Одна дома и Фанфикшн

13 Июля 2020, 10:50:29
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру Гарри Поттера » Гет (Модератор: naira) » [NC-17] [макси] ГП и Сестры Блэк.Альтернатива. ГП/гарем, AU, Драма, +30 глава 27.02.14

АвторТема: [NC-17] [макси] ГП и Сестры Блэк.Альтернатива. ГП/гарем, AU, Драма, +30 глава 27.02.14  (Прочитано 24166 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Название: Гарри Поттер и Сестры Блэк.Альтернатива.
Автор: Лицо в ночи.
Бета: Ilgiz
Персонажи (пейринг): ГП/гарем
Рейтинг: NC - 17
Тип (категория): гет
Жанр:AU, Драма
Размер: макси
Статус: в работе
Аннотация: Гарри Поттер попал в плен к Волдеморту. Но получив достаточно нестандартную помощь, с самой неожиданной стороны, ему удается бежать. Но этим все только начинается...
Предупреждение автора: Начало взято из одного английского фика, с одноименным названием. Внимание, рейтинг тут не зря стоит.
Разрешение на размещение: получено.

Обсуждение 
« Последнее редактирование: 02 Июля 2011, 15:39:29 от naira »
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава первая.

 Гарри проснулся, чувствуя, как у него в голове летает дюжина бладжеров. Это ощущение лишь усилилось, когда он огляделся по сторонам. Комната, где он оказался, до отвращения походила на камеру: металлическая дверь, койка, горшок и четыре серых каменных стены. Не считая сильной головной боли он не чувствовал ничего необычного.
 Гарри сказал сам себе: «Хорошо, попробуем разобраться. Этим утром я был на Тисовой улице, совершал свою обычную пробежку. Мне привиделось что-то необычное в переулке, и я решил разобраться... Последнее что я помню, это вспышка головной боли...».
 Он пошарил в рукаве лишь для того, чтобы обнаружить отсутствие своей палочки. Он как раз начал паниковать, когда в помещение, прямо перед ним вдруг возник человек. Именно возник, из ниоткуда, совершенно бесшумно, и не было впечатления, что он просто вдруг стал видимым. Повертев головой, незнакомец нашел взглядом Гарри.
 От одного взгляда на лицо чужого Гарри почувствовал, как у него зашевелились волосы на голове... Растрепанная черная шевелюра, знакомое лицо, зеленые глаза, правда, без очков, не до конца скрытый волосами шрам... Гарри смотрел на себя самого, правда, тот выглядел немного старше, как-то плотнее, упитаннее, просто более здоровым, но сомнений быть не могло...
 Гарри рефлекторно собрался броситься на чужака, но тот предупредительно выставил руку...
 - Погоди парень, давай не будем глупить. Я не хочу причинять тебе вреда, - Гарри прекрасно узнал свой собственный голос... – По ходу, нет, я не воспользовался Маховиком. Из-за каких-то странных правил я, к сожалению, не могу просто освободить тебя, но по утверждению моих знакомых, вот это ничуть не хуже, - с этими словами он схватил руку совершенно растерявшегося Гарри и водрузил ему на ладонь клочок бумаги. Потом сделал пару шагов назад, извлек из кармана что-то, оказавшееся Мантией Невидимкой... Дверь камеры открылась... – Ну, бывай, дружище, почти наверняка ты обо мне больше никогда не услышишь...
 Прежде чем Гарри успел придти, в себя дверь захлопнулась, и ему почему-то даже не пришло в голову попробовать ее открыть... Вместо этого он посмотрел на бумажку, там было написано всего два слова: «Сервус секус». «Похоже на какое-то заклятие...» - успел подумать Гарри, перед тем как бумага вдруг вспыхнула и рассыпалась пеплом. А сразу после этого у него в глазах вдруг потемнело.

 Когда Гарри вновь очнулся, он обнаружил, что не способен пошевелить ни рукой, ни ногой, а еще что помещение стало намного холоднее... Он открыл глаза и обнаружил себя полностью голым, прикованным к койке.
 - О, я гляжу, маленький Потти проснулся! – раздался знакомый женский голос со стороны двери.
 Гарри посмотрел туда и увидел входящих Беллатрису Лестрейдж и Нарциссу Малфой.
 - Темный лорд пожелал наградить нас с Беллатрисой за твою поимку, - проговорила Нарцисса приятным и культурным голосом, закрывая дверь. – Потому у нас есть целый день, чтобы делать с тобой все что нам угодно, прежде чем он явиться убить тебя лично... – обе женщины разделись всего лишь парой движений. Гарри против воли отметил, что они обе выглядели несравненно моложе и... привлекательнее, чем он их помнил. Особенно ярко это было видно на Беллатрисе, все следы Азкабана как будто бы улетучились... – С тех пор как ты засадил бедного Люциуса в тюрьму, боюсь, у меня не было никакого физического облегчения. Так что тебе придется помочь мне справиться с целым месяцем разочарований... Ну а моя сестра просто хочет потом рассказывать всем, как он трахнула Парня–Который–Помер.

 Не говоря ни слова, Беллатриса взобралась на койку, расположила свои колени по обе стороны от головы Гарри, в результате чего ее промежность оказалась аккурат у него над лицом.
 - Ну, давай, мальчик, ведь со своей грязнокровкой или дочкой этих изменников своей крови ты уже наверняка такое делал. – Гарри, который мало что понял из речи Нарциссы, уставился на сидящую над ним женщину, безуспешно пытаясь сообразить, что ей от него надо. Ее длинные волосы упали ему на лицо, силясь избавиться от них, он совершенно случайно лизнул Беллатрису между ногами, чем вызвал у нее стон наслаждения...
 - Ох, какой у тебя отличный член, мальчик, я уже почти благодарна, что ты услал моего мужа подальше... – пока Гарри силился сообразить, что он только что сделал, Нарцисса тоже взобралась к нему на лежак. Наблюдая дальнейшее Гарри чувствовал, что его глаза вот-вот покатятся по полу. Нарцисса сперва обработала его причиндал ртом, после чего направила прямо в себя...
 - Ну, давай мальчишка, поработай своим язычком, - подзадорила его Беллатриса, в то время как ее сестра принялась двигаться вперед и назад.
 Гарри, окончательно выбитый из колеи кажущейся нереальностью происходящего, почувствовал, как в нем нарастает давление... Его магическая сила словно собиралась в кулак, готовясь быть использованной, одновременно он не мог не чувствовать, насколько твердым он был внутри Нарциссы. Он еще несколько раз прошелся языком по Беллатрисе... «Черт, я не знаю, что это за слова, но, похоже, это мой единственный шанс...» - подумал Гарри. На пару мгновений освободив свой рот, он проорал во всю мощь легких:
 - Сервус секус! – и одновременно его сперма хлынула внутрь Нарциссы, а магия вступила в дело. Он просто чувствовал, как его сила покидала тело и вливалась в женщин над ним.
 Сестры Блэк ощущали как в них текла чистая и грубая магическая энергия, отчего Нарцисса улетела куда-то высоко. Они могли чувствовать, как их приоритеты и цели в жизни меняются самым кардинальным образом, покуда загадочное заклятье делало свое дело.
 В конце концов, все трое потеряли сознание. Несколько минут спустя сестры стали приходить в себя, такими, какими они стали теперь. Обе быстро оделись, Беллатриса освободила Гарри, а Нарцисса заклятием привела его в чувство.
 - Что происходит? – Гарри не придумал ничего более умного, в то время как Беллатриса помогла ему встать, чтобы ее сестра смогла превратить тюфяк в одежду для него.
 - Мы вытащим вас отсюда, Хозяин, - ответила ему Нарцисса.
 - Э... – Гарри поборол желание почесать затылок и решил пока не вдаваться в подробности такого финта ушами. – Где моя палочка?
 - Она у Хвоста, к сожалению...
 - Мы должны вернуть ее.
 - Это будет непросто, - задумчиво проговорила Нарцисса, а после продолжила, - но для вас, Хозяин, мы сделаем это.
 Беллатриса открыла дверь и изумленно застыла. Гарри осторожно выглянул в проход... Прямо перед дверью сидел, откинувшись на противоположную стену, Питер Питтегрю. Сидел в луже собственной крови из перерезанного горла... Гарри непроизвольно отпрянул, поднося руку ко рту, и только тут заметил еще две детали.
 Первое: на коленях у предателя лежала его палочка, Гарри сразу признал свою любимицу.
 Второе, над головой Пожирателя кровавыми буквами красовалась надпись – «Прости, если ты хотел отомстить это крысе сам. Я не сдержался. Теперь бери свою палочку и сматывайся отсюда. Прощай, дружище, и удачи тебе». Тем временем, справившаяся с изумлением Беллатриса подобрала с коленей трупа палочку и протянула ее Гарри.
 - Куда нам следует идти Хозяин?
 - В ваш старый дом... – ответил сумевший собраться с мыслями Гарри.
 - В особняк Малфоев? – переспросила Нарцисса.
 - Нет, в дом вашей семьи.
 Лица обеих дам озарились пониманием, Нарцисса стянула с пальца свое обручальное кольцо и быстро наложила на него заклятие.
 - Пожалуйста, коснитесь этого Хозяин.
 За этим последовал знакомый рывок под ложечкой, и вот все трое уже оказались в прихожей дома 12 на площади Гриммо. В этот раз Гарри удалось удержаться на ногах. Он немедля направился на кухню, чтобы обнаружить, что там пусто.
 - Нарцисса, не могла бы ты зажечь огонь и поискать Летучий порох?
 - Конечно Хозяин.
 - Эмм... – Гарри покачал головой, рассматривая свою вторую спутницу... – Беллатриса... я надеюсь, ты не будешь против, если я заберу у тебя палочку? – к его большому удивлению та немедля протянула ему свою палочку рукояткой вперед.
 - Да Хозяин, я понимаю, что после того, что я сделала вам, вы предпочитаете видеть меня безоружной. – Гарри осторожно, словно боясь, что та его укусит, принял палочку.
 - Вот он, Хозяин, там же, где он был раньше, - это Нарцисса вернулась с большим горшком в руках. У Гарри начала кружиться голова.
 - Пожалуйста, свяжись с профессором Дамблдором и пригласи его сюда как можно скорее. И дай ему понять, что я хочу, чтобы он пришел один, - сказав это, Гарри рухнул на ближайший стул, почти теряя сознание от физической усталости, полного магического истощения и элементарного шока вызванного всем произошедшем.
 Некоторое время спустя, пока Беллатриса нежно массировала Гарри спину и загривок, камин вспыхнул зеленым пламенем, и Альбус Дамблдор не без грации ступил на кухню дома Благороднейшего и Древнейшего семейства Блэков. Его палочка немедленно была направлена на Беллатрису.
 - Спокойно, профессор, - тихо сказал Гарри, - похоже, она дружелюбна.
 - Что с ним такое? – Дамблдор приблизился к Гарри, наклонился над ним, продолжая держать под прицелом безропотную Беллатрису.
 - Ничего серьезного, - ответила ему Нарцисса. – Просто с ним сегодня много что произошло. Если у вас найдется Согревающее зелье, оно должно решить большую часть проблем.
 Дамблдор кинул подозрительный взгляд на Нарциссу, потом на ее сестру... Пошарив в своей мантии, он извлек оттуда небольшой флакончик и влил его чрезвычайно горячее содержимое Гарри в рот. К его неприятному удивлению и даже испугу у Гарри из ушей вытекла лишь слабая струйка дыма, что говорило об уровне его истощения...
 - Тебе лучше Гарри?
 - Да, сэр...
 - Тогда, может, нам стоит перебраться в гостиную и обсудить сегодняшние события?
 - Вы правы профессор, - Гарри с удивившей его легкостью встал на ноги и обнаружил, что они его отлично держат.
 Они перебрались в небольшую уютную комнатку с парой кресел и камином, обе женщины следовали за ними. А когда мужчины расселись, они встали по обе стороны за спиной у Гарри. Когда директор предельно вежливо попросил их удалиться, чтобы поговорить наедине, те лишь посмотрели на Гарри. Тот рассудил, что ему надлежит вмешаться.
 - Может вам стоит пойти переодеться... а после принести сюда что-нибудь выпить... – Гарри сам не знал, что его дернуло сказать именно это.
 Сестры одарили его ослепительными улыбками, прежде чем удалиться. Гарри проводил их взглядом, и у него в голове зародились всякие не очень хорошие мыслишки... После этого Дамблдор поблагодарил Гарри и наконец задал свой вопрос: это была очень вежливая и сдержанная версия фразы «Мерлин, Гарри что с тобой приключилось за сегодня?!». Гарри сначала выдал краткую версию событий до того момента, как к нему в камеру заявился он сам.
 - Я говорю вам, профессор, это был я. В том числе и Шрам был на месте, а еще он сказал, что не пользовался Маховиком времени. И действительно, такая мысль у меня мелькнула. А ведь об этом знали единицы, в курсе тех событий лишь я, Гермиона, вы, ну еще мы рассказали Рону. Сириуса нет... ну еще может профессор Люпин... – Гарри замолк.
 - Я не знаю, что сказать Гарри, у меня пока нет объяснений... продолжай, пожалуйста.
 Гарри продолжил. Он рассказал о бумажке и написанных там словах, о положении, в котором он оказался, очнувшись вновь. Он предпочел не вдаваться в детали касательно действий сестер, и почти сразу перешел к заклятью и последствиям.
 - И я вложил все с вои силы в эти слова, и начиная с этого момента обе леди были нереально послушны... делали все, что я им скажу, звали меня «Хозяин»... и все такое...
 - Ты случайно не помнишь, что это было за заклятие? А то ты его не назвал? – на лице Дамблдора боролись сразу несколько выражений.
 - Серв ус... что-то там, – Гарри сообразил, что уже и не помнит, что именно он тогда прокричал.
 - Сервус секус?
 - Да... вроде да.
 Одна из эмоций наконец выиграла незримую битву в душе Альбуса Дамблдора, и старый маг покатился со смеху. Это была не усмешка и даже не тихий вежливый смех, а громкий хохот во всю мощь легких. Гарри изумленно пялился на директора, покуда тот не взял себя в руки.
 - Прошу прощения Гарри, но эта ситуация... – директор смолк, видимо борясь с новым приступом веселья.
 - Какая ситуация?
 - О... я еще раз прошу прощения, Гарри... я не подумал, что со всем случившимся у тебя просто не было времени поразмыслить над происходящим... к тому же я сам не все понимаю. Давай сперва ты выскажешь свое мнение о произошедшем, а потом я расскажу то, что думаю сам...
 - Да что я могу думать, профессор?! – вскричал Гарри. – Я ничего не понимаю, меня как-то похитили, потом ко мне явился я сам! Он сказал, что поможет мне... ну и... действительно помог. Я так же полагаю, что смерть Хвоста – его рук дело. А вот кто он такой, я могу лишь гадать, и грош – цена таким догадкам.
 - Ты прав Гарри. Я тоже не представляю, кем может быть этот непонятный благодетель. Все это настолько странно, что я бы даже рискнул заподозрить руку Тома... попытаться тебя привлечь таким образом... Но нет, не станет он выпускать тебя из рук, ради неопределенной возможности...
 - О чем вы, профессор?
 - Что ты знаешь о заклятии, что ты применил?
 - Ничего сэр, я его впервые видел, вообще, что тут произошло? – Дамблдор задумчиво посмотрел на ученика.
 - Что же, оно называется «проклятие сексуальной рабыни», - Гарри приоткрыл рот, - оно весьма старинное и немного сродни Империусу. Но оно не считается Непростительным или даже просто запрещенным по двум причинам. Во-первых, оно требует колоссального количества магической энергии, до сегодняшнего дня я считал, что из ныне живущих лишь я сам и Том можем применить его. Кстати то, что оно у тебя сработало без палочки тоже немыслимо... – Дамблдор погладил бороду, - впрочем, может статься, что этот благодетель тебе тут помог, я даже могу представить как... Ладно, о чем я говорил? Ах да... И вторая причина, мисс Грейнджер придет в ярость, дойди это до ее ушей, в том, что оно работает лишь на женщин. А в министерстве по-прежнему очень сильны... шовинистические настроения.
 Гарри как раз собрался что-то сказать, когда дверь открылась. Он глянул туда, и его челюсть упала ниже фундамента. В дверях стояли Беллатриса и Нарцисса, но Гарри чуть было опять не улетел в страну снов, из-за того, что они обе носили исключительно бикини, причем измененные, чтобы прикрывать исключительно соски... Когда они приблизились, Гарри разглядел у каждой из них короткие колье с красным медальоном, где было выгравировано «П».
 Они быстренько подкатили небольшой столик, Нарцисса выставила блюдца, а Беллатриса водрузила на них по чашке чая.
 - Что-нибудь еще Хозяин?
 Гари едва сумел отрицательно покачать головой, сестры немедля удалились, покачивая всем, чем только можно было покачивать. Гарри поднес руки к глазам, уже не столько от смущения, он кажется уже пересек какую-то черту, а просто, чтобы убедиться, что его глаза еще не выпали наружу. Он смог выдавить из себя одно-единственное слово:
 - Как?!?
 - Что ты имеешь в виду Гарри?
 Гарри сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться и успокоить свое тело, которое отреагировало весьма бурно на это зрелище.
 - Да, я действительно подумал о чем-то похожем, но ведь я ничего не сказал!
 - Это проклятье фактически полностью приковало их воли к твоей, - тихо ответил Дамблдор. Гарри не сомневался, что тот опять сдерживает смех. – Ты, я полагаю, подумал о том, чтобы увидеть их одетыми во что-то... откровенное. Они почувствовали это и в своем стремлении доставить тебе удовольствие, зашли еще дальше.
 - Одну минуту, профессор, - выдал Гарри явившуюся ему откуда-то мысль, - а они не могут попытаться меня... ну...
 - Я понял Гарри, нет, это просто невозможно. Это проклятие может только подчинить женщину мужчине, это к тому, что я говорил о шовинизме. Если мне не изменяет память - я никогда специально его не изучал, это заклятье вообще не использовали уже лет этак сто пятьдесят – так вот, изначально его по-моему создали для того, чтобы сделать долговечнее браки между членами враждующих сторон. Ну знаешь, для закрепления мира?..
 - И... – Гарри был неправдоподобно спокоен, очевидно, он уже просто устал удивляться, - и что же я могу теперь сделать с этим?
 - Немногое, я боюсь, - такой короткий ответ со стороны директора поставил Гарри просто в тупик. Не желая останавливаться на такой ноте, он задал иной вопрос.
 - А что вы говорили про возможность заговора со стороны Волдеморта?
 - Ну... если попытаться найти объяснение, в котором нет места чудесам, то можно вообразить, что Волдеморт пытается таким образом привлечь тебе властью, какую он может тебе дать... Можно было бы предположить, что он пожертвовал Нарциссой и Беллартисой в надежде, что потом ты придешь к нему за новыми источниками наслаждения... – судя по голосу директора, он сам не очень-то верил в эту теорию.
 - Вы сказали «источники наслаждения», профессор? – Гарри решил, что ослышался.
 - Да, мой мальчик... это заклятье назвали «проклятием сексуальной рабыни» не зря. Две женщины теперь будут делать абсолютно все, что ты пожелаешь, сексуальные акты включительно. Их преданность тебе просто безгранична. Они сделают буквально все для тебя, даже если это приведет к их собственной гибели, не важно, насколько болезненной и унизительной она будет. – Гарри открыл рот, подумал и закрыл его обратно. – Возвращаясь к версии о заговоре, теперь, когда я высказал ее вслух, она видится мне все более неправдоподобной. Не в стиле Волдеморта делать ходы ва-банк. Уже схватив тебя, своего главного врага по Пророчеству, не стал бы он тебя отпускать просто в надежде, что тебе это очень понравится, – судя по голосу, директор поставил точку в разговоре на эту тему. Гарри вообще-то был не против.
 - И что теперь?
 - Ну, для начала я бы хотел задать этим дамам немало вопросов, чтобы получить как можно больше информации. Потом я был бы рад, если бы ты продолжил свое обучение в Хогвартсе. Ну и наконец, тебе все же следует вернуться к твоим родственникам, чтобы укрепить защиту... – говоря это Дамблдор чуть напрягся, видимо ожидая взрыва. Но Гарри был тих, о чем-то напряженно размышляя.
 - Ну и если я вернусь к Дурслям, смогут ли Нарцисса и Беллатриса пользоваться магией? – спросил он через несколько секунд.
 - Гарри, я, если честно, удивлен, что ты вообще готов обсуждать это...
 - Скажем так... Я буду откровенен, схвати Волдеморт дядю Вернона или Дадли, я вряд ли пролью слезу. Но тетя Петунья... она все-таки сестра моей мамы, и я предпочитаю, чтобы она была в безопасности... – на лице директора проступило умильное выражение, похоже, он гордился словами своего студента. – К тому же думается мне, что если Беллатриса и Нарцисса будут жить вместе со мной на Тисовой улице, мои любящие родственники станут намного вежливее...
 - Открытая угроза? Что же, не лучший способ, но действенный...
 - И еще профессор, не могли бы вы как-нибудь обеспечить мне право пользоваться магией на каникулах?
 - А зачем Гарри? Как ты сам заметил, когда сестры Блэк будут с тобой...
 - Дело не в этом, но уж если мне предстоит сражаться с Темным лордом... – Гарри значительно замолчал.
 - Понимаю... что же, думаю, это можно будет устроить. Теперь... как нам быть с твоей историей, что рассказать остальным.
 - А сколько времени я отсутствовал?
 - Около пяти часов, а что?
 - А кто в курсе моего отсутствия?
 - Ну... весь Орден, да и Министерство тоже. Но никто не знает, что с тобой стало, известно только то, что ты пропал.
 - Ну тогда скажем Дурслям, что сестры здесь, чтобы приглядывать за мною, так как со мною случился некий инцидент. А Ордену можно просто сообщить, что меня схватили, но волею случая мне удалось бежать, совершенно случайно подчинив себе двух леди... Ни больше, ни меньше...
 - Простенько и со вкусом, - улыбнулся Дамблдор. – Ты прав, лучше не рассказывать всем эту историю о твоем двойнике... А так, все сами придумают подробности, чтобы дополнить эту историю.
 - Хорошо... – Гарри как раз собрался позвать Беллатрису и Нарциссу, когда они обе появились в дверях.
 - Отлично... Гарри, мне не хотелось бы вновь выставлять тебя за дверь...
 - Но поскольку я так и не научился Окклюменции, мне лучше не присутствовать при этом разговоре? – Дамблдор просто кивнул. – Хорошо, - «Все равно потом можно будет расспросить сестер» - пронеслось в голове у Гарри. – Расскажите ему все, что он захочет узнать, - сказал он Беллатрисе и Нарциссе, после чего направился на кухню, добыть себе тыквенного сока.

 Спустя где-то час дверь кухни открылась, и три человека присоединились к Гарри.
 - Ну Гарри, эта беседа была очень продуктивна. Ты готов вернуться на Тисовую улицу?
 - Да... только одна вещь, леди не могли бы вы надеть платья, ну или что-нибудь еще более скрытное? Я не хочу, чтобы дядя умер от сердечного приступа.
 Обе дамы тут же взмахнули палочками, призывая свои мантии. После этого Дамблдор сварганил Портал. Гарри почувствовал рывок под ложечкой...
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава вторая.

 Все четверо появились в неприметном переулке неподалеку от дома номер 4. Оглядевшись по сторонам, компания быстрым шагом добралась до дома Дурслей. Гарри вошел первым, через дверь, ведущую на кухню. Едва он успел переступить порог, как на него накинулся дядя, который, казалось, только и поджидал его.
 - Где ты был, мальчишка?! Ты должен был быть здесь уже несколько часов назад, черт тебя подери! Ты представляешь, что могут подумать соседи??! Значит так, я хочу, чтобы ты немедля подстриг весь газон, и пока ты это не сделаешь, о еде даже не мечтай! И мне плевать на всех твоих ненормальных дружков!
 Дядюшка выдал все это на одном дыхании за удивительно короткое время, он явно собирался продолжить, но тут раздалась пара хлопков. Вернон Дурсль обнаружил прямо у себя перед носом две палочки в руках пары чертовски красивых женщин. Сестры как раз открыли рты, когда Гарри наконец подал голос.
 - Никаких проклятий, - просто сказал он.
 На лицах обеих женщин ясно читалась ярость, когда они медленно опустили свои палочки, и Беллатриса буквально прошипела:
 - Жалкий, никчемный магл, ты следует поблагодарить Гарри, будь по-нашему, ты бы сейчас квакал, - дядюшка как раз собрался высказать все, что он думает относительно всяких уродов, что смеют ему угрожать, когда дверь открылась вновь, и на кухню вошел лично Дамблдор.
 - А, я смотрю, вы уже встретились с новыми защитниками Гарри. Позвольте мне представить их, леди с белыми волосами - это Нарцисса Малфой, и вот ее сестра Беллатриса Лестрейдж.
 - Вообще-то Альбус, мы вновь Блэк теперь, - прервала его Нарцисса. - Мы с Беллой успели поговорить по этому поводу, и пришли к полному согласию. Так скоро, как это только возможно, я собираюсь развестись с Люциусом, а она избавиться от того выро... идиота, что называет себя ее мужем.
 - Я могу позаботиться о необходимых бумагах, если желаете.
 - Мы будет очень признательны.
 Директор кивнул и вновь повернулся к дяде Вернону, последний стал цвета настолько красного, что превысил все виденное ранее Гарри. Очевидно сам факт, что в его доме собралось столько ненормальных, доводил дядю до неистовства... Сам же Гарри лихорадочно собирал разбежавшиеся мысли. Он как-то не задумывался обо всем касающимся семей Нарциссы и Беллатрисы, хотя, если говорить откровенно, он еще просто не успел толком обдумать всю эту историю. А готовность обеих женщин немедленно послать своих супругов куда подальше просто потрясла его. Ему еще только предстояло понять всю глубину изменений, что произошли в душах женщин.
 - Мы, кажется, знакомились? – тем временем Дамблдор вернулся к прерванной «беседе» с дядей Верноном. – В том случае, если вы не в курсе, меня зовут Альбус Дамблдор, я директор школы, где учится ваш племянник. – При этих словах лицо дяди стремительно побледнело, совсем как в то памятное утро пять лет назад, когда ему на глаза попалось первое письмо из Хогвартса.
 - МАЛЬЧИШКА, ЧТО ТЫ СКАЗАЛ ВСЕМ ЭТИМ НЕНОРМАЛЬНЫМ?! – завопил он ни капли уже не смущаясь, что соседи могут услышать. - МЫ ОБРАЩАЛИСЬ С ТОБОЙ НЕСОИЗМЕРИМО ЛУЧШЕ, ЧЕМ ТЫ ТОГО ЗАСЛУЖИВАЛ! МЫ... – на этом его речь оборвалась, ибо директор, который стремительно мрачнел, слушая этот спич, просто наложил на него «Силенцио».
 - Гарри, с каких пор твой дядя... такой?
 - Это вы про «ненормальность»?
 - В том числе и это...
 - Ну... меня звали ненормальным все то время, что я могу вспомнить. Но со времени моего поступления в Хогвартс меня стали звать так гораздо чаще. В принципе, так тут называют все, что связано с магией... – лицо Дамблдора посуровело, глаза гневно засверкали. Он повернулся к Дурслю.
 - Я знал, что Гарри здесь отнюдь не рады, но то, как вы обращались с ребенком совершенно недопустимо. Я очень рад, что эти дамы останутся здесь, чтобы приглядывать за ним, но будьте уверены, я тоже буду следить за происходящим... – сказав это, директор исчез с негромким хлопком.
 Гарри еще пару секунд смотрел туда, где только что стоял директор и вдруг с горечью осознал, что не верит ему. Директор явно намекал, что не знал всего о Дурслях, но как он мог не знать, когда миссис Фигг всегда была тут? Тем временем дядюшка вновь открыл рот, но обнаружил, что по-прежнему не может издать ни звука.
 - Леди, кто-нибудь из вас знает подходящие чары, чтобы расширить помещение? – обратился Гарри к сестрам.
 Однако прежде чем одна из них успела ему ответить, Гарри почувствовал, как его схватили за плечо. В то же мгновение в руках обеих женщин появились палочки, и у Гарри над плечом пролетела пара заклятий. В одном из них он по красному лучу узнал «Ступефай». За этим последовал достаточно громкий удар, а следом за ним и треск... Оглянувшись через плечо, он обнаружил своего дядюшку лежащего на полу около противоположенной стены, под его внушительным задом виднелось то, что совсем недавно было стулом... Еще до того как он успел сообразить, что именно случилось, у него под ухом раздался хлопок, и прямо перед ним материализовалась Беллатриса.
 - Авада...
 - СТОЯТЬ! – рявкнул Гарри, его голос просто излучал силу. Беллатриса застыла посреди заклинания. – Ты не будешь убивать моего дядю, понятно?! – Беллатриса вся как-то сжалась и слабо покивала головой. Гарри глубоко вздохнул, чтобы успокоиться и продолжил. – Так Беллатриса, ты знаешь заклятия способные расширить комнату?
 - Да, Хозяин, - ответила она ему чуть ли не шепотом, низко опустив голову.
 - Вот и отлично, - повинуясь внезапному порыву Гарри сделал шаг вперед и нежно приподнял ее подбородок. – Не могла бы ты подняться наверх и увеличить мою комнату в размерах, чтобы мы могли там разместиться все трое? – Та поспешно кивнула и немедленно направилась к двери кухни. Гарри повернулся к Нарциссе. – А теперь, почему вы вообще на него напали?
 - Я прошу прощения Хозяин, - Нарцисса рассматривала свои туфли, - но схватил вас одной рукой и поднял другую... Он собирался ударить вас, и мы лишь хотели вас защитить...
 - Хорошо, - Гарри кивнул, это объяснение совпадало с его собственным видением произошедшего. – Я вас прощаю, но впредь постарайтесь быть менее... решительными, когда будете возвращать моих родственников в рамки... – Гарри сам засомневался, что выразил свои пожелания достаточно ясно, но его поняли.
 - Спасибо, Хозяин. Впредь мы будем осторожнее, - ответила ему просиявшая Нарцисса.
 - Замечательно, а теперь не могла бы ты привести моего дядю в сознание?
 На лице женщины ясно читалось презрение, когда она накладывала заклятие, чтобы пробудить Вернона. Дядюшка резко приподнялся, он разинул рот, а потом зверем уставился на Гарри.
 - Как видишь, дядя, мои защитники вполне способны справиться с тобой. Теперь, если ты пообещаешь вести себя вежливо, я скажу Нарциссе вернуть тебе голос, - посверлив еще пару секунд Гарри убийственным взглядом Вернон Дурсль кивнул в знак согласия. – Нарцисса, сними с него заклятие Немоты, но если он опять начнет буйствовать, то делай с ним, что посчитаешь нужным, не считая Непростительных заклятий. И вообще, не доводи до летального исхода, - Гарри был пугающе спокоен. Он и так уже растратил за сегодняшний день все запасы нервов на пару месяцев вперед.
 - Слушай меня, чертов магл, мне нельзя будет попробовать на тебе Круциатус, но остается множество иных способов причинять боль, - с этими словами Нарцисса сняла с мужчины чары, которые лишили его голоса. Вернон как раз прочистил рот, когда она заговорила вновь, обрывая его еще до того, как он что-либо сказал. – Тщательно обдумай, что ты собираешься сказать, магл, если ты оскорбишь моего Хозяина, я вполне могу превратить тебя в кролика и потушить к ужину.
 - Ааа-эээ, - до дядюшки, кажется, все-таки дошло, что преимущество отнюдь не на его стороне. Но он не мог позволить себе так просто уступить. – Мальчик, я надеюсь, что ты и дальше будешь хозяйственными делами, что мы поручили тебе?..
 - Конечно дядюшка, - выражение лица Гарри было истинно злодейское. – Теперь это будет совсем не трудно, леди наверняка помогут мне с помощью своей магии...
 Дядюшка Вернон вновь продемонстрировал на своем лице целый калейдоскоп всевозможных цветов, прежде чем свалиться на пол без чувств. Гарри понял, что все еще способен удивляться. Он не думал, что у его любимого дяди такая острая реакция на просто слово... Нарцисса смотрела на него с нескрываемой гордостью.
 - И вы считали меня жестокой Хозяин?
 - Пожалуйста забрось быстренько дядю в его комнату, и возвращайся сюда, - ответил ей Гарри с ухмылкой во весь рот.
 - Конечно Хозяин, - подняв тело в воздух взмахом палочки она повела его к двери.
 Гарри глубоко вздохнул и собрался, было, присесть, но тут со стороны коридора донесся громкий вопль тети Петуньи. С палочкой Гарри помчался выяснять, что произошло. На месте он чуть не покатился со смеху при виде того, что выбило почву из-под ног его так любящий порядок тетушки.
 На одно из нижних ступенек стояла Беллатриса держа тетушку на прицеле. Но основная проблема заключалась в том, что Беллатриса, похоже, позабыла свое платье у него в комнате. И теперь Дадли с крайне идиотским, даже для него, выражением лица таращился на нее с середины лестничной клетки.
 - Беллатриса, что тут такое? – бывшая Пожирательница Смерти нервно сглотнула.
 - Прошу прощения Хозяин, я завершила задание, что вы дали мне и спускалась, чтобы узнать, как еще я могу служить вам, когда эта женщина, - она указала на тетю Петунью, - накинулась на меня, понося мое одеяние...
 - По этому поводу, мне казалось, что я сказал вам одеть платье, - Беллатриса незамедлительно принялась рассматривать пол у себя под ногами.
 - Да Хозяин... но я думала, что это лишь для того, чтобы тот жирный ублюдок не получил сердечного приступа... Я видела, как Нарцисса отбуксировала его наверх, и решила, что вам понравится это.
 - Хорошо... – Гарри убрал палочку и несколько секунд массировал глаза, у него опять начала болеть голова. – Тетя Петунья, если вы еще не знакомы, это Беллатриса. Беллатриса, это моя тетя, теперь слушай, я хочу чтобы все то время, что ты будешь проводить вне моей комнаты, на тебе было одеть что-нибудь более скромное. Понятно? – Беллатриса скромно кивнула, и Гарри неожиданно для самого себя повысил голос. – Понятно?
 - Д-д-да Хозяин, - голос Беллатрисы вновь опустился почти до шепота. Гарри кивнул, удивляясь собственным действиям.
 - Хорошо, тетя Петунья, я бы попросил, чтобы ты не нападала на... моих защитников, - Гарри чуть было не ляпнул «рабов», но вовремя спохватился. – А то в другой раз меня может не оказаться рядом, чтобы успокоить их. – Совершенно шокированная всем случившимся Петунья смогла лишь кивнуть. Гарри неожиданно понял, что возможность разговаривать с родственниками с позиции силы доставляет ему несомненное удовольствие. – Хорошо, Беллатриса переоденься пожалуйста во что-нибудь более подходящее и позаботься, чтобы твоя сестра не допустила той же ошибки. – Черноволосая женщина немедленно и почти бесшумно скрылась на верхнем этаже. Гарри опять вернулся к своей тете, соображая, что же сказать. – Тетя, не могли бы вы позаботится об ужине, мне нужно обсудить с моими охранниками их поведение, - Петунья хотела что-то возразить, но Гарри еще не закончил. – Если конечно ты не хочешь, чтобы они продолжали расхаживать по дому в своей любимой одежке. Даже в те дни, когда у вас будут гости...
 - Еда будет готова через час, если не придешь, то останешься без ужина, - тетушка сильно побледнела, но тоже не пожелала сдаваться без боя.
 Гарри подумал, было, надавить посильнее, но потом пожал плечами и направился к себе. Достигнув двери он отметил, что все запоры на ней испарились, как будто их никогда и не было. Переступив порог парень застыл как вкопанный. Само помещение разрослось раза в четыре, появились две дополнительные койки, но не это привлекло его внимание. Его глаза остановились на зрелище, которое предстало ему посредине комнаты. Беллатриса стояла там на цыпочках совершенно голая, ее руки были прикованы к потолку... Гарри так и остался стоять, чувствуя, как кровь покинула его ноющую голову и устремилась в совершенно иную часть его анатомии.
 - Хозяин, я как раз закончила с подготовкой своей сестры, - обратилась к нему стоящая на коленях рядом с Беллой Нарцисса.
 - Какого черта... – Гарри вошел, и Нарцисса встала. – Подготовкой к чему?
 - Моя сестра ослушалась и рассердила вас, Хозяин, теперь она должна быть наказана, - ответила ему мало что не сияющая красавица-блондинка.
 - Как наказана?
 - Ну... вообще-то решение за вами Хозяин, но поскольку вы не можете пользоваться магией мы с Беллой решили, что простая порка сойдет.
 - Что? – челюсть Гарри в очередной раз отпала. Нет, зря он полагал, что уже ничего не в силах будет его удивить.
 - Мы подумали, что, может быть, вы воспользуетесь вот этим, - Нарцисса протянула ему отличный кожаный ремень длинною около метра. – Это точная копия того, которым пользовался наш отец, чтобы наказывать нас за провинности... Запрещено использовать Темную Магию на детях, и даже глава Благороднейшего и Древнейшего семейства Блэков не решал пойти против этого закона.
 Гарри в ступоре принял протянутый предмет и глянул на голую Беллатрису. Та все так же стояла, безропотно ожидая порки... И тут Гарри неожиданно осознал одну вещь, которая требовала осознания. Ведь перед ним была та самая женщина, что убила Сириуса... Та, для которой он уже почти месяц изобретал мысленно кары, одно другого страшнее... И сейчас эта женщина, которая замучила до безумия родителей его друга Невилла, стояла перед ним покорно ожидая наказания...
 Не помня себе от внезапно накатившей на него ярости, Гарри сделал шаг вперед, размахнулся со всей силы...
 Импровизированный хлыст звонко щелкнул, Беллатриса громко вскрикнула. Нарцисса села на кровать, наблюдая за происходящим, она была рада, что заранее наложила звуконепроницаемые чары на эту комнату.
 Ремень оставил хорошо видную красную полоску на теле Беллатрисы. Гарри, все еще вне себя, поднял руку во второй раз... Еще один треск, еще один вскрик, вторая красная полоска... Гарри нанес и третий удар, в результате чего на спине женщины появилось что-то вроде неровного треугольника.
 Гарри уронил ремень на пол, ярость и жажда мести прошли так же внезапно, как появились. Гарри молча лег на свою кровать и откинулся на спину, попутно одарив взглядом Нарциссу, та, рассудив, что Хозяин удовлетворен, коротким взмахом палочки освободила свою сестру.
 Гарри просто смотрел в потолок, он не думал, что способен на такое. Нет, ему не было противно, и он не стыдился того, что сделал, но чувствовал, что повторять это, по крайней мере, в ближайшее время, не собирается. Почувствовав, что с его ногами происходит что-то необычное, Гарри отвлекся от созерцания потолка.
 Беллатриса опустилась на корточки перед его кроватью и положила голову ему на колени, в ее глазах ясно читалась немая мольба. Гарри автоматически кивнул головой, даже не подумав о том, на что же он согласился...
 Последнее стало ясно очень скоро. Черноволосая красотка приспустила его штаны и трусы, прежде чем нежно взять в руки его мужское достоинство, которое еще не уменьшилось, собственно говоря, оно и не думало уменьшаться... А несколько мгновений спустя, Беллатриса уже вовсю работала губами и языком.
 Не прошло много времени, прежде чем Гарри, чьи глаза опять полезли вон из орбит, выложил ей в рот порцию спермы... Выпустив его изо рта, она с выражением неземного блаженства проглотила дар своего Хозяина, прежде чем опуститься на колени.
 - Спасибо, что поставили меня на место Хозяин, и что позволили доставить вам удовольствие, - тихо сказала она, и поцеловало его правое колено.
 Эти слова, очевидно, были той каплей, что переполнила чашу, и Гарри в очередной раз за этот день потерял сознание. То ли от шока, то ли от усталости, а скорее всего, от того и другого. Очнулся он, впрочем, почти сразу, как раз когда обе женщины бережно приподнимали с намерением устроить его поудобнее на кровати.
 - Что, черт возьми, произошло?
 - Вы наказали мою сестру, Хозяин. Я же в затруднении, не знаю должна ли готовиться к тому, чтобы получить свою долю или нет... – ответила ему Нарцисса. Припомнив некоторые подробности Гарри почувствовал, как у него закружилась голова...
 - Хозяин, я была совершенно искренна, когда благодарила вас, - подала голос Беллатриса, видя его состояние. – Я ослушалась вас, и мое наказание было несоизмеримо легче, чем то, которому подверг бы меня мой старый хозяин.
 Гарри приказал себе хотя бы на время перестать думать об этом и немного успокоиться. К его большому удивлению ему это удалось. Почти сразу же ему на ум пришли кое-какие мысли... Вообще говоря, ему следовала подумать об этом раньше.
 - Беллатриса, я не вижу у тебя руке Черной Метки.
 - Моя связь с вашим врагом пропала в тот миг, когда вы стали моим Хозяином... – с этими словами Беллатриса сама начала осматривать свое левое предплечье. Очевидно, она сама не заметила пропажу. Там была абсолютна чистая белая кожа, словно никогда и не было безобразной татуировки...
 - Так... – Гарри решил обдумать это попозже, - и еще одно... я не знаю, как выразится...
 - Просто задайте ваш вопрос, Хозяин, мы расскажем вам все.
 - Хорошо, мне кажется или вы обе резко помолодели и похорошели с прошлого раза. Я имею в виду до сегодняшнего дня, - на лицах обеих сестер появилось гордость.
 - Есть один древний ритуал, Хозяин... – начала Нарцисса.
 И они обе начали рассказывать о некоем Ритуале Возрождения, который мог вернуть женщинам молодость и здоровье, но при этом он был очень сложным, а главное требовал от них соответствия целой куче самых разнообразных и неожиданных параметров. В частности: это обязательно должны были быть родные сестры, которых бы разделяло не больше пяти и не меньше двух лет... Среди множества самых курьезных условий оговаривался даже цвет волос и глаз. Именно поэтому он применялся чрезвычайно редко, но Нарцисса и Беллатриса как раз подходили под эти параметры. Они провели этот ритуал всего десять дней назад. И обе были очень рады тому, что «так они смогут лучше служить своему Хозяину».
 Гарри, который понял, что ему просто необходимо поговорить с нормальным (хотя бы относительно) человеком, обратился к ним обеим.
 - Вы не в курсе, когда должен прибыть Дамблдор? - ответом ему было дружное качание головами. – Ладно, Нарцисса, можно попросить тебя отправиться в Хогвартс и еще раз пригласить директора. Мне очень нужно с ним посоветоваться... – видя разочарование на лице Беллатрисы, он немедля спросил. – Белла, что-то не так? – Глаза той вспыхнули на мгновение, прежде чем она ответила.
 - Мне просто стало немного обидно, что вы выбираете Цисси для всех важных поручений.
 - Белла, ты не забыла, что являешься разыскиваемой преступницей?
 - Ааа... – Гарри почувствовал мстительное удовольствие, когда у той отпала челюсть, все-таки не он один оказывался совершенно выбитым из колеи в этот дикий день. – Вы совершенно правы Хозяин, я совсем забыла. Спасибо, что напомнили мне.
 - Хорошо, с этим разобрались, теперь я бы попросил тебя спустится вниз, посмотреть что там с едой. Если все уже готово, то принеси сюда наши порции. Нормальные порции.
 - Конечно Хозяин! – радостно воскликнула Беллатриса и кинулась к двери. Нарцисса же как раз собралась аппарировать...
 - Вы ничего не забыли? – остановил их голос Гарри.
 Обе дамы растеряно переглянулись, потом до них дошло, что Нарцисса так и осталась в бикини, Белла же и вовсе не потрудилась одеть хоть что-то... Виновато понурившись, они исправили ситуацию и отправились выполнять поручения.
 Гарри вновь сел на кровать с твердым намерением как следует обдумать все то, что произошло с ним за последние часы. Тем не менее, едва успел устроиться, как снизу донесся изумленный вскрик, а еще он почувствовал там вспышку магической энергии. Его палочка немедленно прыгнула ему в руку, а в следующее мгновение он уже обнаружил себя стоящим на кухне. Но ему некогда было обдумывать это.
 На кухне обнаружилась женщина среднего роста с волосами цвета жевательной резинки, которая направляла палочку на бывшего Пожирателя Смерти, последняя отвечала ей взаимностью. Обе женщины уже открыли рты...
 - Всем стоять! – выкрикнул Гарри. Обе остановились, и их внимание оказалось перенесено на молодого парня. – Спасибо, теперь, пожалуйста, опустите палочки.
 - Но... – первой голос вернулся к Тонкс, - Гарри, она же Пожиратель Смерти.
 - Тонкс, прошу тебя обратить внимание на некоторые детали. Во-первых, она не нападает на меня. Второе, мы находимся в одной комнате, но я тоже не нападаю на нее. Тебя это не наводит ни на какие мысли?
 - Так... – выдавила Тонкс, совершенно выбитая из колеи таким поведением. – Хорошо, и что же это должно мне говорить?
 - Ну, хотя бы то, что она не представляет для меня угрозы... Кстати, не знаю, говорили ли тебе, но я могу противостоять Империусу, так что ты можешь мне верить.
 - Нимфадора, пожалуйста, опусти свою палочку, - раздался голос как раз, когда Тонкс собиралась что-то сказать. Та немедля повернулась к вошедшему Дамблдору и одарила его недобрым взглядом. Но потом она все-таки вернула свою палочку в рукав, по знаку Гарри Беллатриса опустила свою. – Хорошо, мисс Тонкс, если вы хотите, то можете остаться здесь, чтобы присмотреть за мисс Блэк.
 - Да, пожалуй, я так и сделаю... – Тонкс удивленно переводила взгляд с одного присутствующего на другого. Потом, видно отчаявшись, расположилась на одном из стульев.
 - Гарри, где бы могли поговорить спокойно? – Дамблдор наконец переступил порог, следом за ним показалась Нарцисса.
 - В моей комнате?..
 Дамблдор легко согласился, намекнул Тонкс на то, что ей не следует пока особо распространятся обо всем увиденном. Потом они проследовали в капитально измененную комнату Гарри. Дамблдор и глазом не моргнул при виде цепей свисающих с потолка и ремня на полу, взмахнув палочкой, он создал пару комфортабельных кресел.
 - Итак, чем я могу быть полезен?
 - Ну... я послал за вами, ибо чувствовал, что мне просто необходимо выговориться... но сперва один вопрос, какие последствия может иметь для меня то заклятие?
 - Как я уже по-моему говорил, сознание сестер теперь связано с тобой, - глаза директора несколько погасли. – Это дает им очень острое чутье на все то, в чем ты нуждаешься, чего желаешь, о чем мечтаешь... Но я подозреваю, что суть твоего вопроса не в этом.
 - Да... эта связь... может ли она быть использована по-другому? Например, чтобы я мог получать их знания?
 - Вполне возможно... – медленно проговорил Дамблдор, - а что именно произошло?
 - Ну не далее чем несколько минут назад я за в мгновение ока переместился отсюда на кухню. Не вижу других объяснений, кроме аппарирования. Ну и кроме этого... за последние несколько часов я совершил уже несколько поступков, которые удивляют меня самого...
 - Думаю Гарри, тебе стоит начать с самого начала.
 И Гарри начал рассказывать, сперва достаточно спокойно, потом взахлеб. Обо всех его мыслях, обо всем произошедшем. О том, как до него внезапно и с изрядным опозданием дошло, что собой представляет Беллатриса... И как ему вообще себя вести стой, кто еще вчера значилась в списке смертельных и почти кровных врагов, а теперь зовет его «Хозяин», и которой он, ко всему прочему, фактически обязан жизнью...
 Дамблдор выслушал его внимательно, не перебивая. Молчал он еще приблизительно с минуту и после того, как Гарри наконец остановился, потом он заговорил...
 - Что же Гарри... Прежде всего, я рад, что ты продолжаешь доверять мне в достаточной мере, чтобы обратить за помощью...
 - Профессор, а к кому другому мне было обращаться? Я просто не знаю, у кого другого спросить совета в таком случае.
 - Возможно, но я все равно ценю твое доверие... – Гарри чувствовал, что директор говорит совершенно искренне, что-то было иначе, этот разговор чем-то отличался от всех, которые уже имели место между ними. – Честно, я не знаю, что тебе сказать. Думаю, только ты один сможешь найти свой собственный выход из этой действительно непростой ситуации. Могу сказать одно, той Беллатрисы Лестрейдж, что была верной последовательницей Лорда Волдеморта, больше не существует. Она пропала в тот миг, когда ты наложил заклятие на нее, и ее сестру. Не знаю, может быть, это поможет тебе... – Дамблдор встряхнулся и вдруг вновь стал таким, каким знал Гарри. – Что же до Аппарации, то это, наверное, действительно от сестер, больше вроде бы не откуда. Не Том же передал это тебе вместе со Змеиным языком.
 - Больше вы ничего мне посоветовать не можете?
 - На мой взгляд, тебе стоит расслабиться и попытаться получить удовольствие, Гарри...
 - Сэр?.. – такого Гарри никак не ждал.
 - Единственное, что теперь волнует этих леди – это твое счастье, Гарри. Из того немногого, что я успел выяснить, они обе должны просто боготворить тебя. И я подозреваю, что они уже что-нибудь замышляют с целью доставить тебе удовольствие...
 - Угу... – Гарри имел некоторые предположения относительно таких планов. – Спасибо профессор, может вам стоит продолжить исследования?
 - Ты прав Гарри, - тот поднялся, - я уже послал письмо по поводу твоей просьбы о снятии запрета на колдовство. Думаю, все пройдет гладко, после событий прошлого года ты всеобщий герой, твое имя у всех на устах, и Корнелиус, в своем стремлении остаться на посту, из кожи вон вылезет в надежде помириться с тобой. – Лицо Гарри потемнело... – Я очень прошу тебя быть осторожным в том, что ты скажешь прессе, Гарри. Прошлогодние события вовсе не способствовали улучшению моего мнения о нем, но он не Пожиратель Смерти и уже не угроза для нас. Тебе стоит знать, что смена правительства в момент кризиса почти всегда проходит очень болезненно. Поэтому я прошу тебя воздержаться от интервью, которые бы способствовали его снятию... И я так же хочу попросить тебя приказать своей страже не убивать его.
 - Ну, я и раньше-то не очень общался с прессой, - уклончиво ответил Гарри. – Я не стану говорить ничего против него, но и поддерживать его тоже не стану, - «По крайней мере, задаром» - подумалось ему. – А почему вы решили, что леди могут убить его?
 - Просто потому, что он причинил тебе вред, и ты на него злишься. Запомни Гарри, они теперь преданны тебе столь фанатически, что оставят позади твоего друга Добби.
 - Отлично! – воскликнул Гарри, закатывая глаза. – Профессор, пожалуйста, по пути пригласите сюда одну из них, у меня от этого разговора опять голова разболелась!

 Дамблдор понимающе улыбнулся и вышел. Спокойно спустившись вниз, он обнаружил шепотом совещающихся сестер в компании с тетей Петуньей. Сообщив сестрам, что Гарри хотел бы видеть одну из них, он ничуть не удивился, когда они обе немедля исчезли с легким хлопком.
 - Запомни Петунья, сестры сделают абсолютно все, что скажет Гарри, если ты разозлишь его или он вдруг почувствует себя притесненным из-за тебя, они отомстят за него самым решительным образом, если только он специально не запретит им. Так что будь осторожна, - и он аппарировал.

 Тем временем в своей комнате Гарри был немало удивлен, когда в ней появилось сразу два человека. Он поднял взгляд, как раз, чтобы видеть, как сестры избавились от своей верхней одежды прежде чем опуститься перед ним на колени.
 - Что мы можем сделать для вас Хозяин? – спросила коленопреклоненная Нарцисса.
 - Так... – Гарри помассировал себе виски. – Прежде всего, я запрещаю вам нападать на Министра Фаджа, если только он сам не атакует меня физически, понятно? – получив два утвердительных кивка, он продолжил. – И еще, кто-нибудь из вас знает хорошее средство от головной боли?
 Сестры переглянулись, потом повернулись друг к другу. К огромному изумлению Гарри они вдруг сыграли на Камень–Ножницы–Бумага ...
 - Бумага камень обернет, - ухмыльнулась Нарцисса.
 - Не злорадствуй, просто иди, развлекайся и помоги нашему Хозяину, - ответила недовольная Беллатриса.
 «Опять?» - только и подумал Гарри, когда беловолосая женщина спустила ему трусы. В последовавшем за этим действии обе женщины оказались полностью голыми, а Нарцисса получила полный рот Гарриной спермы. Она не стала глотать ее сразу, вместо этого она крепко поцеловала свою сестру и честно разделила с нею дар их Хозяина.
 - Вам полегчало, Хозяин? – обратилась она к нему после этого.
 - Да... – медленно проговорил Гарри. – Стало гораздо лучше... Спасибо.
 - Я была счастлива помочь вам Хозяин. Не желаете ли, чтобы мы принесли еды?
 - Хорошая мысль, Цисси, - Гарри как-то не обратив на это внимание, перешел на прозвища. – Белла, спустись пожалуйста вниз, наполни три блюда и доставь их сюда.
 - С радостью Хозяин, - Беллатриса мигом оказалась на ногах.
 Она уже собралась аппарировать, когда сестра напомнила ей про одежду. Покраснев, она надела платье и исчезла. Тем временем Нарцисса превратила пару старых поломанных игрушек в ладный столик на троих со всем необходимым. Она как раз закончила, когда разъяренная Беллатриса вернулась назад с едой.
 - Хозяин, вы уверены, что нельзя проклясть этого чертового магла?
 - А что он сделал? – поинтересовался Гарри, садясь за стол.
 - Этот жирный боров был на кухне, когда я спустилась, - ответила та, снимая платье и вновь облачаясь в свое любимое одеяние. – Он попытался ущипнуть меня за зад. А когда я шлепнула ему по пальцам, он вообще распустил руки, но я аппарировала прочь.
 Гарри почувствовал накатывающуюся на него волну ярости. Нет, он ожидал, что разозлиться на дядю, но этот гнев превысил все его ожидания. От мысли, что кое-кто поднял свою жирную лапу на ЕГО сестер, у него мало что в глазах не краснело. «Ну вот, во мне уже хозяйские наклонности просыпаются» - подумал, силясь успокоиться, а то чего доброго, сестры решат, что дядю надо наказать за то, что он разъярил его.
 Еда тем временем была подана.
 - Спасибо Белла, я скоро поговорю с дядей.
 Когда с ужином было покончено, Нарцисса собрала грязную посуду и вместе с ней перенеслась на кухню. По возвращению ее ждал не предвещающий ничего хорошего взгляд Хозяина.
 - Что я говорил про одежду, когда вы покидаете эту комнату? – устрашающе низким голосом спросил Гарри. Нарцисса побледнела.
 - Вы правы Хозяин, я забыла об этом в спешке. Каковым будет мое наказание.
 Гарри задумался, сестры явно ждали наказания за свои любые провинности. Наверное, так оно было надо. А раз, значит надо. Поразмыслив, он нашел кое-что удовлетворительное.
 - Значит так, во-первых, весь следующий день я запрещаю тебе снимать верхнюю одежду, кроме как на ночь, в ванной и тому подобное, никаких бикини. Во-вторых, я хочу чтобы завтра ты была личной помощницей мое тети, ты должна будешь выполнять все ее поручения, не считая сексуальных. И вообще, не позволяй Вернону и Дадли тебя трогать. Понятно?
 - Да Хозяин. Что-нибудь еще Хозяин?
 - Нет, - Гарри широко зевнул, глянул на часы. – В общем, вы как хотите, а я на боковую. Белла, Цисси увидимся завтра.
 Сказав это, Гарри быстро переоделся в пижаму и лег. Заснул он, едва только голова коснулась подушки.
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава третья.

 На следующее утро Гарри проснулся, чувствуя себя на удивление свежим, бодрым и полным сил, только вот его комната выглядела как-то не совсем так. Сев на кровати он увидел такое, отчего чуть было опять не слег. На соседней постели спала Нарцисса Малфой, что уже само по себе необычно, ну а главное то, что она была исключительно, в чем мать родила... Покрывало сползло с нее и сейчас лежало где-то в ногах.
 «Проклятье!» - пронеслось в голове у Гарри, - «так это был все-таки не сон!». Его взгляд на несколько мгновений задержался на цепях, что все так же свисали с потолка.
 Тихонько поднявшись, он накинул на себя верхнюю одежду, прихватил смену белья и направился в ванную. Все Дурсли еще спали, Гарри уже давно уяснил, что если он хочет принять душ и вообще привести себя утром в порядок, то это надо делать до того, как родственники поднимутся. Иначе не избежать ворчания про то, сколько денег ушло на воду, которую он использовал. А главное ждать придется очень долго. Все Дурсли очень любили помыться, вероятно, это входило в их понимание «нормальности», а Дадли так и вовсе считал, что уж если заходить в ванную, то выбираться оттуда меньше чем через полтора часа – неразумно.
 Гарри как раз начал расслабляться под горячими струями, когда услышал открывающуюся дверь ванной. Повернувшись на звук, он смог разглядеть смутную женскую фигуру с темными волосами.
 - Не волнуйтесь Хозяин, это лишь я.
 Беллатриса скользнула к нему под душ и взяла у него из рук мыло. Она была очень последовательна, пока мыла его, хотя старательно избегала некоторых отдельных частей анатомии. Сам же Гарри просто моргал, даже после всего вчерашнего такая сцена казалась ему просто сюрреалистичной, уже хотя бы потому, что ему никто никогда раньше не помогал купаться... Ну, может, мама и тетя Петунья, пока он был совсем маленьким, этого он уже не помнил. Но даже все это не помешало ему отметить одну очевидную вещь: Беллатриса была столь же голой, как и он сам.
 Закончив с мылом и мочалкой, Беллатриса нежно взяла в руки член своего Хозяина и начала массировать его. Гарри очень скоро полегчало...
 Выйдя из душа, она сперва вытерла Хозяина, прежде чем сделать тоже с собой. Очевидно, все это заняло немало времени, поскольку выйдя из ванной Гарри ясно почувствовал запах кофе.
 Спустившись вниз, они обнаружили суетящуюся у плиты Нарциссу, покуда тетя и кузен уже сидели за столом и завтракали. Пока Гарри устраивался за столом, Беллатриса шустро накрыла ему завтрак, Гарри ухмыльнулся, обнаружив, что его порция ничуть не уступает той, что получил бедняга Дадли. Тот совершенно откровенно пожирал глазами Беллу, за что немедля получил под столом пинок от Гарри. Переведя взгляд на кузена, «Большой Д» собрался было что-то сказать, но передумал. От Гарри не укрылось, что он быстро покинул кухню, проглотив существенно меньше чем обыденно.
 Сестры присоединились к Гарри и Петунье, едва Дадли отбыл. Тетушка тоже собралась, было, отчаливать, но Гарри ее окликнул. Та смерила его взглядом, но потом вернулась за стол, вопросительно глядя на племянника.
 - Тетя, мне понадобится твоя помощь, - миссис Дурсль еще только собиралась высказать, что она думает по этому поводу, когда Гарри продолжил. – Скажем так, сестры Блэк намного больше, чем просто мои охранники. Не могу подобрать подходящего слова, потому их можно назвать моей собственностью из-за заклятья, что я наложил на них. Если коротко, то они неразрывно связаны со мною и сделают абсолютно все, что я скажу...
 - Этот твой директор говорил нечто подобное вчера... – тетушка решила воздержаться от комментариев по этому поводу. – Так при чем здесь я?
 - Мне нужна твоя помощь в решении небольшой дисциплинарной проблемы. Нарцисса вчера нарушила единственное установленное мною правило, в наказание я... скажем так, отдал ее тебе в служанки на сегодняшний день.
 - И что? – приподняла брови тетушка.
 - Ну... она сделает все, что ты захочешь, не считая сексуальной стороны дела. Я понятно выразился?
 - Да, – тетя перевела взгляд на уже закончившую есть Нарциссу, и у нее на лице появилось неприятно знакомое Гарри выражение. – Пойдемте со мной, пожалуйста, - это уже было адресовано Нарциссе.
 После этого она провела блондинку наверх, Гарри и Беллатриса проводили их взглядами.
 - Хозяин, вы не знаете, что именно она собирается делать с моей сестрой?
 - Ну, есть у меня одна идейка. Судя по лицу, на нее опять напала жажда порядка и чистоты. А значит, за этим несомненно последует генеральная уборка по всему дому, не считая наших с Дадли комнат, - говоря это Гарри не мог сдержать почти садисткой улыбки. Он очень ясно представлял себе картину маслом: Нарцисса Малфой, ну или Блэк, моющая унитаз. – Уж не знаю, пустят ли в ход магию... Но в любом случае, освободятся они нескоро.
 - И она все взвалит на Цисси? – встревожено спросила Беллатриса.
 - Я не думаю, чтобы она позволила «ненормальной» все убирать, я тут с самого детства мальчик на побегушках, но в дни генеральных уборок мне давались лишь отдельные поручения. Тетушка сама желает прибирать, и столь фанатична, что пускает на это весь день и к вечеру с ног валится.
 - То есть ей просто захотелось, чтобы ей помогли? – Гарри кивнул в ответ. И тогда Беллатриса посмотрела на него откровенно голодными глазами. – Она не единственная женщина, которая нуждается в помощи Хозяин, - чтобы не понять, о какой помощи идет речь, нужно было быть либо полным идиотом, либо Гарри Поттером до событий вчерашнего дня. – Может, вы поможете мне Хозяин?
 Все что смог сделать Гарри в ответ на такой вопросик - это деревянно кивнуть головой, потому Беллатриса взяла его за руку и повела наверх. Когда они оказались в его комнате, Гарри был в силах лишь наблюдать за тем, как Беллатриса нескольким движениями избавилась от одежды. Уже устроившись на кровати, она вновь повернулась к совершенно зачарованному подростку, который так и застыл около открытой двери.
 - Что-то не так Хозяин?
 В ответ Гарри стал в свою очередь рассматривать свою обувь. Белла незамедлительно встала, подошла к нему и нежно приподняла его голову.
 - Хозяин, в чем проблема?
 - Ну... это просто, что... я никогда не... до вчерашнего дня, по крайней мере... – выдавил из себя Гарри. Беллатриса изумленно уставилась на него.
 - Вы хотите сказать, что тогда с нами в камере... было в первый раз? – Гарри угрюмо кивнул. – Хорошо тогда, если вы желаете, я могу... проинструктировать вас... насколько это возможно.
 - Я буду очень признателен.
 Беллатриса втащила его поглубже в комнату, заперла дверь, после чего вернулась на свое место на кровати.
 - Вам надлежит быть вот здесь, - игривым голосом сказала она, указывая у себя между ног. Гарри неуверенно устроился там, где было показано... – Теперь хватайте мои бедра, - едва Гарри сделал, как было сказано, она наклонилась, взяла его затвердевший член и установила его прямо перед своим влагалищем. – Теперь двигайте свои бедра вперед.
 Едва только Гарри оказался внутри нее, она разжала руку и приготовилась вновь ощутить то почти забытое чувство... Когда Гарри вошел в нее так глубоко, как это возможно, она продолжила.
 - Хорошо, двигайтесь назад, так чтобы во мне оставался лишь кончик, - Гарри проделал, как было сказано, и медленно выскользнул из нее наружу. – А теперь Хозяин, вам просто надо повторять процедуру. – И Гарри заскользил вперед и назад, около минуты все продолжалось в ужасно медленном темпе, покуда Беллатриса не взмолилась. – Быстрее Хозяин! Прошу вас быстрее!
 Гарри увеличил скорость, потом он даже проявил некоторую инициативу... И через некоторое время оба они улетели куда-то высоко. Да так, что счастливая Беллатриса как-то ухитрилась свалиться с кровати. Встревоженный Гарри глянул на нее сверху вниз.
 - Ты в порядке Белла?
 - В полном Хозяин, я думаю, это был мой самый мощный оргазм в жизни... – Гарри при этих словах приподнял брови, не зная то ли краснеть, то ли гордиться.
 Некоторое время спустя они вновь перебрались вниз, в гостиную, судя по звукам, доносящимся сверху, уборка была в разгаре... Беллатриса как раз собралась принести ее Хозяину соку из кухни, когда кто-то аппарировал прямиком в коридор, Оглушающее заклятие сорвалось с ее палочки в следующее же мгновение...
 - Это всего лишь я, - раздался голос Дамблдора. – Простите, у меня что-то не так с точностью, наверное, защита вокруг дома...
 - Какое драже вы съели после истории с Философским камнем? – Гарри решил последовать брошюре из Министерства.
 - С ушной серой, осмелюсь добавить, что с тех пор я больше не клал в рот ни единой, - ответил директор, входя в гостиную. – Что ж, рад видеть, что ты под надежной охраной.
 Беллатриса тем временем извинилась за нападение и повернулась к Гарри в ожидании своего наказания, но тот заявил, что она поступила правильно. «В конце концов, Грозный Глаз знает, что делает» - сказал себе Гарри, вспомнив покрытого шрамами, но оставшегося в живых старого мракоборца. После этого они отбыли на кухню, где Белла уже вскипятила чайник касанием палочки.
 - Итак, чем могу быть полезен, профессор?
 - Нам нужно кое-что обсудить, но сперва, - директор быстренько наложил на помещение несколько заклятий Скрытности. – Теперь можно говорить спокойно. Во-первых, мне еще не удалось поговорить с Фаджем по поводу снятия запрета на колдовство, потому, хотя в Министерстве уже знают, что теперь с тобой живут две взрослые волшебницы, тебе будет лучше пока воздержаться от волшебства. Теперь, не появилось ли у тебя новых вопросов со вчерашнего дня?
 - Да, один. Есть ли какая-то вероятность того, что это заклятье прекратит действовать?
 - Ааа, - на лице Дамблдора проступила многозначительная улыбка, и Гарри почувствовал, что краснеет. – Нет Гарри, я так не думаю. Видишь ли, в отличии того же Империуса эти чары не заставляют человека действовать против своей воли, вместо этого они кардинально меняют его взгляд на мир. За прошедшее время я не успел узнать многого, но учитывая назначение этого заклятия и требующуюся магическую мощь, я сомневаюсь, что тебе стоит беспокоиться об этом. Еще что-нибудь?
 - Пожалуй, нет, но вы мне напомнили... Белла, можно тебя? – не прошло и секунды, как Беллатриса стояла перед ним на коленях. – Помнится, вчера я забрал у тебя палочку, как же ты получила ее назад?
 - Простите Хозяин, - Беллатриса сглотнула, - но я забрала ее назад, чтобы быть в силах защитить вас...
 - Что же я могу понять твои мотивы, - медленно проговорил Гарри, чувствуя, что злится. – Тем не менее, тебе следовало спросить разрешения, а значит ты будешь наказана. Но это может пока подождать. Что-нибудь еще профессор?
 - Пожалуй, нет, я собирался идти... – после того как Гарри понимающе развел руками, старый волшебник исчез. Гарри повернулся к выходу и чуть было не врезался в Беллатрису, которая стояла в ожидании его решения.
 - Ах да, думаю, я нашел подходящее для тебя наказание. Я объявляю тебе бойкот на следующие 48 часов, никаких занятий любовью и никаких подобных расслаблений ни с кем, в том числе и собой, - лицо Беллатрисы перекосилось ужасом, и Гарри понял, что подобрал действительно страшную кару.
 - Да Хозяин, - склонила та голову.
 Некоторое время спустя, когда Белла уже занялась приготовлением обеда (Гарри был немало удивлен тем, что она умеет готовить), входная дверь открылась. Оторвавшись от созерцания отдельных частей ее фигуры, Гарри повернулся на звук. С улицы пришел изрядно вспотевший, тяжело дышащий Дадли, сейчас он с опаской смотрел на Беллу, которая уже успела взять его на прицел.
 Как выяснилось, кузен занимался бегом. Только тренировки последних двух дней помогли Гарри удержать свою челюсть на месте. Дадли, похоже, был не прочь выговориться, потому не стал отмалчиваться и рассказал суть. А суть была следующей: малютка Дадлик влюбился. Гарри сперва грешным делом подумал «Не в Беллу ли?», но кузен замахал руками в знак протеста. Нет, счастливой избранницей была девчонка из его класса, та правда была совершенно не осчастливлена таким поворотом. В результате в конце года Дадли с неделю красовался огромным фингалом, который дал неожиданно положительные результаты. Юный Дурсль вдруг прозрел и понял, что он изрядная свинья. Любовь, как известно - страшная сила, и Дадли решил исправиться, по мере своих скромных сил. Гарри должен был приметить это и раньше, но все время здесь они с Дурслями по возможности игнорировали друг друга.
 Гарри рассудил, что такие благие начинания достойны всяческой поддержки, и предложил, чтобы Беллатриса дала тому несколько уроков хороших манер и этикета, чай недаром она из аристократической семьи. Да и сам Гарри был не прочь как-нибудь присутствовать на этих уроках, пригодится. Правда, вся проблема, связанная с убеждением самой Беллатрисы была возложена плечи Дадли, справится – ему же лучше.
 Оставив их договариваться, Гарри вернулся в свою комнату, между делом генеральная уборка уже спустилась на нижний этаж. Гарри собирался заняться уроками (вот такая у него случилась прихоть), но в комнате обнаружилась вернувшаяся с охоты Букля, и он сперва решил написать письмо друзьям. Поразмыслив, он пришел к выводу, что такое в письме не опишешь, и ограничился малым:
 «Привет вам, ребята.
 Простите, что не писал, но у меня тут выдалась парочка очень необычных дней. Я не стану вдаваться в детали, но все расскажу при встрече. А может быть, до вас все дойдет иным путем.
 Гарри»
 Перечитав это, Гарри привязал послание к ноге совы. Та, ухнув на прощание, улетела. Гарри уже раскрыл книгу, когда дверь его комнаты распахнулась. Черные волосы заслонили ему лицо, и он обнаружил себя вовлеченным в страстный поцелуй. Беллатриса, похоже, успела соскучиться.
 Решимость Гарри заняться уроками подверглась серьезному испытанию, точно так же как и готовность соблюдать свой же собственный запрет. Но он выдержал. Разочарованная Белла могла лишь предложить свою помощь по части учебы, и эта самая помощь была неоценима. В течение следующих нескольких часов они переходили с Темных Искусств на Чары и Трансфигурацию и обратно... В какой-то момент Гарри совершенно случайно обнаружил, что Беллатриса устроилась у него на коленях... То ли учеба с личным учителем приносила особые плоды, то ли здесь было что-то иное, но Гарри схватывал почти на лету. Ему невольно вспомнились слова Дамблдора про то, что он может получать знания своих рабов...
 Время было к семи, когда в дверь тихонько постучали, прежде чем внутрь заглянула Нарцисса.
 - Хозяин, ваша тетя просила передать, что ужин готов.
 - Хорошо Цисси, мы сейчас спустимся.
 Ужин прошел в удивительно спокойной, а главное – мирной обстановке, возможно не последнюю роль в этом сыграло отсутствие дяди Вернона. Гарри даже начал подозревать, не наложили ли сестры Империус на его родственников – просто так, для верности. В частности Дадли, явно стараясь быть галантным, подвигал стулья дамам. После чего изо всех сил старался поддерживать приличную беседу...
 По окончании этого дня Гарри опять уснул, как убитый, не представляя, что сестры уже вовсю вынашивали замыслы...

