Одна дома и Фанфикшн

07 Июня 2020, 07:17:21
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?
Loginza

Одна дома и Фанфикшн » Фанфикшн » Фанфики по миру Гарри Поттера » Джен (Модератор: naira) » [PG-13] [макси] Отражение второе: Разобраться в хитросплетениях лжи, +34-35 гл 23/07/16

АвторТема: [PG-13] [макси] Отражение второе: Разобраться в хитросплетениях лжи, +34-35 гл 23/07/16  (Прочитано 41126 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 20. Антуан и Волдеморт.
Долохов с интересом рассматривал молодых людей. К Адриану он и так долго привыкал. Все-таки его внешность была на удивление нетипичной. Наложенная иллюзия делала юношу немного другим. А когда Лорд ее снял, то изумленному взгляду братьев Лестрейндж и его предстал хрупкий паренек с удивительными серебристыми волосами. На самом деле юношу можно было бы принять за сына Малфоя, если бы не черты, в которых легко читались черты настоящего Лорда. Да, это был еще один шок. Сколько же секретов было вокруг. Долохова удивляла сила воли мальчика, да и вообще его сила. Он тогда продержался неимоверно долго, тренируясь с ними, и продержался бы еще дольше, если бы не болезнь.
И вот появляется, судя по всему, второй племянник Лорда. На первый взгляд, мальчики не могли быть родными братьями, хотя многое в чертах лица было похожим. Долохов прислушивался к разговору юношей.
- Деми, я так ждал, - тихо произнес Адриан.
- Мерлин, Адри, тебя и на пять минут нельзя оставить одного, обязательно что-нибудь случиться, - вновь прибывший мгновенно оказался рядом с братом и, чуть приподняв его, осторожно обнял.
- Как хорошо, что ты приехал, - прошептал Адриан.
- Я тебя больше никогда не оставлю, - сказали ему. Ответом стала искренняя улыбка. – Теперь все будет хорошо. Мы быстро поставим тебя на ноги. Это кто? – юноша мотнул головой в его, Долохова, сторону, явно намеренно сменив тему.
- Антонин Долохов, мой телохранитель, и как думаю, твой тоже, - ответил Адриан. – Антонин, познакомься, это мой брат – Демиан Ан…, - юноша захлопнул рот раньше, чем произнес фамилию, и это не ускользнуло от мужчины, хотя он и пребывал в шоке после того, как ему подтвердили его мысли. Что-то тут происходило не то. Одного-то племянника они все переваривали долго, так теперь еще и второй объявился. В голове такое, просто не укладывалось. А не укладывалось как раз то, что у Лорда может быть семья, о которой он заботиться.
«Кажется, наступают очень интересные времена», - подумал Антонин, продолжая рассматривать прибывшего юношу.
- Хмм, - выдал Демиан, затем повернулся к Адриану. – Интересно, а с чего это наш дядя решился на такие меры.
- Он доверяет им, - пожал тот в ответ плечами. – И потом, эти его точно не предадут.
«Странная, однако, фраза», - подумал про себя Долохов.
- Ясно, - хмыкнул Демиан, снова возвращаясь к разглядыванию мужчины. – Может быть, вы нас на некоторое время покинете? – в голосе появилась издевка.
«Еще один», - вздохнул Антонин. Он уже и так познакомился с вредным характером Адриана. Похоже, брат тому не уступал. Долохов бросил на парня мрачный взгляд, но из комнаты удалился. У самой двери он услышал тихий смешок, явно принадлежащий блондинчику. «Я в няньки не нанимался», - мрачно подумал мужчина, специально хлопая дверью посильнее.
- Ха, обиделся, - услышал он напоследок. «Вот ведь маленькая дрянь», - злости не было. Было, скорее, восхищение.
Долохов облокотился о стену рядом с дверью. Приказ Лорда был однозначным: всегда находиться рядом. Комната была хорошо защищена, так что туда никто проникнуть не мог. Да и вход был один, как раз тот, рядом с которым он стоял.
- Рассказывай, - Демиан скинул обувь и уселся на кровати по-турецки, предварительно поудобнее устроив все еще ослабленного Адриана.
- Ну, тут много чего случилось, - начал свой рассказ тот. А рассказать было что, и тому, и другому.
Питер сразу же направился в кабинет Тома, разумно предполагая, что тот в это время будет именно там. Как всегда, не ошибся.
- Привет, - войдя в кабинет, бросил Питер. Том поднял голову, посмотрел на него, кивнул и снова уставился в бумаги. Питер успел пройтись по помещению, усесться в кресло и даже начать читать какой-то фолиант, когда до Тома, наконец, дошло, кто перед ним.
- Ты что здесь делаешь? – воскликнул он.
- Домой приехал, Демиана привез, - спокойно ответил тот, не отрываясь от чтения. – Надо почаще отвечать в зеркало, чтобы знать о том, что происходит.
- Питер, - рявкнул Том.
- Не кричи, делу это совершенно не поможет, - тот отложил фолиант в сторону и посмотрел на своего друга. – Дело уже решенное. Не надо было мальчишек разъединять. У них какая-то странная связь.
- Ясно, - вздохнул Том. – Один тут козни строит, а что они вдвоем сделают, мне даже страшно подумать.
- Возможно, ничего и не сделают, - пожал плечами Питер.
Продолжить разговор они не успели, в дверь постучали. Один остался сидеть в кресле с неизменным видом, выражая полное равнодушие к происходящему, а второй перевоплотился в Лорда Волдеморта.
- Мой лорд, - в кабинет осторожно заглянул один из курьеров, как обычно называли доставщиков сообщений Питер и Том. – Сообщение от оборотней.
- Дай и убирайся, - прошипел Волдеморт. Пожиратель проделал все невероятно быстро, только пятки сверкнули, когда дверь закрылась.
- И зачем ты их так пугаешь? – поинтересовался Питер.
- Они по-другому, к сожалению, не понимают, - разворачивая пергамент, ответил ему уже Том. В кабинете установилась тишина. Питер наблюдал за другом, который уже в пятый раз перечитывал депешу.
- Что? –нахмурился он.
- Это следовало ожидать, - вздохнул в ответ хозяин замка. – Антуан все-таки бросил вызов Фенриру.
- Что еще за Антуан? – Питер не помнил, чтобы слышал это имя.
- Да, есть тут такой оборотень. Взялся не пойми откуда, и собирает вокруг себя всех. Причем не гнушается действовать ни силой, ни дипломатией. Ему удалось прибрать к своим рукам тех оборотней, что держались особняком и старались от меня спрятаться, - вздохнул Том, передавая сообщение другу. – Не успел ты приехать, как сразу оказался в пучине событий.
- Ладно, я тогда смогу тебе…, - начал Питер.
- Извини, но Петтигрю более не появится, - покачал головой Том. – На собрании я представлю тебя как Лорда Хаффлпафф, да пора и мальчиков представить общественности. О них уже заговорили, правда, шепотом.
- Надеюсь, никак лордов Райнвекло и Гриффиндор? – усмехнулся Питер.
- Я еще не настолько сошел с ума, - фыркнул Том. – Так, надо бы встретиться с этим Антуаном.
- Ну-ну, - хмыкнул Питер. – Пойду, гляну на Адриана.
- Я скоро к вам присоединюсь, - кивнул Том, он уже весь был в ответном послании, вернее, в приглашении на беседу.
Питер кивнул и вышел из кабинета. Уже по пути в комнаты, которые были отданы Адриану, он вспомнил, что официально Петтигрю уже мертв. Да, за всеми событиями он как-то подзабыл, что начали они действовать именно отсюда, оправдывая Сириуса. Добрался до нужной двери он совершенно спокойно, а вот там его ждал сюрприз в виде подпирающего стенку Долохова. Тот мгновенно подобрался, заметив совершенно неизвестного ему человека, да еще и без пожирательской атрибутики. Питер решил его игнорировать, поэтому сразу потянулся к двери. Долохов мгновенно перехватил его, не позволяя дотронуться до ручки. Они уставились друг на друга, и самое смешное, что более маленький в росте Питер выглядел более внушительно, чем высокий и статный Антонин.
- Руки убери, Антонин, - холодно бросил Питер.
- Кто вы и что здесь делаете? – потребовал Долохов.
- Не твоего ума дела, - отрезал Питер.
- Никто не смеет…, - начал Антонин, но тут открылась дверь. На пороге стоял Демиан и с интересом изучал мужчин.
- У вас тут все такие придурки, или это прерогатива только твоя? – издевательски поинтересовался юноша у Долохова. Тот проглотил слова, готовые вырваться в ответ.
- Крестный, - из комнат раздался голос Адриана. Питер стряхнул руку Антонина и вошел в апартаменты.
- На этой двери стоят чары, они пропускают только тех, кому сюда вход разрешен, остальным будет больно, очень, если они попробуют войти сами, - наставительно произнес Демиан, затем фыркнул и захлопнул дверь перед носом Долохова.
«Прибью гаденыша», - подумал Антонин, потом добавил. – «Когда-нибудь».
- Крестный, - Адриан разулыбался, когда увидел Питера. Тот мгновенно оказался рядом с юношей и заключил в объятия.
- Я не понимаю, тебя вообще можно оставлять одного, чтобы ты никуда не вляпался? – нарочито строго поинтересовался он у крестника.
- Я не виноват, - жалобно протянул тот.
- На меня твои щенячьи глазки не действуют, - фыркнул Питер. – Как ты себя чувствуешь? – тут же перешел он на серьезный и обеспокоенный тон.
- Нормально, только слабость еще большая, - признался Адриан.
- Зелья варит Снейп? – уточнил Питер.
- Он, иногда Том, но в основном Он, - кивнул юноша.
- Он тебя видел? – уточнил мужчина.
- Нет, конечно, - возмутился Адриан. – Том еще не совсем из ума выжил. Снейп – шпион Дамблдора и наверняка уже поставил его в известность о том, что у Лорда появился племянник.
- Поставил, поставил, - раздался насмешливый голос Тома, который как раз вошел в спальню юноши.
- Привет, Том, – поздоровался Демиан.
- Привет, привет, - кивнул мужчина в ответ. – Прибыл еще больше портить мне нервы?
- Посмотрим, - усмехнулся Демиан, затем нахмурился. – Ты ничего не скрываешь?
- Что?! – удивился Том.
- Не знаю, наверное, показалось, - передернул плечами юноша.
- Я, собственно, пришел за Питером, - произнес Том. – Минут через пятнадцать здесь будет Антуан.
- Это тот оборотень, о котором все говорят? – уточнил Адриан.
- А ты откуда знаешь? – Том уставился на подростка.
- Люди говорят, - усмехнулся тот в ответ.
- Все с тобой ясно, шпион малолетний, - вздохнул Том.
- А можно мы тоже на него посмотрим? Одним глазком? – Адриан состроил умильную рожицу. Том некоторое время смотрел на него, затем вздохнул, молча поднял подростка на руки и понес на выход.
- А он все еще вьет из Тома веревки, - задумчиво произнес Демиан. – Что-то тут не так.
Питер оставил эту фразу без комментариев, но был полностью согласен с характеристикой. И Адриан, и Том сильно изменились после своей встречи. Последний до сих пор чувствовал вину перед мальчиком, и в силу этого не мог ему ни в чем отказать, хотя и старался. Питера радовало только одно, Адриан знает меру и может вовремя остановиться, хотя напакостничает перед этим с избытком. Было такое ощущение, что внутри парня живет настоящий кот.
Они все вместе прошли в кабинет, где обычно проходили встречи с теми, с кем Волдеморт хотел договориться. Адриана уложили на небольшую трансфигурированную кушетку, рядом с ним устроился Демиан, а вот Питер уселся в кресло у окна. Том надел плащ из тонкой ткани с глубоким капюшоном, который и накинул себе на голову. На племянников он наложил чары иллюзии. Знать, как выглядят юноши, никому не нужно было. Опасное это знание.
Наконец, дверь открылась, и трое пожирателей провели в кабинет шатена. Питер столько усилием воли заставил себя не воскликнуть. Он перевел взгляд на Адриана, у того было на лице написано ошеломление. Именно оно и не позволило ему бурно отреагировать на появление Антуана.
«Ничего себе ситуация», - охарактеризовал произошедшее Питер. Том успел заметить и реакцию друга, и реакцию племянника. Понял он все верно, те точно знали, кто перед ними.
Ремус спокойно посмотрел на завернутого в черную ткань человека, сразу определяя его как Волдеморта. Его несколько удивило присутствие в кабинете еще трех человек, особенно подростков с лицами, затемненными чарами иллюзиями. Но было что-то, что его озадачивало. Запах. Знакомый и еле уловимый, который он никак не мог поймать. Кто-то в этом кабинете был ему знаком, кто довольно долгое время был рядом с ним.
- Антуан, - наконец, произнес Том, успев довольно хорошо разглядеть затянутого в кожу оборотня. Выглядел тот очень даже внушительно.
- Волдеморт, - с усмешкой ответил Ремус, переводя все свое внимание на того, кто позвал его в «гости».
- Не боишься? – вопрос как-то совсем не был похож на вопрос, скорее, это все же была констатация факта.
- Не вижу смысла, - выдал Ремус. – Как однажды сказал один человечек, это всего лишь прозвище, и не более того.
- И кто же у нас такой мудрый? – усмехнулся Том.
Ремус некоторое время молчал, прислушиваясь к своим инстинктам. Тот, с кем он сейчас разговаривал, мало походил на Волдеморта. Или это был не он, или никому не была известна настоящая личность Темного лорда. Верными могли оказаться оба варианта.
- Гарри Поттер, - наконец, озвучил он ответ на вопрос.
- Гарри Поттер, - с какой-то странной насмешкой протянул Том, украдкой бросая взгляд на Адриана, который демонстративно изучал картину на стене. – Какой все-таки занимательный ребенок. Куда ни плюнь, везде он.
В комнате раздалось три осторожных, явно сдерживаемых смешка. Ремус старался следить за всеми, кто был в комнате. Опасности он не чувствовал вообще, что было странно. Да и поведение хозяина кабинета, или не хозяина, ставило в тупик.
- И каким это образом Ремус Люпин превратился в Антуана? – вдруг вступил в разговор второй мужчина. Ремус насторожился. Он мог совершенно точно сказать, что не знает этого невысокого человека. Напрягало то, что тот его знает.
- Ага, очень интересно, - подал голос один из юношей, светловолосый, хотя точного оттенка волос было не разобрать. – Такой спокойный, всегда стеснительный, и на тебе.
- Это имеет какое-то значение? – несколько воинственно произнес Ремус.
- Да, нет собственно, - пожал плечами паренек. – Интересно просто.
- Могу не отвечать? – съязвил Люпин.
- Можете, - кивнул подросток. Ремус со странным выражением посмотрел на двух мальчиков на кушетке.
- Удивлены, что у Темного лорда есть семья? – прозвучал вопрос. Ремус повернулся к невысокому человеку. Чувство опасности так и не появилось. Складывалось ощущение, что с ним играют, забавляются. Все, что он знал о Пожирателях, сейчас не складывалось в картинку с тем, что он видел. Волдеморт, по сути, должен был попытаться его уничтожить, или шантажом и угрозами заставить работать на себя, но ничего не происходило.
- Честно? Удивлен, - кивнул он.
- Не все что, кажется, это то, что есть на самом деле, - наконец, подал голос второй юноша. Люпин только кивнул, соглашаясь с этим заключением.
- Оборотней подминаешь под себя в угоду Ордену Феникса? – поинтересовался Том, хотя и не был уверен, что это так. Орденцы плохо принимали темных существ. Как отказывающийся от своей сущности, Люпин им импонировал, но как сильный оборотень он был им опасен.
- Нет, - честно ответил Ремус. Смысла врать в этом вопросе он не видел. Он только не мог понять, откуда у этих людей столько сведений. Ему показалось, что они все прекрасно осведомлены о том, кто входит в Орден Феникс, и даже где находится штаб. «Надо будет поговорить с Люциусом и Северусом. Как-то то, что рассказывают они, не вяжется с тем, что я вижу сейчас», - подумал он.
- Хмм, - Том поднялся со своего места, несколько раз прошел мимо стоящего посреди кабинета Ремуса, затем остановился прямо перед ним. – Служить мне ты не будешь? – опять не вопрос, а констатация факта.
- Не буду, - подтвердил Люпин.
- И Ордену своему тоже оборотней не отдашь, - снова утвердительное замечание.
- Ни отдам, - кивнул Ремус.
- А причина такого поведения случайно не заключена в мелкой такой очкастой занозе по имени Гарри Поттер? – насмешливо поинтересовался Том. Ремуса не столько заинтересовал вопрос, сколько раздавшееся фырканье со стороны мальчишек. Иллюзия мешала рассмотреть выражение лица блондина, но было ясно, что тому что-то не понравилось в вопросе дяди. Перед его носом щелкнули пальцами. – Так как? Причина все-таки Поттер?
- Да, - кивнул Ремус, переставший, вообще что-либо понимать. Он хорошо помнил, как описывали Волдеморта. А сейчас перед его лицом мотылялась вполне такая человеческая рука, без каких-либо примесей инородных существ в теле.
- Ой, дядя, сам себя сдал с потрохами, - услышал Ремус ядовитое замечание. – Ты бы хоть перчатки что ли надел, а то теперь вот обливиэйтить придется.
- Умолкни, мелкое создание, - рыкнул Том. В ответ раздалось насмешливое фырканье. – Не думаю, что господин Люпин будет делиться некоторыми подробностями с многоуважаемым директором, ведь он не сможет объяснить, что делал у самого Темного Лорда, да еще и вышел от него в полном здравии. Будешь держать своих волков подальше, не будет проблем. Вмешаешься, проблем будет очень много. Куда дел Сивого? – без перехода вдруг задал вопрос Том.
- Лежит в хижине под присмотром, - не задумываясь, ответил Люпин, потом чертыхнулся. Он так пока и не научился контролировать все, в том числе не реагировать на особей, который были более доминантны, чем он. Том усмехнулся: «Эх, учиться тебе еще и учиться, волчонок».
- Не против, я его себе заберу, - произнес он вслух. Ремус молчал. Том вздохнул. – Ну, в принципе, я и не спрашиваю, я тебя перед фактом ставлю. Волков твоих трогать не буду, пока они мне под ногами не мешаются. Свободен, - махнул он рукой, словно слугу отпускал. Откуда-то сразу появились Пожиратели, которым было приказано вернуть его на место, откуда взяли в целости и сохранности и забрать оттуда Сивого.
Люпин находился в какой-то прострации. Все произошедшее казалось сном. Они уже выходили, когда вдогонку прозвучало.
- Дамблдору можешь сказать, что у меня есть семья, ради которой я уничтожу весь мир. И Поттеру привет передавай, если увидишь. А малец-то оказался прыткий и умный, раскусил всю игру и смылся.
Дверь закрылась, отрезая его от тех, кто там был. Он уже не слышал ни взрыва смеха, раздавшегося в кабинете, ни самого щелка закрытия. Все мысли были заняты тем, чтобы определить, что вообще на самом деле происходит, и где, в конце концов, истина. Некоторые слова и фразы наводили на странные мысли выводы. Но в голове был такой сумбур, что сейчас что-либо понять ему было сложно.
В сопровождении трех Пожирателей он вернулся на поляну, где раньше обитала стая Сивого, отдал им бывшего вожака, после чего отправился вслед за ушедшей стаей, уводя оставшихся.
А в кабинете еще некоторое время шел разбор полетов, в котором не принимал участия Адриан. Появление Ремуса сказалось на нем как-то странно. Он почувствовал вину, что вот так исчез и все это время не вспоминал о человеке, который очень многое ему дал. Хотя должен был признать, что этот Люпин ему понравился больше, чем тот, застенчивый и забитый. Незаметно, за своими мыслями, Адриан провалился в сон. День был полон разных событий. И он уже не слышал, как в кабинет вошел Рабастан и доложил, что для Беллы найден ребенок. Он еще не знал, что через полчаса после этого находящуюся в какой-то странной эйфории женщину, укачивающую на руках два маленьких свертка, отправили во Францию. Нарциссе Блек теперь надлежало следить за состоянием двух своих родственников. Он не слышал, как Белла восторженно воскликнула, показывая сестре малюток.
- Цисси, гляди, а у меня детки. Правда, красивые?

