать. В любом случае, увидемся позже. Скоро начнется вечеринка, а я – член команды, они заметят мое отсутствие.

- Иди, Гарри, повеселись. Увидимся завтра?

- Конечно! Я же всегда прихожу, ведь так?

- Да.

- Вот видишь? Ну, пока.

- Пока.

На следующий день друзья сидели в библиотеке за столом в конце помещения.
Путешественники во времени вместе с Мин размышляли, куда им отправиться на каникулы. В связи с войной и недавним нападением Дамблдор закрывал школу, поэтому студенты могли провести время с семьей. Мин не могла отправиться домой, поскольку Гаервин и Лолиде уехали в путешествие. У остальных тоже возникла с этим проблема. У них не было семьи, куда можно отправиться. К счастью, Юстас сделал отличное предложение.

- Я получил письмо от родителей сегодня утром, ребят. Папа говорит, что вы впятером можете приехать к нам, вам же некуда идти.

Ребята слегка удивились. Они ниоткуда не ждали приглашения.

- Спасибо, Юстас, это здорово!

- Все нормально, Миона. У нас есть место. Мы живем в старом доме в центре Лондона. Мы сможем ходить в маггловский Лондон днем, но нам придется взять противогазы и быть осторожными, чтобы нас не спрашивали, почему мы там. Большинство детей магглов были эвакуированы из Лондона.

- Все будет хорошо, я уверен. Я возьму с собой мантию-невидимку на случай, если нас загонят в угол.

- Ух ты! У тебя есть мантия-невидимка?

- Ага.

- Я всегда хотел такую, но папа так и не достал ее для меня.

Гарри в недоумении посмотрел на него. Он никогда не задумывался, откуда Джеймс Поттер достал свою мантию-невидимку, но мысль начала формироваться в его голове. До того, как он смог хорошенько обдумать ее, младшие курсы поднялись. Мин сказала, куда они собрались.

- У нас сейчас сдвоенная трансфигурация вместе, нам нужно идти. Наслаждайтесь свободным временем!

Махнув на прощание, три младших студента покинули библиотеку. Как только они вышли, Гарри вытащил из сумки книгу. Это была магическая книга на змеином языке, которую он нашел во время поездки в Лютный переулок за книгой об амулетах. Взглянув на него с удивлением, Джинни задала очевидный вопрос.

- Что это за книга, Гарри?

- Это моя книга на парселтанге о змеиной магии. В ней я нашел заклинание истощения силы. Я наконец-то закончил читать ее сегодня ночью, с небольшой помощью Симби и Ниры. Вы не поверите, что я нашел.

- Что?

- Продолжай.

- Расскажи нам.

- Я нашел небольшую главу в конце книги, которая, как я решил, была зашифрована. Над ней поработала Симби. Это очень старый диалект парселтанга, поэтому у нас троих ушло некоторое время на расшифровку. Вся глава посящена Темной Магии.

Остальные ребята раскрыли рты и в ужасе уставились на Гарри, когда он положил перед ними книгу. Там, внизу страницы, был выполнен превосходный рисунок оскалившигося черепа, а из его рта выползала змея.

- Когда я смог прочесть ее, глава оказалась очень интересной. Я выяснил, почему Волдеморт использует метку на своих последователях. Очевидно, это очень древняя форма магии, которая содержится в метке, привязывающая человека, получившего ее, к тому, кто ее создал. Она позволяет вызывать последователей, так как ощущения, такие как боль, посылаются человеку через клеймо. Самое интересное то, что люди с Темной Меткой никак не могут причинить вред тому, кто ее поставил. Если Пожиратель Смерти собрался бы наложить на Волдеморта Круциатус, боль вернулась бы к нему в усиленном размере. Если бы в него бросили убивающее заклинание, оно отразилось бы и убило пославшего его. Это идеальная форма рабства. И эта книга подкинула мне идею нового плана. Если я смогу вычислить, как создается Метка, я, возможно, смогу разорвать связь. Таким образом, любые шпионы Дамблдора смогут избавиться от Меток, когда Волдеморт будет побежден.

- Это страшный план, Гарри, - сказал Рон своему лучшему другу.

- Я знаю, но, думаю, стоит подумать над ним.


Платформа 9 и ¾ наполнилась студентами и их семьями, снующими повсюду. Поскольку из Хогвартса уехали все ученики, вокруг царило большое оживление по сравнению с обычными рождественскими каникулами. Группа разбилась десять минут назад, что было очень плохо, если бы вы только видели, сколько людей находилось на платформе. Пока они прощались с Робертом и его семьей, пропала Мин. Эльфийка еще в поезде стала чересчур активной. Она никогда раньше не ездила в поезде, а оттого, что она никогда не бывала в мире магглов, она потеряла голову. В итоге, Мин пропала, и остальным ребятам пришлось разделиться, чтобы найти ее. И вот сейчас потерялись все пятеро.
Наконец, Гарри решил, что единственным разумным шагом будет отправиться к выходу на платформу 10 и подождать остальных там. В конце концов, думал он, они все равно выйдут этим путем. Когда он попал туда, он с облегчением увидел, что Гермионе пришла в голову та же мысль. Спустя немного времени появились Рон с Джинни, за ними застенчиво плелась Мин.

- Вот вы где! - воскликнула Гермиона. - Мы начали волноваться. Я знаю, толпа начала рассеиваться, но здесь все еще опасно. Мы не можем забывать о том, что есть Темный Лорд, который повсюду пытается убить людей, в особенности тех, кто опозорил его в битве...

- Ой, прекрати волноваться, Миона. Он не сможет причинить нам много вреда. Если он покажется, мы натравим на него Гарри!

- РОНАЛЬД УИ... УЭСТОН! КАК ТЫ МОЖЕШЬ ГОВОРИТЬ ТАК О СВОЕМ ДРУГЕ...
Перед тем, как Гермиона разразилась очередной тирадой, позади группы появился Юстас, за ним следовали два человека.

- Вот вы где все! Мы везде искали вас. Ребята, это мои родители, Агнес и Чарльз Поттеры. Мам, пап, это мои друзья Гарри Эванс, Рон и Джинни Уэстон, Гермиона Грейнджер и Мин-Мин-Лама.

- Приятно с вами познакомится, - произнесла Агнес, пожав каждому руку. Когда все обменялись приветствиями, группа покинула Кингс Кросс и направилась к станции метро.

Мин заинтересовалась поездкой - наконец-то она видела маггловскую сторону человеческого мира. Гарри тоже наслаждался, он был в метро всего пару раз. Всем путешественникам во времени казалось странным видеть магглов в серой одежде, куда-то бегущих, с противогазами в сумках на боку. Казалось, что все они надели маски вечной тревоги. Наблюдение за ними приводило в замешательство. В конце концов, они подъехали к нужной остановке и вышли на улицу, переполненную народом. Вскоре они уже поднимались по лестнице в большой городской дом, достаточной большой, чтобы вместить их большую компанию.

- Добро пожаловать в наш дом, друзья, - воскликнула Агнес, когда дворецкий распахнул перед ними двери.

Дворецкий удивил путешественников. Они ожидали увидеть эльфов у древней волшебной семьи. Гермиона с облегчением вздохнула, но не смогла удержаться от вопроса.

- Мистер Поттер...

- Просто Чарльз, пожалуйста.

- ... Чарльз, почему здесь нет домовых эльфов?

- Мы предпочитаем не держать эльфов. Мы думаем, что неправильно порабощать целую расу, когда мы освободили тех, кто у нас был, они были очень расстроены. Кажется, сейчас они живут в Хогвартсе... Все наши слуги – это сквибы, которым мы платим, и нам это нравится.

Гермиона была рада найти того, кто заинтересован в правах домовых эльфов, и вскоре они вдвоем ушли с головой в оживленный разговор по этой теме. Тем временем, миссис Поттер показала всем комнаты. Друзья были восхищены, когда увидели комнаты, приготовленные для них. Все были отделаны в разных цветах, с большими кроватями с пологом и огромными ванными комнатами. Вскоре ребята заселились в них и распаковали одежду. Основную часть гардероба они оставили в школе, поскольку приехали сюда всего на две недели. Все, что они взяли с собой - сумка, несколько комплектов маггловской одежды и волшебные палочки. Через некоторе время их позвали на ужин. Спускаясь по лестнице, Гарри думал о том, как здорово было узнать хоть немного своих прадедушку и прабабушку.

Первые несколько дней они провели, изучая маггловский Лондон и играя дома. Мин чудесно проводила время. Она была очарована магглами и хотела быть как можно больше времени вне дома. Однако когда они выходили наружу, им приходилось быть очень осторожными, чтобы не попасться маггловской полиции. Гарри собирался взять с собой мантию-невидимку, но в последнюю минуту Джинни рассказала об ощущении, что лучше оставить ее в Хогвартсе. Зная, что она никогда не ошибается, Гарри так и поступил, но не мог понять, почему это было необходимо. Он выяснил это только на Рождество.

Оно началось довольно весело. Ребята собрались в гостиной вокруг большой ели. Под ней были аккуратно сложены подарки, несколько для каждого из них. Поттеры купили подарки для каждого гостя. Помимо прочего, Юстас получил метлу и большой набор для шалостей. Мин подарили несколько книг, среди них - историю волшебства, которая привела ее в восторг, и еще несколько о магглах. Гермиона получила набор ножей для метания, в стиле, который она обожала. Среди остальных ребят у Гермионы были лучшие навыки в боевых искусствах, и она тренировалась с ножами. Этот набор состоял из нескольких ножей, все подходящие друг к другу, но каждый подарен разными людьми.

Джинни получила лук ручной работы в эльфийском стиле, который сделал Гарри, так как он знал о ее любви к стрельбе из лука. Гарри подарили книгу о полной истории семьи Равенкло, заканчивающейся Галлатеей, последней с фамилией Равенкло. Рон нашел ее в каталоге Роберта, который просматривал однажды в общей комнате.

Когда все подарки были распакованы и рассмотрены, Чарльз их уменьшил, чтобы ребята могли с легкостью вместить их в сумки. После того, как все было убрано, накрыли чудесный рождественский ужин. Гермиона и Гарри чувствовали себя немного виноватыми, поскольку знали о нормировании еды магглов. Однако еда была слишком хороша, чтобы оставлять ее нетронутой, и все они поели второе и даже третье - в случае Рона.

Тем вечером они отдыхали в гостиной, темные шторы были закрыты, горели свечи. Старшие рассказывали страшные истории из волшебного и маггловского миров. Ребята удивлялись толкованием историй, когда в небе послышался низкий гул, а где-то на улице взвыла сирена. Сначала они проигнорировали ее, думая, что это пустяк. Но гул становился громче и сопровождался громким грохотом. Они повернулись к Чарльзу Поттеру, который внезапно побелел.

- О, нет.

Как только он это сказал, страшный взрыв потряс дом, и вся фасадная стена обвалилась внутрь дома.


Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 11. Бум! Бум! Бум!

Переводчик Dark_Malvinka.

От взрывной волны люди, находившиеся в комнате, попадали на пол. Чарльз упал сверху на сына, чтобы защитить его, а Агнес прикрыла Мин. Остальные ребята пытались хоть как-то укрыться под разрушенным столом. Пыль уже начала оседать, а громкий звук сирены по-прежнему разрезал темноту. Шум десятков самолетов пугал, а от падавших неподалеку бомб с потолка сыпалась штукатурка. Еще одна взорвалась совсем рядом, и верхние этажи дома стали рушиться. Как быстро рухнет крыша, было лишь вопросом времени. Мин, Джинни и Юстас кричали, двое взрослых тряслись и стискивали в объятиях двух младших детей, а Гарри, Рон и Гермиона молча плакали. Спустя несколько минут, когда пыль достаточно осела и уже можно было разглядеть друг друга, четверо путешественников во времени выбрались из-под стола к остальным.

- Что нам теперь делать? – спросила Гермиона у Чарльза.

- Я думаю, мы соберем все, что сможем, и пойдем в ближаюшую станцию метро. Это лучшее место, чтобы спрятаться от бомб, потому что у нас нет своего укрытия.

Все неуверенно поднялись, но тут же вновь очутились на полу от взрывной волны, когда дом по соседству рухнул. Шатаясь, они вновь встали на ноги, быстро прошлись по дому и собрали все, что смогли. В бомбардировке наступила небольшая пауза, но они знали, что долго она не продлится. Студенты похватали сумки, которые спустили раньше, чтобы уложить рождественские подарки, и положили туда все, что смогли вместить. Как только все было собрано, они встретились возле двери. И тут Джинни пришла в голову ужасная мысль.

- Мистер Поттер? А что случилось с дворецким и горничной?

- Боюсь, они были на верхнем этаже, когда взорвалась последняя бомба. Я нашел их, когда пытался собрать зелья в ванной. Они мертвы.

Волшебники еще больше огорчились от последней новости, но решили забыть об этом, пока не окажутся где-нибудь в безопасности. Не задерживаясь долго, они надели теплые зимние мантии и вышли наружу.

Снаружи их ожидало то, что они никогда и не думали увидеть. Снег, покрывавший землю, был устлан обломками и уцелевшими и разорванными телами тех, кому не посчастливилось оказаться в эпицентре взрыва. Темно-красная кровь пропитала белый снег, яркие брызги в сером мире. Здания вдоль улицы были превращены в груды камней, вещи людей в разной степени разрушения устилали землю. Слева, там, где раньше стоял дом, теперь была куча булыжников с выступающей из нее фарфоровой ванной, из разорваной трубы била струя воды. У людей, находившихся внутри этого дома, не было ни одного шанса.
Оглядываясь, группа видела безумных магглов, бегущих в разные стороны. Вниз по дороге семья неистово пыталась вытащить двух горящих детей из разрушенного дома, их крики агонии разносились в воздухе и вдруг оборвались, когда стена рядом рухнула. Полицейские пытались собрать раненых и невредимых в ближайшей станции метро. На всех людях были надеты безобразные противогазы, сделавшие их похожими на демонов среди ужасающего пейзажа.

После короткой передышки Агнес поторопила всех дальше, поскольку звук самолетов вновь начал нарастать. Пробегая вниз по улице, они видели свет огромных прожекторов, которые искали в небе вражеские самолеты. К общему шуму добавился резкий звук зенитного огня. Через несколько домов впереди на землю упала бомба, отбросившая их через дорогу в горящее здание. Они смогли увидеть взрывающийся дом, из переднего окна выпала горящая рождественская ель. Вскочив на ноги, они сделали последний бросок к станции метро, в отчаянии оставляя преисподнюю позади.
Здесь собрались толпы народа, все они пытались дойти до безопасных подземных туннелей до того, как упадет следующая бомба. Люди толкали друг друга в безумной панике. Несколько детей в центре толпы задыхались от напиравшей массы тел и одежды. Мин и Юстасу, которым было всего одиннадцать, стало трудно дышать. Старшим студентам было легче, они были выше и могли дотянуться до спертого воздуха станции.
Казалось, вечность спустя, толпа немного рассеялась, ставшие недавно бездомными люди усаживались на землю в ожидании атаки. Поттер и его друзья нашли укромный уголок, в котором они и устроились. Волшебники расстелили мантии на земле и расслабились, насколько это было возможным. Все они были напуганы, но больше всех Мин. Старшие студенты и взрослые лучше справлялись со всем происходящим, в особенности путешественники во времени. Они уже бывали в бою и знали, чего ожидать, хотя никогда не видели такого масштаба. Юстас тоже знал где-то глубоко, что однажды это случится, и подготовился так, как смог. Но Мин пришла в мир людей, чтобы изучать их магию и культуру, а не стать дважды практически убитой за последние два месяца. Казалось, она впала в шоковое состояние и качалась вперед-назад, стиснутая в объятиях миссис Поттер.
Вскоре в туннеле стало тише. Поток народа иссякал, а те, кто уже был внутри, тихо разговаривали или оплакивали погибших друзей и родных. Повсюду ходили полицейские, раздававшие чай и бисквиты. Вновь началась бомбардировка, когда зазвучал сильный женский голос.

- Когда в начале - по велению Небес - Британия
Возникла из лазурного моря,
Возникла, возникла из лазурного моря.
Это стало благославением, благославением земли,
И ангелы-хранители пели эту песню.


Посмотрев в сторону станции, группа увидела молодую женщину, не старше двадцати пяти лет, ее руки обвивали троих маленьких детей. Они должны были быть эвакуированы, но, очевидно, остались в Лондоне по какой-то причине. Рядом с ней сидела пожилая женщина, державшаяся за нее одной рукой, а другой – младенца. Остальные члены маленькой семьи вскоре присоединились к песне.

- Правь, Британия!
Британия правит морем.
Никогда, никогда, никогда британцы не станут рабами.


Трое детей последовали примеру своей матери и бабушки.

- Народ, не такой счастливый, как ты,
Должен пасть в тирании,
Должен пасть, должен пасть,
Пасть в тирании,
Пока ты процветаешь,
Процветаешь в величии и свободе,
На страх и зависть всем им.

К следующему припеву к ним присоединились Гермиона и Агнес.

- Правь, Британия!
Британия правит морем.
Никогда, никогда, никогда британцы не станут рабами.


И вот уже вся группа запела, кроме Мин, которая не знала слов.

- Будешь подниматься более величественной
От каждого удара чужаков,
Еще грозней, еще грозней
От каждого удара чужаков,
Как громкий взрыв, разрывающий небеса,
Укрепляет родной дуб.

Когда они дошли до следующего припева, еще больше людей присоединилось к песне.

- Правь, Британия!
Британия правит морем.
Никогда, никогда, никогда британцы не станут рабами.


В этот раз весь туннель был наполнен звуком песни. Даже полицейские перестали исполнять свои обязанности и влились в это проявление британской солидарности перед лицом хаоса.

- Надменные тираны тебя не приручат,
Все их попытки склонить тебя,
Все их попытки, все их попытки
Склонить тебя
Пробудят твое благородное пламя,
Но работа – их горе и твоя слава.


Волшебницы, волшебники и магглы вместе пели, как могли, это был гордый вызов, брошенный врагам, который они не могли увидеть, но знали о нем.

- Правь, Британия!
Британия правит морем.
Никогда, никогда, никогда британцы не станут рабами.

Друзья Поттера пели во имя своих жизней и жизней окружавших людей. Среди всех собравшихся в туннеле, они одни понимали угрозу, нависшую над ними. Половина из них встречалась с Темным Лордом Гриндевальдом и выжила только для того, чтобы попасть в войну магглов, в которой им не было места. Но вдруг оказалось, что все они одинаковы. Маги и магглы объединились под общей угрозой, в попытке выжить.

- Тебе принадлежит благочинное господство;
Твои города - будут сиять,
Твои города, твои города
Будут сиять,
Все твое станет главным,
И каждый берег – это твой круг.

Песня, разносившаяся повсюду, стала единственным звуком, заглушившим все остальное. Сирена, гремевшая снаружи, зенитный огонь, самолеты и бомбы вместе создавали грохот, который не смог одолеть патриотичную песню лондонцев, сидящих в укрытии, в ожидании конца Армагеддона.

- Правь, Британия!
Британия правит морем.
Никогда, никогда, никогда британцы не станут рабами.


Прямо над ними упала бомба, от которой с потолка посыпалась керамика и штукатурка, но поющие люди даже не вздрогнули.

- Музы с обретенной свободой,
Помогут восстановить счастье на берегу,
Помогут восстановить счастье на берегу,
Восстановить счастье на берегу,
Благославенный остров
Коронован несравненной красотой
И мужественными сердцами, хранящими справедливость.


Правь, Британия!
Британия правит морем.
Никогда, никогда, никогда британцы не станут рабами.


Песня достигла своего пика, а сердца людей наполнились чувством, в котором нуждались сейчас, как никогда. Надеждой.

Количество падавших бомб увеличилось, развалившаяся облицовка дождем сыпалась на головы собравшихся людей. Повернувшись к студентам, Поттеры велели им оставаться на месте, пока они сходят за чаем. На обратном пути они остановились возле семьи, которая начала петь, отдав пожилой леди и молодой матери по чашке горячего чая. Но когда они повернулись, еще одна бомба взорвалась прямо над их головами. Часть потолка затрещала и рухнула вниз, укрывая собой всех, кто находился под ней.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 12. Собирая осколки

Переводчик Dark_Malvinka.