 На следующее утро он проснулся чувствуя необычайное тепло. Он чувствовал что-то теплое и твердое у себя на груди и что-то такое же теплое, но мягкое на спине. Он открыл глаза, чтобы обнаружить россыпь светлых волос перед собой. Избавляясь от них Гарри как-то ухитрился коснуться рукой нарциссиных бедер, и не только бедер... В результате ладонь оказалась очень даже мокрой. Гарри почувствовал, как стремительно крепчает...
 - Доброе утро Хозяин, - промурлыкала Нарцисса поворачиваясь. В результате ее соски уперлись Гарри в прямо грудь. – По-моему вы готовы к небольшому утреннему упражнению...
 Покуда Гарри приподнимал брови, у него за спиной тоже началось движение...
 В общем, сестры разделили обязанности, сперва Белла, стесненная своим наказанием, «разогрела» Гарри при помощи рта, после Нарцисса приняла его внутрь себя и взялась за дело по полной...

 Альбус Дамблдор сидел у себя в офисе, он внимательно просматривал лежащие перед ним бумаги «Передача прав на владение собственностью – Персонал». Эти документы дадут Гарри легальные права на полное обладание Нарциссой и Беллатрисой, но так же сделают его ответственным за их действия.
 Пока он так сидел, в окно влетела большая, официального вида сова, приземлившись аккурат перед ним, она позволила отвязать письмо, после чего немедленно отбыла. Дамблдор глянул на конверт – так и есть, ответ из Министерства. Пробежав письмо глазами, он довольно улыбнулся и начал быстро собирать все бумаги, ведь чем быстрее Гарри получит хорошие новости, тем лучше.
 После своего прошлогоднего бегства он решил подготовить себе более практичный способ покидать свой кабинет. Для этого он создал Портал, ведущий прямо к двери Воющей Хижины, это существенно ускоряло дело... Только вот после этого он опять аппарировал не совсем туда, куда метил.
 Появившись без предупреждения прямо в спальне у Гарри, он познал новую истину.
 От одного неожиданного Оглушающего заклятья увернуться непросто, но вполне реально. От двух это уже гораздо сложнее, но, если у тебя хорошо оточенные рефлексы, можно проделать и это. Но увернуться от сразу трех Оглушающих заклятий, пущенных в тебя одновременно с трех разных точек, когда ты не ждал ничего подобного – это уже почти нереально.

 Гарри помассировал свои глаза, прежде чем вернуться к кажущемуся совершенно нереальному зрелищу: неподвижно лежащий на полу оглушенный Альбус Дамблдор. В этот раз он отреагировал вместе со своими ретивыми телохранителями, аппарация прямиком тебе в спальню напугает кого угодно.
 - Кто-нибудь, пожалуйста, разбудите директора.
 Нарцисса быстро наложила необходимое заклятие, прежде чем подойти к упавшему и вежливо помочь ему подняться.
 - Простите, профессор Дамблдор, но вы нас напугали. Сейчас, поди, прилетит сова из Министерства... – Дамблдор с улыбкой, словно бы его и не оглушали вовсе, протянул Гарри пергамент, после чего опять создал пару удобных кресел. Гарри собрался просмотреть пергамент, когда до него дошло одно немаловажное обстоятельство... – Быстро одевайтесь, вы обе!!!
 После этого Гарри скатился с кровати с противоположенной стороны от Дамблдора и принялся натягивать на себя одежду. Беллатриса и Нарцисса подскочили при звуке его голоса и поспешили повиноваться.
 - Прошу прощения за... – сконфужено начал Гарри, когда привел себя в относительный порядок.
 - О не стоит Гарри, это моя вина, что-то у меня не то с аппарацией, наверное, стоит проверить состояние защиты вокруг этого дома... Но повторяю, тебе извиняться не за что, в конце концов, появляться прямо в чужом доме – просто не вежливо... – при этих словах глаза директора засверкали с небывалой частотой.
 Гарри только успел заметить эту деталь, когда его голова вдруг просто разорвалась болью. Уже в следующее мгновение это прошло, оставив пренеприятное ощущение где-то в висках. Оглядевшись, Гарри обнаружил Дамблдора сидящего ОЧЕНЬ прямо в своем кресле. Беллатриса приставила ему палочку к затылку, а Нарцисса направила свою прямо в грудь.
 - Что произошло? – ничего более умного придумать Гарри не сумел.
 - Простите Хозяин, но вот ЭТОТ, – Цисси кивнула на директора, - только что использовал против вас Легилименцию.
 - Гарри, - оставшийся совершенно спокойным Дамблдор подал голос. – Пожалуйста, скажи этим леди убрать их палочки.
 - Профессор, - Гарри, у которого со словом «Легилименция» были связаны самые неприятные воспоминания, нахмурился. – Я бы хотел гарантию, что такое не повторится.
 Дамблдор приподнял брови, потом зажмурился словно сосредотачиваясь, а после продекламировал:
 - Я, Альбус Дамблдор, даю тоюржественную клятву не вторгаться в разум Гарри Поттера без его разрешения, - при этих словах перед грудью Дамблдора на краткие мгновения зажегся и тут же погас огонек. – Этого достаточно?
 - Да... сэр... – немало удивленный такими решительными действиями Гарри кивнул сестрам, которые не очень охотно убрали палочки.
 - Какие-нибудь вопросы Гарри? – безмятежно поинтересовался директор.
 - Нет... ничего такого в голову не приходит, - голова Гарри была занята тем, что он, похоже, теперь владеет Окклюменцией...
 - Вообще-то сэр, у меня есть несколько просьб, если можно... – тихо, почти шепотом проговорила Нарцисса, с надеждой глядя на своего Хозяина.
 - Давай Цисси, - Гарри сделал неопределенный жест.
 - Я бы хотела кое-что прикупить в Косом переулке, и ненадолго заглянуть в особняк Малфоев.
 - С твоего разрешения я могу организовать это, - Альбус Дамблдор посмотрел на Гарри.
 - А почему вы спрашиваете меня?
 - Потому что теперь они твоя собственность, Гарри. Кстати, пока я опять не забыл... – покопавшись в своей мантии, он достал два пергамента официального вида. – Эти бумаги требуются, чтобы дамы могли передать тебе полные права владения на самих себя. Все что требуется, это твоя и их подписи в соответствующих местах.
 - И что это будет конкретно означать? – Гарри не был уверен, что понял суть.
 - Фактически, это просто сделает официальным то, что уже есть. В смысле, что отныне обе эти леди твоя личная собственность, с которой ты волен поступать, как тебе вздумается. У них более не будет прав человека, их легальный статус будет очень близок к статусу домовых эльфов.
 Гарри перевел взгляд на сестер, их лица буквально светились счастьем.
 - И что вы об этом думаете?
 - О, Хозяин, пожалуйста, подпишите... – радость Беллатрисы ясно слышалась в каждом слове.
 - То есть вы действительно хотите, стать моими рабами с точки зрения закона? – кстати, само существование подобных бумаг и то, как быстро они были подготовлены, потрясло Гарри.
 - Это лишь узаконит реальное положение вещей, Хозяин.
 - Так же смею заметить, что после подтверждения этой бумаги в соответствующем отделе Министерства, Беллатриса станет свободной женщиной с точки зрения закона. Если в Министерстве захотят досадить тебе, то придется заплатить штраф, но все обвинения будут сняты...
 - Хорошо... Но пусть леди подпишут первыми.
 Гарри и глазом моргнуть не успел, а сестры уже держали в руках соответствующие бумаги, и их имена и подписи уже стояли, где надлежало. Гарри решил не спрашивать, где они достали перья. Он принял из рук Нарциссы документ и ее перо.
 - И теперь? – поинтересовался он, поставив подпись на обеих бумагах.
 - Теперь я доставлю эти документы, куда следует. Думаю, Министерство пришлет тебе приглашение для окончательного решения вопроса через пару часов. Также, наверное, надо будет организовать тебе и мисс Блэк эскорт.
 - Отлично... Думаю, сопровождение стоит поручить Тонкс, она уже отчасти в курсе происходящего.
 - Ты совершенно прав, Гарри, я все подготовлю к завтрашнему утру, если ты не против.
 - Я не против, скажем, в десять...
 - Хорошо, а если Нимфадора будет занята, кого ты предпочитаешь?
 - Ну... если не Тонкс, тогда Римуса, боюсь, кого другого мне не удастся убедить, что Беллатрису не надо немедленно хватать.
 - Очень хорошо Гарри, теперь прошу прощения, но лучше будет, если эти документы попадут по назначению, как можно быстрее, - после этого ученик и директор впервые обменялись рукопожатием, и Дамблдор отбыл.
 - Цисси, что тебе нужно в доме Малфоев? – спросил Гарри некоторое время спустя.
 - Просто несколько книг и кое-какие личные вещи Хозяин, ничего особенного.

 После завтрака все трое провели несколько часов в комнате, Гарри занимался Трансфигурацией, а сестры оказывали посильную помощь. Кроме этого они открыли большие перспективы по использованию этого искусства в схватках. Гарри живо вспомнилось сражение Волдеморта с директором.
 От этого благородного занятия Гарри отвлекло хлопанье крыльев. Легко узнаваемая министерская сова влетела комнату, приземлилась перед Гарри и протянула лапку с письмом. Беллатриса дернулась вперед, загородив письмо от Гарри, когда он собрался открыть его. Нарцисса взяла послание сама, и сова немедля отправилась восвояси. Бывшая (а может еще и нынешняя) миссис Малфой ткнула в конверт палочкой, после чего послание на мгновение засветилась белым светом, а потом все вернулась в норму.
 - Простите Хозяин, мы хотели убедиться, что послание не проклято или превращено в Портал, - с этими словами она протянула его Гарри.
 Развернув письмо, он прочел:
 «Уважаемый мистер Поттер.
 Недавно бумаги на ваше имя были переданы нам Альбусом Дамблдором на предмет передачи в ваше владение Нарциссы Малфой-Блэк и Беллатрисы Лестрейдж-Блэк. Ваше личное присутствие, а так же присутствие вышеупомянутых дам, затребовано для подтверждения этих документов и финальной стадии передачи.
 Кроме того, поскольку мисс Лестрейдж-Блэк на данный момент является разыскиваемой преступницей, то с Вас должен был быть затребован штраф в 50000 галлеонов. Тем не менее, по личному распоряжению Министра Магии, уплата была отменена.
 Когда все соответствующие бумаги будут заполнены и подтверждены, Вам будут предоставлены ваши права и обязанности как владельца этих женщин.
 Искренне ваш, Оффисиус Эзель»

 - Что ж, думаю, завтра все будет сделано, - заключил Гарри и протянул письмо Нарциссе, после чего вышел.
 Не успел он закрыть дверь, как изнутри донеслась пара криков искренней радости.
 Внизу он обнаружил Тонкс. Та сидела на стуле в кухне с выражением крайней скуки на лице...
 - Здорово, Гарри.
 - Привет... Могу поинтересоваться, что привело тебя сюда?
 - Дамблдор просил заглянуть сюда, чтобы обговорить детали завтрашней прогулки... – Тонкс с ожиданием посмотрела на Гарри. Очевидно, она была не в курсе...
 - Отлично, я только что получил письмо из Министерства, мне надо побывать там так скоро, как только можно, - Гарри решил, что не стоит лишать юную мракоборку удовольствия поразгадывать загадки...
 - Хорошо, а еще какие остановки запланированы? – как только она спросила это, Гарри ощутил уже знакомую боль в висках.
 - Не лезь, пожалуйста, мне в сознание! – завопил Гарри. Боль тут же стихла.
 - Когда ты успел научиться Окклюменции? – Тонкс выглядела совершенно ошарашенной.
 - Недавно, - Гарри чувствовал, что закипает. – Мне интересно, сколько народу успело покопаться в моем сознании, пока я не умел его защищать?!
 - Ааа-эээ... – физиономия у Тонкс была в этот момент совершенно изумительна, и Гарри почувствовал, что остывает. Жаль, фотоаппарата не было. – Извини... мне просто очень хотелось разобраться во всей...
 - Проехали, - прервал ее Гарри. – Что до маршрута, то после Министерства надо бы заглянуть в Гринготтс и вообще погулять по Косому переулку, вроде бы все... – Гарри вновь направился к лестнице, давая понять, что беседа окончена. Уже на первой ступеньке он обернулся. – Ах да, еще нужно будет навестить Малфоев.
 Выпустив эту парфянскую стрелу, Гарри быстро скрылся из виду, оставив Тонкс искать по полу свою челюсть.

 Остаток дня прошел спокойно. Обычным назвать это было никак нельзя, но никаких событий не произошло. Они почти осилили домашнее задание по зельям, вернее осилила его прежде всего Беллатриса, а Гарри внимательно слушал ее объяснения. Помогало.
 Уже вечером, в приступе вселенской лени, Гарри решил не спускаться к ужину. Вместо этого он развалился на кровати и послал Беллу вниз. При этом от него не ускользнул какой-то особый взгляд, которым обменялись сестры...
 Беллатриса надела свое платье и скрылась за дверью, а Нарцисса по-прежнему в своем любимом бикини взобралась на кровать к Гарри. Не взирая на его протесты (впрочем,весьма слабые) она быстренько избавила его от всей лишней, на ее взгляд, одежды. Когда на нем остались исключительно трусы, вернулась Белла. Глаза Гарри полезли из орбит, он даже позабыл про игривые руки Цисси, что вовсю гуляли по его телу, ибо черноволосая красавица появилась совершенно голой. Очевидно, она разделась перед самой дверью...
 Пока Гарри лежал, разинув рот (почему-то эта картина Беллы голышом подействовала на него особенно сильно), он проглядел, как ее сестра тоже избавилась от той немногой одежды, что была на ней.
 Беллатриса же водрузила тарелку супа на свежесозданный столик, после чего воспользовалась раскрытым ртом Гарри, чтобы отправить по назначению первую ложку. Тот проглотил.
 Покуда Хозяин был занят ее сестрой, Нарцисса уже свела на нет трусы, которым явно было не место на нем, после чего глубоко вздохнула и взяла в рот член своего Хозяина.
 Гарри потребовалось вся сила воли, чтобы проглотить новую ложку супа, когда Нарцисса пустила в ход язык, губы и руки, а кроме того качания головой вперед-назад... Но на долго его выдержки не хватило, и вот счастливая Нарцисса уже высвобождала его из своего наполнившегося рта. Белла тем временем споро отправляла Гарри в рот ложку за ложкой. Безо всякого чувства солидарности Нарцисса взяла в руки так и не расслабившуюся мужественность своего Хозяина и направила прямо внутрь себя... Сразу вслед за этим тарелка опустела.
 Беллатриса немедля присоединилась к своей сестре, покуда та скользила вверх и вниз по Гарриной плоти, брюнетка доставляла ему удовольствие множеством иных способов...
 Итого в этот вечер Гарри получил в общей сложности три оргазма, Цисси два, и лишь несчастная Беллатриса, помня приказ своего Хозяина, осталась ни с чем...
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава четвертая.

 Гарри медленно просыпался... просыпаться ему, надо заметить, совсем не хотелось, но довольно неприятная боль где-то в районе промежности медленно выталкивала его сладостной дремы. Открыв глаза он обнаружил, что спит между ног Нарциссы, положив голову ей прямо между грудями, Беллатриса же прижималась к нему с правого бока. Гарри попытался, было, сесть, но тут же со стоном отказался от этой идеи.
 Обе сестры немедленно проснулись. Нарцисса аккуратно помогла ему занять сидячее положение, в то время как Белла наложила Лечащее заклинание на некую часть его анатомии.
 Гарри благодарно кивнул ей, тут к нему стали возвращаться некоторые подробности его занятий прошлым вечером... Он сразу же нахмурился.
 - Белла, ты вчера намеренно ослушалась моих приказов и разделась вне этой комнаты? – та просто кивнула головой. – Цисси, где ремень?
 Беллатриса немедленно выбралась из кровати, в то время как ее сестра дотянулась до своей палочки и призвала инструмент откуда-то с пола. Гарри тоже встал, Белла же перегнулась через кровать и спустила свои трусики, которые как-то оказались на ней. Гарри взвесил ремень в руке... Оглядел предоставленные ему спину и попку, на которых еще виднелись следу прошлой экзекуции, а потом нанес первый удар.
 В этот раз Беллатриса взвизгнула, когда у нее на спине появилась новый красный след от удара...
 Сперва Гарри думал довести число следов от ремня до десяти, ибо был действительно разгневан. Было ясно, что Белла отдавала себе отчет в том, что нарушает его приказ, и что будет наказана. Но она рассудила, что это того стоит... Но с другой стороны она только что помогла ему избавиться от очень неприятного ощущения. Потому он ограничился пятью ударами.
 Зад Белластрисы был почти совершенно красным, то, что старые следы еще не зажили, делало наказание еще более болезненным. Когда Хозяин нанес ей четвертый по счету удар, она уже не смогла сдержать слез.
 - Цисси, будь добра, позаботься о завтраке, - произнес Гарри, бросая ремень обратно на пол.
 - Конечно Хозяин, - ответила та, она поспешно надела платье и вышла. Ее собственная пятая точка немного болела, наверное, из солидарности к сестре.
 Гарри уселся обратно на постель и помог Беллатрисе подняться... Она положила ему голову на плечо, после того как оба они снова легли на кровать. Время от времени она тихонько всхлипывала от боли.
 Гарри ласково поглаживал плачущую женщину, внутри у него бурлили нешуточные страсти. С одной стороны, тот Гарри, у кого было очень нелегкое детство, и кому было приятно видеть мир черно-белым, пищал что-то о том, что хороший человек не должен причинять боль другим. А с другой стороны, Гарри, который уже немало повидал и познал, почем фунт лиха, рыкал на молокососа и вел речь о том, что отныне он отвечает за сестер. И что теперь ему положено наказывать их, если они поступают неправильно... «Маленький» Гарри хотел что-то вякнуть про то, что с каких это пор правильным является то, что он приказал, но предпочел заткнуться.
 Конфликт в его душе продолжался, а Беллатриса уже успела выплакать все слезы и успокоиться. Она посмотрела на своего юного Хозяина, прекрасно понимая, что сейчас у него на душе.
 - Спасибо, что указали мне мое место Хозяин, я ослушалась вас, я нарушила единственное правило, которое вы установили. Я должна была быть наказана, - она кротко улыбнулась и вновь опустила голову ему на плечо.
 Ее слова подействовали на Гарри, его разум прекратил конфликт с самим собой и вместо этого принялся серьезно обдумывать услышанное. Тут как раз вернулась Нарцисса. Все трое позавтракали, прежде чем одеться для похода по многочисленным делам. Расположившись на кухне, они стали ждать.
 Ожидание было совсем не долгим, в дверь вежливо постучали. Рука Гарри сама нырнула в карман к палочке, Гарри ухмыльнулся собственной реакции. Если бы пришли враги, они не стали проявлять такой вежливости... Сестры не разделяли его мнения, Белла держала дверь на прицеле, пока Цисси открывала ее, палочка наизготовку. Выглянув наружу она кивнула и открыла пошире, пуская внутрь Тонкс. Та лишь иронично приподняла бровь при виде двух наставленных на нее палочек и напряженного Гарри...
 - Я гляжу, вы какие-то уж слишком нервные.
 - Достаточно нервные, чтобы оглушить директора, - ответил ей Гарри, расслабляясь.
 - Ты хочешь сказать, что вы свалили Альбуса Дамблдора? – разинула рот Тонкс.
 - Угу, он не придумал ничего лучше, чем без предупреждения аппарировать прямо ко мне в комнату.
 - Однако... – потянула Тонкс. – Ну так как, вы готовы?
 - Угу, - кивнул Гарри, поднимаясь на ноги. – Цисси, пойдем со мной. Белла, думаю, будет лучше, если ты пока подождешь. Перенесись в дом у площади Гриммо, и подожди там, по возможности вдали от посторонних глаз, а то мало ли что...
 Обе женщины кивнули, Тонкс же переводила взгляд с одного действующего лица на другое. Вся эта история никак не хотела проясняться.
 - Гарри, ты не хочешь объяснить мне, что происходит?
 - Не хотелось бы... Но не беспокойся, ты все поймешь, когда мы окажемся в Министерстве, - Гарри право же не улыбалось объяснять Тонкс историю, в которой он сам понимал далеко не все.
 - Ну хорошо, - откровенно раздосадованная Нимфадора извлекла из кармана что-то отдаленно напоминающее карандаш. – Вот портал, он доставит прямиком в здание.
 - Тонкс, одна из причин, почему я не хочу рассказывать, в том, что все это займет очень много времени, к тому же я сам не все понимаю. Но большая часть прояснится сама по себе. Хорошо Цисси, поехали.
 Нарцисса одновременно с ним коснулась портала, следом был уже знакомый рывок. Втроем они прибыли прямиком в зал с Фонтаном, где меньше месяца назад кипела схватка двух могущественных магов. С тех пор все уже успели восстановить. Статуи с теми же умильными и неправдоподобными улыбками стояли на своих местах. Дежурный взвесил их палочки, после чего они некоторое время петляли по коридорам Министерства. Гарри очень скоро совершенно потерял ориентацию, коридоры и двери были все очень похожи друг на друга, не считая вывесок. Но Тонкс явно была тут как рыба в воде.
 Наконец они остановились перед дверью, над которой красовалось: «Отдел собственности».
 - Дамблдор просил меня убедиться, чтобы ты добрался досюда, а теперь пожалуйста скажи мне, что происходит.
 - Еще пару минут, и ты поймешь, - обнадежил ее Гарри и толкнул дверь, другой рукой нащупывая в кармане полученное им письмо. Он совсем не обрадовался тому, кто ожидал его в офисе. – Привет Перси.
 - Добрый день мистер Поттер, - голос Перси просто сочился гордостью и чувством собственной важности. – Я бы попросил вас воздержаться от всех форм фамильярности в этом кабинете, я присутствую здесь как официальное лицо, и мое время дорого...
 - Что же Перси, если ты так дорожишь своим временем, так давай просто удостоверим все необходимые бумаги и закончим все это дело как можно быстрее.
 - Мистер Поттер, я вновь прошу вас обращаться ко мне либо по должности, как к Заместителю Министра, либо вы можете просто назвать меня мистер Уизли.
 - «Мистер Уизли» - это твой отец, Уэзерби, а ты потерял эту фамилию, когда отрекся от своей семьи и выставил собственную мать за дверь своей квартиры.
 - Это правда, Персиваль? Вы прогнали с порога родную мать? – дверь открылась и крайне недовольный Министр, а может, старающийся казаться таковым, вошел в кабинет.
 - Но... но... но, господин Министр...
 - Ладно, с этим я разберусь позднее, а теперь оставь нас с мистером Поттером. – Перси повесил голову и направился к выходу. – Хорошо. Теперь, мистер Поттер, Гарри... – Министр осекся, ибо взгляд, которым одарил его Мальчик–Который–Выжил, был вполне ясен.

 - Господин Министр, как уже упоминал ваш помощник, наше время очень ценно, потому давайте сразу займемся делом.
 - Вы правы мистер Поттер, - Фадж с видимым усилием подавил раздражение и кивнул другому человеку, которого Гарри и не замечал до этого.
 Человеку нельзя было дать больше двадцати пяти, его длинные русые волосы очень странно контрастировали с почти черными усиками. Он положил на стол папку с документами, и продвинул ее к Гарри.
 - Прошу вас прочесть и убедиться, что все правильно, - сказал он довольно высоким баритоном.
 Гарри пробежался глазами по бумаге. Имена, даты, места, прочее... Он затылком чувствовал, как Тонкс заглядывала ему через плечо, стремясь наконец разобраться во всем... У него в горле встал небольшой комок, когда он дошел до графы «Причина перевода», там прямо так и стояло: «Сервус секус». Через несколько секунд особенно громкий вздох у него за спиной дал понять, что Тонкс тоже добралась до этой строки... Гарри дважды все перечитал, прежде чем вернуть папку работнику отдела.
 - Все верно сэр.
 - Очень хорошо мистер Поттер, в таком случае вам нужно лишь поставить подпись вот здесь, - с этими словами клерк опять протянул документы Гарри.
 Пару секунд спустя подпись Гарри уже красовалась на надлежащем месте, и папка вновь перешла сотруднику Отдела Собственности. Тот проделал с ней какие-то манипуляции, что-то извлек, что-то добавил, после чего протянул результат Нарциссе. Следом он извлек откуда-то еще одну такую же папку.
 - Принимая в расчет нынешнее положения мисс Лестрейдж-Блэк, нетрудно понять ее отсутствие. Тем не менее, она должна быть здесь и тоже подписать документ.
 - Господин Министр, - с не очень доброй улыбкой обратился к Фаджу Гарри, вспоминая сцену в атриуме сразу после схватки. – Надеюсь, вы в праве дать свое разрешение на Портал, который бы доставил вышеупомянутую леди прямо сюда?
 - Укхм, - почти кипящий от такой наглости Фадж пошарил у себя в кармане, извлек оттуда небольшие часы и быстро наложил на них заклятие. – Пожалуйста.
 - Благодарю вас, - продолжая ухмыляться, Гарри протянул карманные часы Тонкс. – Тонкс, будь добра, доставь это по назначению. Я бы послал Цисси, но ее присутствие необходимо здесь.
 Та ухмыльнулась, похоже, с тех самых пор, как вся эта история немного прояснилась у нее было отличное настроение и направилась к выходу. Не прошло и десяти минут, как они с Беллой появились посреди комнаты.
 При виде новоприбывшей рука Фаджа сама собой рванулась к палочке, но обе сестры Блэк его опередили. Обнаружив, что на него направлены две палочки, Министр застыл, глубоко вздохнул и медленно вынул руку из кармана.
 - Прошу прощения, рефлекс.
 Гарри понимающе кивнул, но Беллатриса и Нарцисса убрали свои палочки не сразу. После этого они обе подписали нужные документы и вернули их клерку, который разглядывал все это представление с изрядным удивлением. Покачав головой, он, тщательно примерившись, поставил печать на обе бумаги и удовлетворенно кивнул.
 - Вроде бы все в порядке, мистер Поттер. Теперь о вопросе ваших прав и обязанностей в отношении этих милых дам, - при этом он беззастенчиво рассматривал попку Беллатрисы. – Ваши права, в сущности, безграничны. Эти женщины отныне ваша личная и неотъемлемая собственность. Вы в праве делать с ними абсолютно все, что вам угодно. Они могут быть проданы или сданы в аренду для получения вами прибыли. Тем не менее, ваши обязанности следует рассмотреть внимательнее. Вы ответственны за любое их действие. Если они совершат что-либо противозаконное, или нападут на кого-нибудь без должной причины, вы можете быть подвергнуты штрафу. При этом вы не можете быть арестованы за совершенные ими действия, если только они не следовали вашему прямому приказу. Есть ли у вас какие-нибудь вопросы?
 - Пока что нет, но я могу обратиться к вам в последствии, если таковые появятся. Вы не возражаете?
 - Никаких возражений, мистер Поттер, - кивнул ему клерк. – Теперь позвольте мне откланяться. Желаю вам приятного дня, теперь вы имеете полное право наслаждаться вашими... приобретениями, - хитро улыбнулся он.
 Гарри продолжал удивленно моргать, от такой прямоты со стороны работника Министерства, пока Тонкс вела всю троицу наружу.
 - Гарри можно тебя на минуточку? – окликнул их Фадж. Гарри кивнул, всем видом показывая, какое большое одолжение он оказывает Министру. – Мистер Поттер, как вы знаете, в связи с недавними событиями, все больше и больше людей требует моей отставки. Я бы хотел попросить тебя выступить в поддержку того, чтобы я сохранил мой пост...
 - Господин Министр, - холодно ответил ему Гарри. – Весь прошлый год делали мою жизнь кромешным адом, и не без успеха, надо отметить. Нужно гораздо больше, чем немного золота, чтобы я забыл об этом. Я не отвергаю ваше предложение, но мою поддержку получить будет нелегко.
 - Хорошо... – Министр сглотнул. – Просто дайте мне знать, если вам что-то понадобится.
 - Всенепременно. – Ответил ему Гарри, после чего проследовал за Тонкс.
 Весь обратный путь его обуревали разные не очень гриффиндорские замыслы, чай, у него появился неплохой рычаг давления на Министра... Но даже погруженный в свои мысли он не мог не заметить круглые глаза встречных, когда они признавали Беллатрису. Наверное, только присутствие Тонкс удерживало их от разных... резких действий. Когда они добрались до атриума, девушку прорвало.
 - Слушай Гарри, ты извращенец! – очевидно, что-то такое крутилось у нее на языке уже давно. Но волю она дала себе лишь сейчас. – Да, теперь все становится понятно, как ты вообще ухитрился?.. Беллатрису Лестрейдж... тебе... – И Тонкс откинулась на стену, сотрясаясь от смеха.
 - Как, как... никак! Если помнишь, три дня назад я на несколько часов пропал из поля зрения?
 - Ну да, и в тот же день я обнаружила на кухне твоего дома едва ли не самую разыскиваемую личность, после Ты-Знаешь-Кого.
 - Так вот, все просто, меня как-то схватили... Что-то я даже не пытался выяснить как именно, и очутился я подземелье. И Волдеморт, как всякий уважающий себя злодей, вместо того, чтобы сразу убить меня, решил сперва помучить. И отдал меня... Ну ты понимаешь...
 - Понимаю, - Тонкс озорно ему подмигнула. - Вот уж не думала, что такой хороший мальчик, как ты, знает подобные заклятия. Я о нем впервые услышала на курсах мракоборцев, а я все же не выросла среди маглов...
 - Ну... – Гарри мысленно еще раз согласился, что не стоит всем рассказывать о втором Гарри Поттере. – Именно тут и кроется самая главная загадка этой истории, скажем просто, что на меня снизошло озарение, - та несколько секунд сверлила его взглядом, но не стала ничего говорить. – Теперь я попросил тебя и Цисси аппарировать в «Дырявый котел» перед нами. Если там много народу или, того хуже, есть мракоборцы, то тут же возвращайтесь назад. И мы подумаем, куда тогда направиться. Если же все в порядке, то мы будем сразу за вами через камин.
 Обе они кивнули и исчезли с тихими хлопками, Гарри подождал около минуты, после чего шагнул камин. Белла следовала за ним по пятам.
 Выкатившись из камина в своих худших традициях, Гарри поспешил вскочить и сунул руку за палочкой. Бар был совершенно пуст, не считая владельца, который изумленно рассматривал новоприбывших. Впрочем, стоило появиться Беллатрисе, как он выхватил палочку.
 - ПОГОДИ ТОМ! – рявкнул Гарри во весь голос.
 - Она разыскиваемая преступница Гарри, - взгляд немолодого бармена не отрывался от бывшего Пожирателя Смерти.
 - А вот и нет, она уже минут десять как является моей собственностью.
 - Что? – Том наконец повернулся к Гарри. – Ты хочешь сказать, что ты получил все права на нее? Но как?
 - Сервус секус, - значительно ответил Гарри, понижая голос. Он подозревал, что собеседник ничего не поймет.
 Судя по выражению лица Тома, эти слова ему были откуда-то знакомы, но он никак не мог вспомнить, что они значат. Тонкс быстро наклонилась и что-то прошептала ему на ухо. Глаза того расширились.
 - Ты использовал это на ней?
 - На нас обеих вообще-то, - заметила Нарцисса, приподнимая голову, чтобы бармен мог видеть медальон у нее на шее.
 - Это не герб Поттеров, - в голосе Тома было отчетливо слышно веселье, и он наконец опустил палочку. – Гарри, если позволишь совет, то миссис Лестрейдж стоит спрятать свое лицо, а то дело добром не кончится.
 - Ты без сомнения прав, Том, - ответил Гарри. Они были на «ты» еще с лета перед третьим курсом. – Что мы можешь посоветовать?
 - Обычного плаща с капюшоном должно хватить, если она будет осторожна... Сейчас... - бармен открыл какой-то шкаф.
 - Спрячь так свое лицо, - обратился Гарри к Беллатрисе. – Если тебе все же узнают, то немедля аппарируй обратно на Тисовую улицу. – Та кивнула и приняла из рук владельца заведения коричневый плащ с большим капюшоном. – Спасибо Том, пожалуйста, еще четыре сливочных пива. – Гарри попытался как-то компенсировать старому другу полное отсутствие посетителей.

 Группа быстро добралась до Гринготтса. Гарри в общем-то ожидал, что по крайней мере его-то точно узнают. Но на торговой улице было совсем мало народу, и те предпочитали быстро перебегать от одного магазина к другому и не рассматривать других прохожих. Достигнув банка им пришлось отстоять в небольшой очереди. Сестры явно были не очень рады такому повороту.
 Но довольно скоро они уже достигли прилавка, и Гарри протянул гоблину свой ключ. К его немалому удивлению тот попросил его следовать за ним и повел их отнюдь не к тележкам. Вместо этого их провели в небольшой кабинет, где их уже ждал немолодой, а скорее и просто старый гоблин.
 - Приветствую, мистер Поттер, я очень рад, что вы так скоро отозвались на наше приглашение.
 - Приглашение? Какое приглашение? – не понял Гарри.
 - Согласно нашим записям четыре дня назад вам было послано приглашение на прочтение завещания лорда Сириуса Ориона Блэка.
 - Боюсь, ваши записи неверны, я не получал никаких приглашений.
 - Вы уверены? Наши письма зачарованы так, чтобы мы знали, что их открыли.
 - Я уверен, за последние дни я получил одно-единственное письмо – из Министерства Магии.
 - Интересно... – явно раздосадованный гоблин побарабанил по столу, потом нажал на какую-то кнопочку. Рядом с ним тот час появился молодой сородич. – Быстро принеси Книгу Записей.
 Юноша, если это слово подходило к гоблину, кивнул и тут же исчез, как сквозь землю провалившись. Не прошло и полминуты, как он вернулся назад, опять вынырнув из ниоткуда, и протянул старшему солидный том. После чего опять исчез.
 Старый гоблин положил книгу на стол, и принялся ее листать. Довольно скоро он нашел то, что искал.
 - Да, вот оно, - произнес он. - «Приглашение, посланное Гарри Джеймсу Поттеру на слушание завещания Сириуса Ориона Блэка. Открыто сразу по получению. Требует ответа в течение одной недели, в противном случае выполнение последний воли будет отложено до заранее обговоренной даты – день двадцатилетия сэра Поттера». Сомнений нет, мистер Поттер, ваше письмо было получено...
 - Что же сэр, я полагаю, что нам следуют заняться всем связанным с наследством немедленно, - ответил Гарри ледяным голосом. – У меня есть подозрения насчет того, кто именно пытался отсрочить день чтения.
 - Очень хорошо, мистер Поттер, - гоблин щелкнул пальцами и перед ним появился каменный кубок, похожий на Омут Памяти, и стопка бумаг. – Покойный оставил после себя сообщение, где он описывает и объясняет свои решения.
 Из чаши поднялось изображение лица Сириуса, что вызвало у Гарри острый прилив горечи и чувства вины. Тот, словно почувствовав это, начал речь с того, что рявкнул чуть ли не на весь банк, что, что бы там не произошло, Гарри в его смерти не виноват. И если даже он как-то и «приложил к этому руку», то это имело минимальное значение. Продолжил он на не менее оптимистической ноте, сообщив, что у него была какая-то особо редкая болячка, которая порой поражает чистокровных волшебников. И эта самая болезнь смертельна и неизлечима. Так что если он, Сириус, погиб в схватке, то так оно даже к лучшему, ибо его болезнь приближалась уже к завершающей стадии. А «Пламенная кровь» в финальной стадии – это очень, очень невесело.
 Обнадежив таким образом Гарри Сириус перешел к делу. Если говорить просто, то Гарри получил решительно все, а «все» - значило очень много. Владения, титулы, кольцо главы семьи и деньги, деньги, деньги... При этом Сириус просил Гарри позаботится о его друге Римусе, разобраться с Питтегрю и, если это еще не сделано, обелить его имя.
 При этих словах Гарри хлопнул себе по лбу и мысленно обругал самыми черными словами. Ну чего ему стоило тогда прихватить с собой покойного Питера?! Ведь он знал из газет, что делу Сириуса Блэка был дан ход, и обвинения бы с него скорее всего бы сняли, в результате. Но свеженький труп якобы убитого пятнадцать лет назад человека был бы очень кстати! Так нет, он об этом не просто не подумал...
 Впрочем, он конечно был несправедлив к себе, ему тогда было решительно не до этого.
 Сириус тем временем продолжал. В частности он объявил Гарри, что все подготовил для его эмансипации, то есть легально он теперь уже можно считаться совершеннолетним со всеми вытекающими последствиями, стоит лишь подписать бумажку. По словам покойного, Гарри сейчас должно было быть шестнадцать или около того, а тут, имея средства, провернуть такое дело нетрудно.
 Он засыпал Гарри советами, упомянул что-то о 50 миллионах и одном проценте, наказал Гарри бороться со злом и поставить на место всяких там... Упомянул Дамблдора без особого почтения, и закончил речь словами: «Начисти задницы и перевороши весь мир, Гарри».
 Гарри утер глаза и повернулся к гоблину, тот уже успел надергать из досье разные документы. Он первым и заговорил.
 - Прежде всего, мистер Поттер, вот бумага для вашей эмансипации. Поставьте подпись вот тут, и ваша жизнь будет исключительно в вашей власти, - Гарри внимательно прочитал документ, заставил себя спокойно все взвесить, а потом поставил подпись. – Хорошо, теперь к вопросу о проценте...
 - Извините, но боюсь, что именно эту часть сообщения я не понял, что имелось в виду под процентом и 50 миллионами? – гоблин недоуменно приподнял бровь, и из-за спины у Гарри послышалось удивленное восклицание.
 - Вы не в курсе? Хорошо, согласно пункту седьмому, пятого параграфа, второй статьи Закона о Наследовании, получатель должен передать один процент общей стоимости наследства другим лицам или учреждениям. В вашем случае эта сумма сводится 49845675 галлеонам.
 - Это все наследство? – размер полученного потряс Гарри.
 - Не сэр, 49845675 галлеонов – это один процент, который вам надлежит передать другим. Сэр?
 Гарри почувствовал, как у него закружилась голова, не подхвати его все три женщины сразу, он бы непременно упал. Ему вспомнилась награда победителю Турнира Трех Волшебников - тысяча галлеонов уже считалась очень и очень солидной суммой. Этого хватило близнецам, чтобы начать свое дело... А тут он в одночасье получил... сколько? около пяти миллиардов! То есть, от Блэков он получил баснословное богатство, плюс двух представительниц в рабство... – почему-то эта мысль крепко засела в мозгу.
 - Это почти наверняка глупый вопрос, но насколько это много? – спросил он немного придя в себя.
 - Семейство Блэков, наряду с Поттерами и Малфоями считается одним из самых богатых кланов Англии, - спокойно ответил гоблин. Гарри решил пока не углубляться в разговоры о Поттерах. – К тому же последние десять лет этот капитал оставался неиспользованным, продолжая приносить прибыль...
 - Итак, я должен раздать пятьдесят миллионов? И кому? – Гарри все еще опирался на руки Беллы и Цисси.
 - Любым лицам, предприятиям, организациям или учреждениям, если они не являются запрещенными или не разыскиваются за преступления...
 - Очень хорошо... – Гарри вдруг отчетливо вспомнилось лето перед третьим курсом, кто Уизли выиграли кучу золота – семьсот галлеонов. – В таком случае один миллион на счет Римуса Люпина, и десять на счет какой-нибудь организации, которая оказывает помощь оборотням Англии. В частности в том, что касается Волчьего Противоядия. В случае если таковой не существует, то пусть эти деньги пойдут на ее создание.
 - Очень хорошо мистер Поттер.
 - Теперь... Девять миллионов на общий счет семьи Уизли и по сто тысяч лично каждому ее представителю, плюс еще сто тысяч на счет компании «Ужастики Умников Уизли», - гоблин кивнул, Гарри мысленно сказал себе: «21». – Один миллион мисс Гермионе Грейнджер и ее родителям. Столько же мистеру Нивеллу Долгопупсу и мисс Луне Лавгуд... О! Еще два миллиона на счет журнала «Придира». – «26»... – Ну... о, один миллион присутствующей здесь мисс Нимфадоре Тонкс. – Ответом ему был еще один вскрик за спиной, Гарри у которого стремительно заканчивались знакомые, почесал затылок. – Ну пусть будет пять миллионов на счет Больницы имени Святого Мунго и столько же банку Гринготтс, - гоблин изумленно приподнял брови, очевидно такое не было в порядке вещей. Оставалось распихать еще без малого тринадцать миллионов. – По сто тысяч следующим лицам: Томасу Ватсону, владельцу бара «Дырявый Котел», мистеру Флориану Фортескью, мистеру Олливандеру и... на счет магазина «Сладкое Королевство». Три миллиона на счет Министерства Магии и все оставшееся на счет школы Чародейства и Волшебства Хогвартс. Уф... – гоблин усиленно строчил на бумаге. – Погодите! – воскликнув вдруг Гарри, в порыве хулиганского вдохновения. - Из того, что причитается Хогвартсу, передайте один кнат мистеру Альбусу Дамблдору и еще один мистеру Северусу Снейпу.
 - Очень хорошо, - ответил ему гоблин, и вновь нажал на кнопочку. Он передал явившемуся на вызов некоторое бумаги, а так же что-то прошептал на ухо. – Что-нибудь еще?
 - Да... мистер...
 - Руперт, мое человеческое имя Руперт. Это очень длинная история, - ответил он на немой вопрос Гарри.
 - Хорошо мистер Руперт, мне бы хотелось узнать, какие еще бумаги высылал мне банк, которые бы я не получил, и будет иметь место расследование произошедшего.
 - Дайте мне несколько минут, и я отвечу на ваш первый вопрос, и будьте уверены, все будет самым тщательным образом расследовано, это кроме всего прочего пятно на нашей репутации. Мы сами более чем заинтересованы в том, чтобы выяснить, как наша защита могла быть обойдена. Кстати, вы, кажется, говорили, что догадывайтесь, чьих это рук дело...
 - Да. Я не вижу, кто бы мог это сделать, кроме как мой опекун, Альбус Дамблдор.
 - Кто-то назвал мое имя? – отозвались тут же из-за двери. Директор Хогвартса вошел внутрь, его улыбка увяла, когда он увидел, какими взглядами его встречают. Гарри был готов поставить немалую долю полученного наследства, что сестры горят желанием влепить в него Авадой. – Что-то не так?
 - Именно профессор, - голос Гарри, казалось, явился прямиком из Антарктиды. – Такое впечатление, что Гринготтс выслал мне приглашение на чтение завещание Сириуса, и что это требовало от меня скорых действий. Так вот, этого приглашения я не получал, а самое интересное то, что согласно магическому учету получено и вскрыто. Вы случайно не в курсе, что это может значить?
 - Я сожалею Гарри, - медленно ответил Дамблдор, поиграв с Гарри в гляделки несколько секунд. – Да, я получил это приглашение и не переслал его тебе. Я объясню тебе свои мотивы, но не могли бы мы обсудить это в более безопасном месте?
 - Хорошо профессор... – Гарри сделал шаг тому навстречу, и хотя сам был на почти голову ниже, выглядел он довольно грозно. – Тем не менее я прибыл в Косой переулок по множеству причин и не собираюсь менять из-за вас свое расписание. Потому я бы попросил вас подождать меня в доме 12. Всего хорошего, - сейчас Гарри было в общем-то плевать, что он обращается к директору своей школы, тем не менее он не вышел за рамки дозволенного. Потом он вернулся к Руперту. – Что-нибудь еще сэр?
 - Да... есть еще несколько вопросов, которые надлежит решить. Но к сожалению они требуют рандеву, чтобы можно было успеть подготовить все бумаги для вопросов титулов и все остального... И еще одна маленькая деталь, я прошу вас подождать, все должно быть подготовлено через несколько минут. А я могу вам еще чем-нибудь помочь?
 - Да, я бы хотел сколько возможно более подробный список всего того, чем я владею.
 - Это не трудно, - щелчок пальцами, и довольно солидное досье появилось на столе. Руперт протянул его Беллатрисе. – Пожалуйста. Теперь мистер Поттер, как я уже упомянул, вам нужно будет вернуться сюда через несколько дней.
 - Три дня будет достаточно?
 - Более чем мистер Поттер.
 - Очень хорошо, еще вопрос, не могли бы вы организовать Портал, чтобы мы могли избежать стояния в очереди?
 - К сожалению, это против правил нашего банка, мистер Поттер, но это и не потребуется... – Руперт оглядел свой стол, нетерпеливо оглянулся на дверь... – Ну сколько можно?.. – Словно в ответ на это непонятно кому предназначенное высказывание у него на столе возникла что-то похожее на золотую кредитную карточку. – Наконец-то! Мистер Поттер, вы оказали нашему банку большую честь, внеся Гринготтс в список ваших друзей. В знак нашего уважения примите эту Золотую Карточку. Ее обладатель всегда будет радушно принят в наших стенах, среди прочего она даст вам право обращаться напрямую к нашим работникам, тем самым избегая очередей...
 - Ааа... – Гарри по правде говоря не все понял, но решил не уточнять. – Благодарю вас. И еще одно, есть ли какой-нибудь способ получить доступ к деньгам, без того, чтобы каждый раз ездить к сейфу? – На эту мысль его навела ассоциация с кредиткой.
 - Легко.

 В результате Гарри покинул банк с небольшим зачарованным кошельком, который черпал золото прямиком из его сейфа, так что он никогда не опустеет, если только не опустеет сейф. Ухмылка Руперта в этот момент давала понять, что такого не случится. Дамблдор проводил Гарри до выхода из Гринготтса, прежде чем поспешно аппарировать прочь, провожаемый недобрым взглядом сестер. Тонкс предпочитала помалкивать.
 - Итак, Цисси, ты хотела купить вроде бы что-то особенное?
 - Да Хозяин, мы с сестрой хотели бы зайти к Олливандеру. Палочки выбирают магов исходя из их характеров, и теперь они служат нам не так хорошо, как раньше. Думаю, будет лучше купить другие...
 - Хорошо, Белла не забудь твой плащ...
 Все вчетвером они без приключений добрались до нужного магазина и владелец вновь застал их врасплох. Впрочем, не только они были удивлены, рука торговца рванулась к палочке, как и у его предшественников, как только Беллатриса сняла капюшон. Впрочем, Гарри даже не потребовалось вмешиваться, едва выхватив свое оружие, мистер Олливандер остановился, присмотрелся к Белле повнимательнее. Несколько секунд он не сводил с нее своих странных глаз, потом перевел взгляд на ее сестру, после чего вернул палочку на место.

 - Ах, мисс Блэк, я вижу, вы обе сильно изменились со времени нашей последней встречи. Надеюсь, вы поймете и простите мою первую реакцию. Я так понимаю, вам нужны новые палочки... Посмотрим...
 Примерно полчаса спустя они покинули магазин, процесс подбора нужных палочек прошел не без эксцессов, но, в конце концов, увенчался успехом. Потом еще около часа их небольшая группа бродила по торговой улице. Они прикупили немало всего, среди прочего Тонкс порекомендовала Гарри очень удобный держатель для палочки. Хитрое приспособление на запястье позволяло в одно мгновение доставить палочку прямо в руку. Потом Тонкс создала еще один Портал, который доставил их в дом семейства Блэк.
 - Хорошо... Тонкс, пожалуйста, найди директора и пригласи его в библиотеку. Цисси, позаботься о напитках. Белла, где-то тут в доме должен быть Кикимер, найди его и приведи ко мне, после того, как отбудет Альбус. Если будет упираться, делай что хочешь, но мне он нужен, и живым.
 Все три дамы согласно кивнули, Тонкс выглядела несколько неуверенно, но тоже пошла выполнять просьбу Гарри.
 Гарри прибыл в библиотеку и обнаружил, что в ней пусто, видно Дамблдор еще не прибыл. От нечего делать он начал осматривать стеллажи, один том сразу привлек его внимание: «Сексуальная магия: «Сервус секус» и его производные», автора Инторкео Фоссора. Рядом он обнаружил еще одну заинтересовавшую его книгу: «Не пересекая линию – использование темной магии в светлых целях», некого Шарля Пена. Гарри как раз снял обе с полки, когда дверь открылась, вошла Тонкс, а следом и профессор Дамблдор, тот выглядел старше обычного.
 - Спасибо моя дорогая, я бы хотел поговорить с Гарри наедине... – Тонкс словно бы заколебалась на мгновение, но потом согласно кивнула и вышла, закрыв за собой дверь. – Итак, Гарри, интересные книги?
 - Я так думал, что вы пришли сюда объяснить, зачем мешали мне прибыть на слушание завещания... – Гарри опустился на ближайший стул.
 Дамблдор пересек комнату и опустился в кресло, тут подоспела Нарцисса, подкатив столик с чаем и бисквитами. После этого она встала у Гарри прямо за спиной, Белла то ли уже дожидалась за дверью, то ли пока ловила где-то чокнутого домовика.
 - Гарри, ты должен меня понять, я знал, как ты жаждешь нормальной жизни, потому я хотел отложить эту историю с завещанием на как можно дальше...
 - Альбус, если уж врешь, так ври хотя бы поубедительнее! Вторая попытка: почему ты не хотел, чтобы узнал о наследстве? – Гарри сейчас было все равно, что его собеседник старше его лет на сто, а то и больше.
 - Ладно, - опустил голову Дамблдор. – Я боялся, что ты возьмешь все деньги, власть, а потом вдруг решишь бросить все и скроешься с ними куда-нибудь на край света... Что ты откажешь Ордену в возможности использовать ресурсы семьи Блэк. Что власть испортит тебя так, это возможно случилось с Томом. Я... я боялся потерять контроль над ситуацией.
 - Вот! Видишь, сказать правду – это совсем не так сложно, как может казаться, - Гарри даже не пытался скрыть насмешку в своем голосе. – Теперь, я даю разрешение Ордену Феникса пользоваться этим домом, - на лице Дамблдора проступило искреннее облегчение. – Еще одно, я хочу присутствовать на следующем собрании.
 - Но Гарри...
 - Профессор, думаю я в праве поставить кое-какие условия. Мы оба знаем, кто является основной целью Тома, и вы видели, к чему привела ваша игра в молчанку год назад, – Гарри сверлил директора взглядом. – Добавлю, что, судя по всему, я овладел Окклюменцией, так что все аргументы конспирационного характера более не актуальны. У меня есть несколько вопросов, которые я бы хотел задать, и идей, которыми я бы хотел поделиться.
 - Хорошо... – директор тяжко вздохнул. – Собрание намечено на следующую неделю, я ничего могу обещать, но тебе дадут слово.
 - Благодарю, думаю это лучшее, на что я могу рассчитывать. На этом вроде бы все.
 - Тогда всего тебе хорошего Гарри, - и старый маг исчез.
 - Отлично... – Гарри сделал глоток отличного чаю, прежде чем крикнуть. – Белла? Ты тут?
 - Да Хозяин, - та немедля появилась в дверях.
 - Ну и где эта ушастая погань?
 - Одну секунду, - Беллатриса вошла внутрь и закрыла за собою дверь, Тонкс осталась снаружи. - Кикимер! – Немедленно прямо посреди комнаты появился старый эльф.
 - Что желает хозяйка?.. – истинно счастливым голосом спросил он. – Кикимер так рад принадлежать мисс Беллатрисе, а не этому щенку Поттеру... – большего он сказать не успел, ибо Белла отвесила ему хорошего пинка.
 - Не смей оскорблять моего Хозяина ничтожество! – она двумя шагами достигла улетевшего в стену эльфа и замахнулась для нового удара...
 - Белла! Хватит! – вскочил со своего места Гарри, судя по замаху, та вполне могла снести эльфу голову своим ударом. Беллатриса застыла с поднятой рукой... опустила ее...
 - Прошу прощения Хозяин, - она уже успела опуститься перед ним на колени. – Но эта жалкая тварь... каково будет мое наказание?
 Кикимер, который совсем недавно был готов до потолка скакать от счастья при мысли, что в доме его нашла Беллатриса, которую он немедленно принял за хозяйку, с трудом поднял голову. Его взгляд задержался на Гарри, потом перешел на стоявшую у него за спиной Нарциссу и наконец остановился на Белле.
 - Почему хозяйка стоит на коленях перед жалким полукровкой?.. Кикимер не понимает... – обе сестры Блэк дернулись, видимо собираясь наказать того за «жалкого полукровку», но Гарри остановил их одним жестом.
 - Кикимер, стукнись лбом об пол, - сказал он, стремясь прервать поток причитаний эльфа. Тот замолк, задрожал всем телом, а потом с силой обрушил свой лоб на пол. – Теперь тебе все ясно?
 - Нет, нет, нет... Кикимер не станет служить щенку-Поттеру, Кикимер принадлежит мисс Беллатрисе... – до эльфа еще не все дошло. Вид у него при этом настолько затравленный, что Гарри невольно стало его жалко. И решимость казнить предателя как-то сошла на нет...
 - Знаешь что? Я готов пойти тебе на встречу... Замолчи и слушай меня! – продолжавший причитать эльф смолк и стал весь внимание. – Я даже готов передать тебя Белле, - Гарри сделал широкий жест в сторону женщины. – Но с одним условием: твоим попустительством этот дом превратился почти в помойку. Если ты приведешь его в порядок, то я сделаю тебе одолжение. Ты меня понял?
 - Да... – эльф поднялся на ноги. – Да, Кикимер сделает все, чтобы стать собственностью мисс Беллатрисы, Кикимер сделает то, что приказал хозяин-Поттер... – и он исчез.
 - Да... – Гарри выразительно покрутил пальцем у виска. – Белла, ты можешь встать, я не сержусь на тебя, и, когда я передам его тебе, ты будешь вольна делать, что пожелаешь, не считая убийства.
 - Хозяин... – осторожно подала голос Нарцисса, - я не уверена, что мы имеем право владеть эльфами...
 - Так никто ж не узнает, в том числе и Кикимер, - беззаботно ответил Гарри, ему было в известной мере все равно. – Цисси, ты, кажется, хотела еще заглянуть в дом Малфоев?
 - Да Хозяин... – ответила Нарцисса, при этом они с сестрой обменялись взглядами. – Сперва я думала отправиться туда одна, но чем дальше, тем меньше мне нравится эта мысль. Поэтому я думала, не согласитесь ли вы отправиться вместе со мною?
 Гарри мысль заглянуть в этот домишко показалась довольно привлекательной, интересно же, где живут «истинно благородные волшебники». Опять же, глядишь, на Драко наткнешься, папа-то в Азкабане...
 - Почему бы и нет? Тонкс! Заходи!

 Очередной Портал, который Тонкс создала с помощью Нарциссы, доставил их прямо в холл особняка Малфоев. Стены были из мрамора, все кристально чистые... Вообще домик намного симпатичнее и светлее, чем ожидал Гарри от семьи последователей Темного Лорда. Наверное, после обиталища Блэков он судил несколько предвзято...
 Нарцисса повела их по огромной роскошной лестнице на второй этаж, в свою комнату. Едва за ними успела закрыться дверь, как Беллатриса схватила своего Хозяина за одежду и вовлекла в страстный поцелуй. Все что успел подумать Гарри, прежде чем ответить ей – «Наверное, подсознательно я хотел их трахнуть прямо в этом доме...».
 Когда они, наконец, отцепились друг от друга, Нарцисса была уже голой, а несколько обалдевшая от такого Тонкс отошла к стеночке.
 - Хозяин, срок моего наказания истекает через пять минут, могу я попросить вас о милости... сексуального характера? – Гарри, у которого в голове сейчас было пустовато, просто кивнул.
 Беллатриса поспешила раздеться, покуда Цисси делала то же самое с Гарри.
 - Сестренка, не возражаешь, если я сначала разогрею Хозяина? – спросила она, едва все трое остались без одежки.
 - Конечно сестричка, но главное должно остаться за мною...
 Нарцисса захихикала и взяла в рот быстро твердеющий пенис своего Хозяина...

 В это время на первом этаже, прямо под спальней своих родителей Драко сидел на диване и читал книжку с всякими нехорошими заклинаниями, которые он намеревался использовать на Поттере...
 Услышав, как закрылась дверь в комнату его мамы, Малфой-младший встал, намереваясь поприветствовать свою мать, обнять ее... ну и заодно поинтересоваться, где она пропадала последние несколько дней. Он уже всерьез беспокоился, не получая никаких новостей... Лишь боязнь, что он может навредить матери или Темному Лорду, мешала ему обратится в Министерство. Сейчас он чувствовал огромное облечение...
 Однако, стоило ему открыть дверь спальни, облегчение как ветром сдуло, и его сердце почти перестало биться...
 Его мать стояла на коленях на полу и сосала член стоящего перед нею Поттера. В это время его тетя Беллатриса сидела на кровати совершенно голая, запустив пальцы себе между ног, а с другой стороны комнаты стояла его кузина... – он призабыл имя дочери той изменницы своей крови – и глядела на происходящее расширенными глазами.
 - Привет Драко, - сказал Поттер, повернувшись к нему.
 Мир вокруг Драко Малфоя резко потемнел, и он без чувств рухнул на пол.

 Гарри глядел на тело своего главного школьного недруга. Ему было даже его немножко жаль...
 - Тонкс, пожалуйста, посмотри, что с ним. Если все нормально, то отнеси его обратно в его комнату.
 Тонкс осмотрела упавшего, с ним все было в порядке, скоро очнется. Она подняла тело в воздух. Нарцисса отвлеклась от своего занятия ровно на столько, чтобы объяснить племяннице, какая комната принадлежит Драко, после чего вернулась к делу.
 Юная сотрудница отдела мракоборцев доставила своего кузена по адресу и уложила на кровать, после чего вернулась. За минуту ее отсутствия изменилось немногое.
 Беллатриса все также лежала на кровати, в нетерпении запуская пальцы себе во влагалище, покуда ее сестра нежно дразнила их Хозяина. С резким вздохом Гарри схватил две охапки светлых волос и высвободил порцию спермы прямо в ждущий рот Нарциссы. Белла вся напряглась, жадно глядя на это.
 Когда Гарри закончил, он отпустил голосу Нарциссы... Та начала медленно, растягивая наслаждение, глотать то, что подарил ей Хозяин...
 - Хозяин, - промурлыкала Беллатриса, вновь вытягиваясь на кровати и выставляя свою попку. Одного ее голоса хватило, чтобы Гарри вновь затвердел. – Помните, вы обещали мне одну милость, вы все еще согласны?
 - Да...
 - Я очень давно была лишена моего главного удовольствия... Я очень люблю анальный секс.
 - Что?!
 - Трахните меня в попу Хозяин...
 Гарри почти пожалел о своем обещании, но... пожалуй, любопытство взяло свое. Он последовал инструкциям и обнаружил, что это совершенно новое и просто классное ощущение...

 По окончанию всего этого Тонкс тихо сидела в сторонке и собиралась с мыслями: «Хорошо, давайте резюмируем. Сперва тетя Белла схватила Гарри и крепко его поцеловала. В это время тетя Цисси разделась сама, а после раздела и Гарри, тетя Белла тоже разделась. Потом тетя Нарцисса сделала Гарри минет, но была временно прервана появлением своего сына. Она не обратила на своего сына большого внимания и просто убедилась, что я доставлю его в нужную комнату. Когда я вернулась, тетя Цисси как раз закончила с Гарри, и тетя Белла попросила его... ну понятно. Для Гарри это было явно в новинку, но все равно он довел тетю Беллатрису до оргазма...» - тут Тонкс густо покраснела. – «Черт! Он, наверное, просто потрясающий любовник!».

 Гарри неловко сел на кровать... Черт, это было просто великолепно...
 Беллатриса сползла с кровати и последовательно поцеловала его ноги, можно было видеть, как из нее вытекает... что-то там.
 - Спасибо вам Хозяин, это был самый насыщенный оргазм в моей жизни...
 - Хорошо... – Гарри провел рукой по волосам. – Цисси, не могла бы ты собрать все необходимо побыстрее? Что-то меня не тянет задерживаться здесь...
 Та кивнула и начала быстро собирать разложенные по комнате вещи. Гарри с Беллатрисой в это время одевались, а Тонкс витала где-то очень далеко отсюда. Гарри покачал головой: он, наверное, совсем совесть потерял, заниматься этим на глазах у... Нарцисса закончила здесь и собиралась выйти, когда...
 - Цисси, думаю, тебе стоит одеться.

 Все еще красная от смущения Нарцисса добралась до библиотеки и собрала там солидную стопочку книг, начиная с «Древние и Благородные Дома Волшебной Англии». Прочие книги были на самую различную тематику, заклинания, зелья, темная магия...
 Прежде чем вернуться к своему Хозяину Нарцисса раскрыла справочник по Волшебным семьям и пролистала его. Найдя герб семейства Поттеров: меч и волшебная палочка, скрещенные на фоне щита выкрашенного в зеленые и красные цвета, Нарцисса немедленно изменила брелок у себя на шее, чтобы он соответствовал.
 Собрав все книги, она быстренько уменьшила их и покидала в сумочку, после чего отправилась обратно.
 - Хозяин, я все собрала, мы можем отбывать, когда вам угодно.
 - Тонкс?
 Та уже успела придти в себя и извлекла из кармана заранее приготовленный Портал, тот доставил их прямиком к Гарри в комнату на Тисовой улице. После чего поспешила откланяться, за сегодняшний день она явно перебрала острых ощущений...
 Некоторое время спустя, когда они уже успели поесть, Гарри отозвал обеих сестер в свою комнату и протянул им полученную в Гринготтса папку.
 - Белла, Цисси, я хочу, чтобы вы тщательно перелопатили все это, найдите все то, что можно будет при необходимости использовать для давления на Министерство, а если потребуется, то и на Дамблдора.
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава пятая.

 Шесть дней спустя Гарри полусидел-полулежал на своей кровати, глядя в окно и слегка улыбаясь собственным мыслям. Он прокручивал в своей голове самые важные события, что произошли с ним за эти дни...
 Это не считая того случая, когда дядя Вернон то ли спросонья, то ли не протрезвев со вчерашнего дня, то ли просто в затмении, обозвал его ненормальным паршивцем... Причем не просто так, а в присутствии Цисси. Та не замедлила привести в исполнение свою давнюю угрозу, и дядюшка резко уменьшился, обзавелся длинными ушами и белой шерстью. За этим последовала сцена достойная всяких, зачастую не очень умных, комедий и фарсов: с визгом тетушка Петунья гонялась за несчастным кроликом по всему дому. Ушастый, то есть дядя Вернон, верно совсем обезумел и носился то вверх, то вниз по лестнице, уворачиваясь от рук своей супруги. Гарри довольно долгое время пассивно наблюдал за всем этим, было просто интересно, чем это кончится без его вмешательства. У Дадли же все случившееся вызвало очень однозначную реакцию, верно старые страхи пробудились, и он умчался наверх со скоростью пули, не отрывая рук от зада... Достигнув своей комнаты он захлопнул дверь и, надо думать, загородил ее шкафом. Кузен не показывал носа из своего укрытия почти до вечера, когда сам инцидент уже давно был исчерпан.
 Гарри в конце концов просто надоела вся эта какофония и мельтешение, и он пустил в ход Манящие чары... А Белла потом еще воспользовалась заклятием Забвения, ибо было совершенно очевидно, что иначе Дурсли бы точно не стали бы больше терпеть их у себя дома...
 У Нарциссы, наверное, еще не прошли следы от семи ударов ремнем...
 Гарри не сдержал усмешки при воспоминаниях об этом, но потом его мысли почему-то вернулись назад, к событиям, имевшим место сразу после интересного визита к Малфоям...

 Цисси как раз вошла в комнату, широко при этом улыбаясь, а Белла шарила по своему карману в поисках списка владений своего Хозяина, она немного переборщила, когда уменьшала эту папку.
 А Гарри тоже шарил по карманам, а потом, окончательно убедившись, что искомого в них нету, ругнулся сквозь зубы.
 - Цисси, дорогая, не могла бы ты быстренько завернуть на минутку в библиотеку дома 12 и принести книги, что я оставил там на столике?
 Улыбка Цисси стала еще шире, хотя это казалось невозможным. Она в свою очередь запустила руку в карман мантии, которую еще не успела снять. Эти поиски были гораздо короче и успешнее. Она извлекла из кармана пару предметов размером с игральную карту, короткое заклятье – и обе искомые книжки вернули свои истинные размеры.
 - Большое тебе спасибо дорогая, - тоже улыбнулся Гарри, после чего быстро чмокнул ее в щечку. К его немалому удивлению дама, которая беззастенчиво расхаживала в бикини, а то и вовсе голышом, густо покраснела.
 Тут Беллатриса с торжествующим вздохом таки нащупала миниатюрное досье, извлекла его и вернула ему истинные размеры. Сестры немедля взялись за изучение его собственности, глянув на обилие покрытых записями страниц, Гарри особенно порадовался, что есть те, кто с готовностью сделают это за него. К тому же у него были все основания полагать, что Цисси и Белла разбираются в этих делах на порядок лучше него...
 Сам же Гарри взялся за книги. Начал он с «Сексуальной магии», где его, разумеется, первым делом интересовало описание одного небезызвестного ему заклятья. Что же, тут было примерно то, что уже говорил ему Дамблдор, но нашлось и кое-что новое. Да, он мог получать знания своих новых рабов, но большая часть этой информации поступала куда-то в подсознание... Написано было довольно витиевато, но если Гарри понял правильно, то, в том что касалось, например, заклинаний, ему все же придется учиться всему «познанному». Но даваться это обучение ему будет с большой легкостью, почти как если бы он не учил что-то новое, а вспоминал нечто забытое. Примерно так же дело обстояло и со всем остальным. Кроме этого, он так же узнал, что его собственная волшебная сила должна была возрасти, ибо он получал доступ к некоторой, не очень большой, части магической энергии своих рабынь. Ну и, наконец, последнее, но очень важное: это заклятие было необратимо и считалось постоянным. Расчеты и исследования не могли дать ответа на вопрос о длительности действия этого Проклятья. Но не было известно ни единого случая, чтобы оно прекратило действовать. Оно даже переживало гибель Хозяина. В таких случаях рабы очень скоро следовали за ним. Не то, чтобы заклятие убивало их, просто у тех женщин более не оставалось смысла существования, и они зачастую просто кончали с собой. Исключением были случаи, когда Хозяин бывал убит, тогда рабы посвящали свое существование мести за своего Хозяина, это становилось для них смыслом жизни, покуда не было достигнуто...

 Да все это наводило на всякие размышления.
 Кроме того Гарри узнал, что наиболее эффективно и надежно накладывать это заклятие во время занятий сексом, а особенно - непосредственно перед оргазмом. Его собственный опыт полностью подтверждал это.
 Гарри еще полистал эту книжку, но содержащееся на других страницах заставило его покраснеть и отложить это творение в сторонку, на другой раз...