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 21. Семья Лорда.
После того дня, когда Ремус побывал в гостях у Волдеморта, да еще и остался в живых, и к тому же получил заверения, что его оборотней никто не тронет, прошел месяц. За это время не произошло ничего такого, что могло бы повлиять на реалии жизни большинства населения магической Англии. Было одно небольшое исключение из правил, которое составляло собой Орден Феникса, в совещаниях или собраниях, это уж как кому хочется, приходилось принимать участие Снейпу и Люпину.
На собственном совете, то есть совете третьей стороны, в чем они уже несколько сомневались, было решено, что утаивать от Дамблдора наличие у Лорда еще одного племянника и, кажется, друга не стоит. Тот все равно узнает, а когда узнает, будет много «вони». Проблемы Северусу были не нужны. Да, и сильно сомневались трое глав Третьей стороны, что Лорд позволит своим врагам что-то сделать по отношению к своей семье. Правда, их очень сильно напрягали изменения или, лучше сказать, несостыковки в поведении Лорда. Напрягало еще и бездействие со стороны Волдеморта. А тот вдруг прекратил всякие действия, даже нападений на маггловские поселения не происходило. Все прекрасно понимали, что это что-то да значит.
Но вернемся к Ордену Феникса. Они, пожалуй, были единственными, кто собирался чуть ли не ежедневно. Первым вопросом повестки дня всегда было обсуждение возможностей похищения, поимки и так далее, и тому подобное племянников Лорда. И все это при том, что никто не знал, как эти самые племянники выглядят. Ведь стоит им снять иллюзию, которая сейчас закрывает лицо, как можно будет любого подростка принять за родственников Волдеморта. Снейп лишь с натяжкой мог сказать, сколько лет этим ребятам, ведь иллюзия была очень качественной, и охватывала всю фигуру, пусть и в большем количестве формировалась на голове. Второй вопрос, который волновал фениксовцев, вернее, его бессменного лидера, это было обучение нового мессии. Вот тут у Снейпа были свои соображения. Лонгботтом явно был не так прост, как ему казалось все эти годы. А вместе с ним изменился и Рональд Уизли, который отдалился от Грейнджер, да и от своей семьи тоже. В общем вот уже месяц, изо дня в день Ремусу и Северусу приходилось выслушивать Дамблдора, который за 30 дней не сказал ничего нового или хоть на самую малость интересного.
Сегодня 30 января 1997 года проходило очередное собрание Ордена. В этот раз сбор был с самого утра, и все благодаря тому, что данный день выпал на субботу. Снейп и Люпин уже по привычке уселись рядышком и приготовились поспать, в переносном смысле, конечно. Но слушать очередной бред директора они точно не собирались. Только вот у Дамблдора, похоже, сегодня наметился «прогресс». Он решил провести сегодняшнее мероприятие в несколько ином ключе, по крайней мере, его самое начало.
- Ремус, что происходит в стае Сивого? – пристально вглядываясь в лицо оборотня, поинтересовался Дамблдор.
- А такой стаи больше нет, - лениво бросил тот в ответ.
- ЧТО?! – возопили члены Ордена, в шоке уставившись на Люпина.
- Так, вы же мне не дали отчитаться, - пожал плечами Ремус. – Вам же было больше интересно обсуждать племянников Того-кого-нельзя-называть, - чем больше он говорил, тем ехиднее становился его голос.
- Ремус, - попытался приструнить его директор.
- Да, профессор, - невинно уставился на него оборотень. Дамблдор в очередной раз подивился тому факту, когда же это успел так проморгать дела, которые происходили прямо у него под носом. Если первое время Снейп и Люпин еще как-то скрывали свою дружбу, и, надо сказать, скрывали очень удачно, то в последнее время они перестали это делать. Более того, директор никак не мог понять, когда же именно всегда такой спокойный, стеснительный и закомплексованный оборотень превратился в настоящего красавца волка с зубастой пастью. А Люпина теперь можно было снимать для обложки любого магического журнала. Женская половина магического общества, даже, несмотря на то, что перед ними темное существо, пускало бы по нему слюни.
- Объяснись, - потребовал Дамблдор.
- Сивый больше не вожак стаи. Ее подмял под себя то ли Арман, то ли Антуан, - с совершенно пофигистским выражением на лице выдал Ремус. Северус сидел как обычно с мрачной физиономией и презрительной усмешкой на устах. Про себя же он восхищался другом, коим и называл уже достаточно долгое время Люпина. Ремус так красочно говорил о себе в третьем лице, что не восхищаться им не было. А тот во всех красках рассказал о поединке альф, об уходе стаи в неизвестном направлении и небольшой кучке верных Волдеморту волков, которые и побежали к своему Лорду.
- А ты? – рыкнул Грюм.
- А что я? Мне сказали, либо стая, либо люди, - ответил Ремус. – Я на этот счет от вас, директор, никаких рекомендаций не получал.
- Нужно быть в стае, мы должны знать, что происходит, - нахмурился Дамблдор.
- Если я пойду в стаю, то ни сообщений, ни меня вы больше не получите, - пожал плечами Люпин.
- Убьют? – ахнула Молли Уизли.
- Нет, перекроют мне все возможности для общения, а после «перевоспитания» у меня и желания такого больше не возникнет, - пояснил Ремус нехотя.
- Оборотни с Тем…, - начал Грюм.
- Мерлин, даже я знаю, что этот Арман, или Антуан, как его там зовут, - презрительно фыркнул Снейп. - не поддерживает Лорда. Эта стая ушла. УШЛА! Неужели, так трудно воспринять сей факт своим маленьким зацикленным мозгом!
- Северус, - Дамблдор укоризненно посмотрел на своего верного зельевара. Почему он до сих пор был уверен, что Снейп ему верен, было совершенно не понятно. Хотя в отличие от Люпина, поведение Северуса нисколько не изменилось. Ну, подружился с Люпином, но ведь это и не так уж и плохо, а в остальном он оставался все таким же – желчным, озлобленным, мрачным Хогвартским ужасом. Да, да, Дамблдор прекрасно знал, какие байки идут о зельеваре среди студентов.
- Кстати, что там с племянниками? – опять влез Грюм. Ремус и Северус одновременно мысленно застонали. Все вернулось на круги своя.
- Все, как обычно, обитают в закрытом крыле, иллюзию не снимают, зельями стали заниматься реже, сами знаете, - монотонно стал отчитываться зельевар.
- А этот, первый? – Молли посмотрела на Снейпа.
- Состояние стабилизировалось, но его стараются беречь, - пояснил Северус, прекрасно поняв, что именно заинтересовало женщину. Он и сам удивлялся, насколько быстрее пошло выздоровление юноши с приездом брата.
- Нам нужно…, - начал Дамблдор, но продолжить ему сейчас, было не суждено. Северус зашипел, схватившись за левое предплечье. Вызов пришел неожиданно. Собраний Пожирателей не было уже давно, целый месяц. С приездом второго племянника Северус лишь дважды в неделю вечером появлялся в резиденции на пару часов, чтобы контролировать эксперименты братцев, даже пару раз спасал их от неприятных последствий этих самых экспериментов.
- Вызывает, - прошипел Снейп.
- Иди, мой мальчик, - кивнул Дамблдор, озабочено глядя на Северуса. Этот вызов насторожил всех. На ум приходило лишь то, что Волдеморт, наконец, активизировался, и в ближайшее время стоит ожидать больших проблем. – Мы подождем тебя здесь.
«Ага, конечно», - саркастично выдал внутренний голос зельевара. – «А вы вообще уверены, что я буду способен после этой встречи ворочать языком? Круцио никто не отменял, а без него собрания не обходятся».
Повинуясь зову метки, Северус аппарировал. За каждым Пожирателем было закреплено определенное место.  И он материализовался точно между Люциусом и Амикусом Керроу.
- Что происходит? – поприветствовал он обоих.
- Понятия не имею, - пожал плечами Керроу. – Насколько могу судить, собирается только внутренний круг.
- Ага, оказывается, я все еще в него вхожу, - хмыкнул Люциус.
- Странно все это, очень странно, - пробубнил себе под нос Амикус. – Лестрейнджи, МакНейр и Долохов постоянно пропадают в закрытом крыле. Господин, похоже, доверяет им больше, чем кому-либо другому. А что там в этом крыле? И про какого мальчишку он тогда говорил? Кстати, Северус, может, объяснишь? Непреложный обет, так ведь? Говорить не можешь, - сам, задавая вопросы, сам же на них и отвечал. Правду говорят, приятно поговорить с умным человеком, особенно, когда ты сам им и являешься.
Снейп огляделся. Вот и последний член внутреннего круга. «Хотя…», - Северус прищурился. – «А где Белла? Кстати, я ее уже давно не видел, очень давно. Может, Лорд ее прибил в порыве ярости?» Додумать ему времени не хватило. В противоположной стене открылась дверь, из которой обычно и появлялся Волдеморт. На этот раз он был не один, его сопровождали три фигуры, столь же закутанные в темные мантии, как и сам лорд.
Волдеморт устроился на своем троне. Две фигуры, к вящему изумлению Пожирателей, в том числе и Люциуса с Северусом, уселись на подлокотники с обоих сторон. Третья фигура встала за одной из сидящих фигур, чуть за трон, но так, чтобы его было видно. Вся эта скульптурная группа уставилась на Пожирателей. Снейпу очень хотелось поежиться.
- Что ж, господа, начнем, - произнес Волдеморт без своих обычных шипящих ноток. Он плавным движением поднялся на ноги и скинул капюшон.
- Твою Моргану в одно место, - вырвалось у Керроу. Впрочем, не он один отреагировал подобным образом. Снейп, хоть и не был готов к действиям Лорда, все же не удивился, ведь знал, что тот выглядит, как человек. Он быстро окинул взглядом своих соратников, отмечая их реакцию. Спокойствие или же усмешка на лицах Лестрейнджей, МакНейра и Долохова сказали ему, что те были в курсе человеческого вида Господина.
- Мой Лорд, - полуудивленно, полувосхищенно воскликнула Алекта Керроу.
Снейп заметил, как Лорд бросил взгляд на одну из примостившихся на подлокотнике фигур. Тот явно что-то сказал, но было совершенно не слышно. Он видел, что Пожиратели хотели бы знать, кто это так фамильярничает с их Господином. Скрыть свое любопытство им почти не удавалось.
Волдеморт проигнорировал Алекту, окинул взглядом своих последователей.
- Думаю, пришло время представить Вам еще несколько человек, которые НЕПРИКОСНОВЕННЫ для Вас, - начал Лорд. Взгляд его синих глаз наполнился холодом и предупреждением. – Как бы вы не пытались, Вам до их уровня не подняться. ЭТО МОЯ СЕМЬЯ!
Среди пожирателей пробежала волна шепотков. Такого заявления от Господина как-то никто не ждал.
- Итак, разрешите представить, - насмешливо произнес Волдеморт, еще больше вгоняя своих «слуг» в ступор. – Мой друг, член семьи, Лорд Хаффлпафф.
Имя произвело эффект разорвавшейся бомбы, даже для почти всего готового Снейпа. Во-первых, живых потомков Основателей, да еще и прямых, не было. Волдеморт не в счет, он к тому же не по прямой ветви потомок.
Тем временем Питер вышел вперед и встал рядом с Лордом, затем скинул капюшон. И все смогли его разглядеть. То, что он был потомком Хельги, уже сомнений не вызывало. Потрет Основательницы все они видели в Истории Хогвартса. А Питер был очень похож на свою прародительницу.
«Откуда? Что вообще происходит?» - Снейп сразу же взялся за поиск ответов. Любая загадка требовала отгадки. – «Если исходить из слов Дамблдора, то Лорд должен был бы истребить всех потомков остальных Основателей, а не дружить с ними. Эта дружба не последнего года. Они давно знакомыми, очень давно. Дамблдор ошибается? Что же тогда во всей этой истории правда?»
- А также хочу представить Вам моих племянников, - Лорд снова насмешливо посмотрел на оторопелых Пожирателей. – Как их зовут и как они выглядят, простите, но Вам пока рано знать. Все свое время.
Да уж, сегодняшнее собрание многим Пожирателям запомниться, ведь не каждый день они получали такое новости, которые и переварить-то было сложно.
- А теперь к делу, - Волдеморт уселся на свой трон. – Северус, как дела в Ордене пережаренной курицы?
Снейп поперхнулся. Да, и многие Пожиратели отреагировали на название излишне весело. Странно было другое, Круцио не последовало. Непривычное поведение Лорда нервировало, хо, как сильно оно нервировало. Когда знаешь, чего ждать, легче жить. А тут ты даже предположить не можешь, что будет через секунду.
- Северус, - саркастично протянул Волдеморт.
- Кхм, - откашлялся Снейп, все еще ожидая Круцио. Его все не было, и, кажется, не предвиделось. – Все, как обычно, Мой Лорд.
- Что? Правда? – раздался чуть измененный голос одного из племянников. – И ничего нового?
- Нет, - сказал, как отрезал Северус.
- Хмм, - протянул племянничек, кажется, тот, что был первым в этом доме. Так, по  крайней мере, показалось зельевару. Темные плащи мешали сравнить парней. Первый племянник без этого безразмерного плаща был тоньше, утонченнее, что ли, изящнее, и ростом меньше, чем второй. Но сейчас понять, кто из них кто, не представлялось возможным.
- А Поттера-то они хоть ищут? – подал голос второй.
- Мальчики, вообще-то это мое собрание, - ехидненько так заметил Волдеморт. Пожиратели тихо съезжали. У некоторых даже появилась мысль смыться, куда подальше, и чтобы не нашли, хоть на край света. Как же было проще, когда Лорд был безумным маньяком. А что делать с этим, никто просто понятия не имел.
- Ищут, но не особо рьяно, - влез со своим ответом на поставленный вопрос Снейп.
- А что так? – юноша, что сидел справа от Лорда, потянулся вперед, впиваясь невидимым взглядом в зельевара.
- Поттер оказался умненьким мальчиком, братишка, - вмешался в допрос второй племянник. – Смылся, живет себе, поживает, нам здравствовать желает.
- Пффф, - фыркнул первый. – И все же, Северус, чем там занят этот Ваш Орден? Переливаете пустое в порожнее.
«Откуда он знает?» - удивился про себя зельевар. У меня появилось стойкое впечатление, что эти четверо на троне и около него знают намного больше, чем весь магический мир вместе взятый.
- В общем, Орден ничем не занимается, - сделал вывод Волдеморт.
- Дамблдор поставил задачу поймать ваших племянников, Мой Лорд, - решился сказать Снейп. Прекрасно понимая, что провоцирует Лорда, он все же сделал это.
- Им жить надоело? – с непередаваемым изумлением поинтересовался лорд Хаффлпафф.
- Да, а у нашего дедушки, оказывается, голова совсем перестала варить, - задумчиво произнес Второй. Снейп уже давно определил племянников как Первого и Второго. Он по какой-то странной причине предполагал, что тот, что справа – Первый. Кстати, совершенно не ошибся.
- Северус, вот скажи, Дамблдор совсем не понимает, что я сделаю, если не дай Мерлин что-нибудь случится с моей семьей? – вкрадчиво поинтересовался Волдеморт.
- Понятия не имею, - совсем осмелел Снейп. Интуиция подсказывала ему, что никаких последствий такого его поведения не будет. Но все же зарываться он не собирался. Мало ли, все-таки Темный Лорд, и доводить его до грани не стоит
- Ну-ну, - произнес Лорд, и тут же перевел взгляд на Гойла.
Все собрание, пока Лорд получал ответы на свои  вопросы, Снейп пытался разобраться в ситуации.
POV Снейпа.
Лорд решил перестать играть? Или он сейчас играет? Зачем было держать в тайне, что он имеет человеческий облик? Чем дальше в лес, тем больше дров. Очень верная поговорка. Что мы имеем на данный момент?
Во-первых, Лорд не такой, каким всем казался. Он открылся внутреннему кругу. И все же я не уверен, что за пределами этого зала, или вне круга людей, здесь находящихся, мы сможем обсудить вопрос его внешности и изменений в поведении. Странно еще и то, что он молод, наш ровесник, а ведь ему должно быть около 70-ти, а если точнее, то 68 лет.
Во-вторых, появление этого Лорда Хаффлпаффа. Дамблдор уверен, что Лорд сделает все, чтобы уничтожить остальных потомков. Да из, впрочем, и нет уже. Не было, то есть. Или мы о них ничего не знаем. Почему этот лорд поддерживает Лорда? Он назвал его другом. Странно это, очень странно.
В-третьих, племянники, семья. Как-то с Лордом это слово трудно поставить рядом. Но я сам видел, как тот заботиться о своем больном племяннике. Не каждый родитель проявляет столько эмоций и чувств в отношении своего ребенка.
В-четвертых, эти вопросы. Такое ощущение, что они знают ответы на свои вопросы, и лишь стараются узнать, знаем ли мы эти самые ответы. Что-то мне подсказывает, что проверку мы не выдержали.
Знают ли они о Поттере? То есть, где тот находится и чем занимается? Надо бы снова провести проверку зельем поиска. Мало ли. Хотя сейчас я уже ни в чем не уверен. Раньше Лорд бы уже устроил нечто, если бы Поттер был в его руках, а теперь… А теперь  может морочить нам голову всю оставшуюся жизнь.
Да и семья эта, взявшаяся из ниоткуда…
Конец POV Снейпа.
В голову пришло одно странное, совершенно безумное предположение – а вдруг один из племянников – это Поттер. «Идиотизм», - сам себя же и оборвал Северус. Он был совершенно уверен, что манию преследования младшего Поттера Лорд никогда не оставит. Чему тут же и получил доказательства.
- Так, а теперь, чтобы вы не прохлаждались, - Волдеморт окинул взглядом «слуг». – Продолжайте искать следы Поттера. Не мог он провалиться сквозь землю. Следующее, мы несколько застоялись, пора возобновить наши нападения…, - и все в таком духе. Снейпу было приказано следить за Орденом, никуда не вмешиваться, ни во что не влезать. С чем его и отпустили. Без Круцио.
Северус появился в небольшом парке недалеко от штаба Ордена. Идти куда-то в другое место не было никакой возможности, тем более его же предупредили, что будут ждать. Его и ждали, тем же составом, который был тут в момент его ухода. Естественно, на него набросились сразу же с вопросами, даже не поинтересовавшись, а чувствует он себя после этого собрания в норме, или как.
- Он снова начинает действовать, - начал свой ответ Снейп. – Когда, где и как пока не могу сказать. Он не поделился с нами своими планами, - сарказм скрыть не удалось. – А, да, он представил нам свою семью.
- ЧТО?! – изумленные лица фексовцев погрели ему душу.
- Кто это, как выглядят? – тут же взял его в оборот Грюм.
- Аластор, ты действительно думаешь, что Лорд не предпринял никаких действий, чтобы запретить нам, говорить об этом. То, что я сказал о семье, еще ничего не значит, но описать вам я их не смогу.
- Хорошо, оставим это, - кивнул Дамблдор. – Сколько их?
- Два племянника и друг, кстати, лорд, - ответил Северус. – Хмм, кстати, Белла больше не во внутреннем круге. И совсем забыл, у Лорда нормальное тело, человеческое, - он почувствовал, что сможет об этом рассказать. Какое-то странное стояло ограничение. Словно Лорд хотел, чтобы об этом знали, вот об этом догадались, а вот это осталось загадкой.
- Семья, человеческое тело…, - задумчиво бубнил себе под нос Дамблдор. – Что же ты задумал, Том? И откуда у тебя вообще семья, ты же всех уничтожил.
Да, вопросы, вопросы, вопросы. И они не знали, что каких-то полчаса спустя в одной из гостиных закрытого крыла Слизерин-менора четыре человека будет в прямом смысле ржать, выслушивая доклад своего «шпиона» о том, что же весь день происходило в штабе Ордена Феникса. Портреты бывают такими не заменимыми, а уж с острым языком Чарльза Андерса ситуация вообще представлялась с особым вкусом.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 22. Рон и Невилл
Над Хогвартсом во все свои права вступила ночь. Именно она сейчас правила балом. Время было таким, что все обитатели школы магии спали. Вернее, должны были спать. В спальне мальчиков шестого курса факультета Гриффиндор на подоконнике сидел юноша, взгляд которого был направлен на Запретный лес. Очень часто, увидев такое выражение на лице человека, ему говорят в магическом мире: «Галеон за твои мысли».
Юноша, ни кто иной, как Невилл Лонгботтом, уже не первую ночь проводил в таком положении. Его жизнь оказалась на самом деле столь же запутанной, сколь и жизнь его бывшего сокурсника, Гарри Поттера. Он столько лет боялся своей бабушки, очень властной аристократки, умевшей держать в своих руках всех и вся. Оказалось, что бабушка всеми силами старалась обезопасить его. Но самой шокирующей для Невилла новостью стала то, что он по сути своей не Лонгботтом, вернее, лишь частично является представителем этого аристократического рода. «Сын принца Хаффлпафф», - вздохнул юноша. – «Кто бы мог подумать! Интересно, если бы об этом знал Дамблдор, чтобы он сделал? Даже думать об этом не хочу».
- Не спишь? – раздался шепот со стороны кровати Рона Уизли.
- Не спится, - так же тихо ответил Невилл, оглядывая две оставшиеся кровати, но соседи спали непробудным сном. По крайней мере, так казалось со стороны. – Пошли, выйдем в гостиную, - предложил он, мотнув в сторону двери. Рон поднялся с кровати, накинул на себя мантию, и юноши тихо покинули спальню. За первый семестр они сильно отдалились от своих однокурсников, предпочитая общество друг друга. Очень часто никто не знал, где эти двое обитают, поскольку они появлялись в гриффиндорской башне только перед самым отбоем. Гермиона не раз пыталась прочитать своему рыжему другу нотации. По крайней мере, в первое время, пока он еще не избегал ее настолько явно, как это стало теперь. Ни у кого в школе уже не было сомнений в том, что в Гриффиндоре что-то случилось. И первыми эти изменения заметили три слизеринца: Малфой, Забини и Паркинсон. После услышанного разговора в тамбуре Хогвартс-экспресса они стали со всмеи предосторожностями наблюдать за двумя гриффиндорцами. Но даже им не удалось выяснить, чем те занимаются, хотя и узнали, что те почти все свое время проводят в Выручай-комнате. Но все же было то, что заметили все без исключения, и что сильно злило мисс Всезнайку – и Лонгботтом, и Уизли очень сильно поднялись в учебе. Рон перестал просить Гермиону помочь ему с эссе и сочинениями, да и вообще с домашней работой. И частенько выходило так, что его работы наравне с работами Невилла оказывались в числе пяти лучших, и нередко оценивались лучше, что работы Грейнджер. Этим двум гриффиндорцам удалось разгадать одну из тайн Хогвартса. Выручай-комната не только создавала интерьер по желанию и потребностям, но и предоставляло все то, что требовалось тому, кто в ней в это время находился. Главное, правильно озвучить свое желание. С этим первое время возникало не мало курьезных ситуаций. Как «озвучишь» свое желание, так и получишь «желаемое». Намучившись в первый месяц учебы, мальчики все же поняли свои ошибки, и теперь уже точно формулировали то, что им в данный момент надо. Оказалось, что Выручай-комната может снабдить их такими вещами и знаниями, которые многим и не снились. Все видели, как изменились ребята, но не все готовы были это принять. Одним из таких был сам директора Хогвартса. Он не любил загадок, которые не сам загадывал. А изменения в Лонгботтоме и Уизли-шестом были серьезными. Они перестали быть похожими на себя прежних, не столько внешне, сколько внутренне. Даже то, что удалось сделать с Невиллом Поттеру за прошлый год, не дает объяснения тому, что происходит.
- Ты хотел о чем-то поговорить? – Рон уселся на пол около горящего камина. Невилл устроился рядом, но в кресле.
- Как ты думаешь, когда директор займется мной вплотную? – Лонгботтом посмотрел на единственного друга.
- Я удивлен, что он уже не занялся тобой, - ответил Рон.
- Ему сейчас не до этого, - хмыкнул Невилл. – Эти четыре месяца ему то и дело приходится оправдываться за свои действия в отношении Гарри.
- Да, Гарри не хило подпортил ему репутацию, - кивнул Уизли, потом вдруг встрепенулся. – Не хочу быть в Хогвартсе. Постоянно ждешь, что что-то может случиться. Мне надоело постоянно глотать зелья.
- Да, согласен, - кивнул Невилл. – Но что делать?
- Может, не возвращаться с каникул? Сбежать? – неуверенно произнес Рон.
- Ты как себе это представляешь? – усмехнулся Лонгботтом. – Из Хогсмида смыться легче, чем нам с каникул. Я вот более чем уверен, что послезавтра мы с тобой поедем в особняк Блеков.
- Под пристальный взор Ордена Феникса, - фыркнул Рон. - Оттуда точно не сбежишь.
- Одно хорошо, там в этот раз будет бабушка, - вздохнул Невилл.
- И отец, - кивнул Рон.
- Думаю, там за меня Дамблдор и возьмется, - задумчиво произнес Невилл.
После этого в гостиной установилась тишина. Мальчики обдумывали то, что произошло, начиная с этого лета. Они так и просидели до самого утра, и одними из первых покинули гостиную, уйдя на завтрак.  Их день ничем не отличался от того распорядка, который уже сложился у них. С сентября месяца все шло по одному сценарию: уроки, выручай-комната, где они уже учились совершенно другому. Получалось, конечно, но не всегда так быстро и хорошо, как им хотелось. Единственное, что эти двое уяснили в совершенстве – нет темной и светлой магии, магия едина и ее надо уважать, иначе можно поплатиться. Это многое им объяснило, но, к сожалению, не все. Будь у них Наставник, все было бы проще и более эффективно. В спальне в тот день они снова появились только перед самым отбоем, заработав гневный взгляд Грейнджер.
А утром большинство студентов Хогвартса отправилось на рождественские каникулы домой. И только в поезде мальчики вспомнили, что вчера после ужина был бал, который они пропустили, убежав снова в Выручай-комнату.
- Не понимаю, а чего это Хорек себя так странно ведет в этом году? – вернула Рона и Невилла в реальность Джинни.
- Кого? – недоуменно переспросили парни.
- Вы чего, совсем ку-ку? – повертела пальцем у виска Джинни. – Малфой!
- А причем тут Малфой? – не понял Рон.
- Слушайте, вы, двое, - Гермиона встала в позу. Оба молодых человека единственное, что не закатили глаза к потолку. – Я, конечно, рада, что вы двое стали учиться самостоятельно и учиться очень даже не плохо, но вы пропадаете неизвестно где, неизвестно чем занимаетесь…
- Гермиона, будь добра, заткнись, - скривившись, произнес Рон.
- ЧТО?! – возмущенно воскликнула та.
- Грейнджер, тебе же ясно сказали – ЗАТКНИСЬ! – от дверей раздался такой знакомый саркастичный голос слизеринского принца, который по традиции чуть растягивал гласные, а на его лице было презрительно-снисходительное выражение.
- Ну вот, кто тут хотел получить Малфоя? – Невилл окинул взглядом купе, в котором сейчас сидели кроме него и Рона еще Джинни, Гермиона, Симус, Дин, Луна и старший Криви. И как поместились-то? – Получите, распишитесь, - он встал, потянул за собой Рона. – Будь так добр, Малфой, сдвинься чуток в сторону. Мы с Роном пройдем – прогуляемся, а то выслушивать идиотские перепалки совсем нет желания.
Драко секунду смотрел на Лонгботтома, затем чуть отступил в сторону, пропуская двух гриффиндорцев, которые заинтриговали его еще в начале года. Только вот разгадать их никак не получалось.
- Рональд Биллиус Уизли! – хором выдали Джинни и Гермиона.
- Надоели, - бросил Рон достаточно громко, чтобы его услышали все.
- Как ты можешь так себя вести? – возмущению девушек не было предела. Сизеринцы же внимательно следили за бесплатным спектаклем, не участвуя в нем.
- Вот, Малфой, скажи, - Рон повернулся к Драко. – У тебя вообще есть в школе соперник? Или им мог быть только Гарри Поттер?
- Причем тут Поттер? – не поняла Гермиона.
- Я только что получил ответ на вопрос, который еще не задал, - Рон с каким-то странным выражением на лице посмотрел на Гермиону. – Мне жаль, - после чего развернулся и двинулся в конец вагона.
- Да, Грейнджер, а тебя еще считают умной, - презрительно бросил Драко, после чего тоже развернулся и увел свою компанию, оставив всех в купе в недоумении.
До конца поездки никто не видел Невилла и Рона, да они и не горели желанием с кем-то общаться.
На платформе их уже встречали и сразу же портключами перенесли в Лондон к особняку Блеков. Дом был все также мрачен, но что-то в нем неуловимо изменилось. Леди Блек всех встретила своими воодушевленными воплями. Рон уже хотел возмутиться и прикрикнуть на нее, но что-то его заставило посмотреть на портрет, оказавшийся открытым почему-то. Да, мадам Блек воодушевленно орала, на ее лице была написана такая жизнерадостность, что Рон не удержал челюсть на месте. Вальпурга это заметила, задержала на нем свой взгляд, и продолжила обливать всех грязью. Рону чуть не сел на пол, когда портрет ему залихватски подмигнул. «Что это было?» - вертелось у него в голове, когда он вместе с Невиллом, вслед за своей матерью поднимался на второй этаж. Дойти до комнаты, которую он обычно занимал с Гарри, они не успели. Их остановил рассерженный голос леди Лонгботтом и увещевания Дамблдора.
- Августа, мальчику грозит опасность, - услышали они директора.
- Неужели? – сарказму в голосе этой леди мог бы позавидовать даже Снейп. – Насколько мне не изменяет память, то опасность грозит Гарри Поттеру, а мой внук в первый список врагов некоей личности не входит. Насколько мне не изменяет память, Невилл ни раз не оказался в ЕГО поле зрения, а если и оказался, то совсем не по причине ЕГО заинтересованности в моем внуке.
- Августа, Невилл может оказаться ребенком пророчества…, - снова начал Дамблдор, но ему опять не дали продолжить.
- Альбус, ты мог вертеть ребенком Поттеров только потому, что того некому было защитить, но у Невилла есть я, - рявкнула леди Лонгботтом. – И без моего разрешения он не будет делать ничего, что ты там пожелал на него взвалить. И не думай, что с моим исчезновением, или не дай Мерлин, моей смерти, ты получишь Невилла в свои загребущие руки. У него есть тот, кто о нем позаботиться в этом случае. Мое завещание находится в Совете аристократов, и будет исполнено сразу же.  И, Альбус, это не угроза, я просто констатирую факт. Я не против усиленного обучения внука защите, но втягивать его в войну я не позволю.
- Крутая у тебя бабушка, - хмыкнул Рон.
- Рональд, - почему-то рассвирепела его мать.
- Будь у Гарри такой же родственник, ничего бы не случилось, - буркнул тот в ответ, и добавил. – Или он у него, наконец, появился.
- Что ты хочешь этим сказать? – взвилась миссис Уизли. Невилл с удивлением смотрел, как это всегда добрая женщина, мать семерых детей, клещами вцепляется в плечо своего сына, и ее лицо искажается в какой-то странной и очень неприятной гримасе.
- Отпусти моего сына, Молли, - раздался тихий и до ужаса спокойный голос Артура Уизли.
- Этот мальчишка слишком много на себя берет, - заявила Молли.
- В отличие от некоторых, мой сын хранит верность однажды выбранному им другу, - бросил Артур.
- Как ты смеешь? – Молли уставилась на мужа, который вдруг повел себя совершенно иначе, чем обычно.
- Молли, если я чего-то не говорю вслух, это не значит, что я забыл, - в голосе мужчины, который никогда не перечил своей жене, прозвучала угроза. Рон, внимательно наблюдавший за матерью в этот момент, заметил, как она побледнела и у нее забегали глаза. Почему-то стало противно, и вспомнился один разговор с отцом, который произошел у них летом, уже после того, как стало известно об исчезновении Гарри.
- Не смей, - прошипела Молли.
- Это сейчас твоя мать настоящая? – прошептал Невилл, обращаясь к другу.
- Честно говоря, не знаю, - признался тот. Рону не понравилось то, чему он только что стал свидетелем, тем более это породило кучу вопросов и сомнений. Трудно, когда вдруг во вокруг все быстро меняется, и не в лучшую сторону.
Тут в коридор вышли леди Лонгботтом и Дамблдор. Последний сразу оценил напряженную обстановку межу супругами Уизли. В последнее время в Ордене Феникса не все было так уж хорошо, как хотелось бы. Кто бы мог подумать, что исчезновение Поттера заставит все пойти кувырком. Но так оно и было.
- Невилл, - улыбнулась Августа.
- Бабушка, - ответил на улыбку Невилл. Он был рад видеть ее, особенно теперь, когда очень многое открылось.
- Мы с тобой завтра с утра сходим в Святого Мунго, ты не против? – Августа все еще улыбалась.
- Конечно, я с радостью навещу родителей, - кивнул Невилл. Августа пристально оглядела внука.
- Ты похудел, - констатировала она с гордостью. – И выглядишь, как настоящий Лорд.
- Спасибо, бабушка, - улыбнулся Невилл. – Ты останешься здесь?
- Конечно, - кивнула та.
«Слава Мерлину», - подумал юноша, уже беспокоясь, как бы она не ушла. Ему совершенно не хотелось оставаться в этом доме без поддержки. Рон – это хорошо, но все же нужен был кто-то постарше и способный противостоять директору.
- Мальчики, думаю, вы хотите привести себя в порядок, - произнес мистер Уизли, указывая на дверь комнаты. Рон и Невилл поспешили скрыться. Были слышны тихие разговоры взрослых, но о чем они говорили, слышно не было.
- Кажется, эти каникулы будут очень «веселыми», - буркнул Рон.
- Да, мне тоже так кажется, - кивнул Невилл.
Они оказались правы. Невилл на следующее утро сходил вместе с бабушкой к родителям. Им, то есть Августе и Невиллу, удалось переговорить без свидетелей. Юноша пребывал в некотором замешательстве, узнав, что объявился его биологический отец. Леди Лонгботтом не написала внуку этого в письме, побоявшись, что это станет известно тому, кому не следует этого знать. Невиллу и хотелось увидеть отца, и в тоже время он боялся. Его радовало то, что этот человек, подаривший ему жизнь, не забывал его. В отличие от многих, он понимал, что исчезнуть на много лет не значит, что о тебе забыли.
После возвращения в Особняк Невилла в отдельный кабинет позвал с собой Дамблдор, где его поставили в известность о том, что начинаются дополнительные занятия. Его учителями должны были с сегодняшнего дня стать Грюм, Кингсли и, кто бы сомневался, Снейп. Услышав об окклюменции, Невилл чуть не взвыл. Радовало его то, что и у него, и у Рона (бабушка постаралась) были специальные артефакты, которые они постоянно носили с собой. Эти артефакты помогали блокировать сознание, но при этом не давали узнать, что у его носителя есть блок, выпуская наружу самые ненужные воспоминания и мысли. Где леди Лонгботтом обзавелась этими «игрушками», на долгие годы еще останется тайной. И начались занятия.
Невилл каждый вечер делился своими впечатлениями с Роном, которого никто учить не собирался. Молли Уизли считала, что ее дети – дети. Рон как-то буркнул, что если он ребенок, то по какой причине его мать позволяет считать, что Гарри и Невилл – не дети. Впервые он получил пощечину от матери. В семье Уизли все было совсем не просто, и с каждым днем становилось все сложнее. Артур в основном проводил время с шестым своим сыном, близнецы почти не показывались, полностью уйдя в свой бизнес. Как-то он проговорился Рону, что Джордж и Фред обижены на мать, но не стал вдаваться в подробности. Чарли редко появлялся дома. Но если ему было простительно, он жил в Румынии, то Билл, работая в Лондоне, тоже приходил очень редко, предпочитая жить в своей квартире, которую ему снимал Гринготс, как одному из лучших своих работников. Пожалуй, за Молли держалась только Джинни, да Гермиона была на ее стороне. Все это ребята обсуждали, когда прятались на чердаке. Только там можно было закрыться и не опасаться подслушивания и подглядывания.
Пока Невилл занимался со своими учителями, Рон проводил время в библиотеке. Делясь впечатления о дне, юноши выяснили, что ничему серьезному Невилла учить не собирались. История с Гарри повторялась. Если последнего вообще нечему толком не учили, то Невиллу все же что-то показывали. Юноши решили, что дело в бабушке Невилла, которая все же может помешать директору в претворении его планов в жизнь. Чем дальше все заходило, тем меньше нравилось им обоим. Рон успел поругаться с Гермоной и Джинни, причем так, что они теперь не общались, совсем. Девушки бросали на него гневные взгляды, а Рон их мужественно игнорировал. Никакие увещевания на него не действовали, в том числе и Дамблдора. Неожиданно для всех на сторону Рона встали Люпин и Снейп, высказавшиеся в очень саркастичной форме.
К радости Рона и Невилла, каникулы подошли к концу, и им пора было возвращаться в школу. В Хогвартс-экспрессе юноши сели отдельно от остальных. Во время поездки их никто не доставал.
Учеба быстро стала набирать оборот. У Невилла каждый день были дополнительные занятия. Раз в неделю его к себе приглашал Дамблдор. После первого же такого собрания юноши уединились в Выручай-комнате, им нужно было обсудить многое, о чем в особняке они старались не говорить.
- Ну, и как? – Рон пристально смотрел на друга.
- Он, то ли мне мозги пудрит, либо пытается что-то сказать, но так, что без особого толкователя не понять, - раздраженно произнес Невилл. – Ты, кстати, обратил внимание на его руку, которую он вроде бы прячет?
- Ага, - кивнул Рон.
- Обманка, - фыркнул Невилл. – На самом деле рука у него не черная, а самая нормальная.
- И зачем тогда? – не понял его друг.
- Мне кажется, он продолжает играть ту роль, которая была рассчитана на Гарри, - задумчиво произнес Невилл. – И никак от этой роли не отойдет.
- Понять бы, зачем же ему это надо, - пробормотал Рон.
- Слушай, а что ты думаешь о племянниках То… Волдеморта? – имя далось Невиллу легко, да и Рон не вздрогнул. Мировоззрение у них сильно поменялось, раз так легко стали восприниматься некоторые вещи.
- Странно это все, - задумчиво протянул Рон, затем встрепенулся. – Знаешь, что меня во всем это удивляет?
- Что? – Невилл пристально смотрел на друга.
- Почему мы с тобой так резко изменились, - серьезно, даже несколько мрачно произнес Рон. – Так быстро люди не меняются, даже если с них снять ограничители.
- Хмм, - протянул Невилл. Его и самого в последнее время занимал этот вопрос. Многое их происходящего казалось ему немного нереальным, и как-то списывать все только на магию не получалось. – И все-таки, что ты думаешь о племянниках Волдеморта?
- Странно все это, - повторил свой первый ответ Рон. – Не верится, что такое вообще возможно. Как-то не вяжется, что у Волдеморта может быть семья, тем более, что Он будет за нее стоять горой.
- Да, странно, – кивнул Невилл. – Мне кажется, мы чего-то не знаем.
- Помнишь, ты сказал, что удивлен тому, что я остался предан Гарри? – Рон взглянул на друга. – У меня было такое ощущение в тот момент, когда я узнал об его исчезновении, что я уже когда-то в такой же ситуации его предал, и ничего хорошего из этого не вышло.
- Брр, - передернул плечами Невилл, представив себе эту картинку. – Но я все равно не понимаю Гермиону. Даже, если ее поили все время зельями, это не дает ответа на все вопросы. Получается, что она всегда была не той, кем казалась.
- Не знаю, Невилл, - тихо ответил ему Рон. – Я просто надеюсь, что нам удастся во всем разобраться и понять, что за Мордред тут делается.
- Я тоже, я тоже, - кивнул Невилл. Больше к этой теме они не возвращались, пока.
Они продолжали учиться, заниматься, искать ответы, на вопросы, которые пока им не поддавались. Все изменилось в один прекрасный день, когда ответы сами нашли их, вернее, часть ответов.
За день до 14-го февраля, когда должен был состояться поход в Хогсмид, Невилл получил послание от бабушки, которая сообщила ему о своем прибытии, а также написала, что в деревне произойдет одна эпохальная для внука встреча – встреча с НИМ. Кто это «с НИМ» юноша понял сразу. Он встретить со своим настоящим отцом.
В тот же день в обед Рон получил посылку, которую развернул, когда ждал Невилла в Выручай-комнате. В посылке оказалось несколько предметов. Первой ему в руку упала палочка, новая, двенадцати дюймов, гибкая, сделанная из дух видов дерева, где преобладало светло-желтое. Две тонкие полосы из груши были расположены вдоль всей палочки. На одной были выгравированы руны, на второй астрономические знаки. Рукоятка палочки была резной и идеально подходила Рону. Как только он ее коснулся, дух захватило. Казалось, эта палочка была идеальным продолжением его самого. Он чувствовал силу, свою силу, впервые в своей жизни. Рон прижал палочку к груди, словно это было самое дорогое, что вообще у него могло быть. Он почти не ошибся. Его взгляд упал на коробку. Он ее перевернул, вываливая наружу содержимое. Глаза полезли на лоб. Маленькая метла, выпав из посылки, мгновенно приобрела свои истинные размеры. Рон сразу узнал Молнию Гарри. Рядом упали еще две вещи – карта Мародеров и плащ-неведимка. Теперь Рон точно знал, что Гарри жив, и более того, он все еще его лучший друг.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 23. Первая проделка Андерсов и таланты бизнесмена.
- Жизнь прекрасна, - выдал Адриан, с удовольствием потягиваясь. Рудольфус с удивлением посмотрел на него. Сегодня была его очередь находиться рядом с мальчиками в качестве охраны.
- Не вижу ничего прекрасного, - буркнул Демиан, в очередной раз, черкая что-то в пергаменте. – И кто придумал писать таким анахронизмом? Слабо, что ли было перенять у магглов хотя бы перьевые руки?
- Деми, не ворчи, - рассмеялся Адриан.
- Нет, ты только посмотри на все это, - Демиан с брезгливостью обвел рукой письменный стол. – И маги еще что-то пытаются говорить о том, что они лучше магглов. Ага, «щас»!
- Не выражайся, любимый братец, - Адриан обнял Демиана за шею и заглянул в пергамент. Рудольфус, наблюдавший за племянниками Лорда, увидел, как на лице блондина появляется выражение крайней степени изумления. В следующее мгновение юноша расхохотался, причем так, что из глаз потекли слезы.
- И ничего смешного, - буркнул Демиан.
- Я знаю, что с этим нужно сделать, - продолжая хохотать, выдал Адриан. – Никогда не думал, что ты настолько талантлив. Руди, выпей зелье, мы идем гулять, - юноша повернулся к телохранителю. На секунду он задумался. – Наверное, лучше взять и всех остальных.
- Куда вы собрались? – Рудольфус не показал, что думает по поводу приказа мальчика.
- Думаю, в Хогсмид, - усмехнулся тот. – Сегодня как раз студенты будут там.
- Рискованно, - бросил мужчина.
- Ну, нам давно пора появиться – породить массу слухов о новых лицах в Англии и вызвать шок, когда будем распределяться в Хогвартсе, - пожал плечами Адриан.
- И как же вы собираетесь представиться, если у вас поинтересуются, кто вы такие? – Рудольфус нахмурился.
- Узнаешь, - расплылся в ехидной улыбочке юноша.
Лестрейндж тяжело вздохнул и отправился за остальными «телохранителями», сетуя про себя, почему этим мальчишкам не сидится «на попе ровно». Это выражение постоянно, по отношению к племянникам Лорда, применял Долохов. Так оно прилипло и к остальным.
Час спустя оба Лестрейнджа, Долохов и МакНейр в своем новом обличии, слава Мерлину, мужском, и двое подростков отбыли из Слизерин-менора – погулять. На лицах Адриана и Демиана сияли предвкушающие улыбочки, что сильно нервировало их сопровождающих. Во-первых, они прекрасно знали, на что способны эти двое. Хватало их экспериментов с зельями, от которых страдали все, поскольку проверку детишки устраивали, с полного одобрения Лорда, на Пожирателях. За последний месяц уже у всех успела развиться паранойя.  У пожирателей вошло в  привычку проверять то или иное блюдо, или питье на наличие зелий, или оглядываться за спину, ожидая прилета колбочки с какой-нибудь гадостью. И вроде бы мальчики не делали ничего такого, что могло бы вызвать такую реакцию. Они занимались экспериментами, и только в случае успеха проверяли результат на тех, кто оказывался рядом. Обычно вблизи находились Пожиратели. 
- Какая прелесть! – протянул Демиан, как только они оказались в Хогсмиде. Аппарировать они умели уже давно. Том и Питер постарались, чтобы мальчики имели этот навык. В Америке получить лицензию на аппарацию можно было сразу, как только освоишь этот вид перемещений. Так что волноваться по этому поводу юным Андерсам не нужно. Любому мало-мальски надоедливому типу они могли просто сунуть под нос лицензию, и продолжить делать то, что им нравится.
- Деревня как деревня, - пожал плечами Адриан, направляясь в сторону магазинчика сладостей.
- Кто о чем, а этот за конфетами, - возвел очи к небу Демиан. – Сколько можно есть сладкое? – это уже было обращено к брату и сказано намного громче.
- У меня проблемы со здоровьем, а глюкоза помогает с ними бороться, - услышал от в ответ.
- Ужас, - буркнул Демиан. – Пожалуюсь твоему крестному и нашему дяде.
- И? – Адриан оглянулся через плечо, открыто усмехаясь.
- Лишат десерта, - фыркнул его брат.
- Напугал цыпленок киску, - ядовито выдал блондин, продолжавший свой путь в сторону «Сладкого королевства».
- Значит, я цыпленок, - недобро прищурился Демиан, провожая брата взглядом. – Ну-ну, малыш.
- Я не думаю, что его стоит отпускать вперед одного, - произнес Антонин, задумчиво разглядывая Адриана.
- Он – зараза, - произнес Демиан. – Он способен на все, и вы понятия не имеете, каким это чудо природы может быть.
- Что, может быть еще хуже, чем сейчас? – осторожно поинтересовался МакНейр.
- Увидите, - хмыкнул юноша, и поспешил за братом, как раз исчезнувшим за дверями вожделенного на этот момент магазина. – Успеть бы, а то скупит весь магазин.
Адриан вошел в «Сладкое королевство» и сразу же направился к витринам с выставленным товаром. Придирчиво изучая ассортимент, юноша то кривился, то кивал, то чего-то бурчал себе под нос. На него уже взирали все, кто находился в помещении. Во-первых, новое лицо, причем незнакомое. Во-вторых, юноша выгодно выделялся среди людей. Не каждый день можно было увидеть таких красавцев. В первое мгновение, все подумали, что это Малфой, но быстро поняли, что ошиблись. Волосы имели другой цвет, да и незнакомец был тоньше, и как-то даже утонченнее, что ли. Более хрупкий.
- Адри, не смей скупать весь магазин, - со звоном колокольчика на входе раздался голос Демиана.
- Хмм, - выдал тот в ответ, а затем повернулся к брату лицом. Рабастан чуть не поперхнулся воздухом, глядя на возмущенно-обиженную мордашку младшего племянника Лорда. – Тут всего двенадцать сортов шоколада. Представляешь, всего двенадцать. И нет молочного. А я другой не ем.
- Адри, - Демиан снова закатил глаза. – Я попрошу маму, чтобы она купила тебе этот треклятый шоколад и прислала сюда. Хочешь, она купит каждого вида?
- Хочу, - кивнул тот в ответ, не убирая с лица выражение вселенской обиды.
- Вот дите, - покачал головой шатен.
- Я не дите, но меня лишили всех прелестей сладкой жизни, - выдал Адриан и снова вернулся к созерцанию того, что могло предложить ему «Сладкое королевство». Придя к выводу, что его все-таки обделили, юноша уставился на продавщицу, и по совместительству владелицу магазинчика. – А вы не думали разнообразить ассортимент?
- А у вас, молодой человек, есть предложения? – женщина улыбалась. Она не могла обижаться на этого мальчика, который вел себя с такой непосредственностью.
- Есть, - кивнул он. – Если я вам покажу образцы, и они подойдут, вы их будете продавать?
- Хмм, для начала надо увидеть, что за предложение у вас есть, - произнесла владелица лавки.
- Угум, - кивнул Адриан. – Дайте что ли вот это, - показал он на шоколадных лягушек, но с таким видом, словно кто-то отплясывает на его могиле.
- Артист, - хмыкнул себе под нос Демиан. – Много ему не накладывайте, а то он потом есть не будет. Сладкоежка.
- Рррр, - развернулся к брату Адриан и мрачно на него посмотрел. Демиан только усмехнулся в ответ.
Пока женщина упаковывала купленные сладости, помимо лягушек, блондин все-таки купил еще с десяток сладостей, сам Адриан отошел в сторону. Рудольфус, пристально за ним наблюдающий, заметил, как юноша что-то вытащил из-под мантии и осторожно положил на стол, текстом вниз. На лице появилась проказливая улыбка, но тут же исчезла. Получив свой заказ, и пообещав на днях принести образцы, Адриан, донельзя довольный, направился к выходу, не забыв сунуть в рот конфетку. Демина тяжко вздохнул.
- Ему надо сначала нормально поесть, а то потом будем его с ложечки кормить, - проворчал шатен. – И как он стал таким. Честное слово, не понимаю. Верните мне то, что было.
- Мечтать не вредно, вредно не мечтать, - расплылся в ехидной улыбочке блондин.
Вторым заведением на их пути стали «Три метлы». Ими заинтересовались сразу же, как они вошли. Новое лицо всегда привлекает внимание.  Адриан остановился на входе и оглядел зал, отмечая знакомые и не очень лица. Чуть прищурившись, он посмотрел на гриффиндорцев, скривившихся при их появлении. С этим и так все было ясно: господа красно-золотые не любили аристократов. Слизеринцы смотрели на них с легким, но хорошо завуалированным любопытством. Остальные просто с любопытством, причем открыто. Не часто можно было увидеть в Хогсмиде новых людей, особенно если они являются красивыми мальчиками, которых можно рассматривать в качестве потенциальных «Бой-френдов».
Адриан как-то слишком тяжело вздохнул, пробормотал себе под нос что-то сильно напоминающее: «Что ж я маленьким не сдох», заставив своих телохранителей поперхнуться воздухом, и направился к стойке. Кушать ему хотелось так, что даже все эти взгляды не могли его остановить.
Через десять минут они уже сидели за столиком, который оказался в самом углу, и был скрыт от всех полутенью. Они, конечно, чувствовали, что на них смотрят, но делали вид, что им на самом деле плевать на тот интерес, что проявляли к ним окружающие. Четверо мужчин пытались понять, что же задумали двое их подопечных. А то, что те что-то задумали они нисколько не сомневались. Антонин пристально следил за Адрианом, считая, что именно он зачинщик того, что должно произойти.
В «Три метлы» влетела группа взбудораженных гриффиндорцев, которые тут же кинулись к столику, за которым сидели Грейнджер, Томас и ряд студентов, преданных Дамблдору.
- Началось, - усмехнулся Адриан, разглядывая своих бывших, ну, и будущих сокурсников.
За столом гриффиндорцев раздался хохот. Антонин прищурился. Он очень долго смотрел на детей, затем перевел взгляд на блондинчика за своим столом. У того была такая мордашка, что Долохов одним местом почувствовал назревающие неприятности. У него ладони зазудели от желания заполучить те пергаменты, что были сейчас у гриффиндорцев в руках.
- Гляди, как все к ним потянулись, - протянул Демиан.
- Думаю, пора продолжить, - кивнул Адриан, и решительно поднялся из-за стола. На стуле осталась стопочка пергаментов, никем не замеченная. Студенты становились все более  взбудораженными, передавая листы от одного к другому. Так что мало кто смотрел на удаляющуюся компанию. У самого выхода стояла стойка, и в ней были отделения, в которые можно было положить рекламку. Вот в один из карманов и сунул очередную партию пергаментов Демиан, как-то дьявольски улыбнувшись.
В течение получаса племянники Лорда таскали свою свиту из одного заведения в другое, оставляя везде пачки с пергаментом. Четверо телохранителей видели, как эти пергаменты распространялись со скоростью пожара среди людей. Некоторые смотрели на них с ужасом, другие смеялись до слез. Долохов, в конце концов, не выдержал. В последнем заходе он чуть подотстал и прихватил один из пергаментов.
- Ну? – Демиан посмотрел на брата.
- Ага, - кивнул тот. Четверо мужчин уже имели только одно желание – придушить этих двоих. О чем, собственно, сейчас был разговор, кроме племянничков Лорда, не понял никто. Антонин досчитал до десяти, успокаивая себя. Ему еще никогда не приходилось выступать в качестве няньки для столь беспокойных созданий. Надо признать, талантливых, но очень беспокойных.
- Так, нам тут надоело, - объявил Адриан.
- Неужели? – усмехнулся Рудольфус. – Может, вы найдете еще какую-нибудь лавку? – в голосе послышались издевательские нотки. – А то вдруг что-нибудь пропустили.
- В данном конкретном случае сарказм тебе не идет, - назидательным тоном выдал блондинчик, и добавил, видимо, желая добить. – Типаж не тот.
- Прибью, - прорычал старший из Лестрейнджей. – Когда-нибудь.
- Себя не жалко? – с легким интересом спросил Демиан. – Дядя ведь не простит.
- Откуда вы такие взялись на нашу голову? Ну не было вас, и жить было проще, - простонал Рабастан.
- Уж, прости, но мы были, есть и будем, - расплылся в довольной улыбке зубастой акулы, готовой сомкнуть свои челюсти на жертве, Адриан. Но тут же стал серьезным. – Идем гулять дальше.
- Куда на этот раз? В Косой переулок? – поинтересовался Рудольфус каким-то усталым голосом.
- Нет, мы идем в супермаркет, - заявил блондинчик.
- КУДА?! – завопили четверо телохранителей, привлекая к их группе внимание. Антонин в это время повернул пергамент рисунком к себе. Сначала он не понял, что увидел. То есть, глаза видели, но мозг не воспринимал. Вообще, никак. У него было такое выражение на лице, что Уолден решил уточнить, что же привело Долохова в такое состояние.
- Это что?! – МакНейр уставился на мальчишек ошарашенными глазами.
- Что там такое? – нахмурился Рудольфус, подавшись вперед.
- Может, сбежать? – осторожно спросил у брата Адриан, разглядывая четырех пожирателей, которые с непередаваемым выражением на лице разглядывали художества Демиана.
- Может, - задумчиво протянул тот в ответ. – Очень может быть.
- Вы… Вы…, - у Долохова просто слов не находилось, чтобы высказать свое возмущение. Он только и мог, что потрясать злополучным пергаментом.
- А что такого? – сделал невинные глаза Адриан. Он выхватил лист у мужчины и стал рассматривать рисунок, скорее, карикатуру на собрание Пожирателей. На троне сидел Волдеморт, но он был нарисован в такой позе и в таком виде, что без слез и не посмотришь, что уж говорить о его слугах. Демиан явно был в ударе, когда рисовал их, и не особо то и жалел. Рисунок явно говорил, что принадлежит лицу, которое на этих собраниях присутствует.
- С ума сошли? – с долей мольбы в голосе поинтересовался Рабастан.
- Почему же? – пожал плечами Демиан. – Вполне адекватны.
- Никто по голове в последнее время не бил? – продолжал допытываться младший из братьев Лестрейндж.
- Успокойся, все с нами в порядке, - отмахнулся от него Адриан. – И потом, нужно же как-то всколыхнуть это ваше болото. Почему бы не так?
- Лорд с вас шкуру снимет, - прошипел МакНейр. В ответ раздалось только фырканье. Мальчики были совершенно уверены, что им ничего кроме небольшого скандала в виде криков не будет.
- Так, мы тут закончили, теперь в супермаркет, - решительно произнес Адриан. – Аппарируем к «Дырявому котлу».
- Что такое супермаркет? – мрачно потребовал ответа Долохов, все еще не придя окончательно в себя от «шутки» своих подопечных.
- Вот и узнаете заодно, - хмыкнул Демиан. – Аппарируем, - и братья исчезли, почти без хлопка. Их телохранители поспешили следом. Если что случится с этими двумя, то Лорд будет очень, очень сильно недоволен. И это еще мягко сказано.
В это же время Хогсмид уже будоражило. Еще бы, никому никогда не приходило в голову сделать что-то подобное. Какие только предположения ни строились относительно того, каким образом эта карикатура появилась в деревеньке. Одни утверждали, что тут постарались какие-то противники Того-кого-нельзя-называть, другие придумывали невесть что, третьи заподозрили тех самых незнакомцев. И, в первую очередь, это была Грейнджер. Девушка обладала логическим мышлением, но зачастую ей сильно мешало то, что она беспрекословно верила словам и действиям определенных людей, в частности, Дамблдора. Конечно, она посмеялась над карикатурой, но и была недовольна, ведь подобное поведение может привести к нехорошим последствиям, и пострадают люди. Слизеринцы, кто был давно уже верен Лорду, кипели, бросая злые взгляды на веселящихся студентов и взрослых, которым тоже достались художества неизвестного. Впрочем, среди «верных Лорду» были не только слизеринцы.
Пока Хогсмид веселился, младшие Андерсы и их телохранители пробрались в маггловский Лондон. Старшие маги кривились, шипели, но стойко переносили все манипуляции двух парней. Те трансфигурировали их мантии в нормальную одежду, чтобы не слишком выделяться среди магглов. Ну, не сильно, конечно, получилось не выделяться. Почему-то получилось облачить нянек только в кожу. Мальчики хмыкали, хмурились, фыркали, но ничего поделать не смогли.
- Учиться нам еще и учиться, - вздохнул Демиан, признавая поражение. – Придется переть с этими байкерами.
- Может и нам тогда под стать им? – задумчиво глядя на мужчин, произнес Адриан.
- Ну, уж нет, - воскликнул его брат.
Народ постоянно оглядывался на двух подростков в сопровождении четырех мужчин в коже. Многим казалось, что этим «байкерам» должно быть холодно, как-никак конец февраля на улице. Откуда им было знать про согревающие чары. Сами мальчишки ничем не отличались от обычных: джинсы, куртки, шапки, зимние ботинки.
В общем, до супермаркета они добрались через два часа, в прямом смысле, «замордовав» своих телохранителей. Те уже еле ноги передвигали, когда перед ними вырос огромный одноэтажный комплекс. Пожиратели вовремя успели поймать свои челюсти. Ну, не пристало им показывать свое удивление перед магглами. Но, оказавшись внутри, им все же не удалось удержать свои эмоции под контролем. Они хвостиком ходили за племянниками своего Лорда. Если бы кто-нибудь заглянул в их глаза, то заметил бы там пустое выражение.
Адриан сразу же направился в отдел сладостей. Его в первую очередь интересовали всякие вкусности на развес: мармелад обычный и жевательный, разных форм и цветов, орешки и фрукты в шоколаде и йогурте и так далее. Затем наступила очередь самого шоколада. Консультант отдела, с каждым отправляемым в каталку видом, все больше впадала в ступор. Демиан тихо давился от смеха. Он, конечно, предполагал, что нечто подобное будет использовано в качестве образцов, но не думал, что братишка так рьяно возьмется за дело. Гора сладостей росла в геометрической прогрессии.
- Эээ, может быть хватит? – осторожно спросил Рудольфус, в ужасе глядя на каталку.
- Хмм, - Адриан посмотрел на свои покупки, что-то прикинул в уме. – За мной!
- Магическому миру пришел капут! – выдал Демиан, уже во всю веселясь.
- Капут? – переспросил Рабастан.
- Ну, конец, - подал плечами юноша. – Кто же знал, что у моего брата вдруг проснется деловая жилка, и он в тупую протащит к магам маггловские фишки.
Мужчины непонимающе на него посмотрели, но больше вопросов не задавали, поскольку каждый ответ вызывал еще больше вопросов. Совсем в осадок они выпали, когда оказались рядом с отделом с эксклюзивным и дорогостоящим алкоголем. Адриан и Демиан несколько минут наблюдали за ними, затем со вздохом дали им добро. Чего возьмешь с «болезных». В магическом мире был алкоголь, и довольно хороший, но такого разнообразия не существовало, особенно в коньяках, виски, джинах. Некоторые виды алкоголя вообще ни о чем Пожирателям не говорили.
- Дааааааааааа, - глубокомысленно протянул Демиан, глядя на лица своих телохранителей.
- Не то слово, - согласился с ним Адриан. – А представь, что с ними будет дальше.
- Бедные они бедные, - покачал головой шатен.
- Прямо-таки обездоленные, непросвещенные аборигены, - кивнул блондин.
Спустя полтора часа мужчин удалось вывести из этого отдела с полной каталкой алкоголя, причем на баснословную сумму. Чем дальше они шли, тем больше Долохов, МакНейр и Лестрейнджи теряли свой контроль. Они и подумать не могли, что из некоторых продуктов можно сделать то, что было представлено тут. Им хотелось всего и сразу. В общем, к кассе они подошли с четырьмя каталками, заполненными до самого верха. Расплачивался Адриан, у которого во внутреннем кармане, трансфигурированной в курку мантии, лежала кредитная карта для мира магглов и чековая книжка для мира магов. Сумма вышла астрономической и составила десятую часть всей выручки магазина за сутки, в основном благодаря сладостям и алкоголю.
Из супермаркета они вышли налегке. У Долохова сложилось впечатление, что Адриан задумал этот поход с самого начала, иначе, зачем бы он тащил с собой безразмерную сумку. Теперь она была в руках у МакНейра, и тот нес ее так, словно в ней заключалась вся его жизнь.
Если мужчины думали, что мальчики на этом свои похождения закончили, то ошиблись. Блондин решил разом покончить с делами и снова потребовал отправиться в Хогсмид, вернее, поставил перед фактом, что они идут в «Сладкое королевство».
Следующие четыре часа им только и оставалось, что наблюдать за тем, как двое мальчишек делают «бизнес». Такой предприимчивости они еще ни у кого не видели. В принципе, они сейчас на пустом месте зарабатывали деньги, всего лишь став посредниками между магглами и магами. Кто бы мог подумать, что все может быть так просто. Ударив по рукам, подписав контракт, мальчики, наконец, решили, что пора домой.
Довольные проделанной работой, они вывались из «Сладкого королевства» прямо в объятия Питера.
- А вы что тут делаете?! – мужчина удивленно уставился на братьев Андерс. Адриан опустил глаза, как бы показывая, что кается, но увидел в руках крестного тот самый пергамент.
- Упс, - вырвалось у него.
Питер проследил за его взглядом, прищурился, затем на секунду закрыл глаза, чтобы взять эмоции под контроль.
- Разговор будет длинным и малоприятным, - изрек он, хватая парней за руки и аппарируя. Он не заметил, какими глазами за этим представлением наблюдала так и не успевшая отбыть домой леди Лонгботтом.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 24. Встреча с Невиллом.
Питер волновался весь день. Сегодня он должен был встретиться со своим сыном. И было совершенно непонятно, как Невилл к нему отнесется. Хотя Августа и сказала, что мальчик спокойно отнесся к новости, что вовсе не является Лонгботтомом, ему все же было немного страшно. Юноша  мог и не понять того, что отец, будучи не так уж и далеко, не предпринял ни единой попытки с ним связаться. Тем более что в течение трех первых лет учебы мальчика находился в непосредственной близости, живя в той же спальне, пусть и в облике крысы. И вообще все это было сложно. Ему иногда и самому казалось абсурдным все происходящее, особенно в последние лет пятнадцать.
- Хватит метаться, - Том с некоторой злостью посмотрел на друга. – Ты мешаешь мне заниматься делами.
- У меня встреча с сыном, - возмутился Питер. – Имею я право волноваться по этому поводу?
- Да, волнуйся, сколько тебе хочется, - бросил Том. – Только не в моем присутствии, и не в моем кабинете. Ты мне мешаешь.
- Посмотрите, какие мы, - съязвил Питер.
- Хаффлпафф! – взъярился Темной лорд.
- Слизерин! – не остался его друг в долгу. Они уставились друг на друга, совершенно не собираясь уступать. И все же первым эту, давно уже ведущуюся между ними игру, закончил именно Петтигрю. Он усмехнулся, уселся в кресло напротив стола Тома и приготовился выслушать очередную лекцию о том, как же тяжко живется Темному лорду.
- Иди-ка ты уже в Хогсмид, - на удивление спокойно отозвался Том, снова возвращаясь к своим бумажкам.
- Где мальчики? Очередной шедевр на голову твоим пожирателям придумывают? – поинтересовался Питер.
- У них новое хобби, - усмехнулся Том. – Они пытаются довести своих телохранителей.
- И у них, между прочим, получается, - заметил его Петтигрю. – Вопрос лишь в том, насколько хватит Долохова, Лестрейнджей и МакНейра. И кто кого прибьет первым.
- На самом деле они неплохо ладят, - заметил Том, снова отрываясь от своих бумаг. – Да, Адриан и Демиан, конечно, не ангелы, но очарования у них не отнять.
- Тебя что-то беспокоит? – нахмурился Питер.
- Тебе своих проблем не хватает? – поддел друга Волдеморт. – Ты теперь еще и моим психотерапевтом заделался?
- И все же, - Петтигрю пристально смотрел на человека, который никогда его не предавал, и не предаст, не смотря на свой достаточно вредный характер.
- Адриан, - вздохнул Том, нехотя признавая, что почти все его думы посвящены этому мальчишке. И так было всегда, даже тогда, когда он не знал, кем на самом деле является Гарри Поттер.
- И что именно? – решил уточнить Питер.
- Я провел диагностику его состояния, - снова вздох. – Полностью здоровым он уже не будет никогда. Три раза пересекать грань, да еще и в таком возврате… Без последствий тут никак не обойдется. А если к этому еще добавить всю его жизнь, то… - Том махнул рукой.
- Насколько все плохо? – Питер насторожился. За крестника у него душа болела очень сильно. Мальчику действительно по жизни досталось. Не каждый взрослый был бы способен перенести все то, через что пришлось пройти Гарри Поттеру.
- Адриан всегда был исключением из правил, - усмехнулся Том. – У него в крови яд василиска и слезы феникса. Два совершенно не совместимых компонента, но наш мальчик все еще жив, и даже достаточно здоров. Только вот, когда гром грянет? А он грянет, Питер. Его организм не сможет бороться с разными заболеваниями, как это происходит с другими магами. И протекать эти болезни будут в несколько раз более бурно, и продолжительно. Ладно, тебе уже пора. Потом поговорим на эту тему.
- Ты не хочешь отпускать его в Хогвартс, - сделал вывод Петтигрю.
- Я не хочу отпускать туда мальчиков одних, - признался Волдеморт. – Нам нужен там очень надежный человек, а лучше несколько.
- Хорошо, вернусь со встречи – поговорим, - кивнул Питер, поднимаясь из кресла. Том кивнул.
***
Питер ждал леди Августу и своего сына в одном из номеров в баре «Три Метлы». Из головы не шел разговор с Томом. Ему не понравилось настроение друга, а также то, что Адриан, похоже, никогда не сможет, оправится окончательно. Это могло означать лишь то, что юноша всегда будет уязвим. И если такой человек, как Дамблдор увидит его слабое место, то обязательно этим воспользуется. Но также он чувствовал, что его друг о чем-то умолчал. Было что-то еще.
Стук в дверь прервал его размышления. За ними он даже перестал волноваться о том, как его встретит сын.
- Войдите, - отозвался он. Дверь открылась. Первой вошла Августа и мягко улыбнулась ему. Питер ответил такой же искренней улыбкой. Эта женщина была достойна уважения и заслужила хорошего к себе отношения. А затем он перевел взгляд на второго посетителя. Невилл. Его сын. Сразу же было понятно, что в мальчике течет кровь Хаффлпаффов. Даже удивительно, что никто еще не обратил на это внимание. Насколько же люди стали невнимательными. Стоило-то посмотреть на портрет Хельги, а затем на Невилла – и все было бы ясно.
- Здравствуй, - наконец, произнес Питер.
- Добрый день, - отозвался юноша. Чувствовалось, что он понятия не имеет, как себя вести.
- Лорд Хаффлпафф, - официально на начала Августа. – Разрешите представить вам моего внука, наследника рода Лонгботтом, а также вашего сына – Невилла. Внук, это Питер Петтигрю, лорд Хаффлпафф – твой отец.
- Приятно познакомиться, - выдал Невилл, явно не зная, как себя вести. Хорошо хоть бабушка посвятила его в то, кем именно является его отец, а то имя «предателя Поттеров» вызвало бы у него очень негативную реакцию.
- Хмм, - леди Лонгботтом с интересом посмотрела на внука. Она понимала, что будет сложно, но даже не подозревала, что настолько. Этот их обмен любезностями в предельно нейтральных тонах ее покоробил. – Так, давайте присядем и поговорим. У каждого из вас есть вопросы к другому, вот ими и займемся.
Невилл только кивнул, но с места не тронулся. Он знал по рассказам Рона, Гарри и Гермионы, как выглядел Петтигрю. Человек, стоящий перед ним, с той «крысой» не имел ничего общего. В то же время ему жутко хотелось узнать подробности отношений мужчины с его родителями. По сути, у него было два отца. Несколько секунд он смотрел на Питера, и, по-видимому, что-то для себя решив, кивнул, прошел вперед и уселся в кресло. Августа чуть заметно улыбнулась. Она нисколько не сомневалась в том, что ее внук не будет действовать сгоряча.
- Итак, я думаю, Питер, тебе стоит немного рассказать о себе, о том кто ты такой и чем занимаешься, чтобы Невилл мог немного тебя узнать. Я особо не вдавалась в подробности, - начала разговор леди Лонгботтом. – Думаю, тебе стоит самому поведать некоторые вещи своему сыну.
- Спасибо, - чуть заметно улыбнулся мужчина, затем посмотрел на Невилла. – Думаю, ты хочешь знать все, не так ли?
Юноша только кивнул на это. Ему действительно хотелось знать все. Бабушке он доверял, а та относилась к его биологическому отцу, как к другу. Августа Лонгботтом не стала бы общаться с человеком, если бы знала, что из-за него погибли люди.
- Ты все это время знала, что он не виноват в гибели родителей Гарри? – повернулся он к женщине.
- Это очень долгая и несколько странная история, - вместо Августы произнес Питер. – Я всегда знал, что являюсь потомком Хельги Хаффлпафф. В свое время наша ветвь исчезла так же, как это сделала и прямая ветвь Основательницы. Лордами Хаффлпафф были Де Вера. Уже очень много времени считалось, что данная ветвь оборвалась.
- Но это не так? – уточнила леди Лонгботтом, быстро поняв, о чем говорит мужчина.
- Нет, не так, - подтвердил тот. – Они объявились совсем недавно. Только вот Лордом Хаффлпафф официально стал я. Виктор де Вера, к сожалению, оказался сквибом, хотя и может применять кое-какие присущие роду умения. Исходя из этого, могу сказать, что ты Невилл являешься наследником. Титул теперь передается по нашей ветви. А Де Вера всегда будут Принцами рода. Хотя у них есть и другой титул, тоже не менее интересный и значимый.
- Куда ты клонишь, Питер? – Августа нахмурилась.
- Скажу лишь, что сейчас в Англии собрались все четыре человека, принявшие титулы родов Основателей, - произнес Петтигрю.
- Гриффиндор, Слизерин, Райвенкло и Хаффлпафф? – уточнила женщина.
- Да, - кивнул Питер.
- Насколько мне не изменяет память, Поттеры были связаны с Гриффиндорами, - Августа пристально уставилась на мужчину.
- Связаны, причем напрямую, - подтвердил тот.
- То есть, Гарри у нас Лорд Гриффиндор? – уточнил до сих пор молчавший Невилл.
- Да, действующий и принявший титул, - ответил Питер.
- Поэтому его не могут найти, - сделал вывод юноша.
- Найти его не могут по другой причине, - усмехнулся мужчина. – Если честно, то такого человека, как Гарри Поттер никогда не существовало.
- Что? – Невилл ошарашено уставился на него.
- Дело в том, Невилл, что мама Гарри Поттера – Лили Эванс, не была магглорожденной. Она из очень древнего рода, который по своей значимости стоит выше Поттеров. Джеймс и Лили после рождения Гарри хотели развестись. Не было там глубокой, всепоглощающей любви, как об этом старались все рассказать их сыну. Мой друг довольно быстро нашел себе любовницу. Часто между Лили и Джеймсом были ссоры. Но вмешался Дамблдор вместе с его пророчеством. И все пошло совсем по другому сценарию.