Когда прекратился грохот и пыль немного осела, шестеро студентов взглянули на то, что произошло. Весь дальний конец туннеля обвалился вовнутрь, прямо в том месте, где стояли Поттеры. Юстас на какое-то время впал в ступор, но когда осознал, что случилось, тут же пришел в себя.

- НЕЕЕЕТ! МАМА! ПАПА! НЕТ!   

Он дернулся было к куче обломков, но Рон обхватил его руками. Ошеломленный Гарри стал незаметно водить рукой, тихо нашептывая что-то. С помощью беспалочковой магии он укрепил потолок, чтобы остановить дальнейшие разрушения. Ребята плакали, Юстас кричал, стараясь добраться до родителей, но Рон крепко его держал.

Как только потолок был укреплен, Гарри подошел к куче камней и облицовки. Детская рука свисала из небольшого отверстия, пульса не было. Некоторые мужчины-магглы пытались как можно скорее разобрать завал, не оказывая на него лишнего давления. Если кто-то снизу остался в живых, он мог быть раздавлен случайно упавшим камнем. Минуту Гарри стоял и наблюдал за ними, не уверенный в том, что теперь делать. Он должен был выяснить, были ли выжившие, но не мог использовать магию, чтобы убрать камни. Магглы не очень хорошо восприняли бы летающие камни. Огромное количество присутствоваших магглов сделало невозможными любые попытки. Он мог использовать Обливиэйт на любом количестве людей, но выход был совсем рядом, люди кружили вокруг, и он был почти уверен, что пропустит нескольких. Если они расскажут о летающих обломках, начнется паника, а людям и так достаточно волнений в это время. Обдумывая, что делать, он почувствовал движение на запястьях, которое подкинуло идею.

*Симби? Нира? Мне нужна ваша помощь.*

*Что ты хочешь, маленький хозяин?*

*Я хочу, чтобы вы пробрались в эту кучу и посмотрели, есть ли кто живой там.*

*Хорошо, Гарри.*

Две змейки соскользнули с его запястий и направились к отверстию. Гарри быстро сотворил чары невидимости, чтобы магглы ничего не заметили. Он принял решение использовать магию. Если кто-то там внизу был жив, он уберет потолок с пути и разберется с последствиями после того, как выжившие будут спасены. Если никого в живых не осталось, он поможет растаскивать обломки маггловским способом. Оглянувшись на друзей, он увидел, что Юстас немного успокоился, больше не кричал и не метался. Он сидел в объятиях Гермионы и всхлипывал. Мин было не лучше. Хотя, как и остальные, она узнала Поттеров всего несколько дней назад, она была в шоке. Отправившись в мир людей, она не ожидала увидеть такой ужас. В отличие от Юстаса, который жил среди войны четыре года, она была не готова к этому. Воздушный налет был страшен, но это событие выбило ее из колеи. Джинни прижимала ее к груди, качая вперед-назад, вроде это помогло немного. Когда Гарри посмотрел на Рона, рыжий парень встал и направился к лучшему другу.

- Что происходит, Гарри? Есть ли выжившие? Почему ты не уберешь все магией?

- Рон, я не могу использовать магию, магглы увидят.

- И что? Используй заклинание памяти.

- Я не могу гарантировать, что накрою их всех.

- Точно, я бы никогда об этом не подумал. Так что происходит?

- Магглы расчищают завал, но мы не знаем, есть ли там выжившие. Я послал Сиби и Ниру проверить, они могут пролезть в бреши. Они еще не вернулись, поэтому до их возвращения у меня нет новостей.

Когда он закончил, у его ног послышалось шипение. Присев, он подобрал своих фамилиаров и поместил их на запястья, а затем спросил о результатах.

*Что вы нашли? Есть там выжившие?*

*Нам жаль, Гарри. Мы нашли двух взрослых людей, запах которых похож на твой. Также там еще два взрослых человека, один гораздо старше другого, и четверо детей. Все они мертвы.*

*Спасибо, вы спасли меня от кучи проблем.*

Повернувшись к Рону, он сообщил то, что рассказала ему Симби.

- Как ты думаешь, что нам теперь делать? Нам негде жить, нет еды, наши деньги в Хогвартсе вместе со всеми вещами, мы не знаем, как добраться до Косого переулка отсюда, и даже если сумеем, у нас нет ключей Гринготса, и не с кем связаться. Я не вижу тут сов, полет исключается, слишком далеко лететь, особенно с пассажирами, и мы не можем трансгрессировать или сделать портключ. Нам надо поговорить со всеми и убедиться, что с Юстасом все нормально.

- Согласен. Нам нужно вместе решить, что делать, это затронет нас всех. Мы отрезаны от волшебного мира, без охраны и денег. Тяжело придется.

Мальчики подошли к остальным. Заметив, что они идут, Гермиона и Джинни сняли первокурсников со своих колен, чтобы было легче поговорить с парнями, но по-прежнему обнимали их. Гермиона первая нарушила гнетущую тишину, используя англо-саксонский, чтобы не волновать младишх студентов.

- Так что нам теперь делать? Поттеры...

- Погибли.

- Я так и думала. Юстас плохо это принял, но этого следовало ожидать. Мин тоже в шоке. Я не думаю, что она могла это ожидать.

- Никто из нас этого не ожидал, Миона, но мы попали в эту ситуацию. Время для скорби будет позже. Сначала нам надо решить, что делать. Как я только что сказал Гарри, в сущности, у нас нет запасов, негде жить и нет способа связаться с кем-нибудь. Поттеры были единственными взрослыми, кто приглядывал за нами, а теперь их нет. Теперь - мы взрослые и должны позаботиться о Мин и Юстасе.

- Ты прав, Рон. Я чувствовала, что что-то произойдет, но не ожидала ничего подобного. Вот почему я сказала Гарри оставить мантию-невидимку в Хогвартсе. Если бы он ее взял, она была бы утеряна вместе со всем, что было на втором этаже.

- Это моя вина...

- ГАРРИ! Как ты можешь так говорить?

- Джин, это и есть моя вина.

- И с чего ты это взял?

- Крыша. Когда пыль осела, я укрепил ее с помощью беспалочковой магии. Я должен был подумать об этом, как только мы вошли в туннель. Если бы дом был защищен, было бы подозрительно, что он устоял один, но я считал, что туннель выдержит. Я должен был принять меры предосторожности. Это моя вина.

- Гарри, ты не виноват. Откуда тебе было знать. Ты не можешь продумать все. Каждый из нас мог бы защитить крышу, но нам это в голову не пришло. Что неудивительно после бомбардировки. Все мы видели кровавое побоище снаружи, и хотя раньше мы бывали в бою, такого масштаба никогда не было...

- Знаешь, Миона, после всего того ужаса, что я видел, я должен бы стать неуязвимым к таким вещам...

- Гарри, я бы заволновалась, если бы ты был таким. Тот факт, что это беспокоит тебя, показывает, что ты человек. Вот что отличает тебя от Сам-Знаешь-Кого.
- Гермиона, называй его по имени.

- Хорошо, Вол… Волдеморта. Ты можешь говорить, что ты Темный волшебник, но ты все равно хороший человек, и твои эмоции сейчас доказывают мне это.

- Мне жаль, я не смог помочь, но чувствую вину. Столько людей погибло из-за меня. Мои родители, Седрик, Перси, семья, которая пела, а теперь и мои прадедушка и прабабушка...

- Никто из них не погиб по твоей вине, - присоединился к разговору Рон, - Твои родители были в первой строчке списка Вол... Волд... Волдеморта задолго до твоего рождения. Седрик отправился с тобой, не имея выбора, и ты не знал, что там произойдет. Перси погибла, защищая своих друзей. Ты был занят в битве с Темным Лордом. Ты ничего не мог поделать. И я думаю, Миона и Джинни верно сказали, почему ты не виноват.

- Спасибо, Рон. Мне это было нужно. Просто... они были моей семьей. Я знаю, что никогда не узнал бы их так, как Юстас, и мы должны оказать ему большую поддержку теперь, когда его родителей нет, но все равно они были моей семьей. Я имею в виду, вы были расстроены, когда умерла Перси, потому что она была частью вашей семьи, хотя вы никогда не знали о ней до того, как мы попали сюда.

- Да. Но я думаю, нам пора прекратить хандрить и критически оценить ситуацию. Мы сможем позже оплакать их, но сейчас у нас более насущные вопросы. Как, например, где мы будем жить.

Гермиона на минуту замолчала, разглядывая младшекурсников, которые смущенно слушали их. Юстас все еще плакал, но был уже намного спокойней. Подумав, что эти дети тоже должны участвовать в разговоре, ведь это будет их общее будущее, она быстро переключилась на английский язык прежде, чем продолжить.

- Ну, сейчас нам негде жить. Нам придется остаться здесь, пока не появится другая возможность. Что касается денег, у нас их нет, так что с этим может быть проблема. Насчет еды и одежды – мы легко можем наколдовать это. С теплом то же самое; мы можем просто использовать согревающие чары. Основной проблемой остается возвращение в Хогвартс. Мы не можем попасть в Косой переулок, особенно без денег. Даже если у нас было бы немного волшебных денег, от них немного пользы в мире магглов. Я считаю, нам нужно переждать здесь. Когда мы не вернемся с каникул, Дамблдор, несомненно, отправится искать нас. Мы не сможем попасть в Хогвартс обычными способами. Мы не можем улететь, потому что у нас только одна метла, и это займет годы. Все, что есть у нас в сумках – немного одежды, книги и наше оружие, новое и старое. У нас есть набор шалостей Юстаса и немного сладостей. Этого мало, но это только начало.

- Миона, семестр начнется только через три недели! Мы не можем сидеть в продуваемом туннеле до тех пор! И что насчет Поттеров? Их необходимо похоронить...

- Ты прав, Рон. Но сейчас все, что мы можем сделать, это ждать, пока магглы откопают их тела, и наложить сохраняющие чары на них. Это лучшее, что мы можем сделать.

- А что насчет метлы Юстаса? Мы можем использовать ее для полета в Косой переулок.

- Мы не можем этого сделать. Ты не можешь полететь в Косой переулок, я читала книгу о военных годах когда-то. В целях безопасности проход в Дырявом Котле был запечатан. Единственный способ попасть туда или выйти оттуда – это портключ или трансгрессия. Мы также не сможем отправиться на Кингс Кросс, у нас нет денег на билет.

В это время Юстас странно посмотрел на Гермиону. Когда она обратила на него внимание, она поняла, что только что сказала. В отличие от Мин, которая слышала обо всем от матери, Юстас не знал, что они были из будущего. Она сказала, что читала о Дырявом Котле в книге, но об этом еще не печатали, поскольку сейчас это был общеизвестный факт. Поняв это, она использовала свой единственный шанс, провела рукой перед его глазами, стирая из памяти последнюю часть разговора. Повернувшись к друзьям, девушка заметила пару, стоящую за спинами Гарри, Рона и Джинни. Взглянув на их лица, можно было понять, что они услышали большую часть разговора. Кивнув друг другу, все они повернулись и посмотрели на этих людей. В голове у всех проскочила мысль: «О, отлично, начинается...»

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 13. Логаны

- Вам помочь? – спросила Гермиона у пары, стоящей напротив нее. Женщина шагнула вперед и протянула ей руку, которую Гермиона нерешительно пожала.

- Извините, что вмешались, мы не хотели подслушать. Позвольте представиться. Я - Амелия Логан, а это - мой муж Джон. Мы подумали, что могли бы помочь вам. Мы нечаянно услышали ваш разговор, и поняли, что вы волшебники. Это так?

Гермиона медленно кивнула, переместив руку в нужное положение, чтобы в случае чего стереть память. Она с облегчением увидела, как Амелия улыбнулась и пояснила.

- Это хорошо. Не беспокойтесь, мы никому ничего не расскажем. Видите ли, мы - сквибы. Оба из старинных волшебных семей, но от нас отреклись, когда выяснилось, что магии у нас нет. Вы позволите помочь вам?

- Почему вы этого так хотите? Не хочу показаться грубым, но вы даже не знаете нас. А вдруг мы работаем на Гриндевальда?

Амелия послала Рону добрую улыбку и продолжила.

- Я так не думаю. Мы заметили вас, когда вы только вошли. По крайней мере, мы заметили Поттеров. Мы встречались несколько раз, поскольку они – единственная пара волшебников, живших неподалеку. Несколько раз мы приходили к ним, чтобы узнать новости волшебного мира.

- Вы знали моих родителей? – заговорил Юстас.

- Ты, должно быть, маленький Юстас. Мы слышали о тебе. Приятно познакомиться, - сказал Джон, протягивая руку мальчику.

- Мы можем присесть? Нам хотелось бы все цивилизованно обсудить, - добавила Амелия.

- Конечно, и где только мои манеры? Меня зовут Гермиона Грейнджер.

- Я - Гарри Эванс.

- Рональд Уэстон, а это моя сестра Джинни.

- Меня вы уже знаете, я Юстас.

- А как тебя зовут? – спросила Амелия трясущуюся девочку, устроившуюся на коленях у Джинни.

- Мин-Мин-Лама, но вы можете называть меня Мин, - послышался приглушенный голос.

- Итак, какова ситуация? – спросил Джо. Гермиона начала рассказывать их историю, будто читала лекцию.

- Понимаете, Хогвартс закрыли на рождественские каникулы в результате нападения в октябре. Директор Дамблдор решил, что студентам хорошо бы увидеть свои семьи. Мы не могли остаться с нашими семьями, поэтому Юстас предложил остановиться у него. Дом Поттеров был разрушен во время бомбардировки, и они привели нас сюда. Когда они отошли за чаем, потолок обвалился, и, насколько нам известно, их еще не обнаружили в завале. Они погибли. У нас есть кое-какие вещи и нет денег, негде жить, и нет опекунов.

- О, боже! Какие ужасные новости. Бедняжки. Вот что я скажу. Когда налет закончится, мы выйдем наружу и посмотрим, уцелел ли наш дом. Если это так, вы сможете остаться у нас, пока не появится возможность вернуться в Хогвартс. Я полагаю, у вас нет способа попасть туда?

- Нет. Мы не можем попасть туда без волшебных денег, не можем трансгрессировать или сделать портключ.

- Что ж, боюсь, мы не сможем помочь вам добраться туда. Мы живем в мире магглов, поэтому у нас нет волшебных денег. Мы не умеем трансгрессировать или делать портключи, поскольку мы сквибы. Наш дом связан с каминной сетью, но воздушный налет, скорее всего, нарушил ее. Пройдет время прежде, чем она вновь заработает. Вот только проблема в том, что Хогвартс настроен на внутренние камины, а не внешние. Можно перемещаться внутри школы, но нельзя попасть наружу или внутрь.

- С этим все нормально. Я знаю место, куда мы можем отправиться камином, чтобы попасть в Хогвартс.

Гермиона, Рон и Джинни в замешательстве посмотрели на него. Они не понимали, о чем он говорит. Гарри тряхнул головой, показывая, что в другой раз объяснит свои слова. Логаны просто кивнули в ответ.

- Тогда решено. Когда бомбардировка закончится, мы пойдем домой и разберемся там.
Студенты кивнули. Идея уйти с незнакомцами им не нравилась, но выбора не было. Им больше некуда было идти, и они были уверены, что смогут себя защитить, если выяснится, что эти люди опасны. Впрочем, злыми они не выглядели. Амелия немного напомнила друзьям Молли Уизли. Она излучала такую же материнскую теплоту и заботу. Мысли были прерваны еще одной серией бомб, взорвавшихся над головами. «Снова началось», - подумали они, собравшись в кучку.

Вскоре друзья были рады услышать сирену, которая возвещала о том, что можно безопасно вернуться домой. Они поднялись и направились туда, где магглы растаскивали последние обломки потолка. Вторая семья уже была откопана, они лежали у стены, их тела были полностью накрыты простынями. Тело Агнес только что убрали с того места, где она лежала рядом с Чарльзом. Логаны спрятали Юстаса и Мин за свои спины, чтобы они не увидели происходящего. Остальные ребята подошли и наложили магглоотталкивающие чары вокруг. Они помогут держать магглов на расстоянии достаточно долго. Проведя руками над Поттерами, ребята сделали их невидимыми и наложили Мобиликорпус, чтобы беспрепятственно переместить их в дом Логанов. До того, как отправиться в путь, Гарри наложил сохраняющие чары, чтобы предотвратить разложение.

Через несколько минут студенты уже следовали за взрослыми по улицам, переполненными людьми. Обстановка была еще хуже, чем когда они вошли в туннель. Уцелело очень мало зданий, обломки загораживали мощеные улицы. Дороги были устланы телами, везде была кровь, невредимые магглы пытались помочь раненым. Они повсюду старались потушить пожары и укрепить стены, готовые рухнуть. Минут двадцать ушло на то, чтобы попасть к дому Логанов, и за это время дети такого насмотрелись, что не могли сдержать слез. «Того, кто сказал, что война великолепна, нужно расстрелять, - думал Гарри,- побывавший в побоище. - Страшно, когда по мирному населению наносят такой удар. Ужасно, что столько солдат погибают, защищая свою родину и семью, все это ошибка. В смысле, что те дети в туннеле сделали кому-либо?» Мысли Гарри становились все мрачнее, по мере того, как они проходили мимо все больших разрушений. Он видел битвы и раньше и участвовал в них, но это событие оказало на него очень сильное впечатление. К счастью, до того как его мысли стали совсем гнетущими, они подошли к небольшому кварталу с относительно целыми зданиями.

- Мы пришли, - объявила Амелия, - по крайней мере, дом еще вроде стоит, хотя я вижу повреждения с дальнего края. Нам надо быть осторожными при входе. Дом может быть неустойчивым.

- Я могу наложить укрепляющие чары, когда мы войдем, - предложила Джинни, - Гарри проделал это с потолком станции, чтобы остановить дальнейшие разрушения. Как только магглы не смогут нас видеть, мы можем использовать магию, чтобы укрепить дом и сделать небольшой ремонт.

- Ну что ж, входите, - предложила Агнес, вытащив ключи из кармана. – Добро пожаловать в наш дом. Вы можете оставаться, сколько потребуется, у нас много места.

- Мы уйдем, как только появится возможность использовать каминную сеть. Мы не хотели бы навязываться вам дольше, чем это необходимо. Вы были очень добры, пригласив нас к себе.

- Глупости, Гарри! Это не проблема! Мы всегда хотели дом, полный детей, вот почему наш дом такой большой для нас двоих. Увы, такова судьба.

Студенты решили, что это довольно грустно, что Амелия не могла иметь детей, ведь она была человеком, предназначенным для этого. Она стала бы хорошей матерью. Когда группа вошла, Джинни произнесла укрепляющее заклинание, чтобы обезопасить здание от разрушения. Затем четверка начала заново возводить некоторые стены, используя палочки, чтобы не вызывать подозрений. Когда внешний вид стал вполне презентабельным, Джон провел шестерых детей наверх и показал их команты. В их владении оказался весь третий этаж, состоящий из коридора с тремя комнатами на каждой стороне. Девочки заселились по одну сторону, а мальчики – по другую. Ближе к лестнице находились комнаты Джинни и Рона, а Гарри и Гермионы - посередине. Если бы что-то случилось, до Мин и Юстаса можно было добраться только через четверку самых сильных студентов. После тихого ужина первокурсники отправились спать. Путешественники во времени поместили Поттеров в подвале, накрыли их чистыми белыми простынями, наколдовав несколько заклинаний вокруг, чтобы сохранить их в безопасности до похорон. Ребята поднялись наверх, хотя считали, что не смогут заснуть после произошедшего днем. Но они ошиблись, их наконец одолела усталость, и все провалились в беспокойные сны, наполненные падающими бомбами и смертями.

Около двух часов ночи Гарри вынырнул из кошмара из-за всхлипывающих звуков. Сев в постели, он протер глаза и оглянулся, прислушиваясь и пытаясь понять, откуда доносился шум. Спустя несколько минут он понял, что звуки шли из комнаты по соседству, где спал Юстас. Осознав, что только он сможет его услышать, поскольку у них была смежная стена, и выбравшись из кровати, Гарри натянул мантию, которую умудрился спасти, и направился к соседней двери.

Войдя в комнату, он услышал всхлипывания, доносившиеся со стороны кровати. Он тихо подошел и сел рядом с растерянным одиннадцатилетним мальчиком. Положив руку на плечо Юстаса, Гарри даже не удивился, когда рыдания неожиданно прекратились, потому что ему стало стыдно показывать свою слабость. Мальчик-Который-Выжил мягко перевернул ребенка на спину и посмотрел в его глаза.