 Гарри отвлекся от созерцания Тисовой улицы и бросил взгляд на тумбочку, где лежали обе книжки. С тех пор он успел уже немало углубиться в их изучение, и мог сказать, что Инкортео Фоссор, если он действительно пользовался всем описанным в его книге, был несомненным извращенцем, подвинутым на сексуальной почве... Гарри опять покраснел, вспомнив отдельные особо примечательные детали...
 «Не пересекая линию» тоже была весьма необычная книга, автор развивал в ней мысль, что значительная часть того, что зовется «темной магией», по сути своей почти и не отличается от некоторых «светлых» заклятий. Он даже заходил еще дальше, приводя примеры, где использование Непростительных заклятий казалось не просто чем-то дозволенным, но чуть ли не единственным верным решением...
 Гарри не был полностью согласен с автором, но не мог не признать обоснованности многих его идей. Тем не менее, часто казалось, что в своем стремлении разрушить то, что он называл «малообоснованными предрассудками», автор перегибает палку...
 Безо всякой видимой причины мысли Гарри перетекли на то, что произошло три дня спустя, когда он вернулся в Гринготтс.

 Тот день начался примерно так же, как и те, что были до или после него. Гарри проснулся, чувствуя, как чей-то мягкий и очень ловкий язык старательно очерчивает контуры его члена. Он не мог не признать, что это было несравнимо приятнее пробуждения под мерзкий трезвон той адской машины, что зовется будильник.
 За день до этого прибыло послание от гоблинов, оказалось, что в прошлый раз они как-то ухитрились не обговорить час встречи, потому его приглашали к полудню. Гарри это вполне устраивало.
 Сопровождать его вновь взялась Тонкс, и Гарри ничего не имел против этого. Сначала он собирался оставить Беллатрису дома, чтобы не играть опять в прятки со всеми прохожими, но той очень не хотелось оставлять Хозяина. А когда Тонкс ее неожиданно поддержала, Гарри просто пожал плечами. В результате мисс Лестрейдж, развод еще не состоялся, вновь нарядилась в тот же самый плащ. Портал перенес их прямиком к входу в Гринготтс.
 Гарри не имел понятия о том, как использовать эту золотую карту, потому просто показал ее одному из гоблинов, что стоял на страже у ворот. Тот удивленно приподнял брови и с поклоном указал на небольшую, неприметную дверцу. Гарри вообще казалось, что раньше ее не существовало. Миновав ее, они ступили в какой-то коридорчик, намного более узкий, чем те, по которым их водили в прошлый раз.
 Почти сразу после их появления соседняя дверца тоже отворилась, и показавшийся Руперт был встречен четырьмя направленными на него волшебными палочками. Нервозность сестер была явно заразительна.
 - Прошу прощения сэр, - Гарри поспешил убрать палочку. – Как вы, вероятно, знаете, есть немало людей жаждущих моей смерти, так что я мало-помалу становлюсь параноиком.
 - О, не стоит мистер Поттер, все в порядке, - гоблин изо всех сил делал вид, что посетители ждущие, что на них нападут вот прямо сейчас – это нормально. – Как вы совершенно правильно заметили, есть те, кто желает вам смерти, и нам было бы намного тревожнее, если бы наш привилегированный клиент не принимал мер для собственной безопасности.
 Между делом они уже каким-то образом успели добраться до двери кабинета, где состоялась их беседа три дня назад. Насколько мог вспомнить Гарри, в тот раз путь был куда как длиннее.
 - Благодарю вас, если вы так считаете, то я и впредь буду делать все от меня зависящее, что обезопасить себя, - Гарри и сам не понял, зачем выдал такую замысловатую фразу, но, судя по реакции Руперта, она была более чем уместна.
 - Рад это слышать, теперь если не вы не возражаете, давайте приступим к делу, ради которого мы вас пригласили. Сперва обсудим наследство оставленное вам вашими родителями. Вам надлежало войти во владение примерно через год, когда бы вам исполнилось семнадцать, но вы уже сейчас совершеннолетни. После этого, думаю, надо будет обсудить будущее всех ваших владений...
 - В том, что касается владений Поттеров, их общая стоимость оценивается в приблизительно три миллиарда галлеонов. В силу определенных особенностей, лишь два с половиной из них подпадают под седьмой пункт. Изначально ваше наследство было крупнее, но, к сожалению, за последние годы некоторые предприятия, в которые были вложены деньги, пережили кризис или обанкротились... Но я предлагаю сначала разобраться с вопросами титулов, и уж потом вернуться к финансам.
 - Как вам будет угодно.
 - Хорошо, итак, как ваши ассистентки или вы сами могли узнать из списков, что мы вам предоставили, глава семьи Блэк получает титул барона Блэка. Тем не менее, глава клана Поттеров в давние времена был ближе к королевской семье, потому получил титул герцога. Не возможно носить два таких титула одновременно, потому, который вы предпочитаете?
 - Что ты об этом думаешь, дорогая? – повернулся Гарри к Нарциссе.
 - Герцог – это куда более высокий дворянский титул, Хозяин. И я само собой рекомендую принять его, кроме того, это тот, что переходит вам вместе с кровью, что тоже немаловажно.
 - Хорошо, - кивнул ей Гарри. – Пусть будет герцог, мистер Руперт, - Гарри не знал, было ли такое впечатление у всех прочих, но ему самому это показалась в высшей степени странным – выбирать титул.
 - Очень хорошо, мистер Поттер, теперь возвращаясь к вопросу о деньгах и вложениях, - Руперт извлек откуда-то новую папку, раза в два толще предыдущей. – Вот здесь еще более полный список ваших владений, одновременно со стороны Поттеров и Блэков. Позволю себе рекомендовать вам как можно скорее заняться ими. Я был личным финансовым советником мистера Сириуса Блэка и могу вам сказать, что с этой стороны все в порядке. Но вот в том, что касается денег и инвестиций Поттеров... В силу определенных обстоятельств Гринготтс мог лишь частично управлять этими вложениями, и это привело к тому, что на сегодняшний день большинство уже не приносят того дохода, что могли бы, а некоторые - так и вовсе убыточны. Потому я повторяю, как можно скорее займитесь этим, или обратитесь к специалисту, наш банк, разумеется, предоставляет такие услуги.
 Гарри не стал особо мудрить, он быстренько обсудил это с Цисси и Беллой, которые были с ним полностью согласны. Будет очень хорошо – говорили они – если счетом будет заниматься тот же гоблин, что и раньше. Так что польщенному Руперту была немедленно предложена должность советника, и не просто советника, а советника по части финансов...
 Тот очевидно был вполне готов к такому повороту, так как немедленно принялся сыпать советами по поводу того, что куда следует вложить, какие инвестиции уменьшить, которые увеличить... некоторые вообще следовало закрыть. Он сыпал всякими довольно специфическими терминами, показывал отчеты, таблицы, графики...
 И самое интересное, что Гарри его неплохо понимал, следовал за его мыслями... Соглашался с одним, высказывал сомнения относительно другого, говорил себе, что следует поразмыслить над третьим... Он не спрашивал себя, откуда пришли эти навыки и знания, он и так знал это, и потому просто пользовался ими, настолько, насколько это было возможно. Все-таки невозможно в одночасье овладеть всем этим, точно так же, как, наверное, нельзя полностью скопировать чьи-нибудь знания и опыт...

 Гарри потряс головой, это довольно странное ощущение – неожиданно обнаружить у себя знания и навыки, которыми сроду не владел. Но это было очень практично, не отнимешь...
 В тот день они с Рупертом, и не без советов Нарциссы, многое изменили в его финансовых делах. Он в тот же день принял большую часть предложений своего нового «того-который-дает-советы-и-следит-за-тем-чтобы-золото-иправно-прибывало»: примерно так переводилась должность Руперта с языка гоблинов. Над некоторыми другими он пообещал подумать...
 Гарри еще раз усмехнулся, ибо в результате он согласился и со всем остальным, и в итоге Букле просто пришлось лишний раз лететь в Гринготтс, чтобы доставить его согласие.
 Кроме того, еще надо было раздать 25 миллионов, Гарри особо не мудрствовал. Деньги достались оборотням, больницам, банку и школе... Плюс один миллион лично Руперту.
 Покинув банк, они еще раз прошлись по магазинам, ему хотелось немного погулять, и в результате он почти полностью обновил свой гардероб, а заодно и гардероб сестер... Особенно долго они подбирали нижнее белье, покуда Тонкс отвлекала продавщиц, чтобы те не узнали одну из своих покупательниц.
 Уже в самом конце прогулки ему бросилось в глаза то, что нигде больше не видно ни единого объявления о розыске Беллы. А ведь раньше, именно ее фотография попадалась чаще всего...
 Теперь, три дня спустя самым удивительным ему казался факт, что он вдруг оказался дворянином. И что этот титул действует в обоих мирах, как в волшебном, так и в обычном. Какого будет Дурслям узнать, что они запирали в чулане и недокармливали наследного герцога?
 Да и не только им... Насколько он понимал, титул герцога значил немало и в Магическом мире... многим, кто раньше глядел на него свысока, придется существенно пересмотреть свою точку зрения...
 Гарри откинулся на спину с широкой улыбкой на лице, теперь он вспоминал собрание Ордена...

 Дело было уже поздно вечером, очевидно, это традиция Ордена – проводить собрания поздно вечером. Наверное, чтобы все зевали и слушали невнимательно.
 Они втроем обсуждали возможное поведение различных знакомых и то, как им следует реагировать на ту или иную реакцию. Особое внимание уделялось Рону и некой сальноволосой личности. С улицы, через открытое окно донесся тихий хлопок.
 Гарри не сдержал улыбки, видя, как у обеих сестер в руках оказались палочки, и как Белла поспешила вниз удостовериться в том, что прибыла именно Тонкс, а не кто-то другой. Пару минут спустя они обе вошли в спальню Гарри, тот был уверен, что Белла не преминула задать своей племяннице целую кучу вопросов – на всякий случай.
 - Ну что Гарри, готов? – весело поинтересовалась Намфадора, извлекая из кармана брелок от ключей. Похоже, чрезмерная осторожность и подозрительность ее тетушек изрядно веселила молодую мракоборку.
 - Готов, можно двигаться, - заверил ее Гарри.
 Тонкс кинула брелок ему прямо в руки, сама же она, как и Белла, и Цисси, предпочла аппарировать. Гарри знал почему, групповой Портал засечь гораздо проще, нежели тот, что несет лишь одного человека. Они все прибыли на место одновременно.
 Гарри, у которого в этот раз возникли некоторые трудности с приземлением, еще не успел восстановить равновесие, как уже зазвучали слова приветствия...
 - Гарри как ты мог?! Поработить этих несчастных женщин! Я думала о тебе лучше!! – вопила летящая к нему Гермиона, надо заметить, красное от гнева лицо ей неплохо шло.
 «Надо будет получить право на аппарацию, эти Порталы у меня уже в печенках сидят» - подумал Гарри, поднимая взгляд на лучшую школьную подругу. К его немалому удивлению у нее за спиной обнаружился и Рон, вопреки всем ожиданиям и опасениям, он вовсе не летел впереди нее, сотрясая воздух криками о том, что «этот чертов Поттер получает от жизни просто все». Нет, он медленно шел ему навстречу, глядя при этом в пол...
 - Гарри Поттер, смотри на меня, когда я с тобой... – Гермиона завелась еще сильнее.
 - Поганые полукровки, ВОН ИЗ ЭТОГО ДОМА!!! – заглушили ее вопли покойной мисс Блэк! Очевидно, Гермиона совсем забыла по то, что надо сохранять тишину. – Изменники своей крови...
 - ХВАТИТ! – рявкнул Гарри, да так, что смолкла даже картина, Гермиона попятилась... Первым делом Гарри повернулся к нарисованной крикунье. – Ты, тупая старая карга, твой единственный сын мертв, а ты все вопишь по кровь! Теперь я владею этим домом, и терпеть тебя не намерен! Беллатриса, поручаю тебе отделаться от нее, если она отклеится сама, то скатай ее в рулончик с оставь в каком-нибудь чулане. Если нет, то уничтожь ее и стену, к которой она приклеена, если понадобиться, мне все равно!
 - Конечно Хозяин.
 - Теперь... – Гарри повернулся к стоящей с открытым ртом Гермионе и Рону, который уже добрался до них. – Гермиона, знаешь, если ты так жаждешь моей смерти, то так бы и сказала, - удовлетворенный выражением лица подруги Гарри повернулся к Рону. – Привет дружище...
 - Привет... – Рон упорно смотрел в пол. – Эээ... прости... я понимаю, что не прав, но я просто не в силах не злиться на тебя... Поговорим попозже, - и Рон Уизли мало что не убежал по коридору. Гарри проводил его взглядом...
 - Гарри... что ты такое говоришь... я никогда не желала тебе ничего плохого... – выдавила из себя Гермиона.
 - Правда? – хладнокровно, вернее стараясь казаться хладнокровным, спросил Гарри. – Но как мне иначе это понимать? Я, твой друг, по крайней мере, я так считал, попал в плен к Волдеморту. Тебе нетрудно догадаться, что меня так ожидало. Но вот: я не погиб, более того, вместо этого я выбрался оттуда живым и невредимым. И что же: вместо того, чтобы порадоваться моему новому чудесному спасению, ты на меня вопишь... – Гермиона прижала руку ко рту, и Гарри решил, что с нее хватит. – И еще, выслушай сперва мою версию случившегося, а уж потом обвиняй.
 Гермиона, видимо, немного пришла в себя, густо покраснела и кивнула в знак согласия. Гарри движением головы указал в сторону гостиной, и они в сопровождении Нарциссы покинули прихожую. У них за спинами слышались истошные вопли мамы Сириуса, которую Белла медленно выжигала со стены. Тонкс осталась с ней, очевидно желая присутствовать при кончине той, кто попортил ей немало нервов.
 Гарри устроился на своем обычном месте, Нарцисса у него за спиной, а Гермиона села в кресло напротив.
 - Прошу прощения Гарри, я правда погорячилась, пожалуйста, расскажи, что произошло.
 - Хорошо. Я совершал пробежку по Тисовой улице, когда что-то привлекло мое внимание в маленьком переулочке, что примыкал к ней. Я не знал, что там такое, и решил выяснить. Я был, в общем-то спокоен, палочка была наготове, и я был совершенно уверен, что по крайней мере один член Ордена где-то совсем рядом. Не успел я даже толком ступить в этот переулок, как меня оглушили заклятьем, вероятно со спины. Следующее, что я помню, это как очнулся в камере. Тут ко мне явился... некто. Я не могу тебе сказать, кто это был, просто потому, что не знаю. Ни я, ни профессор Дамблдор не знаем, кто это мог быть, но мы сходимся во мнении, что об этом не стоит распространяться... – Гарри жестом остановил попытку Гермионы вставить вопрос. – Так вот, этот некто сказал мне, что пришел помочь, но из-за каких-то правил, которые он сам не понимает, не может просто освободить меня. Именно тогда он и дал мне клочок бумаги, с написанным на нем заклятием. После чего он ушел, я прочел написанное, и бумага сгорела, а я вновь потерял сознание. Когда я опять очнулся, я был гол и крепко привязан к кровати. Ко мне пришли Белла с Циссой, разделись, заявив, что им дали возможность рассказывать потом всем, как они трахнули Мальчика–Который–Выжил незадолго до его смерти. Не стану вдаваться в подробности, но скажу, что в процессе я чувствовал, как моя магическая сила собирается в кулак. Теперь поставь себя на мое место: у меня не было палочки, я был связан, и в одном помещении со мною находились две опытные и опасные колдуньи. Ну мне как-то не пришло в голову ничего иного, кроме как послушать того загадочного благодетеля, который сказал, что заклятие должно помочь. И я выкрикнул это совершенно неизвестное мне заклятие, вложил все, что мог, эту единственную, дикую надежду и потерял сознание. Ну а когда я очнулся, сестры вдруг оказались несравненно дружелюбнее. Они меня освободили, а потом по моей просьбе хотели вернуть мою палочку. Только вот сразу за дверью обнаружился Питер и перерезанным горлом и моей палочкой на коленях. Судя по надписи у него над головой, это был еще один... подарок, если его можно так назвать, моего неизвестного благодетеля. После этого Цисса создала Портал, и мы перенеслись сюда. С тех пор я пытаюсь привыкнуть ко всем переменам, что произошли...
 К окончанию повествования вся краснота покинула лицо Гермионы, теперь она была совершенно бледной. Гарри прочистил горло, а в следующий миг оказался буквально закован в ее объятия. Совсем как тогда, в конце первого курса.
 - Прости меня Гарри. Я была не права... То есть ты не знал, что это за заклятие?
 - Нет... – вякнул слегка придушенный Гарри, и девушка поспешила ослабить хватку. – Я не знал.
 Опять покрасневшая Гермиона как раз отпустила Гарри, когда дверь открылась и в гостиную вошла Беллатриса.
 - Хозяин, все сделано. Она отказалась отклеиваться, все ругалась, и я просто сожгла ее, а потом закрасила место на стене.
 - Отлично Белла.
 - Спасибо Хозяин, - с этими словами Беллатриса так же заняла свое обычное место у него за спиной, слева от сестры.
 А почти следом за ней в гостиную прибыл и Рон. И вот тут-то он и выговорился. Потупив взгляд, рыжий друг признался, что когда до него дошли известия о полученном Гарри наследстве, именно эта новость стала им с Гермионой известна первой, он полдня по стенкам бегал от злости. Его просто бесила мысль об астрономической сумме, а известие о десяти миллионах, переведенных на их счет, так и просто довело его до неистовства. Будь Гарри рядом в тот день, без драки бы не обошлось. Но Гарри рядом, к счастью, не было, и Рон начал понемногу остывать, он без устали напоминал себе о том, что у Гарри жизнь совсем не сахар... А потом по Ордену начали гулять слухи о том, что Гарри подчинил своей воле двоих женщин... И тогда начавший было успокаиваться Рон взорвался с удвоенной силой...
 Гарри слушал эту исповедь с немалым удивлением, нет, он вполне ожидал, что Рон просто позеленеет от зависти. Черт возьми, Гарри был даже готов признать за ним определенное право на это. Конечно, вся эта история с порабощением принесла ему немало головной боли, но он был почти уверен, что о таком должен мечтать чуть ли не любой парень. Что его действительно удивляло – это то, что Рон сумел сдержаться, не орал и не пускал в ход кулаки.
 Все они замолкли, а потом дверь открылась вновь и показался Альбус Дамблдор.
 - Я вам не помешал?
 - О, что вы профессор, вовсе нет! – воскликнула Гермиона, которая не издала не звука за последние четверть часа.
 - Прекрасно, Гарри я бы хотел обсудить с тобой то, что ты собираешься сказать на заседании. Если ты не возражаешь...
 - Вовсе нет... Рон, Гермиона... простите, но думаю, директор предпочитает, чтобы мы поговорили наедине... – Гарри не мог сдержать легкого чувства мстительного удовлетворения, вспоминая прошлый год. Те не стали упрямиться и с кислыми минами ушли, закрыв за собою дверь. Дамблдор немедля добавил пару заклятий Скрытности.
 - Итак Гарри, могу я узнать, что именно ты хочешь сказать на собрании?
 - Ну... есть несколько вопросов, прежде всего я думал расспросить вашего шпиона о реакции Волдеморта на все случившееся. Ну и еще кое-что... Я прежде всего прошу вас позаботиться от том, чтобы мое присутствие там приняли. Я ожидаю наибольше сопротивление со стороны миссис Уизли, ну и еще, конечно, Снейпа.
 - Профессора Снейпа, Гарри.
 - Мы не в школе. Кроме того, после собрания, а может и немного раньше, не знаю, есть ли смысл мне оставаться там до конца, я бы хотел поговорить с... хорошо, учителем Снейпом с глазу на глаз.
 - Могу я узнать - о чем?
 - О наших отношениях в школе, я хочу навести его на мысль, что баланс сил поменялся. Думаю, этот разговор будет полезен для нас обоих.
 - Хорошо... – судя по всему, Дамблдор усиленно соображал, что же это за тема.
 - Теперь такой вопрос, я заметил, что за последние дни мы использовали просто огромное количество Порталов...
 - Ну, на него ответить нетрудно. В связи с возвращением Лорда Волдеморта и его публичным признанием, большая часть ограничений на создание и использование Порталов с мракоборцев была снята...
 - Понимаю, - Гарри почесал затылок, подбирая самые подходящие слова... – У меня к вам небольшая просьба. Директор кивнул в знак внимания. – Не могли бы вы побеседовать с Министром, по поводу уроков на аппарацию? Как я понял, так или иначе я это даже умею, но хорошо бы получить разрешение... А то, скажу откровенно, Порталы мне уже надоели. И вообще, умение аппарировать может быть очень полезным.
 - Понимаю Гарри, думаю, это будет нетрудно, но Корнелиус наверняка захочет что-нибудь в обмен.
 - Я знаю, передайте ему следующее: в обмен, я подзабуду прошлое и выполню его просьбу.
 - Ага... Хорошо... – Дамблдор что-то суммировал в голове, потом удовлетворенно кивнул. – Что же, в принципе уже пора, мы можем идти.
 Вчетвером они направились в столовую, пожалуй, самую большую комнату в доме. На выходе из гостиной Гарри махнул рукой Рону и Гермионе. Те проводили его взглядами. Дамблдор шел замыкающим.
 Стоило Гарри переступить порог, как к нему подскочила миссис Уизли.
 - Гарри! Как я рада тебя видеть! Боже мой, ты совсем худой... – Гарри хмыкнул, последнее время он как раз не чувствовал себя недокормленным. – Прости дорогой, но собрание Ордена вот-вот начнется... Боюсь, тебе надо будет уйти... – Она словно бы собралась просто вытолкать их.
 - Вообще-то, миссис Уизли, я здесь как раз для того, чтобы присутствовать на собрании.
 - Гарри, ты, наверное, шутишь, Орден только для взрослых. А теперь будь добр вернуться к своей домашней работе и оставить взрослым решать важные дела... – Гарри буквально вскипел, настолько грубо и беззастенчиво с ним еще не обращались.
 - Тупая, старая корова! – голос Беллатрисы был наполнен презрением. - Наш Хозяин сделал намного больше в борьбе с Темным Лордом, чем ты, рыжая дура, сможешь за всю свою жизнь!
 Молли наконец подняла взгляд на тех, кто сопровождал Гарри, очевидно до этого она автоматически считала, что это ее дети и Гермиона. Она взвизгнула так, что разбудила бы мать Сириуса, оставайся та на месте.
 - Лестрейдж! – она потянулась за палочкой, но лишь для того, чтобы попасть под заклятие Полного Паралича.
 К сожалению ее вопль сделал свое черное дело и привлек всеобщее внимание. Руки почти всех членов Ордена рванулись к палочкам, когда Дамблдор наконец подал голос.
 - СТОП! – Дамблдор широкими шагами вошел в столовую и окинул всех грозным взглядом. – Теперь, когда мисс Блэк более не на службе у Волдеморта, - серия испуганных вскриков и гримас, - ей здесь должны быть рады. Что же до Гарри, то он тут с моего ведома, у него есть несколько идей, которыми он хотел бы поделиться.
 Дамблдор сел в свое кресло во главе стола, Гарри по наглому уселся прямо напротив, а сестры не замедлили занять места у него по флангам. С перешептываниями расселись все члены Ордена, с миссис Уизли не забыли снять заклятие. Тут раздался хорошо знакомый Гарри голос, просто сочившийся презрением, Белле было у кого поучиться.
 - Альбус, ты ведь не собираешься прислушиваться ко мнению этого наглого, безмозглого и самовлюбленного мальчишки?
 - У меня встречный вопрос, Снейп, - Гарри опередил директора. – В чем твоя проблема с мною?
 - Ты совсем как твой отец, избалованный кретин, которому всегда все достается на блюдечке... – с готовностью откликнулся зельевар, но его прервал искренний, хотя и невеселый смех Гарри. Вернее, кажущийся искренним, на самом деле он его репетировал два дня подряд.
 - Предвзятые мнения, остаются предвзятыми мнениями... Знаешь, я даже тебе отвечать не стану, это будет тратой времени, - Снейп просто позеленел от такого. – Я лучше задам вам вопрос: как наш общий знакомый отреагировал на исчезновение Беллы? – закончил Гарри деловым тоном.
 - А... – Снейпа такая перемена в направлении беседы явно застала врасплох. Он кинул взгляд туда-сюда, посмотрел на Дамблдора, сглотнул, словно проглотив обиду... – Ну хорошо, Темный Лорд был очень взволнован всем произошедшим. Смерть Питтегрю, исчезновение обеих дам... Не говоря уже о твоем побеге, Поттер. Он был очень не доволен... – Снейпа всего передернуло. – Он бросил очень крупные силы, чтобы разобраться в этом. Скажу больше, он даже отрядил на это часть ресурсов, которые до этого думал использовать для проникновения в Азкабан...
 - Итак, он знает, что произошло?
 - Не могу сказать. Последние три дня меня не вызывали. Что само по себе уже необычно, ибо перед этим ОН призывал меня, бывало, два раза в день... – Снейп опять скривился.
 - Понятно, - спокойно сказал Гарри. – Итак, мое первое предложение: я собираюсь в самое ближайшее время дать интервью Пророку и рассказать о произошедшем.
 - Но... – раздалась целая серия возгласов.
 - Прежде чем возражать, выслушайте меня. Шесть дней назад я зарегистрировался в Министерстве, как официальный владелец Цисси и Беллы... – новая волна охов и ахов. – Мы все знаем, что осведомителей у... хорошо, у Того–У–Кого–Чрезвычайно–Глупое–Прозвище. Так вот, осведомителей у него хватает, и в Министерстве Магии тоже. Можно быть уверенным, что вскоре до него дойдут, а может, уже дошли известия об этом. Поэтому ничего мы не теряем. Теперь посмотрим с другой стороны: во-первых, известия об очередном успехе Мальчика–Который–Выжил наверняка благотворно повлияют на настроения в обществе. Во-вторых, будет лучше, если общественность узнает об этом от меня, а не из какого-нибудь другого источника. Тот же Темный Лорд вполне может попытаться выдать эту историю так, что представить меня в крайне невыгодном свете... Ну и наконец я надеюсь в обмен за интервью выторговать кое-что у Пророка...
 Речь Гарри встретили в молчании... Даже Снейп помалкивал. Гарри оглядел собрание.
 - Возражений, как я вижу, нет. Что же я еще думаю подождать несколько дней, прежде чем действовать, потому если возражения появятся – то я готов их выслушать. Теперь еще одно, я думаю еще дать слово Белле и Цисси. Полагаю интервью с бывшими Пожирателями, в частности повесть о том, что тебя ожидает на службе у этого психа – это отрицательно скажется на числе желающих пополнить его войско. – Гарри опять обвел взглядом окружающих. Черт, приятно, когда тебя слушают не перебивая. – И последнее: можете вы мне объяснить, почему еще никто никогда не публиковал правду о Томе Реддле?
 - Боюсь, что не понимаю тебя... – проговорил Дамблдор.
 - Как же это? На мой взгляд, известие, желательно подкрепленное фактами о том, что этот борец за чистоту крови на самом деле полукровка, сильно ударит по его репутации. Как вы считаете?
 - Аа-эээ... – Гарри мог полюбоваться на редкое в этих краях зрелище: потерявшего дар речи Альбуса Дамблдора. – Я не думаю, что многие поверят этому...
 - Так, во-первых, это не так важно, а во-вторых, главное обратится к кому надо, лично я думал о Рите Скитер, уж она-то не упустит случая раструбить о новой сенсации. И как я уже упоминал, я рассчитываю кое-что выторговать в обмен. Ну... на это, по-моему, все...
 - Вообще-то нет, Гарри... Я тоже хотел кое-что сказать... – выглядел Дамблдор сейчас в высшей мере странно. – Я хотел предложить тебе вступить в Орден Феникса...
 Гарри удивленно приподнял брови, вот уж чего он никак не ждал... Но, если подумать, то это вполне можно было понять, директор хотел одновременно подарить ему конфетку, приблизить к себе... а еще, если удастся, усилить свое влияние, которое явно пошатнулось... Гарри кинул короткий взгляд на Снейпа, но тот молчал, очевидно, еще не переварив все случившееся, а может, ему было все равно... хотя вряд ли.
 - Альбус, что ты такое говоришь?! – вместо Снейпа за дело взялась миссис Уизли, очевидно Белла не была в достаточной мере убедительна. – Гарри, хоть я и знаю тебе всего пять лет, ты мне все равно, что сын. И потому я не хочу, чтобы ты ввязывался в эту войну. В твоем возрасте надо ходить в школу и встречаться с девочками... Быть членом ордена – это чрезвычайно опасно. Ты еще слишком юн, это не твоя...
 - Миссис Уизли, - прервал ее Гарри. – Прежде всего хочу заметить, что это более чем моя война, и она уже лишила меня почти всего. Что до опасности, неужели вы считаете, что присоединение к вашему Ордену что-то для меня изменит? Я уже цель Волдеморта, я для него как бельмо на глазу, я живое доказательство того, что он не всесилен! Потому извините, но ваши доводы неубедительны. Что же до вашего вопроса, господин директор – нет, я не хочу вступать в Орден.
 Да, стоило жить уже хотя бы ради того, чтобы увидеть выражение их лиц. Дамблдор так и вовсе сидел как громом пораженный. Он явно был уверен в том, что Гарри просто с разбегу кинется в ряды Ордена...

 Гарри, лежа на своей кровати, глядел в потолок.
 Решение отказаться от членства в Ордене было принято им довольно спонтанно, до этого он не задумывался об этом. Год назад... да что там год, несколько недель назад он бы отдал все, чтобы больше не быть оттертым в сторону, чтобы кто-нибудь утолил его информационный голод... чтобы его принимали всерьез. Но с тем пор, как сестры Блэк стали его рабынями, он успел измениться, а может быть просто изменилось его собственное положение в этом мире. Теперь его уже не могли не принимать всерьез, у него в руках было немало силы, и вообще вступление в Орден вряд ли бы прибавило ему весу. Нужную информацию он бы смог получить в любом случае, уже хотя бы потому, что был владельцем Штаб Квартиры Ордена... В общем, вступи он в Орден, если бы это что и прибавило ему, так это обязательств.
 Гарри перевернулся на живот и направил свои мысли в сторону того, что произошло потом, когда он покинул собрание и пригласил Снейпа с собой, чтобы кое-что обсудить. Тот явно был недоволен, но здравый смысл подсказал ему, что будет разумнее выслушать...

 - Итак, Поттер, что тебе от меня надо? – спросил Снейп, едва они отошли немного от двери.
 - Я хотел поговорить о наших с вами отношениях, особенно в школе, профессор, - спокойно ответил Гарри, чувствуя молчаливую поддержку Беллы и Цисси, что стояли у него за спиной. – Как вы, наверное, знаете, Беллатриса и Нарцисса теперь хорошо чувствуют мои настроения и желания. И вам наверняка известно, хотя бы потому, что вы владеете Легилименцией, что на своих уроках вы, сэр, с завидной регулярностью доводите меня до белого каления, а порой до того, что я буквально желаю вам смерти. Вы понимаете, к чему я клоню? – на лице у Гарри была вежливая улыбка.
 - Это угроза?.. – почти зарычал Снейп.
 - Что вы... это просто констатация фактов и... предупреждение, - этот момент, где Снейп весь кипел от ярости, а он сам оставался спокойным, был бальзамом на душу для Гарри. – Ведь заметьте, если с вами вдруг что-нибудь случится, получится даже, что никто не виноват...
 - ЧТО?!
 - Ну да, СЭР, - Гарри сделал ударение на последнем слове. – Белла и Цисси теперь моя собственность, и я за них отвечаю, но меня не могут арестовать за их действия, если я сам не отдал им соответствующий приказ. И потому, даже сожги они вас на костре, я и под Сывороткой Правды скажу, что не давал им таких указаний. И дело ограничится штрафом... – физиономия Снейпа, у которого даже язык отнялся, была совершенно бесподобна. – Потому, чтобы нам обоим жилось спокойнее, думаю, вам стоит подумать над тем, чтобы более не доводить меня до крайности на уроках Зелий...
 - Поттер, напомню вам, что чтобы поступить на эти курсы вам нужно «Превосходно» по СОВ... И я уж не говорю вашем полном неумении...
 - Профессор, - с какой-то даже жалостью, отчего это звучало особенно унизительно, - подумайте сами. Директор наверняка заинтересован в том, чтобы я ходил на эти курсы, а в Министерстве с меня сейчас готовы пылинки сдувать... так что... Всего вам хорошего, по окончанию заседания передайте пожалуйста Тонкс, что я буду в библиотеке...

 Гарри довольно улыбнулся, большего всего он гордился именно этой беседой: так разъярить Снейпа! Жаль, Рона и Гермионы не было рядом...
 У него по спине сейчас гуляли ловкие пальцы Беллатрисы, она была ничуть не хуже, чем профессиональная массажистка.
 Да, то время, что длилось заседание Ордена, они провели в библиотеке Блэков, где обнаружилась вторая копия «Сексуальной магии». И сестры были... полны энтузиазма.
 В ту ночь, когда они уже вернулись, острое ухо бы наверное смогло расслышать женские крики экстаза...
 Гарри до сих пор не мог понять всего того, что они делали той ночью. Его взгляд вновь остановился на творении Инкортео Фоссора, ему не следовало давать ее в руки сестрам. С тех самых пор, как они ее прочли, у него не было ни минуты покоя...

 Гарри сидел за столом и читал «Не пересекая линию», а сестры, по идее, изучали список его владений. К несчастью, только Нарцисса еще продолжала мужественно заниматься порученным ей делом, а Беллатриса уже некоторое время как окончательно запуталась. Все-таки у нее не было опыта сестры в том, что касалось финансовых дел. Потому, когда она уже полностью потерялась во всех этих инвестициях, Белла принялась заглядывать через плечо Хозяину. Тем не менее, когда ей на глаза попалась «Сексуальная магия», она не смогла удержаться.
 Черноволосая красотка начала листать книгу, подмечая кое-какие заклятия, которые стоило посоветовать Гарри, покуда не наткнулась на то, которое подчинило ее и сестру их новому Хозяину. Но то, что ее особенно заинтересовало, это последующие параграфы.
 · «Поттисимус Мансипиум» - Продвинутое заклятие Рабства. Это заклятие создано для усиления эффекта Проклятия Сексуальной Рабыни. Оно позволяет Хозяину более эффективно получать зания и магическую силу своих рабынь, которые, в свою очередь, благодаря увеличенному ментальному контакту могут лучше чувствовать его желания. Побочным эффектом является то, что их зависимость от Хозяина существенно возрастает. Как их сексуальные потребности, так и просто необходимость проводить больше времени с Хозяином.
 Уже это было неплохо, но следующее заклятие просто заставило Беллу задохнуться от представившихся возможностей.
 · «Университас Мансипиум» - Заклятие Тотального Рабства. Вершина всех заклинаний сексуального порабощения. Позволяет Хозяину получить почти все знания и магическую энергию рабов. Особо мощная ментальная связь позволяет ему при желании видеть их глазами и даже говорить через них. Но оно так же требует многого от него. Организм рабынь изменяется, и впредь они способны питаться только тем, что получают от Хозяина. Пища может быть любой: от спермы, до пота, мочи и кала. Настоятельно рекомендую Хозяину жестко ограничивать применение этого заклятия, во избежание осложнений.
 Беллу всю трясло в предвкушении от предложенных перспектив. Отложив книгу она подошла к стулу, где сидел ее Хозяин и проговорила самым соблазнительным тоном, каким только могла.
 - Хозяин, я нашла новое заклятие и хотела бы, чтобы вы применили его ко мне...

 Покачав головой, Гарри в очередной раз возрадовался, что не забыл посмотреть описание предложенных чар, прежде чем пустить их в ход.
 Только прямой приказ заставил их отказаться от идеи, так или иначе убедить его пустить таки чары в ход. И даже теперь они продолжали делать тонкие и не очень намеки, такие как оставлять эту книгу на виду, на нужной им странице, или вздыхать о том, что они хотели бы лучше служить ему... У Гарри даже рука не подымалась наказать их за это...
 Сообразив, что руки Беллатрисы больше не ласкают ему спину, Гарри огляделся, спрашивая себя, не придумали ли они что-нибудь новое. К своему удивлению он увидел, что за окном уже взошла луна. Обругав себя, что потратил столько времени на воспоминания, Гарри собрался ложиться спать.
 Сестры легли каждая на свою кровать, но Гарри прекрасно знал, что утром обнаружит их утром у себя в постели, готовых к новому сеансу утренних упражнений.
 Гарри сразу лег спать голым, чтобы облегчить их задачу на завтрашнее утро. Ему было интересно, что же принесет ему новый день...
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава шестая.

 Гарри и сестры сидели в его комнате, изучая заклинания шестого курса обучения, идея явиться в этом году в Хогвартс с изрядным запасом знаний казалась Гарри сейчас не только привлекательной, но и более чем реализуемой. С помощью Беллы и Цисси, а так же, вероятно, той части их знаний, что он получил, дело спорилось...
 Было около половины десятого, сегодняшний день начался не так как обычно. Вместо уже привычного языка и губ, которые бы ласкали его мужское достоинство, Гарри был разбужен какой-то наглой совой, что влетела в открытое окно. Беллатриса уже на второй день наложила на это окно какое-то особое защитное заклятие, чтобы через него не смог проникнуть никто, кроме как раз сов.
 Подавив первое желание открутить нахалке голову, Гарри отвязал письмо и подвергнул его заклятию Проверки, которому его научила Нарцисса. Сова, которая, надо все же отдать ей должное, воздержалась от уханий, немедленно улетела.
 Из письма профессора Дамблдора нельзя было извлечь много, тот просил прощения за возможные неудобства, и настойчиво приглашал его в Хогвартс к полудню. За ним вновь должна была зайти Тонкс... Гарри оставалось только гадать, зачем было поднимать его не свет, не заря, только чтобы сообщить, что его ждут к полудню... О возможных причинах этого вызова не было ни слова... В общем – утро было подпорчено.
 Гарри и сам не мог сказать, чего это на него вдруг налетела такая мрачность, но она откуда-то явилась, и в результате у него даже не возникло желания заняться обычными утренними упражнениями...
 Ну так вот, Гарри работал над заклятиями, которые ему еще только предстояло встретить в новом учебном году, когда в дверь его комнаты негромко постучали. Появившаяся вслед за стуком Тонкс оказалась немедленно под прицелом двух палочек. Юная сотрудница отдела мракоборцев с розовыми волосами закрыла за собой дверь...
 - Всем привет.
 - Доброе утро Тонкс, - Гарри с недоумением посмотрел на свои часы, те вроде бы шли. – Что привело тебя сюда столь рано? В послании ведь говорилось о полудне, а сейчас и десяти-то нет.
 - Я знаю Гарри, - та посмотрела на него несколько необычным взглядом. – Но я хотела с тобой поговорить, а потому пришла пораньше. Надеюсь, я не помешала?
 - О, вовсе нет. – Заверил ее Гарри. – Белла, будь добра сходить вниз и принести чаю.
 Та немедленно отбыла, не забыв одеться.
 - Гарри... – Тонкс остановилась, сглотнула, видимо на что-то решаясь, - я хотела попросить тебя об одном одолжении.
 - Что именно? – Гарри развел руками, в знак того, что он более чем готов ее выслушать.
 - Гарри, я хочу кое-что сказать, и мне нужно, чтобы ты позволил мне закончить не перебивая, а после этого подумал, прежде чем ответить...
 - Э... – Гарри, которого такой подход не мог не заинтересовать, кивнул. – Я слушаю.
 - Хорошо Гарри, - начала та, после еще одного глубокого вдоха, - то, что ты сказал во время собрания Ордена, заставило меня задуматься. А еще больше я задумалась над тем, о чем ты, наверное, умолчал. Так вот... Чем больше я думаю обо всем, что с тобой произошло, тем сильнее убеждаюсь, что если кто-то и в силах победить Ты–Знаешь–Кого, то это ты. Ты побеждал его младенцем, ты выживал после встреч с ним подростком, это... это в каком-то роде твое призвание наверное. В общем... – Тонкс сделала еще один глубокий вдох, Гарри весь как-то напрягся, сейчас она скажет самое главное... – Я знаю, что ты уже применил однажды заклятие «Сервус секус», и я хочу, чтобы ты использовал его на мне.
 Тонкс закончила свою речь скороговоркой, будучи цвета исключительно сочного помидора. Наверное, она неосознанно пустила в ход свои способности метаморфа, человек не может так покраснеть. Глядела она при этом куда угодно, только не на Гарри.
 Сам же Гарри до боли сжал кулаки, силясь совладать с собой. Наверное, не без помощи Окклюменции он безжалостно подавил свой первый порыв заорать во всю глотку на девушку. Вместо этого он, больше для того, чтобы выгадать время, выдавил из себя:
 - Зачем?
 - Гарри, - медленно проговорила Тонкс, с чьих плеч явно свалился огромный груз. – Ты когда-нибудь задумывался, почему я пошла в мракоборцы? Ведь семья Блэков никогда не была... ну, ты наверное понимаешь. Скажу больше, в том что касалось большинства моих родственников у меня были большие шансы собственноручно отправить их в тюрьму, нежели получить их одобрение... Ну и... скажем прямо, учитывая мой дар, я могла найти себе другую, куда менее опасную и, вероятно, еще лучше оплачиваемую работу... Я стала мракоборцем потому... потому что я хотела сделать наш мир безопаснее. Потому что я хотела положить конец тем угрозам, что висят над ним. Надеюсь, это отвечает на твой вопрос?
 - Наверное, - Гарри, конечно, уловил, что она имела в виду, но хотел убедиться. Кроме того, все это казалось каким-то... чрезмерным. – Но я все же не совсем понимаю, почему ты хочешь, чтобы я применил это заклятие.
 - С тех пор, как я узнала обо всей этой истории, я хорошо изучила все связанное с этим проклятием. Ведь среди прочего оно позволяет тебе получать силы и знания женщины, против которой ты его применишь.
 - Спасибо, я тоже это знаю. Но в самом деле, не из-за этого же ты... Я не могу этого понять.
 - Просто прими это Гарри. Я считаю, что ты единственный, кто действительно способен одолеть Того–Кого–Нельзя–Называть, и я готова на все, чтобы помочь тебе в этом. Если мне нужно будет пожертвовать моим будущим, чтобы многие другие люди, дети имели это будущее – то я считаю, что оно того стоит.
 Гарри внимательно всмотрелся в решительное лицо Тонкс. Сейчас оно было как стальная маска. Ее слова глубоко тронули Гарри. Все эти люди магического мира... они ведь мало что делали для него, и теперь, уже уверовав в возвращение Волдеморта, большинство, похоже, просто ждало, когда он, шестнадцатилетний мальчишка их всех спасет... А Тонкс... она была действительно готова ему помочь... и отдать для этого...
 - Дора... – он сам не знал, откуда это прозвище пришло ему на ум, - ты должна понять, что потом уже не будет пути назад. Если я применю это заклинание, то исправить содеянное будет уже не возможно. Ты будешь прикована ко мне на всю жизнь.
 - Гарри... я это прекрасно понимаю, - голос Тонкс немного дрожал, пока она устраивалась на стуле. – Я знаю, что если ты сделаешь, о чем я тебя прошу, все мои приоритеты сменятся. Я знаю, что с того момента весь мой мир будет вращаться вокруг себя, И я понимаю, что моя собственная воля более не будет принадлежать мне. Я знаю все это, Гарри, и я готова пойти на это.
 - Ты все это понимаешь, - подала голос Нарцисса, пока Гарри собирался с мыслями в поисках контраргумента. – Ты понимаешь это разумом, но осознаешь ли ты все это душой?
 - Ну... наверное нет, если честно. – Тонкс встретилась взглядом со своей тетей. – Но я думаю, что никто не может быть в полной мере готов к тому, чтобы вся его жизнь была перевернута с ног на голову.
 - Хозяин, - заговорила Нарцисса через некоторое время, видимо насмотревшись в глаза племянницы. – Выбор за вами, но я бы посоветовала вам выполнить просьбу моей племянницы.
 - И почему?
 - Во-первых, хоть ее кровь и была разбавлена магловской, у нее благородные корни. Наследство семьи Блэков хорошо заметно, особенно если учесть ее магические способности, кроме того, ее способность изменять свой облик может быть чрезвычайно ценной для вас. Еще вы не так давно думали о том, чтобы обзавестись телохранителем, она подходит на эту роль как нельзя лучше. Ну а самое главное, она действительно хочет этого...
 Гарри почувствовал, что не может возразить. А если называть вещи своими именами, то у него не было никакого желания возражать. Молодая красивая девушка хотела отдать себя ему целиком и полностью, и это совершенно добровольно... Кто станет отказываться?
 - Цисси дорогая, в тебе умер великий рекламный агент. Дора, прежде чем я соглашусь применить это заклятие, нам надо будет обсудить множество деталей. Например, о твоем прикрытии, так как, скажу прямо, мне не улыбается мысль сообщать об этом. А то еще люди решат, что я просто хожу по улицам и кидаюсь «Сервус секусом» налево направо...
 Тонкс просияла, поняв, что ее желание будет исполнено, и наклонилась, чтобы поцеловать Гарри в щеку.
 - Спасибо Хозяин, - прошептала она, ее голос просто сочился медом, и Гарри почувствовал, как краснеет и возбуждается. Плохое утреннее настроение как рукой сняло.
 - Тонкс, ты пока не обязана называть меня так.
 - Я знаю, но я хочу привыкнуть к этому, - с этими словами Тонкс потянулась к застежке его ремня. – А теперь Хозяин, не желаете ли небольшой образец того, чем вы согласились обладать?
 Гарри, у которого вновь начинала кружиться голова, просто кивнул в ответ, не обратив внимания на... не совсем обычную формулировку вопроса.
 Тонкс нежно взяла Гарри за руки и потянула на себя, заставив встать с кровати. Цисси быстро подобралась сзади и стянула с него футболку, позволяя Тонкс освободить его руки и заняться застежками своего платья.
 Гарри как раз успел поправить сбившиеся очки, чтобы увидеть, как та позволила своему платью соскользнуть на пол. Зрелище, что представилось его взгляду, заставило его уже затвердевший член просто встать торчком. Под платьем у Тонкс обнаружились лишь красный лифчик и трусики такого же цвета.
 Она медленно опустилась на колени перед своим будущим Хозяином и занялась его одеждой ниже пояса. Всего через пару секунд его штаны и трусы были спущены. Тонкс облизнула свои губы, буквально пожирая голодным взглядом то, что впервые представилось ее глазам. Одним движением она приняла его себе в рот целиком...
 Она взялась за дело со всей серьезностью, усердно дразня Гарри...
 - Тонкс, если только ты не хочешь, чтобы тебе хлынуло прямо в рот, тебе стоит... – вскоре подал голос Гарри.
 Судя по реакции Тонкс, которая продолжала ласкать ртом его член, она очень даже хотела этого. Всего несколько секунд спустя горячая субстанция наполнила ей рот. Мракоборка медленно глотала сперму своего будущего Хозяина, чтобы как следует оценить ее вкус.
 Тонкс медленно встала, и положила руку Гарри на грудь. У него за спиной Нарцисса, видя, что хочет ее племянница, немедля и без шума поставила стул туда, куда следовало. Гарри, получив мягкий тычок в грудь, сел на стул, о существовании которого и не подозревал. Мракоборка приняла нужную позу, убедилась, что все там, где ему надлежит быть, после чего опустилась прямо на Гаррин член, принимая его внутрь себя... Она опускалась до тех пор, пока просто не уселась ему на колени...
 Гарри сладко застонал, когда она пустила в ход свои мышцы, чтобы еще плотнее обхватить ее мужественность своим телом. Повинуясь своему опыту, который у него уже успел накопиться, он положил одну руку ей на грудь, а другую направил туда, где их тела соединялись...
 Тонкс едва успела задать себе мысленный вопрос о том, где и когда он научился этому, а потом улетела на небеса, захватив с собой и Гарри...
 Пару минут спустя она неуверенно слезла с Гарри, повернулась к нему лицом и пробормотала:
 - Знаешь Гарри, если бы я не была уже готова отдаться тебе, то этого было бы более чем достаточно, чтобы убедить меня... – Гарри хватило самообладания, чтобы не покраснеть опять. Именно в этот миг вернулась Белла.
 - Я что-нибудь пропустила Хозяин? – поинтересовалась она, окинув взглядом окружающую действительность.
 От таких слов черноволосой красотки все расхохотались. Гарри и Тонкс оделись, после чего все отдали должное чаю. Завязалась оживленная беседа, главным образом они обсуждали и уточняли детали касательно будущего Тонкс. Среди прочего она упомянула, что и министр и Дамблдор подумывали над тем, чтобы приставить к Гарри личного телохранителя, как для того, чтобы обеспечить его безопасность, так и, наверное, с целью приглядывать за ним. И что ее кандидатура считалась одной из самых подходящих. При этом она не забыла добавить, что так-то ей не следовало говорить об этом, но поскольку очень скоро все, кроме его воли, станет для нее пустым звуком...
 Гарри, услышав об этом, расхохотался. Ну разве не иронично? Министр и директор хотят приставить к нему своего человека. И тот и другой считают Тонкс своей... А что же получается? Тонкс собирается служить ему...
 В общем они почти и не заметили, как приблизился полдень. Очередной Портал, который заставил Гарри вновь вспомнить о его желании научиться аппарировать, доставил их прямо на дорогу между Хогвартсом и Хогсмидом. Они прошествовали к воротам, Тонкс возглавляла процессию, а сестры прикрывали Хозяина слева и справа.
 Стоило им переступить порог, как откуда-то, казалось просто из ближайшего темного угла, появился Снейп в своей неизменной мантии.
 - Поттер, даже не опоздал. Я потрясен, - очевидно, он считал это вежливым приветствием. – Прошу за мной.
 Гарри предпочел ничего не отвечать, и просто проследовал вместе со всеми за развевающимся плащом. Очевидно, они направлялись в кабинет директора. Уже на подходе к горгулье они неожиданно наткнулись на Дамблдора, который направлялся туда же.
 - А Северус, вижу, ты привел их, - удовлетворенно заметил он, прежде чем повернуться к Гарри. – Гарри, ты получил мое письмо? – спросил он немного смущенно.
 - Да...
 - И, можно спросить, в каком часу?
 - В начале восьмого, - ответил Гарри. Он никак не мог взять в толк, в чем тут дело. Дамблдор явно чувствовал себя очень неловко...
 - Прошу у тебя прощения... Я написал тебе письмо рано утром, но хотел отправить позже, с расчетом, чтобы оно ненамного опередило мисс Тонкс. Но потом случилась эта история с мисс Грейнджер, и я очевидно впопыхах отправил его вместе со всем остальным...
 - Что с Гермионой?
 - Ничего страшного, у нее неожиданно проступили симптомы Волшебного гриппа – болезни неприятной, но не опасной и легко излечимой, если ее вовремя заметить. Все в порядке, это была лишь начальная стадия, и мадам Помфри уже обо всем позаботилась... я же приглашал тебя с другой целью. – Они уже поднимались по лестнице в кабинет. – Корнелиус хотел поговорить с тобой о твоих просьбах, он должен появиться через полчаса. А пока, у тебя у самого нет вопросов?
 - Ну, наверное, есть... – заметил Гарри, пока они устраивались поудобнее, Белла и Цисси вновь встали у него за спиной. – Прежде всего, как насчет всех моих предложений?
 - Конечно Гарри... мы хорошо все обдумали... и ты, вероятно, прав... – директор открыл один из ящиков своего стола и извлек оттуда несколько свитков пергамента. – Я позволил себе записать несколько советов по поводу того, о чем тебе следует упомянуть в твоем интервью, - он протянул первый свиток. – Кроме того, я изложил на бумаге все то, что мне известно об истории Тома Реддла, а так же снял копии со всех документов касающихся его пребывания в школе.
 - Спасибо, - Гарри принял все протянутые ему бумаги и передал их Нарциссе. – Теперь, профессор, - обратился он уже к Снейпу, - что слышно с той стороны?
 - Очевидно Темный Лорд до сих пор не получил достоверных данных об этой истории. До него дошли слухи, что его верную сторонницу видели в Министерстве, в твоей компании, Поттер, но это все, что ему известно.
 - Хорошо... – Гарри сделал паузу. – Я вот подумал, что будет лучше, если он узнает об этом не из газет, а от вас.
 - Что?! – за последние дни Гарри выбивал зельевара из колеи больше, чем за все эти годы.
 - Ну... вы его верный сторонник, шпион в рядах его врагов, сумели раскопать эту тайну, которую Дамблдор изо всех сил скрывал. Ну... или вроде того. После этого вас наверняка наградят... если только...
 - Если только Темный Лорд не убьет меня на месте в порыве бешенства, - закончил за него Снейп.
 - Белла считает, что такое маловероятно. И это лишь предложение, кроме того от вас будет зависеть, как преподнести это... – Гарри вложил в эти слова максимум сарказма.
 - Угхм... может ты и прав, Поттер. Пойду-подумаю, - с этими словами Снейп вылетел из кабинета.
 - Хорошо... – Гарри проводил нелюбимого учителя взглядом и вновь повернулся к директору. – Я изучил все связанное с этим Проклятием Рабства, и там сказано, что моим рабыням нужно проводить много времени со мною, а так же... регулярные половые контакты. И вы, наверное, понимаете, что спальни нельзя считать подходящими для такого рода дел.
 - Вообще говоря, Гарри, я ждал этого вопроса, - улыбнулся старый волшебник. – Все для этого готово, и никто, ни Министерство, ни даже Попечители не смогут тебе помешать. Видишь ли, в старинных «Законах Хогвартса» написанных еще Основателями была предусмотрена возможность применения «Сервус Секуса». Для тебя и твоих... дам уже подготовлено помещение, очень обширное, надо заметить. Замечу, что до тебя этого еще ни разу не случалось, но «Законом» это предусмотрено, и все бывает в первый раз... Еще что-нибудь?

 - Пожалуй, нет.
 - Хорошо, - Дамблдор парой взмахов палочки наколдовал чайник, чашки и бисквиты. – Корнелиус должен скоро быть здесь...
 Беллатриса выступила вперед, чтобы обслужить их, Тонкс же от чая отказалась. Минут десять они вели беседу ни о чем, а потом дверь открылась, и в кабинет вступил Министр, один. Дамблдор и Тонкс поднялись, приветствуя его, Гарри подумал и последовал их примеру.
 - Корнелиус, вы как раз вовремя.
 - Пунктуальность - это часть вежливости, Альбус. Мистер Поттер, рад вас видеть.
 - Да Министр, присаживайтесь, - Гарри указал на кресло, где до этого сидел Снейп.
 - Итак, мистер Поттер, расскажите поподробнее, чем именно я могу вам помочь?
 - Я, честно говоря, не понимаю, зачем потребовалась личная встреча... Я бы хотел сдать тест на аппарацию, не прямо сейчас, но ближе к концу лета. Ну и разрешение на обучение, ежели таковое требуется. Думаю Белле или Цисси вполне по силам научить меня этому...
 - Что же... это против правил, и вы еще слишком молоды, но это вполне можно организовать...
 - Со своей стороны я собираюсь в ближайшие дни дать интервью Пророку, среди прочего я намереваюсь высказаться в вашу поддержку, - продолжил Гарри. Лицо Фаджа просветлело. – Предпочитаю сказать сразу, это вовсе не будет хвала вам, но, тем не менее, я скажу, что считаю правильным, чтобы вы сохранили свой пост.
 - Хорошо... – улыбка Министра, которая только начала рождаться, тут же увяла. – Я сделаю все необходимое. Тем не менее, я бы хотел спросить, что мне сделать, что получить эту «хвалу»?
 - Не могу сказать с уверенностью... Добейтесь серьезного успеха, господин Министр, схватите какого-нибудь важного Пожирателя, и я обещаю вам мою поддержку. А то согласитесь, всем покажется странным, если я начну вас восхвалять прямо сейчас...
 - Да... наверное, вы правы, мистер Поттер. – Фадж почесал лоб. – Есть еще одно. Мы с мистером Дамблдором недавно имели беседу, и мы сошлись во мнении, что вам может потребоваться дополнительная охрана. Никто не спорит, что мисс Блэк способны защитить вас, но думается мне, что профессиональный телохранитель, из числа мракоборцев Министерства, будет совсем нелишним.
 - Вы вероятно правы, господин Министр, - Гарри подавил желание усмехнуться. – И что вы предлагаете?
 - Мисс Тонкс, - Фадж сделал жест в сторону навострившей уши Доры. – Уже неоднократно сопровождала вас всякий раз, как вы покидали свой дом. Я предлагаю, чтобы она стала вашим постоянным телохранителем, вплоть до того, чтобы жила вместе с вами...
 - А Тонкс не возражает?.. – осторожно спросил Гарри, подавляя нарастающее веселье, все шло само собой.
 - Я уже взял на себя смелость поговорить с ней, и она высказывалась положительно. Впрочем... мисс Тонкс, как вы смотрите на мое предложение?
 - Скажем просто, что я согласна, Министр. Я буду рада защищать Гарри. – Немедленно откликнулась Тонкс.
 - Хорошо, в таком случае я тоже согласен.
 - Вот и отлично! – вставил Дамблдор, явно довольный.
 - Да, - согласился Фадж, - в таком случае Нимфадора, можете считать, что вы уже на посту. Необходимый указ будет подписан в течение часа. Что же... если это все, то я возвращаюсь в Министерство.
 Тонкс явно не решилась на то, чтобы грозно сверкнуть взглядом на Министра за использование ее нелюбимого имени. Они раскланялись с Фаджем, после чего он направился к выходу, и в дверях чуть было не столкнулся с мадам Помфри. Взаимно изменившись, они разошлись.
 - Поппи?
 - Все в порядке Альбус, я закончила с мисс Грейнджер. Болезнь не успела развиться, и это было делом нескольких минут. Думаю, девочка может отправляться домой... – Гарри приподнял брови, вовсе не в обычаях немного помешанной на своей работе медсестры так скоро выпускать пациентов...
 - Прекрасные новости... только вот... – Дамблдор на пару секунд задумался, а потом повернулся к Гарри. – Мальчик мой, мы вроде бы все обсудили, теперь можно попросить тебя о небольшой услуге?
 - Какой именно?
 - Видишь ли... я не знаю, кого послать проводить мисс Грейнджер. И сам я сейчас, боюсь, сильно занят... Если тебе не трудно, не мог бы доставить ее домой? Нимфадора уже бывала там однажды и сможет создать Портал... Если тебя не затруднит...
 - Да что вы профессор! Никаких проблем...

 Гермиону они нашли на выходе из Больничного Крыла, девочка слонялась из стороны в сторону, ожидая, когда за ней придут. То, что провожать ее будет Гарри, ее немало удивило, но и обрадовало... По пути к выходу из замка они сошлись во мнении, что мистера и миссис Грейнджер не стоит шокировать рассказами о рабстве, и потому для них Белла и Цисси – его личная охрана, так же как и Тонкс. Кроме того, было решено плюнуть на Портал, и воспользоваться старым добрым «Ночным Рыцарем». Это была просьба Тонкс, потому что, во-первых, даже теперь, со всеми послаблениями, каждый Портал требовал заполнения особой бумаги, а во-вторых, не стоило привлекать чье-либо внимание к дому родителей Гермионы. Дамблдор позаботился о том, чтобы наложить на дома всех маглорожденных учеников кое-какие защитные чары, незаметные со стороны. И лучше было не портить это очень заметным Порталом на пятерых. Белле вновь потребовался плащ с капюшоном.
 - Всем привет! Куда везти?! – вечно жизнерадостный Стен распахнул дверь появившегося с привычным грохотом автобуса.
 Гермиона назвала адрес, Гарри заплатил, после чего мертвой хваткой вцепился в ближайший поручень, предпочитая не садиться. Хотя это было чертовски заманчиво, похоже, они были единственными пассажирами. Поэтому поездка не продлилась, пара жутких толчков, от которых менее опытная Гермиона, которую соблазнила возможность присесть, улетела вместе со своим креслом куда-то назад...
 Путешествие длилось меньше минуты, и вот они уже остановились на тихой улочке, очень похожей на Тисовую. Вся компания, в том числе не совсем твердо стоящая на ногах Гермиона сгрузилась, и «Ночной Рыцарь» укатил. При этом он произвел столько шума, что казалось, сюда сейчас нагрянет вся полиция окрестностей, подозревая взрыв. Но все было спокойно, маглы действительно его не замечали. Хотя не совсем, дверь дома прямо перед ними открылась, и на пороге появилась женщина, которую Гарри помнил с лета перед вторым курсом.
 - Гермиона, детка! – воскликнула миссис Грейнджер. – Как ты?! Мы так беспокоились...
 - Все отлично мама! Это действительно было волшебным заболеванием, но поскольку его вычислили в самой начальной стадии, то излечить это было делом нескольких минут...
 - Ты уверена? Знаешь, ведь ты так кашляла, у тебя была температура...
 - Я тебе говорю, что все хорошо, мам. Не волнуйся, я чувствую себя отлично.
 - Да... – женщина крепко обняла дочь. После чего повернулась к остальным, к остальным...
 После короткого знакомства, где Джейн Грейнджер выразила вполне понятное удивление от факта, что к шестнадцатилетнему парню приставили трех телохранителей. Тем более «таких» телохранителей. Подоспевший мистер Густав Грейнджер был с нею, без сомнения, согласен. После знакомства их всех пригласили внутрь на чашку чая, для Гарри это был уже третий чай за сегодняшний день, но он посчитал невежливым отказаться. Кроме того, ему хотелось побывать в доме маглов не столь помешанных, как его родственники.
 Что же, увиденное его не разочаровало... Пока Джейн хлопотала на кухне, Гермиона с отцом взялись показать гостям дом. Это, а особенно показанные ему семейные фотографии, вдруг вызвали у Гарри острый приступ чувства собственной обделенности...
 Потом они все семеро сидели за столом, родители Гермионы, будучи врачами, с большим интересом расспрашивали гостей прежде всего о магической медицине. Услышав о сращивании костей за минуты и о «Костеросте» они были глубоко потрясены. Гарри же поделился с ними тем, что волшебники почитают врачей-маглов маньяками, которые просто любят кромсать людей... Пока они все смеялись, Гарри случайным образом кинул взгляд в окно...
 - Ложись! – Гарри сцапал ближайшую к нему голову, и нырнул вместе с Гермионой под стол.
 Очевидно, было в его голосе что-то такое, что его послушались не только Белла и Цисси. Оказавшись на полу Гарри, и не только он один, уже выхватывал свою палочку... и именно в этот миг входная дверь слетела с петель.
 Через порог шагнул человек в черной мантии и белой маске, палочку он почти что опустил, явно не рассчитывая на какое-либо сопротивление. И совершенно зря. Получив сразу четыре различных заклятия, он немедленно улетел обратно за дверь, опрокинув того, что шел сразу за ним. Его товарищи, что оставались на улице приняли это как знак того, что в доме есть маги, и что они готовы отбиваться. Сделав это нехитрое умозаключение, Пожиратели ответили тем же...
 Тонкс схватила Густава за волосы, когда он приподнять голову, что понять, что твориться. Как раз вовремя, в тот самый миг, когда она вдавила его обратно в пол, зеленый смертоносный луч пролетел именно там, где только что была его голова.
 Гарри раз за разом посылал заклятия в дверной проем, просто на всякий случай, если кому-то придет голову поиграть в героя.
 Окно, в котором он до этого увидел незваных гостей, вдруг разлетелось множеством осколков, за ним показался еще один Пожиратель Смерти... Беллатриса ни секунды не колебалась и выкрикнула:
 - Секо! – режущее заклятье попало в цель, маску и лицо под ней рассекло. Можно было еще увидеть брызнувшую кровь, прежде чем раненный в голову человек упал.
 - Дора, скорее, нам нужен Портал! – яростно прошипел Гарри. – Ступефай! – еще один Пожиратель заглянул в окно и немедленно получил Оглушающее заклятие. А следом и второе – Гермиона не отставала.
 Тонкс поспешно схватила со стола первый попавшийся предмет, оказавшийся впоследствии тарелкой, и наложила на него заклятие. Тем временем новый Пожиратель попробовал другое окно, но Нарцисса запустила в него так и не остывшим чайником... Судя по воплям, результат был неплохой.
 - Все, хватайтесь! – выкрикнула Тонкс, закончив с подготовкой.
 Все так и сделали, Гарри, прежде чем коснуться Портала, выпустил одно милое заклятие, о котором недавно вычитал в «Не пересекая линию», в мага, что как раз появился в дверях...
 Знакомый рывок, и вот они уже все кучей приземлились на пол дома Блэков. Гарри каким-то образом оказался под мистером Грейнджер, и ему потребовалось секунд десять, чтобы выбраться из-под мужчины вовсе не отличавшегося худобой. «Слава богу, что не как дядя Вернон, а то бы вообще раздавил...» - подумал Гарри, которому капитально сбило дыхание.
 - Эй!.. – крикнул он. – Есть тут кто?
 - Гарри?! – не прошло и десяти секунд, как в прихожую вбежал Римус с палочкой в руке. – Что случилось?
 - Пожиратели Смерти напали на дом Гермионы.
 - Ага... – тот опустил палочку. – Ну, думаю подкрепление уже в пути. Пойдемте на кухню... – тут приметил двоих незнакомых. – А, вы, наверное, родители Гермионы. Римус Люпин, член Ордена Феникса, к вашим услугам...
 Они только перебрались на кухню и начали разговор, когда раздался хлопок, и Альбусу Дамблдору еще раз напомнили, чем чревата аппарация туда, где тебя не ждут.
 - Цисси, пожалуйста, разбуди его... – Гарри почесал себе лоб, пока потрясенный Римус переводил взгляд с одного действующего лица на другое.
 - Хорошо Гарри, - Дамблдор сел, как только Цисси наложила контрзаклятие, - в будущем я всегда буду появляться перед домом, а не внутри. Вновь хвалю тебя за отличную и своевременную реакцию.
 - Гарри... как ты посмел? Оглушить Альбуса... – наконец выдавил из себя Римус. Гермиона пока что пребывала в ауте.
 - Спокойнее, друг мой, - ответил ему старый маг, - Гарри поступил правильно. А теперь, мисс Грейнджер, можно спросить вас, почему я перехватил письмо направленное вам из Отдела Злоупотребления Магией?
 - Профессор, - подал голос Гарри. – На дом Гермионы напали Пожиратели, один даже проник внутрь, я даже не попытаюсь сказать, какими именно заклятиями мы его встретили. Пострадало и несколько других.
 - А... ладно, думаю, мракоборцы уже на месте.
 - Чем думать, может лучше пойти убедиться?! – повысил голос Гарри.
 Тонкс, Римус и все семейство Грейнджеров ахнули от такого обращения к директору. Тот же просто кивнул и исчез с тихим хлопком.
 - Гарри, как ты можешь разговаривать с директором таким тоном? – в этот раз первой заговорила Гермиона.
 - Такие «думанья» ни к чему хорошему не приводят, - глянул ей в глаза Гарри, вспоминания историю со Снейпом и Окклюменцией. – И если нужно немного грубости, чтобы заставить человека шевелиться, по-моему оно того стоит.
 Пока на него изумленно таращились, в холе раздался очередной хлопок, и через пару секунд на кухню вернулся Дамблдор.
 - Ты был почти прав Гарри, когда я прибыл в Министерство, они только собирались отправить туда группу. Мое появление все ускорило. Мистер и миссис Грейнджер, я бы попросил вас провести ночь в этом доме. Если ты, конечно, не против Гарри...
 - Вовсе нет. Полагаю, комнат хватит всем...
 - Да. Тем более что за последние дни было очищено едва ли не больше, чем за весь прошлый год... – вставил Римус. И Гарри довольно улыбнулся при мысли о Кикимере.