- Погодите, меня интересуют несколько другие сведения, - остановил Питера Невилл. – Я точно знаю, что Питер Петтигрю на стороне Волдеморта, - это прозвище он уже с лета произносил без запинок и нервных вздрагиваний. Мужчина оценил это, но ничего не сказал.
- Том – Лорд Слизерин. И это не просто слова. Он подтвердил все в банке. И многое, что о нем рассказывают, не является правдой, - произнес Питер. Ничего скрывать от сына он не собирался. – Например, у него совершенно нормальная внешность. Правда, возраст все же моложе, чем должен бы быть биологически. Но это все последствия некоторых проводимых им на себе ритуалов и испытываемых зелий.
- Почему вы с ним? – требовательно спросил Невилл.
- Мы стали друзьями очень давно. Я знаю Тома с момента моего рождения. Он всегда был званым гостем в нашем доме. И есть кое-что, что ты должен знать, - Питер посмотрел прямо в глаза сына, отмечая, что те имею такой же цвет, что и у него самого. – Потомок Основателя не может убить Потомка без последствий для себя.
Глаза юноши расширились. Было невооруженным глазом видно, как у него в голове заработали шестеренки, словно механизм включился. И судя по его выражению лица, выводы он делал совершенно верные.
- Он не смог убить Гарри, потому что тот Гриффиндор. Авада отскочила и выбила его из тела на долгий срок. И потом… Все эти годы он ничего не мог сделать. Ты поэтому никогда не вмешивался, да? Ты знал, что что бы не делал Волдеморт, Гарри не умрет от его руки, - Невилл хоть и озвучил свои мысли, но поверить в них все еще до конца не мог.
- Он и тебя убить не может, - усмехнулся Питер. – Только это не делает тебя бессмертным. Другие могут. Но для этого они должны быть очень сильными магами. По-настоящему сильными. Кстати, Лонгботтомы произошли из рода Лонгдейлов, а это третья из известных и имеющих право на титул ветвей Хаффлпафф. И Поттеры в свое время тоже соединились с этим родом. Так что с полной уверенностью можно сказать, что вы с Гарри кузены. Ты по обоим своим отцам Хаффлпафф. И именно это не убило твоих родителей. Френк мог вообще остаться в своем уме, если бы не поделился своей силой с Алисой. Он не умер сам, но и не позволил умереть твоей матери.
- Подождите, а как же отец Гарри? – Невилл все схватывал на лету.
- Джеймс? – уточнил Питер. – А вот тут самое интересное. Кто-то ограничил ауру, и тянул силу из него. Джеймс был слаб. Аура детей Основателей очень сильная, и мы чувствуем, друг друга, видим силу наших родоначальников. А вот Джеймса я не видел. И очень долго считал, что Поттеры для красного словца говорят о своей принадлежности к Гриффиндорам. А Лили добровольно пожертвовала своей жизнью ради сына.
- А кто Райвенкло? – задал вопрос юноша.
- Я пока опущу эту информацию, - улыбнулся Питер. – Ненадолго. Я хотел бы, чтобы лето вы провели в нашей резиденции. Там вы сможете познакомиться и с Томом, и с еще одной семьей, которая совсем недавно вернулась в мир магии, но о которой пока никто ничего не знает.
- А что там с племянниками Волдеморта? – Невилл прищурился.
- О, Северус все-таки не смог промолчать. Ай-яй-яй, - шутливо произнес мужчина. – Да, есть такие. Они оба твои ровесники. Оба родились также летом. Один в июне, второй в июле. Они являются детьми кузин Тома.
- Я слышал, что один из них был серьезно болен, - сказал юноша.
- Адриан несколько раз уходил за грань, и только чудом можно считать то, что он до сих пор жив, и даже относительно здоров, - серьезно произнес Питер. – Могу тебе пока только сказать, что оторва он еще та. Пользуется всеми своими преимуществами, как настоящий Слизерин. Хотя о чем это я. Он и есть Слизерин, а также является еще и наследником данного рода. После Тома именно ему суждено получить этот титул. Демиан, его брат уже сейчас Лорд Райвенкло, только мы стараемся этого не афишировать, и главой рода считается его мать, - он посмотрел на Августу. А та смотрела на него с таким выражением на лице, что следовало ожидать еще одного серьезного разговора. Леди Лонгботтом была очень проницательной женщиной и умела не только слышать, но и слушать. Она сопоставила все известные на данный момент факты, и вычислила действующих лиц истории.
- Мне было бы интересно провести с вами время, чтобы узнать получше, - нейтрально произнес Невилл. – Вот только Дамблдор.
- Директор? Что, крепко за тебя взялся? – усмехнулся Питер. – Потерял одного героя, и решил ввести в игру запасной вариант? Что ж, флаг ему в руки. Только вот ни ты, ни Гарри под это пророчество не подходите. Убить Тома вы не можете, как и он вас.
- Какая интересная ситуация, - саркастично заметила Августа. – Хотелось бы мне знать, что именно сделал бы Дамблдор, если бы эта ситуация стала ему известна.
Петтигрю несколько секунд смотрел на нее, а затем расплылся в улыбке.
- А ведь это хорошая мысль, - протянул он. – А еще прислать Громовещатель, да пару доказательств для этого. Чтоб в курсе были все. Информация распространится со скоростью света.
- Но пророчество настоящее, иначе шарика в Отделе тайн не было бы, - заметил Невилл.
- Да, ты прав, оно существует, - кивнул мужчина. – Правда, оно разбилось вашими стараниями, - усмехнулся он. – Только вот я его знаю от начала до конца. Мне Лили рассказала. Том теперь тоже знает. «Один не может жить, пока жив другой» - что-то такое. И родиться на исходе седьмого месяца. Только кто вам сказал, что дата рождения должна быть 31 июля? Ребенок может родиться и семимесячным.
- Ну, ничего себе, - выдохнул юноша. – Так под него же может попасть любой.
- Сибилла Трелони не такая уж и сильная прорицательница. За всю свою никчемную жизнь она выдаст лишь два десятка пророчеств, причем их исполнение лежит в диапазоне двух-трех лет, не больше, - сказал Питер. – Она не может видеть настолько далеко вперед. Что касается данного пророчества… То ли сила Дамблдора на нее повлияла, и она заглянула далеко вперед, то ли Судьба так пошутила. Но дело в том, что оно может быть вообще не о Томе, а каком-нибудь Темном Лорде, который появится когда-нибудь. И потом в пророчестве не слова ни сказано, про убить. Там сказано лишь о том, что кто-то, родившийся на исходе седьмого месяца, сможет победить Лорда.
- А как же «не сможет жить, пока жив другой?» - спросил Невилл.
- Смотри сам: Том Марволо Реддл, он же Лорд Волдеморт, он же Темный Лорд, и он же Тот-кого-нельзя-называть, - Питер пристально посмотрел на сына.
- Пока существуют трое последних, не может жить спокойно первый. Но первое имя известно Дамблдору… - юноша ошарашено уставился на отца. – Каждую строчку можно понимать, как сказанное о разных людях, а не об одном…
- Верно, - кивнул мужчина. – Это пророчество действительно о Темном Лорде и людях, а не о человеке. Но нигде не сказано про убийство. И пророчество не всегда сбывается. Когда ты его знаешь, свои действия можно скорректировать. И события пойдут другим путем. Шарик потускнеет, что будет означать, что ему не суждено сбыться, если только когда-нибудь человек связанный с пророчеством не окажется снова в той ситуации, когда оно может свершиться.
- Фух, - выдохнул Невилл и потер виски. В голове уже была каша. Чем дальше они говорили, тем сильнее он запутывался.
- Может быть, поговорим о чем-нибудь менее серьезном? – с улыбкой произнес Питер, заметив манипуляции юноши.
- Ага, - кивнул тот.
Они посидели еще часа три, просто разговаривая. Мужчина рассказал о себе, о своем детстве и школьных годах, часто вспоминая какие-то веселые истории. Рассказал о и своем знакомстве с Алисой, а потом и с Френком, и первом годе жизни Невилла. Юноша слушал его очень внимательно. Это был новый опыт. Бабушка рассказывала о родителях, но многого она не знала, особенно о том, что творилось в школе. Ей и самой было интересно послушать рассказы Питера. К концу встречи Невилл расслабился настолько, что перешел с Питером на ты. Эта встреча оказалась очень интересной и познавательной. Но со многими аспектами ему еще предстояло поработать: обдумать и сделать выводы, возможно, поделиться с Роном – единственным другом.
Проводив Невилла, до выхода из бара, Питер уже собрался выслушать отповедь от Августы, как его взгляд упал на странный рисунок. Он взял его в руки: карикатура на собрание Пожирателей. И ведь нарисовано было так, словно автор сего шедевра сам присутствовал на изображенном, на пергаменте, действии. Кто-то конкретно решил избавиться от собственной головы.
Быстро переговорив с Августой, а вернее, сказав, что заглянет к ней на недельке, и тогда она сможет устроить ему головомойку, Питер направился к барной стойке. Расспросы особого результата не дали. Он прошелся по нескольким заведениям, то и дело, обнаруживая рисунок. Кое-кто явно играл в очень опасную игру. На входе в «Сладкое королевство» стало ясно кто.
Прямо к нему в объятия из дверей вывалились ни кто-нибудь, а братья Андерс.
- А вы что тут делаете?! – удивленно уставился на них Питер. Адриан опустил глаза, как бы показывая, что кается, но увидел у него в руках пергамент с карикатурой. Мужчина сразу понял, кто стоит за безобразием.
- Упс, - вырвалось у Адриана в подтверждение догадки Питера. Он проследил за взглядом юноши, прищурился, затем на секунду закрыл глаза, чтобы взять эмоции под контроль. Хотелось тут же выдрать эту парочку, чтобы не повадно было делать всякие глупости.
- Разговор будет длинным и малоприятным, - изрек он, хватая парней за руки и аппарируя. Он не заметил, что у этой маленькой сцены был свидетель – Августа Лонгботтом, задержавшаяся в Хогсмиде.
Женщина несколько секунд еще постояла, затем чему-то кивнула, и аппарировала. У нее появилось еще несколько вопросов к Лорду Хаффлпафф, но она никуда не торопиться. А пергамент с карикатурой ей понравился, ведь она тоже стала счастливой обладательницей сего шедевра.
В этот день многие оказались в ситуации, когда нужно было подумать о своей жизни, об окружающем тебя мире, о людях, которые находятся рядом. И некоторым стало ясно, что некоторые личности не являются истиной в последней инстанции. А еще, кое у кого появилась надежда, что Гарри Поттер когда-нибудь все же вернется в их жизнь. И, может быть, раньше, чем предполагается.
А кому-то пришлось стоять перед двумя разъяренными мужчинами, потупив свои наглые глазки и всем видом показывая, насколько же они не раскаиваются в содеянном. Наверное, так Том и Питер еще никогда не орали. В конце концов, отвесив юношам подзатыльники и посадив их под домашний арест на неделю, мужчины посчитали свои воспитательные меры выполненными. Только вот, Андерсы были бы не Андерсами, если бы не сумели даже такую ситуацию повернуть в свою пользу.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 25. Пора начинать.
Вынужденное недельное наказание, в качестве домашнего ареста, плавно переросло в месяц. А всему виной была предприимчивость двух юных гениев, которые в любой ситуации были способны найти что-то положительное. Даже зелья на время были забыты. Ни Питера, ни Тома подобное поведение юношей не взволновало, а стоило бы.
Первый опыт в отношении распространения карикатур на Пожирателей и их Лидера был признан удачным. В связи, с чем было решено продолжить данную компанию, пока она приносит дивиденды в качестве поднятия настроения в обществе. Они, конечно, понимали, что рано или поздно, и, скорее, рано, чем поздно,  Министерство забьет тревогу и пустит по следу авторов сих творений ищеек. Правда, найти их будет не просто сложно, а невозможно. Мало, кому в голову может прийти мысль, что этим безобразием занимаются, лично, племянники Лорда.
Том, конечно, посадил их под домашний арест и запретил покидать пределы семейного крыла, но как-то не учел того, что, во-первых в доме есть окна, а во-вторых, четыре телохранителя, проникшихся каким-то странным отношением к двум своим подопечным. Нет, они,естественно, не выпускали парней из крыла. Уж что-что, а гнев Лорда на собственной шкуре им испытывать не хотелось. Но вот выполнить кое-какие мелкие поручения мальчишек – это запросто. В общем, в распоряжении юношей оказалось столько сов, сколько им было необходимо, и это исключая их собственных, которые и так почти жили в комнатах своих юных хозяев.
Первые три дня Адриан и Демиан потратили на то, чтобы обрисовать себе дальнейшие планы действий, а также подобрать тематику для рисунков. Следующие два дня ушло на то, чтобы создать творения, а затем с помощью сов отправить их на Косую аллею и в Хогсмид. Совы были натренированы на то, чтобы доставить послание не только адресату, но и в определенное место. Правда, подобным видом доставки пользовались почему-то очень редко, ведь обычно посылали кому-то, а не куда-то. А вот мальчики воспользовались именно им, а заодно и специальными тубусами. Совам не нужно было садиться и ждать, пока послания у них заберут. Они могли в полете их сбросить над местом доставки. Одним словом, магия творит чудеса.
В общем, в конце первой и той самой недели наказания, над Хогсмидом и Косой аллеей были сброшены «бомбы». Карикатуры на Пожирателей и Лорда разошлись среди населения в мгновение ока. Хотя на этих творениях узнать можно было только Волдеморта, уж о его полузмеиной сущности знал уже каждый ребенок, а вот его сподвижников опознать по рисунком было нельзя. Подставлять людей ни Адриан, ни Демиан не собирались. Сказать, что Том был зол, это ничего не сказать. Он был в ярости. Влетело всем, кто оказался в поле его видимости. Во-первых, за то, что допустили подобное. Во-вторых, для профилактики, чтобы не расслаблялись. В-третьих, ну, не мог он бросать Круциатусы в своих племянников. И даже не потому, что это было бесполезно в силу того, что они наследники Основателей, а потому, что эти мальчишки были его семьей. Но наказать их следовало. Личные совы парней были экспроприированы. Парни еще на неделю посажены под домашний арест, причем с правом перемещаться уже в более ограниченном пространстве. Откуда же ему было знать, что юноши использовали не своих личных посланников. А карикатуры появлялись в стратегически важных местах магического мира с периодичностью в три дня. Дошло до того, что небольшую партию карикатур отправили напрямую в Министерство и в Хогвартс.
Питер пытался успокоить друга, который уже не раз хватался за ремень, мечтая отходить мальчишек по мягкому месту за подобные безобразия. Каким образом совы попадали к племянникам, он не понимал, но догадывался, что у тех появились в этом доме так сказать «свои» люди, которые им и помогали. Допросы четырех телохранителей ничего не дали, и все потому, что те не были замешаны в деятельности юношей. Вернее, они не были замешаны в распространении карикатур. Зато служили той силой, которая закупала сладости в маггловском супермаркете, а затем доставляла его в «Сладкое королевство». Заодно, они пополняли свои запасы алкоголя. Наши себе хобби. Каждый вечер эта четверка собиралась в комнате Долохова, где они с чувством, с толком с расстановкой выпивали бутылочку чего-нибудь. Но только одного напитка и только в количестве одной бутылки. Антипохмельное они упросили сварить своих подопечных.
В конце концов, Том запретил парням покидать свои комнаты, запер окна специальными чарами, чтобы ни одна сова попасть внутрь не могла, и даже пригрозил, что если в ближайшее время хоть одна карикатура появится за пределами замка, то наказывать он будет телохранителей на виду у нарушителей спокойствия. В пылу своего гнева он не обратил внимания на то, как переглянулись юноши.
Да, за пределы замка карикатуры не выходили, теперь они наводнили сам замок. Пародии стали более откровенными. Теперь в них можно было узнать некоторые личности, например Хвоста в том виде, в каком он был знаком большинству населения. Зато за пределами замка вместо карикатур стали появляться небольшие, всего на страничку текста, рассказики «из жизни Пожирателей». И ладно бы они были устрашающими. Так нет, это были юмористические рассказы, опускающие Пожирателей, как говорится, ниже плинтуса.
Вместо Тома к парням на разборки явился Питер. С момента начала операции прошел месяц.
- Сколько можно? – поинтересовался он, усевшись в кресло напротив юношей.
- Что сколько и что можно? – усмехнулся Адриан.
- Выдрать бы тебя, - вздохнул Питер. – Да, рука не поднимается. Чего вы с жиру беситесь?
- Мы не бесимся, - пожал плечами блондин. – Нам скучно.
- Скучно? – переспросил Питер. – То есть, вы от скуки разрушили имидж Пожирателей, унизили их…
- Да, о каком унижении ты говоришь? – воскликнул Адриан. – Стадо баранов.
- Адри, - вкрадчиво произнес Питер.
- Крестный, может до всех дойдет, как они выглядят на самом деле со стороны, - сказал Демиан.
- Скажите спасибо, что вы племянники Тома, а то от вас бы мокрого места не осталось, - вздохнул мужчина. – Ваши карикатуры и рассказы довели уже всех до белого каления. И хоть в них и нельзя узнать, кто есть кто, но считать всех приверженцев Тома идиотами тоже не стоит. Могу вам определенно сказать, что Малфой, Снейп, Паркинсон и некоторые другие себя узнали по некоторым туманным описаниям.
- Каждый думает и видит то, что хочет думать или видеть. На самом деле ни Малфоя, ни Снейпа, ни тем более Паркинсона мы не рисовали, и в качестве героев рассказа не выставляли. Мы что, совсем идиоты что ли, достойных  и честных граждан порочить? – возмутился Адриан.
- А кто вас знает, - заметил Питер.
- Ну, крестный, спасибо, - протянул юноша. – Я думал, ты лучшего о нас мнения.
- Я, к сожалению, знаю, на что вы способны, - ответил на это мужчина. – И то, что происходит в последний месяц, всего лишь цветочки. Ты, еще, будучи Поттером, был занозой в заднице. Став Андерсом, превратился в кол.
- Пффф, - выдал Адриан.
- Ладно, раз вам скучно, и вы не знаете, куда приложить свои силы и умения, прибегнем к самому проверенному способу, - сказал Питер, вставая из кресла.
- И какому? – насторожившись, спросили парни.
- Через час у вас начинаются полноценные занятия, - ответил Питер. – Со мной и Томом.
Парни переглянулись, потом недоуменно посмотрели на мужчину. Судя по улыбке, которая стала расплываться на лице Лорда Хаффлпаффа, ничего приятного их обоих не ждет.
- Чтобы у вас не было лишних соблазнов, - уже выходя за дверь, произнес Питер. Что именно он имел в виду, юноши поняли сразу. Их загрузят так, что ни на что другое у них ни времени, ни сил хватать не будет.
***
Пока Питер разговаривал с юными Андерсами, Том призвал к себе Люциуса. Сейчас его интересовал вопрос образования.
- Люциус, мой скользкий друг, - обратился он в привычной манере к Малфою, только без шипящих звуков, - скажи-ка мне, что именно проходят в Хогвартсе, каков там сейчас уровень образования и на что следует обратить внимание.
- Мой Лорд, - блондин склонился в низком поклоне перед своим Господином. Если вопрос и стал для него неожиданностью, то он умело это скрыл. – Даже по сравнению с теми годами, когда я учился в школе, уровень знаний значительно упал. И надо сказать, что многие изменения произошли перед самым появлением там Гарри Поттера. Не в лучшую сторону, должен сказать.
- Почему попечительский совет, в который, кстати, ты и входишь, не предпринял никаких шагов? – Том пристально смотрел на Люциуса.
- Пытался, - ответил тот. – Мы действительно пытались воспрепятствовать действиям Дамблдора, только ведь никто для него не указ. Он все равно делал все так, как ему заблагорассудится. И часто просто не ставит попечительский совет в известность о своих действиях. Он царь и бог в Хогвартсе. Да, он спускал Поттеру все его похождения и выходки, но при этом мальчишка был втянут в такие интриги, что и нам не снились в страшном сне. И все эти интриги были созданы и распланированы директором, зачастую с риском для жизни мальчика.
- Хмм, - задумался Том. – Первый курс – философский камень и смерть Квирелла от руки Поттера. Второй курс – василиск. Снова смерть живого существа от руки мальчишки. Третий – дементоры и Блек. Смерти не было, но она все была рядом. Четвертый – Турнир, Седрик, мое возрождение. Тут смерть снова есть. И даже если не от его собственной руки, то он в ней все равно замешан. Пятый курс – нагнетание обстановки, сны, Отдел тайн, смерть Блека. Да, насыщенная жизнь, ничего не скажешь.
- Мы пытались вмешаться в подбор учителей ЗоТИ, но Дамблдор никогда и никого не слушает, если ему это не выгодно, - произнес Люциус.
- Получается, что он все подстроил под Гарри Поттера. Чего он добивался? – Том посмотрел на блондина. – Почему уровень образования так упал? Почему директор так стремился, чтобы мальчишка был так плохо подготовлен? И чего он боялся? Что именно Избранный не должен был узнать? И в силу того, что мальчик теперь находился далеко от Дамблдора, позволяло Тому задавать себе эти вопросы в прошедшем времени.
- Не знаю, мой Лорд, - тихо ответил Малфой, и приготовился к Круцио. Но Том и не собирался его мучить. Одно дело собрание, другое серьезный разговор в личном кабинете тет-а-тет.
- Квирелл, затем Локхарт – эти двое совершенно не подходили на должность профессора ЗоТИ, Люпин – оборотень, хотя как преподаватель он был лучшим, и возможно им и останется за последние лет двадцать, если не больше. Амбридж?  Дамблдор мог воспротивиться ее появлению в Хогвартсе, и никто бы ничего сделать не смог. Но он не воспрепятствовал появлению в школе такого учителя. Почему? – Продолжал вслух размышлять Том. -  Грюм тоже не особо вписывается. Из него учитель, как из Кребба с Гойлом балерины.
- Программа ЗоТи была основательно подчищена, - дополнил Люциус.
- И как же Поттер умудрился выучить то, чего в школьной программе нет? – Волдеморт посмотрел на Малфоя. – Этот его отряд Дамблдора. Грязнокровка помогла с литературой. Как-то все это дурно пахнет, не замечаешь, мой друг?
- Вы правы, мой Лорд, - согласился тот. Он давно уже пришел к такому же мнению. Если бы на месте Поттера был его сын, то он давно бы уже перевел Драко в другую школу. Но своему сыну он способен помочь и из дома, передав нужную книгу или фолиант для изучения, а летом поднатаскать в магии. Кто бы и что бы ни считал, но в родовом поместье или в защищенном доме несовершеннолетние могли колдовать без зазрения совести. Никто ничего не узнает.
- Люциус, необходимо понять, что именно хотел от Поттера Дамблдор, - произнес Том. – Чем быстрее мы поймем, что именно скрывает старик, тем быстрее поймем, что нам делать дальше. Сейчас мы блуждаем в потемках. До того, как мои племянники пойдут в Хогвартс, мы должны иметь достаточно информации для того, чтобы удержать директора на расстоянии от моих мальчиков. То, что он быстро поймет, кто они такие, я не сомневаюсь.
- Может быть, не стоит их посылать в Хогвартс? – посмел предложить Малфой.
- Я вынужден, отправить их именно туда, - сказал Том. – На это есть причины, и очень веские.
- Это очень опасно, - произнес Люциус.
- Я знаю, особенно в свете того, что Дамблдор объявил охоту на моих племянников, - кивнул Том. – Я надеюсь, что ты привезешь Драко сюда сразу после его прибытия из Хогвартса. Хочу, чтобы он познакомился со своими будущими однокурсниками.
- Да, мой Лорд, - такой резкий переход чуть дезориентировал Малфоя.
- Пора слизеринцам познакомиться с потомками Основателей по прямой линии, - усмехнулся Том. Люциус сглотнул. Он всегда считал, что Лорд уничтожил всех потомков, считая их своими врагами и соперниками. Появление Хаффлпаффа уже было сюрпризом. Понятно, что племянники из рода Слизерин, но, похоже, им предстоит познакомиться еще и с Гриффиндором и Рейвенкло.  «Ему удалось объединить под своей рукой всех?» - подумал он. Появилось жгучее желание быстрее вернуться домой, а оттуда направится в небольшой домик в Хогсмиде, чтобы обсудить с Ремусом и Северусом то, что он только что узнал. Да и поведение Лорда тоже стоило обсуждения. Не вязался этот новый образ с тем, что им всем уже был знаком. Только внутренний круг был удостоен чести увидеть истинное лицо своего Лорда, но распространяться об этом не мог. Что-что, а Лорд умел держать людей и в «тонусе», и в «узде».  С одной стороны, ему было лестно, что и он сам, и его сын будут представлены таким особам. С другой стороны, ситуация становилась непредсказуемой. Теперь он не знал, чего же ждать в будущем,  и от будущего.
- Свободен, Люциус, - махнул рукой Том, отпуская Малфоя. – Хотя…, - произнес он, когда блондин коснулся дверной ручки. – Ты ведь хорошо владеешь чарами.
- Да, мой Лорд, - повернувшись лицом к Волдеморту, подтвердил он.
- Что ж, тогда у меня для тебя есть задание, - произнес Том. – Будешь преподавать моим племянникам чары, с завтрашнего дня. В связи с этим, ты переселяешься в замок. Еще бы найти им учителя ЗоТИ, - это уже было сказано с некоторой долей задумчивости. Была у него одна мысль. Но вот как ее осуществить?
- Да, мой Лорд, - снова произнес Люциус, немного удивившись тому, что Волдеморт решил приблизить его к своей семье после того, как довольно продолжительное время вообще считал его посредственностью и неудачником. После событий в Министерстве многое изменилось. И большое число Пожирателей позлорадствовали падению Малфоев. Теперь на него снова будут косо смотреть, выискивая причины такого возвышения. Долохову, братьям Лестрейндж  и МакНейру уже обзавидовались черной завистью из-за их положения. Даже он сам не раз ловил себя на этом. Все видели, что Лорд относится к этой четверке иначе, и попадает им за дело, а не просто так. И дело их зовется «племянниками Лорда».
- Жду тебя с вещами, - напутствовал его Волдеморт. Люциус поспешил за дверь. Лишний раз задерживаться вблизи этого человека он не хотел. Мерлин его знает, что тот мог выкинуть в следующее мгновение. Он не видел, как усмехнулся Том.
***
Люциус поспешил на встречу со своими друзьями. Люпин с начала учебного года проживал в Хогсмиде, о чем знали лишь посвященные в это люди. Начиная с шестого курса, студенты могли проводить выходные в деревне, чем усиленно пользовался Драко и его друзья, которые вместо отдыха занимались с Ремусом Защитой от Темных искусств. Оборотень был великолепный учителем, терпеливым и добросовестным. Самое интересное, что он смог достучаться и до Кребба с Гойлом, у которых, к удивлению профессоров, повысилась успеваемость, особенно по этому предмету. Как так получилось, что шестой курс Слизерина почти полным составом занимался у Люпина – отдельная история. Но только Миллисент и Нотт оказались ярыми приверженцами Лорда. Остальные не горели большим желанием служить черт знает, кому и получать при этом одну боль и страх за свои семьи. А уж, когда той же Панси стало известно, что отец Драко отнюдь не так верен Темному лорду, она с радостью поняла, что появилась возможность выбора.
Люциус вошел в дом, и сразу же услышал голоса, раздающиеся из тренировочного зала, специально оборудованного для занятий.
- Движение палочкой более ровное, Панси, - Люпин говорил тихо и спокойно. – Ты рвешь движение в самом конце.
- Папа? – Драко удивленно уставился на отца, первым заметив гостя.
- И сколько вы уже тут? – усмехнулся Малфой-старший.
- С самого утра, - ответ пришел слева, где обнаружился сидящий в кресле Снейп с книгой в руках. – Пора сделать перерыв на обед. Тем более, как я думаю, в столовой уже все накрыто.
Все спокойно переместились в обеденный зал. Стол на самом деле оказался накрытым. Домовики постарались на славу.
- Люциус, что-то случилось? – Ремус внимательно посмотрел на старшего блондина.
- Летние каникулы вы все проведете в замке Лорда, - вздохнув, произнес тот в ответ, оглядывая  ребят.
- Почему? Зачем? – послышались тут же вопросы.
- Он решил вас познакомить со своими племянниками, которые поступают на седьмой курс в Хогвартс, - сказал Люциус. – И еще, он хочет познакомить всех с прямыми потомками Основателей.
- Что?! – удивлению не было предела.
- То, что слышали, - скривился Малфой-страший. – Более того, я переезжаю в Замок. Меня назначили наставником по чарам к племянникам Лорда.
- Хмм, - Снейп отставил чашку и задумчиво посмотрел на друга. Ситуация в последнее время была какой-то странной. Сначала эти карикатуры, а затем рассказы, теперь вот новости. Интуиция просто вопила, что «руки» у всех происшествий растут из одного места.
- Северус? – Ремус обратил на зельевара свое внимание.
- Не знаю, но мне кажется, что в последнее время слишком многое происходит не в рамках привычного мира. Лорд, который вдруг совсем не такой, каким мы его считаем. Почему он стал открываться перед нами только сейчас? Что все это может значить? Исчезнувший вместе с родственниками Поттер. Потомки Основателей. Оправдание Блека. Семья у Лорда. Не слишком ли много всего.
- Считаешь, что все эти вещи могут быть связаны? – прищурился Ремус.  Он обратил внимание, что слизеринцы внимательно прислушиваются к разговору. Да, так и надо было, ведь им все равно не остаться в стороне. Когда они собирали эту свою «третью» сторону, то причины для этого были одни. А сейчас все поменялось кардинально. Изменился Лорд. И чего от него ждать, никто понятия не имел.
- Я не верю в такие совпадения, - покачал головой Северус. – Люциус, - повернулся он в сторону Малфоя-старшего. – Ты не можешь по своим каналам в Министерстве узнать, кто-нибудь заявлял свои права на титул Лорда Гриффиндора.
- Зачем? – недоуменно уставился на крестного Драко.
- Если вас собираются знакомить с потомками, и как я понял, всеми, да еще и прямыми, то среди них должен быть Поттер, - заявил Северус. - Дамблдор соизволил «проговориться», - усмехнулся он. – Думаю, не случайно проговорился, что Поттеры – прямые наследники Гриффиндора. Что-то старик много чего умалчивал.
- Я знаю, - кивнул Люциус. – Разговоров о принадлежности Поттеров к Гриффиндорам было много. Их, то считали прямыми потомками, то побочными, то вообще лишь к ветви незаконнорожденных. Но Поттеры никогда сами не подтверждали этого, но и не опровергали. Значит, все-таки прямые.
- А откуда Дамблдор-то об этом знает? – спросила Панси.
- Думаю, этим с ним поделился Джеймс, - задумчиво произнес Ремус.
- В чем дело? – тут же насторожился Снейп.
- Да, вот, вспомнилось кое-что, - медленно произнес в ответ оборотень. – Я отмахивался все время от этого, а ведь может быть, что и зря.
- Люпин, - угрожающе зашипел зельевар, - не тяни кота за хвост.
- Ты же знаешь, что я всегда чуял запахи и ауры. В том числе и от  кого и кем пахло, - начал издалека Ремус. Снейп на это сжал губы в тонкую линию, но ничего не сказал. – Так вот, от Лили всегда ощущался запах Питера. С первого курса.
- Это и так понятно, - усмехнулся Северус. – Вы же постоянно ошивались вокруг нее. И с каждым годом все сильнее.
- Да, но я точно знаю, что за время, что Лили и Джеймс скрывались в Годриковой Лощине, он бывал там всего два раза. Сириус в этом клялся, - сказал Люпин. – Но когда я пришел попрощаться с друзьями на кладбище, я заглянул на пепелище. Там ощущался след ауры Питера, словно он бывал в доме постоянно, чуть ли не каждый день. И еще…
- Ремус, - теперь уже зашипел Люциус.
- Сириус как-то сказал вскользь, что однажды видел в доме, на столе у Джеймса, документы на развод, - оборотень посмотрел на мужчин.
- Что? – переспросил Северус. Ему показалось, что он ослышался.
- Я не придал тогда его словам значение. Мы оба были пьяны, - признался Ремус. – И, когда я был у Лорда в гостях после того, как получил стаю Сивого, мне показалось, что я знаю некоторых там присутствующих людей. Что-то в их аурах было неуловимо знакомое.
- Петтигрю мертв, - вздохнул Снейп. – Спросить нам не у кого…
- Не уверен, - произнес Люпин.
- В чем? – последовал вопрос.
- В том, что он умер, - Ремус посмотрел прямо в глаза зельевару. – Нам нужно понять, кто такие племянники Лорда.
- И ты туда же, - вздохнул Северус.
- Ну, мы с ними познакомимся уже довольно скоро, - усмехнулся Драко. – Не думаю, что они будут ходить под иллюзией.
- Верно, - кивнул Люциус.
- Со мной они под иллюзией, - поспешил унять  их «восторги» Снейп.
- Мне кажется, все меняется. Лорд их легализует, - произнес Малфой-старший. – думаю, в ближайшее время что-то должно произойти.
***
Том отложил зеркало в сторону. Он только что поговорил с Виктором и Анной. Ему уже давно казалось, что лучше бы эти двое были рядом. В замке им ничего не грозит, а в Америку может кто-нибудь и наведаться. Да и пора уже предстать в обществе.
- Не знаю, что эти мальчишки удумают через минуту, - со вздохом в кабинет вошел Питер.
- Мы выходим из подполья, друг мой, - улыбнулся Том. – Через неделю здесь будут Анна и Виктор. А уж ей всегда удавалось держать этих двоих в ежовых рукавицах. Не знаю только, как ей это удается.
- Что ж, будешь существовать в двух ипостасях? – усмехнулся Питер.
- Да, теперь будут Томас Андерс – брат Анны и Лорд Волдеморт – гроза и страх магического мира, - в тон ему ответил Темный лорд.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 26. Легализация
- Движения четче, и не так резко, - Люциус стоял, справа от младшего из своих воспитанников. На его подопечных все еще была иллюзия, не позволяющая увидеть их лица. – Не так, - встав у него за спиной, мужчина взял юношу за запястье, и стал вести его рукой, тем самым, показывая, каким должно быть движение. – Здесь ты слишком резко берешь вверх, а в этой точке чуть уводишь вправо. А надо плавно вверх и не забирать вправо.
- Хмм, - выдал тот в ответ, затем уже самостоятельно повторил задание.
- Так лучше, - кивнул Малфой-старший. – Продолжим.
- Почему у Адри получается хуже, чем у меня? – Демиан подошел к брату и наставнику по чарам. – Это может быть связано с его болезнью?
Люциус задумчиво посмотрел на братьев. Когда он впервые оказался в этом зале, чтобы начать занятия с племянниками Лорда, его тут же поставили в известность о состоянии младшего из юношей. Да и на вид тот выглядел хрупким. Иллюзия-то была только на лице. Не знай, ты, что перед тобой парень, вполне можно было Адриана принять за девушку. Длинные волосы, тонкая талия, стройная фигура, не обремененная мускулами, по крайней мере, внешне их не было видно. Все портил характер и язычок парня. Внешне ангел, а как рот откроет, так становилось понятно – однозначно демон, вернее даже сказать, бес, бесенок. Демиан в этом отношении был более серьезным, но часто шел на поводу у своего не в меру активного братца. А их тандем мог родить такое, что легче было сбежать на край света. Малфой погасил желание передернуть плечами. На ум пришли соратники, которые по воле случая стали телохранителями племянников Лорда. Уж он, Люциус, никогда не думал и даже не предполагал, что Лестрейнджи с удовольствием будут носиться в маггловский мир и тем более восхвалять некоторые идеи и технические разработки немагов. Развратили их племяннички.
- Не могу точно сказать, - наконец, произнес Люциус. – Вполне возможно. Но есть так же вероятность, что он получил неполные и слишком отрывочные знания. Отсюда и такие ошибки. Чары, которые мы сейчас с вами плели, проходят в Хогвартсе на четвертом курсе, и та модификация, которую сейчас продемонстрировал Адриан, очень похожа на ту, что преподают в нашей школе. И она не слишком действенна, - он посмотрел на светловолосого парня. В голове застучал молоточек, говоря, что он что-то упускает, что-то, что находится прямо перед ним. Имена своих подопечных он узнал еще в первый день занятий, ведь сами братья постоянно обращались друг у другу, и не особо прятались.
- Хмм, - снова выдал Адриан. Нет, он уже понял, что в Хогвартсе далеко не лучшее образование. Но получать каждый раз этому доказательства было неприятно.
- И насколько же в Хогвартсе плохое образование? – раздался от дверей голос.
- Папа?! – Демиан удивленно уставился на отца, которого совершенно не ожидал увидеть. – Вы же в Америке.
- Том решил, что будет лучше, если мы все будем в одном месте и в безопасности. Так нас труднее достать, - улыбнулся Виктор.  Люциус рассматривал это новое лицо в замке, отмечая сходство с Лордом Хаффлпаффом. Почти неуловимое, но оно было: в глазах, в чертах лица, в манере держаться, даже телосложение у этих двоих было одинаковым.
- Эмм, - выдал Адриан. Что-то он сегодня был ужасно не многословен.
- А ты не хочешь меня поприветствовать, племянничек? – усмехнулся Виктор.
- Портрет тоже притащили? – скривился этот самый племянник в ответ.
- А чем тебе Чарльз не угодил? – мужчина с улыбкой смотрел на парня.
- У нас с ним психологическая несовместимость, - выдал юноша, вздернув подбородком.
- Главное, чтобы несовместимость не вылилась всем, в этом замке, боком, - буркнул Демиан, вспоминая все те перепалки, что устраивали между собой Чарльз Андерс и Адриан. И ничего, что один из спорщиков был уже давно мертв.
- Пожелание не ко мне, - бросил его брат. – С приездом, дядя. Рад вас видеть. Очень скучал.
- Так я тебе и поверил, особенно, в связи с тем, что мне рассказал Питер о ваших проделках, - усмехнулся Виктор, и повернулся к Люциусу. – Лорд Малфой, так все же, насколько плоха система образования в Хогвартсе.
- Простите, не имею чести знать, кто вы, - блондин держался спокойно и подчеркнуто вежливо.
- Дядя, он не в курсе, - предостерегающе произнес Адриан.
- Это уже не имеет значения, мы легализуемся, так что уже через пару часов по всей Англии будет нестись весть, что мы вернулись в страну, - произнес Виктор. – Можете снимать своим иллюзии. Вечером на собрании Том объявит, кто мы такие.
- А не слишком рано? – нахмурился Демиан, но иллюзию снял. Люциус же в это время смотрел на Адриана, который тоже скинул свою. «Даже Малфоям далеко до этого совершенства», - мелькнула у него мысль. Наверное, что-то такое все же отобразилось на его лице, так как юноша усмехнулся и произнес:
- Вы еще мою тетю не видели.
- Разрешите представиться, Виктор Де Вера Андерс виконт Хаффлпафф, - чуть склонил голову Виктор. – Мой сын, Демиан Де Вера Андрес, лорд Рейвенкло, виконт Слизерин, виконт Хаффлпафф и мой племянник Адриан Андерс, лорд Гриффиндор, принц Слизерин, виконт Рейвенкло и виконт Хаффлпафф.
Люциус все же не смог удержать на лице маску безразлисия. Перед ним стояли наследники Основателей, причем двое имели уже высшие в магическом мире аристократические титулы – Лордов. А один умудрился к тому же быть потомком всех четырех почитаемых магов.
- Ну да, вот такие мы, - развел руками в сторону Адриан, правильно интерпретировав выражение лица своего наставника по чарам.
POV  Люциуса.
Это уже слишком. Подождите, как он там сказал, Андерс? Андерс?! Но ведь… О, Боги, это действительно уже слишком. Но ведь Гриффиндор… Что-то этот мальчишка не похож на Поттера. Может быть, Ремус и Северус ошиблись и Поттеры никогда не были связаны с этим Основателем. Или связаны, но не так явно? И что теперь делать? Этого мальчика по статусу можно приравнять к королю, да и второй – три Основателя в предках. Ну, теперь ясно, что имелось в виду под "познакомиться с наследниками".
Лорд – высший титул у нас. Затем идут принцы – они наследники, те, кто получит титул после смерти Лорда. Виконты – не прямые наследники, но могут претендовать на титул, если не останется прямых. И оба мальчишки стоят близко, очень близко к титулу, но кто тогда наследник Хаффлпафф, если эти трое - виконты? Сколько вопросов!
Да, Дамблдора будет ждать первого сентября очень веселый сюрприз. Хогвартс-то принадлежит Адриану по той простой причине, что он потомок всех четырех. Он же своим словом может опротестовать любое решение директора или преподавателя. Интересно, а он сам-то знает о своих возможностях? И вопрос, знает ли об этом Дамблдор?
Конец POV Люциуса.
- Лорд Малфой, с вами все в порядке? – Демиан с некоторым сочувствием посмотрел на молчащего мужчину. – Может быть, водички? А то мало ли, вдруг вы собрались в обморок падать.
- Благодарю, не стоит, - маска вернулась на место. – Просто не ожидал услышать того, что услышал.
- Да, новости не из самых легких, - кивнул Адриан. – Как бы Пожиратели от радости ума не лишились, - сарказм  так и сочился из его уст.
- Считалось, что род Андерсов погиб, кажется три столетия назад, - Люциус держался очень хорошо. В последнее время он устал постоянно удивляться тому, что происходит вокруг. Изменения и новости появлялись быстрее, чем мозг успевал их осознать.
- Умные у нас были предки, - хмыкнул Демиан. – Только вот меня напрягает, что Том решил так легализоваться, - передернул он плечами. – Как бы нам все это боком не вышло.
- А мой вопрос так и остался без ответа, - вздохнул Виктор.
- Ой, папа, не до того сейчас, - отмахнулся от него сын. – Мы же в Хогвартс едем не столько из-за учебы, сколько совсем по другой причине. Хотя да, судя по Адри, учителя там явно не очень.
- У Адриана были учителя, которые преподавали в Хогвартсе? – нахмурился Малфой.
- Да, окончившие это учебное заведение, - несколько поменял формулировку Виктор. – И, судя по вашим же словам, мы сделали ошибку, выбрав их.  Демиан учился в Салеме, а Адриан из-за проблем со здоровьем вынужден был учиться на дому. Тяжело, когда мужчина в одиночку пытается поставить на ноги такое неугомонное создание. Родители моего племянника погибли еще в пору его младенчества, и служба опеки смогла найти сначала только Тома, а он уже потом связался с нами.
Молоточки снова застучали в голове Люциуса, но он никак не мог ухватиться за мысль, которая вроде бы и была, но слишком зыбкая и тонкая.
- И как же мы будем легализоваться? – спросил Адриан.
- Анна вместе с Томом уже в Министерстве, - усмехнулся Виктор. – Так что потрясения для магического мира уже начались.
- Приветствую, чучело! – раздался в комнате еще один голос. Люциусу сначала показалось, что он ослышался.
- Дедуля, какое счастье тебя видеть в полном ЗДРАВИИ и ясной ПАМЯТИ! – воодушевленно воскликнул Адриан, сияя улыбкой в 32 зуба, улыбкой акулы. – Как тебе перелет? Не тошнило?
- Адри! – еде сдерживая себя, чтобы не рассмеяться, произнес Виктор.
- Ах, ты мелкое недоразумение, помесь быка с носорогом, - взвился мужчина на пейзаже с лесной полянкой. – Да я тебе такую жизнь устрою…
- Где-то тут в библиотеке я видел в одном фолианте очень занятное заклинание, оно навсегда приклеивает картину к стене, и не дает его обладателю куда-нибудь шастать. Думаю, чердак будет идеальным местом для тебя. Пауки любят всякие уголки, чтобы плести там паутину. А у тебя как раз на картине рама подходящая.
- Не посмеешь! – прошипел не хуже Нагини портрет.
- Ты так думаешь? – осклабился в улыбке Адриан.
- Ну, все, это надолго, - вздохнул Демиан. – Пойдемте отсюда, дальше все будет в том же духе. Хотя до сих пор они еще ни разу не повторились в своих описаниях кар, которые устроят друг другу. И ведь знают, что ничего в итоге не сделают.
Люциус у самой двери оглянулся, глядя на устроившегося на полу напротив картины юношу. Глаза Адриана горели огнем. Ему явно нравилось такое времяпрепровождение. Да и портрет получал не меньшее удовольствие от такого общения.
- Они всегда так общаются? – вопрос вырвался раньше, чем он понял, что заговорил вслух. К его удивлению, он получил ответ.
- Да, с первого дня знакомства, но при этом наш дорогой предок души не чает в нем, - улыбнулся Виктор. – Но разговаривать мирно у них не получается. Адриан, по словам Чарльза, порох, который готов вспыхнуть в любой момент. Вот такое вот у него наследие – Гриффиндор и Слизерин.
- Я думал, что прямыми и последними наследниками Гриффиндора были Поттеры, - Люциус специально задал этот вопрос, в надежде все же получить хотькакую-то информацию, которая немного приоткроет завесу тайн.
- Не только они, - усмехнулся Виктор, разгадав игру аристократа. Общение с Томом и Питером, да и возвращение в род научили его многому, а также, при наличии, найти скрытый смысл или намек в словах собеседника.
***
Том, встретив в аэропорту Виктора и Анну, первого отправил вместе с Питером в замок, а сам вместе с «сестрой» отправился в Косой переулок. Необходимо было уладить огромное количество вопросов. Он решил не оставлять все на потом. Раз уж Андерсы вновь появились, пора им было занять причитающееся им место. Конечно, это все было опасно. Дамблдора нельзя было недооценивать, но и прятаться тоже не выход.
В банке их приняли чуть ли не как особ королевской крови. Хотя, в какой-то степени так и было.
- Чем мы можем вам помочь? – Танкграйв выжидательно смотрел на своих клиентов.
- Мы выходим из подполья, - усмехнулся Том. – Необходимо сделать несколько пожертвований, которые покажут нас в определенном свете. Да, есть несколько моментов, которые нам нужно обсудить.
- Я вас слушаю, - гоблин заинтересовался.
- Известно, что Андерсы – потомки Слизерина и Рейвенкло, а, значит, родственники Темного Лорда, - Том нахмурился.
- Вы хотите, чтобы мы помогли создать ситуацию, в которой Андерсы не будут связаны с Волдемортом? – уточнил Танкграйв.
- Увы, это не получится сделать, - покачал головой Том. – Слишком много будет совпадений. Дамблдор быстро поймет, что те два племянника, о которых он слышал, и двое поступивших в Хогвартс ученика по фамилии Андерс – это те же самые племянники.
- Тогда что? – гоблин нахмурился.
- Гарри Поттер, - усмехнулась Анна.
- Простите? - не понял Танкграйв.
- Необходимо пусть слух о том, что Гринготтс имеют постоянную связь с мальчиком, пусть и не напрямую, что Гарри несколько раз был в банке в сопровождении странных личностей, вооруженных до зубов, причем один из них представился его крестным, - пояснил Том. Эту идею они вынашивали уже давно, постоянно корректируя ее во время своих разговоров через зеркало.
- Насколько мне не изменяет память, - осклабился в ехидной улыбке Танкграйв, - последний Блек по мужской линии, умер прошлым летом, чуть больше полугода назад.
- Мой уважаемый друг, - не отставал от него в сарказме Том, - вам же лучше, чем кому-либо известно, что это не так.
- Том, ты ничего не забыл нам рассказать? – вкрадчиво поинтересовалась Анна. Новость о Блеке была неожиданной, и она пока не знала, как к этому относится.
- И вы в курсе, где находится мистер Блек? – поинтересовался Танкграйв.
- Конечно, - кивнул Том. – Он сейчас несколько не в себе. Знаете, сложно жить, после стольких событий, особенно, если все, что с тобой случилось, ты не заслужил. Он пока не в порядке, но ведь никому и не нужно это знать.
- Братик, - в голосе Анны послушались угрожающие нотки, - а ты Адриана посвятил в том, что Сириус Блек жив?
Том вздохнул. Говорят, надежда умирает последней. Он надеялся, что никто ему этот вопрос не задаст.
- Понятно, - кивнула чему-то женщина. – Значит, нет.
- Я скажу ему все сегодня вечером, - произнес мужчина.
- Приготовься к тому, что неделю он с тобой разговаривать не будет точно, и это в лучшем случае, - усмехнулась Анна.
- А в худшем? – полюбопытствовал гоблин.
- Может быть много чего, и карикатуры с рассказами будут всего лишь цветочками, - серьезным тоном сказала женщина.
- Карикатуры? Рассказы? – сначала Танкграйв даже не понял, о чем речь идет. – Не может быть! – воскликнул он, когда сообразил, что именно сказала леди. – Это сделали ваши племянники? О, вот это я понимаю, - и расхохотался.
- Не вижу ничего смешного, - буркнул Том.
- Не скажите, - немного оправившись, произнес гоблин. – Никто и никогда не подумает, что такое могли сотворить племянники Лорда. А вот переложить все эти события на того же Блека и его крестника можно запросто. Ведь Поттер, среди магов, единственный, кто никогда не называл Темного лорда как-то иначе, чем Волдеморт и совершенно этого не боялся.
- А как же Дамблдор? – усмехнулся Том.
- Да, он вас не боится, лорд Слизерин, но и называется он вас по-разному при этом. Насколько мне известно, величать вас Волдемортом он стал только тогда, когда Гарри Поттер поступил в школу, - точно так же усмехнулся Танкграйв. – А так все Томом и звал, помня, как вам не нравится это имя.
- Нормальное имя, - фыркнул этот самый Том в ответ. – И с чего все взяли, что оно мне не нравится. Столько выдающихся людей его с достоинством несли по жизни.
- А это идея, - задумчиво произнесла Анна. – Надо же немного отвлечь внимание директора от наших персон. Пусть побегает за Гарри. Мальчик ведь так ему нужен, - усмехнулась она.
- Мы возьмем это на себя, - сказал гоблин. – Всегда хотелось подергать Дамблдора за бороду.
- Мерлин, что я слышу, - закатил глаза к потолку Том.
Далее они уже решали другие насущные проблемы, связанные с распоряжениями о пожертвованиях, покупках и так далее. После посещения банка они направились в Министерство, где тоже нужно было решить ряд вопросов. Так просто открыть Андерс-менор было нельзя, да и в школу заявиться тоже. Приходилось пройтись по инстанциям, везде заполнить кучу бумаг, получить уведомления.
Министерство встретило их своей обычной работой, или вернее сказать, видимостью работы. Повсюду сновали люди. Кто-то несся через атриум с папкой в руках, кто-то чинно вышагивал с такой же папкой под мышкой, кто-то бурно что-то доказывал своему собеседнику.
Анна с легким презрением в глазах оглядела Атриум, посмотрела на сонных дежурных, не отреагировавших на появление новых посетителей.
- Да, работнички, - пробубнила она себе под нос.
- А чему ты удивляешься? – пожал плечами Том. – Каково Министерство, таковы и люди. Вот с Лордом у них кто борется? Дамблдор и его Орден, то есть пара десятков человек. А остальные, что делают? Правильно, читают Ежедневный пророк, то есть проминистерское издание. Замечательная ситуация, не правда ли, сестренка?
- Убожество, - фыркнула та, подхватив братца под руку, и они вместе направились к лифтам, не обращая внимания на отвисшие челюсти дежурных, слышавших их диалог, и забывших проверить их палочки, а также выяснить суть визита.
Отдел регистрации магов и магических домов, нечто вроде переписи населения и недвижимости. Тут все прошло довольно гладко, не считая начальника отдела, начавшего заикаться сразу после того, как прозвучала фамилия прибывших. Остальным она ничего не говорила. Пока. Осталось не так уж и много времени, как их просветят, со всеми подробностях. Им пришлось пройти еще несколько отделов, прежде чем они оказались в приемной министра. Попытавшийся было вякнуть помощник, в лице Перси Уизли, был двумя словами поставлен на место и отправлен докладывать своему начальству о прибытии высоких гостей. Причем проделал все это Анна, а Том лишь наслаждался спектаклем. Спустя минуту они уже сидели в удобных креслах в уголке, специально оборудованном, в кабинете министра для приема благородных и важных гостей.
- Возмутительно, - расположившись в кресле, словно на самом дорогом, сделанном из золота и бриллиантов, троне, изрекла Анна.
- Простите великодушно, - залепетал хозяин кабинета. Его, в принципе, можно было понять, он вряд ли когда-нибудь видел столько красивую женщину. Нарцисса Малфой даже рядом не стояла с Анной Персефоной Андерс. А та протянула ему свиток – малое древо семьи, на котором было выделено самое главное. Министр недоуменно развернул его и замер, некрасиво разинув рот. Как-то он совсем не ожидал ТАКИХ гостей в своем кабинете.
Через два часа он облегченно выдохнул и сполз по стенке на пол, утирая трудовой пот со лба. Он два часа лебезил, улыбался, льстил и так далее, лишь бы угодить таким людям. Вылакав целый кувшин воды, принесенный ему помощником, министр вызвал к себе в кабинет начальников отделов. Ему нужна была вся имеющаяся информация по Андерсам. Он только надеялся, что появление этих людей никак не повлияет на обстановку в стране.
А к Дамблдору в это же время спешил Артур Уизли, неся новость о появлении в Англии давно забытого рода.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 27. Наведаться в Хогвартс.
- Скучно, скучно, скучно, скучно, - выдал Адриан, сидя на подоконнике и глядя во двор, где тренировались пожиратели в дуэлях. Тренировались, надо сказать, очень вяло. Никто еще не знал, какие новости будут им преподнесены сегодня вечером.
- И что ты предлагаешь? – оторвав взгляд от книги, и посмотрев на брата, спросил Демиан.
- Может, слегка оживим ситуацию? – блондин с энтузиазмом уставился на шатена.
- А может быть тебя на цепь посадить? – раздался язвительный голос с картины, на которой с комфортом устроился Чарльз Андерс.
- Фиии, как вульгарно, - скривил нос Адриан. – Не придумал ничего лучше?
- Ну, так найдите себе занятие поинтереснее, - рявкнул портрет и исчез с картины.
- Поинтереснее, поинтереснее, - пробормотал блондин. – Поинтереснее… А если… Ну, да… Было бы очень… Но как? Хотя, вполне…
- А меня посвятить в свои наполеоновские планы ты не хочешь, маленький гений? – насмешливо поинтересовался Демиан.
- А что, если нам ускорить некоторые события? – произнес Адриан.
- И что ты имеешь в виду? – спросил его брат.
- Давай познакомимся с нашими будущими «друзьями и товарищами», заранее, - предвкушающе улыбаясь, предложил блондин.
- А ты не забыл, что они находятся в Хогвартсе? – саркастично поинтересовался Демиан.
- А когда это было помехой? Тем более мне известно несколько тайных ходов в школу, - улыбка стала еще шире.
- Том нас точно убьет, - вздохнул шатен, но его слова дали понять второму юноше, что он пойдет с ним, куда угодно и когда угодно.
- Ну, пошли? – спрыгивая с подоконника, поинтересовался Адриан.
- Как мы попадем в слизеринскую гостиную? – спросил Демиан, занятый решением более практичных вопросов. Так всегда и получалось, инициатором идей был блондин, а детали обдумывал шатен. Все-таки гриффиндорские черты были очень сильны в Адриане, не зря же он был Лордом этого рода.
- О, я тут у Тома в библиотеке одну книжку стащил, - ухмыльнулся этот самый инициатор. – В общем, смысл в том, что наследник может войти в гостиную факультета своего родоначальника, лишь прикоснувшись ладонью к портрету, закрывающему вход. И там еще было про несколько ходов из самой гостиной. Так что, уйти всегда сможем.
- Отвечать перед Томом будешь сам, - серьезно произнес Демиан.
- Угу, - кивнул Адриан, больше интересующийся сейчас проникновением в Хогвартс, чем предполагаемым наказанием, которое последует за этой выходкой. О том, что намечающееся действие чистой воды безумие, он как-то не задумывался. У него и раньше порог опасности был где-то ниже нужного уровня, а сейчас вообще атрофировался за ненадобностью. Раздумывать над тем, что в школе находится тот же Дамблдор, который за ними охотится, он не желал. На время забыв о нем.
- Как пойдем? – поинтересовался шатен.
- Камином в Сладкое королевство, а оттуда тайным ходом прямо в школу, - пояснил Адриан, уже полностью готовый к вылазке.
Телохранители находились сейчас во дворе на тренировке, так что некому было вправить мозги двум подросткам с ветром в голове. Они спокойно добрались до камина и шагнули в него, правда, не заметив домовика, который некоторое время еще смотрел на пламя в камине.
Им повезло. Камин в Сладком королевстве располагался так, что войти и выйти из него, можно было незаметно, для большинства посетителей и продавцов за прилавком. Занятые продажей товара те не обратили внимания на взметнувшееся пламя и вывалившихся из камина парней, которые сразу же прошмыгнули в заднюю комнату, где и располагался ход.
- Фу, - смахивая с лица очередную паутину, скривился Демиан.
- Ну, извините, Ваше Высочество, забыли осветить вам путь фонарями и вычистить проход от всего ненужного, - съязвил Адриан.
- Сейчас пойдешь один, - высказался шатен.
- Ага, сейчас, так ты меня одного и отпустил, - усмехнулся блондин, прекрасно зная, что Демиан пойдет с ним, даже если будет на все 100% против предприятия.
- Ты постоянно втравливаешь нас в ситуации, из которых потом нужно искать выход, - вздохнул шатен.
- Так, ты же мог отказаться, - Адриан повернулся к брату и недоуменно посмотрел на него.
- Мне, между прочим, тоже скучно, - заявил на это Демиан.
- Скууучно, - протянул в задумчивости блондин, гладя на шатена с какой-то странной заинтересованностью.
Дальше они шли молча, и вскоре оказались у развилки. Некоторое время Адриан пытался вспомнить, куда именно надо свернуть, пока не заметил отметину, которую помнил еще по своему третьему курсу. Про себя подумав, что второй проход тоже надо будет проверить, он свернул в нужную сторону.
В Хогвартсе еще не закончились занятия, и коридоры не были заполнены студентами. На самом деле двум Андерсам это было только на руку.
POV Демиана.
Бред! Ну, бред же! Это только авантюры Адри могут пройти на ура, и чтобы нас никто не заметил. Точно, у него есть какой-то талисман везучести, не иначе. Кто бы другой давно бы уже за уши был приведен к директору. Я бы, конечно, лучше бы сюда не совался, так ведь это неугомонное создание и в полном одиночестве бы сюда отправилось. С него бы стало. И тогда еще неизвестно, чем бы все это закончилось. И откуда в нем все это? Такой милый ребенок был, а как стал Андерсом, так словно бес в него какой вселился. Как бы его удержать от безрассудных действий. Везучесть везучестью, а предел надо знать. Однажды она может и отказать, и вот тогда все может закончиться очень плохо.
Конец POV Демиана.
- Ты где застрял? – прошипел Адриан, выглядывая из-за угла, за которым успел скрыться, но, не обнаружив брата рядом, решил за ним вернуться.
- Задумался, - признался Демиан.
- Нашел время, - закатил глаза к потолку блондин.
Везение, не везение, но Судьба сегодня явно им благоволила - до портрета на входе в слизеринскую гостиную они добрались без приключений, никого на своем пути не встретив. Адриан приложил руку к портрету, который взирал на него с легким любопытством. Как и было сказано в книге, стащенной у дяди, вход открылся. Юноши поспешили внутрь.
- То ли тут интерьер поменяли, то ли у меня память плохая, - задумчиво произнес блондин, оглядывая гостиную, в которой уже был однажды. Тогда она не показалась юноше столь шикарной. Хотя, у него могли измениться вкусы, после преобразования в Андерса. Напротив входа у дальней стены располагался большой старинный камин, около которого стояли диванчики и кресла. В отличие от гриффиндорской гостиной здесь не было рабочих столов, за которыми можно было бы делать домашнее задание, хотя было несколько столиков поменьше, предназначенных явно для чего-то другого.  На полу лежал ковер с толстым ворсом, на котором располагались разного размера подушки, что-то вроде дополнительных сидячих мест. Над каминной полкой в стене было окно, явно магическое, настроенное на озеро и Запретный лес. Адриан сейчас не мог сказать, показывает оно реальную картину или же выдуманную, хотя все казалось настоящим, видно было даже, как ветер шевелит деревья.
- А тут тепло, - произнес Демиан, скидывая с себя зимнюю мантию и усаживаясь в одно из кресел. – Ну, что, ждем господ слизеринцев здесь?
- Ага, - кивнул Адриан, продолжая изучать обстановку. И все-таки, он пришел к выводу, что обстановка гостиной поменялась с тех пор, как он тут был.
- Сядь уже, - почти приказал ему брат. Блондин плюхнулся в кресло напротив и замер в нем, думая о чем-то своем.
POV Адриана.
Ну, здравствуй, Хогвартс. А ведь прошло совсем не так уж и много времени, как я покинул твои стены. Правда, когда я, уезжал на каникулы, я совсем не думал, что вернусь в эти стены совершенно другим человеком, и спустя далеко не два с половиной месяца. Как же все изменилось, Хогвартс. Я стал другим. Гарри Поттер теперь лишь воспоминание, зыбкое, даже эфемерное.
Кто бы мог подумать, что однажды я буду шутить, сидя рядом с Волдемортом, и даже называть его дядей. Но так и есть. У меня появилось все, о чем я когда-либо мечтал: семья, возможность быть собой, просто шутить, дразниться, быть простым человеком, обычным подростком.
Почему у меня такое странное чувство? Не могу объяснить, но в последнее время у меня стойкое ощущение, что я должен поторопить события, иначе не узнаю что-то очень важное про себя. И сюда я потащил Дема по этой же причине. Что-то не так в том, что происходит.
Конец POV Адриана.
- О чем задумался? – тихо поинтересовался Демиан.
- Тебе не кажется, что… - Адриан нахмурился, но продолжать не стал. Он и сам не мог объяснить своих ощущений. – Да, ладно, ничего. Мнительный я какой-то стал.
- Хмм, - слегка нахмурился его брат, но требовать объяснений не стал – захочет, сам расскажет.
Вход открылся, впуская внутрь ватагу первокурсников, которые тут же замерли, увидев неожиданных гостей у себя в святая святых.
- Ну, и чего встали? – насмешливо поинтересовался Адриан. – Прям не родные какие-то, как не у себя дома, честное слово.
- Вы кто? – пискнул один из мальчиков.
- Да, так, в гости пришли. На вас посмотреть, себя показать, - продолжил насмешничать блондинистый Андерс.
- Чего встали на входе? – раздался бас за спиной первокурсников. Появились слизеринцы постарше, а именно те, ради кого братья и заявились в школу.
В поле зрения Адриана и Демиана появился, растолкав младшекурсников словно ледокол, Грегори Гойл, вслед за ним шел Винсент Кребб, а дальше появилось его высочество Слизеринский принц во плоти.
- Кто вы такие? – Драко сразу же приступил к допросу, при этом нацеливая палочку на гостей.
- Ты все еще уверен в том, что мы правильно поступили, решив познакомиться с ними в более непосредственной обстановке, чем резиденция нашего дяди? – скептически глядя на брата, поинтересовался Демиан. Все-таки слизеринцы не зря считаются самыми хитрыми и умными, хотя последнее, и не упоминается вслух. Шестикурсникам понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять, о какой резиденции и, каком дяде идет речь. Сложив два и два, они пришли к совершенно верному выводу относительно личности неожиданных гостей.
- Вы чокнутые? – совсем не аристократично выразила свои сомнения в их умственной адекватности Панси Паркинсон.
- Почему же? – насмешливо поинтересовался Адриан.
- Так, первокурсники, марш в свои спальни, и пока не позовем, чтобы духу вашего тут не было. О наших гостях ни слова. Ясно? – распорядился Малфой. Малышей как ветром сдуло.
- Хорошая дисциплина, - оценил Демиан.
- Что вы тут делаете? – потребовал ответа Драко, не убирая палочки, но, уже не нацеливая ее на Андерсов.
- Да, вот, решили познакомиться со своими будущими однокурсниками, - хмыкнул Адриан. – Нам ведь на седьмом курсе вместе учиться, да и лето вы проведете вместе с нами. Вот и подумали, чего время тянуть.
- А то, что директор Хогвартса Дамблдор? Жить надоело? – это уже Забини влез в разговор.
- Чего дедушка не знает, то не мешает ему спать, - философски протянул Адриан. – И потом, он не в курсе нашего здесь нахождения. А если вы так беспокоитесь по поводу того, что он со всеми собаками занят поисками племянников Лорда с целью, взять их в плен, то пусть ищет. Правда, сегодня вечером ему все равно уже будет известно, кто мы такие и откуда взялись.
- То есть? – не понял Нотт.
- А ничего, что другие слизеринцы тоже могут заявиться в свою гостиную? – насмешливо поинтересовался Демиан.
- Не уходите от ответа, - прищурился Драко.
- Никуда мы не уходим, - пожал плечами Адриан. – Просто мы легализуемся в магическом обществе Англии. Так что тайна появления у Лорда племянников раскроется перед Дамблдором во всей красе.
За портретом послышались приглушенные голоса, а затем стук, явно говоривший, что кое-кто не может попасть в гостиную. Адриан одобрительно посмотрел на Малфоя, как на лидера дома Слизерина, позаботившегося, чтобы им не мешали, или, что бы они с Демианом не покинули подземелья. Только вот, уйти-то они как раз могли легче легкого.
- Что вам нужно? – с легким нажимом в голосе потребовал ответа Драко.
- Скучно нам, - вздохнул Демиан. – У дяди все только взрослые, а с ними кашу не сваришь.
- Чего? – хором переспросили Грегори и Винсент, переглянувшись.
- О, у Деми наступила пора использования по делу и без него всякого рода пословиц, поговорок, в общем, народной мудрости разных народов, - насмешливо просветил слизеринцев Адриан. – К сожалению, это заразно.
- Следующий эксперимент будешь проводить без меня, - буркнул Демиан.
- А я вот его возьму в напарники, - указал на Драко Адриан. – Снейп же говорил, что он лучший ученик, и зелья знает хорошо.
- Отказывайся сразу, пока не поздно, - посоветовал Демиан.
- Почему? – нахмурилась Панси.
- А что бы он там не нахимичил, у него все равно получается взрывчатка, - просветил ее, а заодно и остальных шатен.
- Нахимичил? Взрывчатка? – уточнил Нотт. В принципе, значение слов он понял.
- Ага, все, что у него варится, почти всегда взрывается, - кивнул Демиан.
- Я так не играю, - обиженно надул губки Адриан, став вдруг милым таким ангелочком, незаслуженно обиженным большим и страшным серым волком. Забини как-то нервно хихикнул, увидев такую метаморфозу.
- Пусть уж лучше они заранее знают твои лучшие стороны, чем потом мы будем собирать их по кусочкам из-под обломков лаборатории, - произнес Демиан. Адриан скуксился, в уголках глаз появились слезинки. Его брат усмехнулся. – На меня твои штучки не действуют, так что можешь не стараться. Сцена по тебе плачет, артист комедийного жанра.
- Вот всегда он так, и повеселиться не даст, - вздохнул блондинистый Андерс. – В общем, нам пора. На вас посмотрели, себя показали. Встретимся летом в резиденции. Вы пока подумайте, чем мы там будем заниматься, кого изводить, мы со своей стороны тоже над этим вопросом поработаем. Кстати, Малфой, папа у тебя классный, столько всего знает. Мисс Паркинсон, вы очаровательны. Если бы вы уже не были по слухам обручены с наследником белобрысого семейства, то я обязательно бы за вами приударил. Это так красиво – черное и белое. Сочетается просто идеально. А вам двоим надо еще поработать, Кребб, Гойл, быстро выходите из образа. Адьос, мучачос. Увидимся, - и вывалился наружу, через открывшийся проход.
- Я же говорю, клоун, - выдал Демиан, степенно вставая из кресла. – И, кстати, - повысил он голос, явно обращаясь к уже исчезнувшему из вида брату. – Забини – итальянец, так что твое «Адьос, мучачос» к нему мало подходит.
- Я уже понял, - последовал ответ из коридора. – И я  бы на твоем месте поторопился, поскольку через несколько секунд, судя по голосам, в поле моей видимости, появится один небезызвестный тебе зельевар.
- Иду я, иду, - проворчал Демиан.
- А как он дверь открыл? – тихо спросила Панси, все еще не придя от оттороторенной с невероятной скоростью речи.
- Слизерин, - хмыкнул Демиан. – Увидимся, - и вышел.
Адриан схватил его за руку и рванул куда-то в сторону, уводя брата подальше, ведь как раз в этот момент из-за угла с противоположной стороны появился Снейп, в сопровождении своих семикурсников, которые не смогли открыть вход самостоятельно.
- Стоять! – рявкнул зельевар, но два нарушителя уже скрылись в темноте подземелий.
- Фух, - выдохнул Адриан, останавливаясь.
- Ну, и где мы? – язвительно поинтересовался Демиан.
- Где-то в подземельях, - хмыкнул ему в ответ брат.
- Знаешь, Адри, я думаю, тебе стоит приготовить свою задницу, потому что порки в этот раз тебе не избежать, - заявил Демиан.
Из Хогвартса они все же выбрались, далеко после полуночи и снова благодаря какому-то невероятному везению, по жизни прицепившемуся к Гарри Поттеру, ныне Адриану Андерсу. Попало обоим, но Демиан был прав, на этот раз его брат выговором и малыми последствиями не отделался.
Том был в ярости. Телохранители уже несколько часов приходили в себя после серии мощных Круциатусов, благо Авады никто в лоб не получил, из ближнего круга. Схваченный за воротник Адриан был лично сопровожден Томом в подземелья, и закрыт в камере – чтоб ненароком не сотворить с ним что-нибудь, после чего тот будет долго лежать пластом. Было объявлено, что в этой тюрьме ему придется провести как минимум неделю. Не ошибся Демиан и в своем предположении относительно порки. Только вот получил он ее не от любимого дяди, а от крестного, которому тоже надоели выкрутасы подростка. Демиану, конечно, тоже попало, только вот никто ведь не сомневался, откуда ноги у всех происшествий растут.
Первую ночь Адриан провел на тонкой соломенной подстилке, свернувшись от холода в калачик. А утром его камера была быстро приведена в порядок, обустроена всем необходимым, но выпускать его никто не собирался. Доступ в нее, кроме Тома, получил лишь Чарльз Андерс, который с ехидной улыбкой на физиономии вольготно расположился в своем нарисованном кресле и сразу же начал доставать своего потомка в n-ном поколении. Если бы кто-то стоял за дверью камеры племянника Лорда, то был бы поражен той руганью, которая из нее лилась, на повышенных тонах, с криками до хрипоты. На этот раз Чарльз никуда не уходил, даже если и выходил из себя или обижался. А вот Адриану уйти было некуда. Самое страшное наказание в его жизни. Шесть дней с момента появления портрета. Шесть дней Ада. И он сдался. Все было совсем не так просто, как он пытался показать всем. За своей бравадой, шутками, язвительностью, он прятал свою ранимость, растерянность и боль.
Чарльз жутко испугался, когда на рассвете седьмого дня своего нахождения в этой камере наедине с внуком, услышал тихие сдавленные всхлипы.  Он сразу же метнулся, известными лишь портретам путями, в кабинет Тома.
Адриан лишь всхлипнул, когда его повернули и прижали к теплой и надежной груди.
- Тшш, малыш, - услышал он тихий голос. – Наконец-то ты вырвался из своей брони. Пора стать самим собой, Адри. Извини за это, но мы за тебя ужасно испугались. Думали, что потеряли тебя. Теперь все будет хорошо. Спи, малыш.
Адриан ощутил, что его куда-то несут. Потом он почувствовал мягкость кровати, приглушенные голоса, что кто-то гладит его по волосам. И вдруг стало легко, словно с души рухнул какой-то груз.
А пока он отсиживал свое наказание, события на месте не стояли. Появление такой семьи в Англии не могло не всколыхнуть общество. Поползли совершенно невероятные слухи, как среди обычного населения, так и среди Пожирателей и сподвижников Дамблдора.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 28. Кто я такой?