- Все хорошо, Юстас. Ты можешь поплакать. Ты не слабый. На самом деле, я думаю, ты был невероятно храбрым. Конечно, ты расстроен. Ты только что потерял очень близких людей. Я знаю, что ты чувствуешь...

- ОТКУДА ТЫ ЗНАЕШЬ? – неожиданно выкрикнул мальчик, резко отодвигаясь от Гарри.

- Я знаю. Я потерял много близких в своей жизни. Мои родители были убиты, когда мне был всего год. Я никогда не знал их, но они все равно очень важны для меня. Когда я начал изучать магию, я только и делал, что боролся с силами, погубившими их, и со всеми, кто причинял вред другим. Во время этой борьбы я потерял друзей и семью. В смысле, в прошлом октябре нас покинула Перси. Это был шок для нас. Мы потеряли в бою людей, которые не должны были умереть. Знаешь, я виню в этом себя. Ну, где-то глубоко внутри я знаю, что ничего не мог поделать в большинстве этих ситуаций, но это не освобождает меня от чувства вины.

- Я понимаю, что ты имеешь в виду, - сказал Юстас, всхлипывая, - я не перестаю думать, что должен был быть с родителями, когда обвалилась крыша. Я выжил, а они нет. Это нечестно, они не должны были умереть.

- То же самое и у меня. Мои родители погибли, защищая меня. Я чувствую себя виноватым за то, что выжил, но в то же время понимаю, что был всего лишь младенцем, я не мог ничего поделать. Это называется вина выжившего, и что бы мы ни делали, она никогда не уйдет. Нам обоим придется с этим жить.

- Но ты не понимаешь, Гарри. Я знал родителей одиннадцать лет, а ты был младенцем. Много ли ты о них помнишь?

- Вообще-то, ничего. Но это не значит, что я не люблю их. Да, ты знал своих родителей гораздо дольше, но я тоже терял людей, которых долго знал. В прошлом году умерла моя девушка. Он умерла слишком молодой, и я не мог быть в этот момент рядом. У нее был сын, понимаешь? Она была беременна, когда мне пришлось уйти, и я никогда не знал своего сына. Сейчас его больше нет, и я никогда не увижу, как он растет.

К этому моменту Гарри уже в открытую плакал, вспоминая тех, кого потерял. Его родители, Седрик, Перси, Ардвик, Кристабель, Галатея, Сириус и сын, которого он никогда не знал, Гленедад Гарольд Поттер. Он оплакивал свою потерянную любовь и ребенка, с которым так и не встретился. Он не мог состариться с Галатеей, или быть рядом с ней, когда она умирала. Он пропустил детство сына, не увидел, как тот превратился в прекрасного человека. Он никогда не видел своих внуков или правнуков. То, что он только что рассказал Юстасу, было правдой, опуская тот факт, что все это случилось в прошлом. Дневной стресс и тот факт, что он был рядом с человеком, понимавшим его утрату, помогли Гарри освободиться. Он скрывал свои эмоции месяцами, отгоняя мысли о семье на задний план. Этому способствовали его ежедневные встречи с Галатеей на квиддичном поле, но боль никогда не покидала его. Не важно, что девушка говорила, он не мог двигаться дальше, пока не исцелится на эмоциональном уровне. А этого не могло произойти, пока он не вернулся к этой ситуации. Сейчас у него есть шанс. Он посмотрел на Юстаса, сидящего на кровати, опухшие покрасневшие глаза, по щекам бегут слезы. Гарри потянулся и прижал мальчика к своей груди, вдвоем они скорбели по тем, кто был для них смыслом, отпуская боль и начиная свое исцеление.

- Не волнуйся, Юстас, я позабочусь о тебе. Я не смог увидеть, как растет мой сын, но я сделаю все, что в моих силах, для тебя.

- Не оставляй меня, Гарри. У меня теперь никого нет. Ты будешь моим старшим братом? Будешь оберегать меня?

- Буду. Я никогда не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось вновь.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 14. Тем временем...
Переводчик Dark_Malvinka.


После первой ночи, проведенной в доме Логанов, Гарри и Юстас стали неразлучны. Ночью, когда одному из них снился кошмар, он приходил в комнату другого, и начинались беседы. Их разговоры часто затягивались до поздней ночи, а иногда и до утра. Юстас говорил о своей семье и о том, как он скучает. То же творилось и с Гарри. Он рассказывал Юстасу столько, сколько мог, о своих проблемах, не вдаваясь в подробности. Он поведал о смерти Седрика, немного о Галатее. Когда он задумывался о Гленедаде, его сковывала глубокая печаль, но мысль о том, что теперь он должен заботиться о Юстасе, придавала ему силы. Хотя он не смог воспитать сына, он хотел участвовать в жизни его пра-пра-пра-правнука. Этот небольшой урок показал ему, что он готов играть свою роль. Остальные ребята не могли понять, почему эти двое стали так близки, особенно учитывая разницу в возрасте, но им об этом не дано было узнать. Разговоры поздней ночью стали общим секретом мальчиков, ведь они не хотели, чтобы кто-то считал их слабыми.

Логаны оказались славными. Они приютили шестерых студентов и обеспечили их едой и одеждой. Несмотря на нормирование продуктов, и на то, что у ребят не было талонов, они могли наколдовать еду при необходимости. Амелия по-матерински заботилась о них, в особенности - о младших детях. Казалось, будто она обрела детей, о которых всегда мечтала. Мин, наконец, немного пришла в себя после воздушной атаки, но по-прежнему подскакивала при громких звуках. Она стала больше времени проводить с Гарри и Юстасом. У нее и Юстаса, который был ее одногодкой, оказалось множество общих интересов. Гарри тоже был отличным собеседником, они могли обсуждать эльфов, когда никого не было рядом. Гермиона, Джинни и Рон часто чувствовали себя за бортом, но тот факт, что они проводили много времени втроем, дал положительные результаты. Впервые в жизни Рон стал видеть в Джинни независимую молодую девушку, а не младшую сестру, которую он должен защищать. Кроме того, он смог увидеть Гермиону в другом свете. Он заметил перемену в ней еще на Святочном балу на четвертом курсе, но его привязанность к девушке становилась все крепче по мере того, как они проводили время вместе.

С первого дня в доме Логанов студенты стали помогать магглам заново строить жизнь. Четыре путешественника во времени были удивлены коллективным чувством. Люди помогали друг другу, за редкими исключениями. Воспоминание о магглах девяностых годов не шло ни в какое сравнение. В их время все были слишком эгоистичны, думали только о себе. Неудачный результат политики Тэтчер. Чувство коллектива было утрачено, поэтому в этом времени казалось странным, что все оказывали помощь друг другу. Однако друзья тоже прониклись этим чувством. Они помогали расчищать завалы и собирать имущество, делая все, как магглы, без использования магии. Они заново возводили стены и строили временные жилища для тех, чьи дома были полоностью разрушены. Не хватало укрытий от воздушных атак, поэтому ребята собирали уцелевшие куски железа - все, что осталось от крыш, доски, и использовали их для постройки укрытий в садах. Все это давало им чувство удовлетворенности, ведь, несмотря на то, что они были отрезаны от волшебного мира, студенты по-прежнему могли сделать свой выбор.

Вечера ребята проводили с Джоном и Амелией, помогая отстраивать их дом. Все внешние работы приходилось выполнять собственными руками, поскольку там они были на виду у магглов. Но внутренний ремонт делался с помощью магических способностей четырех старших студентов. Первокурсники знали недостаточно, чтобы помочь им. Одна из причин, по которой ребята начали использовать магию, была надежда получить предупреждение из Департамента по использованию магии несовершеннолетними. Получив такое письмо, птицу можно было бы использовать, чтобы отправить сообщение Дамблдору. Их надежды были вдребезги разбиты, когда Юстас сказал, что во время войны несовершеннолетним магам и волшебницам разрешено колдовать, в разумных пределах, конечно.

Две недели спустя студенты сидели в своем новом доме. Амелия очень привязалсь к ним и страшилась того времени, когда им придется уйти. Мин и Юстас не хотели уходить, потому что взрослые давали им чувство защищенности. Юстасу было не так уж и плохо, поскольку у него был «брат», но Мин скучала по матери и тете. Она не хотела ничего, кроме как попасть назад в мир эльфов. К сожалению, и она, и Гарри оставили свои камни для перемещения в Хогвартсе. Каминная сеть тоже пока была проблемой. Как и ожидалось, бомбардировка вывела ее из строя, и до сих пор она была отключена. Логаны ничего не могли с этим поделать. Каминную сеть должны были вновь соединить с центральной станцией, а там обычно они были очень заняты после воздушных налетов. Все камины волшебников и сквибов должны были быть заново подсоединены, поэтому мог пройти месяц до того момента, когда настанет их очередь. Им просто приходилось ждать. Хотя каждую ночь они проверяли камин, бросая в него летучий порох. Если бы он загорелся зеленым пламенем, ребята бы знали, что система вновь заработала.

За четыре дня до начала семестра произошел несчатный случай, который еще больше поверг студентов в уныние. Была полночь, Юстас и Гарри сидели в комнате последнего. Посреди разговора о зелье сна без сновидений Гарри неожиданно поднял руку, попросив Юстаса на минуту замолчать. Внимательно вслушиваясь, он вскочил на ноги и подбежал к окну, отодвинув немного край шторы и выглядывая наружу. Картина, открывшаяся перед ним, заставила его сердце вздрогнуть.

- О, нет.

Гарри разбудил своих друзей. Рон, не хотевший вставать, получил ведро холодной воды на голову. Не успев разразиться криками, он взгянул в лицо Гарри. Он выглядел мрачно.

- Что происходит, друг?

- На нас напали.

- ЧТО?

- Шшш! Они по всей улице. Кажется, это случайное нападение последователей Гриндевальда на магглов. Вероятно, они наугад выбрали это место. Это как пытка магглов дома, только на этот раз здесь не Пожиратели Смерти. Хотя, почему нет. Тебе надо встать, девочки уже готовы, мы собираемся избавиться от непрошеных гостей.

- Сколько их?

- Около двадцати. Может, больше.

- ДВАДЦАТЬ? Ты думаешь, мы можем сражаться против такого количества?

- Мы сражались и с большим на Хэллоуин.

- Точно. Хорошо, я буду через минуту.

Гарри вышел из комнаты и спустился вниз. Когда он выглянул из окна, он увидел то, что никогда не хотел бы видеть. Последователи Гриндевальда кишели по всей улице, бросаясь темными заклинаниями во всех прохожих. Несколько магглов, которым ребята помогали в последние дни, извивались на земле под действием Круциатуса. Еще несколько замертво лежали на мостовой. Некоторые семьи выволокли из домов, чтобы волшебники насладились «игрой с ними». Гарри повернулся к Юстасу и поставил его на ноги.

- Юстас, мне нужно, чтобы ты пошел и разбудил Мин и Логанов. Сделай это как можно тише. Затем вам нужно хорошенько спрятаться.

- Почему? Что происходит?

- Армия Гриндевальда наступает.

- Ну, почему? Разве мы не достаточно испытали уже?

- Мне жаль. Я думаю, это всего лишь случайное нападение. Так получилось, что и мы оказались здесь.

- Если нам нужно прятаться, то что собираетесь делать вы?

- Помочь магглам и защитить дом. Но если они прорвутся мимо нас, я хочу, чтобы вы все были хорошо спрятаны, понимаешь?

- Да. Но, Гарри, что если тебя ранят? Что я тогда буду делать?

- Все хорошо, - сказал Гарри, быстро обняв мальчика, - я буду осторожен. У меня есть пара козырей в рукаве, против которых они ничего не смогут сделать. Я должен пойти и разбудить Миону, Рона и Джинни. Ты позаботишься об остальных? Чем раньше мы подготовимся, тем быстрее мы сможем выйти и начать драться, и, надеюсь, спасти жизни.
Юстас просто кивнул и вышел из комнаты, Гарри отправился за ним.

Стоя на лестничной площадке, друзья могли видеть, что происходит выше и ниже по улице. Поскольку дом, в котором они находились, стоял в середине улицы, они решили, что мальчики займут левую сторону, а девочки – правую. Выдвигаясь, Гарри приготовился перевоплотиться в свою анимагическую форму, если потребуется. Формы остальных тоже были хороши, но они не подходили для битвы. Только Гарри обладал лапами и большими зубами. Добравшись до первых магов, Рон и Гарри заняли боевую позицию, вытащив свои мечи. Рон лучше всех владел таким оружием из всей четверки. Оглянувшись на девушек, Гарри заметил, что Джинни вытащила свой лук, а Гермиона вооружилась новыми метательными ножами. Гарри специализировался на дуэли и знал, что будет использовать и Светлую, и Темную магию. Он понимал, что если покажет Темные Искусства, это повергнет противников в небольшой шок и поможет Гарри перейти в прямую атаку.

Когда трое первых магов, наконец, заметили двух парней, они ухмыльнулись и отменили заклятие, которое использовали на семье магглов. Двое детей и их родители, которых пытали, но пока не убили, с трепетом смотрели на своих спасителей. Это были их соседи, они подружились со студентами, когда чинили дом. Они были удивлены, увидев ребят, стоящих посреди улицы, с мечами в руках и решительным выражением на лицах. Возможно, то, что изумило их больше всего - было слабое свечение, исходящее от Гарри. Оно было таким неуловимым, что днем его и не заметили бы, только в темноте оно стало видимым. И вот волшебники начали бой.

Рон, используя меч, смог нанести серьезные повреждения одному из врагов.
Позаботившись об одном, который не был убит, лишь серьезно ранен, он повернулся ко второму. Этот маг наколдовал себе меч, пока Рон был занят первым. Они начали серьезный поединок, Рон в основном нападал, а его противник защищался. Этот человек на удивление хорошо справлялся с яростными атаками рыжего парня, он пока не выигрывал, но определенно держал свои позиции. В стороне от них Гарри сражался с третьим волшебником. Начав с поединка мечами, они перешли к старой доброй дуэли. Враги обошлись без формальностей, сразу начав бросать заклинания. Темные проклятья летели в обе стороны. Противник Гарри удивился, когда парень, похожий на студента Хогвартса, начал использовать самые ужасные из Темных Искусств. Гарри установил сильный щит, разбить который смогло только Убивающее проклятье, ударившее парня в грудь, но без результата. Пока противник стоял, разинув рот от того, что проклятье не сработало, Гарри бросил в него Редукто. Используя время в качестве своего преимущества, Гарри вызвал силы своих змей и начал произносить заклинание иссушения сил. Когда мужчина встал и поднял на него палочку, Гарри бросил в него заклинание, поставив его на колени. Мальчик-Который-Выжил устал, но остался доволен тем, что одолел своего противника. Его немного беспокоило то, что он потратил столько времени на поединок, ведь у него были преимущества беспалочковой магии и Темные искусства, которые могли бы сделать дуэль намного короче. Пока он разбирался с одним, Рон уложил уже пятерых. Заинтересовавшись, Гарри подошел к тяжело дышащему человеку, проведя рукой, чтобы сбросить капюшон, скрывавший лицо. Тут он удивленно выдохнул, осознавая, почему дуэль была такой трудной. Он увидел платиновые волосы и серые глаза, совсем как у пары его знакомых.

- Малфой?

Мужчина поднял взгляд, на лице читалось презрение.

- Да. Мы знакомы?

- Я не знаю вас, но я знаю вашего сына, Калигулу. «И вашего внука Люциуса, и правнука Драко», - подумал Гарри.

- Понятно. Я Тибериус Малфой, ты наверняка слышал обо мне.

- Нет, не слышал.

- Неужели. Ты использовал довольно могущественную Темную Магию, поздравляю.

Гарри немного забеспокоился. Он только что победил в дуэли Малфоя-старшего, а тот говорит ему комплименты. Что случилось с гордостью Малфоев? Обычно они скупы на лесть, особенно после проигрыша, - подумал Гарри. Вскоре Тибериус продолжил, дав ответы на его вопросы.

- Я полагаю, ты слизеринец? Только студенты моего факультета показывают владение Темными Искусствами, не боясь использовать их.

- Ну, вообще-то я не слизеринец, я с Хаффлпаффа.

Гарри ухмыльнулся, когда мужчина уставился на него совсем не по-малфоевски. Мысль о том, что тихий хаффлпаффец дерется так жестоко, как Гарри, была неслыханной. Пара минут потребовалась Тибериусу, чтобы собраться и пристально посмотреть на победившего его подростка.

- Я никогда раньше не слышал ни о хаффлпаффце, ни о светлом волшебнике с такими навыками в Темной Магии.

- А кто сказал, что я Светлый волшебник?

Малфой просто приподнял бровь перед тем, как добраться до сути своего вопроса.

- Понимаю. Что ж, человек с твоими... талантами... стал бы хорошим Темным магом. Знаешь, ты можешь стать великим. Владеть силами за пределами самых диких фантазий. Если ты пощадишь меня, я могу представить тебя своему Лорду, Гриндевальду, он мог бы сделать из тебя могущественного соратника...

- Я так не думаю, но спасибо за предложение.

*Нира, укуси его*

*Ты уверен, Гарри?*

*Да*

Змея соскользнула на землю, и Малфой с раздражением посмотрел на нее. Подняв руку, он прицелился в Ниру и прошептал заклинание возгорания. Раздражение переросло в гнев, а затем в страх, когда ничего не произошло. Он попытался вновь, безрезультатно. Малфой подался назад, но Нира была уже близко и бросилась на него, впрыскивая в левую ногу яд, разрушающий магию. Мужчина в судорогах опрокинулся на землю - яд начал действовать. Наблюдая за ним, Гарри не смог удержаться от мысли, что все это довольно знакомо.

После Тибериуса Малфоя немного времени ушло на то, чтобы разобраться с остальными нападавшими. Большинство из них было серьезно ранено, и все были укушены Симби или Нирой. Они использовали змей, чтобы заморозить волшебников, поскольку оглушающие заклинания со временем заканчивались, а у ребят не было способа связаться с аврорами, чтобы передать этих людей под их надзор. Никто из них не был готов убивать, это поставило бы друзей в один ряд с нападавшими. У Гарри и так было достаточно чувства вины на всю оставшуюся жизнь, чтобы взять на себя еще и смерти этих людей.

Вниз по улице к дому Логанов они прошли мимо магглов, которых успели спасти. К большому удивлению ребят, они не показывали страха, только почтение и благодарность. Многие начали апплодировать, когда они проходили мимо, и четверо студентов просто не смогли стереть их воспоминания. Очевидно, воспоминаний у них теперь в изобилии, но они реагировали без страха и отвращения.

В дом ребята вошли немного нерешительно. Не успели они пересечь порог, как попали под прицел двух палочек, которые оказались на полу, когда стало понятно, кто вошел. Юстас и Мин вышли из укрытия, чтобы встретить их и спросить, что случилось. Они спрятались в подвале с Логанами и телами Поттеров, ожидая, пока прекратится бой. В это время из подвала поднялись Джон и Амелия, и поспешили в гостиную, чтобы поскорее обнять каждого перед тем, как отправиться в кухню за какао.

После рассказа о произошедшем, изнуренные дети отправились по постелям, приняв порцию зелья сна без сновидений, захваченные из ванной во время бомбардировки Чарльзом Поттером. Несмотря на зелье, сон у всех был беспокойный.

За день до начала семестра ребята обнаружили, что летучий порох загорелся зеленым пламенем. Наконец, на следующий день они смогли воспользоваться камином и вернулись к началу учебы вовремя. Последняя ночь в доме Логанов прошла тихо, взрослые не хотели отпускать детей. В конце концов, Амелия сказала им то, что давно собиралась.

- Гм... Джон и я подумали... мы хотели спросить, приедете ли вы к нам на Пасху? Если вы не хотите, все нормально, просто... мы привязались к вам за последние несколько недель, и всегда рады детям в нашем доме.

Студенты переглянулись и кивнули, Гермиона решила ответить за всех.

- С удовольствием. Нам больше некуда пойти, было бы очень приятно вновь увидеть вас. Если это не доставит проблем...

- Это здорово! Просто отправьте нам письмо, когда вы будете знать, кто сможет прибыть, и когда у вас каникулы.

- Обязательно.

Следующий день был посвящен объятиям и прощаниям. Студенты упаковали все, что у них осталось после воздушной атаки, и отлеветировали тела Поттеров к камину. . К облегчению Юстаса и Мин, чары невидимости еще работали.. Распрощавшись, Гарри объяснил, что им необходимо сделать.