 В течение нескольких последующих часов семья Грейнджер устраивалась в доме 12, Гермиона вернула свою прошлогоднюю комнату, а ее родителем приглянулась одна из спален. Дамблдор уже давно отбыл, чтобы разобраться со случившимся в их доме. А так же удостовериться, что с остальными учениками все в порядке.
 Некоторое время спустя пришло сообщение, что мракоборцы по горячим следам схватили двух нападавших. Тех самых, что пострадали во время схватки. Один из них лишился глаза, а у другого все лицо было обожжено.
 Гарри спрашивал себе, было ли это удачной, или неудачной, случайностью, что нападение произошло именно в тот момент, когда он был там. Или же это они сами навели врагов на этот дом... Пока что он этого не знал.
 Сам он, считая невежливым уходить до того, как гости в полной мере разместятся, проводил время в разговорах с ними, с Тонкс, с Римусом, и в библиотеке, откуда он собрался позаимствовать еще пару-тройку книг. Потом он позвал на помощь Нарциссу и принялся составлять свое будущее интервью, главным образом ту ее часть, где речь пойдет о его поддержке Фаджа на посту Министра. Нужно было подобрать нужную тональность и пропорцию, чтобы это действительно вышло, что ему было нужно.
 Потом, когда все уже устроились, после ужина, Гарри решил, что самое время возвращаться домой, денек выдался напряженный. У Дурслей его еще ждало объяснение с любящими родственничками. Кроме того он им прямо тут же сообщил, что «в нашем полку прибыло», и что Тонкс теперь тоже будет жить тут.
 Реакция семейки была различной. Дадли, с которым отношения у Гарри начали мало-помалу налаживаться, в общем-то никак не отреагировал. Тетя Петунья так разжевала в негодовании свою нижнюю губу, что казалось – еще чуть-чуть, и пойдет кровь. Но она промолчала, видимо рассудив, что один ненормальным больше – одним меньше, дела это уже не решит. Дядя Вернон же явно не собирался скрывать свое гнев по поводу всех «ненормальностей и психов», что наводнили его дом. Он как раз открыл рот, но палочки в руках и выражения лиц Беллы и Цисси заставили его передумать. Вместо этого он поднялся, прошел к буфету, налил себе полный стакан виски, опрокинул его в себя и удалился. Гарри предпочел не подвергать своих родственников излишним испытаниям и поспешил наверх, к себе.
 - Ну что же, леди. Наверное, эту комнату надо еще раз расширить, так как теперь нас тут будет четверо, - Беллатриса понимающе кивнула и достала палочку, Нарцисса последовала ее примеру. – Ну так что Тонкс, ты все еще стоишь на своем? Если да, то ты предпочитаешь, чтобы я наложил заклятие прямо сегодня, или потом?
 - Сегодня Хозяин, - тут же промурлыкала Тонкс. – Мне не терпится повторить утренний успех.
 - Дора, может мне тебя отшлепать, в наказание за совращение несовершеннолетних? Впрочем, я совершеннолетний... – поправил сам себя Гарри, ощущая острое неудобство в штанах.
 - Все готово Хозяин, - подала голос Белла.
 Гарри оглянулся, и лишний раз убедился, что магия – это хорошо. Комната разрослась еще раза в полтора по сравнению с тем, что было раньше. Четвертая кровать очень органично вписывалась в интерьер, который пополнился еще и парой шкафов. Цисси пока еще работала палочкой, Гарри подозревал, что она восстанавливает чары вокруг комнаты, например звукопоглощающие...
 Гарри глянул на часы, едва ли не в первый раз с полудня, и с огромным удивлением обнаружил, что уже десятый час. В общем, неудивительно, что он чувствует себя таким уставшим.
 - Ну что же, Белла, Цисси закройте дверь понадежнее, можно начинать посвящение Тонкс... – Беллатриса тут же наложила пару дополнительных заклятий на дверь. Гарри повернулся к нервно переминающейся с ноги на ногу Тонкс. – Дора, не забывай, что ничто не обязывает тебя, если хочешь, еще есть время передумать... – «Интересно, насколько спокойно я отреагирую, если она действительно передумает?» - такой вопрос пронесся у него в голове.
 - Я знаю Гарри, с одной стороны я не хочу терять все то, о чем мечтала: семья, дети... но с другой стороны я чувствую, что я и не потеряю этого. Я видела, как ты обращаешься с тетей Беллой и тетей Цисси, и ты скорее всего дашь через год или два могущественных наследников семейству Блэек. И... не стану скрывать, пока что моя сентиментальная жизнь может быть квалифицирована, как полный провал... Просто, я ведь не представляю, что именно произойдет, когда заклинание будет наложено, и я более чем напугана. Но я не отказываюсь о того, что сказала раньше.
 - Хорошо, но я еще раз напоминаю тебе, что потом пути назад уже не будет. – «Какой же я благородный... Другие бы уже, поди, давно воспользовались случаем...».
 - Спасибо Гарри, - благодарно улыбнулась Тонкс, - но как я уже сказала, никто не может быть полностью готов к полному перевороту в своей жизни, но я готова настолько, насколько это вообще возможно.
 - Ну хорошо... – стараясь казаться спокойным сказал Гарри. Все это казалось чем-то нереальным, вся эта история плохо укладывалась в голове. – Давай, сделаем это...
 Не говоря ни слова, Беллатриса и Нарцисса окружили свою племянницу и несколькими движениями сняли с нее всю одежду. А потом видимо решили разогреть ее. У них это отлично получилось, Гарри тоже разогрелся выше всяких пределов, наблюдая за этим. В конце концов, он уже был не в силах сдерживаться и шагнул к троим женщинам, попутно избавляясь от одежды.
 Сестры ясно ощутили намерения своего Хозяина, дружным движением они толкнули Тонкс и опрокинули на кровать у нее за спиной. Когда Гарри оказался совсем рядом, она раздвинула ноги, открывая ему отличный вид на свое влагалище. Гарри потребовалось вся его воля, чтобы сконцентрироваться, невзирая на затуманенный рассудок, и пробормотать:
 - Дора, я хочу видеть твой настоящий образ.
 Та посмотрела на своего будущего Хозяина, чуть напряглась, зажмурилась, потом вся расслабилась... Ее волосы стали совершенно белого цвета, кожа тоже, став чуть ли не прозрачной, а когда она открыла глаза, они были отчетливо розоватые.
 - Вот Хозяин, моя истинная форма, - в ее голосе ясно чувствовалось смущение.
 - Не волнуйся, Нимфи, ты так же красива, как и раньше, - совершенно искренне заверил ее Гарри. Несмотря на всю экстравагантность, этот ее облик излучал свою собственную, особую красоту.
 Дора улыбнулась, а Гарри установил сам себя прямо перед входом в ее нутро, а потом медленно двинулся вперед, проникая в ее тело, чем немедленно заслужил сладостный женский стон. Он входил все глубже и глубже, покуда не погрузился целиком.
 Тонкс, в тот миг, когда он начал скользить назад ощутила мягкие губы у себя на груди... Гарри скользил вперед и назад, его руки и губы тоже не сидели без дела. Тонкс чувствовала, как в ней нарастает самое настоящее цунами, когда Гарри в очередной раз двинулся назад, запуская пальцы внутрь нее с другой стороны, она не выдержала. Из ее рта вырвался дикий визг экстаза.
 Гарри чувствовал, как достигает главного пика, одновременно с этим его магическая сила вновь собиралась в кулак. Казалось, его магия знала, что ей предстояло сделать. Когда Тонкс закричала, ее влагалище конвульсивно сжалась вокруг его мужественности, и он понял, что далее не выдержит. За мгновение до того, как улететь ввысь, он схватил палочку, что кто-то из сестер предусмотрительно положил на самое видное место, направил ее на Дору и крикнул:
 - Сервус секус!
 Тонкс ощутила, как в нее хлынула сперма, и одновременно заклятье настигло ее. Она чувствовала, как чары действовали, это было как гораздо более нежный Империус. Она чувствовала, как ее взгляд на мир менялся, как все ее прошлые друзья и люди, кому она была предана, становятся чем-то второстепенным, малозначительным, в то время как желания и нужды ее нового Хозяина занимают ведущую роль.
 Гарри же со своей стороны почувствовал, как его магическая сила возросла, ненамного, но достаточно, чтобы это было заметно. А в его сознание пришли новые знания: несколько заклинаний, кое-какие процедуры, тактики и еще почему-то рецепт жареной утки с лимонами. И еще больше он получил подсознательно, и ему еще предстояло узнать, что именно... Еще Гарри чувствовал, что ему надо что-то сделать, но на него навалилась тяжкая и сладостная истома...
 «Ничего себе выдался денек...» - это было его последней мыслью, прежде чем сознание погасло.
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава седьмая.

 Гарри проснулся с уже хорошо ему знакомым ощущением чего-то мягкого и влажного вокруг своего мужского достоинства. Опустив взгляд, он обнаружил розовые волосы Тонкс двигающиеся вверх и вниз. Похоже, тетушки уже успели разъяснить ей некоторые местные обычаи...
 Гарри прыснул от этой мысли... Вот тебе и на... теперь у него уже три раба. Нельзя сказать, чтобы он жаловался, но все это в высшей мере странно...
 Впрочем, ему очень скоро стало не до этих мыслей, сжав руки в кулаки он почти что с рычанием выпустил порцию своей спермы прямо в ждущий этого рот Нимфадоры... «Теперь я могу называть ее так, как мне захочется!» - почему-то именно эта мысль пришла ему на ум.
 Губы Тонкс продолжали крепко, но нежно сжимать член ее Хозяина, покуда последняя драгоценная капля не попала ей в рот. Потом она осторожно выпустила его так, чтобы не потерять ни капельки. После этого она наклонилась к тете Нарциссе и поровну разделила с ней подарок Хозяина. А Белла в это время уже успела взобраться на Гарри, и теперь она медленно опускалась прямо на его возбужденную мужественность...
 Минут десять спустя, когда все пришли в себя после мощного оргазма, который через ментальную связь затронул и Дору с Циссой, Гарри глубоко вздохнул и заявил:
 - Знаете, похоже, эти утренние занятия приносят плоды, я, пожалуй, не прочь повторить... Желающие есть? – он прекрасно понимал, что вопрос совершенно лишний. Троица быстренько переглянулась...
 После этого Цисси легла на живот поперек кровати и сообщила, что помнит то наслаждение, что он доставил ее сестре в доме Малфоев...

 - Итак, Нимфи, я ведь могу называть тебя Нимфи? – ухмыльнулся Гарри, около часа спустя, когда они уже позавтракали, и вновь собрались в его комнате, чтобы обдумать новый день.
 - Мы можете звать меня так, как вам угодно Хозяин, - склонила та голову.
 - Хорошо. Так вот, как мы уже решили ранее, будет лучше, если никто не будет знать о... – Гарри запнулся, подбирая выражение позаковыристее.
 - Пересмотре моих жизненных приоритетов? – подсказала Тонкс.
 - Ага, если я правильно понимаю ситуацию, то тебя приставили ко мне не только как телохранителя, но и как наблюдателя... – Гарри решил не ходить вокруг да около.
 - Вы правы Хозяин, а теперь я смогу следить за ними для вас! – радостно поддакнула Дора. Она была явно вне себя от счастья, что сможет услужить ему.
 - Именно... – Гарри покачал головой... – Поэтому я хочу, чтобы при посторонних ты вела себя, как раньше, участвуй в собраниях Ордена, бывай в Министерстве...
 - Я понимаю Хозяин.
 - Отлично... – Гарри собрался, было, задуматься над тем, чем они займутся сегодня, у него были обширные планы, но тут в окно влетела сова.
 После того как три представительницы семьи Блэков по очереди проверили конверт на наличие всяких гадостей, Гарри, наконец, смог его раскрыть. Как оказалось, это были результаты СОВ, и его никто не предупредил... Ну и ладно. Гарри погрузился в изучение пергамента, а три дамы толкались, заглядывая ему через плечо.
 Итак, он получил (П) по Защите, чему никак не удивился, (В) по Трансфигурации и Чарам. Гарри удивленно заморгал при виде (В) по Истории магии, где он не написал и половины... По другим предметам он так же получил хорошие оценки, даже по Прорицанию. Но что его особенно порадовало, так это (О) по Зельям, интересно, какая физиономия будет у Снейпа? С другой стороны, теперь зельевар наверняка начнет распространяться на тему, что даже экзаменаторы ныне неровно дышат к знаменитостям. Более того, Гарри бы ни за что не сознался бы в этом, но он был с ним согласен. Он хорошо сдал тот экзамен, но на (О) это все-таки не тянуло... Ему наверняка натянули оценку в знак дружелюбия. И по Прорицанию с Историей тоже... Ну и что? Он не жаловался.
 - Девять СОВ, Хозяин. Вы прошли по всем предметам, - с гордостью произнесла Нарцисса.
 - Ага... Итак, думаю нужно наведаться в дом Блэков, посмотреть как там Гермиона с семьей, ну и заодно дать ей вволю порассуждать про оценки. Еще, думается мне, Дамблдор будет неподалеку, можно будет поговорить о предметах на будущий год... – Последнюю фразу Гарри пробормотал почти про себя. – Еще, нужно таки связаться с Ритой Скитер и договориться о рандеву. Чем скорее – тем лучше.
 - Лучше всего будет послать ей письмо Хозяин. Она наверняка не упустит возможности взять у вас интервью...
 - Хорошо. Цисси, у тебя наверняка есть опыт в таких делах, потому я прошу тебя подготовить письмо с нужными словами, чтобы она примчалась на встречу так, чтобы пыль столбом стояла. Хорошо бы прямо назавтра.
 - Конечно Хозяин.
 - Отлично, теперь Тонкс, Белла, мы направляемся в Штаб Квартиру Ордена. Цисси, как закончишь, догоняй.

 Со вчерашнего дня дом на площади Гриммо не изменился, но стал существенно более шумным. Судя по оживленным воплям Гермионы доносившимся из кухни, она тоже получила свои оценки.
 - А, это ты Поттер... – рыкнул выглянувший из соседней двери Грюм. Его волшебный глаз ни на секунду не отрывался от Беллатрисы. На физиономии старого мракоборца медленно расцветала злорадная усмешка, от которой у человека неподготовленного вполне мог случиться инфаркт. – Давай, оценки вам уже прибыли, и твой приятель Уизли тоже здесь... – после чего голова немедленно скрылась, а дверь захлопнулась...
 - Гарри!! – из кухни на огромной скорости вылетело что-то лохматое и повисло на нем. – Я прошла! У меня двенадцать «Превосходно»! Я так боялась, я ведь знала, что не правильно перевела те руны... – Неопознанный Летающий Объект, при более близком рассмотрении оказавшийся Гермионой, болтал без умолку, в очередной раз во всех подробностях пересказывая экзамены и свои ожидания... Очевидно, именно от этого Грюм и спасался в соседней комнате.
 - Гермиона! Я уверен, что Гарри очень рад за тебя, и вовсе не обязательно кричать ему все это прямо в лицо... – из кухни показался угрюмый Рон. Судя по физиономии, его собственные оценки были не столь блестящи.
 Впрочем, как выяснилось, что Гарри ошибался в своих предположениях, Рон получил семь СОВ, хотя и с менее высокими отметками, без (П). Впрочем, этим он более чем удовлетворен, и его плохое настроение объяснялось результатами Гермионы, а главное ее чрезмерно бурной реакцией, от которой бежали даже ее собственные родители. Результаты Гарри тоже не очень-то подняли ему настроение, но он сделал отважную попытку не выдавать этого.
 Во время дискуссии, на кухню подошли еще директор и разумеется Снейп. Судя по выражению лица последнего, он уже знал о том, что от Поттера ему не избавиться.
 - А, Гарри, рад, что тоже здесь! Нетрудно догадаться, что вы уже получили свои оценки, поэтому давайте прямо сейчас и обсудим все касающееся ваших предметов на будущий год... После этого можно будет позаботиться о необходимых покупках.
 - Полностью с вами согласен, профессор, - Гарри взял инициативу в свои руки. – Это действительно стоит обсудить. Кроме того, в этом году я бы хотел сам отправиться за покупками.
 - Можно спросить, почему? – осторожно поинтересовался явно не обрадованный таким поворотом Дамблдор. – Это будет отличным шансом для наших врагов...
 - И что? На нашей стороне Министерство, или как? Значит это только от нас... вас зависит, чтобы на месте было достаточно мракоборцев, чтобы разобраться со всеми, кого пошлет Волдеморт. – При слове «разобраться» всех, кроме Блэков, ну и еще Снейпа, слегка передернуло и от интонации, и от выражения лица Гарри. – Впрочем, это не очень важно, и сперва надо обговорить уроки.
 Они расселись за столом, плюс к ним присоединились родители Гермионы, Джинни, а так же Римус и Грюм. Между делом была поднята тема должности учителя ЗОТИ, та была все еще незанята.
 - Прежде всего, - заявил Гарри, - я не собираюсь продолжать Прорицания. Скажу откровенно, можно найти гораздо более продуктивные способы провести время. Хотя бы просто посидеть в библиотеке... – «Что я такое ляпнул?».
 - Гарри, профессор Синистра и профессор Вектор с радостью возьмут тебя на свои занятия! – немедленно вклинилась Гермиона. – Тебе потребуется немало нагнать, но я уверенно ты справишься! А Нумерология и Древние Руны это очень интересные и полезные предметы...
 - Хозяин, я очень хорошо разбираюсь в Нумерологии, - подала голос Беллатриса, еще до того, как Гарри успел найти подходящее возражение. Гермиона же скривилась, а мистер и миссис Грейнджер недоуменно заморгали при слове «Хозяин». – А Цисси была очень хорошо в том, что касалось Древних Рун. Нам будет нетрудно позаниматься с вами.
 - Угм... – Гарри быстренько взвесил за и против... – Это возможно сэр?
 - Думаю да, помню, они обе выражали сожаление, что ты не взял их предметы. Да это можно будет легко устроить, - при этих словах Дамблдора Снейп в очередной раз скривился.
 После этого дети принялись заполнять бланки с выбором предметов. Между делом Нарцисса, которая закончила написание письма, тоже присоединилась к ним. Гарри выбрал ЗОТИ, Трансфигурацию, Зелья (скрип зубов Снейпа слышался наверное во всем доме), Чары, Нумерологию и Древние Руны, после чего передал список директору.
 - Хагрид будет огорчен... – проговорил тот, пробежав список глазами.
 - Я знаю, но скажу честно, я понял, что этот предмет меня не интересует. Кроме того, Белла или Цисси, при виде его питомцев, могут, еще чего доброго, решить, что он меня убить желает.
 Дамблдор получил все списки, что-то записал, что-то обдумал... Пообещал, что все будет хорошо, и отбыл, Снейп последовал его примеру. Правда, перед этим Гарри вытребовал у него Добби, в конце концов, не Кикимеру же на него работать. Немного пришедший в себя после встречи со своей бывшей хозяйкой Нарциссой домовик был вне себя от счастья, и заодно пригласил еще и Винки. В результате дом Гарри получил сразу двух домовых эльфов. Гермиона предпочла промолчать.
 Через некоторое время все разбрелись кто куда, не считая Рона, Джинни и Гермионы. Гарри подумал, не попросить ли их оставить одного, но решил, что не стоит, это бы их наверняка оскорбило.
 - Итак Цисси?
 - Я закончила Хозяин, - Нарцисса немедленно протянула Гарри листок пергамента. – Вам нужно лишь подписать.
 - Ага... – Гарри пробежал глазами текст, да он бы до таких оборотов бы не додумался. Рита примчится галопом. – Отошли, пожалуйста. – Протянул он назад уже подписанный пергамент.
 - А это к чему? – вернувшийся Римус озвучил, который задавали себе многие.
 - Я договариваюсь об интервью с Ритой Скитер. Собираюсь подкинуть ей пару-тройку сенсаций, а в обмен получить гарантию того, что повторения истории двухлетней давности не будет, - Гарри был достаточно уверен в себе, они уже успели хорошо продумать будущий разговор.
 - А как? И что ты собираешься рассказать? – немедленно встрял Рон.
 - Увидите... Да еще одно... Римус, можно тебя на минуточку, - немного удивленный оборотень проследовал за Гарри в коридор.
 - Чем могу помочь?
 - Видишь ли... – Гарри было немного неловко. – Сириус в своем завещании попросил меня позаботится о тебе... – Бродяга довольно образно описал гордость своего друга, с которой тот отвергал что-либо хотя бы отдаленно похожее на дарственную. – В общем, я пообещал ему, ну а может и самому себе, найти способ тебя занять...
 - Гарри, - гневно прервал его Люпин, - я не хочу ни сочувствия, ни актов сострадания! Я уже передал тот миллион, что принадлежит не мне, ассоциации в защиту оборотней Англии!
 - Да? – Гарри гневно сжал зубы. – Ну и хорошо, потому что я предлагаю тебе нечто иное. После этого нападения на семью Гермионы, мне будет спокойнее спать, зная, что с ними рядом будет опытный волшебник. Поскольку всем известно, что Гермиона моя подруга, они вполне могут являться первоочередной целью Пожирателей, а вечно укрываться в этом доме они, понятное дело, не могут. Потому я надеялся, что ты согласишься переехать к ним в роли... ну примерно так, как Тонкс ко мне, в роли телохранителя. И можешь не говорить о твоем состоянии, это вполне решаемо.
 - Гарри... – медленно проговорил Римус Люпин глядя в лицо сына своего школьного друга. Он неожиданно понял, что просто не имеет права отказать ему. – Я... я с гордостью возьму на себя роль защитника семьи Гермионы.

 С Римусом они договорились. Гарри потребовалось некоторое время и изящество, но в конце концов он даже уломал профессора Люпина согласиться на немаленькое жалование за эту работу. После этого они всей компанией отправились в подземелья дома Блэков, где, как, оказалось, имело место нечто вроде тренировочного зала. И там сестры вместе с Тонкс принялись обучать своего Хозяина магическим поединкам. Гарри схватывал налету, очевидно сперва из Цисси с Беллой, а потом и из Тонкс он насосался достаточного количества знаний и навыков. Сейчас ему вновь казалось, что он не учит нечто новое для себя, а скорее вспоминает что-то давно и крепко забытое.
 Через пару часов он довел себя до полного изнеможения и вернулся домой... Гарри совершенно случайно обнаружил, что называет дом 4 на Тисовой улице своим домом. Тонкс и Белла как раз помогали ему расслабиться, когда вернулась Букля с ответом от Риты. Та согласилась на его предложение, и обещала прибыть завтра в Дырявый Котел к часу дня.
 Тонкс было немедленно поручено новое дело: договориться с владельцем, и позаботится о том, чтобы в выбранную для встречи комнату и мышь бы не проникла. Та, понятное дело, позаботилась о том, чтобы никто не признал в низкорослой шатенке молодую сотрудницу отдела мракоборцев. А по части мер безопасности, было решено, что комнату лучше зачаровать непосредственно перед встречей.

 На следующий день, в половине первого Гарри в последний раз просматривал свои записи, чтобы убедиться, что ничего не упущено. Когда имеешь дело с жуком вроде Скитер, и в прямом и в переносном смысле, нужно быть осторожным, а то дело чревато... Все вроде бы было готово: немного подправленная им история Реддла, магический контракт, черновик со списком тем, о которых ему следовало упомянуть во время интервью... Белла и Цисси тоже знали, на какие вопросы, и как отвечать.
 Кроме того, он собирался еще и заглянуть в Гринготтс, уладить еще кое-какие дела... В дверь вежливо постучали, и в комнату вошла довольно обширная брюнетка, на ходу превращающаяся в Тонкс.
 - Хозяин, все готово, как вы хотели.
 Гарри понимающе кивнул и протянул руку к заранее подготовленному Порталу. Одновременно с этим все три женщины аппарировали. Гарри появился прямо перед дверью ведущей в комнату, где должно было состояться интервью, он чувствовал многочисленные защитные чары, наложенные на помещение. Тонкс завернулась в Мантию Невидимку и встала рядом с дверью, Белла и Цисси, скрыв лица капюшонами, заняли свои обычные места у Гарри за спиной. Теперь оставалось только ждать.
 Через несколько минут, без пяти час, в дверь постучали. Невидимая Тонкс осторожно открыла дверь, и немедленно проникнувшая внутрь Рита оказалась под прицелом двух палочек. Журналистка, впрочем, их полностью проигнорировала, устремив довольно-таки хищный взгляд на сидящего за столом Гарри. Она явно собиралась поживиться...
 - Добрый день, мистер Поттер, как я поняла, вы хотели со мной встретиться.
 - Вы совершенно правы, - ответил Гарри и жестом велел обеим сестрам опустить палочки. – Прошу прощения за такой прием, но список лиц желающих моей смерти очень велик, а потому во мне мало-помалу просыпается параноик.
 - Я понимаю... – судя по выражению лица, Скитер уже вовсю обдумывала свою новую статью, что-нибудь вроде: «Мальчик–Который–Выжил помешался». – Итак, чем обязана? – Спросила она, устраиваясь на стуле напротив и кидая настороженные взгляды на две фигуры в плащах за спиной у Гарри. Хотя она и не подавала виду, они ее немного пугали.
 - Я бы хотел предложить вам сделку.
 - Какого рода?
 - Видите ли, Рита, - Гарри улыбнулся почти что хищно, - поскольку срок вашего договора с Гермионой подошел к концу, я подумал, что нам необходимо найти новую почву для взаимопонимания... Прежде всего я хочу, чтобы моя личная жизнь оставалась нетронутой, так сказать, личной, - Рита открыла, было, рот, но Гарри не дал ей сказать. – Поймите меня правильно, я не собираюсь угрожать вам, или пытаться подкупить, нет, я предлагаю сделку, от которой выиграем мы оба. Вы получаете сенсацию столетия, а я получаю право наложить вето на любую вашу статью, связанную со мной.
 - Какую именно сенсацию? – Рита наклонилась вперед, она знала, что Поттер – парень честный и, чего скрывать, временами глуповатый...
 - Что вы? Я, разумеется, не стану выдавать такие секреты, пока вы не согласитесь на мое предложение... – Рита задумалась...
 - Я согласна, - в конце концов, слово – это не Обет, не то, чтобы ее обещание ничего не значило, но если сенсация Поттера окажется пустышкой ничто не помешает ей поступить в соответствии...
 - Очень рад это слышать! – улыбнулся Гарри и достал свиток с контрактом. – Коль скоро вы согласны, то вы, наверное, не станете возражать, если мы занесем наше согласие на бумагу?
 Гарри протянул свиток Рите. Та прочла его и выругалась про себя. Это был магический контракт, который давал Гарри право запретить печатание любой ее статьи, которая касалась его хоть в какой-нибудь степени. Видя, что ее подловили, и что она не может так сразу просто отказаться от своего слова, Рита Скитер сжала зубы и поставила свою подпись на этот чертов документ.
 Гарри с улыбкой принял назад контракт, спрятал его за пазуху, после чего принял из рук Нарциссы объемистую папку.
 - Вот она - обещанная сенсация, Рита: история жизни Тома Нарволо Реддла, более известного, как Лорд Волдеморт, - произнес Гарри, протягивая ее собеседнице.
 Та взяла папку, раскрыла и принялась ее просматривать. Ее сердце бешено колотилось в предвкушении... Да, у нее в руках более чем убедительные доказательства довольно-таки скромного происхождения самого устрашающего волшебника столетия... Орден Артура – высшая награда журналистики – был ей обеспечен...
 - Я вижу, вы уже оценили значимость этих бумаг, Рита, но я смею напомнить вам, что опубликовав такое, вы можете поставить себя в очень опасное положение...
 - Ну и что?.. Опубликовав это я смогу с чистой совесть сказать, что моя прожита не зря...
 - О?.. – Рита Скитер резко возросла в его глазах. – В таком случае я бы еще хотел дать интервью, когда вам это будет удобно...
 - Да хоть сейчас, - глаза у Риты горели.
 - Отлично... – Гарри оказался прав. Тут журналистка уже извлекла блокнот и... – Попрошу без Прытко Пишущего Пера.
 - Э... Хорошо. – Рита поменяла перья. – И о чем же собираетесь рассказать нашим читателям, мистер Поттер?
 - Я собираюсь рассказать о моем последнем приключении, а заодно объяснить исчезновение Беллатрисы Лестрейдж из списка разыскиваемых преступников.
 - Да... – Рита опять наклонилась вперед.
 - Да, у меня есть заявление, касающееся Беллатрисы и ее сестры, Нарциссы Малфой, обе они были близко связаны с Пожирателями Смерти, и обе они теперь принадлежат мне.
 - Как это понимать, «принадлежат тебе»? – смерила его взглядом Рита.
 - «Сервус секус», вам что-нибудь говорит?
 - Да... – глаза Риты сделали попытку столкнуть очки у нее с носа. – Когда-то давно я написала пару статей о... ты ведь не хочешь сказать?! – судя по выражению лица Риты, ее подмывало ни то потерять сознание, ни то расхохотаться.
 - Очень хорошо, - Гарри никак не отреагировал на эту вспышку, - не стану объяснять, каким образом я узнал об этом заклятии, это было очередным счастливым стечение обстоятельств. Я был схвачен людьми Тома Реддла, и вышеупомянутые дамы были посланы с целью допросить меня... с глазу на глаз. Именно в таких, неблагоприятных для меня обстоятельствах я применил заклятие. Ныне обе они отмечены в Министерстве, как моя личная собственность... – Гарри извлек копии соответствующих документов.
 Рита со страшной скоростью строчила в своем блокноте, стараясь не упустить ни малейшей детали. Ее ждал уже не только Орден Артура, но и еще множество других наград... Гарри тем временем продолжал, он описал в общих чертах все то, что последовало за этим. Между делом он упомянул, что поддерживает нынешнего Министра, хотя и не забыл всех тех ошибок, что тот совершил за последнее время... От Риты не укрылась подобная формулировка, и она понимающе кивнула.
 - Что еще вы желаете сказать нашим читателям? – спросила она, когда Гарри замолк.
 - Я ничего, но у них есть что сказать, - мило улыбнулся Гарри.
 Белла и Цисси повинуясь его сигналу, откинули капюшоны, и Рита чуть не свалилась в обморок, при виде лиц.
 - Чаю? – улыбнулась Нарцисса, от чего журналистка окончательно выпала в осадок.
 Пока Рита приходила в себя и представляла все награды и славу, которые ее ожидали, Гарри покинул комнату и Тонкс последовала за ним. Сестрам было велено удерживать Скитер тут, пока он не вернется.
 В сопровождении своего официального телохранителя, которая теперь и не думала скрывать свое присутствие, Гарри прошел по Косому переулку. В этот раз его замечали, люди подходили к нему, здоровались, жали руки. Сейчас Гарри чувствовал себя увереннее. Он отвечал, раскланивался и отпускал словечки и фразы в том смысле, что Волдеморт будет повержен.
 Когда они уже подходили к лестнице ведущей к воротам банка, Гарри вдруг уловил краем глаза какое-то ненормальное движение справа. В это же мгновение Тонкс вдруг с силой толкнула его, сбивая с ног, и тут же упала на него сверху. Место, где он только что был, пронзил зеленый луч. А Тонкс уже выхватила палочку и выпускала заклятья в сторону нападавшего. В следующее мгновение Гарри присоединился к ней... Было не понять, кто из них попал, но фигура в коричневом плаще упала.
 Они как раз собрались подниматься на ноги, решив, что временно вне опасности и стоит побыстрее скрыться за воротами Гринготтса, когда на место происшествия подоспели мракоборцы.
 Их командир как раз собрался обратиться к еще лежащей на земле паре, когда признал Гарри Поттера и Нимфадору Тонкс, которая, он это знал, была теперь телохранителем последнего. Поэтому он обратился к довольно раздраженному подростку.
 - Добрый день мистер Поттер... развлекаетесь?
 Ответный взгляд молодого человека, который понял, что сотрудники Министерства еще даже не сообразили, что тут произошло, заставил бы менее храбрых людей убежать куда подальше. Предводитель же просто сделал шаг назад...
 Тонкс встала за спиной Хозяина и успокаивающе положила руку ему на плечо. Гарри глянул через плечо на свою рабыню и почувствовал, что остывает.
 - Ладно, сэр, давайте разберемся со всем по скорее, у меня еще есть сегодня дела.
 Командир мракоборцев, который наконец осмотрелся, кивнул своим подчиненным в сторону упавшего человека, а сам воздохнул с облегчением. В следующий раз, когда он встретит Нимфадору, он ее обязательно поблагодарит...
 - Мистер Поттер, что именно произошло?
 - Я направлялся в банк, когда уловил что-то краем глаза. Очевидно, Тонкс заметила это раньше меня, ибо в тот самый миг она толкнула меня на землю, а над нами пролетел зеленый луч от заклятия. Потом мы с нею вывели нападавшего из строя.
 - Да мистер Поттер, - мракоборец осмотрел место на стене, куда ударил луч. – Вы, несомненно, родились в рубашке, я почти уверен, что это было Смертельное Проклятье.
 - Да... я тоже так подумал, - Гарри на секунду передернуло. – Что-нибудь еще сэр?
 - Нет... с вами свяжутся, если ваши показания потребуются...

 Полчаса спустя, уже закончив все дела Гарри вернулся в Дырявый Котел... Где-то в банке, до него с некоторым запозданием дошло, что его только что чуть не убили... Но он воспринял это довольно спокойно, в конце концов, его пытались убить с годовалого возраста.
 Вернувшись в помещение, где они оставили Риту в компании сестер, Гарри и Тонкс обнаружили журналисту что-то дописывающей. Судя по всему, она как раз закончила с Беллой. Скитер подняла взгляд, когда Гарри вошел.
 - Гарри благодарю тебя за эту уникальную возможность. Я не забуду то, что ты для меня сегодня сделал.
 - О, поверьте мне, Рита, я позабочусь о том, чтобы вы этого не забыли, - немного хищно ответил Гарри.
 - Мы как раз закончили, - репортершу передернуло от несколько недружелюбного тона собеседника. – Я полагаю, что вы хотите увидеть мою статью до того, как она выйдет в печать?
 - Вы совершенно правы.
 - И как я могу вам ее отослать?
 - На меня работает домовик по имени Добби, когда закончите, просто позовите его.
 - Что же, в таком случае позвольте откланяться, - у Риты просто руки чесались как можно скорее взяться за наверное самую сенсационную статью в своей жизни.

 Добби доставил будущую статью через два дня. За это время многое успело произойти. Прежде всего, на следующий же день новость об очередном покушении на его жизнь была во всех газетах. В результате Гарри отказался от идеи навестить друзей и предпочитал оставаться на Тисовой улице, ибо там, по крайней мере, до него не могли бы добраться миссис Уизли или Гермиона со своими причитаниями... Тонкс побывала на очередном собрании Ордена Феникса и вернулась с очень живым описанием всего, что там было сказано.
 Миссис Уизли рыдала насчет того, что никто не может позаботиться о «ее мальчике», кричала на Снейпа, на Дамблдора... на Тонкс тоже. Она то со слезами упрекала ее за то, что вообще позволила такому произойти, то наоборот благодарила за то, что та была рядом с Гарри в самый ответственный момент.
 Кстати, показаний Гарри не потребовались. Нападавшего, у которого оказалась Черная Метка, допросили с Сывороткой Правды, и тот охотно поведал, что является Пожирателем, что уже не раз применял Непростительные заклятия, участвовал в двух нападениях... Кроме того, стало понятно, что это покушение не было спланировано Волдемортом, Темный Лорд вообще не знал о том, что Гарри будет в Косом переулке. Просто этот энтузиаст случайно оказался рядом с банком и при виде Гарри попытал счастья, по личной инициативе, рассчитывая на щедрую награду со стороны Хозяина. Эти новости тоже принесла Тонкс.
 Наконец на все том же собрании выступил Снейп, рассказав о том, как он сообщил Темному Лорду о судьбе двух его сторонниц, тайну, которую он якобы с большим трудом раскопал. Как выяснилось, он очень удачно выбрал время для своего доклада, ибо именно в это время перед Волдемортом отчитывались вернувшиеся участники нападения на дом Грейнджеров. В результате почти весь гнев последнего, а следовательно и Пыточные заклятия, выпали на долю этих горе-охотников на нечистокровных, а Снейпу наоборот досталась награда. С тех пор зельевар Темного Лорда более не видывал, но по слухам тот изрядно бушевал, кажется, не обошлось без жертв среди особо неудачливых Пожирателей...
 Возвращаясь к работе Риты, та посчитала, что материала слишком много для того, чтобы впихнуть все это в одну-единственную статью, и потому предлагала разделить историю сестер и история Волдеморта. Гарри не возражал, настояв лишь на том, чтобы повесть о том, что бывает с теми, кто пытается его допросить, вышла первой. Сами же статьи его полностью удовлетворили.
 И уже на следующий же день «Ежедневный Пророк» вышел с сенсационными заголовками...

 Утром Драко Малфой прочел на передовице Пророка: «Эксклюзивное интервью с Мальчиком–Который–Выжил». Презрительно ухмыльнувшись он уже совсем, было, собрался пропустить статью, но, в конечном счете, решил-таки прочесть, чтобы было потом чем поддевать Поттера.
 Но он очень скоро обнаружил, что смеяться ему не над чем, и что ему скорее положено плакать. Когда Поттер объявил, что поработил его мать, он ему ни капли не поверил, но когда потом она сама подтвердила это, отбиваться от правды стало невозможно.
 Потом он припомнил произошедшее в этом доме. Он тогда убедил себя, что все это ему привиделось, и даже исчезновение вещей его матери не могло заставить его вспомнить об этом...
 У него перед глазами необычайно ярко всплыла картина Нарциссы Малфой с членом Поттера во рту... Драко Малфой потерял сознание во второй раз в жизни.

 Прошло больше двух недель, жизнь вошла в обычное русло, настолько обычное, насколько это было возможно.
 История с покушением немного забылась, и Гарри зачастил на площадь Гриммо, где были книги, к которым у него проснулся интерес, и где была площадка, на которой он мог оттачивать навыки, которые ему рано или поздно понадобятся. С помощью Тонкс, Беллатрисы и Нарциссы он двигался семимильными шагами. Кроме того, они работали над аппарацией, Гарри чувствовал, что уже очень скоро сможет смело сдавать экзамен.
 Грейнджеры вернулись к себе домой, было нетрудно убедить их взять с собой Римуса. Горячая поддержка Гермионы тому поспособствовала.
 Профессор Дамблдор, кстати, дал понять, что защитные барьеры вокруг дома на Тисовой улице почти достигли своего максимума, и что он вскоре сможет оттуда съехать.
 Гарри этому был более чем рад, тем более, что семейное гнездо Блэков чем дальше, тем быстрее приходило в божеский вид. Гарри запретил Добби и Винки помогать Кикимеру чистить еще запущенные участки дома, они лишь поддерживали порядок там, где старый домовик уже прошел. Сам Кикимер то и дело повторял, что уже скоро он закончит порученное ему дело, и тогда его наконец передадут мисс Беллатрисе... К счастью, они с Гермионой не разу не пересеклись, а то неизвестно, чем бы это кончилось.
 Ну и главным событием этих двух недель был, разумеется, его собственный день рожденья. Самое главное, он сам-то почти и забыл об этом, в результате, когда все его друзья собрались в доме Сириуса, чтобы сделать ему сюрприз, он удался. Даже слишком удался. А Невилл, вновь оказавшийся крайним, словил Оглушающее заклятие от Гарри.
 Впрочем, этот инцидент быстро предали забвение, и праздник вышел на славу. Здесь были Дамблдор и профессора МакГонагалл и Флитвик, Уизли в полном составе, Невилл и Полумна, и многие другие. В том числе и Флер Делакур, которая тут была на правах девушки Билла, а скорее даже невесты, хотя об этом не говорили прямо.
 Все они, разумеется, осыпали Гарри подарками, и не только они одни, многие из гостей еще и передавали ему поздравления и посылки других, кого тут не было.
 Книги, книги, книги... обо всем, начиная Магией и заканчивая кулинарией, проходя через квиддич и книжицу с очень красноречивым названием «Как довести женщину до экстаза» - Гарри так никогда и не узнал, кто именно подарил ему это.
 Близнецы преподнесли ему свое личное творение: куртку из кожи дракона, которую они вытребовали у Чарли. По их собственным словам, они работали над нею три недели и теперь могут гордиться своим творением. Кожа дракона сама по себе очень устойчива против заклятий, а они, сколько могли, усилили эффект и сделали так, чтобы он распространился его на все тело. По их словам, на испытаниях, эта куртка успешно выдержала попадание десяти Оглушающих заклятий сразу.
 В общем, праздник удался, и единственной, но крупной ложкой дегтя, была реакция Невилла на Беллатрису. Гарри мог его понять, но это ничем делу не помогало... Невилл не сказал об этом ни слова, но все было понятно и так.

 Как бы то ни было, время шло, Гарри ждал, когда наконец сможет переехать в дом, который принадлежал ему. И он уже начал думать, что оставшаяся часть лета пройдет спокойно...
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава восьмая.

 Тисовая улица была темна и тиха, было уже больше четырех часов ночи, и все обитатели этого тихого уголка Англии спали. Городок, который покуда не был затронут серией странных происшествий и трагедий, обрушившихся за последние недели на страну, спал и видел сны.
 Точно так же спал и Гарри Поттер, мальчик, который знал об истинных причинах этих бедствий, он спал в своей расширенной магией комнате, спал в окружении своих троих рабынь. Вчерашний вечер выдался очень бурным для него, и сейчас он спал, усталый и довольный.
 Он спал, не зная, что все мысли человека, который только что перенесся на Тисовую улицу, обращены к нему...
 Закутанная в плащ фигура возникла посреди скудно освещенной улицы, похоже, прибывшему было все равно, если кто-нибудь заметит его. Но замечать его появление было некому. Все тело человека было скрыто плащом, низко натянутый капюшон скрывал лицо...
 Несколько секунд простоял неизвестный на месте, оглядываясь по сторонам, очевидно, он не знал, который именно дом ему нужен. Но колебания не продлились долго, на калитке дома Дурслей красовался указатель: «Тисовая Улица, дом 4». Каждый год дядя Вернон собственноручно обновлял ее, никогда не доверяя такое ответственное дело своему «ненормальному» племяннику.
 Фигура направилась именно к этому дому. Нельзя было сказать, что она двигалась уверенно, более того, в ее движениях чувствовалась неловкость, скованность... казалось, каждый шаг давался человеку с трудом.
 Добравшись до крыльца, закутанная в темный плащ фигура приостановилась, словно в сомнении, а потом... громко постучала в дверь.

 Гарри спал крепко, но проснулся сразу. Он не сразу понял, что именно его разбудило, и не только его. Тревожно вскинулась Тонкс, чьи специально увеличенные для этого случая груди служили ему сегодня подушкой. Приподняла голову Беллатриса, что устроилась рядом с ним. Нарцисса, которая в этот раз не уместилась в постели своего Хозяина, уже успела сесть на своей кровати.
 Стук повторился. Гарри как подбросило, сейчас главной мыслью в его голове было то, что надо спешить, пока не проснулись дядюшка с тетей, а то проблем не оберешься. Сестры поняли его без лишних слов.
 Один единственный взмах палочкой – и обе они уже одеты, Белла и Тонкс кинулись вниз по лестнице. Цисси же, оружие наизготовку, застыла около двери в комнату, не забыв предварительно проверить окно. Сам же Гарри поспешил натянуть штаны... Он почему-то был уверен, что опасность ему не грозит. Уверенность, которую дамы вовсе не разделяли. Но в конце концов, если это Пожиратели вдруг нашли способ до него добраться и явились за ним, то они не стали бы стучаться...
 Он расслышал, как скрипнула входная дверь... потом до него донесся чей-то шепот там, внизу. Он не мог разобрать слов, потом Тонкс что-то ответила... А потом на лестнице послышались шаги. Самое главное, никто из Дурслей не проснулся. Может быть, кто-то успел наложить на их комнаты заглушающее заклятие? Если это так, то надо не забыть поблагодарить...
 Первой в комнату вошла Тонкс, потом кто-то закутанный в плащ, вероятно неизвестный гость, замыкающей была Беллатриса. Капюшон новоприбывшего был откинут, но никто не догадался включить свет заранее, так что Гарри не мог разглядеть лица... Зажглась лампа, Гарри потребовалось несколько секунд, чтобы привыкнуть к кажущемуся очень ярким свету... Его поздней гостьей оказалась Флер.
 Гарри узнал ее сразу, но не сразу понял, что это действительно она. Последний раз они встречались всего несколько дней назад, на праздновании его дня рождения. Тогда он еще краем уха слышал, что на следующий день она собиралась вернуться домой, навестить семью... Всего несколько дней... и как она изменилась за это время...
 Он помнил ее веселой, ослепительно прекрасной девушкой, которая вместе со своим возлюбленным была на его дне рождения, и время от времени отпускала очень неплохие шуточки, касательно его нынешнего положения... Сейчас ее было почти не узнать.
 Ее роскошные волосы были растрепаны и смешаны, лицо было в синяках и ссадинах... И еще глаза... до самых краев заполненные болью и пережитым страхом... И то, как она сейчас стояла... едва войдя в помещение, она немедленно прислонилась к стене, и даже тут было видно, насколько ей неудобно. Гарри узнавал это... Когда ему было девять, Дадли с дружками таки однажды зажали его в угол и выместили на нем всю свою природную злобу... Всего его тело болело тогда несколько дней, каждое движение приносило боль...
 - Флер... кто это сделал? – только и смог выдавить он, разрушая неловкую тишину.
 - Я... я не могу сказать... – надтреснутым голосом ответила она.
 - Но... неужели ты его защища... – начал, было, Гарри, но осекся.
 Вместо ответа его французская знакомая скинула свой плащ. Под ним не оказалось ничего, кроме нижнего белья... Но ни это привлекло внимание Гарри. Все ее, чего отмалчиваться, роскошное тело покрывали синяки и кровоподтеки, по сравнению с этим, ее лицо казалось совершенно нетронутым. И Гарри понял, что ошибся, когда сравнивал это с делом Дадли и его банды. Вставший недавно на путь исправления кузен и близко не подходил к этим «достижениям». Удивительным было то, что в таком состоянии Флер еще могла держаться на ногах...
 - Это то, что я думаю?.. – глухим голосом спросила Тонкс. Гарри не мог сказать с уверенностью, но, похоже, метаморфиню пожирало вполне понятное бешенство.
 - Да... это Красное Клеймо... – тихо ответила Флер, закрыв глаза...
 - О Мерлин... – выдохнула Беллатриса...
 Только сейчас Гарри понял, о чем они говорили, до этого все его внимание привлекали к себе синяки и ссадины. Теперь же он видел немного ниже грудей Флер странную фигуру темно-красного цвета. Она плохо выделялась на фоне покрытого синяками тела, и именно поэтому он не сразу ее заметил, но теперь было очевидно, что она не имеет ничего общего с кровоподтеками...
 - Что это... – тихо спросил он, чем дольше он смотрел на это... Клеймо, тем сильнее оно ассоциировалось с Черной Меткой.
 - Красное Клеймо Хозяин, оно считается самым страшным добиться чьей-то покорности... – тихо проговорила Нарцисса.
 - Это гораздо хуже Империуса... – продолжила Белла. – Твое сознание не затуманивается, ты все прекрасно осознаешь, но твое тело не слушается тебя. Оно выполняет команды того, кто тебя заклеймил... Кроме того это Клеймо со временем наносит страшный ущерб здоровью и магии, я слышала, что в те далекие времена, когда его применяли, мало кто выживал более года... Я однажды слышала, как сам Темный Лорд называл его использование варварством, хотя он создал Черную Метку, используя его как базу...
 - Клеймо не применяли уже лет пятьсот... – добавила Тонкс. – Именно поэтому ты не можешь сказать, кто это сделал? – обратилась она к сохранявшей молчание Флер. – Тебе запретили...
 - А еще мне запретили пытаться покончить с собой... – тихо добавила та. Гарри приоткрыл рот, но, судя по выражениям лиц остальных, их это ничуть не удивило. Впрочем, если сам Волдеморт считал это варварством... – Но он не запретил мне пытаться освободиться! – добавила она более громким голосом, подняв, наконец, взгляд на Гарри.
 - Но... Клеймо невозможно убрать, это как Черная... – начала Беллатриса и осеклась. – Ты хочешь?..
 - Мне ничего не осталось, кроме как надеяться... – казалось, что-то сломалось внутри Флер, и ее ответ казался почти всхлипом. – Гарри, именно поэтому я здесь.
 - Что? – Гарри ясно чувствовал, что просто обязан понять, что от него хотят, но не понимал.
 - В Пророке писали, что ты разрушил Черную метку на руке Беллатрисы Блэк... – очень тихо ответила Флер.
 - Да, но это был «Серв»... – Гарри остановился на полуслове, все было понятно. Полувейла пришла к нему, что стать его рабыней...
 Гарри поднял на нее взгляд, та не отвела глаз, и Гарри вдруг понял, что у него просто не повернется язык даже спросить, уверена ли она, уж не говоря о том, что отказать. В ее глазах было столько страха, надежды и искренней мольбы, что возразить было просто нечего. Да, она прекрасно понимала, на что идет. И шла она на это вовсе не из-за самоотверженного желания поспособствовать установлению мира в Магическом сообществе. Просто что-то случилось в ее жизни, что-то такое, что теперь перспектива стать его рабом представляется ей избавлением по сравнению с альтернативой... Ей просто было нечего терять...
 - Прошу тебя Гарри... – тихо проговорила Флер, опускаясь перед ним на колени. – Я не забыла, как ты спас Габриэль из озера... – Гарри, наконец, заметил одну деталь, она говорила совершенно свободно и почти без акцента, очевидно, она действительно улучшила свой английский. – Я прошу тебя применить это заклятие, и сделать это как можно скорее. Я смогла придти, потому что ОН не догадался запретить мне, ОН просто не подумал об этом. Сейчас ОН спит, потому я смогла сбежать. Но стоит ЕМУ проснуться и позвать меня, я не смогу не подчиниться. Потому я прошу, нет, я умоляю, - в ее глазах стояли слезы, - пожалуйста, сделай это. Мне просто больше не на что надеяться... И... если я ошиблась, и ты не сможешь уничтожить ЭТО, - она кивнула на Клеймо, - то... то... укх... – она явно пыталась что-то добавить, но ее собственный рот ее не слушался.
 - Хорошо... – Гарри сжал начавшую болеть от всего этого голову... – Дора, дуй за Дамблдором, если потребуется, подними его с постели, но мне нужен как можно скорее.
 - Конечно, - ответила та и аппарировала.
 - Так... – Гарри кинул взгляд на Беллу, потом на Цисси... те чуть заметно кивнули ему. – Ты, я полагаю, знаешь, как это действует, Флер?
 - Да... – Флер чуть улыбнулась, самую малость... и подобралась поближе. – Надеюсь, вот этого хватит? – тихо спросила она. – Боюсь я не в состоянии...
 Ее руки уже дотронулись до его бедер, Гарри только сейчас осознал, что все это время сидел на кровати в одних трусах, штаны он так и не натянул. Впрочем, ему было не до этого. Ловкие нежные пальцы приспустили ему трусы, обхватили его член, несколькими мягкими касаниями они сумели придать некоторую твердость его плоти... А потом Флер сомкнула губы вокруг его еще не до конца возбудившегося члена.
 Ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы исправить это. Ее язык обвился вокруг его мужественности, лаская его по всей длине. Одновременно с этим ее губы странным образом вибрировали, оставаясь сомкнутыми, что доводило его до экстаза... Это было очень быстро... Похоже, Флер спешила, желая, чтобы он наложил заклинание как можно быстрее. Она действительно опасалась, что не успеет, и ее заставят вернуться? Гарри не знал, насколько ее страхи обоснованы, но предпочел не рисковать и потому не сдерживал себя.
 Едва только почувствовав, что приближается к оргазму, Гарри схватил протянутую ему Беллой палочку...

 - Сервус секус! – услышала Флер, и одновременно с этим ей в рот хлынула сперма.
 Мгновением позже заклинание, на которое она возлагала свою единственную, отчаянную надежду, попало в нее. Какая-то часть ее самой всколыхнулась, словно собираясь воспротивиться этому вторжению, но она подавила эту реакцию, наоборот, постаравшись открыться той силе, что сейчас вливалась в нее...
 Клеймо на груди вспыхнуло огнем. Боль была столь же сильна, как в ту минуту, когда ее, прикованную к стене метили этим проклятым знаком как какое-нибудь животное... И сейчас, как и тогда, она не позволила себе кричать...
 Она чувствовала, как сила, что сейчас вливалась в нее, вступила в схватку с той, что составляла собою сущность этого знака на ее теле, на ее сознании, на ее магии, на всей ее сущности... А потом, с последней, особенно острой, вспышкой боли, эта битва завершилась.
 Флер ощутила, как ее точка зрения на этот мир начала меняться. Вся ее прошлая жизнь, а так же весь ужас, вся боль и вся горечь, все унижения пережитые ее за последние сутки, все это отошло на второй план. Даже гибель матери и страх за судьбу сестры – все это вдруг стало не столь важным. Их место заняла преданность и желание, жажда, буквально жизненная необходимость служить ее Хозяину... И одновременно с этим вновь захватила усталость и боль, простая, земная боль ее избитой и искалеченной плоти. Все это время она держалась на одном лишь упорстве. Упорстве, которое и заставляло ее превозмогать слабость, забыть о боли во всем теле, и не позволяло просто лечь и покориться кажущейся неодолимой судьбе...
 - Хозяин... – успела прошептать она, прежде чем провалиться в спасительное забытье.

 Гарри пришел в себя где-то минуту спустя, он почувствовал, что его магическая сила вновь возросла, его сознание все еще заполняли образы и информация, что теперь принадлежали ему. Несколько новых заклинаний, зелье, чей эффект можно было охарактеризовать как «анти-приворотное», жизнь заставила Флер овладеть искусством его приготовления в мельчайших деталях. А еще: одно необычайно яркое, вероятно – совсем свежее воспоминание:
 «Вот она и Габриэль со всех ног бегут по коридорам их фамильного замка, спасаясь от преследователя... Вот они достигают камина, она одним движением разжигает огонь, метает в пламя шепотку Летучего Пороха и вталкивает внутрь совершенно растерянную Габриэль. Она хочет выкрикнуть название места, где ее сестра будет в безопасности, но тут ее настигает адская боль... Вместо адреса с ее уст срывается что-то нечленораздельное. Последнее, что она видит, прежде чем все заволакивает тьма, это как пламя подхватывает ее сестру и уносит куда-то по Каминной сети...».
 Гарри мотнул головой, прогоняя видение и возвращаясь в реальный мир, он полусидел-полулежал на кровати... Приподнявшись, он обнаружил Флер неподвижно лежащей на кровати Доры. Над ней склонились Белла и Цисси...
 - Что с ней? – подскочил он.
 - Думаю, просто обморок Хозяин, - ответила Беллатриса.
 - Полный упадок сил. Неудивительно, если учесть, что с ней сделали, - подтвердила ее сестра.
 Гарри не успел ответить, ибо именно в этот миг дверь в комнату распахнулась. Ворвавшегося внутрь Дамблдора встретили три Оглушающих заклинания, но в этот раз он был либо готов к этому, либо просто настроение него было не самое мирное, но чары отскочили от выставленного щита. Выглядел директор, надо сказать, довольно комично: было очевидно, что его подняли с постели. Мантия была в страшном беспорядке, борода и волосы растрепаны, а голова была не покрыта и выставляла напоказ блестящую лысину. Вслед за ним появилась Тонкс.
 Встревоженный Альбус Дамблдор окинул всех присутствующих взглядом...
 - Гарри... с тобой все хорошо?
 - Да... – немного удивленно ответил тот. Не этого вопроса он ждал в первую очередь.
 - Хорошо... – облегченно вздохнул директор. – И она... – он уже склонился над бесчувственной Флер. – Великий Мерлин!
 - Клеймо исчезло, - ответила ему Нарцисса. – Но ей нужно к врачу, посмотрите, что с ней сотворили!
 - Совершенно верно, с твоего позволения Гарри, я ее сразу доставлю в Хогвартс, - рядом с директором из ниоткуда возник Фоукс. – Мадам Помфри сейчас в школе. Пока я не разберусь в ситуации, лучше не сообщать в Министерство.
 - Хорошо профессор.
 - Гарри, думаю тебе, и вообще вам всем тоже лучше отправиться в школу, нам будет что обсудить. А тебе лучше быть рядом с ней, - скороговоркой закончил директор, после чего исчез вместе с Фоуксом и Флер.

 Гарри был полностью согласен с Дамблдором, и потому десять минут спустя они все вчетвером аппарировали на границе защитных барьеров Хогвартса. Теоретически, Гарри еще не имел лицензии, экзамен был назначен лишь на послезавтра, но ему уже давно и крепко осточертели Порталы, и потому он решил не мучиться. Даже если Министерство и способно выделить его на фоне трех других одновременных аппараций - в чем он сильно сомневался - наказывать его вряд ли станут.
 Ночь была просто великолепна, звезды и половина луны хорошо освещали окрестности, свет горел и в некоторых окнах замка. В других обстоятельствах Гарри бы остановился полюбоваться на спокойное ночное озеро, в котором отражались все небесные тела, но сейчас ему было не до того.
 Ворота Хогвартса оказались незапертыми, что само по себе было неправильно, но в этой ситуации оказалось весьма кстати, ибо Гарри не улыбалась перспектива ждать, пока ему кто-то откроет.
 Они прошли по темным коридорам, освещая себе дорогу палочками. По пути им встретился лишь Почти Безголовый Ник, который провожал их удивленным взглядом до тех пор, пока не вывернул свою шею под совершенно нереальным углом. Результат был очевиден: воротник не выдержал, и сконфуженному привидению пришлось водружать свою голову обратно на плечи...
 В Больничном крыле они обнаружили профессора Дамблдора, который, пользуясь представившейся паузой, пытался на месте привести себя в порядок. Флер лежала на одной из кроватей, рядом с ней возвышался передвижной столик, заставленный всевозможными снадобьями. Над больной хлопотала мадам Помфри...
 - Здравствуй еще раз, Гарри.
 - И вам того же профессор... как она? – обратился Гарри к медсестре...
 - Как по-твоему? – довольно-таки грубо откликнулась та. Продолжая чем-то натирать пациентку. – Несчастное дитя... каким чудовищем нужно быть, чтобы сделать такое?.. Просто удивительно, что она еще жива, человек может скончаться от гораздо меньшего... Как вы ее нашли, мистер Поттер? – наконец повернулась она к нему.
 - Ну... Она пришла ко мне домой...
 - Что?! – мадам Помфри аж подскочила на месте и уставилась на него, как на сумасшедшего. – Человеку в ее состоянии дышать-то непросто, уж не говоря о том, чтобы ходить! Это просто невозможно.
 - Аээ? – тут уже Гарри раскрыл рот. Он, конечно, понимал, что Флер совершала подвиг, превозмогая боль, но если так...
 - Мисс Делакур - полувейла, Поппи, - подал голос директор. – Известно, что вейлы имеют гораздо более высокий болевой ресурс, нежели люди.
 - А... да, возможно... – запнулась врач. – Тогда понятно, она действительно в лучшем состоянии, чем я ожидала...
 - Когда мы сможем поговорить с ней?
 - Она очень истощена, и с физической, и с магической точки зрения... уж не говоря о моральной... Я дала ей полный комплекс восстанавливающих зелий, и так же снадобье для сна без сновидений, ей это необходимо. И я еще повторю процедуру... Ей необходимо как минимум шесть часов полного покоя... А сколько потребуется времени для полного восстановления... я не берусь даже предположить.
 - Хорошо... Поппи, ты не возражаешь, если Гарри и я воспользуемся твоим кабинетом, чтобы поговорить с глазу на глаз?
 - Вовсе нет, Альбус, в любом случае, я останусь с ней... Устраивайтесь.
 - Благодарю...
 Гарри вместе с директором проследовал в небольшой кабинет школьной медсестры, Гарри тут еще ни разу не бывал. Впрочем, ничего особо примечательного тут не было, помещение и само по себе было невелико, а тут оно все было заставлено шкафами со снадобьями и медицинской литературой. Они с директором устроились по разные стороны рабочего стола, все дамы остались снаружи и собственноручно наложили на дверь Заглушающее заклятие.
 Дамблдор не стал ходить вокруг да около, а сразу же приступил к расспросам. Тонкс, когда вынимала его из кровати, не стала вдаваться в подробности... Гарри подробно описал все произошедшее, в том числе и воспоминание доставшееся ему.
 - Да Гарри... у тебя это просто на роду написано: попадать в странные ситуации и быть источником надежды людям, - тихо проговорил Дамблдор, качая головой.
 - Я уже начинаю к этому привыкать... профессор... я правильно поступил, что выполнил ее просьбу? Не было ли иного пути?
 - Насколько мне известно, нет. И времени действительно не оставалось... Лет двадцать назад я и несколько моих друзей провели исследование этого Клейма... оно родилось на востоке... поскольку Том создал свою метку на этой основе. Но даже он считал это неразумно жестоким, это Клеймо буквально уничтожает человека... – Дамблдор ни к кому, казалось, не обращался. – Кто мог быть настолько бессердечным, что вновь оживить этот пережиток тех жестоких времен. Ладно, Гарри, думаю, нам всем стоит попытаться заснуть... Утром, когда мисс Делакур проснется, я надеюсь, она сможет пролить свет на эту историю, и мы покараем виновных... А еще сразу свяжусь с некоторыми знакомыми, попрошу посмотреть, что и как... – Дамблдор уже поднялся, было, но тут Гарри его окликнул.
 - Профессор, а почему появившись в моей комнате, вы сначала беспокоились за мое состояние?
 - Когда Нимфадора появилась у меня в спальне и сказала, что ты собираешься сделать, мне вспомнилось кое-что из книг, что я недавно прочел. В старые времена было немало случаев, когда Проклятье Сексуальной Рабыни накладывали на вейл. Так вот, потом это прекратилось, ибо часто случалось так, что заклятие не срабатывало, более того, накладывающий его волшебник при этом сильно страдал... были даже смертельные случаи. Вероятно, у вейл есть какой-то защитный механизм... и кто знает, может именно то, что мисс Делакур пришла к тебе по своей воле, сыграло решающую роль...

 Дамблдор действительно ушел, вполне возможно, что он даже вернулся к себе в кровать и спокойно проспал до утра. Гарри так не мог, этой ночью он ложился несколько раз, он ненадолго засыпал и потом просыпался... ходил по Больничному крылу, где им выделили четыре койки. Он и помыслить не мог о том, чтобы вернуться на Тисовую улицу. Он оставался рядом с Флер, ежечасно справляясь у мадам Помфри, бессменно дежурившей у постели больной, о ее состоянии. В конце концов, та, которая тоже, между прочим, не выспалась, вспылила и пригрозила напоить его снотворным зельем, если он не прекратит метаться... Странным образом, именно это успокоило Гарри, и он все-таки заснул, чтобы проснуться лишь несколько часов спустя. Уже ближе к утру, Цисси сжалилась над медсестрой, у которой уже глаза слипались, и предложила ее подменить. Та, было, заупрямилась, но в конечном итоге уступила. Правда настояв, чтобы ее позвали, едва только Флер очнется. Нарцисса легко согласилась на это. Вообще говоря она предложила свою помощь не из чистого альтруизма...
 Гарри проснулся, чувствуя, как две пары рук ласкают его тело. Беллатриса и Дора обнаружились рядом с ним... Гарри попытался подняться, но Белла помешала ему самым сладким образом. Ее губы накрыли его собственные, и она мягко прижала его голову к подушке.
 - Позвольте мне услужить вам, Хозяин, - прошептала она, прежде чем принять его внутрь себя.
 Гарри был, понятное дело не против, хотя и не проявлял обычного энтузиазма. Покуда Беллатриса седлала его, Цисси, честно выполняя уговор, не спускала глаз с продолжавшей мирно посапывать Флер, а Тонкс наблюдала за дверью... а то мало ли?
 Минут десять спустя он сидел на кровати, поглощая завтрак, доставленный прямо сюда Добби, который был просто счастлив от самого факта, что он приносит завтрак Гарри Поттеру... Все-таки временами понять домовых эльфов было непросто. Впрочем, может человеку и не надо пытаться понять их своим разумом, а просто принять их такими, какие они есть?
 Настроение у Гарри было не самое лучшее, даже с учетом того, что Беллатриса сумела его существенно повысить. Сегодня его наверняка ждал непростой день, нужно было разобраться со всей этой жуткой историей... А она еще наверняка аукнется... Достаточно было просто подумать о Билле Уизли, парне которого он знал не то, чтобы очень хорошо, но все же в достаточной мере, чтобы понять: он не обрадуется. Да и кто обрадуется, узнав, что любимая девушка, почти невеста, стала чьим-то сексуальным рабом?! И попробуй - убеди, что сам ты тут почти не при чем...
 Гарри не то простонал, не то проворчал что-то нечленораздельное. Он уже давно смирился с тем, что ему никогда не удаться пожить нормальной жизнью, но всему ведь есть предел... В его памяти пронеслись все странные, кажущиеся противоестественными и просто дикие события и происшествия, с которыми ему пришлось иметь дело только за это лето. И это притом, что с большинством Волдеморт если и был связан, то только очень косвенно. Гарри издал уже хорошо слышный стон.
 Все присутствующие почувствовали, как настроение их Хозяина стремительно падает, даже так и не проснувшаяся Флер вдруг показалось как-то менее... спокойной в своем сне без сновидений. Дора тихо опустилась рядом с ним.
 - Хозяин, что с вами?
 Гарри пришлось почти прикусить себе язык, чтобы не сорваться и не закричать на свою рабыню, которая была ни в чем не виновата, а лишь беспокоилась о нем.
 - Просто жизнь вдруг представилась мне особенно тяжкой, Дора...
 - Хозяин, - улыбнулась она и успокаивающе положила ему руку на плечо, - вам больше нет нужды держать на своих плечах всю тяжесть этого мира. Тети, я... а теперь и Флер, мы теперь с вами, и мы с радостью возьмем на себя весь излишний груз.
 - Спасибо Нимфи... – тихо ответил Гарри, поскольку в коридоре послышались шаги. – Мне было очень нужно услышать это. – На душе действительно полегчало.
 Дверь распахнулась, и в госпиталь вошла целая компания: директор, Снейп, мадам Помфри, Флитвик и еще почти незнакомая Гарри дама, профессор Вектор. Медсестра немедля начала новый осмотр пациента, учителя Чар и Нумерологии присоединился к ней. Снейп сперва одарил Гарри довольно неоднозначным взглядом, после чего тоже подошел к Флер. Надо полагать, директор прихватил с собой всех профессоров, чьи знания как-то касались Темной магии, или Меток...
 Покуда длился осмотр, директор шепотом рассказал ему, что его французским знакомым, которых он, несмотря на поздний час, попросил помочь, ничего не удалось выяснить. Замок Делакур оказался полностью заперт, даже отрезан от каминной сети. Это само по себе было необычно, но к сожалению недостаточно, чтобы что-либо предпринимать...
 - Это удивительно... – пропищал возбужденный крошка Флитвик, невежливо врываясь в разговор. – Нам удалось обнаружить на ее магической сущности следы того, что очевидно раньше было Клеймом... – говоря это, мастер Чар потерял часть энтузиазма. – Но это именно следы, и они исчезают! Беспрецедентный случай... Поговорка: «несмываем, как Красное Клеймо» более неактуальна!
 - Альбус! Полагаю, она просыпается! – Флитвик оказался прерван.
 Все тут же оказались рядом с постелью. С тех, как Гарри смотрел на нее в последний раз, состояние Флер еще более улучшилось. В течение всей ночи он подмечал, как синяки по всему ее телу понемногу рассасываются. Понемногу... но так, что присутствуй здесь врач-магл – он бы, наверное, с ума сошел. Сейчас Флер выглядела намного лучше.
 Ее веки задрожали, потом поднялись. Девушка приподнялась на ложе, она явно пока не понимала, где находится, наверное, она не узнала и присутствующих. Ее дикий, напуганный взгляд метался по помещению, пока не остановился на Гарри...
 - Хозяин, - прошептала она, ее взгляд прояснился, и она сделала попытку выбраться из кровати.
 - Что ты, Флер! лежи... – тут же остановил ее Гарри. Насколько он понимал, француженка намеревалась опуститься перед ним на колени и поцеловать его ступни.
 - Как... как вы себя чувствуете, мисс?.. – голос мадам Помфри немного дрожал.
 - Хо... намного лучше, спасибо... – Флер осмотрела свои руки, а потом заглянула под покрывало. Гарри был уверен, что ее взгляд остановился там, где совсем недавно было Клеймо. – Спасибо...
 - Мисс Делакур, вы в Хогвартсе, и все будет хорошо, - начал директор, и получил от Флер довольно странный взгляд. – Но нам очень нужно узнать, что с вами произошло... – Флер ничего не сказала, а лишь подняла вопросительный взгляд на Гарри.
 - Скажи нам, кто сделал это с тобой? – тихо спросил Гарри, давая ей понять, что он хочет, чтобы она ответила.
 - Виконт де Вальпонт и... – она сглотнула, - и мой отец...