Хогвартс.


Дамблдор задумчиво теребил край шторы, глядя куда-то в неведомую даль. Кто бы мог подумать, что события вдруг примут такой оборот. Ничто не предвещало потрясений. Хватало новостей о племянниках Тома, а именно так и никак иначе директор именовал Волдеморта. На краю сознания мелькнуло сожаление, что в годы учебы Риддла он был настроен против этого, бесспорно, талантливого юноши. Увы, время упущено, что получилось, то получилось. Вот только…
В последнее время Альбус чувствовал посторонний взгляд, который преследовал его не только в коридорах Хогвартса, но и в кабинете, что было невозможно в принципе. Успокаивало, правда, стойкое ощущение изучения, а не опасности. Тем не менее, стоило оставаться настороже. Мало ли, что нужно этому наблюдателю... Да и выяснить, кто это будет нелишним. Только действовать придется осторожно, незаметно.
Как же все не вовремя. Если бы эти племянники Тома оставались всего лишь племянниками, то никто и внимания бы не обратил на охоту. А что теперь? Каким образом появились эти Андерсы? Я никогда не интересовался историей чистокровных родов. Похоже, зря. Пропустил такое. Хорошо хоть Артур не заметил моего удивления, так был взбудоражен принесенными новостями. Не хватало еще упасть в глазах собственных людей.
Он бросил взгляд на стол, где лежал крайне ветхий фолиант. Эта книга существовала всего в нескольких экземплярах, и, к счастью, один из них хранился в запасниках Запретной секции. Даже профессора Хогвартса не знали о существовании этих самых запасников. И знать им этого было не положено.
Ох, зря я раньше не интересовался этой темой. Был бы готов к новости о браке между Слизерином и Рейвенкло, приведшем к рождению детей. Понятно, что легенд много, но за ними очень часть скрыта правда.
Дамблдор вернулся за стол и сел в кресло. Глаза пробежали по уже знакомым строчкам.
Андерсы – потомки двух Основателей, плюс де Вера ведут свой род от Хаффлпафф. И что же у нас получается? Племянники Тома оказались прямыми наследниками сразу трех Основателей? Не многовато ли? Надо срочно поднять документы на Хогвартс, а то вдруг эти молокососы еще и хозяева моего замка. И вообще, стоит узнать по этим Андерсам все. Что собираются делать, на чью сторону… хотя тут-то как раз все ясно. Они с Томом. А может, есть еще племянники? Нет, таких совпадений просто не бывает. Безымянные мальчишки и дети Андерсов – одни и те же люди.
Раз они были в Министерстве, значит, начнут появляться в обществе. Придется побывать на нескольких приемах, чтобы понаблюдать за ними и, возможно, познакомиться. Прежде чем что-то предпринимать, придется хоть немного прояснить ситуацию. Убрать их по-тихому уже не получится.
Размышления директора были прерваны Минервой МакГонагалл, влетевшей в кабинет, размахивая Ежедневным Пророком.
«Новость распространяется...», - ему даже не нужно было спрашивать, что так взбудоражило его заместителя. Естественно, возвращение в Англию рода Андерсов – прямых потомков двух Основателей. Оно и понятно, ведь Годрик и Хельга не были связаны столь крепко и уж точно не имели общих детей.
- Альбус, вы читали? – МакГонагалл потрясала газетой.
- Минерва, ты об эпохальной новости?
- Значит, читали. Я всегда думала, что этот род давно сгинул и прямых... да вообще любых  потомков не осталось. А тут такое… 
- Интересно, откуда они взялись, - кивнул Дамблдор.
- Альбус, но если у Андерсов есть дети, то…
- Они у них есть, - произнес директор и на удивленный взгляд МакГонагалл пояснил: – Артур стал свидетелем появления нескольких членов этого семейства в Министерстве, проследил за ними и тут же доложил мне.
- Ох, значит, это они - племянники Того-кого-нельзя-называть, - воскликнула женщина.
- Этого нельзя утверждать однозначно. Возможно, они, возможно, нет.
- Но… - начала МакГонагалл.
- Нужны доказательства, Минерва, веские доказательства, - твердо сказал директор.
- И что теперь? 
- Посмотрим. А пока надо узнать об этой семье как можно больше.
- Согласна, - кивнула гриффиндорский декан. – Если они на стороне Того-кого-нельзя-называть, многие нейтральные чистокровные могут примкнуть к нему только из-за них.
Дамблдор внимательно посмотрел на свою верную помощницу. «А ведь, действительно, могут».
- Что ж, думаю, надо собрать Орден, - вздохнул он. – Нам есть, что обсудить.