- Ну вот, когда вы войдете в камин, вам нужно будет произнести «Корвус Коракс». Когда попадете на место назначения, мы возьмем портключ до Хогвартса. Убедитесь, что произносите все правильно. Я пойду первый, а потом вы.

Гарри взял горстку летучего пороха и бросил ее в огонь. Шагнув в камин, он прокричал пункт назначения и исчез. Вылетев из камина на другой стороне, он подождал остальных. Как только все собрались, он посмотрел в глаза безмолвным друзьям.

- Ребята, добро пожаловать в Домус Корвус Коракс.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
  Глава 15. Домус Корвус Коракс
Переводчик Dark_Malvinka.


Студенты в изумлении оглядели комнату, в которой оказались. Даже Гарри был удивлен, хотя он знал, чего ожидать. Камин, из которого они вышли, находился в огромном холле. Справа от них были большие двери из белого мрамора в эльфийском стиле, достигавшие потолка, высотой в двадцать футов. Стены были отделаны красным деревом, украшенны гобеленами и картинами, в основном эльфийского происхождения, но на некоторых были изображены другие магические расы. Пол, как потолок и двери, был выложен из белого мрамора, только в серых крапинках, что придавало ему отличие. Здесь было мало мебели, только кое-где стояли столики со светильниками. Камин был огромным, восемь футов высотой и десять футов шириной. Полка над ним была выполнена из эбенового дерева, декорированная изящным узором из слоновой кости, создающим контраст с основным черным цветом. Над камином висела большая рама, которая казалась пустой, но Гарри смотрел на нее с улыбкой и легким предвкушением в глазах. Напротив находилось большое зеркало, расположенное так, чтобы комната казалась в два раза больше. Слева от камина начиналась широкая лестница из черного оникса, которая занимала центр комнаты и сужалась кверху, там она делилась на два направления, каждое из которых вело к балконам с двух сторон, от которых шли несколько коридоров. На нижнем этаже двери, ведущие из главного холла, очевидно, тоже скрывали за собой коридоры. Вся комната была залита светом нескольких сияющих кристаллов, плавающих под потолком. Несмотря на их кажущуюся неяркость, они освещали весь холл, создавая неземной вид.

- Черт возьми!

- Согласен.

- Следи за языком, Рон. Это... блеск!

- Да, блеск.

- Вам нравится?

Ребята взглянули на Гарри и коротко кивнули. На его лице была написана гордость, он разглядывал холл с одобрением.

- Я рад, что вам нравится.

- Гарри, что это за место? – спросила, наконец, Гермиона.

Гарри не ответил, он просто указал на большую картину позади него. Все обернулись и посмотрели на пустой холст в недоумении. Решив пояснить, Гарри провел рукой, прошептав: «Проулс Корвус Коракс», и застыл в ожидании. Через секунду на картине появилась молодая девушка с маленьким мальчиком. Они были одеты в красивые шелковые мантии в старинном стиле. Мальчику на вид было года два, у него были лохматые черные волосы и кристально-голубые глаза. Девушка была высокой, с длинными волосами, ее глаза были того же голубого цвета, что и у мальчика. Под картиной появилась небольшая надпись «Галатея и Гленедад Равенкло, вместе навсегда». Путешественники во времени и Мин с пониманием рассматривали изображение. Только Юстас был немного смущен. Наконец, Гермиона обернулась к Гарри за объяснениями.

- Гарри? Это...?

- Тея? Ага.

- Ух ты. Ну, расскажи, где мы находимся?

- Это Домус Корвус Коракс, также известный как Дом Ворона.

- Здесь красиво! Кому он принадлежит? Мы не можем нарушать границы владений...

- Мы ничего не нарушаем, это мой дом.

Трое старших друзей уставились на Гарри. Он расхохотался. Его всегда забавляло, что удивить их было делом всего лишь пары минут.

- Поверьте, вы не захотите этого знать. Я расскажу в другой раз. А сейчас, как насчет экскурсии? У нас есть время до возвращения в Хогвартс, праздничный ужин начнется только через час.

Остальные кивнули и последовали за Гарри в ближайший коридор. Через несколько минут они подошли к лестнице, которая вела вниз. Чем глубже они уходили, тем темнее становился туннель. Наконец, они дошли до подземелий. Гарри подошел к самому темному участку стены и прикоснулся к нему рукой.

- Нутрименс.

Стена скользнула в сторону, открывая большую кухню, таких же размеров, как в Хогвартсе, в ней было достаточно места, чтобы приготовить еду на тысячу человек. К большому облегчению Гермионы здесь не наблюдались домовые эльфы. После короткого осмотра, они перешли к другому участку стены, на который Гарри вновь положил руку.

- Винум.

В этот раз они угодили в огромный винный подвал. Бутылки самых разнообразных сортов вин всех годов были сложены от пола до потолка. Гарри улыбнулся открывшемуся виду, а затем вытолкнул остальных до того, как они успели прихватить пару бутылок с собой. Следующая остановка сопровождалась шепотом: «Карцер». Открылся длинный коридор, с камерами, огражденными решетками, по обеим сторонам. Ребята с тревогой взглянули на Гарри.

- Гарри, почему у тебя в подземельях камеры? Ты таким получил дом?

- Я сам его спланировал, Джин. Камеры всегда полезны, к примеру, если нам надо держать где-то сторонников Гриндевальда до того, как мы передадим их Министерству.

- А что насчет руки на стене? Зачем это?

- Рон, это мой дом. Я сам его спроектировал и построил. Ты знаешь, каким параноиком я могу быть. Думаешь, я не включил в планы систему безопасности? Чтобы попасть в комнату, я должен приложить руку к правильному участку стены и произнести латинское название комнаты. Проверяются мои отпечатки и магическая подпись, а также мой голос. Если хоть один из трех признаков не подходит, нельзя попасть в комнату. Единственное место, куда может пройти кто угодно без меня – это коридоры и входная дверь. На входной двери есть своя система охраны, поэтому в любом случае никто не сможет в нее пройти.

- Ты правда все это продумал?

- Конечно, Миона. В конце концов, я привык прикладывать все усилия для того, чтобы выжить.

Гарри пошел вперед быстрым шагом, чтобы избежать более серьезных вопросов. Он не хотел рассказывать слишком много рядом с Юстасом, поскольку мальчик был единственным, кто не знал о путешествии во времени. Гарри не хотелось иметь секреты от него, но рассказы об этом могли бы поставить под угрозу само его существование. Он не мог этим рисковать. Следующей остановкой - и последним местом в подземелье - была лаборатория, которая заставила бы Снейпа позеленеть от зависти. Когда экскурсия по подземелью была закончена, группа поднялась по другой лестнице и вновь оказалась в главном холле. Пока они шли, Гарри начал рассказывать о строительстве.

- Почти пятьдесят лет ушло на строительство дома, здесь около трехсот комнат. Подземелья, которые вы только что видели, составляют лишь малую часть всего дома. Вообще-то, я называю его домом, но на самом деле это замок. Он примерно такого же размера, как Хогвартс, и стоит на собственной земле. В подземельях находится лаборатория, винный подвал и тюрьма. На первом этаже - главный холл, бальный зал, который вы сейчас увидите, он, как и главный холл, состоит из двух этажей. Еще на первом этаже есть большой зал для тренировок, с оружейной комнатой. За комнатой для тренировок у нас построен дуэльный зал. Оба они защищены от нанесения вреда, неважно какое заклинание произносится. Еще есть комната с портключами и для трансгрессии, которая тоже хорошо защищена. Кроме того, есть библитотека, которая занимает целую башню с правой стороны. Также на первом этаже расположен лазарет, он раза в три больше хогвартского, и музыкальная комната. Пять этажей выше – это жилые помещения. Там примерно двести спален, каждая с ванной и гостиной в стиле люкс. Башня напротив состоит из круглых комнат на каждом этаже. Верхняя используется для астрономии. Еще есть этаж для семейных портретов и этаж для наград. Ну, и еще несколько, которые совсем не интересны.

Ребята таращились на Гарри, как будто у него вдруг выросла вторая голова. Из ступора всех вывел вопрос Юстаса.

- Гарри? Я думал, ты сказал, что сам проектировал это место.

- Ага.

- Но ты сказал, что на постройку ушло около пятидесяти лет. Это невозможно, если тебе только шестнадцать.
Путешественники во времени нервно переглянулись. Гермиона прочистила горло и начала краткое изложение истории, умалчивая о том, что могло повлиять на будущее, узнай об этом Юстас.

- Юстас, мы должны кое-что тебе рассказать...

- Что?

- Обещаешь, что не испугаешься?

- Конечно.

- Ну, мы не отсюда...

- Я понял это. Откуда вы?

- Из тысяча девятьсот девяносто пятого года.

- Что? Я не понимаю.

- На самом деле мы - из будущего. Я подарила Гарри амулет на пятнадцатилетие, оказалось, что это что-то вроде Амулета Времени. Он отправляет людей сквозь время, когда они держат его в руках и произносят заклинание. Он работает только раз в год, и переносит тебя в разное время. Первое путешествие - самое далекое, а потом, с каждым разом, ты все ближе к своему времени. Это наша вторая остановка. Мы провели весь прошлый год во времени Основателей Хогвартса.

Юстас остановился и беспомощно посмотрел на них. Он потряс головой, как будто хотел ее прочистить, а потом вновь взглянул на ребят уже скептически.

- Милая история, но не уверен, что поверил вам...

- Поверишь через секунду, - ответил Гарри и провел их в бальный зал. Он выглядел так же роскошно, как главный холл - с высокими окнами и шторами из темно-синего бархата. Пол был сделан из тщательно отполированного красного дерева, с выгравированными танцующими волшебниками и волшебницами. В самом конце зала была построена сцена с красивым роялем на ней. Хрустальные люстры, свисающие с потолка, сверкали в свете, лившемся из окон. Гарри провел их через зал без остановки, направляясь к двери в правом углу комнаты. За ней оказалась большая круглая комната со спиральной лестницей в центре, ведущей наверх.

- Это Восточная Башня, как вы видите, мы находимся в Комнате Наград. Я проведу вас выше, чтобы вы взглянули на комнату с портретами.

Они поднялись по лестнице и попали в следующую комнату, стены которой были заполнены портретами различных людей. Гарри даже не оглянулся, а сразу пошел в заднюю часть комнаты, где на стене висела большая картина. Это была копия колдографии, снятой на лестнице Хогвартса, на которой были изображены все студенты, учителя, основатели и Лолиде. Она была скопирована на холст масляными красками. Люди намного лучше были видны, поскольку картина была большой, все ее обитатели махали ребятам. Гарри убедился, что Юстас внимательно смотрит, и стал показывать лица.

- Вот это - Леди Равенкло, Леди Хаффлпафф и Лорд Гриффиндор. В этом ряду стоит первокурсник по имени Сэмуэль Пивз, ты наверняка его знаешь. А вот в этом ряду Галатея Равенкло...

- Это девушка из главного холла.

- ...да, она была моей девушкой, она родила моего сына. Я рассказывал тебе, что они умерли, а я не смог быть рядом. Вот почему так случилось. Если ты приглядишься, сможешь увидеть нас четверых, стоящих рядом с нашими друзьями - Ардвиком де Мимси-Порпиньоном и Кристабель Биннс. Да, Биннс, как наш учитель Истории Магии. В наше время Биннс – призрак, и все еще преподает. Если ты думаешь, что он сейчас занудный, слышал бы ты его после смерти. Но я отвлекся. Как ты видишь, мы побывали во времени Основателей. Теперь ты нам веришь?

- Пожалуй... а что насчет Мин? Она, вроде бы, не удивлена тем, что ты рассказал.

- Я могу это объяснить, - ответила девочка. - Понимаешь, я наполовину эльф. Видишь ту леди, стоящую рядом с Леди Равенкло? Это моя тетя Лолиде. Она и моя мама были хорошими друзьями Гарри, когда он был там. Они рассказали мне все о четверке.

- Извините, это просто слишком много, чтобы понять так сразу.

- Конечно, но, Юстас, ты не должен никому об этом рассказывать. Единственный человек, который знает об этом, это Дамблдор. Кроме того, мы не можем ничего рассказать тебе о будущем, это может изменить его, - предупредила Гермиона.

- Понятно. А о прошлом вы можете мне рассказать?

- Безусловно, но ничего, что могло бы угрожать будущему, - сказала Джинни.

Юстас просто кивнул, Гарри улыбнулся мальчику и обнял его прежде, чем продолжить экскурсию.

- Что ж, теперь я могу рассказать вам о происхождении дома. Нет сомнения, вы трое гадаете, когда я его построил, - кивнул Гарри Рону, Гермионе и Джинни. Они кивнули в ответ.

- Помните тот день летом, когда мы пошли в Хогсмид, чтобы прикупить англо-саксонские вещи?

Трое путешественников вновь кивнули, Мин и Юстас смущенно на них смотрели. Гарри продолжил.

- Когда вы покупали свое оружие, я сбежал. Помните, пять галлеонов были невероятным богатством? Ну, у меня оставалось сорок пять галлеонов. Я использовал тридцать, чтобы построить это место. Я отправился в строительную компанию в Хогсмиде и отдал им планы, над которыми работал неделями. Менеджер думал, что я не смогу заплатить, но я дал им деньги вперед. По контракту нужно было построить дом по моему проекту, включая все системы охраны и защиту, которые я попросил. Как вы знаете, магический контракт не может быть расторгнут, поэтому я был уверен, что дом будет построен, хотя меня и не было, чтобы проследить за этим. Леди Равенкло знала обо всем и пообещала приглядывать за строительством. Я попросил ее повесить в главном холле портрет Галатеи, спрятанный до тех пор, пока я не скажу дому, что пришел его хозяин. Я назвал дом в честь Галатеи - Дом Ворона. Кажется, имя подходит. Я любил ее и хотел, чтобы что-то хранило о ней воспоминания. Как вы видите, на портрете есть еще Гленедад. Леди Равенкло, наверняка решила, что мне это понравится.

- Гарри, а какие методы защиты ты использовал здесь?

- Миона, самые практичные. Такие же, как в Хогвартсе, только немного улучшенные. Как я сказал раньше, двери позволяют мне входить, проверяя мой голос, мои отпечатки и магическую подпись, все это было записано в договоре со строительной компанией. Дом защищен антитрансгрессионными чарами, за исключением небольшого пространства в комнате с портключами, в которое позволено трансгрессировать только людям, чьи магические подписи одобрены. Все поместье и земли защищены системой тревоги. Кроме того, на окраинах, установлены мины-ловушки. В камерах подземелья нельзя применять магию. Еще есть около двух тысяч секретных переходов и коротких путей, ни одного из них нет на официальном плане этого места. Все они были на втором комплекте планов, который я приказал уничтожить, когда проходы были построены. Я единственный, кто знает, где они находятся. Я провел месяцы, планируя это место. Поверьте мне, здесь все продумано. Мы здесь даже в большей безопасности, чем в Хогвартсе.

- Круто.

- Можешь сказать это снова.

Гарри улыбнулся друзьям и повел их обратно из спальни, на которой остановилась экскурсия, в библиотеку. Во время рассказа он показал большинство примечательных мест. Последней остановкой была комната с портключами. Когда они вошли в башню с библиотекой, Гермиона тяжело задышала. Она увидела все двадцать этажей башни. На каждом уровне были тысячи книг.

- Она самообновляющаяся, - пояснил Гарри, - здесь есть уровень на каждый век, а два верхних предназначены специально для книг по Темным Искусствам. Если книга была написана после того, как мы ушли, ее копия есть здесь.

- Здорово! Гарри, можно мне прийти сюда снова?

- Конечно, можно, Миона. Знаешь что, ты можешь взять сейчас несколько книг, но при условии, что они будут находиться только в моей комнате, а затем будут возвращены, когда мы придем сюда вновь.

- Идет, - пискнула Гермиона перед тем, как сорваться на бег, чтобы успеть набрать столько книг, сколько можно унести, уменьшая их в размере.

Двадцать минут спустя они смогли выйти из библиотеки. Гарри показал им склеп, который он построил. Он пока не использовался, но Гарри заверил друзей, что тот принесет пользу для будущих поколений. Они обошли озеро и поле для квиддича, которое было больше, чем хогвартское, а затем вернулись в Домус Корвус Коракс. Пройдя в главный холл, они забрали тела Поттеров и сумки и отправились в комнату с портключами. Друзья проследовали за Гарри к шкафу с табличкой «Хогвартс».

- Я добавил в эту комнату потрключи в некоторые особые места. Здесь есть шкаф для Хогвартса, Святого Мунго, Косой Аллеи, Хогсмида и Министерства Магии. Еще есть несколько полок с портключами самых значимых мест мира. На дальней стене несколько общих портключей, которые вы просто сжимаете в руке, называя место назначения. Поскольку они предназначены для общего пользования, их действие не такое точное, как у остальных. Человек оказывается в радиусе пяти миль от пункта назначения. Мы возьмем портключ до Хогвартса. Я не рад использовать такой способ перемещения, но иногда нужно преодолевать свои страхи, тем более, это - единственная возможность добраться туда.

Взяв гладкий черный камень, он подождал, пока остальные коснутся его. Отдав каждому по сумке и схватившись за тела Поттеров, он провел рукой над камнем. Дернуло в области пупка, раздался легкий хлопок, и ребята оказались посреди Большого Зала Хогвартса.

_______________________________

Рисунок к фанфику от Dark_Malvinka http://s008.radikal.ru/i305/1108/a2/a134cee646b4.jpg

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
  Глава 16. Мы вернулись!
Переводчик Dark_Malvinka.



Ребята оказались в центре Большого Зала в тот момент, когда Дамблдор собрался произнести речь. Экскурсия и рассказы заняли немного больше времени, чем они рассчитывали, и вместо того, чтобы вернуться вместе с другими студентами, они опоздали. Все глаза в Зале наблюдали за прибывшими, пока они стояли в смущении и ждали, когда удивленный Дамблдор продолжит речь. Он как раз напоминал школе о том, что нельзя заходить в Запретный Лес, когда неожиданно появились ребята. Они с облегчением вздохнули, когда посмотрели на директора и заметили веселый огонек в его глазах.

- Что ж, очень приятно, что вы присоединились к нам. Если вы займете места за своими столами, мы обсудим все после ужина.

- Сэр, мы были бы очень признательны, если бы можно было куда-то убрать наш багаж, - сказал Рон, указывая на сумки.

Дамблдор взглянул на них немного скептически, заинтересовавшись, почему небольшие сумки создают проблемы. Глаза его расширились, когда Гарри снял чары невидимости с двух парящих тел. Студенты начали шептаться, учителя казалось, были в глубоком шоке. Профессор Севел, Мастер Зелий, первым справилась с собой и посмотрела на силуэты, прикрытые простынями.

- Мистер Эванс, это то, о чем я думаю?

- Зависит от того, что вы думаете, профессор.

- Это чьи-то тела?

- Да.

Тут вступился Дамблдор, выпуская из палочки сноп искр, чтобы угомонить шепот среди студентов.

- ТИШИНА! Я думаю, мы должны немедленно обсудить этот вопрос в моем кабинете, поскольку, очевидно, дело не терпит отлагательства. Профессор Биннс, пожалуйста, займитесь этим.

Кивнув профессору по Истории Магии, он направился к двери. Группа студентов последовала за ним, рядом по воздуху плыли их сумки и тела Поттеров. Когда молчаливая процессия приблизилась к горгулье, Дамблдор назвал пароль.

- Шоколадное драже.

Статуя отпрыгнула в сторону и они прошли в большой круглый кабинет. Путешественники во времени огляделись вокруг, неспособные остановить поток воспоминаний о том, как выглядела эта комната, когда ей пользовался Гриффиндор. Они вынырнули из мыслей, когда все расселись, а Дамблдор протянул свою обычную вазочку со сладостями.
- Лимонную дольку?

Когда все отказались, он сложил руки перед собой и кашлянул, прочистив горло.

- Что ж, это было довольно драматичное прибытие, вы не находите? Могу я спросить, что произошло? Почему вас не было в поезде, и кто эти люди под простынями?

- Ну, это довольно долгая история, профессор, - начала Гермиона.

- У меня есть время.

- Что ж...

- У меня есть идея получше, Миона.

- Какая идея, Джинни?

- Мы можем показать ему.