 История Флер, казалось, вышла прямиком из чьих-нибудь кошмарных снов. Когда четыре дня назад она вернулась в замок своей семьи, все было, как обычно и ничто не предвещало будущих событий.
 Ее родители как всегда были рады возвращению старшей дочери, точно так же как и Габриэль, которая в сестре просто души не чаяла. Все было хорошо, все было, как и должно быть... до вчерашнего дня.
 Ее отец, граф Жан-Поль Делакур, хороший знакомый Дамблдора, кстати говоря, отбыл куда-то по делам еще прошлым вечером и не возвращался всю ночь. Но никто не беспокоился, такое случалось нередко. Ее отец был самым, что ни на есть благородный, высокорожденный дворянин магической Франции. Аристократ в самом лучшем смысле этого слова, и он всегда очень любил и свою жену, и своих детей.
 Человек, что вернулся домой около полудня, был кем-то иным, это был настоящий монстр. Уже его лицо...
 Он закричал что-то о том, что уже достаточно терпел у себя под крышей разных «животных» - это он о своей семье. Когда его жена попыталась его образумить, он ответил ей Пыточным заклятием... Тут уже Флер попыталась его остановить, за что тоже получила дозу боли... А потом граф применил Смертельное Проклятие... Флер долю секунды наблюдала за тем, как ее мать безжизненно опускается на пол, а потом схватила свою сестру в охапку и они вместе выбежали в коридор. Габриэль была на грани обморока, потому ей почти что пришлось тащить ее.
 Она затолкала сестру в камин и хотела отправить ее к тете Эманюэль... Дальше была только боль...
 Она пришла в себя прикованной к стене, ее одежда превратилась в лохмотья, и уже тогда ее тело было покрыто синяками, очевидно граф, она уже не могла назвать его отцом, не удовлетворился одним только «Круциатусом»...
 Тут Гарри предпочел не узнавать подробности, и потому Флер перешла к тому, что было дальше. Граф заявил ей, что извел на них огромные деньги, и пора бы им их возместить, и что из-за нее Габриэль ушла, и он лишился половины прибыли. Но зато нашелся покупатель, готовый за нее хорошо заплатить... когда этот покупатель вошел, Флер испытала ужас сравнимый только с тем, что она ощутила, видя смерть своей матери. Виконт де Вальпонт...
 Эта семья уже очень давно пользовалась самой дурной славой: блюстители чистоты крови, они пошли настолько далеко в родственных браках, что могли являть собой просто пример вырождения... Уродливые, жестокие, подчас совершенно безумные. Но при этом семья оставалась очень богатой, потому что в давние времена один из их предков оказал огромную услугу гоблинам, и с тех пор они управляли их финансами, не позволяя тем полностью растратить их. Нынешний же глава этой семьи далеко превосходил своих предшественников. Ходили упорные слухи, что похищает у маглов детей и молодых девушек, а потом где-то прячет их изуродованные тела. Но Министерству магии Франции так и не удалось ничего найти...
 Теперь Флер могла с уверенностью сказать, что слухи о том, что глава «почтенного, чистокровного семейства» - садист и педофил, скорее всего, верны...
 Ее продали за сто миллионов галлеонов. Там же на месте ей и поставили Клеймо. То была идея графа, чтобы, как он сказал, «это животное знало свое место». После этого ее доставили на дом к владельцу.
 Что было дальше Флер не могла вспомнить, для нее все слилось в беспрерывную череду, состоящую из насилия, побоев и снова насилия... Время от времени это прерывалось на несколько минут, в течение которых виконт опрокидывал внутрь себя новую бутылку спиртного, после чего все возобновлялось с новой силой.
 Рассудок отчасти вернулся к ней уже ночью, рядом с ней храпел напившийся как свинья виконт. А у нее на груди красовалось Клеймо, которое означало, что она не сможет ни сбежать, ни освободиться от него...
 Первым ее побуждением было вскрыть себе вены, разбить голову, свить веревку... Но она не могла, даже добравшись до ножа, она ничего не могла сделать. Ее собственная рука предавала ее, останавливая оружие в доли миллиметра от тела... Точно так же она не могла ничего сделать этому упившемуся до поросячьего визга животному, что продолжало храпеть на кровати. Она ничего не могла...
 Она не могла никому сказать, что с ней произошло, где ее мучитель. Она знала, что едва он проснется, она вновь станет марионеткой, которая прыгнет в огонь, если ей прикажут...
 И именно в этот момент отчаяния ей в голову пришло решение. Шанс, возможность, надежда... возможно, крошечная, но тем не менее реальная. Она не знала, откуда пришло это вдохновение, казалось, ей кто-то прошептал этот совет на ухо... Словно бы кто-то невидимый напомнил ей о Гарри Поттере... слава Мерлину, она знала его адрес от Билла...

 Рассказ Флер выслушали, почти не перебивая. Грозный Глаз Грюм, который присоединился к ним вскоре после начала повествования, довольно скоро умчался обратно в министерство, поднимать на ноги Отдел Магического Правопорядка, чтобы те связались с французами. Мадам Помфри не выдержала и половины рассказа и поспешила покинуть Больничное крыло. Вскоре за ней последовали Флитвик, а потом и Вектор.
 Дамблдор, который всегда старался оставаться одинаковым, чтобы не происходило, сжал губы так, что они побелели. Но это было все, что выдавало его эмоции. Даже непрошибаемый, плюющий на всех вокруг Снейп не остался столь невозмутим.
 Сам же Гарри заставил себя выслушать это до конца, и он сделал это, прежде всего благодаря трем дамам, что сейчас стояли рядом с ним... Он поклялся, что сделает все от него зависящее, чтобы Флер смогла забыть вчерашний день... Этим утром, перед тем, как Тонкс удалось развеять его мрачность, он почти злился на Флер за то, что она появилась, вновь переворачивая его мир с ног на голову. Сейчас ему было стыдно просто потому, что мог подумать о таком...
 - Не могу в это поверить... – прошептал Дамблдор, когда Флер замолкла. – Я ведь хорошо знал Жан-Поля... Мисс Делакур, я прошу у вас прощения за то, что вам пришлось вспомнить все это. Я немедленно отправляюсь во Францию, я узнаю, что могло произойти с вашим отцом... И я сделаю все от меня зависящее, чтобы... – Дамблдор сглотнул, словно останавливая слово, уже готовое сорваться с языка, - виновные не ушли безнаказанными...
 - И... прошу вас... найдите Габ’иель.
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава девятая

 Флер лежала рядом со своим Хозяином. Наконец, впервые за все эти дни все было хорошо. Она наконец покинула больничную койку, она была с ним и могла служить ему. Мадам Помфри, медсестра Хогвартса была очень доброй и заботливой женщиной, хорошим целителем, но она не могла, а может и не хотела понимать, на какую пытку обрекала свою пациентку, удерживая в Больничном крыле почти неделю.
 Флер поправлялась очень быстро, так что медсестра, а так же навещавшие ее целители только диву давались. Ее саму это нисколько не удивляло, она просто страстно желала быть полезной своему Хозяину, и ее организм делал все, чтобы она могла быть в его распоряжении как можно скорее…
 Ее тело полностью выздоровело всего за четыре дня, но ее продержали в постели еще два. На всякий случай. Чтобы она не подрывала свое столь быстро вернувшееся здоровье. Чтобы ей было проще справиться с моральным шоком…
 Они не понимали, что именно этот постельный режим и был едва ли не главной причиной ее неблестящего состояния. Если бы не Хозяин, который проводил сколько мог времени рядом с ней, она вообще не занала, как бы тогда пережила эти дни…

 Граф Делакур был схвачен в тот же день, когда она проснулась в Больничном крыле школы Хогвартс и поведала свою историю. Грозный Глаз и Дамблдор подняли тревогу в Министерствах Магии Англии и Франции. Мракоборцы вломились в фамильный замок Делакуров и в поместье Вальпонтов…
 Граф Жан-Поль был дома, сотрудники Министерства Франции его застали за обеденным столом, тот как раз поднимал тост за «очень удачную сделку». Он явно не ждал нападения, и все могло бы кончиться быстро и без боя, но один из новобранцев, которого взяли на операцию, все испортил. Вместо того, чтобы сразу оглушить графа, как собирались поступить его старшие товарищи, он заорал тому сдаваться.
 Жан-Поль среагировал мгновенно, и в результате все кончилось схваткой. Граф дрался как одержимый и сумел ранить трех бойцов, прежде чем те сумели скрутить его…
 А вот виконта де Вальпонта не сумели схватить, на ворвавшихся внутрь мракоборцев сначала напала целая стая ядовитых докси. Потом на них из засады обрушились Красные Колпаки с дубинами, а следом еще и Серая Гарпия – черезвычайно опасное и агрессивное существо.
 Один из сотрудников министерства погиб, а когда остальные наконец уничтожили все то, что вело себя недружелюбно, птичка уже улетела. Судя по следам, в момент их прибытия владелец дома еще спал, так и не придя в себя после вчерашнего веселья… Но грохот схватки мог поднять на ноги и мертвого, а потому преступник успел скрыться, неизвестно каким путем…
 Граф Делакур вел себя совершенно неадекватно, от него ничего не удалось добиться кроме невнятных воплей на тему, что как они, «жалкие ничтожества» смели вообще его касаться… Сперва было подозрение на заклятие «Империус», но прибывшие эксперты опровергли это предположение. Но они нашли кое-что другое.
 Граф был отравлен, невозможно было точно определить тип яда, существовало множество зелий способных превратить любого человека в самого настоящего монстра. И судя по всему, именно это и произошло с главой семьи Делакур. Теперь он находился в Санатории имени святой Марии, главной больнице Магической Франции, и никто не мог сказать, возможно ли исцеление, и если да, то когда…

 Флер чуть слышно вздохнула, поежилась и еще крепче прижалась к Хозяину. Каждый раз упоминание или просто мысли об отце все же заставляли ее вздрагивать. Хотя все это было очень ослаблено и притуплено тем заклятием, что навсегда сделало его рабыней Хозяина. Она невольно улыбнулась от этой мысли…
 Она не могла не почувствовать, что воспринимает теперь окружающий мир словно бы через фильтр. Ведь даже судьба пропавшей без вести Габриэль теперь не волновала ее так, как должна была бы… Флер чувствовала, что это спокойствие, чуть ли не безразличие, это что-то… неправильное, но ничего не могла с собой поделать. Судьба ее собственной семьи более не была для нее чем-то столь значительным… это было невероятно, но это было именно так.
 Нет, она разумеется тревожилась и за сестру и за отца… Но вовсе не так, как должна была бы. И она даже не пролила слез о погибшей матери… Откровенно говоря, она старалась не вспоминать о ней… Похороны уже состоялись… и она пропустила их, и то, что ее не пустили туда целители не очень утешало… Все что она получила – это письмо от тети Эманюэль… Ее искренние соболезнования, фотография надгробия… и портрет ее матери на нем… это всегда был ее любимый портрет… И еще на самом краю фотографии время от времени мелькал Билл ... Он был на похоронах… Билл…

 - Флер… - выдавил из себя рослый рыжеволосый парень, закрывая за собой дверь.
 - Здравствуй Билл, - тихо поприветствовала она своего бывшего возлюбленного, человека, который был без пяти минут ее женихом. - Как дела?
 - Как могут быть дела? – надтреснутым голосом выкрикнул он. – Флер… Флер… как ты могла?
 - Что, как я могла? Как я смогла спасти свою жизнь? – все так же тихо ответила ему Флер.
 - Нет… как ты могла… так поступить со мной… Флер… мы ведь уже говорили о свадьбе… я… я…
 - Я тоже любила тебя, Билл, по крайней мере… я искренне считала это любовью. Но… но у меня не было выбора, Билл…
 - Но почему? Почему ты пошла к Поттеру… а… не ко мне?
 - К тебе… - Флер мрачновато усмехнулась со своей койки. – Тебя вообще что беспокоит: моя судьба, или что я больше не окажусь в твоей постели?
 - Ааа… - Билл открыл рот, закрыл его… Помотал головой… - Прости… просто, все это… я до сих пор верю, что проснусь и все это окажется лишь кошмарным сном... – Он отвел взгляд.
 - Понимаю…
 - Но все равно, почему ты подумала о… - Билл замолк на мгновение… - о Гарри?
 - Билл… ты хороший парень, талантливый волшебник, но скажи мне, если бы я пришла к тебе смог бы ты сделать это? Хватило бы тебе силы? Можешь не отвечать… У меня не было выбора, Билл. И у меня было очень мало времени, я была в ужасе, я паниковала… и я вспомнила о Х… - Билл скривился, и она оборвала себя, - о Гарри… это был единственный шанс… тогда у меня просто не было времени сомневаться… Но и сейчас я считаю… - она оборвала себя на полуслове.
 Воцарившееся неловкое молчание затянулось… Билл еще раз покачал головой…
 - Все тебе хорошего… - прошептал уже направляясь к двери… - б… надеюсь ты сможешь быть счастливой.
 - Билл…
 - Да? – обернулся он уже в дверном проеме.
 - Даже не думай о том, чтобы отомстить Гарри за что бы то ни было… - ее голос был совершенно серьезен, и в нем прозвучала угроза.
 - Хм… - ответил он ей тогда и вышел. Последний звук был сильно похож на всхлип…

 Этот разговор произошел двое суток спустя после того судьбоносного дня… На следующий день Билл был уже во Франции, он присутствовал на похоронах ее матери… и остался там. Официально – наверное, чтобы от имени Дамблдора участвовать в поисках Габриэль. На деле… - вероятно, он просто сбежал. Сбежал и от нее, и от Хозяина…
 Флер прижалась к нему еще крепче и закрыла глаза, вскоре она уже спала.

 Гарри сладко потянулся, просыпаясь после длительного и крепкого сна. Ему потребовалась пара секунд, чтобы вспомнить, где он находится…
 Хогвартс, главная спальня особых покоев, специально созданные еще Основателями на случай использования заклятия «Сервус секус» одним из обитателей замка. Интересно, как этим людям тысячу лет назад могла придти в голову возможность, что ученик… Неудивительно, что эти комнаты пустовали все это время… Он перебрался сюда почти неделю назад, чтобы быть рядом с оставшейся в больнице Флер. Дамблдор не возражал, сообщив, что защита вокруг обиталища его дяди с тетей достигла нужного уровня…
 Флер спала рядом с ним, практически положив свою голову ему на грудь. Вчера, ближе к вечеру, мадам Помфри наконец выпустила свою, вконец истосковавшуюся, пациентку из своих владений. Сестры и Тонкс очевидно очень хорошо понимали, что у нее было на душе и потому устроились на ночь в соседних спальнях…
 И видимо Флер очень в этом нуждалась, и потому прошлая ночь была чем-то совершенно невероятным… За этим последовали без малого три очень приятных и насыщенных часа…
 Гарри вновь посмотрел на нее, французская полувейла мирно спала у него на груди… Глядя на ее умиротворенное лицо Гарри вдруг необычайно четко вспомнилась она в тот судьбоносный вечер, когда Кубок Огня избрал его четвертым чемпионом. Вспомнив выражение лица Флер тогда, и ее слова, Гарри не смог сдержать смешка… довольно-таки громкого, надо заметить.
 - Хозяин?.. – Флер сразу же проснулась и подняла на него заинтересованный взгляд.
 - Доброе утро, - Гарри почувствовал себя немного неловко, что разбудил ее. – Как спалось?
 - Прекрасно… - та все так же глядела на него, словно бы не решаясь задать вопрос…
 - А… мне просто вспомнился наш первый, так сказать, разговор… ты меня назвала…
 - Пти гарсон… - тихо закончила за него бывшая участница Турнира Трех Волшебников, отводя взгляд.
 - Ну да… и не прошло и двух лет… - Гарри уже открыто засмеялся. Ну кто бы мог подумать тогда, в начале четвертого курса, что меньше чем через два года та гордая, неприступная красавица…
 Ирония судьбы, иначе и не скажешь.

 - Профессор, полагаю, нам следует обсудить вопрос о моем месте проживания… - обратился Гарри к директору за завтраком.
 Сейчас в Большом Зале были только они одни, никто больше из числа учителей сегодня в школе, очевидно, не ночевал. Потому все они сидели вместе за преподавательским столом, впрочем, так оно и было всю эту неделю…
 Директор Хогвартса повернулся к своему студенту. Что и говорить, Гарри теперь производил впечатление… С Беллатрисой по правую руку, Нарциссой и Флер, сидевшими слева от него… Альбус Дамблдор спросил себя, не теряет ли он контроль над ситуацией… Этого он не мог знать, но он понимал: попытайся он вмешаться, все, чего он может добиться, это настроить Гарри против себя. Потому все, что он мог сделать – это наблюдать… Наблюдать и стараться подготовиться ко всяким возможностям...
 - Что ты имеешь в виду Гарри?
 - Думаю все согласны, что мне не стоит оставаться здесь в течении всех оставшихся летних каникул…
 - Ты, вероятно, прав… - ответил Дамблдор, так-то он был бы не прочь, чтобы Гарри остался тут: и в безопасности, и под присмотром… Но он не сумел найти аргументов достаточно убедительных…
 - И с учетом последних событий… - Гарри чуть скривился, - в Штабе Ордена мне тоже лучше не квартироваться…
 Дамблдор кивнул… Он был в определенной мере разочарован поведением многих членов Ордена… И если братьев Уизли еще можно было понять, то вот многих других… Вильям не сказал ни слова, он просто уехал… Но его семья не была столь сдержана… Гарри за эту неделю появился на площади Гриммо лишь однажды…
 Результатом была разбитая губа Гарри Поттера и Рон Уизли, провалявшийся в отключке пару часов, пока с него удалось снять все смешавшиеся друг с другом заклятья. Его брат Чарли был с силой отброшен в стену, и лишился всей одежды, чем довел Молли до истерического состояния… Дамблдор всерьез подозревал, что последний штрих был делом рук Нимфадоры, единственного члена Ордена, кто была на стороне Гарри… Вероятно потому, что она была в ту ночь в его комнате, все видела и слышала… Близнецы Фред и Джордж тоже присутствовали, и оба были оглушены, хотя потом утверждали, что лишь смотрели, не зная что предпринять…
 Многие из членов Ордена были там… они ничего не делали, просто смотрели на стычку, но было очевидно, на чьей стороне их симпатии…
 - В принципе, после случившегося я чувствую за собой моральное право выставить весь Орден Феникса из моего дома… - голос Гарри вернул директора к действительности…
 - Я понимаю, что ты чувствуешь Гарри, но прошу тебя, не следуй на поводу у своей обиды… Члены Ордена были неправы, но…
 - Не нужно лишних слов, - остановился его Гарри. – Лучше предложите мне альтернативу.
 - Эээ… - Дамблдор одновременно почувствовал и облегчение и новую тревогу… - Трудно сказать Гарри… Я мало, что знаю о владениях Блэков, но Поттеры обладали несколькими домами и особняками в разных частях света… Однако, боюсь, ни один из них нельзя считать достаточно безопасным…
 - И кроме того, все эти дома простояли заброшенными десяток лет, как минимум, так что обжить их сразу не кажется реальным.
 - Да Гарри… Прошу, дай мне пару дней, чтобы обдумать этот вопрос, я уверен, что смогу найти решение, которое удовлетворит нас… - но тут директора прервали.
 - Хозяин, - несмело подала голос Флер, - если позволите, у меня есть предложение…
 - Конечно, говори, Флер – Гарри отвернулся от Дамблдора и посмотрел на нее.
 - Что вы думаете о том, чтобы переехать, хотя бы на время, в замке Делакуров?
 - Куда? – Гарри на несколько мгновений растерялся…
 - Наш замок считается почти неприступным, очень мощные и древние заклятия были наложены на него, но уже многие годы их не использовали…
 - Хорошая мысль… - вмешался Дамблдор, которому, хоть он этого бы не признал и самому себе, не понравилось, как Гарри отвлекся от разговора с ним. – В свое время сам Гриндевальд не сумел проникнуть в этот замок. И эту защиту будет нетрудно восстановить…
 - И замок никак нельзя назвать необжитым, - вставила Тонкс, сидевшая рядом с директором.
 - Но… но… это же не мой дом… и, я не знаю, мне это видится чуть ли не кощунством…
 - Хозяин… теперь замок моей семьи пустует… и будет пустовать еще долго… кроме того… - Флер запнулась, но Гарри ее понял и так. Флер же, собравшись с мыслями, сказала нечто совсем иное, чем собиралась сначала. – Кроме того, нужно позаботиться о наших домовиках, они должны быть просто в ужасе…
 - А с точки зрения правосудия?
 - А с точки зрения правосудия, Гарри, наследница семьи Делакур пригласила тебя к себе домой. – Опять подала голос Тонкс.

 Фамильный замок Делакур поразил воображение Гарри. Он был… впечатляющим. Очень светлый, Хогвартс по сравнению с ним казался просто мрачным. Освещен он был не факелами, а странными, весьма искусно сделанными светильниками, развешанными повсюду. Размерами он, естественно, уступал школе, но тем не менее оставлял далеко позади себя семейный дом Блэков…
 Гарри переступил порог следом за Флер, которая на правах хозяйки дома вошла первой, она же открыла ворота, они просто отреагировали на ее прикосновение…
 - Maitresse! – с несколькими хлопками в холле возник десяток эльфов домовиков.
 За этим последовали несколько минут очень быстрого французского говора. Гарри, к своему немалому удивлению, хоть и с пятого на десятое, но все же понимал, о чем шла речь. Очевидно, среди прочего, он перенял у Флер, а возможно и не у нее одной, еще и знание языка… Домовики действительно были в полном ужасе, вполне вероятно, что они переживали случившееся еще тяжелее людей - непосредственных его участников.
 Сперва хозяин напал на хозяек и убил госпожу… Потом он пригласил в дом человека, которого всегда люто ненавидел, и его ненависть передалась и им… Потом… ну понятно. Ну и наконец вторжение мракоборцев, которые схватили хозяина… и тех самых пор ничего, почти неделю они оставались тут, ничего не зная… не получая никаких новостей…
 Флер постаралась их успокоить, подбодрить, и в общих чертах разъяснить, что произошло… Нельзя сказать, чтобы им стало много лучше после ее рассказа… Но все-таки то, что хозяйка вернулась, прибавило им надежды.

 Гарри устроился на широкой кровати в спальне по соседству от ныне пустующей спальни владельца замка. Флер, да и не только она, заикнулась о том, чтобы он расположился прямо там, но Гарри категорически отказался. Ему и так было немного неловко вот так вот вселяться в чужой дом, а это и вовсе бы не укладывалось ни в какие рамки…
 Белла вместе с Цисси сейчас распаковывали вещи, и обшаривали дом… Тонкс же с Флер сейчас вовсю колдовали над древними защитными заклятиями, наследница владельцев этого замка и профессиональный мракоборец, по долгу службы разбирающаяся в таких делах, быстро продвигались…
 Гарри вспомнил удивление Флер, когда та узнала, что Тонкс тоже служит ему… Что же, слава Мерлину, что кроме нее никто об этом не знает, а то…
 Всю эту неделю он был вынужден улаживать последствия… Если с юридической точки зрения никаких осложнений не возникло, Гарри был опять не очень приятно удивлен той легкостью, с которой можно было оформить человека, как чью-то собственность… После задержания и первого же допроса графа Делакур, что полностью подтвердило рассказ Флер, в Хогвартс прибыл сотрудник Отдела собственности. Документы были подписаны прямо в Больничном крыле, насколько понял Гарри, это было неким отклонением от обычного протокола… Флер закрепила за собой статус его личной собственности с неменьшей охотой, чем сестры до нее…
 Да с точки зрения закона все было в порядке, проблема была в другом… В том, как на это отреагировали все остальные… Гарри это предвидел, он даже мог это понять… но легче от этого не становилось.
 Единственной ложкой меда был Билл, да и то, вероятно, лишь благодаря Флер… они пересеклись в коридоре рядом с Больничным крылом. Старший из сыновей Уизли избегал смотреть ему в глаза, они постояли друг напротив друга несколько секунд, потом…
 - Позаботься… о Флер… - выдавил из себя Билл, после чего чуть ли не бегом пошел дальше.
 Потом Гарри узнал, что Билл уехал из страны на следующий же день… Что же, он мог понять его, и он был очень рад тому, как он отреагировал на это… Очевидно, Билл сумел его понять. Более того, это успокоило Гарри, дало ему надежду, что остальные так же примут и поймут произошедшее. Ложную надежду.
 Четыре дня назад он вновь прибыл в дом на площади Гриммо 12, дом, который, вообще говоря, принадлежал ему. Стоило ему переступить порог, как из кухни вылетел Рон с нечленораздельными воплями о том, что «ему, чертовому ублюдку, достается все, о чем только можно пожелать»… Гарри не успел ничего предпринять, как ему в лицо ударил довольно-таки тяжелый кулак его лучшего друга… а может быть, бывшего лучшего друга. Тонкс и сестры отреагировали немедленно, и через пару мгновений Рон сильно напоминал внешним видом Малфоя по окончанию путешествия к вокзалу Кингс-Кросс в конце учебного года.
 На шум прибежали близнецы и Чарли, в этот день в Штаб Квартире было почти все младшее поколение Уизли… Чарли схватился за палочку, но его, разумеется, опередили. Палочка вырвалась у него из рук, он сам отлетел в стену, и оказался к ней прикован… Еще через секунду он оказался полностью раздетым, одежда попросту испарилась… Фред и Джордж, которые стояли позади него, ничего не успели предпринять, а, возможно, и не собирались… В любом случае, оба оказались оглушены уже в следующее мгновение…
 Гарри хорошо помнил, как он простоял неподвижно несколько секунд, безучастно глядя на Рона, похожего сейчас на что-то вроде чудовищной мокрицы, голого Чарли, недвижных близнецов на полу…
 Он не ушел, он, наплевав на все, продолжил свой путь туда, где находилась тренировочная площадка, которой он привык пользоваться… И он провел там почти весь день… Время от времени появлялись то одни, то другие члены Ордена… Нет, они не хватались за палочки и не махали кулаками, а предпочитали говорить. В общем, нельзя было сказать, что ему тут были рады…
 Гарри заставил себя не обращать на это внимания, он ушел лишь поле того, как сделал все то, что собирался…

 Его размышления были прерваны, когда дверь в комнату раскрылась. За ней стояли его рабыни, все четверо.
 - Мы закончили Хозяин, - обратилась к нему Тонкс, переступая порог. Все остальные последовали за ней. – Все щиты вокруг замка подняты, никто не сможет попасть внутрь без вашего ведома и разрешения.
 - Прекрасно! – оживился Гарри, спускаясь с кровати. Что ни говори, приятно, когда хоть что-то проходит без сучка, без задоринки.
 - Спасибо Хозяин, - ответила Тонкс опускаясь на колени и целуя его ступни. Гарри уже начал привыкать и потому уже не возражал, в конце концов они, наверное, знают лучше…
 - Мы тоже закончили Хозяин, - добавила Беллатриса, вместе с сестрой и Флер следуя примеру Тонкс…
 - Прекрасно, значит можно сказать, что мы переехали. Флер, как вообще местные домовики отреагировали на все это?
 - Они подавлены Хозяин… но и одновременно очень рады, что кто-то вновь будет жить здесь, и особенно они рады моему возвращению…
 - Хорошо… - Гарри сдержал зевок… Был уже вечер, и он сильно устал, и главное не совсем понятно почему. Денек выдался действительно насыщенный, но большую часть труда взяли на себя дамы… - Флер… я полагаю, ты конечно захочешь побывать на могиле…
 - Да… - та еще ниже опустила голову.
 - Я конечно не возражаю, завтра же мы можем это сделать. Вместе, или же ты одна, это решать тебе… Кроме того, коль скоро мы тут… Тонкс, по твоему, какие меры предпринимаются, чтобы разыскать Габриэль?
 - Ну… ее описание передано всем, кому это возможно… полагаю, сейчас перетряхиваются различные злачные места, где могут торговать людьми… в определенных, хорошо скрытых кругах, молоденькие полувейлы пользуются огромным спросом…
 - И все? Поиск ограничивается волшебным миром?
 - Что вы имеете в виду Хозяин? – это уже ответила Беллатриса. – Если юная Габриэль до сих пор не объявилась, значит, ее где-то удерживают…
 - Почему? Ее могло закинуть Летучим Порохом куда угодно, в любой камин… и если что-то прошло не так, то она могла вывалиться и в каком-нибудь немагическом месте. Возможно, она ранена… кто знает, может быть она сейчас в больнице, и государственные структуры маглов гадают, кто она такая… Неужели никому такого в голову не приходило?
 - Я… я не знаю Хозяин… - Тонкс выглядела неуверенно… видно ей такая мысль в голову не приходила. Флер же смотрела на него с искренней надеждой…
 - Понятно… - Гарри помассировал свои виски… опять получалось, что на нем лежит словно бы долг… - Ну что же… в таком случае давайте займемся этим. Скажем, что Министерство хорошо делает свое дело, занимаясь поисками среди магов. Давайте же мы поищем в ином направлении…
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава десятая.

 Гарри проснулся на следующее утро в огромной кровати, и ему опять потребовалось несколько секунд, чтобы понять, где он. Если подумать, то этим летом с ним случалось такое слишком часто… Но что поделать, он чересчур много переезжал за последнее время…
 - Доброе утро Хозяин… - голос Тонкс тут же вернул его к реальности, и напомнил ему, где он находится.
 - Доброе утро… - больше Гарри ничего сказать не успел, ибо губы Флер нашли его рту гораздо лучшее применение.
 Нарцисса тем временем уже вскарабкалась на него…

 Через час они все сидели за столом в одной из гостиных замка, заканчивая с завтраком. Очевидно, это было именно то, что называлось «Французским завтраком» – Гарри припоминал, как два года назад Флер жаловалась на то, что завтраки Хогвартса слишком обильны… Что же, по сравнению с этим, они и впрямь казались… обжираловкой.
 - Ну ладно, леди, полагаю, самое время заняться делом. Флер, я забыл спросить тебя вчера, твоя семья имела… какое-нибудь легальное присутсвие в немагическом мире?
 - Насколько я знаю, нет, Хозяин. Нас ничего не связывало с миром маглов…
 - То есть у вас нет ни вида на жительство, ни других документов… ни хотя бы свидетельства о рождении… - Гарри почесал затылок.
 - Волшебники почти никогда не имеют легального статуса в мире маглов, если только сами не живут среди них… - пояснила Тонкс…
 - Просто великолепно. – Заключил Гарри.
 - Что такое Хозяин? – после нескольких секунд удивленного молчания спросила Цисси.
 - Я не большой специалист в том, что касается жизни и законов в мире маглов, но я все-таки знаю достаточно, чтобы понимать следующее: если мы хотим найти там Габриэль, то желательно иметь на руках какие-нибудь документы… хотя бы просто для того, чтобы доказать, что мы не чужаки. Что ты - ее сестра… - Гарри снова почесал затылок, а потом махнул рукой. – Ну ничего, прорвемся!

 Но деле все получилось намного проще, и Гарри мог только обругать последними словами «недоразвитых идиотов с атрофировавшимися от долгого неиспользования мозгами» из Министерства Магии Франции за то, что они не подумали хотя бы проверить такую возможность. Само собой разумеется, он высказал эти мысли уже вечером, когда все закончилось, и он остался лишь в окружении четырех внимательных слушательниц…
 Начал Гарри с самого простого – он просто позвонил в полицию, сперва, разумеется, узнав ее номер телефона во Франции: 17. Но для этого ему сперва пришлось выбраться в ближайший город, ибо в замке не было не то что телефона, но даже и электричества…
 Ему повезло: набрав номер, он попал на молодого сотрудника полиции, который был либо безгранично предан своей работе, либо на человека, которому было попросту нечего делать. Он терпеливо выслушал не очень убедительный рассказ Гарри о пропавшей девочке, которую они потеряли в одном из городов Франции, они не знали точно, в каком… Из-за того, что они с группой детей путешествовали по стране самолетом из одного города в другой и даже не сразу заметили исчезновением девочки…
 Рассказывая все это, Гарри очень хорошо понимал насколько по-идиотски это звучит, но никакой лучшей истории, которая бы хоть немного объясняла все несуразицы этого дела, ему придумать не удалось… И ему повезло – вряд ли полицейский на другом конце провода был законченным кретином, чтобы проглотить эту байку, но он не послал Гарри к чертям, не стал задавать вопросов… Он просто взялся за это дело, не пожалел своего времени…
 И его работа быстро принесла свои плоды: просмотрев базы данных и сделав несколько звонков офицер полиции Джулиан Морган узнал, что в больницу одного из пригородов Парижа шесть дней назад поступила девочка подходящая под описание… Было заведено уголовное дело, хотя по какой именно статье, Гарри узнать не удалось.
 Тут Джулиан, видимо, решил, что уже совершил достаточно добрых дел, и самое время его собеседнику ответить взаимностью. И он сделал то, что, вероятно, должен был бы сделать с самого начала: поинтересовался кто же это он такой, человек что теряет детей и даже не зная где именно… Как бы не хотел того Гарри, ответить услугой на услугу он не мог, и потому просто бросил трубку, главное было сделано.
 Но уже положив трубку, Гарри осознал кое-что немаловажное: его собеседник вполне мог и даже должен был заподозрить неладное после этого разговора. И уж тем более он был фактически обязан доложить начальству об этом… Вероятно… В общем, стоило поторопиться. Гарри уже заранее решил, что отыскав Габриэль, он обратится все же в Министерство, чтобы оно все-таки сделало свое дело и забрало девочку у маглов. Уж это то оно, хотелось надеяться, сумело бы сделать нормально.
 Поэтому Гарри не стал терять времени и в соправождении Тонкс и Флер отправился по указанному адресу. Белле и Цисси он наказал оставаться в замке, главным образом потому, что являясь чистокровными волшебницами, они запросто совершить какую-нибудь глупость. Глупость, которая бы привлекла к нему излишнее внимание. И практика показала, что он был совершенно прав. Тонкс явно намеревалась продвигаться по госпиталю исключительно при помощи заклятий забвения и «Конфундуса». Но Гарри решил сперва опять попытать счастья и просто обратился в спhавочную, «Accueil» по местному.
 Тут, правда, многого добиться не удалось, но номер палаты, где, как он предполагал, лежала Габриэль, Гарри все-таки узнал. Вот тут то Тонкс и пустила в ход заготовленое заклятие Забвения. После недолгой прогулки по коридорам, палата была найдена. И Габриэль действительно была там, с замотанной головой и левой рукой на перевязи…
 Гарри оставил Флер общаться с сестренкой, а сам попытался разговорить медсестру, которая проходила мимо… Разговор был вполне информативным: Габриэль совершенно случайно нашли в одном из старинных зданий, рядом с камином, которым не пользовались уже лет десять. Сам дом был нежилой и должен был быть снесен в обозримом будущем… У девочки было обнаружено сильное сотрясение мозга и перелом левой руки. И именно на это сотрясение списывали все те странные вещи, что она говорила… Полиция недоумевала, и никто не знал, кто эта девочка…
 Флер между делом уже успела переговорить со своей сестрой… малышка явно была по-прежнему в состоянии шока, и маглы это тоже хорошо понимали… но, очевидно, их психологи хоть и пытались, пока что не смогли помочь ей. Возможно потому, что не смогли до конца понять ее довольно сумбурную и не очень связную речь…

 Два дня спустя жизнь вернулась в сравнительно нормальное русло. Вызванные сотрудники Министерства без особых проблем забрали Габриэль из больницы, они даже обошлись без заклятий Забвения... Девочку забрала к себе тетя Эманюэль – старшая сестра миссис Делакур. Сама Габриэль так и не оправилась до конца… Но Гарри предпочитал не думать об этом, он никогда не был силен в делах, где следовало кого-то утешить… Он не мог даже представить себе, что должно было происходить на душе у тринадцатилетней девочки, на глазах у которой отец убил мать, а потом…
 Со вчерашнего дня возобновились ежедневные тренировки в боевой магии. Гарри продолжал перенимать все то, чему могли его обучить профессиональный мракоборец и две дамы, не понаслышке знакомые с сражениями и темными заклинаниями… По единогласному решению Флер теперь тренировалась вместе с ним, все были согласны, что будет лучше, если она будет способна постоять за себя и защитить его. Полувейла неплохо справлялась, она конечно уступала в плане знаний и боевого опыта, но ее природная ловкость о гибкость неплохо компенсировали все это. Ну и кроме того ее решительность: даже Гермиона позавидовала бы тому энтузиазму, с которым она занималась весь вчерашний день…
 - Нирваниус! – выкрикнула Нарцисса, наставив на Гарри палочку.
 Гарри почувствовал, как сладкая истома разлилась по его телу и по всему его сознанию… Но он был готов к этому. Поэтому, когда бывшая миссис Малфой выслала следом один, второй, третий сногсшибатель, он сумел в достаточной мере сконцентрироваться, чтобы отбить их… Еще через мгновение ему удалось окончательно побороть Расслабляющее заклятие.
 - Дюлибило! – Гарри решил рискнуть и попробовал одно из заклятий Высшей Светлой магии. Его эффект был во многом схож с тем же Связывающим или например Парализующим, но оно было несопоставимо мощнее, да и отразить его было куда как труднее… ну и сотворить, ясное дело, тоже. Гарри тяжко вздохнул, силясь перебороть секундную слабость… Он знал, что сейчас она пройдет, так его внутренние резервы восполнят потерю магической силы…
 - Петрификис Тоталус. – раздался с боку недовольный голос Тонкс. Гарри не успел в достаточной мере оправиться…
 Его ноги, звонко стукнувшись, сошлись вместе, руки примерзли по швам… и слабым утешение был для него тот факт, что Цисси не успела отразить его заклятие, выпущеное с близкого расстояния, и тоже оказалась обездвижена. Руки Тонкс подхватили его, не давая упасть… Гарри же мысленно ругал самого себя: в пылу поединка с Нарциссой он совсем забыл, что Тонкс неподалку, и что она может в любой момент вмешаться…
 - Ну что же вы, Хозяин? – спросила та таким тоном, что не знай Гарри, что ничего плохого не будет, он бы предпочел залечь и окопаться… - Нельзя так расслабляться. В конце вы вообще вели себя так, словно меня не существовало. Нужно всегда помнить об этом, не забывайте, что в схватке вы не один… - Все, чем мог ей ответить Гарри, это сверлить ее взглядом, ожидая, когда с него таки снимут заклятие… - Ой, простите Хозяин! Фините.
 - Уже лучше, - Гарри с наслаждением потянулся, у заклятия Паралича была одна неприятная особенность: мышцы затекали просто мгновенно… - Ты права, я опять слишком увелкся. Будем над этим работать. Помоги Цисси.
 - Конечно…
 Гарри принял сидячее положение как раз в нужный момент, чтобы увидеть как в другом понце помещения, где они теперь занимались, заканчивалась очередная по счету схватка между Флер и Беллой. Вейла опять оказалась прижата к стенке и изо всех сил отражала массированный натиск Беллатрисы. Несколько Оглушающих заклятий, потом два Парализующих… Выгнувшись каким-то совершенно невозможным образом Флер избежала обоих, и ответила один Дезориентирующим, надеясь выиграть время…
 Но бывшая Пожирательница без проблем отразила дерзкий выпад, даже не сделав перерыва в своих атаках. Наблюдая за такими схватками, или же сам сражаясь с ней, Гарри все четче и четче понимал, что у него и впрямь не было шансов тогда, в Атриуме…
 Флер отразила еще несколько заклятий, а потом неожиданно повалилась на землю лицом вперед, едва успев подставить руки. Вскочить она, ясное дело, уже не успела… Гарри с несколькими секундами опоздания узнал это заклятие: эффект сравним с подсечкой в борьбе. В обычных обстоятельствах требуется много времени, почти пять секунд, чтобы сотворить его. Но если перед этим использовать друг за другом Оглушающее, потом «Импедименту», следом заклятие Вспышки и опять Оглушающее, то никакого перерыва не потребуется. Это была немного знакомая ему магическая комбинация, хотя сам он ее никогда не использовал…
 - Постоянная бдительность! – прямо у него над ухом раздался голос Тонкс. Гарри подскочил от неожиданности. – Хозяин, будьте внимательнее, не давайте застать себя… ой! – Гарри мстительно подсек рукой ногу, и мракоборка, которая за последний год стала гораздо реже спотыкаться и опрокидывать все подряд, звучно шлепнулась на пол.
 - Ты что-то говорила? – Гарри с ухмылкой повернулся к ней.
 - Эээ… нет, ничего, - чуточку растерянно ответила она. – Спасибо, что поставили меня на место Хозяин.
 - Ничего, - Гарри, у которого, вообще говоря, и в мыслях не было ставить кого бы то ни было на место, предпочел сделать вид, что так оно все и было. – Ладно, думаю, самое время чтобы пообедать.
 В этот день на обед были поданы вареные улитки на первое и тартар на второе… Гарри, который до вчерашнего дня никогда не пробовал французкой кухни, да и вообще не пробовал разного рода изысканных блюд, не сразу понял, как это есть. Но обнаружилось, что варенные виноградные улитки со специями – это действительно очень вкусная штука. А есть их не так трудно, как кажется на первый взгляд. С тартаром было сложнее, этот по-особому приготовленный сырой фарш был скорее блюдом на любителя…
 Некоторое время спустя все разошлись по своим делам, новые занятия, теперь уже Окклюменцией, были запланированы на более позднее время. Гарри жестом отозвал Тонкс в сторонку.
 - Нимфи, я уже некоторое время назад подумал об этом, но потом со всеми делами это забылось. Я считаю, что для отработки разрушительных чар нужны мишени… более подвижные, нежели простые манекены.
 - Да… - Тонкс явно еще не поняла, к чему он клонит.
 - У меня на краю сознания время от времени мелькают твои воспоминания времен академии Мракоборцев… Меня очень заинтересовали цели, с которыми вы сражались, так сказать, насмерть.
 - Тренировачные модели, да, на них наложены особые чары, и не только людские. В результате они способны двигаться, уклоняться от атак, и в них даже можно заложить набор защитных чар, которыми они будут защищаться… И кроме того они самовосстанавливающиеся.
 - Да, вот я и думаю, есть ли возможность раздобыть несколько таких?
 - Вообще говоря, в продаже таких предметов нет… - медленно прогворила Тонкс, потом повернулась к Гарри с лукавой улыбкой. – Министерство предпочитает, чтобы только его сотрудники имели доступ к такому высококачественному тренировачному оборудованию. Но при этом сотрудникам отдела Мракоборцев разрешается брать их на дом, чтобы поддерживать свою форму…
 - Да… как грустно, что их нельзя купить… - вздохнул Гарри. – Я вот думаю, если бы кто-нибудь из числа мракоборцев взял себе на дом несколько таких штуковин… кто-нибудь бы удивлся?
 - Думую нет, я уже видела не раз, как мои коллеги заказывали себе на дом штук пять, а однажды и все десять таких манекенов…
 - Ну что же… являясь моим телохранителем, ты должна быть в самой своей лучшей форме, - улыбнулся Гарри. – Поэтому тебе стоит запастись такими штуками, исключительно для своего личного пользования. Ну и коль скоро ты живешь с нами… - заканчивать он не стал.
 - Как пожелаете Хозяин, но я бы еще хотела кое-что обсудить с вами в ближайшем будущем.
 - Что-нибудь важное?
 - Ничего такого, просто небольшая милость, о которой я хотела вас попросить…
 - Хорошо Дора, тогда поговорим об этом по твоему возвращению, - Гарри уже начал привыкать к тому, какие именно милости у него просят.
 Тонкс улыбнулась и поспешила к выходу из замка, откуда можно было аппарировать. Гарри же направился в гостиную, где они вчера занимались Окклюменцией.
 Строго говоря, Окклюменцией занимались с Флер, которая, будем говорить прямо, почти ничего в этом деле не смыслила. Сам же Гарри уже успел убедиться, что его собственная мысленная защита на высоте, поэтому практиковаьбся ему нужды не было. Но еще вчера он с большим интересом слушал теорию, кроющуюся за этими умениями, теорию, которую Снейп даже не удосужился ему сообщить. Гарри, как и вчера устроившись в кресле, положил себе на колени и книгу и приготовился слушать…

 - Эй, Нимфадора! – раздался хорошо ей знакомый гарк, когда она уже собиралась отбывать вместе с грузом, что заказывал Хозяин.
 - Да? – резко обернулась она на голос, пронзив говорившего гневным взглядом. Как бы она не уважала этого человека, столь многому ее научившего, свое имя она по-прежнему не любила…
 Звонко стукая своим протезом по полу, к ней направлялся Аластор Грюм. Волшебный глаз сверлил своим взглядом семь коробок у нее за спиной, ясное дело, старый вояка мгновенно понял, что там внутри. Доковыляв до Тонкс, Грозный Глаз одним взмахом пачки очертил вокруг некое подобие круга и пробормотал заклинание, чтобы никто не услышал, о чем они говорят.
 - Как дела? – спросил покрытый шрамами мракоборец сканируя взглядом свою молодую коллегу.
 - Да все нормально, - почти с вызовом ответила ему Тонкс.
 - Как… там Поттер? После того как…
 - После того, как почти весь Орден ополчился против него за то, что он спас жизнь человеку?
 - Ну… знаешь, меня там не было в тот день… иначе бы я, наверное, вмешался… Знаешь Тонкс, за последние несколько дней я разговарил уже с тремя нашими… в том числе и об этом. И когда я задавал им прямой вопрос, какого черта они вели себя так, ответ был всегда таков: они сами не знали, что на них такое нашло. – Покрытое шрамоми лицо исказилось в усмешке, почему-то сейчас это не казалось ей чем-то устрашающим. – В общем, я не ошибусь, если скажу что большая часть Ордена в тот день просто поддалась эмоциям, ибо согласись, если взять сам голый факт, полностью вырвав его из всякого котекста, наш Поттер может показаться куда как менее хорошим… В общем, они совершили глупость… и многие раскаиваются.
 - А Уизли?
 - Ну… с ними совсем другая история… скажу тебе по секрету, Альбус попросил меня позаниматься немного с этим Роном Уизли, наверное для того, чтобы он не чувствовал себя уж совсем разнесчастным… Ты только никому не говори, особенно Молли, но ничего путного мне от него добиться не удалось… Этот парень – самовлюбленный обормот, который желает, чтобы ему все на блюдечке несли… Впрочем, я отошел от темы. В общем именно он злится больше всех, и остывать даже не собирается… и гневается он вовсе не потому, что его брат потерял свою невесту. Нет, ему не по душе, что… ну надеюсь, ты меня поняла. И надо заметить, родители скорее на его стороне… Ладно, - матерый волк досадливо махнул рукой, словно ставя точку в разговоре на эту тему. – А ты, я смотрю, запаслась…
 - Ну да… нужно же держать себя в форме…
 - Ага, ага… - скривил свой рот в усмешке Грюм. – Ну все… хотя нет, самое главное-то я и призабыл. Новое собрание Ордена запланировано на завтра, в три пополудню, похоже что-то важное…
 - Да? – Тонкс приподняла бровь, подобный вызов действительно значил, что дела скорее всего пойдут вскачь. – Хорошо, я буду там, Гарри вполне выживет без меня пару часов…
 - Вот и славно… - Грюм повернулся, было, чтобы уйти, но передумал. – И… передай, пожалуйста, Поттеру извинения…
 - Хорошо, - не дала она ему договорить.
 - Тогда всего тебе хорошего...
 - До завтра…
 Грюм застучал протезом по полу, направляясь к лестнице… Тонкс быстро осмотрелась, она была в холле Главной академии мракоборцев, а то она почти и забыла об этом… Повернувшись назад к своему грузу, она во второй раз чуть поморщилась, особые свойства этих боевых манекенов не позволяли уменьшать их в размерах. Тонкие чары, наложенные на них, не выдерживали такого обращения… Ну ничего, были и другие способы.
 - Портус, - ткнула она палочкой в скрепленные между собой упаковки. Потом просто коснувшись руокй она вместе с новосозданным Порталом перенеслась в небольшую комнатушку на втором этаже замка. Именно тут они с Флер позавчера оставили крохотную лазейку в барьерах, чтобы при необходимости была возможность попасть прямо внутрь. Но не зная местоположение этой комнаты, воспользоваться этим путем было невозможно…
 Тонкс оставила свой груз как есть и отправилась на поиски своего Хозяина, чтобы получить новые инструкции.

 Гарри между делом все так же сидел в своем углу в гостиной, откровенно говоря, ему уже осточертело оставаться здесь и слушать как сестры работают с Флер. Они сперва разъясняли, что ей надлежало делать теоретически, потом по очереди начинали лезть ей в сознание, почти как Снейп, но с двумя поправками. Во-первых они не сыпали оскорблениями, во-вторых явно не атаковали в полную силу и вовсе не получали удовольствия копаясь в неприятных воспоминаниях…
 Вообще-то Гарри уже давно бы отбыл по каким нибудь своим делам, но его что-то удерживало… возможно, элементарная вежливость. Ну и как раз в тот момент, когда он уже собрался подняться и уйти, дверь открылась, и внутрь заглянула Тонкс…
 Гарри углядел в этом хороший предлог, чтобы отлучиться. Зачем этот предлог был ему так нужен, он и сам не знал. Выскользнув наружу и закрыв дверь за собой, он облегченно вздохнул.
 - Спасибо тебе Дора, я сегодня наслушался теории Окклюменции на всю оставшуюся жизнь, - прошептал он, поцеловав ее в губы.
 - Всегда рада Хозяин, - чуть покраснела та.
 - Ты достала, что я просил?
 - Конечно, мне удалось получить, для себя любимой, семь таких манекенов. Я все оставила в точке прибытия…
 - Ага… Добби!
 - Хозяин Гарри звал Добби, сэр? – домовик немедля возник чуть ли не под мантией у Тонкс…
 - Эй! Брысь! – не ожидавшая такой наглости Нимфи подскочила и, скорее случайно, нежели намеренно, пнула эльфа…
 - Плохой Добби! – реакция последнего была вполне ожидаема: даже не пытаясь подняться после удара, домовик начал бить самого себя… - Плохой! Он испугал мисс Тонкс!
 - Добби! Хватит! – Гарри закатил глаза, не так давно он собирался запретить своим эльфам наказывать самих себя, но потом передумал… Примерно по той же причине, по которой более не возражал, чтобы желающие целовали ему ноги: может быть, они лучше его знают… - Прекрати, - домовик замер, виновато переводя взгляд с Гарри на Тонкс и обратно. – Ты не сделал ничего дурного, просто впредь выбирай места своего появления поокуратнее. Хорошо?
 - Конечно, Гарри Поттер, сэр, хозяин, - зачастил Добби.
 - Ну так вот, - в этот раз Гарри не стал закатывать глаза. – Я позвал тебя, чтобы ты перенес семь упаковок из небольшой комнатки на втором этаже вон в тот зал, - Гарри просто указал на нужную дверь. – Если понадобится, обращайся к местным домовикам, думаю, они с радостью тебе помогут.
 - Конечно, сэр Гарри Поттер! – Добби, к которому уже вернулся весь его энтузиазм, поспешно поклонился и исчез.
 - Пффф… - Гарри подчас казалось, что со всеми своими домовиками и рабами, он когда-нибудь сойдет с ума. Если уже не сошел. – Что-нибудь еще? Хотя погоди… ты ведь еще хотела о чем-то меня попросить?
 - Да… вы не возражаете, если мы поговорим в вашей комнате?
 - Вовсе нет… - у Гарри было очень четкое представление по поводу того, о чем его попросят…
 - В Академии я встретилась с Аластором, - сообщила ему Тонкс, когда они поднимались по лестнице. – Он просил передать, что большая часть Ордена чешет свои тупые репы, пытаясь понять, что на них нашло…
 - Как грубо! – шутливо воскликнул Гарри.
 - Простите… в общем он просил передать их самые искренние извинения, - Тонкс чуть презрительно скривила губы.
 - Ну-ну… и что там с Роном…
 - О… ну с ним все иначе, Хозяин, Грозный Глаз мялся, что для него совсем не свойственно, но похоже ваш друг в ярости от факта, что вы получили себе… укхм… сексуальную игрушку…
 - ЧТО?! – Гарри остановился и пронзил ее таким взглядом, что Тонкс даже не поняла, как оказалась перед ним на коленях.
 - Простите, возможно я… сгустила краски, Хозяин… но именно такое впечатление осталось у меня после слов…
 - Встань Тонкс, - Гарри неожиданно для самого себя очень быстро успокоился. – Пойдем, и будем надеяться, что ты и впрямь сгустила краски. Я вот думаю, не Дамблдор ли пытается изо всех сил сгладить неловкость между мною и Орденом…
 - Возможно, и тогда у него очень хорошо получается, Хозяин. Да, еще одно! Завтра будет новое собрание.
 - Да? Не совсем обычно, ну, - Гарри хитро улыбнулся, остановившись перед дверью в свою комнату. – Ты ведь потом расскажешь мне, Нимфадора? – он пропустил свою спутницу вперед.
 - Конечно Хозяин, ой! – вскрикнула та, получив наглый щипок в филейную часть…
 - Так о чем ты хотела меня попросить? – Гарри с удобством устроился на кровати.
 - Я бы хотела, чтобы вы пометили меня Хозяин.
 - Что?! – сердце Гарри дало резкий сбой, это было не то, чего он ждал.
 - Я хочу что-нибудь, что означало бы, что я принадлежу вам, Хозяин. У тетушек есть эти ошейники, которые показываю всем, что они ваша собственность, и я очень хочу что-то похожее для меня…
 - Пффф… - Гарри заставил себя спокойно все обдумать, потом посмотрел на розоволосую девушку, что смотрела на него с надеждой. – Дора, я был бы рад дать тебе то, о чем ты просишь, но боюсь это плохая мысль. Ведь мы не хотим, чтобы кто-то узнал обо всем этом. Но если я… помечу тебя, - Гарри было непросто выговорить такое, - наблюдательный человек может заметить это. Потом наверняка последуют неприятные вопросы…
 Тонкс низко склонила голову, понимая, что ее Хозяин прав. Гарри же, хорошо видя ее искреннюю печаль, задумался… Простая мысль пришла ему в голову.
 - Но может быть, можно найти альтернативный вариант… Ты можешь создать на своей коже татуировку, и так чтобы при необходимости можно было убрать ее?
 - Хозяин, вы гений! – радостно воскликнула Тонкс и не говоря ни слова скинула свою мантию на пол, оставшись лишь в белье.
 После этого она повернулась спиной, предоставляя Гарри отличный вид на свою спину и очень привлекательную попку… Прямо у него на глазах чуть выше упомянутой точки образовалась надпись: «Собственность Гарри Поттера» и стрелка указывающая вниз. Гарри не выдержал – покраснел.
 - Как оно вам? – поинтересовалась Тонкс.
 - Ничего, - Гарри несколько раз моргнул, прежде чем продолжить. – Если тебе это нравится, то я не возражаю… только, чтобы это было незаметно… и не забудь убрать это, при встрече с Грюмом… - добавил он.
 - Не волнуйтесь Хозяин, его волшебный глаз видит человеческое тело лишь как силуэт, ему не различить ее, - радостно заявила Тонкс, одеваясь.
 - Да? Тем лучше.

 Сразу за этим Тонкс посоветовала Гарри предложить такую «метку» Флер, она со всей ответственностью заявила, что та будет очень рада носить знак своей принадлежности Хозяину. И она была совершенно права. Нечасто приходилось Гарри видеть радость более искренюю, чем ту что была в глазах у Флер, когда он закрепил у нее на шее брелок с гербом Поттеров…
 Это было уже вечером, после ужина, когда Гарри, желая придать немного торжественности этому акту, призвал всех своих леди в свою комнату.
 - Спасибо Хозяин, - прошептала Флер со слезами радости на лице. – Спасибо вам, - повторила она, вновь целуя ему ступни. Потом поднялась, судя по лицу, ей в голову пришла какая-то мысль… - Хозяин, позвольте мне кое-что вам показать.
 Флер провела их всех по замку куда-то вниз, в этой части Гарри еще ни разу не бывал, и был немало удивлен, когда за очедной дверью обнаружился огромный бассейн. Ему несколько раз приходилось видеть по телевизору соревнования пловцов, так вот, этот бассейн был примерно той же ширины, но намного глубже…Раздался негромкий всплеск. Пока он рассматривал бассейн, Флер уже успела раздеться и нырнула в воду…
 Вновь показавшись на поверхности, Флер очень эффектным движением растрепала свои чудесные волосы. Одним взмахом руки пригласила всех последовать за ней и вновь нырнула…
 Гарри не стал особо противиться такому приглашению. Раздеваясь до трусов он приготовился нырнуть… и тут до него кое-что дошло: прошла пара минут, а Флер больше не показывалась над водой… Почти испугавшись Гарри сиганул в воду… Погрузившись он осмотрелся, разыскивая Флер… Та была глубже, подняв на него взгляд она помахала ему рукой и направилась вверх. Гарри удивленно заморгал, видел он вполне четко, хотя немного искаженно, но глаза совершенно не резало… казалось, перед самыми зрачками оставалась прослойка воздуха… Гарри ощутил, что в легких почти не осталось воздуха, пора было выныривать…
 - Вдохните Хозяин, - вдруг раздался голос Флер, вполне четкий, хотя и несколько изменившийся. – Не бойтесь, эта вода заколдована особым образом… Здесь можно дышать.
 Гарри изумленно на нее посмотрел, да ее губы двигались совершенно нормально, и ее грудь вздымалась совершенно естественно… Что ж, он уже привык доверять ей, точно так как и Белле, и Цисси, и Тонкс… Гарри вздохнул.
 Это было странное чувство, вода была вокруг него, она касалась его тела и его лица… Но около глаз, перед ноздрями и ртом она словно бы превращалась в воздух… он дышал совершенно свободно. Это было не как во время Второго Тура с жаброслями, это было что-то совершенно иное.
 - Этот бассейн столь древен, как и сам замок, что никто уже не знает, как действуют эти заклятия, - Флер уже была совсем рядом.
 - Невероятно… - большего Гарри сказать не сумел, ибо обнаружил, что Флер уже успела куда-то деть и трусики и лифчик. Сейчас она предстала ему во всей своей красе, и единственное, что было на ней – это колье с его гербом.
 - О нем почти никто не знает, Хозяин… - улыбнулась она ему, прежде чем накрыть его губы своими.
 Гарри не стал стесняться, одной рукой он обхватил ее за талию, другая же направилась ниже… Гарри прильнул к ней, прижал как можно крепче… Потом он особо заинтересовался ее грудью, покуда он исследовал и ласкал ее руками, она увлекала его все глубже и глубже, пока они не достигли дна…
 - Возьмите меня Хозяин, - прошептала она, обхватывая его ногами…
 За этим последовало несколько воистину магических часов, они были в воде уже все впятером. Гарри плохо помнил, сколько раз улетал он в небеса в ту ночь. Но ни одна из его рабынь не могла бы пожаловаться, что Хозяин не уделил ей внимания… И Гарри не помнил, когда они вернулись в его спальню…

 Но они вернулись, ибо утром он проснулся именно там. Проснулся и увидел сидящего на спинке кровати филина. Он не сразу, но узнал его. Это был Гермес.
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава одиннадцатая.

 «Уважаемый мистер Поттер, не так давно до меня дошли известия о Вашей ссоре с моими братьями, в связи с событиями, связанными с наследной графиней Делакур...

 Нет, так не годится, да и не могу я писать это письмо таким тоном. Гарри, надеюсь, ты не против, что я буду обращаться к тебе по имени, как ты, несомненно, догадался, пишет тебе Перси Уизли. Да, да, та самая черная овца в семье, которой ты наверняка придумал ласковое прозвище...
 Прежде всего, я хочу извиниться, у меня есть все основания полагать, что содержимое письма, которое я отправил в прошлом году моему брату Рональду, достигло твоих ушей. Ты наверняка ответишь, что простые извинения – это очень мало, но это все, что я могу сделать сейчас.
 Гарри, я теперь оказался в весьма глупом, и неприятном положении, и, в общем, мне некого в этом винить, кроме разве что себя самого. Но и сейчас я считаю, что так или иначе должен был сделать что-то вроде того, что сделал... чувствую, что чем больше пишу, тем больше я все запутываю.
 Гарри, скажу прямо, мне очень надоела эта роль блудного сына, прогнавшего собственную мать, в чем ты меня вполне обосновано обвинил. И я ничего не отрицаю, но хочу найти слушателя, которому мог бы высказать свою точку зрения, слушателя, который выслушает меня, прежде чем окончательно судить... и я надеюсь найти такого слушателя в тебе.
 Вот... я все сказал. Если ты согласен встретиться со мною и выслушать меня, то прошу прислать ответ Гермесом, чтобы мы могли встретиться в удобное для тебя время. Если же нет... что же, я прожил прошлый год осозновая, что моя семья считает меня последним подлецом, проживу и дальше.
 Персиваль Уизли, второй помощник Министра Магии».

 Гарри перечитал это неожиданное письмо дважды, первый раз почти брезгливо, и очень предвзято, он, в общем-то, сам не знал, что ожидал найти внутри, но что-то очень неприятное... Второй раз он уже читал спокойно и вдумчиво, письмо было несколько странное. С одной стороны Перси временами мало, что не бил себя покаянно в грудь, а с другой заявлял что то, что он сделал, должно было быть сделано... Ну и, наконец, обращаться прямо к нему, пострадавшему больше всех от действий его столь любимого Министра?.. И понятное дело, Перси бы не был Перси, не похвастайся он, что работает с Министром...
 - Что это, Хозяин? – немного встревоженным голосом спросила Тонкс, лежа рядом с ним.
 - Да так... письмо от кое-кого... – Гарри передал послание ей в руки.
 В течение пары минут пергамент переходил из рук в руки, после чего вернулся Гарри.
 - А о каком письме он говорит? – осторожно поинтересовалась Нарцисса.
 - Ээээ... за день до того, как Амбридж объявили Инспектором, он написал Рону письмецо, где советовал ему... сейчас... – Гарри замолк, выискивая в памяти точную формулировку, использованную Перси. – А, во: «порвать со мной отношения»... – судя по лицам дам, у них возникло осторое желание порвать самого Перси... – Но это было, и оно быльем поросло, как по вашему, стоит ли мне с ним встречаться?
 - Да пусть эта свинья сгниет в своей канаве! – воскликнула Тонкс. – Я хорошо помню, сколько слез пролила Молли из-за него! Сколько горя он принес всей своей семье! А ведь какой раньше был хороший, послушный сынок!.. двуличная сволочь... – закончила она гораздо тише.
 - Она права, Хозяин! – тут же вступила Белла, - он гнусный предатель, который всегда подлизывается к сильнейшему и не верен никому! Он ничем не лучше этой крысы Петтигрю! Факты говорят за себя... Может быть, все это вообще ловушка!
 - Ну, это ты уже, пожалуй, переборщила... – тихо произнес Гарри, на корню прервав начавшуюся было дисскусию. – Хотя все может быть... Только вот что: меня уже не раз судили, и даже не давали слова сказать в свою защиту... Они тоже утверждали, что факты говорят сами за себя. И Сириус тоже испытал это. Я не стану повторять такую ошибку. Я готов встретиться с ним, - Гарри смотрел прямо на Тонкс.
 - Как скажете Хозяин...
 - Но как заметила Белла, это может быть ловушкой, хоть я и сильно в этом сомневаюсь, потому нужно все обдумать...

 «Что же, Перси, я был немало удивлен, получив твое письмо. Чего скрывать, моим первым побуждением было послать тебя ко всем чертям. Но я передумал...
 Я и сам уже не раз был необоснованно обвинен во всех смертных грехах, и тогда мне не дали шанса что-либо сказать в свою защиту. Замечу, что не считая последнего раза, ты не был в числе тех, кто сразу кидался поливать меня грязью...
 И потому я приглашаю тебя завтра на ужин, в замок Делакуров, где я ныне обитаю. Я вкладываю в письмо Портал на одного человека, он активизируется завтра ровно в половину восьмого.
 В ожидании встречи, Герцог Гарри Джеймс Поттер».

 Это письмо в основном сочинила Нарцисса, которая во всех этих светских разговорах и письмах съела не то что собаку, а целого оборотня. Отослав ответ вместе с Гермесом, Гарри вновь погрузился в рутину теперь уже достаточно обычного для него дня, за одним исключением: в три часа дня Тонкс отбывала на собрание Ордена Феникса.
 Вернулась она в седьмом часу, усталая, встревоженная и, судя по виду, немного одуревшая после долгого заседания. Гарри в тот момент как раз сидел в библиотеке, пролистывая какую-то книжку по истории... Дверь открылась.
 - Великий Мерлин! Как я устала! – пожаловалась Тонкс, устраивая голову у него на коленях.
 - Да? – сам не зная почему, Гарри обратился к ней чуть насмешливо. – Неужто ваше заседание было столь насыщенным?
 - Да нет, Хозяин, - Тонкс перевернулась и посмотрела на него глазами замученного кролика. – Заседание длилось около часа, и оно-то было как раз по существу. Но потом мне еще волей-неволей пришлось остаться не то на обед, не то на полдник, и вот тут-то...
 - Да... – все так же иронично посочувствовал Гарри, проводя рукой по ее розовым волосам. – Так из-за чего весь сыр-бор?
 - Началось все с выступления Северуса Снейпа собственной персоной, замечу, что его настроение было каким-то особенно нехорошим. Эта сальноволосая личность, - Тонкс скорчила очень красноречивую гримасу и тут же посерьезнела, - сообщила, что Темный Лорд собирается в ближайшие дни атаковать Азкабан. И для этого планируется использовать дементоров. Кроме того, одновременно спланировано еще одно нападение, которое будет отвлекающим маневром. Где именно – этого Снейп узнать не сумел.
 - Итого, Волдеморт решил переходить к активным действиям.
 - Да. Со слов Снейпа выходило, что исчезновение Беллатрисы крепко выбило у него почву из-под ног... все последние нападения, в том числе и та атака на дом Гермионы, были скорее самоуправством Пожирателей, на которое ему было, строго говоря, наплевать. Но вот он снова берется за свое...
 - И начинает, стало быть, с Азкабана... Я с друзьями мучался, запихивал туда всех этих сволочей, а он собиратеся их всех оттуда вытащить. – Гарри опять скорчил рожу, правда в этот раз было не совсем понятно, что именно она означает... – И что же Орден собирается предпринять?
 - Ну, во-первых, Министерство предупреждено... Потом, Грозный Глаз взялся поговорить с несколькими знакомыми...
 - Но что с того-то? Ведь как я понимаю, вся эта мощь Азкабана, о которой столько говорят, основана на дементорах, а где они теперь, эти дементоры?
 - Простите Хозяин, но вы не правы, - тихо, но решительно возразила Тонкс. – Остров Азкабан был изначально домом дементоров, и тюрьму там построили лишь лет пятьсот назад. Причем изначально это была не просто тюрьма, но еще и наблюдательный пункт. Там есть чем встретить нападение и без помощи дементоров, и нападение самих дементоров тоже...
 - Да? Ну, будем надеяться, - Гарри не стал спорить. В этих делах он мало что смыслил, по Истории магии они это вроде как не проходили, а если и проходили, то он это благополучно проспал. – Еще что-нибудь интересное?
 - Да, на заседании присутствовал Рон...
 - Да?
 - Именно, жаль вы не видели физиономию Северуса Снейпа, но даже он промолчал. А, погодите... – Тонкс сосредоточилась, и ее лицо начало стремительно меняться. Милые черты быстро преобразились в неприятно знакомую физию некоего зельевара. А потом на этой самой физиономии проступило такое выражение, что вся окрестная флора вполне могла бы завять...
 - Тонкс! – Гарри в притворном ужасе отпрянул и замахал руками. – Хватит! Истории про Волдеморта и Снейпа, да еще и с наглядной демонстрацией, в один присест! Это для меня слишком!
 - Ой, простите Хозяин! – Тонкс прижала руки к груди. – Я виновата! Я не подумала! Могу ли я как-то искупить свою вину? – Хорошо изображая ужас и раскаяние, Тонкс низко склонилась так, чтобы у Гарри был оптимальный обзор на то, что у нее имелось под платьем.
 - Думаю, есть кое-что... – Гарри, словно бы между прочим, положил руки на застежки...

 Часа через полтора Гарри расслаблено лежал на кровати. Слева от него устроилась Тонкс, а Флер, которая присоединилась по ходу дела, калачиком свернулась справа.
 - Ах... Нимфи, так насчет Рона, - Гарри ни с того ни с сего вспомнил. – Что он делал-то на этом собрании?
 - Ааа... – Тонкс прижалась к нему покрепче. – В общем-то, ничего, просто сидел и слушал. Молча, надо заметить, он, кажется, не произнес ни слова за все время заседания... Но потом...
 - Что потом?
 - Ну, за едой его, видимо, прорвало. Болтал без умолку, правда, все больше о чем-то постороннем... Хотя, потом он еще высказал интересную идею: на собрании там все рассуждали, каким может быть это второе, отвлекающее нападение, и что будет целью. Одни полагали, что устроят нападение на маглов, скорее всего в Лондоне, другие стояли за Косой переулок, кто-то предлагал Святой Мунго, иные - Хогсмид. А Наземникус, - Тонкс чуть презрительно фыркнула. – Он, верно, призабыл, о чем речь, и предположил, что атакуют прямиком Министерство...
 - Ни фига себе отвлекающий маневр... – хмыкнула Флер. Покуда Гарри вполне серьезно обдумывал такую возможность, ведь в самом деле, уж такое заставит Фаджа и кампанию забыть про все на свете...
 - Да, так вот Рон высказал мысль, что скорее нападение будет где-нибудь в Европе. Там этого точно никто не ждет, и случись что-нибудь там, мы можем даже не мечтать о помощи, если одновременно с этим атакуют где-нибудь у нас... Грозный Глаз аж подпрыгнул при этом, и умчался, как я полагаю, в Хогвартс...