***

Слизерин-холл
Том стоял у окна и наблюдал за гуляющим или, скорее, бездумно бредущим по дорожкам парка Адрианом. Его все больше настораживало поведение юноши, странности которого и резкие переходы из одного состояния в другое заставляли задуматься о душевной болезни. Шизофрения? Раздвоение, а то раз-сколько-то–ение? Если вспомнить все эпизоды, то возникал резонный вопрос: куда пропал Гарри Поттер?
- Где ты витаешь? – в кабинет тихо вошла Анна.
- Кажется, пора снова обращаться к маггловским врачам.
- Но это только вредит магам.
- Нам нужен тот,  кто занимается душевными болезнями, - Том скривился, показывая тем самым свое отношение к идее.
Женщина шагнула к окну и сразу нашла взглядом одинокую фигурку племянника, который выглядел как потерянный котенок. 
- Ты считаешь, что у Адриана какие-то проблемы в психологическим плане? – она, наконец, повернулась к собеседнику лицом.
- Физически с ним все относительно нормально. Вчера, когда я забирал его из подземелий, мне на какую-то минуту показалось, что он не играл чью-то роль, а был… Не знаю, как объяснить.
- Ты пока ничего не предпринимай, а я попытаюсь разговорить Адри. Вдруг получится, и мы узнаем, что его гложет, - произнесла Анна, снова взглянув в окно. – Он сейчас выглядит потерянным. Так уже было, когда он возвращался из Хогвартса.
- Попробуй, - кивнул Том. – Хуже точно не станет. Я сейчас боюсь к нему даже подходить. Просто не знаю, как реагировать, что сказать.
- Иногда и у меня рядом с ним появляется такое чувство. Но не буду откладывать, а то мы можем опоздать и потерять его окончательно.
- Надеюсь, у тебя все получится...
Адриан бездумно гулял по дорожкам парка. Никаких определенных мыслей, идей, планов у него не было. Просто все желания, энергию, жажду жизни, которую видели еще недавно окружающие, как отрезало. Внутри осталась лишь пустота. Сон ли, явь? Где найти ответ, как понять? Так хотелось остаться одному, но одиночество пугало. Страшно, больно, и не видно выхода...
- Адри, - на плечо легла рука, – позволишь составить тебе компанию?
Реакцией стал почти равнодушный кивок после короткой заминки, и Анне это совсем не понравилась. Они молча шли по дорожке. Женщина обдумывала, как начать разговор, а юноша, казалось, просто совершал механические действия, без особой цели и желания.
Господи, но ведь казалось, что все встало на свои места. Мы разобрались в нашем общем прошлом, стали одной семьей. Я думала, Адриан счастлив и отрывается на всю катушку, наверстывая упущенное. И лишь когда он уехал к Тому, я поняла, что все может быть не так уж и радужно. Дело не в чем-то определенном, нет, но.... Не может человек так быстро переходить из одного состояния в другое. Гарри Поттер был, честно говоря, забитым мальчиком, который всего боялся, старался ни в чем не перчить мне или Виктору и как можно реже попадаться на глаза Дамиану. Не думаю, что в Хогвартсе он вел себя иначе. Этот ребенок всегда подстраивался под определенные обстоятельства…
- … - что-то сказал Адриан.
- Прости? – переспросила Анна, поняв, что пропустила фразу племянника.
- Кто я такой? – тихо повторил юноша, подняв глаза, в глубине которых плескались растерянность, боль, страх и что-то еще, не поддающееся описанию.
- О чем ты?
- Я не знаю, кто я такой, - почти на грани слышимости шепнул Адриан, и легкий вздох слетел с его губ. Юноша свернул к скамейке, удобно установленной между двумя деревьями, и сел. – Я совсем не понимаю, как себя вести, что делать и говорить. Я был Гарри Поттером. Неплохо и вполне понятно. Кто-то меня не любил, кто-то боготворил, кто-то ненавидел. Друзья, учеба, работа… И вдруг выяснилось, что я не совсем Поттер, или, вернее, не только он. Что пророчество, из-за которого я жил как… что все это не обо мне. А кто такой Адриан Андерс? Как ему себя вести? Что делать? Я попытался выкинуть из головы все свое прошлое, стать другим – веселым, бесшабашным. Но у меня не получилось. Сидя в камере, я понял, что не знаю, кто я, не знаю, каким должен быть, что делать. Все считают, что я буду аврором. Но ведь это не мое. Я до одиннадцати лет... да нет, я гораздо позже вообще узнал, кто такие авроры. И почему я должен идти работать в по сути полицию? Потому что я Герой и обязан защищать слабых и невинных? А меня кто-нибудь защитил? Почему я столько раз попадал в разные, часто смертельно опасные переделки, но рядом не оказалось ни одного аврора? Разве это правильно? Я стал самым молодым ловцом за последнее столетие? Но ведь не стремился к этому! Я вообще в тот день впервые оказался на метле. Почему вместо наказания меня поощрили? Почему я перестал быть человеком, у которого могут быть свои желания? Почему я обязан следовать чужой мечте?
- Дорогой, ты никому и ничего не должен, - тихо произнесла Анна. Честно говоря, сейчас она была напугана. Да, разговор свернул в нужную сторону, но вскрыл не то, чего ожидали. Бедный мальчик просто напросто потерял себя. В Адриане Андерсе не осталось Гарри Поттера. Но проблемы, боль, горе - все это затаилось глубоко внутри.
- Тогда почему все от меня чего-то ждут? Почему постоянно осуждают?
- Это наша вина, мы оставили тебя один на один с проблемами, которые ты успел нажить за четырнадцать лет жизни, и очень нелегкой жизни. Все вокруг ново и для нас, но у меня, Виктора и Дамиана не было таких серьезных трудностей в адаптации, многие прошлые черты остались с нами. И мы почему-то решили, что у тебя тоже все прошло относительно легко. Увы...
- У меня нет своего «Я», - вздохнул Адриан.
- Пожалуй, - кивнула Анна, – и именно этого мы не учли. Изменившись, ты снова встал на тот же путь, подстраивая свою личность под мнение и ожидания других.
- Я не знаю, что мне делать.
- Том предложил обратиться к психотерапевту. Насколько я поняла, таких врачей в магическом мире нет. Но просто так тебе помочь не получится. Никто из нас точно не справится, тут нужен кто-то посторонний.
- Кто? Я не смогу объяснить проблему, если не расскажу всю историю от начала до конца, - Адриан снова поник.
- Но против самой идеи ты, как я понимаю, ничего не имеешь? – уточнила Анна, немного опешив от того, что племянник так легко идет на контакт.
- Я понимаю, что со мной что-то не так, если ты об этом, - серьезно произнес юноша.
- Мы придумаем, как тебе помочь.
- Главное, чтобы до сентября, иначе в Хогвартс я не поеду. В моем нынешнем состоянии мне там делать нечего.
Анна оставила Адриана одного, и тот снова побрел по дорожкам парка, а она отправилась к Тому. Следовало решить, как действовать и какие силы привлекать.
Том нашелся в своем кабинете, окруженный горами бумаг, которые следовало просмотреть и отработать. Он ведь теперь был не только Волдемортом, но и Томасом Андерсом, опекуном своего племянника, к которому стекались документы по родам, возглавляемым мальчиком.
- Ты что-то выяснила? – мужчина отложил перо и поднял глаза.
- У нас серьезная проблема. Бедный ребенок понятия не имеет, кто он такой, пытается что-то с этим делать, но безуспешно
- Что? – нахмурился Том, пытаясь переварить услышанное. – Вот Мордред! И как быть?
- Есть у меня одна мысль, но исполнение на тебе, - заявила Анна.
Андерс вопросительно поднял бровь, предчувствуя проблемы. 
- Идея с психотерапевтом хороша, но нам нужен человек, который не посчитает Адриана сумасшедшим, - серьезно произнесла женщина. – Мальчик должен рассказать все, от начала до конца, чтобы врач понял проблему. Если знание ситуации будет обрывочным, то толку мы не добьемся.
- Статут секретности...
- Ой, не смеши меня. Если бы не бригады зачистки из отдела Тайн, то каждый второй маггл был бы уже в курсе существования магического мира. А родственники магглорожденных? Им ведь никто не стирает память, не ограничивает их. Они молчат лишь потому, что боятся оказаться в психушке на долгие годы. Всякого рода экстрасенсы, лекари и так далее тоже не берутся на пустом месте. Скорее всего, ваши улавливатели просто не видят таких людей, магия в них не так уж сильна, но достаточна, чтобы выделяться из общей массы.
- Никогда не смотрел на ситуацию с этой точки зрения, - Том немного опешил. А ведь верно, магический мир никогда не обращал внимания на мелких целителей, пророков и иже с ними, обитающих в мире магглов. Но сила не возникает из пустоты.
- И потом, кто сказал, что у магглорожденного в дальних предках нет волшебников? – Анна фыркнула. – Может у него, лет пятьсот назад, был маг в родословной? Вот кровушка и взыграла.
- Ты сейчас договоришься до того, что перевернешь все постулаты теории магии.
- Легко! Ну так как насчет психотерапевта и его посвящения в наши тайны?
- Я посмотрю, что можно сделать и кого привлечь, - задумчиво произнес Том. – Слишком много людей втягивать нельзя. Не дай Мерлин дойдет до Дамблдора.
- Этот старик уже в курсе, - скривилась Анна, – Снейп наверняка донес. Может, стоит убрать его? Он ведь работает не на тебя...
- Северус полезен. Он очень любил твою сестру, и даже их разрыв не смог притупить его чувств, но в то же время ему сильно запудрили мозги. Даже работая на два фронта, наш зельевар остается верен только самому себе, и, возможно, еще паре-тройке человек.
- Но он сдает информацию Дамблдору.
- Ничего важного все равно не расскажет, - покачал головой Андерс. – Правду он не узнает, пока мы того не захотим. Впрочем, уверен, господину директору известно далеко не все, что выяснил Снейп.
- Не ошибись, Том, - серьезно сказала Анна. – Это может стоить жизни моему сыну и племяннику, которого я тоже считаю сыном.
- Вот поэтому мы и должны сделать все безупречно, - заявил мужчина в ответ. – Если мы не справимся, то вы с Виктором и мальчиками покинете страну и будете жить под такими охранными чарами, что к вам даже Мерлин, если оживет, не сунется.
- Не решайте за нас, - вдруг раздался голос Дамиана. Взрослые не заметили его прихода.
- И как давно ты здесь? – нахмурилась женщина.
- Достаточно. Надеюсь, Адри вы поможете. Брат у меня один, терять я его не собираюсь. И не решайте за нас, лучше давайте просто обсудим все проблемы.
- Ты считаешь, своими действиями мы можем только усугубить ситуацию? – уточнил Том.
- Да. Не могу сказать, почему, но я знаю, наша дорога ведет в Хогвартс. Там находится что-то очень важное для Адриана, а я должен быть рядом с ним.
- Опять твое дежавю? – вздохнула Анна.
- Не уверен. Но когда мы были в гостиной Слизерина, то у меня появилось чувство, что это не впервые. И советую разобраться в связи Адри с Малфоями. В ее существовании я уверен.
- Хмм, - Том нахмурился. Чтобы не заставило в свое время Дадли Дурсля действовать, оно  того стоило, поэтому ощущениями юноши пренебрегать не стоило. - Хорошо, я приму к сведению твои слова, но решающее слово все же оставлю за собой.
Дамиан кивнул, внимательно посмотрел на дядю и только после этого вышел из кабинета.
- Мне кажется, стоит все же запирать двери, когда мы ведем серьезные разговоры, - покачала головой Анна, – мало ли что услышат. Я даже не заметила, когда он тут появился.
- Мы были слишком озабочены проблемами Адриана, чтобы обращать внимание на все остальное. Но ты права, осторожность не помешает. Хорошо еще свидетелями обычно оказываются либо твой сын, либо племянник. А если кто-нибудь другой?

***

Три дня спустя. Лондон. Частный кабинет психотерапевта.
Дэвид Лайтман пытался прийти в себя. Он считался уравновешенным человеком, даже материалистом. Ни в какие особые дары и невероятности не верил, считая, что все можно объяснить с помощью науки.
Не верил до сих пор. Сегодня пришли они и перевернули привычный мир с ног на голову. Магия, волшебные палочки, люди, превращающиеся в животных, вещи, летающие по мановению руки – все это сегодня было показано в его кабинете.
- Мистер Лайтман, там пришли те же люди, что покинули вас полчаса назад, - заглянула секретарша. – С ними мальчик.
- Пригласи молодого человека ко мне.
Он еще не во все поверил, и не знал, поверит ли вообще, но в своем здравом рассудке не сомневался.
В кабинет вошел невероятно красивый юноша лет шестнадцати-семнадцати с очень усталыми глазами.
«Работы будет много», - понял Дэвид.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 29. У психотерапевта
 
Дэвид уже в пятнадцатый раз прослушивал запись последней встречи с самым своим неординарным клиентом и до сих пор не знал, как ко всему этому относиться. Сложно было поверить, что где-то совсем рядом существует то, о чем ты взахлеб читал в детстве, да и сейчас иногда... Маги, волшебники, палочки, хорошие, плохие – это кажется сказкой, если не видеть собственными глазами. Лайтман встряхнулся, пытаясь вернуться к мыслям о мальчике, который слишком многое пережил, чтобы оставаться самим собой. Да и был ли он собой...
Мужчина вытащил из стола журнал, в который записывал все, что касалось Адриана Андерса. Необходимо было найти решение, которое помогло бы пациенту разобраться в самом себе, а для этого требовалось переговорить со всеми близкими ему людьми. Иначе появится очередная маска, которая останется на лице до нового взрыва. А это может привести к полному повреждению рассудка или к смерти. Но как найти его, настоящего?
Дэвид вздохнул, перечитал свои записи и задумался.

POV психотерапевта

Адриан подвергся жестокому обращению, но не в физическом смысле, а в эмоциональном. Он хорошо выучил этот урок и теперь подстраивается под представления о нем окружающих людей. Попробуем разложить его жизнь по полочкам, понять, сколько масок-личностей имеется в наличии.
Во-первых, жизнь с родственниками в качестве нелюбимого племянника. Странно, если честно. Почему, когда мальчик почти довел себя до смерти, его тетя вдруг вспомнила, что одной с ним крови? Или тут сработал какой-то магический механизм? Она должна была сразу по появлении на пороге дома ребенка сестры принять все меры, чтобы обезопасить его. А тут жизнь в чулане, постоянная непосильная работа... Не понимаю. Надо выяснить при встрече. А вот к чему все это привело?
Дети обычно задают море вопросов. У них есть период «Это что? Это куда? Это почему?». У Адриана его просто не было. Его отучили спрашивать, отучили жаловаться на свои проблемы. Всегда сам по себе. Никакой помощи, никакого сочувствия. Интересно, куда смотрели окружающие? У нас в стране сложно обидеть ребенка - обязательно кто-нибудь обратится в социальные службы. Почему же за столько лет никто этого не сделал? Опять эта их магия? Так она тоже не всесильна. Всех очаровать нельзя. И эта резкая перемена в его родственниках...
И школа не пошла на пользу. Пренебрежение нуждами ребенка налицо. И постоянные опасности. Как же мне помочь ему найти самого себя?

Конец POV психотерапевта


Размышления Дэвида были прерваны скрипом открывающейся двери. На пороге появился его самый странный пациент.
- Здравствуй, Адриан.
- Добрый день, - кивнул тот.
Никто из сопровождающих в кабинете во время сеансов не присутствовал, ждали в приемной.
- Я бы хотел сегодня просто поговорить с тобой, - вдруг произнес Лайтман. Решение было спонтанным.
- Ммм? – немного недоуменно посмотрел на него юноша.
- Мне кажется, мы работаем не в той плоскости, не с теми проблемами.
- Вы считаете, есть еще что-то? Какая-то помеха?
- Да.
- Ну что ж, давайте попробуем, - хмыкнул Адриан. Два с лишним месяца ежедневных посещений особого результата не принесли. Он как пребывал в подвешенном состоянии, так в нем и оставался, изменения оказались минимальными.
- Возьми лист бумаги, раздели его пополам. В левой части напиши имена людей, в правой,  напротив, не задумываясь, одно чувство, которое ты к ним испытываешь. Не задумываясь, Адриан, это важно.
Андерс почти минуту смотрел на психотерапевта, затем выполнил его указание. Полчаса тишины, и к Дэвиду отправились два исписанных листа.
- Следующая задача. Те же имена, одно чувство, но то, которое ты испытывал, еще не став Адрианом Андерсом. Затем то, которое должен был бы испытывать к ним Адриан Андерс, не отягченный грузом прошлого.
На некоторое время юноша застыл в недоумении, затем задумался, после чего придвинул к себе пачку бумаги и занялся делом. А Дэвид решил посмотреть, что уже написано.

POV Дэвида Лайтмана

Итак, что мы имеем:
Тетя – не знаю
Дядя – не знаю
Демиан – брат
Питер, крестный – не знаю
Том, дядя – не знаю…
А это что?
Белла – убил бы
Гермиона – раздражение
Рон – врезать бы ему
Сириус – боль
Дамблдор – не верю…
Интересные у него ощущения.