Все посмотрели на рыжую девушку в замешательстве. Однако она махнула рукой, и в комнате стало темнее, а старшие студенты сразу поняли, о чем та говорила. Дамблдор все еще не понимал, так же, как Мин и Юстас.

- Позвольте узнать, что вы планируете, мисс Уэстон?

- Это древнее заклинание, которое показывает воспоминание. Мы можем показать вам самые важные моменты, которые произошли, проектируя их в этой комнате. Это не реально, но создает впечатление правдивости. Вы чувствуете, что находитесь там, но на самом деле вас там нет. Просто доверьтесь мне. Если кто-то не хочет вновь пережить это, он может выйти.

Мин и Юстас посмотрели друг на друга, словно общались мысленно, оставаться им или нет. Через минуту они кивнули друг другу, и подошли к Гарри, который сидел в центральном кресле. Они сели по обе стороны от него, а он приобнял их. Шепотом он спросил, почему они решили остаться, ведь это их расстроит.

- Вы же знаете, что можете уйти. Никто ничего о вас не подумает.

- Мне надо остаться, - ответил Юстас срывающимся голосом. - Если я вновь увижу, что ничего не мог поделать, может быть, смогу справиться. А еще я просто хочу снова их увидеть.

Гарри кивнул и повернулся к Мин, ожидая ее ответа.

- Я же вижу, что вам обоим плохо, Юстасу – потому, что это были его родители, а тебе, Гарри – потому, что ты винишь себя. Я не могу оставить вас одних, если знаю, что это будет тяжело для вас.

Гарри улыбнулся маленькой эльфийке и крепче прижал к себе первокурсников. Он посмотрел на остальных и кивнул Джинни. Она положила руку на голову и начала читать заклинание нараспев. Спустя минуту начали формироваться призрачные фигуры, пока не превратились в самих ребят в доме Поттеров, сидящих вокруг рождественской ели. Затем Джинни показала Дамблдору воздушный налет, гибель Поттеров, Логанов и нападение последователей Гриндевальда. Путешествие в Домус Корвус Коракс было опущено, поскольку это был рассказ Гарри. Директор был очень удивлен тем, что четверо студентов сами справились с двадцатью воинами Гриндевальда. Поскольку все было показано со стороны Джинни, эпизода с Тибериусом Малфоем не было. Когда Джинни закончила со своими воспоминаниями, остальные по очереди добавляли недостающие детали. Один из моментов, продемонстрированных Гарри, показал падение старшего Малфоя. Остальные были не в курсе этого, поэтому были изумлены. Юстас, Мин и Дамблдор были шокированы предложением Малфоя занять место в рядах Гриндевальда. Еще больше их удивило то, что Гарри разговаривал на парселтанге, а затем появилась Нира. Когда были показаны все воспоминания, Дамблдор просто засыпал их вопросами.

- Это было информативно. Я увидел, как погибли Поттеры, и с разрешения юного мистера Поттера, я займусь организацией похорон.
Юстас с благодарностью кивнул директору, поскольку сам не в состоянии был заняться этим.
- Я также увидел, что вы нашли семью, с которой можно было остаться, это удачное стечение обстоятельств. Я свяжусь с ними и лично поблагодарю их за проявленную доброту. Хочу также поздравить вас с удачным отражением магической атаки, однако, у меня есть пара вопросов. Во-первых, что случилось с теми, кого укусили змеи? Я хотел бы также увидеть эти создания.
- Это магические коралловые аспиды, сэр, - начал Гарри. – Их яд не смертелен, в отличие от их немагических собратьев, но укус довольно неприятно действует на волшебников. Он отравляет их организм и разрушает магию, делая из них сквибов. Мы решили, что это единственный выход, поскольку не имели способа связаться с аврорами или держать их связанными неограниченное время. Я также думаю, что справедливое наказание для мучителей магглов стать самим теми, кого они презирают больше всего.

- Я абсолютно согласен, Гарри. Можно мне увидеть змей?

В ответ Гарри просто поднял рукава и показал запястья. Скрывающие чары, опознавшие, что люди вокруг знают о змеях, позволили им увидеть два разноцветных браслета, обернутых несколько раз вокруг запястий Гарри. Юстас и Мин резко вздохнули, когда посмотрели на эти создания.

- Не волнуйтесь, они никому не причинят вреда, пока я не попрошу их об этом, - заверил всех Гарри.

- Понятно. Я слышал в воспоминании, что ты говоришь на парселтанге. Это так?

- Да, профессор. Это одна из причин того, что я смог оказать помощь Гриффиндору в победе над Слизерином, используя магию змей. Это могущественное искусство, но я могу его контролировать. Я уверяю вас, директор, вам незачем бояться меня. Я не стану злым.

- Гарри, должен признать, что я согласен с тобой. Когда я впервые заметил твое пристрастие к Темной Магии, я был обеспокоен. Я волновался, что может быть дальше, поскольку это во многом напомнило мне о Салазаре Слизерине. Однако, став свидетелем твоей дуэли с Тибериусом Малфоем и твоего отказа присоединиться к Темному Лорду, я вижу, что ты на стороне добра. Я прошу прощения за то, что сомневался в тебе.

- Все в порядке, профессор, я понимаю, почему вы так думали. Вы не хотели угрозы для своих студентов, не хотели, чтобы с ними был злой человек, и я это уважаю.

- Меня интересует еще один вопрос. Как вы попали сюда? И как получилось, что мистер Поттер узнал о вашем путешествии во времени? Я решил так, поскольку он не удивился при вашем упоминании о Слизерине.

- Директор, это два вопроса, но я отвечу на оба. Как вы видели в воспоминаниях, нам было неоткуда ждать помощи или возвращения до тех пор, пока не будет починена каминная сеть. Но, как вы знаете, в Хогвартс невозможно попасть через камин, поэтому нам пришлось использовать портключ. Мы отправились с помощью камина в местечко под названием Домус Корвус Коракс. Это ненаносимое поместье в Шотландии. Я начал его строительство, когда мы были в прошлом путешествии. Там есть комната с портключами, несколько из них до Хогвартса. Мы просто использовали один, чтобы попасть сюда.

- Ясно. Я не буду спрашивать о твоем доме, хотя было бы интересно когда-нибудь там побывать.

- Уверен, это можно организовать. На самом деле, я планировал в скором времени показать вам его. Что касается Юстаса, нам пришлось все ему рассказать, когда я показывал им дом. Было много несостыковок, вроде того, что я сам спроектировал его, но на строительство ушло пятьдесят лет. Мы не рассказали ему слишком много, ровно столько, сколько знаете вы, поскольку мы не хотели бы изменить будущее. Мы не расскажем вам то, что грядет в будущем, это может быть слишком опасно.

- Я согласен, Гарри. Мы должны сохранить хронологию. Я думаю, мистер Поттер согласен с этим.

- Да.

- Тогда мне больше нечего сказать по этому поводу. Единственное, что я хотел бы обсудить с вами – это дополнительные уроки.

Все, кроме Гарри, растерялись. Мальчик-Который-Выжил вспомнил о разговоре, который проходил с директором после похорон в ноябре и об их уговоре.
- Профессор, мне надо рассказать об этом своим друзьям. Я совсем забыл об этом из-за похорон Перси и всего остального.

- Все в порядке. Я объясню наши планы. Рон, Джинни, Гермиона, мы решили, что для победы в войне с Гриндевальдом, мы должны поделиться навыками. Когда я разговаривал с Гарри после похорон, он согласился немного поучить меня беспалочковой магии, а взамен я обучу вас трансгрессии. Также я научу вас создавать портключи. Вы согласны?

Студенты кивнули в знак согласия. Они решили, что это отличная идея, это поможет избежать им проблем, которые случились с ними после Рождества. Закончив разговор, они направились по своим гостиным.

До того, как разделиться, Гарри отвел в сторону Мин и Юстаса. Помахав остальным, он подошел к стене, первокурсники шли прямо за ним.

- Поскольку вы уже и так все знаете, я думаю, пора показать вам кое-что еще.
Положив руку на стену, он прошептал что-то на англо-саксонском, и появилась дверь.

Дети сильно удивились, но заинтересовались. Гарри открыл дверь и держал, пока все не вошли внутрь, а затем закрыл ее и дождался, пока она исчезнет. Он провел друзей в дальний угол комнаты, рассказывая по пути, где они находились.

- Эта комната принадлежит мне, это единственная комната в Хогвартсе, которую Основатели подарили студенту для его личного пользования. Только Рон, Джинни и Миона могу попасть в нее, и еще Пивз, но это потому, что он проходит сквозь стены. Сейчас я изменю защиту так, чтобы вы могли входить в нее.

- А как ты ее получил? – спросил Юстас.

- Годрик Гриффиндор подарил мне ее на день рождения, и в качестве благодарности.

- А за что он благодарил тебя?

- За помощь в победе над Салазаром Слизерином.

- Ух ты!

- Ты бы так не говорил, если бы был там. Ничего приятного. А теперь, я хочу кое-что показать вам.

Гарри указал в угол, и остальные заметили статую Персефоны Уизли. Мин подошла к ней и посмотрела на надписи, переведя эльфийский текст для Юстаса. Оба тут же прослезились. Никто из них не забыл о смерти друга. Гарри обнял их.

- Я сам ее сделал, и сделаю статую каждого друга, которого потерял, чтобы я никогда не забыл о них. Сейчас я делаю еще несколько, и они впоследствии будут установлены на одном из этажей в восточной башне Корвус Коракс. Я хотел бы спросить тебя, Юстас, могу ли я сделать статуи твоих родителей. Хотя я и не знал их хорошо, это поможет мне чувствовать себя лучше.

- Конечно, Гарри. Если я смогу увидеть их, когда ты закончишь. И я хочу добавить к ним надпись.

- Разумеется. Ну, а теперь время перекусить. Мы не поужинали, и теперь я голоден. Я перенастрою защиту на выходе.

Подойдя к стене, Гарри положил на нее руку и заговорил с замком на англо-саксонском языке. Затем он попросил ребят положить руки рядом с его, чтобы чары узнали их. Как только все было сделано, он сказал им пароль, и они направились в кухню.

Пару дней спустя настало время похорон Поттеров. Дамблдор все организовал, спрашивая Юстаса о том, что бы понравилось его родителям. Церемония проходила в небольшой деревне в Уэльсе под названием Годрикова Лощина, где у семьи был небольшой коттедж. В этом доме Чарльз провел свое лето, но в нем никто не жил уже много лет, и он нуждался в серьезном ремонте. Вот почему Поттеры жили в Лондоне. Когда Гарри услышал, где будут проходить похороны, он занервничал. Он жил в Годриковой Лощине, когда его родителей убили, возможно, это тот самый дом, который принадлежал Поттерам. Его подозрения подтвердились, когда Юстас поклялся, что приведет дом в порядок, чтобы жить со своей семьей, когда станет старше.

Поскольку похороны проходили в понедельник, почти в конце января, все шестеро студентов, коснувшихся тех событий, получили разрешение пойти. К отвращению Гарри, вместе с профессором Дамблдором им пришлось переместиться с помощью портключа до места встречи. Страх к портключам ослабел, у него больше не возникало паники при их использовании, но по возможности он старался избегать этого. Как только все добрались, они вошли в большой шатер, установленный во дворе коттеджа. Служба должна была проводиться снаружи, до того, как гробы перенесут на местное кладбище волшебников. Когда все уселись в переднем ряду, началась служба, коль скоро они прибыли последними. Церемония была очень похожа на похороны Перси. Все студенты молча роняли слезы, пока пели волшебную похоронную песню, перед тем, как отправиться на кладбище.

Пока гробы спускали в землю, Гарри запел ту же эльфийскую погребальную песнь, что и на похоронах Перси. К нему присоединилась Мин, присутствующие смотрели на них с удивлением. Это были другие люди, поэтому они не слышали песню раньше. На последнем припеве в нее влились голоса Юстаса, Гермионы, Рона и Джинни. Ребята выучили ее ночью потому, что Юстас решил, что это будет правильно. Когда затихла последняя нота, Юстас вышел вперед и бросил горсть земли на каждый гроб, прошептав последние слова своим родителям.

- Мама, папа. Я люблю вас, и всегда буду любить. У меня есть теперь старший брат и хороший друг. Я не останусь один.

Первого февраля Гарри, Рон, Гермиона и Джинни сидели в кабинете директора. Он позвал их пораньше в тот день, чтобы провести собрание перед ужином. У них возникла туманная мысль, о чем может быть собрание, но они не были уверены на все сто. Дамблдор бывал иногда таким чудаковатым, что за прошедшие годы они научились ждать от него самых непредсказуемых вещей. Когда директор вошел пару минут спустя, он сел за стол и сразу перешел к делу, не спросив, хотят ли они лимонных долек.

- Спасибо за то, что согласились прийти. Я бы хотел начать наш урок прямо сейчас, если удобно, потому, что Гриндевальд быстро набирает силы, и я хотел бы иметь возможность помочь в бою, чем смогу. Авроры хотят, чтобы я не вмешивался, но я знаю - Темный Лорд угрожает школе и ее студентам. Я не могу позволить, чтобы с Хогвартсом что-то случилось. Беспалочковая магия даст мне не большое преимущество перед врагом.

- Профессор, если вы не против моего вопроса, то какова ситуация с сопротивлением в настоящее время? То есть, кто противостоит правлению Гриндевальда? – спросил Гарри, глубоко задумавшись.

- Единственная защита против него, которая у нас имеется, это аврорат. Министерство ведет всю войну, но они немногого добились. Авроры работают над менее масштабными проблемами и небольшими бунтами темных волшебников. Они не готовы к войне. Есть много людей, которые желают бороться, но не могут по определенным причинам. К примеру, я знаю нескольких уважаемых волшебников, которые страдают ликантропией или вампиризмом. Но, поскольку Министерство классифицирует их как Темных Созданий, им не позволяют присоединиться к аврорам. В действительности, это глупо.

- Понятно. Спасибо, директор. Мне просто было интересно.

- Ну что ж, Гарри, мы сможем начать сегодня? Я предлагаю встречаться в семь вечера каждую субботу и воскресенье. По субботам вы будете учить меня беспалочковой магии, а по воскресеньям я буду преподавать вам трансгрессию. Это по-честному?

Четверка кивнула в ответ, осознавая, что чем раньше они начнут, тем лучше будет для всех. Гарри, однако, не был успокоен разговором. Он думал о том, что сказал Дамблдор о разрозненной обороне, которая не могла причинить противнику достаточно вреда. Это привело его к мыслям о том, что он мог сделать для решения этой проблемы. Из раздумий его вывела Джинни, слегка стукнувшая его по плечу, чтобы привлечь внимание. Когда он сфокусировался на остальных, они смотрели на него в ожидании. Покраснев, он неуверенно пробормотал извинения.

- Простите, я просто кое о чем задумался. Что вы говорили?

- Мы сказали директору, что ты мог бы отвести нас в комнату для тренировок, - повторила ему Гермиона.

Гарри тут же понял, о чем она. Вставая, он направился к стене и проговорил пароль, положив руку на холодный камень. Директор был очень удивлен, когда вдруг появилась дверь.

- Так, так, а я думал, что знаю большинство секретов Хогвартса...

- Это еще со времен Основателей. В конечном счете, они построили замок. Однажды нам всем разрешили посмотреть на планы, таким образом, мы более или менее знаем, где что находится, - объяснил Рон. – Эту комнату подарил Гарри Годрик Гриффиндор на прошлый день рождения. Она для нашего личного пользования, и в нее можно попасть только произнеся свое имя и название комнаты. Стена и ее чары проверяют магическую подпись через руку, поэтому в нее могут попасть только определенные люди.

- Гениально! Мне надо подумать о чем-то подобном.

- Сэр, я изменил чары, - добавил Гарри, - вы можете попасть в нее, когда пожелаете.

- Я думаю, нам следует зайти. Чары означают, что никакая магия внутри не может навредить остальной школе. Там мы учились беспалочковой магии, поэтому мы уверены в ее безопасности, - сказала директору Джинни.

Все подошли к двери и вошли в комнату. Когда они перешли к центральным матам, профессор заметил статую Перси в углу.

- Мне очень нравится статуя. Кто-то из вас ее сделал?

- Это я, сэр.

- Это очень чутко с твоей стороны, Гарри.

Когда все встали в позицию вокруг мата, четверо подростков начали уроки так, как обучали их самих. Джинни наколдовала перо и положила его перед Дамблдором. Затем ему рассказали, как поднять его. Ребятам не составило большого труда обучиться беспалочковой магии, поскольку они были совсем молодыми. Директору, однако, было за девяносто, для него это оказалось немного затруднительным. Джинни предположила, что он пользовался палочкой столько десятилетий, он не мог не сжимать ее в ладони. Почти час ушел на то, чтобы он смог наложить чары левитации на перо. Наблюдая за этим, Гарри подумал о том, что это займет много времени.

Урок трансгрессии в воскресенье прошел замечательно. Группа спустилась в Хогсмид для практики, им нужно было выйти за пределы антитрансгрессионных чар. Сначала они прыгали только на очень маленькие расстояния. Но становясь более уверенными, они пытались попасть в различные места. Вскоре они достаточно освоились и с нетерпением ждали следующих уроков, когда научатся делать портключи. Дамблдор практиковался в беспалочковой магии весь день, и с гордостью продемонстрировал ребятам, как он может управлять пером в воздухе. Когда стемнело, они собрались обратно, но перед отправкой Гарри быстро забежал в Домус Корвус Коракс, чтобы переустановить защитные чары так, чтобы они впускали только его, его друзей и Дамблдора.

На следующий день Гарри попросил Юстаса и Мин отправиться с ним на тренировку по квиддичу. Они не могли понять почему, но все-таки пошли с ним. Они уселись на трибуну и смотрели тренировку. Остальные хаффлпаффцы были расстроены тем, что там присутствовал гриффиндорец. Они считали его шпионом, пока Гарри не сообщил, что это он попросил его прийти.

Час спустя, когда тренировка была закончена, и все отправились в замок, Гарри подошел к трибуне и забрал своих друзей. Мин стало интересно, зачем они были там.

- В чем дело, Гарри? Зачем мы здесь?

- Поверьте, была причина. Я хочу кое с кем вас познакомить.

Спускаясь с трибуны, Гарри обернулся посмотреть, идут ли дети за ним. Когда они вышли на поле, он подошел к камню и открыл его, проведя рукой и прошептав заклинание. Он был доволен, когда первокурсники вскрикнули, увидев призрака, который появился из земли.

- Здравствуй, Гарри. Кто это тут у нас? - спросил призрак на англо-саксонском.

- Это мои друзья: Мин и Юстас. Юстас – Поттер, самый недавний наш предок. На каникулах его родителей убили, и так получилось, что я рассказал ему о путешествии во времени. Я ничего не сказал ему о будущем, но поведал о том, что у меня родился ребенок от любимой женщины. Я подумал, что лучше расскажу тебе об этом до того, как ты заговоришь с ним, - ответил Гарри на том же языке.

- Понятно... Я не очень хорошо знаю английский, но постараюсь поговорить с ним. А кто эта девочка?

- Ее зовут Мин-Мин-Лама, дочь Гаервин и племянница Лолиде.

- Тогда я поговорю с обоими.

Гарри повернулся к смущенным детям и познакомил их.

- Мин, Юстас, я хочу познакомить вас с Галатеей Равенкло.

- Это девушка с картины, - вставил Юстас.

- Ты побывал в своем доме, как я понимаю. Она была написана, когда Глену было два. Мама хранила ее до того времени, когда дом был закончен.

- Да, Тея, мы были в доме после рождества. Я расскажу тебе все в другой раз.

- Гарри, - спросил мальчик, - ты хочешь сказать, это твоя девушка? У которой от тебя был ребенок?

- Да. Когда она умерла, она привязала свою душу к тому камню, чтобы в один день увидеть меня. Я пытаюсь найти способ освободить ее. Ей очень одиноко проводить вечность на квиддичном поле.

- Это так. Я была заперта в камне, пока Гарри не освободил меня. Теперь у меня больше свободы, но я все еще не могу покинуть поле.

- Как это грустно!

- А мы можем помочь в поисках решения?

Гарри и Галатея взглянули на энергичных маленьких студентов. Гарри пообещал Тее, что он освободит ее, когда вернется с каникул, и теперь самая пора приступить к этому. Вздохнув, он подумал обо всех книгах, которые ему придется пролистать, и решил, что чем больше людей ему помогут, тем это лучше.