 Гарри сидел за столом, поглядывая на часы. Этот новый день прошел совершенно обычно, они провели несколько часов в тренировачном зале, Гарри с гордостью вспоминал, как сегодня сумел одолеть Нарциссу в схватке один на один, а потом сразу отразить очередную атаку Тонкс. Потом он, правда, не выстоял долго против професионального мракоборца... Но прогресс был налицо. И он шел по нарастающей, Гарри казалось, что он словно бы прокладывал дорогу к тем знаниям и навыкам, что теперь перешли к нему, и чем дальше, тем меньше становилось препятствий...
 Стрелки часов уже приближались к половине восьмого, и Перси должен был скоро появиться. Портал был односторонний и одноместный, вел прямо к воротам замка, где уже ждала Тонкс. Позиция у нее была весьма удачная, ее сразу не видно, и если все в порядке, она вполне сможет сделать вид, что просто ожидала гостя, а не сидела в засаде готовая пустить в ход палочку, покажись ей что-нибудь подозрительным. Самой Тонкс было велено быть предельно вежливой с Перси, чай, он из команды Фаджа, ее главного начальника.
 Минутная стрелка часов достигла самую нижней отметки, Флер, как всегда сидящая вместе с Цисси у него по левую руку, чуть вздрогнула, почувствовав, как кто-то перенесся Порталом в окрестности замка. Гарри понимающе кивнул. Главным образом в провокационных целях он желал производить максимально внушительное впечатление. Потому на нем красовалась самая раскошная из парадных мантий, которую он приобрел по совету Нарциссы. Сами сестры и Флер тоже оделись попышнее и повнушительнее, что примечательно, главным образом в красное...
 Дверь в зал отворилась, и Тонкс, очевидно, пропустила Перси вперед. Возможно якобы в знак уважения, а скорее, чтобы можно было в любой момент оглушить его сзади. Помощник Министра был одет в темно-синюю мантию, очень похожую на ту, что он одел на Святочный Бал.
 - Сэр Герцог, для меня большая честь быть приглашенным вами, - формально поприветствовал он Гарри.
 После обмена приветсвиями и нескольких положенным этикетом фраз все расселись. Гарри уже успел изрядно проголодаться, и очевидно не он один. Потому все начали с ужина, во время которого почти ничего не говорили... Сеодня эльфы-повара превзошли самих себя, и Гарри просто наслаждался блюдами, почти забыв, кто сидит напротив него. Разговор начался лишь после второй перемены блюд...
 - Итак, мистер Уизли, - Гарри сделал упор на этом обращении, поэтому оно звучало почти насмешкой. – Что же такое важное ты хотел со мною обсудить? – Закончил он, отбрасывая шелуху этикета.
 Перси ответил не сразу, он сидел за столом, покручивая в пальцах бокал с Альзаским белым вином, и о чем-то размышляя...
 - Гарри, что ты думаешь о моей матери? – сказал он наконец, и залпом опорожнил бокал.
 - Ну... – Гарри такой вопрос застал немного врасплох. Он задумался на несколько секунд... – Что же... не так давно я бы сказал, что она милейшая женщина, любящая мать, и что я сам считаю ее почти приемной мамой... А теперь... возможно, она является почти домашним тираном?.. – высказал он внезапно появившуюся мысль.
 Перси откинулся на спинку стула и закрыл глаза... Он молчал секунд пятнадцать.
 - Мама долго не могла смириться с тем, что отец даже не собирается подниматься выше по служебной лестнице... – заговорил он наконец. – Ты этого уже не застал, но я помню все те споры и даже ссоры по этому поводу. Она долго и безуспешно пыталась добиться, чтобы папа пошел на повышение, но в конце она сдалась... и взялась за нас. Скорее даже за меня. Чарли и Билл к тому времени уже достаточно повзрослели, а я был в самом возрасте... Ну не знаю я как это описать, ты Гарри наверное не сможешь представить, каково этого, когда тебе круглые сутки родная мать вдалбливает что хорошо, а что плохо... и что надо бы нам, Уизли, достигать высот.
 - Ну, и я стал хорошо учиться... – продолжил Перси через несколько секунд молчания. – А потом, когда появились Фред и Джордж, мама, было, взялась и за них, но тут что-то пошло не так... наверное, я был слишком старательным учеником... думаю, именно из чувства противоречия в них родился этот бунтарский дух. И они сделали многое, что доводило маму до состояния полного неистовства... ну, кое-что ты и сам видел. Ну... когда я поступил в Хогвартс, я сделал все, чтобы мама была мною горда. Я делал все, как она велела, и это казалось мне совершенно правильным вплоть... ну вероятно до середины моего шестого года учебы. Ну, когда была вся эта история с Тайной Комнатой, и все убедили самих себя, что за всем стоит... – Перси оборвал самого себя, и чуть тревожно глянул на Гарри, но тот никак не отреагировал. – Я тогда уже почти год встречался с Пенни... ну и именно она помогла мне в конечном счете выйти из-под... колпака, в котором я жил все то время. – Перси опять замолк.
 - А потом, когда я устроился на работу в Министерство, то сразу попал под начало мистера Крауча. И этот человек стал для меня новым идолом... Я все дольше и дольше заднрживался на работе, и все сильнее выходил из-под материнской опеки... и мало-помалу я начал осозновать, насколько сильно она до этого влияла на меня... и мне это очень не понравилось. Тогда она этого не замечала, мысли всех были заполнены Турниром Трех Волшебников, тем, что ты опять оказался в самом сердце событий... ну и еще тем, что писала Рита Скитер, - Перси мрачно улыбнулся, и уже в который раз наполнил свой бокал. - Когда... когда началась вся эта истрия с противостоянием между между Министром и директором... я... я оказался на распутье... И я остался с Министром... это... это, наверное, было что-то вроде панического бегства из семьи.
 - Что? Ты хочешь сказать, что все эти твои маневры, ссора со всей семьей, намеки на... – Гарри, впервые подав голос за уже некоторое время, предпочел остановиться. – И когда ты написал Рону это злосчастное письмо, это тоже было лишь для того, чтобы твоя мать более не ввязывалась в твою жизнь? – в голосе Гарри звучала горечь и злость.
 Перси глядел себе под ноги, до этого он в основном смотрел либо на Гарри, либо куда-нибудь в сторону, старательно избегая взглядом сестер Блэк и Флер. Последние, как и Тонкс, за все время не произнесли почти ни слова.
 - Я этого не говорил. Я принял сторону Министра, и честно выполнял то... что, в общем-то, было моим долгом перед... ну хотя бы моим начальником. А насчет остального... не стану спорить, я вел себя глупо, часто необоснованно, пожалуй, даже подло. Но что я могу тебе сказать? Гарри, до этого времени я жил в соответствии с немыслимым количеством правил и норм, которые в меня вбивали с самого детства, - Перси вновь осушил свой бокал. – И вот тогда я фактически впервые делал что-то сам, и сам решал как поступить... и я поступал... глупо, неумело, коряво... как мог. Я уже и не вспомню, как сам себе обосновывал свои действия... – При этих словах Перси отвернулся чуть сильнее, чем следовало, и Гарри ясно понял: врет. Отлично он все помнит, но, уже понимая всю абсурдность тех рассуждений, стыдиться говорить. – Ну и, кроме того, нет смысла скрывать: я принял сторону Министра, в таком случае ты становился мне противником... и... – Перси замолк.
 - Знаешь Перси... а ведь ты знатный наглец, - медленно проговорил Гарри, он даже не знал, как относиться этому. – Пришел ко мне, и сказал, если читать промеж линий, что в прошлом году я просто попал под раздачу, и ты записался в мои противники просто потому, что так было удобнее...
 - Ну... наверное, да...
 - Дурак ты, Перси, - спокойно сказал Гарри. – Ты так еще и не научился жить. Если этим разговором ты рассчитывал найти пути к примирению со мною, то ты провалился.
 - Я не надеялся помириться, я хотел объясниться и выговориться, не больше.
 - Ну, поздравляю. Ты закончил? – Гарри почувствовал, как в нем стремительно нарастает раздражение.
 - Да, – просто ответил Перси, поднимаясь. – Ты, наверное, прав, Гарри, я еще не научился жить... Спасибо, что выслушали меня, герцог, - Перси поклонися. – Могу ли я воспользоваться камином?
 - А вот я еще не закончил, Персиваль, садись.
 - Виноват, ваша честь... – немалое удивление проступило на лице Перси, но он покладисто сел.

 Они проговорили еще минут двадцать, Гарри достаточно открыто допрашивал Перси о том, что его интересовало. Судя по выражению лица, Перси не был сильно рад этому, но возражать не решался и отвечал подробно...
 Особенно Гарри не понравилось то, что Перси приходилось слышать краем уха в те времена, когда ему самому было три-четыре года... Молли Уизли тогда часто всхлипала нал судьбой несчастного сиротки, который живет с маглами, и ничего не знает о магическом мире... И, разумеется, она очень настоятельно советовала своим детям, особенно Рону, которому предстояло учиться с ним на одном курсе, подружиться с мальчиком-который-выжил. Попутно она еще и неоднократно высказывала уверенность в том, что Гарри Поттер, нет, «ГАРРИ ПОТТЕР» никуда кроме Гриффиндора попасть не может...
 Тут Гарри впервые за последние несколько лет... а если быть точным, то с окончания второго года обучения, задумался над тем, а почему он собственно попал в Гриффиндор... Тому нашлось три основных причины:
 Во-первых, тогда у него в голове крепко засели слова Хагрида о том, что Слизерин выпускает больше всего темных волшебников. Кроме того, не мог он забыть и о том, что Волдеморт сам оттуда.
 Второй причиной был Рон, который произвел на него самое лучшее впечатление... уже просто потому, что был первым, кто по-настоящему заговорил с ним...
 Ну а третьей причиной были никто иной, как Драко Малфой, за время короткой беседы в поезде он успел вызвать у Гарри очень сильную антипатию. И в результате Гарри столь отчаяно упрашивал Шляпу не отсылать его в Слизерин...
 Перси уже откланялся, и Тонкс проводила его к выходу, а Гарри все сидел за столом, обдумывая услышанное... Что же, все было не столь простым, как когда-то казалось, и он пока не мог решить, как к этому отноститься. Нельзя сказать, чтобы рассказ Перси открыл ему глаза и перевернул мир с ног на голову, кое-что он подозревал, кое о чем догадывался... Догадывался с недавних пор, когда заметил странную тенденцию: все сыновья Уизли сразу после окончания школы стремились оказаться как можно дальше от родного дома. Билл уехал в Египет, Чарли в Румынию... Перси... в Министерство. Про близнецов он тоже успел наслушаться о том, что они мало что не ночуют в своем магазине... совсем как их столь нелюбимый брат два года назад.
 В конечном счете, Гарри вынырнул из размышлений, и вновь вернулся в реальный мир. Четверо дам тревожно глядели на него, не решаясь побеспокоить своего задумавшегося Хозяина.
 - Эх! – нарочито бодро заявил Гарри, решив, что хватит на сегодня размышлений о смысле жизни. – Хороший ужин был! А теперь чем займемся?
 - О, у нас есть кое-какие идеи... – лукаво улыбнулась Нарциссса.

 Миновало еще несколько дней, до окончания каникул оставалось не так уж много времени, а Гарри начал ясно ощущать, что засиделся в четырех стенах, если конечно так можно было назвать огромный и раскошный замок, где он был полновластным хозяином. Но как бы то ни было, ему надоело оставаться там.
 Поразмыслив, Гарри согласился с Беллой, что в Англию лучше не отбывать. Там и его, и их непременно узнают, и приятной прогулки уж точно не получится, будут зеваки, репортеры и тому подобное... А Гарри хотелось чего-нибудь поспокойнее. Решение пришло само собой: уж если он во Франции, то как же можно не посмотреть на Париж?
 И вот, на следующий же день, с утра, они все впятером перенеслись через каминную сеть прямиком в Лувр. Именно там, в скрытом от глаз маглов подземелье, под огромным музеем распологалось Министерство магии Франции. Одновременно этот камин служил всем, кто желал прибыть в столицу. Начали осмотр, разумеется, с музея. Его размеры очень поразили Гарри, хотя Флер, которая уже бывала тут, и предупреждала об этом...
 Что же, даже Гарри, хотя Дурсли вовсе и не старались привить ему культуру, но все-таки слышал о трех главных сокровищах Лувра, Нике Самофракийской, Венере Милосской, и, конечно же, о Джоконде. И именно эти известные на весь мир шедевры он и хотел увидеть в первую очередь...
 Статуи его не разочаровали, хотя он и не мог понять, чем они столь сильно отличаются от других, выставленных в соседних залах и, кстати, гораздо лучше сохранившихся... Потом они отправились к произведению Леонардо да Винчи, встречные с некоторым удивлением на них косились. Вполне возможно, что они и впрямь производили необычное впечатление: молодой парень в окружении четырех красоток, особенно эффектна была, конечно, Флер...
 А вот Джоконда его не впечатлила, после того как ему едва удалось протолкнуться сквозь толпу зрителей к картине, защищенной бронестеклом. Честно говоря, он не смог понять, что же такого особенного было в этом произведении...

 Еще часа два они ходили по бывшему королевскому дворцу, обращенному в музей. Потом, погуляв в саду Тюильри, и Гарри наконец сделал то, что будучи ребенком ему ни разу не удавалось: он прокатился на колесе обозрения.
 Ныне же они приближались к главному символу Парижа – Эйфелевой башне, для этого нужно было пройти по набережной и пересечь Сену. Величественное творение Густава Эйфеля теперь возвышалось прямо над ними, можно было лишь поразиться и воздать должное таланту человека, который более ста лет назад создал это чудо...
 Гарри стоял под башней, высоко задрав голову, огромная стальная конструкция поражала. Что же, теперь оставалось только подняться наверх. Они направились к северной опоре, где очередь к лифту казалась покороче... Гарри как раз задумался над тем, не пустить ли в ход Конфундус, чтобы быстренько пробраться вперед... Но тут вокруг раздались крики, а затем грянул взрыв.
 Сразу за этим крики повторились, это были крики ужаса и боли... Гарри резко оглянулся... Отряд людей, одетых в черные плащи и с масками на лицах, надвигался со стороны Марсового поля. Различные, в том числе и зеленые, лучи срывались с их палочек. Раздавались новые взрывы, падали люди.
 Волна ярости, подобную которой ему нечасто приходилось испытывать, затопила Гарри и прежде чем он успел что-то толком сообразить, его палочка оказалась в руках, а рот выкрикнул первое пришедшее на ум заклятие...
 - Файарус! – его палочка сдаелала замысловатое движение и огненный шар помчался в сторону Пожирателей Смерти.
 - Раважио! – почти одноврменно с ним вскричала Беллатриса.
 А следом за ними выпустили свои заклятия и остальные, пять различных, но мощных и разрушительных заклятий ударили по плотной группе последователей Темного Лорда, которые явно не ожидали встретить сопротивление... Шар Гарри попал прямо в грудь одного из них, который немедленно упал. От взрыва упало человек десять, но большинство начали вновь подниматься на ноги... Заклятия, выпущенные остальными, вывели из строя еще двоих.
 Среди туристов началась паника, люди, ничего не понимая, бросились врассыпную. Большинство кинулись в сторону реки, другие побежали в разные стороны по набережной... третьи искали укрытия внутри опор башни... но были еще и те, кто, очевидно, совсем потеряли рассудок и теперь метались туда-сюда, словно бы ожидая, когда их заденет проклятие...
 Во всей этой неразберихе Пожиратели не сразу поняли, кто дает им отпор, и откуда летят ответные заклятия. Прикрываясь щитами, они рассредоточились, продолжая разить мечущихся вокруг людей, но теперь они уже старались расчистить себе обзор...
 Гарри больше не решался пускать заклинания, ибо он боялся попасть в кого-то из охваченных паникой туристов. Увлекаемый своими спутницами, он шаг за шагом отступал к северной опоре. Вон, справа от него, Белла, уловив удачный момент, выпустила еще одно заклятье. Луч нашел дорожку среди людей, достиг одного из Пожирателей, но был отбит щитом... Но тут и Тонкс выпустила заклятие, которое ударило того же мага, пробив его защиту. Пожиратель упал как подкошенный.
 Но одновременно остальные, наконец, заметили тех, кто оказывал им сопротивление, и Гарри вместе с его защитницами пришлось отражать шквал ответных заклятий. Уклоняясь и защищаясь, они отступали...
 Гарри пригнулся, пропуская мимо себя луч очень неприятного, зеленого цвета, следом шло еще несколько иных заклятий, но Флер прикрыла его, выставив мощный щит. Гарри не замедлил воспользоваться представившейся возможностью и выпустил череду режущих и оглушающих заклинаний.
 И тут у него за спиной раздалось еще несколько хлопков аппарации. Гарри поспешно оглянулся.
 Возможно, в глубине души он надеялся увидеть отряд мракоборцев, которые, в виде исключения, поспели очень вовремя. Как бы то ни было, его сердце упало, когда вместо стражей правопорядка его взору предстало еще шестеро Пожирателей смерти. Последние на несколько мгновений застыли, очевидно, они были совершенно не готовы к тому, что увидели. Белла и Цисси сориентировались быстрее всех и почти потащили Гарри к входу, откуда отправлялся лифт наверх. Тонкс и Флер прикрывали отход. Гарри еще успел выпустить ударное заклятие, от которого один из новоприбывших отлетел назад, сбив с ног двух своих товарищей.
 Внутри опоры уже укрывалось десятка полтора людей, которые с ужасом смотрели на них, Тонкс сделала какой-то малопонятный жест рукой, видимо, желая их успокоить... Сам Гарри не обратил на них внимания, он остался около входа, осторожно выглядывая наружу...
 Пожиратели разделились, кто-то остался рядом с раненными, другие продолжали свое любимое занятие: охоту на маглов. Но еще одна крупная группа стояла и о чем-то оживленно совещалась, о чем – догадаться было нетрудно – спорящие периодически указывали руками в направлении их укрытия...
 - Хозяин, берегитесь!! – раздался вдруг крик у него за спиной...
 - Авада Кедавра!
 - Круцио!
 - Енферфламио!
 - Ааааааа!
 - Ступефай!
 Все эти крики успели раздаться прежде, чем Гарри обернулся. Четверо Пожирателей как-то оказались внутри опоры, сейчас трое из них сражались с Беллой, Цисси и Флер, а четвертый, объятый пламенем, с жутким воем мчался прямо на Гарри. Мальчик Который Выжил в ужасе отпрянул в сторону, и живой факел пронесся мимо...
 - Ступефай! – ничего более умного Гарри в данный момент не смог придумать, но этого хватило. Темный волшебник, что схватился с Нарциссой, не успел отреагировать и рухнул.
 - Поттер?! – другой Пожиратель, похоже, только сейчас понял, с кем столкнулся.
 Дальнейшее его поведение было, по меньшей мере, странным: совершенно забыв обо всех остальных, он направил палочку на Гарри.
 - Ава... – большего сказать он не успел, ибо на него сбоку налетела самая настоящая фурия...
 Трудно было признать в крылатом создании, которое сейчас полосовало свою жертву длинными когтями красавицу Флер... Потом с ее рук сорвалось странное, пронзительно желтое пламя, Пожиратель закричал еще громче, а потом замолк... К тому времени Нарцисса уже вырубила последнего, схватившегося с ее сестрой...

 Амикус Кэрроу, член Внутреннего Круга шептал себе под нос самые черные ругательства, какие только знал. Ну как оно могло так случиться, что здесь оказался Поттер? Что он тут забыл? Да еще в окружении своих... шлюх. Когда до него впервые дошли слухи о том, что Беллатриса Лестрейдж и ее сестра радикально поменяли сторону в этом конфликте, он не поверил. Но потом факты и доказательства начали накапливаться. Какой позор! Две могущественные чистокровные волшебницы обратились... во что?! Фактически в личных кукол для секса этому Поттерскому недоноску-полукровке! Лорд был в бешенстве! И кто знает, может, Люциусу и Рудольфусу даже повезло, что они заперты в Азкабане и не знают, что случилось с их женами... Но тогда тем тяжелее им будет сегодня.
 И откуда только у этого мелкого наивного придурка такие силы? Откуда он узнал это заклятие, которое не использовали больше века, о котором почти все забыли? Ответа не было.
 И вот теперь это... ведь все было так просто – нужно было лишь явиться сюда, как следует пошуметь, поразвлечься, а когда местное Министерство, наконец, сообразит что к чему, уйти, пользуясь силами этих новых союзников Лорда... Так ведь нет же! Теперь они не могли уйти просто так! Лорд им головы снимет, узнав, что Поттер был у них в руках, а они вновь его упустили...
 Первая попытка, когда четверо его людей сверху проникли внутрь помещения, где укрылся Поттер, окончилась провалом... Потом они попытались просто задавить противостоящих им числом... и вновь ничего не получилось. Сама башня была надежно защищена Французким министерством, и можно было не даже не надеяться на то, чтобы разрушить опору взрывными заклятиями... Время уходило, вот-вот уже должны были явиться мракоборцы...
 Пришла пора узнать, действительно ли этот мальчишка столь туп и безрассуден, как говорят... Его люди нахватали несколько десятков маглов, в основном их никчемных детишек...
 - Поттер! Слышишь меня? Выходи из своей норы! – надсаживаясь, закричал он, подходя к одной из пленниц. Девчушке было лет пятнадцать, она с ужасом и мольбой смотрела на него... Мерзость... Он вынул из-за пояса кинжал. – Поттер! Если ты не выйдешь, мы перережем глотки всем этим ничтожествам! Слышишь меня? Их смерть будет на твоей совести! – ничего не двигалось... – Поттер, считаю до пяти! Один. Два, - Амикус занес кинжал для удара. – Три. Че...
 - Стойте! – прервал его выкрик, - Я выхожу... Я безоружен!
 Из каменного сооружения, на которое опиралось творение Эйфеля, с поднятыми руками вышел совсем молодой парень с растрепанными черными волосами...
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава двенадцатая.

 Пожиратели Смерти тут же подняли палочки, собираясь оглушить свою юную, наивную и, откровенно говоря, совершенно безмозглую жертву... Но тут произошло то, чему и следовало случиться приблезительно в это самое время.
 С целой канонадой хлопков вокруг башни стали появляться мракоборцы французского Министерства Магии в своей сине-черной униформе. Очевидно, они уже знали, что тут творится, ибо, не теряя времени, начали щедро рассыпать заклятия... Мальчик-Который-Выжил живо сориентировался и сиганул за ближайшую клумбу. А девочки-маглы в ужасе просто попадали на землю, надеясь, что их не заденут. И, сами того не зная, они приняли самое верное решение, теперь Пожирателям было не до них, а вот начни они спасаться бегством, их бы наверняка задело...
 Несмотря на столь резкую смену обстановки, Пожиратели не растерялись, мигом развернувшись лицом к новой угрозе, они попрятались за всевозможными укрытиями, защищаясь, но почти не атакуя. Мракоборцы, которые уже успели установить очень мощный антиаппарационный барьер, не спешили кидаться вперед, предпочитая сначала охватить противника со всех сторон...

 Амикус наугад выпустил Смертельное проклятие в сторону мракоборцев, нащупывая в кармане предмет, что дал ему Лорд. Путь к оступлению был... он еще раз оглянулся в сторону клумбы, за которой прятался Поттер... она была совсем недалеко, и он понимал, что не решится предстать перед хозяином, не попытавшись схватить этого мальчишку...
 Наложив на себя самые мощные из известных ему защитных заклятий, он решительно выскочил из-за своего укрытия. Его подчиненные недоуменно оглядывались на командира: вместо того, чтобы открывать путь к отступлению, он занимался непонятно чем... У многих из них были такие же предметы, но Лорд зачаровал их таким образом, чтобы ими нельзя было воспользоваться, покуда Амикус в сознании... очевидно, таким образом Волдеморт хотел убедиться, что никто из его слуг не сбежит с поля боя раньше времени...
 Амикус несколькими стремительными движениями преодолел расстояние, отделяющее его огромного каменного горшка с деревом, позади которого скрывался мальчишка. Со стороны опоры вылетело несколько лучей, но они прошли мимо... Даже странно, что эти шлюхи еще не выскочили наружу, чтобы защитить своего владельца хотя бы собственными телами... Вот он и на месте...
 Мальчишка сжался в комок с другой стороны этой клумбы, Амикус уже протянул руку, чтобы схватить его... Поттер поднял на него взгляд, и Амикусу показалось, что он бредит. Прямо у него на глазах черты лица, которое нынче появлялось на передовицах газет чуть ли ежедневно, вдруг поплыли и стали меняться. Знаменитый шрам словно бы потек, а черные растрепанные волосы стремительно светлели...
 И все это заняло меньше секуды. Амикус на несколько мгновений совершенно растерялся, не понимая, что происходит. Палочка в его правой руке задрожала, он просто забыл, что держит Поттера, или того, кто им притворяется, на прицеле. И тут это создание сделало резкое движение правой рукой...
 Хорошо поставленный удар в челюсть свалил сторонника Волдеморта с ног. Сильно оглушенному, но все же не потерявшему сознание Амикусу хватило рассудительности, чтобы инстинктивно привести в действие предмет у себя в кармане и аппарировать...
 Французские мракоборцы были шокированы: неизвестно откуда появившаяся волна непонятной силы вдруг в одно мгновение смела мощнейший антиаппарационный щит, с которым бы даже Альбус Дамблдор не сразу справился... Пожиратели не замедлили воспользоваться своим шансом, все они аппарировали прочь, захватив с собой почти всех своих оглушенных и раненных товарищей.

 Ситуация начала проясняться очень не скоро, отчасти этому способствовало то, что всего через минуту или две после бегства Пожирателей со всех сторон завыли сирены, и к месту боя прибыл не один десяток полицейских машин. В результате всего этого Министерству Магии пришлось разрываться между непосредственно расследованием, наведением порядка и сокрытием всего произошедшего от маглов.
 Между делом Гарри вместе с Беллой, Цисси и Флер покинули свое укрытие, и Тонкс, стараясь не смотреть в глаза своему Хозяину, присоединилась к ним. Рядом с той клумбой, за которой она недавно укрывалась, изображая собой Гарри, лежала нога. Самая обыкновенная человеческая нога лежала на земле, лежала отдельно от остального тела, которое было непонятно где, и, что особенно примечательно, даже не думала истекать кровью. Гарри теперь уже знал, что такое происходит, когда аппарирующий волшебник недостаточно сосредоточен. На лице проступило выражение острого злорадства: нелегко будет Пожирателю вернуться назад за потерянной конечностью.
 В общем, можно было сказать, что мирной и приятной прогулки по одному из прекраснейших городов мира не получилось. После всего этого их еще задержали на добрых три часа, пока длились допросы, взятие показаний... Ну а прежде всего нужно было доказать некоторым особо ретивым мракоборцам, что они вовсе не сообщники Пожирателей Смерти. И, пожалуй, присутствие Беллатрисы не очень способствовало этому, ибо сотрудники Министерства явно перенервничали...
 Но, в конечном счете, таки удалось все уладить, не последнюю роль в этом сыграли Флер и Тонкс... Попутно удалось кое-что выяснить: во первых, мракоборцы подобрали в общей сложности шестерых Пожирателей, не считая этой памятной ноги. Всех остальных нападавшие утащили с собой. Трое из них были мертвы. Тот, которого Беллатриса подожгла, скончался от ожогов, другого Флер буквально разорвала на части, а потом еще добила пламенем вейл. Третий погибший был из числа тех, кого достала их самая первая атака, его тело было сильно обожжено и, кроме того, почти изорвано мощным взрывом... Вторая новость достигла Гарри уже незадолго до его отбытия: почти одновременно с этим нападением был атакован остров Азкабан...
 В результате, лишь уже поздним вечером они вернулись обратно. Гарри глубоко вздохнул и, не говоря никому ни слова, отправился в душ, четверо дам проводили его тревожными взглядами...
 Гарри скинул с себя всю одежду прямо на пол, не озаботившись ни о полотенце, ни о смене белья. Все одно домовики будут рады услужить, он знал, что по выходу из душа он обнаружит все это приготовленое для него. Горячая вода словно смывала с него усталость, раздражение и гнев... гнев на Тонкс, за что? За то, что она рисковала своей жизнью? За то, что она сделала это, не спрося его? Что-то в этом роде... Дверь ванной почти бесшумно открылась.
 - Это я, Хозяин, можно? – раздался несмелый голос Флер.
 Гарри промычал в ответ что-то невразумительное, и приглашающе махнул рукой. Через несколько секунд мягкие пальцы уже гуляли по его мышцам, вместе с теплой водой это производило буквально магическое действие, Гарри почти застонал от удовольствия.
 - Ох, чудесно...
 - Спасибо, Хозяин, Беллатриса показала мне кое-какие секреты... – Флер надавила на какую-то точку у него на спине, и Гарри зажмурился от наслаждения. – Хозяин... если вы мне позволите сказать...
 - О, говори, я, наверное, даже догадываюсь, что ты хочешь сказать...
 - Хозяин, Тонкс конечно была неправа, когда вышла к врагам без разрешения... но... но она лишь хотела защитить вас.
 - А то я не знаю? Но... я даже не знаю, как это выразить.
 - Я и сама чувствовала, что вы готовы выйти к ним...
 - Я бы этого не сделал... В тот момент я вдруг очень ясно понял, что не имею права вот так просто умирать. Все прошлые годы... даже если у меня были друзья... и потом Сириус... все-таки мало, что удерживало меня... но теперь, теперь я чувствую, что отвечаю за вас... за вас всех...
 - Хозяин, мы принадлежим вам...
 - И я не хочу вас терять, - просто закончил Гарри.

 - Ты очень разочаровал меня, Кэрроу. Круцио!
 Амикуса вновь пронзила кошмарная боль, и он опять рухнул на пол, с которого было только начал подниматься... Что уже было само по себе непросто теперь, когда его правая нога ниже колена осталась неизвестно где...
 - Пп-п-п... простите меня, хозяин! Я сделал все, что мог...
 - Глупец! Неужели ты правда подумал, что Поттер вышел к тебе? Идиот! – Темный Лорд, чьи планы сегодня оказались основательно попорченными, отвесил своему слуге тяжелую затрещину, что было вовсе не в его обычаях. - Ты что, не слышал, как несколько недель назад мой верный Северус рассказывал, что к мальчишке приставили телохранителя?! И не кого-нибудь, а дочь этой изменницы своей крови Андромеды! Которая, да будет тебе известно, недоумок, маг-метаморф! Теперь понял?
 - Д...да хозяин, простите... – еще одна оплеуха оборвала его на полуслове.
 - Замолчи, - Волдеморт сделал шаг назад и вновь поднял палочку. – Ты очень разочаровал меня Амикус, тебе самой судьбой, что так благоволит мне, был предоставлен шанс услужить мне, и ты упустил его. Я очень разочарован. – Амикус весь затрепетал, он уже знал, какое заклятие последует за этим, знал он и то, что молить о прощении бессмыслено... Он поднял голову, желая взглянуть смерти в лицо. – Но ты еще можешь искупить свою вину, я даю тебе шанс, ты еще можешь быть мне полезен.
 С этими словами Лорд взмахнул палочкой, и из нее выплыл серебристый образ... Не прошло и секунды, как это облако опустилось вниз, и через секунду сформиловало новую, серебряную ногу. Приготовившийся к смерти Амикус несколько секунд изумленно смотрел на дар, а потом вновь пал ниц...
 - Спасибо хозяин, спасибо... – и он поцеловал подол черной мантии.
 - Не подводи меня больше, Кэрроу, это твой последний шанс. Круцио! – продержав заклятие еще секунд двадцать, Волдеморт повернулся к своему слуге спиной. – А теперь ступай!

 Гарри сидел в кресле около камина, Флер, Белла и Цисси встали позади него, все ждали, когда появится Тонкс. И она не замедлила появиться. Чуть слышно открыв дверь, ее нагая фигурка скользнула внутрь, и опустилась перед Гарри на колени.
 - Хозяин, я готова к наказанию, - тихо сказала она, глядя прямо в пол.
 - Тонкс, посмотри на меня, - она немедленно подняла взгляд. – Я понимаю и принимаю причины, толкнувшие тебя к тому, что ты сделала. Но ты не имела права вот так рисковать собой, хотя бы просто потому, что теперь ты принадлежишь мне!
 - Да Хозяин, - Тонкс виновато опустила голову еще ниже.
 - И потому слушай. Я хочу, чтобы ты приняла образ Долорес Амбридж! – Гарри и сам не знал, откуда ему пришла в голову эта мысль.
 - Повинуюсь Хозяин, - Тонкс начала стремительно меняться. Стала пониже, раздалась вширь, ее волосы потеряли свой ярко розовый цвет, лицо стало выпуклым, и глаза полезли наружу. Вот перед Гарри уже стояла вылитая Амбридж во всей своей обнаженной «красе». Гарри едва сдержал гримасу, голой жаба была еще отвратительнее, чем в своей кошмарной, безвкусной одежде. – Я ничего не упустила Хозяин? – спросила Тонкс своим обычным голосом.
 - Голос у нее совсем не такой, - Гарри изо всех сил старался оставаться спокойным. Хотя это зрелище трансформации красавицы в чудовище могло смутить кого угодно.
 - Ой, - Тонкс тут же заговорила высоким голоском с придыханием. – Простите Хозяин.
 - А теперь перегнись через этот стул, - велел ей Гарри, поднимаясь на ноги.
 Поняв, чего желает ее Хозяин, Тонкс почти легла на этот стул, выставив повыше свою грузную попу. Гарри молча подошел к ней, что ни говори, а это было интересное ощущение, когда вылитая Амбридж-жаба называла его Хозяином...
 - Считай каждый удар, - тихо приказал Гарри, занося руку...
 - Раз, Хозяин, - тоненьким голосом ответила Тонкс, почувствовав первый шлепок.
 - Два, Хозяин...
 После пятнадцатого удара она начала тихонько вскрикивать, процес продолжился покуда...
 - Двадцать пять, Хозяин.
 - Хорошо, и наконец последняя часть твоего наказания, я хочу чтобы сохраняла этот облик все время внутри этого замка, если конечно рядом нет посторонних. И так, покуда я не отменю приказ.
 - Как вам будет угодно, Хозяин.

 Тонкс проходила в опале, а значит в облике столь нелюбимого сотрудника Министерства около двух дней. За это время Гарри неоднократно чувствовал себя мерзавцем, но что-то не давало ему отказаться от собственных замыслов, и потому он довел дело до конца. Кроме того, он не мог не признаться самому себе, что в некотором роде вымещал на ней свой гнев на все произошедшее. В эти дни Тонкс прислуживала за столом, и делала еще немало других дел, которыми обычно занимались домовики. Но самым трудным для нее, несомненно, было то, что в ее нынешнем облике можно было даже не мечтать о том, чтобы Хозяин трахнул ее...
 - Ну, хорошо Тонкс, ты можешь вновь принять свой собственный облик, - сказал после ужина Гарри. – И пусть это будет первый и единственный раз, когда я должен наказывать тебя.
 - Спасибо вам, Хозяин, - Токс немедленно упала на конени и поцеловала ему ступни, прежде чем начать меняться. Вновь став собой, она коротким взмахом палочки сменила немыслимую одежду Амбридж на синее платье с широким вырезом. – Могу ли я как-то еще служить вам Хозяин? – Тонкс улыбнулась самым обольстительным образом...
 «Метод кнута и пряника... кнута и пряника...» - непонятно по какой причине, этот мотивчик крутился у Гарри в голове, когда он раз за разом погружался в нутро сладострастно стонущей женщины под ним...

 Нападение Пожирателей смерти на Эйфелеву башню было лишь отвлекающим маневром, который неплохо удался. Внимание Министерства Магии Франции, а вместе с ним и других стран континентальной Европы было целиком приковано к этому, и потому никто не пришел на помощь Англии, когда в то же самое время крупные силы темного Лорда напали на Азкабан.
 Подробности принесла Тонкс, которая для этого получила несколько часов отгула от своего наказания. Как выяснилось, Фадж прислушался к предупреждениям Ордена, и охрана тюрьмы была усилена. Кроме того, как оказалось, Фадж был вовсе не настолько глуп и слеп, как Гарри полагал. Выяснилось, что еще год назад, почти сразу после того памятного заседания суда, где вроде как было юридически принято, что дементоры начали пошаливать, он решил принять кое-какие меры, хоть и не подумал верить истории, рассказанной миссис Фигг. Но он все-таки распорядился, чтобы в Отделе Тайн поработали над какими-нибудь средствами, чтобы справиться с дементорами, выйди они из-под контроля...
 И так получилось, что разработка была готова как раз тогда, когда в ней возникла особая нужда. Об этом не знал почти никто, и это явно стало пренеприятнейшим сюрпризом для чудовищ, питающихся человеческим счастьем и душами...
 Волдеморт послал на Азкабан полторы тысячи этих существ, и, по словам Тонкс, в Министерстве до сих пор все хватаются за головы, спрашивая себя, откуда их могло столько взяться. Мракоборцы, охраняющие тюрьму не стали даже пытаться остановить эту орду. Они тут же отступили от ворот, отходя на верхние этажи крепости, где сейчас в основном и содержались заключенные. Дементоры было повалили следом... вот тут и началось. Тонкс, понятное дело, никто не стал объяснять, как были устроены эти штучки, которыми Невыразимцы обустроили тюрьму, да и защитникам крепости об этом тоже, скорее всего не сообщили, но результат был налицо. Значительная часть пожирателей душ очень быстро втянулась внутрь тюрьмы, в стремлении добраться до своей пищи, и тут полыхнуло... Тех, что уже переступили порог, спалило на месте, тем, что столпились у входа, тоже крепко досталось...
 Прямо на глазах у Волдеморта, который лично руководил освобождением своих слуг, больше половины этой орды в одно мгновение обратилось в пепел. Вероятно, только личное присутствие хозяина помешало войску Темного Лорда тут же пуститься в бегство... Ну и, кроме того, было еще то обстоятельство, что в рядах нападавших было семеро великанов, уже настроившихся на сражение... И последние, очевидно, недостаточно сообразительные, чтобы в должной мере оценить произошедшее у них на глазах, не мудрствуя лукаво, пошли в атаку...
 Не прошло и пары минут, как ворот Азкабана не стало, а вместе с ними, вероятно, и защитных средств, что обратили дементоров в бегство... Но это было уже не так важно, ибо бывшие стражи Азкабана теперь улепетывали прочь, явно не собирались вновь идти в атаку.
 Тут-то мракоборцы пришли в себя. Залп специальных заклятий в одно мгновение вывел из строя одного из гигантов... Вообще говоря, лучше бы они этого не делали, ибо тут великаны окончательно разъярились...
 Что было дальше, выяснить Гарри толком не удалось, ибо начался сущий кошмар, в котором никто никак не мог разобраться. Армия Волдеморта взяла тюрьму штурмом и пробилась к камерам, где содержались заключенные как раз в то же самое время, когда основные силы мраоборцев Министерства прибыли на остров... Последовавшее за этим сражение было какой-то редкостной неразберихой... похоже, никто толком и не знал, что именно произошло. Но кончилось дело тем, что Пожиратели Смерти вместе с Темным Лордом бежали, освободив всех пленников... Правда при этом мракоборцы уничтожили пятерых великанов, а еще десятка полтора Пожирателей были убиты или схвачены... В общем, трудно было сказать, кто победил, скорее все проиграли.

 На третий день после этих событий, Гарри сидел на диване и с помощью Цисси сочинял обращение, которое собирался передать в Пророк. В нем, кроме всего прочего, высказывал более открытую поддержку Корнелиусу Фаджу. Флер лежала рядом, положив голову Гарри на колени. Беллатриса в это время сидела у камина, перелистывая какую-то книгу, а Тонкс за столом корпела над своим отчетом, от нее в Министерстве ожидали полного доклада о нападении. Неожиданно Флер вздрогнула, и подняла взгляд на Гарри.
 - Хозяин, кто-то аппарировал рядом с замком! – тревожно воскликнула она.
 Гарри встрепенулся, но в тот же миг раздался магическим образом усиленный стук в дверь, можно было предположить, что у гостя самые мирные намерения. Еще секунд через десять, пока Гарри соображал, как же поступить, в библиотеке с хлопком появился Добби.
 - Профессор Альбус Дамблдор хочет поговорить с сэром Гарри Поттером! – провозгласил он.
 - Да? И здесь до нас добрался... – то ли недовольно, то ли наоборот, с некоторым удовлетворением, заметил Гарри. – Пригласи его.
 - Конечно сэр.

 Альбус Дамблдор поднимался по лестнице, направлясь туда, куда ему указал Добби. Что же, тот факт, что Гарри не посчитал необходимым лично встретить его, ясно говорил, что он опустился довольно низко в его глазах... И директор Хогвартса не мог не понимать, что у Гарри были на то причины, и что дело не только в том, что мальчик впервые в жизни вкусил сладость силы и власти. Вкус, который склонил к тьме и ко злу, многих, очень многих людей... Что же, сейчас он мог лишь рассчитывать, что Гарри проявит щедрость.
 Добравшись до нужной двери, Дамблдор осторожно ее толкнул, представшая перед его глазами картина показалось столь мирной и идилической, что он вдруг ощутил, что ему на глаза наворачиваются слезы. Негромко откашлявшись, он известил всех, о своем присутствии.
 - Провессор, чем обязан вашему визиту? – Гарри на мгновение оторвался от пергамента.
 - Могли бы мы поговорить наедине?
 - У? – Гарри было задумался, но тут Тонкс просто подхватила свои бумаги и вышла в другую дверь. – Здесь у меня ни от кого нет секретов, профессор.
 - Хорошо... Прежде всего, Гарри, я очень рад, что с тобой все в порядке, особенно после...
 - Прошу, не будем об этом. Я всего лишь собирался приятно провести день, а получилось...
 - Очень тебя понимаю. В таком случае, я хочу еще сообщить, что браки миссис Лестрендж и миссис Малфой расторгнуты. – Дамболдор вынул из внутреннего кармана два свитка пергамента. - Я очень подозреваю, что бегство мистера Малфоя и мистера Лестрендж ускорило это дело.
 - Большое спасибо. Что-нибудь новое по поводу этой атаки? – задал Гарри осторожный вопрос.
 - Ничего особенного, кроме разве что... Тело Уолдена Макнейра было найдено под развалинами. Раньше предполагалось, что он бежал вместе со всеми, но очевидно он был погребен под обломками... – Лицо Гарри никак не изменилось от этого известия.
 - И остальные, стало быть, на свободе... – чуть слышно прошептал Гарри. Он хорошо понимал, что это прибавит ему трудностей, особенно со стороны двоих мужей, лишившихся жен... – А могу ли я чем-то вам помочь? – сменил он тему разговора.
 - Да... видишь ли, Гарри, мне так и не удалось найти кандидата на пост преподавателя ЗОТИ, и я бы хотел спросить... э-эээ... не сдашь ли ты в аренду одну из своих дам?
 - В аренду? Ну вы и выразились! Обязательно расскажу Гермионе, - заявил Гарри. – Кого именно, и что с точки зрения заработной платы?
 - Беллатриса была отличницей, и у нее более чем обширный опыт в боевой магии. А обычный оклад учителя около полутора тысяч галлеонов в год.
 - Что же, я только за, но сначала договоритесь с самой Беллой!- улыбнулся Гарри, разводя руками. – Если она согласна, то для меня все в порядке.
 Альбус Дамблдор широко улыбнулся про себя, и солидный камень свалился с его души, тьма не поселилась в сердце Гарри. Быстро уладив несколько мелких вопросов с миссис Блэк, директор нашел нового преподавателя ЗОТИ. Гарри в это время о чем-то оживленно шептался с Нарциссой и мисс Делакур...
 - Профессор, - подал он голос.
 - Да?
 - Цисси и Флер мне справедливо заметили, что поскольку они в любом случае останутся в школе со мной, то лучше, чтобы они не сидели там без дела.
 - Я тебя внимательно слушаю...
 - Флер специализировалась в целительстве. В Гринготтсе она работала в отделе, близко связанным с ликвидаторами заклятий, обучаясь там и набираясь опыта. Вот я и подумал, не примет ли ее мадам Помфри на стажировку, как ученицу, а может как ассистентку?
 - Я поговорю с Поппи, думаю, она будет рада... А для мисс Блэк? – Дамблдор посмотрел на Нарциссу.
 - Тут очень просто: профессор, я уже очень давно хотел вам сообщить, что профессор Бинс – кошмарный преподаватель, он даже вообще не преподаватель.
 - Профессор Бинс при жизни был величайшим экспертом по общей истории Магической Англии. И сейчас он остается одним из главных авторитетов в мире!
 - Великий Мерлин! – вдруг воскликнула Нарцисса. – Вы хоть раз на его уроках присутствовали? Его невозможно слушать! И это было так еще, когда мы учились в школе! Возможно он великий историк, но он просто невозможный преподаватель!
 - Спросите кого угодно из моих сокурсников, они скажут вам то же самое. И я более чем уверен, что и все другие курсы со мною согласятся. Поэтому я говорю вам откровенно: Бинса надо услать из школы подальше, а если он, как я крепко подозреваю, уже окончательно выжил из ума. К этому выводу можно придти уже хотя бы потому, что он крепко убежден, что читает лекции ученикам этак... двадцатилетней давности. Так вот, если он действительно уже окончательно впал в маразм, то его можно спокойно оставить читать свои лекции пустому классу, поверьте, разницы он не заметит. А подвергать учеников такой пытке, право же не стоит! Скажу больше, если Цисси займет его должность, я лично готов записаться на Историю магии!

 Дамблдор отбыл обратно в школу, пообещав подумать над этими предложениями и все устроить. Гарри почти не сомневался, что старый маг не станет отказывать. Вообще, он начал подозревать, что Дамблдор просто не уделяет достаточного внимания своей работе, слишком занятый Орденом Феникса и своими заботами сразу обо всем магическом мире. И может, именно поэтому он ничего не делал по поводу Бинса, но сейчас получив, нового кандидата, которого, стало быть, не нужно искать, он, конечно же, воспользуется возможностью.
 Попутно они еще успели поговорить с Тонкс, та была более чем рада занять предложенное место ассистента своей тети, поскольку в этом году ЗОТИ будет уделяться особенно много внимания. Теперь Гарри был спокоен, все его дамы были надежно пристроены в Хогвартсе... Между делом он еще поинтересовался, как, так называемый, Совет Попечителей отреагирует на приглашение в школу в качестве преподавателя недавнего «преступника номер два».
 На это Дамблдор ответил, что, во первых, он вполне способен с ними совладать, а во вторых, Попечители его очень уважают. А если он, в смысле Гарри, имеет в виду произошедшее четыре года назад, когда его сняли, так тут все дело было в угрозах Люциуса Малфоя...
 На это Гарри только усмехнулся, из того, что ему рассказала Нарцисса, можно было предположить, что заклятие, которым Малфой им «угрожал» было желтым, круглым, блестящим и звонким...
 Ну а кроме того, грош цена директору, при котором в школе творятся подобные вещи...

 Следующие несколько дней прошли обычным образом. Завление Гарри появилось в Пророке и явно добавило очков Фаджу, который, кстати говоря, неплохо взялся за дело. Среди прочего, ему удалось получить помощь некоторых европейских стран. Кроме того, он уже успел договориться с Италией о переправке самых опасных престпников в тюрьму Жерло, которая распологалась прямо в жерле вулкана Везувий. Именно туда отправили тех Пожирателей, что были схвачены во время сражения за Азкабан. Кроме того, дементоры, очевидно оправившись, совершили налет на небольшой городок. Обошлось без жертв, ибо твари, очевидно, очень спешили и лишь пролетели по поселению, забирая счастье, но не задерживались для того, чтобы целовать кого бы то ни было...
 Сам же Гарри проводил дни в компании со своими дамами, как он и рассчитывал, Дамблдор со всем согласился и все устроил. Больше они не покидали свою обитель, не считая Тонкс, которая трижды отлучалась: два раза на собрания Ордена и еще для доклада в Министерство. По возвращению она всякий раз делилась последними новостями. Среди прочего, Снейп сообщал на собрании, что Темный Лорд дал Метки некоторым ученикам Школы. При этом Рона настойчиво попросили удалиться, а Дамблдор особо попросил Тонкс не рассказывать об этом Гарри... Тонкс, понятное дело, немедленно сообщила своему Хозяину обо всем...
 - Опять он за свое! – взорвался Гарри, вскочив на ноги. – Опять он играет в молчание! И как же он в этот раз объясняет свое решение? – уже спокойнее спросил он.
 - Он говорил, что узнав об этом, вы начнете подозревать всех и вся, особенно учеников Слизерина. Кроме того, вы тогда можете рассказать об этом всей школе, из лучших побуждений, и тогда он вообще опасается, что Хогвартс может превратиться в поле боя... Ведь тогда все начнут подозревать всех...
 - Ух ты... – Гарри почесал затылок. – А ведь он, пожалуй, прав...
 - Да, потом его еще поддержала Молли Уизли, всхлипывая, что у вас и без того хватает забот... Добавила она еще и про то, что все эти ужасные вейлы и слизеринки наверняка плохо на вас влияют...
 - Чего?
 - Да, именно так.
 - Ну она дает... – Гарри предпочел воздержаться от дальнейших коментариев. – Что же, значит, будем начеку, но при этом не стоит подавать виду, что мне известно об этом... хотя догадаться, что такое возможно, вообще говоря, не очень трудно. Это все?
 - Все важное Хозяин, остальное шелуха.
 - Ну что же... – Гарри широко улыбнулся. – Ты хорошо поработала Дора, полагаю, ты заслужила награду, - с этими словами он начал расстегивать ширинку...
 Тонкс опустилась перед ним на колени и обхватила губами его быстро выпрямляющийся член. Гарри резко двинул свои бедра вперед и вверх, загоняя свою плоть почти ей в горло. Тонкс резко вздохнула от неожиданности, но тут же начала усиленно работать языком, губами и горлом... Гарри же двигался вперед и назад, как если бы занимался любовью с ней самым обычным образом. Через несколько минут, чувствуя, что больше не может сдерживаться, он резко подал назад и излился в рот Доры. Тонкс жадно проглотила всю его сперму, облизала губы, подобрав несколько капелек, что попали наружу.
 - Большое спасибо, Хозяин.
 - О, пожалуйста, Нимфи, - Гарри погладил ее по щеке. – А теперь давай в тренировочный зал, я таки хочу еще раз попробовать одолеть тебя...

 Когда до окончания каникул оставалось четыре дня, Гарри наконец удалось добиться желаемого. Успешно отразив массированный натиск Тонкс, ему удалось застать ее врасплох модифицированным Разоружающим заклятием, выпущенным невербально. Правда Гарри сам был так ошарашен своим успехом, что Тонкс, не признав поражения, успела подхватить палочку... Но тут Гарри решил, что все-таки право считать себя победителем, а потому нагло сжульничал.
 - Тонкс, на колени! – крикнул он, прежде чем метаморфиня успела нацелить на него палочку. Нимфи не могла ослушаться прямого приказа своего Хозяина, и тут же склонилась перед ним. – Экспиллиармус! Вот я и победил!
 - Хозяин... – несмело подала она голос, - в настоящей схватке враг не станет слушаться вас.
 - В настоящей схватке я не стану пялиться как идиот, пока мой противник подберет выбитую палочку, - оспорил ее Гарри.
 В общем Гарри с большой пользой проводил время, совершенствуя свои навыки, вместе со всеми остальными: Флер тоже делала большие успехи.
 Было тридцатое августа, Гарри уже все подготовил к будущему учебному году, поразмыслив, он решил не соваться в Косой Переулок, и все покупки за него сделали Тонкс и Нарцисса...
 Так вот, тридцатого августа, часа в три после полудня незнакомая рыжеватая сова принесла письмо. После того как его очень преданные своему делу защитники убедились, что послание не содержит в себе каких-либо сюрпризов, Гарри развернул письом, написанное рукой, которую он никогда прежде не видел:

 «Уважаемый мистер Поттер. Приношу свои извинения, если окажется, что я обратился к вам не в соответствии с этикетом, но боюсь, я в этом совершенно ничего не понимю.
 Прежде всего, позвольте представиться, мое имя Эдгар Пули, я работаю в Больнице Святого Мунго, специализируюсь в борьбе с последствиями проклятий. Одновременно я провожу исследования того же рода. Теперь позвольте объяснить причины, что толкнули меня побеспокоить вас.
 Вчера я совершенно случайным образом узнал, что с некоторых пор вы являетесь полновластным владельцем миссис Беллатрикс Лестрейдж. Или Блэк? Или Поттер? Я, если честно, не знаю. Вы наверняка удивитесь, так как связанные с этим события произошли уже некоторое время назад, но, начиная с первых чисел июля я проводил исследования – к сожалению безуспешные – в области новейших средств для борьбы с проклятием Оборотня. И в такие времена я совершенно не читаю газеты и, в общем-то, не обращаю почти никакого внимания на происходящее вокруг меня. Именно потому это известие дошло до меня лишь сейчас.
 Вам почти наверняка известно, что миссис Лестрейдж была осуждена за пытки, которым она подвергла Френка и Алису Долгопупс... Возможно вам так же известно, что эти люди по сей день содержатся в палате для пациентов на длительном лечении. И боюсь, что за все эти годы их состояние почти не улучшилось.
 Мистер Поттер, я пишу вам потому, что, возможно, с помощью миссис Лестрейдж, если она согласиться помочь, нам удасться вырвать этих людей из состояния, в котором они находятся. Возможно, что очень глубокое потрясение, как например появление перед ними их старого палача, пробудит их разум. Я не могу ничего утверждать, все это основано лишь на предположениях. Но у нас есть шанс спасти жизни двух человек, и, на мой взгляд было бы преступлением не воспользоваться им.
 Поэтому я очень прошу вас откликнуться на мой призыв, я готов встретиться с вами в любое удобное для вас время, чтобы обсудить все в деталях.
 С уважением, и в надежде на ваш скорый ответ, Эдгар Пули».
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава тринадцатая.

 Утром первого сентября Гарри проснулся один в своей постели, что уже было в высшей степени необычно. Никто не ласкал его, он не ощущал женских тел рядом с собой, и никто не делал ему минета вместо будильника... Смутно припомнив, что вчера дамы обещали ему сюрприз, Гарри сказал самому себе, что впредь ему следует быть осторожным с сюрпризами. Впрочем, может быть лучшая часть еще на подходе.
 Спустив ноги с кровати, Гарри потянулся... что же, сегодня его ожидало возвращение в Хогвартс, а сначала поездка на поезде. Это было, наверное, впервые, когда начало школы он ожидал без обычного энтузиазма. Что ни говори, это лето, хотя и было далеко от спокойного, мирного и избавленного от потрясений, было лучшим в его жизни. И он отлично понимал, что возвращение в школу будет довольно непростым, как еще все отреагируют на... Хотя с другой стороны, теперь это волнует его уже не столь сильно, уже хотя бы потому, что у него будут его личные апартаменты. Но как подумаешь, о чем начнут сплетничать ученики...
 Опять же Невилл, и хотя теперь встреча с ним не грозила теми же проблемами, что еще совсем недавно, но нервозность конечно оставалась... Гарри вспомнил произошедшее вчера...

 Обменявшись посланиями с мистером Пули, Гарри уже на следующий день назначил встречу, тем более что времени было не то, что в обрез, это вообще был последний день. Целитель произвел на него весьма благоприятное впечатление. Это был человек явно немного не от мира сего, и он был безвозмездно предан своей работе. Он был очень вежлив, но приступил к делу безо всяких предисловий, и чувствовалось, что он мало что понимает в светской беседе. Гарри был на него за это совсем не в обиде.
 Предложение Эдгара Пули было в меру безумным, но при этом и достаточно простым. Уже были известны в былые времена случаи, когда люди, в состоянии близком к тому, в котором прибывали супруги Долгопупс, приходили в себя после достаточно сильного эмоционального шока. И трудно было себе представить более сильный шок, чем тот, который испытает человек, вломись к нему его бывший мучитель... Но тут был небольшой, но очень важный нюанс: важен был не только внешний вид визитера, но и его магическая сущность. Именно поэтому было бессмысленно пытаться обмануть их с помошью трансформации или Оборотного зелья. И именно потому такая терапия еще ни разу не использовалась. Как между делом заметил Эдгар, в случае успеха их наверняка ожидает Грамота Гиппократа – высшая награда за вклад в развитие медицины...
 Они обговорили кое-какие детали, после чего Гарри высказал свое согласие, Беллатриса и подавно не возражала, очевидно, очень довольная, что может помочь Хозяину. И, кроме того, она тоже прекрасно понимала, что ее, скорее всего, встретят в Хогвартсе не очень тепло, а так она могла улучшить их отношение к себе.
 И была лишь одна небольшая ложка дегтя... По словам Беллатрисы, Фрэнк Долгопупс был одним из мракоборцев, кто наиболее активно использовал специальные полномочия, выданные Барти Краучем. Был он и в числе тех, кто арестовывал Сириуса...
 Для проведения терапии из палаты для постоянных пациентов эвакуировали всех, кроме четы Долгопупс. Беллатриса облачилась в неприятно знакомую черную мантию, и закрепила маску так, чтобы она не скрывала лицо целиком. На всякий случай в кармае у нее был припрятан Портал, а рядом с дверью стояло несколько дюжих санитаров, не говоря о многих других сотрудниках больницы. Получив от Гарри утвердительный кивок, Беллатриса распахнула дверь в палату и ворвалась внутрь с самым что ни на есть угрожающим видом...
 - Пора закончить начатое... – слушая ее голос, Гарри очень живо представлял, как она вскидывает палочку...
 - Ааааа!
 - ААААэээээ! Ты!! – прервали ее два голоса.
 - Оууу... – и следом хлопок, Белла возникла в коридоре. – Сработало... укхм – с этими словами начала массировать свое горло. Маска пропала, капюшон был откинут в сторону, и мантия была... ну как минимум помята.
 Целители и санитары кинулись внутрь помещения, некоторое время оттуда доносились довольно неразборчивые вскрики, какая-то возня, потом стало тише. Оттуда слышался чей-то говор, но расслышать, кто и что говорит, было невозможо. Но можно было догадаться, что целители пытаются успокоить пациентов и объяснить им, что с ними произошло. Объяснения были наверняка непростыми.
 Где-то десять минут спустя Эдгар вышел и сказал, что-то вроде того, что дело сдвинулось с мертвой точки, о чем было нетрудно догадаться. Чета Долгопупс вышла из своего ступора и сейчас находится в крайне возбужденном состоянии, что было более чем понятно. Опасения вызывало другое обстоятельство: пока что им никак не удавалось объяснить, что произошло. Несмотря на все увещевания врачей, они упорно считали, что Беллатриса Лестрейдж проникла сюда исключительно для того, чтобы добить их... Но можно было надеяться, что это лишь последствия шока. Кроме того, они желали как можно скорее увидеть своего сына, за Невиллом уже послали. Тут Гарри подумал, что пора бы уходить, сейчас ему совсем не улыбалась встреча со своим сокурсником.
 Кроме того, в этот самый миг в коридоре появилась Рита Скитер, просто удивительно, насколько быстро она узнавала, когда где-то происходило что-то необыкновенное. Вот что значит держать нос по ветру. Впрочем, даже ей не всегда удавалось все узнавать, и на старуху бывает проруха, что не может не радовать.
 Тем более что в этот раз Гарри почти обрадовался ее появлению, он уже заранее договорился с Эдгаром, что первое интервью об этом деле достанется именно Скитер. Тогда он мог быть спокоен, что ничего не переврут. Эдгару, похоже, все эти интервью казались делом десятым, но он не возражал.
 Мимоходом дав Рите понять, что он ожидает от нее соблюдения договоренности, Гарри вместе с Беллатрисой вернулся в замок...

 Гарри встал с кровати и начал одеваться в домашнее, торопиться ему было некуда, все было собрано и приготовлено заранее. А поезд отходил лишь через три часа. Тот факт, что отходил он в другой стране, нисколько Гарри не смущал.
 - Mistress Флер просила передать, что вас ожидают в столовой, Сэр Поттер. – с хлопком рядом появился один из домовиков. Местные эльфы продолжали называть Флер своей хозяйкой, а Гарри просто мистер Поттер.
 - Хорошо, - Гарри приподнял бровь, он мог быть совершенно уверен, что там его ждет что-то необычное...
 И это было еще мягко сказано, ведь стоило ему переступить порог, как тут же грянула разудалая музыка, которую он уже, в общем-то, слыхал... А его взору предстало следующее зрелище:
 Столовая была очищена от всей мебели, не считая одного накрытого столика и стульчика рядом. А перед ним, в центре помещения, появилось что-то вроде сцены, а на ней... А на ней обнаружились все его дамы. Белла, Цисси, Тонкс и Флер стояли в ряд и в такт мелодии вскидывали ноги, лихо отплясывая канкан. Одеты они были в красные платья с широкими юбками и огромным количеством перьев. Такие же перья торчали из их своеобразных головных уборов.
 Гарри около минуты простоял в дверях, наслаждаясь зрелищем, а потом, вняв ясно выраженному приглашению, сел за приготовленный столик. Тонкс немедля спустилась со сцены, и подошла к его столику с блокнотом в руках.
 - Что угодно Хозяину? – ангельским голоском спросила она, старательно изображая официаннтку.
 - Ну... – Гарри осмотрел стол, словно ожидая найти Меню. – Я, пожалуй, возьму гренки с малиновым вареньем и горячий шоколад.
 - Сию минуту, Хозяин. – Тонкс отошла, и Гарри вновь сосредоточился на сцене, где трое дам продолжали отплясывать.
 Не прошло и минуты, как все требуемое возникло перед Гарри, и он с аппетитом начал завтракать...
 - Ну ладно, хватит! – заявил он, делая очередной глоток шоколада. Он не сразу сообразил, что пока он ел, танец продолжался. – Чья это была идея? – улыбнулся он, когда сцена опустела.
 - Моя, Хозяин, - Цисси скромно-скромно опустила глазки. – Я подумала, что в этот день мы должны преподнести вам что-то особенное.
 - Вам удалось, - заверил Гарри, откусывая от гренки.
 - Спасибо Хозяин...
 - Вот что, Белла, Цисси, а ну повторите-ка ваш номер, а мне нужен фотоаппарат, - вдруг на Гарри накатила новая волна хулиганства.
 Несколько минут спустя Гарри уже закончил с завтраком и сидел, любуясь новыми фотками, поскольку фотографии были волшебные, обе фигурки на них продолжали плясать.
 - Итак, - некоторое время они все вместе сидели в гостиной, Тонкс и остальные по-прежнему были в своих танцевальных платьях, которые Гарри очень понравились. – Мы уже не раз все это обсуждали, но давайте повторим еще разок. Цисси, Белла вы с Флер отправляетесь в школу, ну вот-вот, обустраиваетесь там, и заодно проверьте еще, нет ли чего лишнего в наших апартаментах, вроде следящих заклятий.
 - Конечно.
 - Нимфи, ты, как и подобает телохранителю, отправишься со мной, в образе какой-нибудь малолетки. Чтобы никто не догадался! – Гарри скорчил таинственную физиономию. – Ну а от вас, - он вновь повернулся к Белле и Цисси, - я ожидаю примерного поведения в школе. И чтобы учили детей, как надо, я проверю... – дальше Гарри не смог сдерживаться и засмеялся.
 - Разумеется, мы не разочаруем вас, Хозяин.
 - Очень на это надеюсь... – Гарри вложил в эти слова столько иронии и деланного недоверия, сколько сумел. – Ну ладно, давайте собираться.
 Все дамы понимающе кивнули и удалились, и только Нарцисса задержалась. Несколько секунд она теребила перья, торчащие из ее одеяния, несмело поглядывая на Гарри...
 - Хозяин... – наконец произнесла она чуть боязливо. – Я бы хотела попросить вас...
 - Да?
 - Это по поводу моего сына...
 - А я все спрашивал себя, заговоришь ли ты о нем, я слушаю.
 - Хозяин, я знаю, что вы с моим сыном не ладите...
 - Это еще очень мягко сказано.
 - И вот... я хотела бы попросить вас...
 - Цисси, думаю, я знаю, что ты хочешь сказать, поэтому слушай, что скажу я. Я в любом случае собирался предложить Драко мирный договор. Если он окажется достаточно здравомыслящим, чтобы принять его, тогда, я полагаю, все будет в порядке. И я не буду возражать, если ты захочешь видеться со своим сыном, - Нарцисса просияла, но была на ее лице и грустинка. – Если же продолжит вести себя, как самодовольный придурок, уверенный, что все вокруг пустое место, что ж, тем хуже.
 - Спасибо Хозяин, это большее, чем я смела надеяться.
 - Только не кажешься уж столь радостной.
 - Простите меня Хозяин, просто вы сказали, если Драко согласится... и я боюсь... понимаете, первые годы своей жизни Драко почти и не видел своего отца... И тогда я воспитывала его, я хотела вырастить достойного, гордого волшебника способного позаботится о себе... А потом, когда ему было восемь, Люциус словно бы спохватился... фактически отстранил меня... и вот мой сын оказался почти полной копией отца...
 - Ну, я тебя понял. И тут, боюсь, я уже ничего не могу поделать. Увидим.

 Гарри появился на вокзале ровно в половину одиннадцатого, Тонкс, сейчас в облике почтенной старушки, следовала за ним на расстоянии двух-трех метров. Оглянувшись по сторонам, и покуда не приметив никого знакомого, Гарри направился в сторону платформы. Шел он налегке, ибо все вещи прихватили с собой дамы. Убедившись, что никто постронний не обращает на него излишнего внимания, Гарри миновал лжебарьер. «Черт подери! Не могли они придумать что-нибудь поудобнее?» - в этот раз Гарри ясно понимал, что такой способ далек от идеала.
 На платформе уже было немало народу... Как и следовало ожидать, стоило ему появиться, многие лица тот час повернулись в его направлении. Гарри несколько секунд постоял, рассматривая множество учеников перед собой, потом приветственно махнул рукой и двинулся к поезду. Уже в вагоне его окликнули...
 - Гарри?
 - Да, Эрни? – Гарри повернулся к старому знакомому.
 - Это правда? Что в Пророке писали? Про Малфоев и Лестрейдж?
 - Ты будешь смеяться Эрни, но да, это правда.
 - И... сколько? – МакМиллан заговорщически нагнулся, понижая голос.
 - Сколько что?
 - Ну, чтобы их в аренду...
 Когда до Гарри с секундным опозданием дошло, что тот имеет в виду, первым побуждением было выбить тому пару-тройку зубов. Вторым побуждением было его немедленно оглушить, спрятать, а потом отдать Беллатрисе для практики Пыточных чар. Но потом Гарри чуть поостыл.
 - Значит так, Эрни, я сделаю вид, что ничего не слышал, - заявил Гарри. – И передай всем тем, кому придут голову такие же глупости: они не продаются. Понятно? – в последнее слово он вложил часть бурлящего внутри него гнева.
 - Да... – Эрни сделал невольно шаг назад. – Извини... – после чего поспешил испариться.
 Гарри, как обычно, устроился в одном из последних вагонов, может даже статься, что в этом купе они уже ездили с Роном и Гермионой. Он себе довольно плохо представлял, как его поприветствуют друзья, но был готов встретить их... Вернее, он плохо представлял, что ждать от Гермионы, а вот с Роном другая история. «Но поживем – увидим» - рассудил Гарри. Пару минут спустя к нему в купе присоединилась миловидная девчонка, лет одиннадцати на вид, но Гарри безошибочно узнал в ней Тонкс.
 До отхода поезда оставалось минут десять. За это время в купе несколько раз заглядывали, в том числе и Луна. Та поприветствовала Гарри, как ни в чем не бывало, словно бы ничего особенно не произошло. Да и кто знает, может, она просто не читала Пророк... Но Гарри был ей признателен за визит, ибо, перед тем как уйти, она сказала, что братья Квири показались в корридоре. Гарри поспешил закрыть дверь купе, и пара его особо ярых поклонников прошла мимо...
 Так вот, было без десяти одиннадцать, когда в купе к Гарри зашла Гермиона... Несколько секунд она простояла в дверях, потом, словно решившись, вошла и опустилась напротив него...
 - Здравствуй, Гермиона, - Гарри решился первым заговорить. – Давно не виделись...
 - Да... здравствуй Гарри, извини, что не писала. Как прошло... лето? – судя по голосу, Гермиона понимала, что ее вопрос звучит довольно глупо. – Ну, с тех пор, как мы последний раз виделись... – поправилась она.
 - Да ничего... А у тебя?
 - О, все было хорошо. Профессор Люпин оставался с нами, он многое рассказал мне, и поскольку он был с нами, я могла пользоваться палочкой, правда осторожно. Он многому меня научил...
 - А как там Рон? – Гарри закинул первую удочку.
 - Я написала ему два письма, а он мне не ответил... Профессор Люпин говорил, что он теперь участвует в собраниях Ордена, и очень этим гордится.
 - Я тоже об этом слышал, а так же о...
 - Не надо Гарри. Он завидует, и это пройдет... а может и нет. – добавила она каким-то изменившимся голосом. – Ой, здравствуй! – словно бы очнувшись, она таки обратила внимание на Тонкс в образе девчушки. – Извини, пожалуйста, я была слишком занята моими мыслями. Я Гермиона Грейнджер.
 - Да... Раньше я тебя полагала понаблюдательнее, - голос Тонкс звучал более чем странно изо рта первокласницы. – Я уж подумала, что надела Мантию Невидимку, не заметив.
 - Что?.. – Гермиона застыла с открытым ртом. И Гарри прыснул со смеху.
 - Тебе ведь говорили, что Тонкс приставили ко мне в качестве телохранителя. Ну вот...
 - Я честно исполняю свой долг. – Провозгласила Нимфадора.
 - Аааа... да, понятно, - с некоторым усилием Гермиона собралась с мыслями. Потом, очевидно решила поскорее сменить тему разговора. – Как думаешь, кто будет преподавать ЗОТИ в этом году?
 - Я не думаю, я знаю! – ухмыльнулся Гарри. – Когда наш дорогой директор обнаружил, что сам ничего не может сделать, он не придумал ничего лучше, кроме как обратиться ко мне...
 - К тебе? Ты бу... – на автомате начала Гермиона, но тут же сообразила, что к чему. – Боже мой...
 - Могу гарантировать, Белла будет более чем квалифицированным преподавателем.
 - ОНА будет преподавать у нас? – раздался голос со стороны двери.
 - Да, Невилл... – Гарри повернулся к своему сокурснику, потом обратно к собеседницам. – Можно попросить вас выйти? Нам с ним нужно кое-что обсудить, и... это личное.
 - Ээээ... хорошо, - Гермиона понимающе посмотрела на Невилла, она еще не знала последние новости, почти никто не знал. Рита обещала выпустить статью на следующий день. Тонкс просто кивнула и поднялась. Когда дверь за ними закрылась, Гарри наложил на купе Заглушающее заклятье. – Теперь мы можем поговорить...
 - Она будет в школе? – повторил Невилл, все это время он буквально сверлил Гарри взглядом.
 - Да, она наш новый учитель ЗОТИ, - Гарри встретил его взгляд. Совсем недавно Невилл бы немедленно покраснел, смутился, а может быть, и вовсе пожелал бы исчезнуть. Но не только Гарри изменился за последнее время.
 - Но... но... – он, наконец отвел взгляд... – Мама с папой пришли в себя... Целители говорят, с ними все будет в порядке... теперь им нужно лишь время, чтобы освоиться... – Нивелл сел, спрятав лицо в руках. – Весь вчерашний день и все утро я провел с ними... мы пытались наверстать... шестнадцать лет! Шестнадцать лет эта су... вычеркнула из их жизни! – он вновь вскочил. – И из моей, может быть, тоже... И даже если...
 - Знаешь Невилл, я не знаю, что сказать тебе...
 - И не надо ничего говорить, это ничего не изменит, Беллатриса Лестрейдж довела моих родителей...
 - И убила моего крестного, - тихо добавил Гарри, совсем тихо, но Невилл умолк на полуслове. – И это было на моих глазах, а это, согласись, многое значит...
 - И как же ты?.. – очевидно, эта деталь еще никогда не приходила тому на ум.
 - Знаешь, что сказал мне Дамблдор? Он сказал, что та Беллатриса Лестрейдж, что совершила все это, больше не существует, она исчезла. И исчезла безвозвратно. И теперь есть лишь Белла, которая спасла мне жизнь, и помогла твоим родителям. Смирись с этим Невилл.
 В ответ тот вновь поднял на него взгляд... Это было бы словно молчаливое противостояние, которое длилось около минуты, после чего Невилл вновь отвел глаза.
 - Я попробую, - с этими словами он, наконец, опустился на сиденье.