Конец POV Дэвида Лайтмана


- Я закончил, - Адриан подвинул к нему исписанные листы.
Мужчина разложил их по столу, чтобы иметь возможность смотреть на все сразу.
- Давай разбираться. Тетя: не знаю, холод, тепло. Мда, как и ожидалось. Дядя – то же самое. Демиан – брат, ничего, брат. Вот это уже интересно. Питер – не знаю, ненависть, привязанность? Именно так, со знаком вопроса? – он посмотрел на Адриана. Тот кивнул. – Том, то же, что и с Питером. Тут более-менее все похоже. Белла – убил бы, убил бы, убил бы? – Дэвид удивленно посмотрел на юношу.
- Пфф, - фыркнул тот в ответ.
- Ты это в прямом смысле?
- Сейчас, скорее, в переносном. Раньше - в прямом. Она виновата в смерти моего кре… Сириуса. У меня никого из родных кроме него не было. Без груза прошлого… Сука. Ее хочется удавить, но делать этого я бы не стал несмотря на все желание. Такой она человек. Хотя, я давно ее не видел. Том куда-то ее отослал, вроде как собирается вылечить. С головой у нее не все в порядке.
- Хорошо, а что ты имеешь в виду, описывая Сириуса? Боль, Радость, Не знаю.
- Боль… Он нелепо погиб, и отчасти из-за меня. Да, я помню, что мы говорили на эту тему. Но, будь я умнее, вполне возможно, он остался бы жив. Радость… Я тогда обрел родного человека, которому был нужен. Наивный...
- Кто?
- Я, - усмехнулся Адриан. – Сейчас я смотрю на некоторые вещи иначе и не могу сказать, кого во мне видел Сириус – меня все-таки или моего отца. Ведь двенадцать лет тюрьмы не проходят для человека даром. Отсюда и «Не знаю».
- Хорошо, с остальными все более-менее понятно. Но мы говорили еще об одном человеке, а в твоих списках его нет. Профессор по зельям. Почему? – Дэвиду действительно было интересно, ведь эта персона занимала  не последнее место в жизни и «воспитании» мальчика.
- Северус Снейп. Неоднозначная личность, которой тоже не помешало бы посидеть в вашем кабинете. Язва, каких мало, сволочь по всем статьям. И глубоко несчастный человек.
- Интересная характеристика, - Лайтман выжидательно посмотрел на юношу.
- Наверное, когда-то я бы сказал, что ненавижу его, - Андерс чуть отвернул голову в сторону и теперь смотрел в окно. – Он постоянно третировал меня, это сильно обижало. Трудно понять, почему тебя сравнивают с человеком, которого ты даже не помнишь. Но только Снейп говорил о моем отце плохо. Остальные хвалили, странно как-то, но хвалили. Хоть что-то о своих родителях я узнал от Сириуса. Но тот рассказ, при всей его восторженности, иначе, чем неоднозначным, считать сложно. Вот скажите, кем надо быть, чтобы назваться Мародерами?
- Может, им просто приглянулось слово?
- Да?! Ну, предположим. Эти мародеры затретировали в школе Снейпа до такой степени, что тот до сих пор ненавидит обидчиков. Свое отношение он перенес на единственного человека, на котором мог отыграться. На меня, по понятным причинам неспособного ответить.
- Я согласен, профессору нужна психологическая помощь, - кивнул Дэвид. – Шутки этой банды далеко не всегда были просто смешными. Как, кстати, и проделки близнецов, сбежавших из школы, наделав шуму.
- Дамблдор покрывает гриффиндорцев, - фыркнул Адриан. – На первом курсе, да и на втором я этого не понимал, а потом начал задумываться. Нам все сходило с рук. Я даже понимаю Снейпа, который на нас отыгрывался. Как же, фавориты директора, которым все можно.
- А ты сейчас можешь мне перечислить десять случаев, когда ты поступил бы не так, как поступили с тобой?
- Хмм, - юноша на секунду задумался. – Вы ведь хотите услышать о событиях с участием директора, так? Что ж, первый курс. Самое начало обучения. Урок полетов. Я бы наказал нас с Малфоем, а не устраивал меня в факультетскую команду по квиддичу. Не отчислил бы, пожалуй, но, минимум, месяц заставил бы драить котлы у Снейпа. Поверьте, это мерзкая задача. А уж как дает подумать о жизни...
- Еще девять, Адриан.
- Тогда же. Битва с троллем. С нас сняли по пять баллов и отпустили с миром. Будь моя воля, я бы выпорол нас, чтоб неповадно было. И, знаете, наверное, правильно в той ситуации отреагировал только Снейп, который едва нас собственноручно не удавил. Дальше история с драконом. Нам следовало поставить профессоров в известность. Тут наказание вообще было странным – отправка в Запретный лес. Чем думали? И когда мы полезли за философским камнем, то получили награду, а не нагоняй. По-моему, почти любой день в Хогвартсе должен был быть другим. Мы были затычкой каждой бочке, а нас в основном поощряли. И сейчас ситуация повторяется. Я уже такого наворотил, и ничего.
- Тебе это кажется неправильным?
- Пожалуй, да, - протянул юноша. – Есть поступки и действия, которые требуют серьезных ответных мер, а не просто запирания в комнате и лишения сладкого.
- Адриан, а ты понимаешь, что ведешь себя сейчас естественно и рассуждаешь своим умом, а не чужими категориями? – спросил Лайтман.
Андерс замер, затем нерешительно посмотрел на психотерапевта. В его глазах появилась задумчивость. Дэвид не мешал, просто наблюдал за процессом. Он был прав, решив, что обычными методами тут не поможешь. Проблема была в том, что Адриан понятия не имел, как ему относиться к людям. Да, он был рад, что его жизнь поменялась, что появились родные и близкие. Он пытался перечеркнуть прошлое, забыть. Но в его случае начать с чистого листа можно было, лишь потеряв память. Магия на такое, наверное, способна, только это самый крайний вариант развития ситуации. Лучше постараться примирить в нем двух человек – Гарри Поттера и Адриана Андерса.
- А как мне перестать играть, подстраиваться под людей, под обстоятельства?
- Давай так, - Дэвид взял лист бумаги, – мы пока приостановим наши встречи, а ко мне придут твои близкие – тетя, дядя, Демиан, Питер и Том. Мне нужно поговорить с ними, с каждым поодиночке, затем со всеми вместе. После этого мы снова увидимся. Между сеансами ты постараешься проанализировать все свои чувства – прошлые и настоящие - к этим людям, а также то, что бы ты хотел у них спросить, и что с ними сделать. Предельно честно. Мне кажется, твоя проблема не в том, кем ты стал, а в том, что ты понятия не имеешь, что чувствуешь к окружающим. Ты запутался, хотя к Белле относишься однозначно, да и к Пожирателями тоже - их ты в той жизни просто не знал, а в этой ненавидеть их не за что. Сюда же попадает Дамблдор, которому ты не верил, не веришь и вряд ли когда-либо поверишь. А вот близкие вызывают у тебя смятение, поскольку ведут себя диаметрально противоположно привычному. Ответь на один вопрос: ты боишься, что это просто сон?
- Да, - без заминки, твердо и лаконично.
- Что и требовалось доказать, - вздохнул Лайтман.
- Я делаю все, чтобы не потерять то, что уже имею, но, не чувствуя себя самим собой, выхожу за рамки, словно бы провоцируя всех вернуться к прошлому, подтвердить, что это мне только кажется, - тихо произнес Адриан.
- Думаю, мы, наконец, разобрались в твоей проблеме.
- Я все же хотел бы провести еще несколько сеансов, попробовать проанализировать некоторые ситуации и понять с вашей помощью в кое-чьи мотивы, - юноша впервые за долгое время улыбнулся. На душе у него стало легко и свободно, словно он сбросил огромный груз.
- Без проблем, - кивнул Дэвид, – ты отдохнешь, а я займусь твоими близкими. Потом встретимся все вместе. Согласен?
- Да, спасибо.
- Тогда, пожалуйста, позови своих сопровождающих, я хотел бы с ними перекинуться парой слов.
Выходя, Адриан улыбнулся и кивнул, сверкая невозможными сине-зелеными глазами. Конечно, проблемы остались, но и прогресс был налицо. Как говорится, картинка сложилась.
- Наконец-то! – за дверью послышался мужской голос.
- Вам туда.
- Зачем? – недоуменно.
- Идите, а я тут подожду, журнальчики полистаю.
Ехидства-то сколько, кажется, кто-то справился со своей депрессией.
В дверях кабинета появились трое мужчин, которые в основном сопровождали Адриана на сеансы.
- Проходите, господа, присаживайтесь, - Дэвид указал им на кресла.
- Мы так понимаем, теперь он в порядке? – Антонин пристально посмотрел на маггловского медика.
- Мы сдвинулись с мертвой точки. Но я хочу поговорить не о мальчике, а о вас.
- О нас? – удивился Рабастан.
- Вы прекрасно относитесь к Адриану, это видно. Но у вас с ним нет проблем только потому, что в прошлой жизни вы для него были лишь именами. В принципе, делить вам нечего: он ребенок, вы взрослые люди. А вот у вас самих затруднения есть - тюрьма никогда даром не проходит. В вашем мире, судя по всему, в этой области все крайне мрачно. Я, конечно, не навязываюсь…
- Вы хотите нам помочь? – удивлению Долохова не было границ, да и братья Лестрейджи ошеломленно переглядывались.
- Это моя работа, - улыбнулся Дэвид.
В кабинете наступила тишина. Лайтман ждал, а трое мужчин погрузились в собственные мысли.
- Почему бы и нет, - тихо произнес Рудольфус минут пять спустя.
Адриан оторвался от очередного журнала и посмотрел на часы. С тех пор, как он вышел, стрелка пробежала уже три круга. Юноша покосился на дверь, затем перевел взгляд на секретаря, а та лишь пожала плечами, показывая, что не в курсе происходящего.
- Хочешь чаю? Я в обед выходила, пирожные купила.
- Не откажусь.
Они устроились за столиком и сначала перекидывались лишь общими фразами, а потом вдруг разговорились. То, что девушку звали Трейси, Адриан уже знал, теперь же он выяснил, что она учится на медицинском и хочет последовать примеру своего работодателя, чтобы помогать людям преодолевать комплексы и проблемы. Она оказалась замечательным рассказчиком, да и психологом неплохим. Как-то незаметно Адриан многим с ней поделился, пусть и без магической подоплеки. Девушка задумалась, а затем сказала, что ему надо просто выплеснуть все, что скопилось на душе.
- Иногда хорошая драка лучше дурного мира. Хотя, многие считают наоборот. Поверь, я когда своему по роже надавала, сразу от сердца отлегло. Поняла, какой он дебил, и прямо так ему и заявила.
- И что?
- Ходил за мной два месяца, то угрожал, то прощения просил. А мне он уже на фиг был не нужен. Теперь другую дурочку нашел. Ты просто подумай о себе. А подстраиваться ни под кого не надо. Что чувствуешь, то и говори. Что хочешь то и делай. Вот сейчас, чего хочешь?
- Подняться куда-нибудь высоко-высоко, и кричать так, чтоб в ушах звенело, - хмыкнул Адриан.
- И в чем проблема? Пошли.
- Куда?
- На крышу, - фыркнула Трейси, схватила юношу за руку и поволокла за собой.
Они не заметили Питера, отошедшего в тень. Он прибыл еще час назад, когда стало понятно, что группа не вернется в обычное время, и услышал много интересного, но молодежи решил не мешать, а просто последовал за ними и наложил чары отвлечения внимания. Парочка орала так, что звенело в ушах. Питер улыбнулся, видя, как сияют глаза Адриана, как из него рвутся наружу смех, счастье и свобода. Все с мальчиком будет хорошо, теперь он был в этом уверен.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 30. Кто о чем, а все об Андерсах

 
Слизеринцы всегда были в школе особой кастой, но в этот год и, особенно, в последнее время вели себя крайне странно. Казалось, они знают что-то такое, что неизвестно больше никому. В принципе, ученики факультета Салазара всегда так выглядели, но сейчас это стало заметнее. А потом громом среди ясного неба посыпались статьи. «Ежедневный пророк» словно с ума сошел, каждый день рассказывая об Андерсах. Возвращение рода в магический мир вызвало море толков, слухов и сплетен. Сложно сказать, чего во всем этом было больше: удивления, восхищения или негодования. Многие кричали, что мало им было одного потомка Слизерина, так теперь еще целая толпа объявилась, и не сомневались в том, кого именно поддержит семья. Пресс-конференция не изменила это мнение.

Ретроспектива

Устроить встречу решили в Министерстве - так можно было убить нескольких зайцев. Репортеров прибыло очень много, в том числе и иностранных, и все желали заиметь для своей газеты эксклюзив.

- Уважаемые гости, - слово взял министр, – я рад вам сообщить, что на родину вернулось одно из благороднейших семейств Британии. Род Андерсов ведет свою историю от Ровены Рейвенкло и Салазара Слизерина. И мы рады снова видеть его представителей на нашей земле. Добро пожаловать домой, - и он захлопал в ладоши, приветствуя двух очень красивых мужчин и женщину, а когда аплодисменты стихли, добавил: – Дамы и господа, разрешите вам представить - Анна Персефона Андерс-Де Вера, принцесса Слизерин, принцесса Рейвенкло, Виктор Александр Де Вера–Андерс, принц Хаффлпафф, Томас Марвел Андерс, лорд Слизерин. А теперь вы можете задавать свои вопросы.

- Лорд Слизерин, будете ли вы поддерживать вашего родственника? – Скиттер никогда и никому не давала возможности влезть впереди нее.

- Если вы имеете в виду господина, называющего себя Волдемортом, - насмешливо начал Том, оглядев после своих слов замершую журналистскую братию, - то мы в данный момент не можем высказать однозначного мнения. Слишком много противоречивой информации. Но ту политику, что велась до сих пор, мы не одобряем, поскольку она приведет к полной дестабилизации и деградации нашего мира.

- А если он изменит свои планы? – снова Скиттер.

- Все зависит от методов, с помощью которых будут достигаться поставленные цели, - произнесла леди Андерс.

- Ходят слухи, что у Того-кого-нельзя-называть есть племянники, - выкрик откуда-то с задних рядов. – Они имеют какое-то отношение к вашей семье?

- Самое прямое, - прозвучал шокирующий ответ.

- То есть вы с Ним общаетесь? – уточняющий вопрос.

- А почему мы не должны с ним общаться? Он наш родственник, как выразилась ваша коллега. Поддерживаем мы его или нет – это уже совсем другой вопрос.

- Это предательство, - снова анонимный выкрик.

- Это почему же? – насмешливо поинтересовалась Анна. – Никому из вас не приходило в голову, что мы можем его... ммм, перевоспитать?

Такого не ожидали. И шокирующих откровений на этой пресс-конференции было немало. Обыватели не могли понять, как относиться к новоявленной, явно темной семейке, которая в открытую заявляет, что считает Того-кого-нельзя-называть своим родственником, но при этом не собирается его поддерживать, если он останется в русле  той же политики, что имела место до сих пор. Услышали Андерсы и вопросы относительно Поттера.

- А как вы относитесь к противостоянию ТКНЗ (вот так умудрился один веселый журналист обозвать Волдеморта, чтобы не выговаривать длинное название) с Гарри Поттером?

- Вот скажите мне, как можно относиться к противостоянию семидесятилетнего старика и шестнадцатилетнего мальчишки? – саркастично вернула вопрос Анна. – Это примерно то же самое, что сравнивать силы того же семидесятилетнего мага и старца, которому уже стукнуло сто пятнадцать. Вот, по-вашему, кто будет более опытен в этих случаях? Старик или мальчишка? Старик или старец?

Зал, затаив дыхание, следил за ответами Андерсов.

- На мой взгляд, лорд Поттер поступил весьма разумно, скрывшись от магического мира, - произнес Томас. – Это неслыханно, когда в противостояние втягивают детей. Они наше будущее, а не пушечное мясо.

- Есть пророчество, - выкрик с задних рядов.

- Да, неужели?! – впервые дал о себе знать Виктор. – И что теперь? Поднять лапки и ждать, пока ребенок решит за вас все проблемы? Удобно. А вы ребенка спросить не забыли, ему вообще все это надо? Судя по тому, где сейчас лорд Поттер, ему не нужно даже даром. Это же как довели человека, что ему стало плевать на все и на всех? Хотя, я не удивлен, с таким-то отношением...

- То есть, вы считаете, что поведение мистера Поттера оправдано? – снова влезла Скиттер.

- Во-первых, он лорд Поттер, - поправила Анна. – И это давно уже зарегистрировано, в том числе и в Министерстве, что может подтвердить наш дорогой министр.

- Подтверждаю, - торжественно объявил Фадж.

- Во-вторых, мальчик – прямой наследник Гриффиндора. И, насколько мне известно, титул он уже принял. Так что он у нас дважды лорд.

- Подтверждаю.

- Вы поделились этим с какой-то целью? – француз приятной наружности внимательно посмотрел на Андерсов.

- Вы забываете, - вздохнула Анна. – Наследники и потомки Основателей не могут убить друг друга.

И снова продолжительная тишина.

- Но Поттера-то старшего, отца Гарри, убили, - наконец, выразил кто-то свои и не только сои сомнения.

- Вчера вечером была проведена эксгумация четы Поттеров, - снова вмешался Фадж. – В ходе ряда процедур, которые закончились буквально час назад, Отделом тайн выявлено следующее. Джеймс Поттер находился под влиянием ограничителя, который был настроен на передачу его силы другому источнику, и создавал дыры в его ауре, что и привело к смерти в ходе нападения. В любом другом случае, он остался бы в живых.

- Кто-то ограничил наследника Основателя?!

- На данный момент ведется расследование, в том числе и в части предков его супруги, Лили Поттер, в девичестве Эванс, - произнес министр. – Есть основания полагать, что она не была магглорожденной. О результатах вы узнаете на специальной пресс-конференции.

- А ваши дети будут учиться в Хогвартсе? – кто-то решил поменять тему.

- Да, они пойдут на седьмой курс, чтобы подготовиться и сдать ТРИТОНы, как и положено, - спокойно ответила Анна.

И снова полились вопросы. Журналисты перескакивали с темы на тему, им хотелось узнать все и успеть везде.

Конец ретроспективы.


После статей слизеринцы стали вести себя еще более странно. Даже самые невнимательные начинали понимать, что им что-то известно. Дамблдор в последние дни вообще не появлялся в Большом зале. В принципе, никого это особо не удивляло. Кроме директорского кресла других должностей у него не осталось. Так еще специальную комиссию прислали разбираться со всем тем бардаком, который творился в школе. Пожалуй, в этой ситуации только Невилл Лонгботтом чувствовал себя невероятно счастливым человеком. А все почему? Дамблдору было не до него. Еще в середине октября директор пригласил Невилла к себе в кабинет и сообщил ему о дополнительных занятиях. Юноша сразу отнесся к этому очень скептически. Как оказалось, не зря. Они с Роном потом долго пытались понять, как просмотр старых воспоминаний о детстве Того-кого-нельзя-называть может помочь в борьбе с ним. И так уж получилось, что один такой разговор, услышанный слизеринцами, положил начало дружбе двух гриффиндорцев с их извечными противниками.

Ретроспектива

- Это какой-то театр абсурда, - заявил Невилл после того, как поделился с другом новостями о последнем «дополнительном занятии».

- Я не понимаю, чего он добивается, – Рон даже потряс головой. – Это что, такой способ показать, как не стоит поступать? Или что? Если в этот приют Его засунул сам Дамблдор, то почему не проверил, что это за приют, и как там будет житься магическому ребенку? Ума не хватило? В общем, из твоих рассказов я вынес только одно: во всем виноват Дамблдор.

- Браво, Уизли, - за спиной парней раздались хлопки. Гриффиндорцы резко обернулись и увидели шестикурсников Слизерина, которые спокойно и даже одобрительно на них смотрели.

- Обливиэйт? – поинтересовался у Невилла Рон.

- Ну-ну, зачем же нервничать? - Панси даже отступила на пару шагов. Ее спутники изучали спокойных и задумчивых оппонентов, которые с начала года, точнее, с момента посадки в поезд вызывали у них живейший интерес.

- Что же такого могло случиться, если два преданных гриффиндорских льва так отзываются о лидере света? – хмыкнул Драко.

- Гарри Поттер случился, - мрачно отозвался Рон. – А то ты не знаешь.

- Догадывался. И рад, что глубоко ошибался на твой счет, Уизли.

- Премного благодарен. А, к Мордреду все! Может, хоть они смогут понять, что вообще происходит? – и посмотрел на Невилла. Тот пожал плечами, и вывалил на слизеринцев все, что их в последнее время мучило.

В такой прострации «подопечные» Салазара не пребывали давно. А гриффиндорцы никогда до этого момента не слышали, как благородные, чистокровные в энном поколении наследники древнейших родов ругаются далеко не литературными словами. Компания тогда засиделась допоздна, пытаясь проанализировать действия директора и понять, к каким же решениям он хочет подвести Лонгботтома. Честно говоря, выходило плохо... Как-то сам собой разговор перешел на Андерсов.

- А они тут были, - вдруг поведал Гойл.

- Чего? – не понял Рон.

- Ну, у нас в гостиной были.

- Грег, ну кто тебя просил? – закатил глаза Драко.

- Откровенность за откровенность, - фыркнул тот в ответ. – Они нам столько выложили, так почему бы нам кое-чем не поделиться?

- И какие они? – прищурился Невилл.

- Безбашенные, - мрачно произнесла Панси.

- Причем на всю голову, - поддакнул Блейз.

- У одного точно шило кое-где, - хмыкнул Теодор Нотт.

- И я откуда-то их знаю, - закончил описание Малфой.

- Эээ? – на него уставились все.

- Не спрашивайте, сам не понимаю. Просто чувство такое, что я с ними уже знаком, более того, где-то пересекался. Прямо дежавю.

- Ладно, разберемся, - буркнул Кребб. – Нам с этой парочкой все лето… знакомиться.

- Везет же, - вздохнул Рон. – А мы опять будем сидеть в убежище Ордена Феникса под неусыпным оком Дамблдора и снимать лапшу с ушей.

- Так плохо? – сочувственно поинтересовалась Панси.

- Ты не представляешь... Сбежал бы. Куда угодно лишь бы подальше.

Слизеринцы странно переглянулись между собой, но тему больше не поднимали. Разговор снова вернулся к братьям Андерсам. Драко очень точно изобразил в лицах их встречу, заставив гриффиндорцев хохотать до слез. Они уже предвкушали появление этих двоих в школе. По крайней мере, скучно точно не будет.

- Достойная замена моим братцам, - фыркнул Рон.

- Да уж, а если факультет учесть... - усмехнулся Невилл.

- Кажется, у Дамблдора совсем не останется на тебя времени с их появлением.

Конец ретроспективы


Еще одной группой магов, которая никак не могла забыть о существовании Андерсов, был Орден Феникса. Здесь строили далеко идущие планы едва ли не мирового масштаба, в центре которых находились двое молодых людей. Тех самых, что в сентябре предстанут пред ясные очи Дамблдора. Естественно, никто и не думал отказываться от более раннего знакомства с юношами, если вдруг появится такая возможность.

Очередное собрание Ордена, как всегда в особняке Блеков, ничем не отличалось от десятка предыдущих. Первый и главный вопрос повестки дня – племянники Лорда.

- Они же все равно пойдут за принадлежностями для школы… - выдала «гениальную» мысль Молли Уизли. Сидящие в стороне Ремус и Северус одинаково поморщились.

- Какое лицемерие, - прошептал Люпин.

- Прошу прощения, мой мальчик? – тут же отреагировал директор. Если он думал, что оборотень стушуется и начнет отнекиваться, то просчитался. Тот давно уже был совершенно другим.

- Да вот, поражаюсь двойным стандартам.

- Ты о чем? – уставилась на него Молли.

- Интересно, как бы ты реагировала, если бы сейчас какая-нибудь леди строила планы по захвату твоего, например, Рона, чтобы затем с «комфортом» устроить его в подвалах своего дома и этим шантажировать тебя?

- Как ты можешь сравнивать! – воскликнула красная от возмущения миссис Уизли.

- А есть разница? Надо  же, не знал. Интересно, если Рон у нас еще маленький, то почему же вы с таким удовольствием натравливали сначала Гарри, а теперь Невилла? Или сирот не жалко?

- Ремус! – рявкнул Дамблдор.

- Говорю же, двойные стандарты, - скривился Люпин. – Я, пожалуй, выскажусь в последний раз, после чего уйду. Наверное, мне стоит принять приглашение и присоединиться к стае. Живее буду, и там никто не врет и не лицемерит. Так вот… Не надо меня прерывать, господин директор. Хоть раз выслушайте, что о вас думают. Вы в опять решили загребать жар детскими руками. Сначала сломали жизнь Гарри, теперь то же делаете с Невиллом. Меня просто поражает ваша способность приходить тогда, когда в ваших услугах уже никто не нуждается. Но при этом вы почему-то в курсе того, что случилось. Наводит на очень нехорошие мысли, однако. Сейчас вы собираетесь использовать братьев Андерсов. А не боитесь, что после этого останется только оплакивать Англию? Не забывайте, эти двое вовсе не сироты. Или вы хотите убрать их родителей и родственников?

- Ремус, ты передергиваешь, - Дамблдор вдруг заговорил голосом доброго дедушки.

- О да, я помню, любые средства хороши для достижения «всеобщего блага», и ничего, что при этом половина чистокровных семей просто сгинет. Только вот мне это ваше всеобщее благо уже попрек горла стоит. Спасибо, накушался! - с этими словами Ремус покинул комнату.

В коридоре он на секунду замер, взглянув на портрет хозяйки дома. Леди Блек с интересом его изучила, затем одобрительно хмыкнула и кивнула. Люпин только пожал плечами и вышел, аппарировав прямо с порога. Надо было создать видимость того, что он отравился в стаю. Несколько хаотичных перемещений, а потом автостопом обратно в Англию. Палочку Ремус давно сменил, так что отследить его по ней не могли, а его магия после экспериментов и лечения Снейпа стала совсем иной.

После ухода Люпина собрание свелось к перемыванию его костей. И как только оборотню не икалось? Сначала все возбужденно возмущались его поведением, обвиняли его во всех грехах, и только затем, всласть почесав языками, начали обсуждать, что с ним делать.

- Он переметнулся на темную сторону, - возмущенно вещала Молли.

- Как у вас все просто, - саркастично выдал Снейп. – Чуть что, так сразу враг, сразу переметнулся. А вы не думали, что он может считать предателями вас?

- С чего? – не поняла миссис Уизли.

Северус только усмехнулся и проигнорировал вопрос.

- Мальчик мой, необходимо сварить зелье поиска, - произнес Дамблдор. – Следует найти Ремуса и вернуть его.

- А на чем я его варить должен? Крови Люпина у меня нет.

Такого ответа никто не ожидал. Обычно все просто соглашались с директором и бежали выполнять его приказы. А тут уже второй строптивец за вечер.

- Так придумай другой способ, - рыкнул Грюм.

- Вам надо, вы и придумывайте, - фыркнул Снейп.

- Тогда займись ублюдками Андерсами!

- Вообще-то, они оба родились у состоящих в магическом браке родителей, так что ублюдками быть не могут по определению, - произнес Снейп высокомерно, чем-то в этот момент напоминая Малфоя-старшего. – Я уже не раз говорил, что у меня нет прямого доступа к мальчишкам. Они всегда с охраной и под иллюзией. И потом, вам больше не нужен шпион у Лорда? Если нет, то я, конечно, могу сделать самоубийственный шаг и попытаться выкрасть их. А что? И на похороны тратиться не придется - хоронить-то будет нечего. Так я пошел?

- Северус, – укоризненно посмотрел на него Дамблдор, – не перегибай палку. Действуй по обстоятельствам. В конце концов, первого сентября мальчики все равно приедут в школу.

Он собирался еще что-то сказать, но Снейп вдруг зашипел и схватился за левое предплечье. На лице у директора появилось сочувственное выражение.

- Иди, не стоит ждать и терпеть боль.

Зельевар стремительно покинул собрание. Его ждало еще одно, не менее занимательное мероприятие примерно той же направленности.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 31. Собрание Пожирателей

Братцы Андерс сидели на подлокотниках трона Темного Лорда и обменивались ехидными комментариями в отношении пребывающих на собрание магов. Сам Темный Лорд демонстрировал абсолютно каменное выражение лица.
- Интересно, от чего его оторвали? – Адриан задумчивым взором оглядел очередного гостя.
- Недотрахит опасен для жизни, - кивнул Демиан. – Только вот вопрос, он или его?
- Гомосексуализм в магическом мире не приветствуется, как и в маггловском, кстати, - вставил свои пять кнатов Том.
- Каждый понимает в меру своей испорченности. Такое ощущение, что ты не знаешь, дядя, что даже дама может так заездить, что от мужика ничего не останется. Хотя, о чем это я? У тебя же целибат.
- Адриан! – прошипел Том, кидая грозный взгляд на «любимого» племянника.
- Повторяю, недотрахит опасен для жизни, - наставительно произнес Демиан.
- Выпорю. Обоих, - прошипел Лорд тот в ответ. Парни хмыкнули и вернули свое внимание пребывающим магам.
- О, вот и нормальные люди подтянулись, - произнес Адриан. – Чего это наш блондинчик такой озабоченный? Что-то случилось?
- А вот и наши персональные алкоголики прибыли, - ехидно облагодетельствовал Долохова, МакНейра и братьев Лестрейнджей Демиан.
- Они - ваши телохранители, - сквозь зубы процедил Том.
- Это не отменяет того факта, что они - алкоголики, дядя.
- Дегустаторы, ага, - протянул Адриан.
- Я чего-то не знаю о своих людях?
- У господ телохранителей ежевечерне проходят заседания дегустаторского клуба. Сопьются скоро, - заговорщически поведал Адриан. – Но мы в этом не виноваты. Разве что косвенно. Самую малость.
- Что вы успели сотворить? – пристально вглядываясь в доверенных лиц, спросил Том.
- Сходили вместе с ними в маггловский супермаркет, - со вздохом ответил Демиан.
- И?
- И на пути им попался отдел дорогого алкоголя, - хмыкнул Адриан. – Ты бы видел, как они сумки несли... Красота! А ступор какой был! Они ж столько градусов разом в жизни не видели. Боюсь только, вся компания теперь туда без нас наведывается.
- Уши вам драть надо, - мрачно оповестил парней Том. – Ты как себя чувствуешь? – посмотрел он на Адриана.
- Нормально, - фыркнул тот в ответ. – Проорался на славу.
- В смысле?
- Советую, дядя. Знаешь, как помогает? Я в норме, честно. Надеюсь, все же буду самим собой, а не очередным образом, подстраивающимся под ситуацию. А что вы там сотворили на пресс-конференции? И как ты будешь представлять самого себя?
- Да тут наложено такое количество чар, что никто ничего сказать не сможет, - фыркнул Том.
- Слушай, а они всегда так долго собираются? – нахмурился Демиан. – Никакой дисциплины.
- Ну да, настраиваются, чтобы предстать пред грозные очи Темного Лорда, - съехидничал Адриан. – Морально готовятся принять профилактическую дозу Круцио.
- Сейчас столкну, - пообещал Том. – И чьей-то пятой точке будет больно.
- Напугал так напугал, - покачал головой Адриан с серьезным выражением лица. – Но сути дела это не меняет, - он снова оглядел уже обравшихся Пожирателей. – Хмм, а чего это Снейп такой… не сильно довольный? Дамблдор сильно достает, что ли? Хотя директор может, да. Малфой тоже какой-то взъерошенный…
- Это Люциус-то? – Том сначала посмотрел на блондина, потом на племянника. Адриан оставил вопрос без ответа.
- О, кажется, все явились, - сказал Демиан, переглянулся с братом и парни дружно хмыкнули. Они уже обратили внимание на то, каким образом вся эта толпа распределилась по залу. Народ кучковался по статусу, по интересам и так далее.
- Слушай, дядя, а ведь дисциплина у них хромает на обе ноги, - покачал головой Адриан. – И это уже не одна команда. Плохо.
Снейп торопился в зал собраний как только мог. Опаздывать и злить Лорда не хотелось, да и лишние болевые проклятия ему были не нужны. Он даже перевел дух, когда понял, что прибыли еще не все, и целенаправленно направился к Люциусу. А потом понял, что что-то не так, медленно повернул голову и на секунду замер. Не каждый день увидишь двух парней, сидящих на подлокотниках кресла Темного Лорда и мило с ним общающихся. Более того, он впервые смог рассмотреть эту парочку, и его вниманием сразу же завладел блондин. Вот юноша повернул голову и посмотрел прямо на него. Лицо осталось спокойным, а в глазах проявилась улыбка. Радостная улыбка?.. Взяв себя в руки, Снейп все же прошел к Люциусу и остановился рядом с ним.
- И давно это? – еле заметно кивнул он в сторону трона.
- Уже было так, когда я пришел, - тихо ответил Малфой. – Похоже, они перестали прятаться. Вопрос лишь в том, чем нам это грозит. Особенно в контексте пресс-конференции, которая была несколько часов назад.
- Что за пресс-конференция? – чуть нахмурился зельевар.
- Андерсы.
В этот момент дверь за троном открылась, и в зал вошло еще несколько человек без плащей и масок пожирателей: двое мужчин и женщина, которая затмила бы красотой и грацией леди Малфой. Чуть ниже трона Темного Лорда тут же возникло несколько кресел, где вновь прибывшие и расселись.
- Помяни черта...
- Это они? – Северус пристально изучал троицу. Люциус согласно кивнул.
В этот момент Лорд встал и смахнул с головы капюшон. Малфой среагировал на это как-то странно. Снейп даже бросил на него быстрый взгляд.
- Что?
- У нас проблемы. Большие проблемы, - Люциус явно никак не мог взять себя в руки.
Внешность Темного Лорда стала полным сюрпризом почти для всех присутствующих. Они уже привыкли к полурептилии, а тут вполне себе привлекательный и, что интересно, молодой мужчина.
- Что ж, дамы и господа, приветствую вас, - Лорд даже речь свою начал совсем иначе, чем обычно. – Во-первых, разрешите вам представить мою семью. О наличии племянников вы уже знаете. Итак, Демиан Де Вера Андерс, лорд Рейвенкло, - в зале воцарилась оглушающая тишина. – Адриан Де Вера Андерс, наследник Слизерин. Мой наследник. Леди Анна Андерс, действующая глава рода Андерс, потомок рода Рейвенкло-Слизерин. Лорд Виктор Де Вера, действующий глава рода Де Вера, потомок рода Хаффлпафф. Лорд Питер Хаффлпафф, действующий глава рода Хаффлпафф. Это моя семья. Они неприкосновенны!
- Рейвенкло, Хаффлпафф и Слизерин, - задумчиво пробормотал Снейп. – Остался только Гриффиндор. А Гриффиндор у нас Поттер. Забавная ситуация.
- Мой Лорд, можно вопрос? – МакНейр шагнул вперед, чуть покачнувшись. Том прищурился и тут же кинул взгляд на еле слышно хмыкнувших мальчишек.
- Уолден?
- Демиан – лорд Рейвенкло, это понятно, а почему Адриан – Слизерин? – последовал вопрос. На МакНейра смотрели с легким испугом. Впрочем, многие уже считали его трупом. Лорд такого не прощал.
- По старшинству. Он - наследник Рейвенкло и Слизерин и четвертый по линии Хаффлпафф, - за Тома ответила Анна. – Глава у Слизеринов есть, как и у Рейвенкло. Есть наследник и у рода Хаффлпафф - сын Питера, но он здесь не присутствует, поскольку находится в школе. Надеемся, летом он присоединится к нам.
- Но считалось, что потомков Основателей не осталось, - раздался немного недоуменный голос откуда-то из задних рядов.
- Мало ли, что считалось, - хмыкнул Питер. – Как видите, на самом деле все оказалось совсем не так.
- А Поттер? Он же вроде Гриффиндор? – красноречие проснулось и у Кребба.
- Гриффиндор. Причем лорд, полноценный и вступивший в права наследования согласно всем традициям, - кивнул Виктор.
- С лордом Поттером, - Том выделил эти слова, - у нас заключен пакт о перемирии. Пока одна из сторон не причиняет вреда другой, мы друг друга не знаем, не пересекаемся…
- Интересно, а это как ты решил с лордом Поттером, - Адриан ехидно выделил два последних слова, - не пересекаться и не знать Его? Хотелось бы мне на это посмотреть.
- Выпорю! – рыкнул Том, даже не поглядев на парня.
- Дем, а Дем, как думаешь, может его все-таки отвести к психологу? А то погляди, сколько агрессии. Как что, так сразу за… - Адриан вовремя спрыгнул с подлокотника и исчез за высокой спинкой трона. – Дядя, это негуманно – кидаться разрушительными заклятиями в горячо любимого племянника.
- Я этого горячо любимого племянника очень часто придушить хочу. Лично! - рыча, выдал Том. – Вылезай, нечисть. Ты зачем мне репутацию портишь?
- Я тебе ее исправляю, - Адриан высунулся из-за трона, но тут же юркнул обратно. Пожиратели с недоумением, страхом и живым интересом смотрели на происходящее.
- Мальчишка, - буркнул кто-то за спиной Снейпа. Тот резко обернулся и посмотрел на взирающего на безобразие со страдальческим выражением лица Долохова. – Что? Поверь, это не пацан, это наказание, причем не знаю, то ли Мерлиново, то Морганино, а может, и общее. Еще бы понять, какой он настоящий. Если такой, как сейчас, то тушите свет.
- Зачем? – к ним придвинулся Паркинсон, услышавший часть разговора. Да и остальные в зоне слышимости заинтересованно косились на Долохова.
- Потому что это… - очень тихо начал Антонин, но его душа не выдержала, - СВОЛОЧЬ МАЛОЛЕТНЯЯ! – в полный голос выдал он.
- КТО? Я?! – тут же возмущенно раздалось на весь зал. Адриан выскочил из-за трона и уставился на Долохова, полыхая зеленющими глазами. 
- ТЫ! – подтвердил Антонин. – Совести у тебя нет!
- Все, я на вас обиделся, с вами больше не играю и в кино вас не поведу! -  задрав нос, парень повернулся ко всем спиной и, маршируя, двинулся на выход. Шаг, еще шаг, третий, четвертый… И тут грянуло…
- КАК НЕ ПОВЕДЕШЬ?! ТЫ ЖЕ ОБЕЩАЛ! Я ДАЖЕ СЕАНС ВЫБРАЛ! – МакНейр выглядел как ребенок, у которого отобрали игрушку, и возвращать ее явно не намерены.
Демиан отвернулся, его плечи мелко подрагивали. Анна подозрительно заинтересовано рассматривала потолок. Питер и Виктор мужественно держали лицо. Очень мужественно. Том тяжело вздохнул.
- Иди сюда, чудовище, - устало позвал он Адриана. – Ты зачем мне Пожирателей портишь?
- Они у тебя необразованные, - фыркнул в ответ юноша. В зале поднялся возмущенный ропот. – И не галдите, господа маги. Я сказал необразованные, значит, необразованные. Картинную галерею вы когда в последний раз посещали?
- У нас нет картинной галереи!
Адриан несколько секунд с каким-то непередаваемым выражением лица смотрел окружающих.
- Вы хоть представляете, сколько человек живет в Лондоне? – задал он вопрос.
- Магглы нас не интересуют, - фырканье в ответ.
- А зря, - подключился Демиан. – Их много, очень много. Они намного образованнее вас, тут мой брат прав. И потом, ваш Лорд совсем не гнушается посещать театры, кино, рестораны и  так далее. И все это в мире магглов. А знаете, почему? У них выбор больше, и чувство вкуса на порядок лучше. Вон, наша четверка алко… дегу… кхм, телохранителей подтвердит.
Упомянутый квартет возмущенно воззрился на братьев Андерсов.
- Мой Лорд? – на Тома уставились с некоторым удивлением, когда до аудитории дошел смысл сказанного. Тот с досады сплюнул, сел на трон и мрачно глянул на племянников. Вести какую-то серьезную беседу уже не имело смысла, мальчишки испортили все. Или не испортили? Тут ведь с какой стороны посмотреть. Политику он все равно решил менять, от террора давно уже нужно было отказаться - толку от него ноль. Все упиралось в то, насколько сильно удастся перестроить мозги Пожирателей, многие из которых, по сути своей, были садистами.
Братья покосились на «любимого дядюшку», но тот сидел молча и не делал никаких попыток что-то сказать.
- Это называется: «Сами кашу заварили – сами с ней и разбирайтесь», - ехидно подначил парней Долохов. Том согласно кивнул.
Адриан задумчиво хмыкнул, потом оглядел толпу аристократов и чистокровных, прошелся вдоль первых рядов, затем чуть ли не каждого осмотрел с головы до ног и с ног до головы.
- Господи, и это цвет магического мира, - протянул Демиан. – Эли-и-ита!
- Знаешь, а я тебя понимаю, - Адриан все еще пребывал в задумчивости. Он устроился на подлокотнике трона с правой стороны. – Никто в здравом уме ЭТО не выдержит. Поражаюсь, как ты их еще всех не заавадил к Мерлиновой бабушке. Я тебе сочувствую. Работать с таким материалом... неудивительно, что вы еще не у власти.
- Поосторожнее со словами, заимеешь огромное количество врагов, - предостерег его Том.
- Я знаю, что нужно делать! – вдруг воскликнул Демиан, но тут же помрачнел. – Правда, тогда активизируется Дамблдор… Отвлечь что ли? Но как? Если его не задвинуть, то он обязательно все приберет к рукам. Старичок-то ушлый. Если только перевести внимание на что-то еще? На что? Эй, Адри, ты чего не помогаешь? – возмущенно уставился он на брата.
- Если бы я еще знал, о чем ты, - протянул тот в ответ. – Ты не забыл, что тут куча не совсем психически здоровых особей находится? У большинства сейчас чайники закипят. И не надо поглядывать на меня с таким видом, словно я Красная шапочка, а вы злые, нехорошие волки.
Недоумение, повисшее в зале, можно было разливать по бутылочкам, настолько осязаемым оно казалось. Адриан тяжко вздохнул. Что поделаешь, если маги незнакомы с шедеврами детской литературы.
- Да-а, - протянул Демиан. – Господа, - он оглядел присутствующих, заметил Алекто Керроу, - и дама, - легкий кивок ей, - мне вас искренне, до зубовного скрежета жаль. Что ж вы в детстве читали на сон грядущий?
- Кодекс рода, - услышал он в ответ.
- И все? – сочувственно поинтересовался старший из братьев Андерс.
- Еще были сказки барда Биддля, - с усмешкой сказала Алекто. Пожалуй, из всех присутствующих только она относилась к этим мальчишкам с симпатией без всяких «но». Скорее всего, потому, что сама была в меньшинстве, а на данный момент вообще единственной женщиной среди Пожирателей.
- И? – Демиан посмотрел на нее.
- И все.
- И сколько в общей сложности этих сказок? – уточнил юноша.
- С десяток, - хмыкнула Алекто.
- За что же вас так Мерлин-то обидел? – очень эмоционально выдал Демиан и развернулся лицом к трону. – Адри, представляешь, на все детство одна книжка с десятью историями! Я сейчас заплачу! – и шмыгнул носом.
- Хотите сказать, что у магглов не так? – кто-то решил съехидничать. Дамиан резко развернулся обратно к Пожирателям, прошелся по рядам сканирующим взглядом, выискивая смельчака.
- В Национальную библиотеку их что ли сводить? В детский отдел, - задумчиво протянул Адриан. - Дядя, и вот ЭТО ставит себя выше обычных людей? Теперь я понимаю, почему магглы живут в настоящем, а маги в средних веках, лет этак на триста отставая от этих самых магглов.  Дем, у меня идея, - обратился он к брату.
- Какая?
- Дуэль с парочкой вот этих товарищей. Мы используем свои знания, они - свои, как тебе?
Демиан несколько секунд смотрел на брата, потом оглядел Пожирателей, и задумался.