- Отлично. У нас весь остаток вечера свободен. Как насчет собрать остальных и начать прямо сейчас?

Прошло три недели, четверо путешественников во времени, два первокурсника и Пивз собрались в спрятанной комнате, изучая книгу за книгой о духах. Юстас и Пивз работали в своем направлении среди книг в библиотеке, Рон, Гермиона и Джинни читали древние писания из комнаты Гарри, а Мальчик-Который-Выжил и Мин закопались в эльфийские тексты. Все свободное время они проводили здесь, исследуя привидений, духов и связывающие заклинания. Пока они практически ничего не нашли. Джинни обнаружила в одном из старинных текстов описание заклинания, которое использовала Тея, там было сказано, что для разрывания связи необходим специальный ритуал, но страница с описанием ритуала пропала. Они решили, что это прогресс, теперь они хотя бы знали, что искали. Им просто нужно было описание ритуала.

Поздно вечером в понедельник Рон вдруг громко завопил от удивления, а затем издал хриплые звуки. Остальные посмотрели на него в надежде, и он сказал именно то, что они хотели услышать.

- Я нашел.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
 Глава 17. Орден Феникса
Переводчик Dark_Malvinka.


Следующим вечером на поле для квиддича собралась странная команда. Она состояла из четверых студентов пятого курса, которые на самом деле должны бы быть на шестом, двух первокурсников, один из которых был наполовину эльфом, и двух привидений, одно привязано к камню, а другое – озорной полтергейст. Галатея парила над камнем, а Пивз завис в воздухе неподалеку, оказывая молчаливую поддержку. Остальные шестеро встали вокруг камня, держась за руки и читая нараспев слова. Спустя пару минут их тела и камень начали мягко сиять. Настала очередь Пивза. Он летал над ними, держа хрустальную чашу над Галатеей. Когда сияние из мягкого голубого превратилось в ослепляюще белое, он вылил содержимое чаши на привидение, застывшее в ожидании. Эффект не замедлил проявиться. Все вокруг стало пульсировать в красном свете, цвета смешанной крови людей, читающих заклинание, которая была внутри хрустальной чаши. Затем, без всякого предупреждения, свет словно взорвался, отбросил людей, читавших заклинание на землю. Когда они взглянули вверх, в небольшом изумлении, они заметили символ, появившийся в верхнем правом углу камня, над первой надписью. Это был знак того, что ритуал сработал, как и было сказано в рукописи. Широко улыбаясь, Галатея ждала, пока они поднимутся, а затем направилась к краю поля. Там она неуверенно пересекла границу и возликовала, когда ничего при этом не произошло.

- Огромное спасибо, - обратилась она к собравшимся ребятам, - я не знаю, что сказать! Так долго я была привязана к этому месту, не уверена, куда отправиться вначале.

- Все в порядке, Тея. Ты можешь пойти, куда захочешь, - ответила Джинни радостному привидению.

- Я думаю, мне надо отправиться к директору и сообщить ему, что я теперь нахожусь здесь.

- Да, это хорошая идея, - согласилась Гермиона. – Мы все к нему пойдем. Тем более, что Гарри, возможно, надо будет объясниться.

- Я ничего ему не расскажу!

- Я и не жду этого от тебя. Но тебе не кажется, что он захочет узнать, почему дочь основателя привязала душу к квиддичному полю?

- Точно. Тогда, пошли.

Группа отправилась в замок, студенты шли, привидения летели и все в общем отлично проводили время. Подойдя к кабинету директора, они назвали пароль и постучали в дверь. Директор незамедлительно впустил их, и вскоре они устроились перед его столом, с улыбками до ушей на лицах. Прежде чем они успели вставить слово, он начал разговор с вопроса.

- Я полагаю, вы стали причиной большого выброса магии и последующих нарушений чар?

Шестеро студентов, казалось, немного поостыли. Они не подумали, что заклинание может нарушить чары, поскольку не ожидали, что ударная волна будет такой сильной.

- Нам очень жаль, сэр. Мы не хотели причинить ущерб...

- Я знаю, что не хотели, мисс Грейнджер. Но мне хотелось бы знать, что вы сделали, чтобы я мог проверить чары должным образом на предмет нарушений. Не могли бы вы также объяснить кто эта молодая леди?

- Да, сэр, это Галатея Равенкло, дочь Леди Ровены Равенкло. Тея, это Альбус Дамблдор, директор Хогвартса.

- Приятно познакомиться, директор.

Дамблдор не сразу ответил. Джинни пожалела, что не захватила камеру, чтобы запечатлеть вид изумленного Дамблдора. В конце концов, такое не часто увидишь. Придя в себя, он потряс головой и улыбнулся парящей девушке.

- Мне тоже очень приятно, уверяю вас. Не мог бы кто-нибудь просветить меня, что происходит?

Гарри рассказал директору о том, что Тея была его девушкой и о том, как она привязала свою душу к камню на поле для квиддича, чтобы однажды увидеть его вновь. Когда он закончил, он заметил удивленный взгляд профессора.

- Так это ты построил поле для квиддича. Как интересно...

- Вообще-то, Гарри и я к тому же изобрели квиддич, сэр, - не смог удержаться Рон.

Дамблдор улыбнулся им, в глазах его плясали озорные искорки.

- Что ж, заклинание, которые вы использовали, не должно было нанести ущерб. Что касается вас, мисс Равенкло, полагаю, вы можете быть там, где вам нравится.

- Я думаю, что навещу мой старый Факультет. Скажите, у Равенкло есть привидение?

- Пока нет, но я уверен, это можно исправить.

- Спасибо, сэр.

Сказав это, Галатея вылетела из кабинета. Все, кроме Гарри и Дамблдора, собрались уходить, и уже по дороге к двери Мин заметила, что парень все еще сидит напротив директора.

- Гарри, ты идешь?

- Я скоро подойду, Мин. Мне нужно обсудить с профессором Дамблдором пару вопросов.

- Хорошо, увидимся позже.

Как только дверь за ребятами закрылась, Гарри повернулся к заинтересованному человеку напротив. Уже на протяжении нескольких недель с момента разговора о сопротивлении он обдумывал планы действий.

- Сэр, у меня есть предложение.

- Говори, Гарри, я всегда рад выслушать твои идеи.

- Я размышлял над ситуацией с Гриндевальдом, и у меня возникла разумная мысль об организации противостояния ему.

- Продолжай. Хотя мне интересно, почему ты всегда оказываешься вовлеченным в боевые ситуации. Тебе же только шестнадцать, Гарри; у тебя тоже должно быть детство.

- Сэр, я боролся со злом с одиннадцати. Это практически все, что я знаю. Не может быть такого, чтобы я, отвернувшись, веселился со своими друзьями, пока невинных людей убивают. Я должен что-то предпринять.

- Хорошо, как тебе угодно, хотя я начинаю понимать, почему ты попал на Хаффлпафф. Ты остаешься верным даже тем, кого ты никогда не встречал, и готов упорно работать, чтобы помочь другим. Все признаки настоящего хаффлпаффца. Я знаю, в прошлом году ты был в Равенкло, а перед этим в Гриффиндоре. Я начинаю видеть, что ты сделал верное решение об обучении на разных факультетах. Это дает тебе более широкий кругозор. Я отвлекся, приношу извинения. Продолжай.

- Как я говорил, вы заметили, что много людей хотят сражаться, но они не объединены и не могут присоединиться к усилиям Министерства.

- Да, это так.

- Ну, если Министерство не работает так, как следует, тогда мы должны взять дело в свои руки. Авроры не могут помочь, поэтому мы должны помочь себе сами. Я предлагаю связаться с теми, кто желает помочь любым сопособом, и начать организованное сопротивление.

- Я понимаю, к чему ты клонишь, очевидно, это хорошая идея, но как ты все организуешь?

- Я думал над этим и составил несколько планов. Вы сказали, у вас есть люди, которые хотят сражаться. Приведите их на собрание и мы обсудим все вместе. Я предлагаю настоящий орден, орден с командующим и солдатами, которые хотят дать отпор. Мы можем делать то, что отказывается выполнять Министерство. Я провел небольшое исследование, из которого я понял, авроры появляются и преследуют врага после атаки, и помогают при ликвидации последствий. Это все, что они могут. Мы будем работать иначе. Нам нужны шпионы в армии Гриндевальда, которые будут сообщать нам о приближающихся нападениях. Мы можем быть там, когда враг прибудет, и дать отпор. Мы можем уменьшить число его последователей и спасти жизни. Оперативники будут собирать информацию, и мы сделаем все, чтобы избавиться от этой угрозы навсегда. Что вы скажете?

- Честно, Гарри, я впечатлен. Я понимаю, что ты хочешь сказать. Знаешь что, я соберу всех, кто, как я думаю, может быть заинтересован, и мы сможем провести предварительное собрание второго марта.

- Звучит отлично, спасибо, профессор. А теперь, если вы позволите, мне нужно сделать несколько приготовлений.

Гарри подошел к стене кабинета и создал дверь, вошел в комнату и оставил директора наедине с его мыслями.

Через несколько дней Гарри позвал друзей, включая Тею и Пивза, а также директора, в свою комнату. Он упорно работал с момента разговора с Дамблдором, и закончил приготовления для предстоящего собрания. Однако в перерывах он работал над статуями, которые обещал сделать. Когда все собрались, он подошел к ряду нескольких предметов, накрытых простыней.

- Хочу поприветствовать всех на открытии моих последних произведений. Вначале, я хочу показать вам изменения, которые внес в статую Персефоны Уизли.

Гарри стянул простыню и показал статую под ней. Она выглядела также, как и раньше, только теперь подмигивала, когда смотрела на людей, и мягко улыбалась.

- Я добавил одну возможность к статуям. Теперь они больше похожи на портреты, которые живут сами по себе. Они никогда не станут настоящими, но это милое напоминание.

Затем он продолжил сдергивать простыни с остальных статуй. Первыми были Поттеры, помахавшие рукой Юстасу, когда простыня упала. Мальчик прослезился. Он подошел и попросил Гарри добавить надпись к каждой статуе, что последний с охотой выполнил. Следующим появился Ардвик, с пухлыми щеками, улыбкой, игравшей на его губах, и искоркой в глазах. За ним последовала Кристабель, выглядевшая как всегда застенчивой, но тем не менее счастливой. Статуи Пивза и Галатеи были открыты вместе, и настоящие люди приблизились, чтобы изучить их, дав в конце концов положительное заключение. Последние три статуи принадлежали Леди Хаффлпафф, Леди Равенкло и Лорду Гриффиндору. Увидев свою мать, выглядевшую почти как живая, но осознавая, что она не настоящая, Галатея немного разволновалась. До того, как кто-то еще расстроился при виде потерянных друзей, Гарри рассказал, что будет дальше.

- В следующий раз, когда я пойду в Корвус Коракс, я возьму их с собой. Они отправятся на третий этаж в Восточной Башне, над комнатами с портретами и наградами. Я буду собирать их там как мемориал, чтобы мы могли прийти туда и вспомнить друзей, которых потеряли.

Все остальные кивнули, понимая, что это хорошая идея. У них будет место, в которое годами можно приходить и оплакивать друзей. В глазах ребят, покидавших комнату, застыли слезы.

Первого марта вся школа собралась на поле для квиддича, чтобы посмотреть матч Слизерина против Хаффлпаффа. Хаффлпаффцы усердно тренировались, поскольку Слизерин был чемпионом в прошлом году. Они побеждали восемь лет подряд, но новые игроки других команд представляли для них угрозу. Как следствие, они упорнее работали и нашли несколько очень грязных трюков, помогавшие побить соперников. Они уже проиграли Гриффиндору, поэтому необходимо было выиграть у Хаффлпаффа и Равенкло, чтобы иметь шанс заполучить кубок по квиддичу.

Послышался свисток, и команды разлетелись над полем. Слизерин мгновенно завладел ситуацией. Гарри летал вокруг, разглядывая, кого попробовать выбить первым. Из последнего матча он знал, что их ловец не так уж хорош. Кроме того, он понимал, что основная их сила – это охотники. Вратарь пропускал мячи, но трюки, которые использовали охотники, практически всегда приносили результат. Однако, для хорошей игры нужны были все трое. Это подтолкнуло Гарри к отличной идее. Подлетев к кольцам Хаффлпаффа, он ждал. Вратарь его команды посмотрел на него в замешательстве, но ничего не сказал. Когда охотники направились к кольцам, чтобы открыть счет, Гарри поискал ближайший бладжер. К счастью, один из них как раз летел к нему. Как только один из слизеринцев направил квоффл в кольца, Гарри с силой послал в него бладжер, и тот упал на землю. Капитан Слизерина попросил таймаут, но охотник был не в состоянии продолжать, и его отправили в больничное крыло. Остальная команда Хаффлпаффа собралась вокруг Гарри, чтобы поздравить его. Теперь, когда охотники были разбиты, от них будет меньше проблем.

Через несколько минут игра продолжилась. Несколько раз один или другой ловцы замечали снитч, но теряли его из-за большой скорости. И вот, ловец Слизерина решил начать грязную игру. Он вел хаффлпаффского ловца через все поле, отвлекая его от поиска снитча. Когда они приблизились к кольцам Слизерина, загонщики появились из ниоткуда и послали бладжер прямо в голову игроку противника. По счастливой случайности, ловцу удалось уйти, но он все же ударился о землю, сломав при этом несколько ребер. Диггори, заметив это, объявил таймаут, и вся команда собралась рядом с ним, чтобы выслушать своего капитана.

- Ну что, ребята, мы в беде. Мы потеряли ловца, теперь нет возможности поймать снитч. Единственное, что может помочь выиграть, разница в счете, и даже несмотря на то, что Гарри разбил их охотников, это не сильно помогло. Предложения?

- Я могу заменить ловца.

- Гарри, ты загонщик.

- Я знаю, но я лучше играю на позиции ловца, а не загонщика. У нас два загонщика и ни одного ловца. Мы не сможем победить слизеринцев без ловца. Так что мы оставим одного загонщика, а другого сделаем ловцом. Мы не можем пожертвовать вратаря, поскольку он один, и мы не можем допустить, чтобы Слизерин забивал нам мячи. Кроме того, мы все в курсе, что у них сильные охотники, поэтому нам нужно здесь преимущество. Единственный игрок, которого можно переставить, это загонщик.

- Хорошо продумал все, Гарри. Ты играешь за ловца, но нам нужно сказать об этом судье.
Диггори подлетел к тренеру и официально сделал замену. Слизеринцы протестовали, так как посчитали это против правил. Гарри спокойно заявил о своей уверенности в том, что это не нарушает правила. Спустя несколько минут он вновь был в воздухе, повсюду сопровождаемый слизернским ловцом, который выкрикивал колкости в его адрес.

- Эй, Эванс! Грязнокровка Эванс! Ты думаешь маггловские отбросы могут поймать снитч? Я так не думаю. Ты даже не настоящий ловец. Берегись бладжеров. Не хочу, чтобы ты погнался не за тем мячом.

Оскорбления раздавались еще несколько минут, но Гарри просто игнорировал их. Повернувшись, он заметил снитч под собой и спикировал вниз. А слизеринец продолжал кричать ему вслед.

- Ты, наверное, все понял, или пытаешься обмануть меня. Слизеринцы не настолько тупые, чтобы попасться на трюк Хаффлпаффа.

Секундой позже Гарри подлетел к своему мучителю, сжимая снитч в ладони и самодовольно ухмыляясь.

- Ты может и не такой тупой, чтобы попасться на трюк, но ты настолько тупой, что даже не попытался поймать снитч.

Среди восторженных аплодисментов со стороны трибуны Хаффлпаффа довольный Гарри спустился на поле, крепко держа снитч в вытянутой руке.

На следующий день Гарри направился в кабинет Дамблдора, как и было запланировано. Он медленно переставлял ноги, чтобы успеть обдумать все планы в последний раз. Он взвесил все варианты и нашел, по его мнению, лучший выход борьбы с Гриндевальдом. Подойдя к горгулье, он сказал пароль и поднялся по лестнице, чуть замедлившись наверху, когда услышал голоса через толстую деревянную дверь.

- ... причина этого, Альбус?

- ... есть, Аластор... позвал вас сюда... предложено... сопротивление.

- ... организовано, говоришь?... слушаю...

- Тебе лучше.... терять время, Альбус или...

Гарри решил, что благоразумней будет прервать разговор в этот момент, поэтому он решительно постучал в дверь и дождался приглашения директора.

- Войдите, - услышал он сквозь дверь, быстро открыл ее и вошел в переполненную комнату. Он был удивлен, увидев много знакомых лиц, он знал либо этих людей, либо их потомков. Дамблдор встал, нарушив тишину, которая окутала кабинет. Сказать, что другие присутствовашие были удивлены, значит ничего не сказать.

- А, Гарри! Как хорошо, что ты присоединился к нам. Мне пришлось держать бой с несколькими любопытными умами. А теперь перейдем к делу. Позволь мне представить тебе всех. Здесь есть люди, которых ты уже знаешь, Аластор Грюм, наш профессор по Защите от Темных Искусств, Вирджиния и Уильям Уизли, я полагаю, ты с ними также встречался, профессор Элис Севел, ваш преподаватель зельеваренья, и конечно, студенты, Минерва и Филиус. Ты также заметил, здесь Амелия и Джон Логаны, чей визит было немного труднее организовать. Позволь представить тебе нескольких авроров, которые считают, что Министерство не справляется. Джэнус и Джулиан МакГонагл, это, как ты понял, родители Минервы. Питер Боунс и Гай Флитвик, также родители наших студентов. Мундунгус Флетчер, у него есть множество связей, Арабелла Фигг, сквиб и мой друг. Далее Флорибунда Спраут, знаменитый герболог и целитель; Дедалус Диггл из Отдела Тайн; Рубеус Хагрид, наш стажирующийся лесничий; мистер Оливандер, мастер по изготовлению волшебных палочек; и Седрик Диггори, из Отдела магических происшествий и катастроф. Также есть люди, которые не смогли прийти, но если все будет хорошо, они присоединятся к нам попозже.

Гарри застыл при последнем имени, пристально разглядывя человека. Он был очень похож на участника Кубка трех волшебников, и это вернуло Гарри к неприятным воспоминаням. Седрик, должно быть, был назван в честь этого мужчины. Гарри стряхнул с себя эти мысли, когда Дамблдор представил его.

- Господа, это Гарри Эванс, ему шестнадцать и он студент пятого курса на Хаффлпаффе. Именно он запланировал эту встречу.
Тут же раздались возгласы протеста.

- Альбус, ты это несерьезно...

- Он еще ребенок...

- Пятый курс! Невероятно...

- Он слишком мал, чтобы возглавлять нас...

- Разве хаффлпаффцы не пацифисты...?

Вопросы сыпались со всех сторон еще некоторое время, пока Гарри это не надоело. Подняв руку, он провел ею в воздухе и комната погрузилась в тишину. Люди обернулись к нему с разинутыми ртами и попытались возразить. И были раздасадованы, обнаружив, что голоса пропали.

- Теперь, когда я могу слышать себя, я думаю, нам необходимо перейти туда, где можно обсудить все как цивилизованным людям.

Взяв портключ, он провел своей рукой, руки всех остальных поднялись навстречу его, на лицах шок и страх. Гарри воспользовался мягкими чарами контроля, которые однажды применил Волдеморт, когда заставил его поклониться на дуэли на кладбище. Они были слабее Империуса, и не были связаны с наказанием в Азкабане, но все же это была Темная Магия. Когда все прикоснулись к портключу, он произнес активирующее заклинание, и группа переместилась в комнату с портключами в Домус Корвус Коракс.

- Так, если я сейчас сниму чары, вы будете вести себя спокойно и выслушаете, что я вам скажу?

В ответ все закивали. Взмах руки, и они были освобождены от чар. Дамблдор и Логаны подошли к мальчику, когда он направился к выходу из комнаты.

- Это действительно было нужно, Гарри? – спросил директор.

- Это был единственный способ привлечь их внимание, профессор. Они смотрели на меня, как на ребенка. Я с самого начала должен доказать, что я воин, иначе они всегда будут видеть во мне лишь слабого ребенка.

Директор просто кивнул и оглядел холл в поисках остальных. Гарри было приятно заметить удивление на лицах большинства. Повернувшись к Логанам, он мягко улыбнулся.