 Невилл не раскрывал рта больше часа. Поезд к тому времени уже давно отправился... В купе заглянуло еще несколько человек, но среди них не было ни Рона, ни Джинни... Гермиона, которая немного переписывалась с Джинни этим летом, что-то невнятно пробормотала про то, что сестра Рона чувствовала себя преданной. Большего Гарри от нее добиться не смог... Но вообще все они больше молчали, чем говорили.
 Дверь купе в очередной раз открылась, и за ней обнаружился Драко Малфой собственной персоной, в сопровождении своих неизменных телохранителей.
 - Ну, как обычно, Потти, Грейнджер и этот сквиб заодно. Пфф... ну хоть рыжих нету, - прокоментировал он увиденное. – Гарри удивленно приподнял брови.
 - А я все думал, когда ты появишься, - ответил он, вообще говоря, он ожидал от Драко чего угодно, но никак не этих привычных слов. – Я бы попросил тебя катиться ко всем чертям, но у меня тоже есть, что тебе сказать...
 - Заткнись Поттер! – Малфой пронзил его взглядом, который бы в былые времена заставил Гарри содрогнуться. – я не знаю, как ты смог сделать это с моей мамой, но сделаю все, что справедливость восторжествовала! – руки Малфоя сжались в кулаки.
 - Знаешь что, вообще-то нам тут всем плевать, что ты думаешь, - заявила вдруг Гермиона. – И из того, что я знаю об этом, справедливость уже восторжествовала. – Гарри изумленно посмотрел на свою подругу.
 - А тебя, грязнокровка... АЙ! – Малфой подскочил, словно получив пинка в зад.
 Гарри недоуменно осмотрелся, пытаясь понять, кто это постарался, но ему не удалось. Сам Малфой лишь раскрывал и закрывал рот, окидывая всех горящими яростью глазами. Кребб с Гойлом, которые, очевидно, даже не поняли, что случилось с их лидером, и продолжали тупо и угрожающе пялиться. В общем, выглядело все это достаточно комично...
 - Ладно, Малфой, слушай, что я скажу, повторять не буду. Все эти пять лет ты с переменным успехом поганил мне жизнь в школе, и подчас это тебе неплохо удавалось. Но за последние месяцы, я, полагаю, с лихвой отыгрался за все... – Гарри недобро усмехнулся, а физиономия белобрысого исказилась.
 - Ты заплатишь за это, Поттер... мой отец и Темный Лорд, они...
 - И что твой отец? – хмыкнул Гарри. – Времена изменились, и он больше не аристократ, входивший в кабинет Министра, как к себе домой...
 - Мой отец освобожден...
 - И кто знает, может он об этом уже сожалеет, - перебил его Гарри. – Что? Не пытайся казаться еще глупее, чем ты есть. Твой отец попался потому, что не сумел одолеть шестерых школьников при соотношении двое на одного. И учитывая, как недешево обошлось Волдеморту взятие Азкабана, я не думаю, чтобы он был очень доволен твоим отцом... – Гарри многозначительно умолк. Теперь уже Гермиона и Невилл глядели на него с удивлением. – Поэтому я предлагаю следующее, ты больше не путаешься у меня под ногами, не оскорбляешь моих друзей, в общем, не делаешь своих обычных глупостей, а я не стану пользоваться моими новыми возможностями, чтобы втоптать тебя в грязь. Хотя тебе там самое место.
 - И что ты мне сделаешь Поттер?.. – прошипел сквозь зубы Малфой.
 - Драко, ты вообще в кого такой тупой уродился? – насмешливо приподнял бровь Гарри. – Твоя мать ведь очень умная женщина, да и твой отец, хоть мозгами и не блещет, совсем не идиот. Что я могу тебе сделать? Ну, например, могу рассказать всем желающим, какова твоя мать в постели? Что скажешь? Или могу взять, и сдать ее кому-нибудь в аренду, ко мне уже обращались...
 - Круц... – рука Малфоя, которая уже несколько секунд вызывала у Гарри смутные подозрения, взлетела, в ней как-то уже появилась палочка.
 Но Гарри был еще быстрее, рефлекс, явно не принадлежавший ему изначально, вскинул обе его руки... Ударом кулака он выбил у того палочку из рук. Но Малфой, вероятно инстинктивно, поймал ее в воздухе левой.
 - Ты еще тупее, чем я думал... – Гарри старался, чтобы голос звучал спокойно, даже безразлично, хотя внутри он был потрясен. – Вот прямо так, Непростительным, на глазах у пяти свидетелей…
 - Ты заплатишь... – и Малфой вылетел из купе как ошпаренный, Гарри мог поклясться, что глаза его недруга были красными от слез... Его проводили расширенными глазами. Ни Невилл, ни Гермиона так и не успели вытащить палочки, слишком быстро все произошло. А про Тонкс, которая успела, все как-то позабыли.
 - Ты... ты изменился Гарри... – только и вымолвила Гермиона, когда Кребб и Гойл с запозданием последовали за своим лидером.
 - Слушай, а ты чего ждала? Каким чурбаном надо быть, чтобы не измениться за такие два-три месяца? – Гарри повернулся к ней, и его подруга с растрепанными волосами не нашлась, что сказать. – Ну и замечу, что от тебя я таких слов тоже раньше не слыхивал...
 - Да... – Гермиона с огромным интересом рассматривала, что там проносится за окном. – Ты помнишь, как я отреагировала тогда... в день, когда ты вернулся... – она кинула тревожный взгляд на прислушивающегося Невилла. – Ну а когда я прочла в газете о Флер... никто, даже Римус не подумал сказать мне! Так я взъярилась пуще прежнего. Дня три рвала и метала, попадись ты мне тогда... я бы, вероятно, тебе глаза выцарапала, - тихо продолжала Гермиона, глядя в пол, потом добавила. – Попыталась бы. А потом... не знаю почему, до меня вдруг в один миг дошло. Ты же спас ей жизнь... немного... странно, но спас. А я на тебя в ярости...
 - Ты была не одна такая... – мрачно обронил Гарри. Что ж, его лучшая подруга отреагировала так же, как и почти все члены этого Ордена... И тоже потом раскаялась. Только вот ее голова сработала куда как быстрее.

 Как обычно, после заката поезд остановился возле станции Хогсмид. Гарри вместе с друзьями вышел из вагона в числе последних, ибо не имел никакого желания заранее толпиться в коридоре. На перроне он наконец-то увидел Рона, тот вместе с Джинни стоял рядом с еще несколькими учениками... На секунду их взгляды встретились, и у Гарри по спине пробежал холодок, от этого взгляда. Потом глаза Рона сместились и наткнулись на Гермиону, и лицо стало еще мрачнее. .
 Хагрид уже загружал первогодок в лодки, Тонкс же в очередной раз преобразилась, теперь она казалась ученицей третьего-четвертого курса. А когда они войдут в замок, то тихонько покинет ряды учащихся и поспешит в Большой зал, уже приняв свой... не истинный, но обычный облик. В карете с ними поехала Гермиона, Невилл устроился в соседней.
 Потом плотная толпа учеников вступила в ворота, и уже привычным путем направилась в сторону Большого зала. Гарри упустил момент, когда Тонкс исчезла. По пути Гарри не раз ловил на себе взгляды школьников. Парни поглядывали на него со странноватым выражением... казалось, им на лица просится такая хитрая усмешка... «мол, браво парень, неплохо устроился... Не поделишься?!». Девчонки же поглядывали кто с опаской, кто с вызовом, мол, с нами такая шутка не пройдет... «Почему это?» - дерзкая мысль кольнула в голову. А кое-кто глядел... со странным интересом.
 Большой зал ничуть не изменился в этом году, те же пять столов, на тех же самых местах. Только вот за преподавательским столом, помимо привычных лиц, есть те, которых никто из учеников не видывал в одном ряду с директором и в кошмаре. Передние ряды, что уже направились к своим местам, замедлили шаг, кое-кто и вовсе остановился и раскрыв рот таращился на Нарциссу, а главное Беллатрису, что сидели так, словно уже не первый год встречают учеников... И тут полыхнула вспышка фотокамеры. Колин, нимало никого не смущаясь, принялся делать снимки, сперва учительского состава, а потом и учеников. Парня явно ждала карьера журналиста.
 Гарри, подавая пример, протолкался через толпу и направился к столу Гриффиндора. Пару минут спустя все уже расселись. Теперь на Гарри глазели куда больше и откровеннее. За столом Слизерина Малфой, красный до корней волос, сидел, уткнувшись взглядом в пол, на самом краю, как можно дальше от преподавателей. Судя по взглядам, что Гарри ловил со стороны большинства слизеринцев, телохранитель ему вполне мог и пригодиться... Кроме того он не мог изгнать из головы мысль о том, что теперь и в числе учеников имеются Пожиратели Смерти. И кто знает, врагом может оказаться кто-то совершенно неожиданный... Наверное, Дамблдор прав, ученикам не стоит знать об этом.
 Ожидание длилось уже минут десять, Гарри с некоторой радостью отметил, что теперь ученики больше любуются своими тарелками, нежели им. Снейп, который первые несколько минут сверлил его таким взглядом, что впору танковую броню прошибать, очевидно, насмотрелся. Теперь он делал дыры в других учениках Гриффиндора. Но первогодков все никак не было. Пожалуй, в этот раз ожидание было особенно долгим. Но и оно, в конце концов, подошло к концу. МакГонагалл ввела плотную группу первогодок, кажется, в этом году их было больше.
 Все пошло своим чередом, Шляпа разразилась новой песнью, которая мало чем отличалась по содержанию от прошлогодней. Потом началось само распределение, насколько он мог судить, новички разошлись поровну по всем факультетам...
 - Итак, я рад приветствовать всех вас для нового учебного года! – Провозгласил профессор Дамблдор, поднявшись со своего места и разводя руки. – Поскольку даже такому старику, как я, понятно, что сейчас вам не до моей болтовни... Ешьте!
 Старый волшебник демонстративно хлопнул в ладоши и тарелки тотчас наполнились едой. Гарри с немалым аппетитом принялся наворачивать свинину с жареной картошкой. Не очень изысканная, но вкусная еда. Во Франции все время были салаты, а сами блюда всегда представляли собой экстравагантную смесь разных, хорошо дополняющих друг друга компонентов... Но все же он несколько соскучился о такой... простой пище.
 - Гарри... а то, что ты сказал Малфою в поезде... про сдачу его матери в аренду, это правда? – спросил очень тихо Невилл, сидящий справа от него. Он хотел, чтобы слышал только Гарри. Но сидевшая напротив Гермиона тоже навострила уши.
 - Строго говоря, я их уже сдал в аренду, когда они устроились на работу в Хогвартс, - мрачно ответил Гарри, так, чтобы Гермиона тоже услышала. Ее лицо исказилось, слава Мерлину, в этот момент она ничего не жевала. – Именно. У меня есть документ, его копия есть в Министерстве. Там черным по белому написано, что они - моя собственность... как... не хочу говорить. Меня самого потрясла легкость, с которой все это утрясли, потребовалось три дня, чтобы подготовить эти бумаги, а для Флер и того меньше... Словно бы здесь это... почти в порядке вещей.
 - Нет...
 - Да. Я ведь уже сказал Малфою, что ко мне подходили с предложениями... Думаешь, я блефовал? Вовсе нет. Не стану называть имен, а то ты, чего доброго ему глаза выцарапаешь, а он бедняга даже не поймет, чего ты так разошлась...
 - Не может быть... – задушенно выдохнула Гермиона, откинувшись на спинку. Гарри в ответ сделал неопределенный жест.
 Дальше они не разговаривали. После того, как миновало время десерта, и тарелки опять засияли чистотой, Дамблдор поднялся на ноги.
 - Что ж, теперь, когда вы все наелись, вы смилуетесь над старым чудаком и позволите мне сделать несколько объявлений. Итак, Запретный Лес по-прежнему запретный, и может быть даже еще более запретный, чем был раньше. Это в равной степени относится и к первокурсникам, и к их старшим товарищам, что могли выработать плохие привычки... – Сейчас директор был очень и очень серьезен. –В связи с возрождением Лорда Волдеморта я заостряю на этом внимание: после окончания учебного дня строжайше запрещается покидать стены замка. – Улыбка вернулась ему на лицо. – Во-вторых, наш завхоз, мистер Филч вновь пополнил список предметов, запрещенных в стенах школы. Простите мою старческую память, но я уже не упомню их количество. Аргус особенно настаивал на том, что все до единого изделия, продаваемые в магазине «Ужастики Умников Уизли» строго запрещены. И, наконец, более приятные новости. Позвольте представить вам мисс Беллатрису Блэк, она любезно согласилась занять должность преподавателя Защиты от Темных Исскуств... – директору пришлось прерваться, ибо в Зале тут же поднялся жуткий гам. – Кроме того, ее сестра, мисс Нарцисса Блэк будет преподавать в этом году Историю Магии. – Дамблдор прервал свою речь всего на несколько секунд, и продолжил, не повысив голоса. Все примолкли, стараясь его расслышать. – Профессор Бинс же недавно подал прошение о длительном отпуске. Так же, в связи с определенными обстоятельствами, занятия Истории Магии теперь будут проводиться в новом помещении. Все будет подробно описано в расписании. – Гарри подозревал, что перезд вызван фактом, что Бинс все так же будет выныривать из классной доски и вещать перед уже пустым залом...
 - Она будет преподавать Историю? – Гермиона наклонилась в его стороны. – Почему ты мне не сказал?! Я бы записалась! Может быть... еще не поздно?.. Я спрошу у профессора МакГонагалл... – Гарри ограничился тем, что приподнял бровь.
 - ...которую многие еще помнят, как Чемпиона Академии Шармбатон, будет ассистенткой мадам Помфри в Больничном Крыле. К несчастью, она не смогла присутствовать сегодня за столом, – очевидно, пока Гарри отвлекся на Гермиону, директор уже успел представить всем Флер. – А теперь всем спать! Бегом марш!

 Дабы избежать, сколько возможно, любопытные взгляды и разные вопросы, Гарри задержался в Большой Зале. Потому он выходил в числе последних. Тонкс конечно увязалась за ним, Белле и Цисси еще нужно было присутствовать на педсовете.
 Вдвоем они они молча добрались до входа в его личные покои. Никаких портретов тут не было, пароль нужно было говорить голой стене. Сам пароль Гарри выбрал лично, в порыве хулиганского вдохновения, которое нынче случалось с ним довольно часто.
 - Что Волдеморт, что Реддл, глаза все равно красные, - шепнул он, после чего шагнул сквозь стену. Тонкс последовала за ним, положив руку на плечо.
 В гостиной на диване с удобством расположилась Флер. Вся ее одежда, очевидно, чтобы не мешала, была аккуратно сложена в сторонке...
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава четырнадцатая.

 - Угм... – Гарри издал нечленораздельный звук и проснулся, в этот раз он сразу же вспомнил, где находится.
 Цисси, обхватив губами его мужественность, двигалась вверх и вниз, одновременно очерчивая контуры языком. Гарри успел окинуть взглядом спальню, прежде чем потерял контроль и выложил порцию спермы прямо в ее ждущий рот.
 - Ну-с... начинается учебный год! – провозгласил Гарри, ни к кому особенно не обращаясь. – А где Белла?
 - Моя сестра сказала, что ей нужно что-то подготовить к первому уроку. А у меня все уже готово! – не без гордости ответила ему Нарцисса. – А моя племянница...
 - Она сказала, что ей нужно что-то обсудить с директором, - до этого молча лежавшая рядом Флер вступила в разговор. – А потом она намеревалась выйти в дозор. Так-как сегодня на ЗОТИ обойдутся без нее, она собирается патрулировать коридоры и отлавливать всех тех, кто решит шалить в первый же день... – хитрая ухмылка появилась на прекрасном лице французской вейлы. – Конечно, если только это не будете вы, Хозяин... – она сделала попытку взобраться на него. Но Гарри остановил ее.
 - Не сейчас... - заявил он твердым голосом... Флер поникла и собралась слезать с постели.
 Несколько минут спустя Гарри уже был одет, и готов идти на завтрак. Его школьная сумка была собрана заранее. Вероятнее всего, он будет единственным учеником, который придет в Большой зал с ранцем. Поскольку расписание выдавалось уже там, никто не знал, какие уроки его ждут. И потому в первый день все являлись на завтрак налегке, чтобы потом со всех ног мчаться обратно в гостиные... Он и сам так делал пять прошлых учебных лет. Теперь все изменилось, полезно иметь столь близкие отношения с некоторыми члеными преподавательского состава...
 Он без приключений добрался до Большого зала, Цисси его чуть-чуть опередила, и уже сидела рядом с сестрой за учительским столом. Флер, вероятно, уже была в Больничном Крыле. Мадам Помфри летом как-то упоминала, что основной пик работы у нее случается в первые дни. Первокурсники, еще незнакомые со спецификой замка, и особенно маглорожденные, то и дело попадают в какие-нибудь не очень приятные истории. Повторный наплыв пострадавших случался на второй неделе, после первых уроков полетов. Его собственный первый курс, когда в больницу попал один только Невилл, был, скорее, исключением.
 За столом Гриффиндора уже сидело немало народу, в том числе и Гермиона с Невиллом. К ним Гарри и подсел. Им раздали рассписание, которое Гарри и так уже знал. Первым уроком для их курса было ЗОТИ, что примечательно, со Слизерином. Поскольку Рона рядом не было, никто не стал вслух жаловаться на судьбу... Тем более, что ученики вообще не знали, чего ожидать. В результате никто не решился заговорить на эту тему, или на любую другую, с ней связанную... Но это лишь до того, как прибыли совы с Ежедневным Пророком.
 Гарри заранее знал, что будет на передовице, и потому без удивления наблюдал, как у учеников начинали лезть глаза на лоб, и как они потрясенно поднимали глаза. И как переводили взгляд с него на Невилла и обратно. Ведь почти никто не знал о том, какая судьба постигла чету Долгопупс... Тихий говор начал потихоньку нарастать, зашептались друг с другом ученики, потом и учителя. Сам Дамблдор обратился с распросами к Нарциссе, никто и не подумал заранее ставить его в известность.
 - Гарри, почему ты ничего не сказал?.. – тихо прошептала Гермиона, подняв глаза он статьи Скитер. – Ни мне, ни... – она перевела взгляд на Невилла... что-то поняла, и смолкла.
 - Невилл... – начал было Симус, не отрываясь от газеты, но тоже смолк, очевидно сообразив, что о таком не спрашивают.
 За столом Гриффиндора повисла напряженная тишина, и очень быстро распространилась на весь зал, не считая отдельных групп за слизеринским столом. Те продолжали вызывающе шептаться, Малфой был в центре одной из этих кучек, что не уважали чужие чувства... Невилл никак не отреагировал на все это. Он сидел уткнувшись носом в тарелку и без особого рвения пилил сосиски ножом. Гриффиндорцы несмело поглядывали на своего товарища, о котором они, оказывается, почти ничего не знали... остальные тоже нет-нет, да и кидали взгляд в его направлении. Иные же, не отрываясь, глазели на Беллатрису.
 Гарри обежал сокурсников долгим, внимательным взглядом и вскоре уперся в Рона. Его... бывший друг смотрел ему прямо в глаза. Несколько секунд длилось их безмолвное противостояние, а потом Рон чуть заметно покивал, мол, что спорить, доброе дело сделал... Но следом он он дернул головой, что значило что-то совсем иное, и отвернулся.

 Ученики собрались около закрытой двери в кабинет Защиты, Гарри предпочел встать несколько в сторонке. Согласно указу Министерства, Защита стала обязательным предметом для всех, даже для заваливших СОВ. Нет, все-таки Фадж не повторял своих ошибок дважды... Ученики Гриффиндора тихо и несмело перешептывались на тему, чего ожидать от учительницы... никто, даже Рон, которого явно распирало, не рискнул назвать ее Пожирателем Смерти. Слизеринцы же стояли плотной группой, большинство парней, во главе с Малфоем то и дело кидали на него очень красноречивые взгляды. Девчонки в большинстве своем жались к парням. Хотя и не все...
 Дверь открылась, Белла с широкой улыбкой пригласила всех внутрь. Большинство учеников предпочло занять места подальше от доски, Гарри составил исключение... Поколебавшись Гермиона села рядом, а вот Невилл забился в самый дальний угол. То ли случайно, то ли нет, но Малфой оказался всего лишь на один стол впереди него, и лишь потому, что его задержали два его тугодума. Рон оказался в другом конце классной комнаты, рядом с ним сидел Дин.
 - Здравствуйте, класс, - Гарри было интересно, где Белла научилась вот так улыбаться. – В этом году я буду вашим преподавателем Защиты от Темных Сил, и уж поверьте мне на слово, в этих делах я разбираюсь... – Тут она обвела класс взглядом, словно ожидая размышлений на тему - «Ясное дело, ты сама из этих Темных Сил» - но никто не издал ни звука. – Насколько мне известно, ваши преподаватели менялись каждый год, и как минимум двое из них, а скорее, даже трое почти ничего не смыслили в предмете. Поэтому говорю прямо, я буду гонять вас до седьмого пота...
 Беллатриса сдержала свое обещание, и в течении следующих двух часов они прошли в общей сложности восемь заклинаний. Сегодня это были лишь самые элементарные чары, начиная с «Экспеллиармуса» и заканчивая «Ступефаем», проходя через «Протего». Но ведь нужно было с чего-то начинать? Гриффиндорцам, не считая Симуса, который принимал участие лишь в самом последнем собрании АД, эти заклятия были хорошо знакомы. Да и слизеринцы в большинстве тоже хорошо справились.
 Основное исключение составляли Кребб с Гойлом. Обезоруживающее заклятие у них получалось каким-то очень странным: палочка соперника не улетала вверх или в сторону. Нет, казалось по ее концу били тяжелым молотом, и она устремлялась прямо в грудь своему владельцу... В результате по окончанию урока оба дуболома, а это заклятие они практиковали друг на друге, получили по нескольку синяков от своих собственных палочек.

 И хотя ничего принципиально нового на этом уроке они не узнали, ученики покидали класс ЗОТИ почти взмыленными. Беллатриса заколдовала манекены, разумеется ничего общего с тренировочными моделями мракоборцев, но ученики и так вспотели, отрабатывая на них заклятия. Под занавес Белла обрадовала всех, пообещав, что скоро устроит еще одну проверку, чтобы узнать, усвоили ли они урок. Сам же Гарри почти не устал, этим летом он каждый день занимался гораздо больше. И сейчас он с некоторой гордостью поглядывал на своих тяжело отдувающихся сокурсников.
 Следующим уроком были Древние Руны, и Гарри просто последовал за Гермионой. К его немалому удивлению, Панси Паркинсон двинулась в том же направлении, хотя изо всех сил старалась показать, что она совершенно случайно оказалась рядом с грязнокровкой и Поттером. Класс Древних Рун находился на пятом этаже. Перед дверью собрался пяток учеников среди которых Гарри с удивлением узнал Чоу... По идее она была на год старше. Другие ученики с немалым удивлением глядели на него, очевидно они не ожидали появления новичка, тем более такого новичка...
 Дверь открылась. Преподавательницей оказалась черноволосая дама лет тридцати, чья юбка была явно коротковата... Парт в этом классе не было, ученики расселись на диванах и в креслах перед доской.
 - Добро пожаловать всем на новые занятия по Древним Рунам, - широко улыбнулась преподавательница. – В этом году у нас пополнение, во-первых, мисс Чанг предпочла повторить свой шестой курс обучения, во-вторых, мистер Поттер решил присоединиться к нам. Мистер Поттер, я позволю себе называть тебя просто Гарри, ибо наши занятия всегда проходят в неформальной обстановке. Мое имя Марисса Цессо. Зовите меня просто Марисса, - она протянула руку.
 - Я рад быть здесь, - выдавил из себя Гарри, пожимая руку учителю. – Надеюсь, что мое присутсвие не снизит уровень класса.
 - О, не беспокойся, я учила Нарциссу Блэк, - Гарри сумел ничем не выдать своего изумления и мысленно накинул учительнице еще лет двадцать, - и я обучаю Гермиону. Уверена, с их помощью ты нагонишь всех очень скоро. – Она повернулась к доске и взмахнула палочкой. Появилось несколько рун. – Сегодня, для разминки, мы займемся старинным Рунами Англии. Гарри, можешь прочесть?
 - Это значит... – с запинкой ответил Гарри, Руны он видел впервые, но они были ему знакомы, - что-то вроде «Приветствуем... нового человека».
 - Ну вообще-то это значит скорее «Добро пожаловать, новый ученик», но ты верно понял смысл. Надо полагать результат «проклятия сексуальной рабыни»? – без обидняков спросила учительница.
 - Да... – Гарри такая прямолинейность застала врасплох.
 - И теперь, когда она и ее сестра принадлежат тебе, значительная часть их знаний тебе доступна... Хорошо, а теперь кое-что поинтереснее...

 - А что Чоу делала в группе? – поинтересовался Гарри, пока они с Гермионой шли на обед.
 - Парвати ее сестра рассказывала, что Чоу, ранее одна из лучших учениц, совершенно завалила экзамены в прошлом году, и потому ее оставили на второй год... такое случается редко. Только если видно, что у провала были какие-то причины не зависящие от ученика...
 - Ну да... – чуть рассеяно проговорил Гарри, глядя немного в сторону. – Иначе бы Кребб с Гойлом и первый курс бы не закончили...
 Гарри вернулся мыслями к девчонке, к которой он очень неровно дышал на протяжении двух лет и даже дольше. Теперь это прошло... и причиной тому были не только прошлогодние события. Несомненно, что история с Мариэттой, да и первая ссора в Хогсмиде сыграли свою роль. Хотя теперь Гарри понимал, что тогда в деревне и впрямь вел себя... не самым лучшим образом. Но ныне он испытывал достаточно сильное раздражение, ведь, если подумать, так девчонка просто охотилась за знаменитостями... или нет? Но одно он знал точно, в прошлом году Чоу внесла свою лепту в дело по превращению его жизни в ад. И это он забывать не собирается...
 Обед прошел спокойно, Гарри поглядывал на четверокурников из Пуффендуя и Слизерина, у них ЗОТИ было сразу после них. И выглядели ребята так, словно на них воду возили. Белла не шутила, когда грозилась спускать по семь потов. А вот все пятикурсники, наоборот, выглядели очень довольными, хотя и чуть-чуть растерянными, особенно, опять же, слизеринцы. У них – Гарри знал – была История магии, и они явно предпочли новую учительницу Бинсу.
 После обеда их ждали три часа Трансфигурации в компании с Когтевраном. Гарри окончательно убедился в верности того, что ему сказала Гермиона, когда вновь увидел среди них Чанг.
 Урок прошел спокойно, ничего необычного не произошло. Только вот у Гарри возникло сильное ощущение, что Чоу опять взялась за старое: она пожирала его глазами. Сколько раз он не окидывал взглядом класс, каждый раз натыкался на нее...

 Трансфигурация была последним занятием на сегодня. Поразмыслив, Гарри вместе с Гермионой отправился в гостиную Гриффиндора, в конце концов, не прятаться же ему от собственных сокурсников. Встретили его спокойно, Гарри устроился в своем любимом кресле около камина...
 - Гарри... давай сыграем в шахматы?.. – оторвал его от созерцания языков пламени голос... Колина.
 - А... давай, - Гарри несколько растерялся от предложения пришедшего с неожиданной стороны.
 Его ярый фанат споро расставил фигурки, у него оказалось сразу два комплекта, что было очень кстати, ибо Гарри оставил свои в чемодане. Пару минут они молчали, выводя свои войска на поле боя...
 - Как ты Гарри? – подал наконец голос Колин, двигая коня в сторону линии пешек противника. Его тон был удивительно серьезен, не было в нем привычной восторженности.
 - Да... вроде бы ничего, - Гари непроизвольно окинул взглядом гостинную, словно ожидая чего-то непростого.
 - Какого это, в один прекрасный миг оказаться чьим-то владельцем? Тем более, владельцем своего смертельного врага?
 - Я... справляюсь, - с запинкой ответил Гарри. Пожалуй Колин был первым, кто начал задавть такие вопросы. Кто попытался понять, каково это было ему... – Подчас мне кажется, что я принял все это очень легко, слишком легко... – Он выдвинул пешку на две клетки вперед, прекрывая диагональ. – Вероятно, даже очевидно, что я уже не тот, каким был до этого. Глупо полагать, что, получив доступ к чужим знаниям, сам останешься прежним.
 - Ну, полагаю оно того стоит... – с несмелой улыбкой покачал голову Колин, который, чем дальше, тем больше удивлял собеседника.
 - Не стану спорить., - совершенно честно ответил Гарри, вообще он был сейчас очень откровенен. – Только вот если бы все остальные...
 - Знаешь, что я скажу? Плюнь на них, - перебил его Квири. – Все они оборачивались против тебя уже столько раз, что тебе давно пора прекратить считаться с их мнениями, - Колин решительно вывел офицера на ударную позицию.
 - Знаешь, я очень удивлен, что слышу такие слова от тебя... – Гаррин ферзь согнал с доски одну из пешек сопеника.
 - Ну почему же? Я был твоим ярым фанатом... чем, если теперь немного подумать, наверняка приводил тебя в бешенство... – Колин примолк, оценивая положение на доске. Его переиграли, убей он ферзя другой пешкой, его король окажется под ударом. – Хороший ход... Я этим летом кое с кем пообщался, и это раскрыло мне глаза... Гарри, я все также поддерживаю и буду поддерживать тебя во всем. Но обещаю, больше не бегать за тобой с фотоаппаратом... Вот так, - он передвинул коня одновременно защищая еще одну пешку и угрожая офицеру.
 - Спасибо... – Гарри опять смолк... Колин изменился очень сильно, и, наверное, в лучшую сторону.
 - Мне вот интересно, как вы с Гермионой не разругались? Помня ее Г.А.В.Н.Э. я ожидал, что она... эээ... – очевидно Колин искал выражение помягче.
 - Ну я понял. В первый раз она действительно рвала и метала, - Гарри двинул вперед пешку, защитив офицера. – Но я ее обвинил в том, что она жаждет моей гибели...
 - Понимаю... Если бы ты знал, как я смеялся, когда прочел всю эту историю в Пророке... Знаешь, как если бы чирей прорвался. Малфои столько времени чувствовали себя безнаказано, делали, что хотели, а потом раз... – Он и Гарри сделали несколько ходов. – Черт, наверное нехорошо так злорадствовать, но хотел бы я видеть физиономию Малфоя, когда он узнал...
 - Хм... Ты только никому не рассказывай, хорошо? Так оно случилось, что летом, еще до публикации, мы всей компанией заглянули в особняк Малфоев. И мы попались ему на глаза в... ну, не самый обычный момент. Короче, он в обморок хлопнулся...

 Флер по кошачьи потянулась, было уже поздно, и она собиралась возвращаться в покои своего Хозяина. Рабочий день кончился, они с мадам Помфри залечили десятка полтора ссадин, кучу порезов, один ожог, когда у второкурсников на зельеварении что-то не сложилось. Еще одна первокурсница с перепугу упала с лестницы, которая зашевелеилась прямо у нее под ногами. Дело кончилось несколькими сильными ушибами...
 Дверь Больничного крыла тихонько открылась, порог переступила старшекурсница явно азиатского происхождения.
 - Мисс Делакур... – тихо и робко обратилась она.
 - Да, чем могу помочь, мисс... – улыбнулась в ответ Флер.
 - Чоу Чанг. Я бы хотела поговорить с вами, с глазу на глаз...
 Улыбка Флер моментально увяла, а ее сознание наполнилось злостью. Да что там злостью, безудержная ярость всколыхнулась в ней, когда она вспомнила всю боль, что испытал ее Хозяин из-за этой сучки... Но занятия Окллюмменции не прошли даром, и она тут же овладела собой.
 - Конечно мисс Чанг, мы можем говорить прямо тут, - широким жестом она очертила палочкой круг вокруг них. И потом продолжила без тени улыбки, или благожелательности. – Итак, чем могу помочь?
 - Я... я читала от том, что случилось между вами и Гарри...
 - Да, я его собственность, а он мой владелец, повелитель и Хозяин.
 - Вы вероятно в курсе, что произошло между нами в прошлом году...
 - Про то, как ты заигрывала с ним, а потом бросила как тряпку в День Святого Валентина? Про то, как ты предала его, привела эту изменницу... Эджком, кажется, в ряды его товарищей, а потом еще и защищала ее? Да я в курсе.
 - О... – Чоу едва не отпрянула от яда, что слышался в голосе собеседницы. – Я... я вовсе не заигрывала с ним... я... он был для меня, как воспоминание о Седрике... – на глаза девушки наворачивались слезы. – Я любила Седрика... но черт меня подери, Гарри тоже был мне не безраличен! И вовсе не из-за всей этой ерунды про Мальчика-Который-Выжил... А потому, что он очень, невероятно добр, храбр... честен... он просто... он просто очень похож на Седрика... я хочу извиниться перед ним за все то, через что он прошел по моей вине... Узнав о том, что произошло с вами, я подумала, что может быть вы поможете мне...
 - Помочь в чем? – взгляд Флер самую малость потеплел.
 - Я хочу в полной мере расплатиться за свои ошибки... но я боюсь, что он со мной даже разговаривать не станет, а то и вовсе запустит как-им-нибудь проклятием... Если бы вы могли поговорить с ним...
 Чоу подняла на Флер покрасневшие от слез глаза. Искушение было велико, и француженка аккуратно проникла в ее сознание, используя так называемую пассивную Легилеменцию, в которой очень преуспела летом. Так можно было читать лишь поверхностные, незащищенные мысли. Она не решалась проникнуть глубже, это было незаконно да и неприлично. Тем более что уже того, что было на самой поверхности, фактически выставлено напоказ, было более чем достаточно... Увиденное очень удивило, пожалуй даже потрясло Флер. А мысль о том, какие перспективы это открывало для ее Хозяина , наполнила ее сладостным предвскушением.
 - Хорошо, я помогу тебе быть услышаной, ничего больше не обещаю.

 Партия с Колином получилась напряженная, но в конечном счете Гарри сумел добиться решающего приемущества и вынудил соперника капитулировать. Гарри, который последние полчаса был с головой погружен в игру и в неожиданно интересную беседу, наконец огляделся вокруг.
 Невилл сидел за столом, возможно он собирался что-то почитать, но не смог: вокруг него собралось десятка два ребят с разных курсов. Можно было предположить, о чем они говорят. Невилл вероятно отвечал сперва неохтно, но потом разговорился...
 - Гарри, а как тебе удалось, чтобы саму Беллатрису Лестрейдж приняли в школу? – вдруг тихо спросил Колин, убирая досту и фигурки. – А то помня характер Министерства, а так же про Совет Попечителей, о котором я наслышан...
 - Как? – с улыбкой переспросил Гарри. – Очень просто, директор, который опять не смог решить проблему личного состава, обратился прямо ко мне. Ну а уж потом я настоял, чтобы... ээ... подыскать местечко и для остальных. А как он там все утрясал – я не знаю, а если честно, то мне и неинтересно. Ладно Колин, спасибо за игру и... интересный разговор, но мне пора.
 Стараясь не замечать хитрую, понимающую, и при этом почти гнусную ухмылку на физиономии собеседника, Гарри поднялся и направился к выходу.
 - Эй Поттер, - негромко окликнул его около самого дверного проема знакомый голос.
 - Я тебе уже «Поттер», Рон?
 - А кем ты еще можешь быть после того как... после того, как украл у моего брата невесту... – слова вылетали у Рона почти сквозь сжатые зубы. – Чуть ли не с брачного ложа?!
 - Так... пошли, - Гарри довольно бесцеремонно схватил того за руку и потащил вон из гостиной. Рон вроде пытался брыкаться, но без особого энтузиазма и уж совсем безо всякого успеха. – Тебе не кажется, что в таком случае как раз и Билл и должен быть моим самым яростным врагом? А? – разговор возобновился, как только они свернули за угол, скрывшись с глаз Полной Дамы.
 - То что мой брат почему-то смирился с этим и отступил, нисколько не меняет сам факт того, что ты... – Рон весь вскинулся...
 - Спас ей жизнь, - прервал его Гарри и буквально припечатал обратно к стене.
 - Впечатление все это производит совсем иное! – выкрикнул Рон, отбрасываю руку Гарри.
 - Это я заметил, только большинство уже успели пораскинуть мозгами и с этим впечатлением справиться! – Гарри тоже повысил голос. – И тебе тоже пора бы! Если бы отвечал на письма Гермионы, то тоже уже бы разобрался! – Эти слова возымели неожиданное действие...
 - Я не знаю, чем ты запудрил ей мозги Поттер, но запомни, если ты и ее... я... я... я не знаю, что я с тобой сделаю! – с этими словами Рон пулей умчался в сторону гостиной.
 Гарри недоуменно проследил за ним взглядом... Он не очень понял, что имел ввиду Рон, не предполагал же он в самом деле, что... Покачав головой Гарри направился к себе.

 Флер прошла сквозь стену и вновь оказалась в их покоях. Тонкс и Нарцисса уже заняли кровать, очевидно ожидая возвращения Хозяина они решили немного развеяться, и потому она застала их в достаточно красноречивых позах... Рассеяно кивнув им она ушла в другую комнату и упало в кресло. Ей нужно было подумать о том, как рассказать ему о том, что она узнала... Рассказать ему об этом было ее обязанностью, долгом... но при этом разговор предстоял очень и очень щекотливый...
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава пятнадцатая.

 «Ну а теперь три капли крови Черноугольной Саламандры...» - Гарри начал отмерять положенные ингредиенты. – «Ну, чего ты, Снейпище омутное, так таращишься? Хочешь пальцы взглядом отдавить, чтобы что не так вышло? Фиг тебе!»
 Первый урок Зелий проходил достаточно спокойно. Снейп с ходу объявил о практической работе с целью проверки усвоенных знаний. Причем каждому ученику персональное зелье. Гриффиндорцам поголовно материал прошлого года, самое сложное из того, что было. Слизеринцам, насколько он мог судить, варева двух, а то и трехгодичной давности. И не из самых сложных. Пуффендуйцев в группе не оказалось, а что за зелья были у когтерванцев, Гарри не интересовался особо. Не до того ему было. Хотя мысли его занимала именно когтерванка...
 Чоу была здесь же, у них вообще, похоже, большинство уроков были общие. И Гарри, несмотря на все тренировки, несмотря на Окклюменцию, было очень и очень непросто сконцентрироваться на приготовлении зелья. И в этот раз Снейп был, строго говоря, не при чем, декан Слизерина то летал среди работающих учеников, то сверлил их взглядом из-за своего стола, но пока вообще воздерживался от коментариев. И по его физиономии можно было судить, что такая терпимость давалась ему с немалым трудом... Гарри невольно ощутил гордость за самого себя, ибо единственным объяснением, которое приходило в голову, была мысль о том, что воспитательная беседа летом не прошла даром... Может быть, отсутствие Невилла тоже сказывалось положительно.
 Как бы то ни было, урок проходил спокойно, ученики трех факультетов трудились, а преподаватель даже воздерживался от едких коментариев как до, так и во время урока. Гарри же никак не мог изгнать из мыслей вчерашний разговор с Флер...

 Едва он переступил порог своих, так сказать, апартаментов, Флер ясно дала ему понять, что хочет поговорить с ним наедине. Гарри просто проследовал в свою спальню и чуть заметным кивком головы пригласил ее следом.
 - Хозяин, - начала Флер, закрыв за собой дверь. – Я должна кое-что вам рассказать.
 - Я догадался.
 - Вам лучше присесть, это будет несколько... – Гарри не стал дожидаться уточнений и опустился в кресло, выжидательно глядя на полувейлу. – Хозяин, сегодня в Больничном крыле ко мне обратилась с просьбой о помощи Чоу Чанг.
 - Да? – Гарри резко помрачнел, с особой ясностью припомнив некоторые события прошлого года. – И чего же ей было надо?
 - Она хотела принести извинения за то, что случилось между вами в прошлом году. И она так же хочет попытаться возместить нанесенный вам ущерб...
 - Что? - не понял Гарри. – В смысле, как?
 - Хозяин, - быстро проговорила Флер, опускаясь на колени, ибо чувствовала, что реакция может быть достаточно бурной. – Я воспользовалась пассивной Легилименцией...
 - И что же ты нашла? – Гарри устремил на нее достаточно тяжелый взгляд.
 - Я узнала... я поняла, что она хочет стать одной из нас, и узнала почему...
 - Чт... – Гарри осекся, ибо было бессмысленно переспрашивать. Он откинулся на спинку кресла и закрыл лицо руками. Вздохнув пару раз, он чуть успокоился. – Ну, я слушаю...
 - Прежде всего, она действительно чувствует свою вину в том, как все обернулось между вами в прошлом году. Но это лишь так, самое мелкое... Главное это то, что она, так или иначе, считает себя виноватой в смерти Седрика...
 - Что? – Гарри был изумлен. Сам он со временем смог убедить сам себя, что в случившемся не было его вины... почти. Но почему Чоу, которой и рядом не стояло?
 - Ну... я не совсем точно выразилась. Чоу и Седрик Диггори они действительно очень любили друг друга, они собирались венчаться летом после Турнира. Никто об этом не знал. И потому его гибель было для нее гораздо более страшной потереей, чем кто-либо думал... Она сама не помнит, как просуществовала то лето, потом где-то в начале октября она постаралась взять себя в руки. И, прежде всего она желала тогда и желает теперь отомстить за смерть любимого человека, хоть как-нибудь, как ей по силам... И именно поэтому она вступила тогда в ОД... а кончилось это тем, что она, сама того не желая, погубила все. И сейчас в глубине души она считает, что ни на что хорошее не способна, что она приносит только несчастье, и за чтобы она не взялась – будет только хуже... Из-за этого она провалила экзамены, и после этого ей стало только хуже... – Флер вздохнула поглубже и продолжила. – Хозяин, она очень подавлена, вся та боль и горечь, что я ощутила в ней... И еще у нее было воспоминание... она в ванной, перед зеркалом, в правой руке нож, вены на левой...
 - Она пыталась покончить с собой?!
 - Да... но передумала... а может быть, испугалась. Не знаю. Но главное, что жизнью теперь она совсем не дорожит, и до недавнего времени не знала, что с этой самой своей жизнью делать... И именно потому она хочет отдать себя вам, это представляется ей чуть ли не Соломоновым решением... Ведь она по-прежнему хочет отомстить. Она понимает, что тем самым жертвует своим будущим, но на это ей, право, наплевать...
 Флер остановилась, очевидно ожидая реакции Гарри, тот тоже молчал в течение пары минут. Последнее время он относился к Чоу со все возрастающей антипатией... по целому ряду причин, в основном очень мелких, а то и вовсе без оных. Он уже почти считал ее распущенной плаксой... а вот как обстояло то дело. Девушка страдала от смерти Седрика, наверное, даже больше чем он сам, и так больше года, она не смогла пережить это, ибо события раз за разом сыпали ей соль на рану... И вот до чего она дошла.
 - Значит, прежде всего, - наконец заговорил он. – Никому постороннему ни слова, особенно Гермионе... Передай это и остальным...
 - Конечно Хозяин, - Флер неуверненно глядела на него, она очень ярко чувствовала бурю самых разноообразных эмоций, что сейчас царила в душе ее Хозяина. И на этом фоне она никак не могла понять, остаться ли ей тут, или лучше оставить Хозяина одного.
 - Черт возьми... я не знаю, что и думать. – Гарри вновь поднял взгляд на Флер, заметил и правильно истолковал ее растеряность, сделал приглашающий жест рукой. – С одной стороны, чего греха таить, идея получить еще одну девушку не может не привлекать... Но с другой, это гарантирует очередную порцию проблем, да и мне самому не очень улыбается перспектива очередного порабощения... И главное, что все это так быстро! – взорвался он вдруг. – Три месяца, а она уже пятой будет! Меня это уже пугает! Не говоря о том, что слушая твое повествование, у меня возникла мысль принять ее, а потом вообразить себя негодяем и отыграться за все прошедшее... И когда я говорю «отыграться»... – Гарри смолк. – Я начинаю побаиваться себя самого... боюсь, что «войду во вкус».
 - Хозяин... – тихо произнесла Флер, заглядывая ему в лицо, - не волнуйтесь и не терзайте себя. Вы слишком хороший человек для того, чтобы опуститься, как вы этого опасаетесь. Поверьте мне, Хозяин, я знаю вас очень хорошо, наверное, даже лучше, чем вы себя знаете сами...
 - Да?.. – чуть недоверчиво и чуть насмешливо поглядел на нее Гарри. – А не врешь? – Теперь уже требовательно почти рявкнул он.
 - Нет, - Флер еще даже не успела понять вопроса, а ее губы уже ответили на вопрос Хозяина, заданный недвусмысленным, повелительным тоном. – Ну что вы, Хозяин, я никогда не буду лгать вам! – теперь она говорила даже с некоторым оттенком возмущения.
 - Очень на это надеюсь... – Гарри, наконец, улыбнулся вполне искренне. Как бы между прочим, он запустил свою руку ей под юбку и нашел там очень привлекательную влажность.
 Гарри захватил ее губы требовательным поцелуем, одновременно стягивая с нее трусики, и запуская другую руку в застежки ее мантии... Одновременно ее руки опустились на его штаны. Несколько мгновений спустя его мужественности был открыт путь внутрь ее женственности. Гарри встал сам, Флер поднялась тоже... Он подхватил ее, и мягко прижал к стене. Флер обхватила его ногами и руками, потом, разорвав поцелуй она несколько мгновений глядела ему в глаза, прежде чем опуститься прямо ему на член. Края ее влагалища затрепетали и раздвинулись, впуская его внутрь...

 Гарри помотал головой, отгоняя непрошеные, но весьма приятные воспоминания. Размышления о вчерашнем разговоре как-то сами собой перешли в воспоминания о том, чем они занялись после... И в результате он едва не упустил момент, когда следовало добавить очередной ингредиент. И поди потом, объясни Снейпу, что зелье ты испортил вовсе не из-за того, что ты «никчемный, воображающий о себе невесть что кретин, целиком пошедший в отца», а просто ты отвлекся, вспоминая как трахал вчера полувейлу...
 Гарри сжал зубы от внезапно накатившего раздражения и принялся шинковать корень Эрпусиркикжиса Бразильского. Мимоходом пронеслась мысль, что открыл это растеньеце некто очень экстравагантный... Кому придет в голову столь непроизносимое название? Впрочем, черт с ним...
 Учебный день прошел спокойно, хотя Гарри так и не смог выкинуть из головы вчерашний разговор и Чоу. После Зелий, стоявших первой парой, были два часа Чар. А после обеда был первый урок Истории Магии, как и следовало ожидать, это был едва ли не самый незаселенный урок, на котором Гарри приходилось присутствовать. Гермиона, понятное дело, как-то все утрясла и записалась на уроки Истории, хотя как именно ей удалось впихнуть их в свое расписание за один единственный день оставалось для Гарри загадкой. Оставалось только надеяться, что обошлось без Маховика Времени... Впрочем, учитывая нынешнее неспокойное время, а так же разгром учиненный не так давно в Отделе Тайн это представлялось более чем маловероятным. Но как бы то ни было, Гермиона присутствовала, кроме нее и Гарри тут были три ученика Когтеврана, в том числе опять же Чоу, и два Пуффендуйца.
 Бинс и Цисси это были как небо и земля. Она говорила живо, образно и понятно... вместо всяких там «магических конференций **** года, на которых были приняты какие-то там решения, Цисси просто повела речь о формировании Волшебного сообщества таким, какое оно есть сейчас... По истечению двух часов у Гарри было сильное ощущение, что он узнал больше полезного за этот урок, чем года эдак за два-три с Бинсом. Последним уроком в этот день была Травология, которая прошла без всяких происшествий...

 Гарри нарезал круги по своим апартаментам... Сначала к нему обратилась только Белла, очевидно, самая смелая, а потом к ней присоединились и остальные. Общий смысл их слов можно было охарактеризовать так: «Хозяин, вам все-таки следует принять Чанг. Она вам пригодится!». Аргументов у них, надо сказать, было немало:
 · Во-первых, с каждой новой рабыней сила Гарри возрастала, тоже самое касалось его знаний и опыта. А потому, чем больше женщин будут ему служить, тем лучше он будет подготовлен к схватке с Темным Лордом.
 · Во-вторых, Тонкс, а следом за ней и остальные клялись и божились, что за сравнительно короткий срок сделают бойца и из Чоу. Флер уже прошла, если можно так выразиться, начальные курсы. Теперь их дуэли с Беллой проходили в напряженной борьбе. Нехватка опыта сполна компенсировалась скоростью и ловкостью юной девушки...
 · В-третьих, им очень неспокойно, поскольку никто из них не может сопровождать Хозяина на большинство уроков. И в этом свете Чоу, как учащаяся на том же курсе, что и Гарри, а вдобавок, посещающая почти те же занятия, выглядела очень подходящей кандидатурой на роль постоянной его защитницы.
 · Ну и, наконец, в-четвертых, а так же в-пятых и так далее... Уж если она сама этого так сильно и совершенно искренне хочет, так чего не воспользоваться представившейся возможностью?
 На эту тему они распространялись минут двадцать... В конце концов, Гарри зыркнул на них зверем, и дамы поспешно смолкли, очевидно ожидая страшной кары за свою настырность, которая явно переполнила чашу терпения... Но Гарри просто поднялся на ноги и принялся, как говорят во Франции, «делать сотню шагов». Флер, которая принимала в уговорах наименьшее участие, довольно быстро решила, что ей тут делать нечего и удалилась. Все остальные все еще сидели тихо, как мышки...
 Гарри же остро чувствовал, что ему нужно с кем-то посоветоваться. Поскольку голова уже распухала от размышлений, а к решению прийти никак не удавалось, оставался лишь один путь – обратиться к кому-то третьему за советом. Но к кому?
 Гермионе? Ага, и тогда лучше сразу запастись ядом. Герми вроде как успокоилась после истории с Флер, но если вот так к ней подойти и сказать: «знаешь, я собираюсь поработить на всю жизнь еще одну девушку...» - тут она взорвется без всяких сомнений... Да Гарри и сам бы скорее всего рванул, как водородная бомба.
 Тогда может, к профессору Люпину? В принципе, неплохой вариант, вот только добраться до него прямой возможности нет. Бывший Мародер, насколько было известно Гарри, все так же жил вместе с мистером и миссис Грейнджер. Супружеская пара очень хорошо поладила с немолодым оборотнем, который в опасные ночи полнолуния перебирался в подземелья дома Блэков. Кроме того, присутствие дипломированного волшебника в доме решало огромное количество мелких проблем быта... И Гарри не мог так сразу встретиться с другом отца. Конечно, он помнил адрес родителей Гермионы, но не станет же он сбегать из школы... хотя и это провернуть, в принципе, не так уж трудно.
 Тогда кто еще? Колин Криви? Нет, парень вчера произвел на него огромное и очень благоприятное впечатление. Но раскрывать ему всю подноготную? Да и, если говорить откровенно, спрашивать совета у того, кто сам тебя младше? Нет уж...
 И потому оставался лишь один кандидат, к которому несколько месяцев назад он бы отправился сразу, не раздумывая... С тех пор немало изменилось, прежде всего, он сам, но кое-что, похоже, не меняется...
 - Ладно, я пожалуй пойду, пройдусь. Я ненадолго...
 - Я пойду с вами Хозяин, - Тонкс в одно мгновение оказалась на ногах.
 - Не стоит Дора, со мной будет все хорошо... – Гарри почувствовал некоторое раздражение.
 - Хозяин, - Тонкс хотела что-то сказать, но ее опередила Нарцисса, - вы сегодня весь день немного рассеяны и невнимательны. Позвольте кому-нибудь сопроводить вас, чтобы нам было спокойнее...
 - Э... – глянув на лица дам, и увидев там искреннее беспокойство, Гарри ясно понял, что просто не в силах на них сердиться. Улыбка почти против воли тронула его лицо... – Ладно, Дора, к сожалению, официально я не могу тебе доверять в полной мере, - Гарри скорчил выразительную гримасу. – Белла, пошли.
 Беллатриса следовала за ним в двух шагах всю дорогу до каменной горгульи, являясь членом преподавательского состава, она, конечно, знала пароль. Профессор Дамблдор сидел в своем любимом кресле и просматривал какие-то бумаги. Фоукс на своей жердочке приветсвенно курлыкнул, и директор поднял взгляд на гостей.
 - О, Гарри, миссис Блэк, прошу вас, присаживайтесь, - если он и был удивлен довольно поздним визитом, то никак этого не показал. – Как уроки? – спросил он, когда гости расселись.
 - Более чем, - ответил ему Гарри. – Я нисколько не пожалел, что способствовал смене профессора Бинса.
 - Да... я и сам уже получил несколько положительных отзывов по этому поводу. Получается, что я уже немало времени проявлял себя не самым лучшим директором... – Дамблдор как-то сконфуженно развел руками.
 - Я бы скорее сказал, что вы, профессор, пытались одновременно делать слишком много несвязанных друг с другом дел. Быть главой Ордена Феникса, беспокоиться об этом... Пророчестве, причем почти в одиночку. Все это плохо вяжется с ролью директора школы. И нетрудно догадаться, чему вы отдавали большую часть своего времени. И я даже готов признать, что ваши, скажем так, неофициальные занятия очень и очень важны... только профессор, ведь борьбой с Волдемортом вы занялись скорее по собственной инициативе. А вот директором школы вы были выбраны, и вам доверяют... – Все это Гарри выпалил почти на одном дыхании, и смолк, изумившись самому себе. Нет, он действительно так думал, но он никак не ожидал от самого себя этакого, выложить все прямо в лицо директора...
 А дальше случилось что-то уж и вовсе несусветное: Альбус Дамблдор поник лицом и уставился взглядом куда-то вниз...
 - Я... я полагаю, вы пришли сюда не для разговора о твоей учебе, Гарри, - сказал он наконец.
 - Да, вы правы профессор, - с радостью сменил тему Гарри. – Мне... мне нужен ваш совет.
 - Я слушаю... – Дамблдор как ни в чем не бывало вновь поднял на него взгляд. Глаза из-за его очков-полумесяцев опять лукаво поблескивали.
 - Ну... – Гарри на мгновение провалился в словесный вакуум, а потом сказал напрямик. – Еще одна девушка надумала стать моей целиком и полностью! Вам не кажется, что в этом есть что-то патологическое?.. В общем, мне это крепко не по душе, но они, - Гарри мотнул головой в сторону Беллатрисы, - разливаются просто соловьями. Да и я сам колеблюсь... Судя по всему, она и впрямь глубоко несчастна, только вот лучший ли это способ ей помочь? Почти наверняка нет!
 - Угум... – было несомненно, что к Альбусу Дамблдору нечасто обращались за советом такого рода. Но он прекрасно понял не отличающуюся предельной ясностью речь Гарри. – Думаю, я должен спросить... Девушка, о которой идет речь, это Чоу Чанг?
 Гарри весь вскинулся. Ту неловкость, что испытывал в связи со своей недавней речью смело наплывом гнева. Беллатриса быстрее, чем он успел даже подумать о чем-то, выхватила палочку...
 - По вашей реакции можно заключить, что я не ошибся, - Дамблдор остался совершенно спокоен. – Гарри, уверяю тебя, что у меня и в мыслях не было пользоваться Легилименцией. Если ты помнишь, я принес тебе Магическую Клятву, а это не то, с чем можно не считаться. Мои слова были лишь предположением, основанным на некоторых наблюдениях и соображениях.
 - И каких именно, профессор? – Гарри ясно ощутил искренность слов собеседника и опустился обратно в кресло, жестом успокаивая Беллу.
 - Ну, Гарри, я тебя все-таки хорошо знаю. Ты бы стал вести себя несколько иначе, если бы вышеупомянутая девушка была тебе почти незнакома... Тут мне остается лишь подумать, кто из знакомых тебе юных леди может быть столь «глубоко несчастна». А мисс Чанг потеряла в нынешней войне любимого человека. Исходя из этого, еще кое-каких мелочей... ну и из моего личного опыта я сделал выводы, и ты мне их подтвердил.
 - И что вы об этом думаете?
 - Она обратилась к тебе Гарри. И я считаю, что ты способен принять правильное решение, и лично я не решусь вмешиваться в это. За то короткое время между моим возвращением на пост директора и окончанием учебного года я имел возможность убедиться, что у мисс Чанг большие личные проблеммы... Еще я навел кое-какие справки и убедился, что... мисс Чанг может не рассчитывать на понимание и поддержку собственной семьи. Если позволишь, я не стану вдваться в детали, скажу лишь, что мистер Хунь-Дзинь Чанг ярый приверженей кое-каких очень древних традиций. И я даже рискну предположить, что в этом кроется еще один мотив действий мисс Чанг...
 - То есть вы фактически даете мне карт-бланш, - заключил Гарри, приподнимая брови. Не ждал он такого от директора, который вообще-то очень любит давать советы.
 - Не скажу... – директор поднял взгляд на Гарри. Взгляд этот был удивительно серьезен. – Я достаточно доверяю тебе Гарри, и верю, что ты не станешь пользоваться этим заклятием без согласия другой стороны...
 «Я, по крайней мере, очень на это надеюсь...» - подумал старый волшебник. – «Мало людей на свете с столь же чистой душой, как у тебя Гарри. Но власть величайший наркотик... Я испытал это на себе, я знаю, насколько власть притягательна, как быстро и незаметно она может испортить человека... подчас власть страшнее золота...»
 - ...ну и, кроме того, принимая во внимание характер мисс Чанг и события, произошедшие в ее жизни, я склонен верить, что она хорошо понимает и принимает последствия, если ее просьба будет удовлетворена...

 - Что ж, Флер, передай Чоу, что я согласен ее выслушать в эту субботу... – сказал Гарри, когда они вернулись в его апартаменты.
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава шестнадцатая.

 Наступили выходные, школьная неделя подошла к концу. Гарри никак не мог пожаловаться на трудность обучения. Еще никогда учеба не давалась ему с большей легкостью, он схватывал почти все на лету, руки выписывали сложные жесты и фигуры палочкой так, словно бы у него за плечами были годы практики. В каком-то смысле так оно и было.
 На ЗОТИ он почти сразу выбился в неоспоримые лидеры. Белле было сделано строгое внушение, чтобы она даже не помышляла о том, чтобы как-то завышать ему оценки, или что-то в этом духе... Гарри не без оснований полагал, что найдутся те, кто попытается подкопаться под него, кому присутствие его защитниц в Замке как кость в горле. И они наверняка поднимут крик по поводу и без оного, и лучше им не давать этого самого повода. Да и в любом случае, ей и не требовалось давать ему каких бы то ни было поблажек. Его врожденные способности плюс навыки нескольких взрослых волшебниц, что теперь хранились у него на уровне подсознания – в результате даже Гермиона теперь не могла за ним угнаться.
 А большинство учеников тихо взвыли от нагрузки, в полном соответсвии с постановлением Министерства, на ЗОТИ их гоняли как сидоровых козлов. Уроки были ежедневно, и Беллатриса чередовала дуэли с изучением опасных существ. Так же она грозилась в ближайшее время начать теорию и практику снятия проклятий... Тут даже Гермиона не выразила бурного восторга по этому поводу.
 Зелья медленно, но верно возвращались в очень привычную стезю, Снейп опять кружил, придирался к Грифиндорцам, страдал куриной слепотой всякий раз, как слизеринцы вели себя мягко скажем неприлично... Что характерно, теперь основным заводилой был не Малфой, который, очевидно, еще не собрался с мыслями. Пока он ограничивался тем, что пронизывал Гарри ненавидящим взглядом при каждой встрече. Остальное время он был весьма тих и погружен в себя, а действиями слизеринцев руководил в основном Теодор Нотт. Пока что ничего экстраординарного не произошло, хотя Гарри однажды увидел краем глаза, как Симус с Невиллом оттаскивали Рона, который уже собирался пускать в ход кулаки – даром что староста.
 Ну так вот, Снейп явно возвращался в свое обычное состояние, памятная беседа возымела на него несомненно положительное, но, как видно, непродолжительное действие... Хотя пока что все еще было спокойно. Снейп висел у него над душой, мало, что не заглядывал через плечо, когда он работал над зельями. Но теперь Гарри чувствовал себя намного увереннее рядом с котлом, а так же он теперь мог заставить себя забыть о том, кто именно мало что не сопит у него под ухом. Потому зельевару по сути не к чему было придраться, а приставать без причины он пока не решался что ли...
 Все прочие уроки проходили спокойно и интересно, особенно История Магии, где Нарцисса продолжала рассказывать о становлении Магического Сообщества. Чоу же больше не сверлила его взглядом, очевидно, как и он сам, ожидая выходных. Гарри, видя приближение названного им самим срока, немало нервничал...

 Но когда наступила суббота, произошло нечто, отчего Гарри на время совершенно позабыл о предстоящем событии...
 Утром он как обычно спустился на завтрак, Большой зал был уже наполовину полон, только вот за преподавательским столом кроме Беллы, Цисси и Тонкс обнаружились только Стебль и Вектор... Было видно, что подобное не прошло незамеченным. А объяснение пришло вместе с «Ежедневным Пророком»...
 «Новый удар Темного Лорда, Северное Управление Магического Правопорядка уничтожено!» - гласил заголовок... Под ним на огромной, в полстраницы, фотографии красовалось разрушенное здание... вокруг можно было заметить многочисленные тела, а над развалинами гордо и грозно висела Черная Метка...
 Гарри поднял взгляд на преподавательский стол. Тонкс с приткрытым то ли от изумления, то ли от ужаса ртом читала точно такой же номер Пророка... «Вот тебе и осведомитель... Ведь Дамблдор явно узнал об этом куда раньше» - невесело подумал он и вернулся к газете.
 Волдеморт, похоже, решил отыграться за неудачу при штурме Азкабана, и ему это удалось... Нападение имело место в четвертом часу ночи, когда бдительность охраны уже начинает падать, но еще не достигает самого низа. Десятка два Пожирателей Смерти подобрались почти к самому сооружению, что распологалось в лесном массиве. Как им удалось незамеченными подобраться столь близко к хорошо защищенному магией строению – оставалось загадкой. Несколькими мощными взрывными заклятиями они пробили несколько дыр в стенах, развалили главный вход, а вместе с ним и большую часть всевозможных магических ловушек. Четверо мракоборцев, что охраняли периметр, ничего не успели сделать, а двое стражей у входа успели пальнуть «Эксплозио» наугад, прежде чем погибнуть...
 А после этого в атаку вновь пошли дементоры, а растерявшиеся служащие Министерства, оказавшиеся в полуразрушенном здании, которое враги уже накрыли антиаппарационным щитом, не смогли организовать сопротивление... Помощь из Министерства прибыла довольно быстро, но помогать было уже некому.
 В конце статьи были приведены слова Фаджа, которого журналист описывал как «потрясенного и почти растерянного». Министр обещал, что это злодеяние не останется без внимания, и что у Министерства заготовлен достойный ответ... Гарри хотелось верить, что Фадж обещает то, что способен сделать, в принципе, Министр Магии немало вырос в его глазах за последнее время. Может и тут он не сядет в лужу... хотелось на это надеяться.
 Тем временем новость уже распространилась по Залу, те, кто не выписывал газеты, узнавали ее от соседей. Страх и паника быстро охватывали учеников, за исключением значительной части слизеринцев... Гарри подозревал, что и среди учеников других факультетов есть те, кто радуются новости, но им хватает ума и осторожности не выделяться... И кто знает, может быть и за столом Слизерина помалкивают как раз те, кто представляет главную опасность?..
 Минут двадцать спустя появился директор, судя по внешнему виду, он провел ночь без сна, тем не менее, его голос остался бодр и громок. Он призвал всех к спокойствию... потом Гарри наблюдал довольно оживленную беседу между ним и его дамами, даже, скорее, жаркий спор. Потом Дамблдор вновь скрылся из Большого Зала, и Тонкс последовала за ним...

 Гарри вышел из Большого Зала погруженный в себя, он не учавствовал в очень экспресивной дискусии, что вели между собой его сокурсники. Что характерно, начала эту тему Гермиона, которая, оказывается, знала даже кое-что об организации защиты учреждений Министерства. И теперь она громко рассуждала о том, как же такое могло случиться, что Пожиратели подобрались столь близко незамеченными...
 - Это просто невозможно... – повторяла она уже в который раз. – Я читала о том, как защищены строения Министерства Магии, это конечно не Школа, но все равно... Очень сильные антиаппарационные барьеры, следящие заклятия и еще многое другое! Мышь не сможет подобраться туда неземеченной...
 - Гермиона, ну чего ты теперь переливаешь из пустого в порожнее? Ясно же, что как-то они это сделали! Так чего теперь твердить обратное? – неожиданно прервал ее голос Рона. – Ну а кроме того, уж если ты знаешь о системе защиты, хотя и наверняка далеко не все, иначе кнат – цена такой защите, то Пожиратели знали гораздо больше. А ломать, как известно, гораздо проще, нежели строить! И нет такой защиты, в которой невозможно бы было найти брешь.
 Гарри остановился как вкопанный, голова сама собой поворотилась в сторону говорившего. Рон стоял рядом с Гермионой, которая тоже была потрясена его внезапным выступлением. Теперь уже бывший лучший друг выглядел как обычно и, казалось, вовсе и не собирался производить какую-то сенсацию. Мол, он просто высказал то, что думал... Одно из двух, либо Рон был совершенно искренен, не желая выделяться, либо он научился владеть собой и скрывать свои эмоции куда лучше, чем раньше. В любом случае, он изменился...
 Завязав себе на память узелок – понаблюдать за Роном и пораспрашивать о нем гриффиндорцев, Гарри двинулся своей дорогой... Но при этом никак не мог выкинуть случившееся из головы.
 Что он мог сказать о своем бывшем лучшем друге за последнее время? Ну, во-первых, вопреки его опасениям, Рон сначала вел себя очень сдержано, сразу вспоминалось собрание Ордена... Потом Гарри на память пришли слова Тонкс о том, что Рон фактически предсказал нападение Пожирателей на одну из европейских стран, в качестве отвлекающего маневра, прикрывающего атаку на Азкабан... Было ли это простой случайностью, или тут нечто иное?
 - Хозяин? – неслышно подошедшая Беллатриса отвлекла его от размышлений. – Моя племянница просила передать, что директор вызвал ее на срочное собрание Ордена в связи со случившимся. Так же она передает, что готова принять любое наказание за то, что подвела вас, и вам пришлось узнавать о случившемся из газет... И еще, Чанг уже в ваших апартаментах, с ней Флер...
 - Ча?.. Чоу?! Мерлин! Я ведь и думать забыл об этом! Пошли!