Ретроспектива
- Не так, - ворчливо воскликнул Чарльз Андерс, недовольно глядя на своих юных потомков. – Что вы палочками-то дергаете, словно у вас руки на веревочках висят, а не мышцами и костями скреплены. Что ты делаешь, изверг?! – голос стал возмущенным. – Еще дом заклятиями разнеси. Мало нам твоих экспериментов с зельями? Научил на свою голову.
- Дед, а дед, может, заткнешься? – хором выдали Адриан и Демиан, недобро глядя на висящий на стене портрет, выступающий в роли их наставника. Гонял их Чарльз нещадно, несмотря на то, что был давно мертв. Парни старались, и Демиану было проще, чем Адриану. Он-то учился с нуля, ему не приходилось ломать уже сложившиеся стереотипы.
- Да будь тут Моргана, она бы вас уже выдрала, таких нерадивых, - фыркнул портрет. – Что вы машете палочками, как… Встали в стойку! Заново. Пока не будет получаться как надо, отсюда не выйдете. Отрабатываем нападение. Вы должны уметь пользоваться всем комплексом чар Морганы. Преимущество лишним не бывает.
Конец ретроспективы.

- Не-е, - покачал головой Демиан. – Представь, что знаем мы, и чего не знают они, - кивок в сторону Пожирателей. – Им даже не мечтается о таком…
- Да что вы такого можете знать, малолетки… - выступил вперед кто-то из толпы.
- Не стоит недооценивать противника, - спокойно произнесла Анна. Том давно уже сидел с закрытыми глазами и делал вид, что его тут нет. Если пара племянников бралась за дело, то никому другому не стоило вмешиваться, потому что могло выйти намного хуже, чем казалось на первый взгляд. Репутацию ему эта парочка уже испортила. Или, наоборот, исправила. Тут, опять же, как посмотреть. В общем, он принял решение не вмешиваться, но поприсутствовать. Хотя бы для того, чтобы вовремя среагировать на агрессию против мальчишек.
- Вы бы хоть чем-то подумали, - вступил в разговор Виктор. – Мы - Андерсы, потомки двух Основателей, и у нас явно должно быть что-то от них. Те же знания.
- А они есть? – нахмурился Долохов.
- Е-есть! – ехидненько пропели парни. – Это вы нас учите современной магии, а до вас… - и многозначительно усмехнулись.
- Проще показать, чем доказывать, - буркнул Том. Адриан глянул на него, хмыкнул и легко поднялся с подлокотника.
- Ну-с, показать, так показать...
- Не смей!
Поздно. В толпу Пожирателей полетело одно из невербальных заклинаний Морганы. С десяток попавших под воздействие магов просто снесло с места.
- Упс, силенок не рассчитал, - Адриан невинно похлопал глазками, чем выдал себя с головой.
- Мерлин, за что мне такое наказание? Вот не знал об их существовании, и так хорошо жил. Никаких тебе проблем, забот, - пожаловался непонятно кому Том, глядя в потолок.
- Ты бы без нас в ящик сыграл.
- Твоими молитвами я и так сыграю, причем раньше, чем без твоей посильной помощи. Ты посмотри, что вы тут наделали? Они же теперь никогда не поверят, что я - это я, - а вот это уже было сказано с обидой.
- Ой, нашел проблему, - хором фыркнули парни.
- Ликвидировать кого надо, и все, - внес предложение Адриан. Часть Пожирателей попятилась, прячась за спинами товарищей.
- Адриан! – рявкнул Том.
- И пошутить нельзя, - сморщил тот в ответ недовольную рожицу.
- Как вы с ними справляетесь? – Люциус, к сожалению, задал свой вопрос хоть и шепотом, но именно в тот момент, когда в зале повисла тишина.
- А зачем с нами справляться, лорд Малфой? – вкрадчиво поинтересовался Адриан. – Мы с Демом вполне контролируемые личности.
- Да ну?! – оскалился Долохов.
- Ну да, - кивнул Демиан.
- И вообще, хватит дурью маяться, - вдруг совершенно серьезно произнес Адриан. – Своими действиями вы наносите собственной стране и обществу только вред. Не пора ли уже вставить мозги на место, и начать думать головой, а не тем, что пониже спины?
- Это мой брат к чему сказал, - Демиан обвел магов тяжелым взглядом, - пора уже перестать играть в войнушку, надо делом заниматься.
- Магглы… - начал один особо смелый.
- Да оставьте вы уже магглов в покое! Уничтожение магглов для магов – сизифов труд, а вот в ответ может и прилететь. Буквально. Пара ракет, к примеру, - фыркнул Виктор.
- Так, я отпускаю вас до завтра, - Том решил прекратить непонятно во что вылившееся собрание. – Жду в это же время. И желательно с идеями, каким образом мы теперь будем существовать, и что делать.
- О, домашнее задание, - хихикнул Адриан. Лорд кинул на него предупреждающий взгляд.
- Давно бы так, а то все круцио, да круцио. Вот кое-чьи мозги и решили отдохнуть, - это уже Демиан влез с комментарием. – А давал бы задание на дом, они бы развивались, а не деградировали.
- ВОН ОТСЮДА! – рявкнул Том, не выдержав издевательств, и тут же мысленно застонал, увидел две одинаковые торжествующие улыбки и переглядывания племянничков. Стало разу же ясно, что он влип, правда, не совсем понятно, во что.
- Айда в кино, - жизнерадостно воскликнул Адриан. – Уолден, ты чего там выбрал?
- Люди в черном*.
- Уй-ёёё, - протянули братья Андерсы, еще раз переглянувшись. Их реакции никто не понял.
- Мам, а их на это можно вести? Они кинотеатр не разнесут? – Адриан посмотрел на Анну.
- Палочки отберите, а в зале наложите отвлекающие чары на свои места, - ответил Питер. – Им полезно будет посмотреть ТАКОЕ кино.
- Хмм, - протянул Адриан. – Ну ладно. И кто с нами, помимо нашей бессменной четверки? Лорд Малфой? Профессор Снейп? Не желаете приобщиться к... кхм, маггловской культуре? – юноша как-то странно скривился и проворчал что-то себе под нос, вызвав краткий хохоток у брата.
- Благодарствую, но воздержусь, - сдержано произнес Снейп.
- Жаль. Где же вы еще инопланетян увидите в таком количестве, - выдал Адриан, уже направляясь к выходу. – Дем, - резко остановился он, - надо успокоительного захватить. На всякий случай. И что-нибудь от сердечных приступов. А то мало ли. 
- Это что же мы такое пойдем смотреть, что Адриан целый набор решил с собой взять? – задумчиво произнес Долохов.
- А да, - упомянутый парень сунул голову в приоткрытую дверь, – желающие должны быть на выходе через пятнадцать минут. БЕЗ МАНТИЙ! Иначе пеняйте на себя. Что это значит, спросите у четверки алко… дегустаторов, то есть, телохранителей. И дядя, нервы надо беречь. Ты бы еще полгода тянул резину. А так у них уже появился повод подумать. И тебя человеком увидели. Вменяемым.
- Иди уже, интриган малолетний, - махнул на него рукой Том.
Дверь закрылась. И только Темный Лорд решил произнести речь, как раздался победный вопль индейцев. И значить это могло только то, что парочка успела все продумать и действовала точно по сценарию. Том поглядел на телохранителей своих племянников. Те были спокойны, а Рабастан даже чуть улыбался. «Спелись. И, похоже, подыграли этим двум мелким…» Для характеристики ненаглядных родственников слов не хватило.
Так или иначе, собрание пришлось свернуть, дав указания подумать о будущем вообще и своем в частности. Через пятнадцать минут с балкона второго этажа Том наблюдал за десантом любителей кино. Удивительно, но желающих ознакомиться с «маггловской культурой» собралось десятка три. Правда, совету по поводу одежды вняла едва ли треть. За что сейчас и платили. Два урагана, носящих фамилию Андерс, преобразовывали внешний вид Пожирателей по своему разумению. Разумение потребовало кожи.
- Тьфу ты, - в сердцах бросил Адриан, разглядывая результат. – Ладно, сойдет. Все за мной!

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 32. Страсти накаляются

Хогвартс

Слизеринский стол
Драко задумчиво оглядывал Большой зал. Ужин был в полном разгаре, на нем присутствовали все студенты и все профессора. Ничего необычного. Напрягал разве что задумчивый вид Снейпа. Тот редко позволял увидеть хоть что-то на своем лице, но сейчас был именно такой случай: его явно что-то занимали какие-то мысли. Да еще смущали кое-какие мелочи гриффиндорским столом. К примеру Лонгботтом и Уизли-шестой сидели с краю, поближе к выходу и пресекали все возможные контакты с собой. А Грейнджер периодически их доставала, что-то недовольно высказывая. Рано или поздно терпение у этой парочки должно было закончиться, и зазнайка услышала бы много лестного о себе родимой.
- Как думаешь, зачем Андерсы дали интервью? – Блейз Забини ткнул приятеля в бок.
- Выходят из подполья, - сказал Драко. – Знаешь, Дамблдор еще в первую войну разглагольствовал о политике Темного лорда, о каких-то там амбициях, целях. Только на деле все не так. Почему-то же Поттер исчез? И судя по некоторым сведениям, которые то и дело просачиваются в мир, исчез вполне добровольно.
- Возможно, ему что-то стало известно, - присоединился к разговору Теодор Нотт. – Каким бы мы Поттера не считали, дураком он все же не был. Безграмотным, наивным и до безобразия справедливым - да, но не дураком.
- Знаете, а ведь с Поттером все было совсем не так хорошо, как могло показаться со стороны, - вдруг произнесла Панси. – Вы замечали, каким он приезжал каждый раз после лета? Его мешковатая одежда, не по размеру да и не новая, многое скрывала, но все равно было видно, что он слишком худой и изможденный. А его руки? Это руки трудяги, который много и долго работает. Я думаю, не так уж сладко ему жилось до школы и во время летних каникул. Мне кажется, что слухи, которые ходили по школе, недалеки от истины.
- Поттер – наследник аристократической семьи, с ним… - начала девушка-семикурсница.
- Вы не так часто с ним сталкивались, - перебила ее Паркинсон. – Поттер что-то узнал. Что-то, что заставило его пересмотреть всю свою жизнь и приоритеты. И теперь у гриффиндорцев на факультете раскол. Да и директор начал обхаживать Лонгботтома. Вот он, мол, герой, все еще здесь. Не один, так другой выполнит миссию по уничтожению Темного лорда.
- Только Дамблдору спутали карты, - фыркнул Блейз. – Непонятно откуда объявились Андерсы.
- Летом многое прояснится, - произнес Драко. – Многие из нас проведут его в компании младших Андерсов.
- Да, будет весело, - хмыкнул Тео. – По-моему, эта парочка совершенно безбашенная.
- Ты где слов-то таких набрался? – На него удивленно посмотрели рядом сидящие.
- Отец летом в приказном порядке сказал почитать маггловскую литературу. Там много чего интересного встречается.
- А зачем это твоему отцу? – Непонимание можно было почти пощупать руками.
- Скажите, а куда делся Филч? – вдруг спросила Панси. – В прошлом году он был, в этом - уже нет. И никаких объявлений. Мне казалось, он  - неотъемлемая часть Хогвартса.
- А ведь правда, - кивнул Блейз. – И нового завхоза не представили.
- Странно как-то...
Драко никак не мог отделаться от ощущения, что он знает что-то важное, что-то, касающееся Филча, но никак не может вспомнить, ухватиться за мысль, которая приведет к ответу.
- А все началось с Поттера, - задумчиво произнес он. На него удивленно посмотрели, но комментировать или уточнять не стали.

***
Гриффиндорский стол
Рон уже был на пределе. Желание придушить бывшую подругу становилось просто непереносимым. Как же он раньше не замечал, какая она мелочная и лицемерная. Сдерживаться становилось все сложнее.
- Если она еще раз вякнет, я ее... - буркнул он себе под нос.
- Терпение - наше все, - вздохнул Невилл.
- Да невозможно уже терпеть! Почему я раньше не замечал за ней всего этого? Вот объясни мне, Нев!
- Хмм? – Невилл медленно поднял голову и посмотрел на сидящего напротив него друга. – Повтори, что ты сейчас сказал.
- Объясни мне, Нев, - немного непонимающе ответил Рон.
- До этого, - в голосе Лонгботтома появились какие-то странные нотки. То есть любому другому они показались бы странными, но Рон уже знал, что прячется за маской тюфяка.
- Э-э-э, почему я раньше не замечал, как Гермиона?..
- А заметил ты только после исчезновения Гарри.
- Да, - кивнул Рон, пока не понимая, куда ведет друг.
Невилл же оглянулся на слизеринский стол, точнее, на Малфоя, несколько секунд его изучал, затем снова обратил внимание на Уизли.
- Гарри у нас Поттер, представитель далеко не последнего магического рода. Его мать, хоть и была магглорожденной, но силой обладала немалой, судя по тем данным, что можно найти в школе и обмолвкам профессоров. А Гарри выглядел этакой посредственностью, не шибко сильным середнячком. Не вяжется.
- И с практикой у нее стало хуже, - вроде бы невпопад медленно выдал рыжий. Парни несколько мгновений смотрели друг на друга, а затем резко повернули головы и глянули на Грейнджер. Та уставилась на них в ответ, не понимая, что им от нее понадобилось. Она уже устала их настраивать на нужный лад, но Лонгботтом все-таки герой и должен выполнить свое предназначение. А рыжий по какой-то странной причине отбился от рук и даже учиться стал лучше. Это, наверное, Поттер на него плохо влиял.
- Паразитка, - одними губами произнес Невилл. – Надо переговорить со слизеринцами.
- Она питалась силой Гарри? – Рон передернулся от отвращения.
- Думаю, и твоей тоже. Тебя срочно нужно показать колдомедикам. И я не о Помфри. Эта сразу же побежит к Дамблдору. Ждем выходных, идем в Хогсмит, оттуда постараемся вырваться в Мунго. Мне все это не нравится, Рон. Совсем не нравится.
- И мне.
Есть как-то резко расхотелось.

***
Рейвенкловский стол
Луна с безмятежным видом сидела за столом своего факультета. На ее губах то и дело появлялась улыбка, значение которой мало кто смог бы объяснить. Эта девушка вообще была сама по себе, ее давно уже никто не пытался понять. Луна перевела взгляд на стол преподавателей. Несколько дней назад вышло интервью Андерсов, и сейчас уже мало кто его обсуждал. А она и раньше не обсуждала, зато, похоже, она была единственной, кто понял.
- Он скоро вернется.
- Кто? – Однокурсники посмотрели на Луну с удивлением.
- Он, - повторила девушка, не давая объяснений.
- И что будет? – спросил ее Бут.
- Весело будет. Я пойду с ним дальше.
- Куда? – поперхнулась Лиза Турпин.
- Из отражения. - Лавгуд чуть нахмурилась, затем снова улыбнулась. – Да, из отражения. Это всего лишь зеркало. - Она выбралась из-за стола и пошла на выход.
- Совсем чокнутая, - покачал головой Бут. Рейвенкловцы почти сразу забыли этот эпизод. А Луна остановилась напротив зеркала в холле и задумчиво постучала по нему костяшками пальцев.
- Да, из отражения, - кивнула она самой себе и пошла дальше.
Она не видела, как зеркало подернулось рябью и на несколько секунд показало полутемный зал, в центре которого стояли три прозрачных саркофага, два из которых растаяли бесследно, а третий остался на месте. Внутри него находился пожилой мужчина, чем-то отдаленно напоминающий Филча. А потом зеркало снова стало прежним, и где-то еле слышно лопнула струна.

***
В Черном озере
Морской оракул тревожно дернулась во сне, глаза ее, затянутые белой непроницаемой пленкой, распахнулись. Русалки, что находились рядом, замерли, ожидая, когда хозяйка грота выйдет из транса.
- Непредвиденный фактор, - выдохнула оракул, приходя в себя. – Ее тут не должно быть. Эта девочка не должна была вмешиваться и знать. Но она знает.
- Что случилось? – забеспокоились русалки.
- Герои начинают действовать раньше срока и появляются те, кого быть не должно, кто не запланирован. Это не наш мир, - она ясным взглядом оглядела окружающих ее сородичей. - Это отражение, причем не первое.
- Кто-то использовал заклинание? – ужаснулись русалки.
- Ищите выход в реальный мир, - приказала оракул. - Мы будем ждать там.

***
Стол преподавателей
- Северус, ты опять снял огромное количество баллов с моих студентов! - возмущенно произнесла МакГонагалл.
- Уроки учить надо, - спокойно ответил тот.
- Это возмутительно, Северус, - декан гриффиндорцев не собиралась так все оставлять.
- Ничем не могу помочь.
- Мальчик мой, тебе что-нибудь удалось узнать? – вмешался Дамблдор.
- Ничего сверх того, что уже известно. Я уже сказал, что сделать ничего не могу.
- Ладно, скоро они появятся в школе, - директор вернулся к своему ужину.
Снейп мысленно выругался. У Дамблдора, похоже, появилась идея-фикс, связанная с младшими Андерсами. Это он зря. Пара братцев была… чумовой. Слово появилось в лексиконе пожирателей после очередного похода в кинотеатр. Ему с трудом удалось удержать лицо при воспоминании о возвращении группы кинолюбителей в замок. Арсенал зелий в тот вечер резко поредел.
Походы в кино стали регулярными. После «Людей в черном» был «Титаник». Под впечатлением оказались все. После «Солдата Джейн» на магглов начали посматривать с опаской, свяжешься с такими на свою голову... Последствия следующего сеанса Снейп, явившийся на зов Темного лорда, собственно и застал. Он уже собирался уходить, когда среди холла материализовалась группа киноманов. Младшие Андерсы были как огурчики – свежие, одним словом. Все остальные тоже, как огурчики, только зеленые. И тут, как назло, поприветствовать мальчишек выползла Нагини. Наверное, это был один из немногих случаев, когда эмоции Снейпа смог бы прочесть даже ребенок. Пожиратели разбегались с воплями или замирали как истуканы, глядя на любимицу лорда с ужасом приговоренных к смерти кроликов. Разгадка оказалась простой - вся компания смотрела «Анаконду». Нагини обиделась и теперь регулярно кого-нибудь пугала до предынфарктного состояния.
- Северус? – по-видимому, что-то все-таки отразилось на лице зельевара, так как Дамблдор смотрел на него с подозрением.
- Все в порядке. - Ну не говорить же начальству, что моральным и психическим закаливанием пожирателей занимаются младшие Андерсы.
- Минерва, что происходит между Невиллом, Роном и Гермионой? – Дамблдор уже переключился на другую проблему, чему Снейп был очень рад.
- Я собираюсь вызвать их для разговора, - поджала та губы. – Мне не нравится их поведение.
- Похоже, лишь мистер Поттер держал мистера Уизли и мисс Грейнджер вместе, - подал голос Флитвик.
- Филиус, не говорите глупостей, - скривилась МакГонагалл. – Мистер Поттер тут совсем не причем. И не думаю, что после случившегося дети вообще будут вспоминать о нем.
- Минерва, ты сейчас сама-то поняла, что сказала? – профессор Вектор с каким-то странным выражением лица посмотрела на коллегу. – Ты, прости, о чем вообще? После чего «случившегося»? Чего мы про мистера Поттера не знаем?
- Он предпочел пренебречь своими обязанностями и долгом, - фыркнула МакГонагалл. За столом профессоров установилось молчание.
- Да, дорогая заместитель директора, от вас я такого не ожидал, - протянул Снейп. – Теперь могу сказать только одно - какое счастье, что мистер Поттер исчез. С такими доброжелателями врагов не надо.
- Северус! - рыкнул Дамблдор.
- И о каких таких долгах и обязанностях ты толкуешь, Минерва? – Вектор тоже вышла из ступора после слов МакГонагалл. – Уж не о его ли борьбе с Тем-кого-нельзя-называть? А ничего, что ему всего шестнадцать? Ты хоть раз поинтересовалась тем, что нужно самому Гарри Поттеру?
- У него все было, - отмахнулась гриффиндорский декан.
Изменения в поведении профессоров не остались незамеченными, и в установившейся тишине последние реплики были слышны всем.
- БЫЛО?! – Рон достиг пика. Терпение закончилось. – А ЧТО У НЕГО, СОБСТВЕННО, БЫЛО? ЧУЛАН ПОД ЛЕСТНИЦЕЙ? РОДСТВЕННИКИ-МАГГЛЫ, КОТОРЫЕ ПРЕВРАТИЛИ ЕГО В ДОМАШНЕГО ЭЛЬФА? СВОЙ ДОМ? ТАК ЧТО У НЕГО ТАКОГО БЫЛО?!
- Мистер Уизли, прекратите истерику, - жестко произнесла МакГонагалл, недовольно скривившись.
- РОНАЛЬД БИЛЛИУС УИЗЛИ, НЕМЕДЛЕННО ИЗВИНИСЬ ПЕРЕД ПРОФЕССОРОМ! – влезла тут со своими нравоучениями Грейнджер.
- Как вы мне все надоели! – рявкнул Рон. – Что ж вы все такие лицемерные-то?
- Эй, Уизли, ты поаккуратнее со словами, - осадили его рейвенкловцы.
- Знаете, а я рад, что Гарри исчез, и вы его найти не можете. И я горячо надеюсь, что вы его никогда не найдете, а сам он не вернется, потому с такими, как вы, лучше сразу заавадиться.
- Мистер Уизли, отработка до конца года, ежедневно, с завхозом! – возмущению МакГонагалл не было предела.
- С каким именно? – презрительно скривился Рон. – Что-то мистера Филча я тут не вижу, причем с самого начала года, как впрочем любого другого завхоза
- Какого мистера Филча? – не поняла его декан. – Что вы мне зубы заговариваете?
- Отражение, отражение, отражение, - в дверях Большого зала стояла Луна Лавгуд и загадочно улыбалась. – Все скоро изменится, Рон. Очень скоро. И сделать ничего нельзя. Они все равно пожмут друг другу руки. И тогда… - девушка, не договорив, развернулась и ушла.
- Что это было? – недоуменно раздалось из-за стола Гриффиндора.
Драко смотрел куда-то в пространство перед собой. Эти слова Лавгуд о пожатии рук... Они что-то ему смутно напомнили. Он никак не мог отделаться от какой-то мысли, которая не давала покоя, но пока не обретала четкость.
- Мистер Уизли, отработка вам назначена, - Дамблдор решил прекратить балаган.
- Сначала наймите завхоза, а потом уже отправляйте к нему студентов, - буркнул Рон. – И Грейнджер, отвянь уже, к Мордреду! Что ты тут стоишь и дергаешь меня за рукав? Надоела хуже соплохвоста.
Девушка явно такого не ожидала и выпустила мантию рыжего. А потом почувствовала изучающий взгляд. Невилл. И выражение лица у него было какое-то странное.
- Интересно, это у тебя по жизни так, кто-то постарался или ты сама додумалась? Первые два варианта еще ладно, а вот третий…
- Ты о чем? – не поняла Грейнджер.
- Да так, мне просто интересно, у нас преподавательский состав некомпетентный или кто-то специально все делает.
- Мистер Лонгботтом, что вы себе позволяете? – у МакГонагалл, казалось, сейчас будет сердечный приступ. От этого студента он подобного не ожидала, хотя в последнее время он и вел себя несколько иначе, чем обычно.
- Профессор, за все время моего обучения в этой школе вы появлялись в нашей гостиной раз пять-семь, - Невилл посмотрел на своего декана. – И вы ни разу никого не выслушали, словно ни у кого из нас нет проблем. А они есть. И проблемы есть, и вопросы. Я только благодаря Гарри стал чувствовать себя уверенным. Гарри, не вам. Вот и думайте
МакГонагалл то бледнела, то краснела. Многие студенты удивленно глядели на Лонгботтома. Похоже, в школе очень многое изменилось.
- Да, настоящий лев, - проворчала Панси.
- Лев? – встрепенулся Драко.
- Ну да. Эй, ты чего?
- В последнее время происходит что-то странное, - потряс головой Малфой. – У меня такое ощущение, что все это уже было. Не понимаю почему, но многое мне кажется знакомым. Вот и твое упоминание про Лонгботтома-льва. Я ведь его себе даже представил. Благородное животное, красавец просто.
- Драко…
- Я и говорю, странное что-то мерещится. Но Уизли и Лонгботтома надо бы предупредить, чтобы слишком сильно не влезали. Дамблдор только кажется добрым старичком, на самом деле это тот еще гад. С него станется что-нибудь сделать со своими непослушными игрушками. А Грейнджер меня все больше поражает. Такое ощущение, что у нее просто отказали мозги.
- Где-то я о таком слышал, - подал голос Винс Кребб. – Не помню только, что.
- Дамблдор недоволен, - произнес Блейз. – Влетит этим бунтовщикам, как пить дать влетит. А тут еще и Лавгуд влезла...
- Надо бы к ней присмотреться, - вдруг подала голос Дафна. – Странная она, и мне кажется, далеко не такая простая, как ее воспринимают. Она точно знает, о чем говорит.
- Ладно, пошли ловить гениев от Гриффиндора, - хмыкнул Нотт.

***
Замок Слизеринов
Адриан стоял у окна и задумчиво разглядывал тренировку, которую устроили пожиратели, проживающие в замке. На деле он даже не видел, что там происходит, он продумывал дальнейшие планы. Нет, он не собирался действовать в одиночку. Не теперь, когда у него есть семья. Он просто сгенерирует идеи и пойдет с ними к Тому, чтобы обсудить все моменты и выработать стратегию. Пакостить можно и просто так, но следует подумать и о более серьезных вещах.
Сейчас у его семьи был только один враг – Дамблдор. Похоже, это всегда был только он. Оставалось понять, зачем старику понадобились Поттеры.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 33. Немного странностей

Хогвартс

Луна задумчиво стояла на берегу Черного озера и словно бы пыталась взглядом пронзить его толщу. Она повернулась и посмотрела на Хогвартс, затем снова на воду, явно рассматривая отражение здания.
- Лавгуд, ты сегодня превзошла саму себя, - заметил проходящий мимо нее однокурсник-рейвенкловец.
- Да оставьте вы человека в покое! - раздался недовольный голос Панси Паркинсон. – За столько лет можно было бы и привыкнуть к ее необычности.
- А с чего это вдруг слизеринцы решили кого-то защитить? – фыркнул рейвекловец.
- Персефона, можно тебя? – Луна посмотрела на Паркинсон, совершенно не обращая внимания на то, что кто-то рядом с ней говорит о ней же.
- А? – Панси замерла. Она даже не предполагала, что кто-то с другого факультета может знать ее полное имя. Собственно, таковым ее вообще никто не называл, кроме деда, который уже лет пять, как умер. – Чем могу помочь?
- Подойди, пожалуйста, - вежливо просила Луна. Паркинсон, не выдавая своего удивления, подчинилась. – Посмотри на Хогвартс, а потом на его отражение.
Панси еле заметно пожала плечами, но сделала так, как ее просили. Она без всякого интереса взглянула на школу, а затем на воду. И замерла. Потерла глаза, перевела их на Хогвартс и снова на его отражение в Черном озере.
- Драко, - громко позвала она Малфоя, который с друзьями расположился неподалеку. – Будь добр, подойди. А то мне кажется, что меня обманывает зрение.
Подошел не только блондин, но и все остальные.
- И что тут такого стряслось, что тебе понадобилась помочь нашего ненаглядного? – насмешливо поинтересовался Блейз.
- Скажите мне, друзья мои любезные, насколько может отличаться отражение от оригинала? – проигнорировала вопрос девушка.
- Ну, вообще-то ни насколько, - задумчиво протянул Нотт. – А с чего ты…
- Сравните, - просто сказала Панси. Все посмотрели на нее, ничем не выражая своего отношения к такой странной просьбе, а потом все же последовали не то приказу, не то совету. В конце концов просто так Паркинсон просить бы не стала.
- Хмм, - первым выразил свое мнение Нотт, – мне кажется, или замок из воды несколько отличается от того, который стоит на земле?
- Если это несколько… - задумчиво произнес Блейз.
Драко же молчал, разглядывая именно отражение. Его снова охватило то странное чувство, которое последнее время появлялось все чаще.
- У нашего Хогвартса семь шпилей: шесть по периметру и один в центре, - вступила в разговор Дафна. – А у того, что в воде, их намного больше. И выглядят они как-то иначе. А еще… Мне кажется, или тут отображается еще один замок помимо Хогвартса?
- Вы от Лавгуд заразились? – покрутил у виска рейвенкловец. – Нет ведь никакой разницы.
- Кому я должен пожать руку? – вдруг подал голос Драко, глядя на Луну и не давая никому из слизеринцев ответить на замечание представителя «синего» факультета.
- Ему, - с загадочной улыбкой на лице выдала та в ответ.
- А Ему – это кому? – решил все же уточнить Малфой.
- Знаешь, с его приходом все изменится, - с прежней улыбкой произнесла Луна. – А потом… - она не договорила. – И все это уже было. Только не так.
- Дежавю, - протянул Драко.
- Да, Дафна, мне тоже кажется, что за очертаниями Хогвартса в воде есть еще какой-то замок. Меньше, но как-то изящнее, что ли. Словно одно спрятано в другом, - подал голос Блейз, все это время разглядывавший отражения.
- Хенея, - еле слышно прошептал Малфой. Он и сам себе не мог объяснить, откуда пришло это название.
- Что?! – все недоуменно уставились на него.
- Что здесь происходит? – раздался за их спинами голос профессора Зелий.
- Э-э-э, а может мне кто-нибудь объяснить, почему в этом году Черное озеро не покрылось льдом? И почему Хогвартс в отражении явно летний? – растерянно спросил Теодор.
- Сэр, они совсем свихнулись. Или их чем-то напоили на обеде, - произнес рейвенкловец. – Видится им всякое. Или Лавгуд заразная?
Снейп не успел ничего ответить, а рейвенкловец продолжить свои размышления о причинах поведения слизеринцев.
- Забудь, что видел. Забудь, что слышал. Не твоя задача. - Драко, как только зазвучали эти слова, резко обернулся к озеру. Почти у самого берега, вынырнув по грудь, качались две русалки и тритон. Говорила русалка, на голове которой красовалась изумительной работы диадема, сверкающая огромным количеством мелких, играющих на свету камешков. – Не знать тебе то, что надобно. Забудь. Забудь. Забудь.
Странный туман окутал всех, кроме Луны и шестикурсников Слизерина.
- Эт… это что? – впервые за все время подал голос Винсент Кребб.
- Мы ведь знакомы? - полувопросительно произнес Драко, разглядывая русалку с диадемой.
- Не могу ответить. Возможно. Не здесь. Ты, девочка, проснулась рано. Не учел кто-то твоего дара. Совсем не учел.
- Я знаю, - с улыбкой отозвалась Луна. – Я скоро с ним встречусь и буду рядом. До самого конца.
Русалка как-то странно посмотрела на Лавгуд, но промолчала. Эта девочка оказалась  неучтенным фактором, причем неучтенным всеми сторонами.
- И все-таки мне кажется, что я очень хорошо вас знаю, - задумчиво произнес Драко.
- Никто, кроме вас, не вспомнит о том, что Хогвартс в воде и тот, что стоит на земле, отличаются. Вас заставить забыть я не могу. Вы - часть истории.
- Какой истории? – нахмурилась Дафна. Все происходящее было слишком… просто слишком. Что и напрягало.
- Скоро вы все узнаете, - улыбнулась русалка. – Не ошибитесь только, пожалуйста. - И водные жители нырнули в глубины озера.
Слизеринцы переглянулись, понимая, что непонятностей вокруг стало еще больше.
- И почему мне кажется, что все это связано с Андерсами? – пробубнил Драко.
- Да с ними в последнее время все связано! – хмыкнул Нотт. – Кстати, Снейп ушел, да и остальные на нас не обращают внимания.
- Луна, ты ведь что-то знаешь? – Панси внимательно посмотрела на рейвенкловку. – Ты что-то во всем этом понимаешь, не так ли?
- Отражение, - загадочно произнесла Луна, развернулась и пошла к Хогвартсу.
- Что хочешь, то и думай, - вздохнул Блейз. – А делать-то что будем?
- Пока ничего, - покачал головой Малфой. – Все интересное, я думаю, начнется, когда в стенах нашей школы появятся братья Андерс.
- Или даже немного раньше, - хмыкнул Тео. – Когда мы окажемся с ними в одном месте на летних каникулах. Кажется, именно об этом писали наши родители.
- И все-таки почему в озере другой Хогвартс и время года другое? – Блейз бросил задумчивый взгляд на водную гладь.
- Подозреваю, что так или иначе разгадку мы узнаем. Если не сейчас, то позже, - пожала плечами Дафна.
***
Дамблдор пребывал в раздумьях. С момента исчезновения Поттера все пошло не так. Некоторые события и появление некоторых людей нельзя было предусмотреть и предсказать. Стоило исчезнуть всего одной учтенной фигуре, как ее место заняли сразу несколько неучтенных. Не просто несколько - целое семейство. И, что плохо, все они оказались в стане врагов. Да и Уизли с Лонгботтомом почему-то отклонились от давно уже продуманных планов. С какой стати они перестали общаться с милой Гермионой? Им бы держаться ее, такой умной и преданной свету. Эх, мальчишки. Не знают они своего счастья.
Директор посмотрел на лежащую перед ним газету, где было напечатана статья о пресс-конференции Андерсов. Хотя те и декларировали свой нейтралитет, в это слабо верилось. Темные маги всегда стояли горой за семью. А значит, в стороне они не останутся и пойдут за Томом. В этом он не сомневался. Следовательно, воздействовать можно только через детей. К счастью, мальчишки будут в Хогвартсе и, почти стопроцентно, попадут на Слизерин. Настроить против них гриффиндорцев проблемы не составит. Но план действий все же нужен, причем доскональный.
Тяжело вздохнув, Дамблдор поднялся из-за стола и подошел к окну. Он сразу заметил группу слизеринцев во главе с Малфоем, которые застыли на берегу почему-то не замерзшего в этом году озера. Ну, эта группка всегда держалась вместе, так что ничего удивительного в этом не было. За исключением Лавгуд рядом с ними, которая сегодня казалась еще более странной, чем обычно. И что эта девчонка имела в виду, говоря об отражении?
Дамблдор нахмурился, затем моргнул и снова посмотрел на тень Хогвартса на земле. «Показалось», - подумал он. Показалось ему то, что рядом с первым шпилем, венчающим парадный вход в замок, в тени скрывался еще один. А такого быть не могло.
«Филч, Филч, - вспомнил он фамилию, прозвучавшую из уст Рона Уизли сегодня. Стоп, это… завхоз у нас такой что ли был? И я давненько его не видел. Уволился, наверное. Такой еще… ну… нет, не помню». Тут мысли директора перескочили к давно минувшим дням. На поверхность всплыли воспоминания, задвинутые в самые дальние, скрытые всевозможными окклюментивными щитами закоулки мозга. Перед глазами встали двое мальчишек, которые в мучительной агонии умирали в каком-то сыром подземелье. Дамблдор резко дернул головой, прогоняя картинку. Кто же знал, что ничего получится? Но начиналось-то хорошо... А теперь еще последний в роду одного из тех двоих пропал в неизвестном направлении.
Директор снова вернулся к столу, напрочь забыв о группе слизеринцев. Не они сейчас были причиной его раздумий. И даже не Поттер. Сейчас все его мысли занимали Лонгботтом и Уизли номер шесть. Ели первый все же мог измениться с течением времени, то вот кардинальные изменения во втором никак не вязались с его характером и предыдущим поведением. Рон Уизли очень часто показывал себя не самым верным другом и был способен поверить всему, руководствуясь лишь своей завистью. На это и делалась ставка при подготовке почвы с изменением данных Избранного. Но если вспыхнувшая дружба между Невиллом и Роном Дамблдора радовала, то запредельная верность последнего Поттеру ставила его в тупик. А теперь выяснилось, что и Лонгботтом считает бывшего Избранного другом, не собирается марать его имя  и другим не намерен давать это делать. Все-таки исчезновение мальчишки слишком сильно покорежило реальность. Все пошло наперекосяк. Люпин, вон, тоже волком смотрит. И когда успел так привязаться к мальчишке? Одним лишь тем, что тот приходится сыном давно почившему другу, не объяснить такого поведения.
«Надо бы пригласить Невилла на чай. Людям нужен символ, а он – такой, как сейчас - вполне подходит на роль будущего героя, способного победить врага. Так, стоит Северусу приказать заняться мальчиком. Легиллименция не помешает. В зельях еще подтянуть. Да, Лонгботтом на роль Избранного подходит больше…». Мысли Дамблдора потекли в привычном направлении.
Говорят: «Я сам обманываться рад».* Вот и директор начал активно себя уговаривать, что именно Невилл является ребенком пророчества. И ладно бы он просто выстраивал тезисы, которые следовало выдать общественности. Нет, он сам верил в то, что складывалось в его голове.
***
Замок Слизерина
Демиан недоуменно замер посреди коридора, пытаясь понять, куда мог исчезнуть его брат. В замке было тихо: никаких эксцессов, никто не ругается, не кричит, никто не прячется по углам. Нет, он, конечно, сейчас преувеличивал масштабы катастроф, которые вызывал Адриан, но все же при бодрствующем и вполне здоровом брате такой тишины в замке последнее время не было.
- Ну, и куда он делся? Вне замка его точно нет. Иначе там уже стоял бы вой. Уж что-что, а Адриан не пропустил бы возможности поиздеваться над тренировкой дядюшкиных головорезов. Мечи звенят, лучи летят, но тишина. Значит, не там. Тогда, где?
Довольно длительные поиски с заглядыванием в каждый закоулок привели парня в дальний угол библиотеки. Адриан с самым задумчивым видом сидел на подоконнике и смотрел куда-то вдаль.
- Ой, как мне не нравится твое настроение, - протянул Демиан. – Это грозит не самыми приятными последствиями.
- Ничего такого. Я всего лишь разбираю свою жизнь на составляющие.
- И как?
- Знаешь, не очень. Либо я полный идиот, либо…
- Ты не идиот, - фыркнул Демиан. – Ты тогда был ребенком и уж точно не был способен все понять и просчитать. И я молчу о времени, когда погибли твои родители.
- Кстати, где наш дедуля? Что-то он куда-то запропал, - вдруг произнес Адриан.
- Понятия не имею. А теперь подробнее, что ты там надумал и чем нам все это грозит.
- Ты же помнишь, что нам рассказал Том о своем детстве и учебе в Хогвартсе? – полувопросительно произнес Адриан. Не так давно Волдеморт поделился не самыми приятными воспоминаниями, посчитав, что не стоит скрывать от семьи свое прошлое. Демиан кивнул, затем расположился на подоконнике напротив брата. Похоже, разговор предстоял нелегкий. – Моя история началась задолго до моего рождения, да и до рождения моих родителей, если уж на то пошло. Думаю, даже Том сначала не учитывался, пока - внезапно так! - не выяснилось, кем он является. Он не бастард. Родился в браке, хотя пришедший в себя отец выгнал беременную супругу из дома. Мать – потомок Слизеринов, которые выродились настолько, что магии там было - кот наплакал, зато проклятий хватило бы на сотню средненьких магов. И тут матушка нашего с тобой дяди так удачно влюбляется в красавца-маглла. Вуаля, ребеночек получается без физических и магических дефектов.
- Полное обновление крови, - кивнул Демиан. – Род Мраксов автоматически вливается в Слизеринов, который выходит из тени.
- Вот-вот. И какая же неудача, что младенец оказывается в зоне внимания одного конкретного мага, который истово радеет за «всеобщее благо»… Кстати, помнишь, чей это лозунг? – Адриан посмотрел на брата.
- Гриндевальда. А чего тогда им так усердно пользуется Дамблдор?
- Вон, на столе, почитай. - Демиан не стал ничего спрашивать, просто соскочил с подоконника, устроился на стуле и принялся за чтение. Минут через пять он поднял голову.
- Как ты это выкопал? И, главное, когда?
- Кто рано встает… - начал насмешливо Адриан, но Демиан лишь фыркнул на это и отмахнулся.
- Это, конечно, многое объясняет, но далеко не все. И вопросов, кстати, появляется еще больше. Давай, кратенько, к каким выводам в результате препарирования собственной жизни ты пришел.
- К херовым. «Мальчик мой, твоя сила - это любовь. Любовь тебя спасла и дальше спасет»...
- Знакомые слова. И по поводу «спасет» не уверен, - покачал головой Демиан. – Предположим, Гарри Поттер, семнадцати лет от роду, встретился на поле боя с Темным лордом Волдемортом. Отметаем принадлежности к родам Основателей. Первый – маг-недоучка, средненький, ничем не примечательный, в стрессовых ситуациях периодически выдает нечто невообразимое, наподобие Патронуса в тринадцать лет. Второй – сильный, много видевший, много практиковавший, признанный, темный, старше первого почти в шесть раз. Как думаешь, кто победит?
- Естественно, второй, - фыркнул Адриан. – И именно поэтому мне интересно, с чего Дамблдор так уверен в победе Гарри Поттера. Одним пророчеством тут не отделаешься. Везение? Оно не вечно. Фортуна вообще девушка взбалмошная, может и отказать. Приключения, которые Дамблдор создал для своего Избранного, как-то на спецподготовку не тянут. По идее, история вообще должна была закончится еще в Хеллоуин 1981 года. Если бы не кровь.
- Враг понятен, осталось узнать, как с ним справиться, - мрачно подвел итог Демиан.
- Есть один нюанс, который я никак не могу для себя уразуметь, - вздохнул Адриан. – Даже если считать, что со всеобщим благом все ясно, оно не может быть причиной всех событий. Нелогично происходящее, хот ты тресни.
- Ты о чем? – нахмурился Демиан.
- Раз, и все изменилось. Кардинально изменилось. Плохие стали хорошими, хорошие – плохими. Не бывает так. И тетя вдруг вспомнила, что мы - представители древнего магического рода. Впечатление такое, что все это не настоящее.
Демиан молча смотрел на брата. Он уже не раз и сам думал на эту тему. Если вспомнить родителей и их поведение, то изменения были слишком разительными и не особо вязались с прошлым. По идее, его родители должны были обрадоваться тому, что племянник отдаст концы и освободит их семью от своего присутствия.
- То есть ты считаешь, что все вокруг ненастоящее? – уточнил он у брата.
- Настоящее, - покачал головой Адриан. – Только не наше. Не могу объяснить. У меня в последнее время такое чувство, словно я пытаюсь выбраться из зазеркалья.
***
Черное озеро
- Да что за дети такие! - в сердцах бросила Оракул, с досады сплюнув, чего никогда себе не позволяла. – Или же это не первое отражение… Определенно не первое.
- Мы нашли проход, - в грот вплыл тритон, – начинаем эвакуацию.
- Мы будем ждать вас, дети, - произнесла Оракул. – Думаю, вы справитесь, раз уж у вас то и дело возникает ощущение, что с вами это уже было. Надо выяснить, кто стоит за Отражениями. Сама ему голову откручу за такие дела.
Спустя час Черное озеро замерло. А еще через час оно вновь всколыхнулось, выпуская на поверхность нескольких водных жителей, которые уставились на Хогвартс.
____________________________________________
•   - Стихотворение А.С.Пушкина «Признание»