- Вам нравится? Я сам спроектировал это место. Вот куда мы направились, когда покинули ваш дом.

- Здесь чудесно, Гарри. Как у вас дела, кстати?

- У нас все хорошо, спасибо. Как вы? Были ли еще налеты или атаки?

- Нет, слава богу.

- Так что вы здесь делаете? То есть, как вы втянулись в это?

- Ну, профессор отправил нам письмо, рассказав, что ты организуешь сопротивление Темному Лорду. Он подумал, что мы сможем помочь со стороны магглов. В конце концов, Гриндевальд и Гитлер работают вместе. Мы - лучший мост, который есть у вас в мире магглов. Очевидно, он подумал о нас, когда ты все это затеял, поскольку знал, что нам можно доверять.

- Хорошо, но я надеюсь, вы знаете, во что ввязались. Я не хочу, чтобы вы пострадали.
К этому времени все они подошли к бальному залу, который Гарри готовил последние несколько дней. В центре стоял большой круглый стол, с элегантными резными стульями вокруг. Фоукс сидел рядом со столом, отдыхая на золотой жердочке. Он пропел несколько нот, когда в комнату вошел Гарри и сел на стул рядом с его подставкой. Указав на стол, он ждал, пока остальные рассядутся перед тем, как начать.

- Теперь, я полагаю, я обратил ваше внимание на себя. Позвольте мне перейти к делу. У нас есть два варианта. Мы можем дальше позволять Министерству вести войну, и в итоге проиграть и попасть под правление Гриндевальда. Или мы можем взять это дело в свои руки и сражаться. Лично я предпочитаю второй вариант. Я предлагаю сформировать сопротивление, со шпионами в рядах Гриндевальда, и оперативниками, добывающими информацию. Наши шпионы могут сообщать, где будут проводиться нападения, а мы сможем предотвратить это так, чтобы пострадало как можно меньше людей. Из своего опыта говорю, когда ты сидишь и игнорируешь проблему, она не исчезнет. Она разрастается, и еще до того, как узнаешь об этом, ты окажешься под контролем безумца. Нас слишком мало, чтобы сразиться с Гриндевальдом в прямой битве, но если мы будем разбираться с проблемами по мере возникновения, его армия значительно сократится. Уберите слуг, и хозяин станет уязвимым. Итак, те, кто все еще заинтересован в этом деле, останьтесь сидеть, те, кто хочет уйти, сделайте это сейчас. Я уверен, вы сможете найти дорогу обратно в комнату с портключами. Там есть зона для трансгрессии, откуда вы сможете уйти.

Никто не сдвинулся с места. Все просто смотрели на шестнадцатилетнего парня, который стоял перед ними, рассказывая о том, что они могут изменить мир. Пятикурсник учил их, как позаботиться о том, с чем они имели дело долгое время. Увидев его, как от него исходит слабое сияние, и феникса, сидящего рядом с ним, они начали уважать этого парня. Через пару минут Гарри улыбнулся и кивнул.

- Да будет так. Теперь, первый вопрос. Мне нужно быть уверенным в вашей лояльности в данном деле, поэтому я предприму определенные меры предосторожности. Во-первых, я наложу на вас заклинание. Оно будет гарантировать, что вы не скажете ни слова об этой группе, когда вас сможет услышать не ее участник. Это предотвратит раскрытие секретов, даже под пытками. У кого-нибудь есть возражения?

И вновь никто не ответил. Гарри решил, что это согласие, и провел рукой в воздухе, прошептав заклинание. Через мгновение все собравшиеся осветились голубым светом, чары заработали.

- Раз мы закончили с этим, мне необходимо убедиться в вашей верности. Если вы позволите, я хочу, чтобы Фоукс, этот величественный феникс рядом со мной, сел к каждому на плечо. Как вы знаете, фениксы не будут контактировать с теми, в ком есть зло. Он сможет распознать, кто находится здесь с искренними намерениями, а кто шпион.
Повернувшись к Фоуксу, Гарри указал птице на людей. Феникс издал трель и начал свою проверку сидевших. Когда он опускался на плечо, раздавалась мягкая нота из песни феникса. Первое отличие произошло, когда он сел на плечо к мистеру Оливандеру. Мужчина явно занервничал, когда волшебная птица посмотрела в его глаза, а спустя несколько минут вывела длинную трель. Когда Фоукс перелетел на плечо соседа, два великолепных золотых пера опустились на колени изготовителя палочек. Гарри улыбнулся.

- Мистер Оливандер, я полагаю, Фоукс подарил вам два пера, чтобы вы сделали из них сердцевины палочек. Эти палочки проделают великие вещи, гарантирую.

В знак благодарности изготовитель палочек просто кивнул и завернул перья в кусок заколдованного шелка, который затем аккуратно положил в карман. Как только Фаукс вернулся на свою жердочку, Гарри с удовлетворением посмотрел на собравшуюся команду.

- Покончив с этим, мы можем приступить к делам. Первый пункт, нам нужен руководитель и его заместитель. Я думал, что все будут равны, но такой вариант не сработает. Мы не можем делать то, что захотим. Нам нужен тот, кто будет руководить и отдавать приказы. Я предлагаю проголосовать. Прошу каждого имя избранника на куске пергамента. А потом я выберу того, кто подсчитает результаты.

С новых взмахом руки на столе появились листы пергамента и перья. Сидевшие за столом быстро написали свой выбор и положили их в центр сола. Гарри оглядел стол и сделал свой выбор.

- Мистер Диггл, окажите нам честь?

Мужчина выглядел удивленным тем, что выбор пал на него, он быстро подтянул листы к себе. Просмотрев их и сделав заметки на другом листе пергамента, он передал результаты Гарри, который отдал их Мундунгусу Флетчеру, чтобы зачитать. Невнушающий доверия человек прочистил горло и объявил вердикт.

- Анонимным голосованием Гарри Эванс избран руководителем, Альбус Дамблдор его заместителем.

- Отлично, выбор сделан. Я благодарю вас за оказанную честь. Теперь нам необходимо разобраться с тем, кто что будет выполнять. Мисс Спраут, я хочу, чтобы вы стали нашим целителем. У меня есть полностью оборудованный госпиталь в этом поместье, который будет в вашем распоряжении. Амелия и Джон, я хочу, чтобы вы собрали информацию магглов. Это могут быть газеты или новости, хотя вы должны опасаться цензуры и пропаганды. Сделайте все возможное, посмотрите, что сможете найти. Мистер Диггори и мистер Диггл, я хочу, чтобы вы немного покопались в Министерстве. То же относится к вам, мистер и миссис Уизли. Найдите все, что может принести хоть какую-нибудь ценность. Мистер Оливандер, пожалуйста, сообщайте мне обо всех, кто приходит к вам в магазин, чтобы купить палочку на замену. Это может произойти потому, что она была сломана в бою, в таком случае мы узнаем имена некоторых последователей Гриндевальда. Профессор Севел, вы станете нашим зельеваром. Нам понадобится большое количество заживляющих зелий и антидотов для лазарета. Филиус, Минерва и Рубеус, я хочу, чтобы вы наблюдали за старшими студентами, и по возможности выявили тех, кого считаете достаточно сильными для участия в битве. Чем больше людей мы найдем, тем лучше. Профессор Грюм и директор Дамблдор, не могли бы вы усилить защиту Хогвартса. Что бы ни произошло, нужно, чтобы студенты оставались в безопасности. Что касается остальных, вы в большинстве своем авроры. Мне нужны два добровольца, которые присоединятся к армии Гриндевальда в качестве шпионов.

Гарри ждал и смотрел вокруг на тех, кому он еще должен дать задание. Через мгновение Джэнус и Джулиан МакГонагл подняли свои руки. Минерва собралась возразить, но остановилась, когда увидела решительные взгляды на лицах родителей.

- Очень хорошо, спасибо за помощь, - сказал Гарри, - я хочу, чтобы вы обратились к Тибериусу Малфою и сказали, что заинтересованы во вступлении в ряды Гриндевальда. Он сможет свести вас с главным. Будьте осторожны с тем, что сообщаете ему. Я думаю, он еще слишком чувствителен к тому, что стал сквибом.

Собравшиеся, за исключением Дамблдора и Логанов, взглянули на него, лишившись дара речи этим откровением. Гарри вздохнул и рассказал им об атаке на рождество, и то, что они с друзьями проделали. Волшебники были впечатлены. Закончив рассказ, Гарри перешел к оставшимся заданиям.

- Остальных я попрошу собирать информацию. Мне неважно, как вы это сделаете. Следите за известными Темными волшебниками, шпионьте за людьми в Косом Переулке и копайтесь в министерских делах. Мне нужны отчеты, что бы вы ни нашли, это относится ко всем. Мне необходимо знать, что происходит, чтобы можно было продумать стратегию. Когда мы получим информацию о нападении, я созову всех в бой. Для этого я должен наложить на вас чары. Это сильно модифицированная версия того, что называется Темной Меткой.

Все немного вздрогнули от этого известия. Хотя они не знали, что такое Темная Метка, по названию было понятно, что им это не понравится. По правде, с тех пор, как Гарри обнаружил в книге на парселтанге этот вопрос, он пытался найти способ убрать метку с последователей Волдеморта. Когда он задумался над сопротивлением он подогнал заклинание под свои нужды.

- Уверяю вас, нет причины для тревоги. Метка безболезнена и едва заметна. Это будет связь с профессором Дамблдором и мной. Мы сможем связаться с помощью метки, чтобы вы знали, когда проходят собрания. Когда вас вызовут, вы почувствуете легкое покалывание в том месте, где находится метка. Когда это произойдет, вам нужно будет трансгрессировать в комнату с портключами в этом поместье. Это место безопаснее, чем Хогвартс, и будет использоваться в качестве базы для наших операций. Вы сами выберете форму метки, чтобы не было недовольства. Это может быть практически что угодно, от татту в форме по вашему выбору, до родинки на вашей коже. Она также может быть размещена на любой части вашего тела. У вас есть время решить до следующего собрания.

Собравшиеся закивали в знак согласия. В этом была логика, и они были рады, что можно выбрать любую форму.

- А теперь, - продолжил Гарри, - у меня только еще пара моментов. Во-первых, нам необходимо пополнить ряды. Трое моих друзей, которые равны мне по силе и навыкам, присоединятся к нам на следующем собрании, поэтому я попрошу вас относиться к ним, как ко взрослым, а не к детям. Также я хочу, чтобы вы поспрашивали, осторожно, конечно, и нашли тех, кому вы доверяете и думаете, что они присоединятся к нам. Когда вы найдете кандидатов, приведите их на следующее собрание, которое состоится в это же время на следующей неделе, на этом месте. Вы можете трансгрессировать или воспользоваться летучим порохом. Адрес для каминной сети – Корвус Коракс.

Гарри поднялся и подошел к каждому, кладя руку на грудь человека и шепча заклинание. Когда он вновь сел, пришлось объяснить, что он только что сделал.

- Я добавил вас в список разрешенных в защитных чарах. В первый раз, когда вы кого-либо приведете, воспользуйтесь летучим порохом, иначе чары не пропустят вашего спутника. И последнее, я хочу, чтобы мы знали, какую организацию сформировали. Нам необходимо как-то назвать ее. Ваши предложения?

- Как насчет простого «Сопротивления»?

- Орден Справедливости?

- Светлая Организация?

- Группа Феникса?

- У меня есть предложение, господа.

Все обернулись к Дамблдору, который в свою очередь посмотрел на Фоукса.

- Орден Феникса.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 18. Париж
Переводчик Dark_Malvinka.

Через неделю после первого собрания ордена, в среду, Мин собралась проведать Гаервин и Лолиде. Она хотела отправиться вечером и попросила Гарри присоединиться к ней. К сожалению, у него была назначена тренировка по квиддичу, а пропустить ее он не мог. Вернувшись обратно, девочка вся просто сияла. После завтрака она подошла к столу Хаффлпаффа с широкой улыбкой на лице. Гарри в замешательстве посмотрел на нее.

- Ты на удивление оживленная. Как прошла твоя поездка?

- Все замечательно, Гарри. Они согласились прийти сюда!

- Правда? Я думал, эльфы отказались возвращаться в человеческий мир.

- Обычно - да. Они согласились прийти и встретиться со всеми, если смогут замаскироваться, как я.

- Так, когда они собираются сюда?

- В эти выходные. Они будут здесь утром в субботу и уйдут вечером в воскресенье.

- Буду ждать с нетерпением. Я должен сказать об этом Рону, Джинни и Мионе. В особенности - Мионе, она будет взволнована знакомством с эльфами. В прошлом году ей не удалось толком поговорить с Лолиде.

- Точно. Будет забавно. Думаю, вам надо подготовить розыгрыш, пока они будут здесь. Будет смешно, и моя мама сможет увидеть, на что похоже, когда тебе не надо пытаться выглядеть приличным.

- Эй! Я всегда приличный!

- Угу, конечно.

- Да!

- Ладно, хорошо, ты приличный.

- Спасибо.

- Хм! Мне надо идти на урок. Увидимся позже, Гарри.

- Пока, Мин.

Когда девочка вышла из Большого Зала, Гарри подошел к другим столам, позвав Рона, Джинни и Гермиону на встречу в комнате после обеда. Ему нужно было о многом с ними поговорить, чем дольше он это откладывал, тем тяжелее пришлось бы потом.

- Итак, зачем мы здесь? – спросила Гермиона, как только все четверо удобно устроились перед камином. Несмотря на то, что был март, на улице было холодно. Тонкий снежный покров лежал на земле, создавая холодный и мрачный вид из окна.

- Ну, есть два вопроса, которые я хотел бы обсудить с вами. Во-первых, в эти выходные прибудут Лолиде и Гаервин. Они будут здесь в субботу утром, а вернутся обратно вечером в воскресенье.

- Здорово. Будет приятно вновь увидеть Лолиде.

- Она не сильно изменилась, Джин. Так странно, что эльфы могут жить тысячи лет, и никогда не стареют. Ну, за исключением Гаервин. Она была просто маленьким эльфом, когда я видел ее в прошлом году, а теперь она взрослая.

- Ага, а Мин, кажется, растет нормальными темпами.

- Это потому, что она наполовину человек.

- Что? Это странно...

- Знаю, Рон, но это правда. Ничего не говори. Никто из других эльфов не знает об этом. Если это выяснится, она будет изгоем. Ты знаешь, насколько эльфы подозрительно относятся к людям в это время.

- Не волнуйся, мы ничего не скажем, - заверила его Джинни. - О чем еще ты хотел поговорить? Ты сказал, что у тебя пара вопросов для обсуждения.

- Хорошо. Я хочу, чтобы вы внимательно выслушали и правильно поняли, о чем я говорю. Помните, когда мы вернулись после рождества, я остался в кабинете Дамблдора, чтобы поговорить с ним?

- Ага.

- Угу.

- Да.

- Ну, у меня был план, и недавно он осуществился.

- Что за план?

- Я как раз рассказываю, Миона. Вспомните разговор с Дамблдором насчет военной деятельности. Он сказал, что только авроры сражаются с Гриндевальдом и его последователями. После хорошего исследования я обнаружил, что авроры ничего толкового особенно не делают. Поэтому я решил взять это дело в свои руки. Я создал сопротивление.

- Ты ЧТО! Гарри, ты не можешь этого делать, это нарушит ход времени...

- Миона, сколько раз нам еще проходить это? Это не нарушает ход времени. Тот факт, что я - свой собственный предок, доказывает, что нам суждено быть здесь. Любое влияние, которое мы оказываем на мир, должно произойти, потому что это уже случилось. Я повернул прошлое для того, чтобы смог существовать. Понимаешь?

- Нет.

- Рон, я не тебя спрашивал.

- Извини.

- Гермиона? Ты понимаешь, о чем я?

- Кажется. Так расскажи нам об этом сопротивлении. Почему ты не сказал нам раньше?

- Я не упоминал об этом, на случай, если ничего не получится. А теперь оно официально создано, и я хочу, чтобы вы присоединились. У меня есть люди, которые ищут информацию в министерских записях, Амелия и Джон следят за всем в мире магглов, МакГонагаллы шпионят в рядах Гриндевальда, и все будут сражаться в случае нападения. Министерство стоит в позиции защиты и проигрывает. Я решил, что переход в наступление – единственная возможность. Наши шпионы сообщат о возможной атаке, и мы будем там, чтобы остановить ее, избавляясь от как можно большего количества соратников Гриндевальда. Вы со мной или нет?

- Я с тобой.

- Я тоже.

- Что угодно, чтобы спасти жизни.

- Хорошо. В понедельник пройдет встреча в Домус Корвус Коракс. Это наша база.

- А как называется сопротивление, Гарри? – спросила Джинни. Гарри слегка улыбнулся и посмотрел на Фоукса, который сидел на жердочке в углу комнаты.

- Орден Феникса.


В субботу утром Гарри и Мин были в гостиной Хаффлпаффа еще до того, как проснулись остальные студенты. Гаервин и Лолиде с легким хлопком появились в яркой голубой вспышке. Гаервин обняла свою дочь и Гарри.

- Рада видеть тебя вновь, Гарри. Мне жаль, что у вас такое произошло на Рождество. Мин рассказала мне в прошлый раз, - сказала Гаервин парню на эльфийском.

- Должен заметить, было невесело, но мы сделали все возможное по обстоятельствам. Ты знаешь, я бы никогда не допустил, чтобы что-нибудь произошло с моими друзьями.

- Хорошо, что ты был там, Гарри. Я знаю, что ты очень сильный, сильнее своих друзей. Они замечательные воины, но на твоей стороне знания.

- Я стараюсь использовать силу только во имя добра. Иначе я стану не лучше тех, с кем сражаюсь.

- Это верно, мой друг. А теперь, я хочу, чтобы ты представил нас своим друзьям и директору.

- Конечно. Сюда, они ждут в специальной комнате. Мои друзья знают, что вы придете, но профессор Дамблдор знает только, что я приведу гостей. У меня не было времени поговорить с ним, но я отправил сообщение с Фоуксом.

Гарри подошел к стене и создал дверь. Проведя эльфов в комнату, он подошел к друзьям. Ребята встали, чтобы поприветствовать гостей - Рон, Джинни и Гермиона с теплом и радостью, Юстас - с трепетом, а Дамблдор с огромным удивлением. Пока все замерли, в воздухе что-то вспыхнуло, а Джинни с ликованием подняла камеру.

- Наконец-то у меня есть колдография директора в шоке. Она будет стоить целое состояние, когда мы вернемся домой.

Все рассмеялись ее шалости, а затем Гарри представил всех.

- Лолиде, Гаервин, это - директор, Альбус Дамблдор, а это Юстас - мой друг и названный брат. Профессор, это Гаервин, мама Мин, и ее сестра Лолиде, они из мира эльфов.

Дамблдор вышел из ступора, сделал шаг вперед и поприветствовал гостей.

- Добро пожаловать в Хогвартс. Вы будете желанными гостями, можете оставаться, сколько пожелаете. Хотя я удивлен тем, что юная Мин-Мин-Лама – эльф.

- Я не люблю распространяться об этом, директор. Кстати, Юстас не знал об этом до рождественских каникул.

- Очень хорошо. Может, нам стоит присесть? Я хотел бы кое-что обсудить с Гарри.

Все расселись, и Дамблдор задал вопрос, ответ на который хотел услышать всю неделю.

- Гарри, ты говорил с друзьями об Ордене?

- Да, сэр. Они согласны присоединиться. Я приведу их на собрание в понедельник.

- Отлично. Спасибо вам за согласие.

Остальные казались немного растерянными. Гаервин тихо переводила для Лолиде, поскольку та не знала английский. Мин задала самый очевидный вопрос.

- Что за Орден? К чему вы присоединились?

- Подождите минутку, у меня идея, - сказал Гарри перед тем, как все объяснить. Он быстро наложил чары перевода на Лолиде, чтобы она могла понимать их. Это было то же заклинание, которое путешественники во времени использовали во времена Основателей.

- Орден – это группа, которую я создал для борьбы с Гриндевальдом. У нас есть шпионы и другие члены, мы будем противостоять его нападениям.

- Это же опасно, Гарри, - сказала Гаервин.

- Да, но я не могу просто сидеть и позволить всему этому происходить. Я должен помочь.
Гаервин и Лолиде посмотрели друг на друга, словно разговаривая без слов. Через пару минут они кивнули, и Лолиде повернулась к Мальчику-Который-Выжил.