 А в это время в самой маленькой комнатке его апартаментов Флер давала Чоу кое-какие наставления.
 - Ну и, наконец, вот это, - с этими словами вейла протянула китаянке флакончик с синеватым зельем. – Это противозачаточное, - ответила она на незаданный вопрос, - если твое посвящение произойдет прямо сегодня, то оно тебе понадобится... – легкая усмешка тронула лицо француженки. – Когда ты станешь одной из нас, нужда в этом отпадет...
 - Как?..
 - Мы можем забеременеть лишь при желании Хозяина, а сейчас он даже и не думает о наследии. И именно поэтому тебе следует принять это зелье сейчас, во избежание... сложностей...
 Чоу опустила взгляд, все-таки временами ее собеседница была удивительно бестактна... и, несомненно, она вела себя так намеренно, как бы заранее указывая ей на то, какое место она будет занимать в будущем... и не исключено, что делала она это по приказу Гарри. Это коробило... злило, оскорбляло... Но в конце концов никто ее сюда силой не тащил... а это поведение так же было чем-то вроде предупреждения: «мол, представь, как с тобой я смогу потом обращаться, и изменить что-то будет уже поздно. Ты уверена, что готова к этому?».
 А она была готова... Неважно, что ее ждало бы после этого, оно не могло быть хуже того, что она пережила за прошлый год. Она знала достаточно о заклятии «Сервус Секус», чтобы быть уверенной в том, что она получит желаемое... Что она больше никогда не будет колебаться, что неуверенность в себе ей будет чужда... что вся та боль, вся горечь, ощущение того, что весь мир обернулся против тебя, все это забудется... Что даже гибель Седрика... даже его смерть перестанет торчать отравленой иглой в сердце.
 И если за это надо заплатить свободой воли... то оно того стоит! Это Грейнджер может сколько угодно рассуждать про то, насколько это ужасно, отсутствие личной свободы... Может она и права... но не всегда! В гробу она видала эту свободу воли и выбора, которые привели ее туда, где она сейчас! Она не сумела воспользоваться своей жизнью... выборы, которые она делала, довели ее до того, что этим летом она чуть не вскрыла себе вены! Тогда ее остановил элементраный страх, но кто знает, не повторила бы она попытку, если бы пару дней спустя в газетах не появилось то интервью с Гарри... Уже тогда она приняла это решение, и оно лишь окрепло, когда позже разнеслась весть о случившимся с Флер Делакур... отдать саму себя в руки человека, который никогда не делал ей ничего плохого! Быть может, он сумеет распорядиться ее жизнью не так никчемно, как это сделала она... Придать силы тому, кто по праву считается главным врагом убийцы ее любимого. Быть может... внести свою, пусть скромную, но все же лепту в дело победы над Темным Лордом? Отомстить за Седрика хоть так? Уж коли ее участие в Армии Дамблдора окончилось таким образом...
 Да, отомстить за Седрика... но и за... себя саму. Вот только кому? Самой себе? Да, отчасти. Не стоит лгать самой себе, в ее решении есть доля самобичевания. Кому еще? Родителям, отцу, у которого не хватило человечности хотя бы просто попытаться представить, что она пережила, когда погиб ее жених... Нет, этот чурбан уже на второй день каникул обрадовал ее, сообщив, что подыскал нового суженого, а значит все пройдет, как должно. И говорить с ним было бесполезно: традиция велит, чтобы дочь семейства Чанг вышла замуж сразу по окончании учебы! А для Лу Чанг не было ничего важнее традиций и семейной чести. Поэтому, прежде всего, обговорили вопросы приданного и свадебной цены. Ведь в старину невесту фактически продавали в семью жениха вместе с приданым... А потому все, на что она могла рассчитывать – это ярость отца, когда он узнает, что она уже давно не девственница...
 И теперь увидим, что сделает ее отец, когда узнает, что свадьба, о которой он уже договорился, и за которую уже получил предбрачную плату, невозможна! Какой позор для древнего семейства! Чоу сама себе ужасалась, но чувствовала, что по-настоящему возненавидела своего отца, и все то, что он понимал под термином «семейная честь»... Пусть она провалится в тартарары!
 А потому Чоу, не говоря ни слова, поднесла к губам и опорожнила малюсенький флакончик...

 Гарри сидел в кресле, три дамы стояли за ним на своих обычных местах: Белла справа, Цисси и Флер слева. Тонкс все еще не вернулась с собрания Ордена, это было к лучшему, ибо не стоило Чоу знать об истинном положении вещей, пока он не сможет в полной мере ей доверять... «То есть пока она сама не станет моей рабыней...» - честно признался сам себе Гарри.
 Чоу открыла дверь и переступила порог его спальни ровно в три часа дня. Хоть Флер вводила ее, с повязкой на глазах, внутрь апартаментов в обычной школьной форме, сейчас на ней было изящное синее платье с глубоким вырезом. Очевидно, перед аудиенцией она постаралась придать себе привлекательный вид... «Мерлин, она меня покупателем, что ли, считает? Презентабельный облик создает? Чтобы, значит, купили скорее?» Гарри ощутил раздражение, хотя, скорее всего, незаслуженное...
 А Чоу заметила, что ему что-то непонравилось, но скорее всего не поняла, что именно.
 - Итак, Чоу, - Гарри почувствовал, что не в силах обратиться к ней подчеркнуто холодно, по фамилии, - я согласился на эту встречу далеко не сразу, в частности потому, что воспоминания о прошлогодних событиях еще очень свежи... Ты передала мне фактически свое желание стать моей... собственностью, и прежде чем ответить, я бы хотел услышать, что скажешь ты...
 - Ну... прежде всего я ученица Когтеврана, а это означает, что я изучала многое из того, что не преподают гриффиндорцам. Наши программы обучения расходятся довольно сильно...
 Гарри недоуменно приподнял брови, но потом понял, что она объясняет, что ОН может выиграть, приняв ее... Ситуация казалась столь абсурдной, что он никак не мог решить – злиться ему, или наоборот веселиться...
 - Да будет тебе известно, что Нарцисса так же в свое время училась в Когтевране, и программа Шармбатона ближе всего именно этому факультету... – поколебавшись пару мгновений, он решил ей подыграть.
 - Ну, тогда может быть то, что я достаточно сильная колдунья...
 - По-моему, ты себя переоцениваешь. Мне служат весьма могущественные волшебницы, так что твой вклад вряд ли будет столь уж значителен... – Гарри сам поразился, насколько убедительно и холодно прозвучал его голос.
 - Проклятие!! Я хочу стать твоей рабыней, неужели этого недостаточно?! – со слезами на глазах закричала Чоу.
 - Вот именно... – Гарри резко отбросил в сторону притворство и заговорил тепло и искренне. – Чем перечислять мне, какую выгоду я могу получить, объясни лучше, зачем тебе это так нужно! Кое о чем я могу догадаться, Флер не удержалась, и во время вашего первого разговора пошарила в твоих мыслях, и узнала она немало... Но все равно по мне это не причина вот так вот сразу отказываться от самой себя!
 И тут Чоу прорвало... За несколько минут она выложила все то, что накипело у нее на душе за прошлый год, всю боль, все обиды, все отчаяние и безысходность... Все то, из чего родилось это желание разом со всем покочить, при этом сделав все-таки что-то полезное и смешав кое-кому все карты... Она понимала, что все это признание собственной слабости, но у нее уже просто не оставалось сил и желания бороться и просто жить дальше... Она любила Седрика всем сердцем, потерю любимого человека пережить всегда очень тяжко, а подчас и невозможно... И бесчувственность ее собственной семьи лишь усугубила это... Она попыталась найти другие цели, найти саму себя в желании отомстить... результат добил ее окончательно.
 Завершив эту исповедь, Чоу уставилась в пол... Гарри даже не требовалось прибегать к легилименции, чтобы понять, что она думала... это буквально било из нее фонтаном. Она боялась, что теперь, из-за того, что она не сдержалась, ее не примут... Что-то она путала кого-то с кем-то... Только в этот раз Гарри это не разгневало, а наоборот растрогало...
 И было уже ясно, что пытаться ее как-то переубедить – совершенно бессмысленно – она приняла решение и, что называется, уперлась рогом. Быть может, когда-нибудь, много позже, она о нем пожалеет... пожалела бы, если бы была на это способна. А сейчас можно либо согласиться, либо отказать ей, а тогда неизвестно, что она учудит... и самоубийство – это возможно будет еще не худший вариант...
 - Прежде всего, ты должна будешь договориться с директором, а может твоим деканом, о переводе в Гриффиндор, - заговорил он, и Чоу немедленно подняла взгляд и вся обратилась в слух. – Я со своей стороны позабочусь обо всем связанном с Министерством, - он уже знал, что это будет совсем нетрудно. Чоу, поняв, что ее желание будет исполнено, просияла. – И еще одно, я приглашу в школу Риту Скитер, если удастся, то встречу я назначу прямо на завтрашний день. Потому как, и я настаиваю на этом, ты должна дать ей интервью, где как можно более подробно опишешь цель и причины, что толкнули тебя на это. Я хочу, сколько возможно, избежать пересудов и очередной негативной реакции общественности... Это, конечно, мало поможет, но стоит все же попытаться. И я исполню твое желание не раньше, чем статья будет готова к публикации. Ты меня поняла?
 - Да, Хозяин.
 Гарри не стал ее поправлять...

 Чоу вывели из его апартаментов опять же с завязанными глазами, к тому же Гарри приставил к ней Беллатрису, чтобы она проводила ее. А то мало ли... вражеские агенты могли проследить, что она была на встрече с ним, и решить, что она отличный источник информации. Нет, у него определенно развивалась шизофрения и мания преследования. Но Гарри вновь напомнил себе, что помешанный на этом деле Грюм остался жив, невзирая на все свои бесчисленные травмы. А потому он не стал отказываться от задуманного плана.
 Гарри отправил Буклю к Рите, привоскупив к изложению ситуации свое желание встретиться как можно скорее. Нарцисса же отправилась прямиком в Министерство, улаживать юридические и бюрократические вопросы...
 А потом вернулась Тонкс, неслышно скользнув внутрь, она опустилась на колени перед своим Хозяином, виновато повесив голову...
 - Ну, и что же обсуждалось на собрании Ордена Феникса?
 - Все внимание было сконцентрировано на этом нападении, прежде всего, задавались вопросом, почему Снейп ничего не знал об этом. Там опасаются, что его вычислили или как минимум заподозрили... В Ордене все встревожены... да что я говорю, они чуть ли не в панике! В этом нападении погибло семьдесят шесть сотрудников Министерства, в том числе сорок два мракоборца, а так же один из новых членов Ордена...
 - А теперь, скажи мне, как так получилось, что ты, член Ордена и мракоборец, узнала об этом из газет?
 - Я прямо спросила об этом Дамблдора, Хозяин... притворилась возмущенной, что меня отстранили от дел... Дамблдор сказал, что я являюсь, прежде всего, вашим телохранителем. И мне ничего не сообщили, ибо опасались, что вы тоже можете подвергнуться нападению, пока я буду где-то еще разбираться с последствиями той атаки...
 - Что-то тут не вяжется, они опасались, что на меня могут напасть, и не предупредили об этом?
 - Директор сказал, что в спешке и суете об этом просто забыли... Хозяин, я не могу судить, но мне показалось, что он говорил правду, или почти правду... он не подозревает, что я принадлежу вам...
 - Ну ладно... Нимфи, пока тебя не было, я успел переговорить с Чоу. И я согласился выполнить ее просьбу. Когда именно, это зависит от многого, но теперь она может часто появляться здесь. В ее присутствии ты должна будешь называть меня «Гарри» и вести себя соответственно, покуда она не станет моей, я не хочу, чтобы она знала истинное положение вещей. Ты поняла?
 - Да Хозяин, я не выдам тайну.
 - Вот и отлично... – Гарри окинул метамофиню опытным взглядом, ему было ясно, что она ожидает наказания... – Что же до кары... я хочу, чтобы ты убрала ту татуировку со спины, покуда я вновь не разрешу ее ношение.

 Все вопросы были решены куда быстрее, чем полагал Гарри. Чоу в тот же день договорилась о своем переводе в Гриффиндор, директор явно не удовлетворился тем, чтобы просто не вмешиваться, он еще и ускорил процесс. Но Гарри настоял, чтобы та пока оставалась в своей спальне. Цисси же вернулась из Министерства не одна, а сразу с чиновником, поскольку тут был не тот же случай, что раньше. Ведь и с сестрами и с Флер бумаги подписывались уже после того, как дело было сделано, тут же все было наоборот.
 Чиновник задал Чоу несколько вопросов, дал несколько анкет на заполнение, потом получил от нее письменное подтверждение того, что она поступает так по доброй воле. Ну а после уже было подписание досье, отличающегося от уже знакомого Гарри. И это вновь его немало покоробило: раз существовала и такая процедура, значит, подобное случалось нередко... по крайней мере, в прошлом... Все было сделано по закону, и Чоу легально перешла в его собственность, прежде чем сотрудник Министерства удалился, она попросила, чтобы известие об этом не доходило до ее семьи, по крайней мере, пока.
 А вскоре после этого пришел ответ и от Риты, та согласилась прибыть на следующий же день... там же она указывала, где и когда ее надлежит встречать.

 Воскресенье начиналось совершенно обыденно, то была очередь Цисси «упражняться» с ним по утрам. В новом выпуске Пророка пережевывали вчерашнее событие, не добавляя по настоящему новых деталей...
 Рита прибыла в полдень, чтобы не объявлять о своем визите на весь мир, она воспользовалась своей анимагической формой. Потом Белла проводила ее в апартаменты, где и состоялось интервью... Было видно, что Чоу очень нелегко выкладывать совершенно постороннему человеку, тем более журналисту, кто потом раструбит об этом на весь мир, всю свою подноготную. Но она рассказала все. Это, в общем-то, было еще одним испытанием, уж если она пошла на это, значит, она не остановится ни перед чем. Рита пообещала, что статья выйдет уже завтра, а значит, причин откладывать заклятие больше не было...

 Был уже вечер, Чоу перебралась из спальни Когтеврана в свое новое жилище, и теперь ее ждала финальная, главная стадия... Гарри уже ждал ее в спальне. Начинать ей следовало с демонстрации своих оральных навыков...
 Ей явно не хватало опыта в этом деле. Гарри, не говоря ни слова, вынул свой член изо рта, передвинулся пониже и одним резким движением погрузился внутрь ее тела. Чоу негромко вскрикнула, ибо ее влагалище уже больше года оставалось без внимания противоположного пола, и сейчас это причинило ей боль... Погрузившись до конца и начав обратное движение, Гарри прошептал ей на ухо.
 - Не забывай, теперь ты моя, а значит, я могу делать, что хочу... Привыкай!
 Чоу кивнула и двинулась ему навстречу всем телом, когда он вновь стал погружаться... Они двигались теперь в едином ритме, Гарри уже чувствовал, как приближается лимит его выдержки, когда Чоу выгнулась всем телом, а ее влагалище конвульсивно сжалось и сдавило его мужественность как тисками...
 Гарри понял, что не успеет схватить палочку, но это почему-то его не обеспокоило, словно кто-то шепнул ему на ухо, что тут палочка ему уже не нужна... и можно сделать иначе. Он успел еще дважды двинуть свои бедра вперед-назад, прежде чем наклониться над Чоу и тихонько шепнуть ей на ухо:
 - Сервус Секус, - и в следующее мгновение он словно взорвался внутри ее тела.
 Чоу еще не успела придти в себя после мощнейшего оргазма, но когда она услышала заклятие произносимое шепотом, где-то на краю сознания шевельнулось удивление. Она все-таки читала о нем, и все говорило про то, что заклятие накладывают громким голосом, используя палочку, а никак не шепчут... Но в следующий миг это стало уже неважно, ибо шепотом или нет, но заклинание работало. Тут ее настиг второй оргазм, и это, вкупе с магической силой, что вливалась в нее, изменяя сознание, оказалось слишком... Чоу упала на кровать, потеряв сознание.
 Гарри же, со своей стороны, почувствовал, как его магическая сила вновь возросла. Он откатился в сторону и развалился на постели, и, закрыв глаза, постарался в полной мере насладиться растекшимся по телу блаженством. Пару минут спустя, когда эйфория спала, он приподнялся и спустил ноги с кровати... Именно в этот момент Чоу, словно устыдившись, что ее Хозяин встает раньше нее, заворочилась и начала быстро приходить в себя...
 Гарри не смог сдержать улыбки. Можно было подумать, что та изо всех сил спешит поцеловать ему ступни. Он поднялся и, не одеваясь, пошел к тубочке, где стояла бутыль тыквенного сока, наполнив стакан, он парой глотков осушил его... Когда он повернулся, коленопреклоненная китаянка была рядом.
 - Спасибо, что приняли меня, Хозяин, - она подползла ближе и поцеловала сперва правую, а потом левую ногу.
 - Добро пожаловать в ряды служащих мне, Чоу. Не подводи меня, и я сделаю все, чтобы ты не жалела о своем решении.
 - Я не подведу вас, Хозяин, - прошептала она и, повинуясь его безмолвному желанию, открыла рот, вновь обхватывая его мужественность губами. Впервые со времени Третьего Тура на душе у нее было ясно и легко.
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава семнадцатая.

 На следующее утро Гарри почему-то проснулся минут на сорок раньше обычного. Приподнявшись, он чуть тревожно огляделся, но все было спокойно, рядом прижавшись к нему спала Чоу. Больше никого в спальне не было, очевидно, дамы рассудили, что надлежит их оставить наедине...
 - Хозяин? – сонно подала голос Чоу.
 - Все хорошо, - ответил Гарри, откидываясь обратно на подушки. Ему несомненно следовало научиться просыпаться аккуратнее, а то вот каждый раз будишь девушку рядом, и чувствуешь себя малость виноватым...
 Полежав еще минут десять Гарри стало ясно, что заснуть больше не удастся. Очевидно, почувствовав это, Чоу начала медленно выбираться из кровати. Гарри опять сел и положил ей руку на плечо, мол, ты-то, если хочешь... Во взгляде Чоу можно было ясно прочесть: «Чтобы я спала, когда мой Хозяин уже проснулся? Да ни за что!». Гарри мысленно пожал плечами, можно было, конечно приказать ей, но это будет уже вообще ерунда какая-то.
 - Ну если мы оба уже проснулись, то нам есть, что обсудить. Тебе следует знать о кое-каких вещах, о которых не стоит распространяться...
 - Я понимаю, Хозяин, - Чоу поудобнее уселась на кровати и вся обратилась в слух.
 - Ну, начнем с самого тайного, об этом не знает никто, кроме живущих в этих апартаментах. Так вот, Тонкс... – Гарри сделал короткую паузу, - она тоже принадлежит мне.
 - Но, поче... – Чоу остановилась на полуслове, ярко себе представив, какие неприятности могут быть у ее Хозяина и у Тонкс, если об этом узнают...
 - Вижу, ты поняла. А кроме того, я сильно подозреваю, что и Дамблдор и Министр приставили ее ко мне не только как телохранителя, но и чтобы она приглядывала за мною. И мне нравится ирония ситуации, когда на самом деле она приглядывает для меня за ними! – на лице у Чоу появилась понимающая ухмылка. – Теперь следующее, об этом известно директору и еще наверное кое-кому...
 Гарри рассказал ей обо всем, и о Пророчестве, о том, как вся эта каша заварилась, а его родители погибли из-за того, что какой-то Пожиратель оказался не там, где надо... Потом он рассказал и о произошедшем летом, о пленении, и о том, кто именно явился ему на помощь. Над этой загадкой все также бился Дамблдор, а также Нарцисса и Флер, обе сведущие по части мифологии и всего того, что касалось непонятных явлений... Никто пока не понимал, кем же мог быть этот загадочный Добродетель, и почему он помог ему тогда и именно таким образом. Впрочем, может, оно было не так уж и важно, главное – что помог!
 Гарри говорил почти час. Наконец, выдохшись, он откинулся обратно на подушку, просто удивительно, сколько всего нужно было рассказать только об этом, в сущности, достаточно коротком периоде его жизни... Не успел он подумать о том, что надо бы промочить горло, как Чоу уже протягивала ему стакан тыквенного сока.
 - Вот такие дела, Чоу, - продолжил он, залпом выпив, - ты фактически влезла в самое пекло этой войны, связав себя со мной... Впрочем, ты этого, по-моему, и хотела?
 - Именно, Хозяин, я хотела стать фигурой в этой борьбе с Вы-Знаете-Кем, и я ею стала... хотя... я предположить не могла, что все... предопределено... Я не верила, что то, о чем писали после событий в Отделе Тайн столь близко к...
 - Во-первых, никаких «вы-знаете-кто», - перебил ее Гарри. – Мне никогда не нравилась эта манера говорить. Ну а дальше, столь ли оно решающее, это Пророчество? – Гарри сейчас говорил больше сам с собой, но Чоу рискнула вставить.
 - Но... ведь оно сбывается? Вы победили эээ... Темного Лорда тогда, и вы раз за разом сходитесь с ним сейчас. Трудно не признать, что слова «ни один из них не сможет жить спокойно, пока жив второй» очень близки к истине...
 - Это да, но подумай, почему все оно так повернулось с самого начала? Потому, что какая-то сволочь, и я очень хотел бы узнать, какая именно, донесла об этом... Пророчестве Реддлу, и он вбил себе в голову, что оно истинное... Пророчество сбывается только потому, что Волдеморт в него верит! Впрочем... есть ли разница... Не знаю, да и неважно. Чоу, я надеюсь ты понимаешь, что распространяться об этом...
 - Я буду нема, как могила, Хозяин.
 - Ну тогда пора и подыматься, заболтались мы...

 Гарри и компания позавтракали прямо в апартаментах, с таким расчетом, чтобы появиться в Большом Зале лишь за пару минут до того, как ученики начнут расходиться. Между делом сова принесла новый номер «Пророка», и Гарри не без некоторого удивления обнаружил на передовице новую статью о вчерашнем нападении. Значит, Рита не сумела отвоевать себе первую полосу, даже под статью о Мальчике-Который-Все-Выживает-И-Выживает... даже непохоже на нее. В статье об атаке в основном переливали из пустого в порожнее, хоть и добавили пару-тройку интересных деталей и подробностей... но что особенно удивило Гарри, так это манера написания. Прямо этого сказано не было, но читая между строк можно было легко прочесть примерно следующее: «Темный Лорд восстал, и скоро всем, кто не за него, станет очень плохо. И никто и ничто ему не помешает... Вы поняли, что вам остается?». Гарри перевел взгляд на имя автора: Ричард Баш.
 - Вам что-нибудь это имя говорит? – обратился он к дамам. Имя им говорило, этот независимый репортер был достаточно известен своими нападками на Министерство, но в отличии от той же Скитер он никогда не опускался до сплетен... – Тонкс, намекни мракоборцам или директору, что надо бы его проверить... что-то эта статья больно похожа на пропаганду.
 Гарри вернулся к изучению газеты, его собственная история была лишь на второй странице. Ну тут все было как и ожидалось, Рита постаралась и вновь выставила его в самом выгодном свете, попутно накатив несколько огромных бочек на мистера Чанга, мол, вот до чего могут некоторые родители довести своих детей... Ну и так далее и тому подобное... теперь оставалось лишь увидеть, как на это отреагируют.

 Как выяснилось – никак они не отреагировали, все внимание было приковано к передовице, а когда читатели дошли до второй страницы, все эмоции уже были растрачены, а потому к очередному увеличению собственности своего товарища большинство отнеслось как к данности, по крайней мере сейчас... Правда, Гарри поймал на себе довольно красноречивый взгляд Гермионы, но сказать она ничего не успела, ибо было пора шагать на урок Зелий...
 Вот взгляд Снейпа говорил многое... Причем не только то, чего ждал Гарри. Помимо идей на уровне «чертов Поттер, ну не может он не выпендриваться, придурок!», там проглядывалось и что-то совсем иное... Гарри не мог сказать, что именно, все-таки прочесть физиономию Снейпа – проще, наверное, расшифровать древние иероглифы. Но что-то там было, что-то... почти уважительное?.. Как бы то ни было, ничего Снейп не сказал, а просто написал очередной рецепт на доске и принялся расхаживать по классу. Поскольку зелье это следовало готовить вдвоем, Гарри, понятное дело, оказался в паре с Чоу. Дела у них пошли на славу, ибо Чоу прекрасно знала, что и когда делать, работали они очень согласовано. А потому они закончили раньше Гермионы с Эрни, которые долго не могли решить, кто же командует. Сдавая плод трудов своих преподавателю, Гарри не сомневался, что Снейпу придется очень постараться, чтобы найти, к чему придраться... не сомневался он и в том, что уж Снейп-то найдет...
 В общем, учебный день шел как обычно, что было скорее неожиданно. И даже за обедом, когда Чоу села за стол Гриффиндора, ничего такого не последовало. Гермиона сидела с другого края стола, что примечательно, почти на одинаковом расстоянии и от Гарри и от Рона, и о чем-то напряженно размышляла.
 После обеда была сперва Травология, а потом ЗОТИ, где Беллатриса вновь взялась за них с большим пылом. В этот раз отрабатывали разные защитные заклятия, а потом, чтобы удостовериться, что ученики хорошо поняли программу, она принялась метать в них разные простенькие чары... Этот тест наглядно показал, что далеко не все ученики были в должной мере сосредоточены вовремя урока. Не справившимся вкатили дополнительные задания без всякой жалости.
 Гарри и Чоу задержались, в то время как все остальные, даже Гермиона, вылетели из класса как ошпаренные, едва прозвенел звонок. Белла явно оценивающе разглядывала юную китаянку.
 - Итак, Чоу, как ты уже несомненно поняла, многие в этом мире желают мне смерти...
 - И мы должны быть способны защитить вас, Хозяин. И для этого мне следует усиленно готовиться, например, под руководством моих старших сестер... – чуть улыбнулась Чоу.
 - Вижу, ты все поняла, - кивнул в ответ Гарри. Он уже приметил, что его дамы часто звали друг друга сестрами, вне зависимости от родственных связей, и даже при их отсутствии... – в таком случае оставляю вас обсудить это... Не надо! – остановил он их, видя, что они собираются проводить его. – Я вполне могу и сам дойти, к тому же, Гермиона наверняка уже поджидает за углом, лучше я с ней один поговорю...

 Гермиона поджидала прямо за дверью. Гарри молча кивнул головой в сторону пустого класса неподалеку. Он запер за собою дверь и наложил пару-тройку запирающих и заглушающих заклятий...
 - Что, собираешься и меня заколдовать? Принимаешь меры, чтобы не было слышно? – вымучено улыбнулась Гермиона.
 - Конечно! – бодро ответил Гарри. – Сперва оглушу, потом свяжу, пробужу и за дело...
 Судя по выражению лица Гермиона была почти готова принять шутку всерьез... Потом она дернула плечами и села на одну из парт, Гарри пристроился на другой...
 - До какой степени все сказанное в статье – правда? – спросила она помолчав с минуту.
 - Самое смешное, что все – правда! – бросил Гарри в ответ. – Нет, наша Рита, понятное дело, подлила масла в огонь, но, на мой взгляд, совершенно заслужено! Нет, вот ты можешь себе представить, чтобы у тебя больше года была депрессия, чтобы ты попыталась покончить с собой и... что твои родители то ли в упор все это не замечают, то ли им было глубоко начхать?! – Гарри вскочил и принялся расхаживать по классу. – Черт, я даже от Дурслей такого себе представить, наверное, не смогу!
 - Гарри... ну, может, она все это скрывала... не хотела говорить... я бы сама, наверное, молчала...
 - Герми! – Гарри не заметил, как перешел на прозвище, которым и не пользовался раньше. - Ты не забывай, что теперь я знаю, что знает она... не все, конечно... но в тот миг, когда это случилось... она была даже не как открытая книга... а как этакий рекламный плакат, сияющий в ночи и переливающийся всеми цветами радуги... ее и тогда занимало, как собственные родители могли это проглядеть. Потому, поверь мне, человек с глазами и хоть сколько-нибудь заинтересованный не мог бы не заметить...
 - Ну хорошо... – Гермиона поспешила согласиться, пока ее друг не завелся пуще прежнего. – Но...
 - Да?
 - Я... да, ей нужна была помощь, но...
 - Уверен ли я, что именно такая помощь была наилучшей? – закончил за нее Гарри. – Нет, не уверен. Я сам задавал себе этот вопрос... пока не поговорил с ней сам... вот что я скажу, не знаю, что еще можно было сделать, но я в ее глазах видел одно – откажусь, один Мерлин ведает, что она учудит... она была почти как загнанный зверь, и перед ним один путь к спасению, и захлопни я его у нее перед глазами... – Гарри умолк и отвернулся. Потом продолжил уже совсем иным тоном. Уже скорее самому себе, чем собеседнице. – Ну а потом... Черт подери, мне же рано или поздно встречаться с этим красноглазым подонком... и... надо же готовиться... это делает меня сильнее... – Гарри совсем забылся, и словно бы убеждал сам себя в слух.
 - Гарри, ну что ты говоришь? – со слезами в голосе воскликнула Гермиона. – Почему именно тебе? Да, за последние годы тебе не раз приходилось с ним встречаться, но ведь теперь все иначе! Все знают, что он вернулся! Ты можешь жить и оставаться таким, каким ты был! Ведь не тебе бороться с Темным Лордом! Это дело Министерства, Ордена Феникса, профессора Дамблдора наконец!..
 - Гермиона, ты притворяешься? Или ты действительно не понимаешь то, что уже давно всем ясно?! В том числе и тем, кто ничего не знает из того, что с нами случилось? Думаешь, в той записи, которую так хотели получить Пожиратели был кулинарный рецепт? Или адрес любимого ресторана Темного Лорда, прачечной Министра? – Гарри понесло. – Это решится между ним и мною, Гермиона, и действовать придется мне, не Дамблдору, не мракоборцам, не Министру... МНЕ. И уже неважно, правда ли это чертово Пророчество, есть ли в этих дурацких строках какая-то особая сила, неважно даже то, верю ли я сам! Важно, что в это верят они! – Гарри взмахнул руками, очевидно имея ввиду Магический мир в целом. – А что еще важнее, в него верит он! А потому деваться мне некуда! Рано или поздно, но он найдет меня! Не знаю, о чем думал Дамблдор, когда хотел дать мне «нормальное детство», но больше я себе это позволить не могу!
 Гермиона попятилась перед таким напором. Гарри смолк сверля ее горящим взглядом, в эту короткую тираду он вложил все, что накипело на душе. И выложил на свою, в общем-то ни в чем не виноватую, подругу... В конце концов, даже те, которым «уже давно ясно»... не поняли они ничего, и понимать не пытались, просто им приятнее думать, что есть тот, кто займется всем этим, а их это как бы и не касается...
 - Извини, - прошептала Гермиона и вылетела за дверь. Не прошло и минуты, как почувствовавшие, что с ним неладно Чоу и Белла оказались рядом.
 - Хозяин?.. – неуверенно спросила китаянка.
 - А... все нормально, - до Гарри медленно доходило, что он сказал гораздо больше, чем следовало...

 Реакция на тот факт, что Чоу теперь носит на школьной форме Льва пришла лишь на следующий день. И реакция была совсем не такой, которую ждал Гарри. Когтерванцы в большинстве своем поняли, и словно бы даже вздохнули с облегчением... похоже у них, в отличии от многих глаза были все-таки на месте... Один семикурсник, с которым Гарри до этого, кажется, даже ни разу не разговаривал, отозвал его в сторонку и просто высказал свое одобрение, мол, надо же было что-то делать...
 У большинства остальных реакция была примерно следующей: «ну Поттер разошелся!». Слизеринцы в основном злились, тихо или громко, хотя кое-кто завистливо посмеивался... В Гриффиндоре многим тоже было откровенно завидно, Рон вечером долго сверлил его взглядом, потом махнул рукой и занялся уроками. Гермиона сидела тихо и избегала на него смотреть...
 Колин вновь очень его удивил, за очередной партией в шахматы он почти открытым текстом сказал, что в общем то его судьба Чоу не очень волнует, она давно ему не по душе. Но вот Гарри стоит быть осторожнее, сейчас действия Волдеморта привлекли к себе все внимание, но если продолжит в том же ритме, то... В общем, Гарри был с ним согласен, все это вообще выглядело фарсом... пять лет он жил в Магическом мире, и ничего такого не случалось, а вот стоило этому заклятию к нему попасть, так теперь только что очереди не выстраиваются...
 А в среду в школу заявился мистер Лу Чанг, собственной персоной...

 В последствии до Гарри доходили слухи, что о судьбе своей дочери чета Чанг узнала от знакомого, работающего в Министерстве. Так-то они элементарным образом прозевали сообщение в Пророке, зачем таким почтенным людям обращать внимание на всякую чепуху...
 Мистер Лу вломился в кабинет директора так, что даже Люциус Малфой на втором курсе бы позавидовал. И в категоричной форме потребовал встретиться с дочерью, использовал он правда несколько иные эпитеты...
 Гарри заранее решил, что ни о какой встречи тет-а-тет и речи быть не может. Он будет присутствовать, а с ним еще Цисси. И Дамблдор тоже, поскольку говорить будут в его кабинете.
 Когда они вошли, мистер Чанг уделил им внимания ровно столько же, сколько стене у них за спинами.
 - Как ты посмела? – тут же налетел он на дочь, нимало не смущаясь всех присутствующих. – Ты хоть понимаешь, в какое положение ты меня поставила?! Ты... – он размахнулся, чтобы ударить Чоу, но его руку перехватил Гарри еще до того, как Дамблдор навел палочку. – Ты кто такой?
 - Я герцог Гарри Джеймс Поттер! – стеклянным, заранее отрепетированным голосом ответил ему Гарри. – Вот ты кто такой, хамло, чтобы лапать мою собственность?! – Гарри решительно ничем не рисковал, ибо мистер Чанг не мог похвастаться родословной, всех титулов семья лишилась, когда бежала из Китая полтора поколения назад.
 - А... – спесь стекла с лица пожилого китайца как вода. – Несносная девчонка... Видите ли, господин герцог, вот эта... – лицо Лу исказила гримаса. – Она моя дочь, и через три месяца ее ожидает венчание... Я уже получил предварительную оплату, а потому...
 - Оплату? – изобразил недоумение Гарри.
 - Конечно, согласно давнему закону о венчании, она очень ценилась, за нее предложили сто тысяч галеонов, - новый пронзающий взгляд на Чоу. – Господин герцог, я конечно понимаю, но что эта... не сообщила вам обо этом, прежде чем отдалась вам, но теперь вы нарушили Устои Крови, и я вынужден требовать компенсацию...
 Гарри не мог поверить своим ушам, все начиная Беллой и заканчивая Флер говорили ему, что будет так, но он не мог поверить. Этому... человеком называть его не хотелось, действительно было совершенно наплевать на то, что его дочь стала рабыней. Ну стала и стала, мол, что с того! Какая ему, в конце концов, разница... Его беспокоили финансовые вопросы и все касающееся этикета... ситуация для Чанга и впрямь складывалась щекотливая. Ему предстояло не только возвращать аванс, но еще наверняка с него сотрясут и «за моральный ущерб». И все это могло вылететь в очень и очень крупную сумму, а если он хочет «сохранить лицо» и оставаться уважаемым членом своего общества, эту сумму следует чуть ли не удвоить...
 И, черт возьми, прояви этот тип хоть сколько-нибудь человеческих чувств, Гарри бы пошел ему навстречу, но теперь черта лысого этот хмырь от него чего получит! Гарри даже не стал ничего говорить, он поступил проще.
 ХЛОП! – Лу Чанг отшатнулся, получив крепкую пощечину. Гарри бил не сдерживаясь, но все же не кулаком.
 - Заткнись, урод! – вот тут Гарри был вполне искренен. – Ты сам довел дело до такого, сам и разбирайся!
 - Что?! – китаец поднял руку к пострадавшей челюсти, а ошарашенный взгляд на Гарри.
 - Уж если ты, старый хрен, ничего не предпринял, чтобы помочь своей дочери, и ей пришлось искать выход самой, так сам и разгребай все это!
 На лице Лу на мгновение проступило искреннее недоумение, по поводу, о чем это парень говорит. Почему он должен был что либо делать для этой... сучки? Пусть радуется, что он вообще не придушил ее еще во младенчестве! Ему нужен был сын! Но, почему-то не сложилось, и больше детей не было... Пока, но еще не все потеряно. А с этой соплячкой... тогда он не стал ее топить по тихому, хоть мог бы... дурак, решил, что сможет выгодно продать, и долго она оправдывала его надежды... и еще с этим Диггори познакомилась, хороший был расклад, очень хороший... так поди же ты! Диггори кончился, а она дурить начала, и вот чем кончила! Дрянь! Эх надо было утопить ее!
 - Ты... ты... – большего он сказать не успел, ибо Гарри залепил ему еще одну оплеуху, даже поувесистее. – Как ты... – третью оплеуху он парировал. – Щенок!
 - Безродный мошенник! – парировал Гарри. Вот теперь все мосты были сожжены, у Лу осталось лишь два пути: или вызвать его немедленно на дуэль, или уйти с позором. До этого – совершенно теоретически – ситуация могла как-то разрулиться, но не теперь...
 - Ты... – опять начал Лу, судорожно соображая... его откровенно провоцировали. А дуэли никогда не были его сильной стороной...
 Гарри ожидающе глядел на китайца, тот вдруг как то сразу совладал с собой и на его лице ничего не проступало... «Ну, давай, давай, покажи что ты мужчина! Ударь меня ты, узкоглазый! Я тебе за это потом, может даже...» Додумать Гарри не успел, ибо тут Лу, похоже принял решение и... вылетел из кабинета...
 - Слизняк! – презрительно бросила Нарцисса, когда дверь кабинета закрылась.
 - Ааа? – Дамблдор, которого не поставили в известность по поводу манеры будущей беседы, прочистил горло, а заодно и мысли, после чего заговорил. – Гарри, не мог бы ты объяснить...
 - Профессор, скажите мне, пожалуйста, что он один такой урод в этом мире... – Гарри не обратил внимания на вопрос...
 - Эээ... – директор в общем-то не привык, чтобы его вопросы так нагло игнорировались... – Видишь ли Гарри, мистер Чанг представитель особого поколения... оно было у власти в Китае в пятидесятых годов, потом они оттуда бежали когда... ну это не важно... и для этих людей дочери... это почти позор.
 - Вот же гадство! – Гарри в сердцах сплюнул на пол и тут же устыдился... – Ой! Простите профессор...
 - А что вообще произошло? Я как-то отвлекся на секунду... – как ни в чем не бывало откликнулся директор, Чоу в это время взмахом палочки убрала все следы. – Так Гарри, скажи мне, ведь этот разговор был явно подготовлен заранее?
 - Да, - признался Гарри, уже успев успокоиться. – Я подбивал его вызвать меня на дуэль, чтобы я мог со спокойной душой его разделать под орех... Не надо так на меня смотреть, профессор, я аристократ и за себя постоять уже вполне способен... Ну, и одолев его в дуэли, я бы мог считать, что дело в шляпе... потерпев поражение, он бы уже не посмел рыпаться... Но... трус, а как изображал гордого...
 - Да, Гарри... но позволю тебе напомнить, что мистер Чанг является членом Попечительского Совета. Дослушай меня! – не дал он вставить слово Гарри. – А Попечительский Совет, если помнишь, четыре года назад снял меня с поста директора...
 - Знаю... но что он мне в конце концов сделать сможет? Запугать или перекупить всех, как Малфою ему вряд ли удасться...
 - Купить? – переспросил директор, приподнимаясь в кресле.
 - О... Цисси знает о тех временах побольше вашего, профессор Дамблдор, - презрительно бросил в ответ Гарри.
 - Кошелек моего бывшего мужа сыграл тогда самую решающую роль! – вступила Нарцисса. - А потом все эти продажные шкуры в один голос все валили на его волшебную палочку.
 - Кхм... – брови Дамблдора гневно сдвинулись... – Посмотрим... – чуть слышно прошептал он, непонятно к кому обращаясь... – Что же, Гарри, тогда я просто прошу тебя быть осмотрительнее и осторожнее. Ты, несомненно, получил сейчас немалое удовольствие... но поверь человеку, который немало повидал на своем веку. Наживать себе врагов легко, но потом об этом очень часто жалеешь...
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава восемнадцатая.

 Темный застенок, лишь тоненький лучик света просачивается между дверью и полом. Грузное, а вернее сказать, просто толстое тело висело на стене. Правая рука выглядела совершенно неестественно, пальцы были выгнуты под странным углом, а ладонь пробита насквозь. Запястья, закованные в железные скобы, распухли и кровоточили. Точно так же распухли плечи, и вокруг них начала проявляться болезненная синева... Многочисленные ссадины по всему телу, а на обширном, отвисшем вниз чуть не до паха брюхе красовался большой ожог. В помещении должно было попахивать паленым, но почти оглушающая вонь пота и человеческих испражнений перебивала все прочие запахи.
 Стальная дверь со скрипом отворилась, в камеру ворвался оранжевый свет пары волшебных светильников. Но этот свет почти сразу заслонила чья-то фигура. Пленник чуть приподнял голову, устремив свои налитые кровью глаза на пришельца.
 - Что же, такой внешний вид тебе лучше подходит, животное... – голос можно было бы даже посчитать спокойным, но всякий, кто хоть немного знал его обладателя, сразу же почувствовал бы, что того буквально душит ярость. Рядом с говорившим возникла еще одна фигура, взмахнула руками, и на пленника полился поток какой-то жидкости. Резкий запах почти полностью заглушил вонь... запах был вроде знакомый. – Знаешь, многие магглы верят, что те, кто совершил подобное тебе, в загробной жизни горят в огне целую вечность. Если это так, то считай это задатком... а если нет, значит придется довольствоваться меньшим... – в руке говорившего возник крошечный огонек, и в тут скованный вдруг вспомнил, где ему встречался этот запах. Та странная конструкция, куда эти магглы регулярно приводили свои «автомобили», называли ее «заправка»... – Гори в аду, ублюдок! – говоривший метнул огонек и захлопнул дверь.

 (сутками раньше)

 В Школе Хогвартс все готовились к походу в Хогсмид. Учителя и Министерство долго спорили, решали, судили да рядили, но в конце концов разрешили прогулку и организовали соответствующие меры для охраны.
 Сама деревенька немало изменилась с прошлого года. Заметно меньше стало людей на улицах. Наметанным глазом Гарри выхватывал то там, то тут замаскированных мракоборцев, наблюдавших за обстановкой. Особенное сочувствие вызвал у него бедолага, притулившийся рядом с мусорными баками на заднем дворе «Трех Метел»: то ли просто неподфартило, то ли его не ценило начальство.
 - Я насчитал человек двадцать пять мракоборцев, - доверительно сообщил он Гермионе и Нивеллу, которые присоединились ему за столиком пабе.
 - Да? – приподнял брови Нивелл, - я заметил одиннадцать, особенно выделялся тот, который засел на крыше Зонко. Мне сперва подумалось, что это какая-то акция магазина...
 - Угу... – с многозначительным видом кивнула Гермиона. Она, вообще говоря, никого не приметила, просто потому что не искала, и предпочла сменить тему. – Вы вообще что собираетесь делать?
 - Мама с папой должны появиться через полчасика, - отвернувшись тихо ответил гриффиндорец. – Потом они придумают, как нам провести время... – все деликатно помолчали. – Ну а ты, Гарри?
 - Я? Честно говоря, не знаю... Наверное, смотаюсь куда-нибудь отсюда... А то в Замке ко мне и остальным уже попривыкли, а тут пялятся как в первый день... вон, – Гарри чуть заметно кивнул на мадам Розмерту, которая и впрямь его разглядывала. Еще одной причиной было теперь желание избежать встречи с четой Долгопупс, которая неизвестно во что могла вылиться. Нивелл кинул взгляд на барменшу, потом несколько секунд глядел на товарища, очевидно, он все хорошо понял.
 - Но Гарри! Ученики не имеют право покидать прилегающие к Школе территории не во время каникул!
 - Гермиона... позволь мне уж самому решать, что делать, я теперь совершеннолетний. А кроме того, - Гарри ухмыльнулся, - я буду в сопровождении учителей. – Гермиона скорчила гримасу, а Нивелл немедленно уставился себе под ноги, как делал всегда, стоило беседе хотя бы косвенно коснуться Беллатрисы.
 Они посидели еще минут пятнадцать, потом в бар заглянула Чоу, Гарри извинился перед своими друзьями и направился к выходу. Рон и Джинни сидевшие за другим столиком в компании с Дином и Джастином проводили его взглядами. Строго говоря, он был не совсем откровенен с друзьями, он уже выбрал место, где собирался провести день. Поскольку его предыдущая попытка мирно погулять по городу Франции окончилась отнюдь не мирно, он решил попытаться еще раз. И у него была на примете одна достопримечательность, которая поразила его воображение, когда ему было девять лет, и Дурсли, не иначе как по рассеянности, допустили его до телевизора... Величественный монастырь на острове Мон-Сэн-Мишель, кажущееся фантастическим сооружение и совершенно чуждое магии. Там Гарри мог надеяться провести день спокойно и интересно.
 Отправились они туда все шестеро, благо Чоу получила разрешение на аппарацию пару недель назад, успешно пересдав тест. Сперва Гарри думал оставить Тонкс в Школе, чтобы с нее потом не могли спросить, почему она его не остановила... не предупредила никого о его намерении «погулять»... не доложила о месте назначения, наконец. Но потом все сошлись во мнении, что это мелочи, от которых нетрудно отговориться, а вот факт, что она, личный телохранитель Гарри Поттера, оставила его одного, мог вызвать проблемы.

 Окруженный крепостными стенами монастырь на острове, фактически, скале посреди моря поражал воображение. Средневековый городок, где основная улица закручивалась как по спирали, поднимаясь все выше и выше, переулочки и закоулочки, арки... и, конечно же, сувенирные магазинчики. Они обошли все, купили множество интересных мелочей, забрались на самый верх монастыря, куда в принципе не пускают туристов...
 Гарри выслушал всю интереснейшую историю этого места, прочел все брошюры... На осмотр ушло около пяти часов, и он даже не заметил, как пролетело время. Но в конце концов все, что было возможно, они осмотрели... И Гарри наконец ощутил красноречивое бурчание в животе, тот несомненно уже некоторое время намекал своему обладателю, что пора подкрепиться, но услышали его лишь сейчас.
 Минут через десять они выбрали уютный ресторанчик километрах в двадцати от исторического монумента. Ресторан располагался на первом этаже отела, улыбчивая дама, вероятно, владелица заведения, радушно приняла посетителей, явившихся в необычное время. Они заняли дольно большой круглый стол в уголке, Гарри сел у стены, и вскоре вся компания уплетала роскошные куски бургундской говядины, запивая отличным сидром. У Гарри в этот день не лежала душа к вину, и дамы, понятное дело, последовали примеру.
 Они посидели так часа полтора, прихлебывая сидр и переговариваясь о том о сем. Хозяйка время от времени заглядывала к ним, интересовалась, не требуется ли им чего... Ну а взгляды, которые она бросала на их компанию, ясно выдавали ее любопытство, достаточно оправданное, стоит заметить... Время приближалось к шести часам, и начали подтягиваться остальные сотрудники ресторана и отеля, пара горничных, несколько поваров и официантов...
 Гарри так не сумел полностью восстановить в памяти то, что произошло потом. Входная дверь открылась и через порог переступила туша... Первой мыслью было, что появился первый вечерний посетитель, потом внимание Гарри привлек внешний вид гостя. Более отталкивающей внешности он еще не видывал. Диспропорциональное лицо, как-то все перекошенное с неправильным прикусом. И как-то совершенно не к месту на этой физиономии, далеко обходящей своей дегенеративностью хари Кребба с Гойлом, острый и ясный взгляд синих глаз... Плюс общий, крайне высокомерный вид. Прибывший взглянул на них... и уже потому, как расширились его глаза, Гарри понял, что что-то не так.
 Но все-таки он не был готов к тому, чтобы гость стремительно выхватил откуда-то волшебную палочку... Ни сестры, ни Тонкс с Чоу не успели среагировать... но Флер опередила всех. C нечеловеческой прытью она в какие-то доли секунды вскочила со своего места, преодолела метров семь, что отделяло их от новоприбывшего, и с силой отвела палочку в сторону... Темно-сиреневый луч ушел в потолок...
 - Выродок... – яростно прошипела она тому прямо в лицо.
 - Сучка! – не остался тот в долгу, а потом, словно спохватившись, заорал во весь голос. – Убейте их!
 Гарри по прежнему не мог понять, что же происходит. Случившееся повергло его в шок, вот только что они мирно сидели, а теперь... что-то блеснуло справа, и Гарри рефлекторно пригнулся... В стене, где только что была его голова застрял здоровенный разделочный нож... Все еще ничего не соображая, Гарри чуть приподнялся...
 Тонкс тянулась рукой к нему, вернее, туда, где он только что сидел, очевидно, желая толкнуть на пол. Белла и Цисси приподымались со своих стульев, одновременно высвобождая палочки из рукавов... Чоу, еще не успевшая среагировать, оставалась сидеть с чуть приоткрытым ртом. Флер и незнакомец застыли, девушка намертво вцепилась тому в правую руку... А из распахнутой двери, что вела на кухню, выскакивали с ножами... повара, которым они недавно приветливо кивали.
 Все это Гарри охватил в какую-то долю секунды, а потом мир вновь закружился вокруг него с нормальной скоростью. Пришелец, умело использовав свои габариты, сбил Флер с ног, но та, уже лежа, двинула ему каблуком в колено. Теперь уже все вскочили из-за стола, и обслуживающий персонал набросился на них с ножами и дубьем. К поварам присоединились официанты, горничные и даже та милая и почтенная дама, что принимала их.
 Гарри рванулся в сторону, спасаясь от пустой бутылки в руках той, кто его обслуживала несколько минут назад. Белла лишилась палочки, когда один из кулинаров полоснул ее ножом. Нарцисса успела оглушить одного из нападавших, но теперь каталась по полу в компании кем-то явно намеревавшимся ее задушить. А вот Чоу справлялась лучше других. Ударом промеж ног она усадила на пол одного атакующего, парализовала второго и сейчас пыталась оторваться от горничной, чтобы выиграть ту секунду, что требовалась для использования заклятия.
 Гарри перехватил руку с ножом и обезвредил почтенную даму невербальным Cногсшибателем. Следующим на очереди был противник Беллатрисы, та немедленно отвесила мощнейший пинок тому, кто набросился на ее сестру, но уже через секунду ее и саму сбили с ног.
 Тем временем на упавшую Флер набросились сразу четверо... Ответом им был яростный и нечеловеческий визг-клич, и они разлетелись в стороны как пушинки, а крылатая фурия опять атаковала неизвестного волшебника, который как раз нацеливался на остальных борющихся...
 Что-то с силой ударило Гарри по затылку, его бросило на пол, но сознания он не потерял, ибо удар пришелся вскользь. Перекатившись по полу, он наугад выстрелил связывающим заклятием, и веревки обвили с головы до ног шеф-повара, вновь замахнувшегося сковородой. Что-то блеснуло, Гарри инстинктивно применил чары «Помех», и поварской нож завис в паре сантиметров над ним. Метнувший его мужик просвистел в воздухе секундой спустя, получив «Импедиментой» от Тонкс, которую Гарри упустил из виду...
 Гарри вновь вскочил, угостил ступефаем еще кого-то из персонала и отпрянул в угол... Тонкс лежала в куче битого фарфора, похоже, об ее голову было разбито что-то крупное. Белла и Цисси не могли пустить в ход палочки и отчаянно брыкались, но их противники физически явно были намного сильнее. Еще парочка пыталась навалиться на Чоу, но та, хоть и лишилась палочки, пока вполне успешно их избегала... А на другом конце ресторана четыре мужика пытались зарезать, оглушить, скрутить разъяренное когтистое чудище – Флер... Лица у них были окровавлены, руки порезаны, у одного рана тянулась через всю грудь, но они продолжали драку с каким-то иступленным фанатизмом. А дегенеративный здоровяк, с которого все началось, что-то делал под столами... искал что-то... Тут сбоку на Гарри набросилась последняя горничная.
 Экспеллиармусом он выбил у нее из рук штопор, но это ее не угомонило, и через секунду они покатились по полу. Гарри сумел провести пару сильных ударов в солнечное сплетение, потом ударил лбом... и ничего, ту это никак не остановило...

 А потом все вдруг закончилось. Его противница отпустила его, обмякла, немного отупевшему Гарри потребовалось несколько секунд на то, чтобы отбросить ее. Над ним застыла растрепанная, тяжело дышащая Чоу с кровоточащей губой и разодранной щекой.
 - Хозяин, вы целы?
 - Даа... – Гарри с трудом выдохнул.
 Неподалеку Нарцисса, вся залитая кровью выбиралась из-под придавившего ее противника. Беллатриса, которую и узнать то было непросто, как раз поднялась на четвереньки. Короткий обмен взглядами, и она почти ползком двинулась к неподвижной Тонкс, но Чоу ее опередила.
 Флер, к которой вернулся человеческий облик, пыталась встать, но это у нее плохо получалось. Из пяти ее противников, трое уже явно были мертвы, один лишился изрядной части лица, другого она разорвала чуть ли не напополам, третий вообще больше походил на головешку. У четвертого маггла обе руки были вывернуты не в ту сторону, а из переломленой ноги и вовсе торчал кусок кости. Его спасло пламя Флер, что прижгло рану. Главный же виновник торжества выглядел получше, не считая сломанных пальцев и волшебной палочки, которая буквально пробила ему ладонь. Он был в отключке, но дышал... все прочие нападавшие были в основном оглушены, связаны или парализованы.
 Гарри поднялся на ноги, они с Чоу были наименее пострадавшими...
 Первым делом он крепко связал мага, который для него по-прежнему оставался неизвестным, хотя смутная догадка, основанная прежде всего на поведении Флер, билась у него в мозгу. Но сейчас было не время для того, чтобы уточнять это. Прежде всего, нужно было помочь пострадавшим, прежде всего Тонкс. Магглы, наверное, тоже нуждаются в помощи, но, право слово, о них он подумает в последнюю очередь.
 Минут десять спустя все уже были на ногах; у Тонкс было сильное сотрясение мозга, потому ее немного мотало, и, очнувшись, она предпочла тихо сесть на первый попавшийся стул. Остальные отделались многочисленными ушибами, ссадинами и порезами; у Чоу был сильно задет бок, она почти увернулась от колющего удара ножом... это ей, впрочем, не мешало держаться на ногах.
 Они как раз успели перевязать все раны и увечья и задуматься над тем, что делать дальше, как события вновь пошли вскачь. Гарри как раз открыл рот, чтобы наконец задать Флер давно заготовленный вопрос, но тут во дворе послышался шум мотора. То ли возвращался кто-то из постояльцев, то ли кто-то вздумал поужинать...
 - Так... Портус! – Гарри мгновенно принял решение, хоть и не факт, что самое верное. – Давайте все сюда! И прихватите этого борова!
 Когда три минуты спустя Франсоа Немаршап открыл дверь придорожного ресторана, его глазам предстал разгромленный, залитый кровью зал и десятка полтора недвижных тел...

 Эльфы-домовики Замка Делякур пришли в форменный ужас при виде того, в каком состоянии к ним прибыли Гарри и компания. Успокоить их удалось не сразу, но едва придя в себя труженики споро взялись за дело. Тонкс уложили, из каких-то запасов выплыла целая батарея всевозможных снадобий и лекарств. Флер, демонстрируя, что она недаром училась медицине, взялась за дело. А пленника спровадили в подземный каземат, как оказалось, в замке такой имелся, правда им не пользовались уже лет сто.
 Еще минут через двадцать все раны были убраны, а Тонкс напоили сонным зельем и оставили отлеживаться. По прежнему не разговаривая все расселись в гостиной, и только тогда Гарри задал давно заготовленный вопрос.
 - Кто это был?
 - Это виконт де Вальпон, Хозяин... я сразу его узнала.
 - Так я и подумал... а кто все эти люди?
 - Я думаю, он наложил заклятие Империус на весь персонал отеля, Хозяин, - ответила Беллатриса. – Вы заметили, как они нас атаковали? Совершенно бесстрашно, не обращая внимания на боль... очень похоже на жертв мощного «Империо», тем более что магглы в среднем гораздо хуже противостоят ему.
 - Да... и вероятнее всего он там жил тихо, скрываясь от мракоборцев, и был изумлен больше всех, когда увидел нас... особенно тебя Флер, - подвел итог Гарри, и добавил уже про себя. – Ну почему мне всегда так везет?!
 Виконта заковали в кандалы, подвесили к стене и обыскали. Среди вещей обнаружился, в частности, туристический гид по Арлю и счет за маггловскую гостиницу в этом же городе. Ну а кроме того, у него обнаружился солидный запас наличных денег, и магических, и нет; очевидно, острая нужда заставила гордого аристократа опуститься до ведения каких-то дел с «магловским отродьем». А так же ключ изысканной работы, вероятно, от сейфа в Гринготсе, и еще кошелек с прямым доступом к сейфу. Совсем как у самого Гарри. Кошелек не раскрылся...
 - Вот что... – задумчиво произнес Гарри, рассматривая добычу. – Этого мы отдадим в Министерство завтра... А пока заглянем-ка в Арль, посмотрим, что он там делал, - адреналин оставшийся после схватки настойчиво просился в дело. – Флер, Белла вы останетесь здесь. Присмотрите за гостем, может он что-нибудь расскажет. Но учтите, - тут его на лице появилось какое-то странное выражение, - по возвращении я хочу, чтобы он был годен к передаче мракоборцам, потому никаких убийств и кошмарных увечий. – Он сделал особый упор на слове «кошмарных». – Понятно?
 - Да, Хозяин, - тихо и как-то уныло ответила Флер.
 - Конечно, Хозяин, - с энтузиазмом ответила Беллатриса.
 Гарри отбыл в сопровождении Цисси и Чоу, и те остались вдвоем перед дверью в камеру.

 - Ну, что мы с ним сделаем? – повернулась Беллатриса к номинальной хозяйке дома.
 - О чем ты?
 - Не говори, что ты оставишь эту тварь висеть вот так!
 - Но... но ведь Хозяин запретил...
 - Глупышка, - ласковым, совершенно не соответствующим теме разговора голосом, ответила Белла. – Ты что, не поняла? Хозяин же сказал: «никаких убийств и кошмарных увечий», а значит, мы с ним можем делать все, что угодно, только чтобы потом можно было убрать следы!
 - То есть... он для отчета...
 - Ну да! Потом, если какой-то бюрократ прицепится, Хозяин может спокойно заявить, что он не давал нам прямого приказа... Ну? – на лице Беллатрисы проступила хищная улыбка, и она на мгновение стала пугающе похожа на свое изображение в списке сбежавших Пожирателей Смерти...
 - О да... – прекрасное лицо Флер исказила злобная радость. Лица обеих красоток обещали много крови и страданий виконту...
 Пленник даже не поднял головы, когда дверь в его камеру открылась. Беллатриса вошла первой, но потом демонстративно посторонилась, мол «ты первая, моя дорогая». Флер маленькими шажками, осторожно, как к котлу с неизвестным кипящим зельем, приблизилась к своему бывшему мучителю. Виконт наконец приподнял свой взгляд, на его лице застыло выражение муки. Но даже на этом, искаженном страданием, лице проглядывались следы былого высокомерия... Их глаза на секунду встретились, этот единственный взгляд, не продлившийся и десятой доли секунды, пронзил Флер насквозь. Прорвался в глубину подсознания и снял, с кровью сорвал спасительную корку наросшую на былой ране, которая позволяла Флер почти забыть... И это было как прорыв, все случившееся, все те подробности, которые бы она предпочла забыть, и которые почти и забыла, став собственностью Хозяина... Это, скрывшееся где-то в подсознании, буквально сорвало ее с места еще там, в ресторане... но сейчас это было куда более явно. Последние три шага Флер буквально пролетела...
 - Ублюдок... – прошипела она, даже не замечая, что ее губы движутся.
 Ее левая рука запустила пальцы глубоко внутрь раны, проникла под кожу ладони, вновь вызывая остановленное ранее кровотечение... как когда он... Юная девушка, которая всего несколько месяцев назад вообще говоря побаивалась вида крови, с восторгом смотрела как по ее руке заструилась красная жидкость...
 - Хорошо, да? – мечтательно проговорила она, глядя в глаза аристократа, стремительно вылезающие из орбит. Ее правая рука скользнула ему под то, что осталось от его одежды... – Вспоминаешь?! – тон ее голоса менялся непредсказуемо даже для ее самой, и теперь она почти рычала. Ее пальцы нашли то, что следовало называть мужским достоинством, и сдавили как тисками.
 - Оооооо! – изо рта де Вальпона вырвался рев раненого гипопотама, несмотря на заранее наложенное заклятие немоты.
 - Силенцио! – подоспела Беллатриса, оборвав вопль. – Нет уж, дорогуша, теперь потерпи! – голосок ее был самим воплощением нежности, только вот пленник вдруг задергался куда активнее. – Да... – она критически оглядела свою добычу. – Сперва я думала вырвать твои причиндалы и забить тебе в глотку... но от этого и суслик не задохнется. Ладно… Енергиус! – ткнула она палочкой в мошонку. В этот раз изо рта «подопечного» не вылетело ни звука...
 Общение продлилось часа два, Беллатриса знала толк в пытках, а Флер схватывала буквально лету. Они пропустили электрические разряды через нервные окончания на локтях, шее, ступнях... но особое внимание уделяли именно промежности. Повинуясь специфическим заклятиям цепи, удерживающие пленника, то удлинялись, то укорачивались... Ну а потом они разом остановились, ибо Беллатриса среди прочего хорошо чувствовала ту грань, переступи через которую, и результаты их трудов скрыть будет куда тяжелее...
 А их Хозяин вернулся лишь спустя еще часа полтора, около полуночи.

 «И зачем ты только сунулся в этот Арль?!» - мысленно кричал сам на себя Гарри.
 Весь этот день в сущности был следствием того, что он следовал своим прихотям, что некому было ему сказать такого простого и емкого слова «нельзя». Сперва ему захотелось погулять, мир посмотреть... и какой результат? Все они чуть не погибли, Тонкс заработала сотрясение мозга... это не говоря о судьбе тех магглов. Но только и этого ему показалось недостаточно! И понес его черт в Арль выяснять, что там поделывал этот подонок. Выяснил.
 «Если бы я все оставил как есть... сдал бы я его завтра Министерству, и было бы все нормально. Это...» - он даже про себя не мог называть то, что он узнал иначе как ЭТО. – «Это бы все равно всплыло... И этот нелюдь заплатил бы за все, и мне было бы спокойнее. А теперь как быть?!»
 Очевидно виконт де Вальпон переселился в окрестности горы Сэн-Мишель совсем недавно, и обустроил там себе новое гнездышко. А до этого жил он в Арле, в этой самой гостинице, за которую он по какой-то прихоти расплатился, хотя и там весь персонал, вероятно, был под Империусом. Сколько он там прожил неясно, ибо семь дней назад эта гостиница сгорела... что характерно, большая часть персонала была в то время внутри и не выбралась...
 Чем занимался в этом городе благородный аристократ можно было только догадываться, но за предыдущий месяц населенный пункт и его окрестности захлестнула небывалая волна пожаров, и полиция обосновано подозревала поджоги. Горели частные дома и квартиры, и объединяло их то, что это всегда были жилища семей с девочками от 12 до 16 лет... В нескольких случаях, когда пожарным удавалось совладать с огнем прежде, чем все сгорит, на телах задохнувшихся угарным газом девочек находили явные следы насилия... Слухи ходившие про семейство де Вальпон находили жуткое подтверждение.
 И Гарри понимал, что теперь просто не сможет спокойно сдать пленника из рук в руки мракоборцам...
Люди, которые преуспевают в этом мире, не ленятся и ищут нужные им обстоятельства, а если не находят, то создают их

Оффлайн Линоха

  • Редактор
  • *
  • Сообщений: 88
  • Карма: +8/-0
  • Пол: Женский
Глава девятнадцатая.

 Дикий крик бился под сводами каземата две-три минуты, а потом стих... У Гарри не хватило сил вновь войти туда, чтобы поглядеть на результат, это за него сделала Белла. Она убрала запах горелой плоти, который теперь уже ничто не могло заглушить. Сбила остатки пламени с паленого куска человеческого мяса и накрыла все это белой простыней.
 - Что теперь, Хозяин? – пока ее сестра была занята, Нарцисса задумалась над тем, что делать дальше.
 - А? – Гарри сейчас было чуть-чуть не до этого.
 В сознании бушевал настоящий вихрь эмоций... Он только что убил человека... не просто убил, ибо это, как бы цинично оно не звучало, было бы нет так страшно, да и невпервой... Нет, он его казнил, убил не в бою, когда это совсем иное дело, а когда враг уже был беспомощен. Убил... когда это было вовсе необязательно. Этот последний вопль, который преодолел все заглушающие заклятия, был подобен ведру холодной воды. Он загасил бушующее пламя ярости, смыл с глаз красную пелену, и Гарри осознал, что сотворил. Нет, он не станет мучиться угрызениями совести, что отправил это чудовище в получеловеческом обличии в ад. Это он переживет и переживет быстро, но было другое...
 Закон оставался законом, законом для всех, касающимся всех, в том числе и его с виконтом. И согласно этому закону он, Гарри Джеймс Поттер, совершил убийство...
 Где-то на краю сознания мелькнуло изумление, смешанное с испугом, что он вот так, спалив человека заживо, способен тут же переключиться на юридическую сторону дела...
 Гарри сглотнул ком в горле, открыл дверь и вошел в камеру. Белла сделал дело и сделала его хорошо, здесь ничем уже не воняло, она также обеспечила кое-какое освещение. Почувствовав желание своего Хозяина, она сдернула покрывало, которым сама же недавно укрыла этот кусок плоти.
 Вид обгорелого трупа вдруг оказался той последней каплей, которая переполнила чашу выдержки, о существовании которой Гарри и не догадывался. Стоило бросить один взгляд, как его всего затрясло, колени подогнулись, и он вывалил на пол содержимое желудка, еще не до конца перевареные блюда, из-за которых все и началось...
 - Экх... – полегчало, Гарри вытер рот обратной стороной ладони. Заботливые руки подоспевшей Нарциссы поддержали его. – Спасибо... – он несколько секунд глядел на содержимое собственного живота, прежде чем его убрали. – Эк меня разобрало... Но уже все. – Он освободился из рук Цисси и встал, вновь обратив взор в сторону своего бывшего пленника, теперь уже спокойнее.
 Да, бывший французский аристократ обгорел целиком и сейчас больше походил на свинью, которую зажарили, не освежевав... Запах, который Беллатриса только что убрала, уже вновь начал ощущаться. Гарри отвел взгляд. Да, это жаркое теперь не отдашь мракоборцам просто так, любому понятно, что дело нечисто...

 Но в конечном итоге проблема была решена, совместными усилиями выработали более-менее приемлимую легенду, а уже и так обгоревшая туша де Вальпона получила дозу пламени вейл сверх прочего. Все следы горючего заранее убрали, и теперь виконта вполне можно было посчитать жертвой разъяренной Флер, конечно, если не копать слишком глубоко. Но Тонкс заверила, что ее коллеги не станут слишком глубоко вникать в причины смерти разыскиваемого преступника, ответственного за гибель их товарища.
 Потом еще самого Гарри немного обработали для достоверности, после чего вызвали сотрудников Министерства Магии Франции...
 Из истории, которую рассказали прибывшим лежащие в кроватях, явно потрепаные Гарри и Тонкс следовало, что в той схватке в ресторане виконт де Вальпон был убит, а они оба серьезно ранены. А потому его рабыни несколько растерялись и вместо того, чтобы сообщать в Министерство, прежде всего отнесли своего Хозяина в безопасное место, а именно в Замок Делякур, захватив с собой так же Тонкс и останки главного виновника торжества.
 И мракоборцев вызвали лишь потом, по приказу пришедшего в себя Гарри.
 Сотрудники Министерства выслушали эту душещипательную историю. Гарри мог только надеяться, что они не станут особо разбираться и не заметят нестыковки, самая явная из которых несомненно в том, что дамы, среди которых только Флер имела медицинское образование и далеко неполное, предпочли лечить своего Хозяина сами, и не позвали на помощь... Но, очевидно, все обошлось, работники Министерства выслушали историю не моргнув глазом и забрали тело... Делу был дан ход, а значит первый шаг уже сделан, теперь, даже если впоследствии прицепятся, можно будет пытаться выкрутиться... если что.

 Никуда их не вызывали, и, поразмыслив, Гарри решил, что пора возвращаться на Туманный Альбион. Хогвартс жил своей жизнью, о произошедшем еще не успели написать в газетах, а Гарри вообще попросил, чтобы о нем не упоминали, если такое возможно. А потому ученики лишь интересовались, куда он делся из Хогсмида и почему пропал на всю ночь... За завтраком Гермиона неотрывно сверлила его укоризненым взором, где был и привычный упрек, что он так нагло и открыто нарушил школьные правила, но было там и другое... когда он не вернулся вечером, она о нем очень беспокоилась.
 А вот Дамблдор уже как-то все разузнал, и незадолго до обеда пригласил Гарри в свой кабинет, ясное дело, все дамы напросились с ним, в том числе и Тонкс. Директор ничуть не удивился, когда к нему заявилась целая компания, но от Гарри неукрылась и настороженность старого волшебника. А потом Дамблдор его огорошил, попросив Тонкс удалиться, мол он хотел поговорить о чем-то личном...
 - До меня дошли слухи о твоем новом приключении, Гарри, - осторожно сказал директор, когда все расселись. – Должен сказать, я немного разочарован тем, что ты без предупреждения покинул школу... И я сильно разочарован Нимфадорой, ведь она-то должна была удержать тебя, Гарри от опрометчивых поступков...
 - Профессор, - Гарри поспешил ответить. – Я засиделся в Замке, где, прошу заметить, я как раз воздерживался от этих самых «опрометчивых поступков». И я захотел прогуляться, имею я право хоть на несколько часов побыть самим собой! И заметьте! Я был очень осторожен, все случилось не из-за того, что я искал этой встречи или дал себя выследить... просто... не повезло.
 - Или повезло... – прошептала Флер так, чтобы Дамблдор не расслышал.
&