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 34. И снова разговоры

Слизерин-холл
В кабинете хозяина этого величественного места собрались самые доверенные лица: Питер, супруги де Вера, Люциус Малфой и трое охранников наследников. Последние четверо попали в компанию из-за своей приближенности к самым «страшным» тайнам своего господина.
- Питер, меня в первую очередь интересует психологическое состояние Адриана, - Том пристально посмотрел на друга.
- Обратиться к психологу было верным решением, - произнес тот в ответ. – Он успокоился. Из скорлупы своих масок еще полностью не вылез, но все чаще можно видеть его настоящего. И, по-моему, больше он взял от Лили, а не от Джеймса.
- Он сын своей матери, - усмехнулась Анна. – Но я согласна с Питером, Адриан все сильнее походит на мою сестру, и характером и мышлением. Что радует.
- А все его выкрутасы чем обусловлены? – прищурился Том.
- Опять же маски, - откликнулся Питер. - Он, как хамелеон, подстраивался под ситуацию, вернее, под наши ожидания. И тут есть несколько моментов, которые мне непонятны, но пока не разберусь, говорить не буду.
- Ладно, разбирайся, - кивнул Том, затем повернулся к своим последователям. – Что скажете относительно уровня подготовки?
- Если рассматривать стандартные параметры, то на «слабо» и «удовлетворительно» тянут, а до «выше ожидаемого» - только один раз из десяти. Все время срываются на свои знания, которые к стандартным даже с большой натяжкой не причислить, - сказал Долохов. – А если смотреть в общем, то парни сильны, способны и изобретательны. Адриану не хватает физической подготовки, но в связи с его болезненным состоянием, нагружать его по полной мы не рискнули.
- Боюсь, и не получится, - вздохнул Питер. – С таким количеством прогулок в мир мертвых, полностью здоровым он уже не будет.
- Значит надо брать другим, - пожал плечами Рудольфус. – Адриан умен, себе на уме, если точнее. Его, кстати, просчитать нет никакой возможности. Он непредсказуем. В стандартной ситуации он может начать действовать так, что ставит оппонента в тупик. Демиан действует аналогично, но он физически крепче. Адриан на данный момент не может использовать энергоемкие заклятия. Возможно, в будущем ситуация изменится.
- В современных техниках магия действует с позиции использования собственного магического резерва, а вот в прошлом свою силу смешивали с внешними потоками, - задумчиво произнес Долохов. – И те заклинания, которые Демиан и Адриан позаимствовали из арсенала своих предков, как раз из этого разряда. Поэтому они так хорошо получаются у Адриана. Он работает не на внутренних резервах, а черпает энергию извне. Но его знания какие-то отрывочные и очень похожи на современную программу обучения в Хогвартса.
- Их учили разные люди, - пояснила Анна. – У Адриана было больше учителей как раз из выпускников Хогвартса.
- Это понятно, - кивнул Антонин. – По-видимому, им обоим больше по вкусу пришлись древние знания. Их они и усвоили лучше. Несистематическое и рваное обучение не интересно, а зачастую и вообще вызывает отвращение. Думаю, с Адрианом именно это и произошло. К сожалению, Хогвартс давно уже потерял свой статус лучшего учебного заведения, а знания, которые там даются, весьма слабы. Сильные маги оттуда уже не выходят. А равнение на силу магглорожденных и вовсе привело к полной деградации образования в Англии.
- Осталось немного времени до конца учебного года, - произнес Том. – Надо подумать, чем занять всю эту ватагу малолетних… - он проглотил готовое сорваться с языка слово. – Оставить их без присмотра значит остаться без замка. Тут двое могут устроить погром, что уж говорить о двух десятках.
- Тренировки, само собой, - усмехнулся Рудольфус.
- Ну не круглосуточно же, - вздохнула Анна. – А уж с вашими постоянными походами в кино… Детки ведь тоже за вами увяжутся. И я даже не берусь предположить, какая у них будет реакция. А фантазия у подростков намного более бурная, чем у обычных людей.
- Возможно, надо все оставить как есть, и плыть по течению, - задумчиво произнес Питер. – Детки сами разберутся, что им делать. Замок они не разнесут, не настолько безбашенные. Устроить, конечно, могут все, что угодно, но некоторым взрослым это пойдет на пользу. Им в Хогвартсе вместе учиться на седьмом курсе, так пусть лучше перебесятся сейчас. Далеко не все эксцессы в школе мы сможем отследить, предотвратить или смягчить последствия.
- Я, наверное, соглашусь с Питером, - вступил в беседу Виктор. – Демиану и Адриану, особенно последнему, общение со сверстниками пойдет только на пользу. Но вот визитов к психологу я бы не отменял. Причем всем. Эмоциональный фон у тех, кто побывал на приеме у врача, стал намного лучше.
- Согласна, - кивнула Анна. – И Том, тебе тоже стоит походить на эти приемы. Сам ведь понимаешь - слишком велик груз. Чаще всего рассказать незнакомому человеку намного проще, чем кому-то близкому.
- Посмотрим, - отозвался тот. – Теперь, что касается Пожирателей и нашей дальнейшей деятельности.
***
Адриан и Демиан втихаря пробрались в лабораторию и теперь готовили очередное экспериментальное зелье. Пока все было хорошо, взрывов ничего не предвещало.
- Дем, тебе не кажется, что в последнее время все чаще возникает дежавю? – вдруг спросил Адриан.
- Постоянно, - вздохнул тот в ответ. – У тебя та же проблема?
- Мне еще и сны странные сниться стали. Мутные какие-то. Иногда и не разобрать, что там. Я точно знаю, что этого не было, но все кажется таким знакомым, словно мы через это уже прошли. А потом - что все вообще идет не так, как должно. И старика с бородой все время вижу. Сидит за столом, в шар смотрит постоянно.
- Да уж, - только и выдал его брат. – Разбираться надо. Может, с психологом поговорить на эту тему?
- Да, на следующем приеме обязательно ему все расскажу, - кивнул Адриан. – Может, что подскажет. Вдруг просто подсознание шалит.
- Будем надеяться, - сказал Демиан. – Вот только не уверен я, что дело всего лишь в подсознании. У тебя никогда не бывает «просто». Кстати, на летние каникулы сюда прибывают детки последователей дяди. Чем займемся?
- Давай сначала присмотримся к ним. Кидаться в омут с головой не хочется. Дамблдор, понятное дело, будет давить, пытаться через нас выйти на Тома. Мы должны понять, кому можно доверять, а кому нет.
- Угу, - кивнул Демиан, высыпая в котел только что измельченные в порошок какие-то корешки. Варево булькнуло, зашипело, поднялся пар, но все тут же успокоилось. Почти черная жидкость стала прозрачной, словно вода в горном ключе. – Ты сам-то вообще как?
- Знаешь, кажется, все потихоньку приходит в норму. У меня уже нет желания подстраиваться под всех.
- Я заметил. В какой-то момент мне казалось, что еще чуть-чуть, и ты просто сойдешь с ума.
- Я и сам это чувствовал, - вздохнул Адриан. – Не представляю себе, каким бы я был, будь мои родители живы. Хотя бы один из них. Я не знаю, каким был бы мой характер, увлечения и все остальное. Сейчас все очень сложно. До одиннадцати лет я был одним, в Хогвартсе  - другим, причем с разными людьми разным, после болезни стал подстраиваться под новую ситуацию. И вот тут начались сбои. Мне кажется, я частенько выглядел истеричным.
- Это не так, - покачал головой Демиан. – Ты как Хамелеон, который в зависимости от окружающей среды меняет окраску. Ты до сих пор не знаешь, кто ты. Это трудный и долгий процесс – поиски себя, своего я. Но мне кажется, ты себя найдешь. А я буду рядом. В каком бы мире ты не пребывал.
- Хм, странная фраза, - Адриан посмотрел на брата. Тот лишь пожал плечами, уже сказав все, что хотел. Он действительно собирался следовать за Демианом в любое место. И даже если тот сойдет с ума, он будет рядом.
Парни вернулись к зельям, и работа потекла своим чередом.
***
Очередное собрание Ордена Феникса
Дамблдор обвел взглядом всех присутствующих. Да, его соратники, которые верили ему безоговорочно, без каких-либо сомнений. Любое его задание выполнялось, никто не задавал никаких вопросов, никто не просил объяснений. Он их вымуштровал. И только Северус иногда брыкался, да Ремус в последнее время зубки показывал. Но эти двое темные, а тьму до конца из них не вытравить.
- Северус, какие сведения у Тома? – обратился он к своему шпиону.
- Все по-прежнему.
- А племяннички эти лордовские как? – тут же влез в разговор Грюм.
- Все по-прежнему, - повторил свои слова зельевар.
- Так ты же им вроде как уроки даешь, - хмыкнул старый аврор.
- Не столько даю, сколько контролирую их эксперименты.
- Они так хороши в зельях? – решил уточнить Дамблдор.
- По сравнению практически со всеми остальными моими учениками эти двое достойны внимания, - последовал ответ.
- Я не понимаю, почему мы так стремимся узнать о них все, - вступила Молли. – Если они и есть эти самые Андерсы, то первого сентября сами придут к нам, то есть приедут в школу.
- Это на крайний случай, - кивнул Дамблдор. – Было бы лучше, если бы мы смогли прижать Тома пораньше.
- Они не покидают резиденцию без охраны, - сказал Снейп.
- Но покидают? – уточнил Кингсли.
- Да, но как и куда, мне не известно.
Вообще-то Северус, более или менее точно, знал, но говорить об этом не собирался. Он уже довольно долгое время ловил себя на мысли, что Пожиратели смерти и Фениксовцы поменялись местами. За последнее время не было ни одной акции, которая привела бы к смерти, и даже намека них не было. А вот его товарищи по светлому ордену разрабатывали планы по поимке детей, которых собирались использовать в лучшем случае в качестве заложников, а вот в худшем… И почему-то он был уверен, что мальчишкам ничего хорошего в руках сидящих тут товарищей не грозит.
- Надо бы как-то их отследить, - задумчиво произнес Кингсли.
- Я не живу в резиденции, - напомнил ему Снейп.
- Я в курсе. Так, вроде эти Андерсы, но без подростков несколько раз уже были в Министерстве. Может, попытаться их?.. – он посмотрел на Дамблдора.
- Старшие будут сопротивляться, а дети могут растеряться при нападении и их легче захватить, - продолжил мысль директор.
- Крайне острое желание, - с какой-то странной интонацией в голосе произнес Люпин. Взгляд у оборотня был тяжелый и неприятный.
- Что? – на него посмотрели с удивлением.
- Дать вам всем по морде, - мрачно выдал Ремус. – Чем вы отличаетесь от Пожирателей? Или теперь все средства хороши? Что ж вы тогда слизеринцев-то в заложники не берете? У большей части из них отцы в окружении Того-ого-нельзя-называть состоят.
- Ремус, - покачал головой Дамблдор, – дети за родителей не отвечают. Все достойны второ…
- Вы себя сейчас слышите? – перебил его Люпин. – Какие интересные стандарты у вас. То есть кто-то за отцов не в ответе, а кого-то стоит схватить и шантажировать ими родных? А чем эти мальчишки отличаются от учащихся в школе слизеринцев?
В помещении наступила тишина. Снейп сверлил оборотня взглядом, призывая его замолчать и подумать о собственной шкуре. Недооценивать Дамблдора не стоило.
- Иногда нужно действовать жестко, - произнес, наконец, директор. Голос у него был сожалеющий. Только вот ни Снейп, ни Люпин ему не верили.
- А Гарри вы тоже собирались пожертвовать? – практически прошептал Ремус. Молли ахнула, прикрыв ладонью рот. Она с ужасом смотрела на оборотня, сказавшего такую, как ей казалось, несусветную чушь.
- У Гарри была тяжелая и светлая миссия, - начал Дамблдор.
- БЫЛА?! – взорвался Люпин. – Ах, значит, была?! Я все понял! – Он поднялся, резко развернулся и пошел на выход.
- Люпин, ты куда собрался? – рыкнул на него Грюм.
- На воздух. Мне остыть надо, пока я кого-нибудь тут не прибил, - рявкнул оборотень.
- Тварь она и есть тварь, - буркнул старый аврор. Никто его слова не прокомментировал, зато входная дверь захлопнулась с такой силой, что все сразу поняли, что последние слова Грозного глаза Люпин прекрасно слышал.
- Ему простительно, - примирительно произнес Дамблдор. – Сначала одного друга потерял, потом пропал сын второго. И могилки нет, куда можно было бы прийти и горе свое отпустить.
- Так с Поттером же ничего не понятно, - обернулся к нему Кингсли. – Нет же никаких данных о пацане. Ни где он, ни куда делся.
- Гарри будем искать. Рано или поздно он объявится, - кивнул ему директор. – А сейчас мы занимаемся с Невиллом. Они оба подходят под пророчество.
Снейп выругался про себя. Дамблдор все также собирался воевать в этом противостоянии руками детей. Оставалось только поздравить Поттера с побегом, или что у него там случилось. Вырвался мальчишка из-под контроля. Только вот не был уверен зельевар, что с его не самым любимым учеником все в порядке. Помнил он, в каком состоянии тот уезжал из школы.
- Сейчас наша первостепенная задача - выяснить как можно больше об этих племянниках Тома, судя по всему, являющихся теми самыми Андерсами, - начал подводить итог собрания Дамблдор. – Нам необходимо знать о них все до того, как они приедут в школу. И, если появится возможность, захватить их. Имея рычаги влияния на Тома, мы сможем быстрее с ним покончить. А сейчас все свободны.
***
Северус пытался разобраться в собственных чувствах. С каждой минутой он понимал, что выбрал не ту сторону, которую следовало бы. Было реально страшно, когда наружу полезла настоящая натура директора. Он и так никогда не идеализировал старика, но подобная беспринципность и лицемерие все же мало ожидались. Что ни говори, но директор, пусть и несколько своеобразно, старался, чтобы с младшим Поттером ничего смертельно опасного не произошло. А сейчас он реально подписал смертный приговор двум талантливым мальчишкам, которых Северус с удовольствием взял бы себе в ученики.
Резко остановившись, Снейп развернулся и пошел в обратную сторону. Через пару минут, выйдя за пределы антиаппарационного щита, он переместился. А еще через пятнадцать  - шагал по коридорам резиденции Лорда, направляясь в лабораторию.
- Добрый вечер, профессор, - блондин лишь на секунду отвлекся от котла, чтобы поприветствовать мужчину. Его брат только кивнул и что-то пробурчал себе под нос.
- Над чем работаете? – Северус тут же подлетел к столу и начал быстро просматривать записи. – Демиан, уменьшите огонь, иначе действие листвоцвета упадет до нуля.
- Угу, - последовал ответ. Кипение тут же замедлилось, и содержимое котла постепенно стало светлеть.
Следующие полчаса прошли в том же режиме. Наконец, зелья были готовы.
- Вам же запрещено без моего присутствия тут находиться, - Северус оглядел своих учеников.
- Скучно стало.
- Сэр, что-то случилось? – Адриан осторожно коснулся руки мужчины. – Вы какой-то напряженный сегодня.
- Жизнь иногда преподносит неприятные сюрпризы, - вздохнул Северус. – Даже зная, что собой представляет человек, тяжело, когда получаешь этому подтверждение.
- Это да, - кивнул Демиан. – Но вы ведь всегда можете сбежать к нам, а тут мы сварим что-нибудь этакое для успокоения нервов.
Снейп только хмыкнул, вдруг поймав себя на том, что ему уютно с этой парой подростков. Напряжение начало отпускать.
- Рано или поздно, сэр, все будет хорошо, - это уже Адриан. – И потом, скоро лето. Вам же не обязательно все время быть в школе.
Северус просто посмотрел на парней. Что-то знакомое скользнуло в облике одного из них. Но что? «Потом подумаю», - решил он про себя.

Оффлайн Shoa

  • Лесник
  • *
  • Сообщений: 17158
  • Карма: +3631/-44
  • Пол: Женский
  • Skype - shadow_198
Глава 35. Ну, вот и встретились. Часть 1

Лето приближалось с скоростью сверхскоростного поезда. Северус каждую свою свободную минутку старался проводить в Слизерин-меноре, где запирался с парочкой подростков в лаборатории. И уже некоторое время все трое работали над одним зельем, а не кажды над своим. Спорили до хрипоты. Наверное, Снейп не был таким счастливым и умиротворенным еще никогда. И был бы еще счастливее, если мог бы проводить здесь все свое время. Светлая сторона вызывала стойкое желание либо всех прибить, либо самому убиться.
- Сэр, а когда у вас в школе экзамены? – вдруг обратился к нему Адриан.
- Начинаются в понедельник, - последовал ответ.
- И длятся? – уточнил юноша.
- Две недели, то есть 10 июня все студенты отправятся домой, - произнес зельевар.
- Угу, - кивнул сам себе Адриан. – Вы потом к нам? А то у нас тут пара идеек есть, а реализовать их без вашего непосредственного участия не получится. Дядя не переживет, если Слизерин-менор вдруг взлетит на воздух.
Снейп даже отвлекся от своего дела, чтобы внимательно посмотреть на парня. Тот бы предельно серьезен. 
- Насколько мне не изменяет память, вам тут собрались создать компания из ваших сверстников, по совместительству являющихся моими подопечными, - наконец, произнес он.
- Но это нисколько не мешает нам заниматься экспериментами, - пожал плечами Адриан. – И потом, будет неплохо и их привлечь к нашему делу.
Северус еще немного поизучал юношу и покачал головой. Удивительная способность Адриана выводить всех из себя и при этом оставаться безнаказанным, ну, почти безнаказанным, его поражала. Парень не был наглым, он просто был… тут даже трудно было подобрать верное слово.
В дверь лаборатории постучали и она тут же открылась. На пороге застыл Долохов.
- Собрание, требуют всех, - поведал он  тут же ретировался, тихонько прикрыв за собой двери. Этому все уже начались – никогда не входить в лабораторию, потому отхватить можно было от всех трех экспериментаторов.
- Как хорошо, что мы успели закончить, - пробурчал Демиан, разливая золотистую тягучую субстанцию по хрустальным флаконам.
- Свойства будем проверять через две недели. Оно как раз успеет настояться до нужной кондиции, - произнес Снейп, довольно оглядывая результат их совместной работы. Если все получилось так, как задумывалось, то можно будет подаваться на патент, как авторов нового зелья с улучшенными параметрами действиями. 
В зал собрания они, естественно, пришли последними. Все уже были в сборе. Юноши сразу же отправились к креслу Волдеморта, а Северус устроился рядом с Люциусом и телохранителями юных Андерсов.
- Заставляете себя ждать, - спокойно констатировал Том, глянув на довольных парней.
- Сам же знаешь, что лабораторию сначала нужно привести в порядок, а уж потом ее покидать. Как успели, так успели, - спокойно произнес  в ответ Демиан.
- Слушай, а ведь они стали лучше, - вдруг подал голос Адриан, с внимательнейшим видом осматривающий стройные ряды Пожирателей. – Это что же стало стимулом-то?
- Адри, - прошипел Том, зыркнув на племянника.
- Нет, ты посмотри сам, - Адриан с удивлением глянул на дядю. – Они больше не похожи на стадо баранов. Даже на лицах стали проявляться отблески интеллекта.
- Эх, когда-нибудь кто-нибудь из них поймать тебя в укромном уголке и наподдаст о твоей пятой точке, - вздохнул Питер.
- Ну, меня еще поймать надо, - хмыкнул Адриан. – И потом, они же меня любят, - последние слова он сказал громко, чтобы услышали все зале, после чего оглядел собравшихся и ехидно поинтересовался. – Ведь любите же?
- Такого попробуй не полюби, - мрачно констатировал Рудольфус. – Потом денег не хватит разные противоядия и обереги покупать.
- Ну, не такой я и монстр, - похлопал ресничками юноша, после чего немного обиженно надул губки.
- Не, ты не монстр, ты пиранья, - хохотнул Демиан. – Обглодаешь все, что на пути попадется, главное, чтобы мясо было.
- Вообще-то, никто не умер, пока я тут, - фыркнул Адриан. Том сидел, откинувшись на спинку кресла и с каким-то странным выражением лица глядел на происходящее. То л парни опять что-то придумали, то все происходит случайно. И задавался вопросом, какой же Адриан на самом деле. Или вот он такой и есть, каким сейчас себя показывает? Или это очередная маска?
- Адри, это не показатель, - покачал головой Демиан. – Просто ты из той породы, на кого не обижаются. Море обаяния, несмотря на все твои выкрутасы.
- Ладно, ладно, понял я все, - Ариан вдруг стал серьезным. «Все-таки маска», - вздохнул про себя Том. – А если серьезно, они действительно изменились, - кивок в сторону Пожирателей. Что, прониклись прогрессом в маггловском мире? И как вам наше отсталое,  несовершенное общество? – как-то даже зло спросил он.
- Адриан, может на прием тебя отвести? – осторожно поинтересовался Рабастан. – У тебя что-то настроение стало скакать… Вдруг рецидив?
- На прием мы обязательно съездим, - спокойно произнес тот в ответ. – Но я бы хотел услышать ответ на сой вопрос.
- А что тут сказать? – подал голос лорд Нотт. – Эх, там бы дело свое развернуть…
- И в чем проблема? – Адриан прищурился. – Возьмите и займитесь. Еще бы благотворительностью занялись. И на вашем месте я бы проверил приюты на наличие там детей с магическими способностями. Если магглорожденного правильно воспитать до того, как он попадет в Хогвартс… Мне дальше говорить, или сами дотумкаете?
- Адри, с тобой все в порядке? – осторожно поинтересовалась у него Анна. Она обеспокоенно смотрела на юношу.
- Нормально все, - вздохнул тот. – Просто до самого только сегодня все это дошло. Вот и злюсь на себя. Приют надо делать в маггловском Лондоне, но для магических детей. И готовить их надо заранее.
- Это очень интересная мысль, - задумчиво произнес Люциус. – Я бы занялся этим вопросом.
- Вот и займитесь, - буркнул Адриан. – А ты чего всех собрал-то? – глянул он на Тома.
- А что бы ты мне в очередной раз собрание сорвал, -язвительно выдал тот в ответ.
- Так я уже закончил… - Адриан улыбнулся и закончил, – срывать.
- Поганец, - как-то ласково выдал Волдеморт. – А суть этого собрания была в том, что через две недели в этих стенах появится несколько студентов Хогвартса. И нам надо решить, чем эту компанию занять. Оставлять их… Кхмм, самих по себе я все же не рискну.
- Для начала их нужно бы просветить насчет магглов и их возможностей, а то ведь наверняка поведут себя так же как их нами безмерно уважаемые отцы, - последние слова Адриан произнес с совершенно нескрываемым сарказмом.
- Выпороть бы тебя, - Паркинсон тяжело вздохнул.
- Непедагогично, - последнее слова все равно должно было остаться за блондином.
- Зато какое моральное удовлетворение, - мрачно глянул на него Гойл-старший.
- Вот, любимый дядюшка, посмотри и оцени. Они меня любят, - с важным видом выдал Адриан.
- Я же говорю, поганец, - хмыкнул Том. – Ладно, культурная программа на вас с Демианом. А уж тренировки мы вам обеспечим. Кстати, где лорд Чарльз Андерс?
- Дедуля? – скептически переспросил Адриан. – Если я все правильно понимаю, то налаживает шпионскую сеть. Очень занятый портрет, прямо-таки на месте его не застать.
- И нет на месте, и на месте – все тебе не по нраву, - хмыкнула Анна. – Ты уж определись уже, сын.
- Кстати, - очень громко и как-то слишком жизнерадостно воскликнул Адриан. – Что там с новой стаей оборотней? То ли Арман, то еще как… Ты с ним встречаться собираешься?
- Собираюсь, - кивнул Том.
- Я бы хотел поприсутствовать, - заявил Адриан.
- Тебе зачем? – Том чуть склонил голову к правому плечу. 
- Интересно просто, - заявил юноша. – Хочу понять,  с чем его можно…
- Обглодать, - насмешливо закончил за него Демиан. – Адри, кончай всех эпатировать. Тут серьезное сборище темных страшных магов, а ты в очередной раз все превратил в балаган.
- Зато нервы у все в порядке, все расслабленные… О, я чего хотел спросить, - Адриан всем корпусом развернулся в сторону, где обитал в данный момент зельевар. – Сэр, не подскажете, а какие планы на нас с Демианом троит директор Хогварста. Ведь не может не строить? Особенно после вышедших статей. Тем более на седьмой курс мы идем в эту самую школу.
Снейп пристально смотрел на юношу, в очередной раз поймав себя на мысли, что есть в этом мальчишке что-то знакомое. И снова пришла мысль, что сторону он выбрал не ту. Темная сторона в последнее время была более перспективной.
- У Дамблдор много планов, - наконец, произнес он. – В том числе и взять вас в заложники.
- Ой, сочувствую я в этом случае старичку, - тут же пропел откуда-то из задних рядом Рабастан. – Он же через пару дней нам же и приплатит, чтобы мы такое счастье себе обратно забрали.
Адриан чуть заметно улыбнулся. Кто бы мог подумать, что нормальные отношения с взрослыми у него сложатся именно с пожирателями, а не с теми, кто должен был его оберегать, холить и лелеять, как своего избранного. Да, этих людей он мог назвать своими хорошими друзьями и знакомыми. И именно к ним он пойдет со своими проблемами.
- О чем задумался? – тихонько поинтересовался Демиан.
- Знаешь, мне кажется, что этим летом случиться что-то, что сильно все изменит, - также тихо отозвался Адриан.
- Все, брысь отсюда, - вдруг сказал том. – Больше вас на собрания звать не буду. Ни одного вопроса решить нельзя. Все время цирк устраиваете.
Братья только усмехнулись, но по-быстрому ретировались из зала.
***
Северус возвращался в школе в очень задумчивом состоянии. Все последние собрания отличались содержательностью и продуктивностью, несмотря на то, что двое мальчишек прилагали массу усилий для того, чтобы превратить все в балаган. Зельевар чуть усмехнулся. Да, мальчишки, что уж говорить, ему нравились. Талантливые, заразы.
Северус замер, прикрыл глаза, снова открыл, встряхнул головой. «Только галлюцинаций мне и не хватает», - подумал он. А дело было в том, что на долю секунды ему показалось, что он видит не только Хогвартс, но и еще один замок, словно один был в другом. Но сейчас все было в порядке.
«Вот же», - мысленно выругался мужчина, увидев Дамблдора в фойе школы. Не стоило и сомневаться, что старик тут именно по его душу.
- Северус? – «И надо же как искусно выражает свои эмоции», - раздражение росло с каждой секундой. – Все хорошо?
- Все замечательно, лучше и быть не может, - мрачно отозвался Снейп. Ужасно хотелось сделать какую-нибудь гадость.
- Пойдем, мой мальчик, ты мне все расскажешь, - и не возразишь. Дамблдор никогда не считался с другими. Будешь истекать кровью, но все равно должен отчитаться. Удивительная способность не замечать очевидных вещей.
- Конечно, - а что еще он мог сказать.
Освободился он только через два часа. Вымотался до изнеможения. Хотелось только одного – упасть в кровать и вырубиться. Не дали. В гостиной его апартаментов за бокальчиком коньяка расположились те, кто стал его семьей в последний год: Люциус и Ремус.
- Дамблдор  в своем репертуаре, - вздохнул Люпин. – Никогда не думает о других.
- Тут с тобой Лорд реши встретиться, причем м подачи его племянничка, - язвительно выдал Северус.
- Люциус мне уже сказал, - кивнул оборотень. – Пришлет приглашение – встретимся. А с чего такой интерес со стороны его племянника.
- Знаете, у меня уже не в первый раз в присутствии Адриана появляется ощущение, что я его знаю, что он мне очень хорошо знаком, - Снейп уселся на диван и посмотрел на своих гостей. – Только я точно знаю, что никогда не встречался с Адрианом Андерсом.
- Шебутной паренек, - усмехнулся Ремус. – Вот смотрю каждый раз ваши воспоминания и все больше удивляюсь. Он же делает все, чтобы вывести вас из равновесия. Словно что-то для себя пытается прояснить.
- Что ты имеешь в виду? – нахмурился Люциус.
- Он постоянно вас задевает, причем старается сделать это побольнее, а потом изучающе смотрит, ожидая вашей реакции на свои действия – проглотите, ответите или взъяритесь, - пояснил Ремус.
- Адриана никто не тронет, и не потому, что он племянник Лорда, - серьезно произнес Люциус. – Демиан прав, на юношу не получается обижаться, несмотря на все его выходки. Они оба очень способные и талантливые. Приятно чувствовать, когда получаешь отдачу на занятиях. Адриан вообще все впитывает быстро, словно у него голод на знания.
- Кстати, директор сегодня сообщил мне, что утвердил меня на должность профессора ЗОТИ на следующий учебный год, - со вздохом произнес Ремус. – Так что встреча с Лордом в любом случае должна состоятся летом, а также придется решать вопрос с Фенриром. Оставлять все так нельзя.
- А занятия с ребятами как? – спросил Люциус.
- Замечательно, - улыбнулся оборотень. – Правда, сетуют, что мало. Но тут пока ничего не сделать. Привлекать к слизеринцам лишнее внимание не стоит. А вот теперь вопрос: что с Роном Уизли и Невиллом Лонгботтомом?
- Да, Мордред его знает, - скривился Снейп. – Второй старательно пытается прятаться от директора, а первый иногда такие фортели выдает, что начинаешь подозревать, что это кто-то под оборотным спрятался.
- Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления, - вздохнул Люциус. – Давайте просто выпьем.
***
Драко с облегченным вздохом откинулся на спинку сидения в купе Хогвартс-экспресса. Наконец-то, и этот год остался позади. А сколько всего он принес, что и не описать словами. Мир с момента исчезновения Поттера слегка перевернулся. Или не слегка.
- Фууух, - напротив него плюхнулся Теодор Нотт. – Профессора словно взбесились в этом году.
- Да уж, экзамены еще те были, - согласилась с ним Панси Паркинсон, вплывая в купе и присаживаясь рядом с Драко.
- Я бы на вашем не расслаблялся, - протянул Малфой. – Нас с платформы сразу же отправят в резиденцию Лорда. И еще неизвестно, что нас там ждет. Слухи, сами знаете, какие ходят.
Часа два поездки прошли в довольно спокойном режиме, а затем дверь открылась, закрылась и к ней прислонился крайне злой Уизли.
- Убью! – выдал рыжий.
- Кого? – удивленно спросила Панси.
- Грейнджер и свою сестру, - последовал ответ. – Мерлин, и как первую вобще назвали лучшей ученицей. Идиотка.
- Ого, - выдал Забини на эту речь. – А чего к нам-то пришел?
- А у вас искать не будут, - сказал Рон.
- Надо же, у нас уже гриффиндорцы прячутся от своих же, - покачал головой Драко. – Ну, присаживайся тогда.
Если рыжего и искали, то точно не в слизеринском вагоне, так остаток пути тот провел в приятном компании за спокойным ничего не значащим разговором о том, о сем.

 


SMF 2.0 | SMF © 2011, Simple Machines
Manuscript © Blocweb .