- Если ты считаешь это стоящей причиной, мы можем оказать поддержку. В благодарность за то, что вы спасли Мин от нападения во время каникул, мы присоединимся к вашему Ордену.

Обсудив детали Ордена, Гарри и Мин показали Гаервин и Лолиде замок. Они бывали здесь и раньше, но хотели увидеть изменения, которые произошли за девятьсот пятьдесят лет. В одном месте они наткнулись на Пивза и Галатею, которые летали по замку и создавали проблемы. Оба были рады вновь увидеть эльфов, а Галатея с гордостью рассказала Лолиде, что студенты Равенкло с нежностью прозвали ее Серой Дамой. После обеда в комнате Гарри они вышли наружу. Лолиде и Гаервин хотели услышать, что произошло с Гарри с тех пор, как видели его в последний раз. Она рассказал о квиддичных матчах и более подробно, чем Мин, описал события, произошедшие на рождество. В конце концов, он сражался, пока Мин была в безопасности в доме.

Вечером эльфы пришли в Большой Зал на ужин, где к главному столу их проводил восторженный Дамблдор. С тех пор, как они согласились помогать в войне, директор ходил по замку широким шагом, с искоркой в глазах и пружинящей походкой.
Перед десертом в Зале воцарилась тишина, поскольку весь стол Слизерина, включая Джинни, встал и начал раскачиваться. Гарри, Мин, Юстас, Рон, Пивз и Тея ухмылялись, а гости из мира эльфов были в изумлении. Все стало ясно, когда исчезла форма слизеринцев, а взамен появились золотые и серебряные костюмы из летящей ткани, а на головах короны, украшенные камнями. Студенты начали петь, Сатанус и Калигула, как всегда, на переднем плане.

На древних рисунках в гробнице
Все танцуют песочный танец, ты не знал?
И если они двигаются слишком быстро,
(о-уэй-оу)
То падают, как фишки домино

Торговцы возле Нила
Разводят людей на деньги,
Золотистые крокодилы
(о-уэй-оу)
Вот-вот отцапают у тебя сигарету

Качаясь все вместе, как один, слизеринцы выглядели довольно забавно.

Иностранцы, покуривающие кальян, поют
уэй-о-уэй-оу, уэй-о-уэй-оу –
Ходим, как египтяне

Студенты покраснели от смущения, когда начали исполнять типичный египетский танец.

Белокурые официантки берут свои подносы,
Разворачиваются на каблучках и подходят к тебе,
Они так славно двигаются,
(о-уэй-оу)
Ты опрокидываешь свой стакан,
Тогда они приносят тебе еще


Школьники, которых достала учеба,
Обожают панк-рок и хэви-метал,
И как только звенит звонок,
(о-уэй-оу)
Они начинают ходить, как египтяне

Сатанус вышел вперед, напевая громче остальных и вращая бедрами.

Все дети на площади поют
уэй-о-уэй-оу, уэй-о-уэй-оу –
Ходим, как египтяне

Когда он вернулся в строй, прекрасно поставленный танец продолжился. Остальная школа, против воли, начала насвистывать мотив.

Пройдись по улице — отставь свой зад,
Подними одну руку, заведи другую за спину.
Да, жизнь нелегкая штука,
(о-уэй-оу)
Так вперед, попозируй на шикарном кадиллаке!

Если ищешь полицейских —
Они все зависают в пышечной,
Они поют и танцуют,
(о-уэй-оу)
Крутят своими дубинками и прочесывают кварталы

И желтолицые японцы,
И парни из Кремля,
И даже китайцы —
(о-уэй-оу)
Все они ходят, как египтяне

Калигула закончил песню по-своему, до нелепости приукрасив танец.

Все полицейские в булочной поют
уэй-о-уэй-оу, уэй-о-уэй-оу –
Ходим, как египтяне
Ходим, как египтяне

Когда песня закончилась, а слизеринцы вдруг пришли в себя, над столом сверкнула вспышка, и в воздухе появилась надпись из фейерверка.

МАРОДЕРЫ С ГОРДОСТЬЮ ПРЕДСТАВЛЯЮТ ФАКУЛЬТЕТ СЛИЗЕРИНА С ПЕСНЕЙ «ДВИГАЙТЕСЬ, КАК ЕГИПТЯНИН»

Гаервин и Лолиде покатились со смеху, поняв, наконец, почему Гарри, Рон и Пивз стали лучшими приколистами за всю историю Хогвартса.

И вот наступило воскресенье, эльфы вернулись в свой мир. Они согласились помочь в войне в качестве бойцов, если это понадобится Ордену, но без посещения собраний. В случае необходимости с ними можно было связаться через новые татуировки. После слезного прощания и обещаний навестить их вскоре, эльфы исчезли в голубой вспышке света.

Второе собрание Ордена произошло на следующий день. Стол пришлось расширить, поскольку многие орденовцы привели с собой других людей, желавших присоединиться. Гарри проверил всех и навел чары сохранения секретности. Затем он наложил на каждого татуировку по выбору. В отличие от Темной Метки ее нанесение не было болезненным, она могла быть с легкостью удалена Гарри или Дамблдором, и не причиняла боли при вызове. Она слегка покалывала, достаточно для того, чтобы человек обратил на это внимание, но недостаточно для того, чтобы вывести владельца из строя.

Работники министерства не смогли пока собрать ценную информацию, однако МакГонагаллы успешно внедрились в круг Гриндевальда. У них уже был готов отчет. Джэнус заговорил от их лица.

- Гриндевальд планирует крупное нападение на тридцатое марта. Гитлер пожаловался на Францию и французское сопротивление, которое доставляет много неприятностей. Также он, кажется, считает, что Западный Союз планирует вторжение. Он хочет, чтобы Гриндевальд напал на Париж и поставил Францию на место, а также надеется деморализовать людей и ослабить вторжение. Я не понимаю его логики, но вот как обстоят дела.

- Спасибо, мистер МакГонагалл. Теперь, когда нам известны место и дата нападения, мы можем начать планирование. Мне потребуются все люди для борьбы. Я с гордостью сообщаю вам о том, что два эльфа согласились присоединиться к нашей битве, поэтому мы должны предусмотреть место в плане и для них.

Большинство людей за столом были удивлены упоминанием эльфов. Многие считали их вымершими, и всем было известно: даже если они и существуют, эльфы никогда не вмешиваются в дела людей. Дедалус озвучил мысли всех присутствующих, на что у Гарри был один ответ.

- Это мои близкие друзья. Я рассказал им про Орден, они решили присоединиться, сказав, что, если я считаю борьбу стоящим делом, они готовы помочь.

Остальные кивнули в знак согласия. В конце концов, среди новобранцев было несколько оборотней, вампиров и гоблинов. Обсуждение быстро перешло к стратегии, Гарри начал составлять план.

На рассвете тридцатого марта Гарри собрал весь орден, как только выбрался из постели. Он принял душ и облачился в боевой костюм, взял свой меч, лук и колчан, которые подарили ему эльфы, и вышел из комнаты. В Главном Холле он встретился с профессором Грюмом, Дамблдором и Севел. Через несколько минут из-за угла появились Рон, Гермиона и Джинни, за ними - Минерва и Филиус. Все они вышли из замка и у ворот школы встретились с Хагридом. Гарри был благодарен Дамблдору за то, что тот согласился обучить его друзей трансгрессии, и вот они с хлопком исчезли и появились в комнате с портключами в Домус Корвус Коракс. Они отправились в Бальный Зал, где уже собрались некоторые члены Ордена.

Через двадцать минут все были в сборе, Гаервин и Лолиде появились в своей обычной голубой вспышке, напугав большинство людей в зале. Как только все расселись, и эльфов ввели в курс дела, Гарри перешел к планам.

- Хорошо, спасибо всем за то, что пришли. Я закончил все планы и разработал стратегию, которая, как я надеюсь, окажется эффективной. Вот, что я хочу, чтобы вы сделали...
Битва должна была начаться в полдень во Франции, что означало, что Орден должен покинуть Британию на час раньше. В одиннадцатом часу они трансгрессировали к Триумфальной Арке и ждали прибытия темных сил. Ровно в полдень появился Гриндевальд со своими приспешниками, с удивлением они увидели поджидавший их Орден. Обе стороны двинулись к Елисейским Полям, Гриндевальд находился впереди своего войска, Гарри вел Орден. Когда они сблизились, глаза Темного Лорда расширились, он узнал противника.

- ТЫ! Ты бился со мной в октябре и выжил, но тебе не увидеть, как закончится этот день. АВАДА КЕДАВРА!

Заклинание ударило Гарри в грудь, а он просто поднял палочку и послал темное заклинание назад. Гриндевальд на миг застыл от удивления, перед тем, как всерьез взяться за бой. Первое заклинание послужило сигналом остальным, волшебники вступили в сражение слева, справа и в центре. Все выкладывались по полной, но не больше Гарри. Он пользовался безпалочковой магией, волшебной палочкой и своим оружием, однако, Гриндевальд от него не отставал. Гарри не мог отвести угрозу Темного Лорда, но хотя бы отвлекал его, пока остальные орденовцы бились с темными волшебниками. МакГонагаллы старались тщательно скрыть свои лица, чтобы не быть узнанными. Остальные три путешественника во времени вовсю использовали свои навыки: Рон сражался мечом, Гермиона использовала ножи, а Джинни посылала стрелы во врага.
Некоторое время спустя границы сражения расширились. Большая часть района Терн была покрыта сражающимися, были заняты все боковые улочки вплоть до площади Шарля де Голля. Падало все больше и больше врагов, Рон, Джинни и Гермиона наносили наибольший ущерб. Однако ситуация немного изменилась, когда неожиданно появились дементоры.

Гарри бросил Импедименту в своего противника, что дало ему несколько секунд, чтобы оглядеться и посмотреть, чем заняты остальные. Он увидел дементоров, приближавшихся к Ордену, и знал, что должен что-то сделать. Пока Гриндевальд был под действием заклинания, он пробрался через гору тел своих и врагов к месту, где его друзья сражались с наибольшей угрозой. Как только собрались все четверо, они взялись за руки и воспользовались древней магией, чтобы создать мощного Патронуса, одного которого хватило, чтобы полностью уничтожить дементоров. Он сформировался в стену перед ними, теснившую Темные Создания назад, убивая тех, что были рядом, и обращая остальных в бегство. Сняв заклинание, они почувствовали истощение, а битва возобновилась вновь. Среди предсмертных криков и разноцветных вспышек заклинаний, ребята упали на землю, и темнота поглотила их сознание.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3587/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
   Глава 19. «Должно быть, я ударился головой – Где мы теперь?»
Переводчик Dark_Malvinka.


Битва подошла к концу вскоре после падения дементоров. Они были главным преимуществом Темного Лорда, и теперь, когда они были либо уничтожены, либо бежали, Гриндевальд остался лишь с несколькими приспешниками против уцелевшего Ордена. Осознав, что проиграет, если останется, он счел за лучшее ретироваться.

Дамблдор наблюдал, как Темный Лорд созвал своих последователей, тихо прошептав им приказ трансгрессировать. Темные волшебники вернулись в бой на пару минут, а затем исчезли. На месте битвы остался довольно потрепанный Орден и масса погибших или раненых людей. Оглядываясь, Дамблдор не мог отыскать Гарри. Раздумывая над этим, он вспомнил, что не видел ребят с того момента, как они упали после заклинания Патронуса. Поняв, что командира нет, Дамблдор взял дело в свои руки. Наведя чары усиления голоса, он созвал остатки сопротивления.

- ВСЕ ЧЛЕНЫ ОРДЕНА СОЗЫВАЮТСЯ ПОД ТРИУМФАЛЬНУЮ АРКУ!

Он подошел к месту сбора и дождался прибытия остальных. Вытащив подготовленный список всех орденцев, он провел перекличку. Когда прибыли последние члены ордена, он обернулся, чтобы обратиться к людям.

- Отличная работа. Бой был трудным, но мы смогли отбросить войско Гриндевальда. По результатам предварительного сканирования территории я могу сказать, что нет ни одного убитого маггла. Мы также смогли справиться с армией дементоров, и убили или ранили сорока двух последователей Гриндевальда. Однако мы также потеряли несколько людей, и еще больше ранено. Я предлагаю собрать раненых и направиться в Корвус Коракс, где Флорибунда Спраут ожидает нас. Каждый должен взять по одному человеку с собой. Если вы ранены, оставайтесь в штабе для оказания помощи. Если нет, возвращайтесь сюда за другим человеком.

- Альбус, где Гарри? И его друзья? Они отлично справились с дементорами.

- Последний раз я видел их падающими после стены Патронуса. Я думаю, это от истощения. Это было заклинание, которое они разработали. Мы найдем их, когда пройдемся по всем. Когда мы позаботимся обо всех раненных, возвращайтесь за погибшими. Гарри превратил некоторые спальни на втором этаже в морг, так что их можно разместить там для опознания. Мы также позаботимся о последователях Гриндевальда, но как только они будут в состоянии передвигаться, их поместят в камеры в подземелье для допроса. Я уверен, профессор Севел предоставит нам достаточное количество веритасерума. А теперь нам нужно поторопиться. За дело.
Дамблдор развернулся, подобрал первого человека, которого заметил позади себя, и трансгрессировал в штаб.

В Домус Корвус Коракс царил полнейший хаос. Повсюду бегали члены Ордена, пытаясь организовать все для погибших и раненых людей. Флорибунда носилась, пытаясь помочь всем, вначале исцеляя самые серьезные ранения и оставляя легко раненых на кого-нибудь с опытом целительства. Лолиде занималась своим делом, используя эльфийскую целительскую магию, чтобы помочь тем, кто почти умирал. Дамблдор ходил по моргу, записывая, кто из членов Ордена был убит, и составляя перечень мертвых врагов. Как только все было сделано, он направился в подземелье, чтобы подсчитать пленников и убедиться, что они там. Другие члены Ордена отправились в Париж, чтобы стереть память магглам, ставшим свидетелями битвы.

Несколько часов спустя работа с пострадавшими была завершена. Люди с серьезными ранениями остались в лазарете, восстанавливаясь под действием зелья сна без сновидений. Те, кто получил всего лишь синяки и царапины, расселись в бальном зале за круглым столом, дожидаясь возвращения Дамблдора с дальнейшими инструкциями. Наконец, директор появился и занял место за столом, Фоукс устроился позади него.

- Боюсь, у меня плохие новости. Кажется, наш командир, мистер Эванс, пропал вместе со своими друзьями. Кто-нибудь знает, что с ними случилось?

Люди начали перешептываться. Большинство орденовцев размышляли о том, куда мог деться их лидер, остальные вспоминали, где видели ребят в последний раз. Несколько минут шло обсуждение, затем Диггори вынес вердикт.

- Альбус, последний раз все мы видели их после Патронуса, который прогнал дементоров. Мы видели, как они упали на землю от истощения, как мы полагаем. Все решили, что с ними все будет в порядке, и можно было продолжить бой. Мы посчитали, что сможем подобрать их с остальными погибшими и ранеными. Но никто не видел их во время чистки.

- Спасибо, Седрик. Я согласен с вашим последним наблюдением. Проблема в том, что четверо сильнейших магов среди нас пропали. Есть способы отследить людей, но поскольку мы не знаем, что произошло, нам неизвестно, какая защита может быть наложена вокруг них. В лучшем случае, они просто находятся где-то без сознания, вне опасности со стороны Гриндевальда. В худшем – они захвачены или убиты. Мы должны принять возможность того, что они уже мертвы. По вашему пожеланию я беру управление Орденом на себя до тех пор, пока Гарри не присоединится к нам вновь. Он оставил мне много стратегических планов, которые хотел попробовать. Мы постараемся следовать им как можно точнее, учитывая отсутствие руководства с его стороны, поскольку, судя по всему, это поможет заработать очки в нашу пользу в противостоянии с Темным Лордом. А теперь нам необходимо разработать план поиска ребят. Предложения?

- У меня, - сказала Гаервин.

- Да?

- Я могу использовать эльфийское заклинание отслеживания. Оно зависит от вида защиты и может быть не очень точным, но поможет сузить круг поиска.

- Спасибо, Гаервин, пожалуйста, действуйте.

Гаервин и Лолиде вышли из-за стола и уселись на пол друг напротив друга. Лолиде взяла горсть зеленого порошка и рассыпала его в виде круга вокруг них. Эльфы взялись за руки и начали читать заклинание нараспев, ритм все усиливался. Через пару минут в воздухе появились зеленые точки, размером со светлячка. Они летали в воздухе, пока не сформировали карту, понятную лишь тем, кто накладывал заклинание. Когда действие заклинания прекратилось, эльфы заняли свое место за столом.

- Гарри и Джинни в Чехословакии, - сказала Гаервин, после чего ее сестра добавила:

- А Гермиона и Рон в Германии.

Темнота предстала перед взглядом Рона, когда он осторожно приоткрыл глаза. Он запаниковал, подумав, что ослеп, но потом понял, что в помещении просто было темно. Ощупывая пространство вокруг, он наткнулся на пушистые волосы. Парень слегка потянул за прядь, чтобы привлечь внимание девушки, стараясь не причинить боли. Спустя миг раздался тихий стон, Гермиона пришла в себя. Рон пустился на дальнейшие поиски и нашел ее руку, которую он немного сжал. Он был рад почувствовать легкое пожатие в ответ. Повернув голову в направлении Гермионы, Рон прошептал:

- Миона, ты в порядке?

- Вроде. Как ты?

- У меня голова болит. Я, должно быть, ударился ей обо что-то. Ты можешь сказать, где мы?

- Рон, здесь темно, и земля твердая. Как думаешь, что еще я могу сказать тебе?

- Извини, глупый вопрос.

- Ага.

- Что нам делать? Мы не можем оставаться здесь, но мне больно двигаться.

- Держись, я постараюсь немного подсветить комнату.

Гермиона взмахнула рукой в привычном жесте, чтобы вызвать свет, но ничего не произошло. Попытавшись еще несколько раз, она начала паниковать.

- Рон, не получается.

- У тебя палочка еще с собой?

- Я посмотрю...

Девушка засунула руку в карман мантии, но там было пусто. Еще она поняла, что пропали ее ножи.

- Ничего нет, и я не могу использовать беспалочковую магию. Мы, должно быть, в антимагическом поле.

- Что означает...

- Мы не можем использовать магию, чтобы выбраться, и, вероятно, нас держат здесь волшебники.

- Ну, звучит не то, чтобы хорошо.

- Рон, нет времени на шутки! Нам надо выбраться отсюда и найти остальных.
После ее слов открылась дверь, впустившая поток света. Студенты на время были ослеплены, но когда глаза привыкли к свету, они увидели на пороге человека, одетого в форму солдата, с пистолетом в руках.

- Steh auf! (Встать!)

Рон и Гермиона в замешательстве смотрели на человека, не понимая, что он хочет от них. Когда стало очевидно, что они не собираются ничего делать, солдат разозлился и навел на них пистолет.

- Sie müssen aufstehen, sonst schieße ich! (Вы должны встать, или я стреляю!)

Рон и Гермиона предположили по его жестам, что он хочет, чтобы они встали, и поднялись, опираясь на стену позади. Шатаясь, они подошли к двери, мужчина вытолкнул их вперед, направил пистолет и повел через длинный серый коридор. Гермиона осторожно вновь попыталась воспользоваться магией, но расстроилась, когда снова ничего не произошло. Через несколько минут они подошли к двери, ведущей в темную комнату. Там собралось еще несколько человек, все выглядели тощими и потрепанными, а некоторые еще и больными. Гермиона и Рон вынужденно остановились и ждали, пока солдат отопрет дверь. Ребятам жестом показали войти, что они и сделали, и дверь была заперта. Оглянувшись, они встретились взглядом с безжизненными глазами. Молодая женщина вышла вперед, чтобы поговорить с ними.

- Woher kommen sie? ( Откуда вы?)

Два подростка переглянусь. Они пожали плечами и снова повернулись в замешательстве к женщине.

- De quel pays êtes-vous? – вновь попробовала она. ( Из какой вы страны?)

- Извините, мы не понимаем, - ответила Гермиона.

- А, вы англичане.

- Да. Нас захватили во время нападения. Не могли бы вы сказать, где мы, - спросила девушка с густой копной волос.

- Мы находимся в пересыльном центре в Берген-Бельзене, в Германии. Завтра нас перевезут в Гроссрозен.

- Где это? – поинтересовался Рон.

- Польша.

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .